Асмолов Константин Валерианович: другие произведения.

Однажды в Эмске, или Мортал Комбат по-русски

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

Однажды в Эмске

љ Константин "Makkawity" Асмолов, 2007-2011 гг.

При активном участии (следует большой список..., но, как минимум А. Зубкова, С. Байтерякова и Е. Лифшица)

Часть первая. ТЗ

Это история началась с того, что в 2007 г. в течение нескольких дней подряд я посмотрел несколько попыток сделать "русский кунфу-фильм", - от Фаната до Болевого Приема. Ужаснулся, а потом решил поставить себе задачу - а каким должен быть действительно хороший и интересный "российский фильм с боевыми искусствами"???


Основные элементы того, что должно в нем быть, стали понятны сразу.

1. Как любой классический фильм с боевыми искусствами, он должен включать в себя множество интересных "с хореографической точки зрения" поединков и схваток, желательно - представителей разных стилей и в исполнении хороших бойцов, потенциал которых должен раскрыться в действии.

2. Канон кун-фу боевика достаточно определен, и значительная часть его штампов безусловно должна присутствовать. Однако механическое перенесение этих штампов в наши реалии рискует превратить боевик в клоунаду. Многое должно быть изменено под нашу эндемику.

3. Понятно, что кино такого типа д0лжно нести определенный позитивный и патриотический заряд. В конце концов, герой произведения данного жанра (если идти от ориентальной его классики) является положительным протагонистом, которому аудитория сопереживает и старается подражать.

4. Стоит учитывать и то, что классическое кун-фу уже уходит и аудитория проявляет интерес к таинственному. Это означает, что какой-то мистический план или фантастический элемент в нашем сценарии быть должен. Главное, не перебарщивать.

5. Кроме того, в отличие от кун-фу боевиков старой закалки, где роль сюжета сводится к минимуму и напоминает роль сюжетника в немецкой порнухе, где главное - найти минимально логичное объяснение последовательности сцен, хотелось придумать интересный сценарий, который был бы самоценен так, чтобы фильм не был интересен только за счёт качества драк.


Ответ на вопрос о месте и времени нашей истории появился быстро - Россия, областной центр, первая треть 90-х (точнее, 1994-95 гг). Город, находящийся в нише Воронежа или Волгограда. Еще то время, когда ряд городов был известен беспределом молодежных группировок, махавшихся в основном голыми руками и холодным оружием, да и у представителей криминала основным средством сведения большинства счетов были все-таки БИ, а не стрельба из автоматического оружия.

Понятно, что за два+ года, пока сценарий вылеживался, многие первоначальные элементы трансформировались и дополнялись. В результате появился не только боевик, но и своего рода "роман воспитания". Таковой мы и представляем ниже.

FAQ по замечаниям.

1. Образы персонажей, декорации и последовательность событий проработаны практически полностью и на стадии доделки сценария не понесут никаких изменений, кроме некоторой детализации.

2. На текущий момент осталось доделать реплики и диалоги. Пока некоторые куски приведены в кратком пересказе + помечены желтые пятна, означающие, что где-то даже на этой стадии готовности не хватает деталей. Не рассматривались пока и расклад по сериям и их внутренняя цельность.

3. Количество места, которое некоторая сцена занимает в виде текста, и количество экранного времени не находятся в зависимости и не коррелируют. Даже страница описания декорации сама по себе не занимает экранного времени вообще, потому что на ее фоне идут события. Диалог из коротких реплик может произноситься с той же скоростью, как читается. Но действия, перечисленные в три строчки, могут занять до минуты экранного времени, например, поединок мы не детализируем до каждого удара.

4. Текст и образы намеренно сделаны авторами так, чтобы человек, занимающийся боевыми искусствами, углядел там немного больше - это касается и деталей поединков, и отсылок к определенным мифам или мемам, принятым в этой среде.

5. Что же до подробного описания некоторых героев, то они приложены в части третьей, являющейся своего рода инструкцией для тех, кому придется это играть.

Часть вторая. Собственно сценарий.

5

Первая серия 5

День первый. Понедельник. Ближе к вечеру. Электричка. Знакомство с главными героями истории. 5

День первый. Понедельник. Вечереет. Егор добирается домой. Насилие в Эмске. 5

День первый. Понедельник. Вечер. Егор и Бабка. 8

Флешбэк про лебедя, рака и щуку. 9

День первый. Понедельник. Примерно в то же время. Вечер. Иной и Мытарь. 10

День первый. Понедельник. Поздний вечер. Иной встречается с Гуру. 10

Вторая серия. 12

День второй. Вторник. Утро. Егор. 12

День второй. Вторник. Первая половина дня. Егор. Марго. Интервью. 12

День второй. Вторник. Первая половина дня. Егор. Больница. 13

Флешбэк. История про шапку. 13

День второй. Вторник. Середина дня. Ниндзя в городе! 14

День второй. Вторник. Вторая половина дня. Егор. Прибытие в школу. Беседа с Жаровым 14

День второй. Вторник. Вечер. Иной. Марго. Библиотека. 15

День второй. Вторник. Вечер. Кобра-Кай. 17

День второй. Вторник. Вечер. Егор. Встреча с друзьями у Миши 17

Третья серия 18

День второй. Вторник. Вечер. Федерация. Марго снимает репортаж про Брюсова. 18

День второй. Вторник. Вечер. Немного позднее. Брюсов и Слоник. 19

День второй. Вторник. Поздний вечер. Иной. Паж. 19

День второй. Вторник. Ночь. Сосипатр и иже. 19

День Третий. Среда. Утро. Иной. Паж. Инцидент с брызгами. 20

День Третий. Среда. Утро. Егор. Рита. Музей. 20

Флешбэк про методичку Мокия 21

День Третий. Среда. День. Иной. Марго. В библиотеке. Про фильм. 21

День Третий. Среда. День. Егор. Яша. Ассоциация 22

День Третий. Среда. Ближе к вечеру. Иной. Лекция. 24

Четвертая серия 25

День Третий. Среда. Вечер. Егор. Тренировка. 25

День Третий. Среда. Егор и Лж. После тренировки. Версии убийства Шмелева. Методичка Мокия. 25

День Третий. Среда. Поздний вечер. Дольф и Ко убивают Яшу. 26

День Третий. Среда. Поздний вечер. Иной. Тренировка у Гуру. 27

День Третий. Среда. Поздний вечер. Иной. Паж. Нападение по пути домой. 27

День Третий. Среда. Поздний вечер. Егор. Марго. Крепость. 28

День Третий. Среда. Почти Ночь. Егор. Марго. Квартира Егора. Репортаж о боксерах 29

Пятая серия 30

День четвертый. Четверг. Утро. Егор. Марго. УВД. 30

День четвертый. Четверг. День. Брюсов. Разборки-1 32

День четвертый. Четверг. День. Егор. Лиля. Крепость-1. 32

День четвертый. Четверг. День. Брюсов. Разборки-2 32

День четвертый. Четверг. День . "Синие". Лилю застукали. 33

День четвертый. Четверг. Ближе к Вечеру Егор. "Пересвет". Тренировочный зал. Столкновение с Ратибором. 33

Флешбэк. Про армию. 34

(затемнение) 34

День четвертый. Четверг. Вечер. Егор, Рита, Сергей 35

Шестая серия. 35

День четвертый. Четверг. Вечер. Егор. Подготовка штурма Крепости. 35

День четвертый. Четверг. Поздний вечер. Штурм Крепости. 36

День четвертый. Четверг. Ночь. Егор. Лиля. Квартира Егора. 39

День четвертый. Четверг. Ночь. Семак. ЧсМ. Подвал "Кобра-кай" 39

День четвертый. Четверг. Ночь. Иной. Квартира Пажа. Котенок. 39

Седьмая серия 39

День Пятый. Пятница. Утро. Иной. Лиля. Вокзал. 39

День Пятый. Пятница. День. Егор. Сон. 40

День Пятый. Пятница. День. Егор. Рита. Пожар в музее. 40

День Пятый. Пятница. День. Покушение на Брюсова. 41

День Пятый. Пятница. Вечер. ЧсМ. Убийство активиста. 42

День Пятый. Пятница. Вечер. Сосипатр. Сон. 43

День Пятый. Пятница. Поздний вечер. Свалка. Егор. Вован. Викт0р. 43

Восьмая серия. 44

День шестой. Суббота. Утро. Егор. Допрос у Мануйлова. 44

День шестой. Суббота. Утро. Муракины. 45

День шестой. Суббота. Позднее утро. УВД. 46

День шестой. Суббота. Позднее утро. Егор. Марго. Детективная линия. 48

День шестой. Суббота. День. Вводная к турниру 48

День шестой. Суббота. День. Егор. Зангиев. Перед турниром. 49

День шестой. Суббота. День. Егор. Открытие турнира 49

Девятая серия. 50

День шестой. Суббота. Вторая половина Дня. Егор. Отборочные. 50

День шестой. Суббота. Вторая половина Дня. Перерыв. 50

День шестой. Суббота. Вторая половина Дня. Продолжение турнира. 51

Флешбэк. Про Брюсова и Шмелева. 51

День шестой. Суббота. Вечер. . Егор. Жаров предлагает Егору бои у Муракина 52

День шестой. Суббота. Вечер. Иной. Бутман. 53

День шестой. Суббота. Вечер. Иной. Егор наблюдает его бой с Брюсовым 53

День шестой. Суббота. Вечер . Егор. После турнира. 54

Флешбэк. Наставник и Лж 54

День шестой. Суббота. Вечер . Иной. Марго. 55

Десятая серия 55

День седьмой. Воскресенье. Утро. Егор. Антоний. Иной. 55

День седьмой. Воскресенье. Первая половина дня. Начинается турнир. 56

День седьмой. Воскресенье. Первая половина дня. Полуфинал. Егор и Дольф. 57

День седьмой. Воскресенье. Первая половина дня. Полуфинал. Зангиев. 58

День седьмой. Воскресенье. Первая половина дня. После полуфиналов. Егор и Иной. 58

День седьмой. Воскресенье. День. Вован и синие. 59

День седьмой. Воскресенье. Вторая половина дня. Перед финалом. Егор. Юра. 59

День седьмой. Воскресенье. Вторая половина дня. Перед финалом. Председательский стол 59

День седьмой. Воскресенье. Вторая половина дня. Раздевалка. Юра и Зангиев. 60

То же время. На улице. Егор и Рита. Разговор о кодах и не только. 60

Одиннадцатая серия 61

День седьмой. Воскресенье. Вторая половина дня. Перед финалом. Иной. Лекция про якудзу. 61

День седьмой. Воскресенье. Вторая половина дня. Финал. Егор и Зангиев. 61

День седьмой. Воскресенье. Вторая половина дня. Награждение 62

День седьмой. Воскресенье. Вторая половина дня. После турнира. Егор и Зангиев. 62

День седьмой. Воскресенье. Вечер. Иной у Муракиных. 63

День седьмой. Воскресенье . Вечер. Иной и Паж. 63

День седьмой. Воскресенье . Ночь. Сон Егора. 64

Двенадцатая серия 64

День Восьмой. Понедельник. Утро. Егор и сослуживцы Юрия. 64

День Восьмой. Понедельник. Первая половина дня. Убийство Брюсова. 65

День Восьмой. Понедельник. Первая половина дня. Егор у Муракина. 65

Турнир. Егор. Первый бой. 66

Турнир. Егор. Второй бой. 66

Турнир. Шарход против Виктора. 66

День Восьмой. Понедельник. Первая половина дня. Примерно в то же время. Мануйлов и Мытарь. 67

День Восьмой. Понедельник. День. Иной и Семак 67

День Восьмой. Понедельник. День. УВД. Короткий диалог Хренов-Сундаков 67

День Восьмой. Понедельник. День. Турнир. Егор. Убийство Дольфа. 67

День Восьмой. Понедельник. День. Турнир. Егор. Боевая Школьница. 68

День Восьмой. Понедельник. День. Турнир прерван. Мытарь. Мануйлов. 68

День Восьмой. Понедельник. День. Егор и Виктор 69

День Восьмой. Понедельник. Вечер. Мануйлов и Виктор. КПЗ 69

Тринадцатая серия. 70

День Восьмой. Понедельник. Вечер. После турнира. Егор и Марго. 70

День Восьмой. Понедельник. Вечер. Приход отца Антония. 71

День Восьмой. Понедельник. Поздний вечер. Квартира Миши. Обсуждение версий. 71

День Восьмой. Понедельник. Поздний вечер. Додзе Брюсова. 72

День Девятый. Вторник. Утро. Егор. Бабка. 72

День Девятый. Вторник. Утро. Вован. 73

День Девятый. Вторник. Первая половина дня. Ниньзи. Огород. 73

День Девятый. Вторник. Первая половина дня. Иной у Калдуна. 73

День Девятый. Вторник. Вторая половина дня. Иной, Рябов, Мытарь, Бутман, Сундаков и перемены в городе. 75

Четырнадцатая серия 76

День Девятый. Вторник. Вторая половина дня. Пересвет. Разговор с Марго и Атака ниньзей 76

День Девятый. Вторник. Ближе к вечеру. Иной. Гуру. 77

День Девятый. Вторник. Ближе к вечеру Егор. Марго. 78

День Девятый. Вторник. Ближе к вечеру . Кульминация. 79

Тем временем наверху в церкви. 82

Иной и Егор. Финальное противостояние. 83

Эпилог 84

Часть третья. Пояснения. 86

Егор 86

Наставник Героя 88

Бабка 88

Миша-Семинарист 88

Рита 88

Лиля 88

Марго 89

Отец Антоний 89

Юрий, старший ученик "Пересвета" 89

Сергей 90

Брюсов 90

Рябов 90

Зангиев 90

Боевая Японская школьница 90

Негодяи 90

Муракин-старший 91

Муракин-младший. 91

Семак 92

ЧсМ 92

Слоник 92

Гуру 93

Лжеучитель и Сосипатр 93

Сосипатр. 95

Авторитет Колдун 95

Мануйлов 96

Сундаков 96

Вован 96

Иной 97

Мытарь 101

Паж 102

131

Первая серия

День первый. Понедельник. Ближе к вечеру. Электричка. Знакомство с главными героями истории.

Электричка, связывающая два областных центра.

Камера смотрит на мир глазами одного из пассажиров. Вот лес и насыпь, по которой идет поезд; вот лежащая рядом на лавочке сумка для ношения через плечо, к которой прислонена металлическая трость с набалдашником в виде головы пуделя, хотя его форма этого набалдашника более напоминает чекан. Вот книга, которую он читает "Божественная Комедия", возможно на иностранном языке.

- Земную жизнь пройдя до половины,

Я очутился в сумрачном лесу...

Человек, читающий книгу, закрывает ее и переводит взгляд в другую сторону, и мы видим того, кто сидит напротив него в купе по другую сторону прохода. Это молодой человек лет 20, русский, среднего роста, коротко стриженый. Его зовут Егор, и он главный герой нашей истории.

Егор одет в обычные джинсы и дешевую кожанку. На ногах американские военные ботинки.

Затем камера отъезжает и мы видим почти пустой вагон, а также того, чьими глазами мы смотрели на Егора. Лицо европейского типа, легкий загар. Неопределенный возраст 35-50 лет. Длинный серый плащ, который заметно выделяет его среди прочих пассажиров как нечто совершенно иное. Поэтому в дальнейшем тексте мы так и будем называть его - ИНОЙ.

Слышен шум, затем дверь в дальнем от Егора конце вагона резко и громко распахивается. В вагон вваливается компания пьяной или/и обкуренной гопоты, видно, что они идут из вагона в вагон, задирая все, что встречается. Спортивные костюмы типа "Абибас", надвинутые на лоб шапочки. У кого-то в руках бутылка с пивом, готовая в любой момент превратиться в "розочку". Впереди идет паренек с монтировкой, которой он периодически с размахом бьет по спинкам сидений рядом с пассажирами, отчего те вжимают голову в плечи. Зовут его Вениамин, но среди своих товарищей он известен как Дольф - кличка выбиралась так, чтобы было похоже и на Лундгрена, на которого он немного похож, и на Гитлера.

Впрочем, в этом вагоне задирать некого. Есть какой-то мужчина в очках, который вжался в скамейку, и не отреагировал даже на сбитую с головы шапку. Есть какая-то бабка, которую проигнорировали.

Гопники уже почти прошли вагон насквозь. Ситуация начинает стремительно напоминать ту, что была в американском фильме про двух подонков в вагоне метро, но когда гопники доматываются до человека с палкой (чё, инвалид?), герой "делает им замечание".

- Чё, привязаться не к кому?

- Чё, герой? Пойдем выйдем?

Егор спокойно встает, не поворачиваясь спиной. Гопники сразу кидаются на него. Правда, в узком проходе они вынуждены нападать по очереди, и герой простыми и уверенными движениями кого-то впечатывает в угол, кого-то отталкивает. Попытки применять розочки или хвататься за монтировку не помогают. Егор использует смешанную борцовско-ударную технику. Нападающие более похожи на каратистов.

Оттолкнутый чуть не влетает своей спиной в человека с палкой, но тот успевает выставить руки довольно характерным жестом. Натолкнувшийся на них оседает на пол и поднимается только некоторое время спустя.

Егор вынужден отступать, поэтому драка перекидывается в тамбур и вскоре оканчивается тем, что герой вышвыривает кого-то из своих противников наружу через неработающие двери поезда. Поезд уже замедляет ход у станции, гопники скатываются по насыпи без особых проблем для здоровья.

Последний оставшийся на ногах противник выпрыгивает на перрон, Егор возвращается в вагон за сумкой. Человек с тростью, который наблюдал за боем, жестом приглашает его сесть рядом и между ними происходит рутинное знакомство, по сути представляющее Героя аудитории.


- Интересно ты их раскидал! Что это было, боевое самбо?

- Вроде того.

- Я тоже в молодости этим занимался, а потом перешел на другое. (улыбка) Приятно познакомиться. А... тут мимо проезжает встречный поезд, и зрителю так и не удается расслышать полное имя собеседника героя.

- Егор.

- На дембель?

- Нет, в отпуск. На поминки.

- Отец?

- Вроде того. Ой, мне выходить! (вскакивает и покидает вагон).

- Ничего, мир круглый, - еще увидимся!

Человек с тростью прячет книгу в сумку и достает газету, на первой странице которой виден громкий заголовок в стиле: "По уровню беспредела группировок подростков Эмск опережает Казань"

День первый. Понедельник. Вечереет. Егор добирается домой. Насилие в Эмске.

Герой едет на трамвае через город. Город достаточно старый, и не имеет разделения "спальные районы - промзона". Тут будет описание города. Общее ощущение брошенности и начинающегося запустения.

По пути встречается вывеска над административным корпусом "ОАО "Эмскспецарматура"", причем "ОАО" - новая надпись, а "Эмскспецарматура" по виду висит там чуть не с войны. На остановке заходят рабочие - конец смены.

Кто-то из рабочих включает карманный радиоприемник.

Радио Эмск ФМ: ОАО "Эмскспецарматура" на грани банкротства. Оборонного заказа в этом году не было. Только конверсионная продукция мирного назначения пока позволяет заводу держаться на плаву. Пару слов эффективному собственнику Муракину.

Николай Муракин, исполняющий обязанности директора, в очередной раз объясняет интонациями "эффективного менеджера": в новых условиях это наследие сталинской эпохи нерентабельно, оборудование устарело и годится только на металлолом, так что скоро будет тендер по продаже его территории, и скорее всего этот завод в нынешнем виде никому не понадобится, так что - до нового года большинству занятых на производстве придется искать другую работу. Только благодаря самоотверженному труду руководства рабочие еще могут как-то не помереть с голода, за что должны быть благодарны. И государство должно быть благодарно.

Двое пожилых рабочих рядом с Егором живо обсуждают эту новость. Так нельзя! Завод все еще рентабелен, нельзя закрывать предприятие, которое является гордостью Эмска. Один из собеседников с манерами профессионального правдолюбца, судя по разговору, член профсоюза работников завода или какой-то иной общественной организации, говорит, что, что у него есть доказательства того, что завод банкротят специально, что надо бороться, но ответом ему апатия, и он обижено сходит на своей остановке.

В вагон входит беременная женщина. Егор автоматически уступает ей место, даже не заметив, что за ним есть свободные сиденья.

Трамвай резко останавливается: с одной стороны стена завода, с другой старый, не функционирующий уже стадион или летний сад, из ворот которого на самой улице, вываливается большая драка "район на район". Точнее, два "сводных отряда" сходятся на пятачке перед воротами на стадион.

Егор, присматривается и видно, что это не просто драка - велики и ожесточение, и арсенал применяемого оружия, куда больший чем ножи, велосипедные цепи, ножки от табуреток, свинчатки и арматура. По уровню "мяса" это нечто похожее на "банды Нью-Иорка", разбитое на множество мелких эпизодов.

Егор замечает блик на уровне второго этажа и характерным движением пригибается. Тут же понимает, что снайпера там быть не должно, и обнаруживает, что отсвечивает объектив видеокамеры. Оператор снимает объективом с большим увеличением из окна лестничной площадки. Рядом с ним видет женский силуэт.

Зритель видит драку с двух точек - Егора, из трамвая, и с той камеры.

Ј Двое предводителей сводных отрядов, которые яро ненавидят друг друга во время боя, заводя своих бойцов, в том числе и личным примером.

Ј Локальный "ведущий боец" одной из банд - парень азиатской внешности, вооруженный двумя ножовками с пистолетной рукоятью, заточенными по всей кромке.

Ј Одна или две банды, которые сражаются на другой стороне, - у них ярко выражена клановая принадлежность: одни в одинаковых шапочках, надвинутых на лоб, у других на куртках налеплено много старых значков (октябрятских, пионерских и не только), играющих роль своего рода защиты.

Ј С другой стороны три группы - одних можно условно назвать металлистами из-за кожаных курток с шипами, другая группа в основном состоит из ребят азиатской (скорее татары чем корейцы) внешности (товарищ с ножовками принадлежит к ней), у третьей в качестве опознавательного знака повязаны пионерские галстуки.

Ј Отряды сходятся, обмениваясь оскорблениями, но перед тем, как две толпы кинулись друг на друга, в противоположные стороны летят самодельные бомбочки, заточенные миски, метаемые на манер летающих тарелок, снаряды из боевых рогаток; кто-то почти в упор стреляет из поджиг. Эффект скорее психологический, но кого-то задевает.

Ј Крови, в том числе в кадре - много. Вот чей-то "боевой ватник" (по сути, почти стеганку) располосовывает вместе с частью спины боевая плеть, сделанная из цепи от бензопилы; вот кто-то уворачивается от гирьки на рояльной струне, отделываясь срезанной половиной уха; вот кому-то приходит в лицо кастетом с шипами или "русским вариантом кад чеуг (варежка обмакивается в клей, затем в битое стекло). ; вот кто-то пытается схватить противника и ранит ладони о шипы, торчащие из кожанки.

Ј Человек с "рубящей плетью" ("галстучник") налетает на предводителя "значков", который принимает боевую цепь на самодельный щит (крышка от армейской кастрюли) и пытается пырнуть его ножом, но получает удар по ноге заточенным рантом ботинка или специальным гвоздем, вставленным в подошву. "Значок" падает, но его враг падает сверху - кто-то из "металлистов" приложил его с двух рук садовым разрыхлителем, специально заточенным и насаженным на более длинную рукоять.

Ј Один из бойцов "шапок" вертит длинную резиновую трубку со стальными шариками внутри - страшное оружие в умелых руках. Он раскраивает несколько голов, но паренек с ножовками входит в ближний бой и полосует его по лицу и конечностям.

Рядом с трамваем останавливаются машины. Весь транспорт стоят перед местом боя как на светофоре. В том числе патрульный уазик с ментами. Менты (камера показывает наличие у них автоматов) не делают ничего, просто сидят и смотрят. Когда драка подходит слишком близко к ним, патруль, вместо того чтобы остановиться и дать очередь в воздух, резко разворачивается и покидает место драки

Егор оглядывается. Женщины в трамвае вжимают головы в плечи. Мужики думают о драке. Кто-то вытащил складной нож, кто-то кастет, кто-то разводной ключ, кто-то бутылку.

Но у боя нет явного победителя и драка меняет место дислокации, рассыпаясь на много мелких стычек. Трамвай едет далее.

Егор вышел на следующей, недалеко от побоища, возможно, помогает беременной сойти, и идет по дорожке через пустырь и дворы многоэтажек. Сзади, там где была драка, завыли сирены. Мимо Егора пробежали несколько гопников, одна группа преследует другую. Через сотню метров Егор натыкается на одного из преследуемых, лежащего на дорожке. У парня порезана штанина, нога в крови и кровь растекается большой лужей. Егор определяет, что повреждена артерия, прижимает артерию выше раны и кричит прохожим, чтобы вызвали скорую (в пределах видимости телефон-автомат). Одновременно ищет жгут. Его солдатский ремень не подходит, шнурки долго вынимать из ботинок. Парень подает свой ремень, Егор останавливает кровотечение. Прохожие обходят их и злорадно ругаются, скорую демонстративно никто не вызывает.

Подъезжает милицейский уазик. Тот самый патруль, который стоял рядом с трамваем. Раненого небрежно закидывают в машину, просьбу вызвать врача игнорируют, одним гопником больше, одним меньше.

У Егора спрашивают документы. Он показывает военный билет. Первый патрульный хочет забрать Егора, потому что для отчетности два лучше, чем один. Второй, оказывается, тоже служил в пограничниках, только поэтому Егора отпускают и советуют быть осторожнее.

- А что, у вас такое каждый день?

- Почти каждый.

Женщина, которой Егор помог сойти, переходит через дорогу, - на другой стороне перехода ее встречает мужчина лет 40, с характерно набитыми кулаками и выправкой бывшего военного или мастера воинских боевых искусств. Его фамилия Брюсов, и в этом сюжете он еще не раз появится.

Брюсов: не напугалась?

Жена: нет.

Брюсов поворачивается к ней и видит рыжеволосого человека, который жестом его зовет.

Брюсов: вам помочь?

- Да, нам очень нужна ваша помощь.

Брюсов: в чем?

- Понимаете, в этом городе вы один можете дать отпор бандитам. Ваша школа карате...

Брюсов: Так кому именно нужна помощь?

- Ну... скажем так, некоторым честным коммерсантам. Вы же понимаете, Кто всему виной? И вам эта ситуация Тоже не нравится?

Брюсов вежливо рассказывает, что когда-то у него был ученик, которым он по праву гордился. Но тому слишком нравилось быть сильным, и как только у него появилась возможность уйти в криминал, он это сделал. И Брюсов не хочет, чтобы этим путем пошел бы кто-то еще из тех, кто практикует Путь воина.

- Ах вот как у вас все серьезно... но вы все-таки подумайте.

Жена: что там?

Брюсов: Да опять кто-то крышу просил. Достали уже.

Жена: а ты согласился б. Все равно ты с учеников денег, считай, не берешь...

Брюсов: Нельзя. М-мы же уже говорили об этом, ты же понимаешь, что Путь Мастера боевых искусств... (покидают пределы видимости и слышимости)

Егор проходит дальше и под аркой видит, что те гопники, которые только что пробежали и бросили своего раненого, наехали на парня с девушкой. Парень по виду студент-ботан, девушка симпатичная и прилично одета, не секс-бомба.

Егор вступается за жертв, компания переключает внимание на него. Гопники понтуются, Егор говорит, что они своего раненого бросили и тот чуть не умер, поэтому они не мужчины, а пустое место и разговаривать с ними не о чем.

Драка. Егор действует очень жестко, преимущественно борцовской техникой. Грамотно использует перемещения в ограниченном пространстве. Одному ломает руку, другому ногу, третьего нокаутирует ударом в горло. Одного из нападавших валит на землю студент и катается с ним в обнимку, второму девушка втыкает заточку в ягодицу. Остальные убегают, не потому что остались в меньшинстве, а потому что трусы и слабаки.

Егор и спасенные им расходятся в разные стороны. Камера следует не за Егором.

Студент: Парень явно не местный. Слишком он смелый, чтобы за незнакомых людей вписываться.

Девушка: Без оружия сейчас вообще нельзя ходить. А ты не слабак, хотя и студент. Только драться не умеешь. Приходи к нам на тренировку.

Студент: Приду, убедила.

Немного пройдя, они останавливаются у подъезда и начинают целоваться.

Город старый и южный. Хрущевки и панельные девятиэтажки перемешаны с районами частной застройки.

Егору остается пройти последний двор, но там тусуется банда чуть не в двадцать рыл.

- Пацан, ты с какого района?

- Я тут живу.

- Что-то я тебя не видел. Такого-то знаешь?

Первых двух-трех местных авторитетов Егор не знает. Ситуация накаляется, но крупномасштабной драки не случается: из окна первого-второго этажа высовывается рослый крепкий парень с бутылкой пива в руке, на вид ровесник Егора или немного старше, и орет, что вообще-то этот парень тут понт держал когда вы еще в детсад ходили. С самим Вальтом на дело ходил! В натуре, на кого наехали, жить надоело? После этой речи гопники рассасываются, а Егор смотрит вверх. "Вована" знают, так что свой значит свой.

Егор: привет, вован!

Вован: Здарова.

Егор: крутым стал?

Вован: не, до крутого еще далеко, но меня тут знают. Если че, обращайся.

Егор: Да я в отпуск пока. Слышал, что Дед умер?

Вован: Тут много кто умер, пока ты в армии был. Батя мой, например. Прикинь, в родном подъезде голову проломили.

Егор: Я уже понял. Слышь, что вообще с городом стало?

Вован: Да ладно, живем себе и живем (в окне появляется женщина, которая утаскивает его к себе).

День первый. Понедельник. Вечер. Егор и Бабка.

Деревянный домишко в стиле центральной России. Стены с облупившейся штукатуркой снаружи и потрескавшимися обоями внутри, в середине печка, через печку проходит поперечная стена. Туалет в будочке во дворе, а мыться здесь ходят в городскую баню.

Одна из "комнат" - бабкина спальня, туда влезает кровать, пара шкафов и куча всякой ерунды, занимающей все свободное место. Вторая - как бы гостиная. Диван, кресло, в углу "уголок Егора" - старый письменный стол и книжные полки. Где-то там распределены картинки - свадебная фотография родителей с черной лентой, портрет Славного Предка - фотография 9х12 офицера ПМВ с наградами, в т.ч. различимы два георгиевских креста. В уголок рамки этой фотографии вставлена еще одна, 3х4 - другой Славный Предок в гимнастерке ВМВ. Вырезанный из журнала портрет Суворова. Вырезка из газеты с заголовком "Военно-патриотический клуб" и фотографией группы учеников и пожилого человека в военной форме. На видном месте висят часы с гирями, которые Егор купил за копейку, сам починил и подарил бабке.

Егор подходит к часам, спрашивает, нормально ли ходят. Бабка довольна - как он перед армией их починил, так и не запаздывают. Очень полезная вещь стала, особенно когда электричество отключают.

Егор расспрашивает, как она тут без него. Электричества почти нет, а в остальном?

Бабка отвечает, что пенсию то задерживают, то не приносят - намедни опять почтальона ограбили, хорошо что не убили. Гроши нес, а все равно кому-то деньги. Огород только и спасает. Картошечки в прошлом году три сотки посадила, так хорошо выросла, до сих пор еще несколько мешков осталось. Да огурчики с помидорчиками засолила, в подвале увидишь, хороший был год, урожайный. Кушай, Егорка, вот картошечка домашняя, с укропчиком, с чесночком, огурчики соленые, капустки наквасила... (выставляет на стол дымящуюся кастрюлю и армию банок). Сейчас пост, помнишь? Я-то пост держу, а воинам не обязательно, так я тебе тушеночки положу, вот (достает банку с маркировкой иероглифами "Великая стена").

- Как картошечку окучиваю, так спина болит, спасу нет. Полдня поработаю - все нормально, а к вечеру иногда болит в плохую погоду. Все лето работаю, в поликлинику сходить некогда, зато зимой хожу по докторам как на работу. Бессонница у меня, Егорка, иногда не знаю, как уснуть. Так я ночным сторожем в двух местах подрабатываю. Вроде болею, а вроде и при деле.

Егор сочувствует ей. Бабка коротко отвечает что в войну похуже было. Ничего, войну пережили и из этого выберемся. Вот как Икона найдется, сразу городу полегчает. Она чудотворная была и не просто так висела.

Егор говорит, что ее вроде бы продали на запад.

А вот и нет, говорит бабка. Она намедни телепередачу смотрела (хорошая, тебе понравится, и девка красивая ее ведет), так там говорилось что ее не продали. Она взяла и исчезла. А ведь она и тогда Егору говорила, что Икона только хорошему человеку в руки дастся. Так что найдется она, и снова всем будет хорошо.

А что за передача, спрашивает Егор.

А она сейчас будет, говорит бабка и включает ТВ. Вот новости закончится, и сразу же после них...

Пока Егор вполглаза сморит старый черно-белый телевизор (идут местные новости), бабка комментирует основные темы...

ТВ: Известный криминальный авторитет Калдун все еще остается под арестом.

В кадре появляется похожий на Гошу Куценко майор Мануйлов, который говорит, что Калдун задержан после того как у него обнаружили пистолет и пакет с наркотиками. В настоящее время он не может влиять на своих жертв, и следствие активно работает с теми, кто в течение этих лет стал объектом преступных посягательств. Конечно, нельзя называть человека преступником пока суд не вынес приговор, но скорее всего, после обработки всех полученных показаний Калдун задержится за решеткой надолго.

ТВ. Как известно, в позапрошлом году Калдуна уже пытались посадить, но после самоубийства старшего следователя Александра Зыкина дело развалилось. К тому же, вору в законе тюрьма - дом родной и особого дискомфорта Калдун не почувствует. А пока, город, оставшись без присмотра, погружается в пучину беззакония. (съемки с массовых драк).

ТВ: Еще одно жуткое убийство старушки. Воры забрали ордена и иконы.

Тело было изуродовано, а на стенах квартиры оставлены знаки, говорящие о принадлежности убийц к какой-то сатанинской секте.

Бабка (вглядываясь): Это ж Аксинья, из шестого дома. Боевая была бабка, никого не боялась.

Егор спрашивает, часто ли такое. Бабка рассказывает, что все соседи-старики боятся негодяев, которые вламываются в дома к пожилым людям и отбирают у них иконы. Говорят, не одному голову проломили. Страшно жить беззащитному.

Егор зарисовывает какие-то символы, которые он видел на ТВ.

ТВ: Руководство МВД принимает меры. В Эмск назначен новый начальник городского УВД - Иван Иванович Сундаков. Сундаков получил известность как народный депутат СССР, член межрегиональной депутатской группы, был активным участником событий 1991 и 1993 года. С 1991 года работает в МВД. Последняя должность - третий первый заместитель начальника административно-хозяйственной службы главного управления МВД РФ (или что-то подобное, с длинным названием и далекое от реальной работы).

Бабка: Покушал? Чайку попей. Вот варенье малиновое, клубничное, крыжовниковое, вишневое, кабачковое, сама не помню, какое (снова ставит на стол армию банок, на каждой наклеена бумажка с указанием состава и даты приготовления).

ТВ: Новости спорта. Через несколько дней начинается Первый эмский межстилевой чемпионат по боевым искусствам. О чемпионате расскажет Яков Коган, чемпион России по каратэ по версии Ассоциации Контактных Единоборств.

Бабка: Смотри-ка, Яша твой. Единственный приличный мальчик из твоих друзей. Я знала, что он в люди выбьется. Остальные-то кое-как устроились. Сергей на заводе чернорабочий, месяцами без зарплаты сидит. Вова не учился, не служил, работает в автомастерской. Не знаю, что он там умеет, наверное, ключи подает. "Миха", прости Господи, наверное, все еще в тюрьме, сто лет его не видела. Лилю встречала в прошлом году, говорит, что работает "как бы бухгалтером" и "почти замужем". Дай-то Бог, если так.

Интервью у Яши берет девица лет 28-30 с яркой внешностью натуральной блондинки. На вопрос "пригодится ли спортивное боевое искусство на улице" Яша отвечает, что уличный набор приемов должен состоять из тех действий, которые приносили победу на татами.

Между тем, новости закончились и началась Программа про непознанное: Непонятный человек в типа-восточной одежде выполняет перед камерой движения, похожие то ли на ката, то ли на кудзикири, и сопровождая их устрашающей мимикой и выкриками на непонятном языке. У него несколько странное лицо, во многом из-за сочетания совсем невосточной внешности, самурайской прически с бритым лбом, длинными волосами и отращенными на китайский манер усиками и бородкой.

Над всем этим безобразием висит транспарант с иероглифами, которые Егор только что видел на банке.

Закадровый голос, принадлежащий той же девушке, которая брала интервью у Яши: Вот уже три года бывший сотрудник спецподразделений и мастер восточных боевых искусств Гуру Сергей Пакушевский обучает эмских детей секретам даосской духовной практики и мастерству ниндзя...

Гуру же заканчивает махать руками, усаживается перед объективом и начинает вещать. Он говорит несколько странным голосом - как если бы русский человек пытался имитировать китайский акцент или, точнее, манеру говорить, используемую "старым мастером кунфу" в западных боевиках. На практике получается более похоже на чукчу из анекдотов.

- Скажите, Гуру, а в чем основная суть вашего учения.

Гуру: Ее можно выразить в четырех секретных иероглифах, - "Нак пей фу Гзанг бо чу", что означает "Сила воина в мастерстве его духа".

(Камера следует за его рукой, указывающей на транспарант с иероглифами, которые Егор только что видел на банке).

- Но я думаю, вы понимаете, что полное раскрытие их смысла - информация только для посвященных...

- тогда расскажите немного об истории вашего клана.

Гуру: История школы Пак - Цюань - Дзюцу уходит корнями в далекое прошлое. Четыре тысячи лет назад, на китайско-вьетнамской границе в джунглях Тибета, стоял отдаленный монастырь Индры.

Егор выключает ТВ и набирает номер. Экран разделяется и мы видим, как на его другой половине берет трубку человек лет 50, похожий лицом на добродушного участкового класса "Анискин".

Егор: Добрый вечер, Леонид Петрович

- Привет, Егорка. Доехал нормально, отпустили без проблем?

Егор: конечно. Я телеграмму показал, в тот же день все оформили.

- К тому что там было написано "Дед", не прицепились?

Егор: Нет. Леонид Петрович, поминки завтра?

- Видишь ли, Егорка. Твой наставник не совсем убит. Все гораздо сложнее.

Егор: То есть?

- Он в коме. В больнице. ... мы собираем деньги на операцию, но шанс - один из тысячи. Можешь с утра его навестить, а к 12-ти приезжай в зал. Там и поговорим, разговор не телефонный...

Егор кладет трубку и смотрит в окно, вспоминая...

Флешбэк про лебедя, рака и щуку.

СпецПТУ, что видно по прическам и форме учащихся. Еще советское время, что видно по портрету Горбачева. Наставник ведет урок и объясняет то ли геометрию, то ли теоретическую механику. Он объясняет принципы рычага и/или векторов движения то на теоретическом материале, то на примере проводимых им приемов, показывая биомеханику человеческого тела.

Среди тех, кто служит ему "демонстрационным материалом" - Егор и Сергей. Но если Сергей пассивен и просто работает манекеном, Егору интересно пробовать вывернуться, и хотя это не получается, в его глазах виден азарт.

Напоследок Наставник задает тест. Дано: Лебедь, Рак и Щука, описанные в басне. Вопрос - в каком направлении будет двигаться воз?

Кто-то из ребят вспоминает финал басни, но Наставник улыбается: это только в басне он и ныне там. А если подумать головой? Ребята напряженно думают, но Егор тянет руку первым. Все просто - Лебедь тянет вверх и отчасти нейтрализует силу тяжести и силу трения. Рак пятится назад по дороге. Щука тянет в воду, и эта вода явно находится сбоку от дороги, на которой стоит воз. Следовательно, суммарный вектор движения воза будет по биссектрисе, и рано или поздно воз сползет с дороги и упадет в воду...

День первый. Понедельник. Примерно в то же время. Вечер. Иной и Мытарь.

Подворотня. Мы видим две пары ног - одни одеты в высокие сапоги на сложной подошве, а затем скрыты плащом, на других форменные брюки, по которым можно сделать вывод, что их владелец работает в милиции или где-то в этой структуре. Владельцы ног продолжают разговор, который мы слышим с середины. Одного из говорящих мы уже знаем по голосу - это Иной.

ИНОЙ: ... так что давай прекратим. Сколько раз мы встречаемся, и сколько раз ты говоришь об одном и том же. Лучше скажи, почему в боевиках злодея всегда показывают, начиная с ног?

- Никогда об этом не думал. Возможно, деперсонификация. Ладно, у меня мало времени. Вот конверт, в нем вся необходимая информация, имена...

- ...явки и пароли, - продолжает Иной. Мытарь, я хорошо понимаю, что ситуация, при которой представители наших (выделено голосом) Сил вынуждены действовать вместе или хотя бы не друг против друга, вызывает твое неудовольствие, но...

Тот, кого Иной назвал Мытарем: Не богохульствуй! И потом, у меня действительно мало времени. Из-за того что может случиться после закрытия завода, на ушах и милиция, и мы.

ИНОЙ: Ты забываешь, Мне (краткая пауза) можно. Вопросы по делу есть?

Мытарь: Да. Оторванные головы будут? А то здесь, знаешь ли, уже парочку нашли...

Иной: (досадливо прерывая): Не должно бы. Иной жанр - иные правила. Да, Бала тоже не будет. А вот лекцию прочитаю точно. "Необыкновенные возможности человека: мифы и реальность". С разоблачениями. Придешь?

Мытарь: Если будет время. Ты не до конца представляешь себе, ЧТО творится в городе.

ИНОЙ: Зато мы оба знаем, ПОЧЕМУ. Всё, пора. Мне осталось сделать только один звонок.

Мытарь: здесь нет сотовой связи. Можешь позвонить по моему "Сенао"

Так мы слышим, как ИНОЙ набирает номер и, набрав, говорит по японски "Добрый вечер! Я.."

День первый. Понедельник. Поздний вечер. Иной встречается с Гуру.

Помещение, напоминающее не столько зал для занятий БИ, сколько зал для собраний тайного общества из китайского фильма про Шаолинь. Гуру, которого мы уже мельком видели в телевизоре, сидит на возвышении так, что аура Будды или кого-то иного за его спиной окружает его голову.

С двух сторон от возвышения - две полоски иероглифов, написанных "в традиционном стиле". Справа - "Свиная Тушенка Великая Стена", под которой снимали интервью. Слева "Проход Воспрещен". Некоторые знаки написаны зеркально или вверх ногами. За ними - нарисованные образы "великих мастеров ушу", с подрисованной аурой. Те, которые не ниндзя в ниндзя-пижамах формально выглядят как Брюс Ли и кто-то еще, но одежда и стилистика и тех, и других более говорят о том, что художник фанател от Мортал Комбата.

(От автора: специально никто на это обращать внимание не будет, но уровень туфты должен стать ясен ЛЮБОМУ мало-мальски разбирающемуся в теме).

Перед гуру, - большой стол-алтарь, на котором можно уложить человека. В углах стола, - не особо заметные ремешки для захвата конечностей того, кто мог бы быть на нем растянут, но пока на нем установлены курильницы, из которых идет заметный дымок, и свечи, стоящие в узловых точках насыпанной чем-то пентаграммы. На столе стоит старинный медный казан, который претендует на роль "ритуальной чаши". Рядом водочная бутылка с этикеткой "Наркомовская".

По обе стороны от стола в две шеренги выстроены ученики в разноцветных ниндзя-пижамах, закрывающих лица. В данной школе они заменяют пояса, так что налицо полное собрание ниндзюков всех цветов - белые, красные, оранжевые, голубые... Гуру прислуживают парень и девушка. Обоим лет хорошо если 14, и они весьма юны и смазливы.

Гуру: Все вы прошли Посвящение волка и готовы убивать ради учения! Ныне - время посвящения Демона, пойдя которое, вы станете настоящими ниндзя!

В одной руке гуру держит за шею черного петуха, в другой - нечто, служащее ритуальным ножом (скорее это авторские фантазии на тему секиры багуа или боевых колец). Гуру проводит какой-то ритуал, в ходе которого птице отрезают голову, после чего чаша в виде черепа со смесью крови и водки идет по кругу. Дети (вот теперь видно, что основная масса членов школы - младшие подростки) морщатся, но пьют. Гуру чертит в воздухе символы, похожие на зарисованные Егором.

Гуру: Если дух каждого из вас чист как гладь горного озера, то жертва будет принята. Приди, о демон-защитник! Прими предначертанное тебе!

Гуру подносят черного кота, каковой тоже помещается над алтарем, отчаянно вырываясь, царапаясь и сбивая одну из свечей. Его ловят, и для того, чтобы его захватить и удержать, требуется усилие нескольких человек. Кот выворачивается из рук учеников, его ловко хватает сам гуру, демонстрируя неплохую скорость реакции.

Гуру: Приди, о Великий Черный! Приди в преддверии великих дней, когда сила школы воссияет...

(дети повторяют за ним)

Гуру замахивается ритуальным ножом, но со стороны двери раздается голос Иного.

- Я полагаю, что кота можно отпустить.

Пауза.

Школа разворачивается к стоящему у входа, ученики рефлекторно принимают боевые стойки одна другой экзотичнее, некоторые хватаются за оружие из арсенала кинониндзя.

ИНОЙ же идет вперед. Перед самым алтарем несколько учеников пытаются преградить ему дорогу, но он раскидывает их, словно отмахиваясь от детей: от внешне легких толчков противники летят 2-3 метра, падая в толпу своих.

ИНОЙ (себе под нос, прокладывая дорогу): дорогу! Дорогу, я сказал! Junker Voland kommt!!

Наконец дорога расчищена. А смахивает тростью все, что находится на алтаре, ставит туда сумку и снимает плащ, под которым обнаруживается традиционная куртка китайского или тибетского покроя, на спине которой - большое изображение Махакалы. Поверх куртки - длинные висящие на шее четки в форме черепов. В руке А оказывается дигуг, которым он делает круг над головой.

ИНОЙ: Кто вообще сказал вам, что демон непременно должен явиться из пентаграммы?

Пауза. Ошарашены все, включая гуру. На его лице смесь страха и непонимания.

ИНОЙ: Итак. Вы - звали. Я- пришел. Жду инструкций.

Гуру (после некоторой паузы, глухо) : Все свободны.

Он слезает с постамента и мы видим, что там был изображен точно такой же "демон", как и на куртке Иного.

(затемнение)

Апартаменты Гуру, стилизованные под отдельный кабинет в китайском ресторане. Собеседники сидят на фоне ширмы.

Гуру: Ну и как (многозначительная пауза) Там?

Иной: Так, как ты это всегда себе представлял. Удивлен что кто-то пришел или что пришел я?

Гуру: Ладно.. короче... (встает, берет в руки ритуальный посох, сделанный то ли под навершие посоха буддийского монаха, то ли под "орудие некроманта") Итак, ты, демон-защитник учения, теперь повинуешься мне, ибо я проповедую учение и являюсь одним из Восьми Посвященных.

ИНОЙ: (меланхолично цитирует): "кто призывает демона, повелевает им - если только он не стоит на пути демона..". Ты сказал!

Парень и девушка из числа излюбленных слуг подливают водку в чашечки, но Иной успевает раньше налить себе чай. Гуру щелкает пальцами и прислужники скрываются.

Гуру: (прихлебывая) Я одного не пойму. Вот ты странствуешь по миру, не имея ни кола ни двора и называешь себя демоном...

ИНОЙ: Я и есть демон.

Гуру... а я сижу тут, имею дом, школу, кучу бабок и могу иметь кого пожелаю да так, что после этого мне еще говорят: "Спасибо учитель".

ИНОЙ: Ты уверен, что тебе надо говорить это Мне?

Гуру: А чего стесняться, тут все свои, в академии вместе учились... Да скажи я завтра что, поедая дерьмо мастера кунфу, можно усвоить его знания, они в очередь встанут мне под зад тарелки подставлять, а половина еще и добавки попросит!

ИНОЙ: А если все-таки за тобой придут? И не посмотрят, где ты раньше работал?

Гуру: Так на то справочка есть. Из ПНД. И потом, я свое место знаю. В городскую политику не лезу. Знаешь, как меня тут намедни называли по телевизору? "Подвижник, почти что бесплатно работающий с детьми из малоблагополучных семей".

ИНОЙ: (равнодушно): к делу.

Гуру: Погоди, что, ВСЕ желания исполнятся?

ИНОЙ кивает.

Гуру: Хорошо! Допустим, я хочу Золотую Звезду, и так, чтобы...

Прежде, чем он успевает закончить фразу, А достает из кармана упаковку "вьетнамского бальзама" и торжественно вручает ему.

ИНОЙ: На будущее - формулируй желания тщательнее.

Гуру: Замнем, я просто проверял. Итак, я хочу, чтобы еще до того, как Время свершения наступит, все великие мастера этого города были бы мертвы, и я оказался бы самым могущественным воином из числа живущих в Эмске.

ИНОЙ: Принято!

Гуру: Во-вторых, я хочу, чтобы никто из людей никогда не мог сразить меня в поединке. Как там говорится (пауза) - "и пусть не возьмет меня ни плоть, ни огонь, ни железо, ни сталь, ни дерево и ни огонь..."

ИНОЙ: (продолжая за него) - ни медь и не бронза. Принято! В обоих формулировках.

Гуру: В-третьих, -

ИНОЙ: Вообще-то, "в-третьих" уже было.

Гуру: Звезда не считается. Я хочу, чтобы ты нашел Рукопись Тэнма, прочитав которую, я стану самым выдающимся из воинов духа. Мои видения говорят мне что она где-то рядом, но ...

ИНОЙ: Принято. Я найду Рукопись Тэнма, хотя для этого мне понадобится время.

Гуру: вот и славно! (пользуясь тем, что ИНОЙ допил чай, подливает ему в чашечку водки). Расслабимся? По щелчку его пальцев ученица выглядывает из-за ширмы. Ее кимоно почти распущено.

ИНОЙ: если ты, как говорил, что-то про меня слышал, то тебе должно быть ведомо, что ни алкоголь, ни девушки, меня не интересуют.

Короткая пауза. Затем Гуру подзывает парня.

- Когда твои родители вернутся из загранкомандировки?

- Через два месяца.

- Вот и хорошо. Этот Великий Посвященный (указывает на Иного) будет жить в твоем доме, и ты будешь служить ему так же прилежно, как служишь мне.

Затемнение.

Вторая серия.

День второй. Вторник. Утро. Егор.

Утро. Егор заканчивает зарядку. Бабка уже сидит перед телевизором, который передает выпуск новостей: речь снова идет о судьбе градообразующего завода.

В камере оказывается пожилой рабочий, которого мы видели раньше в трамвае.

- Муракину верить нельзя! Как директором стал, так у завода проблемы и начались. Ведь только что же новую очередь конверсионную построили, а в строй так и не ввели. Жулик он. А еще водку гонит...

Он хочет сказать что-то еще, но интервью прекращают.

ТВ: Анонс: "В мире непознанного с Маргаритой Нетленко", очередной выпуск - городские легенды.

Закадровый голос на фоне церкви и фотохроники прошлых лет: Старая церковь на Большой Александровской улице, где в советское время размещалось особо секретное подразделение НКВД, знаменита не только своими расстрельными подвалами, но и ставкой "того самого Глеба Мокия, имя которого не раз упоминалось в наших передачах". Близкий друг Блюмкина, принимавший вместе с ним участие в экспедиции в Тибет, Мокий был одним из наиболее известных "оккультистов в погонах" сталинского времени, проводившим в здании церкви магические эксперименты, в том числе и с иконами, из которых он получал магическую силу. Была ли икона богоматери уничтожена в ходе этих обрядов или ее удалось спасти, - смотрите через две недели.

Бабка комментирует и это ... Говорила же она Егору, что чудотворная икона не уничтожена. Она просто укрылась от взгляда. Но как объявится - будет городу и стране благодать. Вот как ее найдут... но герою это не особенно интересно..

День второй. Вторник. Первая половина дня. Егор. Марго. Интервью.

Где-то в центре города. Маргарита Нетленко (себя она предпочитает называть Марго), которую мы слышали по телевизору. Типаж - "модель размера плюс". Белые волосы, черные брови и ресницы, офисный костюмчик на размер меньше, под белой блузкой черный лифчик, черные колготки. С утра пораньше вечерний макияж. Оператор - стройный молодой человек с длинными волосами, забранными в хвост.

Марго (заканчивая какой-то предыдущий кусок) ... и сколько еще потребуется таких "инцидентов", чтобы городские власти обратили внимание???

Оператор: Все?

Марго: Нет. Сейчас еще снимем пару прохожих для сюжета с церковью, а пока давай меня. (в камеру:). Итак, пепел трагедии, случившейся в нашем городе без малого 60 лет назад, продолжает биться в сердцах жителей Эмска. Эмчане помнят, как Глеб Мокий уничтожал православные святыни для того, чтобы умилостивить демонов и обрести магическую силу. Но помнит ли об этом вся Россия? С вами была..

Оператор делает ей знак и показывает куда-то вбок. Приближается Егор. Марго заступает ему дорогу.

Марго: Стойте! Программа "В мире непознанного!" Мы проводим опрос.

Егор: Слушаю.

Марго: Вот вы местный житель, верно?

Егор: Да.

Марго: А знаете ли вы, что в советское время в старой церкви на Большой Александровской проводились не только массовые расстрелы, но и человеческие жертвоприношения и уничтожение памятников культуры?

Егор: Да ну? Не было такого..

Марго: Но ведь эмчане помнят, как еще до войны в этом здании Глеб Мокий уничтожал православные святыни для того..

Егор: Эмчане ничего не помнят, потому что помнить нечего!

Марго: Но ведь доподлинно известно, что икона...

Егор (перебивая): Икона цела и в свой срок вернется. Она ж чудотворная и только хорошему человеку в руки дастся. Ладно, мне идти надо...

Егор выпадает из кадра.

Марго: Закрываемся!

Оператор: чего так?

Марго: есть идея. Во-первых, оптимистичный финал это хорошо. Во-вторых, помнишь, что нам говорили в милиции про сектантов, нападения с целью завладеть иконами и так далее?

Оператор: а-а... А никакой астрологической даты на ближайшее время не выпадает?

Марго: Надо будет, выпадет. Так, ты езжай на базу, вечером вместе едем в Федерацию, снимем Брюсова для сюжета с чемпионатом, а я пока в библиотеку. Может, что накопаю.

День второй. Вторник. Первая половина дня. Егор. Больница.

- Сказано, нельзя туда! Он все равно ничего не понимает!, - Произносит женщина в белом халате.

Егор смотрит через стекло в палату для коматозников, где среди трех тел, подключенных к аппаратам, лежит Наставник. Это глубокая кома, и жизнь в нем поддерживается искусственными средствами.

Кроме больных в палате находится волонтер, который домывает пол, а затем меняет памперсы очередному больному.

Конечно, тяжело за 5-7 секунд показать, как тяжел, в том числе и психологически, труд волонтера, обхаживающего безнадежно больных, но мы попробуем делать это при помощи обстановки. Герой, как и камера, наблюдает за его действиями, но тут волонтер разворачивается к нему лицом. Некоторое время они всматриваются в лица друг дуга и узнают друг друга не сразу - настолько велика разница меж тем, какими они были в юности

Егор: Миха???

Флешбэк. История про шапку.

Подвал или чердак, в котором группа шпаны играет в карты и пьет водку. Миха, самый старший в компании сидит во главе стола голым по пояс и раздает. Его торс и руки покрыты самодельными татуировками, кои должны означать полного отморозка.

Рядом с ним приблатненный паренек, который красиво играет ножом-выкидушкой, вертя его между пальцами. Он тоже татуирован, и на плече набит пиковый валет из карточной колоды. На его коленях сидит Лиля, первая красавица. Рядом еще пара подростков, среди которых молодой Вова. Герой тоже присутствует там, но он в компании самый младший. Ему около 13-ти.Его взгляд устремлен на Лильку и говорит о детской влюбленности. Впрочем, девочка действительно ничего. Шалава лет 17, но красивая.

Паренек с выкидушкой: че лыбишься, мелкий!

Егор: ты ножом клево крутишь. Я тоже так научиться хочу.

- Ну смотри - это штука непростая...

Миха: не форси! Ты, конечно, блатной, и кличка у тебя блатная, но я тут масть держу. Слушайте мою команду.

Далее Миха поясняет, что делать: мелкие высматривают добычу, срывают с нее шапку и бегут за угол. Если фраер пускается за ними, его будут ждать Миха и Валет. Если что стрясется, шапка пусть будет у Жорика: он сирота, малолетка и много ему не дадут. Главное, плакать пожалостливее. Вован ноет - он обещал отцу придти пораньше, и тот его выпорет. Миха давит: ты что, ставишь личное выше общественного. Вован соглашается и герой и его тогдашняя компания отправляются на дело..

Егор и Вован убегают от преследующего их человека и наводят его на Миху и К. Перед тем, как его начинают бить, он успевает сказать, что он сотрудник милиции в штатском, но это вызывает реакцию "бей ментов".

Тут появляется патруль. Вован, который должен был стоять на шухере, похоже, сделал ноги, и милиция оказалась неожиданной. Миха и Валет делают ноги, и хотя мельком мы можем показать, как их берут, Егор единственный остается на месте преступления.

(затемнение)

Миха: Миха. (выходит из палаты и оказывается рядом с Егором).

Егор: А тут чего делаешь?

Миха: Грех замаливаю. Дембельнулся?

Егор: Нет, в отпуск на две недели.

Миха: Тогда заходи вечером. Я старый народ соберу. Скажу, что ты приехал. Мы счас редко общаемся...

Егор: А сам-то как?

Миха: Да так... в семинарию поступать собрался.

- Миша! Миша, ты скоро там! Тебя во второй палате заждались!, - раздается женский голос откуда-то снаружи, и Миша-семинарист (так его теперь кличут) собирает свои тряпки и швабру и выходит из кадра.

(затемнение)

Больница. Егор разговаривает с врачом. Миша на заднем фоне кого-то перекладывает.

- Что ты за него волнуешься так. Дед он тебе, что ли?

Егор: вроде того...

Врач: В общем так. Переломы у твоего деда конечно, есть, но основная причина его комы - не они. Там серьезная черепно-мозговая травма, и нужна операция. Делают такие только в Москве, а тут он так и будет жить на батарейках. Возможно, у него был сердечный приступ за рулем. Не справился с управлением и выехал на встречную полосу под грузовик.

Егор: У деда с сердцем все в порядке было.

Врач: Тем не менее, за рулем ему внезапно стало плохо. Просто так трезвый человек на повороте в столб не въедет. Он антидепрессантами или седативными лекарствами не злоупотреблял?

Егор: Дед на здоровье не жаловался... Правда я его полтора года не видел, но все равно не должен был.

Врач: В общем, поможет ему только чудо.

Егор: Что, все так плохо?

Врач: Нет, случай в своем роде не уникальный, вылечить можно. Вот собрать денег на перевоз его в таком состоянии в Москву и на операцию - это по нынешним временам чудо.

День второй. Вторник. Середина дня. Ниндзя в городе!

Переулок. Егор идет вдоль забора, и тут в метре от него в забор втыкается самодельный сюрикен.

Егор замирает и с интересом наблюдает как через улицу в его сторону бежит группа ниндзя - одетых по полной форме и обвешанных чем можно. Каждый из них кидает в забор звездочку (получается не у всех), после чего они перелезают через забор (опять-таки, кто как, у некоторых получается довольно красиво запрыгнуть) и скрываются из виду, бросив для прикрытия пару бомбочек, взрывающихся с цветным дымом.

Когда он рассеивается, а Егор прокашливается, он видит, что кроме него за сценой наблюдают еще несколько человек, в том числе пара, явно возвращающаяся из продмага и несущая авоську с овощами.

Егор: что это было?

- А, не обращайте внимание. Это ниндзя. Они тут каждые вторник и пятницу бегают.

День второй. Вторник. Вторая половина дня. Егор. Прибытие в школу. Беседа с Жаровым

Егор поднимается на холм.

Вход в церковь крупным планом. Вывеска "Военно-патриотический клуб "ПЕРЕСВЕТ".

Егор открывает дверь. Перед ним большой зал, где небольшая группа взрослых людей в камуфляже и с трехцветными повязками на рукаве отрабатывает бросковую технику под руководством высокого лысого человека лет 30-ти с характерными казацкими усами.

"Казак" (с выраженным в0л0г0дским акцентом): Пацан, тебе чего? Здесь тренировка.

Егор: А ты вообще кто? Я в армию уходил, тебя здесь не было...

"Казак", насупившись, идет наперерез Егору, но тут из боковой двери выходит человек в форме капитана милиции. Тот, с кем Егор говорил по телефону. Это Леонид Петрович Жаров, нынешний руководитель клуба.

Жаров (улыбаясь): Спокойно, Егор. Это Ратибор, наш новый инструктор по работе оружием. Он из старинного казачьего рода и мастер штыкового боя. А это Егор, наш лучший ученик. Сейчас в армии, в миротворцах. Я вам о нем рассказывал.

(затемнение)

Одно из внутренних помещений церкви. Егор и Жаров пьют чай. Обстановка очень домашняя и располагающая к общению. Жаров снял китель и общается с Егором как со старым товарищем, а не просто учеником.

Жаров говорит довольно емко, словно бы вводя в курс дела подчиненного или ставя ему задачу. Общая суть:

- Как ты знаешь, в начале 90-х Учитель стал практиковать более открыто и явил свой стиль более широкой публике, получив зал на территории старой церкви в центре города, которая ранее была использована под склад. ...

Дверь открывается. Входит еще один человек. Зрителю хорошо видны борода, большой напузный крест и ряса коричневого цвета. У него мешки под глазами и вид человека, не спавшего ночами.

- Это и есть тот самый православный воин Егор?

Жаров: Он самый. (Егору) Это отец Сосипатр из Истинно Русской православной церкви. Он окормляет нашу школу..

Сосипатр достает из тумбы стола начатую бутылку почти прозрачной жидкости с какими-то кусками овощей на дне.

Сос: Выпьем за встречу и за здоровье раба Божьего Алексия?

Егор: Я не пью. И вам не советую.

Сос: Совсем?

Жаров: У Егора родители десять лет назад насмерть самогоном отравились.

Егор: Так что с Алексеем Ивановичем?

Жаров: "Русский стиль" наконец-то вышел из подполья, но направление встретило жесткую конкуренцию со стороны остальных ведущих школ города, которые завидовали нашей эффективности. Начались разнообразные интриги. Представители Ассоциации пытались заставить нас вступить в Ассоциацию, но мы героически отказались. Тогда они выдвинули идею чемпионата для того, чтобы отобрать помещение легальным образом, а также доказать, что наша школа ничего не стоит....

На этом фоне мы видим какое-то чиновное обсуждение, но не слышим слов. Наставник выступает и что-то доказывает, ему возражает человек лет 50-ти , совсем не спортсмен по внешнему виду - пиджак, живот, ярко выраженная одышка... Это Рябов, глава "Ассоциации контактных единоборств", в просторечии "Ассоциации".

Жаров: Брюсов из Федерации самолично явился в зал, чтобы лично объяснить Учителю бессмысленность самого понятия "русский стиль", но был побежден им в поединке и наверняка затаил злобу.

На этом фоне мы видим как Наставник сражается с человеком, в белом кимоно с черным поясом, сильно вытертым от тренировок. Бой выглядит как записная драка в традиции плохого боевика, в которой Наставник побеждает за счет пластичных движений, бросковой техники и опыта боя в партере. Правда, при хореографии этого боя можно обратить внимание на то, что оба руководителя направлений отчего-то используют базовую технику на уровне первых лет обучения

Жаров: Про Семака из "Кобры" я вообще не говорю. Этот бандит не раз присылал своих подручных задирать учеников школы, и тем более имел все возможности "заказать" Учителя.

Егор: Так на него не напали? Вы писали, что ему устроили аварию...

Жаров: Формально, учитель погиб в автокатастрофе. На крутом повороте и на обледенелой дороге он не справился с управлением и машину вынесло со склона и разбило о камни. Но знакомый Юры (помнишь Юру? Егор кивает), который работает следователем, по секрету рассказал ему, что на машине нашли следы пуль, а большие начальники приказали замять дело. У врагов все куплено, и никаких улик... даже я со своими связями в милиции ничего не смог сделать.

Егор: А занятия сейчас кто ведет?

Жаров: У начинающих Ратибор, у старших Юра. Но месяц назад его отправили в командировку. В Чечню. Как раз во время чемпионата. Я даже не знаю, что делать.

Егор: а может, пока я здесь, я его подменю?

Жаров: На чемпионате или вообще?

Егор: Время есть. Что за чемпионат-то?

Жаров: All styles, как говорят в Америке. Будут Ассоциация, Федерация, и еще куча школ. Состязание командное, показывать будем не личное мастерство, а преимущество стиля. Кто победит, тому наш зал.

Егор: Почему вдруг наш зал? Он же наш, а не спорткомитета.

Жаров: Он не наш. Он муниципальный и подлежит приватизации. Мы со Шмелевым боролись, чтобы зал просто передали нам, а все другие школы требовали, чтобы зал отдали им. Еще немного и зал бы отдали Рябову, потому что у него много друзей в мэрии, но я договорился, что зал выставят призом на турнире. Рябов знал, что наш Юра выиграет любой городской турнир, поэтому договорился с руководством, что Юрия отправят в командировку в Чечню как раз на это время. Тогда фаворитом турнира становится двукратный чемпион России Яков Коган.

Сосипатр: Иуды! Моя бы воля, я бы их всех...

Жаров: Коган все-таки рукопашник, а не торгаш. И старый друг нашего Егора.

Егор: Ну да, друг. Мы с ним в свое время почти на равных были.

Жаров: Вот я и подумал, что с Коганом ты справишься. Оформил тебе вызов, заодно и Деда навестишь, пока он жив.

Егор: Не боись, дядя Леня. Зал отстоим, а там и Дед на ноги встанет!

Жаров: Спасибо, Егорка. Ты наша единственная надежда. Родина, так сказать, зовет.

Егор выходит. Жаров смотрит ему вслед с той тенью улыбки и веры, с которой в первой серии ЗВ Палпатин смотрит на Анакина.

Сосипатр: Я же говорил, что нас не оставят... аа! Погоди-ка, Егор! Тебе случайно Алексей Иванович про икону, сам знаешь, какую, ничего не писал?

Егор (уже выходя) : неа...

(затемнение).

Егор входит в зал, где уже заканчивается тренировка. Среди занимающихся как подростки (их большинство), так и несколько человек более старшего возраста. Камера обращает внимание на двоих из участников: парня, ровесника Егора, и девчонку лет 16-17, волосы которой убраны под платок.

Егор (обращаясь к парню): Привет, Серега!

Сергей приветствует его в ответ, но он такой один. Видимо, народ в основном новый и начал заниматься, когда Егор уже служил. Егор и Сергей начинают отрабатывать технику, девчонка с интересом следит за ними.

Здесь будет описание приемов, методики тренировки. Пока не срочно.

(затемнение)

Тренировка закончилась. В зале остались Егор и Сергей.

Егор: Сам-то как?

Сергей: Не очень. Второй месяц Муракин зарплату задерживает. Вроде работаем, что-то делаем, со склада продукция отгружается, а денег не видно. Если завод закроют, думаю в Москву податься - тут работы все равно нет.

Егор: А наши все где?

Сергей: Большая часть старого народу ушла - им за занятия платить нечем, остались только школьники. А когда Дед помер....

Егор: Так Дед ведь не помер, он в коме.

Сергей: то еще хуже, чем смерть... знаешь, была б моя воля, дал бы ему нормально умереть, а не лежать и мучиться незнамо сколько.

Егор: А я бы за Деда еще поборолся. Не чудо так хотя бы медицинские технологии какие.

Сергей: Даже если шанс настолько мал

Егор: Даже если шанс мал. Главное - он есть.

День второй. Вторник. Вечер. Иной. Марго. Библиотека.

Городская библиотека. Марго разговаривает со служительницей.

Марго (смотрит в блокнот): Скажите, а "Откровения отца Паисия. Secret Story of Soviet Satanism. Vancouver, 1967". У вас есть?

Служительница: да, но ее взяли.

Марго: а часто ее вообще берут?

Служительница: вообще нет, но недавно один тип приходил. Странный такой. Взял, повертел и отдал. Видать, по-английски не понимает.

За спиной Марго появляется Иной в своей китайской рубахе с "махакалой на спине": он кладет на стойку книжку так, чтобы было видно название: Venerable Paisi. Secret Story of Soviet Satanism. Vancouver, 1967.

ИНОЙ: Спасибо. Ничего интересного. Можете взять.

Марго (оглядывая иного, который одет так же, как и при прошлом своем появлении - четки и куртка с Махакалой): Интересуетесь Мокием?

ИНОЙ: Постольку поскольку. А вы?

Марго: Да, я делаю передачу про его сатанинские обряды и судьбу иконы Богоматери.

ИНОЙ: Сатанинские? Вообще-то Мокий занимался немного иным.

Марго: ??

ИНОЙ: Вы помните биографию Мокия?

Марго: Да... (бойко тараторит) Соратник Блюмкина, одна из самых таинственных личностей в НКВД...

ИНОЙ: И читали его докладные?

Марго: Некоторые...

ИНОЙ: Тогда вам должна быть понятна его позиция. Мягко говоря, Мокий был любителем, который искал в эзотерике рациональное зерно и думал над тем, как использовать эти знания на службу Советской республике. И не сатанистом, а атеистом.

Марго (с долей обиды) Оккультист гораздо лучше смотрится в сюжете.

ИНОЙ: только если считать его оккультистом, у него в голове была та еще каша.

Марго (напористо) пример не приведете?

ИНОЙ: Самое простое: как человек незнакомый с тибетской традицией, он ставит знак равенства между сатаной и такими существами из буддийской космологии, как дхармапалы.

Марго: А это кто?

Иной: Посмотрите у меня на спине (улыбается, глядя на реакцию Марго)

Марго: ужасть какая! Кровь, огонь, черепа - это самые злые китайские демоны?

ИНОЙ: в том-то и дело, что нет. Хотя они выглядят так, что способны напугать любого демона, они - охранители и защитники. А вид - именно такой, чтоб демоны и злые люди их страшились. В общем, как в анекдоте про добрую фею с топором - "вот как мало вы знаете о добрых феях"...

Марго: А что вы думаете про икону?

ИНОЙ: А просто спрятать ее не могли?

Марго: Ну это же не романтично! Хотя.. клад, который до сих пор...

ИНОЙ : Если и искать клад Мокия, то меня бы там заинтересовала не икона, о которой вы говорите, а так называемая "Рукопись Тэнма".

Марго: Звучит как-то по восточному...

ИНОЙ: От пребывавшего на Тибете Блюмкина Мокий получил рукописный трактат. Книга описывает некие духовные практики, применяя которые к себе можно достигать нестандартных результатов. Выполнив серию простых жестов или дыхательных упражнений и представляя себе определенный образ, человек может как бы "вселить в себя демона". А если точнее, перевести свое тело в экстремальный режим функционирования, похожий на то, как действует скандинавский берсеркер или человек, впавший в амок. Очень опасная книга.

Марго: почему?

Иной: Трактат содержит знания не для начинающих. Чтобы извлечь из него пользу, человек должен сначала пройти все предшествующие ступени. Или он разрушит себя.

Марго: так прямо разрушит себя?

Иной: В 70-е с этим трактатом, или с той частью, с которой Мокий посчитал нужным снять копию, действительно пытались работать в КГБ. Кто-то навсегда погубил свое здоровье, кто-то ушел в нирвану и не смог вернуться обратно.

Марго: Разве у них не было специалистов по Тибету?

Иной: Были и неплохо зарабатывали. Они не смогли или не захотели объяснить, что восточные методики требуют, чтобы человек познавал Путь десятками лет. Руководство требовало быстрого результата, а получило покойников и инвалидов. После серии неудач проект закрыли. А сам трактат оказался или погребен в архивах, или хорошо спрятан Мокием, который, видимо, осознал с чем столкнулся. И честное слово, мне он кажется предметом куда более ценным чем какая-то икона.

Этот кусок разговора идет на фоне "кинохроники" с демонстрацией того, как выглядит трактат или последствия его применения. Возможно, кадры про старые наработки и на заднем фоне третьим слева еще молодой Иной.

Марго: вы говорите так, как будто занимались этим сами.

ИНОЙ: нет, я просто большую часть своей жизни я изучаю подобные традиции. И действительно, кое-что практиковал сам. Но для того, чтобы овладеть этой стороной боевых искусств в полной мере, надо родиться в традиции, а я начал в двадцать три.

Марго: А показать что-нибудь можете?

ИНОЙ: могу но не сейчас. Приходите на мою лекцию - внизу висит объявление, где и когда это будет ...

Марго: может быть, увидимся здесь завтра? Я возьму у вас интервью и.. как вас представить??

ИНОЙ: А вот этого не надо. Я просто отвечу на ваши вопросы.

День второй. Вторник. Вечер. Кобра-Кай.

Полуподвал большого панельного дома. Зал с неошкуренными стенами, грушами по углам и пестрыми матами на полу. Часть инвентаря помечена казенными штампами и инвентарными номерами "ДЮСШ Љ3" или "В/Ч 4565". В углу кучей лежат рваные маты, сломанные палки и прочая ерунда. Зал несет печать временности и неухоженности. Единственная индивидуальная черта - граффити на торцевой стене с надписью "Школа реального боя "Кобра-Кай". Эмблема "украдена" из известного фильма.

Ребята в спортивных костюмах отрабатывают какую-то жесткую технику, сопровождая каждый удар криком "Ъбей!". Отработка идет друг на друге, - один бьет, другой в жесткой блокировке.

Глава школы Владислав Семак - мужик относительно быковатого типа со сломанным носом, который в ином кино вполне смотрелся бы как брутальный герой или жесткий отец-командир. Типаж, скажем, Балуева. Он ходит вдоль рядов с палкой и жестко поправляет тех, кто делает неточно. Нередко просто "сует кулаком в печень" - боец должен быть готов к внезапному удару и вовремя отреагировать.

На тренировке присутствуют девушка и студент, которых Егор встретил по пути домой. Девушек в Кобре трое и они занимаются наравне с парнями.

В конце тренировки Семак строит всех и спрашивает, как прошла неделя:

- Дрался?

- Да.

- Дрался?

- Да.

- Девочек не спрашиваем.

- А я дралась!

- Хорошо. Новичков на первый раз тоже не спрашиваем. Но только на первый.

- Я дрался.

- Молодец, студент! Есть такие, кто не дрался?

- Я.

- Я тоже.

- По пятьдесят отжиманий!

Реплика кого-то из новичков, почему обязательно драться, вызывает гнев и "в пятнадцатый раз объяснение" зачем все это. Драться надо всегда как в последний раз, не бежать от проблем а бить по ним первым, помнить что правил нет, а милосердие признак слабости.

- Почему морды битые? - Семак обращается к Дольфу и его приятелям.

- Дрались... - вяло отвечает один.

- Плохо дрались. С кем?

- Пацан какой-то

- ОДИН?

- Да.

- Че за Майк Тайсон? ПОЧЕМУ трое учеников нашей школы не смогли его загасить?

- Он хорошо дрался, - пытается оправдаться один из троицы.

- Он что, дрался лучше меня? - свирепеет глава Семак. Так, все трое в стойку. Начали!

Далее идет бой, в котором видно, что, хотя ребята дерутся в целом неплохо и нападают на него группой, он без особых проблем гасит их, причем именно гасит почти до полусмерти, а не побеждает в учебном бою.

Бой короткий. Вспышка гнева. Минимум ударов, двое лежат, третий поднимается. Видно, что ученики не боятся, что хорошо держат удар, что умеют падать, что лежат грамотно, защищая голову и живот. Но защита поставлена плохо. Поэтому пропущенный удар Семака это или нокаут или ученик улетел далеко. При желании Семак мог добить и третьего, но не стал - злость прошла и он остановился с занесенным кулаком.

Того, кто сказал, что герой хорошо дрался, утаскивают за ноги с матов, и за его головой остается кровавый след (все знают, что тут случилось? Да - несчастный случай на тренировке), еще один без сознания, но пришел в себя когда на него вылили ведро воды. Только Дольф сразу же ушел в глухую оборону и потому пострадал меньше всех. Семак бьет его очень сильно, Дольф летает по залу, врезается в тренажеры, сбивает мешки но всегда потом встает.

Семак: Все свободны. Домашняя работа - как обычно. А вам троим - найти того пацана и положить его мордой в асфальт. Не найдете - тогда кого-нибудь реально крутого.

День второй. Вторник. Вечер. Егор. Встреча с друзьями у Миши

Вечер. Егор и Сергей идут по улице вдоль забора. Среди надписей обсценно-бытового характера - непонятные символы, похожие на те, что Егор пытался зарисовать.

Егор (замедляясь): Много у вас такого?

Сергей: Да хватает. Эти сектанты своими знаками все заборы исписали. Есть в городе такая секта, которые как раз в балахонах ходят и хер знает кому поклоняются. Типа школа ниндзя, как в видео. По словам Леонидпетровича, глава у них - бывший капитан госбезопасности, и потому все у них схвачено и никто их не трогает.

Егор: А, видел...

Егор и Сергей поднимаются по лестнице и звонит в дверь. Ему открывает Миша. Практически сразу же дверь открывается снова - входит Рита - та самая девушка в платке, которую Егор видел на тренировке. Герой немного удивлен, а Рита успевает приложить руку к губам, когда возвращается брат - он не знает что Рита ходит на занятия, и потому не надо показывать, что она с Егором уже встречались. Миша представляет приятелю свою выросшую сестру.

Рита начинает расспрашивать брата о том, не рассказывал ли ему про икону отец Антоний. Миша отвечает что нет, а Егор интересуется контекстом "что-то куда ни кинь, все об иконе говорят" - тут Рита рассказывает что занимается в кружке краеведения при музее и собирает информацию об иконе. Ее руководитель тоже уверен что она не уничтожена. "Клад хочет найти?" - улыбается Егор. Рита протестует - он человек достойный и бессребреник. Раньше был директором музея, но ушел с этого поста, когда Муракин часть помещений себе под поместье отвел. Она предлагает Егору завтра сходить туда с утра, перед уроками (у нее в этот день вторая смена), и Егор не против.

Мишу же более волнует то, что из-за этих икон все больше стариков страдает. Не просто грабят, так почти всегда избивают. В палате для тяжелобольных один такой лежит. Говорил, напали какие-то в балахонах. Мише кажется, что такие безнравственные преступления могут совершать только какие-то сектанты: у нормального человека рука не поднимется.

Сергей говорит, что, думаю, понимает, что именно за сектанты. Этот тип даже по телевизору вчера выступал и половину своей речи ругал христианство.

Миша говорит, что он тоже про эту секту знает, но зря злословить лучше не надо. Если действительно думаешь, что они, так приложи усилия и собери улики. А так языком трепать - нехорошо.

Сергей отчасти затыкается: может, не они, но какая-то секта точно в городе есть. Находят же иногда на кладбище тела? В позапрошлом году, помните, целую семью замучили, а кто убил, так и не нашли. А тела лежали на могилах, и на них символы всякие были.

Появляется Вован ("Оп-па, явился, не запылился!". Он ставит на стол бутылку водки, на которой изображен карикатурный солдат в шапке-ушанке и с ППШ. Название крупным планом - "Наркомовская". Сергей морщится и говорит, что даже самогон "из крепости" лучше. Вован отвечает, что во-первых, в ближайшем ларьке/кафе опять его не продают - был милицейский рейд, во-вторых, он подрабатывает сантехником и с ним иногда водкой рассчитываются.

Вован и Сергей пьют водку, Миша и Егор не пьют. Их пытаются убедить выпить, но Егор жестко пресекает уговоры.

Появляется Лилька. Большая часть ее красоты поблекла, но она все еще довольно симпатична. Похоже, она не ожидала видеть Егора и Вована и пришла за чем-то иным, но мгновенно сориентировалась и присоединяется к пьющим. Она принесла с собой бутылку зеленого абсента, "мой любимый, лучше, чем все другие, только дорогой". Вован подкалывает Лилю - она , как специалист, что думает, что пить лучше, "Наркомовскую" или "Крепостную", но она обрывает, по ее мнению, пить водку не стильно для девушки.

Продолжая тему стильности, Лиля вкратце рассказывает, как сейчас принято начинать и продолжать свидания. Юмористическая вставка разбивает текст с подачей полезной информации.

Поют "черного ворона".

Рита: Вот так всегда. Стоит мужику выпить и у него над головой начинает виться черный ворон.

Вован берет гитару и начинает играть Высоцкого. Народ присоединяется и поет хором.

Лилька отзывает Мишу в сторону: из разговора ясно, что вообще-то она пришла за какими-то антидепрессантами, которые Миша ей иногда передает - это еще/уже не наркотики, или Миша полагает что так он облегчает ее проблемы. Миша с ней довольно резок, его уже достает такая помощь, и он советует ей наконец собраться с силами и поехать в Москву . Но Лиля не желает его слушать.

Егор выходит к ним, и Лиля переключается на него, говорит что очень рада его видеть. Егор вот почти совсем не изменился, а она истаскалась. Кожа уже не та, мешки под глазами. Жизнь тяжелая, но об этот как-нибудь отдельно: они договариваются что он зайдет к ней завтра вечером на работу и они погуляют по городу.

Егор спрашивает Мишу, чего это его теперь называют семинаристом. Он отвечает, что собирается поступать в семинарию. Когда со здешними делами закончит.

Третья серия

День второй. Вторник. Вечер. Федерация. Марго снимает репортаж про Брюсова.

Школьный подвал. Бетонный крашеный пол. Низкий потолок. В пределах видимости - тренажеры кустарной работы. Мешки, пошитые из брезента с тента для фуры. Стойки для штанги, сваренные из труб. Блины и гриф явно не промышленного производства.

Перед тренировкой двое учеников в штанах от кимоно и босиком добросовестно моют пол. Двое других выносят из подсобки макивары, вешают мешки. С ними тот человек, которого Жаров описывал как главу Федерации - Виталий Брюсов. Человек с черным поясом, истертым тренировками и руками настоящего бойца.

Марго на фоне додзё читает стендап "У меня за спиной школа традиционного каратэ Валерия Брюсова...". Тупо по шаблону и без намека на профессионализм.

Марго задает только глупые вопросы, Брюсов ухитряется давать нормальные ответы.

Брюсов рассказывает Марго про свою школу, сидя на фоне стенда с дощечками. Как в японских традиционных школах, стройными рядами на гвоздиках согласно школьной иерархии висят дощечки с фамилиями учеников. В кадр попадает стойка с тонфами и нунчаками, ящики с утяжелениями на ноги и куча прочего инвентаря. Чуть дальше стоит стол с тисками и столярно-слесарным инструментом. Откуда-то выглядывает швейная машинка.

Брюсов рассказывает, что каратэ начал заниматься давно, еще до запрета. Ранее, пока работал на заводе, это было хобби. Теперь он вынужден брать деньги за занятия, но считает это временной мерой.

В кадр с краю попадает человек в милицейской форме. Оператор дергается за ним и отслеживает, что милиционер входит в раздевалку, на ходу расстегивая китель. Это лейтенант Хренов (по прозвищу Интеллигент) - лучший боец школы. Брюсов открывает альбом с фотографиями, показывает, как сразу после отмены запрета каратэ в этом подвале все начиналось, группу первых учеников (легко узнать Семака), следующие группы. На одной из новых фоток Хренов с кубком первенства УВД по рукопашному бою. На одной из старых Брюсов показывает ученика и говорит "вот этот студент привез из командировки кипу литературы и сам перевел".

По дощечкам видно, что в школе, существующей семь лет, чуть меньше двух десятков старших учеников, которые занимаются давно и всерьез, и столько же учеников нового набора. Брюсов говорит, что не гонится за массовостью и что традиционные японские школы имеют примерно такой же состав.

Тренировка начинается, Брюсов хочет показать технику, но Марго уже достаточно. Они сворачиваются и уезжают.

День второй. Вторник. Вечер. Немного позднее. Брюсов и Слоник.

Ученики сидят в дзадзэн, завершая занятие.

Брюсов: ...И насчет того, что было после прошлой тренировки. Древние мастера создавали боевые искусства не для нападения, а для защиты. У в "ушу" значит - "остановить оружие". Карате было создано для того, чтобы безоружные крестьяне Окинавы могли защищаться от вооруженных до зубов самураев. Это понятно?

Ученики отвечают синхронным поклоном. Видно, что соблюдению внешней традиции до ближайших тонкостей тут уделяется весьма большое внимание.

Брюсов: Так вот. Я разрешаю давать отпор, если нас задирают и первыми лезут в драку, но запрещаю начинать бой первыми. Мастер боевых искусств должен быть выше оскорблений.

Ученики кивают снова.

Наша главная цель - чемпионат. Мы должны показать, что такое истинные традиции боевых искусств. Показать их тем, кто сделал из них спорт, и тем, кто превратил их в обыкновенное орудие убийства. Это будет сложный бой, но мы его выиграем.

Брюсов выполняет поклон. Ученики отвечают, а потом встают, собирают инструментарий и складывают маты. В дверях зала появляется коротко стриженый качок в спортивном костюме.

Брюсов: Я, кажется, просил вас больше сюда не приходить.

Слоник: Ты типа это, не бычь. Это не твое помещение, а у меня тут, возможно, в школе телка учится (ухмыляется). Во-вторых, Колдун сказал в натуре подумать над его предложением.

Брюсов идет к нему с решительным видом, Слоник делает шаг назад.

Слоник: Слышь, сам подумай... Семак и нас, и тебя достал выше крыши. Сходите на стрелу, прикроете, есличё, а от нас не убудет. Слово пацана.

Брюсов: Цену слову пацана я знаю. Сначала прикрыть, потом пойти постоять рядом в качестве охранника, потом вместе пойти на дело - это все мы уже проходили. Последний раз говорю: не стоит больше сюда приходить. Свои проблемы мы решим сами.

Слоник: Ага. Щас. А то вот мы тут уже одному такое предлагали, а он дурак отказался. И типа это - разбился на скользкой дороге. Лежит теперь в больничке, работает овошем. А такой серьезный человек был...

Брюсов берет Слоника за руку, проводит болевой прием на кисть и практически выставляет его за дверь.

(затемнение)

Переход через большой проспект. Брюсов встречает беременную жену, которая приезжает с работы на остановку на другой стороне. Он идет через переход, подхватывает ее у автобуса и помогает ей перейти улицу. Он вежлив и предупредителен.

День второй. Вторник. Поздний вечер. Иной. Паж.

Квартира, которая явно принадлежит человеку с достатком. В стеллажах много книг.

Иной лежит на спине или полусидит, закрытый простыней до подбородка. Паж (так мы будем называть мальчишку, которого к нему приставил Гуру), делает ему массаж - сначала плеч и шеи, потом уши и виски. Затем он садится перед ним/точнее, на него и начинает разминать лоб или вести руками по лицу. На лице мальчишки - выражение преклонения и восторга, и девушка на его месте давно бы перешла к поцелуям, но, скорее всего, в процессе "тантрического способа обретения маны" Бобруйский гуру не допускал таких нежностей.

Иной продолжает не двигаться, бесстрастно наблюдая за его движениями.
Когда эротическая составляющая становится заметной и не-яойщику, паж делает попытку перейти к следующей фазе, сдвигаясь ниже и начиная откидывать простыню, но тут-то руки А оказываются на его плечах и мальчик снова смотрит ему в глаза, а не несколько ниже.

Паж: Я сделал что-то не так?

ИНОЙ: Нет, все было хорошо, но... уверен ли ты, что тебе это надо?
Паж: Я служу Посвященному, так, как указывал наш Наставник. Он объяснял нам, что Мана...
ИНОЙ: Не понимаю, какое отношение Мана имеет к догмам учения. В любом случае - это не то, чем надо заниматься через "не могу". Я намерен учить тебя по-иному.


(затемнение)

День второй. Вторник. Ночь. Сосипатр и иже.

Помещение, напоминающее заброшенную или пустующую церковь. Темнота. Горит только несколько свечей, в свете которых видна фигура проповедующего Сосипатра. Говорит он горячо и активно жестикулируя, в манере, более напоминающей экстатических протестантов:

- ... и грядет то время, когда грешники сгинут, а праведники спасутся от огня карающего. Помните! решающая битва в войне сатаны против России случится здесь, в Эмске, а решающую роль в решающей битве сыграет то, что чудотворная икона, которую ищем мы, явится нам и попадет в руки истинно русских православных.

- Но сатана уже послал сюда своего о приспешника; демона из демонов, коего осеняют кровавая звезда и черный дракон , дабы найти и уничтожить икону. Скоро прибудет он сюда, но опередим его мы и Избранный, из числа людей русских, посрамит в духовной брани приспешника Дьявола.

На этом моменте его начинает бить то ли эпилепсия, то ли экстаз, и он начинает биться, словно в припадке, изрекая отдельные слова или фразы типа "чую! Сходит дух господень! Здесь будет битва...". Камера немного отъезжает, и мы видим силуэты примерно десятка людей, которым он проповедовал. Они бросаются к нему ("Отец Сосипатр, вы в порядке?"), но прежде человек с крестом встает и опирается на то, что ранее служило алтарем.

- Итак?

На сей раз голос его спокоен и лишен экстатических тонов. Окружающие подносят ему несколько икон (важно, мы видим силуэты слушающих его и их руки но не лица), однако ни одна из них - не "она". Сосипатр собирает иконы и складывает стопочкой, потом отпускает аудиторию, напутствуя искать тщательнее.

День Третий. Среда. Утро. Иной. Паж. Инцидент с брызгами.

Иной и Паж почти вышли из квартиры. Иной застегивает плащ, Паж одет очень чисто и аккуратно: вообще, он немного отличается от виденных сверстников и выглядит откровенно "домашним мальчиком". Судя по сумке, паж собирается в школу и укладывает в нее то, что сегодня понадобится ему на уроке. Среди книг, которые он туда кладет - "Преступление и наказание". А обращает на это внимание, и пока они выходят на улицу и какое-то время идут вместе, между ними происходит разговор.

ИНОЙ: Как ты думаешь,был ли Раскольников тем кем он себя считал?

Паж: Да. Гуру приводил нам его в пример.

ИНОЙ: Странно...

Паж: Почему?

ИНОЙ: Во-первых, как только Родион задал себе вопрос, тварь он или не тварь и начал убивать, чтоб доказать себе свое право, сразу стало понятно, что "права" у него нет. Те, у кого оно есть, обычно не задаются такими вопросами и просто делают то, что они считают должным. Во-вторых, его неготовность проявилась и в том, что, убив, он не пережил это как обычное событие, начал метаться и, в конце концов, сам сдался властям, не в силах более нести эту тяжесть. В-третьих, поскольку он убил с единственной целью - доказать себе что он "имеет право", с кармической точки зрения убийства это не оправдывает.

Дорога раздваивается: Иной собирается повернуть в одну сторону, паж в другую. Между ними - большая грязная лужа. Навстречу им идет веселая компания подростков , судя по всему местная шушера, довольно бедно одетая. Мы не слышим, о чем они говорят, но видим как один из них, с панковской прической, тычет в Пажа пальцем и что-то говорит остальным. Когда они поравнялись, этот парень резко прыгает в лужу чтоб максимально обрызгать прохожих, после чего компания с гоготом двигается далее.

Из-за быстрого шага Иной и его спутник почти не запачканы, но прежде чем паж сообразил что произошло, Иной в два прыжка догоняет неформалов и со словами "людей надо уважать" разворачивает прыгавшего к себе и наносит ему удар в живот. Панк оседает на асфальт, зажимая рану, из которой идет кровь. Аудитория может смело думать что Иной пробил куртку и плоть пальцами.

Затем Иной спокойно подходит к пажу и разворачивает ладонь. Паж достает радиотелефон и А вызывает скорую - "Улица такая-то, около дома такого-то, проникающее ранение, возможно сильная кровопотеря, потому приезжайте скорее". После чего возвращает трубку Пажу.

ИНОЙ: "Одно из преимуществ демонов перед людьми заключается в том, что у них нет необходимости оправдываться перед собой. Человеку очень важно считаться хорошим в собственных глазах. Для демона это не имеет значения". Эй! Ты меня слышишь?...

Но паж явно в шоке. А кладет руку ему на плечо и спокойно объясняет: он знал, куда бил, и потому рана не будет смертельной: если скорая приедет вовремя (а подстанция тут рядом), ничего страшного с ним не случится. Но пока он будет лечиться, а это займет долго времени, всякий раз, когда ему будут делать перевязку, он будет вспоминать этот случай - и с того времени будет в каждом внешне беззащитном или безобидном человеке видеть Меня.

День Третий. Среда. Утро. Егор. Рита. Музей.

Рита и Егор идут в городской музей. Это старое, возможно, даже деревянное здание. Она знакомит его со своим руководителем - Виталием. Виталий говорит что просил Риту познакомить его с Егором, зная что тот был самым доверенным учеником Алексея Ивановича. Он считает, что знает причину покушения на наставника. Конечно, разные говорят разное, но Виталий предполагает, что Шмелева могли убить из-за иконы.

Рита не верит, что Шмелева убили. Егор тоже недоумевает, но Виталий поясняет. Все знают, что где-то в церкви есть тайная комната. Бункер Мокия, где он занимался оккультизмом. Шмелев - ветеран органов (ветеран-пограничник, протестует Егор; по мнению Виталия, это не так важно - контора-то одна) и помещение явно передали ему не просто так. Скорее всего, он был хранителем какой-то тайны, которая там осталась. Тайн в городе немного, потому Виталий хочет знать, не рассказывал ли Шмелев об иконе Егору.

Егор верит в версию "хранителя", но считает что если бы Шмелев знал где икона, он бы ее вернул. Не тот был человек, чтобы что-то прятать, тем более национальное сокровище. Виталий говорит что Шмелев ее искал и спрашивал у него кое-какую архивную информацию, но, видимо, так ничего и не нашел.

Раз уж разговор зашел об иконах, Виталий устраивает ему и Рите экскурсию по запасникам музея. Попутно рассказывает что в городе целая мафия торговцев иконами и за всем этим стоит Калдун. Именно потому они не вывешивают копию Эмской богоматери - это копия, но и она хороша так, что ее боятся потерять. Но сейчас Калдуна вроде бы закрыли и можно вздохнуть спокойнее.

Егора более интересует, могла ли эта мафия что-то сделать с наставником. Виталий слышал, что к Шмелеву вроде бы приходили представители криминала и что-то требовали, а его сын, который занимается у Брюсова, слышал что вчера человек Калдуна упоминал Шмелева как пример того, что бывает с теми кто не слушается указаний "авторитетов".

Рассказанного было достаточно чтобы Рита поверила Виталию. Она рассказывает Егору, что про икону у Шмелева допытывался Жаров, а после того как наставник попал в кому, устроил обыск в его комнате и забрал содержимое его сейфа, где была какая-то методичка и непонятный "ключ".

Слово "ключ" заставляет Егора кое-что вспомнить...

Флешбэк про методичку Мокия

Егор разговаривает с наставником и рассказывает ему, что хочет покинуть город и попасть в разведку. Наставник поясняет что мало быть просто сильным, верным и быстрым, надо еще и тренировать ум - он готов это сделать, но для начала Егор должен как минимум подтянуть физику. Наставник убирает что-то в сейф и Егор видит методичку сделанную на базе трактата Мокия. Он спрашивает что это, и Шмелев объясняет что лажа. Нельзя стать великим воином за один день, прочитав секретный трактат. Невозможно брать интегралы, если ты не освоил таблицу умножения и тем более считаешь, что раз у тебя есть калькулятор, ее можно вообще не учить.

Ключ, напоминающий скорее вариант ключа железнодорожника, тоже лежит на полке сейфа. Егор интересуется, что это такое - вроде стартера от машины? Да, отвечает Шмелев, вроде того.

(затемнение)

Егор рассказывает Виталию, что, по мнению Жарова, машину наставника обстреляли. Виталий не уверен: если б на машине были пулевые отверстия, дело бы завели. Оно бы потом могло развалиться, но - бюрократия есть бюрократия. Может, отравили? Егор вспоминает, что врач спрашивал про лекарства. Рита обещает через Мишу узнать, что было странного в анализах.

Егору тоже интересно, стреляли в наставника или нет, и он предлагает осмотреть машину. Рита говорит, что машина на свалке. Егор вспоминает, что Вован говорил, что снимает запчасти с машин на свалке. У Шмелева машина старая, таких там должно быть немного. Надо будет с Вованом поговорить. Но сначала надо б Зайти в Ассоциацию и кое-что там выяснить.

День Третий. Среда. День. Иной. Марго. В библиотеке. Про фильм.

Марго сидит в библиотеке и конспектирует книгу. Появляются Иной и Паж. Мальчик передает служительнице листок и она начинает подбирать ему книги. Марго тем временем подсаживается к Иному.

Марго (ехидно): вот вы говорили, что Мокий не был сатанистом, а в книге, которую, между прочем, Вы читали, написано иное. Я уже не говорю про кино...

ИНОЙ: Вы имеете в виду псевдо-документальный фильм, который сняли немцы, когда обнаружили подвалы церкви и их содержимое?

Марго: Я смотрела его в спецхране. Если бы вы знали, чего мне стоило этого добиться! А вы говорите "псевдо"...

Иной подзывает Пажа, который садится рядом.

ИНОЙ: То, что подделка может находиться за семью печатями, не делает ее не-подделкой. Если вы помните историю, город брали ранней весной. Согласно сюжету фильма, он снят по горячим следам, но нигде нет и следов снега, а на улице явно май или начало лета. Кроме того, помните ли вы тайные знаки или описания обрядов?

А берет листок и набрасывает несколько символов.

ИНОЙ: Знакомы, да?

Марго: Да. Более того, сатанисты, которые убивают людей из-за икон, оставляли на телах такие же знаки! (смотрит на улыбающегося Иного) Что не так?

ИНОЙ: В конце 30-х в Германии был снят очень хороший художественный фильм про сатанинскую секту евреев, которые приносили в жертву детей. Хорош он был настолько, что использованная там символика была принята за реальную - и именно эти знаки, именно эти обряды показаны в фильме. Иными словами, для немецкого зрителя это была "правда как в кино" - он видел именно то, что уже укладывалось в нужную картину.

Марго: но ведь там такой священник странный ходит и всё объясняет...

ИНОЙ: Да-да, и "священник" описывает ситуацию как случайный свидетель, не упоминая о своем прошлом.

Марго: а что там в прошлом? Это что, тот самый Отец Паисий?

ИНОЙ: Да, и биография у него была весьма примечательная. Бывший соратник Мокия, между прочим.

Марго: То есть?

ИНОЙ: У Мокия был заместитель, - сын священника, который в революцию застрелил своего отца после того, как тот проклял сына за его весьма неприятное поведение.

Марго: А именно?

ИНОЙ: Проигравшись в карты, он продал в бордель девицу, с которой встречался. Убедил, что их браку в родном городе воспрепятствуют, уговорил имитировать смерть, а потом завел в дешевую гостиницу и "вышел на минуточку". Далее понятно?

Марго: Вот подонок!

ИНОЙ: Да, негодяй он был тот еще, и именно он потом написал на Мокия донос, в котором обвинял его в саботаже. Дескать, Мокий из антинаучных соображений похоронил важный проект, объявив его слишком опасным для человечества.

Марго: Это как?

ИНОЙ: Не все материалы дела открыты, но, судя по всему, какие-то вещи показались Мокию страшными и опасными настолько, что тот решил от греха подальше закрыть проект как слишком рискованный и опасный.

Марго: (почти с детским восторгом) а это не могла быть была та самая рукопись Тэнма?

ИНОЙ: Очень возможно. Скорее всего, Мокий пытался расшифровать текст и добиться результатов, однако ему очень сильно мешали стереотипы: он же был уверен, что все демоны на одно лицо и, скорее всего, воспринимал трактат как способ воззвать напрямую к Сатане. Это Могло его напугать...

Марго: А как тогда бывший чекист стал священником при немцах? Они же не брали комиссаров в плен?

ИНОЙ: Он сдался сам. Его отправили создавать партизанское движение, а он, наоборот, выдал всех, кого знал. И более того, предложил очень "красивую идею", которую немцы легко взяли на вооружение и сняли тот самый фильм про то, как жидокомиссары на самом деле поклонялись сатане, устраивали оргии и приносили людей в жертвы.

Этот разговор тоже идет на фоне "кинохроники", стилизованной то под немое кино начала ХХ века (история невесты Паисия), то под советское кино (Мокий и НКВД), то под Дойче Вохеншау (сдача Паисия в плен, отрывки из "документального фильма").

Марго: а священником-то отчего?

ИНОЙ: Позже. Сюжет должен разворачиваться постепенно, оставляя тайну на сладкое. Не так ли? Кстати - в Федерации тоже вы снимали?

Марго: Да. Кроме сюжета про Мокия я буду делать репортаж про чемпионат. Там будут все серьезные школы: Ассоциация, Федерация, даже Кобра-кай. Мероприятие вполне московского уровня, и вам будет на что посмотреть.

ИНОЙ: вы, я вижу, многостаночница.

Марго: четыре сюжета лучше чем один. А вообще не думала, что в обычном областном городе может быть столько интересного. Мокий, чемпионат, ниндзя, сатанисты-грабители могил и икон...

ИНОЙ: Ниндзя - это Пакушевский?

(Паж обращается в слух)

Марго: Да! Представляете, какой фактурный типаж! Я раньше видела такое только в боевиках. Я просила его что-нибудь показать, но это же секретные техники...

ИНОЙ: А вы его расспрашивали, где и у кого он учился?

Марго: Да, во Вьетнаме а потом на Тибете - его тайно переправили через границу. Знаете, он бегло говорит на шести языках и наизусть цитирует священные книги. Как это.. "Нак пей фу гзанг бхо чу".

ИНОЙ: Это китайский?

Марго: Это секретный китайский. Все манускрипты ниндзя написаны на нем.

Паж явно хочет чего-то сказать, но А его останавливает.

ИНОЙ: Спасибо. Надеюсь, увидимся на лекции.

А и Паж поднимаются. А (Пажу): карту мира, я думаю, ты помнишь. А теперь ответь - на какой странице была открыта ее книга...

День Третий. Среда. День. Егор. Яша. Ассоциация

Здание городского дворца спорта, выстроенное в стиле "сталинский ампир". Штаб-квартира Ассоциации. Егор поднимается по лестнице ко входу.

Большой обставленный зал, но спортивный компонент мозолит глаза: камера обращает внимание на кроссовки вместо босых ног, лампасы на кимоно, качковые тренажеры в углах и даже висящий в зале портрет президента.

Ведущего занятие наставника нет, а народ отрабатывает что-то выглядящее сложным, красивым и зрелищным, а на деле довольно простое - наподобие разбивания досочек, распиленных соответственно. Правда, это надо делать "высокой ногой" или в прыжке.

Егор: Эй, дрыгоножцы! А нормальный кирпич разобьете?

На ладони Егора не подготовленный для состязания, а взятый с обычной стройки кирпич. Занимающиеся окружают Егора, а кто-то убегает в боковое помещение - видимо, кому-то звонить. Вид у всех озадаченный, а Егор, держа кирпич, протягивает его то одному, то другому.

- Ну кто попробует? Ты? Ты? Может-ты?

- Я.

Егор разворачивается на голос, и мы видим парня его возраста, который красивым и точным ударом ноги разбивает кирпич. У разбившего красивое лицо и еврейская внешность. Это тот самый Яша, которого показывали по ТВ в первый день.

Яша: (Одновременно с ударом)Привет, Егор.

Егор: Но кирпич не может дать сдачи! Привет, Яша.

Яша (улыбаясь) Поработаем? Только чур, по здешним правилам, чтоб людей не смущать.

Егор и Яша "одеваются для боя" - спарринг в рамках этого стиля разрешен только в шлемах, с протекторами и тп.

Яша: Только с армии и за старое?

Егор: А то! У меня среди друзей был только один "приличный мальчик".

Яша и Егор становятся в стойки, но тут кто-то подает команду "Смирно!" и в зал входит Рябов - председатель Ассоциации и глава местной школы. Видно, что он заскочил сюда "на минуточку", в интервале между административными мероприятиями: быстренько переоделся, ответил на приветствие, проверил работу, обращая внимание скорее на то, как это смотрится, показал что-то новое-полуакробатическое (точнее, объяснил, а демонстрирует технику Яша), пожелал и далее успешно готовиться к чемпионату и потрусил по делам дальше. На героя даже внимания особенно не обратил.

Рябов уходит, бой продолжается, и видно, что ученики разбредаются и скорее наблюдают за боем героя и Яши, нежели отрабатывают то, что показали. Яша двигается быстро и технично, и за счет скорости, растяжки и использования пространства он попадает по герою чаще - хотя непонятно, насколько его удары нанесли бы серьезный вред, пройди бой без протекторов.

У Яши довольно интересная техника: удары только ногами, никаких жестких блоков предплечьями, уходы корпусом. Он способен влепить серию "маваши плюс ура-маваши" в голову одной ногой, не опуская на землю. Но когда Егор просекает, что Яша предпочитает ноги, и входит в ближний бой, он получает серию локтями и коленями.

Постепенно из, пусть и формального, "выяснения, чье кунфу лучше", бой окончательно перешел в дружеский и в перерывах между ударами бойцы общаются:

Егор: Слушай, а что это Рябову так наша церковь приглянулась? Хочет открыть там клуб?

Яша: да ну! это была ваша идея!

Егор: Что именно? Чемпионат?

Яша: И чемпионат - тоже. ("танцует" вокруг героя) "Гр-рандиозный проект, который поможет привлечь инвесторов и поднять престиж спортивных единоборств, и при этом обойдется куда дешевле московского! Бои без правил на арене, окруженной сеткой как в западных шоу! Состязание спортивных стилей, направленное на..." (пропускает удар, падает, встает, делая подъем разгибом).

Егор: Да ну! И кто же это предлагал? Дед?

Яша: Отнюдь! Ваш завхоз!

Егор на короткое время теряется и Яша сбивает его хорошо поставленной "вертушкой". Пока Егор встает, Яша разъезжается в шпагат и сидя смотрит на него.

Егор (утирая пот): Хорошо поработали. Ты меня почти загонял.

Яша: При случае повторим. Ты, кстати, меня тоже. (переведя дух). В общем, это его идея, как и ваш зал в качестве ставки.

(бойцы снимают обмундирование)

Егор: Ты не бросил скрипку?

Яша (улыбаясь и разминая пальцы): ну какой же еврейский мальчик без скрипки!

Егор: Вот оно что! Руки бережешь.

Яша: Ага.

(затемнение)

Яша и Егор вместе выходят из здания дворца спорта

Снизу, с тротуара, раздается женский крик.

Трое лиц блатного вида пытаются затащить девчонку в автомобиль. Точнее - один за рулем, один выходит и один затаскивает.

Егор: Эй! (тут же бросается в драку)

Яша слегка притормаживает, и по его движению глаз видно, что он пытается понять, бежать ли ему к Егору или подняться наверх и вызвать милицию. Но это занимает меньше секунды - решение принято быстро.

За это время Егор уже влетает в бой и отрывает от девицы того, кто был наиболее навязчив - у него характерное лицо "чуркестанской внешности", "перстни" на пальцах и золотая фикса. Девушка немедленно делает ноги, а южанин и его свита достают ножи. Их двое или трое, и они даже сбивают героя на землю, но даже находясь в партере (да, я насмотрелся роликов от Феликса Валенсия), он грамотно разоружает противников. Впрочем, к схватке скоро присоединяется Яша, который, пользуясь тем, что враги заняты Егором, красиво сбивает одного из них фирменной "вертушкой". Тот падает как подрубленный, после чего в бою двое на двое они легко нокаутируют оставшихся противников. "На прощание" Егор разбивает лобовое стекло.

Яша: А вроде приличные люди...

Егор: Яш, ты б с ногами поосторожнее...

Камера переходит на лицо старшего из чурок, который, чертыхаясь, поднимается с ног.

(затемнение)

Летнее кафе, судя по публике, довольно престижное. Яша и Егор сидят за столиком.

Яша предлагает Егору пиво, Егор отказывается. Яша одобряет, у него режим, от тоже не пьет. Поэтому берут по мороженому.

Егор поглощает элитного вида мороженое с таким видом, как будто он ест его в первый раз в жизни.

Яша: Ты появился очень вовремя. Мне было б там скучно, особенно по сравнению с Европой. Кроме Малышева тех, кто способен показать что-то на ринге, у Жарова нету, а Серегу я бью пять раз из пяти, потому что всегда понимаю, чего от него ждать. Потом, это, конечно, турнир всех стилей, но правила пишем мы, а конкретно, их уже написал я. Поэтому всем остальным придется под них подстраиваться. Не уверен насчет судей, но думаю, Рябов постарается и тут.

Егор: Твои правила меня устраивают! Поработаем как нормальные люди. Будет честный финал.

Яша: Ну.. у меня по прежнему будет преимущество по очкам за счет ударов ногами в голову... но теперь ты сможешь хватать и бросать! Главное, чтобы до этого срока тебя бы не посадили за хулиганство.

Егор: ??

Яша: Вообще-то, твой визит не остался незамеченным, но я сказал Рябову, что ко мне просто зашел мой старый друг, и к вражде школ это не имеет никакого отношения. Разве не так?

Егор: Расскажи мне о Рябове. У него совести хоть немножко есть?

Яша: Немножко есть. Сам живет и другим жить дает. А что?

Егор: Да эта его идея украсть наш зал.

Яша: Тебе Жаров лапшу на уши повесил? Так сними. "Ваш", как ты выражаешься, зал, это бывшая церковь, которая находится в аварийном состоянии, при этом считается памятником архитектуры без права сноса или существенной перестройки и спортивным объектом без права перепрофилирования. Городу эта развалина не нужна, в бюджете денег на ремонт нет. Приватизировать его можно, но нормальных денег никто не даст. Сейчас полгорода за гроши продается. Зато у мэрии есть в бюджете сумма, которую надо непременно потратить на поддержку спорта в городе. Поэтому мэрия деньги оставит себе, а здание выставит как приз на турнире между школами. Красиво?

Егор: Шмелев бы позвонил друзьям из органов, и эту аферу бы прихлопнули.

Яша: Здание все равно подлежит приватизации, не сейчас, так в следующем году. Даже Жаров это понимал, да и Шмелев, наверное, тоже.

Егор: погоди, получается, что Жаров мне наврал и чемпионат его идея?

Яша (открывает блокнот-органайзер): Суди сам. Итак.. первая встреча на эту тему состоялась 20 января, когда Жаров предложил это на Спорткомитете. 8 февраля он снова озвучил эту идею и сказал, что Шмелев в курсе. Но я в этом не уверен, потому что такой активный человек, как Шмелев, 18 февраля выступал насчет народных дружин и участия школ БИ в общественной жизни города, а о чемпионате не сказал ни слова. 21 марта Шмелев попадает в больницу, и уже 22-го Жаров снова приходит к нам, заявляя что он теперь его ВРИО и все на мази. 22-24-го идут переговоры и 26-го чемпионат включен в список планируемых мероприятий несмотря на то, что обычно он формируется за год. Областные власти за, Муракин как спонсор дал денег на организационные расходы, и вуаля!

Егор: Наши поставили на Малышева, а Рябов его отправил из города, чтобы расчистить тебе дорогу?

Яша (пародийным евГейским тоном): Таки слушайте сюда, молодой человек. Во-первых, ваш Жаров лох, если думает, что кто-то в городе будет уважать его так же, как Шмелева. Шмелев -заслуженный учитель и участник войны, и у него были связи в милицейском руководстве. А Жаров - никто. Даже в милиции он ничего не решает. Поэтому Юрий Малышев и его взвод ОМОНа оказались в Чечне, и сейчас у вас нет ни лучшего бойца, ни основного действующего тренера.

Егор: Зато есть я.

(оба смеются)

Официантка приносит счет. Яша расплачивается. Егор пытается выложить свою долю, но Яша его останавливает.

Яша: Не надо. Я очень давно хотел угостить друга, которому обязан спортивной карьерой.

Егор: Ты еще скажи, что после чемпионата пригласишь на свадьбу.

Яша: Нет, на первом месте пока - диплом. Последний курс все-таки.

Егор: У тебя какие дальше планы?

Яша: К девушке, а ты? Старые подруги дождались или новых успел завести?

Егор: Мне вечером не тренировку, а потом я обещал Лилю встретить...

Егор и Яша обнимаются и расходятся.

День Третий. Среда. Ближе к вечеру. Иной. Лекция.

Лекционный зал. Аудитория довольно различна - от ребят с набитыми кулаками до лиц с характерной внешностью "духовных искателей" (свитерок, бородка, фенечки).

Среди зрителей можно выделить небольшую группу людей с внешностью начинающих бандитов, правда, рядом с ними сидит молодой человек более похожий на аспиранта технического вуза, чем на старшину рекетиров. Это Юлий Бутман, который несколько лет спустя станет мэром Эмска и главой группировки Семья.

Бутман принципиально ходит в строгом костюме с галстуком, в плаще и в шляпе. В отличие от прочей братвы, для которой пиджак и треники с кроссовками - привычный стиль.

При Бутмане двое явных лидеров - здоровые мужики с фигурами штангистов - тяжеловесов и с характерным боксерским наклоном головы. Одеты в огромные красные пиджаки, которые на их фигурах висят свободно, не стесняя движения. У одного из-под расстегнутого пиджака виден "Стечкин", у другого огромный револьвер с длинным стволом.

Это Микола и Микита - местные бандиты из спортсменов. Точнее, из боксеров. Они работают под "смешных украинцев", но для местных их южнорусский говор четко отличим от украинской мовы. Рядом с ними сидит Марго.

Где-то здесь Марго знакомится с братьями-боксерами. По характерным выражениям вроде "та тю на тя" определяет, что они не украинцы, а ставропольцы. Они тоже догадываются, что она не коренная москвичка, а их землячка.

А держит за руку зрителя

Тот: невероятно!

ИНОЙ: Нет, все гораздо проще. Я держал вас за руку так, чтобы чувствовать пульс. И когда вы думали что-то типа "ну счас я его точно обману", вы начинали нервничать, пульс учащался, а я это чувствовал. Никакой телепатии.

Теперь поговорим о железной рубашке. Мне снова будет нужен помощник. Скажем, вот этот молодой человек...

На сцену поднимается Паж. Человек, у которого "читали мысли прикосновением", спускается и садится в компанию Бутмана.

ИНОЙ: возможно, вы видели, как мастера упирают в горло копье так, что оно аж изгибается. На деле фокус именно в гибком древке. Правда, копий у нас нет, - обойдемся шестом...

А прикладывает шест к груди Пажа и показывает на паже фокус с упором гибкого шеста в горло, когда палка изгибается, создавая иллюзию железного кадыка: это реально просто.

ИНОЙ: На этом мы заканчиваем нашу лекцию и мне хочется повторить её основную мысль: очень многое из того, что кажется секретным и сложным, на деле таковым не является. С одной стороны это означает крушение стереотипов и легенд, с другой не следует думать, что мастерство воинских искусств придёт через полгода занятий. То, что красиво показывают в кино, на деле требует времени. Есть вопросы?

Бутман, из зала: А смертельное касание, по вашему мнению, есть?

ИНОЙ. Я правильно понял, что вы имели в виду смерть Брюса Ли? (Бутман кивает) Увы, вынужден вас разочаровать - если какой-то из терминов, о которых я говорил и относится к Брюсу, то это "чаньская болезнь". Господин Ли так активно мешал немешаемое и так сильно гнался за внешними результатами, что для его организма это было равносильно питанию молоком и солёными огурцами под предлогом того, что и то, и другое полезно для здоровья. Брюс механически заимствовал то одно, то другое, не задумываясь о последствиях. В безумном желании быть первым он пробовал любые пути: допинги, стероиды, даже электромагнитный стимулятор сердечной деятельности.

Все это, естественно, более и более усугубляло энергетический дисбаланс в его организме и привело к тому, что произошло. Умереть от благоприобретенной аллергической реакции на таблетку от головной боли - жалкая смерть для человека, утверждавшего, что занимается боевыми искусствами как Путем гармонии духа и тела.

Голос из зала: Всё! Время ограничено! И без того четыре часа просидели вместо полутора... расходимся!

ИНОЙ складывает руки на груди и совершает поклон перед залом.

Четвертая серия

День Третий. Среда. Вечер. Егор. Тренировка.

Тренировка в "Пересвете". Ученики построены. Жаров вещает. Суть примерно такова.

- Во время исполнения этого приема вы должны войти в состояние Ража. Выпустите свою ярость и отдайтесь ей, представляя себе древнерусских воинов-боросеков, которых на западе называли берсерками. Вспомните Евпатия Коловрата - вся монгольская армия ничего не могла с ним сделать, и после долгой битвы отступившие кольцом язычники расстреляли Евпатия и его берсерков из камнеметных машин. Вспомните русских богатырей, из которых состояла личная охрана китайского императора и с которых началось китайское ушу...

На этом моменте в здание заходит Егор, который потихоньку пристраивается к рядом и становится рядом с Ритой. Жаров идет по рядам, смотря за тем, как ученики накапливают ярость, а Сосипатр продолжает.

- Наверное, вы не знаете, но многие православные монастыри обладали воинскими традициями как минимум на уровне пресловутого Шаолиня. Вспомним хотя бы рядового монаха-воина Пересвета, в честь которого назван наш клуб. Обычный ученик Мастера Сергия Радонежского победил лучшего бойца объединенного татарского войска...

Громкая реплика из за спин: Кто это придумал? Какие еще монахи?

Жаров (вопросительно): Кто-то не согласен?

Ученики расступаются и мы видим, что не согласен Егор

Жаров: И что, по-твоему, было на самом деле?

Егор разражается встречной речью, напоминая, что Пересвет был не монахом, а ушедшим в монастырь воином; что конная копейная сшибка - отнюдь не рукопашный поединок; что "победа" - в лучшем случае "по очкам", так как мертвый татарин вылетел из седла, а тело Пересвета конь унес к своим. Причина несдержанности - легкое офигение от вопиющей неграмотности Жарова и от того, что нормальные вроде ребята ему верят.

Тут в дискуссию вмешивается Сосипатр: - в секретных архивах Киево-Печерской лавры есть доказательства именно этой точки зрения, но сергианцы все это замалчивают. А между тем, даже во время Второй Гражданской многие схимонахи и священноиноки с оружием в руках бились против дъявольской власти. К примеру, отец Паисий...

Егор недоуменно разворачивается в сторону Сосипатра, но Жаров заминает готовый всерьез разгореться конфликт.

Жаров: Батюшка, идите к себе. Я дальше сам тренировку проведу. А ты, Егорка, давай к чемпионату готовься.

День Третий. Среда. Егор и Лж. После тренировки. Версии убийства Шмелева. Методичка Мокия.

Егор и Жаров снова пьют чай.

Егор спрашивает, к чему была лекция про раж и ярость, Шмелев ничего такого не говорил. Жаров отвечает, что он нашел в сейфе Шмелева методичку.

Достает книжку в бумажной обложке на скрепках. На обложке штапм ДСП, на задней обложке выходные данные - типография НКВД, тираж 10 экз. Егор бегло пролистывает. Картинки в тибетском стиле и много текста мелким шрифтом. Крупно заголовок - "Боевой раж".

Жаров говорит, что тренировки после Шмелева начала вести Малышев, а после отъезда Юрия ведет Ратибор, он у Шмелева занимался очень недолго, зато по методичке у него нормально получается. Отца Сосипатра в школу привел Ратибор, Жаров сам предложил ему взяться за духовное воспитание учеников. Древняя Русь и тп - хороший способ привлечь людей, особенно теперь. Главное - патриотизм, а точное следование учебникам истории не так важно. Ради великой цели можно историю и приукрасить.

Вообще, после чемпионата можно будет обойтись без этой методички - Юра вернется и будет все вести как показывал Дед. Егор ему верит. Шмелев готов показать, что мнение Егора ему важно и он с ним считается. В конце концов, они оба знают, что Жаров не мастер боя.

Егор: дядь Лень, а могли на Деда напасть из-за иконы?

Жаров удивлен, но Егор излагает мнение Виталия. Жаров говорит, что ему дед про икону ничего не говорил, да, наверно, и не сказал бы, если б был хранителем. Но, "включив Анискина" ("Ну давай подумаем вместе..."), он начинает думать, что если рассматривать такую версию, Шмелева могли убить и из-за нее.

Он перечисляет варианты:

1. Рябов собирает все школы БИ в Ассоциацию. В сущности, школы занимаются как раньше, но платят взносы Рябову. В эти взносы входят черная и белая крыша, бандитам и контролирующим органам. Всех начинающих тренеров Рябов уже под себя подмял и подступается к крупным школам.

2. Школа какой ни есть, а бизнес. Через Рябова не платит, значит, могли наехать бандиты. Например, Семак, у которого вместо нормального зала нелегальный подвал с краденым инвентарем.

3. Брюсов, знающий секреты каратэ, на том еще поединке мог нанести "удар отсроченной смерти". Мотив - убрать конкурента, "потому что при наличии в городе школы русского стиля у каратэ перспектив нет".

4. В городе идут войны между подростковыми бандами. Бандиты хотят вовлечь школы БИ. У Рябова крыша, а к Брюсову и в Пересвет уже приходили от Калдуна. На Пересвет наехать побоялись, потому что во главе школы действующий милиционер и действующий священник. Так что тут скорее нет, чем да.

5. Отец Сосипатр говорил, что в органах остались "наследники Мокия", которые продолжают заниматься оккультизмом, и могли его убить из-за какой-то тайны. Но лично Жаров все-таки уверен, что на наставника напали из-за его занятий русским стилем. Даже если б он и был хранителем, его надо было похищать и колоть, где икона. А его просто пытались уничтожить...

Егор: да, Леонид Петрович, а зачем вы мне не сказали, что чемпионат предложили не они, а мы? Я думал, они так сделали, чтобы наш зал украсть...

ЛЖ: Молодец, Егор. Вырос. Раньше б ты такого вопроса не задал и проверить, что тебе говорят, и не попытался. Действительно, это была наша с Дедом идея. Когда мы пытались получить здание себе, Рябов сказал что наша школа ничего не стоит. Сам понимаешь, такое оскорбление мы оставить без ответа не могли, и решили провести чемпионат, чтобы все могли сражаться со всеми, по общим правилам. К тому же это еще и выгодно - такого и в Москве не проводят.

Егор: А-а..

ЛЖ: Вот... А Рябов бы все равно потом нашел бы способ нас на мороз выставить.

День Третий. Среда. Поздний вечер. Дольф и Ко убивают Яшу.

Дольф и его кодла рыщут по городу, пытаясь найти себе жертву чтобы загладить вину. Пока они никого не находят. Мелкие стайки иных подростков, видя их, пытаются скрываться с глаз. "Школы", особенно "Кобра-кай" считаются куда более крутыми, чем обычные группировки.

Крупным планом видны кроссовки, в которые одет Дольф.

Они идут куда-то и выходят в более благоустроенный район. Идут по переулку - и тут в этот же переулок из подворотни выходит Яша, который по каким-то делам возвращался в Федерацию. Яша - не тот, кого они ищут, но равноценная замена. За Яшей идут до первого темного места.

Дольф: Ой, кого мы видим?

Яша смотрит на них. В принципе, в обычной ситуации "приличный мальчик" возможно бы "сделал ноги", или, во всяком случае, попытался бы избежать драки. Но общение с Егором явно придало ему сил.

Яша: Так-то вы готовитесь к чемпионату?

Становится в стойку. Дольф вразвалку идет навстречу ему и пытается войти в клинч, но Яша делает мощный прямой удар ногой, которым он отбрасывал Егора. Дольф тоже отброшен, но лишь на пару шагов и без потери равновесия. И явно очень разозлен. Из рукава его куртки в руку ложится любимая монтировка.

Яша: Это вы называете реальным боем?

Дольф делает шаг навстречу ему, после чего Яша пытается сделать любимую серию - первым круговым ударом ногой он выбивает монтировку из руки врага, а затем проводит по нему вертушку. Однако, на мокрой поверхности он чуть-чуть поскальзывается и удар приходится по касательной. Приятели Дольфа окружают его.

Дольф: Честный бой - не наш метод.

Дольф сотоварищи преследуют Яшу. Видно, что каждый раз, когда его нагоняют, он наносит своим противникам серию ударов, но их много, а он один. К тому же он инстинктивно проводит те комбинации, которые ориентированы не на поражение противника, а на бОльшее число очков. К тому же в руках у его противников розочки, ножи в всё та же монтировка. Его белая куртка в красных пятнах, и кровь скорее его, чем чужая. Дольф и его приятели тоже выглядят побитыми, но у них это скорее ссадины.

Яшу постепенно оттесняют в тупик. Он становится к стене и занимает оборонительную позицию.

Яша, сплёвывая кровь: Желающие получить в морду от Чемпиона России могут записываться в очередь.

На Яшу кидаются группой. Он наносит Дольфу мощный боковой удар ногой, отчего тот улетает метра на три, влипает в стену и стекает по ней, оставляя кровавый след. Затем он переключается на следующего, начиная обрабатывать его локтями и коленями. Однако, тут его обхватывают сзади. Яша наносит удар ногой назад, но прежде его противник успевает ударить его розочкой в бок. Яша оказывается между двух огней, собирается нанести широкий удар ногой, и поворачивается спиной к ЧсМ, которого посчитал выведенным из строя. Тут же Дольф встает и со всего размаху бьёт по атакующей ноге монтировкой. Яша падает, на него наваливаются всей кодлой, так, что его даже не видно за "забивающими". Это продолжается минимум полминуты. В какой то момент Дольф выбирается оттуда, подхватывает мусорную урну и начитает бить ей.

Наконец "кобры" разворачиваются к камере:

- Пц котенку, больше срать не будет. (смеются)...

Дольф: Я к боссу с докладом. Че-то мне херово (потирает затылок, рука в крови). А вы можете погулять. В любом случае за жидёнка нам точно зачтётся.

День Третий. Среда. Поздний вечер. Иной. Тренировка у Гуру.

Помещение секты. "Ниндзя занимаются строевой подготовкой". Тренируются они в основном с "традиционным" оружием, и весьма яро - искры из мечей летят, звездочки в доску втыкаются. Пусть и с двух метров.

Однако Гуру почти не занимается тренерской работой, наблюдая и поправляя. Он крутит какой-то комплекс, явно нацеленный на внутреннюю работу. Видно, что он действительно чем-то занимался и, возможно, даже действительно выработал какое-то свое направление. Но более это похоже на "стиль Ламы", собранный по материалам просмотра большого количества видео.

ИНОЙ наблюдает за тем, как работает Паж и даже может спросить Гуру - это его самый лучший боец. Нет, отвечает тот со смехом, но самый лю-убимый. Он хорошо владеет техниками работы с маной, разве не так?

Внимание к ученикам у гуру появляется, когда они завершают занятия, постепенно рассаживаясь перед алтарем. Гуру раскладывает на нем мелкие иконки наподобие тех, которые иногда таксисты ставят на бардачок. А сидит в углу. Гуру начинает речь, и при этом смотрит в первую очередь на него.

Гуру: Дзенские мастера говорят- "встретишь Будду, убей Будду". Таков подход ниндзя нашей школы, от которого потом даосы и произошли. Ибо мы могущественная древняя школа, нам подчиняются даже демоны.

Смотрите как мы грозны и способны отринуть бога и "убить" его.

В Японии есть обряд кимотори - поедание печени врага. Чем круче враг, тем больше воин-ниндзя обретает силы. Так и мы - разрушая иконы, возвышаемся над миром.

Тем же фэнтезийного вида "бяо", которым он пытался зарезать кота, Гуру раскалывает иконки одну за другой. Никаких видимых спецэффектов.

Гуру: Конечно же, это - лишь демонстративный акт. Естественно, настоящее обретение силы бывает только когда уничтоженная икона несет на себе реальный отпечаток бога. Ведь не случайно даже Мокий уничтожал иконы...

ИНОЙ привстает со своего места. Гуру продолжает.

- Не все знают, что Мокий на самом деле был мистиком секты Тэнма, которая является искаженным ответвлением нашей школы... но секретные знаки, которые он оставлял на своих жертвах говорят о том, что он не был чужд искусству ниндзя...

Крупным планом лицо Пажа. Оно бесстрастно.

ИНОЙ поднимает ладонь, и Гуру умолкает.

ИНОЙ: Я, кстати, слышал в своих странствиях, что известная вам икона не уничтожена, а до сих пор находится в Эмске...- Что ж, тогда мы найдем ее, заключает Гуру. Все ли знают, как она выглядит?

(затемнение)

ИНОЙ и Гуру пьют чай. Паж прислуживает.

ИНОЙ: а что ты еще знаешь про место на Александровской.

Гуру: это очень мощное место силы.

ИНОЙ: хороший фэншуй?

Гуру: более того. Это место, где было мучительно убито много людей. Очень полезно для магических опытов.

ИНОЙ: Тогда почему ты не принял участие в схватке за это место?

Гуру: Искусство ниндзя есть умение ждать. Мы нанесем удар когда противники ослабят друг друга.

(затемнение)

Поздний вечер. Бобруйский гуру сидит перед алтарем, который он использует как столик. Перед ним пистолет, "рэмбовский" нож и бутылка водки. Смотрит на оружие, смотрит на себя, видимо прикидывая, неужели ИНОЙ действительно наделил его неуязвимостью. Хочется проверить, но страшно и боязно. Плющит. Он смотрит то на стрелялку, то на себя и в конце концов останавливается на ноже. Приставляет лезвие к сердцу, но не решается... ждет, выпивает бутылку, после чего все-таки кладет левую руку на стол и пытается по ней ударить. От нервов и водки промахивается. Заносит нож снова. Нож дрожит как рука начинающего игрока в русскую рулетку, и потому - снова промах (точнее, лезвие втыкается в стол между пальцами). Третий тест - но в страхе он инстинктивно отдергивает руку и нож снова бьет в стол. а далее нож летит в одну из "икон" (не втыкаясь) и выпрямившись и выкатив глаза, Гуру орет:

- Что, съели! Я неуязвим! Скоро мы вас всех...

На шум в зале появляется одна из (видимо, дежурно излюбленных) учениц, возраст которой вызывает сомнения. Возможно, порог согласия уже пройден, но если это не педофилия, налицо как минимум ярко выраженная склонность к определенному типу. Нервное возбуждение требует снятия, и, грубо схватив девчонку за плечо, так что она даже вскрикивает, торжествующий сверхчеловек утаскивает ее трахать.

День Третий. Среда. Поздний вечер. Иной. Паж. Нападение по пути домой.

Спутники Дольфа стоят в подворотне около дома Пажа. Они видят Пажа и Иного, которые, судя по всему, возвращаются с тренировки.

- Гляди, тот инвалид из электрички. А с ним пидаренок из шестого класса.

- Погоди, может не надо. Он же из Этих... ниндзя.

- Вот я и говорю, пидаренок. Босс говорил, ихний гуру и пацанов, и девчонок всех в рот Ъбал.

- А я говорю, не надо. Они там все отморозки. Ващще без крыши - сразу начинают убивать. И с оружием постоянно ходят. Саня тоже к одной полез, еще лапать не начал, а она ему какую-то хЪню в горло воткнула.

- Малолетки, хуле. Их УК не берет.

- Я еще слышал, он их серьезным людям потом подкладывает. Говорят, Ъутся как звери.

Паж заходит внутрь дома. Иной остаётся на улице и делает вид, что собирается закурить. На самом деле ощущение такое, как будто он увидел кого-то в темноте и вытаскивает что-то из рукава.

- Лана, давай инвалида. Палка у него прикольная. Загоним за штуку минимум.

Они срываются с месте и с гоготом бегут к цели

(затемнение)

Иной и Паж дома. Паж расстегивает рубашку, обнаруживая полное отсутствие следов от палки, которую к нему приставляли. А моет руки.

ИНОЙ: Забыл спросить. что такое у вас "Посвящение Волка"?

Паж: Мы ловили бездомного пса, учитель подвешивал его за лапы и давал каждому нанести по удару.

ИНОЙ: Зачем? Это же даже не бой...

Паж: Учитель говорил, что так мы перейдем грань и пройдем первое посвящение, сумев убить ради блага школы... ведь боевое искусство - высшее оружие, которое дано нам для того, чтобы убивать врагов учения.

ИНОЙ: Боевое искусство нужно для того, чтобы совершенствовать себя и следовать пути учения. А для того, чтобы убивать врагов учения, существуют демоны. Например, я.

Паж: А каких врагов надо убивать? Гуру говорил, что любой, кто поносит или порочит учение, заслуживает смерти.

ИНОЙ: Если человек не умеет или не знает, как жить по канонам учения, его следует научить этому. Это касается и тех, кто может быть переубежден, так как доселе просто не знал о его существовании. Если человек не может жить по канонам потому, что не может, его следует вылечить, дав ему возможность сделать выбор и поступать правильно. А вот если человек, имея и знания, и возможности, не хочет жить по канонам, и при этом стоит на грани совершения большого зла - тогда его можно назвать врагом учения, и в дело идут Демоны.

Паж: вы приехали сюда для того, чтобы кого-то покарать?

Иной (смотрит на пажа): не только.

День Третий. Среда. Поздний вечер. Егор. Марго. Крепость.

Вечер.

Часть музея-заповедника. Стена, обнесенная небутафорским валом со рвом и частоколом. Лиля, с синяками под глазами, смотрит в окно, и мы мельком видим комнату, где, судя по всему, она работает бухгалтером.

Камера спускается вниз и мы видим калитку в стене, около которой стоят Марго и ее оператор. Рядом стоит машина частника, на которой они приехали.

Марго: про так называемый "Объект Крепость" известно немного. Как говорят, эта часть музея-заповедника еще не стала достоянием Николая Муракина. Формально там находится цех народных промыслов, который делает эти замечательные (показывает) матрешки. Некоторые говорят, что еще там разливают паленую водку. Но наш информатор - иного мнения.

Через калитку протискивается явный ханыга. Оператор берет его "на мушку"

Марго: Так, держи (передает ханыге бутылку)

Ханыга: А о чем говорить-то?

Марго: Начинай с Икон. (подает знак оператору)

Ханыга: Значитца так: иконы у них во-от там хранятся. Работают беженки из .. из этого... из чуркестана, короче.

С другой стороны к калитке подходит Егор. Лиля видит его из окна, но тут камера съезжает в сторону, и мы видим, что охрана объекта ест хлеб не зря.

Калитка распахивается, после чего наружу вылетают трое-четверо плечистых молодцев с битами, в том числе Шарход - человек, которого мы видели, когда Яша и Егор спасали девчонку.

Двое сразу сбивают на землю и метелят пьянчугу (один сразу же наносит ему удар в голову, после которого обычно не живут), а следующим ударом подшибает оператора, так что он падает на колено и тут же начинает отползать в сторону. Марго вижжит.

Шарход: Бабу! Бабу хватайте!

Егор подбирает с земли камень, разбегается, а потом с разгону таранит того, кто собирается добить оператора (тот теряет равновесие и падает в ров), а затем в прыжке, "баскетбольным движением" бьет по голове сверху вниз того шкафа, который уже начал заламывать Марго.

Егор: Ноги! Быстро!!!

Марго пытается рвануть с места, но у нее ломается каблук. Пока она встает и отламывает второй, Егор успевает швырнуть камень в одного из тех, кто занимался пьянчугой (второй в это время вытаскивает упавшего в ров). Пока двое заняты, а двое временно выведены из строя, Егор и Ко покидают сцену.

Сначала герои бегут к машине, за ними гонятся блатные.

Водитель, увидев, кто за ними гонится, с пробуксовкой срывается с места, проносится вперед, делает полицейский разворот, сжигая резину гонит обратно, проходит "змейку", с резким поворотом выходит на трассу и исчезает.

Герои и блатные останавливаются, провожают взглядом машину, потом смотрят друг на друга и продолжают погоню по пересеченной местности. Паркур в чистом виде, причем основная задача - не потерять камеру. Бетакам, профессиональная, большая и тяжелая.

Марго: Ты.. ты..

Егор: да ладно... на моем месте так поступил бы каждый.

В очередном перерыве.

Марго: куда мы бежим? Мне надо в гостиницу! Я позвоню в Москву!

Егор: ...и за тобой пришлют вертолет. Ближайший телефон в Нефедово, туда полчаса топать. Таксопарк все равно уже закрылся, а бомбилы по вызовам не ездят. Смотри, последний автобус! Можно ко мне доехать.

День Третий. Среда. Почти Ночь. Егор. Марго. Квартира Егора. Репортаж о боксерах

Егор, Марго и оператор заходят внутрь. Все, кроме Егора, дышат как после марафона. Оператор опирается на стену.

Марго (оператору): кому-то надо больше заниматься спортом.

Оператор (Марго): а кому-то надо меньше кушать...

Марго и оператор проверяют исправность камеры. На счастье, - работает. В окошке видно черновые материалы Марго про икону и "архивную немецкую съемку". Егор подходит и видит следующие кадры - внутренность церкви, Наставника, его старую машину, и что- то еще...

Марго: Я подозревала, а теперь уверена. В Крепость свозят похищенные иконы.

Егор: а потом продают?

Марго: нет! С них соскребают живописный слой, потому что мошенникам важны именно старые доски. Затем на них рисуют хорошо сделанные копии древних икон, и под видом оригиналов вывозят за границу за большие деньги. А по документам это новоделка, - художественные промыслы. Представляешь!

(На этом фоне идет картинка, иллюстрирующая то, что, по мнению Марго, происходит в Крепости. По ее мнению, подпольная фабрика выглядит так:

- рабочие в касках и чистых комбинезонах на станках шлифуют какие-то старые доски и соскребают живописный слой.

- ряд офисных столов с хорошим освещением, за которыми сидят художники и на досках что-то рисуют

- склад, где толстый кладовщик принимает аккуратно упакованные коробочки и ставит галочки в ведомости.

Все это - под зловещую музыку).

Марго: Нам нужно будет обязательно проникнуть внутрь. Я бы сделала это сама, но мой оператор, похоже, вывихнул ногу, так что я могу рассчитывать только на тебя. Не волнуйся, я закончила курсы самообороны и два раза была по редакционному заданию на антитеррористических учениях.

Егор: И кем ты там работала? Третьей заложницей?

Марго: Егор! Ты же понимаешь, как это важно. Если они убили ключевого свидетеля и пытались похитить меня, там явно творится что-то страшное.

Егор рассказывает что синие могли быть причастны к нападению на Шмелева как хранителя иконы. Марго рассказывает о своем визите к Шмелеву - они говорили об ином, но... теперь она готова поверить в версию о Хранителе. Марго рассказывает Егору про бункер. Егор говорит что главный вход точно замуровали но должен быть запасной. Марго говорит что представляет себе как он может выглядеть.

Марго смотрит на часы и включает телевизор. Сейчас должен пойти ее вчерашний репортаж из школы бокса.

Микола рассказывает про "силовой бокс".

- "Порхать как бабочка и жалить как пчела" - это для молодых. Если нам с Микитой за тридцать, надо тренироваться по-другому. Больше силовой подготовки. Говорят, что боксерам это не нужно, мы не согласны. Будто бы силовая подготовка снижает скорость и точность ударов. Вот Вам, девушка, есть разница, в какое место на теле прилетит кувалда... (Марго вздрагивает) киянка... подушка.

- Классическая боксерская техника не приспособлена к сопротивлению борцам. Пусть боксер не умеет бороться, но попробуй, побори такого толстячка (показывает на Микиту в весовой категории 120+).

- Ударами всякого там каратэ мышечную броню не пробить. Не надо лупить себя палками, набивая мозоли на заднице, пардон. Лучше это время провести со штангой и гирями, нарастить мяса.

- Надо уметь драться и без перчаток. И не только кулаками. Нет, махать ногами это не по-русски (камера обозревает толстые ноги, которыми махать нельзя в принципе). У руки есть много ударных поверхностей, это и и нижняя поверхность кулака, и основание ладони, и основание большого пальца, и локоть. (Показывает все на груше, груша после очередного удара срывается и улетает в другой конец зала, сбивая по пути пару человек).

- Английский бокс - не русский спорт. Кулачный бой это по-нашему. И силовая подготовка обязательно. Вы знаете, что гири были изобретены в русской армии для тренировки пушкарей? Ядра-то чугунные были, простому солдату их таскать тяжело. Вот к ядрам приделали ручки, получился такой тренировочный снаряд (берет двухпудовку, крестится ей три раза, поднимает над головой донышком вверх).

- У "Силового бокса" пока нет своей федерации. Нам просто некогда. А единомышленники у нас есть по всей стране. На турнире надо заявить про себя. Эти развалины, которые призовой фонд, нам не нужны, надо будет - мы полгорода купим.

Егор тем временем прикидывает, как разместить гостей. Марго на бабкиной кровати с другой комнате, оператора на диване, себе постелить на полу. Марго уходит в ванную (хотя бы потому что после кросса все действительно слишком потные и грязные, чтобы так ложиться спать), оператор выпивает коньяка из фляжки и отрубается прямо в кресле.

Далее следует некоторым образом эротическая сцена, где Марго беседует с Егором на отвлеченные темы о взаимоотношениях мужчин и женщин. Марго одета в рубашку Егора на голое тело, Егор одет в старые джинсы и футболку.

Секс на первом свидании в России 90-х еще не принят. Марго начинает флирт, но сама же убеждена, что на первый раз просто из принципа нельзя ничего "такого" позволить мужчине. Егор подыгрывает, не изображая из себя возбужденного носорога, потому что интуиция ему подсказывает, что никакого продолжения не будет. Шаблон развития отношений рассказывает Лиля на встрече у Михи. Лиля рассказывает применительно к низшим слоям общества, а Егор наблюдает аналогичное по сути поведение и образ мышления Марго, претендующей на высшие слои. Что в его глазах напрочь убивает всю эротичность момента. Зато он удачно подыгрывает. В целом у всех остается хорошее впечатление от дружеской беседы. Марго мысленно ставит галочку "первое свидание он прошел отлично, на втором можно дать себя поцеловать".

Потом Марго идет спать в бабкину комнату, а Егор укладывается на диване.

Пятая серия


День четвертый. Четверг. Утро. Егор. Марго. УВД.

Управление внутренних дел. Егор и Марго идут по коридору. Мельком мы видим несколько лиц или коротких обменов репликами - милицейские реагируют на звезду журналистики в стиле "от звука Мяу я млею и таю.."

Егор и Марго стоят перед кабинетом. Оттуда выглядывает довольно пожилой следователь с погонами старшего лейтенанта.

Старлей: ну здравствуй, малолетний преступник. Чего пожаловал? (Вопросительно смотрит на Марго)

Марго: Нет, он мне ничего не сделал. И вообще, я могу поговорить с вами без свидетелей?

Егор: погодите! Товарищ старший лейтенант, разрешите обратиться!

Старлей: Ну обращайся.

Егор: Не в курсе, по поводу Алексея Ивановича уголовное дело возбуждали?

Старлей: Нет, конечно. Там вроде ясно все. В его возрасте и по такой дороге... Жаль мужика. Много для страны сделал в свое время.

Егор: Я знаю.

Старлей: Ну может, выкарабкается. Чудеса случаются...

Марго и старлей заходят в кабинет. Егор ждет. Мимо него по коридору проходит Рябов в сопровождении Мануйлова, который довольно известная личность среди оперов.

Рябов: неужели вы не понимаете! Это дело федерального уровня! Убит чемпион России!

Мануйлов (несколько устало): Это вы не понимаете. Ну будет пара заметок в прессе. Может, и в московской. В городе почти каждый день на улице убивают трех-четырех молодых парней. Была б на трупе свастика - может, шум и был. А так - бытовуха...

Рябов: Ну ты же понимаешь, что они хотели сорвать чемпионат, а это...

Мануйлов: Ты говоришь, кто по-твоему это сделал - я этого человека найду и посажу. И улики найду. А нормально искать, извини, нет времени. На мне и так двадцать шесть дел, в том числе этот долбанный Маклауд.

Рябов: Вариантов два: или... (у него звонит Сенао) Слушаю. Травма? А Петровский? Когда там конец? Что? Да! В Москве? Хорошо, звони, - самолет оплатим! (кладет трубку в карман, натыкается взглядом на Егора)

Мануйлов провожает Рябова до крыльца, и тут подъезжает автобус. Из автобуса выскакивает человек с острым носом и рыжей шевелюрой, которого мы видели пытавшимся ангажировать Брюсова - один из приспешников Калдуна по кличке Лис. За ним выбираются хмурые люди явно из разных слоев населения, от предпринимателей и рыночных торговцев до мужиков рабочего вида, старушек и студентов. За ними присматривает пара братков откровенно криминального вида. Возможно даже, пара лиц, которых мы видели ранее. По неуверенным движениям и стремлению избегать Мануйлова взглядом видно, что все они пришли не по своей воле, но Калдуна явно боятся больше, чем милицию.

Лис: Здрасте Вам, гражданин начальник.

Мануйлов: Это что за массовка?

Лис: Это не массовка. Это, как бы Вам помягче сказать, не совсем потерпевшие и не вполне свидетели.

К крыльцу с сиреной и мигалками подъезжает черная волга, из нее вылезает Сундаков.

Сундаков: Товарищ майор, что здесь за демонстрация?

Мануйлов: Что происходит?

Лис: Граждане желают забрать заявления. Добровольно и с песнями.

Мануйлов: Да ведь на них синяки!

Лис: Правильно! Некоторые из пострадавших не только собираются забрать заявления, но и намерены обратиться в суд по поводу того, какими методами от них требовали дать показания на пожилого человека!

Мануйлов: Да я тебя прямо сейчас заберу! Сейчас спрошу у граждан, что ты натворил, чем их пугал, и упеку лет на десять! Дежурный!

Из УВД выходят двое сотрудников в бронежилетах и с автоматами. Из стоящей рядом патрульной машины выходят еще двое- те же, которых мы наблюдали в сцене драки. Водитель Сундакова выходит из машины и сует руку под пиджак. Водитель автобуса вылезает с нунчаками, сваренными из стальных прутов. Граждане злорадно улыбаются, поглядывая на Лиса.

Сундаков: Товарищ майор, Вы как-нибудь поосторожнее. Мало ли что вдруг...

Мануйлов: Товарищ генерал...

Сундаков: Не надо мне тут никаких инцидентов. Товарищи сотрудники, разойдитесь и перестаньте размахивать оружием. А вы, товарищ майор, зайдите ко мне в кабинет.

Сундаков проходит в здание раньше, чем офигевший Мануйлов успевает ответить. Патрульные сплевывают и закуривают. Автоматчики уходят обратно.

Лис: Что, граждане, уяснили? Давайте быстрее. Я вас тут подожду, мне туда лишний раз заходить не хочется.

Бывшие свидетели заходят внутрь, сотрудники милиции принимают у них отказные. Среди них - Жаров.

(затемнение)

Марго разговаривает со следователем.

Марго: И что, никто ничего не может им сделать?

Следователь (устало): На какой планете вы живете? Даже если его все-таки посадят, Калдун будет руководить городом из тюрьмы. Вору в законе она как дом родной. А что тут творилось, когда прошлый раз хотели его взять... об этом даже в Москве писали.

Марго инстинктивно хватается за блокнот. Следователь накрывает ее руку с блокнотом своей.

- Да, это Та Самая История. Но не советую предавать ее огласке.

Марго: что, все ТАК плохо?

Следователь: Плохо. Уличные войны самые настоящие. Задолбало уже! По нескольку раз в неделю в больницы привозят молодых придурков. Тяжкие телесные. Рубленые, резаные, колотые раны. Реже огнестрел. Заявления подавать отказываются, говорят "сами разберемся". Самое поганое, что дошло до трупов. За последние пару месяцев - шестой десяток. Из них четверть - зарублены явным холодняком промышленного производства. Срезы чистейшие, судмедэксперт такое видел раз в жизни - хотели казака ограбить, а он откуда-то дедовскую шашку вытащил. Похоже, что кто-то в городе шашки или сабли на поток пустил. На заводах работы нет, так в рабочее время на станках точат всякую пакость. Вот, полюбуйтесь!

(выдвигает ящик стола, там коллекция качественного ХО от "зоновских" ножей до танто и всякого кобудо)

А еще какой-то дебил в Москве придумал, что это какой-то Маклауд ходит по окраинам и рубит головы прохожим, хотя все жертвы из тех, кто сам кому хочешь голову снимет.

Марго: про Маклауда я читала, в Москве, в "МК". А еще я читала, что в древней Японии, самурай, получив клинок, должен был выйти на большую дорогу и зарубить первого встречного.

Следователь: Хоть Вы-то не подкалывайте

Марго продолжает требовать эксклюзива. Помявшись, ей расскажут, что жертвы грабителей-сатанистов делятся на две группы:: или те, у кого были иконы, или ветераны войны и партизанского движения. Во всех случаях это одинокие пожилые люди, у которых уносили последнее и очень жестоко избивали: вот как если б кто какие приемчики отрабатывал. Кроме того, там, где жертву забили насмерть, ее кровью на столе были написаны странные символы. Марго зарисовывает их, и они нам знакомы - их же отмечал Егор.

(затемнение)

Мануйлов в кабинете Сундакова.

Сундаков: Значит так. Дело так называемого Калдуна я беру под свой личный контроль. А Вы, товарищ майор, лучше бы иными делами занимались. Резонансными. В Москве, между прочем, интересуются, как идет расследование порученного Вам дела о детоубийствах.

Мануйлов : Какие на (давится вовремя) дети! Там почти у каждого такой послужной список.. малолетние преступники те еще. А головы...

Сундаков (резко перебивая): Ну не дети, подростки. Между прочим, некоторым не было и 16-ти, а значит, формально они - дети. И вот опять-таки, никто из них осужден не был, так что называть их преступниками вы, товарищ майор, не имеете права!

Мануйлов хочет что-то сказать, но Сундаков не дает:

Я понимаю, что вам выгоднее выбивать показания вместо того, чтобы заниматься настоящей работой, а проблемы рядовых граждан вас не волнуют, но учтите! Теперь и вы, и прочие костоломы будете жить по закону! (срывается на фальцет) А не по всяким там понятиям!

Мануйлов заметно нервничает - пока его распекают, забирающие заявления делают свое дело.

Мануйлов (про себя): Эх, Сашка...

Сундаков: Думаете меня разжалобить? На психику давите, да? (сам себя накручивая) Так я знаю, что ваш хороший друг Зыкин покончил с собой, и что? У него была депрессия после смерти семьи. Или у вас есть доказательства, что предполагаемые сектанты были к этому причастны? Нет? Вот и не стройте всяких там теорий. (в потолок) Гос-споди, что же тут творится-то! Но ничего, я здесь порядок наведу! По струнке ходить будете...

Мануйлов: товарищ генерал, разрешите идти?

(затемнение)

Егор и Марго выходят из здания.

Марго: Ничего про иконы, конечно, он мне не сказал, но кое-что я узнала. За неполных два месяца это уже четвертый случай нападения на журналиста. В начале месяца в подъезде собственного дома был заколот шилом Илья Ревенко, который готовил репортаж о молодежных группировках. А неделю назад "в результате нападения агрессивно настроенных подростков" погиб представитель центральной газеты, который писал очерк о ситуации на Эмском Комбинате Приборного Машиностроения. А еще тут насмерть сбил грузовик корреспондента МК, который, как и я, интересовался мистической стороной города.

Егор: это тот, кто про Маклауда написал?

Все складывается...так что подумай, и если что, вечером мне перезвони. Вот визитка.

Егор: Почему вечером? Я знаю одну девушку, которая работает в крепости. Мы как раз договорились встретиться сегодня днем.

День четвертый. Четверг. День. Брюсов. Разборки-1

Брюсов входит в подъезд своего дома, поднимается по лестнице, но резко втягивает воздух, прислушивается и стремительно несется по лестнице.

Группа подростков стоит у двери в его квартиру, разливая бензин и отпуская похабные шутки от того, как "она" будет прыгать с балкона. Прежде чем они успевают достать спички, Брюсов врывается на лестничную клетку и даже не разговаривая, "дает" с ноги. В нокауте все, кроме одного, которого берут за горло.

Брюсов: КТО?

- Мужик, качок такой. Он хозяин точки, где мы водкой затариваемся...

Брюсов бьет его башкой об стену так что тот теряет сознание. Он открывает дверь и через мгновение возвращается оттуда с нунчаками, которые запихивает под куртку.

Брюсов (в квартиру, жене):Вызови милицию!

(затемнение)

Ларёк на улице. Около него отирается некоторое количество алкашей и пара-тройка элементов явно криминального вида. Появляется Брюсов, который тут же на себя дёргает дверь ларька и вытаскивает оттуда продавца.

Брюсов: Где Слоник?

Окружающие пытаются выручить своего знакомого, но всё заканчивается буквально в несколько ударов.

Брюсов: В последний раз спрашиваю, где Слоник?

Продавец: Мужик, ты что, очумел? Ты чего, на Слоника наехать хочешь?

Брюсов хватает его за грудки и выбивает им стекло ларька.

ГДЕ?

Продавец: В сауне... на Кирова...

Брюсов движется налево от ларька.

Продавец (ему вслед): Гроб с собой не забудь.

День четвертый. Четверг. День. Егор. Лиля. Крепость-1.

Егор сидит на лавочке на пустыре возле "Крепости" и выслушивает Лилю. Она кушает горсть таблеток и запивает дорогим вином.

Лиля: - Это все он! Зазвал меня в крепость, а потом повесил недостачу и сказал: или тебя Калдун живьем на ленточки порежет, или будешь черным бухгалтером. И чтоб спала с ним, уродом... Так лучше с ним, чем с чурками. (отпивает еще) Как же хорошо, что ты вернулся, Егорка...

Егор: А сбежать?

Лиля: Куда? Он теперь в авторитете, откуда хочешь достанет, - Калдун, говорят, таких залетчиц на своем приусадебном участке свиньям скармливает. Шарход рассказывал, что живьем. У него кабаны к человеческому мясу приучены...

Егор внимательно слушает.

Лиля (продолжая) а не он, так Семак с Муракиным. Нас уже раз поджигали, охрана еле сработала. Если Кобры меня схватят, насмерть забьют или запытают. Я ж бухгалтер, секреты всякие знаю...

Егор: Муракин?

Лиля. В барина играет, урод, даже охрану свою стрельцами вырядил. Весь город под его дудку пляшет. Так он и водку под себя подобрать хочет, и музей, чтоб частью усадьбы был...

День четвертый. Четверг. День. Брюсов. Разборки-2

Внутреннее помещение сауны. Довольно большая группа татуированного народа (братки-спортсмены и уголовники старой закалки) плавают в бассейне, играют в бильярд и пьют водку. С ними несколько девочек: по возрасту и тому, как одна из них делает массаж, можно понять, что они из "ниндзя".

Брюсов подходит к двери сауны и звонит. Когда охранник открывает дверь, он резко нокаутирует его прямым ударом и вваливается внутрь. В простенке на лестнице его пытаются задержать двое охранников: у одного из них обрез или помповик, у другого - пистолет в кобуре. Брюсов вырывает у одного из них обрез и тут же ему наносит удар прикладом, одновременно заслоняясь им от второго человека, который пытается в это время вытащить пистолет. Затем он кидает одного охранника в другого, а затем наносит удар в прыжке, окончательно выводя из строя обоих.

Заслышав шум, "гости сауны" настораживаются и, как минимум, успевают вылезти из бассейна, однако, Брюсов уже внутри и в течение менее минуты мы наблюдаем классический "разгром вражеской малины" в боевиках от Чака Норриса и К. несмотря на попытки хвататься за ножи, бильярдные кии и тп (будет ли он сам хвататься за нунтяку, обсуждаемо).

Кто-то из братков, в процессе драки: Мужик, ты че, не понял! Мы под Калдуном ходим!

Брюсов: так и передайте этому пидору, что если он ещё хоть раз тронет мою семью или пикнет, я его найду и кишки через жопу вытащу.

День четвертый. Четверг. День . "Синие". Лилю застукали.

Валет (тот самый, который "сам блатной и кличка тоже блатная") и Шарход пьют самогон в административном домике. Валет, на котором сильно прибавилось татуировок, играется бабочкой, вертя ее меж пальцев.

Шарход начинает ему объяснять, что это неправильно: нож - он у мужика как член, и раз достал, надо пустить в ход, а не мацать его попусту.

Блатной смеется - ты хоть в жизни хотя бы одну свинью зарезал?

Шарход объясняет, что свиней он не резал, потому что мусульманам резать их запрещено. А вот баранов - резал. И людей - резал. Дома, когда все началось... вашего брата резать просто, - не дергается, сам как на бойню идет.

- Ты что же, русский народ не любишь?, - взъяряется Валет. Да не пригрей тебя Колдун, тебя б свои родственники давно б замочили. Эмск НАШ город и не позволим мы какой сволочи тут свои порядки устанавливать... вы беженцы, вот и сидите где сказано...

- Ай, спокойно, да, - Шарход сбавляет обороты. Я русский народ люблю. Особенно баб. Ты же знаешь. Кстати, когда со мной своей Лилькой поделишься? Уж я б ей вставил... Обещал же! Карточный долг - священный долг...

- Не, объясняет Валет, Лилька она гордая. Не чета твоим беженкам, которым ты сказал, они делают. Просто так она не даст. Но ничего - вот будет скоро недостача на большую сумму, я ей и подскажу, к кому надо обратиться, чтоб ее не прикопали. Сама придет и в лучшем виде все сделает...

- И скоро будет такая недостача?

- Скоро... (потягивается, бросает взгляд в окно, усмехается) погоди-ка! Без недостачи обойдемся! Гляди, с кем она там трепется!

(затемнение)

Меж тем разговор Егора и Лили завершается. Но Егор не может не спросить насчет подпольного цеха подделки икон.

Лиля отвечает, что нет ничего такого. Но... "а что, надо чтоб было??". Она готова рассказать все, что потребуется - тем более что ей есть что рассказать про то что творится внутри, да и о Калдуне или Шарходе она знает много. Шархода она очень не любит - он все время пытается ее лапать, и от изнасилования его удерживает только то, что она женщина Валета, брать которую не по понятиям.

Егор говорит, что Марго могла бы обеспечить Лиле прием в Москве. Лиля именно об этом: за просто так в Москве никто никому не поможет. Так что она готова рассказать все, что необходимо в обмен на информацию, которая сделает сенсацию. Надо, скажет про иконы, надо - про женщин, которых там по восемь раз в день насилуют. "Я, если надо, такого наплету - ни одна порнуха не угонится!".

Егор противится, - "не лжесвидетельствуй!". Лиля же полагает, что Валет и К настолько плохие люди, что некоторая ложь не будет лишней - и вообще нет ничего плохого в том, чтобы утопить такого негодяя. Они лгут и обманывают, а нам отчего нельзя?

Нет, по мнению Егора, Марго должна сама проверить, что есть в этой Крепости. Чтобы не опозориться перед коллегами, если выяснится, что ничего нет. На том и решают.

Егор: Ладно. Вечер утра мудренее. Я тебя вытащу...

Егор уходит, Лиля дожидается, пока он скроется из виду, и возвращается в крепость. По тому, как она идет, видно, что она несколько более трезва, чем выглядела. Валет и Шарход наблюдают за ней из окна.

(затемнение)

Валет тащит за руку упирающуюся Лилю. Он вталкивает ее внутрь двухэтажного барака и закрывает дверь.

День четвертый. Четверг. Ближе к Вечеру Егор. "Пересвет". Тренировочный зал. Столкновение с Ратибором.

"Пересвет" . Егор ведет тренировку. Точнее, герой показывает какую-то технику, а Жаров как бы дополняет его объяснения. На сей раз противостояние тоньше, - там, где герой упирает на рациональное объяснение (рычаг и тп), а учитель как бы "дополняет" его мистикой.

Во время этого объяснения приемов, нам хорошо видно, из кого состоит секция. Есть небольшая группа старых учеников, которые начинали одновременно с героем и занимались у наставника и для души. Их два-три человека, в том числе Сергей. Есть некоторое число новых учеников, пришедших после того как Жаров стал вторым или третьим человеком в школе, и скорее связанных с ним или Сосипатром. Это и Ратибор, который в это время машет в углу шашкой, а затем - двумя шашками. Смотрится в стиле "боевого гопака" хотя для непритязательного зрителя выглядит почти как "нунчаки Брюса Ли". И есть довольно много молодежи, которые только-только начинают свой путь, в том числе Рита. Егор в основном работает с ними.

Здесь тоже надо будет подумать над тем, какие именно приемы отрабатываются - детали зависят от того, который "русский стиль" берем за основу.

Егор: А вообще, ребята, будьте с яростью поосторожнее. Вспомните, Алексей Иванович так объяснял: Когда человек ярится, он напрягается, и мышцы у него сводит. Силы, может, чуть и прибавляется, а вот скорость падает. И глаза закрыть привычнее, а в бою это - гибель... Ярость только слепит.

Егор: вопросы есть?

Аудитория молчит. Жаров на своих занятиях требовал зазубривания.

Егор: Может, кому чего непонятно?

Ратибор: (чинно окая) а вот нам учитель рассказывал, что разработки Русского стиля опираются на секретный древнеславянский трактат. Когда учитель служил в органах госбезопасности, он видел эту методичку и с риском для жизни скопировал... Естественно, потом он скрестил его с тем, что знал и умел сам, но духовная основа...

Егор: Нам Дед ничего такого не говорил...

Ратибор: Дед твой, может, ничего и тебе, пацану, не говорил, а мы этот славянский трактат своими глазами видели, и не надо нам тут...

Егор сжимает кулаки и смотрит по сторонам.

Ратибор (беря муляж СКС): Ш0, пацан, решил п0т0мственн0го к0з0ка уму-разуму поучить?

Он начинает раскачиваться и раскручивать карабин, начиная какой-то псевдо-русский распев. Егор тоже берет муляж и становится в стойку. Видно, как глаза Ратибора закатываются и наливаются кровью.

Если надо, получается довольно забавная схватка. Ратибор работает своим оружием как "славянским топором" - с большим количеством вращений, но его удары в полную силу свистят над головой Егора, уходящего из-под атак. Сам же Егор грамотно намечает уколы в горло или корпус, не доводя их; но видно, что сражайся Егор всерьез, его противник был бы заколот в первые секунды.

Аудитория довольно четко разделяется на две партии - за Егора и за Ратибора. В критический момент появляется Жаров и грамотно гасит конфликт.

- Что происходит?

- Да вот, спаррингуем, - отвечают оба.

Жаров уводит Егора поговорить, а Ратибору поручает занять остальных ОФП. Бег, подтягивание итп, что не имеет прямого отношения к БИ, а соответственно и к разногласиям. Создается ситуация, когда Ратибор безусловно старший, а остальные должны слушаться.

"В кулуарах" Жаров пытается успокоить Егора. Ратибор тут недавно, и не знает, что Дедом у нас называли Шмелева. Но он очень нужен нашей школе, особенно если мы потом будем раскручиваться. Ведь тебе же снова в армию, а нам нужны инструктора. Ты б поаккуратнее с ним на людях, не надо выносить сор из избы. И вообще, давай ты именно сейчас и расскажешь всем про свою армию.

Егор поджимает губы - явно хочется вспылить или хотя бы ударить кулаком по столу, но аргументы Жарова звучат относительно резонно.

Некоторое время Егор с явным ожесточением колотит по мешку, явно сбрасывая агрессию, но после пары серий заканчивает.

Егор: Хорошо, дядя Леня. Давайте, я расскажу.

(затемнение)

Егор стоит перед группой учеников, в основном молодых. Рита в первом ряду и смотрит на Егора взглядом фанатки поп-группы на своего кумира. Меньшая группа народу повзрослее занимается самостоятельно под руководством Ратибора .

Жаров: Ну начинай, Егорка.

Егор: Поначалу в нормальную армию меня брать не хотели. Но Леонид Петрович мне тогда очень помог. Я даже не знаю, как он тогда уговорил военкоматских.

Флешбэк. Про армию.

Военкомат. Наставник и Жаров уговаривают чиновника. Егор ждет за дверью.

Военкоматский: Не, мужики, никак. В разведку с таким прошлым? Ну да, срок условный, и кончился уже, но судимость не снята...

Наставник предлагает войти в положение - парень сирота, и прошлое у него было действительно сложное. Если не уйдет в армию, сопьется и помрет как его родители.

Военкоматский: понятно, что сложное, раз с 13 лет в СпецПТУ...

Наставник продолжает давить на жалость (парень дельный, хорошо подготовленный рукопашник, желающий служить, а вы его в стройбат хотите), военкоматский стоит на своем. Есть инструкции, и с такой анкетой - никак. Был бы полный сирота, куда ни шло, но формально у него есть бабка, так что не пропадет, и не надо заливать, что он тут непременно сопьется.

Но тут вмешивается Жаров: он замначальника паспортного стола районного УВД и предлагает сделку. Во-первых, они подают на Егора документы, где некоторые факты его биографии будут скрыты, во-вторых, он (Жаров) поможет военкомату выявить тех призывников, которые в настоящее время косят. Поломавшись для вида, военкоматский соглашается и объявляет Егору что разведбат ему не светит, но в пограничники он пойдет. На лице Егора радость, и он благодарит Лж, который явно ему Очень Помог.

(затемнение)

Жаров: а теперь расскажи, насколько тебе помогла наша выучка.

Егор: когда я уходил в армию, я был уверен, что знание рукопашного боя поможет мне на войне. Но когда я сказал это Алексею Ивановичу, он меня поправил: вообще-то да, только для этого я должен потерять автомат, штык, каску, саперную лопатку, найти ровную площадку где нет ни камня, ни дубины, обнаружить там противника, который тоже потерял все свое оружие и снаряжение, и вот тогда, безусловно, ты его одолеешь.

Рита: Алексей Иванович рассказывал, что на первой же тренировке по рукопашному бою вы вырубили своего инструктора. Это правда?

Егор: Было такое. Я ему сказал "Товарищ лейтенант, вы неправильно показываете", а он мне: "Ну давай, стань в стойку и покажи нам, как надо". Я показал.

(здесь можно дать короткую схватку: русский стиль против "стандартного" рукопашного боя - в итоге инструктор пропускает несколько болезненных ударов, а потом Егор его роняет. Бой занимает всего несколько секунд)

Жаров: И это был самый серьезный бой?

Егор: Не самый. На заставе пришлось по-настоящему повоевать.

Жаров: Убивал врагов?

Егор: Да, но только из автомата. Врукопашную не доводилось.

Рита: А когда ты против всего взвода дрался? Дед нам это рассказывал...

Егор: Это было всего один раз и сразу после учебки. Инструктор мне подсуропил, и я попал в часть, где наших земляков почти не было. Кроме того, мне дали отделение, где все были старше меня по срокам службы. Вот тут реально пришлось тяжело. В первую же ночь меня подняли и хотели заставить делать то, что положено моему призыву. Я сказал, что не буду. Они в бычку. Я сказал, что готов драться со всеми, но по очереди... В Общем, 7 человек, половина выше меня, драка до нокаута или пока сам не сказал "хватит". Утром еле не ногах стоял, а потом еще командир докапывался, с какой именно лестницы я упал.

- А что тебе запомнилось больше всего?

Егор: когда я первый раз оказался под обстрелом.

Жаров: и к вере православной ты после этого момента пришел?

Егор: Меня верующая бабка воспитывала. А тогда я еще вспомнил, как Алексей Иванович говорил, что в окопах под огнем атеистов не бывает.

- А чему полезному научился в армии?

Егор: Думать быстро. И не только за себя. Кое-в-какой технике разбираться.

- А после армии куда?

Егор: в училище поступать буду. Я документы уже подал...

День четвертый. Четверг. Вечер. Егор, Рита, Сергей

После тренировки Рита сообщает про анализы крови Шмелева. Миха утром ходил в больницу. При ДТП всегда делается анализ крови, чтобы узнать, не был ли виновник пьян. От этого много что зависит. Анализы были очень странные. Похоже на большую дозу седативного препарата, у которого побочный эффект - замедление реакции. По стечению обстоятельств мокрая дорога, старая машина, встречный грузовик.

Егор и Сергей выходят вместе. Сергей мнется и спрашивает: он знает, что у Егора остались приятели... ну, из прошлой жизни. Можно ли через них добыть ствол?

Егор интересуется, зачем ему.

Сергей поясняет. Он знает, что наставника убили, и знает, кто: один из местных авторитетов, некто Лис, много трепался о том, что Наставника убили синие за то что отказался им помогать. То, что такой разговор был - это точно. За неделю-две до покушения Лис приходил в школу и предлагал, чтобы бойцы из "Пересвета" приняли бы участие в какой-то разборке. Сергей намерен мстить за убийство наставника, и мстить в лучших традициях Монтекристо.

Он говорит, что готов пойти на смерть ради мести и вообще, главное убить тех кто заказал Шмелева, а там хоть Трава не расти. Егор напоминает, что после такого Сергея будет ждать тюрьма, а это место - не сахар. А если он так жаждет действия, то... есть одна идея.

Рита держится от них на расстоянии, но подслушивает разговор.

Шестая серия.

День четвертый. Четверг. Вечер. Егор. Подготовка штурма Крепости.

Квартира Егора

Егор на кухонном столе собирает макет и какими-нибудь игрушками или шахматными фигурами или конфетами показывает Сергею их действия и действия охраны. Надо аккуратно проникнуть внутрь и вывести Лилю, которая сможет показать Марго все необходимое. Затем, если она права насчет пленниц, вывести их через открытые ворота.

Серега спрашивает, кто еще в деле. Егор предлагает Вована. Он знает место и был внутри. У него есть машина, на которой можно уехать ночью (точнее, может угнать с автомастерской машину на ходу, а к утру, вернуть ее обратно). Потому что по ночному городу пешком далеко не уйти. Пешеход более заметен ночью, чем машина. Группа пешеходов - тем более.

Звонок в дверь. Егор идет открывать. На пороге - Рита. Егор удивлен, а Рита на голубом глазу заявляет, что слышала о чем вы говорили и пришла помогать.

Сергей: Рит, может не надо?

Рита: Нет, пойду. Я с вами в огонь и в воду.

Егор: А брату что скажем? Или до позднего вечера уложимся? Учти, я не буду за тебя придумывать, почему домой не пришла.

Рита (немного обиженно) Я в саму драку не полезу. А если что, прикрою. А еще я пластырь с собой принесла...

Сергей: давай-давай-давай (выталкивает Риту)

Появляется Вован

Вован: Пацаны! Сегодня на стадионе грандиозное шоу "Спасские" против "Металлистов" и "Чайников". Айда смотреть. Егор, тебе будет интересно. У меня три билета в первый ряд?

Егор: Это что, футбол?

Сергей: чудак! Драка, конечно.

Егор: И че, в самом деле продают билеты?

Вован: не до такого еще не дошло, но там есть пара мест, откуда все будет видно в лучшем виде. Смотрел "Колизей"? Так вот, он отдыхает! Я тебе говорю

Егор: Не, у нас более важные планы. У Лильки проблемы и мы будем ее вытаскивать.

День четвертый. Четверг. Поздний вечер. Штурм Крепости.

Окрестности "Крепости". Егор, Вован, Сергей, Марго

Марго: все точно?

Егор: Даже если там нет икон, Лиле все равно будет что рассказать. Для Эмска она знает очень много. Тебе на три специальных репортажа хватит.

Егор: Так что, с нами пойдешь или постоишь на стреме?

Вован: У меня с ними свои, особые счёты.

(затемнение)

Стена крепости. На башне даже установлен прожектор, но он даёт луч узко направленного света. Егор, Сергей и Вован оказываются в "мёртвой зоне". Егор забрасывает верёвку с крюком и оказывается на стене, помогая забраться остальным. Тем не менее, это вызывает определённые шумы и кто-то из охранников башни идёт к ним. Два человека, вооружённых битами, появляются в прямой видимости, но Егор резко разворачивает на них прожектор, так, что они оказываются ослеплены. Вован глушит одного обрезком трубы, Сергей нейтрализует второго техникой похожей на "снимание часового", у него это получается не сразу, так что Егор помогает ему его свалить.

На стену забирается Марго

Марго: Ну вы прямо рейнджеры!

Вован: Значит так! Охрана и прочие вон в том домике, прямо под нами гараж. Я сейчас возьму бензинчика, подопру их и ...

Егор, прерывая: Погоди, ты сюда пришёл всех убить или Лильку спасти?

Марго аккуратно подбирает выроненный кем-то из охранников револьвер.

(затемнение)

"Административное здание"

Шарход сидит с ногами на столе. Валет ставит допитый стакан.

Шарход: И чего она?

Валет: да пиЪит чето. Говорит, старый друг приходил, а у нее из друзей только Вован остался.

Шарход: это которого ты "уволил"?

Валет: Угу. Неча было зенки на нее разевать и казенный бензин пиЪить.

Шарход: Слышь, а может, ее щас на двоих расписать? Сходи к ней, а? Скажи, что на сей раз ей точно пЪц, и уж не знаю, какую ей Калдун казнь придумает. Но добрый Шарход знает способ как его умилостивить...

Валет: А если он и вправду прикажет ее того?

Шарход: Так то если и будет то завтра. А так, хоть потрахается напоследок. Давай, а?

(затемнение)

"Приключенцы" спускаются во внутренний двор.

Егор: Марго со мной, Сергей и Вован - к баракам.

Марго: А цех икон?

Егор: Сначала выводим женщин, потом все остальное. Пока остальная охрана не прочухалась...Лиля говорила, она живет в том же бараке, что и остальные работницы.

Егор и Марго проходят мимо "административного домика". Одновременно с этим его дверь открывается, и оттуда выходит Валет, который собирался за Лилей.

Валет: Ах, ты, мелкая сука!

Марго достаёт револьвер и направляет его на "самблатного" и появляющегося в двери Шархода.

Марго: Не двигаться!!!

Валет, продолжая двигаться на неё и доставая бабочку: Ты чего, охуела?

Он идёт на Марго, после чего та стреляет. Шарход при звуке выстрела тут же закрывает дверь, однако, секундой позже мы видим мизансцену: От отдачи Марго получает револьвером в лоб, и падает на жопу, продолжая целиться в темноту.

Егор: Марго, помоги вывести женщин, я с ними сам разберусь.

Валет идёт на Егора, активно вращая бабочкой между пальцев, так что её в темноте действительно почти не видно. В темноте это смотрится почти как стальной круг.

Валет: на кого батон крошишь, салага? (по-хорошему, это должна быть долгая тирада в стиле "пасть порву - моргалы выколю", наложенная на определенные жесты с ножом: понты летят градом и клином)

Однако на каком-то этапе Егор подлавливает его движение и коротким уверенным действием защемляет ему пальцы между двух половинок рукоятки, после чего бабочка оказывается у него. После чего втыкает лезвие ножа ему в бедро и, разворачиваясь, движется вслед за Марго.

Вован и Сергей вдвоём пытаются выбить дверь барака, которая, наконец, поддаётся. Их встречает громкий женский визг: похоже, что местные жительницы привыкли к подобным мужским визитам со стороны охраны. Барак невелик и заставлен двухъярусными кроватями, на которых спят бедно одетые женщины, преимущественно кавказской внешности. На единственной нормальной кровати у самого входа спит Лиля, она тоже испугана. На ее лице свежие следы от пощечин.

Марго: Вы свободны, бегите!!!

Вован: Давайте, бабы! Бегите, кому сказано?!

Лиля не заставляет себя долго ждать и уже собирается кинуться в сторону Вована, но тут в дверном проёме возникает Егор, и она кидается ему на шею.

Лиля: Егорка, я знала, что ты придёшь! (Егору и Марго): Идёмте, я вам всё покажу.

Марго: погоди, я попробую кого-то расспросить. Владимир, может, вы покажете мне, где цеха?

(затемнение)

Егор и Лиля стоят около раскрытого сейфа. В нём несколько папок с документами и довольно много пачек с деньгами.

Лиля: Егор, ну ты чего-нибудь брать будешь? Ты же говорил, деду на операцию деньги нужны.

Егор молчит и явно стесняется.

Лиля: Правда, ну зачем им столько?

Егор: Я лучше посмотрю, что там на улице творится. (выходит)

Лиля: Ну ладно, как знаешь!

Лиля начинает лихорадочно набивать сумочку, засовывая документы себе под блузку.

Дверь открывается. Входит, ковыляя, Валет

Валет: Дура! Что ж ты делаешь!

Лиля срывает со стола телефон и с размаху бьет его по голове. Телефон разбивается, Валет падает. Лиля швыряет в него обломок, который у него в руке

Лиля: Сука! Это тебе за мою загубленную жизнь!

Раздаётся громкое "Мяяууу!" в исполнении Риты.

(затемнение)

Камера показывает нам главные ворота крепости. Рядом с ними - нечто вроде вышки: крытый помост у ворот, с которого охраннику видно, что находится в кузове выезжающих грузовиков. Недалеко - одноэтажное кирпичное строение, где "отдыхает" свободная смена охраны. Оттуда раздается громкая музыка. Шансон/Блатняк. Похоже, там не услышали даже выстрел Марго.

Вне предела видимости прожекторов "крепости" стоит "командно-штабная машина" Бутмана. Шевроле-Субурбан или Тахо, с огромным хромированным кенгурятником, полным силовым обвесом и на хромированных колесах размером больше стандартных. В его кругах встречают по одежке. Надо соответствовать.

Бутман по рации слушает доклады и готовности и дает команду начинать.

Тут же где-то сзади ревет самосвал и стартует в гоночном стиле, быстро, насколько возможно, набирая скорость. Сторож Крепости с вышки у ворот поднимает тревогу.

Прежде чем, охрана успевает среагировать, КрАЗ - самосвал, на котором написано "ОАО ЭСА", выбивает ворота. За рулем Микола. С ходу выскакивает Семак с автоматом, дает очередь над головами выбегающих синих, загоняет всех в домик. Самосвал разворачивается к домику охраны, поднимает кузов и заваливает дверь гравием.

Сразу за грузовиком въезжает большой лэнд-крюйзер Микиты. Оттуда вываливаются семь человек в бронежилетах, с рациями, с помповыми ружьями и тактическими фонарями. Разбегаются по территории. Затем появляется мега-джип Бутмана и еще несколько машин, в том числе довольно скромный "Чероки". За ними бежит "пехота", в том числе ЧсМ

(затемнение)

С началом стрельбы приключенцы залегают. Марго почти высовывается, чтобы сфотографировать надпись на КраЗе, и только общий кавардак и стрельба отвлекают кого-то от данной вспышки. Егор оттаскивает Марго из опасной зоны, обхватив руками за талию - что она явно воспринимает как знак внимания.

(затемнение)

Валет, шатаясь, выходит из "административного домика". Перед ним двор крепости, по которому мечутся перепуганные женщины.

Валет: Шарход... Шарход!!

Взгляд Самблатного поворачивается в другую сторону. Ворота крепости открыты, в них видны несколько машин. Через них по территории рассыпается довольно большая группа людей. Слышны крики типа "трое к гаражу!", "двое - проверить стену!". "Валет" приподнимается, оказывается в луче прожектора.

Валет: Шарход, блядь! Шарход!!!

Камера снова переводит взгляд. В круге света и на фоне ворот перед "блатным" стоИт юноша лет 17-18, своим обликом сильно напоминающий персонажа из японского мультика. У него очень длинные белые волосы до середины спины минимум, красивое/кавайное лицо и тот тип стиля и сложения, которые в восточной культуре являются знаком героя-любовника, а в культуре российской являются однозначным знаком нестандартной сексуальной ориентации. Мальчик одет в плащ, напоминающий одежду "страйкеров" из фильма "Харлей Дэвидсон и ковбой Марлборо" В руках молодого человека - катана, судя по внешнему виду, даже купленная где-то в Японии.

"Валет" кидает в молодого человека нож, тот влетает лезвием, но, судя по всему, перед нами действительно "новейшая японская броня" , от которой остриё отскакивает.

Молодой человек делает красивую связку, отчего мы сначала слышим свист клинка, а затем видим упавшую кисть руки, и чуть позже - катящуюся голову.

Юноша с катаной красивым и отточенным жестом смахивает кровь с клинка.

(затемнение)

Открытая калитка. Приключенцы, включая Лилю, покидают территорию объекта. Из темноты слышна стрельба.

Марго: Сюда! Сюда! Выход здесь!! ... Почему они не выходят?

Вован: А хер его знает. Они же беженки - идти им некуда. (Егору): Может всё-таки запалить, чтобы у них весь спирт сгорел?

Рита (откуда-то снаружи): Мий-йяяяуууу!!!

Егор: Нет времени, пора мотать.

(затемнение)

Тем временем нападавшие "зачищают территорию" - мы видим отдельные моменты:

Ј Бандиты сгоняют под фары пойманных на территории синих. Среди них Шарход, которого упихивают в багажник "Чероки".

Ј Стоянка, где находится несколько грузовиков с водкой и цистерна-спиртовоз. Дольф и кто-то еще подбегают, быстро вскрывают и заводят машины.

Ј Бутман заходит в административное здание и выходит оттуда, разведя руками. Семак забегает внутрь и тоже видит пустой сейф

Ј Семак заходит в цех и расстреливает оборудование. Когда кончаются патроны, из-за какого-то ящика вылезает синий с обрезом. Семак демонстративно меняет пустой магазин на пустой магазин (синему не видно, что новый магазин тоже пустой) и идет на противника, по сути беря его на понт. Видно, что в его исполнении тактика задавливания врага агрессией и понтами действительно прекрасно работает. Затем он срывается вперед и закалывает противника штыком.

(затемнение)

Егор и его компания сидят в кустах и смотрят на крепость, откуда доносятся стрельба и крики. Что-то горит. Рита наклеивает Марго пластырь на лоб.

Егор: Я же говорил тебе не идти за нами!

Рита: А кто б тогда вас предупредил?

Вован: Передел собственности, итить его...

Марго (судя по голосу, чрезвычайно довольна экшном): Ничего, мы еще во всем разберемся. Напасть на такой хорошо охраняемый объект могла только одна сила. Лиля! Я знаю, о чем ты будешь говорить! Эмские войны! Два хозяина города сошлись в смертельной схватке за рынок суррогатного алкоголя...

Лиля: Ну, у меня на каждого хозяина во-от по такому мешку компромата (показывает на доукменты, засунутые за блузку)

Марго: Дай посмотреть.

Лиля: Неа, еще сами репортаж сделаете, а мне потом от ворот поворот дадите. Приеду - все вам покажу. Эк-склюзивно.

Вован: Да-а, войнушка была знатная. Не хуже, чем в "Возмездии Джекоба". Смотрел?

Мимо героев проезжает кавалькада. Сначала "Чероки" с тонированными стеклами, за ним Бутман, причем он выезжает с территории, отъехав на безопасное расстояние останавливается и пропускает колонну. Далее Микола и Семак на самосвале, Дольф и еще кто-то на угнанных грузовиках. Последними - бандиты на джипе Микиты.

Егор: По домам.

Марго: завтра увидимся! Ты можешь быть мне нужен!

Егор: вообще-то, у меня чемпионат.

День четвертый. Четверг. Ночь. Егор. Лиля. Квартира Егора.

Расстеленный диван.

Егор замечает, что у Лили сужены зрачки.

Лиля раздевается. На ней неожиданно дорогое белье. Она смотрит на свои руки, видны следы уколов и резаные вены.

Лиля: ну что, готов к исполнению самой большой детской мечты? (целует его в рот по всем правилам)

Егор: давай лучше спать, завтра нам рано вставать. Как проснемся, сразу же на вокзал...

Лиля: Геро-ой...

Егор поворачивается на другой бок. Лиля делает то же самое. На ее лице довольство - не придется лишний раз подмахивать.

День четвертый. Четверг. Ночь. Семак. ЧсМ. Подвал "Кобра-кай"

Семак и еще несколько учеников, в том числе ЧсМ, избивают подвешенного вместо боксерской груши охранника крепости (одного из тех, кого герой оглушил на башне), формально пытаясь узнать у него, где деньги и документы, а фактически отрабатывая технику пока человек не превратится в мешок с костями.

Семак (ЧсМ-у): А ты смотри особенно. Когда пойдешь на турнир, делай так...

И далее начинаются конкретные советы по обходу правил и незаметным подлянкам, причем пояснение того, как и куда надо бить на турнире, тут же проделывается на человеке.

(да, эта сцена должна быть очень жесткой и очень неприятно кровавой, и Тарантино нам в помощь)

Семак: Учти - реальному бою там ходу нет, но судьи будут смотреть вполглаза. Там большие бабки крутиться будут, так что если кто кому крови пустит, бой сразу не остановят. И помни - должок за тобой остался.

День четвертый. Четверг. Ночь. Иной. Квартира Пажа. Котенок.

Квартира Пажа. Иной раздевается в прихожей. Вдруг откуда-то раздается жалобное мяуканье.

ИНОЙ: Это откуда? Застрял? (прекращает снимать плащ)

Паж (скривился): Нет... это внизу в бойлерной, там...

Иной вылетает за дверь. Что происходит мы не видим, но через некоторое время слышим голоса.

ИНОЙ: Что вам сделал маленький котенок?

- (нагло) А хули он мявкал? Слышь, дядя, он твой, что ли?

Иной (холодно): Нет. Просто котенок.

- Ну и вали нахЪ отседова, а то ща тебя также в печку сунем.

Далее - только нечленораздельные вопли ужаса и боли, шипение кипятка или перегретого пара, вырвавшегося из открытого крана или прорванной трубы.

Через некоторое время Иной возвращается. Он весь мокрый и от него идет пар. Паж передает ему трубу радиотелефона, но Иной его не берет. Паж вопросительно смотрит .

ИНОЙ: (необычно жестким тоном). Тот, кто способен по приколу мучительно убить котенка, заслуживает куда худшей смерти, чем убийца людей. И они были достаточно взрослыми, чтобы отдавать себе полный отчет в своих действиях.

Седьмая серия

День Пятый. Пятница. Утро. Иной. Лиля. Вокзал.

Эмский вокзал. Платформа. Утро.

Лиля сидит на чемоданах на вокзале и своим радостным видом бросается в глаза. Но мы смотрим на нее глазами Пажа. Иной тренирует его память ("помнишь ли ты, сколько ступенек ведет в зал ожидания"?), наблюдательность и аналитическое мышление: глядя на разных людей, мальчик должен сделать максимально полный анализ того, кто перед ним (так, как это описано в действиях Шерлока Холмса).

ИНОЙ: Теперь вот она...

Появляется Егор, меж ними трогательная сцена прощания, которую Иной наблюдает со стороны, продолжая о чем-то думать. Лиля рассказывает, как она будет жить в Москве, когда получит кучу денег. Косметика, одежда и алкоголь.

И мы слышим не то, о чем воркуют Егор и Лилька, а то, что шепотом говорит Паж. Сильно потаскана жизнью. Кого-то ждет, но не похоже, что молодого человека. Мысли более касаются будущего, а не настоящего. Судя по чемодану, ждет поезд на Москву, который вот-вот подойдет. Очень нервничает. Выглядит старше своих лет. Синяки под глазами как от недосыпа или алкоголя. Руку держит так, как будто ей недавно делали укол в вену и ей до сих больно. Постоянно касается папки с бумагами, которая спрятана у нее под курткой. Куртка, похоже, с чужого плеча.

ИНОЙ: Что еще можешь сказать?

Паж: не знаю... такое чувство, как будто старый дом раскрасили, расцветили, но это только фасад. А внутри все прогнило и состарилось. И какие-то очень серьезные проблемы с обменом веществ.

ИНОЙ: Купи шарик.

Паж без лишних вопросов покупает воздушный шарик.

Паж продолжает рассказывать, а Иной смотрит на Лилю.

На короткое время мы слышим их разговор

Егор: Я б бумаги выкинул. Их же искать будут и "синие" и.. эти. О том, что у крепости новый хозяин, весь город говорит.

Лиля: ну уж нет! Там компромата столько, что мне они за него штук 10 заплатят, не меньше. И не только про Колдуна, но и про Муракина. Про все эти фирмочки вокруг завода...

Егор: Лиль, ты ж вроде новую жизнь собралась начинать.

Лиля: Ага, скорее бы. Ох, как же достал этот Эмск...грязь эта, люди эти.

Но особенно Лилю нервирует человек со странным взглядом, который смотрит на них, "как гипнотизер какой-то", но герой ее успокаивает. Вон, поезд уже подходит. Давай быстрее, он тут две минуты стоит.

Тем не менее какое-то время Егор, естественно смотрит на А и их взгляды встречаются. А бесстрастен и на его лице гуляет тень улыбки. Егор напряжен, но не отводит взгляда.

Поезд прибывает на второй путь. На первом пути нормальный перрон, а на втором - плитки с большими щелями.

И вот Лиля уже окончательно прощается, спускаясь вниз на каблуках, и ставя чемодан на колесиках на съезд. Она торопится и нервничает. Когда ее каблук в очередной раз попадает в щель между плитками, А. щелкает по шарику, шарик лопается.

Лиля поворачивается, но падает из-за застрявшего каблука и кубарем вылетает прямо под колеса поезда.

А. смотрит им вслед и убедившись по крикам зрителей что исход летален, "уходит на закат".

(затемнение)

Иной и Паж идут прочь от вокзала.

Паж: А что-то иное было возможно? Вылечить ее?

ИНОЙ: Нет, мое предназначение это исключает ... (короткая пауза, явно для того чтобы правильно подобрать слова) когда я еще не до конца осознавал его, я пробовал. Но ничего хорошего из этого не получилось.

Я же говорил, что мой путь - не путь обычного человека. Даже следующего учению.

День Пятый. Пятница. День. Егор. Сон.

Егор влетает домой, осматривается. Бьет кулаком по подушке. Достает стакан. Некоторое время медлит. Наливает туда воды из чайника. Ставит будильник на 4-5 часов дня. Ложится, заворачиваясь в одеяло.

(затемнение)

И мы видим отрывки из сна, видим глазами Егора.

Непонятные темные коридоры с каменной кладкой, напоминающие средневековый подземный ход.

Странная комната с каменными сводами, просторная, но напоминающая бункер или рабочий кабинет.

Лицо Бабки: "Запомни, икона только хорошему человеку в руки дастся. Плохой и не увидит, где она".

Связанная Рита лежит на столе. Над ней занесена рука с дигугом.

Егор берется за нательный крестик и пытается "изгонять" фигуру, стоящую над "алтарем". Мы видим странное свечение вокруг его головы и горящие глаза, но не видим точно лицо. Впрочем, про общему абрису это Иной.

ИНОЙ: (улыбаясь) Дить-тё !Ты не понимаешь, как оно работает... я Этим не изгоняюсь. Иное дело, что Я не могу повредить тебе ничем Таким...

Из трости А вырывается молния, которая словно рассыпается об окружающий героя силовой щит.

ИНОЙ: Убедился?

Егор отбивается от А, но это выглядит как бой с демоном, который то исчезает, то появляется за спиной. Впрочем, судя по игнорированию законов гравитации, бой явно проходит в Матрице

Уворачиваясь от очередного удара, Егор в прыжке срывает со стены висящую в ножнах шашку.

ИНОЙ: О! Ты человек, которому даден Меч?

Трость в его руке тоже превращается в катану и бой начинается вновь. Впрочем, в ходе схватки оружие Иного как бы сделано из ртути и превращается то в меч, то в копье, то в рубящую плеть в зависимости от необходимости.

Наконец, они сходятся на встречных курсах. А ударом своего оружия перерубает клинок Егора, но тот уходит чуть в сторону и всаживает А обломок в бок по самую рукоятку. Тот словно вспыхивает и за его спиной мы видим свет, такой, как обычно рисуют исходящий от чудотворной иконы..

(затемнение)

День Пятый. Пятница. День. Егор. Рита. Пожар в музее.

Рита заходит к Егору, чтобы они вместе пошли на тренировку (а по сути, для того, чтобы увидеть любимого) и застала его в необычной для него депрессии. Для того, чтобы его растормошить, Рита тащит его в музей.

Виталий рад видеть Егора и Риту, хотя время позднее. Рита рассказывает, что, похоже, он был прав, и наставника отравили. Виталий полагает, что тогда дело гораздо серьезнее. Качественный яд, мягко говоря, есть не у всех.

Егору интересно, что нужно было Шмелеву от Виталия. Виталий рассказывает, что его интересовали катакомбы.

Рита говорит, что она не верит в катакомбы под церковью - им там нет места. Егор поясняет, что катакомбами называли систему ходов в командный пункт, который построили во время войны. Виталий согласен с этим и поясняет, что Шмелев искал схему бункера: он знал, что основной вход туда, ведущий непосредственно из церкви, после войны забетонировали, но скорее всего, там должен был быть запасной выход.

Егору интересно, может ли такой выход использоваться как вход. Виталий рассказывает, что запасной выход обычно открывался изнутри, а чтобы попасть туда снаружи, надо не только открыть сейфовую дверь, но и использовать ключ особой формы.

Егор говорит, что примерно представляет, о чем идет речь - такие запоры были типовыми и ставились на разные объекты. Он видел такой в армии.

Егор спрашивает, можно ли посмотреть выставку икон, привезенных Муракиным из Москвы. Виталий ведет их в зал, где они хранятся, но упоминание Муракина вызывает у него негативные эмоции. Он с возмущением рассказывает, как Муракин предлагал выплатить музейным работникам зарплату "натурой": ведь его "конверсионное производство" на 90% самогонные аппараты, которые он поставляет и на Север, и на Кавказ.

Егор спрашивает, мог ли Муракин заинтересоваться иконой. Виталий не уверен.

Внезапно окно разбивается, и внутрь влетает бутылка с бензином, заткнутая зажженной тряпкой, затем еще одна.

Виталий бросается к телефону, но, похоже, провода перерезаны. Егор ловит одну из влетающих бутылок так, чтобы она попала в горло старинной вазы и сгорела бы в ней, не расплескав бензин. Рита тушит вторую из огнетушителя.

Слышен звон разбитого стекла - похоже, "зажигалки" кинули и в другие помещения. На счастье это не выставочные залы. Виталий бросается туда и просит Егора и Риту вызвать 01.

Егор выбегает наружу в поисках телефона-автомата и натыкается на Вована с пустой канистрой в руках. За его спиной, - нарисованный из баллончика "символ секты". Сам баллончик с нитрокраской, используемой в основном для покраски машин, валяется в пределах видимости.

Егор: - ты чего?

Вован: да вот, погнался. Видишь, что они бросили? (показывает канистру). А черт, пока мы говорили, они уже ноги сделали.

Егор: не знаешь, где тут ближайший телефон-автомат?

Вован знает, и они вызывают пожарных. (Из-за этого здание не сгорает полностью, но ему нанесен серьезный ущерб. Есть жертвы, среди них Виталий).

Вован: давай-ка отсюда. А то еще увидят канистру, заметут нас, а на ней - мои пальчики. Слушай, ты вроде бы хотел на свалку сходить? Давай счас или вечерком! Кстати, ты слышал, что люди Калдуна наехали на Брюсова, а он их всех шестерок раскидал, поехал на разборку и навалял паханам?

Егор: Ого! Дядя Леня говорил, что бандиты и на Пересвет наезжали.

Вован: Дядя Леня пусть не беспокоится. Не наедут. За него есть кому слово сказать.

Егор: Кому?

Вован: Да хотя бы и мне. Мы тут сотрудничаем иногда, только, если что, я тебе ничего не говорил. Так, по мелочи, конечно.. я ж не Валет.. номера перебить, тачку перекрасить...

Егор: Тогда расскажи про Калдуна. Почему он Калдун?

Вован: Потому что Калдун! Ну вот понимаешь, решат менты его взять - а он уже знает, кто и зачем к нему идет. Или собирает братву и говорит - на этой неделе чистим там-то, и как раз туда деньги приходят большие. Ему даже по мелочам везет. Сам посуди - у ментов на него во-от такой зуб, а доказательств так и нету. Кинули ствол, да как подкинули, так и подобрали обратно.

...Он раньше у Куцего палачом был, а когда Куцего армяне замочили, а Татарина в бане взорвали, город взял - аккурат после того, как в Москве заваруха случилась.

Егор: То есть, я в армию уходил, а он уже весь город держал?

Вован: Да ты просто не в теме был! Ты ж только в зале и жил, а у меня тогда только вторая ходка кончилась.

Егор: а мог он Деда убить?

Вован: да запросто! Он такой, что слово ему поперек скажи - живьем в клумбе закопают и горшок с цветами сверху поставят. Только... если бы он взаправду на Деда взъелся, его б по-другому грохнули. Подстерегли б с арматурой и поломали б руки-ноги...

Егор: Дед бы их положил. Ты ж помнишь, он когда в Прибалтике служил, и не таких бандитов брал.

Вован. Тогда б его взорвали как Татарина. Колдун, он любит, чтоб все видели, что бывает с теми, кто на него болт кладет. Я думаю, это несчастный случай. Дед никому не мешал настолько, чтобы его убивать. Если хочешь, пойдем на свалку, машину посмотрим.

День Пятый. Пятница. День. Покушение на Брюсова.

Брюсов идет на тренировку. За пояс заткнуты нунтяку.

На подходе к школе, где он ведет занятия, он видит одну из "фактурных банд" - "Значки" Человек 20-30 с уличным оружием. Те явно кого-то ждут. Завидев его, оживляются и показывают на него.

Брюсов бежит на них, и противники расступаются. Создав из нунтяку защитное поле и раздавая удары направо и налево, он прорывается через кордон и забегает на принадлежащую школе спортплощадку. Враги бегут за ним, но он встает в проходе так, что противники могут атаковать его только спереди, в узком коридоре и по одному.

Идет классический бой в традиции фильмов с Брюсом Ли: разгон Человеком-Урамаваши мелкой пехоты, тем более что гопники боятся нападать на него группой и вынужденно атакуют по очереди. Общий стиль - классическое карате старого образца: "один удар = минус один противник". Техника перемещений, - не Джеки Чан. Не скорость. Скорее "Бьют рукой - ломай руку, бьют ногой - ломай ногу".

Враги пытаются держать его на расстоянии, разобрав часть забора на штакетины, но они длинные, тяжелые и неудобно лежат в руках. Брюсов отбивает их и даже забегает по самой длинной.

За боем из-за угла наблюдает Слоник с двумя-тремя подручными. Это такие же качки, как он. Сильные, но медлительные из-за перекачанных бицепсов.

Видя, что "Значков" оказалось недостаточно, он свистит. С другой стороны на помощь первой группе прибегает вторая - "Шапочки". Их еще человек 10. Часть перелезает через ограждение, часть начинает кидать в него камни. Брюсов выносит на пинках остатки "Значков" и отступает к проезжей части. Его кулаки разбиты об острые края значков, и потому он начинает активнее использовать ноги.

Последний из "значков" кидается на него с ножом. Брюсов блокирует, нанося ему удар ребром ладони по шее. Тот тоже блокирует, и рука Брюсова почти отсыхает - под его курткой "подольские углы" (швеллер, используемый вместо наруча). Брюсов делает обманное движение, фиксирует руки врага своими и с близкого расстояния пробивает маэ-гири, от которого его противник почти переламывается пополам.

На открытой местности Брюсов снова хватается за нунтяку, но теперь не столько крутит их, сколько бьет по конечностям или "выстреливает" прямыми ударами. Глава "шапок" пытается ответить самодельной нагайкой, более напоминающей кистень с шипастым билом. Ремень нагайки наматывается на нунтяку но прежде чем глава "Шапок" успевает сообразить, Брюсов резко дергает их на cебя, противник теряет равновесие и налетает на боковой удар ногой. Нунтяку, однако, тоже лежат на земле.

В это же время Слоник решает, что настал его час, и набегает на Брюсова с бейсбольной битой. Серией ударов Брюсов вырубает подбежавших "шапок" и разворачивается к Слонику и Ко раньше, чем тот успел подойти. Но для Человека-Урамаваши его подручные отличаются от рядовых гопников только тем, что на них требуется больше одного удара.

Большие шкафы мешают друг другу и потому, когда Слоник наконец получает пространство для маневра, он оказывается один. Брюсов перешибает ногой бейсбольную биту и добавляет кулаком. Слоник падает на месте, даже не отлетая.

Все это дело видит наряд милиции, который не вмешивается. У победившего Брюсова проверяют документы. Постепенно подъезжает еще несколько экипажей, растаскивают лежащих гопников. Проверить пульс в голову не приходит. Слоник не приходит в себя, вызывают врача, врач фиксирует смерть с кратким диагнозом "сердце остановилось" и подробным диагнозом "одним больше, одним меньше, какая вам разница".

Брюсову даже выражают уважение, а он отвечает репликой в стиле "вы б Своим делом занимались лучше". Хренов (он один из тех кто приехал) приказывает на живых гопников оформлять протокол за драку (доказать покушение все равно не удалось бы). Слоника оформить как "обнаружение трупа" и не криминальную смерть, чтобы меньше было проблем. Мало ли от чего у человека сердце встало. Добирающийся позднее Мануйлов поддерживает, - статистика так не испортится, и приказывает на каждого задержанного завести отдельное дело. Поскольку никто не захочет пойти за покушение на убийство, они с радостью подпишутся на хулиганство, и не будут возражать, если к их реальным эпизодам мы добавим давние висяки - чистосердечное признание, все дела...

Приезжает с мигалкой, сиреной и эскортом (да, так он ездит всегда) Сундаков - что за война в городе? Здесь вам не Чечня, чтоб так просто было можно убивать людей на улицах! Он намерен посадить Брюсова за превышение необходимой обороны. Это еще надо доказать, что его пытались убить, и вообще, не создавайте прецедент, когда гражданин, не пожелавший обратиться в милицию, решил наводить в городе свой порядок как этот его, Бэтмен. А что он каратист, так это, между прочим, отягчающие обстоятельства... "приравнивается к владению холодным оружием", разве не так?

Но Мануйлов нагло говорит, что ничего такого не было - Слоник умер случайно от передозировки анаболиков у всех на глазах (Хренов кивает), а Брюсов помогал ловить хулиганов. Вот, разве 40 раскрытых дел не улучшат статистику города - вам будет чем рапортовать. Сундаков меняет гнев на милость, но перед отбытием напоминает Мануйлову, что еще не раскрыто резонансное дело убийцы подростков, а его поведение с задержанными - отдельный разговор. Мануйлов машет рукой.

День Пятый. Пятница. Вечер. ЧсМ. Убийство активиста.

Дольф поднимается по лестнице пятиэтажки. Звонит в дверь. Ему открывает тот "профсоюзный правдоискатель" которого мы видели в трамвае.

Дольф: мы вам звонили.

- А, вы из молодежной газеты? Заходите-заходите, я все вам покажу. Понимаете, Муракин говорит всем, что завод нерентабелен и оборудование устарело. Но ведь последняя очередь завода должна была быть введена в эксплуатацию в прошлом году. Если бы введение в строй этой линии не тормозилось, город получил бы тысячи рабочих мест..

Они проходят внутрь. Дольф высвобождает из рукава монтировку.

(затемнение, на фоне которого мы слышим крик "что вы де.." и звуки ударов монтировкой по голове )

Подъезд того же дома. Из него выходит ЧсМ. К подъезду подъезжает машина, в ней - Семак. Дольф садится внутрь.

Дольф: Вот! (передает Семаку папку с какими-то документами)

Семак: С крещением тебя. Осталось последнее дело, и можешь считать себя нормальным членом бригады.

Машина трогается.

День Пятый. Пятница. Вечер. Сосипатр. Сон.

"Пересвет". Преддверие тренировки. Сосипатр ходит по залу, помахивая кадилом и как бы окуривая углы, что-то бормоча себе под нос. Входит Егор. Вид у него встрепанный.

Егор: Батюшка, разрешите обратиться!

Сос: Можно. Что тебе, сын мой?

Егор: я сегодня сон странный видел. Посоветоваться хочу.

Сос: Ну рассказывай, чадо..

Егор: Я как бы с демоном дрался. В подземелье каком-то.

Сос: И с божьей помощью одолел?

Егор: Ну да

Можно дать еще пару реплик, показав увеличивающееся противоречие между пафосными вопросами и простыми ответами.

Сос: Это вещий сон, Егорка. И такой сон бывает не каждому.

Далее мы снова наблюдаем "приступ гона" - схимонах трактует сон в пафосно-апокалептическом духе, оставляя героя в определенном недоумении и непонимании. По его мнению, армагеддон близок и герою сыграть в этой борьбе ведущую роль: герой и есть избранный православный воин, призванный победить Сатану и заодно выиграть чемпионат. Говорил же он - здесь произойдет битва с посланцем Дьявола, которая решит судьбу всей России... впрочем, он копирует свой монолог из радения.

Егор: Может, в церковь еще сходить.

Сос: Только если в правильную, но я в этом городе таких не знаю. Фарисеи да сергианцы кругом. Так что готовься, Егорий. Сам господь с тобой.

День Пятый. Пятница. Поздний вечер. Свалка. Егор. Вован. Викт0р.

Городская свалка автомашин на окраине города. По сути, дорога, склон которой превращен в отвал. Егор и Вован лазают по ней и ищут машину Шмелева. Вован - автомеханик и часто ходит на свалку, ищет полезные запчасти с брошенных машин. То есть, место ему знакомо, и машин, подходящих под описание там немного. Он проводит Егора по первым трем вариантам, и на четвертом Егор опознает машину Наставника.

Вован: Давай аккуратно. Тут по ночам "ватники" лазают. Они себе из частей машин доспехи делают. А из рессор - мечи.

Егор: Мечи???!!

Вован: А ты как думал? В Эмске все серьезно. Тут тебе не какая-нить Казань. Народ на драки ходит экипированным дай боже. Кстати, слышал новость - вчера вечером в бойлерной на Кирова 6 пацанов живьем сварили.

Егор: За что?

Вован: Не знаю. Кто-то их там избил так что они двинуться не могли, а потом открыл краны и дверь снаружи запер.

Егор: Ни фига себе...

Вован: Да, такое бывает. Ты не видел, что тут творилось полгода назад, когда менты Калдуна первый раз прищучить хотели... "Улицы в огне" смотрел? Так вот, у нас круче было! Весь город на уши встал, по вечерам вообще на улицу не выходили.

Вован рассказывает что-то еще про то, как после такой вакханалии беспредела милиция была вынуждена оставить авторитета в покое, но Егор его не слушает.

Крупный план: стекло, чудом уцелевшее в раздолбанной машине наставника. Егор внимательно изучает дырки на стекле, потом смотрит на что-то еще. Достает из бардачка стартер, внимательно на него смотрит, кладет в карман.

Вован: Чего там? Пулевые?

Егор (продолжая копаться в машине): Нет, это след от камня или рогатки. И потом, если Дед сидел где сидел, его б не достало даже если б это была пу.. ого! Смотри-ка!

Вован подходит поближе. Егор показывает ему подрезанный тормозной шланг.

Вован: Вижу, сам ставил. Дед же в нашей мастерской свою копейку ремонтировал.

Егор: А про это что скажешь?

Вован: Короче, не будь я автомехаником, не доглядел бы. Видишь, он не порван, а надрезан. Чуть воздействие сильнее было, он и порвался! А на такой дороге, да без тормозов...

Егор: Ладно, пошли к путям..

Вован. Погоди..ложись!

Виден пустырь, прилегающий к трассе. На нем четверо ребят, которых мы, возможно, видели во время массовой драки на одной из сторон. Они при оружии - двое с мечами из рессоры, у одного палица из шестеренки на окованном древке, у последнего - просто заточенный штырь. Двое с мечами дурачатся и "фехтуют". Остальные разбирают железки. Это довольно громко, и потому Егор и Вован аккуратно перебираются к дороге. В отдалении видна стоящая машина с потушенными фарами. "Чероки".

Внезапно на куче мусора появляется еще один силуэт. Это уже знакомый нам "бисёнэн в плаще и с катаной", который зарубил Валета. Длинные белые волосы распущены поверх плаща, отчего в лунном свете вид у юноши откровенно мультяшный.

Итак, на нашем небосклоне снова появляется Виктор Муракин, сын Николая Муракина.

Виктор: Когда воин обнажает меч, он не может вернуться в ножны, не попробовав крови (катана обнажается). Время проверить, достойны ли вы носить меч, или должны быть наказаны!... (парню со штырем)... Впрочем, тебя я, пожалуй, оставлю в живых. Ты симпатичный (хохочет, явно подражая герою какого-то аниме).

Произнося этот монолог, бисёнэн спускается на пустырь. Парень с булавой кидается первым и наносит горизонтальный удар в голову, но Виктор красиво приседает, перерубает древко ниже окованной части и, разведя руки, втыкает клинок в живот врага. Тот валится, Виктор резко встает и выдергивает клинок.

Вован отползает все дальше и дальше. Егор же продолжает наблюдать бой.

Меж тем Виктор перехватил катану обратным хватом и сражается с двумя противниками. Их неуклюжие мечи плохо отцентрованы, и он скорее играет с ними. Впрочем, его техника фехтования напоминает не столько классическое кендо, сколько стиль фехтования из "Горца"

Парень со штырем действительно в стороне, но он натягивает самодельный арбалет (или трубку с резиной), заряженный заточенным электродом. Устройство стреляет, но то ли дрогнула рука, то ли плащ Виктора действительно является "новейшей японской броней", электрод втыкается, но повисает, явно войдя самым кончиком и не достав до тела.

Виктор: Бака!

Он одним прыжком добирается до стрелявшего и достает ему клинком по горлу

- Извини! я передумал. (перехватывает клинок на прямой хват). Скучно с вами, господа!

Двое с мечами кидаются на него одновременно, но Виктор кладет их двумя отточенными ударами. Впрочем, это несложно. Его клинок длиннее, удобнее и качественнее.

Егор поднимается со своего места и тоже спускается на пустырь.

Виктор (стряхнув клинок): Под бледной луной... (замечает Егора) псст! Спортил хокку, дурак!

Егор: Ты что делаешь?
Виктор: Очищаю общество от всякой мрази. ты против?
Егор: Хочешь реально помогать стране, иди в армию.
Виктор: Помогать Этой Стране?? Ты за кого меня принимаешь, смерд!

Егор молча подбирает штырь и становится в стойку для штыкового боя. Виктор тоже принимает стойку, занеся меч над головой и выставив руку вперед, но тут к месту предполагаемой драки подъезжает иномарка (та, что стояла у дороги), откуда выскакивают двое охранников из охраны отца с помповиками наготове, которые в такие моменты находятся рядом и страхуют Виктора (как вариант - просто стекло отодвигается и на героя смотрит ствол.

- Барин, сюда едет милиция, пора рвать когти. Если у вас проблемы, то может, его (звук передергиваемого затвора).

Виктор: Не трогайте его... он Мой. Я с ним еще не закончил...

- Барин, вам пора, сюда едут.

Действительно, вдалеке появляется милицейская машина, Виктор садится в свою, пока один из охранников держит Егора на мушке, и противники героя дают ходу. Егор же подходит к телам и пытается понять, можно ли оказать кому-то первую помощь.

Подъезжает все тот же патруль. Егор пытается объяснить, что он свидетель.

- Документы! Ага, военный билет. Все, рядовой, ты тут не на губу попал. Надевай наручники.

- Я же свидетель. Я и так поеду.

- Рядовой! Не препираться! Фанеру к осмотру! Ты не имеешь права на адвоката! (удар) Ты не имеешь права на телефонный звонок! (удар) Ты не имеешь права сохранять молчание! (удар) Все, что ты скажешь... никого не волнует! (удар)

Второй патрульный (в рацию): База, я восьмой. Тут на свалке четыре трупа, и мы только что поймали Маклауда.

Егора как опасного преступника везут не в обезьянник в отделении, а сразу в КПЗ. Допрашивать будут утром.

Восьмая серия.

День шестой. Суббота. Утро. Егор. Допрос у Мануйлова.

Опер Мануйлов с майорскими погонами допрашивает Егора. У Егора под глазом синяк, видимо, полученный в процессе транспортировки, однако он ведет себя довольно спокойно. У Мануйлова вид весьма замотанный и красные круги под глазами. По ходу допроса он все больше и больше выходит из себя.

Мануйлов: Значит, прибыл в город для участия в чемпионате?

Егор: получается, вроде того.

Мануйлов: А тут, стало быть, разминался красненьким? (выкладывает на стол фото)

- Яша?

Да. Яков Коган. А за день до того ты явился к ним на занятия и устроил с ним безобразную драку. Это видело несколько человек. Потом вы с ним куда-то вышли - и более Якова Когана никто живым не видел. Далее.. Этих знаешь?

На стол кладутся фото двух приятелей Дольфа, которые пытались напасть на Иного.

Егор: Видел раз.

Мануйлов: Ага, в электричке. По свидетельству пассажиров, ты устроил драку в тамбуре и вышвырнул их из вагона. А вчера, стало быть, нашел и добил? Любуйся!

На стол кладутся фото двух тел.

Мануйлов: Боец, да? Воин-десантник, мать вашу? У Степанова от твоего удара грудина через спину вышла. У Менцева - перелом основания черепа и разрыв шейных позвонков. Головы откручивать научился? Прогресс по сравнению с малолеткой!

Егор смотрит в пол

Мануйлов: Я напомню! Тебя от зоны тогда только то спасло, что мужик потом, в больнице умер, и убийство переквалифицировали в тяжкие телесные. А то бы и в 13 попал бы не в спецПТУ, а куда тебе следует, вместе с остальными!

Мануйлов: Ну? Твоя работа? Такое ведь мог сделать только ты...

Егор: Меня там не было.

Мануйлов: На свалке тебя тоже не было?

Егор: Был. Но не убивал.

Мануйлов: На Кто убивал?

Егор: Парень с катаной.

Мануйлов: На Что ты мне тут сказки рассказываешь? Самураи у нас тут по улицам ходят? Ты бы еще боевых слонов вспомнил? Самурай, значит, этих рубит, а ты, товарищ рядовой, в кустах сидел?

Егор: Я же не знал, что он их порубит. Тут, говорят, драки каждый день. Зачем я в чужую разборку полезу?

Мануйлов: Так ведь полез! Тебя взяли с оружием над трупами!

Егор: Пришлось. Четыре убийства - серьезное дело. Как честный гражданин, попытался задержать преступника.

Мануйлов: Это ты-то честный гражданин?!

Егор: Честнее некоторых. Повторяет, передразнивая, брошенное Мануйловым Рябову - "скажете, кого найти, найду и посажу". Лучше бы настоящих убийц Яши нашли.

Мануйлов пытается ударить Егора, но тот уворачивается. Уходит от ударов, не дает себя схватить. Когда входит конвой, ситуация отнюдь не выглядит "нападением на следователя".

Мануйлов: Ладно, ща тебе помогут чистосердечно признаться. (издевательски) Будет больно - кричи!

(затемнение)

День шестой. Суббота. Утро. Муракины.

Особняк Муракиных, выглядящий как поместье начала ХХ века. Утро. Слуга в ливрее идет по коридору и останавливается перед закрытой дверью, из-за которой раздается громкие звуки, явно сопровождающие гей-бдсм-секс с принуждением. Слуга стучится.

Дверь открывается не сразу, - Виктор одет в одно полотенце и весьма раздражен.

- Виктор: Я просил меня не беспокоить!

Слуга: Барин, ваш батюшка изволит вас ждать в Ореховой Гостиной.

Дверь закрывается. Однако если присмотреться, то видно, что в комнате никого кроме Виктора нет, зато ТВ стоит на паузе и там какое-то аниме. А рядом с ним стопка видеокассет - на японском, сёта-хэнтай - тематики.

(Затемнение)

Ореховая гостиная действительно отделана деревом и аляповатости "новых русских" - нет. Муракин-старший, вальяжный как "русский олигарх" в фильме 2012 беседует с сыном, одетым в кимоно.

Муракин: сын! Я хотел бы напомнить, что японцы прибывают завтра. Ты будешь мне постоянно нужен. А потому я хотел бы, чтобы в ближайшие дни ты бы воздержался бы от своего вечернего развлечения.

Виктор кивает.

Муракин : Кроме того, ты едешь со мной на чемпионат. Еще раз посмотришь на все местные школы и решишь, где ты будешь продолжать свое обучение.

Виктор: Я говорил тебе, папА (ударение всегда на последний слог; точно также, затем, отец будет представлять сына как Викт0ра). Я хочу продолжить образование в Японии. Здесь нет ни одной нормальной школы. Или ты хочешь, чтобы я занимался чем-то вместе с Кобрами? Спасибо, мне хватило.

Муракин: Быдло бывает полезно. Хорошо, я понял, что господин Семак тебе не понравился. А эти... ниндзя?

Виктор (укоризненно): Папа! Я владею катаной лучше, чем все они вместе взятые.

Муракин: Хорошо. Я обсужу этот вопрос с нашими гостями. Кстати: мой подарок оправдал свою цену?

Виктор: Благодарствую. Настоящий МЕЧ. Двенадцать тестов, - и не единой зазубрины.

Звонит телефон. Муракин -старший берет трубку, что-то выслушивает и меняется в лице.

- Смерды! Быдло! Все под контролем? Хорошо... Хорошо...

Виктор: Что случилось, папа?

Муракин: какие-то выродки пытались поджечь музей в отместку за вчерашнее. Погибло двое служителей, но экспонаты с выставки все целы. (кладет трубку на место)

- Что ж, раз быдло понимает только язык силы, они получат адекватный ответ.

День шестой. Суббота. Позднее утро. УВД.

УВД. Егора ведут по коридору. На контркурсах он расходится с Марго, которая видит его. Естественно, она устраивает громкий скандал и даже угрожает придать ситуацию огласке на центральном канале, но несмотря на благожелательное отношение к ней освобождать невиновного здесь и сейчас как-то никто не рвется. Управление явно готовится к появлению значительного лица.

В здание заходит Иной в сопровождении некого человека в штатском, какового все приветствуют с достаточным почтением. Мытарь (мы уже слышали его голос), он же "Матвей Исаакович", он же "товарищ полковник" (из тех полковников, которые бывают страшнее генералов), выглядит старше своих лет. Обликом он должен напоминать "Меньшова в роли Пресветлого Гёссера".

Мытарь: где Сундаков?

Мануйлов (выходя навстречу с папкой в руках): задерживается. Вы по поводу "Маклауда"? так мы его как раз взяли. Думаю, скоро он даст показания. Вот, смотрите, четверо последних зарубленных.

Мытарь (вертит в руках фото, поднесенные Мануйловым): На этот раз хоть точно уверены, что на этот раз - он?

Мануйлов: Если экспертиза покажет, что парень невиновен, нет проблем, отпустим, хотя, честно говоря, он - идеальный козел отпущения. Надоело уже списывать каждый случай на "очередную разборку". К тому же этого конкретно пацана я б за борзость наказал. У меня с ним свои счеты имеются. Воин-десантник, блин..

Иной, заинтересовавшись, заглядывает Мытарю через плечо. Мытарь подает фото Иному с вопросом "Что скажете, товарищ эксперт?" Иной просматривает их, на миг задерживая взгляд на фото Егора.

ИНОЙ: Мытарь! Не оно! .. смотри! Все тела разделаны клинком хорошего качества, а не теми колунами, которые там подобрали. Где, собственно, орудие убийства?

Мануйлов: А эти трупы (показывает другие фото)

ИНОЙ: тем более непохоже!

Далее Иной короткими фразами поясняет нестыковки - здесь человек должен был быть иного роста, тут был использован иной тип ножа, эта техника нехарактерна для данного стиля: "отдайте это вашим экспертам, я уверен, что они скажут то же самое".

Мануйлов: Это вообще кто такой?

Мытарь: Друг детства. Мы вместе учились в академии, а потом... в общем, весьма компетентный эксперт в таких делах.

Мануйлов: Товарищ полковник, давайте начистоту. Какое тут орудие убийства, понятно - штука слишком дорогая и слишком редкая. Да и смахнуть голову с одного удара - уметь надо. Так вот. Года четыре назад, еще при СССР, у нас был довольно похожий случай. Некий школьник, изрядный псих, но из о-очень хорошей семьи, пытался устроить вендетту своим одноклассникам, которые его "доводили", для чего принес в школу самодельный меч. Фехтовал он ТОГДА плохо - ни одного трупа. Инцидент замяли, кончилось все тем, что психованного мальчика отправили учиться заграницу. (иронично) Фехтованию. Но если я назову имя этого мальчика открыто, меня ведь даже вы не прикроете, товарищ полковник!

Мытарь. Это понимаю. Хорошо понимаю. Но приехал именно поэтому. Скажем так: есть мнение, что ситуация довольно скоро изменится. В Москве всерьез заинтересовались ситуацией в Эмске, и думаю, дело не только в том, что Иван Ильич Почаев собирается наложить лапу на свой родной город и в тендере будет минимум Два участника... Так что начинайте готовиться к совместной операции. О деталях мы вас известим.

Мануйлов: А с этим воином-десантником что делать?

Мытарь: Он не десантник а пограничник.

Мануйлов: Это что-то меняет? Учтите, я его достану - не за это, так за другое.

Мытарь. Достанете, НО - если он действительно совершит преступление. И без нервов.

(затемнение)

Тем временем Егора вталкивают в камеру. Что это не простая камера, видно сразу даже непосвященному. В камере на 10 мест сидят 6 человек. В кроссовках шнурки, в штанах ремни, на столе свежие овощи, копченая кура, хлеб, масло, начатая бутылка водки. На виду лежит вполне серьезный нож. Магнитофон бодро играет какой-то шансон. Когда вводят Егора, никто не встает.

Егор: Здравствуйте, люди.

До Егора тотчас доматываются, кто таков. Честно отвечает, в чем его обвиняют, честно говорит, что невиновен. Но сокамерники явно уже в курсе того, что должен вспомнить Егор и начинают тянуть к нему руки, требуя, чтобы отвечал по понятиям.

Егор же не намерен отвечать по понятиям, ибо а) не сидел, б) не считает себя обязанным отвечать по понятиям и в) здраво не рискует играть по чужим правилам. Пару подколок парирует еще по детскому опыту, попытку поймать на слове просекает и прерывает общение. Видно, что эта среда ему знакома и не пугает, но он себя к ней не относит.

Пахан: Борзый ты какой-то.

Егор: Я не борзый. Зашел, поздоровался. Было бы что на общак дать, дал бы. По своему делу не темнил, все как есть сказал. А вы что устроили?

Пахан: Ты не думай, что на базаре съедешь. И не таких ломали.

Пахан пытается схватить Егора. Егор контрприемом заламывает ему руку и кладет его лицом на стол. Хватает со стола нож.

Егор: Вас тут шестеро, заломать меня сможете. Но одного-двух я с собой унесу.

За спиной открывается дверь. Надзиратель, который наблюдал в глазок за происходящим, пришел выпускать Егора, пока в камере не случилось смертоубийство, за которое никто никого по головке не погладит.

(затемнение)

УВД. Пока высокого начальства нет, Мытарь и Мануйлов разговаривают почти за жизнь...

Мануйлов: Можно вопрос не по теме? "Мытарь" это ваша детская кличка?

Мытарь: Да. Матвей - Левий Матвей, - мытарь. (улыбается) Начало 70-х. Мы только-только прочитали "Мастера и Маргариту"...

Мануйлов: А Его как у вас звали?

Мытарь: А ты как думаешь? Самое интересное, что даже потом, когда он поехал в Китай, ему там дали похожее имя: не то "Волун", не то "Вэйлан".

Мануйлов: Ладно, с остальными проблемами то-что?

Мытарь: Как известно, есть два варианта, как мы все это разгребем. Реалистический и фантастический. Реалистический - если прилетят инопланетяне и все сделают за нас, а фантастический - если мы справимся сами.

Мануйлов: Или ангелы с небес.

Мытарь: Тогда уж скорее демоны....

(затемнение)

К зданию с сиреной и машиной сопровождения наконец подъезжает черная волга Сундакова. Он вальяжно выходит из машины, после чего получает информацию о прибытии "соседей" и бегом бежит к кабинету, чтобы встретить гостя уже там, но это не получается - Мытарь стоит на дороге и тот козыряет

Сундаков: Начальник городского управления внутренних дел Сундаков прибыл!

Мытарь: Не поздно на работу прибыли?

Сундаков: Я был на совещании с представителями прессы. Говорили о новом облике сотрудника внутренних дел и насущной задаче десталинизации их...

Мытарь (прерывая и глядя на Сундакова так, что понятно: его отмазке не поверили): Так, что у вас по музею?

Сундаков: Двоих нашли по горячим следам, третьего ищем. Подростки. Утверждают, что сделали это из хулиганских побуждений - разбили стекло, залили внутрь канистру бензина и подожгли. Выставка чудом не пострадала.

Мытарь: Калдун?

Сундаков: Нет, товарищ полковник, мы его только вечером выпустили. Это не он, это подростки. Несовершеннолетние. Баловались. В целом все спокойно.

(двое начальников заходят в кабинет Сундакова)

Мытарь: Почему Калдун на свободе? Вы понимаете, чем это чревато для города?

Сундаков: Он инвалид и пенсионер, а прямых улик на него нет. И показаний тоже нет.

Мытарь: Как нет? Позавчера были и вдруг нет? Куда подевались? Кто ведет дело?

Сундаков: Майор Мануйлов.

Мытарь: И Мануйлов это допустил?

Сундаков: Видите ли, вчера утром граждане потерпевшие забрали заявления, а свидетели отказались от показаний. У нас порядок, товарищ полковник, все оформлено, зарегистрировано и подшито.

Мытарь: Вчера утром? А вчера вечером Колдун уже был на свободе?

Сундаков: Конечно. Нет обвинений, значит, свободен. Выяснилось, что ствол ему подбросили и на нем нет отпечатков пальцев. А иных обвинений или доказательств на данный момент нет. Будут - задержим снова. Не надо возвращаться к бериевщине. У нас правовое государство, - никто не может находиться за решеткой по ложному обвинению.

Мытарь: Но ведь вы вроде бы сами видели что забирали под давлением.

Сундаков: Факт давления нигде не указан. Более того, некоторые потерпевшие жаловались на то, что сотрудники органов..

Мытарь (перебивая): Что, товарищ генерал не понимает, какие события в ближайшее время начнутся в городе? Вы знаете, отчего Калдуна зовут Калдуном?

Сундаков: А вы на меня не давите. Не то время. Я, конечно, понимаю, что вы тут все сторонники противозаконных методов и готовы вернуть 37-й год. Но теперь в Эмске будет все по закону.

Мытарь: Это вы мне говорите? Все стремились не высовываться и даже сегодня думаете что если не совать руки в розетку то пронесет?

Сундаков: А вот мои мотивации, товарищ полковник, Вас не касаются. Но если вы столь настойчивы, то объясняю между нами и не под запись. Я не желаю проблем из-за излишней принципиальности отдельных сотрудников и хочу, чтобы в Эмске люди жили спокойно.

Мытарь: Повторяю для генералов МВД. Если вы думаете, что в городе после этого будет спокойно, вы ошибаетесь. Или это вы хотите жить спокойно.

Сундаков: Я буду делать все, что могу. Но - в рамках Закона. Строго по инструкции. И вам меня так просто не сковырнуть и не подкопаться.

(затемнение)

Мытарь и Иной выходят из здания.

Мытарь: Ну как?

ИНОЙ: пока разбираюсь в ситуации, чтобы убрать не только проблему, но и ее корни. Все немного сложнее чем нам казалось, но те, кто творит зло - безусловно, будут наказаны.

Мытарь: Э... у нас разное понимание Зла.

ИНОЙ: Не-ет, в Этом вопросе мы едины.

Мытарь: Да, насчет этой девицы...

Иной (улыбаясь): с кулоном?

Мытарь: Та самая. Полагаю, вы уже познакомились? Пробивная девочка. Далеко пойдет. Знал бы, как она в наш спецхран прорывалась...

Иной кивает.

День шестой. Суббота. Позднее утро. Егор. Марго. Детективная линия.

Егор выходит из УВД: для его задержания нет причин. Марго кидается ему на шею.

Марго: видишь, что такое свободная пресса!

Егор: Ага.

Марго: То ты меня спас, теперь я тебя. И потому ты просто обязан на мне жениться. Точнее, стать моим проводником и телохранителем в деле раскрытия тайны иконы. Так что после чемпионата ты идешь со мной в катакомбы!

Егор: куда?

Марго: в катакомбы под вашей церковью. Понимаешь, ранее я сидела в архивах органов, а надо было лезть к коммунальщикам! Может, вы и не знали, но где-то под вашим зданием есть автономный бункер, который должен быть законсервирован до сих пор. Туда даже телефон в свое время провели, не говоря об электричестве. Я думаю, там или пыточная с мясорубкой, о которой написано в свидетельствах, или тайный храм, где Мокий..

Егор: Может, не прямо сейчас?

Марго: Конечно! Мне еще надо будет проглядеть поэтажные планы. По ним можно понять, где тайная комната даже если ее нет на картах...

Здесь как бы второе свидание. Марго считает, что она круто манипулирует Егором в своих целях, потому что Оператор не кажется ей достаточно сильным мужчиной, чтобы только с ним пускаться в экспедиции в подземелья. При этом она на самом деле не прочь развить отношения с Егором, но хочет, чтобы это выглядело как огромное одолжение с ее стороны в ответ на маленькую услугу с его стороны.

Егор соглашается совсем по другим причинам. Как любой нормальный парень, он не прочь сходить в какие-нибудь подземелья поискать какой-нибудь клад, но при условии, что не будет более важных дел. После турнира никаких важных дел как раз не предвидится, зато предвидится два дня до отъезда в армию.

Обстановка не романтичная, но надо делать то, что положено. Марго на прощание целует Егора в щеку, он отвечает так же. Марго мысленно ставит галочку "второе свидание".

День шестой. Суббота. День. Вводная к турниру

"Пересвет". Собрание секции.

Л.Ж.: Сегодня вечером лучшие из нас покажут, что такое русский стиль. . Как говорил Суворов: "Мы - Русские! С нами - Бог!"

Далее Л, Ж. продолжает, объясняя почему мы должны победить. Основной аргумент заключается в том, что восточные БИ не подходят русскому человеку, так как азиаты живут по лунному календарю а русский - по солнечному. А поскольку наступает преддверие Пасхи, то духовные силы любого православного бойца... Герой, однако, не смотрит в его сторону и думает о чём-то своём.

Флешбэк

Школьный спортивный зал. Портретов Горбачёва уже нет, и, видимо, это уже тот период, когда Советский Союз уже развалился или вот-вот развалится. Наставник ведёт тренировку, с ним несколько человек, в том числе и Егор. Дверь открывается и появляется Л. Ж. На нём ещё лейтенантские погоны.

Л. Ж. Ну, здравствуйте! Я ваш новый участковый, а чем это вы тут занимаетесь? Это у вас тут, случаем, не запрещенное карате? Ах, самбо? А нук-ка, можно с кем-то попробовать? Я им занимался, и боксом тоже, так что посмотрим, чего вы стоите...

Мы не слышим, что говорит наставник или кто-то ещё, но видим как через некоторое время Лжеучитель пытается боксировать с Егором как с одним из самых младших, а Егор бросает его через себя.

Лжеучитель (с пола) : Ну что ж, ребят, похоже ничего запрещённого у вас тут нету. Кстати, никакой помощи от родной милиции тут не требуется? А то нам такие клубы нужны: военно-патриотическое воспитание, всё такое...

(затемнение)

Жаров: .. От "Пересвета" выступать будут Сергей и Егор. Ратибор, к сожалению, не подходит по возрасту. Жаль, конечно, что Юрий не смог вернуться к началу чемпионата, но я думаю, что с одним из лучших учеников Алексея Ивановича мы всё равно одержим победу.

Народ расходится, Жаров задерживает Егора.

Жаров: Ты в эти дни поосторожнее. Знаешь, сколько сил мне пришлось потратить, чтобы тебя отмазать? Сам понимаешь, - задержали же тебя не просто так. Рябов, небось, специально звонил...

Егор: В курсе...

Жаров: Ты чего, думаешь, тебя эта журналисточка вытащила? Думаешь, у неё хотя бы какие-то связи есть? Понаехали тут из Москвы и корчат из себя репортёра... В мире непознанного... Она сюда приходила, так мы её на порог не пустили, - нам такая скандальная реклама не нужна!

Егор: Я знаю, она про клад Мокия передачу делает. Да, дядя Лёнь, а правда, что у нас под церковью подземные ходы, а в них где-то бункер секретный?

Жаров: И что она думает, что клад там?

Егор: Наверное...

Жаров: Эхх... А клад найти было бы здорово. Ведь если он не уничтожал иконы, они все там. Мы бы тогда их продали, и Алексею Ивановичу на операцию деньги бы нашлись...

Егор: Я бы лучше икону в церковь отдал. Икона же для того и существует, чтобы она в церкви висела, а люди молились.

Жаров: Церковь за операцию не заплатит.

Егор: Не церковь заплатит, так кто другой. Бог поможет.

Жаров: Эх, Егорка, Егорка, ничего ты в жизни не понимаешь. На Бога надейся, а сам не плошай. Ладно, я эту информацию проверю. Какие-то ходы там точно есть. А ты иди, готовься... Клад, говоришь... Клад...

Егор: Дядьлень, у меня к вам просьба. Я хотел забрать свои письма Деду, а мне сказали, что все, что было в сейфе, теперь у вас.

Жаров: да, там письма твои и еще какие-то записи. Я их просмотрел, там ничего интересного. Никаких улик, просто что-то типа рассказов. Не знал, что он роман писал (улыбается) Хочешь, забери.

День шестой. Суббота. День. Егор. Зангиев. Перед турниром.

Дворец спорта. Видна часть лозунга "Первый открытый чемпионат..."

Егор поднимается по лестнице ко входу. На ступеньках около двери - группа "джигитов" , которые ведут себя достаточно развязно: громко разговаривают на своем, что-то едят, - один из "джигитов" бросает ошметки почти под ноги герою.

Егор: В урну положи. Вот она, рядом.

Джигит: сам поднял, да?

Егор: Законы гостеприимства знаешь? Уважаешь? А почему не соблюдаешь сам?.

Джигит привстает, но тот, кто в компании старший (а он заметно отличается от остальных габаритами и сложением) останавливает его жестом руки.

Зангиев: Пацан смелый. Дело сказал.

(затемнение)

Егор стоит перед членами оргкомитета: Жаров, Рябов, Брюсов, Муракин и еще какие-то лица.

Рябов: Это против правил. Состав участников утверждался за месяц, и от имени вашей школы в списке заявлены Ковтун и Малышев. Неявка, как известно, приравнивается к неучастию.

Жаров: Малышев в командировке, и вы это знаете.

Рябов: И что? Надо было лучше планировать...

Брюсов: Но ведь и у вас в команде есть замена.

Рябов: Это вместо погибшего Когана. Ничто в условиях проведения турнира не говорит о том, что в нем должны принимать участие только жители области

Жаров: О том, что в рамках состязания школ нельзя менять бойцов, тоже ничто не говорит. А что не запрещено - разрешено. Ваше мнение?

Брюсов: Я за.

Муракин:. Пусть мальчик сражается. Если ваш Малышев приедет (улыбается) он согреет ему место. Это же командный чемпионат!

День шестой. Суббота. День. Егор. Открытие турнира

Торжественное открытие чемпионата. Участники стоят лицом к трибуне. Больше всего - представителей Ассоциации (кимоно с лампасами, полосками и фирменным Лого). 4-5 человек представляют Федерацию (белые кимоно, хатимаки). От "Пересвета" выступают Герой и Сергей (самбистские куртки и трусы, трехцветные нарукавные повязки), от Кобр - только Дольф (спортивный костюм). + по одному-два человека от каких-то иных направлений. Микола и Микита от "Силового бокса" - самые крупные бойцы.

Голос из микрофонов: Наше мероприятие открывает советник мэрии, Временно исполняющий обязанности директора Эмского завода Приборного машиностроения, член всемирной академии меценатства, главный спонсор чемпионата, Виктор Андреевич Муракин!

За спиной отца стоит сын. На сей раз на нем не кимоно, а костюм. Волосы убраны в хвост и заправлены под пиджак. Видно, что необходимость соблюдать приличия доставляет ему неудовольствие.

Муракин: .. В честной и конкурентной борьбе, наш чемпионат позволит выявить самое сильное, самое эффективное направление современных единоборств...

Камера же проходится по трибунам, где сидят представители групп поддержки. У Федерации - в основном ученики школы. У Ассоциации - нагнанная массовка. В том числе молодые ученики-школьники с родителями. У Кобра-Кай - гопники. У "Силового бокса" - группа почти профессиональных "чирлидеров". Егор же (забегая вперед) понемногу получает поддержку все большего количества зрителей, хотя изначально за Пересвет почти никто не болеет.

Затем чемпионат "окропляет" поп - типичный представитель РПЦ, толстый и важный. Пока он читает молитву, камера показывает лица участников, на них скука, ирония и презрение. Герой единственный, кто относительно бесстрастен.

Поп напоминает, что через неделю Пасха. Православные могут вспомнить про Великий Пост.

Голос из микрофона: А в интервалах - показательные выступления мастеров восточных боевых искусств! Сейчас вы увидите секретные приемы мастерства, доступные только после десятков лет тренировок!

Участники уходят с "арены" и на ней появляется Гуру. Он снова делает непонятные движения, а затем демонстрирует публике трюк с упором шеста в горло: тот самый, который А показывал на Паже во время своей лекции.

Девятая серия.

День шестой. Суббота. Вторая половина Дня. Егор. Отборочные.

Отборочные бои. Егор работает с каким-то, судя по кимоно, дзюдоистом и одерживает над ним уверенную победу, не подпуская его в ближний бой и сбивая атакующие руки.

(затемнение)

Трибуна для почетных гостей. Муракин-старший сидит в центре, рядом с ним сидит Марго.

Марго: Ну как вам?

Муракин: Пока маловато драйва. Впрочем (Егор кладет противника на лопатки, зал взрывается криками), массы довольны! Кстати, здоровье вашего оператора лучше?

Марго: да, его завтра выпишут.

Муракин: От имени нашего города приношу вам извинения за этот неприятный инцидент. Впрочем, виновные уже наказаны. Так что, я полагаю, вы сможете написать о нашем городе и ситуации в нем - только хорошее...

Марго (подыгрывая) Конечно же! Наш канал в моем лице демонстрирует полную готовность выполнять пиар-заказы столь замечательного "нового русского".

Муракин: Вы тоже думаете, что Виктор Муракин - это только водочный король? В таком случае, я просто вынужден пригласить вас на продолжение банкета.

Марго кивает. Крупным планом виден большой кулон с камнем, висящий в декольте.

Голос из микрофона: а сейчас на ринг выходит "специалист из Гамбурга"! Простите, из Дербента. Мастер спорта международного класса в версии Ассоциации, двухкратный чемпион Северного Кавказа - МАЙРБЕК ЗАНГИЕВ!!

На арену поднимается "даг" ростом под два метра и соответствующего сложения и небритости. Этот тот самый человек, который назвал Егора "смелым пацаном". Против него сражается человек с высокой ногой (тхэквондо или типа того), но бой быстро заканчивается тем, что горец хватает его за атакующую ногу и выкидывает в угол ринга.

День шестой. Суббота. Вторая половина Дня. Перерыв.

Егор сидит вместе с Ритой и остальными учениками ее возраста. Ребята ожесточенно спорят, какой стиль лучше - бокс, самбо или карате. Кто-то уверен что карате древнее и потому круче. Единого мнения нет, а Егор скорее переводит разговор на тему того, что хорошего есть в каждом из стилей: боксеры хорошо держат удар и часто быстрее чем остальные, в карате хорошо поставлена работа ногами, в самбо есть ближний бой. А вообще, неважно, когда появилось направление и кто его придумал, важно, насколько оно работает.

Его спрашивают, а вообще случалось драться на границе? Егор отвечает: занимаясь боевыми искусствами, ты обретаешь силу. Обретая - осознаешь ее. Осознавая, начинаешь контролировать. Мастеру спорта уже не надо драться на улице с первым встречным, демонстрируя себе, какой он крутой. К тому же, если ты точно знаешь, что можешь вырубить противника, ты можешь спокойнее относиться к альтернативным вариантам разрешения спора и сначала пробовать их.

(затемнение)

Перерыв. Жаров и Сосипатр уплетают бутерброды с салом.

Жаров: А ничего, что сейчас вроде как пост, а мы при ребятах сало жрем?

Сосипатр: Не так важен канон и обряды, как истинно православный дух. К тому же, сергианцы и так извратили все, что можно. Взять, к примеру, святого Атаульфа Берлинского...

Мимо них проходит Иной. Форма одежды та же, с рисунком "демона" на спине. Жаров и Сосипатр чуть не давятся бутербродами

Жаров. Это у вас кто?

Иной. Махакала. Великий черный...

Сосипатр (к окружающим): Видите! Вот вам один пример демонической и сатанинской сущности буддизма.

ИНОЙ: Если следовать вашей логике, то христианство представляет собой человеконенавистническую секту, поклоняющуюся орудиям пытки и практикующую слегка завуалированный ритуальный каннибализм. "Се есть тело мое и кровь моя", разве не так?

Они оба говорят довольно громко. На звук среди прочих подходит Егор.

Сосипатр: Христианство...

ИНОЙ: Давайте для начала вы вспомните символ веры.

Сосипатр бойко начинает читать "Отче наш".

ИНОЙ: Я сказал,- символ веры!

Сосипатр тушуется, но на помощь приходит герой, который исправляет ситуацию и по сути читает текст за него.

На лице Иного - ухмылка.

(затемнение)

"Диспут" продолжается, хотя слов нам не слышно. Видно, как горячится Сосипатр и спокоен Иной. Муракины наблюдают за этим из своей ложи.

Виктор: ПапА! Ты видишь этого человека в китайской рубашке? (с интонацией "хочу-хочу-хочу, купи-купи-купи") Найми его! это Тот Самый человек о котором я тебе столько рассказывал. Иного личного тренера мне не надо!

Муракин: вообще-то, этот человек уже нанят. Он принимает участие в переговорах, и не только как переводчик. Так что у вас будет время на общение.

Радость Виктора не знает границ. Может даже "някнуть".

Завершив "диспут", Иной движется к арене. На пути ему попадается Брюсов, который разговаривает с одним из своих учеников. При падении он повредил колено, но намерен продолжать участие в состязании. Он видит Иного и выглядит пораженным.

Брюсов: Простите, не видел ли я вас в 1990 году в Японии на семинаре мастера Мияги?.

Иной выполняет церемониальный поклон. Брюсов здоровается с ним за руку, А принимает его руку двумя.

ИНОЙ: рад вас видеть. Всегда приятно встретить человека, для которого Путь - действительно Путь. Я задержусь тут на несколько дней, и мы обязательно пообщаемся.

Иной спокойно проходит в ложу для особо важных гостей и садится рядом с Муракиным.

Муракин (в сторону Иного): Познакомьтесь. Мой сын Викт0р. Он большой поклонник Вашего таланта, как оказалось.

Показательные выступления. Брюсов. Разбивания.

Брюсова, который вчера отбился от банды, встречают аплодисментами. Он ломает доски и кирпичи. Провожают тоже аплодисментами. Когда он возвращается на место, к нему подсаживается Мануйлов, который говорит о том, что слышал, что у него проблемы и может, нужна помощь. Не надо, отвечает глава Федерации, сам разберусь.

День шестой. Суббота. Вторая половина Дня. Продолжение турнира.

Продолжение чемпионата. Егор работает против бойца из Федерации и это выглядит как типичный бой представителя "пластичной системы" над хорошей, но излишне жесткой техникой. Егор побеждает, но это победа над достойным противником.

Эту пару сменяют Зангиев и человек, который работает в чем-то типа капоейры. Горец некоторое время изучает прыгающего вокруг него, а затем сбивает его прямым ударом в челюсть во время особо сложного перемещения (кто видел ролик на ютубе, тот поймет). Джигиты из его "группы поддержки" громко его подбадривают.

(Скорее всего, все схватки должны проходить под аккомпанемент комментатора. И хотя его манера явно напоминает WWF, он обязан пояснять не очень хорошо знающей БИ аудитории то, что именно происходит на ринге и кто какую технику применяет).

Тут тоже надо бы писать тексты....

Хренов побеждает Микиту. Удары руками в корпус оба держат без проблем. Хренов методично пробивает внутреннюю сторону бедра лоу-киками, в течение боя влепив не менее трех ударов точно в одно место над коленом. Такими ударами он ломает доски, а над коленом уязвимое место даже у качков. Техникой защиты от ударов по ногам Микита не владеет. Четвертый удар туда же прилетает уже пяткой, нога подламывается.

Микола побеждает "оппонента" - классического боксера. Получает несколько раз в голову, но его толстенная шея помогает держать удар. Единственным ударом в грудь (остальные просто не попали в более быстрого боксера) сбивает противнику дыхание, потом обхватывает его руками и демонстративно душит в объятиях.

Егор спускается вниз, его ждет Рита. Видно, что он довольно измотан и Рита "ухаживает за ним", поднося ему бутылку с водой.

Рита: Ну как тебе?

Егор: Руки хорошие, ногу почти отсадил, сильный, быстрый, интересный боец. Здорово! Они там все такие?

Рита: Говорят,да. Брюсов самый серьезный боец города. У него одно время даже Семак занимался, пока они не поссорились. Еще до запрета карате... Кстати, он тоже пограничник!

Егор: Да ну?

Рита. Ага. Он когда к нам в школу приходил...

Флешбэк. Про Брюсова и Шмелева.

Тренировка в Пересвете. Ведет Юрий Малышев (тот самый старший ученик школы, который сейчас в Чечне). Брюсов входит, переодевается и внимательно изучает то, что делают на его глазах. Несколько кадров показывают, что он отсидел, наблюдая, довольно долгое время.

Юрий: Тренировка закончена. Есть вопросы?

Брюсов (из угла): Да. Что это за херня?

Юрий: Русский стиль! Система подготовки спецназа.

Брюсов: Да неужели? И что, это действительно работает?

Ратибор (из зала) Тебе показать?

Брюсов: Ну покажите... (становится в стойку)

На Брюсова наваливается несколько человек, но лучший боец города без проблем их раскладывает. Юрий сражается с ним один-на-один, но счет не в его пользу. Когда он почти повержен (во всяком случае, поднимается, утирая кровь), появляется Наставник.

Наставник: Чего бузим? Побить молодняк для хорошего бойца дело нехитрое. Ты за этим пришел или что-то серьезное сказать хотел?

Брюсов: Так это вы здесь главный?

Наставник: Хотите понять как это работает, - давайте, я покажу. Времени много, можем поработать, что непонятно, я объясню.

(затемнение)

Наставник и Брюсов "разбирают технику". Настрой у обоих уже довольно дружелюбный.

Брюсов: И все-таки, а почему вы делаете это так. Это неканонично.

Наставник: А почему Вы делаете это так и уверены, что это правильно. Техника, она ж с чего берется?

Детали разбора зависят от того, какой именно "русский стиль" мы показываем, но суть в том, что на каждое движение, прием или элемент тактики, который разбирал Брюсов, ему показали эффективные контрмеры. Однако это явно не поражение в поединке и в присутствии учеников, как рассказывал Егору Лж.

Наставник: У тебя народ до такого уровня сколько растет?

Брюсов: Года два, - если серьезно пашут.

Наставник: А тут большинству и года нет.

Брюсов с интересом смотрит на Наставника.

Брюсов: слушайте, где я вас видел? Вы в погранвойсках не служили?

Наставник: Служил, только давно. А вы?

Брюсов: ДМБ- (год подберем), Украина, потом Прибалтика.

Наставник: не такая-то ли застава?

Брюсов: такая-то! Имени Шмелева... Ах ты ж блин, так вы и есть ТОТ Шмелев?!

Егор и Рита обсуждают, кто мог убить Деда из-за его занятий русским стилем. Брюсов отпадает - не тот человек. К тому же Егор не верит в отсроченную смерть и тому подобную мистику. Калдун - Егор согласен с Вованом, считающим, что тогда Деда бы взорвали или во всяком случае казнили показательно. По той же причине отметут Семака и Ко - эти тоже бы застрелили, а не парились бы сложными схемами. Так же уберут из списка и Рябова - он бы просто применил административный ресурс и не пошел бы на мокрое дело. Версия о спецслужбах и убийстве из-за какой-то тайны, а не из-за БИ остается, но только потому, что ее нечем опровергнуть. Чтобы ее подтвердить, надо хотя бы найти тайну, к которой мог быть причастен Шмелев. Егор рассказывает о предложении Марго пойти в катакомбы под церковью. После упоминания про Марго, Рита начинает неубедительно опровергать эту версию.

День шестой. Суббота. Вечер. . Егор. Жаров предлагает Егору бои у Муракина

Конец первого дня чемпионата. Сергей работает против какого-то парня в китайской куртке, но видно, что умело исполняемое в сторону противника таолу не тождественно спаррингу.

Жаров: Здорово мы им врезали!!

Сосипатр: Наша вера всегда сильнее, и в брани духовной, и в брани физической. Заметил ли ты, что эти "буддисты" побоялись выйти на бой без правил, а мы, православные, нет.

Подходит Егор. Его глазами мы видим Иного, который сидит в ложе между Муракиным и Марго и о чем-то разговаривает с журналисткой.

Егор: А кто это вообще был?

Жаров: Я хорошо знаю, кто это такой. Он из Органов, из секретного 17-го отдела. Это наследники того, что делал Мокий, сатанисты и колдуны со звездами на погонах. Насколько я знаю, он прибыл в город незадолго до смерти учителя, так как органы были против того, чтобы наши секретные техники боя были б ведомы простым смертным. Ты ведь знаешь, что в свое время нашего наставника чуть не репрессировали за "незаконное обучение каратэ". ...

Егор (с некоторым сомнением, ибо знает, когда Иной прибыл в город): Ну да.

Жаров: У них тысяча способов убить человека, чтобы это было похоже на несчастный случай. Теперь они даже не маскируются.

Егор: Если бы Деда убили из-за какой-то тайны, то изъяли бы все следы, ведущие к ней. Не похоже. У Вас даже секретную книжку не забрали, дедовы бумаги все на месте. Я сходил на свалку и в дедовой машине нашел вот это.

Егор достает "стартер".

Жаров: Ну стартер, а дальше что.

Егор: Этой штукой тоже можно завести машину, но похоже, что она для другого. Слишком хорошо сделана.

Жаров: Больше ничего не нашел?

Егор: Больше ничего.

Жаров: Давай, я вечером посмотрю, вдруг у нас к этому ключу замок найдется.

Егор отдает Жарову свою находку.

Жаров: Спасибо (после паузы) Ах да, Егор. Мне тут сделали интересное предложение. Возможно, у этого чемпионата будет еще один, неформальный раунд. Я на тебя рассчитываю..

Егор: Драться за деньги?

Жаров: Не за деньги! За жизнь Алексея Ивановича. Тех денег, которые мы собрали, хватает только на то, чтобы не отключать его от аппарата. Но отец Сосипатр говорит, что есть возможность не просто продолжать его существование, надеясь на чудо, а действительно его вылечить. Но для этого нужны деньги, а д0лжную сумму в короткие сроки можно заработать только так. Так что подумай...

Егор: Подумаю. Сначала надо чемпионат выиграть...

Жаров: знаешь, Егор, а я иногда таким, как ты, завидую. Ты, как сказал бы святой отец, человек немирской. Живешь с бабкой в развалюхе, о деньгах не думаешь. А мне так нельзя. Семья, да и иные обязанности есть. Всех кормить надо, а деньги где взять? Вот и берешься за какую выгоду... Знаешь анекдот "Пять старушек, рубль наберется" ?

Егор: Старушек-то зря...

Жаров: Порой думаешь - вот бы взять и найти клад! Такой, чтоб после этого махнуть на море, и забыть к чертям собачьим все прошлое. Только вот (вздыхает)... не бывает у нас таких чудес, да и долг перед Родиной никуда не деть. Так что подумай, Егор. Подумай...

День шестой. Суббота. Вечер. Иной. Бутман.

Конец первого дня чемпионата. Те, кто прошел отборочные бои, стоят на арене. Это Егор, Сергей, Зангиев, ЧсМ, три представителя Федерации и Микола.

Муракин уже уехал. Марго переключает внимание на Иного.

Марго: Ну вот! Теперь-то у вас будет время на то, чтобы продолжить ваши истории про отца Паисия. Кем он стал после того, как его сняли в кино?

ИНОЙ: Про его деяния в качестве гида вы знаете. Видели орудия пыток. Иное дело, что эти орудия отчего-то не демонтировали, и когда Эмск был отбит, они находились на прежнем месте и явно были в работе. Спрашивается, кто их ставил и кто использовал?

К столу подходит Бутман сотоварищи. Марго по-быстрому выходит наружу, так как вид у ребят вполне определенный.

Бутман: Извините, что вмешиваюсь. Мы были на вашей лекции и слышали о вас от Николай Андреевича. Он сказал, что в Японии вы не только изучали карате, но и были приняты в...

А чуть закатывает рукава, и нам виден край цветной татуировки.

Бутман: У нас к вам немного странная просьба.

ИНОЙ: Исполнять желания?

Бутман: В каком-то смысле - да. Вы не могли бы рассказать нам, как в Японии обстоят дела с Этим.

ИНОЙ: Принято. Давайте завтра, тут, примерно в это же время. Вы соберите народ, и я со всеми поговорю.

Бутман и Ко выходят.

День шестой. Суббота. Вечер. Иной. Егор наблюдает его бой с Брюсовым

Большой зал, где идет состязание, почти опустел. Промежуточного торжественного закрытия нет, люди просто расходятся. Посторонняя публика расходится сразу, бойцы уходят в раздевалку, а тренеры как раз ждут, пока ученики выйдут переодетыми, чтобы обсудить сегодняшние бои.

Егор сидит в зале почти один, забравшись куда-то наверх, и о чем-то думает. Сверху ему видно, как, убедившись, что зрителей нет, Брюсов уважительно просит Иного "разделить с ним схватку". Для него как человека, желающего расти, бой с таким противником очень важен, и это будет не возня или "разбор техники" как со Шмелевым, а серьезный бой.

Все сражение мы не видим: идет как бы нарезка из 5-10 секундных эпизодов, в промежутках напряженная физиономия Егора и текст за кадром: он анализирует бой. Что-то вроде: "так, лоу-кик ему пофиг, слил, двойка в голову... не попал, господи, как он двигается... бросить нереально, он центр тяжести смещает моментально... ерунда, Брюсова таким толчком в грудь не свалить, он гораздо тяжелее... все время пытается в ближний бой... главное - руки не давать, тут же свяжет блоками... все ладонью пихается, ни одного нормального удара..."

Егор видит, как лучший боец города и Человек-Урамаваши оказывается бессилен. Да, Брюсов не дает себя схватить и вроде не пропускает ничего серьезного, но ни один из его ударов не достигает цели, в то время как А лишь намечает те удары, которыми он бы его повреждал. Брюсов пытается молотить Иного, как мешок - в максимальном темпе и в полную силу, руками, ногами и чем еще умеет, время от времени пытаясь выйти с ударов локтями-коленями на захват и бросок. Но удары Иному словно пофигу (перенаправление силы, уходы корпусом, отводы, встречные движения но не блоки), захваты с него срываются, зато он постоянно оказывается сбоку, после особо мощных маваши - вообще сзади, откуда аккуратно пихает (фактически накладывает ладонь на) Брюсова в печень, солнышко, затылок и периодически осторожно подсаживает Человека-Урамаваши под опорную ногу. Серии тоже провести не удается.

Также Егору видно: Брюсов сосредоточен. У Иного на лице широкая открытая улыбка. Не усмешка и не торжество.

Схватка идет меньше минуты, и мастера расходятся явно довольные друг другом.

День шестой. Суббота. Вечер . Егор. После турнира.

Егор выходит из здания дворца спорта, собираясь домой. Рядом с ним тормозит машина (возможно та же, на которой уехал Виктор). На переднем сидении, один из, видимо, референтов Муракина или чиновников города, - тот кто представлял "его сиятельство" на открытии чемпионата.

- Молодой человек!

Егор: Вообще-то некоторые деньги - пахнут.

- Вы не поняли. Возможно, господин Жаров что-то не так передал. Речь идет о жизни вашего учителя. Если вы будете драться, то независимо от того, дойдете вы до финала или нет, князь Муракин даст команду перевести деньги и организовать операцию, если нет - будут похороны. Мало ли что может случиться с человеком в коме, подключенному к аппаратам подержания жизни. Внезапное отключение света в больнице, поскользнувшаяся медсестра...

Егор: Мне будет нужно кое-с-кем посоветоваться. Я дам ответ завтра.

(затемнение)

Дом Миши-семинариста. Егор и Миша пьют чай.

Егор: У меня еще вопрос есть. Ты хорошего священника не знаешь, а то наш странный какой-то. Или ты мне ответь... демоны бывают?

Миша: Во плоти? Нет. (По-хорошему, тут должна быть цитата на конкретный источник, поясняющий, что демонов во плоти не бывает, и речь идет чисто о духовном искушении).

Егору этого мало, и Миша рекомендует своего духовного наставника: отец Антоний и приход восстановил, и с пьянством бороться пытается, и детскую площадку отремонтировал. Так что лучше к нему...

(затемнение)

Почти ночь. Егор и Рита гуляют в окрестностях церкви, где служит отец Антоний. Собственно, эту церквушку даже видно из Мишиного окна.

Рита хочет обсудить с героем один важный для нее вопрос. Она читала в газете статью о том, что православный не может заниматься БИ, поскольку их ритуалы и техники самосовершенствования - "бесовство и поклонение идолам". Егор полагает, что "это если поклоны бить", а мы просто тренируемся. По итогам общения формируется представление о том, что одно другому не противоречит. Впрочем, Егора интересует иное.

Егор: А этот Сосипатр, он при зале давно?

Рита: Не очень. Пока Алексей Иванович в больницу не попал, раза два был, и то общался не с ним, а с Леонид Петровичем.

Егор: А дед к нему как относился?

Рита: Не жаловал. Я сплетничать не хочу, но один раз они крепко поспорили.

Егор: Сосипатр и Дед?

Рита: Нет, Алексей Иванович и Леонид Петрович. Марго, она же к нам приходила, хотела у Деда интервью взять, а он ей только про войну рассказывал. Она недовольная ушла, а Алексей Иванович и Леонид Петрович потом поспорили, когда все разошлись. Я просто в зале убиралась, и кусочек слышала...

Флешбэк. Наставник и Лж

Шмелев и Жаров пьют чай. Жаров подливает ему и себе чая.

Жаров: Зачем вы отказались с ней говорить? Ну не в теме девушка, ну задавала идиотские вопросы - зато теперь вместо нас она пошла к сектантам, и они получили бесплатную рекламу на областном канале.

Шмелев: А что мне ей отвечать? Что наша школа происходит от того самого Пересвета?. Ты бы эти вопросы сначала со мной согласовал, что ли!

Жаров: Да хотя бы это. Не хотите Пересвета, сказали бы, что это - особая семейная школа корнетов Оболенских, что за владение этим искусством вашего дядю репрессировали в 37-м, но он успел обучить вас. Что вам, жалко, что ли? Надо за любой шанс хвататься. Как говорится, "Пять старушек, рубль наберется".

Шмелев: Что ты вообще в последнее время пургу какую-то несешь? То учеников мне сватаешь левых, то с чемпионатом фигню придумал, то с "Русским стилем" носишься как баран с писаной торбой.

Жаров: Послушайте! Финансовые дела школы веду я. И мне хорошо видно, что надо делать для того, чтобы наш престиж действительно возрос. Почему наши бойцы лучше и Ассоциации и Федерации, а мы ютимся тут, и знают нас полтора человека. А насчет мистики я так скажу: "пипл хавает". Вот педофил этот, нинзюк, ити его так, на чем раскрутился? И сейчас она к нему поехала, он ей наговорит с три короба, а она его потом по общероссийскому каналу покажет. А у нас, между прочем, тоже традиция! Православная! Честное слово, ну почему вы против того, чтобы ее представитель...

Шмелев, очень резко: Хватит! если твой ряженый еще раз заявится в нашу школу и начнет зиздить про своего отца Паисия, я его вышвырну через окно и тебя вместе с ним.

Жаров:??

Шмелев: Ты в Капнице у вечного огня давно был? Знаешь, кто их там перебил и как именно? А я это своими глазами видел. Развелось тут всяких мутных личностей...

Жаров: Как Вам чай?

Шмелев: Хороший чай. Мятный?

Жаров: Мятный. Чувствуется?

Шмелев: Еще как. Не многовато мяты? Так что ( пауза, успокаивается) ладно, поехал я, а то от таких разговоров сердце пошаливает...

Шмелев допивает чай и встает. Камера мельком задерживается на чашке Жарова, который разве что чуть пригубил. Они выходят во двор, и он садится в старую копейку с пробитым чем-то боковым стеклом. Две дырки то ли от пули, то ли, что более вероятно, от рогатки.

День шестой. Суббота. Вечер . Иной. Марго.

Иной и Марго тоже гуляют по вечернему Эмску. Паж идет сзади. А заканчивает историю Паисия.

Марго: Итак?

ИНОЙ: Выдав тех, кого знал, бывший чекист стал командиром карателей. Я полагаю, когда вы были пионеркой, вас возили к Вечному Огню в деревню Капницы? Вы ведь эмчанка, хотя и уехавшая поступать в Москву?

Марго: Да, там всю деревню вырезали каратели. Но мне всегда казался странным этот советский миф.

ИНОЙ: а что вам показалось странным?

Марго: То что там всех перебили топором, а маленьких детей в огонь бросали... Ведь это же были немцы! Они бы расстреляли всех, сожгли бы в одном сарае на худой конец, но топором...

ИНОЙ: Про детей дополнила уже советская пропаганда после фильма "Александр Невский". Заметьте, тот же прием, что и в истории с тайными знаками. Но вот топором отец Паисий действительно перебил там всех после того, как выяснил, что партизаны покинули деревню несколько часов назад. Вспышки ярости, в которых Паисий мог убить несколько человек голыми руками, отмечало даже его немецкое начальство, но....

Марго: постойте... да это ж берсеркин! тогда получается, что Отец Паисий был подвержен боевому бешенству о котором вы говорили, а значит...

ИНОЙ: значит, он практиковал то, чего так боялся Мокий, хотя для них обоих это было заимствованием силы самого сатаны и принесением душ убитых ему в жертву. На счастье, его довольно быстро убили и он не успел обучить этому других.

Марго: А как? Отец Сосипатр рассказывал мне, что он погиб защищая паству. С именем господа на устах он кинулся на роту карателей НКВД и голыми руками истребил больше сотни человек, пока его не убили прямым попаданием из танкового орудия. Но он не говорил что Паисий был карателем, - у них вся церковь основана на его записках...

ИНОЙ: Ах, Сосипатр? Это который в миру Владимир Хотимчик?

Марго: Наверно. Я его здесь видела. В коричневой рясе...

ИНОЙ: А знаете, почему в коричневой?

Марго: нет.

ИНОЙ: Потому что бывший оккультист стал очень особенным священником. Альтернативная, "истинно-православная церковь", в которой святой Гитлер-освободитель русского народа почитался б наравне с Ильей-пророком, причем рясы священников были коричневого цвета в знак особой лояльности Рейху.

Марго: ах вот кто такой Атаульф Берлинский!

ИНОЙ: Проект оказался живучим. После войны группа его поклонников, покинувших Союз вместе с немцами, впоследствии обосновалась в Канаде. И хотя РПЦЗ их не признала, на фоне Холодной войны они оказались востребованы со своей идеей коммунизма как сатанизма. От идеи Гитлера-освободителя, конечно же пришлось отказаться, но умученный комиссарами отец Паисий стал их главным святым и великомучеником, а его свидетельства, которые мы с вами читали - одним из основных документов церкви.

Марго: А как его умучили? Думаете, я от вас отстану?

ИНОЙ: Не отстанете. Убийца Паисия вполне известен. Он даже упоминался в списках пионеров-героев, пока не выяснилось, что он не был пионером. Это был 15-летний подросток, родом из тех самых Капниц. Партизан, который выследил Паисия и ... тут я слышал две версии. По одной он убил его самодельной рогатиной, как дикого зверя, по другой - высадил в него рожок ППШ.

Марго: что еще про него известно?

ИНОЙ: Точно я знаю только имя этого достойного человека. Некто Алексей Шмелев. Буду признателен, если вы как человек со связями, поможете мне его найти, если он еще жив.

Марго: Да, я знаю кто это. Он руководитель военно-спортивного клуба "Пересвет". И действительно еще жив, если это можно назвать жизнью. Дело в том, что он сейчас в коме, в городской больнице.

ИНОЙ: . Мне этого достаточно.

Сюда - на фоне разговора кажем момент убийства Шмелевым Паисия. Подросток действительно какое-то время бегает от берсерка, затем расстреливает его из ППШ, но тот настолько в ярости, что не реагирует на вред и стремится дотянуться до противника, и юный Шмелев действительно насаживает его на вилы и удерживает на них, как медведя, пока гадина не сдохнет: тем более что в том как воет Паисий и как он выглядит, человеческого уже нет.

Десятая серия

День седьмой. Воскресенье. Утро. Егор. Антоний. Иной.

Церковь, где служит отец Антоний. Перед утренней службой он исповедует героя, который, правда, волнуется не столько из-за "демонов", сколько из-за необходимости принимать участие в подпольных боях, где смерть проигравшего вполне вероятный исход.

Оказавшись перед сложным выбором (участие в боях или смерть наставника) Егор чувствует необходимость облегчить душу и получить совет. Мы не видим их подробного разговора, так как он скрыт тайной исповеди. Когда же они выходят из исповедальни, Егор снова задает вопрос о том, может ли войти в наш мир демон в физической форме, и если да, то чем его можно победить. Ответ каноничен с точки зрения классической теологии - дьяволов во плоти нет, а основное оружие против них - крепость твоего духа.

Подобрать правильную цитату.

Храм заполняется народом, среди которого, как ни странно, Вован. Впрочем, увидев Егора, он быстро исчезает за дверью.

Меж тем, получив ответ на мучивший вопрос, Егор собирается уходить, но в этот момент дверь почти пустого храма широко распахивается и с порывом ветра, который гасит ряд свечей, входит Иной. Естественно, все в той же верхней одежде с махакалой на спине и четками на шее.

Штампы и микродетали совпадений, а также музыкальная тема прямо-таки вопиют о том, что "явилась аццкая сотона и ща чтой-то будит", но Иной спокойно просит святого отца поставить свечку за выздоровление хорошего человека по имени Алексей. Тот интересуется, отчего он не может помолиться сам, Иной отвечает, что иной конфессии, и вообще его предназначение в другом ... Так меж ними начинается лишенный нетерпимости разговор-диспут.

Отец Антоний спрашивает Иного, а с чего он, собственно, взял, что неспособен творить добро. Ведь важна не фиксация на этом, а суть поступка и его мотивы. Так получается, что творить добро может и тот, кто полагает это для себя невозможным.

Иной говорит ему в ответ, что это его путь и его предназначение. Но христианский подход ничего не знает о предопределении - кто сказал вам, что эта дорога для вас закрыта? Ваш прошлый опыт? Но стоит ли по одному-двум случаям делать вывод о том, что эта дорога для вас закрыта. Надо сохранять веру и надежду на то что все изменится...

Если вы про Иова, - парирует Иной, то стоит помнить, что несчастья его были не только испытанием, но и следствием пари между богом и сатаной. Был поставлен эксперимент, выяснявший верит ли человек потому, что верит, или это вера в обмен на милости, более похожая на сделку.

Священнику не хочется уходить в теологию, и он возвращается к теме свечи. Вы считаете, что неспособны изменить мир к лучшему, но ведь вы хотите таких перемен, и ваше сердце не чуждо состраданию. Иначе вы бы не пришли сюда и не просили бы помолиться за здоровье незнакомого вам человека.

Иной отвечает: дело не в этом. Есть вещи, которые должны быть сделаны просто потому, что они правильные. То что вы считаете добром, мы полагаем долгом: если рядом с вами тонет человек и вы, ничем не рискуя сами, можете вытащить его из воды, то это естественное действие, которое каждый сделать должен. Вот НЕ сделать этого - есть преступление против порядка вещей. Здесь же иное. Представьте человека, чье касание несет гибель - логично что даже желая вытащить человека, он вынужден искать того, кто может это сделать не причинив вреда.

Священник говорит о том, что нет человека, чье касание было бы гибельно априори.
ИНОЙ: человека - да, а если речь идет о демонах?

Священник может повторить - я только что объяснял молодому человеку (который, заметим, не ушел со сцены полностью) что демонов во плоти не бывает. Впрочем, одновременно с этим он ставит свечку перед иконой, и она загорается ровным ясным пламенем. Если же кто-то считает себя демоном, то это заблуждение...

ИНОЙ: Вы мало знаете о демонах (особенно из другой сказки), и это, возможно, к лучшему.

Все это время Егор пытается внимательно рассмотреть Иного.

ИНОЙ: .Спасибо за разговор. Я видел много носящих крест, но вы один из немногих, вызывающих мое уважение.

- Возможно, вы просто не там искали, - улыбается отец Антоний...

Иной разворачивается и на некоторое время его взгляд снова пересекается с Егором. Какое-то время они смотрят друг другу в глаза., затем Иной уходит, Егор остается, а отец Антоний читает короткую проповедь, в которой он говорит о судьбе и тезисе о том, что предопределения нет и каждый может спастись, пусть и в последний момент...

Надо найти хорошую цитату, потому что святые отцы должны бы на эту тему лучше выразиться, чем мы сейчас можем придумать.

День седьмой. Воскресенье. Первая половина дня. Начинается турнир.

Показательные выступления. Микола и Микита сотоварищи демонстрируют силовые трюки. Жонглируют гирями и гнут ломы.

Объявляются итоги жеребьевки. Егор оказался выставлен против Сергея. Жаров пытается это оспорить, так как состязание вроде как идет между школами, но судьи (помним, что Яша говорил про административный ресурс), не на его стороне.

В результате им приходится драться и это честный бой, в котором Егор побеждает. Не столько потому, что его техника существенно лучше, сколько потому, что умеет действовать творчески. Кроме того, по Сергею видно, что действует и своего рода "запрограммированность на поражение": считая Егора более серьезным бойцом, он как бы лишает себя возможности реализоваться в полной мере.

Федерации тоже подгадили с жеребьевкой, но тут боя не случилось - более слабый боец тотчас поклонился и признал поражение. Ибо законы школы запрещают схватки друг с другом кроме как в дружеском спарринге. Хренов выходит в полуфинал.

Брюсов стоит рядом с учениками и одобряет их поступок. Как истинные бойцы поступили и те двое, которые отказались драться друг с другом, и тот, кто продолжил участие, несмотря на травму.

(затемнение)

Показательные выступления. Семак. "Железная рубашка". Об него ломают палки и доски, бьют руками и ногами в полную силу.

(затемнение)

Дольф сражается с тем бойцом Федерации, которого мы отметили вчера из-за поврежденного колена. Он грамотно применяет все то, чему его учил Семак: это и незаметные удары в подъем стопы, и выбивание поврежденного колена врага серией лоу-киков в одно и то же место. Несмотря на то, что ему не удается проводить эффективные удары, Дольф намеренно травмирует противника так, чтобы он не мог вести бой. И на определенном этапе Брюсов выбрасывает на ринг полотенце.

Довольный Семак подзывает к себе победителя.

- Короче. С судьями все оговорено. Никакой пощады. НИ-КА-КОЙ. Тот, кто оскорбил нашу школу, должен быть уничтожен.

К разговору подключается Мануйлов

- Мне послышалось, или тут собрались кого-то убивать?

Семак: Уши прочисть, ментяра.

Мануйлов: А я, вообще-то к вам по делу, гражданин Семак.

Семак: Делу об убийстве Якова Когана? (ернически) Ужасный пример беспредела на улицах! Что творится!? Что Творится?!

Мануйлов. О нет. Следствию интересно знать, не слышал ли гражданин Семак про налет на крепость и нет ли у него желания поделиться с органами тем, что он знает по этому поводу?

Дальнейший обмен репликами идет в стиле "нет у вас на меня ничего, так что иди и соси петушки в углу" - "я все равно до тебя доберусь, сука такая".

(затемнение)

Зангиев работает против Миколы. Битва титанов, тяж против супертяжа. Зангиев выигрывает тактически. Короткий обмен ударами, захват за ногу, борьба в партере и болевой прием на ногу. Микола не сразу понимает, что на его ногу делают болевой прием. Микита с места грозит кулаком судье, который хочет зафиксировать победу Зангиева. Зангиев прикладывает все силы и ломает ногу. Микита готов сунуть руку под пиджак, но замечает, что он один, а горцев много.

Показательные выступления. Пересвет. Работа против вооруженного противника. Часть номеров делают "старые" ученики и показывают действительно работающую технику самообороны. В том числе и Рита. Часть делают "новые" во главе с Ратибором, получается псевдорусская показуха.

Ежу понятно, что Жаров ведет не туда. И Егору тоже. И даже зрителю, если он хоть чуть-чуть разбирается. Если зритель не разбирается, то специально для него в кадре усмешки на лицах всех руководителей школ.

День седьмой. Воскресенье. Первая половина дня. Полуфинал. Егор и Дольф.

Начинаются полуфиналы. Первой идет схватка Егора и Дольфа, которую мы видим весьма подробно.

Дольф сразу же ведет бой в агрессивной манере, пытаясь "затоптать Егора понтами", но на деле скорее загоняет себя, пока Егор бережет силы. При этом Егор, поначалу пропуская "подлые удары", довольно быстро понимает тактику противника и перестает подставляться. Дольф пытается бить в горло или глаза, но Егор тоже уличный парень, и знает как беречься.

Ближе к концу раунда Дольф пытается сбить Егора наземь, и пока они катаются по полу, шипит ему в лицо:

- Я жиденка, дружка твоего, кокнул, и тебя грохну! Несчастный случай, ничего личного...

На этом их разводят, и начинается новый раунд. На этот раз уже Егор ведет, сражаясь на грани боевой ярости, его удары сыплются градом, и Дольф, который привык быковать, фактически только закрывается.

Егор бьет Дольфа очень сильно, но по правилам, то есть, удары не направлены на нанесение травм или увечий. Судьи не останавливают бой только потому, что уже знают, что этот парень хорошо держит удар.

Жаров (Сосипатру) Вот! Вот он, настоящий русский раж.

Муракин (из ложи) О!, кажется, наконец-то началось мясо... (Семаку) похоже, ваш выкормыш оказывается недостаточно хорош.

Семак к Дольфу: Взгляд на меня, вверх, вправо-влево. Сотрясения нет. Руки в порядке. Ноги в порядке. Дыхалка не пробита.

Семак Муракину: Засудили по очкам. Без правил он бы этого уделал минутой позже.

Муракин: Ловлю вас на слове.

Дальнейшее мы видим глазами Егора, у которого в этот момент действительно чуть не падает планка. Моменты схватки, когда Дольфа уже не бьют а избивают (Дольф падает от маваши в корпус, складывается пополам от удара в живот...), перемежаются обрывками каких-то сцен, где Егор и Яша вместе гуляют по Эмску, едят мороженое, дерутся в спарринге. Судья два раза останавливает бой по причине выхода за татами. Рефери оба раза смотрит на Семака, ожидая, что тот выбросит полотенце. Семак крутит головой, "нет, он будет драться".

А со стороны мы видим, что Дольф уже на полу и пытается отползти в сторону.

Сосипатр: Чего встал! Мочи его за веру православную!

Но Егор на миг замирает. Делает шаг назад и становится в стойку, давая Дольфу подняться. Искушение Гневом преодолено, и, имея возможность убить того, кто конкретно пытался убить его, он не делает этого.

Дольф продолжает делать вид что вот-вот упадет и герой или поворачивается к нему и пытается помочь, или на миг поворачивается к нему спиной. И тут Дольф атакует как кобра. Пусть это выглядит как удар в спину: не можешь победить честно - просто победи!

Но готовность воздержаться от добивания того кто кажется беззащитным, не тождественна пацифизму и неготовности: Егор перехватывает Дольфа за руку, упирается ногой ему в живот и выполняет эффектный бросок, перекатываясь на спине. Дольф взлетает на два метра и плюхается на пол далеко за татами.

Судья останавливает бой. Это уже третий выход за татами и по правилам техническое поражение.

Дольф сразу же вскакивает. Он может продолжать, но правила есть правила.

Семак (Муракину): Спортивной техникой моих бойцов не победить.

Муракин: Ежик сильный, но легкий.

Показательные выступления Ассоциации. Многофигурные композиции с прыжками. Ломание дощечек.

Иной в это время беседует с бандой Бутмана. Он объясняет, что сложная техника в кино это постановочные трюки. Микита поднимает обломок дощечки и ломает его еще раз ударом мизинца.

Подходит Брюсов. Говорит, что раньше были времена, когда изучали технику по фильмам и отрабатывали все эти прыжки как боевые элементы.

Бутман вспоминает, как он переводил плохую ксерокопию английского самоучителя по каратэ.

День седьмой. Воскресенье. Первая половина дня. Полуфинал. Зангиев.

Второй полуфинал - бой Зангиева против Хренова. Это сложный бой, в котором воспитанник Брюсова держался и против кикбоксинга, и против горского напора. Сначала тактически переигрывает Хренов, он не дает себя схватить и выигрывает по очкам, лоу-киками. Зангиев быстро адаптируется и постепенно уменьшает дистанцию, потом захват и бросок. Хренов неудачно падает на плечо, вывих.

Итог полуфиналов громко комментируется голосом из микрофона. Да, итог несколько неожиданен: никто из фаворитов чемпионата не прошел в финал. Выдержит ли воспитанник клуба "Пересвет" натиск чемпиона Северного Кавказа, мы узнаем после перерыва!

Зрители и участники расходятся. Егор подлавливает Жарова и предлагает собрать ребят и провести обсуждение того кто как выступил, но Жаров отмахивается. Ему это не надо (штрих- характеристика качеств его как тренера), а ученики, думаю, и так поняли что русский стиль круче любого.

Егор пытается подойти к Марго, но она делает ему знаки не подходить, не общается с Егором явно и делает вид что они не знакомы.

День седьмой. Воскресенье. Первая половина дня. После полуфиналов. Егор и Иной.

Раздевалка. Все уже разошлись. Егор выходит из душа с полотенцем на плечах и ... упирается в Иного.

ИНОЙ: Я же говорил, что мир круглый. Не отвлекаю?

Егор: Н-нет.

Иной (бросив беглый взгляд на фигуру юноши): Мне понравилось, как ты отвечал тогда. Можно я поиграю в адвоката дьявола и задам тебе несколько дежурных вопросов?

Егор: Ну, давайте...(обертывается полотенцем)

ИНОЙ: Только на этот раз без цитат. Своими словами. (далее намеренно чуть комичным мелодраматическим тоном) Разве в наш век науки и техники есть место богу? Миллиарды лет эволюции доказаны, шаровые скопления метагалактик - тоже.

Егор: Если честно, я особо естественные науки не изучал. Но... (Иной вопросительно смотрит, подобно профессору, ожидающему ответа от лучшего студента) мне кажется, что если бог бесконечен, то миллиарды лет для него - как шесть дней.

ИНОЙ: "Как можно верить в какую-то религию, когда даже разные ветви одного христианства друг другу противоречат?"

Егор: Нам наставник говорил, что на гору всегда ведет много троп, но ты - выбираешь одну. Свою.

ИНОЙ: У всех понимание истинно, но притом кардинально различно?

Егор: Угу.

ИНОЙ: А каково твое мнение о темных местах в Писании или охотах на ведьм? Или о священниках, которые не могут вспомнить символ собственной веры?

Егор: У меня друг есть, Миша. Так он в таких ситуациях говорит: "Вы не на меня смотрите, вы на господа смотрите"?

ИНОЙ: Веришь в бога но не в церковь?

Егор: Кто безгрешен? Святой Петр и то трижды отрекался от Учителя. В людях надо на хорошее смотреть.

Иной (явно довольный или заинтересованный ответами): И последний вопрос: "Почему ты веруешь?",

Егор: Думал много...

Дверь раздевалки распахивается. Влетает Сергей с таким видом, как будто Егора тут уже пять минут как убивают и насилуют.

Сергей: Егор, с тобой все в порядке?

Егор и Иной (одновременно): Да, а что...

Сергей: Просто, Леонид Петрович сказал, что...

ИНОЙ: Ладно, продолжим после. Я рад, что с тобой познакомился.

Егор (одеваясь): Душно тут чего-то. Пойду на воздух.

Некоторое время спустя. Егор и Сергей сидят снаружи на лестнице.

Сергей: Он тебе ничего не сделал? Не касался тебя?

Егор (улыбаясь): Не...

Сергей: Как думаешь, кто он вообще такой? Леонид Петрович говорит, что он из органов и настоящий глава этих... ниндзя.

Егор: Может, и из органов. Черт его знает...

Сергей: Но ты-то что о нем думаешь.

Егор (сумрачно): бойца такого никогда не видел. Есть в нем что-то... такое...

Сергей: Ну а вообще?

Егор: Он странный какой-то. Иной. (пауза) Я в нем одной вещи не понимаю...

Сергей (улыбаясь): так спроси. Если он ответит...

Егор: Будет время, спрошу.

День седьмой. Воскресенье. День. Вован и синие.

Вован работает в гараже, лежа под машиной. Мы слышим, как открывается дверь гаража, а затем туда входит несколько человек, которые прижимают его руки и ноги к земле. Их лиц мы не видим. Зато в углу кадра - несколько баллончиков с краской вроде того, что валялся у подожженного музея.

Вован: Э, вы чо! Я за тех малолеток не в ответе. Слушать надо было!

В ответ следует тирада на фене, которой я не знаю настолько, чтобы адекватно перевести на нее следующий текст:

- Вот нехороший человек! Как иконы краденые нам сбывать, так одно, а как пахан у тебя бабу увел, так другое? Мы тебя на помойке нашли, накормили, обогрели, а ты в крысы подался? Деньги и документы ГДЕ??

Вован: не у меня. Лилька все себе заграбастала!

- Ах, Лилька? А Муракин с кодлой своей так, погулять вышел и мимо проходил?

Мы видим гильотинные ножницы по металлу, в которые засовывают руку или ногу.

- Знаешь, что Колдун с такими как ты делает? Знаешь, отчего его Калдуном называют?

Вован: Э! Э! Я не Олег Кошевой, я так все расскажу. Только ... братва, я про это реально не знаю.

- А кто знает? Дружок твой армейский, которого ты с собой на дело брал?

День седьмой. Воскресенье. Вторая половина дня. Перед финалом. Егор. Юра.

Вход во дворец спорта. Перерыв перед финалом. Егор сидит на лестнице, и видит, как по ней поднимается рослый плечистый парень в омоновской форме, которого мы видели во флешбеке.

Егор: Юра?!

Юра: Не ожидал!

Егор: Я тоже! Вы раньше вернулись?

Юра: Нет, всё, как и планировалось. Ну как там на границе? Много зарубок на прикладе сделал?

Егор: ???

Юра: скальпов много снял?

Егор: Я не этим там занимался.

Юра (покровительственно кладет ему руку на плечо): ничего, еще наберешь.

Они оба заходят внутрь. Там, у самого входа, их встречает Жаров:

Жаров (Юре) Приехал! Вот и молодец! Давай, дуй в раздевалку, бой через полчаса. Ты размят?

Юра: Да ладно! Кто б там ни был, он два дня пахал, а я как новенький. Уделаем всех!

Жаров (Егору): Ну вот! Еще раз тебе спасибо! Ты очень помог защитить честь школы, и без тебя мы бы не прошли в финал. Но теперь можешь погулять, Юра его сто процентов уделает. Надеюсь, ты не в обиде?

Егор (насупившись) нет.

Жаров: Тебе ж все равно через пару дней обратно.

Егор не слушает его и догоняет Юру почти у входа в раздевалку.

Егор: слушай, мне дядя Леня говорил, что какой-то твой знакомый рассказывал тебе, что на самом деле в Деда стреляли. Это правда?

Юра: Не помню такого, и вообще пока не до того. Выиграю бой - поговорим.

Егор выходит из здания и садится на ступеньки. Рита подходит и садится рядом с ним, берет его за руку. Он накрывает ее руку своей.

День седьмой. Воскресенье. Вторая половина дня. Перед финалом. Председательский стол

Рябов, да и Муракин просят Иного продемонстрировать класс перед финальным поединком на правах почетного гостя. Иной поясняет, что серьезных вещей аудитория не поймет, а показывать ей фокусы неэтично. К тому же он тут неофициально...

"Что такое серьезные вещи" - недоумевает Рябов.

Иной, продолжая объяснять причины своего нежелания и, соответственно, совершенно не напрягаясь, берет лежащий перед Рябовым листок с каким-то протоколом соревнований, делает несколько движений с ним, как бы просто манипулируя ладонью, в потом внезапным и неожиданным движением перерубает краем бумажного листа вазу с цветами в центре стола для почетных гостей. Ваза при этом не пошелохнулась.

Егор успевает это заметить раньше, чем вазу убирают под стол. Иной, пользуясь тем, что аудитория ошарашена, извиняется и уходит.

Зал снова заполняется. Показательные выступления. Разноцветные ниндзя демонстрируют одиночную работу с оружием. Где-то параллельно Гуру в очередной раз подчеркивает, что "наше искусство слишком смертельно, чтобы показывать его на состязании".

- Танец живота с саблями, - бросает приятелям Бутман. Микола и Микита пытаются понять, не вон ту ли телку с веером они заказывали в сауне: "Сказала, шешнадцать есть".

Среди участников и Паж, который показывает какой-то комплекс с мечом - весьма красивый.

Виктор (улыбаясь): классно двигается. Я бы с ним поработал.

Муракин: ммм... Насколько я понял, он "паж" твоего нового тренера.

Виктор понимающе вздыхает.

День седьмой. Воскресенье. Вторая половина дня. Раздевалка. Юра и Зангиев.

Раздевалка. Зангиев совершает ритуальное омовение. Входит Юра.

Юра, с порога: Эй, чучмек! Вали отсюда! Тут тебе Россия, а не твой аул! (Он явно не успел сообразить что это тот, с кем ему биться на ринге).

Зангиев: Кавказ часть России

Юра: Поучи меня, морда чеченская!

Зангиев: Я не чеченец, я аварец

Юра: мне похуЪ! Да я в Чечне таких как ты пачками мочил, мать твою...

Зангиев: Хочешь чтоб я тебя порвал прямо сейчас?

Драка начинается, но явного преимущества ни у кого нет, но тут Зангиев бросает своему противнику: что, привык, что у тебя автомат а враг связан? На этом тот окончательно выходит из себя.

Конечно, Юрий был один из лучших бойцов в городе (из виденных, однозначно вторым после Брюсова), и вряд ли кто-то из местных мог бы составить ему конкуренцию. Но Зангиев был лучше и собраннее, а Юру слепила ярость отчего один раз он конкретно въехал не в Зангиева а в стенку рядом, разбив кулак. Кроме того, бой в раздевалке перешел в использование подручных предметов, отчего Зангиев еще окучил противника табуретом по голове...

То же время. На улице. Егор и Рита. Разговор о кодах и не только.

Егор сидит на ступеньках и разбирает полученный архив наставника. Рита просто сидит рядом с ним. Она понимает, что Егору хреново, и пытается его растормошить или разговорить. Спрашивает, а куда он думает податься служить после училища - на границу в погранвойска?

Нет, - Егор хочет в полковую или дивизионную разведку. Рита спрашивает, а что надо чтобы стать разведчиком. Егор честно отвечает - голова.

Егор: Без деда тяжело будет. Он меня в письмах натаскивал, чтобы я правильно думать учился.

Рита: Это как?

Егор: перед армией мы договорились, что в каждом письме он или будет задавать ему какую-то логическую загадку, или писать последний абзац письма друг другу несложным кодом, чтобы Егор учился их раскрывать.

Рита просит пример, и Егор задает последнюю загадку по времени - поросенок идет на маскарад и не хочет, чтобы его узнали. Какой маскарадный костюм ему надо надеть? Три попытки. Вначале Рита выдает нечто типа страуса - то есть, что-то совсем непохожее, но потом одергивает себя: все просто! Он должен придти в костюме поросенка! Ведь маскарад это маскарад, и все будут уверены, что никакая маска не соответствует лицу. Егор улыбается - это верный ответ.

Коды, - продолжает интересоваться Рита. Егор показывает ей последнее письмо Шмелеву, которое он не успел отправить. Рита заглядывает и видит грамматические ошибки.

Рита: Тебя что, в школе русскому не учили?

Егор: В училище из нормальных педагогов разве что Дед был. Он нам и механику преподавал, и историю. А остальные - такие уроды были...

Рита: Может, тебе книжек принести и подарить?

Егор: А принеси. Мне ж всяко надо будет к экзаменам в училище готовиться .... Давай вернемся к кодам. Вот еще один. Берется вторая или третья буква...

Внезапно выходящее на фасад окно разбивается, и на козырек над входом падает человек. Зангиев выбросил Юрия в окно со второго-третьего этажа.

(затемнение)

Жаров и Егор помогают занести носилки с Юрой в карету скорой помоши.

Жаров: Жить будет?

Врач скорой. Будет. Но хреново. Это если череп всерьез не пробило. А так, позвоночник, похоже, сломан.

Рядом появляется Рябов, смотрит, убеждается что Юрий жив и собирается уходить.

Жаров (Рябову) Я полагаю, за такое ваш протеже должен быть дисквалифицирован и чемпионат...

Рябов (прерывая) Да ну?! По показаниям свидетелей, драку спровоцировал Малышев своими высказываниями на почве межнациональной розни. Уголовное дело, конечно же, заводить не будут, но и вам рыпаться не советую. А то, знаете ли, может всплыть, что за ожерелье на нем было...

Жаров: Но.. Но ведь...

Рябов (елейно): Судейская коллегия не видит проблемы в том, чтобы в финал от вас вышел тот боец, который прошел весь турнир.

Жаров: Ну вот, Егорка. Честь школы все-таки защищать тебе.

Егор уходит готовиться к поединку.

Одиннадцатая серия

День седьмой. Воскресенье. Вторая половина дня. Перед финалом. Иной. Лекция про якудзу.

Буфет дворца спорта. Там собираются крепкие ребята из числа друзей Бутмана, в том числе Микита. Судя по тому, как Бутман с ними общается, он выполняет при них функции "консильери" или, если угодно, мозгового центра. Аудитория довольно велика, человек 20.

Появляется А, садится на столик лицом к ним и закатывает рукав рубашки. Видно, что его рука покрыта сложной и цветной татуировкой, вызывающей вполне конкретные ассоциации.

ИНОЙ: Начну с простого: знаете ли вы, что большинство фильмов о якудза снимается на деньги якудза. Даже те, где якудза выступают в роле плохих парней. Кто может представить себе, Зачем?

Голову ломает даже Бутман.

ИНОЙ: Все просто. Те якудза, которых там бьют, демонстрируют пример неправильного поведения и в том, что беспредельщик получает по заслугам, никто не видит урона чести для организации.

И далее мы видим начало долгого разговора, в котором Иной подробно и на уровне "в 1992 в клане Итагава был такой случай" рассказывает им об опыте и модус операнди ОПГ Дальнего Востока, напирая на идею социальной ответственности и неформального сотрудничества с государством. Подтекст простой - если вы, в отличие от тех, кто занимает эту нишу сейчас, будете играть по правилам, на вас закроют глаза. При этом непонятно до конца, представляет Иной "Белую стрелу", или действительно какие-то восточные кланы.

(затемнение)

Жаров подходит к Рябову и договаривается, что "Пересвет" вступает в Ассоциацию. После того, как Зангиев побил Малышева, нет оснований быть уверенным, что в финале победит Егор. Жаров рискует потерять зал.

Рябов: А что скажет Шмелев, когда выйдет из комы?

Жаров: А вы думаете, он из нее выйдет? Все, скопытился Дед.

(затемнение)

Раздевалка дворца спорта. Егор и Зангиев одеваются. Горец берет Егора за плечо и разворачивает к себе. Видно, насколько он габаритнее героя и физически сильнее.

З. Слышь, пацан! против тебя нечего не имею, но предупреждаю - будешь рыпаться, буду бить больно. Я проиграть не могу. На меня земляки смотрят. Род смотрит. Весь Дагестан смотрит. Братана твоего я как грелку порвал, а он сильнее был. Так что - дергаться не надо. Больнее будет...

Егор молчит. Они выходят на ринг. За схваткой следят не только Рябов и Лж, но и Брюсов, при этом видно, что симпатии главы Федерации скорее на стороне героя, который сражается против явно превосходящего противника. Возможно, это связано с тем, что во время дискуссии с Наставником о том, какая техника лучше, вопрос о том, что делать против борца, обсуждался, и по поражению его бойца понятно, что возможно, Шмелев был прав.

День седьмой. Воскресенье. Вторая половина дня. Финал. Егор и Зангиев.

Бой с Зангиевым должен быть очень долгим и сложным, ибо для героя он является крайне тяжелым противником.

Во-первых, он классический "большой шкаф с антресолями" (напомним, что ограничений в весовой категории на чемпионате нет).

Во-вторых, кроме кикбоксинга или карате (Ассоциация практикует несколько направлений), он еще и бывший борец-вольник, что делает его не менее опасным и в ближнем бою.

В-третьих, как человек живущий в "варварской" традиции, он дерется не как спортсмен а как воин, - как он будет смотреть в глаза родственников, если не одержит победу?!

Как Егору победить такого противника, да еще с учетом того, что хитроумный Рябов не случайно ввел его в состав участников чемпионата "со своей стороны"? В однократной схватке без лимита времени ему было бы совсем плохо, но финал проходит как серия раундов, и есть возможность минимально отдышаться.

То, что горец сильнее, Егор понимает сразу, и в первом раунде пытается его измотать, но это не срабатывает: З. еще и выносливее героя и может держать удары, которые точно выбили бы Егора из колеи.

Во втором раунде Егор пытается обратить сильные стороны противника в слабые - действуя за счет холодной головы и увертливости. Он крутится вокруг горца, но его ударов недостаточно, чтобы нанести ему вред. З. пару раз попадает, но Егор может держать удар. Ближе к концу второго раунда Егору удается фактически вытолкнуть противника с ринга: кинувшись вперед, горец сделал рывок такой силы, что, не попав в героя (тот ушел в подкат), с разгона заступил за татами.

И тут становится понятно, что "не важно как проголосуют, важно, как посчитаем". Данный факт не засчитывается (напоминаем, три выхода за татами - проигрыш). Горец, который уже начал закипать, почти заловил Егора и тот буквально чудом выкрутился из-под града ударов.

В третьем раунде Егор делает нечто неожиданное даже для тех, кто наблюдает за боем: он идет на сближение. Зангиев наконец его схватил, но не смог заломать, и более того, герой начинает вырывать победу в партере, "на его территории". Как вариант, победа обеспечивается приемом типа ножниц, который не характерен для вольной борьбы, но типичен для самбо. Практически все время противники находятся в партере.

Но судьи снова и снова "не засчитывают Егору проведенные комбинации. Егор начинает выдыхаться, но мужественно продолжает бой, уже более на силе духа, чем на выносливости.

Мельком мы видим среди зрителей пожилого кавказца, - тренера Зангиева или кого-то из его старших родственников. Он смотрит на все это с явным неудовольствием, хотя оно скорее касается судейства.

Однако, когда судьи третий раз "не видят" проведенный Егором им прием при том, что он довольно заметен, Зангиев в крайнем раздражении не хлопнул по мату сам бьет по мату рукой, признавая поражение. Для уважения земляков Горцу нужна честная победа, и то, что ему так помогают, является для него еще большим ударом по самолюбию, чем проигрыш от какого-то пацана.

День седьмой. Воскресенье. Вторая половина дня. Награждение

Награждение победителя. Егору вешают на шею медаль, голос из микрофона распинается о новой звезде боевых искусств, Жаров дает интервью Марго, - "симптоматично, что на фоне возрождения России "русский стиль" активно завоевывает позиции".

Президиум смотрит на героя, и чиновник (тот, кто вел с Егором переговоры о "неформальном продолжении чемпионата") задает вопрос о том, что теперь будет с залом в церкви: ведь в самом ближайшем времени занятия "Пересвета" будут проходить во дворце спорта в куда лучших условиях.

Егор: Почему во дворце спорта?

Рябов: Потому что теперь вы тоже члены Ассоциации, и такая замечательная школа должна получить гораздо лучший зал.

Егор: Если наш старый зал никому не нужен, тогда давайте вернем его законному владельцу.

Жаров (из зала) Кому?

Егор: Церкви!

- какой церкви?

Егор: Православной.

- какой православной?

Егор: она у нас одна - русская православная церковь (герой, заметим, не лукавит, и разнообразные катакомбники находятся за гранями его ойкумены)

Сосипатр (из зала): Истинно православная русская церковь?! - у Сосипатра почти не выдерживают нервы

- Ну я и говорю - Русская православная церковь.

Поп благословляет Егора. Журналисты наговаривают текст про передачу здания РПЦ. Переиграть уже невозможно. Чиновник вопросительно смотрит на мэра, тот пожимает плечами - ему все равно, кому отдавать здание.

- Хорошо, заключает кто-то из чиновников: до конца квартала здание будет возвращено РПЦ.

Сосипатр покидает дворец, шепча сквозь зубы что-то матерное про сергианцев, с которыми он еще поквитается. В Аду гореть все будут!

(затемнение)

Семак отчитывает Дольфа

Семак:... короче. Второй шанс тебе будет. Но если завтра ты не сможешь, пеняй на себя.

Подходит Брюсов.

Брюсов (жестко): вот что я придумал. Учитель всегда несет ответственность за ученика, сошедшего с Пути.

Семак: Лет 10 прошло, а ты не унялся. Пришел мораль читать?

Брюсов: Нет. Расставить все точки над и. Через два дня, чтобы каждый успел завершить свои дела, мы встретимся там, где начинали заниматься, и "поговорим как мастера древности". Двое войдут, один выйдет...

Семак: а на выходе его будут ждать менты с ордером за убийство.

Брюсов. Нет. Каждый напишет документ, что отказывается от претензий за спарринг. Как говорят Некоторые, "несчастный случай на тренировке, ничего личного"? Так, да?

Семак: Именно.

День седьмой. Воскресенье. Вторая половина дня. После турнира. Егор и Зангиев.

Егор выходит из дворца спорта, за ним группа учеников, в том числе Ратибор.

Выходит... и мы видим две группы людей, которые явно дожидаются Егора и весьма враждебно настроены.

С одной стороны, - группа "синих", среди которых камера вычленяет не столько главного, сколько кого-то из тех громил, у которых Егор отбивал Марго.

С другой - группа горцев, с которыми Егор успел поцапаться утром. Земляки Зангиева.

Егор разворачивается - Ратибора и К за спиной нет. Герой на время замирает, прикидывая, через кого будет проще прорываться, но из дверного проема появляется Зангиев, который обхватывает его за плечо и идет знакомить с друзьями и родственниками.

(затемнение)

Егор сидит в компании Зангиева и Ко. Он явно не в своей тарелке, но сидит на почетном месте гостя. Зангиев сидит рядом и объясняет свое решение: нахЪ мне такая победа! Мы сюда по их просьбе приехали потому что у них своих бойцов не было. Того, кто от них должен был выступать, я порвал, и на ринге порвал бы тоже. А этот парень, может, и не даг, но настоящий джигит. У них таких мало.

В общем, "Приезжай к нам в Дербент". Осенью у нас будет чемпионат, там и устроим матч-реванш. С нормальными судьями...

День седьмой. Воскресенье. Вечер. Иной у Муракиных.

Особняк Муракина. Иной идет по коридору, проходя дверь в комнату Виктора. Сам Виктор идет рядом. Паж держится на почтительном отдалении, но не выглядит как мальчик из бедной семьи, попавший в богатый дом и стреляющий глазами во все стороны.

Виктор рассказывает о своем желании учиться в Японии и желательно в какой-то сугубо древней и традиционной школе. Способности есть, деньги тоже. Что мешает? Но ответ таков:

ИНОЙ: Готов ли ты к ситуации, когда на твое обращение приходит отменно вежливый ответ с сообщением о том, что гайдзина, конечно же, с радостью примут в школу, но вот беда - в общежитии нет свободных мест, и единственное оставшееся место - собачья будка. Если уважаемого соискателя это устроит, Школа с радостью примет его в свои ряды.

К ситуации, когда первое время у тебя не будет ни свободного времени, ни своего мнения? К ситуации, когда/если старшие ученики вздумают сделать из тебя чучело или объект для издевательств и насмешек, учителя будут не на твоей стороне и более того, будут подзуживать их - человек должен научиться держать удар, а ничтожествам в школе не место?

К ситуации, когда тебе постоянно придется доказывать, что ты равен остальным, и что твой цвет кожи или слабое знание языка не преграда для изучения боевого искусства?

Виктор (немного напряженно): Я обдумаю ваши слова. А насколько я плох или хорош, вы увидите завтра.... Вот ваша комната.

Паж входит внутрь и, поставив сумку, в первую очередь бросается к стеллажу с книгами.

Виктор: дополнительную мебель мы поставим какую вы сами выберете. Если нужно, наоборот вынесут все и поставят татами. Только один вопрос - кровать ставим двуспальную?

ИНОЙ: Недопонимаю...

Виктор (показывает на Пажа, который где-то маячит на заднем плане). Он вам кто?

ИНОЙ: Можно сказать, паж.

Виктор: А-а! Так, стало быть, вы его (характерный жест). Как в Бусидо?

ИНОЙ: Нет.

Виктор: Почему?

ИНОЙ: Ему это не нужно.

Виктор: Но он же вам нравится?

ИНОЙ: Он мне интересен.

Виктор: (недоумевая) Так его мнение имеет значение?

ИНОЙ: Да. Я вижу его будущее.

Виктор: Вы знаете что его ждет?

ИНОЙ: Ровно через 12 лет и 5 месяцев он откроет некое знание и спасет этот город от весьма опасной угрозы.

Виктор: О как! а что ждет меня?

ИНОЙ: Ты же сам кузнец своей судьбы, не правда ли?

День седьмой. Воскресенье . Вечер. Иной и Паж.

Поздняя ночь. Паж лежит в кровати и читает "Стрелка" Стивена Кинга на английском, Иной сидит у камина и смотрит на огонь.

Паж: Вы скоро покинете этот город?

ИНОЙ: Думаю, да. Вещи очень быстро близятся к завершению.

Паж: Можно мне уйти с Вами?

ИНОЙ: Я не могу быть для тебя учителем добродетели.

Паж: Почему?

ИНОЙ: Во-первых, тебя связывают узы долга по отношению к твоим родителям. Во-вторых, понимание предназначения говорит мне о том, что ты не Воин, а Ученый, и в этом качестве ты сделаешь для мира и учения больше, чем кажется пока. В-третьих, в ситуации, о которой ты сейчас читаешь, демон, ведомый долгом, будет вести себя так же, как герой, который продолжит преследование колдуна вместо того, чтобы помогать оступившемуся соратнику. У меня нет права так менять твою жизнь.

Паж: а вы совсем не боитесь смерти?

ИНОЙ: не больше чем ты боишься потерять своего персонажа, когда играешь в аркаде. Каждое следующее прохождение позволяет учесть какие-то ошибки. Я же рассказывал тебе про историю со старым ламой...

Паж: А какой была первая смерть человека, которую вы видели?

ИНОЙ: Это было не в бою и задолго до того, как я узнал про Учение.

Иной рассказывает историю своего старшего родственника, который был военным врачом. Будучи серьезным специалистом и отцом большой семьи, он нашел у себя рассеянный склероз. Диагноз этот он скрывал до последнего, а когда появились первые заметные признаки болезни и стало понятно, что от существа, способного лишь ходить под себя и нечленораздельно мычать (и это может длиться годы) его отделяет несколько месяцев, застрелился из табельного оружия, оставив семье письмо: он хотел, чтобы его запомнили взрослым и сильным, а не а не старцем, самим фактом своего существования отравляющим жизнь семье.

Иной не боится умереть, хотя понимает, что его очень сложно убить - куда сложнее, чем обычного человека. Он говорит, что его "добро" по сути есть служение и в том что он делает, карая врагов учения, нет и намека на подвиг ...

Паж: А что такое подвиг?

ИНОЙ: Как по-твоему, почему в средневековье среди образцов воинской доблести и рыцарского поведения фигурировал не Ахилл, а Гектор?

Паж: Потому что Ахилл так обошелся с телом Гектора?

ИНОЙ: Нет. Ахилл был неуязвимым и потому мог особенно не беспокоиться за свою жизнь. Это все равно что играть в Дум с включенной неуязвимостью и бесконечными патронами. Где здесь подвиг, если противник априори не может сделать тебе ничего? А Гектор не испугался выйти на бой против полубога и, возможно, победил бы Ахилла, не будь тот неуязвим.

Паж: а победить демона для обычного человека подвиг.

ИНОЙ: человек не может уничтожить демона. Но он может перед ним устоять. Не склониться. Потому что сам бой с ним - уже подвиг. Если он прольет хотя бы каплю крови, по правилам это может считаться его победой.

Паж: У демонов есть правила? Они же выше людей... Гуру говорит

ИНОЙ: Чем выше ты по сравнению с обычным человеком, тем больше ответственности. Например, демоны всегда отвечают на заданные им вопросы и вообще не имеют права лгать. Иное дело, что люди почти никогда не слышат того, что слушают и очень редко видят то, на что они смотрят.

Иной ворошит дрова в камине.

- Человек обладает свободой воли, а демон - это инструмент. Карающий меч Великого Черного. Компьютерная программа. И чем ближе ты к состоянию демона, тем меньше в тебе человеческого.

День седьмой. Воскресенье . Ночь. Сон Егора.

Ночь. Егор снова видит странный сон...

Егор снова идет по коридору, но теперь дорога кажется яснее. Это какие-то катакомбы, а впереди видны вспышки молний и видна стрельба.

Комната, где была схватка в прошлом сне. Под ногами Егора - перерубленный пожарный топор и оплавленный напузный крест, который, похоже, выдержал прямое попадание молнии.

Иной снова стоит и ждет его, и теперь четко понятно, что это именно А. они снова сражаются, но теперь скорее это духовная брань. Противники стоят и смотрят друг на друга, а камера показывает лицо то одного, то другого.

Мы слышим то, что шепчет Егор про себя, и это не столько "Господь пастырь мой" про долину Вечной Тени, сколько (мое любимое) "Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящии Его. Яко исчезает дым, да исчезнут; яко тает воск от лица огня, тако да погибнут...". О подходящей музыке тоже надо подумать. Пока предполагаю Апокалептику: Hope или Beyond the Time.

Иной (тяжело, как всерьез раненный): Поздравляю. Можешь считать, что ты меня изгнал. Правда, демоны не умирают, они отправляются в ад на перегруппировку.

Затем Иной медленно исчезает, словно погружаясь сквозь пол...

Двенадцатая серия

День Восьмой. Понедельник. Утро. Егор и сослуживцы Юрия.

Егор стоит на улице и явно чего-то ждет. На противоположной стороне улицы группа омоновцев - сослуживцев Юрия избивает одного южанина, который по виду явно попал под горячую руку. Так как Зангиев побил Юрия до турнира и "нечестно", соратники Юрия вместо того, чтобы разобраться, бегают по городу и бьют нерусских, кто попадется под руку.

Герой вмешивается и спрашивает, за что вы его. Получает в ответ нечто вроде "да эти черные, они вообще... они баб наших затаскивают... и ваще они чурки нерусские, пусть уматывают домой..".
Вот тут герой начинает говорить и задает конкретный вопрос - Тот, кого вы сейчас бьете, что-то такое сделал? Вы поймали его, когда он кого-то пытался утащить? Нет. Так чем вы лучше уродов, с которыми собираетесь бороться.

Егора прерывают: ты что, не патриот, ты что, русских не уважаешь?

А Егор в ответ - а вы сами себя уважаете? Герои, способные только вчетвером одного побить! Вот уж не знаю, стоит ли развивать тему того, что такое настоящий патриотизм далее, ибо пьяное быдло может и не проникнуться. Важно, что герою таки, раз он такой крутой, предложили бой один на один с самым сильным, но когда Егор начал одолевать, попытались ударить сзади бутылкой или солдатским ремнем по голове.

Разрешается бой, однако, в традициях русской души. Кто-то таки соображает, что перед ними победитель чемпионата, который завалил самого Зангиева. И отношение меняется: братан! Чёж ты сразу не сказал! Извини, неправы были...

(Либо Егора в лицо не узнали, то могли узнать, когда Егор использует тот же самый прием).

На этом моменте к остановке подъезжает машина. За рулем все тот же референт Муракина. Егор садится внутрь.

День Восьмой. Понедельник. Первая половина дня. Убийство Брюсова.

Людный переход через проспект. Брюсов, как и в сцене, которую мы уже показывали, собирается встречать жену. Мы видим, как она сходит с троллейбуса, но не успевает на зелёный свет.

Тротуар постепенно заполняется людьми, и камера фиксирует наш взгляд на человеке совсем неприметной внешности, точнее на его несколько неестественном положении руки. Подойдя к Брюсову, этот человек разворачивает руку, высвобождает спрятанное в рукаве шило, и наносит короткий и резкий удар в печень, нанося удар так, чтобы подпиленное у рукояти острие осталось в ране, и так же незаметно удаляется.

От удара длинным шилом почти не видно крови, и со стороны это выглядит так, что стоящий человек внезапно падает, держась за бок.

Жена видит это и бежит к нему, но на его глазах ее сбивает машина, "случайно" выскочившая на переход из-за угла, причем сбивает так, что женщина пролетает несколько метров.

Брюсов наблюдает гибель жены уже лёжа, он пытается встать, но его фактически переворачивает на спину какой-то старичок, который тыкает его палкой.

- Что, сынок, плохо тебе? То-то...

Дедок сказал бы что-то еще, но тут появляется милиционер и спрашивает дедка, что с лежащим. Да пьянь какая-то, отвечает тот, развелось тут всяких от дешевой водки...

Милиционер оставляет Брюсова в покое, и умирающему никто не помогает. Никто и не понимает, что это умирающий. Он с мольбой смотрит на дедка, и глаза его закрываются.

Дедок (уже уходя, себе под нос, злорадно): А все потому, сынок, что нехорошо уважаемого человека срамными словами называть. За такое по понятиям положено со всей семьей мочить. Чтоб и выблядков не оставалось...

День Восьмой. Понедельник. Первая половина дня. Егор у Муракина.

Особняк Муракина. Идет банкет по случаю успешной сделки с японцами. "С российской стороны" присутствует Муракин-старший и ряд почетных гостей, в том числе как минимум несколько лиц с большими звездами в военной и милицейской форме. В отдалении "стража", вооруженная помповыми ружьями, но одетая в костюмы, которые по мыслям Муракина должны быть у стрельцов.

Японскую сторону представляют трое: пожилой японец лет 50-60 с повадками оябуна якудза, молодой человек в строгом костюме и темных очках и девочка (точнее, выглядящая моложе своих лет девушка более старшего возраста) в костюме школьницы, рюкзачком в виде плюшевого мишки и/или прической с двумя хвостиками.

Иной присутствует на этом мероприятии то ли как переводчик, то ли как посредник. Виктор рядом, одет в кимоно, но это не кимоно для занятий, а тот вариант одежды, который вообще-то принято одевать при харакири. Если и японские гости это заметили, они были слишком вежливы и не подали вида. Иной разговаривает с гостями о чём-то по-японски, Виктор пытается встревать в разговор и натыкается на дежурное "о, вы так замечательно говорите по-японски для иностранца".

Рядом с Муракиным - Марго. Она - само кокетство, и кулон прекрасно бросается в глаза.

Накрывают на стол. Камера показывает нам, что "Наркомовской" там нету. Практически перед столом небольшой помост, напоминающий ринг, однако в его углах заострённые металлические штыри.

Муракин: Я хочу поднять тост за русских матрёшек, которые с этого времени будут чрезвычайно популярны в Японии.

Пожилой японец что-то говорит, Иной переводит:

- господин Итагава интересуется, почему к столу подана столичная а не корпоративная водка. Разве это не предмет для гордости?

Муракин: Переведите ему, что наша водка - продукт для быдла, а я намерен потчевать дорогих гостей

Марго: А ведь верно. Я правильно понимаю, что та водка, которую вы производите... (заминается)

Муракин (отводя Марго в сторону): Вы умная девушка, с вами будет очень приятно работать. Для того, чтобы решать социальные проблемы, особенно в таком неблагополучном городе, дешевизна гораздо важнее качества. Вот скажите, вы ведь по сути москвичка, вам будет очень горестно от того, что в далёком Эмске каждый день кто-нибудь мрёт от дешевой и не очень качественной водки?

Марго: Нооо ведь...

Муракин: Зачем вам слишком волноваться о тех, кто никак с вами не связан? Вы готовы пожертвовать своим благополучием ради какого-то местного уроженца?

Камера показывает Егора, он разминается перед рингом, и происходящее явно ему не нравится. Особенно - когда он видит Виктора, который одаривает его плотоядной улыбкой. Марго тоже узнает Виктора.

Марго: н-нет...

Муракин: Именно, мы с вами оба реалисты. Или люди пьют водку и умирают от неё или в пьяных драках, или они начинают бить стёкла, возмущаться и выходить на улицы. А когда они пьют водку и смотрят вашу замечательную передачу, они становятся вдвойне послушными. Вы работаете на центральном канале и относитесь к элите нашей страны.?

Марго: Вы так откровенны. Я бы даже сказала, вы пугающе откровенны!

Муракин: Хм. Мне нечего бояться, - я нахожусь в той нише, когда у меня уже нет естественных врагов. (улыбаясь) они просто не доживают до того уровня, что могут сделать мне что-то настолько серьёзное, чтобы я начал считать их врагами. Давайте-ка лучше пойдём к столу, нас ждёт довольно-таки специфическое развлечение, которое безусловно придётся по нраву моим японским гостям. В отличие от вчерашнего, это бой на оружии!

Турнир. Егор. Первый бой.

Егор поднимается на ринг. Первый поединок тестовый, и против него выступает кто-то из охранников. Оружие выносят слегка одетые девушки под музыку, под которую выносят черный ящик в "Что? Где? Когда?". Егору выдают настоящий АК-47 "весло" с деревянным прикладом, длинным стволом и штык-ножом. Егор осматривает автомат и тихо фигеет, понимая, что оружие настоящее. У его противника парные нунтяку, которыми он пытается изображать Брюса Ли.

Егору довольно быстро удаётся обезоружить противника (одна пара наматывается на штык, другая отбирается воронкообразным движением) , сбить на землю ударом приклада в колено и зафиксировать его.

Муракин: хорош! Я понимаю Виктора...

Марго тем временем подходит к Иному.

Марго: Вы знаете, я попыталась сделать, как вы посоветовали - подумать, как Мокий, и у меня получилось. Раз Мокий ничего не понимал в оккультизме, он вполне мог думать, что светлые и тёмные артефакты могут иметь разную ауру и если их положить вместе, они как бы нейтрализуют друг друга. Тогда ни одни предмет не будет фонить и привлекать к себе тех, кто хочет его получить.

ИНОЙ: Небезынтересно.

Марго: Получается, что икона была нужна Мокию для того, чтобы нейтрализовать рукопись. Я думаю, Мокий спрятал её за подкладкой иконы, или как это там у неё называется. А саму икону просто положил в своём кабинете на видном месте, и просто слегка прикрыл.

Турнир. Егор. Второй бой.

В следующем поединке против Егора выступает кто-то из уличных бойцов, которого мы могли наблюдать в сцене массовой драки.

Это парень азиатской внешности, который дерется двумя ножовками с пистолетной рукоятью, имеющими полуторную заточку и оттого являющимися довольно интересным оружием. На ринге он довольно активно работает в кувырках и перекатах, пытаясь подсечь ноги Егора.

Егор в этом бою вооружен солдатским ремнем с утяжеленной бляхой, но он не столько машет им, сколько использует его в ближнем бою, пытаясь захлестнуть оружие врага. В конце концов ему удается перевести поединок в борьбу и уложить азиата на лопатки, прижав руками его руки с ножами и оглушив головой по голове.

Бой идёт довольно красиво и интересно, и когда мы смотрим на реакцию "высоких зрителей", мы видим, как Муракин показывает "большой палец кверху" (побеждённому гладиатору сохраняется жизнь). Вот после чего участнику соревнований выдаётся конверт с деньгами и он покидает поместье.

Марго: а этот молодой человек получит деньги когда дойдёт до конца?

Муракин: Во-первых, он сражается не за деньги. Во-вторых, я не думаю, что он дойдёт до конца. Моему сыну очень важно самоутвердиться в сражении с ним. К тому же если он продемонстрирует своё мастерство...

Марго: Давайте поговорим о чём-нибудь другом...

Муракин: Давайте посмотрим. Вот видите человека, который сейчас на арене?

Турнир. Шарход против Виктора.

Между тем охрана выталкивает на арену Чурку. Ему бросают "национальный кинжал" и саблю, которую он не очень умело вертит в руках.

Муракин: Это Шарход Абдусалямов. Наркоторговец, насильник и убийца, правая рука вора в законе по кличке Колдун. Один из тех, кто собирался вас похитить. Два раза его брали буквально на жертве, и оба раза дело заминали, поскольку против него никто не свидетельствовал. А здесь у него есть хотя бы шанс умереть, как мужчина.

На ринг поднимается Виктор с катаной в руках

Виктор: Я посвящаю эту победу человеку, которого я всегда считал своим кумиром и учителем. (кланяется в сторону Иного.)

Здесь красивого боя не получается. Хотя, как мы помним, Шарход хвастался тем что зарезал много русских, здесь он может только пытаться тыкать клинком в сторону Виктора на дистанции, на которой он явно не достает противника. Виктор какое-то время красиво ждёт, чтобы порыв ветра грамотно растрепал его волосы, а затем красивым и чистым ударом сносит ему голову.

Егор: Вот оно как..

Тело Шархода уносят за ноги, голову нанизывают на одну из пик ограды. А продолжает о чем-то говорить с японцами, слушая вполуха, как Муракин продолжает развлекать Марго.

Муракин: Получил по заслугам?

Марго (улыбается): Я из-за него каблук сломала. А если б он мне тогда камеру разбил - сама бы убила!

Муракин: Впрочем, его "босс" по кличке Калдун - человек еще более страшный. Некоторое время назад, один молодой следователь, мир его праху, всерьез его прижал. В ответ ему устроили такое, что сегодняшний город по сравнению с ситуацией тогда - мирная деревушка. Но человек не сдавался. Я, естественно, помогал ему, чем мог, но тогда "неизвестные сатанисты" зверски убили всю его семью. Жену, двух детей (годовалого и пятиклассника), престарелого отца. Изуродованные тела нашли на городском кладбище. И его схватил инфаркт, прямо на рабочем месте.

Марго: Николай Андреевич, он же покончил с собой! Застрелился и оставил письмо.

Муракин: Будет лучше, если это не будет особо известно.

Марго (лучезарно улыбаясь): конечно, нет! Я же обещала писать об Эмске только хорошее.

Муракин: вот и славно! Давайте смотреть дальше. Просто помните, что в этом городе я и мои люди - единственные, кто не боится этого быдла.

Иной. (подходит к Муракину): Господин Итагава интересуется, способен ли молодой человек продемонстрировать мастерство на более способном дать сдачи.

Муракин: Господин Итагава в скорости это увидит. Кстати, а что вы скажете о его фехтовальном мастерстве? Вы ведь уже успели немного позаниматься?

Иной: Он хорошо атакует, но плох в обороне и совсем не умеет держать удар.

Муракин: да, бойцовские качества у него пока хуже моих в его время.

ИНОЙ: Ему стоило бы начать учиться у меня раньше.

Муракин: Но из него будет толк?

ИНОЙ: Время покажет. Ему будет очень тяжело начинать с нуля. Но шанс есть...

Муракин: Некоторая трепка ему будет полезна. Я его, конечно же, несколько подраспустил, но вы понимаете, единственный сын все-таки...

День Восьмой. Понедельник. Первая половина дня. Примерно в то же время. Мануйлов и Мытарь.

Черная Волга в сопровождении эскорта едет по лесной дороге.

В машине, на заднем сиденье - Мануйлов и Мытарь едут в машине. Мытарь заканчивает разговор по телефону.

Мытарь: Москва подтверждает. Почаев принимает участие в тендере.

Мануйлов: Почаев? "Молиться, поститься, слушать радио Радонеж"?

Мытарь: это все-таки лучше, чем окончательное закрытие градообразующего завода.

Мануйлов: а это вам - в знак благодарности. Передает Мытарю папку.

Мытарь: Что это?

Мануйлов: Документы из чемодана...доставать их из мясного фарша было сложно, но кое-что полезное нам удалось добыть.

Мытарь: на Колдуна хоть что-то нашли?

Мануйлов: нет. А и нашли бы... я точно знаю, кто ему тут же позвонит.

Мытарь: То есть, нашли, но ваше начальство велело их попридержать?

Мануйлов: именно. Но вам я их передаю. Авось доберемся.

Мытарь: А пока не добираетесь, будете собирать палки?

Мануйлов: погодите, Матвей Исаакович. Рано или поздно город будет чист от всякой мрази, чего бы мне этого не стоило.

День Восьмой. Понедельник. День. Иной и Семак

Егор сидит в углу ринга и смотрит на голову Шархода.

Иной идет вдоль ограждения ринга, то ли к Егору, то ли нет. Семак идет навстречу ему и, уже пропустив его и, вроде бы проходя мимо, делает движение кулаком, как бы собираясь ударить его в почку (проверка на крутость и реакцию, распространенная в Кобра-кай, которую мы видели в сцен из тренировки). А разворачивается на месте и оказывается у него за спиной.

ИНОЙ: Хотели проверить на зуб?

Семак (весело): да. Как вы крутитесь, видно. А как вы бьете?

Он напрягается и принимает стойку - ту, в которой об него били доски. А проводит короткий плавный толчок в грудь и отдергивает руку; ощущение таково, что его ладонь как бы приклеилась к груди оппонента.

На самом толчке Семак со звуком влетает в ограждение , привлекая внимание Егора, а когда рука Иного останавливается, Семак почти падает вперед как подкошенный, но ладонь Иного упирается в его грудь и удерживает его в стоящем положении так, чтобы никто из охраны не видел, как он получил удар. Иной идет дальше (ему машет кто-то из японцев), Семак с трудом делает пару шагов, разворачивается к урне, сплевывает туда кровью и тоже возвращается на свое место.

День Восьмой. Понедельник. День. УВД. Короткий диалог Хренов-Сундаков

Буквально пара фраз.

Хренов пытается возбудить дело об убийстве Брюсова и его жены (есть четкий почерк убийства, есть мотив, есть свидетели..) и снова закрыть Калдуна, а Сундаков против - на него нет улик. Мало ли кто мог его пырнуть шилом, - извольте отрабатывать ВСЕ версии, а не заниматься милицейским беспределом. Тоже мне, махновщина!

День Восьмой. Понедельник. День. Турнир. Егор. Убийство Дольфа.

Егор снова стоит на ринге. Против него должен выступать Дольф Голые руки против голых рук, но на сей раз - никаких правил. Семак рядом со своим питомцем.

Бой начинается, но после схватки на ринге во время чемпионата Дольф, похоже, "надломился". И несмотря на то, что он пытается яростно атаковать и довольно хорошо держит удары, видно, что он боится Егора и понимает, что этот бой ему не выиграть.

Иной всё это время находится между Муракина и японцами и скорее общается с японцами, на лицах которых царит определённое неудовольствие. "Забавы русского барина" им явно не по нраву.

После первых двух схваток Дольф пытается отойти к канатам, но Семак вкладывает ему в руку "любимый" ломик. Дольф пытается бить по конечностям, но Егор, если и работает ногами, то не на том уровне, чтобы у Дольф получилось как с Яшей.

Семак: Дерись, сука!

Дольф снова кидается на Егора, но тот, перехватывает руку и проводит бросок. Муракин театрально опускает большой палец книзу.

Егор: Я добивать никого не буду.

Муракин подмигивает Марго, после чего двое охранников берут ее за локти и как бы показывают Егору что "у нас заложница".

Егор: Я больше в эти игры не играю.

Егор демонстративно встает, Дольф тоже освобождается от его захвата и приподнимается, но не принимает боевую стойку, как раньше, а бочком-бочком пытается отходить к выходу. Муракин презрительно фыркает. Семак вспыхивает и бьет Дольфа кулаком в висок / или ломает шею.

Семак: Тряпки нашей школе не нужны.

Егор: И кто теперь следующий?

Семак: Я сейчас сам его убью!

День Восьмой. Понедельник. День. Турнир. Егор. Боевая Школьница.

Муракин: Я не хотел бы терять полезного партнёра, молодого человека ждёт нечто более интересное... Итагава-сан, надеюсь, ваша воспитанница не откажется показать класс?

Итагава смотрит на часы и делает знак девочке в костюме школьницы. Таковая начинает копаться в своем рюкзачке и что-то оттуда доставать, выкладывая это на столик. Вещи типичные для содержимого рюкзачка молодой девушки перемежаются элементами набора "Юный ниндзя". Наконец, нужный предмет в лице "Молота-метеора" извлечён и девушка прыгает на ринг прямо с банкетного места.

Егор (в сторону): И дохлая крыса на верёвочке, чтобы было удобнее вертеть её над головой.

Марго (голосом обиженного ребенка): Ну это же нечестно! Дайте мальчику хоть что-нибудь!

Муракин лениво щелкает пальцами, и Егору кидают штык-нож. Начинает звучать "Лойтума" (та самая известная композиция, между прочим, 1994 года), и эта схватка, пожалуй, самая тяжёлая в жизни Егора. Помимо того, что приходится уворачиваться от гири, девушка действительно относится к той категории martial artist-ок, что занимается боевыми искусствами с перерывами на сон и еду. А это значит, что даже попытки перехватить цепь или намотать её на предмет интерьера не заканчиваются ничем хорошим. Егор весь в крови от мелких порезов, потому что его периодически задевают по касательной.

Муракин: Вот это настоящая драка!

Иной отходит в сторону

Муракин: Вам что, совсем неинтересен исход боя?

ИНОЙ: Я знаю ее довольно давно. Тогда я ещё не очень хорошо знал японский, и мы общались на языке, который более или менее знали оба.

Крупный план. Школьница говорит на действительно ужасном "ингрише": "Май Фёрсту виши из, - ноу мен кен дефит ми".

ИНОЙ: еще она попросила, чтобы не брали ее ни человеческие руки, ни какое иное оружие. И чтобы ей всегда было 16.

Камера мельком показывает нам лицо Пажа, который явно уже понял, где "дырка в условиях", а аудитория, надеюсь, вспомнит Уму Турман и ножку от табуретки с торчащим в ней гвоздем..

Муракин: Так она, значит, неуязвима и непобедима

ИНОЙ: Как сказать (на доли секунды - кадры из "Убить Билла", когда она оседает на пол с гвоздем в голове)...

День Восьмой. Понедельник. День. Турнир прерван. Мытарь. Мануйлов.

Песня Лойтумы заканчивается. Каридола явно порвана и Егора практически загоняли.

Семак (усмехаясь): Ну как тебе?

Егор (воспользовавшись паузой и выдыхая): наши девушки все равно лучше (смеется).

"Боевая японская школьница" уже раскручивает своё оружие для последнего удара, но тут глаза её расширяются, и вместо того, чтобы добить Егора, она делает сальто назад и перемахивает через ограждение, покидая ринг.

В тот же момент раздается взрыв, вышибающий ворота поместья. Егор тоже делает ноги с ринга.

Камера следует в том направлении, куда смотрела японка, и мы видим классическое "прибытие кавалерии". Похоже, брать Муракина явилось местное ФСБ и, возможно, даже на бронетранспортёрах. С максимумом шума и откровенно бестолково. Даже не окружив территорию.

В выбитые грузовиком или БТР-ом ворота въезжает несколько машин, в том числе та, в которой находится Мануйлов и Мытарь. Они довольно решительно отправляются к гостям, которые в это время уже окружены автоматчиками.

Муракин (в холодном гневе): Чем обязан?

Мытарь: Если не считать гладиаторских боёв, которые мы, похоже, наблюдаем (камера отъезжает и мы видим тела, которые оттаскивают в фургон на судмедэкспертизу), то речь идёт продаже за рубеж товаров, имеющих стратегическое оборонное назначение.

Муракин: Вы не забываетесь, товарищ полковник?

Мытарь: Отнюдь.

Камера отъезжает в сторону. Мы видим, как кто-то из спутников Мытаря аккуратно снимает с Марго кулон, в котором, судя по всему, было записывающее устройство.

(затемнение)

Японцев вежливо выводят под руки, - Мытарь общается с ними. А спокойно покидает сцену, проходя мимо всех, Паж при нем, и когда кто-то из милицейских спрашивает, что это за мальчик, А. поясняет, что "его тут вообще не было", щелкнув пальцами, как джедай. Это работает почти на всех, А когда кто-то из офицеров говорит, "да вот он же", вмешивается Мытарь: сказано вам - не было никакого мальчика. А мужика с черепами - тем более тут не было!

Семак стоит под охраной двух автоматчиков. Мануйлов направляется к нему.

Семак: Думаешь, твоя взяла? Слабо выйти, разобраться как мужчине с мужчиной?

Мануйлов делает жест рукой, после чего ОМОНовцы опускают оружие, и становится в стойку, разминая руки. Семак делает тоже самое, после чего Мануйлов, продолжая держать левую руку перед собой, вытаскивает правой пистолет и в упор стреляет Семаку в голову.

Мануйлов: Честный бой - не наш метод? (иронически)

Один из автоматчиков: Может зря? Синие в камере его ждали.

Мануйлов: Это была Моя война. И потом, он мог сбежать или положить всех в камере, а так - попытка к бегству.

(затемнение)

Мытарь и Муракин выходят из ворот поместья. Муракин в наручниках.

Мытарь: у меня к вам странный вопрос. Что ж вы так продешевили?

Муракин: Продешевил?

Мытарь: Вы представляете себе настоящую цену того оборудования, тех технологий, которые должны были уйти японцам как металлолом?

Муракин: лучше, чем вы думаете. Ах да, вы же тут не так давно. Вас сбросили сюда в 1992-м после того, как вы поддержали НЕ ТЕХ. А я в это время уже был членом правления завода и мог отправить сына учиться во Францию после того как какое-то быдло довело его до нервного срыва.

Мытарь: Но тогда зачем? На те же японские деньги можно было...

Муракин: Вы что же, полагаете, что в Этой Стране еще можно что-то построить? Да это быдло даже пить нормально не в состоянии. А вы говорите, - заново запустить производство.
Мытарь: вот тут вы ошибаетесь. Увести...

День Восьмой. Понедельник. День. Егор и Виктор

Егор пытается выбраться из поместья. Кто-то из охраны пытается его задержать, но Егор швыряет в него штык-нож, попадает ему в плечо и двигается дальше.

Однако, почти у самого забора, в лесу, дорогу ему преграждает Виктор. В принципе, Муракин-младший вполне мог бы сделать ноги, но "честь" или, если угодно, житейская недальновидность, делают свое дело и на первом месте оказывается стремление поквитаться с героем.

Виктор: СТОЙ! Мы еще не закончили!

Какое-то время Егор пытается уворачиваться от клинка, бегая от Виктора и грамотно используя местность. Тот гоняется за ним и пытается достать.

Виктор (на каждом слове пытаясь провести атаку): Быдло! Смерд! Умри!

Наконец, они выбегают к недостроенной беседке. Егор поскальзывается, но успевает кинуть в лицо врага горсть земли. Пока тот утирается, он успевает подобрать с земли арматурину.

Егор меланхолично подбирает с земли арматуру. Какое-то время противники действительно кружат друг вокруг друга, а потом Виктор бросается в решительную атаку. Егор связывает клинок арматуриной, заступает за ногу с захватом за волосы с тем, чтобы повалить и обездвижить, но Виктор резко дёргается, и длинные белые волосы до середины спины в стиле Ясона Минка в решающий момент оказываются париком в руках Егора. На деле у Виктора короткие волосы вовсе не такого "благородного" цвета.

Виктор с ужасным рыком начинает полосовать катаной, Егор отступает, уворачивается, на второй-третий наскок Виктора коротким акцентированным движением по одной стороне меча ломает его.

Виктор озадаченно смотрит на сломанную катану, кидает в Егора обломок и бросается вслед за ним. Но без меча он фактически никто, и то, как он пытается бить Егора, больше напоминает попытку ребёнка побить взрослого.

Егор наносит прямой удар в нос, и Виктор замирает. Юноша с удивлением смотрит на свою собственную кровь, и, похоже, что это первый расквашенный нос в его жизни. Егор поворачивается и уходит (возможно, потому что заметил спешащих на крики боя людей), а Виктор только что не катается по земле с плачем и в конвульсиях, в каком состоянии его и задерживают Мануйлов и К..

Мануйлов: здесь кто-то еще был, но убежал. И я даже знаю, кто. Кстати, эти следы я уже где-то видел.

День Восьмой. Понедельник. Вечер. Мануйлов и Виктор. КПЗ

Виктора тащат по коридору. Мануйлов руководит.

Мануйлов: такого, как ты, по закону надо бы посадить в одиночку и беречь от суицида, но вот незадача, - свободных одиночных камер у нас нет. Так что, посиди пока тут.

Камера, куда пытались в своё время засунуть героя. Это личная пресс-хата Мануйлова, где он выбивал показания. Собственно, и народ там тот же что и в сцене с Егором.

Мы слышим, как открывается дверь, и видим удивлённо-весёлую реакцию её обитателей на Виктора, которого туда вталкивают. То, что его там может ждать, существенно хуже смерти для такого как он, особенно с учетом того, что у синих особые счеты к этому семейству.

Викт0р Муракин смотрит на людей и мы видим, насколько его глаза переполнены ужасом. Его кимоно изрядно разодрано, и в иной ситуации этот вид показался бы даже эротичным.

-- Эй, снегурочка, ты кое-что позабыл!

Через приоткрытую дверь в камеру вбрасывают помятый грязный белый парик. Виктор нагибается за ним и снова смотрит на обитателей камеры. Затем, ужас в глазах сменяется решимостью. Стиснув зубы и сжав парик в кулаке, юноша делает шаг вперед.

Тринадцатая серия.

День Восьмой. Понедельник. Вечер. После турнира. Егор и Марго.

Егор возвращается домой. У дома стоит машина, около которой - Марго. Она специально приехала поговорить.

Егор: Ты обо всём знала и не предупредила?

Марго: Егор, ты не понимаешь, что такое эксклюзив. Учти, теперь ты на очень многих кадрах, и для того, чтобы доказать, что ты не был добровольным участником подпольных боёв насмерть , может потребоваться очень много усилий.

Егор: И что?

Марго: Завтра днём мы с тобой идём в катакомбы. Я знаю расположение коридоров по фильму. Этот бункер показывают там, и видно, как немцы к нему идут. Из главного зала церкви есть ход вниз.

Егор: А я тебе зачем? Можешь и сама. И вообще, я не уверен что икона там.

Марго требует объяснений.

Егор: Я Деда архив прочитал, закодированный. В общем, он там внутри был. Но написал, что место плохое, и ничего интересного или полезного там нет. Если что и было, то наверняка чекисты все вытащили перед тем, как замуровать главный вход.

Марго: Не мог он его открыть - откуда у него секретный ключ?.

Тогда Егор рассказывает про то что Шмелев выточил копию. Он хорошо знал слесарное и токарное дело и для его это не было проблемой. Марго спрашивает где этот ключ и Егор говорит, что был в бардачке наставника, который использовал его как стартер, а потом Егор отдал его Жарову.

Марго: Ты отдал Жарову ключ? Егор, ты не вообще должен ему верить. Вообще! Я навела справки! Твой Жаров попросту подставил тебя и наверняка получил большую сумму за то, что отправил тебя сюда. А на счет больницы ничего не перевели! Про вашего священника я вообще молчу, это вообще вопрос, кому на самом деле он поклоняется. Ты знаешь, что основателя их церкви убил лично ваш Шмелев?

Егор: Не знал... Это был тот самый командир карателей, который сжег Капницы и еще три деревни?

Марго: Он самый. А у Сосипатра он святой, вместе с Гитлером, потому что и тот, и другой боролись против большевиков. Понимаешь, они оба вообще занимаются такими странными делами, что я вообще не понимаю, что тебя с ними связывает. Может, они на самом деле знают про бункер и он нужен им для чего-то опасного? Припомни, ты не знаешь ничего такого, что ...

Егор (резко): Я ничего Такого НЕ ЗНАЮ. Я этого Сосипатра первый раз увидел, когда приехал, а Жаров - порядочный человек.

Марго: Егорка, разуй глаза наконец! Эти двое использовали тебя как старый презерватив! Они написали тебе что наставника убили, а он к этому времени уже больше месяца как в коме лежал! Почему? Да потому что иначе бы тебя из армии не отпустили, а ты им был нужен на случай, если Малышев не приедет. И больше - ни для чего!

Егор: А Тебе я зачем нужен?

Марго: Егор, неужели Ты не понимаешь? Я хочу сделать из тебя героя. Героя с большой буквы. Ну посуди сам: ты выиграл чемпионат несмотря на все интриги (а сколько их было! Потом расскажу!), дрался ради меня на этих боях (ты представить себе не можешь, как я переживала), помог мне сделать сенсационный репортаж про крепость (он послезавтра пойдет в эфир), а если ты найдешь спрятанную Икону... ты не представляешь, какой из тебя можно сделать положительный пример для всей страны!

Егор не возражает сразу, что Марго воспринимает как согласие и начинает вываливать на него свой план. Она уже все придумала. Главное - добыть ключ, который Егор по незнанию отдал Жарову, но это не проблема. После боев Егор ложится в больницу с травмой. Это даст ему официальную возможность тут задержаться. Затем, когда начнут раскручивать дело Муракина, он должен рассказать что на бои его под угрозой смерти наставника послал Жаров. Тогда Жарова возьмут, а его квартиру или кабинет в церкви опечатают, и можно будет туда попасть и взять ключ.

Егор против, он напоминает "Не Кради" и "Не лжесвидетельствуй". Марго недопонимает - не хочешь мараться сам, поговори с Вованом. Большие дела чистыми руками не делаются. И неужели он не хочет отомстить тем, кто возможно, причастен к смерти самого близкого ему человека? Но Егор вообще не верит, что икону стоит искать в подвале, и что наставника убили не из-за иконы, иначе бы стартер исчез из бардачка. Марго продолжает гнать на Жарова, но не может сказать ничего конкретного, у нее только предположения. А Егор, пока специально не задумался, вспоминает Жарова только с хорошей стороны.

На этом они ссорятся и расходятся. Егор направляется к церкви отца Антония за советом и напутствием, Видит Мишу, который идет параллельным курсом, но внезапно они оба ускоряют шаги. Марго же стоит и раздумывает: "третье свидание юноша провалил". Дать ему еще один шанс?

День Восьмой. Понедельник. Вечер. Приход отца Антония.

Приход отца Антония. Священник лежит на полу. Все вокруг перевернуто, образа ободраны. С его точки зрения мы видим несколько фигур в черном, но видим их его расплывающимся зрением, и потому - без четко определяемых лиц.

О.Антоний: Креста на вас нет...

Один из нападавших в ответ срывает крест с него

- Это на тебе креста нет и благословления божьего нет, сволочь! (отходит в сторону и видно, что его начинает душить то ли ненависть, то ли приступ кашля из которого вырываются фразы "это вам за"). Ладно, делаем все как обычно, пусть этот урод помучается...

Мы видим как один из грабителей разливает бензин, вырисовывая пентаграмму, другой рисует на стене из баллончика символы, которые Иной показывал Марго, а третий поигрывает топором.

Самый крепкий из грабителей затаскивает священника на амвон

- П0см0трим, п0м0жет ли Г0сподь Тебе

О.антоний (с трудом) Опомнитесь...

Тот, кто сорвал крест, замахивается топором...

(затемнение)

Нападавшие выбегают из церкви и фактически сталкиваются с Егором и Мишей. Один сразу сваливает в сторону с большим свертком, остальные прорываются через Егора, который обменялся с кем-то парой ударов. Миша вбегает внутрь, Егор пытается понять, идти ему за ним или отправляться в погоню, но Миша тащит оглушенного служку и не справляется один, а церковь вспыхивает.

Миша и Егор вместе вытаскивают спасенного и делают вторую ходку, за отцом Антонием, тело которого лежит на алтаре.

Егор (наблюдая расчлененное тело на алтаре): Нет. Ему уже не помочь.

Пока огонь не разгорелся, они пытаются спасать что можно. Внезапно Миша трогает Егора за плечо и показывает на вход, - в проеме стоит фигура, напоминающая фигуру Иного, которую Егор видел в первом сне, и внимательно наблюдает за ситуацией. Егор пытается всмотреться, но дым есть глаза, а когда он протирает их, в проеме уже никого нет.

Миша: Странно... кого-то из них я точно раньше видел, но не понимаю где, а потому не хочу грешить лжесвидетельством.

Егор: вот и мне показалось, что кто-то очень знакомый... Давай-ка зайдем к тебе и помозгуем... Слушай, у меня давно к тебе вопрос: кто такие сергианцы.

Миша: мы; нас так сектанты всякие называют.

День Восьмой. Понедельник. Поздний вечер. Квартира Миши. Обсуждение версий.

Вот теперь Егор и Рита вместе с Мишей обсуждают всю накопившуюся информацию.

Практически сразу же (по баллончику) вычислен/опознан Вован, который, увидев Егора, на миг попятился назад и не стал пробиваться. Тут же Егор вспоминает реакцию Вована на шланг и то, как вовремя он оказался с канистрой, которую отчего-то не бросил, когда "гнался за поджигателем".

Миша же может дополнить тем, что слышал про Вована как авторитета мелкого масштаба, которого слушается местная шпана. Егор подтверждает, Вован и ему этим хвастался.

Хорошо, Вован грабитель, но кто его сообщники? Похоже, Ратибор и Ко: Егор, который обменялся ударами с кем-то из грабителей и, опознал родную технику. Однако никто не тянет на главаря. У них возникают обоснованные подозрения в отношении Сосипатра как духовного отца Ратибора и Ко.

Но Миша предлагает сначала понять, как именно произошло убийство. Егор считает, что Шмелеву подстроили аварию, и сделал это Вован, имевший доступ к его машине. Рита напоминает, что, судя по анализам, Шмелева отравили, потому что такое большое количество седативных препаратов, которые он не принимал, не могло бы случайно оказаться в его крови. Поэтому отравитель - не Жаров, раз они в тот день пили чай из одного чайника. Но Жаров потом ушел пешком, а Шмелев сел за руль. Может быть, хотели отравить обоих? На Сосипатра похоже, ведь Жаров - милиционер, а их сектанты тоже любить не должны.

Миша удивляется, как можно не заметить в чае привкус препарата, потому что сколько-нибудь ощутимая доза имела бы характерный и узнаваемый привкус. Если препарат натуральный, то это может быть мята, пустырник или валериана, все они имеют очень характерный вкус, который в чае не спрячешь.

Рита вспоминает, что чай в тот раз был мятный. Поросенок в маске поросенка. Чай с большой дозой препарата на основе мяты в маске простого чая со вкусом мяты.

Миша напоминает, что убить человека этим нельзя. Он будет просто сонным. Жаров же не умер после этого чая. И тормозной шланг сам по себе не так опасен. Шмелев был опытным водителем и ездил осторожно, без крутых виражей. Он бы успел затормозить двигателем или повернуть так, чтобы минимизировать повреждения. У преподавателя БИ должна быть хорошая реакция. Может быть, это просто совпадение и мы наговариваем на людей?

Егор говорит, что был единый замысел. Повредить тормоза и сделать так, чтобы Шмелев не смог отреагировать. Никто не будет считать такие совпадения убийством. Именно поэтому не заводили дело, а про пулевые отверстия Жаров наврал потому что хотел, чтобы я очень хотел отомстить за Деда и точно пошел бы на чемпионат.

Миша говорит, что есть вещи, которые он не понимает - ведь ложь всегда влечет за собой новую ложь, чтоб скрыть следы первой, и рано или поздно этот карточный домик обрушится.

Итак, Вован подрезал тормозной шланг, а сам Сосипатр подлил в чай препарат. Он мог это сделать, так как имел доступ в кабинет и мог сделать это, когда ни Жарова, ни Шмелева там не было.

Какой может быть мотив у Сосипатра убивать Шмелева? Рита напоминает, что Сосипатр пытался начать окормлять школу еще при Деде, но Шмелеву это резко не понравилось. Егор рассказывает информацию, полученную от Марго, что Шмелев убил отца Паисия. Вот и мотив. Сосипатр узнал кто убил их главу, и решил отомстить. Рита добавляет, что тогда понятно, зачем он подкатывался к школе - наводил справки.

А если Сосипатр, как ученик ученика Мокия, тоже хотел получить икону для оккультных целей? Егор вспоминает мнение Марго, которая считает, что икона должна быть в подвале церкви, в месте, которое открывается ключом. Но Егор уже прочел закодированный архив Шмелева, где он пишет, что иконы там нет, поэтому Марго ошибается.

Стоп, говорит Рита. Иконы там нет или он ее не нашел? Вдруг это очередной поросенок и что икона лежит где-то рядом с местом, которое открывается ключом, но там ее никто не искал, потому что рядом большая дверь со сложным ключом.

Резюме:

Версия 1 (Миша): Шмелева убил Сосипатр из мести за Паисия.

Версия 2 (Рита): Шмелева убил Сосипатр из-за иконы. Именно поэтому ему нужен был наш зал.

Егор полагает, что нужно поговорить с Жаровым, объяснить, кто такой Сосипатр. Жаров, как капитан милиции, смог бы довести расследование до конца, а Егор бы уехал обратно в армию.

Рита спрашивает, уверен ли Егор, что Жаров тут не при чем.Достаточно ли Егор объективен, говоря о невиновности Жарова? Как участковый, он знал Вована (Егор подтверждает), и был в хороших отношениях. С Сосипатром он тоже дружит.

Егор отвечает, что Жаров ничего не выиграл от устранения Шмелева, а только проиграл.

1. Жаров не боец и не тренер. Нет Шмелева - некому вести занятия - в школе полно левого народа вплоть до сектантов-маньяков-грабителей, а на турнир выйти некому.

2. Турнир. Нет Шмелева - уезжает Малышев - Жарову случайно везет, что Егор смог приехать и победить.

3. Машина лежала на свалке уже месяц, и в ней лежал ключ. Если бы Жаров убил из-за тайны, которая открывается ключом, он бы забрал его сам или послал за ним Вована.

4. Жаров собирал деньги на лечение Шмелева.

5. Если бы Шмелев Жарова поймал на нехорошем деле, он бы его тут же и выгнал из школы, и точно бы не стал с ним чаи распивать.

Вместе пишут письмо с упоминанием всех аргументов. Решают отдать его Жарову. Егор придет после тренировки попрощаться, и они вместе с Ритой поговорят с Жаровым.

День Восьмой. Понедельник. Поздний вечер. Додзе Брюсова.

Ученики собираются отомстить. Набирается человек десять. Хренов приносит незарегистрированный пистолет, у кого-то шмайссер - эхо войны, у кого-то охотничье ружье. Остальные вооружаются нунчаками и тонфами. Хренов объясняет план на основе оперативных разработок. Завтра утром. Один из учеников работает водителем и довезет всех прямо до места на автобусе.

День Девятый. Вторник. Утро. Егор. Бабка.

Егор разговаривает с бабкой.

Бабка: После армии сюда не вернешься?

Егор: Знаешь, даже в отпуск не очень хочется.

Бабка: И чего так?

Егор говорит, что его все достало, и он хочет поскорее обратно в армию. Он чувствует себя использованным, да и, кроме бабки, у него тут никого не осталось. Друзья его погибли, а те, кто остались, как-то и не друзья, в общем-то. Миша тоже скоро покинет Эмск и уедет в семинарию.

На этом моменте бабка как бы перехватывает разговор. Миша - и в семинарию? Вот видишь, как человек изменился. Уж на что она думала что в людях разбирается, а представить себе, что после тюрьмы Миша в волонтеры пойдет, не могла. Так что не надо загадывать, все еще не раз перемениться может, а унывать - тем более не надо. Ты ж теперь чемпион. И кстати, сестренка Мишина с ним поедет, или тут останется?

Егор вспоминает Риту (можно дать серию кадров их вместе) и тут-то окончательно понимает, что для него она больше, чем друг. И что, возможно, в этом городе есть человек, который будет тянуть его к себе.

День Девятый. Вторник. Утро. Вован.

Иной из окна магазина наблюдает как Вован с каким-то большим свертком (вполне похожим на завернутые в ткань иконы) идет по переулку. Сворачивает в узкий проход между домами. Заходит куда-то во дворы. Там его ждет тот неприметный тип, который заколол Брюсова. У него в руках большой полиэтиленовый пакет.

Вован: Вот ...

Неприметный: ты лучше скажи, куда дружок твой подевался. Дома его нет.

Вован: не знаю, может, к бабке поехал, или с этой журналисткой че-то мутит. Как появится, я тут же дам знать.

Неприметный: приведешь его куда надо?

Вован: А то! Я ему скажу, что узнал, кто в машине Шмелева шланг надрезал.

Неприметный: Ой, и кто же это такой?

Вован (улыбаясь): Ну... один человек которого заставили. Он сам может и не хотел, но у него были большие проблемы, а ему дали много денег. будет ждать Егора там где.. где скажете.... Что смеетесь! Я же всю правду говорю!

Неприметный: и кто ж такую историю придумал? Ты или пахан твой?

Вован: а вы как думаете? Они там без меня, как без рук...

Неприметный: Хитрый ты парень, Вован. Колдун таких любит.

Неприметный подходит к Вовану ближе и раскрывает пакет. Вован собирается положить туда сверток. В этот момент неприметный резко надевает пакет ему на голову и затягивает на шее. Вован нелепо машет руками и трепыхается.

Неприметный: Хотя нет... ты не хитрый. Ты хитрожопый. А хитрожопых Колдун не любит...

Вован перестает дергаться. Неприметный снимает пакет, кладет в него сверток, уходит.

День Девятый. Вторник. Первая половина дня. Ниньзи. Огород.

Бабкин огород. Егор ожесточенно работает штыковой лопатой. Он разгибается, и тут рядом с ним в деревянный забор втыкается сюрикен.

Егор удивленно смотрит, как с противоположной стороны забора через него лезут разноцветные ниндзя, вооруженные чем только не. Последние открывают калитку, через которую входит Гуру.

Гуру (указывая на Егора ритуальным посохом): Вот он! Единственный мастер, который остался в этом городе. Всех остальных мы уже истребили. Принесите мне его сердце, чтобы я смог обрести несокрушимую силу кунфу!

С ужасным няканьем (во всяком случае, вопя как коты по весне или Брюс Ли в период гона), ниндзя кидаются на Егора. Последующая боевая сцена должна быть одновременно эпичной и веселой: с одной стороны, герою противостоит несколько вооруженных противников, с другой - сие должна быть замечательная картина "посрамления ниндзяламеров" солдатской смекалкой. Примерно так:

Начиная бой, ниндзя метают звездочки, но делают это с дистанции 10+ метров, на которой они эффективно втыкаются только в кино. К тому же Егор поднимает пленку, которой покрыта грядка, и она гасит силу тех метательных звезд, которые летят не мимо.

Первым набегает ниндзя с двумя мечами. Егор с лопаты (изначально она, естественно, воткнута в землю) бросает ему землю в глаза и пока тот приходит в себя, отоваривает его другим концом лопаты.

В Егора летит "ниндзя-бомба" (кидавший, естественно, озвучил атаку как в кино). Он разворачивает лопату как щит или как теннисную ракетку и отбивает ниндзя-гранату так, что она падает под ноги кидавшему. Бросавший выведен из строя (бомбочка и вправду была ядреной, и перца создатель не пожалел). Еще один падает, запутавшись в пленке, покрывающей грядку.

Одновременно на Егора кидается еще один ниндзя у которого на руки надеты боевые когти а-ля Россомаха. Он фактически прыгает вперед, выставив лезвия. Егор падает на спину на вскопанную землю, так что ниндзюк пролетает над ним, получив снизу вверх ногой. Вдобавок он врезается лезвиями в деревянный забор, застревает, а после следующего пинка вылетает наружу вместе с секцией забора.

Ниндзя с самодельной манрики-гусари, сделанной из старой цепочки от унитаза с хорошо лежащими в руке грушеобразными грузиками на каждом конце, раскручивает восьмерку, но Егор бьет его лопатой плашмя по руке и оружие выпадает, после чего противник ретируется.

Последний оставшийся (тот, который стоял рядом с бомбистом) хватается за антенну-куликовку (почти китайская жесткая плеть-бянь); он работает довольно грамотно, но Егору удается рубящим ударом лопаты сломать механизм, а пока тот пытается махать ей как обычной цепью, ткуть его лопатой в живот и вывести из строя.

Гуру не принимает участия в бою до тех пор, пока не остается один. Вначале он машет посохом, не желая подходить близко, но как только он суется вперед, герой перерубает ритуальный посох лопатой. (Бой можно сделать чуть подлиннее, но именно чуть) Это выглядит как конец поединка, после которого гуру стоит, держа в каждой руке по обломку, а герой кадром спустя удивленно смотрит на лопату, которая погнулась.

Гуру: Только ниндзя может победить ниндзю! (убегает)

День Девятый. Вторник. Первая половина дня. Иной у Калдуна.

Пригород Эмска. Место, которое выглядит как пасека, если бы не серьезный забор и несколько охранников с автоматами. Один кимарит на жаре на вышке, другой стоит у ворот. Мы присматриваемся к ним - это те самые двое патрульных, которые мозолили нам глаза. Сегодня у них отгул, и они подрабатывают в охране "большого человека".

Иной подходит к калитке и открывает ее как раз в тот момент, когда один охранник отошел по малой нужде, а другой прикрыл глаза на жаре - то ли отведение глаз, то ли управление случайностями, то ли блестящий расчет.

Деревенский дом внутри пасеки. Группа лиц попивает чаек с медом и докумаривает косяк, если не что-то более галлюциногенное.

На почетном месте - тот самый дедок с палочкой, которого мы видели во время смерти Брюсова. Это и есть местный "авторитет" по кличке Колдун.

Кроме самого Колдуна, присутствует тот неприметный человек, который убил Брюсова и Вована, Лис и еще несколько человек, которых мы, возможно, где - то видели. Как и пара представителей группировок, драку между которыми мы видели в самом начале фильма. Там эти двое изображали лютую ненависть, здесь сидят рядом и внимают инструкциям.

Рядом телевизор, по которому передают новости: в результате спецоперации ФСБ задержан Николай Муракин. В ходе спецоперации при попытке к бегству убит глава ОПГ "Кобры" Влад Семак. С эксклюзивным репортажем - Маргарита Нетленко.

- Я веду свой репортаж с места, где группа зарвавшихся олигархов пыталась воскресить гнуснейшее развлечение древнего Рима - гладиаторские игры...

(крупными планами - голова Шархода на пике; Егор, дерущийся с ЧсМ; тело Дольфа со сломанной шеей, лежащее у подножия ринга).

Лис: чисто сработано!

Колдун: А с тем мужиком, которого на чемпионате и в ментовке видели, разобрались?

Неприметный: Нет пока. Неясно, кто он.

Лис: Московская крыша спортсменов, я так думаю.

Колдун: Московская? Эмск МОЙ город. Мало показали, кто тут шишку держит, еще покажем! (отпивает еще). А Муракина добить надо.. Так добить, чтоб он в камере сам себе от горя вены руками перегрыз...

- А как?

Колдун: ...а мы ему музей спалим. Он его строил, картины собирал, даже выставку икон из Москвы выписал... а мы ему красного петушка туда! Они нам цех спалили, а мы в долгу оставаться должны? Раз не вышло, потому что малолетки облажались или крыса струсила. (неприметному): ты ее убрал? (тот кивает), так мы Повторим! Нам, блядь, не жалко!

Лис: А иконы куда девать?

Колдун: А никуда. Пусть горят. Мы московские фонды брать не будем, за такое нас потом с собаками искать будут. А мелочевку всякую, да бабки из фонда зарплаты - это мы берем.

Неприметный: музей теперь охраняется. Надо шухер делать, внимание отвлекать.

Лис: большого махача мало.

Кто-то из "группировских": женский день?

Лис: Тебе все бы трахнуть кого. Вот вариант интереснее: перед самой пасхой кто-то убьет девушку. Или девочку. Такую, чтоб с бантиком и со скрипочкой. Зверски, чтоб прямо на хЪю и откинулась. Так, чтоб весь город на уши встал и только об этом и говорил.

Неприметный: тогда уж не просто зарезали, а перерезали горло как чурки делают - так заодно азеров с рынка выгоним. Сработать несложно: можно проплатить сектантам - у них тогда на кладбище оченно хорошо получилось.

Колдун: Нет, я еще лучший вариант придумал. Железнодорожный переезд около больницы знаешь? А вот представь себе, что будет, если на этом перегоне вдруг поезд с рельсов сойдет или с товарняком столкнется.

Кто-то из "группировских": А пока будут народ вытаскивать, обарахлимся.

Колдун: мелковато берете. Чтобы тела или багаж никто не шмонал, оцепление нужно. И вся мусорня туда как на мед сбежится.

- И чё?

Колдун: А то, что пока они там будут ТАКОЕ ЧП разгребать, город ваще будет Пуст!! И Муракина добьем, и ментам покажем, кто в Эмске масть держит. И сукам московским!

Будут искать виновников - среди малолеток есть кому взять на себя чужое преступление (группировским): найдете, кто у нас сегодня хотел цветметом поживиться и с дороги гайки скрутил (им же) Пшли отсюда!

Те собираются...

Колдун: Через задний двор выйдите. Я серьезного человека жду.

Мелочь выходит. Колдун и его подельники закидываются чем-то еще (чифир с димедролом??).

Лис (без особого священного трепета, скорее в шутку): Поезд, больничка.. не боишься такой грех на душу брать?

Колдун: Бог не фраер, - видит, для какого выгодного дела мы это устроим. А грех и отмолить можно. Выгорит, мы потом Николе-Угоднику церковь построим. Или просто бабла дадим.

Дверь открывается, внутрь заходит Иной.

Лис: ты кто?

ИНОЙ: Скажи, когда ты выбирал себе кличку, ты думал о ее смысле?

Колдун: клички у собак, а у Людей - погоняла!

Иной (продолжая ровным голосом): Я хотел спросить тебя о важном: знаком ли ты с концепцией воздаяния и понимаешь ли, что сейчас готов преступить грань, за которой последует возмездие небесных сил. И не кажется ли тебе, что раз на руках многовато крови, то пора одуматься, оставшись добрым пасечником и перестав лелеять зловещие замыслы.

Колдун: Да ты кто такой? Учить меня вздумал?

Иной (не обращая внимания) Ведь я правильно понимаю, что вы тут только что планировали техногенную катастрофу на сотни жертв?

Калдун: Да тя щас в этой клумбе живьем закопают...

Иной молчит и пристально смотрит в глаза.

Колдун рвет на груди тельняшку и демонстрирует полный набор татуировок.

Иной расстегивает рубашку на груди и показывает свои "полномочия такого рода".

Глаза авторитета округляются - он видит, как татуировки Иного становятся как бы трехмерными, и "хесты" начинают сползать.

Колдун: чур меня! Лис, мочи его!

В тот же момент змея окончательно отрывается от руки Иного, обвивается вокруг вора и жалит его в вену. Выпучив глаза, авторитет сползает вниз. Неприметный, к которому Иной стоит спиной, наносит ему удар сзади шилом, но мы видим, как, столкнувшись с кожей Иного, подпиленное шило ломается, не успев воткнуться (впрочем, глазами воров это выглядит как "пика сломалась об живую стену"). Иной разворачивается к неприметному и просто смотрит ему в глаза, после чего человек начинает сам бить себя обломком шила в лицо с криками "Дьявол!". Лис, видя это, хватает первое, что оказывается под руками - чайник с кипятком, чтобы использовать его как оружие, но керамика вдруг отращивает крылья и пасть и плюет кипятком ему в лицо.

Иной выходит из дома, за его спиной продолжаются крики боли и ужаса. К нему устремляются охранники. Они стреляют, но нам непонятно, то ли они напуганы, то ли Иной уклоняется с нечеловеческой скоростью, то ли его не берут пули. Вместо того, чтобы атаковать, он бьет рукой по перилам крыльца, после чего с крыши слетает железный лист и перерубает урку надвое. Второй пытается палить почти в упор, но его рука дергается, пуля рикошетит от ворот и попадает ему же в лоб.

День Девятый. Вторник. Вторая половина дня. Иной, Рябов, Мытарь, Бутман, Сундаков и перемены в городе.

Выйдя за ворота, Иной идет обратно. Ему навстречу подъезжает черная Волга, из которой выходит Рябов. Иной смотрит в глаза Рябову, тот останавливается. Иной садится в машину, перекладывает с переднего сидения на заднее портфель. Портфель раскрывается, в нем видны пачки денег.

ИНОЙ: О! очень хорошо, что я вас поймал.

Рябов: Э-э..

ИНОЙ: Вам не стоит туда заходить. Давайте-ка лучше, на пути в город, поговорим о новых формах организации молодежного досуга в вашем городе...

(Затемнение)

Машина Рябова едет по дороге и мы мельком видим Иного, который с кем-то говорит по Рябовскому телефону в машине, но камера переключается на автобус, который проезжает мимо нее.

Автобус останавливается на перекрестке, высаживает пять человек, которые бегут с задней стороне участка. Потом автобус притормаживает у дачи Калдуна, спрыгивают остальные во главе с Хреновым.

Во дворе собаки доедают труп, у крыльца лежит еще один, перерубленный листом.

Хренов командует своим стоять, достает пистолет и заходит в дом. Выходит, командует "быстро все отсюда, вас здесь не было", достает рацию и вызывает базу.

В дежурке, приняв сообщение, что Калдуна и всю верхушку ОПГ убили, принимаются петь и танцевать, младшего по званию посылают в ларек, патрульным машинам сообщают "по секрету" новость о том, что Хренов замочил Калдуна и всю его компанию. То-то у него сегодня отгул был!.

Оперативники тоже ликуют: можно взять этого, этого и этого, пока они без крыши. Народ вооружается, понимая, что может быть жарко, и в бронежилетах и с автоматами являются к Сундакову за санкциями и объясняют ему, что произошло.

Сундаков же в это время, как обычно, только приехал и еще не успел войти в кабинет. Возможно даже, он идет в сопровождении журналистов (камео Доренко в роли самого себя так просится!!), которым он что-то рассказывает про очищение от бериевского наследия. Услышав требования, он рвет и мечет. Требует арестовать этого Хренова за то, что он устроил тут самосуд и ГКЧП... Сотрудники ворвались и расстреляли невиновных людей!

Мануйлов, который есть среди оперативников, пытается сказать, что еще неизвестно, кто именно убил Калдуна, но Сундакову все ясно: что, он не знает, с кем тут приходится работать. Он разряжается речью про мразей в милицейских погонах, которых надо было бы вешать на фонарях, а камера переводит взгляд на руки Мануйлова, которые он держит за спиной. В них - диктофон. (либо кто-то из прессы по привычке продолжает писать; может, и Марго, хотя сейчас она, скорее всего, занята другим).

Сотрудники не особенно торопятся выполнять приказания начальника УВД, и Сундаков звонит по "гербовому" телефону в Москву, говорит про "коммуно-фашистский путч" и бунт личного состава МВД. Он требует сообщить лично министру, лично президенту, чтобы на улицы Эмска вывели бы танки и раздавили бы эту краснопузую сволочь!

Эта истерика продолжается, но мы видим Мытаря, который какое-то время слушает перехваченный звонок, а потом сам набирает номер. У Сундакова звонит телефон, он берет трубку и тон его меняется. Какие оперативные мероприятия? Что значит, согласовано с Москвой? Почему его об этом не предупредили?

Мытарь (камера возвращается к нему): Может быть, товарищу генералу стоило бы не манкировать своими обязанностями и появляться на работе вовремя?

Сундаков в ярости смотрит на факс и видит там пришедший документ. Мытарь переиграл его вчистую, прекрасно зная его привычки.

Мытарь: ... тогда он бы не совершил такой непростительной оплошности, как ложное сообщение о мятеже. Впрочем, теперь это сугубо ваша проблема. А сейчас, передайте, пожалуйста трубку ПОДПОЛКОВНИКУ Мануйлову.

Сундаков передает трубку Мануйлову, садится за стол, гневно скомкав документ, и начинает подписывать санкции операм. Понятно, что начальником ему быть недолго.

Мануйлов(после получения инструкций): Товарищ полковник, а это не ваш эксперт голыми руками там всех замочил?

Мытарь: Можете пробовать это выяснить. Хотя... какой эксперт? У нас ниндзя в штате нету и потом, людей с такими склонностями к нам никогда не брали.

(Затемнение)

Машина Рябова уже едет по городу

ИНОЙ: Я думаю, вы все хорошо поняли. Тем более что и секции во дворах, и народные дружины - это будет Ваша идея, которую власти только поддержат. Остальные школы, скорее всего, вскоре присоединятся к вам.

Рябов (с долей испуга): И Силовой бокс?

(Затемнение)

Зал "Силового бокса" Мыкола, Мыкита и Ко обсуждают новости.

Микита:.. Да если бы его могли замочить всякие хреновы, его бы давно тут не было. Шо, не понимаете, чья работа?

Мыкола: Ну шо, половина города осталась без крыши?

Заходит Бутман.

Бутман: Так, коллеги! Снимаем красные пиджаки и надеваем черные. Через полчаса у нас встреча с представителем городской администрации.

Микита: Датышо? А на?

Бутман: Хватит думать как мелкие бандиты. Мы пойдем наверх. Сегодня добрым словом можно будет добиться больше, чем добрым словом и пистолетом раньше.

Микита: То есть?

Бутман: Карт-бланш Сверху у нас есть. Нам четко объяснили чего НЕ делать. Так что, для начала вы вступаете в Ассоциацию и помогаете Рябову деньгами, а он поможет нам с административным ресурсом. В общем, все школы города соединятся, и будет у нас большая дружная (пауза) Семья.

(Затемнение)

Машина Рябова останавливается и мы видим Пажа, который отчаянно семафорит руками и чуть не кидается на стекло.

Паж: Там.. он.. он послал всех на...

Четырнадцатая серия

День Девятый. Вторник. Вторая половина дня. Пересвет. Разговор с Марго и Атака ниньзей

Внутреннее помещение старой церкви. Л. Ж. и Сосипатр сидят в кабинете наставника. Эта узкая клетушка, не предназначенная для того, чтобы воспроизводить впечатление. Они тоже смотрят ТВ. В кадре - Егор.

Голос из ТВ: остальные участники этого варварского шоу в настоящее время в розыске.

Жаров: Поверить не могу. Выжил....

Сос: да и хрен с ним. Что теперь делать-то будем?

Жаров: Сразу зал не отберут. Недели две у нас есть точно.

Звонит старый телефон. Жаров берет трубку. В ней раздаётся голос Марго.

Марго: Значит так. Мне все известно, господин Жаров! И то, с кем вы связались, и кое-что насчет иконы!

Жаров: И что же вам известно?

Марго: То, что ваш попик не совсем православный... У него своя церковь, которая не подчиняется РПЦ. Вы сектанты и поклоняетесь Гитлеру!

Жаров: Что, хотите снять сенсационный сюжет?

Марго: Да, хочу. Это, между прочим, моя работа - снимать сенсационные сюжеты. Все так лихо закручено, что из одних и тех же фактов можно сделать совсем разные выводы. Например, если бы я была заказным журналистом с заданием вас утопить, то бы рассказала, как вы с Сосипатром убили Шмелева в качестве мести за смерть отца Паисия, потом отправили Егора на гладиаторские бои чтобы он там умер! Вы хотели завладеть спрятанной в катакомбах иконой, но он хранил тайну и не рассказал вам где вход в бункер! И тогда вы...

Жаров: Хорошо сочиняете, только с фактами у вас проблемы.

Марго: Да кого сегодня волнуют факты? Что по телевизору показали, то и факт. И потом, паренек ваш, как только понял, что вы его убить хотели, очень многое мне рассказал...

Жаров: Ну и как же мы убили Алексея Ивановича?

Марго: как придумаю, так и убили. Например, господин Хотимчик (Сосипатра передергивает) попросил своего старого приятеля Пакушевского, с которым они вместе были в кришнаитах, совершить астральную атаку...

Жаров: Вы так на нас обиделись из-за какого-то Гитлера?

Марго: Нет. Я этого совершенно не одобряю, но мы живем в демократической стране и это Ваше законное право. Просто ... мы можем договориться.

Жаров: ???

Марго: Вам ведь нужна какая-нибудь чудотворная икона, чтобы раскрутить здесь свою канадскую церковь!?

Жаров: Допустим.

Марго: Я знаю, где икона Богоматери. Мы приходим туда и открываем этим странным ключом тайник, пока здание еще ваше. Потом повесите ее у себя в церкви и потребуете оставить церковь за вами, пока документы о передаче здания РПЦ еще не подписаны. На интервью я объясню вам, что говорить, но если кратко, то это именно вам вернулась чудотворная икона, потому что все знают, что обрести ее может только праведный человек. Стране нужны герои!

Жаров: Хорошо, я согласен. Через сколько вы будете?

Марго: Часа через полтора-два.

Жаров: Хорошо, я согласен. У нас сейчас по плану тренировка. Приходите после тренировки. Как раз ко времени. (вешая трубку) Дурочка малолетняя. Что ж, спасибо за наводку.

Сосипатр: Почему после тренировки? Она же знает, где икона!

Жаров (передразнивая) "Этим странным ключом", "Пока здание еще ваше". Икона у нас в подвале, а открыть тайник можно вот этой штуковиной (достает ключ).

Внутрь протискивается Ратибор.

Ратибор: Мужики, вы не поверите, но.. на нас тут это... ниндзя напали!

Когда трое взрослых выбираются в основной зал церкви, он действительно являет собой поле битвы, где воспитанники в камуфляже (часть безоружная, часть с макетами автоматов) сражается с ниндзя в разноцветных пижамах. Впрочем, ниндзя достаточно быстро получают по сусалам, ибо противники заметно превосходят их и тактикой, и техникой, и возрастом.

В кадре Рита, которая действительно неплохо управляется со шваброй, доблестно прогоняя или сбивая двух или трех ниндзей (крупный план мокрой тряпки в лицо). В "победе православного воинства над силами зла" умудряется принять участие даже Сосипатр, который с размаху бьёт в висок напузным крестом нинзя самого маленького калибра.

Сосипатр: Вот что крест животворящий делает!

Вскоре враг частично валяется на полу, частично разбежался. Впрочем, можно обратить внимание на то, что в школу направились в основном нинзя самых младших рангов, более серьёзные помогали гуру.

Жаров: Вот так русский стиль всегда побеждал, побеждает и будет побеждать восточные...

- Я так не думаю.

В проёме зала стоит Иной, опираясь на свою трость. За его спиной запыхавшийся Паж.

Ратибор: А вот и самый главный нехристь пожаловал!

Иной передает трость пажу. Ратибор достаёт две шашки, и, начиная раскручивать их в воздухе, идёт в сторону врага. Тот стоит на месте, а потом делает какое-то совсем неуловимое движение, превращающееся в известных узких кругах в связку "горло - глаза - шейные позвонки - позвоночник, а если вы садист, то можете ещё и руку сломать". То, что было Ратибором, опадает изломанной кучей мяса и костей.

В воздухе начинает звучать тема из "реквиема по мечте", однако, переигранная в мажоре. Иной начинает двигаться вперед и включается замедленная сьемка.

Жаров: Задержите его! Мы сейчас вызовем милицию.

Вместе с Сосипатром они покидают помещение через черный ход. На Иного кидается молодняк, который он в основном раскидывает движениями, похожими на тайцзи или айкидо. Каждому хватает одного удара чтобы выйти из строя или, поняв бессмысленность сопротивления, покинуть помещение.

Затем в бой вступают старшие ученики школы, в том числе и Сергей. Бой в замедленном ритме продолжается и мы хорошо представляем себе стиль боя Иного. Да, это Настоящее Кунфу с большой буквы, и к тому же чего-то нечто наподобие багуа/синъи/ шоудао/Ламед Мем. Пластичная система боя + довольно сложная техника перемещения + простые внешне но очень эффективные удары.

Важно, что этот бой должен пройти не в стиле "ниндзя ночью дерутся с неграми" или "он так и не понял, что его убило". Зритель должен понять совершенство машины для убийства, для которой ни число противников, ни их вооруженность не имеют значения, и если в эпизоде с Калдуном и его свитой что-то можно было принять за магию, тут чистой воды мастерство кунфу.

Сергей оказывается последним, но его не столько рвут или ломают, сколько бьют ладонью в корпус, отчего он пролетает несколько метров, врезается в стенку и сползает по ней.

(затемнение)

Жаров и Сосипатр бегут по улице и видят патрульную машину. Семафорят, она останавливается. Жаров объясняет, что на клуб "Пересвет" напали ниндзя и всех убили, но в разговор вклинивается возбужденный Сосипатр и начинает нести что-то про демона с черепами, которого не брал крест. Патрульная машина уезжает - не до приколистов, Калдуна убили, в городе ахтунг! Какие там ниндзя!

Жаров и Сосипатр переглядываются.

Жаров: все, что ни делается, все к лучшему. Только не прямо счас, а через черный ход.

День Девятый. Вторник. Ближе к вечеру. Иной. Гуру.

Церковь после побоища. Все в крови, трупы живописно раскиданы, их 6 или 7 как минимум, не считая Сергея, который без сознания, и Риты, которая притворяется мертвой.

Иной оглядывает картину боя: вроде бы, все повержены. Иной разворачивается к Пажу за тростью, но тут сзади ему на спину прыгает Рита, - она единственная из молодняка не испугалась и решила продолжать бой. (как вариант, может даже прыгнуть с карабином со штыком)

Иной "стряхивает" ее с себя, но Рита перекатывается и становится в стойку.

ИНОЙ: Тебя как зовут?

Рита: Рита.

ИНОЙ: А полное имя?

Рита: Маргарита.

Иной явно подавляет в себе желание рассмеяться в голос.

ИНОЙ: Ладно, Маргарита. Будет тебе бал...

Рита кидается в бой. Иной работает с ней одной рукой, и мы четко показываем, что при прочих равных пол имеет значение, а тут сказываются и возраст, и подготовка, так что скоро Рита тоже оказывается в нокауте после того, как Иной попадает ей пальцами куда-то за ухом.

Иной забирает у Пажа трость и начинает рассматривать внутренности церкви. В это время появляется Гуру. Шишка на его лбу напоминает третий глаз.

Гуру: Живые есть?

Иной указывает на Риту.

Гуру: Отлично! Теперь, когда мы всех победили, надо провести в церкви ритуал могущества.

ИНОЙ: Кстати о церкви: отец Антоний убит тобой?

Гуру: естественно! Я лично вырезал его сердце. А сейчас... (смотрит на Риту) Она девственница?

Иной пожимает плечами.

Гуру: Отличненько! в любом случае, мы выманим Избранного на нее, а пока он едет, мы совершим над ней тантрический ритуал. Мне нужно срочно восстановить Ману.

Глаза его лихорадочно бегают, он смотрит на Пажа. Гуру протягивает Пажу "бяо" и даже разжимает руку, будучи уверен в том, что оружие подхватят, но жертвенный нож падает на пол. Гуру смотрит на пажа, потом на Иного.

- Такая судьба ждет любого, кто посмел посягнуть на учение. Ты убьешь его для меня, а потом я съем его сердце и сделаю из его черепа габалу!

ИНОЙ: (необычно спокойно) Погоди. Во-первых, странно, что ты забыл о том, что габала делается из черепа девственника, умершего естественной смертью. Во-вторых, не кажется ли тебе, что Учитель должен показывать пример своим благородным поведением. Отчего это он посылает неподготовленных людей почти на смерть, а сам держится в стороне? Это, как и многое иное - не есть пример поведения человека, исповедующего учение на деле. Может быть, стоит вернуться к изучению основ?

Гуру: А тебе не пофиг, что я делаю и что я не делаю? Ты - вызванный демон и потому обязан мне подчиняться, что бы я ни приказал!

ИНОЙ: Если только вызывающий соблюдает заветы учения и не стоит на пути демона.

Иной становится перед Гуру и берется за трость двумя руками.

Гуру: Все равно! Я непобедим и неуязвим!

ИНОЙ: Во-первых, желание говорило про людей, а перед тобой, ты сам сказал, демон. Во-вторых, набалдашник моей трости сделан из свинца. А в-третьих, неужели такой взрослый человек верит в сказки!!?

Еще не закончив фразу, Иной резко выбрасывает руку с тростью вперед, - набалдашник в виде головы пуделя входит в висок Гуру подобно чекану, и когда Иной делает рывок на себя, гуру перелетает через него, и вместо головы там - месиво.

Паж: Демоны всегда говорят правду?

ИНОЙ: Да. Но люди очень часто слышат только то, что хотят. Вообще, застрелить его, наверно было бы эффектнее.

Паж (прерывая): Когда формулировали эту клятву, в мире еще не было свинцовых пуль?!

Иной (улыбаясь) Именно!

Какое-то время Иной и Паж смотрят друг на друга. Иной медленно снимает с себя четки, наматывает на руку, подносит к губам (скорее дышит на них, чем целует дерево) и отдает их Пажу. На миг мы видим в его глазах нечеловеческое одиночество.

ИНОЙ: Давай! Ты знаешь, что делать...

Паж бросает на Иного последний взгляд и пулей вылетает из зала. А тот кладет Риту на плечо и, придерживая ее руками, удаляется во внутренние помещения.

День Девятый. Вторник. Ближе к вечеру Егор. Марго.

Некоторое время спустя. Внутрь влетают Марго и Оператор. Замирают, видя погром. Оператор тут же включает камеру, Марго начинает стандартное "у меня за спиной..."

Появляется Егор:

Егор (на автомате): ты скорую вызвала?

Марго: Да. Ты что тут делаешь?

Егор: Я пришел к Жарову, попрощаться и передать письмо.

Марго: Догадываешься, кто это сделал?

Егор: Сектанты? (камера показывает тело гуру с расплющенной головой).

Марго (ехидно) может, и они. Только я думаю, тут побывал кто-то посерьезнее. И я думаю, что это тот мужик с черепами, которого мы с тобой видели на чемпионате. Если он действительно из 16-го отдела, он вполне может искать икону. Или рукопись...

Сергей в углу слабо стонет. Егор и Марго бросаются к нему.

Марго: кто это был? Человек с черепами?

Егор: Где Рита?

Марго: Рита? Эта малолетка?

Егор: Она сестра моего друга и..

Сергей: Он Риту .. унес вниз.

Егор: Марго! Остаешься с ним тут, вызываешь милицию и скорую. Дальше я один. Если я не вернусь, передай письмо Жарову или надежному человеку в милиции.

Марго: Егор, но... тебе в армию не пора? Или поезд уже ушел и ты у нас не только подпольный боец, но и дезертир?

Егор: Он ждет меня. Я не хочу никого подвергать лишнему риску.

Марго: ну как знаешь!

Егор выходит из кадра, Марго делает пару шагов в сторону помещения с телефоном, но затем разворачивается.

Марго: Если хочешь что-то сделать хорошо, сделай это сама.

Открывает письмо, читает, складывает в карман.

День Девятый. Вторник. Ближе к вечеру . Кульминация.

Катакомбы. Иной укладывает Риту на какой-то камень, достает дигуг, после чего кладет его обратно и, будто для того, чтобы еще что-то взять, куда-то уходит. Когда его шаги затихают, Рита, которая только прикидывалась потерявшей сознание, встает и начинает выбираться оттуда.

(затемнение)

Катакомбы, по которым пробираются Сосипатр и Жаров.

Сосипатр: должно быть, где-то тут. Мы раньше всегда налево сворачивали.

Жаров: угу. Там ход наверх.

Сосипатр: Погоди, вот оно.

Жаров и Сосипатр заходят в комнату, которая явно служила складом или подсобкой. В основном там сложены инструменты, но сейчас они отодвигают от стены полочку, на которой сложены какие-то вещи. Полка движется плохо, и ее просто валят, а потом отталкивают ногами. Камера показывает нам лежащий балахон, очень напоминающий те, в которых были убийцы отца Антония.

Пока Сосипатр как более крепкий оттаскивает полку, Жаров расчищает место, и вот он уже стоит перед металлической дверью, более напоминающей дверь большого сейфа или герметичный люк.

Жаров берет "ключ", который ему отдал Егор и вставляет его в отверстие. Два проворота в одну сторону, три в другую.

Металлическая дверь медленно сдвигается в сторону. Мы видим довольно странное место, которое действительно напоминает толи рабочий кабинет, толи зал для занятий оккультизмом. Во всяком случае, там наличествует и стол с телефоном 40-х гг., и нечто напоминающее алтарь, на котором стоит какая-то статуя. В одном из углов стоит странное сооружение, действительно напоминающее электромясорубку или устройство для уничтожения предметов. Камера скользит по нему, и мы видим немецкое клеймо. С другой стороны - большой металлический сейф. Он приоткрыт, хотя камера не особенно тормозит, чтобы показать нам это.

Сос: Вот она, мясорубочка!

Жаров: Как в кино! Ну-ка...

Жаров дотягивается до выключателя и включает свет.

Сос: Как это? Здесь же сто лет никого не было!

Жаров: Шмелев был. Ему свет провести - раз плюнуть. Мог тут и телефон сделать.

Слышен шум.

Рита, из отдаления: это я, Рита. Что вы там делаете? (точнее, сначала слышится шум, потом Жаров достает пистолет, потом мы показываем Риту).

Лж: Родину спасаем! Ты же была наверху, но ты не знаешь всего! Этот человек с черепами еще раньше приходил за иконой как наследник Мокия, показывал удостоверение ГБ и требовал отдать ее для опытов, но мы гордо отказались, и тогда он со своими сектантами убил тех, кто пытался ее защитить, оккультными методами. Теперь икону обязательно надо найти - если этого не произойдет, получится что все погибли зря. И Дед, и ребята из школы...

Рита: Леонид Петрович! Вы хотите отдать икону церкви Сосипатра?

Жаров: А что в этом такого?

Рита начинает бурно протестовать - именно Сосипатр убил Деда, отравил а потом приказал подрезать шланг. Леонид Петрович, он и Ратибор, это те самые бандиты, которые старушек из-за икон убивали! Они церковь отца Антония сожгли! Потому что они не за наших, а за Гитлера!

Жаров и Сосипатр переглядываются.

Жаров: Так-так! Вот, значит, как оно...

Жаров наводит на Сосипатра пистолет прежде, чем тот тянется к топору.

Жаров: Так, Рита, держи его на мушке. Щас мы сначала икону найдем, а потом сдадим его куда следует.

Жаров передает пистолет Рите, а сам обыскивает помещение. Иконы нигде нет.

(затемнение)

Егор пробирается по коридору. Собственно, этот кусок дороги, как и вспышки со стрельбой в конце, мы видели в одном из его снов. Слышит какой-то шум, идет на свет.

Егор видит Риту с пистолетом, арестованного Сосипатра, Жарова, вылезающего из-под стола и удивленно разводящего руками.

Егор: Рита, ты уже?

Жаров: Ага! Матерого негодяя вы с Егором разоблачили! Вот только не пойму, икона-то где?

Егор предлагает поискать под сейфом. Вместе с Жаровым они сдвигают сейф. Егор поднимает половицы. Под полом тайник - металлический ящик. Большая икона в золотом окладе там на самом верху, как бы закрывая все остальное. Под ней какие-то странные предметы: металлическое кольцо с непонятной надписью, похожей на арабскую или хинди, деревянная чашка работы плотника, старый наконечник копья, какие-то листы... Егор выкладывает ящик на стол.

Жаров: Молодец какой! Ну что, наверх?

Егор: погодите, у меня мысль одна в голове крутится...

Егор спрашивает сам себя (видимо, в первый раз включается внутренний голос), почему Жаров и Сосипатр решили, что здесь должна быть икона. Они же не знали точного места, где она находится. Если бы Сосипатр, преступник, знал, что здесь икона, а Жаров был невиновен, Сосипатр бы один ее забрал. Значит, Жаров знал, где икона, и взял с собой Сосипатра, про которого не думал, что тот преступник. Откуда знал Жаров?

Егор (вслух): Леонид Петрович, а как вы узнали что икону надо искать именно тут?

Жаров: Шмелев мне секретную записку оставил: а в ней написал, что нашел где икона, но отдать ее нужно только праведному человеку, потому что если сдать ее властям или отдать официальной церкви, она попадет в руки наследников Мокия и те уничтожат ее...

Егор (про себя): Дед здесь был и икону не нашел. Значит, Жаров зачем-то врет. И врет не первый раз. Он, конечно, постоянно привирает, но...

Егор (вслух): А что в ней было написано? Когда он ее оставил?

Жаров: Егор, ну я точно не вспомню. Но если кратко, за несколько дней до того как его убили, к нему явился этот человек с черепами. А Дед его знал - он же тоже сам знаешь где работал! И Сатаниста этого на порог не пустил... Ты же понимаешь, что такой маг вполне мог его этим.. смертельным касанием...

Егор (про себя): А о том, что мы с этим человеком в одном поезде приехали, Жаров не знает. И о том, о чем мы в душе разговаривали, тоже не знает. Он, конечно, тип тот еще, но на сатаниста, каким его Жаров рисует, не похож. А Жаров, похоже, теперь на него убийство Деда вешает...

Егор (вслух): так получается, что отец Сосипатр с этим, с черепами, заодно?

Сосипатр шипит и давится то ли от злости, то ли от смеха.

Жаров: Видимо, так. Это ж вы с Ритой его на чистую воду вывели.

Егор: Я все вот о чем думаю. Мы когда обсуждали, за что Деда убить хотели, было две версии. Или из-за иконы, или из мести за отца Паисия - Сосипатр узнал, что Шмелев был тем самым пареньком, который...

Сосипатр возмущается. Он не знал, кто на самом деле убил Паисия. "Что ты лжешь? Святого отца только выстрелом из танка убить смогли!".

Жаров с издевкой: Однако, именно так и было, а что у вас там в священной книге написано - фигня. Я когда еще при СССР в Капницах участковым был, на родительских собраниях не раз выступал и об этом рассказывал.

Сосипатр кричит, что, если бы знал что это Шмелев, сам на кусочки бы его порубил, живьем сжег, на кол бы посадил... он не контролирует свой гнев и только что не захлебывается слюной. Рита, которая держит его на мушке, нервничает, и Жаров забирает у нее пистолет, продолжая держать психованного под прицелом.

Егор (продолжая): Значит, мотив мести отпадает. К тому же, если бы это было убийство из мести, то те люди, которые демонстративно убивали старушек, сделали бы все не так. Но мотив убийства из-за иконы тоже отпадает, потому что Сосипатр не знал, где она.

Жаров: Ты это к чему? Все ж вроде понятно!

Егор: У Сосипатра не было мотива убивать Шмелева ни из-за иконы, ни из мести.

Жаров: Тогда это был человек с черепами!

Егор: Шмелева убил человек, который имел возможность и отравить, и организовать неисправность машины. При этом у него должно быть достаточно ума, чтобы рассчитать такую двухходовку. И доступ в кабинет Шмелева. И минимальное знание правил криминалистики.

Егор и Рита смотрят на Жарова.

Жаров наводит пистолет на Риту. Сосипатр встает и подбирает топор - тот, которым убили отца Антония.

Жаров (Егору): Молодец! Герой! Наконец разоблачил настоящего злодея! Только, думаешь, тебе кто-то поверит? Кому ты все это расскажешь? Майору Мануйлову, который не простил тебе то, что ты поднял на него руку? Тебя утром подали в розыск, просто сегодня замочили Калдуна и всем не до тебя. На автомате, из которого убили человека в Крепости, твои пальчики. В Крепости следы твоих ботинок. На муракинских видео, который смотрел весь город, ты показан как участник подпольных боев и убийца.

Сосипатр дополняет: а еще его пальцы в сожженной церкви! Мы-то там в перчатках работали. Так что он еще и тот подонок, который отца Антония убил!

Жаров знаком требует у Егора отдать икону. Егор, для которого жизнь Риты важнее иконы, соглашается.

Сосипатр (принимая икону): Та самая! Ну вот и всё! Товар пойдет прямо в Канаду. Диппочтой. Хрен она Сергианцам достанется! (поигрывая топором) Эх, ща я тут напоследок такие Капницы устрою... с кого начнем? Я б сначала с пацана, а девчонка пусть смотрит! Отец Паисий на допросах так делал.

Жаров: Совсем мозгов лишился со своим Паисием! Я, в отличие от тебя, старух за копейку не убиваю. Это же невыгодно было- старух грабить, хабар на пятерых делить и ходить под серьезной статьей.

Сос: А я не за копейку, я за идею. Совков да сергианцев Господь убивать велел. И потом, а то ты не знал, с кем дело имеешь? "Пять старушек, рубль наберется" - что, фраза не твоя?

Жаров: Идем уже, а этих в бункере закроем.

Егор: я вас все равно найду.

Сосипатр: где ты нас найдешь, мальчик! Нам всего и делов добраться до Украины, а с Дона , как говорится, выдачи нет. Там у нашей церкви филиал большой. Мы туда придем, расскажем про массовое убийство в церкви и попросим политического убежища в Канаде.

Егор дергается, а Жаров, у которого сработал синдром вахтера, наслаждается положением. Парень, пора начинать жить в реальном мире, а не быть таким идеалистом, как Шмелев. Ведь твое будущее зависит только от нас. Это МЫ отмазывали тебя от милиции, которая рада посадить тебя за участие в нелегальных боях. Это ТЕБЕ придется доказывать, что ты не верблюд, не причастен к убийствам старушек и священников и не просил своих подельников подделать телеграмму в армию, для того чтобы приехать в город для своих темных дел. Так что, пацан, шел бы ты домой и не мешал бы взрослым дядям заниматься Серьезными Вещами. Тогда, по крайней мере, МЫ не будем тебе мешать, хотя с милицией тебе все равно разбираться придется. Ведь на поезд ты (смотрит на часы) опоздал.

Егор подходит ближе и выглядит шокированным. Он только одного не может понять - ЗА ЧТО? Зачем вы все-таки убили Шмелева? Ведь он не был вам нужен. Про икону он не знал, про убийства он не знал. Про Паисия вы не знали.

Жаров: Поломай голову, тебе полезно.

Егор: Я ломал. Вы же зарезали курицу, которая несет золотые яйца!

Жаров: Это была не курица, а полудохлый п-петух. Из него уже песок сыпался! Чему еще он мог научить? Он только на вывеску годился! Из Русского стиля можно было такую конфетку сделать! Я ему столько всего предлагал, а он...Такие планы были! Вступили б в Ассоциацию, стали б тренировать олимпийский резерв. С Калдуном бы закорешились или там с Муракиным, кто б больше дал..

Егор: А как бы вы без Деда занятия вели?

Жаров: А методичка на что? Она из ребят таких зверей бы делала, любо-дорого смотреть. Имена б заменили, вставили б какого-нибудь Перуна. Или отца Паисия - герой ведь был! Сегодня именно такие нужны, а не какие-то там пограничники!

Егор: Так ведь после такого они бы все рано или поздно с ума посходили!

Жаров:И что?

Егор: Так ведь от того стиля, что Дед вел, ничего бы не осталось!

Жаров: И что? Зато у нас была бы школа, которая гремела б по всей России. А из Шмелева мы бы сделали мученика, которого убили недруги. Думаешь, нам бы никто не поверил?

Егор смотрит невидящим взглядом, сжимая кулаки.

Жаров (Сосипатру): Вот теперь Егор все знает, но ничего не сможет сделать, хи-хи. Правда, это куда больнее, чем если б ты его топором?

Они уже поворачиваются уходить, но дорогу загораживает появившийся Иной.

Иной : Итак, я правильно понял, что ради мелких целей вы готовы выпустить в мир уничтожающее знание, хорошо понимая, чем это чревато для неподготовленных?

Сосипатр: Не твое дело, нехристь! Это русский боевой раж, а не какое-то там кунг-фу!

Жаров берет иного на мушку.

Иной: А ничего, что при этом раже надо посвящать души убитых тому, кого вы сами считаете Дьяволом? И правильно ли я понял также, что вы хотите вывезти национальное сокровище за рубеж или даже уничтожить его, лишь бы оно не попало в руки православной церкви?..

Сосипатр: господь не допустит, чтобы икона совкам послужила.

ИНОЙ: Если ты говоришь от имени бога, то, я думаю, тебе понятно, КТО стоит перед тобой. Голос Иного при этом необычно гулок, хотя это чисто работа с силой голоса.

Иной протягивает руку и фактически вынимает икону из руки Сосипатра. Тот падает, и его начинает бить припадок. Иной переводит взгляд на Жарова, который держит пистолет уже двумя руками.

Жаров: Егор, что ты стоишь? Ты же видишь, Кто это! Мы с тобой - обычные люди, а он..Иной! Демон, Сатана! Он никого не помилует! Слушай, ты же понимаешь, никто не без греха, и вообще...

Но Егор не верит и медлит. Молчит.

ИНОЙ: Ныне вы стоите перед окончательным выбором. Я слышал, что эта икона может улучшить жизнь множества людей, а ваша вера говорит о том, что самый закоренелый грешник может раскаяться...

Сосипатр: Не искушай нас, дьявол!

Иной встает со своего места и подходит к рабочему столу Мокия, положив икону на него. Егор и Рита бочком перемещаются к этому месту поближе, чтобы подхватить ее.

Жаров, пользуясь тем, что Иной отвернулся, стреляет, но нервы играют свою роль и первый выстрел идет мимо.

Одновременно с выстрелами и репликой Жарова Иной двигается подобно качанию маятника, затем делает прыжок и в нем дотягивается тростью до выключателя, вырубая свет. Жаров стреляет снова, но снова и снова мимо, а А, приземлившись за его спиной, просто хватает его рукой за лоб и резко дергает назад, ломая ему шейные позвонки.

Пока Иной занимался Жаровым, Сосипатр бросается к столу, хватает икону и размахивается, чтобы разбить ее об сейф. Егор выхватывает у него икону на замахе, Сосипатр бьет от сейф руками и разбивает их в кровь. Тем не менее, от тряски от задней части иконы отделяется стопка листов, которые были чем-то прижаты.

Сосипатр хватается руками топор и с воем замахивается не то на икону, не то на Егора.

Иной отшибает топор древком трости. Сосипатр хватается руками за крест, поднимает его над головой с криком "Изыди!" , в ответ на что Антагонист делает сложный жест руками и тростью, который легко можно принять за магический пасс.

Далее происходит странное. В момент соприкосновения трости и креста из этого места как бы бьет мощный электрический разряд, окутывающий все тело Сосипатра. Кадром позднее мы видим обугленное нечто, падающее вниз.

Рита визжит. Егор тоже пытается понять, что произошло. Иной отвинчивает рукоять трости и выкидывает нечто, похожее на использованные аккумуляторы. Подходит к выпавшим из иконы листам, и просматривает их, и засовывает под рубашку справа. Видно, что это желтая бумага, на которой что-то написано по тибетски.

Рита подбегает к нему и берет лежащую рядом икону. Иной не препятствует. Смотрит на Егора. Егор вопросительно смотрит на А.

ИНОЙ: Маргарита может идти. Ее судьба менее важна мне, чем твоя.

Егор: То есть?

ИНОЙ: Ты мне интересен. С нескольких точек зрения, но в первую очередь как тот, кто способен уйти со мной.

Иной продолжает: он говорит, что герой заинтересовал его с первой встречи, и что он внимательно за ним наблюдал и к нему присматривался, что Егор действительно преодолел, сам того не заметив, ряд искушений и является тем, кто следует Путем и скоро сможет называться Мастером.

Однако обстоятельства, в которых герой оказался, сделали его почти мертвым для этого мира. Те, кто был ему близок, или мертвы, или предали/использовали его.

Тем временем наверху в церкви.

Марго дает интервью в камеру в присутствии милиции и флиртующего с ней Мануйлова, и похоже, Иной был прав. Она рассказывает свою версию событий, которая выглядит так: адресованное Жарову письмо с рассказом о Сосипатре она представляет как письмо в редакцию без указания автора, а свою деятельность - как самостоятельное журналистское расследование. Мануйлов рядом, и по сути, они корректируют "версию для печати".

Марго: Все как в кино - в городе свирепствовали две изуверских секты, которые совершали ритуальные убийства. Сектами руководили два духовных брата, бывшие кришнаиты. Первая - ниндзя, которые на самом деле были сатанистами. Вроде бы у Матвей Исааковича есть свидетель, который расскажет, что Пакушевский делал с детьми. Вторая - гитлеропоклонники, которые обосновались в клубе Пересвет... Так, снимаем!

- Ее прятали органы госбезопасности. Ее хотели продать на запад отступники-гитлерофилы. Ее хотели уничтожить фанатики-сатанисты...

Мануйлов: а Шмелева куда?

Марго: Его убили, как и сказано в письме. Смертельным касанием ниндзя. Потому что он был Хранителем. И те и другие жаждали оккультных тайн Мокия и хотели уничтожить икону Эмской Богоматери, чтобы обрести магическую силу за счет попрания святынь, а потому устроили здесь побоище из-за того, кому достанется икона. Но, похоже, уничтожили друг друга.

Однако отважная журналистка, теряя осведомителей и близких, выяснила, где спрятан артефакт..

Версия оформлена как репортаж, с кадрами, снятыми в Эмске. Вообще, версия должна быть максимально противоречивой, далекой от правды и сделанной по принципу "для пущего смаку" -вплоть до куска с ханыгой около крепости, где на его слова наложено нечто иное. Например, что он хорошо знал Шмелева и что тот отдал ему на хранение ключ.

Мануйлов: Ну и Где же икона?

Марго: Икона в подвале. Я знаю, где. Сейчас доснимем тут и будем изымать. Вы в главной роли. Ведь это вы вели следствие по ряду убийств из этой серии? Вот вам, скажем, и явилась во сне Богородица...

Мануйлов: Предпочел бы опираться на оперативные данные. И вообще, в вашей сказке чего-то не хватает.

Марго: Знаю. С точки зрения сюжета плохо, когда все враги перебили друг друга или убежали. Нужно яркое лицо, которое станет символом неотвратимого возмездия. Тот человек, в которого можно ткнуть пальцем и показать, что это он во всем виноват.

Мануйлов: Я такого знаю, но это тот пацан, который при вас отирался. Вы еще пытались его отмазывать, когда его взяли по подозрению в убийстве Когана.

Марго: Ах, этот? Нет, это вчерашний день. Я, конечно, пользовалась его помощью, но это было до того, как встретила Вас. Кстати, он сейчас внизу, в катакомбах, и может испортить нам праздник.

Мануйлов: ему никуда не деться - церковь оцеплена. Кстати, он ведь трогал тела? (Марго кивает) Значит, пальчики есть...

Марго: Есть-есть. Я вам много что могу про него порассказать.

Мануйлов: и про Это тоже?

Марго: Нет, в Эмске есть только один по-настоящему галантный мужчина...

Смеются. Марго снова становится под камеру.

Марго: немного о том, кого продолжает искать наша доблестная милиция. Этот человек приехал в город совсем недавно, но оставил за собой кровавый след. Бывший член секты "Пересвет", перевербованный Муракиным, возможно, начал свою собственную игру, чтобы завладеть иконой в одиночку...

Иной и Егор. Финальное противостояние.

Иной (заканчивая объяснение): Сейчас ты стоишь на развилке: либо принять все то, что предначертано, либо последовать за мной. Тем более что он давно искал такого, и ему (Иному) есть что герою передать и чему научить.

Егор: И моими будут все царства мира?

ИНОЙ: Не думаю.

Рита (из угла) Не верь ему! Сатана - это отец лжи!

Егор расстегивает рубашку и выкладывает наружу нательный крестик.

ИНОЙ: Хорошо, твое право. Но в знак уважения и согласно правилам ты имеешь право задать мне вопрос и получить предельно точный и искренний ответ.

Егор: ты вообще КТО?

ИНОЙ: Если я скажу тебе, что я часть той силы, что говорит, что вечно хочет зла, но при этом совершает в основном благо, ты же все равно не поверишь мне, правда? Задай более важный.

Егор: Что ты вообще тут делал?

ИНОЙ: Изымал из мира уничтожающее знание. Выполняя просьбу старого друга, исправлял ситуацию внутри города. Искал достойного человека, следующего Путем - и похоже, нашел. Но это все равно не главный вопрос, который ты хотел мне задать.

Егор: Это ты убил Лилю?

ИНОЙ: Да. Я переменил ее жизнь к лучшему.

Егор: Зачем?

ИНОЙ: К этому времени Семак уже знал, что документы у нее. Это значит, что ее ссадили бы с поезда и забили насмерть. Затем, даже если бы ей удалось попасть в Москву, она прожила бы нормально около месяца, а потом привычки к роскошной жизни взяли бы верх. Без связей и особых навыков это означает только одну дорогу. Но даже если бы ей удалось не погибнуть под опасным клиентом, такое количество алкоголя и наркотиков в ее возрасте не проходит даром и через полгода болезнь взяла бы свои права. В качестве овоща она бы прожила еще долго, но было ли бы это жизнью?

Егор: Жизнь не предопределена. Вы же сами только что говорили, что даже самый закоренелый грешник способен раскаяться!

Иной: Так говорит ваша вера. Мой опыт в ином.

Егор: А вдруг она все-таки передумала? Она могла бы! Ведь даже Миша смог!

Иной молчит. Мишу он не знает и сказать ему о нем нечего.

Егор: Кем ты себя возомнил?

ИНОЙ (жестко): Тем, кто я есть. Всё. Можешь забрать икону и идти.

Егор: Я не имею права тебя отпустить.

ИНОЙ: ???

Егор: Я не дам тебе убивать людей больше! У тебя нет права судить!

ИНОЙ широко разводит руками и встает в боевую стойку.

Егор атакует активно и разнообразно, но все его атаки блокированы, а когда Егор пытается взять в захват атакующую руку и выкрутить ее, понятно, что с тем же успехом он мог бы попробовать это на статуе.

Вообще, из дальнейшего развития боя можно сделать два равновеликих вывода. Или, демон играет с жертвой, показывая ему свою мощь и ожидая, что юноша сдастся и таки сменит путь, или это своего рода тест, где мастер как бы "выкатывает" партнера, постоянно повышая сложность боя и его темп. При этом - вовремя делая паузы.

Пауза. Егор выдыхает. Мельком мы видим Риту, которая потихоньку переползает из своего угла к столу.

На сей раз Иной активнее, - Егора бьют и отбрасывают, но он снова и снова кидается на противника, и постепенно превосходство врага уже не кажется таким сокрушительным. Атаки Егора по-прежнему не достигают цели, но инициативу схватке задает скорее он.

Правда, от ударной техники А перешел к захватам и броскам, но Егору удается выворачиваться и/или приземляться на ноги, пусть и отталкиваясь от предметов интерьера.

Рита добирается до ящика на столе и кидает Егору наконечник копья.

ИНОЙ: Хорошо. Оружие так оружие (достает свой дигуг).

Некоторое время противники сражаются "на ножах", но Егору сложнее, а оружие противника почти идеально накладывается на кулак и применяемую им технику и все чаще оставляет на нем порезы. Он продолжает схватку, но видно, что на этот раз пройдено даже то, что он сам полагал пределом своих сил.

Внезапно Иной останавливается, словно что-то почувствовав, и его постоянно улыбающееся во время боя лицо становится серьезным и немного грустным.

ИНОЙ: Заканчиваем.

И тут же бросается вперед. Этот момент мы видели в первом сне Егора: последний бой на встречных курсах

Сжав в руке свое оружие, Егор кидается навстречу, но итога его действия мы не видим. Зато, его глазами мы наблюдаем, как после "фирменного" удара-толчка в грудь Егор отлетает в сторону и свет в его глазах сужается до точки. Затем эта точка разрастается до квадрата, в котором проявляется икона богоматери. Затем Лик на иконе вдруг становится лицом Риты... после чего зрение угасает окончательно.

(затемнение)

Мы снова видим "черный экран" со светящейся точкой в центре. Это продолжается несколько секунд, чтобы часть зрителей уже была бы готова ругать нас за чернуху, но тут глаза Егора открываются. Приходящего в себя героя с плачем трясут и хлопают по щекам.

Егор: Где он.

Рита: Он... он ушел. Ты изгнал его! Ты победил!

Эпилог

Платформа, на которой сошел Егор. Его провожают на поезд, подходя к нему по очереди.

Радио орет:

- Ее прятали органы госбезопасности. Ее хотели продать на запад отступники-гитлерофилы. Ее хотели уничтожить фанатики-сатанисты. Сегодня она вернулась в свой храм.

Об истории иконы богоматери Эмской, того, как искали сокровище, как его удалось уберечь от грабителей и вандалов и какая мистическая аура сопровождала этот поиск, о новом русском герое, - смотрите по четвертому каналу в передаче "В мире непознанного с Маргаритой Нетленко"!

Бабка: давай, Егорка. Приезжай почаще. Тебя есть кому ждать....

Егор: В училище отпуск уже через полгода. Так что теперь ждите зимой.

Сергей (обнимает): Бывай

Егор: Как у Деда дела?

Сергей: Глазами двигает. Говорит уже. Такими темпами через месяца два-три уже выйдет.

Егор: Здорово! До этого времени группу начинающих повести сможешь?

Сергей: Смогу.

Мануйлов (сухо) : ты если что, извини. Не мы такие, жизнь такая.

Егор не отвечает.

Мануйлов (доставая папку): благодарность от Митрополита, письмо от Матвей Исааковича, рекомендация в училище..

Егор (торопя) всё, всё...

Мануйлов: В общем, вручишь руководству.

Рита подходит последней, обнимает Егора за нею и смотрит ему в глаза, явно желая поцеловать в губы, но в последний момент целует в щеку - как любимого брата.

Егор: Рита, я...

Подходит поезд. Егор целует Риту в щеку, подхватывает сумку и прыгает в вагон.

Егор: я тебе напишу-у-у!!...

Далее идут титры, но уже после самых последних титров, когда зритель готов выключить ТВ, нас ждет последняя сцена.

Мы видим последнюю схватку глазами Иного и наблюдаем, как от удара ладонью Егор влетает в стену. Вроде бы, ему удается сделать то, что было в первом сне, но мы видим как Иной успевает левой рукой сдвинуть/оттолкнуть руку Егора, а правой инстинктивно вложиться, нанеся ему свой короткий энергетический удар-толчок ладонью в корпус.

Егор отлетает в стену. Глаза его закрываются.

Иной нагибается, подбирает наконечник копья. Слышен смешок. Потенциальное копье Лонгина засовывается в сапог или петлю для килаи.

Рядом с местом где лежало копье, падает капелька крови.

Иной касается рукой места, куда его достал Егор. Рука в крови.

Иной достает пачку старых желтых листов. Прикладывает к ране. Пачка быстро напитывается кровью до полной нечитаемости.

Иной подходит к Егору, касается рукой его лба, оставляя кровавую точку. Берет в правую руку дигуг и очерчивает круг над его головой... На лице - некоторое раздражение и досада.

- НЕЕЕТ!!

Рита вылезает из тени, привлекая его внимание. Она давно могла убежать, но не делала этого.

Выражение лица Иного меняется, и это удивление: теперь уже она рискует жизнью для того, чтобы спасти Егора. Он идет к ней, и мы видим ужас на ее лице: мысленно она уже распрощалась с жизнью - она-то видела его в полной силе, когда Иной мочил школу, и у нее нет оснований думать, что сейчас будет по-иному.

Иной близится, Рита инстинктивно загораживается от него иконой.

Но Иной застывает в нескольких шагах. Опускает руку с дигугом, берет стоящий на столе телефон, набирает номер.

- Привет, мытарь! Думаю, ты понял, Откуда я тебе звоню. Да, я нашел всё, что искал и более того, меня только что изгнали. Да, по всем правилам и той самой иконой. Да, очень интересный духовный опыт, заставляющий кое-что пересмотреть. Кто? Да, угадал. Так что проследи со Своей стороны, чтобы он получил все то, что ему причитается. Нет, о деталях я расскажу как-нибудь потом. Мне пора.

Он кладет трубку, улыбается Рите и уходит. Уже на пороге он снимает руку с места, куда его ранили и бросает окровавленный свиток в люк мусоропровода/мясорубки. Видно, что на его теле нет следов раны.

Иной складывает руки на груди в прощальном жесте, делает легкий поклон в сторону Егора, и, покидая сцену, цитирует Данте.

...И тут в мой разум грянул блеск с высот,
Неся свершенье всех его усилий.

(Экран темнеет и данный текст постепенно высвечивается на нем).

Здесь изнемог высокий духа взлет;
Но страсть и волю мне уже стремила,
Как если колесу дан ровный ход,
Любовь, что движет солнце и светила.

КОНЕЦ ФИЛЬМА

Часть третья. Пояснения.

Это краткие (или не всегда краткие) характеристики героев, какими их видит автор сценария. Дело в том, что мне не хочется оказаться в ситуации, когда творческое видение режиссёра превращает идеи, заложенные автором в их полную противоположность. Кроме того, в сценарии, как и в личностях его героев, есть довольно много тонких моментов, в которых несложно облажаться, что-то неправильно сделав, а в результате весь смысл образа будет искажён.

Егор

Начиная описание Егора, стоит помнить, что он отнюдь не был "мужиком, попавшим по несчастью": ситуация ранней смерти родителей (отравились самогоном в период антиалкогольной кампании) и бабушки, мало способной его контролировать, привела к тому что он вырос вполне себе шпаной, и не попадись ему заменивший отца Шмелев, он вполне превратился б в нечто малоприятное. От зоны его спас малый возраст, в то время как остальные члены шайки (Миха, Валет и тп) получили совсем не условный срок.

У него довольно простое лицо: Борис Корчевников или Саша Головин хорошо смотрелись бы в данной роли. Вообще, Егор должен максимально соответствовать типажу "Брата", однако некоторые вещи нуждаются в дополнении.

В первую очередь это отношение Егора и Православия. Если Миша говорит о себе как о православном, герой не называет себя православным и не афиширует свою религиозность, ибо сие настолько естественно для него что не требует обсуждения.

Каковы причины его обращения к Христу? После смерти родителей он был воспитан верующей бабкой. Затем отчасти сыграла свою роль армия, которая сделала веру осознанной.

Кто-то может сказать, что "Маккавити опять написал историю про паладина", но Егор скорее тот самый "человек, которому даден меч" (Павел, послание к римлянам, стих 13. "Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга отмститель в наказание делающему злое").

Он не видит в православии стержень жизни (в отличие от семинариста), но соблюдает минимум ритуалов для неактивного мирянина (пост), и делает это от сердца, а не по привычке или из корысти. Его объяснения во время "диспута в душе" просты и безыскусны, но предельно искренни, а дух крепок.

(Возможно, не каждый понимает, что голым, без предварительной подготовки, тяжело не только драться, но и отвечать на сложные вопросы. У Егора, однако, получилось).

Герой живет по Иисусовым заповедям: "Не убивай, не прелюбодействуй, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца и мать, возлюби ближнего как самого себя. (Матфей, стих 19)", и в фильме это видно. Ни одна из заповедей в фильме героем не нарушается. Хотя почти в каждом случае есть ситуация, когда нарушение таковой облегчило б его мирскую жизнь

Поясним: про "не убий" мы уже говорили, что за весь фильм на Егоре нет ни одного трупа. При этом чем ближе к концу фильма, тем более понятно что это не жалость или случай, а осознанная линия: основные точки это "тебе всех убить надо или Лилю спасти?" и судьба человека с монтировкой. И если сначала у него не получается убивать своих противников по независящим от него причинам, то в сцене боя с Дольфом на чемпионате не добивает он уже осознанно. На боях, он не добивает уже активно и во многом рискуя собой, а в финале он выходит на бой с драконом ради того, чтобы спасся другой.

С прелюбодейством - тоже все почти на виду. Спать с Лилей, готовой расплатиться собой за помощь - значит в чистом виде поддаться похоти. Спать с Марго - значило поддаться страсти, но в свете зарождающейся любви к Рите страсть видится пресной. Помимо этого, в обоих случаях герой не захотел воспользоваться шоковым состоянием девушки или/и зависимым от него положением.

"Не лжесвидетельствуй" - Егор ни разу не лжет. Там где он видит неправду, он говорит об этом даже если это "политически невыгодно".

Почитание старших видно в его отношении к наставнику, заменившему ему отца, и отчасти в том, как мягко он пытается не спорить но разубедить Лжеучителя.

Любовь к ближнему проявляется в двух вариантах. Во-первых, это отсутствие у героя стремления хулить других. Он не жестокосерден, не бранит и не осуждает. Во-вторых, это способность творить добро как способность идти на риск ради незнакомого человека. То, на что обычно идут ради "своих" он способен сделать ради нейтрала. В нашем атомизированном мире "не пройти мимо" - достаточно значимый поступок.

Вообще, в сомнительной ситуации он выберет альтруистическое решение - лучше лишний раз помочь человеку, чем "дуть на воду" и выяснять, плох он или хорош. Лучше ошибиться и помочь, возможно, недостойному, чем пройти мимо.

Теперь о Егоре как Воине. По сути дела, фильм во многом об обретении главным героем Мастерства с большой буквы, а также о том, каково должна быть этика мастера БИ в современном социуме.

Герой, безусловно, хороший боец, но мастером он пока не является - банально потому что опыта не так много. Времени заниматься только БИ с перерывами на еду и сон у него не было никогда. Новый опыт, который он обретает в конце в ходе поединка с Иным - несколько иного рода.

Герой - не карающий меч, а воин-Защитник, основная цель которого не столько победить зло и всех убить, сколько спасать людей, как близких так и не только. Что он и делает разными способами: близких ему людей или тех кого он считает своими - вытаскивать; учеников школы, которые, похоже, пошли не по той дорожке, - отвратить от зла и не дать им уклониться от пути истинного; гопников - разогнать и дать по шее ибо образумятся врядли, но и убивать их тоже не нужно; тех, по отношению к которым уместна только вооруженная борьба. - сражаться без колебаний.

При этом (опять-таки повторяюсь, но для меня это важно), его следование путем во многом проявляется в том, что при свободе воли он, как правило, идет наперекор штампам боевика, в которые его пробуют загнать и люди, и обстоятельства и взрослеет именно в ходе сюжета.

Герою, безусловно, приходилось убивать на войне: точнее, стрелять в людей и в них попадать (непонятно, был ли опыт убийства голыми руками), но именно потому для него убийство не способ самоутвердиться. Если старший ученик школы был ОМОНовцем в Чечне, то есть, принимал участие не столько в боевых действиях, сколько в малой войне, опыт героя как пребывания на передовой (Егор служил в пограничниках. На таджикской границе в 93-94 гг. Там было довольно жарко) в этом смысле больше, но заслуги его были не в том, что он кого-то убил, а в том, что он не дал убить.

Также и подвиги героя заключаются в том, что он кого-то пытается спасти или защитить. То, что он сражается и даже кого-то при этом бьёт - это вторично.

То же самое касается и его последнего подвига, ибо выйти на бой с Иным. К этому времени Иной уже сформировал о себе впечатление, достаточное для того, чтобы убедить почти любого в том, что "сопротивление бесполезно". Но герой принимает бой...

У него нет выбора, драться или нет - точнее, нет выбора, пробовать вступать в бой или нет. Вне зависимости от того, каковы шансы победы, если они есть вообще. Перед ним нечто, однозначно воспринимаемое им как чистое и незамутненное Зло, и нельзя просто отпустить ЭТО сеять смерть дальше, не попытавшись остановить. И не важно, одолел ли герой дьявола на самом деле, важно, что для него, в его личном росте, это противостояние занимает именно эту нишу.

Тем не менее, в целом, Герой противостоит в бою обычным людям. Чудовищ (людей монструозных в моральном смысле) истребляет именно Иной. Доигравшись до определенного предела, они получили того кто их раздавил и сожрал. Герою же нередко приходится воевать с теми, кто "в коричневом", когда главное, - выполнить задачу и не измазаться.

Довольно важно и то, какие победы одерживает Егор. Для меня истинная победа всегда происходит тогда, когда твой противник сам признает свое поражение. Потому что ты можешь его убить, но он умрет несклонившимся и непобежденным. И это не будет чистой победой. У Егора же, заметим, Две чистых победы, - над куда более серьезными, чем он, противниками. Однако и Иной, и Зангиев, сами признали поражение в противоборстве с ним.

Что же касается технических особенностей БИ, которым владеет Егор, то это безусловно нечто типа Спаса/СК/боевого самбо (некий реально существующий стиль в котором работают реально существующие сильные бойцы, а не ересь и профанация с мистическими заморочками) : пластичная система на базе +/- самбо, с рациональной системой объяснения и включающая в себя бой против группы и минимальную работу оружием..

Что еще важно. Герой не является совершенством, не меняющимся в ходе сюжета. Он не "эпик", который выделяется за версту. Нет ни большого размера, ни экзотической внешности.

Задора, рисовки, гнева, желания показать себя в герое хватает, и именно потому Жаров и был уверен что Егор станет орудием в его руках, не задающим лишних вопросов. Он действительно собирается придти в спортивную школу с тем, чтоб побить, нахамить и унизить занимающихся там, и только наличие Яши среди занимающихся сбивает ему планы.

Ранее ему не приходилось делать по-настоящему тяжелых вещей, - одновременно делая логический и этический выбор в весьма неоднозначной обстановке. Отличать моменты когда надо довериться сердцу от моментов когда надо думать головой.

Герой не гений аналитики и способен ошибаться; его периодически кормят дезой и части этой дезы он верит. Отчасти потому, что в среде, в которой он вырос (интернат!) человек человеку обычно волк и довериться можно только абсолютно "своим". У таких как герой очень мало друзей но ради них они готовы на многое, что показала история с Лилей. Несмотря на то что Лиля его использовала, он действительно выдергивает ее из клоаки и отправляет в лучшую жизнь.

Но в критической ситуации он безусловно способен сделать нравственный выбор и именно потому он попал в эти место и время.

И постепенно герой очищается и просветляется. Тут работает и воспоминания о Наставнике, и элементы общения со священником и Ритой, и наблюдение им Иного, который кажется герою своего рода черным зеркалом: " я не стану таким как ты".

Егор меняется, становится мудрее и продвинутее в пути. В частности, понимает, что "свои" могут быть неправы. Хотя важнее ИНОЕ. Он начинает решать проблемы более сложные чем "как выжить в..." или "чем его пристойнее убить, мечом или топором". Мир, который ранее четко делился на своих, которые априори свои, и врагов, которые враги потомучта, постепенно превратился в мир, состоящий из людей; мир, в котором никто не имеет ярлыка, пока о нем не сказали его дела.

Напоследок о хобби Егора, кроме БИ. Их два: старые солдатские песни. Те, которые настоящие, а не стилизация под ПМВ и 19 век (в тему о патриотизме и православии, но не мейнстрим) и точная механика (починенные часы и не только), иллюстрирующая некривые руки и интеллект выше среднего.

Наставник Героя

Лет ему на момент сюжета под 65-70, и это понятно, раз еще подростком он оказался на войне, в качестве юного партизана (или солдата, прибавив себе пару лет чтоб пойти на фронт) застрелив Отца Паисия. Затем он оказался в погранцах или армейской разведке, отчего до 50-х ловил по лесам Украины или Прибалтики всякую контру. А после увольнения в запас стал учителем в специнтернате.

Амбиций великого мастера боевых искусств и позиционирования себя в таком качестве у наставника нет. Его основная стеза самовыражения - работа с трудными подростками и подготовка их к большой жизни. А рукопашный бой - просто один из методов.

Учитель должен быть показан нами не столько бойцом сколько Учителем . Не случайно во время флешбэков Алексей Иванович в основном рассказывает истории, и так мы уходим от штампа "и тут герой вспомнил секретный удар клитором в горло, который ему перед смертью показал учитель", большая часть этих историй рассказывается даже не в тренировочном зале, а в классе или во время внешкольных мероприятий.

Но надо помнить, что Шмелев не столько "старый мастер" из китайского кино (одинокий учитель БИ не будет пользоваться авторитетом у советских властей), сколько руководитель военно-патриотического клуба, где подростки готовятся к службе в армии с уклоном в пограничную тематику. Кроме этого, он занимался историей родного города и отчасти потому оказался "присматривающим" за старой церковью.

Еще одной очень важной характеристикой наставника является его незлобивость. Это то, что постепенно развивает в себе герой в то время как Лжеучитель и Сосипатр, наоборот, весьма "злобивы".

О Шмелеве и религиозности. Заметно верующий человек на этом месте неправдоподобен. Да, Шмелев, скорее всего, крещеный и верующий по принципу "не бывает атеистов в окопах под огнем", но в церковь ранее не ходил, потому что не положено (мышление военного), и пошел, когда разрешили (1988-1991).

Встретив Шмелева, Егор понимает, что бабка была права насчет веры, и внимательнее к ней прислушивается. То есть, не Шмелев был его духовным учителем, но он способствовал его возвращению к вере.

Бабка

Бабка обладает основными характеристиками православного мирянина - трудолюбием и добродушием. Лет 70, выглядит на 60. Двигается быстро и легко, глаза добрые, говорит быстро, хорошая дикция. Надеется на свои силы, что характерно для старшего поколения. Не кричит, не ругается и не компостирует мозги. Может в одиночку вырастить 10 соток одной картошки, не считая прочих овощей. Умеет делать всю женскую работу, могла бы делать и всю мужскую, но не делает только из-за предрассудков. Типаж достаточно редкий, но реальный.

В Бога верует. Посты соблюдает, в церковь ходит регулярно. Собственно Библию знает плохо, зато жития двух-трех любимых святых знает на отлично.

Миша-Семинарист

Миша-семинарист воплощает мысль о том, даже отъявленный преступник, которым Миша был в начале (а судя по флешбэкам, он был самым старшим и продвинулся в беззаконии больше, чем просто уличная шпана) способен не просто раскаяться, а перековаться всерьез, искупая совершенный грех более тяжким испытанием, чем какое-то количество лет тюрьмы.

Возможно, не все понимают, каким подвигом является труд волонтера, который ухаживает за безнадежно (находящимися в коме или неспособными позаботиться о себе) больными, делая большинство грязной работы - тот, кого он убил, помер похоже.

Волонтерство - и очень тяжелый и изнурительный труд, и не менее тяжелый психологический фон, на котором очень просто получить профессиональную деформацию. Потому для меня такой "чернорабочий и ежедневный подвиг" ценится выше, чем однократное деяние.

В отличие от иных спутников героя, включая Риту, Миша не принимает участие в "боевых действиях". Он несет свой крест и путь его определен. Есть мнение, что вскорости он поступит в семинарию и займет место Отца Антония.

Рита

Если герою 22-23, Рите около 17-ти. Младшая сестра Миши заканчивает школу, собирается поступать в ВУЗ и втайне от брата ходит на тренировки. Она обладает активной жизненной позицией и является православным, обращенным в будущее, а не "девицей в платочке", мечтающей о карьере попадьи и зацикленной на запретах. При этом она достаточно критична, чтобы обсуждать его отдельные недостатки.

Что же до Риты и Егора, то сперва мы показываем именно начало дружбы, причем дружбы с братом по оружию, а не сексуальным объектом. Затем отношения героя и Риты показывают нам зарождение правильной, чистой любви, построенной на синтонности душ и интересов, а не жажде удовлетворения страсти. Рита не говорит герою что любит его но проявляет все признаки первой влюбленности и готова пойти за ним или за него - в огонь и в воду.

Лиля

В этой истории она отнюдь не простая жертва. "Черный бухгалтер" в курсе большей части темных делишек города и хорошо понимает остроту грани, по которой перемещается.

Да, ее поводок длинен, а клетка позолочена, но постепенно она идет вразнос, отчего склонна пить горькую и несколько драматизировать ситуацию при разговоре с новым собеседником. Отсюда же и эмоциональная нестабильность, состоящая в порочном круге с наркотиками. Кроме того, так как в жизни она попробовала все или почти все, ее здоровье очень сильно посажено, хотя пока болезни еще не дают себя знать.

Ее жизненное кредо хорошо описывается фразой: "я буду лгать, красть и убивать, но я больше никогда не буду голодной".

Герой для нее хороший способ сыграть на старых чувствах, тем более что она вполне воспринимает расплату своим телом как разновидность услуг (это не проституция, но именно допустимость использования секса как рычага).

Лиля умирает в момент, когда она наиболее близко подойдет к добру и почти поверит в то, что начнет новую жизнь. Ключевое слово - "почти поверит", потому что на деле Иной очень точно описал ее будущее, и мечта подобных людей о том, что они бросят криминал с чемоданом денег и начнут все заново - не более чем мечта.

Марго

Марго (вообще-то это псевдоним и зовут ее Марина) - девица неглупая, хотя мудрой ее не назвать, и бойкая, отчего в умении копать информацию ей отказать сложно. Как и все "московские журналистки" СМИ не первого эшелона, которые ездят по провинциям и ищут жемчуг в навозе, Марго не москвичка. Она с Юга России, Микола и Микита - ее земляки.

Вообще, беда ее очень во многом в том, что, будучи ярким представителем масс-культуры и в чем-то ее жертвой, она воспринимает мир в рамках штампов этой культуры, где она - бесстрашная журналистка, отважно ведущая расследование. Именно потому из всех вариантов объяснения события она выбирает самый кокосовый. Кроме того, ей нужна именно красивая story, которую можно показать по телевизору.

Внешне типаж - "модель размера плюс". Но, поскольку в 95-м такого выражения в России никто не знает, она сильно комплексует из-за своего 48-го размера и носит одежду 44-го.

Марго следует моде тех времен. Ярко-белые волосы и ярко-черные брови, черный лифчик под светлой блузкой, черные колготки и вечерний макияж с утра.

Связь с героем для нее - своего рода курортный р0ман, а сам Егор - красивый и в меру брутальный парень, из которого в обмен на место любовника-телохранителя можно сделать показательного Героя, который будет хорошо смотреться на экране. Но при этом она без колебаний выберет иной, более выгодный вариант, и можно посмотреть, как часто она меняет позиции и трактовки. Хотя бы в отношении сюжета с иконой.

У Марго профессиональная гибкая совесть. Она не понимает, как человек может отказаться от выгодного предложения по моральным причинам. ЕЕ отношение к религии тоже индифферентно. Марго из иконы не может извлечь для себя никакой пользы, кроме сенсационного репортажа, для которого есть полно материала, и не хватает только самой иконы. Это для нее просто работа и ей без разницы, что будет с иконой потом.

Марго считает себя "Старше" и "опытнее" Егора, а его "провинциальным мальчиком" и пытается вести разговор "сверху вниз". Но у Егора отсутствуют комплексы, которые вынуждают типовых постсоветских мужчинок делать глупости в такой ситуации. Марго не чувствует, что она выигрывает флирт. Но Егор ей в принципе нравится и она в нем заинтересована.

Егор для нее становится ценным призом. Марго считает себя секс-бомбой, особенно здесь. Егор становится для нее особо ценным призом, ради которого она может рискнуть и сделать из него нового русского героя.

Я пытаюсь понять, чего в ней больше, дуры или стервы. Ясно одно, когда шок прошел, и после истории с ментовкой она решила что они квиты, девушке не составило проблем вести себя как отвергнутая любовница, готовая сделать мелкую пакость оттого что с ней не стали спать. Во всяком случае, если бы не вмешательство Мытаря, Марго однозначно смешала с грязью весь "Пересвет", включая Егора.

Отец Антоний

В сюжете МКПР он кажется проходным персонажем, и мы знаем о нем то, что он является духовным наставником Миши-семинариста.

Мне сложно выразить это, и потому скажу - перед нами именно "правильный" священник. Эту правильность видят даже представители другой конфессии, к которым относится Иной. И именно из-за этой правильности (не в последнюю очередь точно) его убивают нетерпимые фанатики.

Понятно, что развернутую проповедь в сюжет не вставить - она слишком долгая. Но вот его разговор с Иным о предназначении и не только надо снять так, чтобы попытаться добиться двоякого восприятия: или как соприкосновение разных этик (столкновения-то нет), или как противостояние верующего и павшего, если вообще не "диспут с Мефистофелем". Тем более что и для Иного это первая встреча с человеком верующим с большой буквы, и для священника это встреча с сущностью, живущей по радикально иным законам.

Юрий, старший ученик "Пересвета"

Он взрослее героя, сильнее его, комплекции омоновца, каковым он является, и по совокупности боевых качеств вполне может претендовать на место лучшего бойца в городе, так что непонятно, кто бы выиграл турнир, если б Ассоциация не пригласила специалиста с Кавказа.

В нашем сюжете это типаж, часто позиционируемый как герой, но при этом в меньшей степени им являющийся. Он своего рода "Боромир", который потерял моральные ориентиры в ситуации, где многие могли их потерять. Кроме того, после комы учителя Жаров начал проталкивать концепцию боя в состоянии ража, и старший ученик отчасти повредил себе на этом планку.

Герой - миротворец в горячей точке и тот, кто постоянно находится на линии огня, не всегда имея право стрелять в ответ. Опыт Юрия в основном сводится к полицейским операциям, и если приходится стрелять в людей, то эти люди, как правило, уступают ему в тактике или вооружении.

Сергей

Ранее он был у нас только как иллюстрация того что метод надо воспринимать творчески, а не запоминать механически. Если Егор всегда пытается понять, зачем надо делать именно так, Сергей просто повторяет как сказали.

Но если рассмотреть идею с конструктивным и деструктивным началом, получается занятнее. Сергей тоже очень глубоко воспринял смерть наставника и жаждет мести, но "танатос в нем превалирует над эросом". Сергей намерен мстить за убийство наставника, но мстить в лучших традициях Монтекристо. Егор пытается что-то с этим делать, и в целом у него скорее получается.

Брюсов

Многие БИ, несмотря на сохранение своей прикладной мощи, как бы остаются зашоренными в рамках своей традиции, не всегда понимая, что стоит за внешней формой проводимого ритуала ли исполняемой техники. И если у руководства и наставников этой школы еще есть правильное сочетание духа и буквы, то в целом люди усваивают только внешнюю форму, не наполненную правильным духовным содержанием, при том, что формально они зациклены на соблюдении традиций. Естественно, что школа, подходящая к таким вопросам более гибко, имеет над ними определенное преимущество.

Глава Федерации - хороший пример этого. Он начал заниматься каратэ еще до запрета, но источником его информации были, скорее всего, книги типа Хаберзетцера со всеми теми мифами, большая часть которых была придумана лично им самим. Тахтаров бы в этой роли смотрелся. В результате, хотя с боевой точки зрения он, наверно, лучший боец в городе, он во многом пытается мыслить как человек традиции.

Именно потому у его школы нет количественного роста. 10-15 старших учеников и 20-30 ежегодно приходящих новичков, из которых половина отсеется в первый год и половина оставшихся во второй. Тяжелые тренировки, жесткая дисциплина, медленная подача материала.

Сам Брюсов однозначно верит во все легенды БИ, и именно потому его поведение в кризисной ситуации является именно поведением героя кунфу-боевика, недостаточно хорошо осознающего реальности и угрозы. Увы, криминал не играет по правилам, и классические штампы боевика тут не работают. После того, как ты голыми руками побил пятерых шестерок, а потом вломился к их шефу и раскидал тех, кто был с ним, злые враги не будут присылать к тебе группу шестерок покруче - они просто ткнут тебя шилом в печень в густой толпе.

Рябов

Руководитель Ассоциации - именно почетный руководитель, а не мастер-наставник. По совместительству - представитель Госкомспорта или чиновник соответствующего управления областной администрации. Если когда-то он занимался самбо или борьбой, то это было давно, и еще с советского времени он занимается административной работой в данной сфере.

Руководимая им школа олицетворяет тенденции, когда боевое искусство превращают в спорт, нацеленный на победу в рамках соревнований. В результате боевое искусство перестает быть таковым, так как боевой компонент постепенно вытесняется.

Это именно опытный чиновник и бюрократ, для которого путь и традиции, - слова совершенно пустые. Важна выгода и внешний эффект, ради которого можно и налепить на кимоно лампасы, чтобы форма лучше смотрелась, и модернизировать правила с тем, чтобы техника выглядела кинематографичнее и напоминала боевой вариант художественной гимнастики.

Мелкий интриган и "комсомольский работник", Рябов не дошел до серьезного зла, но это не его заслуга. Отчасти потому он нашел общий язык с Жаровым. Точнее, его предложения не были отвергнуты - иное дело, что обстоятельства были изменены так, чтобы решающую выгоду получил бы не "Русский стиль", а Ассоциация.

Зангиев

Что же до Зангиева, то я намеренно вылепил его так, чтобы он безусловно был диким горцем со всеми их сторонами, но при этом человеком по-своему благородным: он сам провозглашает Героя чемпионом, несмотря на то, что безусловно, хотел победить и делал для этого все. И это не просто доля политкорректности, так как в сюжете есть еще и откровенно неприятный Шарход.

Дерется он при этом весьма жестко, но есть важная деталь - в отличие от тактики Дольфа это не намеренное причинение вреда, а скорее случайное последствие того, что его противник мало учился падать и выкручиваться. Тем не менее, смотрится это так, что Зангиев каждый свой бой завершает или травмой, или нокаутом. Что вполне положено противнику героя в финальном бою на ринге.

Боевая Японская школьница

Автор бы очень не отказался видеть в этой нише живую Чиаки Курияма, известную публике по роли Го-Го Юбари в "Убить Билла". В любом случае, отсылка - туда.

Негодяи

"Негодяй" в нашей терминологии означает персонажа, однозначно имеющего в графе "приверженность" букву "Е". Но каждый из злодеев должен представлять свой тип зла, и под данным углом мы проанализируем всех, кто вписывается в это понятие .

Тем не менее, Злодеи у нас, даже самые безумные на вид обладают сочетанием пороков, которые встречаются у человека. Никто из негодяев не "нарисован" так, чтобы при первом же взгляде на него была видна надпись на лбу "главный злодей".

Муракин-старший

Начнем с семьи Муракиных. В конце концов, если считать по крови на руках, то больше всего убийств совершил Муракин-старший, на котором из-за заведомо некачественной водки (вспомним, что он говорил об участи быдла и лузеров) висит не одна тысяча жизней. Его сын несильно отстает, так как убивал исключительно ради удовольствия и самоутверждения.

Немного о том, как он дошел до жизни такой. До распада СССР Муракин был одним из замдиров, скорее всего, по международным связям. В перестройку Муракин "сделал правильный выбор" и грамотно прогнулся перед новой властью и получил кредит доверия, а когда проходило акционирование, стал директором - старого съели еще в процессе подготовки к акционированию как человека негибкого, нерыночного и неспособного наладить контакты с зарубежными партнерами.

В рамках конверсии, под чутким руководством Муракина, при заводе открылся десяток дочек, которые наладили выпуск самогонных-перегонных аппаратов. "Самовары" расходится бойко, география сбыта - от Владивостока до Бреста и от Заполярья до Чечни. Самый мощный и производительный аппарат стоит на самом заводе, исправно очищая и разбавляя гидролизуху до относительно питьевой смеси, которая там же и бутилируется. Курируют процесс ребята Семака.

Но поскольку в постепенно дичающей области жить становится неуютно, Муракин потихоньку собирается сливать технологическую документацию и ключевую оснастку своей волшебной литейки японцам. Муракин в курсе, что сколько стоит, но продает ее за треть цены, а затем у него есть примерно пол-года, , чтобы закрыть все вопросы и уехать из страны.

Так как закрытие завода это очень горькая пилюля, Муракин пытается подсластить её меценатством, художественными выставками, а равно Чемпионатом. Чемпионат - не его идея (предлагал Жаров, развил Рябов), но она очень хорошо укладывается в его стратегию. Если нет хлеба - пусть будут зрелища и, конечно же, водка.

До определенного этапа Муракины были неприкасаемы, но чем активнее они пользовались этой неприкасаемостью и перегибали палку, тем, с одной стороны, на них росли зубы у "тех, кому положено прикасаться", а с другой, росло понимание что это - "пока". И как только на горизонте нарисовались новые хозяева Эмска (точнее, стало понятно что такие люди есть и они "лучше"), все случилось относительно быстро.

Муракин -старший - циничный прагматик и его зло абсолютно мИрско. С его точки зрения, он делает хорошо для себя и любимого сына, а все остальное его не заботит. Точнее, "проблемы быдла элиту не волнуют, а поскольку мы принадлежим к элите, мы можем развлекаться так, как считаем нужным". Если сыну нравится ездить по городу и убивать молодых хулиганов, воспитывая в себе бойцовские качества, так и надо, и отец будет его покрывать. При этом он естественно позиционирует себя как главного городского благодетеля. ("Дайте дикарям много огненной воды и вы забудете о проблеме"), и активно корчит из себя князя, сделав из музея-заповедника поместье, где слуги обучены величать его барином.

Муракин является человеком, "ведающим, что творит". Прекрасно понимающим уникальность и стратегическую важность завода, но при этом осознанно уничтожающим национальное достояние и продающим японцам государственные тайны. Он продал ценнейшие станки как металлолом и напоминает испанцев, переливавших ацтекское искуство в слитки. Как и сын, он не патриот "Этой страны", а в играх в русского барина нет ничего русского.

С другой стороны, у него есть организаторские таланты, иначе он не стал бы местным "олигархом" на одних только порочности и насилии. Свою карьеру он выстроил сам , начиная снизу и двигаясь по головам (отсюда и столь сильное желание оградить от этого сына). Он не любитель осознанно причинять людям страдания и тащиться от упоения чужой болью, и не манипулятор-кукловод. Он не завидует другим ибо считает себя самым крутым - зависть ему заменяет гордыня, из-за которой он в конце концов и сорвался.

Итог? Так как, в отличие от некоторых, Муракин-старший не игрался с метафизическим злом, карает его не бог, а "басманное правосудие" и идейный социал-дарвинист сам станет жертвой естественного отбора.

Муракин-младший.

Викт0р выглядит наиболее мелодраматическим\лубочным злодеем, но это во многом следствие юного возраста и долгого пребывания в мирке, заботливо выстроенном его отцом и бесконечно далеким от мира реального. Отец сделал все для того, чтоб его жизнь не знала горя, и теперь он "сходит с ума оттого, что нечего больше хотеть".

С точки зрения моральных качеств он зеркальная противоположность герою. Человек, полагающий, что его красота, богатство и воинское мастерство возносят его над толпой и разрешают ему делать то, что для других под запретом. В дополнение к этому он считает себя не только непревзойденным воином, но и этаким ассенизатором, очищающим мир от мрази, - "комплекс супермена" налицо. Тем более что в "этой стране" такому высокодуховному даже поговорить не с кем.

Безусловно, в отличие от большинства гопоты, на которую он "охотится", он не выбирает себе заведомо беззащитного противника, над которым можно безнаказанно поглумиться в порядке праведной мести. Именно потому я не считаю его классическим серийщиком, замешанным на садизме и сексуальном насилии. Этого нет. Но разрыв меж ним и средним гопником, даже занимающимся БИ, не меньше чем меж гопником и отловленной ими жертвой без боевых навыков. А учитывая остальные детали его "охоты" (броню, прикрытие, связи отца), его риск получить люлей не больше, чем у современного специалиста по трофейной охоте быть раненым слоном или крокодилом, за чучелом которого он пришел.

Виктор как боец? За время пребывания за границей он существенно перерос того психованного подростка, которым был до того, занимаясь в серьезной школе и будучи способен снять голову, что не так просто. С мечом в руках он неплох, но в отличие от героя он не рукопашник и без катаны - никто. Он хорошо развит, умен, способен и быстр, но не относится к тем, кто способен часами отрабатывать простые движения. То, что получается - получается, а нудную работу он презирает.

Муракин-младший активно "фанатеет" от Японии, хотя это не столько Япония РЛ, сколько Япония мультсериалов. Россию как родину Муракин-младший не воспринимает и продолжает находиться в состоянии культурного шока от того, что такой замечательный он вынужден жить с этими смердами. Что же до яойных моментов, то их педалировать я не намерен, ибо разумный человек и так поймет по облику и оговоркам относительно пажа, а для завсегдатая Голубой Устрицы он слишком молод и эстетичен. Да и комплексы он скорее реализует, убивая "быдло" на улице, а не насилуя подростков в личном подвале, оборудованном по последнему слову БДСМ.

В иной ситуации его можно было научить иному, но на данный момент этот стакан до краев полон дерьмом, и чтобы он стал пуст, субстанцию нужно жестко вытряхнуть. Если при этом сосуд не сломается, он будет готов для нового наполнения. Дидактика его наказания именно в том, что шанс на перековку все-таки есть, и потому мы не случайно оставили его "на самом интересном месте", не описывая того, что же случилось в камере. Хотя за 12 + тел ему однозначно светит пожизненное заключение или аналогичный срок в психушке: катана в вещдоках есть, а отмазывать Виктора некому - у Муракиных нет друзей, способных вписаться за них в такой ситуации

Семак

Вслед за Муракиным пойдет его "партнер" (допускаю, что он даже официально работает на Муракина, являясь при нем кем-то типа начальника СБ), олицетворяющий брутальный облик Зла. А с точки зрения этики БИ "Кобра-кай" воплощает все классические инвективы о "бездуховности каратэ" и его направленности на насилие.

Когда-то он занимался у Брюсова, но был не самым хорошим учеником, особенно с точки зрения усвоения духа учения. Затем он достаточно рано откололся и создал, по сути, свое направление, являющееся наполовину школой БИ, а наполовину - прикрытием для преступной группировки бандитов нового типа, которых в то время называли "спортсменами". Это довольно важно, так как тему вовлеченности Семака в более серьезный криминал можно смело развивать. Также стоит помнить, что Дольф скорее всего, ведущий боец "среди юниоров", и является примерно ровесником героя. А основная часть ОПГ состоит из ребят постарше.

Впрочем, вне зависимости от статуса и работы кобрам рекомендовано оттачивать технику на живых мишенях. Возможно, еще и для того чтобы устрашать население и при упоминании данной школы люди сразу же становились шелковыми.

Если отбросить его криминальные склонности (тем более что он не вор, а честный бандит), то проповедуемая им философия и тактика напоминают многих адептов "жесткого реального боя". Его бойцы отличаются повышенной живучестью и .хорошо атакуют, не жалея ни противника, ни себя, часто идут на размен ударами, тем более что жесткое избиение Семаком учеников - часть процесса тренировок: "меня вы должны бояться больше чем любого врага". + набивка тела входит в тренировки.

Среднего бойца на улице им удается взять за счет агрессии, среднего спортсмена - за счет боя вне правил и умения держать удар и бить в ответ там, где спортсмен заблокирует. Но против профессионала эта манера боя работает существенно хуже.

Обратная сторона опоры на ярость и культивирования агрессии - то, что довольно сильно Семак подвержен гневу. Он легко заводится и болезненно реагирует на потерю престижа. Именно вспышки ярости, порожденные его "философией" и окружением, привели его сначала к отработке техники на живых мишенях, потом - к убийству тех, кто, "опозорив школу", таким образом показал что, ее наставник не самый крутой. Даже его последнее предложение Мануйлову тоже можно списать на страсти.

Кстати о его гибели. Сначала я хотел смерти в стиле мастера Чен Тинхуа, но потом понял, что человек с таким опытом все же не настолько глуп, чтобы при виде вламывающихся "гоблинов" с автоматами становиться в боевую стойку и лететь на строй ударом в прыжке. Скорее, он весьма осознанный выбор - если бы он не прорвался или не был бы убит, он попал бы на зону, а там масть держат синие, и его возможная участь была весьма неприятна.

(Заметим, что Бутман и Ко тоже являются "спортсменами", которые до изменений в городе были или мелкими присными Муракина, или начинающими бригадирами на фоне противоборства Муракина и "синих". Молодая поросль бандитов, которым пока далеко до первой лиги. Но расчистка пространства им помогла, а Иной сразу же двинул поросль в правильном направлении; С его точки зрения, если они будут вести себя как правильные якудза и соблюдать кодексы, в этом дурного нет).

ЧсМ

По мировоззрению настолько типичный преступник, что можно не рассматривать подробнее. Как боец интересен тем, что отлично держит любые удары. Практически неубиваем, если находится в правильной психологической форме.

Слоник

По мировоззрению настолько типичный преступник, что можно не рассматривать подробнее. Тупой качок. Жрет протеин, колет анаболики. С жиром не борется. Реально сильный, но медленный.

Гуру

В нашей истории есть два персонажа, воплощающие разные аспекты образа "Черного учителя", использующего свою власть над учениками для того чтобы не учить их Пути, а делать своими слугами и удовлетворять свои гордыню, блуд и тп. Это с одной стороны - Гуру, с другой - Лжеучитель (именно так на самом деле расшифровывается ЛЖ) Леонид Жаров.

Кстати: ни один из пассажей Жарова или Гуру, включая рукопашника Пересвета или монастырь Индры на китайско-вьетнамской границе, мной не выдуман. Все это было в книгах и выступлениях авторов разнокалиберных "Русских стилей" или расплодившихся на волне бума на боевые искусства "тайных школ".

Жаров и Гуру убили гораздо меньше чем прочие негодяи (Жаров, скорее всего, вообще сам никого не тронул) , но, замахиваясь на души, они делали то, что христианство воспринимает как один из наиболее страшных грехов - "соблазняли малых сих". При этом гуру упирал на телесный аспект, формируя себе послушный гарем и совращая откровенных детей / невинных, а Лжеучитель - на духовный, развращая умы более старших как пропагандируемой идеологией, так и подталкиванием к опасным вещам (раж и не только). Также оба они невежи и отрицают дух добродетели своего учения.

Как и криминальная школа Семака, секта имени Гуру ("Пак" - от "Пакушевский") есть пример того, как БИ становится прикрытием для совсем иного рода деятельности: в данном случае речь идет о тоталитарном объединении, обладающем классическими признаками "антисистемной секты" , но замаскированной под школу секретного воинского искусства и активно применяющей псевдовосточную символику. В описанное время "гуру родом из Бобруйска" встречались не только среди эзотериков.

С начала своего появления в телевизоре, и затем, перед появлением Иного, Гуру выглядит как человек, мозг которого давно съеден. Проповедуемое им "Учение" на 80% микс из боевиков и не только, сложившийся в его голове и выдаваемый за древнюю традицию. Тут вам и ниндзя, и Тантра, понимаемая как мистическая Ъбля, и Мана, и перевернутые иероглифы, списанные с банки тушенки. В общем, тот кто хорошо знает старое кунгфу-кино, непременно найдет знакомое, и пока на сцену не вышли остальные злодеи, Гуру вполне может показаться основным главгадом этого сюжета, а Иной - приглашенным им бойцом наподобие Зангиева

На деле Гуру не псих, а во многом играет психа и отморозка, действуя в рамках имиджа и всегда готовый спрятаться за заранее заготовленную справку из психдиспансера.

Посредственный боец, Гуру создал секту не для славы или побед, а для удовлетворения своих комплексов, и школа превращена в "боевой гарем", причем секс обставлен как получение маны/зашифрованной на генном уровне информации о мастерских техниках. Плюс - активное занятие оккультизмом сатанинского типа, в которое укладывается и желание осквернить/уничтожить икону - формально для того чтобы получить магическую силу, фактически для того, чтобы почувствовать себя сверхчеловеком которому можно все.

Ученики для него - ничто, и он способен послать неподготовленных на заведомую смерть или побои либо открыто подложить молодого мальчика человеку, чьи наклонности ему знакомы.

Хотя его наклонности известны узкому кругу , Гуру - неуловимый Джо, которого не поймали потому что этот клоун, в общем-то, всерьез никому не нужен. Его мистические заморочки мало кому ведомы, а в "споре хозяйствующих субъектов" он участия не принимает. Отдавая себе в этом отчет, Гуру и отрывается...

Однако ситуация "ученика чародея", когда он "вызывал демона" в рамках экстремального team-building-а (жертвы животных имели именно это назначение), а демон Действительно Пришел, сдвинула ему крышу из-за необходимости постоянно пытаться понять, с кем он имеет дело и при этом не выходить из рамок имиджа великого посвященного. Это и становится причиной для череды безумств, которые ведут его к потере адекватности, а затем - смерти.

Демон перед ним или нет, гуру не понимает, но даже то, что он знает про Иного как человека со сверхспособностями, заставляет его чувствовать то, что ощущает человек, пытающийся ехать верхом на тигре. В нем борются желание использовать демона и страх, не спятил ли он или, что хуже, не подстава ли это.. В конце он даже берет ответственность за чужие преступления (сожженная Сосипатром и Ко церковь), и почти на полном серьезе рассуждает о том, чтобы съесть сердце героя. А желание осквернить церковь и принести в жертву Риту более всего связано с желанием восстановить пошатнувшуюся репутацию - особенно после неудачной попытку убить героя (ибо "то что никто не убьет тебя в бою", как выяснилось, не означает "ты всех победишь").

Лжеучитель и Сосипатр

С дидактической точки зрения этот тандем пример того, как омерзительный циник вступает в союз с омерзительным фанатиком, и каждый получает то, что представляется ему наиболее ценным. Однако в сравнении с Гуру их кокосовость заметна гораздо меньше. Гон Сосипатра определяется сразу только специалистами, а Жаров постоянно выглядит как "Анискин".

Лжеучитель - пример негодяя почти целиком мирского. Если у Гуру профилирующий грех - блуд, то у Жарова это зависть и алчность. Классический "мелкий человек" по Конфуцию, он дошел до чудовищных вещей, но его к ним привела именно корысть как жажда денег и славы, неразборчивость в средствах и желание стать крутым и богатым в один присест.

Главная мечта Жарова, о которой он пару раз проговаривается, - найти КЛАД. Чтобы тебе на голову свалилось море ничейных денег. Чтобы в один миг ты стал бы богачом, ничего для этого специально не сделав. Конечно, капитан милиции понимает, что клады не лежат под кустами, но ему очень хочется найти способ внезапно разбогатеть и уехать за границу, которую он видел по глянцевым журналам.
А пока клад не найден, он делает гешефт на том, что может. Подделка мелких документов, отмазывание уклонистов... и даже если Егор об этом знает, то не мы такие, жизнь такая. Хочешь жить - вертись быстрее и не гнушайся мелочами - "пять старушек - уже рубль".

Знал ли Жаров, что деньги за иконы пахнут кровью? Думаю, да. Сам бы он, конечно, за такую малую выгоду б не убил, но его руки чисты, а значит, нет повода для терзаний.

Несмотря на свой взрослый возраст, Жаров начал заниматься относительно недавно (во всяком случае, гораздо позже главного героя) но, считаясь старшим учеником, вел административно-финансовые дела школы. Изначальный интерес к рукопашному бою постепенно превратился в понимание того, что с этого можно поиметь много денег, и постепенно он прибрал к рукам всю организационную и финансовую сторону дела.

Как человек бесталанный и съедаемый мыслью о том, какая он серость, он активно ищет славы любой ценой и готов рисковать очень многим, при этом не своим. Да, он понимает что малая и нераскрученная школа боевых искусств это НЕ серьезный бизнес. Но если раскрутить ее как принципиально новый РУССКИЙ стиль и выбить под это поддержку властей, то можно тренировать олимпийский резерв и оказаться в зените славы. А еще можно выехать на антикоммунизме и православии - такое Русское в 1995 г. модно. Харизматический священник для этого есть, а что у него есть "скелет в шкафу", так это к лучшему: не предаст и зависим. Важно, что при этом его устраивает роль серого кардинала и главного завхоза. Юрий бы вел технику, Сосипатр дух, Ратибор и Ко дали б что-то свое, Шмелев торговал бы лицом , а он стриг бабло.
Деятели из спорткомитета, правда, не понимают таких планов. Мелкая школа, никаких чемпионов не воспитывает, на спорт и шоу не ориентирована, держится на Деде. Ее даже в Ассоциацию не берут. Калдун тоже хотел бы доказательств того, что данные бойцы как минимум не хуже брюсовцев

Но Жаров напорист и готов показать, что мы многого стоим, и даже готов пойти на риск, рискнув залом и репутацией. Именно поэтому он предлагает провести в области чемпионат такого типа, который в Москве или Питере не провести никогда. Такие состязания по настоящему бою без правил (с кровью, блекджеком и шлюхами), которые были бы очень выгодным для городских/областных властей мероприятием с денежной точки зрения + продемонстрировали бы крутость русского стиля по сравнению с нерусскими...

Но всему мешает этот старик! Шмелев выступал против всех инициатив подобного рода, отчего на каком-то этапе Жаров решил, что в качестве мученика тот куда больше послужит престижу школы.

Да, это апофеоз цинизма. Не было - "ой, он нас застукал!", не было - "ой, у нас нет выхода!". Было "да он просто мешал" и хладнокровное решение, что Деда пора списывать. Он отыграл свое и стал пятым колесом в телеге. Потому-то на Жарова вообще не думали, и историю никто не счел убийством.

Понимал ли Жаров, что, убирая наставника, он резал курицу, несущую золотые яйца? Как минимум, не до конца. Реальная эффективность стиля его не волновала, а масштаб проблем и то, что Рябов переиграет его на поле интриг, он, как человек мелкий и потому "хороший тактик но никакой стратег", не предполагал. Но, оказавшись в цейтноте, стал довольно грамотно затыкать дыры с участием Егора.

Кроме этого, лжеучитель воплощает собой типаж негодяя-манипулятора, профессионально таскающий каштаны чужими руками. Эти техники манипуляции видны именно на герое, с которым он общается как Палпатин с Анакеном. То, что Егора вырвали из армии фальшивой похоронкой, хорошо характеризует Жарова, который пошел на такой подлог лишь для того, чтобы получить на чемпионат хорошего бойца, который продержится полтора дня пока Малышев не приедет и не заменит его в решающем бою.

То же самое касается и его отношений с религией. Демонстрируя воцерковленность, на деле он именно что классический "совок" и конформист, которому все равно, кому молиться, если это выгодно. Не случись рядом Сосипатра, он вполне мог, скажем, податься в родноверы. Сам он не является фанатиком той или иной идеи, колеблется вместе с линией. Пока рядом был Шмелев - говорил что было приятно ему.

Что объединило Жарова и Сосипатра? Вначале чисто деловые отношения. Жаров вышел на Сосипатра и Ко также, как в свое время на школу Шмелева: "А что это вы тут делаете? Церковь, говорите? а Что ж у вас Гитлер на иконе, а вот этот крестик в розыске числится? ... Тише, хлопцы! Рано за топор хвататься! Думаете, в УВД не знают, кого я проверять пошел? К вам, может, личное дело есть. На предмет, так сказать, совместного бизнеса...".

К моменту смерти учителя они уже были подельниками в воровстве икон, причем Жаров был наводчиком и тем, кто сливал им инфо о расследовании - оттого-то их не могли поймать. Имея нюх на выгоду, он получил себе тех, кого если что можно сдать но кто будет полезен - что никто не будет видеть связи между респектабельным капитаном и фанатиками. Но при этом Лжеучителем двигали исключительно корыстные мотивы, а Сосипатром - "идеологические".

Помимо этого, желающий пиара Лжеучитель и ранее пытался приделать школе мистический хвост, желая "найти царский путь к геометрии". Думаю, что еще до знакомства с Сосипатром он стал искать способ "стать великим воином в один присест и не вкалывая", но Наставник откровенно сказал ему что это все блажь. Сосипатр же вещал о древнем знании, которое позволит "изучить формулу и сразу стать крутым", а также о рукописях Лавры, в которых сокрыта истина о настоящих корнях русских БИ.

Имхо, мысли о царском пути к геометрии появились у него после того как Сосипатр рассказал ему про Паисия и его воинские подвиги. Однако попытка введения в русский стиль традиции боевого ража жестко обломалась о позицию наставника, который после упоминания Паисия понял очень жестко объяснил, что, "если...", и судя по цитате, упомянутой в рассказе про Риту, это стало последней каплей. Вопрос о том, кто полезнее и должен жить, решился в пользу сектантов.

После убийства учителя Жаров, однако, быстро понял, что оказался на должности которую он не тянет. И если обучение технике можно было б сбросить на старшего ученика, то для того чтоб считаться главой школы, а не менеджером нового главы, он должен или отвечать за методологию, или давать духовные основы. А поскольку он сам всегда был человеком нетворческим и "колебался вместе с генеральной линией", ему был нужен свой Геббельс, который должен был излагать нечто необычное, посконное и привлекающее.

Отдельный важный момент - взимоотношения Жарова и Егора. Хотя их первое знакомство было довольно занятным - Жаров пришел "показать власть", но быстро понял, что дружить с этим клубом выгодно, все доармейское время Жаров был другом Егора, и действительно очень помог ему при уходе в армию - без его помощи Егора не взяли б в ПВ. Поэтому по приезде у него нет причин не доверять Жарову, который активно играет на его чувствах и подталкивает к мести. Егор нужен ему как тот, кто согреет место для Малышева.

Однако Егор довольно быстро чувствует, что в его отсутствие случилось что-то не то, и фигуры Ратибора или Сосипатра вызывают некоторое недоумение, особенно когда "священноинок" начинает рассказ о Пересвете, по сути узурпируя место наставника. Он немедленно показывает зубы: в похожей ситуации на старого помощника наставника он мог и не наехать, а на непонятного человека - да. Жаров чудом погасил конфликт с Сосипатром, начавшим разговор о "второй гражданской".. В итоге Сосипатр остается для Егора стремным типом, хотя и священником.

Затем между Егором и Жаровым начинается определенное "перетягивание одеяла", когда каждый тянет в свою сторону. Егор понимает что Жаров объясняет НЕ ТАК, но при этом он ему еще доверяет, воспринимая его объяснения про методичку Мокия как понятную ошибку.

Жаров же думает, что в мальчике просто играет гордыня и дает ему возможность покрасоваться, рассказав о подвигах в армии. Но и тут Егор как бы говорит об ином.

В отношении Сосипатра у Егора сомнений куда как больше,- сначала он узнает более правильную реакцию на сон от О.Антония, потом Сосипатр проигрывает спор Иному, а он, Егор, даже заслуживает его похвалу. Но это уже на чемпионате.

Постепенно Егор понимает, что "Пересвет" это уже совсем не та школа, которую сделал Шмелев.. В самом деле, кто ему Жаров и кто ему Сосипатр? Ратибор как представитель нового поколения учеников тоже не радует, а он там такой не один. Однако Егор скорее старается исправить ситуацию, а не бросать Пересвет на произвол судьбы. Ведь Шмелев в коме около месяца и Жаров не мог поменять все радикально. К тому же он не знает на чьей стороне Малышев, который старший ученик и ведущий боец.

Окончательно ставит точки над I история с Юрой, когда Егор осознает, зачем он был нужен, но интересы Школы для него выше разборок с Лж. Поэтому он и идет на финал, понимая, что если Пересвет проиграет, будет еще хуже, но предложение отдать здание РПЦ - шаг вполне осознанный.

А Лжеучителю после чемпионата Егор не нужен - и тот с радостью отправляет его на смерть, понимая, что с боев у Муракина он, скорее всего, не вернется. Более того, последние слова Вована в разговоре с неприметным можно интерпретировать и как то, что, не случись предложение гладиаторских игр, они вполне отправили бы (посредством друга-предателя) Егора в ловушку урок, уже зная, что Егора ищут синие: с Калдуном они конфликтовать не желают.

Сосипатр.

Прошлое Сосипатра в фильме мы не показываем, но определенный ответ на вопрос о том, как он дошел до жизни такой у нас есть.

После смерти Паисия его направление "истинно-православных" практиковало в Канаде на правах небольшой секты, состоящей из "беженцев" и их потомков, а в начале 90-х они, как и большинство групп подобного рода, начали свою пропаганду в России. Здесь они пересеклись с Сосипатром, который начинал как духовный искатель класса бобруйского гуру (они действительно вместе были в кришнаитах): в 91-м человек действительно уверовал в то что наступили последние времена, решил что он избран, стал искать доказательства и нашел их в лице трудов Паисия и его последователей, после чего объявил себя схимонахом и постепенно стал главой ячейки. Сегодня Сосипатр позиционирует себя как жертву гонений РПЦ, чей приход сводится только к Ратибору и Ко, ибо приравнивание коммунизма к сатанизму и иконы св. Атаульфа трогают весьма узкий сегмент паствы.

Жаров же начал общаться с Сосипатром после осени 1993, когда после расстрела Белого Дома такие как он окончательно повылезали из подполья. Это произошло уже после того, как Егор ушел в армию, ибо его явно забрали одним из самых первых призывников.

Что же до его основной черты как злодея, помимо фанатизма и русофобии (русские для него - именно те, кто сражался за "Святого Атаульфа Берлинского", остальные - совки), то это вещь, которая в моей системе ценностей является одним из самых больших грехов. Имея возможность сделать хорошо всем людям (найти икону и вернуть ее государству), он намерен осознанно совершить поступок, являющийся грехом даже в его системе ценностей.

Сосипатр действительно считает себя Истинно Православным Христианином и в отличие от Лжеучителя, которого икона интересует только как очень дорогая хреновина которую выгодно реализовать, он уверен в ее святости. Однако, он готов продать икону за рубеж или даже уничтожить, лишь бы она не благоприятствовала тем, кто с точки зрения его норм, недостоин спасения и благословения. А это - прямой и ясный путь к погружению в метафизическое зло.

Смерть отца Антония - явление того же порядка: он готов убить правильного, верующего, работающего священника только потому что тот - сергианец. Чем хуже - тем лучше.

Авторитет Колдун

Если Муракин претендует на роль явного хозяина города, Авторитет является хозяином его темной стороны. Этот человек появляется в кадре мало, а с героем не пересекается вообще, но именно он - главный режиссер спектакля под названием "беспредел в Эмске". Невидимое Зло, абсолютно не выглядящее киношным главгадом, но при этом не менее мерзкое. И неплохо защищенное, раз его не могут прижать местные силовики и для решения проблемы с ним человек, отчаявшийся сделать что-то официально, привлекает Иного. Плевать на него или связываться с ним могут только властные силы вроде Муракина, а обычного человека его упоминание сразу заставляет заткнуться. МВД пробовало его прижать, получило беспредел и отступило - жить хочется, не портить отчетность тоже.

Свою кличку он получил за склонность к изобретательным полуритуальным убийствам тех, кто переходил ему дорогу: спущенные шкуры, отрубленные конечности, выколотые глаза и т.п., заставлял несговорчивых барыжек рубить друг другу руки-ноги, причем изъятые запчасти использовал потом для устрашения прочих жертв. Кроме того, прославился продуманностью и дальновидностью. Неграмотными коллегами принимаемыми за сильное колдунство.

Вор старой закалки, которому сейчас под или за 60, бит жизнью и потому хорошо соблюдает правила главного гада. К властям непримирим, всю жизнь в отрицалове, сам как картинная галерея вперемежку со шрамами. Но если спрятать татуировки под одежду, получится такой неприметный дедушка-пасечник с вкрадчивыми манерами деревенского счетовода. Но при этом он очень следит за тем, чтобы любой кто нанес ему даже самое малое оскорбление (не говоря уже о публичном назывании его срамным словом), умылся кровью.

Вообще, с назидательной точки зрения наш фильм должен ярко продемонстрировать то, что преступность, ни синяя, ни новая - НЕ привлекательны. Тут вам не якудза или сицилийские мафиози из "крестного отца". Это беспринципные, аморальные и бесчестные люди, совершенно лишенные бунтарской привлекательности противостояния обществу.

Поступок на грани Погружения, который Колдун был готов совершить(Не блэкаут, когда свет гаснет на короткое время и тут же народ бросается грабить магазины, а натуральная катастрофа на сотни жертв), сравним с желанием поджечь дом, чтоб на фоне общей паники утащить из сеней метлу. Ведь беспредел с крушением поезда и бардаком по всему городу делается Калдуном не столько для того, чтобы уязвить Муракина или обарахлиться, сколько для того чтоб показать непонятному А и его возможной крыше, кто в городе настоящий босс, с которым шутить не надо.

(Что же до войны между двумя криминальными силами, то Муракин для меня официальный хозяин города, властелин его дневной стороны. Советник мэрии, имеющий связи с властями, который даже при аресте на многое надеется судя по его общению с Мытарем. А Калдун - властелин темной стороны Эмска, всего "нелегального". Но если Муракин хоть что-то сделал сам, это - паразит в чистом виде "... а пусть работает железный паровоз...": мы есть, а кого грабить найдется. В их борьбе "оба хуже", но мне Калдун куда более немил).

Мануйлов

Во время первых встреч Мануйлов выглядит как своего рода "анти-Жеглов" с внешностью Гоши Куценко (отсылка к типажу, который он часто играет), но фраза "не мы такие, жизнь такая", хорошо его характеризует. Дорога вниз проста: полагая, что преступность есть зло, против которого можно бороться любыми средствами, несложно стать неотличимым от преступника в методах достижения своей цели, отличаясь от него только цветом стороны.

К тому же при этом Мануйлов - конформист, знающий правила игры и не корчащий из себя рыцаря с открытым забралом: когда он "колет" героя, зрителю должно быть понятно, что он совсем не уверен, что парень перед ним совершал убийства, но желание легко заработать ценную палку берут верх. В конце концов, он действует по инструкции, лезть глубже чем надо, его никто не уполномачивал, а показательная порка того, кто попался, сможет, по его мнению, отвратить от узкой дорожки часть молодняка. Дана инструкция разобраться - разберемся и отпустим, а пока ее нет, - добро пожаловать в пресс-хату с подготовленным народом, готовым и убить, и опустить.

И когда мы видим Мануйлова во время взятия Муракиных, где он "на гребне волны", по его поведению в роли победителя понятно, что он не сильно отличен от побежденных. Это хорошо видно по ситуации с Виктором. Мануйлов, на которого специально повесили дело Маклауда, бесился оттого, что в УВД почти всем было понятно, какой именно барчук играет в Дуньку, но взять и наказать его возможности нет, а значит, тот кто ведет дело, будет заведомо порицаем за то что не смог его раскрыть. Когда же ситуация поменялась, Мануйлов не смог удержаться от мести.

Сундаков

Лучшее описание типажа - "оно было какое-то все такое никакое, что заподозрить его в ответственности за что угодно не представлялось возможным". Новый начальник - человек, которому пофиг все, кроме его личной безопасности и поддержания иллюзии стабильности Он из тех, кто не желает проблем и вообще ничего не делает для того чтоб изменить ситуацию. Но при этом выдает себя за поклонника правового государства, что хорошо накладывается на его "либеральные" взгляды.

Возможно, он даже сам убедил себя в том, что является таковым и именно потому не делает ничего, что бы не вписывалось в инструкции. Но скорее не убедил, а убеждает - отсюда постоянная готовность к истерикам. И скорее это самооправдание - Мытарь поймал его именно на лени, зная, что вместо работы Сундаков предпочитает имитацию бурной деятельности вне стен УВД.

Вован

А вот это в чистом виде негодяй-предатель. Человек, который еще при задержании Егора сбежал, отчего всех и замели. Тот, через кого Лжеучитель сбывал Колдуну иконы, награбленные вместе с Сосипатром (в том числе и из прихода Отца Антония). Тот, кто смылся после неудачного поджога Музея. Когда Валет увел у него Лилю, он затаил злобу, и "счеты", ради которых он пошел с Егором на крепость, касались этой истории - когда синие сделали ему предъяву, он выдал всех, и не случись после чемпионата гладиаторские игры у Муракина, Егор имел серьезные шансы получить шилом от шестерок Колдуна. Не говоря уже о том, что про тормозной шланг он начал разговор очень вовремя и у Егора не возникло мысли о том, кто же мог этот шланг подрезать и по чьему наущению.

Понятно, что по законам жанра предателем не может быть человек, у которого на лбу написано "предатель". Практически все экранное время Вован выглядит "нормальным мужиком", пусть и слегка приблатненным. Будет играть на гитаре и гордиться, какие у него золотые руки.

Иной

Это самый сложный образ в данной истории и именно потому мы как бы "приберегли его напоследок", поскольку Иной намеренно сделан нами так, чтобы его можно было воспринимать неоднозначно, а его действия могли иметь несколько вариантов трактовки.

Почему - Иной.

Врагов, желающих в той или иной мере испортить ему жизнь или использовать как слепую пешку в своих играх, у Героя много.

Есть те, кто олицетворяют нежеланную трансформацию боевого искусства в спорт, криминал или секту, и потому препятствующие герою, идущему в верном направлении. Есть личные враги вроде Дольфа, которым герой перешел дорогу, есть идейные противники вроде Виктора Муракина и предатели типа Лжеучителя или Сосипатра. Но все они, в общем-то "люди" в том смысле, что логика у них человеческая и героем /и зрителем/ понимаемая без особых проблем, даже когда они плетут интриги.

Но в отличие от них, и по своим манерам человека с Востока или героя поздних фильмов Сигала, и тем более по своим поступкам, Иной - "человек с иного глобуса" и потому всё, связанное с ним, в Эмске 90-х смотрится чем-то крайне странным и неестественным. С точки зрения внешности в этой роли хорошо бы смотрелся покойный Дэвид Каррадайн.

Он именно что "совсем другой". Иной как Alien. В отличие от обыкновенных негодяев этого сюжета, Иной же олицетворяет не столько Зло, сколько нечто принципиально Инаковое. Все остальные существуют в рамках той же культуры и этики, что и герой.

Поэтому моральная линия, связанная с Иным имеет два пласта восприятия. Для человека, придерживающегося православной традиции или человека обычного он и его образ мыслей, однозначно, Зло с большой буквы. Почему - см. отдельный раздел.

Но для тех, кто воспитан в иной традиции, Иной олицетворяет не совсем канонический, но все же альтернативный путь развития. Безусловно, это особый путь для особого человека, и горе тому, кто попробует пойти этим путем без особенной подготовки. Сам Иной эту особость прекрасно осознает и именно поэтому "не берет пажа с собой".

Биография на самом деле.

На вопрос, человек Иной или нет, и если да, то кто он такой, - прямого ответа не будет. Из обрывков намеков можно собрать несколько версий:

Ј Мессир Воланд вернулся, но, как и говорил, без свиты и без бала. И также как у Булгакова, итог его действий не совсем соответствует заявленной цели.

Ј Демон, но из иной сказки: как и было сказано при "вызывании", - "защитник учения", беспощадно уничтожающий несущих зло или извращающих путь, а также исправляющий кармические узлы.

Ј Человек из Конторы, который, по сути, наводит в городе порядок столь экзотическим способом в стиле "Белой стрелы". То что он при этом косит под аццкую сотону - элемент прикола.

Ј Просто некто, переехавшийся на теме БИ, подхвативший чаньскую болезнь и вообразивший себя невесть кем.

Непосредственно в фильме мы не будем ничего разжевывать, и пусть каждый зритель решает для себя сам на основании того, что он увидел и понял. Однако для того, чтобы его образ был более понятен режиссеру и актерам, мы "под большим секретом" приводим его историю жизни "как оно было на самом деле".

В 1995 году Иному 45-48 лет, при этом его стаж интенсивных занятий насчитывает 25+ , причем, судя по всему, с погружением в традицию, то есть, именно "с перерывами на сон, еду и медитацию".

Скорее всего, до вставания на Путь он тоже чем-то занимался - тем, что могло быть доступно человеку 1950 года рождения, биография которого могла и не быть историей жизни приличного мальчика из столичной семьи, тем более что 1975 год - весьма интересное время с точки зрения тайной войны. Не забудем, что он и Мытарь "вместе учились".

И вот человек с такой подготовкой натыкается на нечто, очень мало объяснимое с точки зрения просто способностей человека. Это производит на него впечатление и вызывает желание учиться, тем более что он хорошо подготовлен и готов вкалывать напролет. Поначалу его отстраняют, но рано или поздно, и, возможно, не без поддержки Конторы, он находит тех людей, которые на свой страх и его риск начинают учить его серьезным вещам.

Иной учится, и учится хорошо, с максимальным погружением в традицию и снося все проблемы своего позднего ученичества, гайдзинского статуса и тп (то, о чем он упоминает Виктору). Но чем глубже он погружается, тем яснее для него то, что начинать надо было ранее, и до высшей точки ему не дойти просто потому, что он не варился в этом котле с детских лет, а важен был именно фактор времени и культурной среды. Он пытается компенсировать это более высокой интенсивностью тренировок и попытками быть "святее далай-ламы" с точки зрения жизни по канону, но на деле это сводится к тому, что он все-таки движется по лестнице вверх, прыгая через ступеньки, вместо того чтобы вдумчиво постоять на каждой.

Именно потому его понимание мира отчасти отягощено его прошлым, и некоторые очень тонкие вещи (важный момент - не основы, а именно тонкости) он понял неправильно. Отсюда - однозначное восприятие себя как демона.

Возможно, это связано с его неудачным опытом (предполагаю, что он пытался вылечить при помощи цигун очень близкого ему человека, а тот умер) творения добра. Но как бы то ни было, Иной всерьез отождествляет себя с гневным идамом, чье предназначение (в отличие от обычного Бодхисаттвы) состоит не в том, чтобы творить добро и созидать, а в том, чтобы разрушать зло и уничтожать врагов учения.

В момент фильма Иной проходит последнюю четверть своего пути: ему не так много осталось до окончательного момента, когда он окончательно покинет земной круг, и тогда сонм идамов, возможно, действительно пополнится еще одним. Он не стоит на рубеже, но дверь за Грань уже видна и понятно, какой будет его дорога. Он не испытывает сомнений, он автоматически делает правильный с его точки зрения выбор. Все человеческие стадии своего пути он прошел, и общем неважно, является ли он демоном в физическом смысле, ибо и по духу, и по телу он уже не человек.

Впрочем, "до полного превращения" ему предстоит еще несколько ступеней. И противостояние с героем - одна из них; из его последней реплики мы знаем, что эта история что-то в нем переменила.

В статусе "странствующего демона" Иной пребывает относительно недолго, и по моим ощущениям, это произошло после распада страны, ибо только на фоне бардака в Конторе такие как он оказались частично востребованы.

Изначально Иной прибыл в Эмск по просьбе Мытаря. Естественно, он видел "плохую карму" места, но в начале мог не до конца понимать весь комплекс причин. Отчасти потому первым делом направился к Гуру, полагая, что именно он является основной угрозой.

Однако главное его предназначение в Эмске - Рукопись Тэнма. Текст, слишком опасный для того, чтобы его читали люди неподготовленные, и слишком легко воспринимаемый как способ в один присест стать сверх-крутым, ни разу для этого не вкалывая или инструкцию по изготовлению православных (точнее, демонически одержимых) берсерков. Обезьянам гранаты давать нельзя. И когда Иной узнал от Гуру, что рукопись в этом городе, это стало его основным приоритетом.

Хотя не исключен и вариант, при котором Мытарь неформально попросил школьного друга о помощи, а личная цель Иного, связанная с изъятием из мира "уничтожающего знания", просто совпала с тем, что в Эмске есть, за кем пора придти йидаму. Как бы то ни было, его стараниями ситуация в городе начинает меняться к лучшему.

Сверхспособности

К моменту сюжета Иной овладел достаточным количеством техник и практик, чтобы отличаться от обычного человека больше, чем, будь он просто человеком, интенсивно занимавшимся БИ. Важно, что так или иначе он обладает некоторыми способностями/особенностями, которые серьезно изменили его психику.

Главную его способность можно условно назвать предзнанием. Это то, чем (имхо) обладал Шерлок Холмс, который был способен а) всегда замечать все малочисленные детали ("зная, что ступенек семнадцать") ; б) проводить меж ними логические связи так, чтобы был выбран самый верный вариант, а не самый логически очевидный ("то, что он вышел вроде бы из кухни, но потратил на это на минуту больше, говорит о том, что он был в другом месте; то что при этом на нем был чистый фартук но заляпанные сапоги, говорит о том, что он хотел скрыть свои грязные колени; то что он хотел скрыть свои грязные колени, говорит о том, что он делал подкоп..")...

Такая способность мгновенно понимать людей позволяет до мельчайших деталей видеть их будущее или, как минимум, совершенно предсказать алгоритм их действий в критической ситуации. Это должно быть видно и в боевых сценах, где Иной как бы заранее знает, что будут делать его противники, и потому так легко уходит в сторону или бьет в открытые места.

Сверхъестественное восприятие мира позволяет ему автоматически видеть, запоминать и учитывать те детали, на запоминание и анализ которых обычному человеку требуются специальные усилия (он же делает это так же, как дышит или ходит), но и, подобно Чжугэ Ляну, строить сложные логические схемы, построенные на внутреннем знании людей. В результате он "всегда угадывает правильно", точнее, "видя ситуацию сверху", способен безошибочно выбрать правильный или наиболее адекватный способ решения задачи. Сюда же - талант оказываться в нужное время в нужном месте.

(заметим, что именно на развитие этих способностей он начинает тренировать пажа, понимая, что ему действительно нужно)

Однако, показать в кино то, что у Иного действительно ЕСТЬ предзнание, почти невозможно. И потому, хотя мы знаем о том, что оно у него есть, мы не будем стараться прямо разъяснять это зрителям, так что аудитория имеет право решать, есть у него такая сверхспособность или он просто вбил это себе в голову. Тем более что внешне это смотрится и как гордыня человека, возомнившего себя судией, и как холодный и бездушный рационализм.

А легко принять за мага. Более того, в фильме есть моменты, которые должны давать специальную, пусть и не совсем верную подводку к этой мысли. Однако каждый момент, который можно принять за применение кастовалки, допускает и более приземленное толкование. Есть моменты, когда на Иного работает череда совпадений, но совпадения это, умение замечать детали или магическое управление вероятностями, решать аудитории.

Что же до телесных ТТХ, то стиль в котором он дерется, напоминает или китайские внутренние стили, или кое-что из корейской старины. И уровню человека, который из своих примерно 35ти 20+ занимался только БИ, причем внутри традиции, такой уровень, в общем, соответствует.

Иной как воплощение борьбы со злом

Посмотрим на то, кого убивает Иной. Отчасти это те, кто атакует его первым, и здесь он скорее бьет на поражение в ответ, не занимаясь, однако, специальным добиванием. Тот, кому повезет, выживет для нового духовного опыта. Непосредственно и "по-дхармапальски" он уничтожает именно тех, кто приблизился к границам Зла с большой буквы/ тех, кто напрямую хотел поиграться с метафизическим Злом. При этом делает это "вовремя" - тогда, когда его жертва окончательно дошла до определенной кондиции, сама и добровольно определив себе путь.

Если мы рассмотрим под данным углом любую из двух историй нападения на улице, то увидим, что неформалу был дан жестокий урок, но при этом "он знал, куда бил" и рассчитывал на то, что скорая успеет. Что же до убийц котенка, то с его (и не только его) точки зрения те, кто в достаточно взрослом возрасте (напомним, там не дети, а подростки, причем скорее подростки старшие) способны исключительно по приколу (читай ради голого удовольствия и ведая, что творя) мучительно убить заведомо беззащитное перед ними существо, достаточно показали свое отношение к миру, чтобы не иметь права жить.

Резня, которая была учинена им в церкви, тоже имеет двойное дно. Молодежь, которая еще не была испорчена лжеучителем, только-только начиная свой путь в БИ, естественно, просто разбежалась, ибо их уровень несравним; те, кто относился к соратникам героя, были иммобилизованы, но не добиты; ликвидировали именно тех, кто был в одной шайке с Сосипатром и К, лиц, - убивавших стариков в поисках той самой иконы до того, как с подсказки героя им стало понятно, где ее искать.

Бобруйский Гуру был на грани человеческого жертвоприношения, при том, что в своем сознании он эту грань давно перешел. При этом он был убит именно тогда, когда дискредитация им того, чего он проповедовал, достигла апогея.

Воровского авторитета убили за сознательное потворствование злу и энтропии. Тот ясно предполагал, ЧТО произойдет в городе в дни массовых беспорядков, но для него это было нормальной акцией прикрытия.. Понимая при этом как типа-православный, какой величины грех он сотворит.

Сосипатра и Лжеучителя он убил, когда С ИХ СЛОВ окончательно удостоверился в том, насколько глубоко они пали и насколько еще глубже они намерены погрузиться: и убийство учителя героя, и использование самого героя, и готовность продать или уничтожить реликвию, способную принести городу счастье.

Заметим при этом, что во всех трех случаях "осужденным" предлагается выбор: сойти с избранного пути или оставаться кем есть. Понятно, что это предложение формально, но - таковы правила.

Иной и инаковость.

Иной может быть принят за "существо" с поехавшей крышей, живущее за гранью здравого смысла, но его "отличность (от других)" - иного рода. Он - "дракон среди людей". Если сравнивать его с миром тьмы, то он - идущий Путем Просветления среди тех, кто исповедует Человечность. Он исповедует иную этику, элементы которой проясняются в его разговорах с пажом, а возможно, и иную логику.

Часть инаковости связана с тем, что Иной очень долго прожил на Дальнем Востоке. Он естественно живет внутри этой традиции, а не бездумно копирует ее (как Виктор) или выхватывает оттуда те элементы, которые ему приятны (как Гуру). Ему совершенно естественно есть палочками, протягивать визитку двумя руками и тп.

Кстати: же для китайцев и корейцев между друзьями вообще, особенно близкими, характерен тот уровень телесного контакта (ходить, обнявшись или взявшись за руки и т. п.), который для человека европейской культуры однозначно указывает на сексуальный подтекст. Иной принадлежит этой культуре, и когда он приобнимает пажа, это не намек на яой. Но и паж, и зритель вправе думать иначе.

Другая часть - естественное следствие предзнания. Он смотрит на мир шире обычного человека, но эта широта пугает. С точки зрения морали общества, убить человека, чтобы он умер вовремя и был счастлив - преступление. Но если предзнание говорит, что альтернатива - хуже, убийство во благо является для него (как и для Филиппа Траума) наиболее гармоничным решением возможных проблем.

Третья часть, если угодно, его личные глюки, связанные с соблюдением правил демонов. Например, он действительно НЕ произносит прямой лжи и всегда отвечает на заданные прямо вопросы. Правда, в меру восприятия собеседника. Сюда же, - "тот, кто способен по приколу мучительно убить котенка, заслуживает куда худшей смерти, чем убийца людей"

Для человека "этого мира" общение с Иным, особенно в течение долгого времени, вызывает подобие ксеношока. Гуру, общаясь с ним, одновременно и верит в его необычные свойства, и не верит в подобное, так как естественно не ожидал, что на вызов Защитника учения кто-то придет и тем более - что придет лицо, о котором он явно что-то слышал, но при этом выдаст себя за Защитника. Его постоянно плющит от такого контакта, так что, пытаясь воспринять его как демона, он окончательно срывает маски приличия и, из желания угодить темной стороне, окончательно вырывает себе могилу. Нечто похожее происходит и со Лжеучителем и Сосипатром, которых окончательно растормаживает с точки зрения вылезания наружу того, что таилось внутри.

Иной - карающий меч "Великого Черного". Он безупречен и совершенен, но совершенен НЕ как человек, а как может быть совершенно оружие, у которого есть только одно назначение. И когда он говорит о себе как о демоне, он совершенно прав: почти всемогущ, но его возможности ограничены определенными рамками его предназначения, а главная слабость в том что он существо, подверженное правилам и неспособное их менять.

Более того, Иной - существо у которого нет личных целей, и не случайно мы ВООБЩЕ не знаем и не узнаём его имени. Не случайно я даже рассматриваю вариант сделать его максимально реалистичным, но тем не менее компьютерным макетом. Это не только решит проблему соответствия внешнего вида, лица и демонстрируемого сверхчеловеческого уровня БИ, но и подчеркнет лишний раз - перед нами ИНОЕ.

Иной в зеркале христианской этики

Иной может восприниматься трояко: есть его "внутрифильмовое" восприятие глазами Егора, которое однозначно говорит герою, что Иной - слуга Зла. Герой, у которого имена типа "Великий Черный (Махакала)" вызывают совершенно конкретные ассоциации, естественно, будет воспринимать Иного как порождение ада и противника, более страшного и чуждого чем все, что встречалось ему до того. Его мировоззрение дает ему достаточно доказательств этого.

Демон он или человек, в той или иной мере себя им полагающий, неважно: он будет драться за то, чтобы этот оккультист или опасный псих больше никого не убил.

Восприятие зрителя шире - хотя бы оттого, что он знает об Ином больше, чем герой. Но и у зрителя может возникнуть две трактовки этого образа: нехристианская, которая говорит, что Иной - человек с иным восприятием мира; и христианская, в которой его можно рассматривать как пример того, что сатане не жаль сдать большое число собственных прихвостней в обмен на более ценное приобретение.

Если воспринимать его как аналог доктора Фауста, променявшего душу не на знания ученого, а на мастерство кунфу, то это пример того, что пасть может даже человек, стремящийся к совершенству и наделённый большими талантами.

Христианское понимание говорит о том, что можно быть талантливым человеком, желающим всем добра и намеренным изменить жизнь человечества, но без помощи бога эти намерения выльются в такое, что ни один маньяк не сравнится с масштабом учиненного. В христианской антропологии человек обладая свободой воли, может сделать выбор и осознанно отвергнуть бога, но с дьяволом такой фокус не пройдет.

Затем, христианство антимагично. В этой картине мира есть ереси, возможен сатанизм, но для магии (особенно понимаемой как "кастовалка") места нет. Праведный человек неуязвим для сатанинских происков (прямого нанесенного ему вреда): как максимум, ему могут продемонстрировать какие-то видения или искусить его иным образом, но это "иллюзии, а не очарование или доминирование". То, что можно принять за магию с христианской точки зрения может повредить только тому, кто погряз во грехе.

Более того, магия - высокая плата, которую сатана абы кому не дает. Поэтому использование его приспешником магических эффектов есть свидетельство того, что пал человек действительно выдающийся.

Сатана как лжец и отец лжи по определению не заключает честных сделок, и если он расплатился сверхспособностями, это значит, что он рассчитывал получить гораздо больше. Причины этого могут быть разными - или это было единственное, что могло бы купить данную личность, или он был уверен, что, получив такое, жертва послужит его делу гораздо лучше, причем неважно, что она сама думает по данному поводу. Чего бы он не хотел, получив дар сатаны, он послужит умножению его силы, будучи способен не созидать но разрушать. И А открыто говорит о том, что неспособен к добротворению.

Да, Иной может проявлять нечто похожее на сочувствие, что видно по его отношениям с пажом или в сцене, когда он пришел в церковь, чтобы поставить свечку за здоровье наставника героя. Но здесь есть нюансы.

В сцене в церкви Иной по сути не делает добро сам, а ищет человека, который сотворил бы добро вместо него. Что же до пажа, то с точки зрения христианской морали он не делает ничего, что можно назвать активной помощью. Да, он указал ему на то, что ранее он шел неверным путем, удержался от его использования недостойным образом, научил некоторым важным вещам и постарался не сдвинуть ему крышу ксеношоком, но в христианскую модель творения добра ничего из этого не входит.

Еще один важный момент: Остальные злодеи виновны и с точки зрения закона, и с точки зрения понятий/ представлений социума, и с точки зрения морали христианства. Поэтому при сохранении некой части человечности, которая делает их не лубочными злодеями индийского кино, они выписаны почти исключительно чёрной краской.

С Иным, который не совершает поступков, которые наша мораль однозначно сочла бы негодяйскими, ситуация сложнее: зритель нередко воспринимает поведение персонажа фильма не с точки зрения буквы закона, а с точки зрения морали общества. В этом смысле герой класса "мститель-каратель" (распространенный типаж от "Ворошиловского стрелка" до Грязного Гарри и К), который действует противозаконными методами (убивает плохих людей), но при этом "восстанавливает справедливость" обычно воспринимается аудиторией позитивно, ибо с точки зрения общественной морали он не совершает ничего особо плохого. Особенно если он не замечен в явном потворстве комплексу супермена ("заведомо неадекватное наказание и/или получение удовольствия от его процесса") или комплексу тамплиеров (позиция, при которой для борьбы со злом хороши абсолютно любые средства, ибо их оправдывает высокая финальная цель).

Но "засада" в том, что если общественной моралью такой "мститель" (а Иной внешне вполне в данный типаж вписывается) воспринимается как герой нейтральный или даже положительный, с точки зрения христианской морали он безусловно - отрицательный персонаж. Ибо в отличие от общественной, христианская мораль не считает убийство хорошим делом, так как никто не имеет права осудить другого на смерть. При этом неважно, идет речь об убийстве заведомого негодяя или кого-то еще.

С христианской точки зрения, защита людей (в том числе и с оружием в руках) может и часто является достойным делом, но значение имеет то, сколько хороших людей ты спас, а не сколько плохих убил. Кроме того, действие само по себе не является добрым или злым. Добрым или злым является помысел.

Более того, попытка изведения плохих людей с помощью силы, как известно, не получилась успешной даже у Бога (всемирный потоп) именно потому, что христианство считает, что зерно, что может прорости злом, существует в любом человеке. Единственным исключением из этого, тем, кто был свободен от этого порочного начала, был Спаситель.

И ровно поэтому в христианской традиции хорошие люди не могут объединиться и убить всех плохих, после чего наступит Щасье, а тот, кто взял на себя право судить кому жить, а кому умирать, является только ЛИШЬ поэтому настолько отрицательным персонажем, что наделять его иными скрытыми пороками нет особенного смысла. А если он при этом еще и пользуется сверхспособностями явно небожественного происхождения, диагноз однозначен и определен.

Не случайно в христианстве матерью всех грехов является гордыня, которую, как мне подсказывают, следует понимать не только и не столько как тягу к само - возвеличиванию, в то время как общественная мораль не считает его великим грехом, а то и не грехом вообще.

Будучи человеком "непривязанным", Иной лишен "страстей". Он ведом необходимостью и не испытывает гнева или удовольствия от своей работы. Он не получает выгоды от своих действий и не алчен. Он не подвержен похоти. Ему незнакомы отчаяние, лень и чревоугодие. Но в христианском прочтении он подвержен гордыне в ее худшем варианте. Не ведая жалости к плохим, он не проявляет сочувствия и к хорошим. Отделившись от людей, он тем не менее судит их, разделяя их на тех кто достоин жить, и тех, кто по той или иной причине (как показывает история Лили, это не обязательно наказание) должен умереть.

Здесь важно отметить христианское отношение к предопределенности, сильно отличное и от вульгарного прочтения кармы (вульгарного потому что она предусматривает механизмы корректировки), и от профанного понимания ответственности и судьбы.

Метанойя, которую обычно переводят как покаяние, означает передумывание или переплавку, в рамках которой, уповая на бога, любой негодяй, пусть и самый отпетый, Способен измениться, пусть и в самый последний момент. Естественно и тут есть свои тонкости - отпетый негодяй реально обычно на такое не способен, но теоретическая возможность, малый шанс, у него есть. Кстати, именно потому человек не имеет права судить другого, ибо убивая, ты берешь на себя ответственность за то, что убитый тобой впоследствии мог бы раскаяться. (оттого, кого бы порочного человека не убил христианин, он не может делать этого с легким сердцем)

Человек, воспитанный в христианской этике, не признаёт предопределённости так, как ее озвучивает Иной, когда говорит о судьбе Лили: "Я переменил её жизнь".

К тому же Иной совершенно не против того, чтобы его принимали за Воланда. Это не так чтобы не устраивает его, но совершенно не парит. Если идама считают демоном, можно отрастить рога и бороду, ибо глупых не переубедить, а умный и так поймет, что с этим "демоном" что-то не то.

Иной и Герой

Не являясь христианином, Иной не испытывает и агрессии по отношению к данному учению. Даже изящный и жесткий наезд на Сосипатра начинается с "если следовать вашей логике, то...".

Карая зло, Иной испытывает пиетет и определенное уважение к тем, кто творит добро вне зависимости от веры. Повторю еще раз: Иной борется со злом, но герой именно творит добро - а это не тождественно). Иное дело, что в своих странствиях он доселе не встречал человека, идущего этой верой столь же предельно полно, как он идет своей. Нельзя сказать, что он занимает позицию "все они - лохи", но пока что ничего достойного он не встречал. Не везет ему даже когда, узнав о правильном с точки зрения Пути батюшке, он отправился с ним общаться, но во второй раз увидел только тело и руины.

Егор ему интересен. Сначала как боец, потом и как человек. Возможностей для оценки у него хватало, и он видит в нем именно Героя. Более того, он полагает, что Егор обладает потенциалом для того, чтобы пойти по его стопам.

Дело в том, что желание учить/передавать знание у Иного есть, особенно если ученик - лицо достойное. Но, не имея права и желания учить обычных людей, он ограничивается общими моментами этики и отдельными моментами техники в разговорах с пажом, лекцией о возможностях человека, прочитанной публично и наставлении Марго в вопросах источниковедения. Но хочется - большего.

Но так же как Иной устраивает последнюю проверку тем, кого он убивает как йидам, он хочет до конца проверить, насколько герой тот, кем себя позиционирует - и по сути ставит его в совсем экстремальную ситуацию дабы проверить, готов ли он сражаться и отдать жизнь за свои ценности. В этом смысле он похож на сатану как демона искушающего и испытывающего.

К тому же после ответов на вопросы Егора и его реакции на них Иной прекрасно понимает, кем он кажется юноше, и отчасти видит свое предназначение в этой истории в том, чтобы дать герою пройти этот путь/испытание до конца. При этом он хорошо понимает, что даже просто бросая ему вызов, герой совершает подвиг.

Испытание предполагает сочетание веры, решимости и боевых навыков, хотя дает ему работать, постепенно наращивая темп и сложность. При этом его поражение означает любое ранение, ибо "демоны более, чем люди, рабы правил игры", а Иной, кем бы он ни был, считает себя таковым.

И когда в бою герой а) продемонстрировал готовность отдать жизнь б) при этом дрался так хорошо, что смог его ранить в) рисковал больше чем даже ему казалось, отвлекая внимание от Риты и рассчитывая на то, что она в это время успеет унести икону или просто убежать сама, это повод "самоизгнаться" и извлечь из ситуации некий очень важный духовный опыт.

Мытарь

Из того, как ИНОЙ общается с Мытарем, может сложиться двоякое впечатление: либо они очень давние приятели, поддерживающие в общении своего рода игру, либо разговор действительно происходит между представителями Верха и Низа.

Но с учетом рассказанной выше "истинной истории Иного", Матвей Исаакович - представитель Власти с большой буквы. Власти, желающей позитивных перемен. И готовой ради данной цели идти на, скажем так, необычные средства.

В отличие от Сундакова, которому важно соблюдение закона (даже за счет справедливости), Мытарь готов использовать стремные средства типа "вызова демона" ради благой цели. Ведь действительно, формально он не несет никакой ответственности за действия бывшего коллеги. Да и разыгрываемые им оперативные комбинации не каждый назовет этичными. Власть как она есть, и другой, увы, пока нету.

Разговоры про демона он воспринимает как часть старой юношеской игры, и ему не очень хочется всерьез думать о том, во что превратился его товарищ. Прерванная тема о шпаге и ее тени говорит о том, что Мытарь не раз пытался критиковать путь Иного или убедить его вернуться в мир, но и ранее, и теперь, эти разговоры ничем позитивным не заканчивались.

Паж

Домашний мальчик из весьма приличной семьи, только перешедший за грань возраста согласия (я неправ или тогда он составлял еще 14 лет?), пришел в секту, чтобы научиться отбиваться от задирающих сверстников и из-за интереса к востоку. Типаж - нечто вроде Димы Мартынова, который играл Егора в "Ночном дозоре".

Паж увлекается историей и мистикой, но ему не хватает знаний, отчего до знакомства с Иным он искренне верил в гон бобруйского гуру вплоть до того, каким способом надо добывать Ману. В результате его по сути выдают Иному в качестве слуги, порученца и (назовем вещи своими именами) наложника. Мальчишка боготворит своего нового учителя и готов для него на все, но в отличие от гуру, А не желает и не имеет права пользоваться чужой наивностью и влюбленностью.

Поняв, с кем он имеет дело, А начинает потихоньку просвещать его. С одной стороны, он разбивает его иллюзии, с другой, ведет к тому, чтобы, самостоятельно осознав извращенность и неискренность гуру, он, тем не менее, не отвергнул бы учение как таковое.

Мальчик же вбирает в себя все замечания и в конце концов имеет хорошие шансы начать смотреть на мир своими собственными глазами. Общение с Иным подтолкнуло его в правильном направлении.

В результате, хотя мы не увидим явных изменений, показанных в поступках, паж на протяжении фильма меняется наиболее сильно, хотя после отбытия Иного он вряд ли продолжит занятия в школе хотя бы ввиду ее полного разгрома.

Но когда Иной его "отпускает", фраза "ты знаешь, что делать" может означать и "беги к Мытарю и расскажи ему все; на процессе по делу секты ты будешь главным свидетелем; заканчивай школу и поступай в вуз, сделав восток или историю основной темой исследования; а потом, когда/если это будет тебе нужно, мы увидимся вновь". Ибо, как и Егор, он вполне может появиться в дальнейших историях.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Бывшая любовница" (Современный любовный роман) | | Д.Дэвлин, "Жаркий отпуск для ведьмы" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Михаль "Папа-Дракон в комплекте. История попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Лакомка "Монашка и дракон" (Женский роман) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | Е.Мелоди "Условный рефлекс" (Романтическая проза) | | LitaWolf "Попаданка с секретом" (Любовное фэнтези) | | А.Борей "Возьми меня замуж" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Блэк "В постели с боссом" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"