Аслаева Асия Ильдаровна: другие произведения.

Обычный день художников.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Идиотизм. Так мы живем. Весело, не как другие. Когда как. Если интересно, прочитайте.


   Один день недоделанных художников-оформителей. То бишь нас.
   P.S. Все персонажи реальны.
  
   Спать охота...
   - Дед, ну я встала. - Сонно бормочу я. И опять отпускаю голову на подушку.
   Через пять минут.
   - Ася, вставай. - Повторный стук в дверь.
   - Дед... - Я поднимаю голову с подушки, тянусь к жутко орущему телефону, будильник то бишь. Затыкаю его на фиг. Опять ложусь, накрываюсь одеялом. Холодно блин... Я ложилась, форточку открывала, сейчас в комнате холодно, у меня соответственно, ноги мерзнут.
   Через минуту.
   - Ася...
   Ладно, уговорил. Встаю. Плетусь включать свет. Одеваюсь. Иду в туалет, мыть заспанную рожу, чищу зубы, причесываюсь. Все. На еду времени не остается. Подхожу к подоконнику на кухне. Я - жуткий водохлеб. В смысле, воду люблю. А на подоконнике стоит банка с водой. Она даже подписана: Банка Аси.
   - Ася, закрой, я ухожу. - Дед пошел. Шлепаю в коридор, закрываю дверь. Из подъезда дует холодком и дымом от сигарет. Противно.
   Дед уходит, я сажусь на журнальный столик, поднимаю с пола ботинки. Ботинки два года не мытые, песочного цвета, под грязь... Маскировка такая. Итак, натягиваю их, одеваю шапку, одеваю куртку... Иду назад в комнату. В ботинках. В грязных. По ковру.
   Достаю из-за двери, среди прочего хлама, планшет. Вчера вечером сидела, молотком кнопки заколачивала, соседей будила. Иду назад, в коридор, по пути вспоминаю, что где-то там, в комнате лежит сумка с красками. Килограмчика на три. Вот черт. Не люблю таскать сумки. Взгромождаю эту самую сумку на лечо и иду уже к выходу. По пути заглядываю к спящей бабушке.
   - Я пошла. - Тихо говорю я.
   Та встает, идет закрывать за мной дверь.
   - Проездной взяла? - Как всегда, ритуальный вопрос. Ну естественно взяла, я редко чего забываю.
   Дед у меня бодрый, он всегда в припрыжку сбегает с нашего четвертого этажа. Я же плетусь как древняя старуха, стоная и охая, размахивая планшетом во все стороны. Вы думаете, какой у него размер? Что-то вроде 50 на 70. Вам это кажется малым? А мне нет. Учитывая, то, что перчатки у меня осенние, пальцы мерзнут, не сгибаются, не удобно, в общем.
   Так я иду. Я живу крайне не удобно. Для того, чтоб выйти на остановку, надо перейти через железнодорожные пути, стало быть, взобраться на мост, протяженностью в метров семьсот. Взобраться то забралась. Плетусь, страдаю от тяжести, борюсь с встречным ветром, пытаюсь как-то манипулировать планшетиком, который сдувает. А там, дальше, мой не любимый участок. Скользкий такой, противный... В виде тридцати обледенелых ступенек. Начинаю спускаться.
   Естественно, я падаю. Планшет при этом угождает в щель между огорождением и бетоном ступеней. Проскользнуть-то он проскользнул, я его не отпустила, сижу на заднице, тяну на себя. Дотянула-таки. Планшет наконец вылезает из щели, меня кто-то сзади пытается поднять. Ага, благодарю.
   Зад болит.
   Обхожу железнодорожный вокзал стороной, направляюсь к трамвайной остановке. Как всегда, светофор искать лень. То есть, я их вижу, но доходить до него не охота, и я пру через дорогу. Спокойно так, нахально, подрезая маршрутки, машины и даже троллейбусы. Стаю на остановке, зевая во все горло, холодно.
   Наконец подъезжает долгожданный трамвай. Я залезаю, устремляюсь к свободному месту. Мест много, здесь конечная, все трамваи пустые, так что, выпихнуть меня с места никто не пытается. Еду спокойно, медленно. Глаза постепенно закрываются, спать охота до чертиков, еще укачивает... И я решила, от чего ж не поспать, и заснула минут на пять. Просыпаюсь.
   - Теплотехнический институт. - Голос из динамиков вещает, мол, приехала. Встаю, выскакиваю из последней двери. И как всегда обхожу трамвай, в переход-то идти лень... Есть такое правило, обходите, граждане, трамваи спереди. А я сзади. Едва высовываю нос из-за трамвая, тут же засовываю его обратно. Пропускаю несущийся на меня трамвай.
   Я всегда прихожу раньше всех. Привычка у меня такая, во сколько бы я не проснулась, я всегда прихожу вовремя. Или почти во время. Сейчас я прихожу раньше. Раздеваюсь в гардеробе, прусь на четвертый этаж. Кабинеты у нас закрыты, надо ждать преподов. Я забиваюсь в дальний уголок на кресло, скидываю, наконец, свои многочисленные килограммы и... засыпаю.
   - Привет. - Ага, спасибо что разбудил. Это Никита пожаловал. Разговаривать с ним лень, я опять возвращаюсь ко сну. Приходиться проснуться.
   - Здравствуй Ася. - Это Кирилл, наш староста. Пятнадцатилетний мальчик, который в отличие от Никиты, нагружен всевозможным художественным оборудованием в виде планшета, рюкзака и трехноги.
   - Здравствуй Кирилл. - Отвечаю я. С ним грех не поздороваться. Сидим, ждем преподавателя по рисунку, Федорова В.Н.
   Занятия у нас начинаются в восемь тридцать, все остальные подтягиваются обычно в это время, а то и позже. Дисциплины ни какой... А я никогда на это не жаловалась.
   Далее приходят Саша, Таня и Ленка. А Федорова все нет. Ждем. Минут через пятнадцать начинаем стандартное:
   - Кирилл, сходи за ключом. - Ладно. Не понадобилось. Гражданин Федоров явился. Здороваемся.
   - Ребят, я соус искал... - Федоров начинает открывать дверь от кабинета. - Я не нашел его. - Молчим. Нехорошее такое молчание... Надо ли говорить, что соус на данном этапе без надобности, мы драпировку карандашом делаем, соусом через неделю начнем.
   -Так мы же карандашом. - Напоминает ему Саша.
   Рассаживаемся. Растаскиваем стулья, мольберты, закрываем шторы, ставим лампы на драпировки, выуживаем из-за батарей планшеты, достаем карандаши, ластики, формопласты. И так далее. Перечислять все это долго и утомительно.
   Расселись? Отлично. Первые полчаса сосредоточенно работаем, высунув языки на плечо. Потом становится скучно.
   Подчаливают остальные, опоздавшие совсем. Аки, Мисато, и долгожданный Леонтий. Его где-то месяц не было. Кирилл, завидев Аки начинает разговор про уборку аудитории. Он староста, ему положено на мозги капать...
   - Аки... вы вчера ушли и не прибрали кабинет.
   - Ээээ... - Небольшое недоразумение. Начинается небольшая потасовка в которой мы все старательно наезжаем на бедного Кирюшу. Кирюшка ворчит на нас, мы ворчим на него, упираясь... И Федоров.
   - Надо быть дружной группой, нельзя так ссориться. - Кирилл уныло бормочет чего-то себе под нос. Начинаем его успокаивать. А Федоров продолжает.
   - Вот мы абсолютно не дружны... - А надо дружить и т.д. Сами знаем.
   Разговор плавно сворачивает в область древних греков, они то тут причем? Потом перетекает в сторону коммунизма нашей родной державы, по поводу того, что народ жил определенно лучше... А мы сейчас паршиво живем, да мол, тогда все было, люди не грабили, все было... Не знаю, чего ради Никита полез в монолог Федорова. ( Федоров: семидесятилетний дядечка, с уклоном на коммунизм, чистоту, нашу лень, и вообще, мы дураки )
   Но Никита полез. На фига, спрашивается. Я встаю с места, выхожу в коридор. За мной, небольшой вереницей идут остальные. Аки, Мисато, Сашка, Ленка. Гуляем по этажам. Спускаемся на третий, затем на второй. Встречаем там параллельную группу, искренне советуем ей не заводить с Федоровым разговоров вообще.
   Идем назад. В сомнении останавливаемся, посылаем вперед разведку. Разведка уходит и тут же возвращается. Видимо Никите захотелось продолжить разговор, Они все еще говорят про коммунизм. Себе дороже. Остаемся в коридоре. Ну и урок кончается.
   Захожу в кабинет только затем, чтоб забрать сумку и планшет, который я тащила с собой. У нас сейчас окно. Точнее у девятиклассников лит-ра, а у нас окно. Далее у нас живопись. Идем в кабинет, слава богу этот кабинет никогда не закрывают. Скидываем вещи, идем в магазин. Жрать то охота. Еще с утра не ела. Иду на пару с Ленкой. Остальные к нам не присоединяются, Таня в столовой кушает, Никита куда-то ушел.
   В магазине глаза разбегаются. Денег, как всегда, не слишком много. Пришлось ограничится сырком, не глазированным, а самым натуральным, булкой и соком. Идем назад, жуем сырки, поднимаемся в кабинет. Кабинет абсолютно пуст, обычно какая нибудь другая группа сидит, но сейчас никого нет. Никита в углу кабинета жует что-то. Ленка посидев, покушав, решила, что она, собственно, спать хочет.... А где спать в пустом кабинете, где только по бокам натюрморты стоят, мольберты, да стулья вдоль окна. А в встроенном шкафу драпировки. На них то мы и озарились, я к тому времени тоже спать тоже хотела... Помаявшись немного, сдернула с какого-то пакостного натюрморта драпировку, разложила его на полу. Лена выгребла из шкафа все, что могла. Из этого мы устроили нечто относительно мягкое на полу. Легли. Ленка моментально заснула, я же днем никогда заснуть не могу, лежу с закрытыми глазами, жестко, блин. А к тому времени Танька из столовой вернулась, они на пару с Никитой сидели, ржали. Никита книгу читал Макса Фрая, Танька же бегала вокруг нас с Ленкой с цифровым фотоаппаратом, фоткала. А я лежу, ухом прижимаюсь к полу. Прямо под нами учебная часть находиться, а мне все слышно.
   Кости болят. Я, наконец, соизволяю открыть глаза. Дверь напротив распахивается, заглядывает Верка со второго курса.
   - ... - Всякое конечно бывает, но народ обычно спит на подоконниках... - У вас резака нет? - Наконец подтянув челюсть, спрашивает та.
   Я мотаю головой. В смысле есть, но вставать не охота, все равно у кого-то еще найдется и без моего участия. Продолжаю благополучно валяться дальше.
   Через час наконец начинается живопись, то есть потягиваются девятиклассники, правда в сильно урезанном составе. Остались только Мисато, не понятно чего она там сидела, она же десятый класс, Сашка и Кирилл. Остальные таинственным образом исчезли...
   Благодаря Сашкиному старанию мы принимаемся за дело. Достаем краски, отвинчиваем крышки с гуаши, достаем планшеты, кисти, идем за водой. Устраивайтесь по удобнее, товарищи художники, тьфу...
   Преподавателя нет, мы рисуем, то бишь, живописем или выражаясь совсем просто, пишем. Мазню всякую...
   - Что у нас плохого? - Традиционное приветствие Екатерины Эдуардовны. Хорошая тетечка; жизнерадостная, интересная, постоянно отсутствующая...
   Быстрый пробег по работам, обсуждаем, и...
   - Ребят, я пойду свою шубу пристрою... - Традиционная отмазка. Мы же знаем, пойдет сейчас, с кем нибудь сядет, будет чай пить.
   Сашка, ей надоело стоять, (она всегда стоя пишет) я посоветовала ей как-то раз, коврик купить и стоять, писать босиком... А ее долго уговаривать не надо, стянула сапоги, достала из шкафа многострадальные драпировки, постелила, и встала на них. Мисато подскочила с цифровиком, нащелкала кадров двадцать, успокоилась.
   А Кириллу скушнооо. До жути. Вот он и решил сказку рассказать. Про финиста, Ясного сокола.
   - Значит, - начал он - жил был царь.
   Уже не правильно, о чем Сашка ему и намекнула, заявив, что это был купец.
   - Ладно, купец... Были у него три дочери. Старшая, средняя, младшая.
   - Это про нас что ли? - Начала угорать Лена. - Я - старшая, Ася - средняя, Саша - младшая.
   - Почти. Так вот. Поехал купец за покупками...
   - На базар пошел. - Хмыкнула я.
   - Попросила старшая дочь у отца гребень. - Продолжил Кирилл. - Средняя, она была злобная, попросила шаль.
   - На кой она мне сдалась? - Хихикаю я.
   - Попросила младшая дочь у отца цветочек аленький...
   - Перо. - Напоминает Саша.
   - Эх, дура дурой. - Ленка. Угорает. Сашка тоже корчится на своем коврике. - Нет бы че стоящее попросить...
   - Приезжает отец домой, привозит с собой обещанные подарки. Зовет дочерей. Старшая и средняя тут же подбежали, им не терпелось увидеть подарки... Младшая спокойно подошла.
   - Терпение только терпение. - Говорит Саша.
   - Получила старшая дочь гребень и побежала тут же красоваться, причесываться. Получила средняя дочь шаль, побежала наряжаться. - Это типа я. Киваю, пытаясь ржать не слишком громко.
   - Кирюш, подожди, щас на цифровик запишем все это. - Миска подкладывает сидящему на двух стульях Кириллу цифровик. Я не говорила, что Кирилл сидит на двух стульях. В смысле, два стула друг на дружку, Кирилл залез на них, перед ним тринога. Неудобно, согласна. Но Кирилл утверждает, что обзор лучший. Охотно верю. Но сама пробовать не рискну. Продолжаем.
   - Так на чем мы остановились? - Кирюшка немного смущается перед диктофоном. - Так значит, все ушли красоваться, - быстрый взгляд на нас с Леной, учитывая то, что мы в разных углах аудитории, получилась небольшая пауза. - А младшая дочь, получив свое, уходит. Ночью, кидает оземь перо и говорит: Явись ко мне Финист Ясный Сокол. Явился мужик.
   Мы ржем. Кирилл пытается переорать нас. Старается.
   - Проговорили они всю ночь с Финистом.
   - Что бы они могли там делать? - Миска спрашивает.
   - В шахматы играли. - Ленка высовывается из-за мольберта.
   - Ух... Сашка...
   - День второй. - Продолжил Кирилл.
   - Дубль два. - Поправляю я.
   - Ночью младшая дочь кидает оземь перо Финиста. Прилетел к ней писанный красавец.
   - А, так уже красавец? - Ленка в недоумении.
   - Просидели они, проговорили всю ночь.
   - В шахматы играли.
   - Ага.
   - А сестры тем временем не спали, они увидели, как к младшой являлся мужик.
   - Уже мужик. Это младшой приглючилось или как, насчет красавца? - Напоминает Саша.
   - И решили сестры отомстить девушке.
   - За что ее, бедную, - спрашиваю я.
   - На следующую ночь прилетел Финист, - Начал Кирилл.
   - Так он же без приглашения не являлся. - Н-да. Несостыковочка.
   - Так... Ээээ. - Колеблется Кирилл. - Короче, наставили сестры ножей в оконную раму, бился о нее грудью Финист. Всю грудь изранил. - Мы молчим. Такой суровый момент, финиста жалко... - Разозлился Финист и улетел, сказав. Пока три пари железных не износишь ну и так далее... Проснулась младшая, смотрит, все окно в крови. Побежала заказывать железные прибамбасы. Идет она по дорожке, видит избушка стоит, постучалась в нее... - Как ни странно, не попросила ее обернутся. Интересно. - Сидит в избе баба Яга, костяная нога, бормочет чегой-то. Спрашивает младшая, мол, бабушка, как мне финиста найти...
   - И че? - Нетерпеливые мы.
   - Вот тебе тарелка, яблочко и еще чего-то. Не помню. - Кирилл на немного замялся. Не помнишь и ладно, дальше поехали... - Пошла младшая, - почему-то у нее имя нет. Недоработка. - по дороге. Дошла до терема. А там сидит Марья. Говорит младшая, то да се, дай повидать Финиста, я тебе за это блюдце. Развела коммерцию. Пошла, села подле Финиста.
   - Опять шахматы? - С надеждой спросила Ленка.
   - Нет. Сидит она, значит плачет, проплакала два дня, на последний день пришла, порыдала, Финист возьми и проснись, а она сидит, зареванная, страшная как ночь... Говорит, я тебя искала, пришла, вернись ко мне.
   - А дальше по стандартной схеме? - Спросила я. - Вышли замуж, на пиру все лилось рекой, детишек нарожали...
   - Ага.
   - Я вернулась. - А вот Екатерина Эдуардовна. - Я пойду домой уже. - Спрашивает после некого перерыва.
   Мы ее отпускаем, сами начинаем сворачиваться.
   - Пока Кирилл. Пока Саша, пока Лен, пока Миса... - Ну и так далее.
   Все. Пять пар окончились, я плетусь на остановку. Домой. А там глубоко обожаемый компьютер. Хелло. Я дома.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"