Аслаева Асия Ильдаровна: другие произведения.

Дочь Ночи. Часть 1. Предательство

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 5.90*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сюжет чуток переделан, в часности концовка. Просьба сообщать о всех ляпах и нелогичностях. Аннотация: Я люблю свой род. Точнее любила, пока не поняла, что они меня предали… Я не знаю что делать, вот сижу теперь под землей, страдаю нехваткой пищи, и жду, с большим нетерпением, когда кто-нибудь вытащит меня из этой дыры. Это реально? Вполне… Но последствия будут ужасными! Мне придется тащиться, подхватив под ручки, кучку психов, которые решили пойти не понятно куда, в надежде стать героями своей великой страны... Весело? А мне нет… Ведь я иду с ними, обреченными на провал.Правлено 09.07.06.

   *ДОЧЬ НОЧИ*
  
   Часть первая
  
   -ПРЕДАТЕЛЬСТВО-
  
  Глава 1. Хочу свободы.
  
  
  Приветствую. Я никогда не думала, что обычное путешествие 'по делу' принесет мне столько неприятностей. Хотя и неприятностями мое едва живое состояние назвать очень и очень затруднительно. Но я называю. Не из таких 'неприятностей' выкручивалась. Ладно... Вру... Со мной такое впервые: сижу под землей на приличной глубине, кушать нечего; пить, опять таки, нечего. А еще через день ко мне приходит дядька, старательно закрывающий лицо капюшоном, и делает со мной что-нибудь замысловатое. Например, протыкает горячим железным штыком спину. Ох и не хорошо мне...
   Значит так. Предыстория у меня довольно длинная, начиная с того, что родилась я шестьдесят четыре годика назад. Да, так много. Хотя по меркам моего народа, это очень мало, едва порог совершеннолетия пересекла. Своей долгожительностью я обязана в первую очередь моей маме. А на втором месте стоит мой отец-полуэльф. Так о чем я говорила?
   Меня зовут Юноран Ла Вельхор Фарот. Проще говоря, Юна.
  Кто я такая? Мы называем себя Лангор Ла. Собственно, раса относительно древняя, но отличаемся долгожительностью и умением скрываться от глаз людских. И нелюдских. Вся раса Лангор Ла делится на Боевых и Жителей, а род моей матери всегда относился к Боевым лангорам. Издавна, во главе расы стоял Правитель. Подле Правителя существовали Боевые Лангоры, и Правитель правил Жителями, то бишь Небоевыми Лангорами. Стоит ли говорить о том, что каждый отдельный род имеет свою раскраску и свои особенности?
  Лангор - это существо-оборотень, имеющее летательные способности. Проще говоря, при превращении у всех лангоров за спиной вырастают два крылышка. Хотя, окрестить их 'крылышками' довольно сложновато, на самом деле это два мощнейших крыла, способных поднять на приличную высоту человека. У Лангора существуют еще несколько особенностей, присущих скорее оборотню. Вырастают клыки. Можно скромно промолчать о том, что клыки эти, растут, чуть ли не в два ряда и остры как множество иголок засунутых по недоразумению в рот. Я что-то упустила, описывая нашу милейшую расу? Естественно, я забыла упомянуть о довольно-таки острых когтях, заостренных ушах и отлично видящих глазах. Это было описание меня, любимой.
  Название Боевые вообще говорит само за себя. Боевые искусства с самого детства имели для всех нас первостепенное значение. Это было каждый день. Подъем, взлет, упражнения в воздухе, мечи, магия, клинки, боевая магия, теория. Только после этой программы нам давали спокойно вздохнуть. И мы вздыхали. Нельзя сказать что, это мне в жизни совсем не пригодилось, врать не есть хорошо. И я не вру. Мне это все действительно очень и очень пригодилось. НО в данный момент моя ситуация мне кажется безвыходной. Разве кто поможет...
  
  Я почувствовала его задолго до подхода к моему месту заточения. Именно его. Я не с ходу сообразила, что не могу определить, кто идет ко мне. Это был не палач, шаги были иные, что уже радовало. Прислушаться толком я даже не пыталась, слишком мало сил, даже для того, чтобы напрячься, принять вертикальное положение. За последние две недели мне сильно досталось, палач полностью изувечил правую руку, не оставив на ней никакой кожи. Вообще-то организм Лангора обладает способность к быстрой регенерации и с приличной скоростью привыкает к всевозможным пыткам. Но для того, чтобы заживить какую-нибудь рану надо, хоть что-то потреблять в качестве пищи. Таковой здесь не было. Из-за чего восстановление моего измученного организма не представлялось возможным.
  Уххх! Я делаю усердие над собой и привожу-таки себя в вертикальное положение. Больно-то как... В глазах тут же начинают мелькать многочисленные звездочки, сквозь которые я различаю контуры подошедшего ко мне человека. Ну различила, человек как человек, ничего особого. Смотрит на меня. Что-то спрашивает. Не воспринимаю или не понимаю его. Приближается ко мне... Это через толстенную решетку-то? Ой глюки, глюки. Он подходит, я смутно различаю его лицо и слышу вопрос:
  - Сама выберешься?
  Ну да, щас, разбежалась, крылышки расправила и полетела. Прошибая землю. Думаю про себя. А сама упорно киваю головой. Гордость у меня все-таки имеется. Пусть и в полумертвом состоянии доползу, докарабкаюсь до выхода. Да и на помощь я не надеюсь, спешит, молодой человек, явно не до меня сейчас... А он уходит; если прислушаться к шагам, можно определить - вверх по лестнице, в замок.
  Пытаюсь сосредоточиться на простейшем, свести глазки в кучку и посмотреть, как же он все-таки сюда проник. Ага... Значит спокойненько открыл решетку, стало быть и ключик имелся. Стоп. Там же всегда кто-нибудь сидит, постоянно улавливаются звуки, то в носу человек поковыряется, то, извините, газы выпустит. А сейчас - тишина. Мертв? Почему же я не различила момент его смерти, почему ничего не услышала? Ох и паршиво все это, постепенно свои навыки терять начала... Правильно, нечего Лангора за решетку сажать.
  Так, что у нас по плану-то? Побороть скрученные болью мышцы и попробовать выползти отсюда? Что ж, попробуем. Медленно сосредотачиваюсь на том, чтобы взять себя в руки и встать на четвереньки. Дальше, проще. Шаг за шагом, постанывая от боли, я выползаю из клетки. Поворот, за ним обычно сидел мой страж, ну да, теперь лежит. Мертвый. Преодолеваю еще один поворот. Развилка. Бодрое, боевое в кавычках настроение медленно испаряется. Буду искать...
  И найду, упрямо говорит наглый внутренний голос. Угу, ты сам попробуй разобраться, в каком из трех направлений тебе идти, учитывая при этом тяжелое состояние. И как, прикинул? Весело? Вот и мне тоже. Задумываюсь и мысленно возвращаю себя в камеру. Воспоминания. Возьмем, к примеру, шорохи, недельной давности. Два коридора определенно заняты, по ним была отчетливо слышна тяжелая людская поступь. А вот третий; тихое, едва слышное постукивание коготков. Мышка.
  Тяну носом, пытаясь определить, что же там, в конце третьего коридора. Гниль, сырость, норка мышки, отходы и ... Показалось? Едва различимый, свежий запах воздуха, ветерка. Снова сосредотачиваюсь на своих впечатлениях, и уже обрадовано, с новой силой переставляя колени, направляюсь по третьему коридору. Подъем, бесконечно длинный подъем ждет меня. И выход. Только вот, далековат он, выход...
  Я выдохлась на последнем участке, перед этим дурацким камнем, который затыкал проход с моей стороны. Камень как камень, только слишком большой. Даже, если бы у меня силенок было в два раза больше, я бы его и не сдвинула. А сейчас даже и думать не о чем. Я медленно опустилась на пол, положила голову на камень, вытянулась поудобнее, рассчитывая на то, что пробуду здесь долго. Лежала, думая о том, что камень прохладный, значит с наружи ночь, и о том, что свобода так близка. Я лежала, не замечая, что сознание опять куда-то уплывает, а вместо него надвигается боль. Расплата за перенапряжение мышц, за волю, которая так близка. Почти у меня в руках. Почти...
  Очнулась я как будто от толчка, сознание колыхнулось, едва улавливая тихие шаги. Шаги ко мне. А через мгновение я поняла, что узнаю шаги, это ОН, возвращается. Так вот откуда в этом гнилом проходе запах чистого воздуха, пользовались уже этим проходом, когда проникали сюда. Когда он проходил... Все-таки не лады у меня с логикой, могла бы и раньше догадаться.
  А шаги-то быстрые, это бег, удирает от кого-то. Может, он все-таки поможет мне? Я уже о гордости и не думаю, мне лишь бы кто пришел на выручку. Уверенная и наглая мысль, тебе помогут, ты не умрешь, скользит по просторам сознания. А вот и он. Теперь я различаю его гораздо лучше, он внимательно смотрит на меня и спрашивает:
  - Избираешь нестандартный путь для того, что бы выйти? - Намекает о том, что выход вообще-то сверху, а я здесь разлеглась на камушке; шевелятся у него только губы, звуков он не издает практически никаких. Я понимаю его и без звука, меня тоже так разговаривать учили.
  Киваю в ответ на его вопрос.
  - Помоги.- Отвечаю так же бесшумно, как и он.
  Он склоняет голову. Быстро обшаривает глазами камень, видимо видит в темноте так же хорошо, как и я и преград для него не существует. Он наклоняется, упирается руками в глыбу и аккуратно вытягивает ее. Все, просим всех на выход.
  Свет, несмотря на то, что он лунный, больно бьет по глазам. Опять боль, ну когда же это все кончится, думаю я, в очередной раз, проваливаясь куда-то к лешему...
  
  Пробуждение опять-таки не из приятных. Как всегда. Везет мне последнее время на провалы в памяти. Представьте, каждое пробуждение, как после глубокого запоя. Не очень приятно. Ненадежно, если можно сказать так. Свалился там, а очнулся в совершенно незнакомом месте.
  Вот и я, после своего долгожданного оживания, не открывая глаз, пыталась сообразить, где я нахожусь. Как ощущения, спрашиваю я свой многострадальный организм. Вполне нормально, кстати, воздух явно пошел на пользу. Воздух? Только теперь я понимаю, то, что мне в лицо бьет слабый ветерок, а слух улавливает привычный перестук копыт. От такого неожиданного поворота дела я раскрыла глаза. Ох, и зря же я это сделала. Глаза, от солнечного света, моментально заслезились, и я поспешила закрыть их. Что я успела увидеть? Да вроде ничего, только чей-то черный рукав, рукав с пуговицей, и зелень на заднем фоне. Ну да, он меня вытащил оттуда. В смысле человек, а не рукав. Хотя какой он человек, ехидно говорю самой себе.
  - Спасибо. - Не открывая глаз, говорю я, рукав, а точнее рука в нем чуть качается, как будто подтверждая. Рукав на моем животе, а на животе, да и на всем моем теле, какая-то драпировка. Имитирует одежду... весьма неуспешно, надо заметить.
  - Где мы? - Спросила я, не особенно надеясь на ответ.
  - В полудне пути до Серого Перевала. - Ответил он.
  - Спасибо. - Зачем-то повторила я и попробовала открыть глаз. Удачно. Сильно щурясь, я внимательно осмотрела многочисленные холмы вокруг нас. И тут до меня доходит. Серый Перевал в двух днях полета от Немого Замка, то бишь моей бывшей темницы. А прибавить к этому многочисленные горы, леса и речки разделяющие эти два пункта... То ли это лошадка чересчур бойкая, то ли я была без сознания... три дня... с половиной. Во черт.
  - Что случилось? - Озадаченный голос моего попутчика дал мне понять, что я сказала это в слух.
  - Да так, по мелочи... - Я, наконец, рискнула открыть второй глаз. - Сколько я без сознания?
  Мои размышления подтвердились. Ну что ж, логический вывод, хочу кушать, и в кустики. Или наоборот? Конечно, смешно говорить о том, что я хочу кушать после трех месяцев голодания. Да и переваривать желудку нечего. Об этом я скромно поведала моему спутнику. Он задумался, вначале мне показалось, что его полет мыслей будет не в мою пользу, но нет. Он хоть и не охотно, начал искать место для привала.
  Место он нашел довольно хорошее, на пригорке - если спуститься, речка. Далековато речушка, но с пригорка отбить наступление неприятеля гораздо легче, чем снизу. Зачем я это подметила? Да так, привычка. Он, все еще придерживая меня, соскользнул с седла. Следом за ним я попыталась повторить этот трюк. Но не тут то было. Мышцы, мгновенно вспомнив, что такое боль, завязались в узелки. И как это он сумел посадить меня на лошадь так, что боль не трогала меня? Он, заметив мою гримасу, быстро стянул меня с лошади и дотащив до ближайшего дерева прислонил к нему. Развернувшись, начал благоустраивать место, а я впервые сумела рассмотреть его.
  Высокий, худой, но очень гибкий, лет тридцати, хорошая осанка. Черные волосы с проседью до плеч собранные в хвост, прямой лоб, высокие скулы, опять таки прямой нос. Сплошные прямые резкие линии. Глаза светло-серые, почти белые, странное сочетание с волосами, редко встречается. В общем, лицо слишком жесткое, резкое. Одет он легко, по погоде. Штаны, грязного коричного оттенка, полотняная рубаха, тяжелые ботинки со шнуровкой, ремень, на который прикреплен мелкий, двухзарядный арбалет, надо полагать с болтами. В голенищах ботинок по нескольку метательных ножей. Маловато, прикинула тут же я, у меня побольше было, все-таки люблю я метательные ножи и пластины... О чем я? Так вот, поверх всего этого коричнево-серо-зелено-синий (читай в скобках: серо-буро-малиновый), явно не первой молодости, плащ. За спиной двуручный меч в ножнах, заслуживающий внимания, несмотря на простой черен. Интересно, как он его вынимает? Впрочем, пластика у него хорошая, вытянет как-нибудь. А еще лошадка. Гибкий, молоденький жеребец, весь черный. Вот и все. Одним словом - Герой. Только неправильный какой-то. Или это только мне так кажется?
  Если уж я начала описывать людей, (или нелюдей?) может, и себя опишу заодно?
  Нет, наверное, не имеет смысла описывать мое теперешнее состояние. С правой руки полностью сдернута кожа, на левой многочисленные рубцы и выдернут ноготь с мизинца, многочисленные язвы, левая нога вывихнута, ступня, при этом, сидит чуть криво, на лице три тонких шрама, нос сломан, ухо слегка изрезано, спину жутко ломит из-за раскаленного железа. Очень верно все высчитал палач, именно из того места у меня растут крылья при смене облика. Я даже думать не хочу, какая боль будет сопровождать каждую трансформацию. Что, продолжать описывать свои достоинства, или как?
  Приглядевшись, я рассмотрела на себе широкую рубашку (я ее за драпировку приняла), темного оттенка, кое-где пропитанную моей кровью. Юбку заменял какой-то кусок простыни, опять таки местами виднелись кровавые пятна. Лодыжка аккуратно замотана, на руке тоже внушительная повязка. Хотя по мне, на солнышке все лучше заживет, зря он замотал. Но то, что на мне есть одежда, уже само по себе радовало, помниться из подземелья я выходила в каких-то лоскутках, которые из-за крови прилипали к телу.
  - Как к тебе обращаться? - спросил он меня. - Имя есть? - Я, подняв глаза, посмотрела на него. Идиотский вопрос, конечно есть.
  - Юна. - Не спрашиваю, как его зовут, знавала я когда-то расы, которые не считают нужным представляться. Но он отвечает:
  - Ямик. - Странное имя, такие были у северян. Примерно два столетия назад, если верить нашим, зельЛанским преподавателям по истории народов.
  - Ты с севера? - Спросила я, только для того, чтобы подтвердить свою догадку.
  - Да. - Ясно, без комментариев. Разговор не клеится.
  - Куда ты направляешься? - Без особой надежды на ответ спросила я.
  - К Белым Озерам, - Он поднял голову, на мгновение, отвлекаясь от костра, который пытался разжечь, и опять отпустил. - Затем в Зелень Град.
  Н-да... Тяжелый экземпляр, неразговорчив. Или это он только с незнакомыми тетечками себя так ведет?
  А какие у меня планы-то, может мне по пути с ним?
  Итак, изначальный план был до предела прост: ЗельЛан - Немой Замок - ЗельЛан. И все. Планировалось, при удачном уходе из замка пересечь весь путь по воздуху. Естественно, сейчас все планы рушились, т.к. летать я, несомненно, не смогу. Значит надо вылечить спину и попробовать вернуться в ЗельЛан. Я бы и сама вылечила бы, но тут на лицо серьезная проблема. Фишка в том, что, железка была не только раскалена, но еще и зачарована. Если бы чары были направлены только на спину, я бы и сама попробовала бы разобраться, подлечить себя, но зачаровывал железяку сильный маг, примерно первой категории, именно поэтому, моя магия была просто подавлена. И вообще, надо полностью себя восстановить, и магию, и летные качества, только потом показываться на глаза Правителю. Лишь бы только не беспокоились, да, хорошо бы весточку послать, чтобы не психовали раньше времени. Значит, до восстановления сил, я свободна как плевок в полете, и мне в принципе по барабану, в которую из четырех сторон переться. А если я к Ямику напрошусь в попутчицы, пообещав при этом отработать свое спасение, он меня возьмет? Ну, я решила, че тянуть, спросила его.
  Он чуть в костер не грохнулся, который разводил. Дааа, не надо было так резко... А то стоит человек, костер разжигает, и тут такой подлый психологический удар с моей стороны. Если поразмыслить, не такой уж я подарочек для него: страшная, как черт в преисподне, без натуги пошевелиться не могу, кушать при восстановлении я буду ой-ой-ой, да и лошади лишней у него я чего-то не приглядела. А уж насчет оружия, прям выть охота. Свое-то я посеяла при битве, неизвестно что люди Иорра с ними сделали... Надо позаимствовать у кого-нибудь, ведь неприятно без холодного оружия.
  Никак не могу понять, почему Ямик согласился...
  
  
  Глава 2. Вперед, с песней.
  
  
  До Серого Перевала мы добрались уже на следующий день. Ямик мне говорил по пути, что намерен присоединиться к наемникам, а там уже до Озёр и Зелень Града. Наемникам-то хоть платят, а у него на шее еще я, неблагодарная, т.е. лишний рот. Деньги нужны.
  Сказать, что мне за этот день похорошело, значит сказать истинную правду. Утром тело уже более менее повиновалось, мелкие болячки зажили, да и в голове прояснилось - не лезли всякие идиотские мысли. О нет, о своем решении я еще не пожалела. Это солнышко на меня так положительно действует.
  На Перевале мы долго искали двор с наемниками, чтобы была возможность присоединиться к ним. Такие, которые нас устраивали, нашлись совсем не скоро, к тому времени я сильно устала, и сидела в седле, свесив язык на плечо. Лицо мое, да и все тело, пришлось закрыть плащом Ямика, который он пожертвовал, только голые пятки и выглядывали. Дабы народ не пугать. Если кто-то пытался заглянуть мне в лицо, я старательно уворачивалась. Одному, чересчур назойливому мальчишке показала свою физиономию, так он так драпанул...Хе-хе.
  Я совсем не слышала, о чем говорит Ямик со своим потенциальными работодателями, мне приходилось оставаться снаружи, якобы сторожить коня. Но и тут не понятно, кто кого сторожит, наверно все-таки конь меня, поскольку я была готова вывалиться из седла в ближайшем будущем. А я и не вслушивалась особо, но когда так орут, вольно невольно заслушаешься:
  - Да на кой черт мне твоя инвалидка, - взвыл громкий хриплый голос, - я тебя испробовал, ты мне по всем параметрам подходишь, беру я тебя в отряд, даже снаряжение дам. Токо девка мне твоя не нужна. Лишний рот, - голос, шедший из ближайшей корчмы, плавно переходил в визг, - лишние расходы, она, небось, даже портянки штопать не умеет...
  Ух ты, как загнул... Я медленно скатываюсь с седла, и стараясь ступать как можно аккуратнее начинаю ковылять в сторону корчмы. Голос делает небольшую паузу - набирает в легкие воздуха, для продолжения пылкого монолога, и, наверное, тут в дело вступил Ямик, объясняет, уговаривает. Ну, наниматель, держись.
  Приоткрыв дверь корчмы ровно на столько, чтобы проскользнуть во внутрь, я зашла, спина машинально распрямляется, ноги сами собой начинают ступать тише, бесшумнее. Быстро, мельком оглядев помещение, улавливаю то, что мне нужно. Цель номер один: короткий кинжал, лежащий под рукой у пьяного в стельку мужика, его я аккуратно освобождаю... Цель номер два: выхватываю глазами Ямика с работодателем, прикидываю расстояние, машинально взвешиваю кинжал, отмечаю, что балансировка неважная и... кинжал, только что отнятый мною у бедного человека, вонзается в дерево прямо над головой работодателя. Сколько мату было... Я чуть не оглохла. Медленно, стараясь не хромать на левую ногу, волочусь к Ямику, который смотрит на меня огромными, злыми глазами, разве что не шипит. Вместо шипения - тайком показанный кулак.
  - Дядечка, возьмите убогую инвалидку в отряд, я вам портянки стирать буду. - Насмешливо проворчала я. - А еще я умею на клинках драться, ножи метать и из лука стрелять, - Уже говорю на полном серьезе. - Дайте только ранам зажить. - Последние слова я говорила сквозь зубы, чувствуя предательскую боль по всему телу. Глянув на Ямика, я увидела, как он делает стремительный шаг ко мне, и цепко хватает за левое плечо, не давая упасть.
  - Ладно, - уговорился дядька, - вы оба в отряде, - потом резкий злобный взгляд с его стороны на мою скромную особу, - еще раз нечто подобное сделаешь, руки оторву...
  - Не ты первый, не ты и последний. - Пробормотала я, криво ухмыляясь. Жаль, зеркала нет, наверно, это очень эффектно смотрится, моя перекошенная рожа, спутанная рыжая шевелюра, шрамы, поломанный нос, и капюшон, прикрывающий все это чудо.
   Разворачиваемся, Ямик буквально вытаскивает меня из корчмы, и тут до меня доходит его бормотание,
   - Я бы тоже, за такие фокусы...
  Хочу повториться что, многие пытались, уже открыла рот, для того, чтобы высказаться, но земля стремительно ускользает из-под ног. Ну вот, опять.
  
  
  У меня есть старая привычка, проснувшись не сразу открывать глаза, а сначала прислушиваться и соображать, где я нахожусь. Причём, со временем эта привычка развилась на столько, что при пробуждении, даже не сбивалось дыхание. Так что, если я не хочу давать знать окружающим что я не сплю, то они даже не узнают об этом. Вот и сейчас, на полном автомате, сработала эта нужная привычка. Я сообразила, что лежу на постели, не то, чтобы слишком мягкой, но и не жесткой. Воздух свежий, ветерок подувает, делаем выводы: ставни распахнуты. Недалеко слышно равномерное шорканье тряпочки о меч. Слишком знакомый звук, чтобы не узнать; сама много раз чистила свои клинки.
  Естественно, это Ямик, сидит и драит свой двуручный меч. Я открыла глаза. Он никак не отреагировал, просто ухо чуть дернулось, направляясь на звук, в мою сторону.
  - Долго я на этот раз? - спросила я, медленно принимая сидячее положение.
  - Прилично. Уже ночь. - Он поднял голову и посмотрел на меня. Чересчур внимательно. - Ты кто?
  - Что? - не поняла я. - Ну, вроде, живое существо, руки-ноги, голова.... Ну и так далее.
  - А по конкретнее? - Ох, зря он спрашивает, не отвечу ведь.
  - А куда конкретнее-то? - удивилась я.
  - С того дня, как мы вылезли из подземелья, раны на тебе заживают слишком быстро. Быстро для человека, - поправился Ямик. - У тебя даже рука начала кожей обрастать. Можно сравнить это со скоростью регенерации оборотней и вампиров. За четверо суток человек бы не смог нарастить, хоть и тонкий, слой кожи.
  Я кивнула, подтверждая его слова.
  - Я оборотень. - Почти правда. Я не стандартный оборотень, если быть точной, но ему-то я это не скажу.
  - Истинный? - со знанием дела спрашивает он.
  - Естественно. - Истинного и проклятого оборотня отличает то, что истинный может контролировать превращение и сохранять разум во второй ипостаси, на него не находит безумие. Проклятый же превращается, в большинстве случаев только в полнолуние, объединяет их только голод. Лангор Ла нельзя считать оборотнем, если сравнивать их по голоду. Лангоры никогда не испытывают ни жажды крови ни голода.
  - Насколько я знаю, раны заживают значительно быстрее в зверином облике. Почему не перекидываешься?
  - Спина болит. - Я болезненно поморщилась, - Боюсь, если начну превращаться, только хуже станет. Позвонки не выдержат.
  - Сильно болит? - сочувственно спросил Ямик.
  - Прилично. - Я отвернулась. - Можно я еще посплю?
  - Ага...
  
  
  Проснулась я от тычка под ребра. Больно же... Машинально крутанувшись, я крепко схватила тыкавшего за руку и вывернула. Точнее попыталась это сделать, так как рука, едва я ее коснулась, моментально исчезла восвояси. Была, а теперь не стало. Я с восторгом ахнула, и моментально раскрыла глаза. Ямик стоял возле окошка, посматривая то на меня, то на улицу. Ну да, я тут не причем, я просто мимо проходил. Быстёр, это же надо, за такое короткое время, увернуться от моих хватких лап и очутиться у окна. Уважаю, была бы возможность, поучилась бы у него чему нибудь.
  - Одевайся давай, я тебя внизу подожду.
  - Куда? - С сомнением спросила я.
  - На рынок. У тебя одежды никакой, оружия нет, босиком ходить тоже не дело. А Гарилл, - то бишь наш работодатель, - из запасных лошадку обещал дать. - Объяснил Ямик. Понятно, предстоит длинная пробежка по многочисленным рядам ярмарки.
  - У тебя что, денег много? - непонимающе спросила я. - Тебе их тратить некуда? А мне и так хорошо, главное удобно.
  - А мне не удобно. - Буркнул Ямик, недовольно косясь на меня.
  - Да ну? - Нахально спросила я.
  - Купим все необходимое. Потом отдашь деньги. С первой подачи. - Он стремительно развернулся и быстрым шагом вышел из комнаты, попросив особо не задерживаться.
  Я бодро вскочила с кровати и быстро отыскала драпировку, которую старательно выдавала за юбку. Мимоходом осмотрев раны, я удостоверилась, что Ямик ворчал насчет скорости моего восстановления вовсе не зря: вывихнутый сустав ноги уже был вполне рабочим, многочисленные порезы затянулись, оставляя после себя светлые полоски. Язвы тоже не подвели, зажили вполне сносно. Я с энтузиазмом потрогала спину, все еще надеясь на ее благополучное заживление, ан нет, болела, да причем прилично. Оторвать бы голову магу, который зачаровывал... Следующей осмотру подверглась замотанная бинтами рука. Ну, вроде тоже ничего, вроде заживает. Надо будет размотать бинты. Но есть одна маленькая проблема.
  У каждого боевого лангора на пальцах есть татуировки. Обычно татуировки обозначают титулы и звания. По возрастанию, татуировка на одном пальце, пятая ступень развития, все пять пальцев обвитые кольцами, первая - самая высшая ступень. Обычно это знак Мастера, Повелителей и просто Лангора, который обращается с оружием на ура. Простите мне мою скромность, но все мои пять пальцев на моей правой руке были обвиты тонким коричневым узором. Вот так. Я не думаю, что каждому живому существу на этой земле дано понять знаки Лангора, но осторожность никогда не мешала. Раньше, до всей этой истории, я скрывала все эти знаки под простой перчаткой. А теперь ее не было, соответственно, пытаться скрыть пальцы бессмысленно.
  За окошком было довольно жарко, я совсем не хотела одевать длинный серо-зеленый плащ Ямика, но, взглянув в ковшик с водой и узрев там свое отражение, я натянула капюшон на самый нос. Подумаешь, короткие рыжие волосы стоят дыбом, левая бровь рассечена, а на щеке, возле самого уха, длинный шрам, уходящий куда-то на шею. Нос был сломан в двух местах, но организм не тратил времени зря, так что все постепенно восстанавливалось. Все идет своим ходом, через некоторое время на лице не останется шрамов, но сейчас я похожа на пугало, старательно изрезанное ножичком. Я, вроде, готова. Что ж, ноги в руки, барабан на шею и вперед на торговые ряды, на рынок.
  Ямик терпеливо дожидался меня во дворе, возле своего коня, которого, по ходу дела, кликали Уроном. Подсадив меня на Урона, Ямик схватил поводья и вывел коня со двора.
  Сказать, что я не люблю длинные ряды ярмарки, наглых чудаков, пытающихся сбыть свой товар и многочисленных людей шастающих по ней, значит, ничего не сказать. Я не знаю, откуда пошла моя нелюбовь к местам скопления людей, а всевозможные ярмарки и рынки, несомненно, к ним относились. Вот и сейчас, хоть и верхом на коне, проходя сквозь ряды, я скрипела зубами. Поначалу, я даже не смотрела, что там покупает Ямик. Сапоги, рубашку и штаны мне он купил без всякого моего участия. Я просто кивала головой, не обращая никакого внимания на покрой и цвет этих тряпок. Зато когда дело дошло до оружия, я оживилась и даже сползла с коня.
  ... - Ну что за хлам... - сердито ворчала я себе под нос, копаясь во всевозможном оружии. Вот уже какая лавка, но ничего подходящего не наблюдалось. Мечи, секиры, саи и клинки, разукрашенные камушками, меня совсем не привлекали, те, которые нравились, были слишком дорогими, а на дешевое холодное оружие нельзя было смотреть без содрогания. Я перебирала все это острое железо, уже без всякой надежды, просто рассматривая их.
  На последней лавке в оружейном ряду я призадумалась: может, что-нибудь под прилавком завалялось.
  - Что еще есть? - Спросила я торговца.
  - Ничего.
  - Прямо-таки ничего? - С недоверием глянула на него.
  - Нуу... - Замялся торговец. - Есть тут парочка с браком. Ни на что не годны. Не думаю, что девушку заинтересует...
  - Девушку заинтересует. - Буркнула я, нетерпеливо притаптывая ногой, - выкладывай.
  И он выложил. Никчемные клинки из гномий стали. Ничего примечательного, только клеймо на боку, да парочка сильных зазубрин на лезвиях. Явно не лучший экземпляр.
  - Еще чего? - С надеждой спросила я.
  Он опять полез под прилавок. Звякнула сталь об сталь, я почувствовала, как больно защемило сердце. Так звенят только они. Еще до того, как он развернул тряпку, в которую были завернуты клинки, я заявила:
  - Я беру их.
  Торговец посмотрел на меня, как на умалишенную; еще бы, даже не видела клинки, уже берет. Так не поступает никто. Кроме меня, конечно.
  - Серебряный. - С уверенностью сказала я, зная, что истинная цена их гораздо больше. Раз этак в сорок.
  - Но ты даже не посмотрела. - С возмущением сказал он, пытаясь развернуть туго намотанную тряпку. - Как ты можешь назначать цену. - Продолжал он спорить. - Поверь, девочка, у меня на прилавке есть экземпляры гораздо лучше, чем эти.
  - Я даю два серебряных за эти клинки. - Выговаривая чуть ли не по слогам, произнесла я. Ладно, так уж и быть, еще один прибавила...
  - Ну, давай. - Обиженно заявил торговец, протягивая мне руку, а потом и клинки, все еще замотанные в тряпку.
  Я уверенно сунула клинки под мышку и полезла на Урона. Ямик схватил за поводья коня, и мы пошли назад, на постоялый двор. Несмотря на отсутствующий вид там, возле прилавка, по дороге он начал ворчать.
  - Ты не посмотрела. Там были клинки получше.
  - Лучше чего?
  Ответа я не дождалась, но предчувствовала, что сейчас последует длинная тирада, посвященная моей небрежности. Я быстро нагнулась, надеясь пересечь все эти ворчания еще в зародыше, и сунула клинки в руки Ямику.
  - Разверни.
  Отпустив поводья, он начал разворачивать тряпку. У него в руках лежали два клинка из темной стали без бликов. Обоюдоострые тонкие клинки, с практически отсутствующей гардой, сделанные явно знатоком своего дела, мастером. Один клинок, длиннее на четыре пальца, на нем были две зазубрины, на другом всего одна, черенки обоих перемотаны простыми полосками кожи. С ними обращались явно не лучшим образом, и они затупились. У меня аж слезы на глаза навернулись. Что за сволочи, такие клинки испортить. В общем, все выглядело не самым лучшим образом. ... Хотя, если приглядеться, не так уж все и запущено, рукоять можно перемотать, очистить их, отнести к мастеру, вновь сделать заточку. Но главное, они у меня.
  - Почему ты купила именно их? - спросил Ямик, и я очнулась от созерцания клинков.
  - Потому, что это мои клинки. - Сказала я и, нагнувшись, отобрала их у Ямика. Вот, теперь они снова в моих руках. Я привычно крутанула левый, тот, что был короче, он сделал плавную дугу и остановился перед моим носом. Я еще раз осмотрела лезвие и гарду, почесала нос о привычную зазубрину на середине клинка. - Заточить бы надо... - Заявила я Ямику.
  - Это твои клинки? - переспросил он.
  - Да, это мои клинки...
  
  
  Я сидела во дворе, прямо на земле, уже в который раз рассматривая вновь приобретенные клинки. Все такое привычное. Вот на правом клинке две зазубрины, у лангоров считается, что если на лезвии есть отметины, значит, хозяин клинков успел встретиться с лучшим по качеству оружием. Так оно и было. Самая первая зазубрина, была сделана моей матерью. Маму, и ее мощный, обоюдоострый, длинный меч с широкой рукоятью я очень уважала. Она была моим первым Учителем. Мама, чей род всегда принадлежал боевым лангорам, никогда не выпускала из рук меча, насколько я знаю, она даже спала и купалась с ним. Жестоким она была учителем, абсолютно безжалостным, могла гонять по полю в течение дня, не давая никакой передышки. Зазубрину мой клинок получил практически сразу, после начала своего существования, мама была весьма зла, просто-напросто взяла вместо тренировочного меча настоящий. Тогда я очень сильно расстроилась. Теперь понимаю, мама злилась абсолютно заслужено.
  Вторая зазубрина на клинке принадлежала Мастеру Клинка, сильному лангору Денракку. Все лангоры в Боевой школе проходили через него, на моей памяти, никто так и не смог победить его. Денракк до сих пор жив, и представляю, как он гоняет нынешнее поколение... Да, мне смешно. Но это только сейчас. Раньше, я бесилась, что едва начинался поединок с Мастером Денракком, мои клинки моментально вылетали из моих неуклюжих рук. Теперь я благодарю его, за все знания, которые он дал мне. Последний раз, когда мы сходились с ним в поединке, я продержалась где-то около десяти минут. Это прилично для поединка такого класса. Теперь, я наверное продержалась бы еще на две-три минуты больше. Кстати, именно с его помощью я получила первую ступень боевого лангора.
  
  
  Бесшумные шаги за моей спиной. Человеку, да и любому другому существу не полагается слышать их. Я тоже не слышу, я лишь догадываюсь о его присутствии. Секунда, тело уже в полном боевом состоянии, оно готово к равному бою. Сзади меня есть достойный противник, который заслуживает равного боя. Пробного. Раскрываю глаза, плавно поднимаюсь на ноги и разворачиваюсь. Ямик. Встречаюсь с ним взглядом. Зову его провести поединок, при этом, не произнеся ни слова. Странно, но он понимает меня без слов. Его рука скользит за спину, двуручный меч легко выходит из ножен. Чувствую, что время привычно замедляется, исчезают звуки, улетучиваются из головы все ненужные мысли, дыхание становиться ровным. Приглашающим жестом поднимаю клинки. Тело расслабляется и мгновенно сосредотачивается вновь. И тут начинается.
   Его движения, даже для меня, привычной к высокой скорости ведения боя, слишком смазаны. Я угадываю его движения и блокирую выпады левым клинком, но его стремительность берет свое. Я стою на месте, он даже не дает мне сдвинуться, путая своей скоростью перемещения. Понимаю, что если не начать нападать самой, он меня просто утомит. Правая рука слегка напрягается, и готовит к атаке клинок, два быстрых вращения на месте, вполне успешная попытка сбить его с толку, затем резкий порыв и... я плавно выныриваю у него за спиной.
   Он оборачивается прежде, чем мой клинок досягает его, я понимаю, что атака не удалась, вскидываю левый клинок, ловлю его меч. Правый в то время уходит обманным движением в бок, но сразу же возвращается на заранее продуманную траекторию, я вовремя останавливаю клинок, т.к. в том месте, куда я направляла удар, никого нет. Смещаюсь чуть вбок, открывая обзор на Ямика, перехватываю двумя клинками летящий на меня меч. Весьма успешно. Приседаю, пытаясь увести за собой в низ его меч, при присеве правая нога поддается вперед с намерением ударить его, но ловит пустоту. Чувствую, как сбоку меня вновь пытается атаковать Ямик. Его локоть, направленный мне в грудь, легонько касается одежды, но я ухожу, уже понимая, что этот поединок я проиграла. Стремительный порыв, я уже довольно далеко от Ямика, он разворачивается, но я уже втыкаю оба клинка в землю, показывая, что поединок закончен.
   Уважительно киваю застывшему в двух шагах от меня Ямику. Получаю в ответ легкий поклон. В поклоне чувствуется уважение.
   Не буду оправдываться, что бой велся в неравных условиях, молчу о том, что мышцы наливаются болью, а спину ломит от сильной нагрузки. Я поражена. А это я умею признавать.
   Рассеяно обвожу взглядом все вокруг. Во дворе, когда мы начинали поединок, практически не было людей, их количество не уменьшилось, но абсолютное равнодушием на их лицах сменилось еще не прошедшим изумлением. С удивлением осознаю, что наш бой длился слишком мало, секунд сорок, не больше. Нахожу взглядом Ямика, подмечая на его лице легкую улыбку, вновь киваю ему, словно спрашивая разрешения. Но не дожидаясь ответа выдираю клинки из земли и сажусь тут же, на землю. Поднимаю руки, накидываю соскользнувший во время боя капюшон, и с удивлением осознаю, что они дрожат. Ужас... Такого не было уже лет тридцать, как я смогла допустить такое расслабление? Теперь, когда бой прошел, я тщательно анализирую свое поведение. Выискиваю малейшие ошибки в своих движениях, и вспоминаю каждую атаку Ямика.
   Что я делала? Я медленно открываю глаза и обвожу весь двор внимательным взглядом. Найдя начальное место, я вспоминала первый замах Ямика. Меч скользил вбок, целясь в мои незащищенные ребра. Быстрое отточенное движение, мой левый клинок, привычно блокировал удар, практически сразу, без всякой заминки я безупречным движением поднимала его меч. Что дальше? Ямик слегка смешался, уводя свой меч... он... он ведь мог сделать это раньше, на долю секунды раньше, и при этом мог бы закончит этот поединок на второй секунде. Я поняла. Мне хотелось закричать, потому, что он меня обманул, дал подумать, что я могу продолжать поединок. Не может быть, чтобы меня, боевого лангора первого уровня можно было обвести вокруг пальца. Именно эта мысль заставляет меня продолжить анализировать схватку. Навспоминалась. Я поняла, что я сделала неправильно. У меня был шанс достать его, всего один шанс, пусть заметный только после повтора, я его не использовала. Но это уже ошибка, пусть и не заметная, но моя, а раз моя, значит катастрофическая. В настоящем бою такая мелкая ошибка могла стоить мне жизни.
   Я вздыхаю, и медленно, морщась от боли в напряженных мышцах, встаю с земли. Пряча клинки за полы плаща, чуть покачивающейся походкой, я побрела в дом. Все-таки, надо бы заточить клиночки, да и почистить. Вышагивая по лестнице, я пыталась сделать себе хоть какой-то план на этот вечер. Значит так, перемотать рукояти клинков, пересмотреть одежду, которую мы приобрели сегодня на рынке, размотать правую руку, сшить из куска полотна перчатку, которая прикрывала бы татуировку, ну и попробовать вколотить в Ямика настойчивую мысль о том, что завтра надо бы сходить к мастеру и заточить клинки. Выполнимая программа? Вполне, с энтузиазмом ворчит мудрый внутренний голос...
   Так что, в комнату я буквально влетела, забыв о бедном, болящем теле, а на моей физиономии появилось некое предвкушение буйной ночи по соседству с иголкой и ниткой. Следует ли говорить, что я ненавижу шить? Хе-хе...Так почему, спрашивается я такая довольная? Я говорила, что собираюсь высказать Ямику, все, что о нем думаю?
   Так, вот, я влетела в косяк, подхваченная азартом, моментально напоровшись на Ямика, который увлеченно жевал что-то... А меня не позвал. Я с шумом втянула в себя воздух, и меня понесло:
   - О, привет! Давно не виделись. Че кушаем? - бесцеремонно заглядываю ему чуть ли не в рот. - О, яблочко! Бери, Юна, угощайся, спасибо, Ямик, благодарна тебе, не дал мне умереть от голодной смерти, - плюхаюсь на подлокотник кресла, на котором сидит Ямик, и начинаю хрустеть последним яблоком. Предпоследнее жует Ямик. Он проводил завистливым взглядом стремительно сокращающееся в объемах яблоко и отвернулся. Я резко переключилась на интересующую меня тему. - Ямик, а ты почему не закончил поединок в первую же секунду? - Я метнула на него быстрый взгляд, уловив, что он едва не поперхнулся яблоком.
   - Ты это о чем, солнышко? - Я едва не прыскаю со смеху, назвать меня 'солнышком', ужас, да и только. Хихикнув, я припоминаю вопрос, и все еще не прекращая жевать яблоко при этом, мерзко хихикая, начинаю быстро жестикулировать свободной рукой. Встретив недоумение на лице Ямика, я запихнула в рот оставшееся от яблока, тщательно пережевав, наконец, делаю серьезную мину.
   - Я имею ввиду, что во время боя ты мог закончить его гораздо раньше. Вопрос на засыпку, почему ты разрешил мне подумать, что мы с тобой до некоторого время дрались на равных? - Я смотрела на него абсолютно серьезно, впиваясь в его глаза взглядом.
   Мало кто выдерживает мой взгляд, представьте себе два темно-синих пятна на лице, глаза, практически без белков. Смотреть в такие глаза слегка жутковато, если честно. Но он молчал и взгляда не отводил. Если честно, у него самого взгляд страшноватый... Кто бы говорил...
   - Я не человек. - спокойно и уверенно сказала я, и чуть поддалась вперед. Я повела плечами, расслабила мышцы, и повторила - Я человек лишь на четверть. А ты человек даже меньше, чем я. Меньше. - Я повторила слова еще несколько раз, на этот раз, уже про себя. Внимательно наблюдая за Ямиком, готовлюсь к атаке. Он встал с кресла, в его движениях отчетливо просматривается пластика воина. Такая же пластика у Учителя Денракка, только в Ямике чувствуется молодость, а учителю уже девятьсот с лишним лет... Нога самостоятельно скользнула назад, я с ужасом поняла, что плавно перетекаю в боевую стойку, для боя, который в данный момент не возможно выиграть. Смотря, как Ямик ногой отодвигает вбок чуть вещи, лежащие на полу, я почувствовала страх, медленной волной подымающийся к груди. Я знаю, что если сейчас выпрямиться, и спокойно улыбнуться, то никакого боя не будет, Ямик просто сядет обратно в кресло, и конфликт исчезнет. Но понимаю, что я хочу этого поединка. Опустив голову, сосредотачиваюсь и отпускаю все не нужные мысли. Я готова к одному из сложнейших поединков в моей жизни, поединку для меня, для того, чтобы поверить в себя. Я готова, повторяю. Готова.
   Нападать я всегда умела лучше, чем защищаться. Нападаю первая. Спокойно фиксирую то, что Ямик тоже отказывается стоять на месте, идя навстречу мне. Делаю резкий разворот ногой, уже понимая, что вместо солнечного сплетения, удар придется на тщательно выстроенный блок. Не прекращая удара ногой, слегка поворачиваю тело так, что можно вскинуть руку, ребро кисти которой предположительно найдет нос соперника. Ямик напрягается, понимая подвох, его голова плавно уходит с траектории удара, руки принимают на поставленный блок мою ногу. Резко сворачиваю ногу, стараясь не дать ему возможности сцапать ее, и поэтому одна его рука просто хватает пустоту, а вторая, проделав замысловатый крюк, пытается нажать на болевую точку на моем локте. Приседаю, следя одновременно за тем, чтобы не словить его колено, оказавшееся довольно близко от моего лица, и за его рукой, которая устремилась к моему затылку. Взвиваюсь, как пружина, успевая в самый последний момент приседания сделать безуспешную вертушку, и тут же ухожу от его руки, чувствуя, что он все-таки задел меня, пусть не сильно, но задел. Понимая, что настала его очередь наступать, ухожу в глухую оборону.
   Локти удобно прижаты к ребрам, колени слегка пружинят, готовые уйти от любого удара. Ямик едва заметным движением огибает меня по широкой дуге, оказывается у меня за спиной, но правда, это уже не спина а мой бок, но он смещается еще немного, ловко делает подсечку, заставляя меня слегка подпрыгнуть. Он ловит мою, взметнувшуюся было в воздух руку, ловкий разворот, но я тут же принимаю нужный ракурс, бью его в колено, он слегка отвлекается, выстраивает блок, хватка на моей руке слабеет, я бью еще раз, в его руку, и теперь уже просто выскальзываю из захвата. Резко отскакиваю назад, давая прийти себе в норму и выигрывая несколько мгновений.
   Ямик уверенным прыжком преодолевает разделявшее нас расстояние, протягивает руку в прыжке, я пытаюсь увернуться, но тут же натыкаюсь на его вторую руку. Понимаю, если присяду, он меня просто подмянет под собой, блокаду из его рук просто так не порвешь, поэтому я взвиваюсь вверх. Резкий прыжок, я в воздухе, и я не понимаю, почему он все еще летит на меня. Столкновение неизбежно. Пытаюсь оттолкнуться от него, уже отчетливо соображая, что бой опять проигран. Ямик просто свалил нас обоих на пол. Точнее, повалил он только меня, а сам, плавно приземлился. Почему-то на меня. Я чувствую, как спина, от прикосновения с полом, заходиться острой болью. Какой же позор. Ну здравствуй, бездна, давно не виделись.
  
  Тишина. Не веря ей, я прислушалась еще раз. Тихое, едва различимое дыхание. Не мое. Чужое, Ямика. Первая мысль, появившаяся в моей пустой голове: уйти. Если я уйду, я сделаю правильно. Я сделаю единственный правильный поступок, за последние три дня. Не издавая ни звука, я выскользнула из-под одеяла, понимая, что малейший шорох разбудит Ямика. Медленно, стараясь шагать как можно тише, я начала искать одежду.
  - Ты куда-то собралась? - Спросил со своей скамейки Ямик.
  - Нет. - Спокойно ответила я, немного смущаясь, по поводу того, что на мне нет одежды.
  - Ты лучше поспи, завтра выдвигаемся с отрядом. - Он говорил безразлично и медленно, будто боялся, что я его не пойму.
  - Я кушать хочу. - Начала оправдываться я, быстро рыская глазами по комнате в поисках еды. Одеться мне в голову больше не приходило. Кушать! Хочу кушать! Нет, все таки не пошла мне на пользу трехмесячная голодовка.
  - Я собрал сумки. Там, возле кресла, в левой, есть яблоки. - Он кивнул в сторону кресла. - Я посплю, завтра вставать рано.
  - Угу. - Я кивнула и стремительно направилась к обещанным яблокам. Быстро съев две штуки я уже хотела было пойти спать тоже, но остановилась, подошла к Ямику, который, завернувшись в плащ, спал на скамье. Или мне казалось, что спал.
  - Ямик... - тихо позвала я, приседая на корточки перед ним.
  - Чего? - недовольно пробормотал он, чуть приоткрывая глаза, - ты не наелась?
  - Ямик... Прости меня. - Я отпустила глаза, стараясь не смотреть на него, я просто не могла смотреть ему в глаза.
  Ноль реакции. Он даже дышать перестал.
  - Ямик... Прости, меня, я поступила очень глупо. - Я мельком взглянула на него, но тут же встретилась с его глазами, и просто не смогла отпустить взгляд. Его глаза, с абсолютно белой радужной оболочкой, и слишком контрастными черными зрачками. Я отчаянно трусила, крепясь из последних сил, чтобы не вскочить и не зарыться под одеяло, убегая от этих глаз.
  - Зачем ты полезла-то? Ты ведь понимала, что шансов никаких. - Он вздохнул. - Когда выздоровеешь, проведем полноценный поединок, а сейчас не надо пытаться.
  Я кивнула ему, и с облегчением спросила еще раз:
  - Прости, ладно?
  - Ага, - проворчал он, отворачиваясь от меня и закутываясь в свой плащ.
  Верите, нет, мне стало очень легко на душе. Я, улыбаясь самой себе, плюхнулась на кровать, и поняла, что на данный момент Ямик мой единственный друг, на которого я могу рассчитывать.
  Я расслабилась, и, несмотря на то, что спать не хотелось вообще, спокойно заснула. И увидела Сон. Значит, зря я уснула.
  
  
   Я стояла в огромном предбаннике Немого Замка, а напротив меня стоял громила, разряженный в одежду охраны.
   - По какому поводу просишь аудиенции у Князя Мудрого Иорра?
   Я усмехнулась. Это мой брат-то, мудрый Иорр? Несмотря на прущий смех, я собралась и ответила настолько вежливо, насколько могла.
   - Я, Юноран Ла Вельхор Фарот, желаю увидеться с величайшим из правителей, Князем Иорром, по причине нашего близкого кровного родства. И, если вы позволите мне предстать перед его ясными очами, я буду рада приветствовать моего многоуважаемого сводного брата. - Вежливо склонив голову, стараюсь не думать, как я назвала этого психа, в смысле брата. Никогда не любила свою родню, они все вредные до нельзя и со своими толпами тараканов в голове. Исключение составляли отец, мать и Кейлан, которые были мне хоть немного, но близки.
   Громила, даже не подозревая, что я издеваюсь, величественно кивает, и медленно проговаривая слова, бормочет:
   - Если барышня подождет, я скажу князю о вас. - Да, с красноречием у него явно не лады. Киваю, и жестом предлагаю ему совершить суленную прогулку до графа.
  Он уходит, а я медленно начинаю возводить защитные щиты вокруг себя. Мне вовсе не улыбается мысль неожиданного нападения на меня. Ставлю классическую расстановку щитов, один в виде кокона, плотно облегает тело, еще один, уже внешний, надежно прикрывает тыл. Недоверяя классической расстановке, сосредотачиваюсь, и перетасовываю силу в слабых местах щитов. Проверяю узлы, накачивая их силой. Удовлетворившись щитами, я начала проверять оружие. Два клинка в ножнах за спиной, классический ритуальный нож на поясе, на предплечье и в рукаве метательные ножи, на левой ноге кастет с метательными ножами, в высоких сапогах метательные ножи. В многочисленных карманах метательные звезды. В общем, учитывая магию, я увешана оружием, как новогодняя ель. При необходимости можно превратиться в лангора, не повредя одежду, т.к. заботливые руки швей ЗельЛана делают рубашки с прорезями на спине, а под рубашку поддет корсет с открытой спиной, и клинки подвешены так, что не мешают расти крыльям. Снизу, под рубашкой, где полагалось быть поясу, ремню и штанам, творилось невообразимое. На простые штаны из плотной ткани, надето подобие юбки. Говорю подобие, юбкой это назвать очень и очень затруднительно. Многочисленные, разноцветные куски ткани, некоторые рваные, некоторые наоборот поражают своей геометричностью, все они были нашиты на пояс. Их задача, путать противника во время боя и скрывать оружие на штанах.
   - Его высочество, князь Мудрый Иорр, готов вас принять. Прошу следовать за мной.
   - Конечно. - В груди что-то екнуло, предчувствие чего-то плохого давило на меня. Почему я не сбежала тогда, не доходя до Иорра?
   Огромный зал, где-то в конце которого, развалившись на 'троне' сидел мой сводный брат. По стенке выстроена охрана, подле трона несколько человек, которых, даже не читая ауры, можно принять за магов.
   - Она пришла забрать себе мое королевство. - С ходу начал поливать грязью Иорр. Я настораживаюсь. Это про меня что-ли? - Она пришла получить свое приданное, которое не получила при смерти моего любимого батюшки. Она полна жажды мести. - Точно про меня. Че гонит-то? Наврал тут, наворотил, понимаете ли, а я оправдываться должна... Я дернулась, в намерении уйти. - Ее мать была кровожадной ведьмой (слышала бы это мой покойная мать, голову бы снесла не задумываясь, впрочем, я тоже подхожу на роль оскорбленной личности), они причинили много зла моей семье. - Иорр разошелся не на шутку, чего он ждет? - Это она убила батюшку, в надежде завоевать земли. Мы не простим ее. Схватить ее.
   Первыми ударили маги. Сильные Маги. Мощный шквал всевозможных ударов обрушился на меня, я прочувствовала, как щиты дрогнули, пытаясь отразить хоть часть атаки. Машинально активируя два 'подвешенных' заклятия, я вынимаю клинки.
   Сам бой я помнила очень плохо. Первые десять минут я успешно не попадалась под удары мечей, и даже положила половину охранников, но маги давили количеством. Мои щиты просто размело, я не успевала собрать сил, и вложить их в новый щит. Я превратилась на полном автомате, уже понимая, что дела идут, не просто плохо, а очень плохо, хоть самой в гроб ложись и крышечку изнутри заколачивай. Неуспешная попытка взмыть к потолку, и на меня давят заклинания магов, заставляя вновь вернуться на пол. Я падаю, меня бьют, меня убиваю. Я понимаю, все бессмысленно, бессмысленно сопротивляться, но я сопротивляюсь и трачу последние силы на бесполезные контратаки. Мне плохо, чувствую как в меня вонзаются сразу три арбалетных болта, плачу от злости, что израненное тело не может увернуться от ударов. Скалю зубы, в отчаянии прыгаю на арбалетчика, в прыжке осознаю, что в меня попало еще два болта, яростный взмах рукой, когти растполосывают шею стреляющего, на меня фонтаном бьет кровь. Чувствую, как в меня летит элементарный боевой пульсар, пытаюсь увернуться, но не могу, просто не могу. Очередная боль, болт охранника и боевой пульсар одного из магов одновременно вонзаются в мое плечо, я мотаю головой, пытаясь прогнать эту спутницу смерти...
   - Готова. - Спокойный голос мага, который еще недавно орал заклинания. Я теряю сознание, радуясь лишь тому, что им придется довольно долго очищать тронный зал от крови.
  
  
   - Юна, - Я резким рывком принимаю сидячее положение. Я испугана, я боюсь. - Что случилось? - Мотаю головой. Ничего. Ты не можешь мне помочь.
   - Уже утро?
   - Да. Одевайся. Клинки на скамье. В ножнах, заточенные.
   Я улыбаюсь.
   - Спасибо.
  Благодарить есть за что, не хотелось отправляться в дорогу с не заточенными клинками и без ножен.
  
  
  Глава 3. Кому это надо?
  
  
   Трясусь в седле. Подо мной конь, нарекла я его Нижсом, темно-коричневого цвета, который по сравнению с другими конями еле переставляет ноги. Еду в полном вооружении, если можно назвать полным мои два клинка и одолженный Ямиком метельный нож в сапоге.
   Утром, одеваясь, я обнаружила, что проспала я целый день, после нашего поединка. Многовато. Но зато чувствую себя вполне сносно. Тело уже привыкло в возрастающим нагрузкам, привыкло к количеству потребляемой пищи, и вполне повиновалось мне. Повязка с правой руки таинственным образом исчезла, открывая тоненькие коричневые татуировки, шрамы на ухе и на лице почти исчезли. Все вполне сносно, все устраивает меня. Если бы не спина, я бы вообще молилась на Ямика, т.к. все это его заслуги. Хе. И, конечно же, моего многострадального организма который отлично знает свою миссию.
  Отряд был небольшой. Всего тринадцать человек. Ямик, перед тем, как выйти со двора, объяснил, что Гарилл набирал группу, для представления ее Государю. То бишь, это должны быть довольно квалифицированные люди, готовые выполнять разные поручения. Какие конкретно - не знаю. Но главное то, что, собственно, у всех нас был разный уровень подготовки, что не могло сказаться на нас в общем.
  Непонятно что, для непонятно каких целей... Леший поймет в чем дело...
   Хотелось летать. Я давно не перекидывалась, и вся вторая ипостась требовала освобождения. А перекидываться нельзя, спина болит, да и увидит кто. Мало ли что. Эх, инвалидка несчастная.
   - Жэээнщина... А можно с тобой познакомиться?
   Ну вот, приехали... Уже и приставать начали. Может сбросить капюшон и попробовать мило улыбнуться?
   Я уже начала улыбаться, а точнее оскаливать многочисленные зубы, но он меня остановил:
   - Дээээвушка, а что у тебя за оружие такое? - Мощный мужик в темно-сером плаще, с широким мечом на бедре, на громадном коне стремительно приближался ко мне.
   - Вы что-то хотели, молодой человек? - Никакого уважения к старшим, он мне в сынки годиться, а обращается на 'ты'.
   - Ну, дээээвушка... - заканючил 'молодой человек', - Поговорите с могучим воином.
   - Ты себе льстишь. - Говорю я, скидывая капюшон. - Меня зовут Юна. Баба Юна. - Понесло меня... мозги опять не в ту сторону закрутились. Бывает со мной такое изредка, начинаю стебаться и угорать над 'сынками'. - Продолжим наше знакомство, милок? Ты, сынок, что-то про клиночки спрашивал? Дай баба Юна тебе легенду расскажет про эти клиночки... Так вот, жила была великая...
   Он просто таращился на меня, явно не зная что сказать. Мое лицо его чрезмерно удивило своей разукрашенностью в разные оттенки, а про сказочку ничего не скажу. И вообще, непонятно, на что предназначена эта нестандартная реакция.
   - Не надо, бабушка, мне голову морочить древними сказками... Вырос я, не хочу сказки слушать. - Подыгрывает мне воин.
   - Но сынок, милой... Как же так... Не послушать сказоньку бабы Юны... - Я уже откровенно издеваюсь, выпятив челюсть вперед, полностью вхожу в образ. - На чем я остановилась? Жила была, далеко-далеко в горах воительница по имени Ночь Ла. Было у нее трое детей...
   Громкое ржание воинов заставило меня заткнуться, но чуть погодя я возобновила старания.
   - Трое детишек... Одна доча и двое сынков... И велела молодая мать выковать для каждого чада по клиночку. - Я обиженно огляделась вокруг. - Не, ну, сынки, вы же не желаете слушать старую бабку Юну. Вы слушайте, слушайте, какую мудрость она расскажет вам...
   - Бабулек... Слышь, Юночка, - мой знакомый воин корчась от смеха попытался прервать меня. - Хватит над чадами издеваться... Я витязь Керем Шакар Мронган. Служил первым телохранителем при дворе Алиския, сына Полана Четвертого.
   - Юноран Ла Вельхор Фарот. Боец при дворе Правителя. - Величественно склоняю голову, какого Правителя, уточнять не стала. Самое смешное, я не рассказывала байки, все это правда, ток теперь мне верить никто не будет. На то и расчет.
   - Ларинааль. - Эльф плотно закутанный в плащ, с луком, привязанным к седлу, делает легкий поклон в мою сторону. Сильный эльф.
   Внезапно замечаю, как Ямик внимательно смотрит на меня. Серьезно смотрит, понимающе. Зато я его не понимаю. Отворачиваюсь, внимательно рассматриваю Ларинааля, и задаю весьма нескромный вопрос.
   - Сколько вам лет? - Спрашиваю, не обращаясь ни к кому, просто кидаю вопрос в середину.
  - Восемьдесят шесть. - Скромно. Мало годиков то, по меркам эльфов. Батюшке, отцу то бишь, помниться, когда его убили, было сто девяносто три.
  - Зачем вы здесь? Зачем вам это? - Продолжаю свой наглый допрос.
  - В Зелень Град надо. - Непонятно зачем отвечает он. Я не ждала ответа, но если ответ дан, почему бы не продолжить? Все-таки наглость - второе счастье.
  - Что там? - На своей памяти в Зелень Граде я была только раз, по надобности народа, на город мне тогда было без разницы. Поэтому достопримечательности его я не видела, знать не знаю что там может твориться.
  - Друг. - Ларинааль пожимает плечами, явно показывает, что отвечать дальше не намерен.
  Киваю, и поворачиваюсь к Керему, в надежде продолжить свой допрос.
  - Ну а ты, уважаемый витязь, с какими намерениями вышел в добрый путь?
  'Уважаемый витязь' мнется, явно намереваясь уйти от вопроса.
  - Юноран Ла Вельхор Фарот, позвольте задать вам вопрос, раз мы дошли до интересного момента прояснений наших биографий. - Я зло косясь на Ямика, морщусь, стараясь прекратить чересчур излишнее любопытство моего спутника. - Надо полагать, вы согласны ответить на мой вопрос. Итак, откуда вы родом?
  - Я с Юга. - Истинная правда.
  - С Южной Границы? - Он почти подобрался к правде, которую я раскрывать не намерена.
  А если с самого начала...Примерно пятнадцать столетий назад, после великого Разрыва Земель раса лангоров столкнулась с небольшими разногласиями, которые, надо полагать, разрешить так и не удалось.
  По легенде, было два Правителя. Два брата. Назревала война с Драконами, по каким причинам я могу лишь догадываться: этому на не учили, делая из произошедшего великую государственную тайну. О чем я? Но, младший брат, Ниршал, был против этой войны. Образовалось два мнения, одни утверждали, что войну несомненно выиграют лангоры, другие предсказывали поражение нашей расы. Ниршал отказался участвовать в войне, и ушел просить мира у драконов, но Элькан, первый брат, ни в коем случае не приветствовал унижения брата и убил его. Друзья и сподвижники Ниршала, коих к тому времени набралось приличное количество, устроили нападение на Элькана, после которого тот был убит. Началась война, и когда пало достаточно лангоров, она закончилась.
  Лангоры были в недоразумении. У них первый раз за несколько столетий не оказалось Правителя. Народ молчал, войны прекратились, но мир не восстанавливался. И тогда оставшиеся в живых сподвижники Ниршала, руководимые лангором по имени Халу, ушли (улетели) из ЗельЛана на север. Именно Халу стал предводителем северного народа. Нашу, южную расу, возглавил как лучший мастер клинка, не имеющий никакого отношения к Элькану - Мастер Поррий, именно от него пошел род Южных Правителей ЗельЛана. С тех пор есть две расы Лангоров, южная и северная.
  О нашем существовании всегда знавал только Мудрейший Государя Роонии. А мудрейший, как известно, всегда был в единственном числе. Мудрейший тех времен нарек нас Стражами Границ. Северной и Южной. Собственно, к Южным Лангором прибавляется древнее окончание Ла, означающее солнце, к северным окончание Кор, что означает лед.
  На протяжении всех этих веков, Лангоры никак не общались между собой. Как, впрочем, и с людьми.
  
  
  - Тебя Юной кличут? - Удивленно поднимаю голову от рассматриваемых клинков, и смотрю на Гарилла, который хмуро глядит на меня из-под бровей.
  - Кличут. Иногда я даже отзываюсь.
  - Дежурить будешь после Уркана. - Обрадовал он меня и показал пальцем на спящего недалеко парня. - Дежуришь два часа, после будишь Ямика. Его очередь.
  Он развернулся, в намерении уйти. Я же вскочила, с места, надеясь сказать несказанное:
  - Спасибо вам, что взяли. - Благодарно склоняю голову. Он останавливается, некоторое время рассматривает меня, и кивает.
  - Ты еще тот боец. Чувствуется, поопытнее некоторых будешь.
  Я знаю...
  
  
  Просыпаюсь от легкого прикосновения. Надо мной свисает лицо Уркана.
  - Твоя очередь. - Он показывает пальцем на место возле небольшого костра.
  - Никого не было? - тихо спрашиваю я.
  - Нет. - Спокойно отвечает он, заворачиваясь в плащ и ложится, уже через несколько минут его дыхание выравнилось, он заснул.
  А я тем временем устраиваюсь на месте возле костра, чуть поразмышляв, что же мне делать, я решила позаниматься лечением, то есть, попробовать поработать с магией.
  Прислушаться. К себе. Внимательно. Я видела блоки, несколько аккуратных и мощных блоков, выстроенных в моей магии так, что поддерживали друг друга. Ну что ж, будем ломать, точнее пытаться ломать. Если приглядеться к структуре, можно попробовать действовать целенаправленно. А структура следующая: первый пласт блока выстроен против всей стихийной магии, представляет собой тонкую сеть опутывающее ядро силы и магии. А ниточки... Так, на каждую стихию свое противоядие... Например, рядом со стихией воды пустилась ниточка огня, рядом с огнем вода и т.д. Все это перепутано в плотный комок, который при длительном и старательном умственном труде, можно распутать. Второй пласт. Магия Лангора, заключающая в себя трансформацию, ритуальные церемонии, стандартные щиты, мозговые блоки, телепатию, которой владеют лишь некоторые. Ладно, ритуалы и щиты можно пропустить, врожденной телепатией я не владею, нет у меня такого таланта, но трансформацию и блоки хорошо бы распутать. Не люблю назойливых магов, которые лезут в голову - лангоры в большинстве своем очень назойливы - блоки стали моей чуть ли не самой сильной стороной. Уж слишком упорно я выстраиваю все щиты и блоки вокруг своего сознания. И теперь, без всяких блоков, я чувствую себя в переносном смысле голой. А третий, последний пласт опутывал тело, а точнее спину болью. Не удобно, очень не удобно. Мне такое строение, да к тому же без сил, явно не по зубам.
  Стоп...
  Я не поняла.
  Тот, кто ставил пласты, весьма и весьма осведомлен о строении тела и сознания лангора. Я понимаю, что провела в замке около трех месяцев, за это время вполне можно изучить лангора... Но сознание... Без моего разрешения в мою голову никто из людских магов не лез. А если даже и лез, не пробился бы, не смог. Я просто была в таком состоянии, что огрызалась буквально на каждого, кто стоял возле меня, уж мозговой штурм я запомнила бы...
  ...У них не было возможности изучить сознание лангора и так умело выстроить все блоки. Это скорее похоже на многолетний научный труд, с многочисленными опытами и испытаниями проводимых на лангорах.
  Я не хочу. Не хочу, чтобы среди нас был (почему был, есть?) предатель.
  Итак, очередная версия происходящего. Предатель. Два вопроса, зачем предавать, и почему я? На первый я предположим отвечу. Быть может, кто-то из людей узнал, заинтересовался, нашел лангора... Нет, насчет нашел, это уже полнейшая чушь. Второй вариант, лангор сам вышел на человека, а конкретнее, на моего брата Иорра. Зачем? Тут уже проще. Надо убрать меня на довольно длительный срок, возможно навсегда, в свою очередь, если навсегда, зачем было меня держать три месяца, когда можно было убить? Не сходиться? Ладно, убираем мою скромную фигуру из ЗельЛана. Какой расклад?
  Я, левая рука при Правителе, очень редко появляющаяся во Дворце, руководящая процессом из далека, если можно так сказать... В принципе, я никому не должна мешать. Правая рука, ближайший друг и советник Правителя, Дий, имеет гораздо большее влияние на народ, по сравнению с ним, я так, с боку припека. Однако, предатель, заметно осведомлен о моих родственных узах, знаком с Иорром, и вероятно был знаком с моей матерью. Сейчас я занимаю место моей матери, место, незнакомое народу, но при этом имеющее влияние на Правителя. Я, сама скромность, даже о моей первой степени боевого лангора знает очень малое количество лангоров.
  Может у меня мания величия? Может такое быть? Вряд ли.
   Бесшумные шаги перебирают землю. Так ходит только он. Это Ямик.
  - Еще рано, - не открывая глаз говорю я, - твоя смена через час.
  - Иди спать. Я постою.
  Я не хочу отказываться от предложенного отдыха, все-таки целый день в седле меня весьма утомил... Потом додумаю.
  
  
  Мы в дороге уже три дня. До Белых Озер остался день пути.
  Только погода подкачала. С утра пошел дождь. Даже не дождь, а мощный ливень, который размывал и без того неудобную тропу. Кони с трудом пробирались по вязкой грязи, люди злились, повсюду слышался жесткий мат, некоторые начали кашлять и шмыгать носами. Простуда нас не свалит, но будет крайне неприятно.
  Мне тоже пришлось не сладко. Плащ промок до нитки и совершенно не грел, поэтому я его сняла, и, перекинув через седло, ехала в рубашке. Холодно. Скоро тоже начну ругаться. Из всего небольшого отряда, казалось, один Ямик сохранял ледяное спокойствие. Он просто никак не реагировал на дождь, как будто его и не было. Да и эльф явно не промах, тоже спокоен как статуя, сидит и молчит, хоть бы глазом моргнул.
  - Да что же это такое... - Послышалось со стороны. Это Керем. Уж он-то злой. - ... - Последовала длинный монолог, в котором было очень мало приличных, и очень много неприличных слов. Некоторые в изумлении оглядывались, они все-таки старались сдерживаться. - Гарилл, надо перевал устраивать. Все замерзли. - попросил Керем, после своих многочисленных высказываний.
  - Еще немного. - Раздался спереди недовольный голос Гарилла. - До Перинных дойдем, там и остановимся.
  - Долго еще? - Недовольно проворчал кто-то.
  - Около часа пути. Скоро будем.
  Из всех этих разговоров мы чуть ли не пропустили их. Машинально оглядываясь, я почувствовала, как насторожились Ямик и Ларинааль. Левая рука спокойно легла за спину, на рукоять клинка. Поймав встревоженный взгляд Ямика, я хотела спросить, что происходит, но уже сама услышала сквозь стену дождя тихие аккуратные шаги.
  - Ямик... - Зову я, медленно показывая кивком головы в стороны предполагаемых противников. И тут они напали. Ларинааль моментально натянув стрелу, на образовавшемся в его руках луке, выстрелил в ближайшего противника. Я быстро соскользнула с коня, и, оказавшись в гуще появившегося врага, вклинилась в драку. Хотя какая это драка, мы убивали, я, Ямик, Ларинааль, очухавшиеся Керем, Гарилл и остальные. Я действовала на полном автомате, сократив до минимума лишние движения, убивая одним ударом. Их оказалось около тридцати. При этом одна треть ударного отряда оказалась лучниками, и била стрелами, засев в ближайших кустах. Их равномерно, практически без остановки, добивал Ларинааль. Я попыталась выхватить из всего этого месива Ямика, один раз это удалось, но его движения, как и мои собственные, были слишком смазаны. Я сделала очередной поворот и замах, но, не увидев никого, опустила клинки. Все просто...
  Получилось так, что мы вдвоем разделали чуть ли не половину нападающий.. Мы выиграли этот небольшой, явно испытывающий нас бой.
  Это был отпор небольшому отряду разбойников. И я поняла, что в нашем отряде, люди гораздо подготовленнее, чем казалось на первый раз. Эльфом, я вообще горжусь, он держался на равнее с нами, да куда там, меткость эльфов не знает границ, про нее складывают легенды, да и по себе знаю... Уже в который раз ищу Ямика. Вот, стоит, даже не запачкался особо...
  - Как самочувствие? - спросила я, подходя к Ямику. Конечно, глупый вопрос, какое еще может быть самочувствие у воина, который был в боях как минимум полтора века. И, видимо, довольно успешно был, раз стоит сейчас передо мной, целый и невредимый. Да, я считаю, что Ямику около двухсот лет. Пока не могу сказать, какой именно расе он принадлежит, я не так хорошо знаю его, как хотелось бы. Я определила только потрясающую скорость, острый слух, такой же острое зрение. Да и возраст внушает уважение.
  - Нормально. - Он хмуриться, все еще с беспокойством оглядываясь по-сторонам. - Спина не болит?
  Прислушиваюсь к себе, пытаясь понять, как себя чувствую. Беглый осмотр показал, что чувствую я себя вполне сносно, ну а углубленный...
  Рука полностью заросла кожей, лицо потихоньку заживало, воины уже не отшатывались от меня, как прежде. Только вот спина побаливает, и дождь ей не явно на ползу. Надо поскорее обращаться к кому нибудь за помощью, либо к магу, либо к целителю, на худой конец сойдет и деревенский лекарь.
  - Все отлично. - Бодро отрапортовала я Ямику. - Уши целы, клыки не выбиты, глаза на месте.
  - Это хорошо. - Сбоку послышался трехэтажный мат Керема. Недоволен человек.
  
  
  До Белых Озер мы добрались на следующий день к ночи, недовольные, мокрые, и очень злые. Ввалившись в постоялый двор - перед этим мы очень долго бродили в его поисках по кривым улочкам - мы начали стаскивать мокрые вещи. Керем нагло стащив левый сапог принялся выливать из него воду на чистый деревянный пол. Вениир, мужчина в средних годах, с которым мы успели подружиться, возмущенно закашлялся, но плюнув на все это тоже начал выливать воду и грязь из сапог. Теперь уже вокруг нас возмущенно скакала хозяйка, и охала, поглядывая на внушительную лужу у наших ног, грозила обещаниями содрать с нас вдвое больше положенного. Хе-хе...
  Да, я злорадствую... Дома я тоже мыла полы, не люблю мыть полы. А мать всегда заставляла. Прикиньте, долгожданные каникулы, я возвращаюсь домой из казармы, где тоже постоянно надо было поддерживать чистоту... Так вот, возвращаюсь усталая, после двухмесячной учебы, побитая как собака, со старательно вдолбленными в голову знаниями, а мать говорит, теперь все хозяйство на тебе, типа, а она сама отдохнуть с недельку хочет. И, вваливаются как-то раз, после сильного шторма, мои два брата, и их друзья, в составе двух парней и двух девушек, так, веселая компания, а по крыльям мощным потоком льется дождевая вода. На только что помытый мною пол. Справедливо? Нет, конечно. Так что, зря я сейчас наслаждаюсь видом лужи под нами, зная, что убирать буду не я. Подумав об этом, я решила устыдиться. Даже покраснела слегка.
  Спать завалились, едва поев, особо не разбирая, где кто будет спать; я, забравшись под одеяло, разделась, и заснула.
  - Юнка! - Ну зачем так орать... - Юна вставай!!! - Я упрямо накрылась одеялом с головой, безуспешно пытаясь игнорировать громкий голос Керема. - Юнка, подъем! - Керем настойчиво дернул с меня одеяло. Вот наградил Созидатель слухом-то! - Подъем!!! Утро. Птички поют. Кушать пора. - Керем разошелся не на шутку, его рев разносился по всему помещению, я представляла, как морщатся находящиеся здесь вместе с ним. На меня же подействовало только слово кушать. Остальное я пропустила мимо ушей.
  - Че на завтрак? - Преувеличено бодро спросила я поднимая голову.
  - А ничего... Съели все, пока спала. - Нагло заявил невесть откуда взявшийся Уркан.
  - Убью! - Рявкнула я, рывком садясь.
  - Так все съели же. - Робко попробовал оправдываться Уркан, - зачем теперь пургу гнать...
  Я мрачно взглянула на него, показывая, что это вовсе не спасет их. Но, передумав, опять закуталась в одеяло, и хотела, было лечь спать опять. Сбоку в меня полетело что-то зеленое. Извернувшись, я поймала яблоко буквально перед носом у Керема.
  - Ты спас меня от голодной смерти... - Благодарно кивнула я Ямику.
  - До голодной смерти тебе еще очень далеко. - Хмыкнул в ответ Ямик. Тихо, но так, что я расслышала.
  - Ты чего меня разбудил? - Вернулась я к старой проблеме, по имени Керем.
  Керем озадачено попятился назад, но затем, вспомнив, что мужчина здесь собственно он, гордо выпятил грудь и заявил.
  - Мы решили потренироваться. Гарилл велел и тебя позвать.
  - Не хочу. - Обнаглев окончательно, я отвернулась, и преувеличенно громко зачавкала яблоком. - Вы мне покушать ничего не оставили. Вон, один совестный человек нашелся, яблоко одолжил. - Я отгрызла внушительный кусок от яблока.
  - Юна, - Как всегда, я не услышала, как он подошел. - Пошли, размянемся, а то скоро совсем развалишься.
  Я, догрызя яблоко, покорно свесила ноги со скамьи: раз Ямик просит, почему бы не сходить? Вопросительно уставившись на мужчин, я кое-как объяснила им, что мне желательно бы одеться, чего делать в их присутствии я не собираюсь.
  Во двор я вывалилась недовольная как черт, с зверской физиономией и жутким оскалом. Направившись к кучке людей, среди которых я обнаружила Ямика, вяло машущего длинной палкой, коей он отбивался от Уркана. Неинтересно. Я плюхнулась на небольшое перевернутое корыто, стараясь сесть как можно дальше, от бойцов, чтобы не попасть случайно под их ноги.
  Шустрым и бойким народам, вроде Керема, Ларинааля и Гарилла было явно скучно. Они без особого энтузиазма медленно размахивали либо тренировочными палками, либо деревянными мечами. Скучно. Я увернулась от палки, которая летела в меня. Кто-то неуклюжий выпустил из рук палку. Как только палка, довершив свой красочный полет падает, заставляю себя подняться и дойти до валяющего субъекта, уже злясь на себя: зачем, спрашивается выполнять лишнюю работу, ведь могла бы на лету подхватить ее. Ан нет... Надо было пропустить палочку, а затем пойти подбирать ее... Поднимаю палку, пару раз качаю ее из стороны в сторону, примеряясь к ее длине.
  - Народ... Кто палку потерял? - Заорала я.
  - Я... - Стеснительно отозвался Уркан. Ага... Здравствуй Ямик.
  - Иди, погуляй в сторонке. - отправляю я Уркана. Сама медленно подхожу к Ямику.
  - Еще не готова. - Говорю я. Утвердительно, не пытаясь отрицать то, что я проиграю.
  Ямик кивает. Точно. Никто и не возражает, ты не выиграешь. Пока что...
  Встаем, как давние друзья, привычно киваем друг другу. Краем глаза подмечаю, как заинтересованно останавливает свой поединок Гарилл. Все вокруг нас расходятся, не желая попадать под нашу, а точнее наши, горячие руки. На этот раз нападать никто не торопиться.
  Медленно, не спеша, вращаю палку, примериваюсь к ней, пытаюсь найти место, куда можно положить левую руку, потом ложу правую, запоминаю те места. Ямик стоит спокойно, палка не шевелиться, он даже вроде облокотился на нее, расслаблен до предела. Ну что за человек... Такой может часами стоять и ждать, когда у меня не выдержат нервы, и я пойду в атаку. Мне до такого терпения еще ой как далеко расти. И я нападаю, аккуратно, стараясь не спалиться в первую же секунду.
  Рывком смещаюсь к Ямику, наношу первый, скользящий удар. Ямик, легко, без напряга уходит от него, блокируя его в самый последний момент и слегка перемещаясь в сторону. Моя палка скользит по его палке и просто не может достать Ямика. Высший пилотаж. Ловко, очень ловко. Я убираю левую руку с палки, позволяю продолжить ей свое произвольное движение, а сама готовлю для нападения ноги. Разворот, увожу-таки палку от себя, амплитуда сильно увеличивается, по-этому в очередную атаку я вошла с максимальной скоростью. Вскидываю ногу, палка вторит движениям ноги, идя параллельно к ней, наношу по Ямику удар сразу с двух сторон. Он ловко приседает, его палка скользит по земле, сделав весьма ловкую вертушку и одновременно уходя от моей атаки. Делаю резкий прыжок в сторону, уже группируясь в полете, приземляюсь на корточки, резко отталкиваюсь, прыгаю на Ямика, вытягивая палку. Неуловимое движение с его стороны, палка стремительно вырывается из моих рук. Моментально заставляю тело переменить направление, в полете ухожу вправо, и умудряюсь словить палку до того, как она касается земли. Падаю в грязь, привычным движением, ловко кувыркаюсь и выставляю блок от удара слева, который моментально наносит Ямик. Моя палка соскальзывает с его, увожу ее в низ, в намерении сделать подсечку; делаю ее, заставляя Ямика легонько подпрыгнуть, не давая ему приземлиться, швыряю в него палку. Он явно обалдел от моего поступка, ему пришлось отбить палку, из-за чего он потерял драгоценные мгновения. Я использовала их с достоинством, запуская в него комок грязи. В следующую секунду он просто запустил в меня своей палкой, так и не увернувшись от комка грязи. Но меня тоже смело мощным ударом, я кувыркнувшись назад через голову, замерла, ожидая, когда он продолжит атаку. Ее не последовало.
  Бой закончен. Длился он не больше полторы минуты, впрочем, как всегда. Скорость, что с нее взять...
  А окружающие нас воины замерли, недовольно рассматривая нас, они, кажется так и не поняли, почему поединок закончился так быстро. Лишь Ларинааль звонко рассмеялся. Он-то все понял, к Ларинаалю неуверенно присоединились Керем и Гарилл, остальные недоуменно смотрели на эту тройку. Подумаешь, люди извалявшиеся в грязи, после минутного поединка. Что смешного-то? Да ничего... Просто смешно. Я тоже начала смеяться, взглянув на веселую, запачканную грязью, физиономию Ямика.
  - Уже интереснее. - Отсмеявшись, спокойно говорит он, подтверждая то, что мне явно стало лучше.
  
  
  Глава 4. А псих-лечебница далеко?
  
  
  В Зелень Град мы прибыли чрез три дня, в полдень. Все эти три дня по дороге, мы старательно тренировались, мутузя, друг дружку палками каждый день. Единственный, без единого синяка, вышел из этого боя Ямика, он отбился-таки от нашей разъяренной чертовой дюжины. Остальные, в том числе и я - не люблю, когда на меня нападают всем скопом - не отделались от синяков различной расцветки.
  Город большой. Теперь, когда до запрошенной аудиенции с Государем осталось три часа, все куда-то разбрелись, пообещав вернуться. Мы с Ямиком и Гариллом, как самые надежные, решили подождать их здесь же, в огромной комнате, за которой располагался тронный зал, где Государя на данный момент не было. Зато, мимо нас непрерывно шастали многочисленные слуги Батюшки. А мы сидели и откровенно угорали над нелепыми одеждами здешних обитателей.
  Вот, к примеру, придворная ведьма. То ли у нее имидж такой, то ли старается произвести впечатление, но одета она была во все черное. Босиком(???), черная короткая юбка из сомнительной тряпки, черная кофта, с многочисленными прорезями, множество шнурков, повязочек. Н-да... Рядом вышагивал черный кот, который сердито мяукал - нелепость, конечно - на белую ворону, сидевшую на плече у ведьмы. Короткие черные волосы ведьмы стояли веером в вертикальном положении, черные, узкие глаза были подведены черным угольком, на щеке были намалеваны три черные полоски. В ушах торчали большие кольца, на которые были нанизаны крохотные косточки, тяжело наверное ушам. За собой она волоком тащила черный мешочек с чем-то плохо пахнущим. Муть, да и только. Как ей позволяют в таком виде появляться перед Государем?
  Или, например, секретарь. Шикарный, расшитый всеми цветами радуги камзол, фиолетовые штанишки, белые туфельки, зелененький беретик на белокуром парике. К груди он яростно, как будто кто-то хочет у него отнять, прижимал папку с ворохом бумаг, за ухом торчало острое перо. Одно слово: цирк.
  Наша бригада мужественных воителей начала медленно подтягиваться к месту назначения. В комнате нашей дружной компании стало тесновато, поднялся галдеж, бурно обсуждались первые впечатления о городе. Оружие у нас отобрали, чем вызвали еще одну волну негодования и обсуждений. Я вздохнула спокойно, когда нас, наконец, пригласили к Государю.
  Я видела Государя и раньше, годиков семь назад. Он ничуть не изменился, разве что поседел чуток. Но я его практически не заметила, я видела только одного человека, слегка потрепанного, стоявшего в углу зала эльфа.
  - Кейлан! - Я одним, быстрым прыжком перемещаюсь в угол зала, гвардия Государя едва успела приподнять арбалеты, а я уже повисла на его шее.
  Он даже не понял, что произошло, эльф только успел поднять голову и увидеть, как на него прыгнуло нечто. Я обнимала его, не давая ему возможности отцепить меня от себя, и увидеть, что я чуть ли не плачу. Он ошалело пытался заглянуть в мое лицо, так и не понимая, кто это существо. Наконец я взяла себя в руки, и отлипла от него.
  - Юна... - Он весело хмыкнул, похоже, ничуть не удивившись моей персоне. Хотя, прошло уже больше пятидесяти лет, я не старею, о моей породе он не должен догадываться, но он совсем не удивлен.- Привет...
  Тут я сообразила, что обниматься с братом в тронном зале Государя при его же присутствии, слегка нелепо. Плавным прыжком отскакиваю назад, на свое прежнее место в толпе воинов. Изящно склоняю голову в поклоне перед Государем, искренне выражая свое уважение.
  - Приветствую вас, о, Великий Государь Роонии пресловутый и мудрый Прехван Цинн Горонн ... - Краем глаза замечаю, как Гарилл делает небольшой шаг назад, предоставляя мне возможность поближе познакомиться с Государем. Ну что за псих, я же тут такого наговорю... - Позвольте представиться. Юноран Ла Вельхор Фарот, - наблюдаю, как Мудрейший слегка вздрагивает от моего имени, все-таки окончание Ла, ясно понятно, - сводная сестра стоящего здесь могучего эльфа Кейлана Вельхор Нилланаар Дилнел. Прошу простить меня за столь сильные эмоции, которые позволили мне вести себя в вашем присутствии настолько нескромно. Если вы принимаете мои ничтожные извинения, - Государь кивает - хочу с честью представить, здесь и сейчас, моих достопочтимых спутников. Справа от меня находиться достопочтенный господин, чья светлость руководит нашим скромным воинским отрядом, который добился всего, что у нас есть, только благодаря его великому таланту и труду. Он сделал из нас воинов, он сделал из нас людей, он не бросил нас на произвол судьбы, о великий... - Что-то я увлеклась, хм...продолжаю ораторствовать в свое удовольствие, - Имя ему Гарилл Ноосфер Нелгар, великий воин. Позвольте мне представить его ближайшего помощника, правую руку нашего великого, незаменимого предводителя, витязя Керема Шакар Мронгана. Представляю Вам их обоих, поскольку считаю, что для дальнейшего дела, столь яркие персоны, как они, несомненно, будут иметь значительный вес в вашем будущем сотрудничестве. А теперь, Государь, извольте передать слово нашему многоуважаемому и столь любимому всеми, могучему Гариллу Ноосфер Нелгару... Итак, послушаем же его.
  Все замерли, явно не переварив мою речь, Гарилл, которого я разукрасила до предела, кажется, даже не понял, что я ему слово передала...
  - Государь... - Хрипло и взволнованно начал Гарилл, и откашлявшись, продолжил. - Мне, на призыв о помощи, Князем Ролашшом, был дан приказ набрать небольшую команду, для управления ею Вами. Команду я набрал, предоставил ее перед Вашими очами в целости и сохранности. Я руковожу отрядом, я буду рад передавать Ваш любой указ этим людям, которые будут подчиняться Вам.
  Тоже сгодиться. Не высший пилотаж, но вполне...
  Государь Прехван задумался. Потом медленно, явно обдумывая каждое слово, сказал:
  - Не думаю, что для выполнения поставленных мной целее понадобиться столь много людей. Предлагаю вам, и еще четверым присоединиться к дальнейшей работе под моим началом. Остальным, не попавшим под эту жеребьевку я буду рад предложить службу в моей личной Гвардии. Итак, решайте, уважаемый Гарилл, судьбу четырех.
  - О, мудрый Государь... Разрешите поинтересоваться, в чем будет состоять наша задача, чтобы я смог подобрать людей соответственно.
  - Я не могу голосить про это дело на весь замок . - Голос Государя звучал жестко и холодно. Прошу избрать вас четверых, а потом мы перейдем к делу.
  - Керем. - Гарилл нерешительно обвел толпу взглядом. - Это первый. - Он опять погрузился в раздумья. - Ларинааль. Эльф. - Он кивком указал в сторону эльфа. - Это второй.
  - Юноран Ла Вельхор Фарот. - Решительно сказал Государь, перебив Гарилла. Я в недоумении посмотрела на него, пытаясь между делом подтянуть упавшую челюсть. Вот уж не думала, что он мое имя запомнит.
  - Возражаю, Государь. - Четко ответила я, наконец придя в себя.
  - Почему? - холодно поинтересовался Государь.
  - У меня своя дорога. И она меня устраивает.
  - Ты пойдешь. - Продолжал настаивать Батюшка.
  - Нет.
  - Да.
  - Нет.
  - Юна... - Кейлан подал голос, чуть выходя вперед из своего угла. - Я там же. Ты должна быть там.
  - Мне это не нужно.
  - Пожалуйста, Юна. - Он просит. Просит так, как умеет просить только он. Не сгибая шеи, не утрачивая достоинства, но все-таки упрашивая.
  Яростно сцепив зубы, делаю шаг назад и склоняю голову, показывая, что я согласна.
  Тем временем, Гарилл яростно тер лоб, пытаясь решить, кто же еще достоин такой сомнительной чести. Наконец, его озарило, он поднял просиявшее лицо, и развернулся к... Ямику. Ямик легко кивает.
  - Назовись. - Приказ со стороны Государя.
  - Ямирлек Делпаир. - Сухо, без особых эмоций отзывается Ямик.
   - Ладно. Я принимаю такой состав. Остальных прошу на выход, в казарму. Вас встретят. - Затем, обернувшись, - Позовите Аиллу и Райнена.
  
  
  Аиллой оказалась та самая черная ведьма. Райнен же невысокий, шустрый молодой человек, в простых одеждах, но все в нем выдавало мага, причем весьма опытного. У меня медленно начало возникать ощущение того, что я влипла во что-то вязкое и не очень удачное. Как всегда.
  Все ненужные люди удалились из зала путем коротких приказов, исходящих от Государя, нас же пригласили рассесться, что мы и сделали. Кейлан сел рядом со мной, изредка недовольно поглядывая на меня, Ямик сел с другой стороны, глядя на меня еще злее, чем Кейлан. Он-то чем не доволен? Керем и Гарилл старались держаться поближе к нам. Ларинааль наоборот отсел от нас подальше.
  Я почувствовала, как Аилла пытается прощупать всех по-очереди. Грубая работа, я бы залезла в мысли человека куда изящнее. Мощная волна захлестнула меня, я не зная как защитить свои думы, лихорадочно начала мысленно описывать кресло, на котором сижу. Полностью убрав из головы все воспоминания, я увлеченно взялась за кресло. Темно-красная мягкая ткань, золотая нитка, узор на подушке, резьба на темном дереве, дерево темно коричневое, почти черное, на дереве грубая фактура. Таким образом, успешно пережив нападение на мой мозг, я мимоходом подумала, что надо бы лечиться, магию восстанавливать. Но тут Государь начал рассказывать.
  Ситуация оказалась такая. Года полтора назад на Западе Роонии стало пропадать население небольших, близстоящих деревень. Свои маги были только в небольшом городке Улыцы. Естественно, маги решили не пугаться, и вдвоем на пару решили сходить посмотреть, отчего же путники шарахаются от небольших деревень. Сходили. Разглядели в прямом смысле слова развалины, а на развалинах косточки да черепа. Неприятно, конечно. Первое предположение, где-то завелась нечисть. Но, подумав, в каком же количестве должна быть нечисть, чтобы выжрать восемь деревень... Они решили, что это не совсем подходящее объяснение, они на следующий день, предварительно записав все свои похождения, пошли на предполагаемую обитель зла, то бишь кладбище. И пропали.
  Через некоторое время, обеспокоившись, послали еще пару магов, те, найдя записи их предшественников, решили никуда свой нос не совать, а просто обратились за помощью в столицу, Зелень Град. Государь, выделил помощь, в количестве семи магов различной специализации, довольно таки высокого уровня. Маги столицы, добравшись до города Улыцы обнаружили, что там ни единой души. В смысле, никого нет. Опять-таки многочисленные черепа, кровушка по улочкам течет. Не слишком приятное зрелище. Маги, решив доложить о происшествии Государю, развернулись, и пошли было обратно в Град. Однако, не дошли. Точнее, дошли, но не все. Одному магу удалось узнать в нападающих зомби и другие виды мертвяков. Придя к соответствующему выводу, он принес весть, что на Западе орудует целая орава некромантов, способных поднять целую ораву мертвяков. По ходу дела вспомнилось, что на западе четыре с половиной века назад была огромная битва между многими расами, соответственно, поднимать из земли мертвяков можно очень долго, лишь бы силенки были. А если некромантов еще и несколько штук...
  Перед государем встала сомнительная задача: убрать шайку чокнутых некромантов, не дать им наколдовать еще тысяч пять-шесть зомби, которые будут способны дойти до столицы. И для этого он решил сколотить небольшую, но сильнейшую команду из магов и телохранителей. Но, он как-то не подумал, что если все-таки некроманты наколдуют пять тире шесть тысяч мертвяков, то победить их малочисленным составом будет весьма не просто. Дело безнадежное.
  Я сказала. Мне начали объяснять, что в задачу их небольшого отряда будет входить только устранение некромантов. Да, конечно, некроманты посидят в сторонке, подождут пока мы придем к ним и попытаемся их разбить. А колдовать они, несомненно, не будут. Они же честные невинные люди, а зомби абсолютно случайно скушали парочку городов Запада.
  Ладно, понимаю столичные маги, им нужно похвастаться предстоящим подвигом, но Кейлан... Он же разумный человек, на кой он туда прется? И потом, почему именно мы, неужели нельзя было отобрать людей из своей гвардии? Ан нет, оказывается, Государь хотел, что бы был вклад со стороны нескольких князей. К примеру, другие княжества выделили парочку довольно сильных магов. Вот так. Они мне, оказывается, предлагают вписать свое имя на страницу вечности, как спасительница столицы, а я отказываюсь, сволочь неблагородная.
  Они пользуясь своим численным преимуществом пытались убедить нас, в частности меня, Ларинааля и Ямика. Керем и Гарилл уже видели себя героями, и были уверены в том, что сражаться с армией зомби нам не придется ни в коем случае. Мы, говорят, пойдем окольными путями, так, что никакой некромант наше приближение не заметит. А стало быть, увидев нас ничего наколдовать, не успеет. Идиотизм, да и только.
  Едва дав свое согласие на присутствие в этой дурацкой операции, если че не так, сбегу, я извинилась несколько раз и буквально за шкирку вытащила Кейлана из зала.
  - Почему ты участвуешь? - Непонимающе уперлась я в него.
  Кейлан потупился, явно засмущался.
  - Она идет. Я не могу отпустить ее одну.
  - Отговори ее, не дай уйти, запрети, в конце концов. Кто она тебе?
  - Я не могу... - Я зашипела на него, и, последний раз поднажав на него, отпустила. Я и так все видела, зачем спрашивать дальше? Идиот влюбленный.
  Быстрым шагом я вернулась в зал, где все еще шло бурное обсуждение предстоящего подвига. Не садясь на кресло я уперла руки в бока, и нагло заявила:
  - Одежда, кони, средства на дорогу, все с вас, Государь. Уж об оружии я вообще заикаться не буду, лучше вам не знать сколь многих вещей вам придется лишиться. Ваша оружейная серьезно пострадает...
  Я, быстро развернувшись, вылетела из тронного зала, заметив, как Ямик вскочил и выскользнул вслед за мной. Столкнувшись с все еще стоящим у стенки Кейланом взглядом, я направилась к шатающемуся поблизости охраннику, в намерении получит свои клинки обратно.
  
  
  Это была моя месть Государю. Я выгребла у него из оружейной чуть ли не половину метательных орудий. Да он на меня молиться должен за то, что все оружие, которое я взяла было без всяких украшений. Но все-таки довольно хорошее. Хе-хе.
  Итак, теперешний мой арсенал состоит из: двух неизменных клинков из темной стали за спиной, семи метательных ножей, три на левой ноге, четыре на правой, метательных пластин, а собственно, метательных звезд, в количестве двадцати штук распиханных по карманам, и небольших дротиков, которые я намеревалась рассовать по рукавам, кол-во: десять штук. Подумала, что без серьезных ножей, дело тоже не пойдет, прихватила два длинных, причудливо изогнутых, с заточкой на полутора стороны. Их я распихала по сапогам. Когда я вытаскивала все это из оружейной, охрана смотрела слегка неодобрительно, но приказ Государя - пусть берет все, что хочет. В принципе, я могла растащить половину оружейной, заработав при этом всего лишь испепеляющие взгляды охранников. Подумаешь, у меня к всяким проклятиям и испепеляющим взглядам давно иммунитет выработался. Но совесть!!!
  Решив не останавливаться на достигнутом, я попробовала разобраться с походной одеждой. Кое как отыскав придворного портного, я подробно, на пальцах, объяснила, что именно хочу видеть на себе, описав свою прежнюю одежду. Портной, в свою очередь, пригласил меня посмотреть уже готовую одежду, из которой я, после долгих раздумий, выбрала широкие плотные штаны, плотную рубашку из холстины, кожаный ремень и темный короткий неброский плащ непонятной окраски. Корсет он пообещал достать в ближайшем будущем. Одежду я ему оставила для дальнейшей обработки, указав, где именно и из какой ткани, стоит сделать карманы, то бишь кастеты для ножей и звезд. Сама же направилась к придворному сапожнику.
  Тут дело пошло потуже. Все походные сапоги были на мужскую ногу, в дамских же туфельках шлепать по болотам и лесам у меня намерения не было. Решили подыскать ботинки. Подыскали. Непонятное сооружение, с множеством веревочек и заклепок, но, если не запутаюсь, вполне можно носить это. Ножны с ножичками сели в ботинки как влитые, только рукояти и торчали. Так что я осталась довольна.
  В коридоре меня поймал Ларинааль. Приглядевшись, я поняла, что он выглядит повеселевшим. Еще бы, я тоже так веселилась, когда грабила оружейную комнату. На его плече висел кочан, туго набитый стрелами. А еще он собрал оставшиеся после меня метательные ножи. Не все конечно, но вполне приличную долю.
  - Это Кейлан, твой знакомый, которого ты искал? - скорее утвердительно, чем вопросительно спрашиваю я.
  - Да. Я не знал, что у Кейлана есть сестра. Когда бы мы не встречались, подле него всегда были братья.
  - Я одна. - Я хмыкнула, вспоминая количество сводных братьев: со стороны матери два и со стороны отца девять. Я единственная дочь.
  - Это нелепо. - Сказал он, вспоминая про предстоящий подвиг.
  - Конечно. - Согласно кивнула я. - Но я побуду с ними некоторое время. А дальше посмотрим.
  Ларинааль спокойно пожимает плечами. То ли соглашаясь, то ли отрицая мои идеи. Скорее соглашаясь. Все-таки идти туда, к некромантам, надо с армией в десять тысяч человек, имея при себе штук сто магов первой ступени. А мы... Идиоты? Да и только. Ну, кто в здравом уме согласиться идти туда? А зомби возрадуются и скажут, еда идет... Не самое лучшее развитие ситуации, не так ли?
  
  
  Выступили мы через два дня. Отряд оказался не такой уж и маленький. Нас, так называемых телохранителей, целых пять штук, это уже сила. Из магов, пардон, великих магов, присутствовали Райнен, Аилла, средневозрастной Шин и Энэй. Все, насколько я поняла, были довольно-таки сильны. К этой же категории можно было смело приписать Кейлана, который, как оказалось, был целителем в этом отряде. А еще у нас было два проводника, Артий и Кошак (кличка, истинного имени не сказал). Итого, двенадцать. :)
  Путь, мы разрабатывали сидя в помещении, с учетом мнения проводников, которые знали все западные земли на ура. И с учетом мнения Ямика. Он знал, о чем говорил, и, абсолютно не прислушиваясь ни к Кошаку, ни к Артию, уверенно прокладывал путь сквозь многочисленные горы земель Запада. Не без ущерба для себя, кстати. Кошак и Артий Ямика разорвать на клочки были готовы, после его длинных речей. Я молчала. Во первых, не хотела, что бы обозленные проводники накинулись на меня, во вторых я не так хорошо знала Запад, как хотелось бы. Рассчитали, что после трех недель равномерного перехода мы, придем таки к некромантам. Правда, не учли, что некроманты при всяком желании за эти три недели могут сместиться хоть в леса Эльфов, хоть в подземелья Гномов. Я попыталась было намекнуть, что есть такая штука, называющаяся порталом, но на меня грозно шикнули, сказав, что такой выброс энергии обнаружит их. А я и не возражаю. Хотя, если подумать: прикрыть куполом место выхода из портала, тщательно замаскировать портал, выплести на каждом путнике маскировочный узор, кропотливая работа, но не так уж это неосуществимо. Но что поделать, это же не я буду колдовать, а они. А излагать свои домыслы каждому я вовсе не собираюсь. И потом, зачем спешить, меня например, совсем не радует предстоящая встреча со сборищем чокнутых некромантов.
  
  
  На третий день нашего пути я решила пожаловаться Кейлану. Он же целитель, как никак. Начала медленно намекать на то, что у меня спина побаливает. Кейлан попытался уточнить, что именно болит, дотошно выпытав у меня все ощущения, которые у меня вызывала моя собственная спина. Мы подумали, и решили не довольствоваться ощущениями, поэтому я, стянув плащ и рубашку, оставшись в одном корсете с голой спиной, легла на живот.
  Кейлан, прощупав несколько раз спину, с сомнением рассмотрел мои многочисленные розовые полоски, которые остались от шрамов. Изредка наклоняясь и заглядывая мне в лицо, он что-то недовольно бормотал, даже вежливо поинтересовался, откуда шрамы. Я весело хмыкала, отворачивалась от него, но потом ткнула в те места, куда были воткнуты штыки. Кейлан нахмурился.
  - Юна, за один раз такое не поборешь. Тут требуется длительное лечение. И я совсем не понимаю, чем это лечить. Можно попробовать травками, можно магией. Но, сама по себе рана не серьезна, стало быть, без магического вмешательства не обошлось. Наверное, сама понимаешь, магии можно противопоставить только магию.
  - Ладно. Постепенно, потихоньку. Поможешь? - С надеждой спросила я.
  - Конечно. - Утвердительно сказал Кейлан. - Может, все-таки расскажешь, откуда это? - Попробовал он поинтересоваться.
  - Нет. - Отрезала я. Уж рассказывать о подлости нашего общего брата у меня не было ни малейшего желания. Хоть он и гад. В смысле Иорр, а не Кейлан.
  Заснула я с нехорошим предчувствием, единственное, что удержало меня от дежурства вне графика, так это то, что дежурил Ямик, на которого я могла положиться на все двести процентов. Я боялась. Непонятно чего.
  Мы ехали через лес. В лес зашли с утра, и теперь, еще не сделав ни одного перевала, упорно шли по небольшой тропе. Кошак ехал первым, я следом за ним, настороженно прислушиваясь к лесу. Плохие предчувствия, а им я всегда доверяла. Натренированный годами слух уловил легкое шипение, и я согнулась пополам, прижавшись к шее коня, рука нащупала метательный нож на бедре. Кто-то стремительно догнал меня, подхватил коня за узды, но я не замечала его, я была сосредоточена на ощущениях.
  - Что? - Вопросительно спросил Ямик, потянув на себя узду моего коня.
  В ответ я слетела с седла, по пути метнув в серую тень нож. Ямик среагировал моментально. Ловким прыжком он преодолел расстояние от собственного седла, до ближайшего дерева, и каким-то образом очутился на небольшом суку. На землю, пролетев по инерции некоторое расстояние, свалилась птица, из шеи которой торчал нож. Мой нож. Птицу я узнала моментально, отдельная ветвь хищников, живущая в горах. В горах. Хищники. Здесь нет гор, и тем более нейек, которые являются всеядными и охотятся на людей только когда ничего помельче нет. Не могут нейки, которые, кстати, живут и охотятся большими стаями, залететь в лес по собственной воле.
  Тем временем, Ямик успел выпустить два арбалетных болта куда-то в небо. Ларинааль тоже подключился, но явно не успевал за быстрыми птицами, которые опасались после первых потерь идти на прямую атаку. Не любила я луки и арбалеты. А птицы тем временем, разбиваясь на небольшие группы, резко нападали.
  Решив последовать примеру Ямика, я быстрым прыжком очутилась на ветви ближайшего дерева, оттуда, продолжая подъем, цепляясь за ветви, я, за считанные секунды очутилась довольно высоко. Теперь я их вижу. Жалко птиц. Жалко ножей. Резким рывком я оттолкнулась от дерева, в полете выхватила из-за спины клинки, машинально увернулась от летящей в меня нейки и вклинилась в небольшую стаю из четырех птиц. Два резких взмаха, хищники повалились от ударов клинков, я падала, уже на ходу примериваясь на ветку, на которую хотела приземлиться. Не учла. С диким вскриком какая-то левая нейка неслась на меня, я резко взмахнула правым клинком, понимая, что делаю это в ущерб приземлению. Естественно приземлиться на ветку, как вначале задумывалось, я не смогла. Пришлось ронять из рук клинки, которые я не успевала засунуть в ножны, и цепляться за следующую ветку. Руки я расцарапала, но на ветке мне удалось исполнить небольшой маневр, я крутанулась, сделав солнышко, и уселась на ветку. Краем глаза улавливая внизу небольшие вспышки - маги очнулись, надеюсь у них есть подвешенные пульсары - я выпустила два ножа из рук. Оба настигли цель, а я спрыгнула с ветки. Вроде все.
  Приземлилась я фактически на свои клинки. Бедные, им достается, даже чаще чем мне. Я-то приземлилась, расстояние небольшое, четыре человеческих роста, мне ничего не сталось, зато клинки как всегда в крови и в грязи. Досадно.
  А нейек мне жалко. Правда. Родственники крылатые, как никак. И еще у меня подозрения плохие.
  - Живые! - Рявкнула я. Некоторые, еще не очухавшиеся маги и телохранители меня не поняли, отточенными движениями рванулись продолжать бой, подумав, что я кричу о продолжении нападения.
  - Посмотри. - Не уточняя бросил Ямик, озадаченно осматриваясь вокруг. - Вроде одной в крыло попал, она упала.
  Поняла. Есть живые на поле боя.
  - Где?
  Ямик неопределенно махнул рукой в сторону, откуда прилетели птицы. Я стрелой метнулась в ту сторону, довольно скоро обнаружив обещанную нейку. Наконечник стрелы торчал из левого крыла, я его сразу же аккуратно выдернула. Нейка яростно зашипела, на меня обратился взор карих, с вертикальными зрачками, глаз.
  - Аилла! - позвала я, памятуя о том, как она прорывалась сквозь мою мысленную блокаду у Государя во дворце. В принципе, все это я вполне могла бы сделать сама, но для этого нужна магия, которой у меня сейчас не наблюдается. Мне требовалось полное чтение всех мыслей нейки.
  - Да. - Аилла вынырнула из кустов.
  - Считать можешь? - Спросила я.
  - Тебя? - Недоуменно спросила она.
  - Ее. - Указала я на птицу.
  - Я не смогу. - Уверенно сказала Аилла.
  - Дура. - Резко отозвалась я, шипя на нее. - Мне нужно, чтобы ты считала нейку, как считывала нас в зале у Государя. Она разумное существо. Ее можно считать. Сосредоточься. Представь ее мысли. Представь ее тело. Ты - это она. Она - это ты. Вы понимаете друг друга. - Черт, пока я ей курс по магии читаю, нейка кровью истекает.
  Аилла злобно посмотрела на меня, явно недоумевая, почему какая-то девчонка противоречит ей, великой, одаренной ведьме. Но потом все-таки начала считывать. Долгое время ничего не получалась, я успела сесть на землю, даже начала очищать свои клинки растущей под рукой листвой. Остальные тоже подтянулись, хотели, были подергать меня, в намерении получит разумный ответ, что мы здесь делаем, но я недовольно глянула на них, требуя тишины. Шин некоторое время подумав, спросил.
  - Она ее читает? - Я легонько киваю, возвращаюсь было к своему занятию, но вопль Аилы заставляет меня вздрогнуть.
  - Она...она... - Аилла явно беспокоилась. Кейлан моментально успокаивающе схватил ее за плечо. - Их зачаровали. Как зомби. Приказали. И они полетели на нас.
  Я поднялась на ноги и бросив сожалеющий взгляд на окровавленную, но еще живую нейку, побрела к тому месту, где произошел бой.
  - Юна? - Кейлан вопросительно окликнул меня.
  - Птиц жалко. - Уже в который раз повторилась я. - Они такого не заслуживали. А для того, что бы убить нас требуется на много больше. Никто не ранен? - Я подождала, когда они отрицательно покачают головами. - Именно поэтому птиц жалко.
  Я засунула клинки в ножны и занялась ободранными руками. Поплевав пару раз, я потерла их друг о дружку, от этого им лучше не стало, но засохшая было кровь, ручейками потекла по ладоням. Я поморщилась и вытерла руки об кору ближайшего дерева. На тропу, где произошло нападение, я зашла незаметно для себя. Мимо меня прошелестело что-то, я, опознав разрывающие воздух метательные ножи, сместилась влево, пропуская их мимо себя. Раз, два. Два метательных ножа впились в ствол дерева, за ними с секундным интервалом воткнулся третий нож. Вроде, мои ножи. Я подняла голову, уже зная, что увижу Ямика, только он один мог быть уверенным в том, что я увернусь от них. Выдернув ножи из дерева, я поняла, он очистил их от крови, да еще и вернул мне мою собственность. Странный, однако, способ возвращать метательные ножи. Не рукоятками вперед, а лезвием в лоб. Неприятно. Но все-таки, какая забота, почистить ножи... Я восхищена. Благодарно качнув головой Ямику, я пошла к коню.
  - На сегодня все? - Шин облегченно вздохнул.
  - Да. - Кошак спокойно залез на коня. - Отъедем чуток, подальше от трупов.
  - Никого не забыли? - мрачно спросил Артий, косясь на Ямика и меня. Я попыталась восстановить, действия Артия и Кошака во время нападения. Вроде, не далеко были, кто-то даже мечом помахать успел.
  Они очень похожи. Артий и Кошак молчаливые, высокие, смуглые, черноволосые, черноглазые и очень хмурые люди непонятного возраста. Предположительно от тридцати до сорока. Не дети, ясно понятно. Но до многолетнего Ямика и эльфов им еще очень далеко.
  Моему брату сейчас восемьдесят два года, для эльфа очень мало. Фактически подросток. Он похож на отца. Отец был полуэльфом, мать Кейлана же настоящая эльфийка, благодаря этому Кейлана можно считать чистокровным эльфом. И уши у него на месте, и переливающиеся светлые локоны тоже имеются, и глаза зеленые. Мне, в отличие от него не досталось ничего эльфийского, только уши при смене ипостаси удлиняются чуть больше положенного. Нет, я не завидую. Я похожа на мать, Кейлан на отца. Справедливо.
  Ларинааль, друг детства Кейлана, если можно так выражаться. Чистокровный эльф с неплохими корнями из Великой Долины. Ему тоже меньше ста лет. Полная противоположность Кейлана. Темные, непонятного оттенка волосы, светлые, практически рыжие, янтарные глаза. Про телосложение говорить не буду, все эльфы сложены практически одинаково. Гибкие, без лишней массы, все тело состоит из жгутов мышц. Пружина, да и только.
  А вот про Энэя стоит рассказать. Невысокий, худощавый человек, с интересным лицом, в нем легко узнать мага. Я не знаю, как люди моментально угадывают в некоторых магов и ведьм, их не слишком многое выдает. Наверное, взгляд, напряженность и полная уверенность в себе. Можно долго перечислять: стойка, гибкие пальцы, настороженный взгляд, поворот головы, постоянное тихое бормотание, прищур... Нас, в школе, быстро отучивали от этого всего. Жестоко наказывали тех, у кого хоть что-то было от позиций мага или ведьмы. Теперь, каждый Лангор вполне в состоянии не раскрывать свою сущность перед народом. Это привычка. А вот Энея видимо этому не учили. Посчитали, что нет необходимости. Маг должен быть уважаемым человеком, которого люди могли и бояться и уважать одновременно. Да, Эней слегка высокомерен. Но это оправдано. По моим меркам, он, в этой компании магов, чуть ли не самый серьезный противник. Хотя, я не могу осознавать всю его силу, я просто не чувствую его, я лишь догадываюсь интуитивно. Со временем, понаблюдав за Энейем, я смогу сказать, кто он, что за человек. Возможно, даже прочесть его. Но глупо надеяться, что такой сильный маг не засечет мою попытку прорваться в его мысли.
  Все-таки я не достаточно хороша в плане магии, но, стандарты есть, могу импровизировать на ходу, создавать свое заклинание, однако, силы не хватает, запасов нет, да и опыта маловато... С мастерством дело обстоит лучше, в шестьдесят с хвостиком иметь высшую степень...это надо уметь. У меня талант. Талант к клинкам, талант к оружию, к бою. Это наследие от матери, и от всех боевых лангоров, которые были моими дальними родственниками. В нашем роду не было лангора, который не имел первой ступени - это считалось позором - вопрос лишь в том, как рано Лангор получит свою пятую степень. Мать сделала это в сто семь лет, я в пятьдесят один. Есть разница? Ну да, я сама скромность. Теперь, надеюсь, понимаете, почему я при своих годах занимаю столь недалекое от трона Правителя место.
  Я отвлеклась? Кто у нас на очереди? Шин.
  Полное имя, как он успел мне поведать, Артур Шин Зигнель Леенкдегор Дернокклег. Язык сломаешь, да и челюсть заодно. Именно поэтому все величают этого сорокалетнего мага просто Шином. Так проще. Раза в три.
  Насколько я поняла, у Шина специализация узконаправленная, то ли на некромантов, о ли на мертвяков, это надо разбираться. Но, что я точно знаю, так это то, что костры на привалах всегда разжигал он. Огненный маг, что с него взять?
  Выглядит он весьма невзрачненько, небольшого роста, худой, как палка, с темной, козлиной бородкой, резкими скулами и очень живыми серыми глазами. Взгляд неприятный, колючий, видно имел дела с многочисленными некромантами. Опыт у нас приветствуется, именно поэтому он с нами в отряде.
  Райнен. Непонятно кто. Маг, это факт. Вроде на одном уровне с Аиллой. Вечно чем-то недоволен, часто ворчит себе под нос: не ворчал бы, такой лапочка был бы. Ан нет, брюзжит, ладно бы, раз в час, нет, каждые пять минут выражает свое бурное недовольство чем-то. Непонятно чем. Делаем выводы - жуткий зануда.
  Как только мы устроились на перевал, я завалилась на живот, попросив Кейлана полечить спину.
  А Кейлан показал, что в целительстве он мастер. Высший уровень. Такого аккуратного обращения с жизненными потоками я никогда не видела. Даже в ЗельЛане, когда на тренировках часто случались какие-нибудь травмы, никто не лечил так аккуратно. Кейлан же осторожно перебирал потоки, изредка направляя свою силу по моим каналам, он распутывал оставшиеся после ранения узлы, распрямлял их. Он делал то, что я не могла сделать самостоятельно, причем так, что к окончанию лечения я чуть не уснула. Нет, после одного такого пробного лечения я не стала великим магом, просто во мне, оживленные Кейланом, шевельнулись силы. Тоненькие цепочки прежних постоянных заклинаний и блоков восстановились. Сила тоненьким, веселым ручейком пробежала по мне.
  Помоги...
  Я резко вскочила с живота, оглянулась. Никого. Только Кейлан шарахнулся от меня.
  - Спасибо. - Быстро буркнула я, нагибаясь за рубашкой.
   - Да не за что. - Отмахнулся он, но видно, как он обрадовался похвале.
  - Ну, ты виртуоз. - Восхищенно присвистнула я.
  Помоги... Не уходи...
  Я рванула. В темноте я видела вполне удовлетворительно, но я не знала где ее искать. Я шарилась по лесу, в колючках небольших кустов, под громоздкими ветвями деревьях, на траве, в поблизостях поляны. Я искала. Искала ее, и просила, чтобы она простила меня.
  Прости солнышко, прости меня. Пожалуйста.
  Помоги.
  Я сволочь, эгоистка, дрянь наглая... Прости, пожалуйста.
  Да...
  Я нашла ее под кустом.
  Не умирай. Прости.
  Я сжимала эту птицу-хищника и просто отдавала ей только что полученные силы. Для того, чтобы она выжила я готова отдать не только силы. Она выживет. Выживет, должна выжить. Я вопросительно смотрела в вертикальные зрачки нейки.
  Прости, сестра, я не должна была оставлять тебя там.
  Да.
  Нейка не возражает, я поступила подло, я не должна была... Я не оправдываюсь тем, что не могла слышать ее, тем, что не могла прочесть ее. Я не смогла, но я должна была догадаться. Почему я оказалась такой идиоткой?
  Подхватив нейку на руки, прижимая к себе, я брела обратно. Физический и мысленный контакт я отдавала ей все силы, и наблюдала, как ее разодранное стрелой крыло на глазах заживает. Но, с тем, как утекала моя и без того слабая сила, я переставала слышать ее. Мне нужно, чтобы она была со мной.
  Не уходи. Забери свою силу. Она мне не нужна. Не уходи. Не оставляй меня.
  Нейка не хотела терять контакта. А контакт потихоньку слабел.
  Не уйду. Сейчас. Птица птицу чувствует определенно лучше.
  Опустив на землю нейку, я начала превращаться. Крылья. Представить крылья призрачной массой за спиной. Нематериальные крылья начали наливаться плотью. Вот они, мои крылья. Лопатки пронзила боль, не такая как всегда, эта была скручивающая, протыкающая насквозь. Задохнувшись на мгновение, я собрала волю в кулак и продолжила превращение. Боль. Много боли.
  Обычно превращение занимает у меня около трех-пяти секунд. Ничтожно мало по сравнению с тем, что потратила я сейчас. Ногти на пальцах уплотнились и удлинились, зубы заострели, уши колыхнулись, улавливая легкий ветерок, зрачки сменились, давая лучший обзор.
  Сейчас не время сосредотачиваться на боли. Установить контакт.
  Кто ты?
  Нейка на земле шелохнулась, узнавая родную душу. Я глянула на нее вертикальными зрачками: темно-синие глаза, которые никак не могут быть у птицы.
  Ну, сестра, привет. Прости меня. Я уничтожила вашу стаю.
  Да.
  ...
  Я молчу. Контакт установлен, только за кого она меня теперь принимает, за предателя?
  Да.
  Нет. Я не предатель. Никогда им не была. Никогда им не буду. Я Лангор. Я защищалась. Я оправдываюсь. Я признаю свою вину перед твоей стаей. Признала.
  Ты виновата. Ты защищалась. Да.
  Нейка укоризненно смотрит на меня.
  Там был мой брат. Моя стая. Мы не виноваты. Мы слабы перед магами. У нас нет силы воли. Мы не могли сопротивляться заклинаниям.
  Склоняю голову в знак уважения этой особи нейки. Я ухожу. Извини. Нам не по пути.
  Возьми меня.
  Нейка на мгновение закрывает свои дивные карие глаза. Потом распахивает их вновь и смотрит на меня с укором.
  Мы напали, вы защищались, все случайно. Выбора не было. Не виновны. Не виновны. Не виновны.
  Нейка кивает и слегка приоткрывает клюв.
  Я склоняю перед тобой голову, Лангор, возьми с собой.
  Нейка прощает меня. Прощает. Камень с души.
  Юноран.
  Я представляюсь в знак того, что беру ее в спутницы. Она соглашается. Благодарит.
  Тии.
  Добро пожаловать.
  Я судорожно втягиваю воздух. Крылья. Болят. Тише, тише, считаю какую-то детскую считалку стараясь не сбиться со счета, усилием воли запихиваю боль в уголок сознания. Назад, назад в тело человека.
  Я свалилась на землю, не успев даже сгруппироваться, колени тут де отзываются болью на падение. Боль в спине, рвущая лопатки потихоньку отступает. Заставляю тело подняться на ноги. Подхватываю мою спутницу-хищницу.
  Мы идем в лагерь. В нашем отряде невидимое прибавление. Тии.
  
  
  Глава 5. Гуляем... Не по делу.
  
  
  Мы орали. Все сразу.
  - Пойдем! - Райнен капризно отвернулся.
  - Для этого надо сворачивать с дороги! - Орал в ответ Артий.
  - Никуда не пойду!!! - Поддакивал Кошак.
  - Ну... - Мы резко развернулись и злобно посмотрели на Аиллу. - Ну... Реб-реб-б-бята... - Начала была заикаться она. - Может на самом деле? - С надеждой спросила она. - А?
  - Нет!!! - Упирались Гарилл и Керем.
  - Ну пожалуйста... - начал канючить Шин.
  Что за народ эти маги... Кто бы говорил... Хе-хе...
  Фишка в том, что для того, чтобы выполнить задуманное магами, нам надо свернуть с дороги. Странно, но почему-то именно мы понимали то, что надо добраться до некромантов побыстрее. До наших великих магов это почему-то в упор не доходило. Исключение составлял Энэй, который скромно сидел на пеньке.
  - Юна, уговори этих ослов... - Захныкал, было Кейлан.
  Главная трудность дня: лил проливной дождь. Второй день подряд. Спать на земле не хотелось уже никому. Все хотели теплых постелей, горячей пищи и сухой обуви. Но мы, самые упорные и упрямые, взялись выстоять против этих соблазнов. А тут еще маги поддакивают, пойдемте, типа.
  А насчет ослов... Это он кого ослами назвал? Ямика, что ли? Ларинааля? Если я попробую уговорить их, а еще и ослами обзову. Ой... Страшно подумать даже. Ямик меня из-за осла в порошок сотрет, по ветру развеет, и даже слезинки не прольет. Вон уже замахивается невесть как очутившимся в его руке кинжалом на моего незадачливого братца. Ларинааль же стрел не пожалеет, сделает ежика, как ни как редкое животное, а я буду довольно интересным экземпляром. Поэтому я скромно промолчала. Пошла, чуток подпихнула Энея, прося поделиться местом на пеньке. Он чуть сдвинулся, не пожадничал. Я села, сложив руки на коленях, и внимательно уставилась на кучку злых как собак, путников.
  - Холодно, голодно, морозно... - Начала перечислять Аилла, слегка осмелев.
  - Спину ломит. - Не в тему заявил Шин. Эй, это моя проблема, нечего себе перенимать...
  - Не колдуется в плохую погоду. - Выпятил грудь Райнен.
  - Так никто и не просит. - Проворчал Ямик, рискуя влезть в перепалку.
  - Не нужно колдовство. Без надобности. - Керем грозно сводил брови, по-очереди буравя магов.
  - С дороги свернем. Потом надо будет возвращаться. - В один голос, пытаясь перекричать друг друга, орали Артий и Кошак.
  - Это займет дня три-четыре.
  - А еще дождь переждать захочется, плюсуй неделю. - Привел очередной довод Ямик.
  Маги резко глянули на него, будто надеясь, что главный наш козырь в лице неумолимого Ямика согласиться свернуть с дороги.
  Ямик резко пожал плечами, уже желая выразить, все, что он думает о великих и могучих и ...больных.
  - ... - далее шло длинное предложение, насыщенное ненормативной лексикой. Приличными из нее были лишь многочисленные предлоги и запятые. Н-да. Ларинааль с Кейланом прикинувшись грозными отцами, выпучили глаза, зыркнув на Аиллу (меня за малолетку не приняли), посчитав сие выражение не для ее ушей, и дружно начали высказывать Ямику все, что о нем думают.
   Ноль реакции. Ямик лишь тихонько хихикнул, и направился на скамейку выбывших из игры. То бишь, к нашему с Энеем пеньку. А места на нем, проще говоря, не осталось. Я отчаянно затрясла головой, показывая, что я сроднилась с пеньком, и уступать его ни в коем случае не намерена никому. Ямик задумчиво застыл на секунду, затем решительно подошел ко мне и попытался стащить меня с пенька. Нууу... Дайте посидеть...
  - Ямик! - Заорала я. Ямик тянул меня с пенька, я же решила покрасоваться своим знание ненормативной лексики, повторив сказанное им раньше, изредка добавляя от себя что-то новенькое. - ... - Все изумленно застыли, глядя, как я, матерясь, изо всех сил пытаюсь не встать с пенька, когда с одной стороны меня тащит Ямик, а с другой, в намерении вытолкнуть нас обоих со своего пенька, Эней, выставил магический пресс и толкает нас куда подальше. Ларинааль и Кейлан тем временем вернулись к своему излюбленному делу, т.е. оберегать уши несовершеннолетних.
  - Леший. - Резко сказал Кошак. Послышался какой-то булькающий звук, издали напоминающий конвульсии смеха.
  Ямик, внезапно выпустил меня, я, потеряв равновесие, попыталась не упасть ему в ноги, но это не удалось, извернуться я не успела, и попросту плюхнулась на пятую точку в непосредственной близости от него.
  - Так чего мы решили-то? - внезапно спросил Ямик, не обратив на меня, сидящую на заднице, у него в ногах, никакого внимания. Бурные споры продолжились. Я между тем, коварно начала подгребать близлежащую грязь к его сапогам. Очухался он только тогда, когда понял, что сижу я уже там предостаточно, и, собственно, сообразив, что погребен в грязи по щиколотку. Я мстительно хохотнула в грязный кулак.
  Выругавшись, он начал оттряхивать ботинки от старательно наложенной мною грязи, между делом злобно поглядывая на меня. Я же в ответ улыбнулась во все, имеющиеся у меня зубы, не буду уточнять их количество, и искренне пожалела о том, что я не в другой ипостаси. Уж там-то это выглядело бы внушительнее в несколько раз.
  - Что решили-то? - Грозно переспросил Ямик, пытаясь прекратить это тихое ржание в рукава (да и в кулаки). Я опять начала потихоньку хихикать, изредка хлюпая носом, пытаясь не начать икать. Стоит ли упоминать о том, что встать с земли, то бишь, грязи, я так и не соизволила. Ямик украдкой показал мне кулак, прося уже заткнуться, и придать лицу соответствующее обстановке лицо. Лицо серьезное, злобное, расстроенное, проще говоря, никакое. Картина: выдаю замуж за пьяницу единственную дочь. В роли отца, князя и просто богатого человека выступаю, естественно, я. Изо всех сил пытаюсь сделать именно такое лицо. Не получается. Почему-то. Начинаю опять хохотать. Смешно мне, понимаете ли?
  - Чего решили? - Пытаясь перестать хохотать, уже в какой раз спросил Ямик.
  - Ладно. - Кошак с чувством обиженного достоинства отвернулся от нас. - Я согласен свернуть с дороги. Там, через десять верст, будет развилка, а после большая деревня. Свернем, погреемся, через два дня выдвинемся.
  Все, даже Ямик, встретил это недовольное бурчание с воплем радости. Все-таки плестись под дождем на тайное собрание некромантов, да еще раньше задуманного... Кому это надо-то?
  Стоит ли говорить о том, что эти десять верст мы преодолели с завидной скоростью, травя по пути различные глупые байки, и хохоча, как кучка психически больных, сбежавшихся на тракт из сельской лечебницы.
  ...В деревню мы прибыли ближе к вечеру, потихоньку начинало темнеть. Деревенька была не просто большая, она была огромная. Не понимаю, какой идиот додумался поместить на дороге указатель 'деревня Китленки'. Нет бы, сразу сообщить, перед вами, господа, небольшой город, обнесенный изгородью, из-за которого на вас злобно пялиться стража, и не думая впускать и втайне надеясь, что вы не упыри, пришедшие пообедать городским людом. Хорошо хоть с вилами на нас никто не прыгнул. А то мало ли какие ассоциации возникают у народа при виде грязных, мокрых, 'оборванных', но при этом весело орущих людей. Сказать то, что по пути мы орали на весь могучий лес, при этом, распугав половину его обитателей, значит не сказать ничего. Нас не мог услышать только глухой с рождения человек, да и у него, наверняка бы, слух прорезался. Тии, до этого времени скрывающаяся в лесу, начала было пускать возмутительные мысли, типа, если не станете потише, я вам... Я просто пропускала угрозы нейки мимо ушей, точнее мимо мыслей, изредка извиняясь за свое недостойное поведение.
  Но ничего, после долгих уговоров нас даже впустили в деревню. Правда, близлежащие улицы перед этим неожиданным образом опустели, а на вопрос, где постоялый двор, ответа пришлось ждать довольно долго. Добились мы - и то, после долгих уговоров - лишь неопределенного взмаха рукой, в неопределенную сторону. Пришлось искать самим.
  - Больно надо! - Пробурчал Кошак, и замахал на нас рукой, созывая в кучку, дабы никто не потерялся, - Я здесь бывал пять лет назад. Найду.
  Нашел. Перед этим плутал целый час, в недоумении, куда же потерялась заветная улочка. Там, где мы проходили, появлялись, в проемах косяков, озабочено высовывая на улицу нос, люди. Недовольно так смотрели, с интересом и мрачновато, и в то же время испуганно.
  Двор, и по соседству корчма. 'Золотой Рог' гласило название на корчме. 'Золотой Уют', вторило название на постоялом доме. Не ново... Таких золотых, как и серебряных, на каждой улице, только где гарантия, что не отравят первым же блюдом, или не подложат блох на скамью?..
  Привязав лошадей в близлежащей конюшни, которая после совместных усилий отыскалась возле постоялого двора, мы в нерешительности остановились перед мощной дверью в долгожданную корчму.
  В общем, пару раз поплевав на счастье через плечо, попробовав постучать о макушку Кейлана костяшками пальцев, отчего получила моментальный пинок в голень, я решительно вошла в корчму. За мной завалились все остальные, во главе с Кейланом, который с энтузиазмом пытался достать меня ногой во второй раз. Как всегда, орущая, наглая и чумазая компания, на мгновение вызвала столбняк.
  У сидящего ближе всех гнома, с глухим звуком, с ложки свалился кусок мяса. Кто-то зашелся приступом кашля, явно пытаясь направить еду в правильное горло. Кто-то нервно хихикнул, затем уткнулся носом в тарелку с супом, но не сдержав хихиканье, расплескал суп по физиономии. Корчмарь недовольно покосился на нас, после чего шмыгнул в неизвестном направлении.
  Правильно сделал.
  Мы, яростно сражаясь за места на скамье и свободные стулья, пытались устроиться за небольшим столом, который явно не рассчитан на дикую компанию помеси магов и воинов. В зале началось бурное шевеление, некоторые люди, гномы и даже малочисленные тролли, начали сворачивать свои трапезы. Торопливо ложа на стол монетки они вскакивали и спешили домой, к женам, или кто их там ждал?
  Тии? Ты устроилась?
  Да, Юноран. На чердаке. Здесь сухо. И тепло. Как будем уезжать, позовешь.
  С едой нет проблем?
  Нет, тут много мышей.
  Итак, Тии устроилась, можно не беспокоиться за нейку.
  А мы тем временем, завершив пихаться локтями, с целью добыть себе место, уселись и стали ждать корчмаря, который смылся от греха подальше. Ждать пришлось довольно долго, за этот период мы вполне успешно поругались на прежнюю тему (какие вы сволочи и лентяи все-таки, теряете время, когда можно было идти дальше), и с тем же успехом помирились.
  - О! - обрадовался, обычно молчащий Энэй.
  - Корчмарь идет. - Не оборачиваясь и не видя идущего сказал Ямик. Никто внимания не обратил, все слишком устали, я же подметила, и отнесла столь ценную информацию в свою небольшую копилку. Какой же должен быть слух, что бы расслышать шаги, и какая должна быть память, что бы запомнить их еще тогда, при входе. Нет, шаги я слышала тоже. Но распознать их не смогла.
  - Что есть? - Взял в свои руки инициативу Шин.
  - Картошка, рыба, мясо вчерашнее, но еще свежее. - Немного боязливо отвечал корчмарь, отчаянно кося левым глазом в сторону. - из напитков...
  - Картошку, квас, мясо... - Перебил его Шин, толком не дослушав. Голодный, кажись...
  - Рыбу и квас. - Аилла нахмурилась, уставившись на грязный фартук корчмаря.
  - Пиво. - Буркнул Райнен. - Мясо, прожаренное. Хлеб.
  - Мясо. - Ямик, грозно сдвинул брови. - Прожаренное и свежее.
  - Салат. Свежий. - Практически одновременно сказали Кейлан и Ларинааль.
  - Мясо, рыбу. И пива. Много. - Керем и Гарилл не выбирали.
  - Мясо. И рыбу. - Повторил, вслед за Артием, Кошак.
  - Молоко. - Мрачно сказала я. - И салат, и мясо.
  Ели много, пытаясь насытиться на несколько дней вперед, а пили еще больше, небольшая пьянка грозила перейти в бурный праздник, по поводу нашего возвращения в людское селение, после чего народ потихоньку зачастил на улицу, в одно известное место. Точнее не зачастил, а, медленно переставляя нижние конечности, и шарахаясь во все стороны, пополз по стенке. Оставив на столе просто неприличную сумму, мы переместились на постоялый двор, где, оставив на прилавке еще большую сумму, попытались поудобнее разместиться на лавках, стараясь, чтобы при первом неудачном повороте не свалиться на жесткий пол.
  Пол казался неестественно близким: каждый раз, когда я пыталась устроиться на жесткой лавке, я грозила тюкнуться носом в пол. Дабы этого не произошло, я полежала в одном положении, пытаясь выветрить из головы хмель. Спать не хотелось, а головушка проясняться не хотела... Удавалось это весьма плачевно, то есть не удавалось вообще, поэтому я сползла со скамьи и буквально на четвереньках начала преодолевать расстояние от второго этажа до первого. По пути пришлось один раз кувыркнуться, после чего я стала гораздо осмотрительнее, и даже ухватилась за стенку выросшими когтями.
  На улицу я вывалилась в весьма плачевном состоянии, приглядевшись, я заметила, что перед тем, как упасть на лавку, успела раздеться, и теперь стою под дождем, по-щиколотку в грязи, ноги голые, длинная рубашка едва прикрывает бедра. Я подозревала, что я единственный человек в отряде, который в состоянии стоять. А это значит, что пьянка удалась, а это, в свою очередь, означает похмелье, которое грозит затянуться. Я поплелась к заветной будочке в углу двора.
  Сбоку мелькнула непонятная тень, я машинально потянулась к оружию, которого у меня не было. Тень остановилась, я свела глаза в одну точку, получив вместо двух изображений одно, единственное, и начала увлеченно разглядывать его.
  - Ты кто? - спросила я, не осознав до конца тот факт, что у него есть два крылья за спиной.
  - Лангор.
  - И на кой... ты, пардон, вы, сюда приперлись? - Не поняла я.
  - Дочь Ночи, надо полагать... - зыркнул он на меня из-под капюшона.
  - Каааакая официальность... - Я, не удержавшись, прислонилась к сортиру. - За что меня так? - я явно переоценила свои силы и начала медленно съезжать по деревянной стенке.
  - Ээээ... ну.... Это же...ваше имя. - Замялся Лангор, смотря, как я сползаю к нему в ноги.
  - Не надо...не надо называть меня... именем матери. - Я булькнула. - Вы к кому вообще?
  - Да без разницы... - Замешкался Лангор.
  - А как вас величать? А? Милейший? - Я недовольно сощурилась, чувствуя себя дамой на приеме, которой не соизволили представить понравившегося господина. Только лицо какое-то у него незнакомое, невиданное ранее.
  - Да никак.
  - Никак? - Тупо соображала я. - Это что ж за имя... Нехорошо... - Задумчиво протянула я.
  - Так я пойду? - с надеждой спросил Лангор, отступая на шаг от меня. Бежит... от меня, безвредной и пьяной...
  А я, вспомнив, где собственно сижу, неуверенно спросила.
  - Вы в сортир? Очередь? Так я уступлю... - Я попыталась подвинуться, чтобы дверь, к которой я прислонялась, смогла открыться, и, уступить ему место, не удалось, я начала заваливаться на бок.
  Лангор моментально подхватил меня и прислонил к стенке. От его резкого движения у меня срабатывают боевые рефлексы, от чего я даже принимаю более прямое положение, но тут же, не удержав равновесия, скатываюсь обратно.
  - Ну, че вы тут мелькаете?... Летите себе домой... нечего к малолетним девушкам приставать... - Я замахала на него рукой, как на назойливого комара, намереваясь прогнать подальше.
  Он поклонился, нагло махнул ручкой, и при одном мощном взмахе крыльев оторвался от земли, стремительно отдаляясь от меня.
  Так че мы имеем? Не состоявшийся ночной посетитель сортира в лице Лангора? Фу, как не пристойно...
  Я, еле как, справившись с делами на сортире, опустилась на четвереньки и побрела, а точнее поползла, обратно в дом, на свою лавку.
  
  
  Пробуждение было ужасным, да и не только у меня одной, у всего отряда явно побаливала голова. Ямик, почему-то бодрый, отхаживал нас все по-очереди, начиная с Аиллы, как самой непривычной к питью. До меня очередь дошла чуть ли не под конец, все-таки вела я себя довольно прилично, не охала, не стонала, не просилась на тот свет, не орала, чтобы мне принесли вожделенную бутылку... Скромненько попросив водички, я удосужилась внимательного взгляда Ямика. Тот нагло осмотрел мое полуголое тело, усадил обратно начавшего было орать по поводу моей не совсем одетости Кейлана, который так не кстати начал защищать мою честь, и хмуро покачал головой.
  - Почему в грязи?
  - А я того... Я сортир ходила... - Я смущенно покраснела, - точнее ползала. - И тут же поправилась. - Нет, гоню, воздухом подышать ходила, то бишь ползала.
  Керем медленно начал переходит от стадии приличный хохот во стадию неприличное лошадиное ржание вперемешку с икотой. Кошак начал было его поддерживать, мерзко хихикнув, но тут же схватился за голову. Перестарался. Вот люди, совсем не жалеют. Меня, в смысле, а не Кошака.
  - Пошли мыться. - Ямик попытался поднять меня за локоток, при этом я покорно встала, но стоило ему отвернуться, в намерении найти то, чем можно меня прикрыть, я шлепнулась на пол. На этот раз Ямик не стал пытаться выполнить невыполнимое, он просто завернул меня в простыню и вынес на улицу под дождь. Не долго думая он отпустил меня в бочку, с дождевой водой. Придерживая за макушку он пару раз окунул меня, отчего добился пару очень не хороших словечек в свой адрес.
  Как ни странно, когда он меня вытащил из бочки, мне стало гораздо лучше. Хмель как будто улетучился, мозги промылись, и наконец-то я смогла разлепить глаза.
  В помещение идти не хотелось, и я, завернувшись в простыню, села крыльцо, где было более менее чисто. Ямик вопросительно уставился на меня, но я покачала головой:
  - Не хочу. Я здесь посижу.
  Он ушел. А я решила заняться изучением самой себя, т.е. магией. С похмелья это делается гораздо веселее.
  Все эти дни мы с Кейланом старательно восстанавливали разрушенные потоки, точнее, он восстанавливал, я же проверяла, перепроверяла, и укладывала их в привычную для себя схему. После недели активного поиска в моей запутанной системе силы, я потихоньку начала восстанавливать свои умения.
  Умение номер один, в принципе, ни кому не нужное, но самое простое, именно поэтому начать следует с него. Видение ауры, следов магии, восприятие; внутреннее зрение, проще говоря. С него я и начала.
  Вон идет человек к сортиру. Быстро идет, бежит, то ли боится не успеть, то ли промокнуть. Я представила его потоки, в смысле энергетические. Тоненькие, раздраженные ручейки, чем-то недовольные. А представить их окрас... Перед глазами, на фоне сортира, начала всплывать сухая, серо-голубая аура раздраженности. Так, а если потянуть за ауру? Медленно, выпуская свои мысли, я потянулась к ауре. Не вломилась, а аккуратно погладила по внешней оболочке, примериваясь к мыслям человека. Вот он, здесь. Я до него достаю, ауру вижу.
  А что насчет магов? С магами работать на много сложнее, у них многоступенчатая аура, первая оболочка же обычно маскировочная. Вообще-то это относиться к лангорам ЗельЛана, там никто не любил, когда лезут в мысли. А здесь, маскировочка была хиленькая, опытный маг бы пролез сквозь нее за считанные секунды, никто бы и не заметил. Я бы тоже пролезла, будь чуть посильнее. Сейчас я, просто сосредоточившись на стену дома, а конкретнее на второй этаж, попыталась представить нашу компанию. Так, вот Аилла, яркая, светлая, самая молодая аура. Легкая защита от телепатии, по ней я скользнула, даже не прикасаясь, но считывая все, что надо. О... А защита-то стандартная, обыкновенная, пробить ее можно тем же стандартом, только... Ой. Сколько силы в нее вбухали. Я в возмущении покачала головой, не одобряя такого. На ее месте, я бы просто построила свою собственную схему защиты, поставила на контратаку, накачала силой, не в таком огромном количестве, от прежнего резерва одной десятой бы хватило, и работала бы она как миленькая. Ан нет, Аилле все-таки опыта не хватает.
  Райнена я глянула мельком, уловив темно красную, бурую, вперемешку с фиолетовым ауру, защиты как таковой не было вообще, и я просто обошла его стороной. Энея просмотрела с некой настороженностью, увидев незнакомую схему, я не трогая ничего, внимательно просмотрела строения защиты. Шин тоже оказался владельцем весьма простой, но тоже накачанной защиты. Его я ощупала со всех сторон, перечитала все мысли и идеи по поводу, как же плохо страдать похмельем, и отступила подальше, пока не засекли.
  Определят ауры по характеру, не видя человека, я умела всегда, и сейчас не исключение, я спокойно угадывала владельца той или иной ауры. Сейчас же я просто села в грязь, в переносном смысле. Я не смогла определить, кому из наших принадлежит колючая, резкая аура, стальная, светло серых тонов. Я просто не успела. Едва я потянулась к ней, она свернулась тугим клубочком и...исчезла. Но это же... Нельзя так, нельзя убрать полностью свою ауру, а это значит на меня поставлен мощнейший блок, который я не то что пробить не могу, даже не вижу. Он не свернул ауру, это не возможно, он просто скрылся от меня. А я даже не смогла определить кто это, зато он, в свою очередь, наверняка узнал меня, с такой скоростью реакции-то.
  Я обиженно свернула сознание, начала выстраивать собственную защиту. Защиту я настраивала на наших магов, но присутствие среди нас одного неизвестного мага, меня настораживало сильнее, чем все они вместе взятые. Решив не мудрить, я взяла старую схему защиты, в которую вписывалось любой прикосновение к моей ауре. Магическим и немагическим путем, любой, кто попытается пролезть сквозь защиту, будет мгновенно терять меня. Я мусолила свою старую схему, пытаясь поменять ее на ту, предложенную неизвестным магом. Получилось нечто относительное, сопоставлять это с его защитой даже и не стоит... Однако защитные рефлексы отработала до предела, перестраивая заново и заново. Получилось. Осталось только силенок добавить. Я дала на защиту практически все силы, которые у меня были. Болезненно поморщившись, я недовольно осмотрела полученный результат. Вроде, ничего, на какое-то время сгодиться, а потом, будет силы побольше, сделаю что-нибудь более приличное. Сяду основательно, с карандашом в руке, сделаю все расчеты и даже формулу выведу... А сейчас...
  Повздыхав немного, я встала с крылечка, неуверенно пошаталась пару раз, отметила, что сидела довольно долго, около двух часов, и пошла назад, на второй этаж.
  Зрелище было не из приятных, народ все еще стонал и ахал, занимая при этом довольно обширную часть лавок. Но все оказалось не так уж и плохо, они даже очухались, и осмысленно созерцали комнату. Решив, что смотреть на это выше моих сил, я начала одеваться. Мокрую рубашку, которая была на мне, я стянула, одев вместо нее корсет, и облачилась, наконец-то в штаны. Ботинки пожалела, что добро портить, все равно на улицу иду. Нагнувшись, закатала штанины до колена и, подхватив клинки, вышла на улицу.
  Боевая стойка, переход в нападение, вращение клинков... Я аккуратно, не сбиваясь, повторяла программу боевых искусств. Воображаемый противник был начерчен у меня в голове, по этому я двигалась с закрытыми глазами, предварительно запомнив схему двора, дабы не налететь носом на какое-нибудь дерево. Очередной взмах правого клинка встретил лязг метала. Глаза я открывать не стала, узнала, так звенят наши клинки, Ямика и мои.
  Сосредотачиваясь на шевелениях воздуха и звука вокруг меня, я делала аккуратные выпады, каждый раз встречая чужой меч. Уловив, движения Ямика, я поняла, что сейчас последует нападение. Так, раз... Двуручный тяжелый меч с характерным свистом рассекает воздух, машинально поднимаю левый клинок, встречаю меч, сама приседаю, и ныряю ему под руку, все еще пытаясь удержать его меч. Не получается: возмущение воздуха, и он вновь передо мной. Так, делаю шаг назад, остерегаясь очередного удара, но получаю его, меч идет снизу вверх, я отскакиваю еще дальше, чтобы иметь пространство для маневра, и встречаю его меч левым клинком. Тяжелый лязг, оружие едва не вылетает из моей руки. Решив сделать маневр, я преднамеренно выпускаю клинок из руки, он со свистом взмывает вверх, отвлекая на себя внимание Ямика. Я на высокой скорости начинаю серию атаки, бодро размахивая клинком во все стороны, Ямик, угадывая удары, блокирует, либо уходит от них, я же стремлюсь к предполагаемой точке падения моего левого клинка. Поймала я его практически на земле, но рукоять привычно легла в левую руку, и тут же переместилась вбок, в намерении встретить удар Ямика. Встретила, но его меч моментально ушел куда-то вбок, я не успевала за ним. Присев, надеясь пропустить удар, я наоборот схлопотала его. Меч легонько коснулся плеча, я сообразив в чем фишка, отшатнулась до того, как он угрожающе пронесся в близи от руки. Я распахнула глаза, поняв, если бы я не убралась от туда, то вместо легкой царапины получила бы отрезанную по плечо руку.
  Ямик открыл глаза. Черт... Он же тоже, как и я вел бой с закрытыми глазами. И чья это ошибка? Моя или его?
   Ямик выругался, выражая в двух словах свое мнение, - интересно к кому они относились, эти слова? Я помотала головой, показывая, что моя ошибка, мол, зря присела.
  - Я думал, ты сбоку. - Виновато сказал Ямик.
  - Почему я не была сбоку? - Спросила я сама себя.
  - Заживет? - проигнорировав мой вопрос, спросил Ямик.
  - Вполне. - Я покосилась на небольшое алое пятно на рубашке, которое начал смывать дождь. - Зато рубашку зашивать придется. - Проворчала я. - Ты лучше. - Недовольно буркнула я себе под нос.
  - Да. - Не отрицая, сказал Ямик.
  - Поучи меня, - попросила я, - редко встретишь мастера такого класса...
  - Ладно.
  - Ямик, сколько тебе лет? - наконец задала я интересующий меня вопрос.
  - Сто семьдесят три.
  - Мало.
  - Для тех, чей век краток, много. - Философски ответил он.
  - Но для тебя это мало. - Уверенно говорю я.
  - Достаточно. - Спокойно возражает Ямик.
  Я пожимаю плечами, мол, как знаешь, доживу, пойму. Мне, свои шестьдесят четыре кажутся вечностью, которую я уже прожила... А что будет через сотню лет?
  
  
  Глава 6. Размянем старые косточки.
  
  
  Я не могла найти его, так успешно скрывшегося, мага. Его не было, он как в воду канул. Перед тем, как уехать из деревни, я тщательно проверила всех постояльцев двора, сверяя ауры, характеры, способности, я искала не только бело-серо-черную, стальную ауру, меня интересовали маги вообще. Не было ни мага, ни кого-либо вообще, кого бы я могла принять за мага. Нашу команду я проверила, с надеждой, что ошиблась, раза три. Среди нас, кроме Аиллы, Энея, Шина, Райнена и Кейлана, и соответственно меня, имеющих хоть какие-нибудь задатки к волщебе не было.
  Едва вернувшись на дорогу, мы с Ямиком начали тренироваться. Кейлан же помогал мне лечиться, хотя, свои вновь приобретенные силы мне помогали, восстанавливаясь без труда. Но от услуг Кейлана я не стала отказываться.
  Хорошей новостью было то, что дождь прекратился. Но в замен старым неприятностям пришли новые: начало стремительно холодать. Ночью спали, тщательно закутавшись в плащи и одеяла: народ потихоньку замерзал. Единственным, кто чувствовал себя абсолютно спокойно, был Ямик. Я уже говорила, что он с Севера. Я тоже нормально переносила холод, все-таки ЗельЛан в горах, а там всегда холодно.
  Я стояла на небольшой поляне, окруженной мощными елями. Земля слегка затвердела, грязи не было, как и льда, и ноги не скользили. В руках клинки, вокруг соперники, в лице Керема, Артия и Кошака. Гарилл не пришел, отмазавшись тем, что его возраст не позволяет ему бегать за такими шустрыми существами как я. Ларинааль напрочь отказался участвовать в этом мероприятии заявив, что его стихия это лук и стрелы, но если я попробую увернуться от его стрел, он не против... Я не дура, умирать мне еще рано, да и не охота, и последовал отказ с моей стороны. Ямик, сволочь этакая, спокойно стоял с краю, наблюдая, как я справляюсь с нападением. Мол, посмотрю я, каких ты достигла успехов... Ага, держи карман шире. Так я тебе и показала, мне бы лишь бы отбить, не говорю о нападении.
   Поговорим о оружии... Об оружии нападающих.
  У Кошака бердыш. Для тех кто не в курсе, двуручный боевой топор, в простонародье, секира. Оружие гномов, но Кошаку идет. Штука довольно длинная, достать противника можно с дальнего расстояния, махать же можно разворачивая его в обе стороны, имеется небольшой отросточек. Таким вспарывать животы хорошо. Надеюсь, у меня никогда не будет конфликтов с Кошаком и с его оружием.
  У Артия мачете. Не люблю эту дуру, не смотря на то, что в Школе учили обращаться со всеми видами оружия. Но я в упор не понимаю, как можно резать этим широким клинком... Удобно конечно, можно и плашмя ударить и многое другое; для тех, кто умеет обращаться, все просто. Единственный недостаток, односторонняя заточка, но не думаю, что для Артия это проблема. Он привык, наверное.
  Керем, обладатель широкого, двуручного меча. Мощная, надежная, крестовина украшенная камушками, черен, перемотанный кожаными полосками. Обоюдоострое лезвие. В принципе, все не так уж и страшно. Но! Не следует забывать, что сила у меня не без предела. Представьте мой левый, защитный клинок, относительно тонкий. И представьте удар, который обязательно нанесет Керем, обладающий недюжей силой. Не будь я лангором, мой клинок устремился бы в свободный полет, но я все-таки надеюсь выдержать нападение и утереть Ямику нос.
  У нас условие, стараться не задеть друг друга, метим, точнее, стараемся метить, в оружие. Мы хотели было взять палки, но Ямик категорически отказался руководить тренировкой, заявив, что ему не интересно. Ах тебе не интересно... В чем проблема, встань на мое место, помаши мечом. Но я быстро успокоилась, уже пробовали такой вариант, Ямик спокойно отбился, хоть и на палках; и сейчас, не сомневаюсь, отобьет все наши удары.
  Итак, я стою, ожидающе подняв клинки. Никто не хочет начать нападение. Кошак вообще отошел подальше, мол, я не причем, я просто мимо проходил... Начал нападение Керем. Не встречать этот тяжелый меч, такой был план на первое время, лишаться защитного клинка на первых же секундах, не сильно хотелось. Его меч тяжело разорвал воздух, я присела, крутанулась на корточках, и отскочила, повернувшись при этом спиной к Керему. Встретил меня Артий, ловко обогнув нас, и взмахнув мачете у меня перед носом. Вот на его удар я ответила, подставляя клинок, одновременно увлекая его за собой, в сторону атакующего повторно Керема. Мачете, соскальзывая с клинка, ударяется об меч Керема, Артий пытается отпустить этот удар, но не успевает. Я обернулась, спиной почувствовав прыжок Кошака. Ему большое расстояние не проблема, он еще издалека замахнулся на меня сверху вниз. Я соскользнула вправо, ловя его удар, одновременно поднимая правый клинок. Правым я попыталась задать дальнейшее направление бердыша Кошака. Огромную секиру я увела, но чуть не пропустила удар Керема. Машинально, еще толком не развернувшись, я подняла защитный клинок, уже понимая свою ошибку, попыталась увести его с намеченной траектории, но поздно. Клинки столкнулись, я стиснула черен клинка, надеясь удержать его, но он выскользнул, взлетая в воздух. Секундное замешательство со стороны Керема, я тем временем ловко уворачиваюсь от Артия, практически сажусь на землю и, отталкиваясь от нее же, прыгаю.
  Я показала им фокус. Я, в Школе, долго тренировала его. Всхождение по мечам. Прыжок был направлен на бердыш Кошака, я ловко проскользнула по его лезвию, едва оттолкнулась от него ногой, и теперь я еще выше. Обзор не малый, я кручусь в воздухе, стараясь поменять точку приземления, еще не коснувшись земли, оказываюсь за спиной Керема. Керем медленно - для меня медленно - разворачивается в мою сторону. Не успевает, я атакую, заезжая носком ступни в солнечное сплетение. Удачно, если такого здоровенного мужика, как Керем, вышибает с первого раза. Он валится, я мягко, с кувырком, приземляюсь, и практически сразу натыкаюсь на потерянный клинок. Вот он, родной.
  - Юна! - Резкий голос Ямика.
  Я не успеваю разворачиваться. Нет, не на его голос, просто за моей спиной Артий, и он замахивается. Падаю носом вперед, надеюсь увеличить расстояние между мной и мачете. Отжимаюсь на руках, в которых зажаты клинки, легкое движение вверх, я отвожу руки назад, делая что-то вроде креста на спине. Клинки встречают мачете, от удара я окончательно валюсь на живот, но это дает мне время, как никак Артия я оттолкнула. Перекачиваюсь на спину, оттуда, рывком принимаю стоячее положение.
  Далее я нападала, не давая им защищаться. Они едва успевали поднимать оружие, прикрывая себя, даже не делая полноценные блоки. Я же взвинтила свой темп до предела, проскальзывая между них легкой тенью, никакой магии, чистая скорость. Все. Незаметным движением я сую клинки в ножны. Я перемещаюсь, атакуя голыми руками. Два последних удара. Первым я вырубаю Артия, нажав на болевую точку на локте, отчего мачете вывалилась из его руки. Блин... Ну зачем столько одежды одевать, я конечно понимаю, холодно, но... Я с трудом нащупала болевую точку на спине Кошака. Легкое оцепенение, но он не может двигаться без натуги. Все.
  Кошак дергается, не понимая, почему все так усложнилось. До моих ушей доноситься резкий свист. Упираясь взглядом в Ямика, несколько секунд стою, приходя в чувство, затем подхожу к нему. Вроде закончилось.
  - Приведешь их в чувство? - С иронией спрашиваю я.
  - Конечно. - Он улыбается. - Иди, гуляй.
  - Не посылай меня. - Хмыкаю я, отворачиваясь от него.
  - На тебя интересно смотреть. - Вслед, все еще смеясь, кричит Ямик.
  - Мне тоже. - Бурчу себе под нос. - Главное, весело.
  
  
  Ночь! Я люблю ночь. И не очень люблю день. Нет, я не прячусь от дневного света, как боязливая нежить. Просто ночь, это такое время дня, когда повсюду тишина, а я люблю тишину. Но! Единственным недостатком ночи, является опасность.
  Думаете, че я тут распинаюсь? Вообще то я не о ночи, а о темноте, в общем. Так вот, у нас вечер, и меня послали (повторно) собирать дрова для небольшого костра. Первая партия, из-за того, что кое-кто, принес маловато дров, выгорела довольно быстро. И ребята, решив, что я самая смелая из них, отправили меня в глухой лес. Я, конечно, рада, меня наградили столь почетным званием, но идти куда-то в глубь леса... Скажем спасибо ленивому Райнену, который выгреб все, находящиеся поблизости щепки. Мне пришлось отдалиться от поляны.
  Тии...
  Да.
  Ты далеко?
  Здесь.
  Ага, все, заметила.
  Нейка, легкой тенью над головой сделала круг и плавно спланировала вниз.
  Я бесшумно шагала, мысленно недовольно ворча, изредка нагибаясь, поднимая едва различимые в темноте сухие ветки. Хоть бы освещением снабдили. Вполне могли бы светлячок создать, стоит лишь потратить немного энергии. Нет, пожадничали. Мне же создавать светлячок было лень, итак все видно. Но они-то этого не знают. Почему же не пожалеть бедную девушку, которая бродит по лесу в гордом одиночестве? И в темноте.
  Хорош ворчать.
  Спасибо, Тии, ты сильно поддержала меня.
  Не язви.
  Я ворчу, а не язвлю.
  Я оправдываюсь перед нейкой. Иногда забываю, что она соединена со мной и силой и строением сознания, стало быть, постоянно в моей черепушке.
  Тишина. Легкий ветерок.
  Что?
  Опасность.
  Почти кричу, заставляя нейку исчезнуть подальше.
  Уходи. Быстро. Опасно. Серьезно. Пожалуйста.
  На меня падают тени. Сухие ветки, старательно собранные, выпадают из моих рук, я сгибаюсь, стараясь стать меньше, незаметным движением вынимаю клинки. Два. Их двое. Лангоры.
  Зачем?
  Мысленно кричу, прорываясь сквозь их сознания, немигая смотрю на их руки, в которых холодное оружие.
  Нет. Не сиди здесь, согнувшись, плача от ужаса. Ты, боевой лангор, едва ли не лучшая в ЗельЛане, ты не можешь корчиться у их ног.
  Но почему именно они? Я плачу. По щекам текут дорожки слез.
  Они...
  Заставляю себя разогнуться, выпрямиться во весь рост. Я - воин. Я - лучшая.
  Да.
  Распрямляю плечи, поднимаю голову, откидываю волосы со лба.
  Ну и что?
  Вокруг нас, слегка потрескивая, разворачивается магия. Парочка щитов и блоков выстроены, сильнейшая защита. Но это не главное. Я пробью их, если захочу.
  Зинн, Сейхат. Почему Зинн и Сейхат? Почему никто иной?
  - Предатели... - шепчу я.
  - Нет. - Зинн мотает головой.
  - Нет. - Как мне хочется, чтобы это было правдой.
  И он говорит мне имя. Единственное имя, потому что знает, что сейчас умру либо я, либо они. Это имя не будет иметь значения, если я умру, это имя не будет иметь значения, если они умрут.
  - Тиссогран.
  Ясно. Все ясно.
  - Что? Почему? Вы с ним?
  - Да... Нет...Ты предала нас, Юна...
  - Зачем? - Я ничего не понимаю... Я - предала? Нет, это меня предали... О чем это они? Не понимаю.
  - Мы должны.
  - Не убивайте. Вы не понимаете...
  - Он убьет.
  - Вы.
  Молчание. Не уговорить мне их. Скидываю плащ на землю, а за ним и рубаху, превращение занимает считанные секунды. Два широких крыла раскидываются за спиной. Боль в спине же молчит, понимая, опасность вокруг меня. Правильно делает.
   Поехали, точнее полетели. Видит Созидатель, я не хочу их убивать...
  В воздух. Мы убиваем друг друга. Я не успеваю за ними. Они не слишком быстры, но их каждое движение выверено. Они знают, как бороться против меня. Мы с ними сражались множество раз. Против двоих я выиграла лишь однажды. Повторить успех? Хорошо бы. Но мне сложно. Я отвыкла от крыльев за спиной, они мне мешают. Я бы с большим удовольствием провела бой на земле. Но нет, этот бой пойдет в небе.
  Я проигрываю. Моей руки касается меч Зинна. Меня убивают.
  Два арбалетных болта внезапно прошелестели рядом, уходя в небо, я, было шарахнулась, но быстро вернулась на курс. Стреляют снизу. Зинн резко останавливается, Сейхат тоже прекращает бой вслед за Зинном, и резко сложив крылья, камнем падает вниз. Я повторяю его маневр, распахивая крылья лишь в непосредственной близости от земли.
  Ямик. Недовольно шевелю ушами, показывая, что он тут лишний. Он молчит, с интересом разглядывая нас, замерших в боевых позах. Мы насторожены и напряжены, Зинн и Сейхат рвутся продолжить бой. Я стою, внимательно смотря в белые глаза Ямика, не обращая стекающую по пальцам кровь. Липко, противно, и неудобно держать клинок.
  - Нечестно. - Говорит Ямик, слегка кивая лангорам, в знак приветствия и осуждения одновременно.
  - Уйди, человек. - Зинн нетерпеливо дергает крылом.
  - Останьтесь на земле, я буду биться с вами.
  - Жить надоело? - недовольно коситься на 'защитника' Сейхат. Не нравиться им происходящее, абсолютно не нравиться. Их не устраивает все, начиная от жертвы, заканчивая 'заказчиком'.
  - Нет. Надеюсь помочь барышне. - Ямик улыбается, и, кажется, отступать не намерен.
  - Уйди. - Последний раз предупреждает Зинн.
  - Уйди. - Говорю я, вслед за Зинном, без всяких задних намерений. - Лангор быстрее человека. Тебе не выжить.
  - ...
  - Они не будут превращаться в людей. Они лангоры. Они убивают. Уйди.
  Ямик, отложив арбалет в сторону, на землю, вытащил меч. Он со мной. Это значит победа. Я не хочу побеждать. Я не хочу, ведь они не должны умирать.
  Звуки стали... Мне неприятно. Зинн, напротив меня, усердно машет мечом. Я же, обливаюсь кровью, защищаюсь. Я могу победить, я знаю. Зинн в недоумении, он не понимает, почему я не убиваю его. На нем всего парочка царапин, выглядит он довольно бодрым, готов сражаться еще и еще. Между блоками и уходами из-под ударов, наблюдаю за Ямиком. Как ни странно, он практически не уступает Сейхату, который развил приличную скорость, но никак не может выбить меч из рук Ямика. Минута, две. Я потихоньку теряла терпение. Я ждала, честно ждала, пока Зинн и Сейхат поймут. Но они не понимают.
  Я ушла от очередного удара, и начала каскад из сложных ударов. Зинн, не ожидавший от уставшей меня такой прыти - стоило бы догадаться - немного растерялся. Я еще ускорилась, на ходу разворачивая пару огненных заклинаний, ударила. Зинна откинуло на ствол дерева, он шарахнулся, надеясь уйти от моего прыжка. Я же приземлилась рядом с ним, уперлась лезвиями клинков в его горло. Два резких движения, Зинн, слегка порезавшись об лезвия - я чуть убрала их - вскакивает в намерении продолжать бой. На заднем плане Ямик, явно увлекшись, заставляет отступать Сейхата.
  - Все. - Я сказала это тихо. Но все услышали.
  Зинн, все еще не отпуская меча, в недоразумении, остановился в шаге от меня.
  - Зинн уходи.
  Он не понимает. Не хочет понимать. У него задание, просьба, приказ. Убить меня. Или самому умереть.
  - Уходите. - Повторяю я, в отчаянии, уже скрипя зубами от наступающей злости.
  Они смотрят друг на друга, они хотят уйти, но это долг. Долг, который следует выполнить.
  - Вас не осудят. Уходите.
  - Мы не сможем вернуться. - Зинн, наконец, очнулся. Еще бы, небось первый раз слышит от меня такую просьбу.
  - Вас не осудят. Тиссогран был не прав. Уходите.
  Молчание.
  - Уходите, или я убью вас.
  Мечи скользят в ножны. Все?
  - Извини. - Сейхат осторожно отступает. - Он был не прав. И мы были не правы.
  - Что он вам наплел... - Вопрос застывает посреди леса, напротив меня уже нет собеседника. Две тени, закладывая плавные виражы, улетают.
  Колени подгибаются, и я мешком оседаю на землю. Они ушли!!! Я рада. Рада тому, что они живы. Мне не пришлось их убивать! Потихоньку подползаю к своему плащу и рубахе, с надеждой, что они не очень запачкались, и мрачновато осматривая руки, которые в крови.
  - Юна.
  - Долгая будет ночь... - ворчу я, отчетливо понимая, что сейчас последует допрос.
  - Кто они? - С места карьер, напрямик, как мамонт. Нет бы, вокруг походить, как у тебя самочувствие, спросить.
  - Зачем ты полез? - Зло спрашиваю я.
  - Ты хотела умереть? - недовольно, с сарказмом спрашивает он.
  - Нет. Все обошлось. Зачем полез? - повторяю вопрос.
  - Зачем... - Ямик фыркает. - Я уже ответил. Что-то не устраивает?
  - Нет. Да. Уйди.
  - Надоела. - Зло говорит Ямик, намекая на многочисленное 'уйди' в моих фразах.. - Не надо гнать меня. Без меня ты бы не выиграла.
  - А кто сказал, что я хотела выиграть? - Вкрадчиво интересуюсь я, медленно расплываясь в клыкастой улыбке. Ямик некоторое время созерцает мое зубастую рожу, затем отводит взгляд. Неприятно смотреть? Но очень скоро его взгляд возвращается ко мне, его лицо ничего не выражает... Ни интереса, ни отвращения... Равнодушие.
  - Кто они?
  - Братья.
  Он молчит, внимательно смотря на мои крылья за спиной. Пустое 'внимание', без эмоций.
  - Оборотень, значит; истинный?
  - Я не врала. - Оправдываюсь я. Почему оправдываюсь, раз не врала? Не знаю. Чувствую себя виноватой перед ним.
  - Да... Конечно. - Он злиться.
  Я, опираясь на клинки, поднимаюсь на ноги. Меняю ипостась, прямо на глазах у Ямика, не заботясь о произведенном впечатлении: спину не мгновение скручивает пронизывающей болью и накатывает слабость. Встряхиваю головой. Где лагерь-то? Верчусь, пытаясь вспомнить направление. Ага, нам сюда; на ходу натягиваю поднятую с земли одежду. Отряхнувшись, я ныряю сквозь ветки, и уже уверенно направляюсь к лагерю. Ямик не издавая ни звука, идет за мной.
  - Сколько я тебе должна?
  Молчит.
  - Ты два раза спас мне жизнь. - Напоминаю ему.
  - Так ты не отрицаешь, что без меня, тебя бы убили?
  - Нет. - Мотаю головой, зная, что он смотрит мне в затылок. - Но и выигрывать бой я не хотела.
  - Почему?
  - Почему ты не понимаешь? Они мои сводные братья. Я не могу их убить. Они моя кровь, моя родня.
  - Они тебя могут убить?
  - Да. - Жестоко, по отношению ко мне. И неприятно. - Наверное.
  - А Тиссогран? Его бы ты смогла убить? - Неожиданный вопрос.
  - Да.
  - У тебя кровь по руке течет. - Напомнил Ямик. Я уже забыла. Странно, что не останавливается... Сильно порезал меня Зинн, что сказать...
  - Да. - Я поднимаю руку, внимательно разглядываю тут же отяжелевший от крови рукав плаща. Осторожно, стараясь не запачкаться, закатываю рукав.
  - Ты маг?
  - Да.
  - Кто они? - Он спрашивает, и ожидает один единственный ответ. Я дам ответ.
  - Боевые Лангор Ла. Оборотень с летательными способностями. Острые зубы, уши, отменное ночное зрение, когти, способность к регенерации, нечувствительность к свету, длинный век, около девяти-десяти столетий... Все, что нужно. Совершенная боевая машина. Убийца. Это мы, немногочисленная, но очень эффектная раса. Еще вопросы есть?
  
  
  - Вы чтооо, решили разодрать друг друга на кусочки!?! - Шин в недоумении распахнул глаза, отчего они готовы были выкатиться из орбит. Похож на худую лягушку... с козлиной бородкой... Такое возможно, или у меня глюки?
  - Эй, а где дрова? - Я убийственно глянула в сторону Райнена, от чего тот моментально заткнувшись, отвернулся. Ага, я просто мимо проходил... Нашел виновную, претензии заявляет.
  До лагеря мы добрались, уже готовые убить друг друга. Нет, Ямик не донимал меня вопросами, просто шел, издавая больший шум, чем Урон и Нижс, вместе взятые. И пыхтел. Я, решила, сейчас не время расспрашивать его, откуда он взялся в лесу, на поле боя, потом как-нибудь узнаю.
  Кейлан смотрел на меня недовольно и осуждающе. Я протянула ему руку, он хмурясь, осмотрел ее, я тоже, глянула на нее, и пришла к выводу, что все не так хорошо, как хотелось бы. Кровь перестала течь только сейчас, до этого времени у меня, обладательницы моментального свертывания крови, эта алая жидкость наотрез отказывалась не появляться на поверхности. Кейлан работал быстро, общими усилиями мы привели рану в вполне достойное состояние. И замотали как мумию, что Кейлану не свойственно - обычно он не заматывает.
  После меня, место возле Кейлана занял Ямик. Честно говоря, я не заметила, что его ранили.
  - Что вы там делали, я не понял? - Изумленно проговорил Кейлан.
  - Ножичками баловались. - Язвительно ответила я, ни к кому не обращаясь.
  - Я что-то не соображаю, - взвизгнула Аилла. - на вас что, напали?
  - С чего ты взяла? - Спросила я, моментально развернувшись в ее сторону.
  - Ну... Вы такие усталые. - Она сделала небольшую паузу. Как-то многозначительно прозвучали ее слова, не находите. - И еще... От вас магией несет.
  Прокол. Не хорошо.
  - Артефакт нашли.
  Аилла замотала головой, не поверила.
  - С единорогом встретились. - Наугад продолжила я, тем временем старательно затирая следы магии: я почти не колдовала в бою, там один щит, и пару огненных заклинаний поставила. Ямик, не думаю, что он вообще колдовал, вон, руки обожжены огоньком, да и недолжен уметь. Пришлось затирать следы Зинна и Сейхата.
  Аилла вновь замотала головой.
  - Ночью в темном лесу, единороги?.. Что-нибудь поубедительнее?
  - Леший попался. - Сморозила я сущую ерунду.
  Девушка ехидно усмехнулась. Лешие по лесам ночью не бродят... И маловато их на востоке. Уж что-что, а знания про лешего у нее в голове, как ни странно, присутствовали.
  - Ээээ... - Я задумалась. - Мага встретили по пути. - Почти правда.
  - Что за маг? - Не унималась Аилла.
  - Да так...
  - И он вас не размазал по стенке... то бишь по стволам? - не поверила девушка, - Это какой такой маг?
  - Однорукий, одноглазый, на костыле... - Начала перечислять я.
  - И вы его бросили? - В ужасе спросила Аилла. Блин, не угодишь девчонке. Впрочем, если она продолжит в том же темпе, ей недолго жить осталось... ой, да ладно, я не такая кровожадная... Я всего лишь Лангор.
  - Конечно. - Уверенно сказала я. - Он же хромоногий, однорукий, пальцы в гипсе, слепой... в общем, никакой.
  Я почувствовала, что она пытается считать меня. И ауру и мысли, и все что найдет. Эк как высоко замахнулась. Невидимые блоки и щиты воссоздались моментально, заменяя ауру мага, и восстанавливая узор человеческой ауры, мысли заплылись каким-то жирком, кроме нашего с ней разговора они ничего не содержали. Только сделав над собой серьезное усилие, она могла обнаружить в моей ауре потоки мага. Но это усилие девочка делать не стала, поленилась.
  Юноран.
  Да, Тии?
  Все нормально?
  Да.
  Ранена?
  Заживет. Ямика ты позвала?
  Да.
  Как? Он не должен слышать тебя.
  Я... Показалась ему на глаза.
  Ты... не ранена? Арбалетный болт в крыле не застрял?
  Нет, он не тронул меня.
  Тии?
  Да.
  Спасибо. Ты помогла. Ты молодец.
  Будь здорова.
  
  
  Глава 7. Конкретное направление?
  
  
  Нам оставалось совсем недолго - что-то около недели пути. Мы наткнулись на город, раньше, чем было задумано. Блеклый, выкрашенный в серые тона, город тонул в грязи, сливался с горами на заднем фоне. Народ брезгливо поморщился, глядя на шатающиеся, держащиеся на соплях, ворота.
  
  Иди же, глупый человек, в свой тайный Гандалин
  Где ночью двери отопрет предатель нам один
  И знаешь, что произойдет, ну, дайте рифму блин...
  Короче, скоро в прах падет, твой дивный Гандалин.
  А не Гандалин ли это?
  В прошлом Гандалин, а ныне, че по развалинам ходить?
  (Канцлер Ги / Романс Моринготто)
  
  Не то пропел, не то сказал Кейлан, задумчиво разглядывая то, что перед собой. От Артия мы узнали, что город называется Белые Лощины, а точнее назывался, сейчас, городом это назвать затруднительно. Действительно, че по развалинам ходить? Точнее, даже не развалины а просто одна лужа засохшей крови... Мы, честно, не хотели заходить туда. Настоял на этом пакостном и неблагородном деле, Шин, заявив, будто ему надо осмотреть город, авось поймет, что за нежить здесь пошалила.
  Неприятно. Некрасиво. Темная, алая кровь, засохшая дня три назад, небольшими лужицами растекалась под обглоданными костями.
  - Задача нежити такова... - начал медленно рассказывать Шин нам, внимательно изучая останки. - Им не нужны дальнейшие соотечественники-родственники, они предпочитают только кушать, не предоставляя 'обеду' вести дальнейшую самостоятельную жизнь. Они всего лишь кушают. Категория: зомби, класс второй - активные зомби. Этим, для того, чтобы упокоиться, надобно либо напиться крови и мяса, соответственно, или надо иметь сильнейшего некроманта, который, в дальнейшем, успокоит их магией. Здесь же видно, некроманты не церемонились с жителями, отправили их к Созидателю без всяких почестей. - Шин недовольно бормотал себе под нос, невзирая на внимательно слушающую аудиторию в лице нас. - Значит, отойдем подальше от города, осмотрим окрестности, попытаемся понять, какого их количество. И еще. Пора бы уже настораживаться, хорошо бы поисковики направить на разведку. Радиус действия какой?
  - Три версты - максимум. - Откликнулся Энэй.
  - Больше нельзя? - Спросил Шин. Я, наконец, сообразила, что как поисковик и элементарист он ничего не стоит. Узкая специализация у него: огонь и некромантия. Больше ничего, и поэтому взваливает поиск на молодых магов.
  - Нельзя. Просто не почувствую; поисковик пойдет дальше, может чего и найдет, но я воспринимать не буду. - Продолжил Энэй.
  - Еще прикрыть. - Спокойно напомнила Аилла. Ну да, уж ты-то замаскируешь; грубоватая, но мощная работа Аиллы здесь не прокатит.
  - Замаскировать. - Поправил Райнен. - А еще, не одну же штуку выпускать, сразу пять можно во все направления, не надо терять время. - Хм... С каких это пор у нас направлений пять штук стало? Ладно, молчу... Может, он небо имел ввиду? Уж лангоры, как никто иной понимает это направление.
  - На кого ловить? - Энэй ясно дал понять, что за работу с поисковиками он берется сам. - На зомби или сразу на некромантов?
  - Они чувствительны. А зомби уже покоятся, да и не приведут они к некромантам. К ним же без разведки, не зная приблизительного расстояния, соваться не охота. Да и боязно. - Шин на пальцах объяснял, почему не стоит соваться раньше времени. - Не дай Созидатель, засели где-нибудь под ближайшем кустиком, поджидают нас. А мы по ним поисковиками, не подготовленные.
  - Так мы же вроде в обход шли, - напомнил Артий. - может, не обязательно встречаться с ними.
  - Юна предупреждала. - Вспомнил Кошак. - Говорила она, сложа ручки сидеть не будут ваши некроманты. - Все плавно обернулись ко мне, скромно стоящей в конце процессии. Вот, как всегда...
  - Накаркала. - Сказал Райнен.
  - Предупреждала. - Ухмыляясь, сказала я.
  - Накаркала... - Упорно продолжал Райнен. - Нет бы помолчать, полезла под руку.
  - Райнен... - Начала я ласково... - Мне сейчас начинать убивать тебя, или потом как нибудь? - Райнен сглотнул, слегка попятился назад. Я не кровожадная, я всего лишь учусь... Продолжаю: - Ты мне напомни, после того, как мы выберемся отсюда, если, естественно, все будут живы... Короче, место проживания оставишь, я нагряну к тебе ночью. Порчу я наводить никогда не пробовала, это будет мой первый опыт. Потом скажешь, есть разница между моим карканьем, и 'будь ты проклят'.
  - О! Черная кошка пробежала. - Внезапно сказал Энэй. Мы все резво развернулись к обещанной кошке, обнаружив ее нагло сидящей посреди дороги. Хвост поджат, уши торчком, черная шерсть дыбом.
  - Лапочка. - Буркнула я, себе под нос, имея ввиду кошку.
  - Опять каркает... - Начал было Райнен...
  - Солнышко... - я оскалилась, - неужели у тебя такая короткая память? Поверь мне на слово, магам нужно обязательно тренировать свою память, им без этого никуда. Райнен. - Позвала я, наблюдая за тем, как он бледнеет. - Тренируй память-то, запоминать надо слова злых тетечек, которые умеют очень хорошо каркать.
  Мы вернулись к черной кошке, которая кажись, решила провести оставшуюся жизнь на этой самой дороге. Последняя, нагло ухмыльнувшись, подняла лапу и облизнула ее. Шин попытался было шикнуть на нахалку, не получилось, точнее все-то получилось, но кошка не шелохнулась, лишь подняла на него безразличный взгляд янтарных глазищ.
  - Да ну ее... - Начал было Кошак. - Пойдемте.
  Маги прихватив его за шиворот удержали от этого необдуманного поступка. Побоялись. Нет, я не суеверна, хоть кошка черная, хоть мамонт лохматый, мне по барабану, я-то пройду, слегка пододвинув их зады влево или вправо. Но они же наотрез отказываются идти. Маги стояли, всем скопом упершись, не мигая глядя на кошку. Аилла попыталась было телекинезом стащить кошку с дороги, поняв ее в воздух на целый метр. Кошка, в ответ на это нестандартное решение, оглушительно завизжала и начала выворачиваться. Аилла, от испуга, резко отпустила бедняжку, от чего та грузно шмякнулась на дорогу. Махнув облезлым хвостом она укоризненно уставилась на Аиллу.
   Следующим в бой с бедной кошкой вступил Энэй, попытавшись выпихнуть ее с дороги с помощью пресса. Не вышло, кошка, выпустив коготочки, вцепилась ими в камень. То ли камень слишком мягкий, то ли когти у нее стальные, но с места она не сдвинулась.
  - А лаской не пробовали? - Мне надоело смотреть на мучения кошки, я, раздвинув толпу, вышла вперед. Бабахнувшись прямо на зад перед носом удивленной кошки, я поджала колени, устраиваясь капитально и надолго.
  - Привет. - Заявила я обалдевшей кошке.
  И че? Явно не поняла кошка. Чуть поморщившись, она издала непонятный звук, похожий на шипение.
  Я же тем временем медленно выращивала клыки.
  - Так может, будем жить дружно и счастливо? И друг другу не мешать?
  Она заинтересовалась, нетерпеливо махнув ухом.
  А я, украдкой, показала ей удлинившиеся клыки. Красиво?
  Она кивнула, потом сделала оглушительный зевок, показывая при этом свою пасть с ровными зубками. Подумав немного, она выплюнула изо рта что-то серебристое. Это серебристое со звонким звуком, сделав парочку прыжков по мощеной дороге, упало недалеко от меня.
  - Это мне?
  Легкий, недовольный кивок. Конечно тебе, кому ж еще? Она, наконец, подняв свой зад, обогнув нашу компанию по широкой дуге, быстро засеменила прочь.
  - Что это? - Спросил Шин, приглядываясь к тому, как я поднимаю с камней серебряную побрякушку.
  - Амулет, - не слишком уверенно сказала я, разглядывая со всех сторон серебряный кругляш, с дыркой посередине. Протянула его Энэю. Тот покорно взял, и, повертев его так да сяк, даже попробовав на зуб, заявил:
  - Амулет силы. Раньше, пока его не вычистили, был довольно сильной копилкой. Для первой-второй ступени. - скучным голосом, будто читая лекцию, сказал он. У меня появились подозрения, будто его из какой-то академии выдернули. С отделения некромантии... - Меньшей силы маг к нему не подошел бы.
  - Пустой? - утвердила Аилла.
  - Ну.
  - Следует ли из этого, что некроманты, или кто-то довольно-таки сильный побывал здесь? - Ехидьненько поинтересовался, выглянувший из-за плеча Керема, Ларинааль, намекая на то, что мы крупно облажались со своими чересчур умными мыслями.
  - Угу. - Уныло подтвердил Шин, и, поморщившись, взял из рук Энэя амулет.
  - Что им тут понадобилось? Не думаю, что местное кладбище их заинтересовало численностью могил. - Я приняла из рук Шина амулет. Но сразу же передумав, отдала обратно. - Уничтожь.
  - Зачем? - недоуменно спросила Аилла. Надо же, каких неграмотных детишек в маги посвящают... Не бери из рук мага ничего магического. Нельзя. Это возможно, если ты сам по уровню превышаешь создателя амулета, дабы хватило сил для сопротивления. Надо будет, когда раскрою свою ауру, рассказать ей, почитать лекции. Хоть толк какой-то будет. А так, хоть объясняй, хоть мысленно кричи, недостучишься.
  - Ты на какие оценки училась?.. - Не понял Энэй. И медленно, выговаривая чуть ли не по слогам каждое слово, объяснил ей то, что не сказала я. Лицо Аиллы постепенно вытягивалось, она была чересчур удивлена услышанным.
  - Уничтожь. - Повторила я, кивая на амулет в руках Шина.
  Шин секунду постоял без действия, потом, проделав несложный пас левой рукой, сжег, находящийся в правой руке, амулет. Амулет легонько дернулся, медленно начал расплавляться. Подбросив его в воздух, Шин добил серебряк. Энэй одобрительно покачал головой.
  - Пошлите уже. - Позвал Артий. - неприятно здесь. Пройдем через город насквозь, с тех ворот выйдем и заночуем, только отойдем немного. Не с трупами же по соседству спать.
  Ага, в одной могиле. А как насчет кладбища, думаю, там потише будет, всем известно, зомби не возвращаются на свои места? Можно без боязни ночевать в сем уютном саркофаге, к примеру. Естественно я промолчала, неизвестно, за кого примет меня после такого заявления Райнен. Наверно за нежить, которую замаскировали со всех сторон, да еще наделили способностью 'каркать'. Представляю, как он кинется на меня со своим небольшим мечом, на худой конец с заклинанием белого огня, с криком 'упырь'. И попробует завалить меня. Нереально. Меч отобью, слабое заклинание вроде синего огня впитаю в себя. Еще и пальцы переломать успею.
  С Артием все согласились и мы бодренько засеменили по направлению к предполагаемым воротам. Не знаю, по мне, так лучше назад вернуться, и обойти городок стороной. Жутковато все-таки. Повсюду обглоданные кости, вперемешку с кровью, мясом и остатков от зомби. Все, что надо мы узнали, теперь, единственный нерешенный вопрос был таковым: Что делал здесь маг или некромант такого сильного уровня? Может, все гораздо проще, и это был маг, защищающий город, или просто живущий в нем до пришествия зомби. Нет, поразмыслить на эту тему мне не дали, Энэй уверенно сказал, что в этом городе магов таких высоких категорий не должно наблюдаться. И мы вернулись к первоначальному варианту, что надобно было некроманту в городе, по которому проходил крупнейший в истории парад зомби и все возможных трупов-мертвяков?
  - Версия номер один. Некромант был в городе до зомби. Был, натравливая их своей силой на конкретно этот город. Логично? Вполне. На кой черт некроманту понадобился именно этот город? Хорошо бы посмотреть другие города, авось там тоже кто-нибудь стоял, да науськивал зомби. В принципе, если в дальнейшем попадется подобная деревенька или город, догадку вполне можно проверить. Что из этого следует? Можно сделать вывод, что зомби идут не куда попало, а на конкретные города. Стало быть, сила для управления ими иметься, да не малая, ведь их же надо каждый раз заново поднимать. Мы опять дошли до той точки, что некроманты явно не тупые, и их наверняка больше нас. С другой стороны, профессия не такая уж и распространенная, по всей Роонии их наберется не больше тридцати штук. И один из них среди нас, только он, в отличие от его соотечественников фанатизмом к зомби не страдает. - Шин кидает на меня грозный взгляд из-под бровей. - Но утешение слабое, нас все равно меньше, а если еще и несколько тысячную толпу зомби добавить, тут уж Никто не поможет. - Ничего не знаю, крылья расправлю, подхвачу самых невредных людей из нашей компании, магов заставлю заклинание левитации выучить... Все равно весьма и весьма сомнительно.
  Версия номер два. Некромант был в городе после зомби. Вопрос: что ему понадобилось там? Ответ: а) насладиться столь насыщенным видом, б) Отыскать что-то; амулет, останки, что-то нужное или не нужное, в) он просто садист. Вот только Несостыковочка, амулетик ему тогда зачем? Какие нибудь еще вариации? Нет. Тогда поехали дальше, пока мозги не отказываются работать. Первый и последний вариант пропускаем, там и так все понятно, а второй следует рассмотреть повнимательнее. Найти что-то. Что можно найти в городе, усеянном трупами. Трупы? Деньги? Ну, тоже не лишние, всегда пригодятся... Какую-то конкретную вещь? Ладно. Что за вещь?
  А вот в этом месте мозги забастовали, наотрез отказавшись пахать дальше. Не могла я сообразить, что могло быть настолько важного в этом городе. По этому, решив не утруждать себя, я оставила это на потом, приняв как более правдоподобную, первую версию. Но... Я никогда не слышала, что бы зомби науськивали, как собак, на конкретные цели. Может это потому, что я не некромант, и не собираюсь им становиться?
  - Бывало такое, натравляли зомби... - Опроверг Шин мои, журчащие плавным потоком, мысли. - Это на теории возможно. На практике не встречал. Можно так: поднять одного зомби и натравить его на конкретного человека. От силы двух человек. Насчет пяти тысяч... Можно, конечно, привязать к каждому зомби отдельного человека. Но сколько же это времени потребуется?, там ни в какие сроки не уложишься. - Н-да... Шин четко обосновал свои идеи, наставив меня на путь истинный. Все сразу усложнилось в несколько раз. Голова абсолютно отказалась работать.
  Едва устроившись в непосредственной близости от мертвяков, то бишь недалеко от городовых ворот, Шин потребовал от магов поисковики. Маги, отказались разводить костер, отмазавшись тем, что они заняты выполнением этой сложнейшей миссии, чем подвергли нас в легкое недоразумение. Шин решил наши проблемы, за пару секунд разведя на малом количестве щепок приличный кострище. Я завалилась спать сразу же, даже не дожидаясь ужина. На самом же деле, завернувшись в плащ, я аккуратно подключилась к чувствам магов. Вся информация, от сознания магов тоненьким ручейком стекала ко мне. По капельке, набирались нужные сведения, поисковики реагировали на малейшее изменение магического фона, улавливая магические всплески месячной давности. Мне это было без надобности, я их просто отсеивала, выбирая лишь недавние шорохи.
  А еще я маскировала два поисковика Аиллы. Нет, меня просто убивает ее небрежность насчет маскировки. Да, девочка могуча, силы ней, две моих да еще половинка... Но защита никакая... так бездарно угробленная сила... Будет время, поучу, уже в который раз напомнила я себе.
  Магические колебания не имели никакого отношения к некромантам. Это нас разочаровало. Зато от города настолько сильно пахло магией. Колдовали там предостаточно, не зная истины, я бы сказала, что там засела сотня сильнейших магов Роонии. Но истину я знала, там лишь побывал некромант. По крайней мере, мы успокоились: за ближайшими кустами, держа наготове ритуальные ножи, некроманты не засели. Некоторое время подумав, я все-таки выпустила свой поисковый импульс. Тот, немного поплутав, вернулся ни с чем.
  - Юна... - Позвал Ямик. - Раз ты все равно не спишь... Кушать будешь?
  - Естественно, когда это я не ела? - Поесть я действительно очень люблю. - А кто сказал, что я не сплю? Может, я уже седьмой сон видела?
  - Конечно. - Не стал спорить он. - Ты бы предпочла поголодать?
  - Нет. - Бодро подскакивая к ужину, заявила я. - У меня, с некоторых пор, на слово голодать, аллергия.
  - С чего бы это? - Райнен как всегда лезет не в свое дело.
  - Понимаешь, Райнен, таким каркающим особам как я, нельзя не есть. Это противопоказано. - Мягко улыбаюсь, стараясь не спугнуть его. И так, отношения, не ахти какие, а он меня преднамеренно злит. Надо мальчика приструнить, иначе так дело не пойдет, когда нибудь я его зарою под кустиком, даже посижу минутку, пострадаю немного, затем пойму, какая же я сволочь, такой грех совершила.
  
  
  Глава 8. Добровольцы имеются?
  
  
  Мы наткнулись на них через два дня. Даже не наткнулись, а плавно погладили по головкам, едва касаясь. Поисковик принадлежал Энэю, он ловко, пробежался по внешней среде, и уловил некромантов. Пора бы уже заканчивать с этим делом, добивать некромантов, и отваливать домой. Это не мое решение. К такому мнению пришел наш многоуважаемый Шин. Я бы на его месте еще потянула, понаблюдала за некромантами, прикинула, сколько на конкретно этих землях покоиться воинов. Именно воины, воевавшие четыре столетия назад, были составной частью соперника. Никого это естественно не вдохновляло. Не интересно это, когда ты один... вру, вдесятером..., а противник в тысячу раз сильней. Ну не знаю, кому как, меня не очень устраивает такой расклад. Я все-таки выклянчила один день у Шина на общие потребности. Тот, упираясь всеми руками ногами и несуществующими рогами и копытами, торговался, в результате изначально предложенные мной два дня сделались одним днем на благие цели.
  А благими целями я назвала вот что:
  Я хотела потренироваться - это раз. Во вторых, общими усилиями, нас с Ямиком, как самых 'тихих' (читай в скобках - опасных) и бесшумных, уговорили сходить на разведку. Нам предложили прогуляться подальше от нашего лагеря, желательно, до места расположения некромантов и разузнать, че да как. Если можете, сказали, посидите в кустиках, послушайте. Мы то можем, только засекут ведь. Не по звукам (хе, это нереально), так по ауре, по магии, некроманты народ вообще чувствительный.
  А пока, утро, можно потренироваться. Претендентом на победу стал Ларинааль, соответственно вооруженный луком и стрелами. Поставили условие, в голову не метить, она у меня многострадальная, не вылечим же, даже не смотря на усилия Кейлана. Я вот подумала, может у Ямика замысел такой, сжить меня с этого света пораньше? Может, моей преждевременной смерти хочет... Ларинааль согласился на условие, но потом, прикинув предстоящие скорости, решил, что целиться он вообще не будет, т.к. в постоянно мечущуюся тень стрелять с прицелом довольно затруднительно. Нет, конечно, он мне польстил, тенью назвал. Сильно польстил... Но не целиться!?! Мало ли что! Впрочем, за меня есть кому отомстить... (невольно задаешься вопросом, а так ли это на самом деле)
  Из оружия мне ничего не дали. Я, немного поскрипев зубами, решила, что Ямик прав. Все таки проще руками ловить стрелы, а не отбивать их. Или наоборот? Чуть поорав друг на друга мы сторговались на одном клинке. И я, наконец, выползла на полянку, в намерении отражать дальнейшие атаки. Народ, справедливо попрятался, стараясь очутиться подальше от нас. Опять-таки, мало ли что... Подняв единственный клинок, я сообразила, что правой руке пустовато, что серьезно усложнило мне жизнь.
  Сорок стрел, от которых предстояло увернуться. Ларинааль напротив присел на одно колено, стрелы под рукой, он готов к тренировке. Натягивает лук. И тут такое началось.
  Я вертелась во все стороны, не успевая за Ларинаалем, он действовал быстрее меня. Если ему надо было вложить стрелу, натянуть лук, и выстрелить, то мне надо было рассчитать траекторию, поставить блок, или, встретив в полете, поймать ее, или, на худой конец, увернуться; и продумать все это, выбрав наиболее подходящий вариант. Мне начало казаться, что он повсюду, я уже не видела Ларинааля, выделяя лишь сами стрелы, которые сами по себе не особо приметливы.
  Первые три я успешно отбила клинком, попутно в голове мелькнула мысль, насчет царапин, стрелы-то не мягкие, а клинок жалко. Дальнейшие три я попыталась словить на подлете. Успешно. От остальных я просто уходила, понимая, что отбивать их слишком медленно, т.к. Ларинааль медленно, но верно ускорялся. Теперь я носилась по поляне, вихляя во все стороны, пытаясь не нарваться на стрелу. Изредка поднимала клинок или свободную руку и встречала столь недружелюбные стрелы.
  Одна все-таки задела меня, и это я посчитала поражением. Стрела, от которой я не успела увернуться, процарапала щеку и чуть не отодрала кусок уха. Ну... Ларинааль... Удружил! Говорила же, не целься в голову.
  Говорила же, тренироваться больше надо, язвительно начал было наглый внутренний голосок. Но я его заставила помолчать, все-таки стрелы еще не закончились, по моим подсчетом осталось около семи штук. Так и есть, от двух я уклонилась, оставшиеся, одну за другой, не сходя с места, отбила клинком. Ямик, до того времени довольно ухмыляющийся, переменился в лице, подскочил ко мне, некоторое время постоял, рассматривая меня и ехидно улыбаясь. Я, поморщившись, вытерла кровь с лица тыльной стороной руки.
  - Значит это реально, поцарапать тебя... - Довольно сказал он. Я проигнорировала нахальное замечание моего 'учителя'
  - Жива? - Спросил Ларинааль, подходя ко мне, по ходу собирая упавшие стрелы.
  - Относительно... - Я скорчила жутковатую рожу, ткнула пальцем в щеку, - Тут какой-то эльф обещал не целиться в голову... - Напомнила я.
  - Нечего было вертеться. - Ухмыльнулся наглец.
  Нам всем досталось от Кейлана, который уже заколебался лечить мои царапины. Хотя, что тут лечить, сами вполне заживут. Кейлан рвал и метал, обвиняя в первую очередь Ямика, который устроил весь этот балаган. Может со стороны на это и весело смотреть, но я не слишком уютно чувствую себя под градом стрел. Особенно, когда стрелы не чьи нибудь, а остроглазого эльфа. Меня Кейлан обвинил в безвольности (я мысленно посмеялась), т.к. я соглашаюсь быть подопытным кроликом в экспериментах бессердечного Ямика. Ларинаалю же досталось за то, что тот подчинился прихотям этих садистов-идиотов. Идиоты, это надо полагать мы, отчего Ямик и я вполне справедливо оскорбились и попробовали заехать Кейлану по физиономии. Получилось нечто относительное. Кейлан обозлился, сказав, что больше не будет лечить меня, я злорадно рассмеялась в ответ. Как же, не будет он. Как только ранят меня, обеспокоенный, сам же первым подбежит ко мне. Тьфу... тьфу... Лучше не надо такого счастья на мою голову.
  Пообедав сухарями, костер разводить побоялись, опасаясь дыма, мы сели подумать. Немного посовещавшись с Ямиком, мы пришли к выводу, Ларинааль идет с нами. Ларинааль один из бесшумных существ в нашем отряде. Природа его любит, выдавать не станет, да и думаю, его столетний опыт должен сказываться... Не первый раз же на врагов идет. На самом деле, все было проще. При обнаружении, мы не сможем отбиться. Ямик категорически отказался брать с собой арбалет, заявив, что технике не доверяет и тащить его с собой не намерен. Если же нас засекут с дальнего расстояния, а атаковать будет нечем... Мои ножи и звезды, хоть и хороши, но дальше пятнадцати (максимум двадцать) метров не улетят. А стрелы другое дело. А кто у нас лучше всех в отряде владеет луком, и доказал это еще с утра? Ларинааль, естественно... Он, после долгих раздумий, согласился. Еще не лишним будет кого-нибудь из магов прихватить... Но нет, три человека уже перебор, а из магов, кроме Энэя, никто тихо ходить так и не научился. Не талантливый народ, не хотят научиться подкрадываться к упырям со спины и глушить тех заклинанием в затылок... Порешив, мы сошлись на том, что нас прикроют куполом. Я уж испугалась было, не дай Созидатель, Аилла будет купол выставлять, но меня успокоили, сказав, что за волшебу возьмется Энэй. С этим я согласилась, посчитав Энэя нормальным созидателем заклинаний маскировки. Хотя, как только отойдем, раскрою свой, отдельный купол. Нечего доверять всем подряд.
  Кошак развернул оказавшуюся в наличие карту и мы, едва не стукнувшись лбами, наклонились над ней.
  - Свет загораживаете. - Недовольно проговорил Кошак, отодвигая наши лбы подальше. - Так. Смотрите, запоминайте. Мне Энэй примерно объяснил, это здесь. - Имея ввиду некромантов Кошак ткнул пальцем в небольшие нарисованные горы. - Мы здесь. - Он показал на небольшой лесок, недалеко от гор. - Пришли от сюда, - палец переместился на Белые Лощины.
  - Нам надо идти в скалы? - Недовольно спросил Ямик.
  - Ну. - Подтвердил Кошак.
  - А снаряжение? Мы же там целый день пробираться будем, потом обратно еще... Может в обход?
  - Слишком много времени уйдет. Здесь же, скалы не высокие, там даже парочка перевалов есть, карабкаться вполне можно, нужны лишь некие навыки. - Прикинул Кошак.
  - Почему ты так уверен, что мы все запросто пройдем через скалы? Или среди нас случайно затерялся альпинист-любитель?
  - Целое общество альпинистов. - Хмуро кивнула я на слова Ямика. Но мне-то грех жаловаться.
  - А магов через два дня как поведем? - Припомнил Ларинааль. Если мы и представляли из себя альпинистское общество, маги до него серьезно не дотягивали.
  - А вы идите, не беспокойтесь, мы подумаем. - Райнен засунул свою голову не очень удачно: между мной и Ямиком; отчего я обернувшись, 'случайно' заехала ему локтем в нос. Его башка моментально исчезла из наших плотных рядов.
  - Еще снег. - Напомнил Ямик, показав мне кулак, намекая, что не очень хорошо бить могучих магов по морде. - Если здесь, на земле уже прохладно... Там на скалах снег лежит.
  - Белеют горы. - Нахмурившись, сказал Ларинааль, отходя от карты, может, мне показалось, или он не слишком доволен тем, что ему поручили столь торжественную и опасную миссию.
  - Ладненько. - Я отпрянула от карты. - Может все-таки взять Энэя? - спросила я.
  - Лучше всех сразу провести? - Ехидно спросил Шин. Недоволен, поскольку никакого стоящего решения мы не нашли.
  - Нет. - Я покачала головой. - Ладно. Собираемся.
  Собирались быстро, но основательно. Мы намеревались вернуться на следующий день, вечером. Поэтому все ненужные веши были с уверенностью отброшены в сторону. Провизии брали самую малость, пара лепешек по карманам, фляга с водой. Налегли больше на снаряжение: веревки и канаты. Я обернула вокруг пояса несколько метров веревки, и с особой тщательностью проверила ножички и звездочки.
  - Завещание написала? - Язвительно поинтересовался Райнен сбоку. - Оставь мне коняшку... - Проследив за его резковатыми движениями, я не сдержала себя; метательная звезда сорвалась с пальцев - стремительный полет и она глубоко засела в дереве, воткнувшись над головой Райнена. Тот поджал, было плечи, слегка поднял руки в намерении построить защитный блок. Не успел. А сейчас - поздно.
  - Райнен, солнышко... Уж ради тебя я точно вернусь обратно.
  - Юна... - Неожиданно позвал Энэй. - Слушай, - Он подошел к Райнену и выдернул торчащую у него над макушкой звезду, - не хочу я вас отпускать одних. Беспокоюсь за вас. Ты... - Он замялся, - может, попросишь за меня Ямика. Он тебя вроде слушает.
  Я рассмеялась, надо же, со стороны кажется, будто он меня слушается. Вопрос, кто кого слушается. Нравилась мне идея Энэя, что бы не говорил там Шин. Поэтому, недолго думая, подхватив вышеупомянутого под ручку, я пошлепала к Ямику.
  - Ямик! - Торжественно начала я. - У нас прибавление в разведочном полку.
  - Это он, что ли? - Неуверенно спросил Ямик.
  - А кто еще? - Я повертела головой, надеясь отыскать предполагаемых претендентов на выполнение задания. Никого не нашла.
  - Не худший вариант. - Усмехнулся Ямик. - Даже лучший. Уж Райнену бы точно рот затыкать пришлось бы. Да и на себе тащить, дабы звуков не издавал. - Понижая голос, мрачно сказал он. - Ладно. Я согласен. Ты ручаешься за него. - Это сказано мне.
  - Хорошо. - Кивнул Энэй.
  - Темп будем выдерживать постоянный, сильно отдыхать не придется, имей ввиду, скорость разовьем приличную. - Начал устрашать мага Ямик. - По скалам карабкаться умеешь? - Он уверенно продолжал перечислять все прелести предстоящей разведки, ничуть не беспокоясь о производимом на Энэя впечатлении.
  - Почти. Но я научусь. Я обещаю. - Энэй заулыбался. Хороший человек, толковый маг из него выйдет. Умный главное. И талантливый.
  Энэй с нами. У меня от сердца отлегло, как никак еще один маг нам не помешает. Если я не совсем уверенна в своих не до конца восстановившихся способностях, то на Энэя я вполне полагаюсь.
  Юноран.
  Да.
  Вы уходите?
  Да. Не надо с нами идти.
  Может...
  Там, в горах твой дом. Я правильно понимаю?
  Да.
  Я не хочу подвергать тебя повторной опасности. Мне не нужно, чтобы ты оказалась в небе. Ты... слишком заметная.
  Ладно. Я буду здесь.
  
  
  Мы выдвинулись через час. Минимум вещей, все самое необходимое, так, чтобы можно было идти не сгибаясь под тяжестью поклажи. Мы с ходу набрали максимальную скорость, такую, что протащившись приличное расстояние мы не устали бы, а просто включились в работу. У меня второе дыхание открылось моментально, я почти не уставала. Хуже всех пришлось Энэю, который явно не начинал свое каждое утро с пробежки вокруг дома. Но держался он вполне достойно, и уже примерно через час тоже вошел в ритм и шел на равнее с нами, немного задыхаясь и изредка матеря Ямика. Тот, в свою очередь, ухмылялся, но рта не открывал, пер вперед.
  К подножью скалы мы подошли через три часа, только тогда позволили себе сделать небольшой перерыв. Собственно, перерыв был сделан исключительно для Энэя, мы же даже не запыхались, разве что вспотели слегка. Заодно и решили, как лучше начать подъем.
  - Энэй, может, купол наколдуешь? - внезапно спросил, Ларинааль. - Они уже недалеко вроде, по ту сторону, засекут - худо будет.
  - Без проблем, - спокойно сказал Энэй, закатывая рукава. - Подождите минут пять. - Он быстренько начертал на земле защитные знаки и приготовился наполнять их силой.
  - Стой. - Резко остановил его Ямик.
  - Что? - Энэй поднял голову от начертанных рун.
  - Не надо пеленать нас одной целой группой.
  - Что? - Не понял Энэй.
  - Говорю, не надо нас всех в одну связку затягивать, нас и так в двое больше чем надо... Такое большое количество рун, нас быстро засекут. - Что ж, аргумент вполне оправдан.
  - Энэй, стирай две руны. - Прикинув последствия, просто сказала я. Что сейчас произойдет... Интересно, кто меня больше всех ругать будет?
  - Зачем? Я просто изменю, и силу чуть по иному направлю. Они будут по разному смотреться. - Я его не послушала, присев на корточки шустренько стерла две руны. Энэй попробовал возмутиться, но тут же заткнулся, увидев, что я чуть поодаль черчу свои защитные руны.
  - Юн... - Задумчиво протянул он. - Это то, о чем я думаю?
  - Энэй, к мозгам твоим, вооруженная телепатией, я прорываться не собираюсь. - Я ухмыльнулась, и опять уткнулась носом в свои знаки. - Если ты хочешь что-то сказать, будь добр, выражайся яснее.
  - Ты... - Он не докончил, т.к. я начала колдовать, а точнее, просто вкладывать в руну силу и накидывать получившееся вокруг себя и Ямика.
  - Ты на Ларинааля купол поставишь? - спросила я Энэя, который пытался подтянуть упавшую челюсть.
  - Ага. - Обалдевши, отозвался он. После такого только и колдуй. У народа глаза из орбит выкатываются и челюсти падают в район коленок.
  Едва мы закончили с куполами, Ямик нещадно погнал нас дальше. Только на этот раз помедленнее, и по аккуратнее. Здесь, лед и снег стали ощутимее, появились опасные участки, оступившись можно было запросто съехать к черту на куличики и сложить головушки. А головы у нас, как известно, многострадальные.
  Вел, то бишь прокладывал тропу, Ямик, за ним легким шагами, оставляя на снеге едва заметные следы, бежал Ларинааль. За ним, бормоча проклятия, не известно, в чей адрес, шел Энэй. Закрывала цепочку я. Через час подъема Ямик уступил мне первенство, сам же ушел в хвост. Я старалась просчитать наикратчайший путь, шла чуть медленнее Ямика, зато не делала лишних петель, пыталась идти напрямик.
  С наступлением темноты дело пошло сложнее.
  Энэй начал оступаться, то и дело чуть не падая на пятую точку. Пришлось слегка сбавить темп, а там и вовсе, остановиться. Перед нами возвышалась отвесная скала, на которую надо было любым образом вскарабкаться. Мы-то ладно, всевозможные выступы были нам заметны, благо, зрение позволяет, но Энэй... Ему сложновато было. Решили подождать, пока он себе наколдует ночное зрение. Подождали, наколдовал.
  - Юн, ты как, - вопросительно глянул Энэй. - все видишь? Тебе зрение не подправить?
  Правильно заметил.
  - Нет. Я все прекрасно вижу. - Я сделала небольшую паузу. - Я того... Не человек, в смысле.
  Челюсть Энэя в очередной раз отвисла, и подниматься на прежнее место ни коим образом не собиралась. Я хмыкнула и, оставив его переваривать новость, подошла к Ямику.
  - Он не взберется. - Сказала я, имея в виду Энэя.
  - Он же настроил зрение. - Возразил Ямик. - Как нибудь взберется.
  - И что? - Недовольно поинтересовалась я. - Ты же не думаешь что он от этого станет лучше карабкаться? - неуверенно продолжала расспрашивать я.
  - Нет. - Он не возражает. Спокойно подтверждает. - Посмотрим. Если совсем паршиво будет... Ладно, забудь.
  - Без проблем. - Кивнула я, отходя от него. У меня была идея. Превратиться в Лангора, перетащить Энэя. Я не думаю, что с Ямиком и Ларинаалем проблемы будут. Насколько я поняла, скалолазы они отменные. А если Энэй сам попробует выкарабкаться... Ему вообще цены не будет.
  Отдохнув еще немного, мы начинаем подъем. На этот раз ведущим становиться Ларинааль, взяв на себя ответственность пробивать наиболее удобный путь наверх. Идет он не плохо, мы вполне довольны его прохождением, лидерство перенять никто не собирался. НО Энэй... Может зря я уговорила Ямика взять его с нами? Нет, он не замедляет наше перемещение, просто он прет как мамонт, упорно двигаясь вперед. В магии ему цены нет с его упорством. Но у нас то наклон на физические кондиции. А они у него не самые лучшие.
  Горько вздыхаю. Ямик подвязал к себе Энэя, тащит его буквально на себе, дабы тот не сверзнулся куда-нибудь далеко. Неудобно. Я разжимаю ладони. Благо, со мной никто не связан, шла(ползла) последней, я лечу вниз не рискуя опрокинуть кого-нибудь из нашей команды. Все-таки подняться мы успели на приличное расстояние, падение мое продолжается довольно долго. Спокойно. Все хорошо. Меняю ипостась. Рвется плащ. Жалко. Секунда, вторая, за спиной распахиваются два мощных крыла, которые моментально подхватывают поток воздуха. Мощный взмах, я стремительно набираю высоту. Когда я поравнялась с ними, Ямик уже успокоился и не вглядывался в мое лицо. Молча, одной рукой держась за скалу, другой он отвязал от себя конец веревки с Энэем. Я подчаливаю к последнему, предупреждающе, мол, не бойся сынок, гляжу на него. Все? Успокоился? Клыков и когтей не боишься?
  Получаю мысленный утверждающий ответ, и, подхватив его, взмываю выше, краем глаза отмечая, что Ларинааль с Ямиком продолжают подъем. Спокойно, уже без спешки, но все еще бодренько переставляя ноги и руки.
  - Жив? - Спрашиваю я ошарашенного Энэя. Ветер уносит слова, он едва слышит их.
  - Вполне. - Доноситься до меня его голос.
  Едва достигаем вершины, я снижаюсь. Легкое приземление, я встряхиваю руками, весит он прилично, не смотря на свою худобу.
  - Ты посиди тут, стишки посочиняй... - Советую я, делаю несколько шагов спиной вперед, теряю опору под ногами, камнем падаю вниз. Полет... Или падение? Падение. Я падаю, покорно сложив крылья за спиной. Раскрываю я их только тогда, когда настигаю Ларинааля. Замечаю, что Ямик успел нагнать эльфа в этом вертикальном марафоне и отдираю от скалы Ларинааля. Тот, дернувшись, безвольно повисает, заворожено глядя на наш полет. Его я скидываю на той же вершине, посоветовав им не скучать, лечу назад. Руки немного устали, переносить восьмидесяти килограммовых мужиков не так легко, как кажется. Но мы же привыкшие?
  Ямика я подхватываю моментально, не встречая с его стороны никакой реакции, ни восторга, ни испуга. Пустота и Свобода.
  - Руки не устали? - Язвительно спросил он, не взирая на впечатляющий пейзажик под нами. Нет. Он не доволен моим поведением и собой, за то, что разрешил мне превратиться. Но, не разрешить или запрещать мне он не в праве.
  - Нет. - Спокойно отвечаю я. - Могу еще человек двадцать перетаскать...
  - Жаль, что их нет.
  - Ты за двоих. - Ухмыляюсь я. Меня так и подмывает разжать руки, дать ему насладиться свободным падение. Но нет, он даже не испугается... Или?... Со словами ' Ты тяжелый!' я разжимаю руки. Ямик соскальзывает вниз, начинается падение. На мгновение он поднимает голову и изумленно смотрит на меня, но потом начинает быстро ориентироваться, пытается сменить направление полета, пытается прижаться к отвесной скале. Но я уже подхватываю его, встречаю некое недовольствие и сопротивление, устремляюсь вверх.
  - Щас еще уроню. - Уныло предупредила я.
  - Давай. - Он ухмыльнулся. - Мне понравилось.
  - Я отпускаю... - Начала я.
  - Самой-то не лень за мной гоняться? - Передумал Ямик, прикинув последствия обучающего курса 'падение в пустоту или я нечаянно уронила тебя'. Головная боль ему обеспечена.
  - Да нет, пока не надоело. Дальше - посмотрим.
  - Так может, проверим, какова граница твоей работоспособности?
  - А мне лень. - Нахально заявила я. И отпустила его на вершину. После чего, моментально получила в глаз. Точнее, я чуть увернулась, удар прошелся мимо, мазанув по многострадальной скуле, которую утром лечил Кейлан. Я попыталась ответить, ногой попробовав ударить в голень. Он машинально увернулся, чуть было не сверзнулся с края скалы, но замахав руками, удержался. На этом я его и подловила, сделав подсечку, от чего тот грохнулся на пятую точку в непосредственной близости от обрыва. Я, хихикнув, отскочила за спину Ларинааля, от греха подальше. Ямик переведя тело в вертикальное положение прищурившись поглядел на меня, затем махнул рукой, мол, ладно, че играться... Я охотно поддержала его намерения, вышла из-за спины Ларинааля. Тут он сделал стремительный рывок, а я даже не поняла, после чего оказалась на спине. Полежав немного, приходя в себя, чувствуя прущий наружу смех Ямика, который он старательно скрывал, я, закатив глаза, сама начала смеяться.
  Энэй недовольно покосился на нас, явно не понимая, из-за чего мы так разошлись и устроили цирк в нашем грандиозном исполнении. Ларинааль издав некое подобие смеха, отошел подальше, дав мне покататься по снежку без ограничений, изредка молотя по нему раскрытой ладонью. Крылья мешали кататься и валяться, поэтому я втянула их обратно, как и прочие прибамбасы в виде когтей и ушей.
  Ямик хмыкнул, подумав немного, протянул мне руку, за кою я ухватилась и поднялась со снега.
  - Продолжаем? - Спросил Энэй. Эта сторона спуска была хуже, чем та, по которой мы поднимались. Здесь половина выступов была заметена снегом, подозреваю что, под ним был не вполне дружелюбный скользкий лед.
  - Ага. Барабан на шею... - Пробормотала я. Не люблю спуски. Если подъем это нечто такое, где при падении ты сворачиваешь нос, но все же имеешь короткие мгновение, чтоб выставить руки; то спуск это когда волей не волей опора уходит из под ног и у тебя есть два варианта, проехаться на заде или на спине, стукаясь при этом головушкой об различные выступы. Мне, руки, в роле опоры нравятся гораздо больше, чем мой многострадальный зад. Именно по этой причине спуск мы начали крайне аккуратно, медленно переставляя ноги и руки, надеясь со временем войти в ритм. Энэй косо поглядывал на меня, намекая, почему бы мне не слетать до твердой опоры с грузом, то бишь его тощего тела. Я упорно отказывалась. Летать на этой стороне, не зная где некроманты, крайне опасно. А я не хочу рисковать.
  Выступ мы нашли через довольно долгое время, когда всем уже надоело ползать по скалам. Он был крайне не удобный, едва вмещал нас всех вместе взятых. А мы же не стоя спать будем... Да, мы наконец устроили привал с намерением немного поспать.
  Хотя, последнее исполнить удалось не совсем. Спали мы, сидя на корточках, в тесноте, прижимаясь к друг другу, ноги довольно быстро затекли. Едва небо побледнело, если бледнением можно назвать еле заметное смена тона, Ямик раскачал нас. Мы поднялись, разминая ноги, недовольно бурча каждый что-то себе под нос.
  - Тишина. - Резко сказал Энэй, прислушавшись.
  - Покой. - Язвительно хмыкнул Ямик.
  - И мертвые с косами стоят... - Сложив руки на груди и закатив глаза, сказала я. Энэй поперхнулся, Ямик зашатался от хохота, грозя скинуть нас всех с выступа вниз, Ларинааль же расстроено посмотрел на меня.
  - Сущая правда, между прочим. - Кивнул он.
  - Где? - Я с любопытством высунула нос. Я-то пошутила, а Ларинааль? Да нет, вроде никого пока с косами не наблюдается. Может в дальнейшем?
  - Этого еще не хватало, - словно прочитав мои мысли, возразил Ямик, пытаясь сместиться к 'выходу'.
  - Продолжаем? - Спросил Энэй.
  - Почему бы и нет? - Я, протиснувшись между ними, наглым образом оттеснив при этом Ямика, первая вылезла на скалу и начала относительно бодро спускаться вниз. Конечно, можно было бы поесть... Но кто меня спрашивает-то? Ладно, опустимся на землю, буду упрямо настаивать на своем. Не дадут поесть, забастовку устрою.
  - Юна, не торопись. - Попросил сверху Ямик. Видимо, я так увлеклась идеями общественных лозунгов для забастовок, не заметила, что Энэй слегка не успевает. Пришлось делать небольшую паузу.
  Дома, вокруг ЗельЛана, много гор и скал, но там я летала. Карабкалась по ним я крайне редко, по заданиям Школы, когда им приспичит. Но, общие знания у меня все-таки были. Здесь, конечно, не удобно, лед, цепляться замерзшими руками. Руки соскальзывают, опору под ногами вообще не видно. Хорошо, лед не везде. В некоторых участках есть вполне гостеприимные места из камней. Именно по ним я старалась проложить путь, спускаться так гораздо легче.
  На меня неожиданно посыпались осколки льда от чего я изумленно подняла голову. Энэй, болтающийся под Ямиком, последний, цепляющийся одной рукой за небольшой выступ и пытающийся подтянуться. Ларинааль был довольно далеко, он продолжал свой спуск сбоку, я же была прямо под ними. До Энэя было расстояние в пару локтей, его я благополучно преодолела, надеясь, что никто не сорвется. Нашего незадачливого мага я подхватила, и буквально силой поставила его ногу на небольшой выступ, намертво прицепила его пальцы к кучке снежка. Он еле прижался к скале, обнимаясь с ней; я же, пока он не заметил, отматывала от его пояса веревку, дабы дать Ямику возможность свободно действовать. Тот быстренько подтянулся, нашел опору, и уже через пару секунд продолжил спуск. Добравшись до нас, он вопросительно гляну на меня.
  - У него руки замерзли. - Отмазала я Энэя. - На кой черт ты пустил его над собой, почему бы ему не спускаться впереди тебя!?! - Накинулась я на Ямика. Я права, но и он в какой-то степени был прав.
  - Я дорогу прокладывал. - Немедленно оправдался Ямик.
  - Из-за него ты чуть не слетел... Если бы он шел снизу, ты бы даже не шелохнулся, просто подтянул бы его, а тут вес его тела снес тебя! - Продолжала кричать я.
  - Юна... - Подал голос Энэй.
  - Всё, заткнулись, поползли дальше. - Проворчала я себе под нос, и быстро продолжила спуск.
  - Юна. - Тон, коим он сказал это, остановил меня. Я, осознавая свою вину, подняла голову. - У него пальцы не шевелятся. - Он даже не глядел на меня. Почему я себя виноватой чувствую? - Он дальше не сможет.
  - А я-то что? - Свинство, конечно. Я прошептала это, не надеясь, что Ямик услышит. Услышал.
  - Ты, просила взять его с собой, не будучи уверенной, в своих магических силах, ты испугалась, что не сможешь, если что, постоять за себя. Он шел с нами в качестве поддержки, в качестве резерва. Ты, именно ты, притащила его с собой. Ты виновата в том, что он сейчас висит здесь, не в состоянии пошевелить пальцем. Ты, когда брала его, должна была рассчитать, при любом раскладе, при непредвиденных обстоятельствах, что тебе придется помогать ему. Ты не ручалась ни за Ларинааля, ни за меня. Ты ответственна только за него, поскольку именно ты потянула его в эту разведку. Вот теперь и выкручивайся. - Ледяной голос Ямика непривычно колол слух.
  - И не надо оправдываться. - Напомнил он.
  - Ладно.
  - Не надо.
  - Я же сказала, ладно.
  - Ты - ответственная за жизнь этого беспомощного мага.
  - Я знаю.
  - И?..
  - Я не оставлю его. - Приличным, даже по меркам Лангоров, прыжком, я преодолела расстояние отделяющее нас. Еле как отцепив сумку, я сбросила ее вниз, стараясь, чтоб она ни за что не зацепилась. Ничего с ней не станется, полежит, никто не возьмет. - Хватайся за шею. - Кивнула я Энэю. Он в нерешительности, еле отцепившись ото льда, перекочевал мне на шею. - Ты того... не задуши, ладно. - Неуверенно попросила я.
  - Я попробую. - Так же неуверенно ответил Энэй.
  Мало ли что, задушит ведь... Я осторожно начала передвигать руками и ногами, в надежде, что дотащу его до твердой опоры.
  - Ямик. - Позвала, через некоторое время.
  - Да... - Отозвался он.
  - Я не должна была перекладывать на тебя ответственность.
  - Я рад, что до тебя это дошло. - Ехидно отозвался он, не отвлекаясь от скалы. - Вроде уже большая девочка, должна понимать, что к чему, ведешь себя как безответственный ребенок.
  - Ага. - Уныло поддакнула я. Стандартная песня, кою взрослые поют нашалившим детям.
  - Юнка, я не зануда, тебя учить не собираюсь, - возразил Ямик. - Тебе сколько лет?
  - Неприлично спрашивать возраст. - Начала, было, я голосом женщины в годах, надеясь отмазаться от него. Не получилось.
  - Так сколько? - Переспросил Ямик.
  - Ээээ... - Я задумчиво раскрыла рот, думая, что лучше сделать, соврать или сказать правду?
  - Правду говори. - Нет, он что, мысли читает...
  - Энэй, может, ты покрепче будешь держаться. - Надеюсь, он не свалиться, - Шестьдесят пять. - Ну, округлила немного.
  - Мало. Что я от тебя ожидал-то? - В отличие от Энэя, который чуть не задушил меня, Ямик вполне спокойно продолжал передвигаться. Мы уже выяснили, что ему сто семьдесят с хвостиком? Я обиделась, честно.
  - На себя посмотри, сам-то не дедушка-мудрец.
  - Надеюсь им стать. - Кивнул Ямик.
  - Лет через пятьсот? - С надеждой спросила я. Между нами не такая уж и большая разница, чтобы он говорил обо мне как о малолетке. Всего-то сто лет. Для меня, и тем более для него, это не срок.
  - А если меньше? - Продолжал он
  - А что, звание мудреца дается так рано? - Нагло поинтересовалась я.
  Недружелюбно переругиваясь, мы достигли земли, причем Ларинааль, неотягощенный ни беседами со мной, ни грузом в виде Энэя, уже давно сидел на камушке и поглощал еду. Из моей, разумеется, брошенной сумки. Возмутившись, я заглянула в сумку, надеясь, что там хоть что-то осталось. Нет, вычистил. Тоже голодал. Только он сейчас сытый и довольный, а я как всегда голодный и почти мертвый.
  - Он же тебе добро сделал, теперь сумка стала в два раза легче. - Буркнул сидящий тут же Ямик. Он спустился на минуту раньше меня и успел приложить руку к поглощению моей еды.
  - Так может, я тоже доброе дело сделаю, - с надеждой спросила я, ища взглядом сумку Ямика. Не знаю почему, но мстить хотелось именно ему. Ларинааль тут был абсолютно не причем.
  - Если вы настаиваете... - Мертвым голосом проговорил Ямик, с сожалением провожая взглядом сумку, которая с завидной скорость скрылась в наших с Энэем руках.
  
  
  Глава 9. Бесперспективный бесперспективняк.
  
  
  - Ямик, а ты в курсе, что остальные маги здесь не пройдут? - Довела я до них очередную гениальную мысль.
  - Здесь - это где, - Спросил субъект моего недовольства. - Вот это конкретное место или те скалы, кои мы преодолели с завидной легкостью?
  - Разумеется те замечательные, белоснежные, живописные, скользкие, пакостные скалы, кои мы преодолели с минимальными потерями. - Настаивала на своем я.
  - Молчать! - Резко сказал Ямик, прислушиваясь к чему-то. - Магии вокруг полно.
  - ... - Я немедленно заткнулась, и настороженно замерла. Секунду постояв, прислушиваясь к себя, я мысленно выматерилась. Мать...
  - Портал раскрывают. - Буркнул Ямик. Опережая меня.
  В следующую секунду до меня дошло. Ямик - маг, .... Мне продолжать? Да, это его ауру я засекла тогда, на постоялом дворе. Мать... Я, обнаружила этот портал, после неких раздумий, Ямик же засек его моментально, без подсказок... и... вспоминая некоторые ситуации... Телепат??? Убью гада, когда нибудь. Если смогу.
  Ямик с удивлением обернулся и посмотрел на меня.
  - Слабо. - Уверенно сказал Ямик, глядя мне в глаза. - Чего встали, быстрее! - Заорал он неожиданно. - Уйдут, потом еще неделю искать будем. Они уже его прикрыли всевозможными заклинаниями. - Он сорвался с места, развивая прямо-таки фантастическую скорость. Я поспешила за ним.
  Мы будем биться? - Неуверенно спросила я Ямика мысленно.
  Естественно. - Моментально откликнулся он.
  Мы не выстоим.
  Не отвлекай.
  Что?
  Портал. Свой портал создадим. Я вытащу остальных. Мощи будет предостаточно. Пробьемся.
  Мы буквально вылетели на небольшую заледенелую поляну, слава Созидателю, у меня хватило ума, создать щит перед этим. Едва мы появились в их поле зрения, вокруг вырос пресс, старательно выталкивающий нас. Пытающийся. Не смотря на наше малое количество, пробить и разметать нас было не так просто. Энэй, с ходу образовал небольшую брешь в прессе. Я, нырнула в эту дыру, мысленно приказав Ямику выстраивать портал, и приняла на себя первый удар. Скажу, это был не просто удар, ударище. Некроманты, после немедленного перерасчета их оказалось семь штук, вложили в свою первую атаку чуть ли не четверть силы, собранную для портала на дальние расстояния. А это, поверьте, не мало. Я, упиралась изо всех сил, меня обладало жаром от огромного пульсара. Щит рассыпался на кусочки, я едва удерживала его, понимая, что продержусь еще максимум три секунды.
  Раз.
  Мне плохо, Энэй чуть в стороне, на него идет обильная атака. Двое из некромантов упорно давили на него. Он стоял, пока... Надо сказать, они действовали быстро и слажено, колдовали не каждый свое, а все вместе. Это может быть серьезной проблемой, о которой мы ранее не подумали...
  Два.
  Энэй падает на колени. Сделав над собой усилие, я отдираю от щита клок и швыряю им в тех двоих, противников Энэя. Те изумленно оглядываются, переключают силу на меня. Ямик. Быстрее.
  Сейчас.
  Три.
  Все. Я решаюсь, отшвыриваю оставшееся от щита, пропускаю через себя потоки чужой силы. Трудно. Создание улетает, я стараюсь переварить энергию и пропустить через себя. Съесть ее. Не получается! Она сильнее. Ямик!!! Ее больше. И она сильнее.
  Сзади полыхнуло, я почувствовала, как меня буквально выпихивают из-под потоков. Не удержавшись на ногах я упала на снег.
  Жива?
  А что, не заметно!?!.. Водички не найдется?
  Отвали.
  Фу, как грубо...
  А между тем, над моей головой разворачивалась настоящая битва. Во первых, прибыли Аилла, Кейлан, Шин и Райнен. Остальных Ямик не вытащил. Да вот, сам стоит недалеко от меня, колдует. Во вторых, все оказалось не так уж и плохо.
  Я, наконец, соизволила поднять голову со снега. Начинаем. Два плавных движения, я на ногах. Меня сильно пошатнуло, но я устояла и потянула ножи из кастетов. Попробуем?
  - Будь ты проклят. - Прошептала я, поднося лезвия к губам. Плавный замах из-за головы, руки разгибаются, кисти останавливаются, безошибочно показывая направление, ножи соскальзывают с пальцев. Вращаясь в воздухе они летят к некроманту. Несмотря на то, что на нем многослойная защита, ножи пробивают ее, заставляя некроманта отвлечься. Заклинание прерывается, все рушится, он явно в недоумении, отчего схлопотал два ножа в грудь. Аилла, пользуясь его замешкой, сметает его потоком. Чистая сила, потоки энергии. Наши, в отличии от некромантов, не колдуют, не тратя времени на заклинания, атакуя силой. Те же пытаются выплетать хоть какие-то связки заклинаний. Вполне успешно, кстати.
  Шин единственный из нас выплетал небольшие, короткие, но эффектные заклинания. Я же с увлечением заговаривала звездочки и ножики. Спокойно так, пока на меня внимания не обратили. Где?
  Но... Не поняла.
  Юна! Шевелись. - Ямик приказывает.
  Куда? Я не чувствую направления!!!
  Я лихорадочно заметалась, Ямик чтоб его..., нет бы нормально объяснить.
  Портал. Я бросилась влево, в намерении отыскать того, не участвующего в битве некроманта. Ну, солнышко, ты где? Кыс-кыс-кыс. Идиотизм...
  Где? Где?
  Дальше. Откликнулся, наконец, Ямик.
  Я воодушевленная, кинулась 'дальше'. И где? Наткнулась на пентаграмму не скоро, едва заметив легкое свечение, бросилась на нее, я катастрофически не успевала. Пришлось превращаться. Машинально, делая прыжок, приземляясь на пентаграмму, я выпустила крылья и ощетинила клинки. Мага, я естественно не достала, но по какому-то недоразумению попала в портал.
  Юнка. Донеслось до меня.
  Пока. Скоро вернусь. Не скучайте.
  Вывалилась я из портала крайне неприятно. Такое ощущение, как будто меня пропустили через мясорубку, а потом наспех собрали кусочки вместе. Поэтому не люблю порталы и стараюсь по возможности ими не пользоваться.
  Едва успев сгруппироваться, я свалилась на мостовую. Недалеко от объеденного черепа. Понятно, Белые Лощины.
  - Ау! - Сдуру заорала я, поднимая голову с камней. - Есть кто живой? - Нет, определенно, битва не пошла мне на пользу. Может сразу, белый флажок в руки и вперед?
  - Чего орешь? - Ура! Откликнулись! Из-за угла ближайшего дома выглянул некий человек в потрепанной одежде. - О, какой экземпляр! - ухмыльнулся он, глядя на мои крылья.
  - Здрасти! - Весело буркнула я, даже не пытаясь подняться с мостовой. - Вы че тут потеряли?
  - А ты? - Недовольно отозвался маг.
  - Дави ее уже, надоела. - Послышался голос со стороны.
  - Ээээ... Может не надо? - С надеждой спросила я.
  - Надо Федя, надо...
  - Какой Федя? - В недоумении распахнула я рот.
  - Да был один такой, несговорчивый и болтливый. - Вспомнил маг. - А теперь мертвый.
  - А последнее желание? - Забастовала я, заметив, как он начинает формировать заклинание.
  - Ну...
  - Что в этом городе? Почему вы направлялись к нему? Как науськивали зомби на конкретно этот город? Вам население совсем не жалко? Сколько вас было изначально? Сколько всего, за свою карьеру, вы оживили зомби? А вы знаете, что Лангоров, крайне мало, их убивать запрещено государем, мудрейшим, старейшим и так далее? - С этими словами я прыгнула на него. Жалко, конечно, не узнаю, что в городе такого интересного было...
  Увернуться он не успевал никак, я просто проткнула его насквозь клинками. Едва совершив задуманное, я отскочила, уходя из-под боевых заклинаний другого мага. Силен... На меня обрушилось нечто обширное, мощное, блокирующее. Попытавшись собрать в кулак оставшиеся крохи силы, я переборщила, потому что боль, сдерживаемая до сих пор, хлынула на меня. Не получилась, ладно. Авось не будут убивать меня в обмороке...
  
  
  По запястьям текла кровь. С перепугу я сразу распахнула глаза, даже не пытаясь анализировать ситуацию.
  - Все еще жива? - Послышался недовольный голос.
  - А як же? - Удивленно глянула я.
  - Так может сама помрешь? - С надеждой спросил мой собеседник.
  - Размечтался... - фыркнула я. - Я буду жить вечно. - С пафосом продолжила моя скромная персона.
  - А кровушка течет... - Напомнил он, не обратив внимания на мои слова. Хотя, следовало бы прислушаться.
  - И что? - Не поняла я.
  - Дык... - Растерялся он. - Скоро вся вытечет.
  - И?... - Поддакнула я, болезненно морщась. Попробовала принять сидячее положение: не смогла, спину и крылья моментально пронзила боль. Он что, на них прыгал, чечетку плясал? Нельзя же. Так, в столь юном возрасте можно лишиться самого сокровенного... Крыльев, то бишь.
  Некромант был молодым. Лет двадцати пяти, со светлыми, короткими волосами, ехидными зелеными глазами, которые смотрели прямо в душу. Отведя взгляд, я попыталась сосредоточиться на крови.
  Хватит, солнышко, у меня тебя и так мало осталось, не надо так бездарно себя тратить... Она подчинялась. Постепенно отступая, она прекращала струиться по запястьям - этот гад, вены мне порезал. Мало того, вместо того, что бы просто высыхать, она впитывалась обратно, как будто признавая, что растрачена она была зря. Я огляделась вокруг.
  Я сидела в луже крови, на дощатом полу, передо мной, боком к окну, стоял некромант, который с сомнением разглядывал что-то. За окном было темно, зато перед магом стоял, точнее, висел, небольшой светлячок, освещая комнату.
  - Эй... - Позвала я.
  Он обернулся, и застыл с открытым ртом. Что, удивлен? Я мысленно посмеялась и поаплодировала себе. Ну да, ожидал увидеть еще тепленький труп, а тут на тебе, вполне живая, еще и ухмыляется...
  - Так ты не умрешь? - Удивленно спросил он. У меня возникло настойчивое желание воспроизвести жуткий хохот... Только вот, с актерским мастерством у меня подкачало.
  - Некромант хренов! - Зло оскалилась я. - Вам лишь бы на трупы посмотреть, да оживить...
  - Профессия такая. - Спокойно объяснил он.
  Я подобралась, пытаясь принять более удобное положение. Прыгнуть, что ли? Нее... Сил не хватит.
  - А что это у тебя такое интересное? - Спросила я голосом любопытной семилетней девочки.
  - Да так, по мелочи.
  - Не артефакт, какой, утерянный, случайно? - Невинно поинтересовалась я.
  Он открыл рот, простоял так, минуты две, пытаясь сообразить...
  - А твои друзья мертвы, вроде. - Скучающим голосом вспоминала я. - Это ведь друзья были?
  - Да вроде... - Неуверенно вспомнил он, вертя в руках артефакт.
  - Ты левый что-ли? Они за тебя все сделали, отвлекли наше внимание на себя, а ты тут спокойно сидел, артефакт выковыривал из-под земли? Я правильно излагаю?
  - Относительно.
  - Один вопрос; когда мы проходили через Лощины, никаких следов порталов и магии, и уж тем более артефакта не было. Откуда взялся ты и откуда взялся он?
  - А сама не догадаешься? - язвительно спросил он.
  - Нет, мозги не пашут. - Отговорилась я. - Тебя как кличут, некромантик?
  - Имен не говорим, - отмахнулся он. Поставив артефакт на подоконник, и подняв руки, он сделал пару пассов, затем влепил в него силы. Я от неожиданности зажмурилась, но сразу же, побоявшись упустить самое интересное, распахнула глаза, и увидела как, артефакт в виде небольшой прозрачной бутылочки, полыхнул желтым огоньком.
   - А все-таки? - Настаивала я, не отводя взгляда от бутылочки. До меня постепенно дошло, что в бутылочке была кровь. Моя, вроде. - Кровушку мою ты на производственные нужды пустил? - недовольно спросила я.
  - А тебе-то что? Какая разница, все равно скоро умрешь...
  - Не поняла!
  - Тупая что-ли? - Он выразительно повертел пальцем у виска.
  - Нет, с какой стати мне умирать? - В ответ я показала ему язык, скорчив идиотскую рожу. Хе-хе. Более дебильной ситуации я еще не встречала.
  Представьте, картина маслом, на худой конец гуашью; город, с черепами костями и прочей дребеденью, посреди города непонятный полуразрушенный домик, из домика легкое свечение. Возле окна этого самого домика стоит маг, с пузырем в руке, и крутит пальцем у виска, щуря зеленые глаза смотрит на идиотское существо с помятыми крыльями. Это с крыльями, сидящее напротив, корчит в ответ физиономию, вокруг лужица крови, это сидит в ней, измазавшись покуда нельзя. И ухмыляется, точнее скалит клыки и прочие зубы. Зубастик.
  - Так что за артефакт? - Продолжала я настаивать, отвлекая некроманта от более важных дел.
  - Тьмы. - Ой, рассмешил. Пощекочи, посмеюсь.
  - А Свет где зарыт? - Вопросила я.
  - Света нет. - Ух... Какое у нас мировоззрение! С такими идеями как раз мертвых поднимать из могил. Впрочем, с профессией он не прогадал.
  - Объясни. - Потребовала я, располагаясь поудобнее.
  - Артефакт Тьмы, - банальное название, не так ли? - был создан Великим Некромантом Вэйнаном, и использован им в качестве дополнительного источника подчинения воли. Людей этот артефакт убивал, мертвых воскрешал, да и давал им способность мыслить, при этом тела наполнялись силой, кровь не требовалась для упокоения души. При желании можно было возвратить в мир одного из погибших предков, при этом они сохраняли вполне трезвую память и ум. Такое качество обнаружить у стандартных зомби довольно сложно, чаще встречаются ничего не смыслящие, без памяти, без умений. А представь, оживает погибший в бою, сильнейший маг и воин. При своих умениях. Для того, что бы создать сильнейшие войска потребуется столь мало времени. Стоит лишь знать, где захоронен тот или иной человек. Найти его, оживить и он встанет в твоих рядах.
  - А как насчет желаний погибшего, может он захочет продолжать покоиться? - Недоуменно спросила я.
  - В этом и была вся загвоздка. Именно эту задачу блестяще решил Великий Вэйнан. Он создал этот артефакт так, что связывал свои желания с мертвыми. Если он пожелал бы идти на юг, при этом пожелав мертвым того же, они бы пошли не раздумывая. Едва сознание отключалось от некроманта, связь прерывалась, но угнетение воли оставалось, мертвяк все так и шел к поставленной цели любыми путями, придумывая при этом свой путь, свои выходы.
  - Такие опыты проводились?
  - Да. Та война, которая была здесь, на западе... Бились люди с мертвяками. Мертвяки проиграли только из-за того, что Великий Вэйнан не осознал мощи созданного артефакта. Но битва была великая, на самом деле... пятнадцать тысяч людей и дюжина тысяч мертвяков, разумеется, бой был не равный, да еще на стороне людей выступили драконы. Умерли практически все, за исключением драконов, но все же выигравшими были признаны люди. Умер Вэйнан. Артефакт исчез.
  - Как вы нашли его?
  - Во первых, собралась команда из некромантов, мы пытались найти лучших и самых умелых, чем быстрее, тем лучше.
  - Цель? - Спросила я.
  - Цель, выставить против Государя небольшое войско, дабы доказать, что изгонять нас с земель не стоит.
  - Идиотизм. Некромантия как дисциплина изучается в академиях. Если бы вы не колдовали незаконно, никто бы не противоречил великим и ужасным некромантам. - Спокойно отозвалась я, затем приняв его точку зрения: - Простых зомби строить не пробовали?
  - Как ты это представляешь? Они разбредаются. Собирать в кучу всех, и подчинить всех, как делал это Вэйнан, у нас не получалось. А выставлять перед Государем одну тысячу мертвяков - это смешно.
  - Так почему же никто не смеялся, едва разъяренные зомби вошли в одну из первых деревень? Они просто смели деревню, и наглотавшись кровью, упокоились. Почему вы начали с деревень?
  - Мы искали. Удалось узнать, что захоронен артефакт под городом Запада. Где именно узнать не удалось.
  - Можно было поискать при живом населении. Зачем выселять всех на тот свет? Это бессмысленно. Только обратили на себя не нужное внимание, заставили Государя шевелиться...
  - Артефакт был зарыт под землю, - убито повторил некромант. - Далеко и неизвестно где. Какое нормальное население позволить копать у них под носом яму величиной в... ну, в общем обширную.
  - И сколько ты раскопал? - Поинтересовалась я.
  - Выгляни в окошко, узнаешь... - Вставать было лень, поэтому я поверила на слово.
  - Итак, ты нашел артефакт... Что ты будешь с ним делать, когда на твоей стороне никого не осталось? - Имея ввиду его друзей-некромантов.
  - Родители, у меня были родители.
  - Ты не подумал, что они, возможно, не захотят жить заново? - Согласна, жестоко.
  - Их убили по поручению Государя. - Холодно отрезал некромант.
  - А стоило ли ради этого артефакта и родителей истреблять мирное население? Стоили ли они тех жизней, кои вы загубили? Подумай. Ты поднимешь сейчас родителей, войско, друзей-некромантов, многих других полезных людей и что? Тебе оно нужно? Что ты будешь делать с этим могуществом, кое свалиться тебе на плечи? - Договорить я не успела, рядом ярко полыхнул портал, из которого вывалился Ямик. Леший...
  Тело машинально разогнулось, как пружина, кидаясь на некроманта, который возвел свою стеклянную бутылочку с моей кровью. За долги надо отвечать. Я отвечаю, Ямик. Я буквально спихнула с ног некроманта, подставляясь под удар, на меня выплеснулось все это чудо из бутылочки. Артефакт, чтоб его... Бутылка полыхнула, в глазах у меня резко потемнело, я тяжело рухнула на пол.
  
  
  - Слышь, хватит придуриваться. - Нагло заявил кто-то, пихнув меня в бок. Райнен. Убью гада. Голова раскалывалась, не давая пошевелиться, тело ломило жуткой болью. И это называется придуриваться? Конечно, я здесь просто так валяюсь, изображая мертвяка.
  - Может ее полечить? - Кейлан озадачено суетился рядом.
  - Нельзя. - Спокойно возразил Ямик. - У нее своя энергия, усиленная артефактом, тронешь, взорвется. - Объяснил, предельно ясно...
  - Круто. - Обалдев от такого заявления, откликнулся Райнен. Ууу... Издевается...
  - Давайте, сворачивайтесь уже. - Попросил Ямик. - Сейчас выступаете.
  Не поняла, почему выступаете?
  Они уходят.
  Привычно отозвался Ямик.
  Мы остаемся.
  Я открыла глаза.
  - Что значит, мы остаемся? - Спросила я хриплым голосом.
  - Ты себя в зеркало видела?
  - Нет, конечно. Почему они уходят?
  - Они и так задержались на неделю дольше. Они возвращаются к Государю. Я посижу с тобой, пока не станет лучше.
  - Сколько я без сознания?
  - Где-то около недели.
  - Почему так долго? - Я в недоумении.
  - В зеркало посмотри. - Опять посоветовал Ямик.
  - Тащи. - Охотно попросила я.
  Упс... Нет, зря он принес... Тут еще недельки три поваляться придется.
  
  
  Я прощалась с ребятами. Пожелала удачи Аилле и Кейлану, с последним мы увлеченно повспоминали скудное детство, Райнену пообещала зайти как-нибудь, от чего тот побледнел и заявил, мол, перебьюсь... Гариллу и Керему посоветовала дослужиться до высших чинов в Гвардии у Государя. Ларинаалю просто удачи, долговременной. Шина и Энэя попросила быть осторожными и не лазить без надобности по скалам. Кошаку и Артию найти свое место на любой земле. Дабы не слоняться попросту, без дела. Ямик же оставался, пока. Валяясь на кровати, я смотрела в окно, в спины моим друзьям, надеясь когда-нибудь встретить их снова.
  
  
  Ямик промаялся со мной еще около месяца. Последнюю неделю мы тренировались, но победить его мне так и не удалось. Из его рассказов я узнала, что я все-таки спасла его. Поскольку кровь была именно моя, артефакт признал во мне свою, Ямика бы просто размазало по стенке от такого 'подарочка'. В общем, он благодарит меня, за спасение его скромной личности. Что же дальше, некроманта уничтожили, я так и не узнала его имени.... Мне он понравился. Хороший человек, только не разумный. И Ямик это понял. Он сказал, что если бы некромант не напал первым, он бы не стал убивать его. Я ему поверила. У меня не было причин не верить ему. Хотя, если призадуматься, сколько он скрывал от меня правду... Но нет, я старалась верить ему.
  На память от некроманта у меня остались шрамы и ожоги, я ведь сиганула под огонек, без всякого щита. На левом виске волосы просто исчезли, и теперь в упор отказывались расти. Благо, только один бок остался лысым. Теперь я выглядела, мягко говоря, странновато. Мне было пофиг, честно говоря. Глаза почему-то выцвели, стали светлыми. Зрачки практически исчезли. Так, побочные эффекты. Появился небольшой ожог на многострадальной правой руке. Почему я не вставала с постели месяц? Тело просто отказывалось подчиняться мне. Оно не шевелилось, приходилось буквально усилием заставлять каждую мышцу работать. Этим делом я и занималась все это время.
  Клинки мне ввернул Ямик, в целости и сохранности. Этому я была действительно рада.
  
  
  Утро. Раннее. Еще никто из деревни не проснулся. А мы стоим.
  - Спасибо.
  - Не за что.
  - Я тебе все еще должна.
  - Ничего, переживу.
  - Уверен?
  - Да.
  Я стояла на небольшом дворе, вокруг лежал выпавший недавно снег. Я прощалась с ним, наверное, навсегда.
  - Пока.
  - Пока.
  Крылья распахнулись за спиной огромным темным пятном. Поймав поток воздуха, я взмыла в воздух.
  Пока.
  Пока.
  Благодаря зрению Лангора я в последнее мгновение заметила, как его зрачки изменились, превращаясь в вертикальные. Белоснежные глаза, с вертикальными черными зрачками. Незнакомые, но в то же время, смутно знакомые глаза. Я себе противоречу? Да. Я не знаю это существо.
  Пока, Ямик.
  Пока, Юна.
  
  
  Эпилог. Ждали?
  
  
  - Юноран Ла. - Удивленно глянул на меня боевой лангор.
  - Да. - Скрипя зубами, ответила я. Ну не смотри так на меня, да, я такая оборванная, в каких-то лохмотьях, лысина появилась...
  - Желаете...?
  - Желаю... - оскалилась я. - Да, я хочу увидеться с Правителем, с Дием, с Зинном и Сейхатом - если они здесь - с Тиссограном. - Ответила я, беря себя в руки.
  - Юноран. Прощу следовать за мной. - Я даже припомнила его имя, Оригор.
  Зал огромен. Посреди зала стоит пустующий трон. Правитель, где ты?
  - Юноран? - Изумленно послышалось сзади меня.
  - Кто же еще? - Я приподняла брови. - Тиссогран. Позволь узнать причину твоего, превосходящего моё, удивления.
  - Я не ожидал увидеть тебя здесь. - Величественно ответил Тиссогран. Видно, он и сам не понимал, как я держу себя в руках и не кидаюсь на него.
  - Аналогично. Я предполагаю, мои сводные браться Зинн и Сейхат сейчас не с тобой?
  - Правильно. Ты предала нас? - Продолжил Тиссогран.
  - Что??? - Тихо спросила я, не до конца осознавая услышанное. - Ты попутал, Тиссогран? Кто кого предал??? Причина, Тиссогран!?! Почему меня схватили там, в Немом Замке? Только не надо прикидываться ничего не знающим...
  - Мне нужно было место. Своих сыновей с мест я скинуть не мог. Ты была лучшей из всего рода Фарот. Но для всех ты - предательница...
  - Почему? - решила оскорбиться я. - Ты меня знаешь, Тиссогран... Я не предавала никого. Ты... - Я догадалась... - Твоя игра... На два фронта. Выставить меня предательницей. Я - предатель, ты - хороший. Но доказательств нет. Ни у меня, ни у тебя.
  - Ты ведь не сможешь убить меня, как и не убила Зинна и Сейхата. - Просто сказал он, решив что этим все объясняется.
  - Ты уверен? - Поинтересовалась я.
  - Нет. - Отказался он от своих размышлений.
  - Ты предатель, Тиссогран. Думаешь, мне нужно было это, руководить ЗельЛаном из-за спины Правителя? Неужели ты серьезно думаешь, что я хотела заниматься государственными делами в столь юном возрасте? Мне это не было нужно. Я не претендовала ни на что. Я восседала там только из-за того, что была лучшей в роду Фарот. Звание Боевого Лангора первой ступени, леший бы его побрал. Из-за этого мне пришлось уйти из ЗельЛана. Я пожертвовала ЗельЛаном. Зачем? Мне это не надо, не надо править, не надо руководить, не надо стоять стеной за свой пост. И уж тем более, уберегать его от родного мне человека. Ты думаешь, я бы не отдала тебе свое место, тебе, моему отчиму, который давно заслужил мое доверие, и заслужил право руководить ЗельЛаном? Тиссогран, я не понимаю тебя. Ты предал меня только ради этого? Предал людям? Людям, которые раньше считались моей семьей? За право?
  - Ты требуешь поединка? - Спросил Тиссогран, не пытаясь отрицать моих рассуждений.
  - Нет. Я ничего не требую.
  - Юна! - Звучный голос Мастера Денракка я узнала сразу.
  - Здравствуйте, Учитель. - Я поклонилась ему. Белоснежные волосы, темные, мудрые глаза. - Вам что-то потребовалось?
  - Предательница? - Денракк внимательно посмотрел в мои глаза... Я не знаю, как я отвечу... Не знаю...
  - Ему виднее. - Просто ответила я. Мне уже безразлично то, что я не смогу отсюда уйти, если признают мою вину.
  - Тиссогран, в чем ты обвиняешь Юноран Ла Вельхор Фарот? - Грозный голос пятьсот летнего Правителя раздался откуда-то сбоку.
  Дела совсем плохи...
  - В предательстве, Правитель...
  - Конкретнее, Тиссогран??
  - Она убила своих братьев - Зинна и Сейхата. - Молчание. Меня пристально разглядывают, не понимая сказанного Тиссограном. Ему верят, но мне не верят. Проблема. Что делать? Бежать!!!
  - Нет. - Уверенно возражаю я, поклоняясь Правителю. Я не буду мстить Тиссограну. Не буду. Не буду. Я сейчас сбегу, подальше... Вот только смогу ли я???
  - Ты уверенна? - Созидатель, какой глупый вопрос... Если бы его задал не Денракк, я дала тому лангору в глаз.
  - Да. - Рявкнула я, уже выходя из себя и решаясь. - Я, Юноран Ла Вельхор Фарот, Боевой Лангор Первой Ступени, лучший мастер рода Фарот, занимающая пост Помощника при левом плече Правителя ЗельЛана заявляю, что не убивала своих сводных братьев Зинна Гориттерон Фарот и Сейхата Гориттерон Фарот. На мне нет этого греха. С тем же успехом я могу объяснить причину своего четырехмесячного отсутствия предательством моего отчима, Тиссограна Гориттерон Фарот.
  В зале, в котором оказалась дюжина-другая лангоров, неожиданно повисла тишина. Казалось, я слышу их мысли... Глупая девчонка пытается оклеветать своего отчима. Но так ли это? Может, наоборот?
  Но меня не воспринимали... Тиссогран, будь он неладен, позаботился об этом раньше. Мне не верят.
  - Я не предавал. - Спокойным голосом говорит Тиссогран, ничуть не смутившись.
  - Юна... - Тихий голос Правителя решает все. - Ты понимаешь, что это карается. Ты не сможешь просто так уйти из дворца.
  - Моя вина не доказана. - Твердо возражаю я, не сдвинувшись с места и не предприняв попыток к побегу.
  - Юноран. - Денракк делает шаг вперед, чуть оттесняя Правителя. - Тебя не будут карать. - Поставил точку. Он - старейший. Ему возражать не посмеют... Не те еще времена... - Ты сейчас уйдешь из ЗельЛана. Уйдешь. - Твердо сказал он, заметив мою упавшую челюсть. - Никто не посмеет задержать тебя. Ты уйдешь, отказавшись от своего рода, от всей расы Лангор Ла. Никто, слышите, никто, не посмеет задержать ее. - Обращение к залу, решающее все. - Уходи, Юна. Считай это изгнанием. Считай это одолжением, сделанным в пользу моей лучшей ученицы. В память о Ночи.
  - Я, Юноран Ла Вельхор Фарот, дочь Ночи, отказываюсь от расы Лангор Ла. - Киваю я, подтверждая слова Денракка и разворачиваюсь в намерении уйти с гордо поднятой головой. На секунду затормаживаю. - Вы не правы... - Всё, это все что я хотела сказать. Предатель остался в ЗельЛане. Это еще отразится на всех вас в дальнейшем... Это будет моим пророчеством, не смотря на мои скромные познания в этой области. Пусть его никто и не слышит... Но я-то знаю истину...
  
  
  Никто не давал мне официального разрешения забрать вещи, но неужели кто-то посмеет противоречить опасной предательнице, которая убила своих братьев? Я - изгнанник и меня должны боятся. Мой дом небольшой. Я сидела на полу, ковыряясь в немногочисленных вещах, в намерении изъять все самое нужное. Но, сев перед ящиками, сундуками, я не устояла, перерыла их все. По щекам катись крупные горячие слезы. Я плакала впервые со смерти матери, хороня воспоминания.
  - Вранье. - Неожиданно повеселев, проговорила я.
  Это был учебник, коим я пользовалась еще в Школе. Пожелтевшие страницы, много текста. Иллюстрация была непонятная, корявая, но вполне узнаваемая. На ней был нарисован двуручный меч. Меч Ямика. Тот, который он носил с собой. Он дрался этим мечом.
  А под картинкой надпись:
  Меч сподвижника Ниршала, Халу. Передавался по наследству.
  Халу - Первый Правитель Северной Расы Лангор Кор. Сторонник Драконов.
  
  Продолжение следует.
  11.04.06.
  Г. Челябинск
Оценка: 5.90*14  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"