Аскова Элла: другие произведения.

Южная Карелия. 2017

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вообще Карелия достопримечательна по трём темам. Первая - природа, вторая - история, третья - упадок. Природа южной Карелии это южная тайга, но, во-первых, южная тайга, испытывающая влияние Гольфстрима (восточноевропейская), во-вторых, расположена на балтийском щите. То есть, почвы часто маломощные и постоянно можно наблюдать выходы гранитов и других вулканических пород, скалы, небольшие горы. При таком рельефе на реках встречаются водопады, стремнины, пороги. А так - южная тайга, т.е. ельники, болота, ягоды, грибы, очень много мхов и лишайников разнообразных. Карелия испытала на себе все какие можно оледенения. Севернее остались экзарационные формы рельефа, ну а здесь - в южной части - огромное множество ледниковых озёр.


Южная Карелия. Автор: Askofa

   NB! Это урезанная текстовая версия без картинок. Пожалуйста, читайте pdf-файл с фотографиями. Это гораздо интереснее. Вот он:
  Южная Карелия. 2017
  
   Путешествие по западному берегу Ладоги летом 2017 было крайне коротким, но считаю нужным о нём написать. В интернете много более подробных отчётов и путеводителей по Карелии, но всем им уже много лет и часть информации устарела.
  
   Вкратце - мы за неделю проехали по западному берегу Ладожского озера и осмотрели основные достопримечательности. Хотели дальше ехать на гору Воттоваара, смотреть экзарационные формы рельефа, но на озере Янисъярви я сломала машину. В расстроенных чувствах мы вернулись в Питер. Оттуда Константин поехал сразу домой, а я осталась ещё погулять на неделю.
  
   Отправляясь в путь, мы вынуждены были взять с собой кошку с котёнком. Эта кошка приблудилась к нам ещё весной и нарожала котят. Перед путешествием нам некуда и некогда было её пристраивать, поэтому решили взять с собой - выживет так выживет, нет так нет. В Питере мы собирались остановиться у моей приятельницы Киры, знакомой с Эльбруса. Но тащиться в гости с кошками мы постеснялись, поэтому сделали так. Машину бросили у метро Парнас возле торгового центра - это недалеко от КАДа и оттуда проще всего выезжать в Карелию. Коробку с кошками поставили под машину и на метро поехали к Кире.
  
   0x01 graphic
  
   Приехали мы довольно поздно, такой уж из меня водитель. Кира нас заждалась, но в целом нормально отнеслась к такой ситуации. И повела нас смотреть на развод мостов. Как, вероятно, и многие я не раз была в Питере, но вот развода мостов раньше не видела. Ведь для этого нужно либо ночевать где-то рядом, либо иметь очень сильную мотивацию.
  
   На набережной собираются десятки людей, чтобы тоже посмотреть на мосты и корабли.
  
   На следующий день мы пошли по музеям. На удачу зашли в музей почвоведения. И (О! Чудо!) он был открыт. Вообще он открывается по вторникам либо по записи, но нам повезло. В музее какая-то тётенька, с её слов "журналистка, ничего не смыслящая в почвоведении" очень эмоционально рассказывала про гений Докучаева и как его не понимали царские чиновники.
  
   Музей интереснейший. Основа экспозиции - конечно, почвенные монолиты. В том числе ряды почвенных монолитов, например, с разной степенью эрозии. Есть карта загрязнений почв, вод и воздуха Ленинградской области. Очень ювелирная.
  
   Зоологический музей бесплатный в последний четверг месяца. Это был как раз тот самый день. Надо сказать, какого-то особого ажиотажа халява не вызвала, никаких очередей и давки не было. Ну, не уважает народ зоологию.
  
   В зоологическом музее главное сразу смириться, что за один день осмотреть всё не получится и ходить себе спокойно без особых амбиций.
  
   Вечером Кира показала нам одно из чудес Петроградки - дворик барда Нельсона. Сам Нельсон живёт в угловом полуподвале с говорящей (наверное) вороной. У них там оборудована комната и кухня.
  
   На следущее утро мы поехали сначала забирать машину и кошек. Серого котёнка не оказалось, а Норма (кошка) пришла сразу. Котёнка по-видимому сразу же забрали (он был красивый). По крайней мере сотрудники ТЦ говорили: "Серого не видели, а чёрный (это про Норму) весь день тут ошивался".
  
   Забрав ту кошку, что осталась мы поехали в Карелию. Норма вела себя безобразно. В худших традициях - орала, везде лазила, страдала. Весь путь до Питера они с котёнком сидели как мышки, видимо, успокаивающе влияли друг на друга. А теперь в неё будто бес вселился.
  
   Немного отъехав от Питера, мы увидели на холме интересный объект. Вроде как гигантский глобус. И решили сходить посмотреть.
  
   Норма тут же выскочила, но пробежавшись по травке забилась под машину, всем видом показывая, что будет ждать нас там. Однако, когда мы осмотрели глобус и вернулись, Норма исчезла. Мы поискали кошку и отправились дальше.
  
   Первая большая достопримечательность на пути из Питера в Карелию - это Лосевская протока. Около моста возле деревни Лосево река довольно бурная, а один порог реально опасный. Люди здесь развлекаются как могут - рафтинг, каякинг, роуп-джампинг, водные мотоциклы и т.д. Из Питера специально приезжают на выходные, чтобы повеселиться.
  
   А в лесу на выезде из Ларионово сохранился финский дот.
  
   Вообще Карелия достопримечательна по трём темам. Первая - природа, вторая - история, третья - упадок. Природа южной Карелии это южная тайга, но, во-первых, южная тайга, испытывающая влияние Гольфстрима (восточноевропейская), во-вторых, расположена на балтийском щите. То есть, почвы часто маломощные и постоянно можно наблюдать выходы гранитов и других вулканических пород, скалы, небольшие горы. При таком рельефе на реках встречаются водопады, стремнины, пороги. А так - южная тайга, т.е. ельники, болота, ягоды, грибы, очень много мхов и лишайников разнообразных. Карелия испытала на себе все какие можно оледенения. Севернее остались экзарационные формы рельефа, ну а здесь - в южной части - огромное множество ледниковых озёр.
  
   История Карелии драматична и удивительна. Думаю, многие сограждане её не знают, а если бы узнали, то это здорово поломало им шаблоны.
   До XII века корелы были народом торговцев и мореплавателей по Ладоге, граничили с новгородцами и новгородцы упоминали их в своих берестяных грамотах. Потом Новгород завассалил корелов, так они и вошли в состав Руси. И были покрещены в православие.
   В смутное время эти территории отхапали шведы. Православные на тот момент корелы стали религиозным меньшинством в протестантской Швеции и массово бежали вглубь русской территории. Отсюда взялись тверские и всякие другие карелы.
   Шведы в свою очередь заселяли пустующие территории финнами, много чего понаосновывали и понастроили.
   Потом Пётр I среди прочего отвоевал Карелию обратно. Затем в Русско-Шведской войне Российская империя отвоевала у Швеции аж целую Финляндию и дала ей статус княжества с сильной автономией. И зачем-то присоединила к княжеству финляндскому Карелию.
  
   Поэтому когда после Октябрьской Революции Финляндия решила быть независимой, она ушла вместе с Карелией (и западным куском современной Лен.области). К 1939му году Сталина очень беспокоило, что финско-советская граница слишком близко подходит к Ленинграду и вёл с Финляндией мирные переговоры. Он предлагал чтобы Финляндия отдала кусок рядом с Ленинградом в обмен на большую площадь на севере. Но что-то не захотели. Тогда стали воевать - т.н. зимняя война. СССР победил крошечную Финляндию и отжал те территории, которые хотел изначально, плюс бонусы. Война была хоть и выигранная, но феерически позорная. Цифры потерь приводить не буду, они есть в википедии. И они астрономические. Некоторые историки считают, что именно позор СССР в зимней войне разрешил сомнения Германии нападать или нет на СССР. После нападения Финляндия решила взять реванш и отобрать свои территории обратно, выступила союзником Гитлера - это уже летняя война. После победы СССР объявил этническую чистку - всем финнам было велено в 24 часа убраться с нынесоветских территорий, в первую очередь из Карелии.
  
   До сих пор в финляндии живут дедушки и бабушки родом из Карелии, а также дети финнов, чьи останки покоятся на карельских кладбищах. Поэтому по Карелии разъезжают сотни туристов из Финляндии, посещают какие-то памятные для них места.
   Например, в Приозерске мы наткнулись на целый автобус с финскими стариками. Хотя среди стариков нашлось трое туристов помоложе - любителей истории, с которыми мы поболтали по-английски.
  
   Мы посещали различные достопримечательности и музеи. В каждом из них нам рассказывали про историю. И в каждом так или иначе врали. Причём с разных позиций - кто-то с русско-патриотических, кто-то с финско-, кто-то с карельско-патриотических, кто-то с религиозных. Если бы не бдительный Константин, который всякий раз пояснял мне, где кто наврал, так и ходила бы с полными ушами лапши. Так что будьте осторожны!
  
   В целом в Карелии множество исторических достопримечательностей, связанных как с древней, так и с новейшей историей. Вот, например, противотанковые надолбы Маннергейма в городе Приозерск. Как их назвал финн "rocks against Panzerwagen".
  
   Надо сказать, на сельских дорогах Карелии обильны противотанковые надолбы естественного происхождения. Ну, то есть я называю их противотанковыми надолбами. Одна из встреч с такими булыжниками едва не стоила нам жизни. Но об этом далее.
  
   Третье, чем достопримечательна Карелия - это следы упадка. Плоды ельцино-путинской политики, которые сейчас так или иначе пожинает вся Россия в Карелии видны особенно явно: заброшенные дома прямо в центре города, не только развалины заводов, но и заколоченные магазины, тоска, безнадежность.
  
   Но вернёмся лучше к истории. Столицей древних корел была крепость Корела - главная достопримечательность города Приозерск. Крепость - это холм, окруженный крепостной стеной (через стену есть тропинка, по которой местные дети лазают внутрь бесплатно). Снаружи вокруг живописный парк, пруды и речки. Внутри дозорная башня и ещё несколько карельских зданий.
  
   Детям нравится кататься по траве карандашиком.
  
   Крыши-новоделы капитально загажены чайками. Чаек очень много.
   Устроители музея до кучи поставили во дворе выловленный со дна морского шведский якорь.
  
   На сельских дорогах бойтесь противотанковых надолбов. А на трассе бойтесь крутых поворотов. Поворотов очень много, некоторые называют карельские трассы "серпантином". Смотрите на знаки! Можно убиться - один на повороте взял чуть-чуть на встречку, второй - чуть-чуть на встречку и привет. На обочины тоже лучше не рассчитывать - может быть обрыв или скала.
  
   На въезде в Карелию в административном смысле (всё что до этого формально относится к Лен.области) нас встречает река Асиланйоки. А чуть ниже по течению относительно трассы на Асиланйоки стоит деревня Асилан. Дивное место. Возле деревенского моста река настолько бурна и живописна, что я немедленно потребовала остановиться на ночлег именно здесь.
  
   Здесь же рядом с мостом - развалины древней лесопилки. Тоже очень живописные. От них так и повеяло Oblivion'ом.
  
   На скалах - множество разнообразных лишайников. А от моста вниз по реке ведёт тропка к рыбацкому месту деревенских удильщиков.
  
   На следующее утро мы поехали искать Хийтольские скалы.
  
   Сначала мы поехали в город Хийтоли. Но там Хийтольских скал не было. Были какие-то другие скалы. Была Почта России в покосившейся деревянной избе, финский шоколад в магазине "райпо" и множество кошек.
  
   Константин что-то там напутал в навигаторе. Получилось, что у него этом районе много точек и все не подписаны. И непонятно что мы ищем. В общем, мы довольно бестолково поездили и поблудили по окрестностям. Искомых скал не нашли и поехали в город Куркиёки.
  
   Болото с хвощом и мемориал военным медсестрам близ Куркиёки.
  
   Город Куркиёки место приянтое. Хоть он сейчас и вдалеке от трассы никакого декаданса тут нет. А есть хороший краеведческий музей, городская газета то ли на карельском, то ли на финском языке и приподнятное настроение.
  
   В музее одна из сотрудниц была истинной патриоткой Куркиёки и с одинаковым восторгом рассказывала и про второго президента Финляндии, который был родом из Куркиёки, и про достижения куркиёкского совхоза.
  
   В музее творится некоторый хаос с археологическими экспонатами - большая часть не подписана. Есть комната, посвещённая лишайникам. Здесь мы узнали, как одевались корелы и как сушили сено, чтобы не гнило во влажном климате.
  
   Около Куркиёки много симпатичных гор. Одна - небольшая - прямо в центре города. Одна большая (Карвалинвуори) - нависает над городом, с неё видно форелевое хозяйство. Забраться на неё было непросто. Со стороны города - это устрашающие отвесные скалы, а с другой стороны склон попроще, но заросший нехоженым лесом.
  
   Другая гора чуть подальше полюбилась местным долбославам. Там дорожка есть натоптанная. На склоне - языческий лабиринт, а на вершине идолы и дерево желаний. На нехоженом склоне меня удивил рябиновый лес. То есть я привыкла видеть рябину как подлесок, а тут целый лес из рябин, каждая из которых размером с ёлку.
  
   А у горы Андерсиненмяки поселились мрази. Я пошла себе по дороге уходящей в лес и вверх как бы в сторону горы. Прохожу мимо дома посреди леса, хозяева дома рядом копаются. Увидели меня и сразу начали наезжать, дескать я по их частной дороге и по их частной собственности хожу.
  
   Я так-то считаю, что вопрос разных раскулачиваний он деликатный и спорный. Но вот в таких случаях, как мне кажется, всё однозначно. Если человек препятствует доступу других людей к природному объекту, значит, он не заслуживает того, чтобы рядом с этим объектом жить. И такого в нормальной стране быть не должно.
  
   Неподалёку от Куркиёки в небольшом посёлке Соскуа имеется живописный водопад. С непривычки может показаться, что вода грязная, но коричнево-красный цвет воды типичен для Карелии. Когда-то здесь стояла небольшая ГЭС, и сейчас можно наблюдать её развалины. Вообще финны часто строили ГЭС на стремнинах небольших карельских речек. За время нашего путешествия мы осмотрели с десяток ГЭС - как действующих, так и покрытые лишайниками развалины.
  
   Во второй половине дня мы отправились из Куркиёки в сторону Лумиваара, где на небольшой горе хорошо сохранилась заброшенная лютеранская кирха.
  
   По дороге мы проезжали мимо старого финского кладбища. С начала 20го века там хоронили финнов. А после советско-финских войн - русских. Теперь финны приезжают сюда искать могилы своих предков. Специально для гостей висит при входе приветственная табличка и карта на финском языке.
  
   Уезжала из Куркиёки я мокрая до нитки после восхождения на Карвалинвуори. Со словами: "Да чтоб я ещё сегодня из машины вылезла?! Да ни в жизни". И вот уже через 15 минут я попёрлась опять в мокрый лес (такой уж тут климат - всегда дожди, сырость) - смотреть кладбище.
  
   Наконец, мы добрались до кирхи. Вообще, по-фински "церковь" звучит как "киркко", но в русском уж прижился немецкий вариант "кирха". Хотя если Вы встретите настоящего лютеранина, то он обидится и Вас поправит. Но это маловероятно. Скорее всего, если Вы и встретите лютеранина, то это будет финн и он не поймёт, где у Вас акцент, а где злой умысел.
  
   Итак, кирха хорошо сохранилась. Крыша целая, окна - нет. На колокольне остался даже колокол, но мы сдержались и не стали в него звонить. Полы кое-где вспучились, кое-где провалились, но в целом, в церкви даже можно проводить службы. На стенах остались росписи, правда бледные.
  
   Рядом с кирхой традиционное военное кладбище с одинаковыми белыми крестами. В отличие от кирхи кладбище ухожено - оно охраняется государством по российско-финским договоренностям.
  
   Этой кирхе повезло. Остальные старинные лютеранские церкви сохранились куда хуже. Типичная судьба кирхи - сгореть в пожаре. В Карелии постоянные грозы и молния часто попадает в шпиль, случается пожар. Так сгорела, например, кирха в Куркиёки.
  
   На склонах горы много черники. Ещё рядом есть добротный очаг с лавочками - всё, что нужно для ужина. Пока мы гуляли и ужинали, к кирхе приезжали орды народу. Туристы и местные. Причём местные не молились, никуда не ходили, ничего не смотрели. Со слов одного местного на квадроцикле, они приезжают на гору к кирхе, потому что там хорошо ловит сеть.
  
   Вообще, я обратила внимание, что в карельских городах сохранились телефонные будки. А в почтовом отделении даже можно купить специальную таксокарту. Сначала меня удивил такой анахронизм. На самом деле ничего удивительного. Просто сотовая связь здесь ловит прохо, поэтому на неё не везде полагаются.
  
   Около кирхи ошивалась обаятельная лайчонка персикового цвета. Она нам очень понравился и получила за это кошачий корм, оставшийся от Нормы, и консервную банку.
  
   Ближе к ночи поток посетителей стал спадать, и мы всё-таки рискнули переночевать в кирхе. Не стали заморачиваться с палаткой, а просто постелили пенки-спальники на сухом и хорошо проветриваемом втором этаже.
  
   Конечно, утром нас разбудили очередные посетители, но мы впрочем и не собирались рассыпАться.
  
   На утро мы отправились в город Лахденпохья. Я где-то в интернетах вычитала, что из Лахденпохьи уходят грузовые суда на Валаам и там можно занедорого договориться съездить туда-обратно. И ещё, что там тоже есть хороший краеведческий музей с лишайниками.
  
   Надо сказать, что берега северной Ладоги изрезаны полуостровами и островами, образующими так называемые шхеры. Коренной Ладоги с берега не видно.
  
   Ни на пристани Лахденпохья, ни вообще нигде мы не нашли никого, кто бы знал про суда на Валаам. Пристань вообще была довольно безжизненной.
  
   Гулять по берегу местным жителям не положено. Уже через 100 метров от пристани, то есть фактически в центре города, дальше уреза воды уходит забор какого-то местного нувориша. Это, разумеется, незаконно, но люди же всё терпят.
  
   Вообще, Лахденпохья эталонный город Карелии в плане упадка: закрытые магазины, заброшки, унылые местные жители, чудом найденный краеведческий музей, который работает 4 часа в неделю как в анекдоте.
   Вершина лахденпохского декаданса находится на вершине (пардон) холма в центре города. Это не выдержавший путинской стабильности кинотеатр.
  
   Внутри весь заплеванный и разграбленный, по щиколотку в битом стекле, снаружи кинотеатр выглядит величественно и драматично. А склоны заросли буйным шиповником. В общем, местные жители приходят посидеть рядом с кинотеатром как в парк. А может, вспоминают былые дни, когда в Лахденпохья ещё теплилась жизнь.
  
   Вообще, что заставляет людей, которые в общественных местах ведут себя в целом прилично, придя в заброшку, обязательно начать бить стёкла и всё засирать? Мне не понятно. И вообще меня это ставит в тупик и расстраивает. Неужели в человеке по умолчанию сидит желание ломать и разрушать и только страх общественного порицания или наказания заставляет его сдерживаться. Я принципиальный ненавистник любых заборов и хотела бы, чтобы можно было ходить везде. И любые препятствия свободе своего перемещения я воспринимаю как оскорбление. Но если люди таковы, то без заборов не обойтись. Есть ли какой-то выход из этого противоречия?
  
  
   В Лахденпохья тоже есть лютеранская кирха. Но сохранились от неё только стены и кладбище.
  
   Главная достопримечательность Лахденпохья - Гора Филина. Это финский бункер в скале. Он был построен во время зимней войны и так ни разу и не использовался по назначению, но сделан был так добротно и неотличимо от местности, что СССР, присоединив Карелию, никакого бункера не обнаружил. Во время летней войны финские войска заняли территорию и расконсервировали бункер (Маннергейм приезжал осматривать). В итоге и в зимнюю войну никакого особого толка от бункера не было. Но сделан он как произведение искусства. Сейчас внутри частный музей, посвящённый в основном советско-финским войнам.
  
   Туннель от входа загибается под прямым углом, дальше начинается деревянный домик с жилыми помещениями. Стенки деревянного домика немного отстоят от стен каменного туннеля.
  
   На пути в Сортавалу есть поворот на дачу Густава Винтера. Сейчас это супер-элитный отель в бывшем поместье доктора. Винтер сам высаживал завезённые из других природных зон деревья в парке. И они так и сохранились. Дача находится на берегу шхеры Ладожского озера.
  
   Город Сортавала - наиболее крупный из посещённых нами карельских городов. В центре сохранилось множество финских зданий.
   Из интересных достопримечательностей: музей Северного Приладожья, в центральных сквериках - памятник баяну на медвежьей шкуре и фонтан с пеной.
  
  
   В городе реставрирую старую ратушу. Внутри отковыривают розовую отделку, которой раньше зачем-то скрывали деревянную красоту. Всё это напоминает "Трое в лодке, не считая собаки" Джерома.
  
   Лестница привела их в большую светлую гостиную, оклеенную веселенькими голубыми обоями, которые выглядели здесь несколько странно. В этой комнате не было ничего примечательного, и мой, друг недоумевал, зачем его туда привели. Хозяин постучал по стене; послышался глухой деревянный звук.
   "Дуб, - пояснил хозяин, - сплошной резной дуб! От пола до самого потолка точь-в-точь такая же резьба, как на лестнице".
   "Бессмертные боги! - возопил мой приятель, - неужто вы залепили дубовую резьбу голубыми обоями?"
   "Вот именно, - услышал он в ответ, - и обошлось это мне недешево. Пришлось сначала обшить стены досками. Зато теперь комната стала уютной. Раньше здесь было довольно мрачно".
   Должен сказать, что я далек от того, чтобы безоговорочно осуждать вышеуказанного лавочника (надеюсь, что это принесет ему некоторое облегчение). С его точки зрения, то есть с точки зрения не фанатика-антиквара, а среднего обывателя, желающего по возможности наслаждаться жизнью, такой образ действий был вполне разумным. Очень приятно полюбоваться на дубовую резьбу, в высшей степени лестно обладать образчиком дубовой резьбы, но постоянно жить в окружении дубовой резьбы невыносимо: это действует угнетающе, - конечно, если вы не одержимы маниакальной страстью к резному дубу. Ведь это все равно что жить в церкви.
   Однако поистине обидно, что у того, кто равнодушен к резному дубу, им украшена вся гостиная, тогда как любители резьбы по дереву должны платить за нее бешеные деньги. Увы, так, видимо, всегда бывает в нашем мире. Каждый человек обладает тем, что ему совершенно не нужно, а тем, что ему необходимо, владеют другие.
  
   Два года прожил в Сортавале Рерих (он жил в белой гостинице рядом с мостом через залив). Здесь он наблюдал за северной природой и написал ряд нетипичных для его творчества картин.
   В качестве бордюров и клумб в Сортавале часто используют камни, обтянутые сеткой.
  
   С пристани Сортавалы каждый день уходят метеоры на Валаам. Стоимость билета в один конец: 1050 рублей. Это надо платить при посадке. А можно купить билет в турфирме сразу в оба конца и с экскурсией - на 200 рублей дороже. Нас убедили, что лучше брать в турфирме, что если мы попытаемся уплыть самостоятельно, то может оказаться, что мест на метеоре нет. Но реально это всё враньё. Битком забитый метеор если и бывает, то в дни больших религиозных праздников. А в обычное время он ходит полностью пустым носовым отсеком, то есть с запасом минимум мест 20.
  
   В оговоренное время на пристани стояла тётенька с табличкой "Ладога-турс" (вместе с тётеньками из других фирм). На вопросы туристов "Нукогдаже?" она отвечала "Когда Игумен Назарий придёт". На что небезразличные к православию туристы очень радовались, потому что думали, что это экскурсию по Валааму будет вести настоящий игумен. На самом деле "Игумен Назарий" - это название метеора.
  
   На Валааме православная атмосфера. Там своя лексика вместо "запрещено" - "не благословляется", вместо "цена" - "сумма пожертвования".
   Как-то по пристани ходила сильно гламурная девушка, но в платочке. Нервничала, смотрела в телефон, крестилась в часовне, опять смотрела в телефон. Потом пришёл метеор, из него вылезла куча народа и последним высунулся батюшка с шестью пакетами.
   Девушка бросилась забирать у него эти пакеты (иначе ему было никак не сойти на берег), при этом она вскричала, дословно:
  
   - Отче, ты чё, самый смиренный чтоле?!
  
   После основания монастыря на Валааме с храмом всё что-то да случалось. Сейчас это покажется странным, но в те времена считалось неправильным таскать с места на место мощи, поэтому останки основателей замуровали под большим камнем. Этот камень символизирует, что мол, мощи здесь лежали всё время и никуда не двигались. Он - одна из главных святынь Валаама.
   Но более всего интересна современная история Валаама. В 1917м году Валаам "до кучи" отошел к Финляндии вместе со всеми монастырями. Ввиду изолированного положения никто там православие не притеснял, да и не особо это уже принято было в Европе XXго века. В общем Валаам нормально существовал.
   Во время летней войны СССР вполне себе бомбил Валаам. Уж не знаю, зачем это было нужно, но факт есть факт. На Валааме до сих пор принято чтить память "воинов-защитников", защищавших Валаам от советских бомб. То есть по сути союзников Гитлера.
   В конце концов монахи решили полностью эвакуироваться в Финляндию. По этому случаю в главный колокол храма прозвонили 24 раза, что символизировало собой смерть обители. Потом в Финляндии был построен маленький Нововалаамский монастырь, где впритык выставлены эвакуированные иконы. Там же хранятся книги, эвакуированные из библиотеки Валаамского монастыря, даром что в Финляндии их почти никто не умеет читать. А на острове в послевоенном СССР устроили дом инвалидов. В 1989 году Валаамские религиозные здания были переданы церкви и началось возрождение монастыря.
   Интересно, как к этой истории относятся православные сталинисты? Как они уживают в себе одно с другим?
  
   Любопытно, что сейчас на Валааме осталось около 50 "мирных жителей", то есть людей, которые там прописаны и никуда не хотят уезжать. Их оттуда активно выживают в Сортавалу и рано или поздно, наверное, выживут. И останутся на острове только православные монахи и их обслуживание. Которые тоже на Валааме не очень-то живут. Скорее работают.
  
   Например, знаменитый Валаамский хор (крутой, кстати, хор) на Валааме не живёт. А живёт на питерском подворье Валаамского монастыря. Вообще жизнь Валаама ориентирована на "высокий сезон", когда происходит массовый наплыв паломников.
   Паломники спонсируют жизнь Валаама финансово, но есть ещё трудники, которые занимаются мотыжным земледелием и прочей работой, распределяемой специальной "службой благочиния". Живут при этом они в довольно паршивых общагах. Основа этих паршивых общаг располагается прямо в красивом белом каре, опоясывающем главный собор Валаама.
  
  
   С южной "малообитаемой" части острова Валаам видно коренную Ладогу. Вообще там красиво и спокойно. Мне кажется, неплохая идея забуриться туда на неделю с палатками. Хотя определённый интерес к православию всё равно нужен, иначе неоправданно затратное предприятие получится. Но только все продукты следует закупить заранее и привезти с собой. Формально это заповедник, в котором запрещено собирать грибы и ягоды, охота, рыбалка, разведение костров и даже кормление чаек. Не знаю, насколько реально всё это нужно соблюдать, но в целом выживать на подножном корму особо не получится. А единственный магазин на Валааме очень дорогой.
  
   На выезде из Сортавалы на север возле моста через реку Хейлюля следует посетить гору Паасо. Когда-то здесь было древнее городище, сейчас просто гора и несколько камней из человеческих построек. С горы красивый вид, впрочем, сколько уже гор с красивыми видами было за неполную неделю. Может, не так уж и стоит посещать эту Паасо...
  
   В 30 км к северу от Сортавалы находится мраморный карьер и горный парк Рускеала. Архитектор Исаакиевского собора сам лично приезжал сюда, чтобы выбрать правильный тон мрамора для облицовки.
   Основной маршрут парка - дорожка вокруг озера, получившегося из карьера, спуск в шахту, и город мастеров с причудливыми срезами мрамора.
  
   Вход в парк находится справа от парковки. А слева внизу какой-то цех по обработке мрамора. Может быть работающий, а может заброшенный, я не поняла. А прямо - маленькое озеро с кучей лодок. Перед малым озером есть подъем в горку, а там натоптанная тропинка, по которой можно проникнуть на основной туристический маршрут. Я ни к чему не призываю, просто делюсь информацией.
  
   К северу от парка проходит грунтовка, а за ней целый заброшенный город. В центральной части - какие-то гигантские печи и что-то похожее на ноев ковчег, но ещё есть жилые дома, несколько заброшенных карьеров, какие-то постройки, связанные с карьерами.
  
   Неподалёку от Рускеалы мы обнаружили работающую лютеранскую кирху. Неподалёку от развалин старинной финской кирхи (остался один фундамент) некий финн-энтузиаст построил новую церковь. Церковь сгорела от грозы, сейчас там новая, уже, получается, третья. От старой церкви сохранился слегка подплавившийся крест, который сейчас выставлен как реликвия. По утрам там проходят службы, а в остальное время сдаются комнаты для паломников и даются обеды. Паломники в основном финны, тётенька администратор свободно говорит по-фински и все таблички продублированы на финском.
  
   На трассе Сортавала-Рускеала есть живописные водопады.
   Ещё один водопад, согласно отчётам в интернете, должен быть возле ГЭС Рюмякоски. Но сейчас от него осталась сухая скала. Видимо, всю воду пустили через ГЭС.
  
   Также на трассе мы обнаружили группу заброшенных коровников. В коровниках было очень грязно, где-то по колено воды и летучие мыши. Но один из коровников оказался конюшней, и внутри было более-менее сносно. Устав от карельской сырости, мы решили во что бы то ни стало поставить палатку под крышей. Хотя бы в конюшне.
   Утром мы разглядели на стене конюшни места для уздечек (дырки от гвоздей) с именами лошадей. Какого-то коня звали "Победетль"!
  
   Мы осмотрели несколько деревень с несколькими ГЭС к северу от Сортавалы.
   Чаще всего в старом русле, остающемся после ГЭС, множество небольших луж. Иногда в этих лужах живут уклейки или рыбы, похожие на уклеек, но более мясистые снизу. Причём они очень чуткие, если подойти к луже, даже аккуратно, рыбы чувствуют это по вибрациям камней и забиваются под валуны.
  
   Наиболее интересной была деревня Харлу, где мы обнаружили церковь пятидесятников и развалины бумажного завода. Про церковь пятидесятников встреченные деревенские говорили, что не знают, что это такое.
  
   Затем мы поехали осмотреть озеро Янисярви, образованное древним метеоритным кратером. От посёлка Алатту мы поехали на север вдоль берега. Поначалу вдоль берега много домов местных жителей, есть даже одно рыбное хозяйство, но после моста через северное русло реки Улесенйоки дорога резко портится, там глухой лес и нет ни души.
  
   На самой окраине дом местного жителя Валеры. Валера рассказал, что на этом участке - к югу от Улесенйоки раньше были развалины дома малютки. Действительно, в глухих зарослях иван-чая я чуть не сломала ногу об ржавые останки качелей.
   Когда-то на Улесенйоки стояла ГЭС, сейчас от неё остался мостик и порог.
  
   Все местные жители жили на берегу бухты, откуда не видно было коренное Янисъярви, а по дороге на север нам ехать не советовали, поэтому мы решили идти пешком, до мыска, откуда будет видно озеро как следует.
  
   По карте было чуть больше километра через лес, а Константин довольно хорошо ориентируется в лесу по солнцу. В общем всё бы ничего, только прямо перед мыском оказалось большое и противное болото. Вообще на Янисъярви нас эпически атаковали комары, хотя в целом в Карелии комаров почти не было. А здесь они просто налетали тучами, парализовали мыслительную активность, заставляли постоянно бежать, суетиться и принимать необдуманные действия.
  
   Так или иначе мы добрались до мыска. С мыска хорошо было видно всё озеро, включая центральные острова, само озеро было очень мелкое, а среди валунов на берегу попадались импактиты. Импактиты - породы, образованные из расплава после удара метеорита, камни со вплавленными маленькими камушками.
  
   Когда мы пошли обратно, Константин самовольно решил идти не вдоль берега как туда, а завернуть на восток до дороги и возвращаться по дороге. Он не только со мной не посоветовался, но вообще ничего мне не сказал, чем вызвал гнев. В итоге мы возвращались по дороге, и дорога не показалась такой уж паршивой. В целом, дорога как дорога.
  
   Вернувшись на обитаемые земли мы набрались наглости и попросились к Валере помыться в душе. Пока мы мылись Константин обнаружил, что где-то потерял свой ножик - то ли на мыске, то ли в лесу оборонил. Я говорю, не вопрос, дорога хорошая, сейчас доедем до мыска, поищем твой нож - стемнеть не успеет.
  
   Далее история перестаёт быть такой уж весёлой. Тут сложилось три фактора: очень плохая дорога, которая только казалась хорошей, комары, которые налетели в салон и докучали там, вынуждая меня открыть окна и ехать побыстрее, чтобы их выдуть, и творческий подход китайцев к конструкции автомобиля. Вообще с каждой поломкой Lifan'а я всё больше и больше узнаю о творческом подходе китайцев. Так оказалось, что торчащие болты в бензобаке - это идея как минимум спорная и у нормальнах машин ничего подобного нет.
  
   В общем, мы поехали с ветерком по нормальным с вида колеям. Как оказалось в травке между этими колеями скрывались противотанковые надолбы. И на один из этих надолбов я налетела прямо болтом, торчащим из бензобака. Болт чуть отогнулся, образовав дырку в самом бензобаке. А из дырки хлынул бензин. Остановились и стали с ужасом принюхиваться.
  
   - Отъедь назад.
   (отъезжаю)
   - Смотри какая большая лужа (трогает пальцем, нюхает), это бензин!
   - Да не может быть, чтобы за 3 секунды такая большая лужа натекла! (трогаю пальцем, нюхаю) Это, наверное, вода дождевая.
   - Нет, бензин!
   - Да быть не может. Если бензин, то подожги и узнаем.
  
   На этом история могла бы трагически закончиться, но нам повезло. Полыхнувший бензин не перекинулся на машину.
  
   Сначала я в панике ехала задом, потому что негде было развернуться. Потом развернулась и в панике ехала как положено до Валеры. В общем, нам ничего не оставалось как просить помощи у Валеры. Валера на буксире довёз нас метров 500 до эстакады возле рыбного хозяйства и заклеил дырку обычным белым герметиком. И обещал продать нам бензина.
  
   Утром я встала с мыслью сходить таки до мыска пешком и найти Константинов нож. Мне такая идея почему-то казалась хорошей, а особенно хорошей - не сказать куда именно я пошла, сказать, что пошла просто гулять. Ну, а что, думаю: время 7 утра, час туда, час обратно, к 9ти Константин только выспаться успеет.
  
   Ну, и конечно, я заблудилась в болоте. У меня стал садиться навигатор. Я посмотрела, что идти надо на север метров 400 и будет уже мысок и со спокойной совестью его выключила. Но после того как я 5 раз провалилась ногой в трясину, десяток раз перелезала через какие-то вонючие чёрные ручьи и просто выбилась из сил, я опять включила навигатор. Оказалось, что прошёл целый час, а я за этот час прошла круг и стою ровно на том самом месте, где час назад выключила навигатор.
  
   От этого знания у меня началась какая-то паническая жажда, мне казалось, что если я сейчас же не напьюсь хотя бы болотной воды, то умру на этом самом месте от обезвоживания. В общем, я пошла сначала к высоким ёлкам - абы куда лишь бы подальше от болота. Потом на север по навигатору. Потом навигатор сел и я ещё какое-то время шла не разбирая дороги абы куда. Потом услышала шум прибоя и пошла на звук. И всё-таки вышла к берегу, хотя и с другой стороны мыска.
  
   Дальше я уже боялась заходить в лес и обратно шла только по берегу. Сначала до нашего вчерашнего места, потом до развалин ГЭС. Ножика правда так и не нашла.
  
   Константин, оказывается, пока меня не было нашёл на себе клеща. Лишился тем самым клещевой девственности. Валера продал нам бензина. А все местные мужики советовали немедленно ехать в Сортавалу в какой-нибудь автосервиз.
  
   За неделю, что мы путешествовали, по всей Карелии расцвел иван-чай и мы решили собрать немного, прежде чем трогаться в путь.
  
   В первом попавшемся автосервисе Сортавалы нам про бензобак сказали, что это не чинится, только новый ставить.
   - Но пока нового нет ездьте с герметиком. Если до сих пор не протёк, значит, надёжно держится.
   Ага. Надёжно. За свой бесценный совет они попросили с нас 500 рублей. Позор сортавальским механикам.
  
   Мы решили двигаться обратно в Питер, но по пути посетить Хийтолькие скалы, которые неделю назад не смогли найти.
  
   Хийтолькие скалы впечатляют, впрочем в Карелии мы уже видели множество скал не хуже. Если проехать чуть дальше мимо скал, то там натоптаны безопасные пешеходные тропинки наверх. Впрочем, некоторые туристы не стали искать лёгких и безопасных путей, а полезли напрямик и без страховки.
  
   Сверху открывается красивый вид на озеро и на болото. Кроме тропы налево на скалы была также тропа направо - на небольшую гору. На горе оборудованы монументальные площадки для сабантуев: столики, помосты, туалеты. Возможно там проводят какие-то фестивали. Хотя площадки не просматриваются, что для фестиваля, наверное, неприемлемо.
  
   На ночлег мы остановились в полюбившейся мне деревне Асилан. Там мы наловили пропасть рыбы. А один дяденька показал мне дорогу к озеру на горе.
  
   Большую часть рыбы закоптили либо отправили в уху, но часть пришлось засолить. Кстати, мы попробовали сварить двойную уху. Оказывается это не какая-то придурь и бешение с жиру, а действительно совсем другой вкус. Копчёную рыбу привезли Кире. Среди прочего Константин закоптил несколько уклеек, оказалось съедобно.
  
   Вернулись в Питер мы в субботу. А в воскресенье был морской парад в честь дня военно-морского флота. Это было ужасно: нечеловеческая давка, в которой люди проявляют себя с худшей стороны. И может быть, проявляет только 1%, но этот 1% более всего заметен.
  
   Вечером был концерт Бутусова и хора Турецкого. Хор Турецкого пел хорошо и постоянно хвалил спонсоров. А Бутусов пел плохо и никого не хвалил. Хор Турецкого начал внезапно с арии варяжского гостя из оперы Садко. У меня прямо тоска по морю взныла в душе.
  
   Моя тоска по морю схожа с тоской по морю России. С одной стороны ей всегда было грустно, что не быть ей настоящей морской державой. С другой стороны сегодня это уже не очень актуально, так что вроде бы и не так грустно. Но тоска всё равно нет-нет да и проснётся.
  
   Потом Константин уехал, а я осталась ещё погулять по Питеру. Как раз в эту неделю так совпало, что в Питере были моя бабушка и двоюродная сестра.Вообще многие люди любят писать про то, как они погуляли по питеру, но про самое главное почему-то стыдливо умалчивают. Да по Питеру вообще невозможно гулять. Из-за нечеловеческого обилия автомобилей в центре и дорог спроектированных явно без единой мысли о том как пешеходы (в том числе миллионы иностранных туристов) будут тут ходить, из-за совершенной дорожной убогости практически невозможно прогуляться ни по одной набережной. Либо придётся перебегать шестиполосную дорогу, либо сворачивать с набережной и делать гигантский крюк. И так во всём.
   Вообще многие люди любят писать про то, как они погуляли по питеру, но про самое главное почему-то стыдливо умалчивают. Да по Питеру вообще невозможно гулять. Из-за нечеловеческого обилия автомобилей в центре и дорог спроектированных явно без единой мысли о том как пешеходы (в том числе миллионы иностранных туристов) будут тут ходить, из-за совершенной дорожной убогости практически невозможно прогуляться ни по одной набережной. Либо придётся перебегать шестиполосную дорогу, либо сворачивать с набережной и делать гигантский крюк. И так во всём.
  
   Много Вы видели фотографий "Радуга над Невой"? Я вот много. Но всё ложь. Радуга над Невой выглядит именно так и никак иначе!
  
   По совету Киры пошла всё-таки в ботанический сад. И только когда уже заплатила и зашла я вспомнила, что уже была здесь в детстве и как мне жутко не понравилось. Надо сказать ничего не изменилось. Всё те же жуткие недотраханные тётки так тут и работают. Хотя вот появилась интересная новинка - мини-сад для слепых.
   В кадках посажены сильнопахнущие растения типа мяты и руты, которые можно трогать и нюхать.
  
   А вот ещё одно чудо Петроградки. Если зайти во двор за этой лисой (волком?), то там будет китайская столовая (называется просто "десятка"). Днём там просто хорошее недорогое кафе с китайской едой. А утром (до 11.30) там сидят два китайца, которые вообще ни бельмеса ни по-русски, ни по-английски, но они всё равно дают меню и жестами просят досидеть до 11.30.
  
   По первым четвергам месяца бесплатный Эрмитаж. Но там, конечно, огромные очереди.
  
   Интересную скульптуру из синей резины под названием "Этюд с натуры" подарил Эрмитажу художник Луиз Буржуа. С тех пор она кочует из зала в зал, никак там не определятся, куда её правильно поставить.
  
   За день до моего отъезда Кира пошла на работу и почти сразу же мне позвонила со словами: "Кэтрин, ты же говорила, что скучаешь по своей кошке, а то я тут на помойке нашла котёнка..."
  
   Я забрала котёнка и понесла в ванную мыть. Котёнок мне ужасно не понравился. Во-первых, это был недельный котёнок, которого надо было ещё из пипетки выкармливать. Во-вторых, какой он был блохастый, я его макаю в таз целиком - у него уши ходуном ходить начинают от набежавших блох. В-третьих, мне даже окрас не понравился, обычный какой-то чёрно-белый котёнок. Я его отмыла от грязи и экскрементов, обтёрла и положила в коробку рядом с обогревателем.
  
   Кира-то потом пришла так умилённо выбирала ему блох и кормила его молоком из шприца... Но сколько я ни предлагала ей оставить котёнка себе, она ни в какую.
  
   В субботу я поехала в Москву. Сначала отвезла бабушку и сестру в царское село, а сама думала поеду в Москву оттуда. Но, пока я ходила, машину эвакуировали вместе с котёнком.
  
   Я попросила какого-то мотоциклиста, чтобы он меня отвёз до штрафстоянки, благо она в Пушкине одна. Вся в расстроенных чувствах я стала словесно срывать зло на котёнке, который проснулся и стал выползать из коробке. Благо он всё равно ничего не понимал.
  
   Перед Великим Новгородом на трассе была гигантская пробка, поэтому Константин написал мне прохождение, как объехать эту пробку, свернув у Любани направо. Пробку я объехала, но под конец объезда дорога была такая ужасная, что я ехала аккуратно на первой передаче, объезжала все ямы, помятуя о раненом бензобаке.
  
   Не помогло. После Село-Горы, когда дорога стала получше и оставалось 5-10 км до трассы, я смотрю стоит парень на дороге у него одно колесо вообще расплющено. Я думаю, может, у него запаски нет, надо поучаствовать. Останавливаюсь перед ним, выхожу из машины, делаю шаг... и чувствую знакомый запах бензина. Заглядываю сбоку под машину - так и есть. Весь белый герметик на кочках да лужах сбился в жалкую тряпочку, а бензин весело журчит.
  
   Я плюнула на парня, села за руль и поехала вперёд и только вперёд, сколько смогу. Недоезжая до Крестцов, бензин кончился, я остановилась на обочине и стала голосовать. По факту получается, что моя езда на машине не сильно отличается от автостопа. Всё равно время от времени приходится уповать на помощь добрых людей.
  
   Остановилась семейная пара, кажется, армян на газели. Взяли меня на буксир до ближайшей заправки. На заправке армянин велел мне купить не герметик, а жидкую сварку. И это именно то, что должны были нам сказать сортавальские дебилы-слесаря за те 500 рублей, которые они не постеснялись с нас взять. А именно, что пока нет нового бензобака, нужно было слить бензин, ободрать к чёртовой матери весь герметик и заклеить дыру жидкой сваркой. Ещё раз позор сортавальским механикам!
  
   Армянин один раз сам мне заклеил. Потом поехал, проинструктировав, подождать, пока схватится и ещё раз сверху замазать.
   Я как бы наудачу ему говорю: "А возьмите котёнка на счастье!". А он так обрадовался, побежал котёнка жене показывать, смотри, мол какого котёнка нам на счастье подарили. Я даже не поверила сперва такому исходу, говорю, мол, правда что ли возьмёте? Говорят, да, мол, спасибо, внук рад будет.
  
   (C) Askofa

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"