Михайлов Константин: другие произведения.

Поездка на Мангышлак. 2016

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отчёт о поездке в Западный Казахстан (на полуостров Мангышлак) летом 2016 года.
    Есть подкаст (читает автор):
    https://www.youtube.com/watch?v=GdIKvBxET3Q
    https://www.youtube.com/watch?v=jv9VPEMttTg


Поездка на Мангышлак. Автор: Константин Михайлов

   NB! Это урезанная текстовая версия без картинок. Пожалуйста, читайте pdf-файл с фотографиями. Это гораздо интереснее. Вот он:
  Konstantin Mikhaylov. The journey to the west Kazakhstan. Mangyshlak.
   Казакстан республикасы
   Именно эту фразу мы слышали по радио на протяжении двух недель в середине лета. Да, мы были в республике Казахстан. Как так получилось? Позапрошлой весной я как-то мимоходом упомянул, что в Каспийском море водится самый маленький в мире тюлень. Так, слово за слово и появился план съездить в на Каспий, и при удаче этого тюленя увидеть. Но тем летом по целому ряду причин поехать мы не могли, поэтому поездку пришлось отменить. Но идея-то не умерла, поэтому при приближении этого лета мы начали подробно изучать интернеты в попытке найти интересные места для просмотра по пути и разрабатывать планы поездки. После нескольких неудачных попыток найти себе спутника мы смогли выполнить и этот квест, и вот в начале июля мы выехали из города Москва на юг, хотя пока вдвоём. Спутник задерживался, но должен был нас нагнать в Астрахани. Для тех, кому впадлу читать сразу спойлер -- съёздили хорошо, понравилось.
  
   Начало путешествия.
  
   Первой точкой на пути был город Саратов, где мы собирались остановиться на несколько дней, а после двинуться в сторону Астрахани. Подобный маршрут был избран по причине наличия родственников в вышеупомянутых городах.
   Однако доехать до Саратова от Москвы в один присест дело непростое, это надо рано вставать да всё утро, весь день да весь вечер ехать. Подобный план оказался не для нас, поэтому мы решили выехать комфортным утром и заехать по дороге в лес и переночевать там, благо время летнее, ночь тёплая. Лес был избран неподалёку от деревни Лесное Конобеево, что под Шацком. Ночевали рядом со свалкой каких-то досок, которые пришлись очень кстати как дрова. Ночью оказалось неожиданно холодно, пришлось на ходу ипровизировать -- отыскивать пустую банку, засыпать туда углей и подобной жаровней палатку греть. Что такое голубые огоньки я в курсе, поэтому обошлось без угораний.
   Утром мы решили зайти в эту самую деревню, которая оказалась неожиданно интересной. В ней была старинная разрушенная церковь очень живописного вида.
   0x08 graphic
   К вечеру, не без приключений, заключавшихся в том, что мы "догнали" на мокром спуске другую машину перед светофором, мы всё-таки добрались до Саратова. Ничего особенно интересного с нами там не приключилось, поэтому через некоторое время мы выехали на трассу на Волгоград с продолжением до Астрахани.
  
   Дорога на Астрахань.
  
   По дороге мы подобрали пару автостопщиков, направлявшихся в Грузию. Автостопщики оказались не то что бы совсем плохими и негодными, но не лучшими прямо скажем -- сидели сзади как мыши, слушали свой плеер. На попытки поговорить отвечали односложно. Почитали бы гайдов что ли, а то впечатление портят о всех автостопщиках. Хотя не насрали и не своровали ничего, уже хорошо.
  
   После Волгограда мы высадили своих пассажиров и решили направиться не прямиком в Астрахань, а заскочить по дороге в Нижний Баскунчак. Однажды мы там уже были, но не смогли тогда попасть на гору Большой Богдо, да и фотоаппарата у нас не было. Ближе к Астраханской области мы подобрали ещё одного мужика, который ехал как раз до Баскунчака, только Верхнего -- он работает вахтовым инженером. Вообще отдельно стоит сказать о автостопе в Астраханской области -- по моему мнению это из области "вери изи", культура автостопа очень хорошо развита, берут замечательно. Совсем уж ночью, подобрав ещё одного паренька от Верхнего до Нижнего Баскунчака, мы остановились в пустыне неподалёку от Богдо на ночёвку. Из-за чудовищных колючек палатку в темноте раскладывать побоялись, и начали ночёвку сначала в машине, а потом и просто под открытым небом.
  
   Ночевали мы рядом с озером Мраморным, и нас страшно пугал работавший там полночи экскаватор. Вообще крайне рекомендую Мраморное озеро, очень красивое и интересное место, но для купания оно открывается раз в год, причём не в каждый год, так что узнавайте заранее. Мне по счастливой случайности удалось там побывать однажды, и я мечтаю побывать ещё разок, но пока никак не удаётся. К слову в нашем году там приёма не было вовсе.
  
   Большой Богдо
  
  
   На гору мы отправились ранним утром. Пришлось немного подождать, пока откроются ворота заповедника, но потом нам даже дали личного проводника-экскурсовода. Правда сразу разочарование -- на вершину отныне нельзя, потому что краснокнижные пискливые геккончики пугаются. Ходили вокруг.
  
   Гора Большой Богдо является "прыщом" на выходе гигантского соляного пласта, и состоит из осадочных пород. Выходы выглядят весьма впечатляюще.
  
   С горы прекрасно видно озеро Баскунчак -- сияющий белый четырёхугольник.
  
   Впрочем от горы до озера идти будет далековато.
  
  
  
   Около скал в изобилии растёт эфедра -- маленькие кустики с красными ягодами.
  
  
  
   Ягоды по вкусу напоминают арбуз, правда слегка солоноватый и водянистый. Удивительно даже, что в пустыне, при всей нехватке воды эти ягоды так долго держатся -- казалось бы их должны есть сразу.
  
   Вообще в астраханской области говорят "степь". Это заставляло меня в детстве думать, что степь -- это такое выжженное солнцем пространство, самым зелёным и сочным растением которого является верблюжья колючка. Впрочем так оно на юге, в районе Баскунчака даже злаковые встречаются.
  
   В горе процессы выветривания сделали такие маленькие "пещерки", в которых можно спрятаться от солнца. Хотя время и утреннее, солнышко начинает таки изрядно припекать.
  
  
   Местами в горе встречаются "водопады", проторенные весенними водами. Осадки, хотя и редкие, зимой скапливаются в достаточном для ручьёв количестве.
  
   В горе есть поющие скалы, но поют они, по рассказам, в основном весной. При мне ни разу не пели.
  
   Вот мы нагулялись вокруг горы и поехали в посёлок с перспективой похода к озеру. В первый мой приезд мне рассказали, что от посёлка до купального места подвозят "парни на мотоциклах с большими диванами". Эта загадочная фраза объяснилась просто -- там действительно ездили парни на мотоциклах с большими диванами! В смысле с мотоцикла снимали коляску, на её место примонстрячивали большую доску и к этой доске приколачивали самый настоящий диван. В прошлое посещение парни всё ещё подвозили на своих мотоциклах, но в этот раз парни исчезли, заменившись парнями на УАЗиках. Печально.
  
  
   Печальна участь Баскунчака -- крайне впечатляющее, уникальное в мире место -- и такое запустение. Хотя вот эта дикая самобытная культура туризма в чём-то завораживает, лучше было бы глобальное развитие, пусть и с безликими отелями и автобусами. Причём если развитие туризма на Мангышлаке имеет природные ограничения, проблемы с транспортом и водоснабжением, то Баскунчак, с построенной железной дорогой и Волгой неподалёку есть всего лишь иллюстрация глобальной неэффективности туризма в России. Все разговоры о развитии туризма и прочих "мекках" на самом деле -- эвфемизм для слов "попилим бабло".
  
  
   Пользоваться услугами парней на УАЗах мы не пожелали, и побрели к озеру пешком. Первыми на пути оказываются вот такие столбики.
  
  
   Это -- остатки старого соледобывочного промысла. Вообще, если бы я писал этот текст после прошлой поездки, я бы отправил вас в музей соледобычи, что в Нижнем Баскунчаке -- лучший музей, который я видел в таком маленьком городке. Но музей уже закрыт, что есть дело крайне грустное, и хорошо иллюстрирующее "вставание сколен". Ну да я отвлёкся.
   Вот на таких столбиках лежали помосты, куда складывали соль из озера. После того как соль обсыхала, её перекладывали в телеги и везли получателю. Столбики сохранились -- в этом царстве соли ничто живое не выживает. Хотя не то что бы совсем всё:
  
   Красный цвет этой воды обусловлен тем, что там живут археи-экстремофилы, "любящие" концентрированные растворы соли. Ну не то, что любящие -- их там просто никто не трогает, вот они и живут в своё удовольствие.
  
   Ну вот и само озеро. В озере невозможно утонуть -- насыщенный раствор соли(рапа) имеет очень высокую плотность. Берега озера, кстати, из соли, дно тоже. Первые метры дно представляет из себя соляные "рифы", весьма болезненные, так что не забудьте взять с собой шлёпанцы. Потом начинается мягкий соляной песочек, очень приятный на ощупь. Немного в сторонке от берега в ямах можно накопать целебных грязей. Смыть эти грязи можно рапой из озера -- но потом нужно смывать и рапу. На берегу, в месте отправления парней есть множество душевых, но всё же возьмите с собой хоть по паре литров пресной воды на человека, дойти будет куда проще.
  
   После озера мы зашли в музей заповедника в посёлке Средний Баскунчак. Тоже на удивление неплохой музей, правда неясно сколько он ещё будет существовать.
   После посещения всех этих достопримечательностей мы отправились дальше в Астрахань. Подвезя по дороге несколько человек мы добрались таки до места назначения.
   Основной задачей в Астрахани было -- дождаться третьего члена нашей команды, приготовиться к поездке, купить некоторый НЗ из тушёнки, круп и галет. Третий пункт - очень, ОЧЕНЬ глупая затея. Учитывая цены в Казахстане.
   Попутно немного развлеклись купанием и походами на рыбалку. Купание удалось на славу, рыбалка выдалась так себе, хотя мне удалось изловить щурёнка за хвост.
  
   Астраханские джунгли.
  
  
   И вот, дождавшись нашего нового товарища Катю, мы наконец выехали. Первым интересным пунктом, ещё в России, был понтонный мост через реку Бузан.
  
  
  
   Мост платный, водилы дикие. Несколько вконец поехавших ухитрились нас на нём обгонять(!). Когда это происходит на обычном мосту, это плохо и глупо, но вот рисковать не просто штрафом и звездюлями, а вообще жизнью, огоняя на понтонном -- это нужно быть совсем чокнутым.
   Рядом с понтонным мостом места для купания особенно не нашлось, однако это дельта Волги, так что вскоре подвернулась мелкая, но широкая речка. Мы выгнали коз и немного освежились сами.
  
   Я нахожу друга. Одна из лягушек оказалась совершенно непугливой, плавала рядом и спокойно сидела на руке. Абсолютно загадочный факт.
  
  
   Вскоре после купания мы таки пересекли границу. Все пограничники -- что русские, что казахи, отнеслись к нашей поездке со здоровой долей пофигизма. Не везём мы ничего запрещённого, ну и ладно. Удивило другое. На российской стороне в целом тишь да гладь. Ларьки, обменники и автострахование конечно были в наличии, но всё было мирно. На казахской налетела орда народу, какие-то дети и бабки, все хотят срочно поменять деньги, либо продать что-нибудь. Нам нужна была страховка. Мы совершенно без труда нашли искомую страховку и купили её по умеренной цене, несколько раз, впрочем, пресекая попытки нас обсчитать и обжулить. Самое интересное что казахи на эти пресекания прореагировали спокойно, но заметно обидились когда я им предложил мелочь для ровного счёта, предпочтя невыгодное для них округление в меньшую сторону. Деньги мы менять не стали, заподозрив невыгодный курс. Скажу сразу -- курс там невыгодный, но не сильно. Стоило поменять немножко денег для комфортной езды, а остальные менять в Атырау.
  
   Посоветовавшись с казахами, мы узнали что дороги вокруг везде плохие, хотя пока что этого заметно не было. Через несколько километров нам встретилось первое мусульманское, точнее казахское, кладбище. Я подобное кладбище видел в астраханской области, где казахов тоже приличное количество, а вот у татар кладбища немного другие.
  
   Казахские кладбища очень расточительны по месту, у нас на такой площади четверых хоронят.
   Кладбищенские муравьи, сфотографированные секретной техникой. Какой -- смотрите видео Кэтрин о Эквадоре.
  
   Тем временем подкрался вечер и мы срочно начали искать место для ночлега. Первым интересным наблюдением оказалось сильное казахское огораживание -- любая территория, хорошо подходящая для пастбища, незамедлительно огораживается. Нам, тем не менее, удалось отыскать неогороженный участок у ручья, где красиво росло одинокое дерево. Там и остановились на ночлег.
  
   Ночью нас пугали неведомые животные, с шумом плюхавшиеся в воду. Были ли это особо жирные лягушки или выдра -- неизвестно.
  
   Утром был организован поход на огороженную территорию, где обнаружились великолепные кувшинки.
  
   Утром к нашему ужасу стало ясно что казахи не обманули про качество дороги. Дорога и правда была жуткой, второй по ужасности во всём нашем путешествии. Причём движение там достаточно оживлённое, я там в первый раз видел обгон при скорости обгоняющего 10 км/ч.
   Там же нам встретились первые верблюды, вызвавшие неподдельный восторг у Кэтрин.
  
   Одними верблюдами, лошадьми и коровами дело не ограничивалось -- встретился и какой-то орёл на кусте, храбрый видимо до крайности.
  
   Мои спутницы, после поездки по дельте, всерьёз рассчитывали на купание в пустыне.Я относился к этим планам скептически, так как дельта уже закончилась, но спустя несколько километров, казалось, был посрамлён -- глазам предстала вода! Причём, казалось, не совсем даже лужа, а даже маленькое озерцо. Мы сразу остановились, и отправились к неожиданному водоёму. Но некоторые характерные признаки подсказывали мне что огорчаться посрамлению рано.
   Подойдя поближе я убедился что это просто размоченный солончак. Видимо относительно недавно прошёл дождик, и рапа не успела испариться.
  
  
   В рапе плавали дохлые богомолы. Тоже обманулись?
   Вот так выглядит небольшой размоченный солончак. Отложения соли по берегам не очень заметны, но широкая мёртвая полоса говорит о качестве воды.
  
   Но не все лужи одинаково солёны, вот эта плотно оккупирована коровами и лошадьми. В рапе они бродить точно не будут. "Мёртвая полоса" на этот раз явно создана копытами.
  
  
   По дороге мы встретили и посадили какую-то казахскую старуху. Казахи вообще не дураки ездить автостопом. Старуха была вонючей, а через некоторое время начала вздыхать "жарко", явно намекая на то, что бы мы включили кондиционер. Мы же, по отсутствию тенге экономили бензин, охлаждаясь воздухом из окна. Вскоре старуха вышла, не вызвав ни в ком никаких сожалений.
   Через сотню километров дорога немного улучшилась, а спустя ещё сто стала даже неплохой. Так мы добрались до первого крупного города -- Атырау, бывший Гурьев.
   На центральной площади стоит памятник казахским героям.
  
   Главной целью было поменять деньги и зарегистрироваться. Проблемой являлось отсутствие вменяемой информации в интернете, что нужно делать россиянам в Казахстане. На всякий случай мы решили сходить в миграционную службу.
  
   Первым делом мы погуляли по банкам и поменяли деньги. В миграционную службу мы не успели -- сказалась мерзкая дорога, из-за которой мы так долго добирались до Атырау, поэтому мы отправились в местный супермаркет.
   В супермаркете была молельная комната с такой вот забавной табличкой.
  
  
   Погуляв по супермаркету выяснилось следующее -- продуктов российского производства в супермаркете примерно 50%, продукты российского производства в Казахстане в два раза дешевле, чем в России, продукты казахского -- ещё дешевле, чем продукты российского. Описывая это, я не испытываю ни на грош гордости за Россию, только стыд. Этож как дико нас обирают, что после оплаты транспортных издержек продукты остаются настолько дешёвыми?
  
   Рядом с молельной комнатой находился туалет, откуда мы в несколько ходок набрали литров двадцать питьевой воды в дорогу.
  
   Накупив кучу еды в дорогу, отправились на свою вторую ночёвку в Казахстане.
  
   Для второй ночёвки мы избрали реку Урал.
  
  
   Урал -- река довольно большая и на удивление петлистая. Течение довольно быстрое. Выкупались на славу, хотя переплывать не стали, памятуя Василия Ивановича. Утром наловили рыбы, попытались подкормить лошадей арбузными корками(не вышло, очень пугливы), погоняли от лагеря телят(которые арбузных корок не пугались и пытались украсть ещё не съеденную половину арбуза).
  
   Наловленную рыбу пожарили на прутике и съели.
   Скромный завтрак.
  
  
   После завтрака мы отправились в миграционную службу. Там выяснилось что все мучения были зря, и добрый месяц мы можем кататься по Казахстану без каких-либо проблем.
   Итак, дальше в путь. Следующая остановка -- Доссор.
   По дороге мы останавливались в интересных местах. Например вот эта песчаная пустошь, она же дно древнего моря.
  
   .
   Хорошо сохранились останки былых обитателей.
  
  
   Ракушек очень много, популярным строительным материалом в тех местах является так называемый "ракушеблок".
   Начали встречаться и подсохшие солончаки.
  
   По дороге встретилась могила некоего казахского святого. На иллюстрации ниже показано, как должен и как не должен выглядеть посещающий сие место казах.
  
   В пустыне начали попадаться новые интересные обитатели, например вот такой паучок.
  
  
   В самом деле не так уж он и велик, хотя и значительно крупнее привычных пауков.
  
   Вскоре по дороге встретился размоченный, но очень большой солончак. Прямо таки кажется, что это уж точно большой водоём, в котором можно поплавать -- а при температуре воздуха под 40 подобная идея кажется очень разумной.
   Но подойдя ближе оказалось, что солончак этот отличается только размерами, но не качеством. Вместо воды, в которой можно плавать, там всё та же рапа. Глубина всё так же не превышает десяти сантиметров. Из воды выкристаллизовывается соль, мелкие кристаллы которой плавают прямо по поверхности.
  
   Предметы, попавшие в него сразу становятся центрами кристаллизации. Например вот это неудачливое перекати-поле.
   На некоторых веточках соль отлагается очень красиво.
  
   К слову, на Баскунчаке процветает подобный бизнес -- наращивание солевой корки на различных веточках и цветках, и продажа подобных сувениров желающим.
   Дно солончака выстлано той же самой чёрной грязью, которой намазываются на Баскунчаке и на Мёртвом море.После прохода по дну остаётся след из чёрной мути..
  
   Некоторые несознательные члены нашей команды не поверили тому, что солончак мелкий везде, и отправились в далёкий путь по дну. О успехе этих попыток можно судить по фотографии ниже.
  
  
   На обратном пути я немного опередил своих спутниц и увидел падший столб электроснабжения, и грузовик с казахами, приехавшими его починять. К сожалению, фотоаппарат, бывший с моими спутницами не запечатлел этого, так как они пошли другой дорогой.
  
   Вскоре мы проехали через Доссор и повернули на дорогу к Кульсарам. Но перед Кульсарами нас ждали меловые скалы Аккергешен.
  
   По дороге мы увидели в отдалении небольшой пруд. С одной стороны пруд порос деревьями, что говорило о том, что это точно не очередной солончак. Уже вечерело, и мы решили остановиться там, а не ехать к Аккергешену. Как выяснилось потом, это был совершенно верный поступок.
  
   Как сказала Катя, третий наш участник, "раньше я бы назвала это паршивой лужей, но сейчас это прям оазис в пустыне". Пруд был конечно паршивый, глубиной по грудь, с мутной водой -- но во-первых вода была пресная, в ней можно было искупаться и её, после тщательного кипячения, наверное можно было бы попробовать пить. Впрочем мы не рискнули -- запас питьевой воды у нас собой был приличный -- набрали в из под крана в туалете торгового центра.
  
   Кроме того, от кустов можно было набрать сухих сучьев в качестве топлива.
   На фотографии пруд как он есть.
   Вода, кстати, оказалась удивительно холодной, видимо где-то на дне бьёт родник. При температуре окружающего воздуха это было очень приятно.
  
   На безлесой части пруда был водопой, к которому приходило немеренное количество животных. Встречали нас лошади, впоследствии приходили верблюды.
  
   После купания мы немного порыбачили на хлеб. Удивительно, но маленький, изолированный пруд изобиловал карасями, встречались и лещи. Судя по поведению карасей, выпрыгивающих из воды, кто-то в пруду их активно хищничал, но его изловить было не на что, удочки на крупную рыбу у нас не было.
  
   Вечером ветер, и так гулявший по пустыне, немного усилился. Мы перегнали машину так, что бы она немного защищала палатку от ветра, и легли спать, но не тут то было. Ветер не прекращал усиливаться. Нам пришлось лечь в распорку, удерживая руками и ногами стенки палатки, что бы их не сдуло. Так мы, в раскоряку, и пролежали всю ночь. Вообще описать бурю в пустыне довольно сложно, это надо пережить, когда палатка сотрясается, приходится напрягать мышцы, что бы её удержать, а при особо сильных порывах палатка аж подпрыгивала, угрожая нам судьбой Элли и встречей с Гудвином. Где-то вокруг били молнии, что было окончательно страшно. Молния, как правило, ударяет в возвышающийся предмет, и с ещё большей охотой -- в проводящий. Самым высоким и вдобавок металлическим предметом на несколько километров вокруг была наша машина, немногим ей уступала палатка. Но молния, к счастью нас миновала. Изредка по палатке ударяла капля-другая дождя.
  
   Но, так или иначе, нас не сдуло, ветер немного успокоился и под утро удалось немного поспать.
  
   Утром я с удивлением обнаружил, что угли в моём костре не погасли. Во время всего путешествия я отдавал предпочтение костру в яме -- его легко тушить и на нём удобно готовить. Ветер нанёс в яму песка на угли, а вот выдуть угли из ямы не мог. Редкие дождевые капли летели почти параллельно земле, и замочить угли были не в силах.
  
   Вот как выглядел наш лагерь с другой стороны пруда. Утро.
  
   Мы собрались, перекусили карасями, а так же налили технической воды и набрали сухих сучьев в запас -- мы не знали, всегда ли нам удастся так удачно ночевать, как в предыдущие разы. Могло сложиться так, что у нас в распоряжении будет лишь пустыня без единого прутика. Хотя наша основная еда(тушёнка, зелёный горошек и галеты) допускала возможность обойтись без готовки, это всё же не так приятно. Да и без чая как то не тру.
   Итак, следующий пункт -- скалы Аккергешен.
  
   Мы съехали на побочную дорогу и остановили какого-то конного казаха. К сожалению, он совершенно не понимал по русски, а мы не особо понимали по казахски. После долгих попыток объясниться мы поняли, что какая-то гора впереди точно есть.
  
   Итак, мы поехали вперёд. До скал было каких-то 30-40 километров, поэтому я думал что до обеда мы управимся и доехать, и посмотреть. Но не тут-то было. Дорога на Аккергешен -- это худшая дорога, которую я видел в своей жизни. Ямы на ней таковы, что их видно даже на гуглокартах. В некоторых из них можно спрятать не то что машину, а пожалуй целый танк.
   Дорога является одновременно прямой и петлистой. Сама дорога прямая, но то и дело встречаются съезды на обочину, где пролегает альтернативный путь. Он тоже не везде гладок -- то глубочайшая колея, то огромный провал, куда страшно съезжать, потому что потом можно не выехать.
  
   Вскоре по дороге встретились казахи на джипах с дровами. Они подтвердили, что едем мы туда, и предложили пристроиться за ними. Но ехали они крайне лихо, не меньше тридцати километров в час, и мы очень скоро от них отстали.
  
   Плюсом этой поездки была природа. Так как дорога была, по видимому, довольно малопопулярной, на ней мы всласть насладились видами пустыни. Например, модный верблюд с пирсингом в ушах.
  
   Было огромное количество птиц. Вот, например, белоголовый орёл (название собственное). Здоровенная птица на самом деле.
  
  
   Он же сидит на дороге. Этих орлов мы видели в больших количествах именно здесь, в остальной дороге они нам не встречались.
  
   Птицы встречаются не только поодиночке, но и большими стаями. В основном это всякие воробьиные, но бывают и куропатки.
  
   .
   Вскоре на дороге появился ещё один водоём. Это был пруд, огромный по своему размеру, с водой ярко-изумрудного цвета. Глубиной он, к сожалению, не превышал колено. Вода в нём была слабосолёная.
  
   В этом пруду водились утки, которые улепётывали от меня с кряканьем. Маленькие утята(голову его можно наблюдать на фотографии, если присмотреться) спасались нырянием.
  
  
   Другой орёл, помельче. Этого мы прозвали "коричневоголовый". Они были куда распространённее, и неоднократно встречались нам во всём Казахстане.
  
  
   И вот, спустя добрых пять часов, мы увидели цель пути.
   Аккергешен издали.
  
   Дорога пролегала между двумя группами скал, поэтому, остановившись наиболее близко к скалам, мы отправились в путь. Почва здесь изобилует то ли мелом, то ли гипсом, а может быть и тем, и другим. В любом случае то и дело встречались белые проплешины, их можно увидеть на фотографии.
  
   Непосредственно перед остановкой на дорогу выбежало некое млекопитающее семейства куньих, довольно крупное. К сожалению оно быстро убежало, не дав себя запечатлеть.
   Рядом с машиной рос чертополох, окучиваемый сумашедшим бражником. Бражники -- бабочки ночные, и что заставило этого пастись днём -- загадка.
  
  
   И вот, пройдя около километра, мы подошли к скалам.
  
   Аккергешен сблизи.
  
   Формы у скал довольно интересные.
   .
   На фотографии они выглядят немного игрушечными, однако не так уж они и малы. Мел довольно рыхлый, и карабкаться по нему дело непростое, и может стать опасным.
  
   На этих скалах нас ждал сюрприз, которого мы не думали здесь увидеть. Им стал легендарный пискливый геккончик.
  
   На самом деле он очень маленький и очень юркий. И ещё облизывает себе глаза, это очень забавно выглядит. Хотя он и называется пискливым, у нас он звуков не издавал.
  
   Мы осмотрели внимательно скалы и заточили немного ягод эфедры, которая здесь тоже растёт, хотя и не в таких количествах. Время было уже позднее, но нужно было торопиться -- мы приехали не на месяц, к сожалению, а всего на две недели. Мы решили ехать как получится -- при неудаче переночевать на карасином пруду, а при удаче доехать до реки Жем.
   Обратный путь, к счастью, оказался короче -- окрестности мы уже осмотрели да и дорога была чуть лучше известна.
   На обратной дороге меня перепугал верблюд. Он вот ниже на фотографии. Я шёл впереди машины, осматривая ямы на вопрос того, можно ли проехать -- многие из ям выглядят совершенно непонятно, то ли яма гладкая, но на дне чёрный асфальт, то ли она настолько глубокая, что свет дна не достигает. Солнце было уже довольно низко, поэтому ямы второго типа встречались не так редко, как это можно было предполагать. Ладно, я отвлёкся. Итак, меня перепугал верблюд. Он тихо мирно стоял на обочине (на такой горбатой дороге даже верблюды стоять отказываются), и вдруг, посмотрев на меня, с диким криком понёсся в мою сторону. Я малясь присатанел и сел в машину от греха подальше. Впрочем выяснилось что его эмоции вызвали какие-то другие верблюды за моей спиной. Что за эмоции осталось тайной, так как добежав до них он резко остановился и вновь погрузился в своё флегматичное состояние. Зачем было так орать и нестись сломя голову -- осталось загадкой.
  
  
   Итак, потихоньку мы вернулись обратно на трассу и поехали к реке Жем. Река Жем протекает неподалёку от Кульсаров, и в том месте, где трасса пересекает эту реку организован казахский курорт. То есть постоянно стоит несколько машин, и казахи то шашлыки жарят, то в казане что-то варят. Иные бухают, но те, которые отдыхали в тот момент, были то ли особо трезвенниками, то ли особо мусульманами. В общем мы поставили на песке палатку, выкупались в реке и легли спать.
  
   Выше на фото -- казахская машина и казахский же казан.
  
   Утром мы встали, разожгли остатки казахских дров, наварили чаю. На реку сначала пришли лошади, с другой стороны. Они нас прилично побаивались, тем не менее напились, а один жеребёнок даже выкупался, довольно забавным образом. Река очень мелкая, плавать даже человек там может только в фарватере, и то только если хочет -- вода доходит до груди в лучшем случае. Жеребёнку вообще было мелко, тем не менее он зашёл в воду и упал на бок, в ту же секунду вскочил и побежал, храбро размахивая головой. Вообще жеребята -- это самое страшное, что ожидает водителя в Казахстане. Повадки у них следующие -- вы едете по дороге, на горизонте на обочине стоит жеребёнок. Вы едете, он стоит -- ему страшно. Вы проезжаете один километр, второй. Жеребёнок стоит. И вот, когда остаётся последние сто метров он сломя голову бежит через дорогу, а перебежав гордо трясёт гривой и аж подпрыгивает. Так что тормозить перед ним обязательно. Сами казахи кстати ездят сломя голову, и я поначалу удивлялся, как они не сбивают жеребят. Потом увидел как-то в густой траве около дороги труп жеребёнка и вопросы отпали.
  
   Нормальная скорость движения казаха по хорошей дороге - 120 км/ч. Это объясняется тем, что за превышение на 30 и менее км/ч штраф сравнительно небольшой и с гаишником можно договориться. Хорошие дороги без ограничений размечены россыпями птичьих трупов. Таким образом, 120 км/ч является граничной величиной также и для мелких пустынных птиц. Ниже 120ти придорожные птицы хорошо оценивают скорость, поэтому могут адекватно рассчитать, когда вовремя взлететь или как лихо пролететь перед движущейся машиной. А вот на 120ти они уже не понимают - мысленно занижают скорость угрозы, а ошибочный рассчёт ведет к удару о лобовое стекло. По-видимому, в природе со скоростями 120 и выше эти птицы не встречаются, а ниже - вполне себе да.
  
   Ладно, я отвлёкся. Выехали мы с реки Жем, и приехали в город Кульсары.
   На въезде находится кемпинг с очень добрыми хозяевами.
  
   Кульсары довольно приличный по размеру населённый пункт. Мы заехали на местный рынок за арбузом, дыней и кумысом -- я хотел попробовать, каков казахский кумыс. До того я покупал в магазине, но он был откровенно отстоен. У бабок кумыс(по казахски кымыз) лучше, но тот кумыс, который делают на кумысной ферме рядом с моим родным селом, мне нравится куда больше.
  
   Но на базаре мы обнаружили продукт куда интереснее. Им оказался шубат -- что-то вроде кефира из верблюжьего молока. Очень вкусный, но покупать его надо строго у бабок на базарах -- в магазине вообще не то. Шубат мы пили всю дорогу, и очень горевали что в России будем без него. Ещё забавной штукой оказался болконмяк -- ирис из верблюжьего молока, или, по словам продавщицы, "натуральный сникерс". Действительно вкусен.
  
   Ещё в Кульсарах мы пополнили наши запасы пресной воды. Купив у продавщицы в магазине всяких ништяков(очень вкусный оказался чак-чак, я ни до того, ни после такого вкусного не ел), мы спросили воды, и она любезно отправила нас со своей дочерью к колодцу во дворе своего дома, где мы налили в свои баклаги воды. Что удивительно -- двор, довольно таки большой, абсолютно пустой. Во дворе есть лишь колодец, приборы для умывания, большое не плодовое дерево, под которым расстелен ковёр и какие-то старики играют в карты, и голая земля. Никакой, даже самой маленькой грядки с помидорами там не нашлось. Вообще в западном Казахстане массово выращивают только бахчевые, остальное у них привозят. Почему оно так -- непонятно, сами казахи это объясняли ленью.
  
   Закупившись, мы продолжили свой путь. Следующая остановка -- Бейнеу.
  
   Итак, пришла пора поговорить о настоящих хозяевах казахских дорог. Гайцов мы встречали очень мало, так как их роль выполняют верблюды. Верблюд -- существо очень гордое, и он считает ниже своего достоинства отходить, когда едет какая-то легковушка. Его можно издудеть, можно угрожать ему наездом -- он будет продолжать стоять и презрительно на вас смотреть. Только перед фурами он отходит, и то вальяжно и неторопливо, как будто сам собирался уйти и это так совпало, что фуре надо проехать. Только один раз я видел верблюда, убегающего в панике -- это было как раз в Бейнеу. Он убегал из ворот частного дома, лихорадочно дожёвывая ломоть арбуза, а за ним, швыряясь кирпичами, бежал видимо бывший хозяин арбуза.
  
  
   В дороге мы, естественно, останавливались для осмотра окрестностей. На глинистой пустоши удалось увидеть и даже изловить какую-то круглоголовку.
   Она очень невелика размером на самом деле. Юркая.
  
   Ещё один гигантский паук. (эта фраза взята из видео Кэтрин про Эквадор. Она особенно долго монтировала кусок с этой фразой, и я поклялся себе, что в моём обзоре про Казахстан будет эта фраза)
  
  
   Так, потихоньку-полегоньку мы добрались до Бейнеу. Очень оживлённый городок с очень неплохим рынком. Мы пополнили свои запасы и подивились сбору пустых пластиковых бутылок(и по дороге не выбрасывали ни одной, завезя все пустые бутылки в Бейнеу на обратной дороге). На рынке было много интересного.
  
   Многоязыкие китайцы штурмуют русский. Была ещё легендарная "гниль ноги", но фотку с ней можно найти в интернете. Мы хотели было купить, но поскупились. Теперь, если у Кэтрин зачешется нога, я ей напоминаю про средство от чесоти.
   Ещё раз удивили птицы. Это -- кольчатая горлица, не нос собачий.
   В отличии от обычных голубей она воровала зерно очень опасливо, озираясь после каждого поклёва.
   Обычный пейзаж городка. Пыль, жара и верблюды.
   Удивительная заправка "времён очаковских и покоренья Крыма". Мы не смогли на ней заправится -- не поняли друг друга с продавщицей.
  
  
   После Бейнеу мы увидели в стороне купол, остановились, подошли поближе и обнаружилось... впрочем тогда у нас сел фотоаппарат, и мы заехали туда ещё раз на обратной дороге.
  
   Ближе к вечеру на карте я усмотрел ещё одну реку. Что же за везение такое, мы уже который день едем по пустыне, и тем не менее день за днём останавливаемся на ночлег около водоёма! Река называлась Манаши.
  
  
   Берега реки заросли какими-то тростниками и кустарниками, берега известняковые, изрезаны пещерами. Дно реки заросло какими-то водорослями, рыб заметно не было.
  
   По пещерам мы утром полазали под руководством Кати, которая ко всему прочему спелеолог, весьма интересно. Вообще мне кажется, что хорошо было бы организовать когда-нибудь пеший поход вниз по течению Манаши до Мёртвого Култука, куда она впадает.
  
   Остановившись на берегу, мы разделились. Я остался обустраивать быт -- складывать очаг, разводить костёр и готовиться к варке горохового супа. Я набрал из реки воды, залил горох. Спутницы мои были отправлены на разведку и на поиск дров. Вернувшись, они огорошили меня совершенно неожиданной вестью -- река то солёная! Причём офигительно солёная, ощутимо сильнее чем морская. Неудивительно что не было видно рыб. Суп удалось спасти, ни картошку ни тушёнку я ещё не положил, поэтому можно было просто вылить солёную воду.
  
   По дороге мои спутницы нашли немало интересного, например солёный родник.
  
  
   Впоследствии ещё несколько солёных родников было найдено и в окружающих пещерах, причём они сильно отличаются и по солёности и вообще вкусом. Наверное где-то среди них есть и пресные.
  
   Многокупольная мечеть Коркембай 19 века. Очень красивая.
  
  
  
   Как сказала Кэтрин, эта мечеть очень походит на стандартные склепы из компьютерных игр.
  
   После спасения супа и экспериментального купания в этой реке мы легли спать, причём я решился на хардкорный эксперимент -- сон под открытым небом. Сразу скажу - понравилось. Постелил пенку на камни, завернулся в спальник и лёг у костра. Эпизодически приходилось просыпаться и подкидывать дров, ещё меня беспокоил ещё один гигантский паук -- то ли бихорка, то ли тарантул, который шарахался поблизости. Хоть река и солёная, растительность вокруг растёт очень успешно, вследствие чего много насекомых, летают кулики и наверное есть кто-нибудь ещё. Ещё там отдыхают казахи -- нас никто не побеспокоил -- люди приехали и уехали, но из-за поворота реки слышалась человеческая речь и звуки гитары.
  
   Утром мы изловили, а точнее даже спасли бихорку, она же фаланга или сольпуга. Она в своих поисках заблудших насекомых чуть было не утопла в реке, но была выловлена и посажена в бутылку. В бутылке ей было страшно, и поначалу она не особенно активно обращала внимания на пару жужжелиц, которых мы к ней подселили, но потом жужжелицы были съедены. О судьбе интересного паукообразного, у которого между прочим 10 ног, я расскажу в самом конце.
  
   Далее нас ждал спуск вниз, с перевала Батыра.
  
   Вблизи перевала мы наткнулись на неизвестные руины. Они не отмечены никакой табличкой и что это такое вообще было -- неясно.
  
  
   Прежде чем перезжать перевал, мы поехали вглубь, где надеялись увидеть что-нибудь интересное. Вышеописаные руины относились именно к этому. Немного проехав, мы встретили местную природохрану -- они искали браконьеров, охотящихся на сайгака. Сайгаки здесь, как выясняется, водятся -- но мы ни одного, к сожалению, не увидели.
   Пройдя ещё немного нашим взорам открылся гигантский обрыв. Здесь местное плато, являющееся продолжением Устюрта, обрывается в прикаспийскую низменность. Хотя дальше, на самом Мангышлаке, гор хватает.
  
   Виды на обрыв.
  
  
   Всюду лежат гигантские глыбы, из них и сложен обрыв. Если прыгать по глыбам можно потихоньку добраться донизу, если будет такое желание
  
   Очень величественный здесь вид, на фотографиях этого не очень видно -- пасмурно, назревала буря.
   .
   Так как я побаивался грозы, равно как и опоздания, мы потихоньку поехали обратно. Зря я так торопился, потому что гроза так и не началась. Перевал сейчас не такой как раньше -- сейчас он полностью техногенный, вырубленный в горе.
  
   Чернотелка. То ли угрожает, то ли просто хочет пить.
  
  
   Так как гроза так и не собралась, мы поехали на находившийся неподалёку карьер со щебёнкой. Нашим взорам предстал не только этот карьер, но и другая часть уже виденного обрыва с красивыми эоловыми формами.
  
  
   Чьё-то гнездо.
  
   Весь склон изрезан вот такими арочками и выемками.
  
  
   Если бы и пошёл дождь, его вполне можно переждать под этой аркой.
  
   Некототорые имеют очень интересную форму. Самый красивый я назвал для себя "бычьи яйца", но мы не будем его вам показывать..
   В окружающем известняке огромное количество всяких ископаемых. Белемниты, морские ежи -- кое что мы прихватили и с собой. Но от этого места не убудет -- вон тут их сколько.
  
   Склон изрезан вот такими каньончиками с очень крутыми стенками.
  
   Если внимательно приглядеться, то на фотографии выше видно гнездо горлицы. Она один раз прилетала при нас покормить своих птенцов, но мы не успели её сфоткать. После этого, как мы не прятались, она на подлёте нас обнаруживала и отлетала в сторону. Пришлось уходить несолоно хлебавши.
  
  
   И вот та самая щебёнка. Под бесконечным ветром постоянно пересыпается, из-за чего над карьером стоит вечный шелест.
  
   Ночь приближается.
  
   Никаких фотографий с ночёвки, потому что это была первая и последняя цивилизованная ночёвка в Казахстане.Приехав в населённый пункт Шетпе мы кое-как нашли там гостиницу, разбудили администратора, который был не бельмеса на русском, и, кое-как, на пальцах, договорились о комнате. Администратор оказалась неплохим человеком -- сдала нам комнату двушку на троих -- по цене как за двух. Кэтрин выпила пива, чего была лишена всю дорогу по причине водительства. Мы наконец-то искупались в душе и посмотрели фильм на ноутбуке -- прикоснулись к цивилизации. Очень полезно сделать это разок в середине путешествия. Тогда морального воздействия этого раза тебе хватит на вторую половину.
   Утром мы встали и пошли гулять по Шетпе.
  
   Вокзал.
  
   Пути как пути.
  
  
   Катя и наш железный конь с боевыми шрамами. На заднем плане казахи едут из ниоткуда в никуда.
  
  
   Погуляв до открытия магазинов, и закупившись едой после этого мы поехали на Шеркалу. К сожалению, я выбрал неверный путь для этого, а с боковыми трассами тут очень туго -- горы.
  
  
   Слева обнаружились какие-то ячеистые образования в склоне. Мои спустницы отправились проверить что это, я же разведал обстановку справа.
  
   Перспектива оказалась обманчива -- этот склон не в пятиста метрах, а скорее в трёх километрах.
  
   Мелкие ячеечки при приближении оказываются не сказать что бы совсем мелкими.
  
   Но в них в свою очередь имеются и мелкие.
  
   Вот такой вот фрактал. После возвращения мы дружно отправились в правую сторону, и по дороге изловили ящерицу. Вернее она сама спокойно далась в руки.
  
   Это агама. Пока на свободе.
  
   Вот теперь изловлена.
  
  
   После того, как мы исфотографировали её как нам хотелось, она резко выпрыгнула из рук и убежала. Как будто хотела сказать "вы сделали что хотели, теперь я свободна".
  
   Через холмы проходят огромные и от этого загадочные каменные валы.
  
   Эти каменные валы тянутся с одного края горизонта до другого, никакого разумного объяснения им найти не удалось. Будь она севернее, в них можно было бы предположить края ледника, но тут ледник уже не проходил.
  
   Маленькая конкреция. Среди камней, слагающих эти загадочные валы, встречаются конкреции. Конкреция -- это осадочное образование, образовавшееся когда какая-нибудь затравка -- камушек или ракушка -- болтаются течением воды туда-сюда по дну, изобилующему тиной. Они бывают маленькими, как конкреция на фотографии ниже.
  
   Бывают и большие. На фотографии ниже хорошо видна слоистая структура, причём конкреция расклеивается ещё и поперёк.
  
   Осадочные породы, впрочем, отлагаются не только в виде конкреций. Это чудо природы и вовсе похоже на книгу.
   Осадочная порода с очень интересными раковинами.
  
  
   Стенки ракушки давно истлели, но сердцевина, заполненная какой-то другой осадочной породой, сохранилась.
  
   В ходе прогулки нас посетил небольшой дождичек, от которого мы прятались под камнями. Впоследствии один пьяный казах нас уверял, что тут, во впадине, дожди каждый день -- но мы ему не поверили, потому что иначе вокруг была бы не выжженая пустыня, а зелёный сад.
  
   Развернушись, мы поехали обратно через Шетпе к Шеркале.
  
   По дороге мы решили устроить привал. Вскоре показалась небольшая зелёная лощина. Оказалось, что хитрый казах оккупировал источник пресной воды и устроил там себе ферму, поэтому у него зелень. Вокруг его фермы во множестве валялись ветки, что было очень кстати.
  
   Ферма у казаха приличная. Там выращивается какая-то зелень -- удивительный случай. Впрочем и обычные для Казахстана коровы тоже лежат.
  
  
   Пообедав, мы поехали к сегодняшей нашей цели. Вскоре, из-за одного хребта, показался бело-коричневый купол сильно издали.
  
   Вид после перевала.
  
  
   Дорога непосредственно к Шеркале отвлетвляется от основной трассы, и является грунтовкой. Эта дорога закручивается спиралью к Шеркале, огибая её, но проехать по ней весь путь на нашей машине было невозможно -- местами очень крутые подъёмы. Поэтому мы остановили в удобном месте и пошли пешком.
  
   Шеркала и я.
  
  
   Кто-то может удивиться моей одежде. На самом деле никакой проблемы в ней нет. В пустыне главная проблема это не жара,а солнце, поэтому нужно либо быть в тени(что в пустыне проблематично), либо укутываться как бедуин.
  
   Впрочем я забыл о второй пустынной проблеме. Это колючки. Колючка есть разная. Есть традиционная верблюжья колючка -- но она не очень страшна на самом деле, ну или я по крайней мере привык к ней в Астрахани. Есть злые мини-лопухи. Плоды этого растения напоминают репейники, но они гораздо мельче и их больше. Растут они на таких длинных плетях. Но самым жутким кошмаром было некое злаковое, плоды которого представляли собой короткие крепкие иглы, вонзавшиеся во что угодно. Назвали мы это растение "поганоколючечник", и рос он большими полянами. Эта гадость очень низка и малозаметна, выглядит растение совсем нестрашно, и поэтому оно смогло измотать нам все нервы.
  
   Справа неизвестная, но судя по всему более высокая и вообще говоря довольно красивая гора.
  
   Вот так Шеркала выглядит сблизи. Купол совершенно скрывается за известняковыми скалами. Скалы вздымаются вверх практически вертикально и производят совершенно чарующее выражение.
  
  
   Вблизи склоны весьма разнообразны.
  
   Местами в склонах встречаются своего рода ущелья и даже пещеры.
  
  
   Это тоже склоны, не забывайте. Вдали виднеется вершина, на самом деле она огого как далеко, фотография не передаёт глубины.
  
  
   Есть в Шеркале и большая пещера, к сожалению заваленная.
   Казахская легенда про Шеркалу.
  
   Впоследствии казахи рассказали нам легенду. На Мангышлак казахи, а точнее одно их племя -- адаи (к слову аборигены гордо говорят, что мы мол именно адаи), пришли достаточно поздно.
  
   В то время там жили туркмены. Адаи их воевали, и вот достаточно большая группа туркмен залезла на Шеркалу (Шеркала -- туркменское название и означает "гора-лев"). Штурмовать это укрепление было совершенно нереально, поэтому казахи сели в осаду. Прошёл месяц, другой, полгода -- туркмены сидят на своей Шеркале и в ус не дуют. Выяснилось, что они прокопали колодец и поэтому не сильно там страдали. Колодец этот завалили, а туркмен вырезали до последнего человека. Говорят что наверху до сих пор остались кладбища этих туркмен, включая детское. Так как пещера завалена, пробраться туда практически нереально.
  
   На обратном пути мы увидели множество деревьев. Зная, что в окрестностях Шеркалы достаточно много родников, мы решили подойти и попали на вот этих казахов, праздновавших день рождения жены одного из них. Они предложили нам присоединиться.
  
  
   К сожалению именно эти добрые казахи и утопили наш фотоаппарат в бараньем жире, что оказалось для него фатальным. Вот его прощальное фото, после него он падёт в казан безвидения.
  
   Казахи подлили масла в огонь, начав рассуждать что дескать нужно было быть готовыми и так далее, вместо того что бы извиниться. В расстроенных чувствах мы поехали от Шеркалы дальше, на юг. Первоначально мы решили заночевать там же, где обедали -- там было топливо, лощинка была хорошо укрыта от лишних глаз. К сожалению даже слишком хорошо -- мы в темноте её попросту не нашли. Пришлось, проехав Шетпе, ночевать просто так в пустыне.
  
   Следующим нашим пунктом, глобально, являлся город Актау. Но, хотя от Шетпе до Актау есть короткая дорога, но мы поехали по длинной, так как по этой дороге мы проезжали мимо Карагие.
  
   Карагие -- это огромная впадина, 30 на 80 километров по размерам, -132 м глубиной. Это четвёртая по глубине впадина в мире и первая на территории бСССР. Дорога проходит прямо через Карагие, так что никаких долгих прогулок, к счастью, не предвиделось.
  
   Спускаясь во впадину, уши прямо неиллюзорно закладывает. Акклиматизировавшись, мы съехали в сторонку с целью организовать небольшой привал.
  
   Ещё в Карагие мы увидели поющих кузнечиков. Эти кузнечики, приземляясь, издают птичье чириканье. Натурально птичье -- я, заметив этот факт, обратил внимание Кэтрин. Так она не поверила, даром что энтомолог и кандидат наук. Лишь погоняв минут пять кузнечиков по пустыне, она согласилась со мной, что источник этого чириканья -- именно насекомые, а не птица где-нибудь в траве.
  
   На дне Карагие довольно много такыра -- высохшего озёрного ила, загадочного объекта, который не разбери-поймёшь -- то ли почва то ли нет. Но это для тех, кто понимает -- мне же просто внешний вид нравится.
  
   Выбравшись из Карагие, мы приехали в Актау -- он же когда-то назывался Шевченко.
  
   А на горизонте -- море.
  
  
   Следует отметить что небо над Каспийским морем всегда перламутровое. Почему оно так -- я не знаю.
  
   Рай для фанатов (5 тенге -- это чуть меньше рубля)
  
  
   Клоп-стоп, мы подошли из-за угла.
  
  
   Каток в ТЦ.
   Смешной пингвин-тренажёр. Идея то, впрочем, хорошая.
  
  
   Погуляв по Актау, закупившись припасами и запася воды, мы двинулись дальше по Мангышлаку, к Голубой бухте!
  
   Кладбище нуворишей. Вообще кладбища в Казахстане отличаются повышенным размахом, но некоторые такие мавзолеи себе отгрохивают, что издали думаешь что это какая-то маленькая красивая мечеть.
  
   Следущий наш пункт -- это море. Нужно же искупаться наконец. Как и многие другие путешественники по Мангышлаку, мы поехали в Голубую бухту.
   Голубая бухта -- это довольно известное пляжное место. Нам говорили, что она частная на самом деле, но по факту никаких ограничений там не видно. Видны остатки былой роскоши, какие-то заброшенные строения, но сейчас это место для дикого отдыха. Дороги около Голубой бухты отмечают вот такие столбики. Впрочем ведут они к какому-то хутору, а вовсе не к бухте.
  
  
   Дорога средней паршивости. До поворота на правую часть бухты ни разу не пришлось выходить из машины с целью оценить глубину ямы или высоту кочки.
   Сама Голубая бухта представляет собой маленький залив между двумя скалистыми отрогами.
  
   Берега приятные, песчаные в самой бухте, но по сторонам начинаются известняковые скалы с пещерками.
  
   Вообще саму бухту можно разделить на две части -- левую и правую. На левую легко проехать, и она довольно сильно засрана казахами. К правой пробраться значительно тяжелее, нам пришлось и колёса спускать, и лопатой местами работать, но если вы планируете задержаться подольше -- оно того стоит, там значительно чище.
   С купанием нам не очень повезло. Был апвеллинг -- холодное течение, вызванное поднятием больших масс холодной воды из глубоких частей Каспия. Температура воды была градусов 15 -- на жаре можно окунуться, но вот поплавать уже практически невозможно. Угадать с апвеллингом невозможно, если бы мы приехали на неделю позже или на неделю раньше -- вода была бы нормальная, тёплая.
   Сразу после приезда мы пошли купаться. Вода была очень холодная, поэтому я от купания отказался и взялся разводить костёр -- был уже вечер. Вскоре раздался дикий крик Кэтрин и мне, ухватив топор, пришлось быстро бежать к берегу. Оказалось что там бродила здоровая белая собака. Собака на самом деле хотела подружиться с Кэтрин, но та не поняла. Белый, как мы его называли, был очень дружелюбный и незлобивый к людям пёс, потом, сколько я его не поливал водой, сколько не кидал кирпичами, сколько не угрожал прибить лопатой -- всё равно он ходил за мной и вилял хвостом.
   Утром к нам пришёл другой пёс -- алабай с коротко постриженными ушами, и очень старый. Как впоследствии выяснилось, звали его Караглак. Ни на что не обращая внимания он залез в палатку и разлёгся на спальниках. Мы гнали его как могли, даже били ногами через стеночку, но алабай флегматично продолжал лежать. Пришлось поставить палатку на попа, чтобы тупо его вытряхнуть. А потом срочно застёгивать вход.
  
   Тогда этот паразит залез в предбанник и сидел там.
  
   Вскоре пришёл наш старый знакомый -- Белый.
  
  
   Он выгнал старого алабая из палатки, загнал его в расщелину, постоял над ним. Самоутвердившись таким образом, он развернулся и пошёл по своим собачьим делам. Вскоре прибежал ещё один пёс, чёрный. Он был меньше и, как мне показалось, подлее. Тот незамедлительно решил покусать Караглака, тот ответил. Прибежал белый, и началась собачья драка, причём явно нечестная. К счастью, рядом со мной лежала бутылка с морской водой для технических и противопожарных целей. Получив неожиданный душ, собаки разбежались. Жестоко пораненный, окровавленный Караглак залез под нашу машину.
   Псы приходили ещё пару раз, но получив пару хороших попаданий кирпичом и под угрозой расправы лопатой, отступили.
   Псы пошли купаться и пить. Удивительно, но собаки не испытывают никаких проблем в употреблении морской воды, хотя предпочитают пресную.
  
  
   Наш лагерь как он есть. За кустами видно машину, под машиной лежит Караглак. Мы знаем это, хотя и не видим его. На камнях стоит Катя, я сижу у костра.
  
  
   Следующую ночь (в Голубой бухте мы провели две ночи) Караглак пришёл спать в нашу палатку, в предбанник её. Весь предбанник забрызгал кровью из пораненной шеи. Утром он встал и пошёл купаться и пить воду. По дороге к нему опять пристал белый, и опять его пришлось выручать -- хорошо хоть я услышал сквозь сон. Это было последнее наше утро в Голубой Бухте. Я достал перекись водорода и обработал ему шею -- чтобы она не загнила у него. На это Караглак обиделся (шею видимо изрядно защипало) и ушёл в скалы. Вскоре после этого приехала машина с казахской бабкой, которая искала этого самого алабая. Вот неудача. Искали мы его часа три, но в общем итоге всё же нашли и сдали хозяйке. Не знаю как там у него сложилась потом судьба, но история душещипательная.
  
  
   .
   Однако, не только в перипертиях собачьих судеб проходили наши дни в Голубой бухте. Купаться в море было тяжело, однако в скалах оказалось достаточно лагунок, которые хорошо прогревались солнцем. Кэтрин вообще смогла поплавать с маской в море и увидеть там загадочных здоровенных рыб. О том, что это были за рыбы, я расскажу после.
   Попытались мы ловить рыб на удочку, однако малоуспешно -- поймали только нескольких килек. Но в конце концов мы нашли подходящий объект промысла.
  
  
   В лагунках водились вот такие креветки. Мы быстро приспособили несколько пустых пластиковых стаканов, найденных на берегу в снасть, и наловили целую кастрюлю.
   Не очень велики, но очень вкусны.
  
  
   По заметкам других путешественников, равно как и по пустым панцирям должны были водиться ещё и раки, но их мы не нашли.
   Итак, сдав пса и собрав наш мусор, мы отправились дальше. Следующая остановка -- порт Баутино, в котором мы надеялись найти транспорт до Тюленьих островов.
   Добрались до порта мы без особенных проишествий. Баутино -- это посёлок, находящийся за Форт-Шевченко. Посёлок небольшой, а вот кораблики большие и их много.
  
  
   Объекты для для дайвинга в наличии.
  
  
   Кэтрин соблазнилась возможностью дайвинга.
  
  
   К северу у Баутино, у горной гряды расположено интересное солёное озерцо с водой пронзительно розового цвета.
  
  
   Оказавшись в Баутино, мы оказались вместе с тем в кульминационной точке нашего путешествия. Именно отсюда, судя по непроверенной ниформации из интернетов, можно было уехать на Тюленьи острова. Первоначальная разведка нас порадовала. В двух различных точках были рыбаки, которые соглашались везти хоть прямо сейчас, причём за довольно умеренные деньги -- от 4 до 5 тысяч рублей. Прямо сейчас мы не хотели -- был вечер, у нас был разряженный фотоаппарат и не были собраны рюкзаки.
   Договорились с людьми -- с одним на 8 утра, с другим на 9. Второй нас пугал, что на островах дескать будут волки (судя по научной литературе, енотовидные собаки на самом деле) и комары. Причём он так выделял слово комары, как будто говорил тигры. Полные радостных предвкушений, мы отправились спать на морском берегу, в горы неподалёку от Баутино. Там познакомились с охранником-узбеком и моряками из России. Змей было -- море, по словам узбека живут они в горах, а в море ползают рыбу ловить.
   Утром мы встали, собрали рюкзаки и отправились на точку рандеву. Первого мы ждали с 7-40 до 8-45, звонили раз двадцать -- и ничего. Вторые ребята, с которыми мы договорились, точно так же не пришли ни к 9, ни к 10. Мы начали бегать по рыболовной базе, но никакого толку из этого не получалось. Хорошо что мы не поехали вечером -- если бы нас оставили не в Баутино, а бросили на островах, у нас было бы куда больше проблем.
   Целый день мы тусовались на рыболовной базе, познакомились с чёртовой прорвой народу. Некоторые особо ушлые казахи попытались было предложить нам поездку за 20к рублей, но таких "коммерсантов" мы послали подальше.
   Вот такой способ измыслили рыбаки для охлаждения пса летом.
  
  
   Примерно в полдень приехал старый баркас с командой -- командир по имени Шаке, старый казах лет 60-ти, и "юнга" Абай, которому было лет 50. Пришвартовались они около полузатопленных кораблей, где практиковался дайвинг. Мне сказали "плыви". Я, хоть и так себе пловец, всё-таки рискнул. Плаваю я вокруг баркаса, плаваю, а как залезть не знаю. Подал мне Шаке руку, а я, дурак, взял обычным образом. По книгам то я знал о морском рукопожатии, но без времени раздумывать это в голову как-то не приходит. Рассказали мне лекцию о том, как в море надо руку брать и подавать, и всё-таки вытащили на борт. В этот же день они не могли нас отвезти, но на следующий обещали попробовать. Эта команда вызвала у нас немного больше доверия, чем вчерашние рыбаки. А на этот вечер они предложили нам другую программу -- съездить в Каражанбас к родственникам.
  
   Каражанбас расположен километрах в ста от Баутино. Дорога туда в принципе неплохая, хотя есть пара мест с ямами.
   Рыбацкий посёлок, как выяснилось, находится на дне морском.
  
  
   Летом, особенно когда ветер с суши, дно морское обнажается и туда можно приехать на машине, что мы собственно говоря и сделали. Весной или когда ветер с моря, на дно нагоняет воды. Вагончики впрочем стоят на сваях, так что им всё нипочём.
   Тут мы увидели ещё одно забаное животное - каспийского краба.
  
  
   Ловят рыбаки ту самую загадочную здоровую рыбину, которую Кэтрин видела в Голубой бухте. Это -- кефаль. Та самая, полные шаланды которой Костя приводил в Одессу. Выходит, что при желании он мог приводить их в Каражанбас. Мои спутницы взялись их чистить, а я впоследствии сварил уху из голов и хвостов и пожарил остальное.
  
   Рыба пожарилась хорошо, брат Шаке даже предложил мне задержаться на месяцок, пообещав сто килограмм кефали как зарплату. К сожалению, я не мог.
   Поздним вечером к рыбакам приехали их знакомые из рыбнадзора, и предложили переночевать у них, на постелях(!) и даже с возможностью принять душ(!!) из пресной воды(!!!). От такого шикарного предложения мы отказаться не смогли и поехали смотреть на здание казахского рыбнадзора.
   В здании рыбнадзора нас встретили портреты казахских вождей былых времён. Последние трое, судя по всему, были большие озорники.
  
  
   Душ, к сожалению, оказался все-лишь бочкой с водой и ковшиком. Хотя и это лучше, чем ничего. Спать действительно получилось на кровати.
   Утром выяснилось, что в здании живут ласточки. Свободно летают внутри и снаружи, и даже лепят гнёзда. На фотографии ласточкино гнездо.
  
  
   Тот самый душ. Выглядит непритязательно, но после многодневного купания исключительно в морской воде хоть как-нибудь вымыться в пресной неплохо.
  
  
   Сергей, сторож в рыбнадзоре, рассказал интересную историю. Лет пятнадцать назад он подобрал котёнка камышового кота и прикормил. Котёнок вырос, но остался диким -- признавал и подпускал к себе из людей только этого Сергея. Зато другого, обычного кота, он полюбил и играл с ним. Полгода назад камышовый кот помер от старости, но фотографию я видел -- кот действительно не Felis silvestris.
   На обратном пути мы остановились у меловых скал, называемых Северные Актау.
  
  
   Очень красиво, практически не уступает Аккергешену.
  
   Хребет -- зубы.
  
  
   Или ладонь.
  
  
   А может быть и вовсе замок.
  
  
   К сожалению, тут мы были вынуждены расстаться с нашей прелестной спутницей, которая торопилась в пещеры.
   Водопой у горбатых.
  
  
   Казахи -- народ в прошлом кочевой, и традиции животноводства развиты очень сильно. Ниже, например, пастбище на пустыре в Баутино.
  
  
   Весь день мы просидели в этом Баутино, пообщались с каждым встречным-поперечным казахом, но так и не уехали. Не получилось что-то с документами у Шаке, но эти паразиты, вместо того что бы прийти и честно об этом сказать, тупо забили. Негодяи.
   Несолоно хлебавши пришлось уехать. Так и не получилось у нас съездить посмотреть на тюленей. Хотя мне кажется, что тут просто не повезло -- должно же было быть там хоть несколько людей, достаточно собранных чтобы отвезти нас за деньги.
   Поехали мы обратно. Конец дня, как и ночёвка, была запланирована на источнике Тамшалы.
   Неподалёку от источника расположена заброшенная деревня.
  
  
   Осмотрелись мы мельком, так как вечерело. Мы проехали на машине как смогли, оставили её на обочине и пошли вперёд. Уже там чувствовалось приближение к пресной воде.
  
   Но тут источика уже нет, хотя старая стена -- есть.
  
  
  
   И вот мы приближаемся к источнику.
  
  
   Вот такой он.
  
  
  
   Огромная чаша в земле. Источник -- вся эта чаша и есть, вода сочится из стенок, выбегает ручейками из трещин. В этой чаше всегда идёт дождь.
  
  
   Вода в нём слобоминеральная. Причём на вкус немного сладковата -- но совсем чуть-чуть.
   Вытекшая из источника вода образует пруд. Пруд обитаемый -- его населяют караси, неведомые рыбы которые удочку обрывают, и змеи. Вообще около источника очень много змей. Мы видели водяных ужей и полоза поперечнополосатого.
  
   Водяные ужи -- глупые. Рассказывает Кэтрин, мол, сижу я, чищу рыбу. Плывёт этот уж ко мне. Встаю -- ему страшно, разворачивается и обратно уплывает. Она садится -- ему сразу не страшно, он снова разворачивается и плывёт опять к ней. И так можно вечно ловить.
  
   Наловили мы там кучу карасей. Ловили на кукурузу. Вообще куда лучше рыба на кукурузу консервированную ловится, чем на хлеб.
   Легендарные КОМАРЫ на источнике были в количестве, вечером купаться было весьма и весьма затруднительно.
  
  
   На источнике есть дерево желаний.
  
  
   Переночевали мы и поехали обратно. Как выяснилось, у заброшенной деревни строят базу отдыха какую-то. Даже жалко -- засрут ведь Тамшалы насмерть. Невоспитанные люди любой национальности засирают всё, до чего могут дотянуться.
   Вот море, последний раз нами увиденное.
  
   Змеи и тут живут в количестве.
   В море водятся осетровые.
  
  
   Следующая наша остановка, последняя перед ночёвкой на сегодня -- подземная мечеть Султан-Эпе. Мечеть знаменитая, построена в 9-м веке. Я, признаться, ничего старше новгородской Софии не видел, да и по настроению они различны -- София гордо высится как знак религии господствующего класса, Султан-Эпе больше походит на скрытные катакомбы, где верующие верят вопреки власти.
  
   Встречают семь шестов на въезде. Шест для этой мечети вообще популярный символ, символизирует мачту корабля.
  
  
   Встретили мы там казаха, который приехал воды из колодца набрать. Он нам показал все входы и выходы.
   Колодец, кстати, совершенно библейских времён по виду. Вода очень хорошая.
  
   Внутри мечети. Эти забавные "шляпки" пропускают немного света.
  
   Коран. Мечеть является памятником, но тем не менее сюда часто ездят паломники. Перед нами ходили помолиться три женщины.
  
  
   Снаружи вентиляционные и осветительные шляпки выглядят так.
  
  
   Охранялся государством ещё до того, как охранять чувства верующих стало мейнстримом.
  
  
   Рядом с мечетью находится ущелье. Там, по рассказам, течёт родник, но мы, к сожалению, не пошли на это смотреть -- не было времени уже на это.
  
  
   Колодец тот кстати -- новый. Я не понял, насколько -- то ли его долбили руками, потому что иначе ещё не умели, то ли просто сделали как старый по виду. Остатки старого колодца сохранились.
  
  
   Осатанеть можно, какую толщу камня люди прорубили вручную.
   Мавзолей неподалёку.
   Внутри оно так. Виден ещё один шест.
  
  
   Расставшись с религиозными памятниками, мы продолжили свой путь. Неподалёку от Шетпе вновь пришлось ночевать в пустыне, впрочем, без проишествий.
  
   Около уже знакомого перевала мы остановились на завтрак. Я остался хозяйствовать -- искать дрова, готовить еду и пугать коней, которым с одной стороны было очень интересно, чем я таким тут занимаюсь, с другой стороны -- очень страшно. Вообще самое пугливое существо, из встреченных мною за свою жизнь, это вовсе не "трусишка зайка серенький", а здоровая лошадь.
  
   Кэтрин отправилась осматривать гору неподалёку.
  
  
   Даже самая обычная гора, не примеченная ни в каких описаниях, может быть и интересной, и опасной. Гуляла она, гуляла, перебралась на другую сторону. Поначалу ей показалось что гора вполне ходимая, даже туристическая -- валялись какие-то обрывки тряпок. Вскоре рядом обнаружилось орлиное гнездо, куда его обитатели и пристраивали эти тряпочки как строительный материал. Видимо гора совсем дикая, так как на проходном дворе орлы гнездо строить не будут, а тряпки они откуда-то принесли. Другая сторона горы была значительно более крутой и изобиловала сухими водопадиками.
  
  
   Неудачный спуск с одного из таких водопадиков стоил Кэтрин знакомства с тем, как оно по настоящему упасть в терновый куст. Для справки -- куст усеян, практически состоит из здоровых сантиметровых шипов, очень крепких и острых, которые вонзаются в кожу на всю длину. Вытащил я из неё их штук пять, ужас. До сих пор мне неловко об этом вспоминать, не уберёг -- хотя с другой стороны не на привязи же мне Кэтрин держать было, и завтрак кому-то готовить нужно.
  
   Обработав царапины и позавтракав, мы пустились в дальнейший путь. Познакомились с ещё одной дикой подставой от казахских дорог -- дорожники положили один асфальта сантиметров на десять выше другого. Получился эдакий жуткий порог, не видимый вообще. Машину тряхнуло так люто, что я до сих пор удивляюсь, что у нас не погнуло диски или ещё какая беда не приключилась.
  
   То самое кладбище, куда мы пришли в прошлый раз без фотоаппарата.
  
  
   Старых кладбищ по западному Казахстану куча, хотя настолько старых немного.
  
   Одно из относительно свежих захоронений всё ещё подваргается какому-то уходу, непонятно правда от кого -- то ли родственники, то ли почитатели, то ли просто реконструкторы.
  
   Совсем старые могилы практически полностью обрушились.
  
  
   Следы гробокопателей -- то ли чёрные археологи, то ли белые.
  
  
   Старые орнаменты на внутренностях могил. В данном случае пустынный климат сыграл очень благоприятную роль -- у нас эти орнаменты под открытым небом и десятилетия бы не прожили, не говоря уже о сотнях лет, которые прошли здесь.
  
  
   Арабская вязь.
  
  
   Захоронения некоторых известных людей переотмечаются новыми надгробиями. Интересный факт -- несмотря на то, что эта территория в то время уже была под властью Российской Империи, арабский всё ещё оставался языком просвещённых людей.
  
  
   Один из мавзолейчиков возвышается над местностью, благодаря чему некрополь видно издалека. Ну именно так мы его и заметили.
  
   Дальше с нами произошёл забавный случай. По пути туда на базаре в Бейнеу мы увидели надпись "Мороженное". Посмеялись немного. И вот на пути обратно увидели -- хозяева исправились. Уж не знаю, мы сподвигли или кто-то другой, но всё равно приятно.
  
  
   На заправке в Бейнеу мы увидели шотландцев. Вот не знаю как это понимать, но русских туристов мы там видели ноль. В Баутино во время договоров про лодку рыбаки попытались перейти на английский, видя наше затруднение (хотя мы не разговаривать затруднялись, а всего лишь над ценой думали). Около Шеркалы мы встречали австрийцев. Русские туристы, по-видимому, в Западном Казахстане гости более редкие, чем европейские.
  
   Второй раз мы решили переночевать опять на карасином пруду. Вечером я вытащил ещё один терновый шип, к счастью последний. Повторили рыбалку, на этот раз на кукурузу, коль ловилось хорошо. На этот раз изловились не только караси, но и загадочные серебристо-красноватые рыбы, здоровые. Длиной с предплечье. Кто это -- не ведаем, довезти к сожалению не смогли.
  
  
   Финал -- это история бихорки Манаши. Жила она у нас в ходе путешествия в маленькой бутылочке, которой мы её и поймали. Это такой хитрый тех, как поймать страшное маленькое животное -- засосать при помощи бутылки. В принципе, не каждая бихорка способна прокусить кожу человеку, но экспериментировать, как вы понимаете, не очень хотелось. Тем более, что каждый раз когда она видела палец на бутылке, она к нему бежала и начинала клацать челюстями. Ну ладно, история не о том. В ходе путешествия мы ей ловили кузнечиков и жуков, которых она с удовольствием поедала. Мы даже побаивались, что её можно случайно перекормить, и она от обжорства издохнет. Потом, уже в России, мы её переселили в пятилитровую бутыль, накидали травы, насыпали песка, который Манаши усердно, хотя и без особого результата, копала. Вывод -- нужно поплотнее почву. Хотя применение песку Манаши нашла -- в один момент она взялась ползать по песку с раскрытыми челюстями и грести, как бульдозер, этот песок. Нагребла так целый вал, перелезла через него и ещё немного подкопала. Легла в полученную яму и смотрит в сторону травы -- это видимо такое охотничье поведение, засаду приготовила, а вал нагребла чтобы её из "джунглей" никто не заметил. Привезли мы её в Москву, и тут бихорка перестала есть. Совсем. Давали ей жуков, мокриц, червей -- ничего не ест. Так и издохла с голоду. Скорее всего её не устроила температура. Под конец я пытался её держать около обогревателя и прикормить сырым фаршем -- около обогревателя она поживела, но фарш есть тоже отказалась.
  
   (С) Константин Михайлов
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"