Аспар: другие произведения.

Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма "хазарского периода"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В монографии впервые представлен подробный анализ сведений "Жития Иоанна Готского" и рассмотрение основных проблем истории Крыма VIII в.н.э., в частности, пресловутого "хазарского доминирования" на полуострове


Республиканский комитет АРК по охране культурного наследия

Крымский филиал Института археологии НАНУ

Крымский республиканский институт последипломного педагогического образования

Ю. М. Могаричев, А. В. Сазанов, А. К. Шапошников

ЖИТИЕ ИОАННА ГОТСКОГО

в контексте истории Крыма

"хазарского периода"

Симферополь

"АнтиквА"

2007

ББК 63.3(2Укр-4Крм)

М742

Печатается по решению ученого совета

Крымского филиала Института археологии НАН Украины

(Протокол N 2 от 26.02.2007)

Рецензенты:

В. М. Зубарь -- доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института археологии НАН Украины

А. А. Масленников -- доктор исторических наук, ведущий научный со­трудник Института археологии РАН

С. Б. Сорочан -- доктор исторических наук, профессор кафедры исто­рии древнего мира и средних веков Харьковского национального универ­ситета им. В. Н. Каразина

Ю. М. Могаричев, А. В. Сазанов, А. К. Шапошников

М 742 Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма "хазарского пе­риода". -- Симферополь: АнтиквА, 2007. -- 348 с.: ил.

Житие Иоанна Готского -- ценный и наиболее часто цитируемый источник по истории раннесредневекового Крыма. В данной книге он анализируется в контек­сте истории Крымского полуострова так называемого "хазарского периода". Жи­тие рассказывает о событиях и процессах, протекавших на территории Южного Крыма в VIII в. На этом источнике в значительной степени основываются су­ществующие представления о политической и церковной истории Таврики ранне-средневекового времени.

Для историков, преподавателей истории, студентов исторических факультетов, любителей истории Крыма.

ISВN 966-2930-15-9

No Могаричев Ю. М., Сазанов А. В., Шапошников А. К., текст. 2007.

No "АнтиквА", оригинал-макет. 2007.

_______________________________________________________________________

Сканирование и вычитка - Aspar, 2011г. -6- - конец страницы оригинального издания

СОДЕРЖАНИЕ

Введение ............................................................................................................................5

ГЛАВА I

Житие Иоанна Готского:

время создания и этапы формирования источника .......................................................8

ГЛАВА II

Крым накануне "хазарского периода" .........................................................................30

ГЛАВА III

Хазары и Боспор в конце VII -- начале VIII в.............................................................39

ГЛАВА IV

Проблема "хазарских" поселений ..............................................................................103

ГЛАВА V

Некоторые проблемы истории Крыма

иконоборческого периода.............................................................................................167

ГЛАВА VI

Иоанна Готский в истории средневекового Крыма ...................................................192

ГЛАВА VII

Хазары и Крым в IХ-Х вв.............................................................................................214

Вместо заключения........................................................................................................237

Summary .........................................................................................................................245

ПРИЛОЖЕНИЕ I

Житие Стефана Сурожского...................................................................255

ПРИЛОЖЕНИЕ II

К вопросу об ономастике Таврической Готии .............................................274

ПРИЛОЖЕНИЕ III

Готские языковые реликты в позднесредневековом Крыму.................................... 304

Список литературы........................................................................................................315

Список сокращений ......................................................................................................342

ВВЕДЕНИЕ

Житие Иоанна Готского, несомненно, самый яркий и часто цитиру­емый источник по истории раннесредневекового Крыма. Однако пер­воначальная версия Жития не сохранилась. Наиболее полная из дошед­ших до нас редакций -- это его сокращенный вариант, состоящий из десяти небольших отрывков (глав)1. Она известна в нескольких рукопи­сях: Ватиканская N 1667 (Соd. Vaticanus 1667) X в., Ватиканская N 655 (Соd. Vaticanus 655) -- поздняя ущербная копия XVI в. с N 1667 и руко­пись афонского монастыря Филофея N 8 (mss 8 du monastere athonite Philotheou) XI в. Разночтения в этих рукописях незначительны и объяс­няются ошибками переписчиков.

За 26 июня Житие Иоанна Готского по Ватиканским рукописям было издано в "Деяниях Святых"2. Рукопись афонского монастыря Филофея. в которой Житие Иоанна Готского приурочено к 22 июня, опубликована Эрхардом3. Последний раз текст Жития по Ватиканским рукописям был переиздан М.-Ф. Озепи4 в 2006 г.

На русский язык источник впервые был переведен В. Г. Васильевским в 1878 г.5, а затем А. Никитским6. Недавно он был вновь с обстоятельны­ми комментариями опубликован С. Б. Сорочаном7. Текст Жития, в сопо­ставлении с различными синаксарными версиями, анализировался в рабо­тах Ю. М. Могаричева и А. К. Шапошникова8.

В историографии известен широкий круг работ, в которых представле­ны различные аспекты рассматриваемого агиографического источника9.

Житие повествует о событиях и процессах, протекавших на терри­тории Южного Крыма в середине -- второй половине VIII в. Именно на его информации, в значительной степени, основываются существу­ющие в историографии представления о политической и церковной истории Таврики VIII в. В первую очередь, это касается выводов о времени образования Готской епархии, об идеологических приорите­тах местных светских и церковных властей в период иконоборческих споров, о характере и степени византийского влияния в Крыму, о византийско-хазарских отношениях на полуострове. Кроме того, Житие Иоанна Готского содержит важные сведения по истории Византии ико­ноборческого периода.

В настоящей работе мы попытаемся рассмотреть Житие Иоанна Гот­ского в контексте истории Крымского полуострова так называемого "ха­зарского периода", то есть времени, когда на многие процессы, проте­кавшие здесь, в значительной степени оказывало воздействие одно из наиболее влиятельных государств Восточной Европы раннесредневеко-

-5-

вого периода -- Хазарский каганат. Речь идет о хронологическом про­межутке с конца VII -- начала VIII в. до середины X в.

Введение и глава I подготовлены Ю. М. Могаричевым и А. К. Ша­пошниковым, главы П-IV -- Ю. М. Могаричевым и А. В. Сазановым, главы V-VII и заключение -- Ю. М. Могаричевым. Приложения I-III -- А. К. Шапошниковым (кроме перевода армянского Жития Стефана Сурожского, выполненного старшим научным сотрудником НИЦ Крымоведения Т. Саргсян). Перевод резюме на английский язык сделан Н. И. Хра-пуновым.

Авторы благодарят ученого секретаря Крымского филиала Института археологии НАНУ В. Ю. Юрочкина за помощь при подборе иллюстра­тивного материала.

Примечания

1 Лопарев X. Византийские Жития святых VIII--IX вв. (продолжение) // ВВ. -- СПб., 1913.-- Т. XVIII. -- Вып. 1-4 (1911). -- С. 15; Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period // Iconoclasm. -- Bir­mingham, 1975. -- Р. 115; Huxley G. On the Vita of John Gotthia // Greek, Roman and Byzantine stu­dies. -- Durham, 1978. -- V. 19. -- N 2.-- Р. 161.

2 Papebrochio D. De sancto Joanne, Episcopo Gotthiae. Vita e codice Vaticano nunc primum Latine versa. // Acta Sanctorum. -- lunii. -- T. V. -- Antverpiae, MDCCIX (1709). -- Р. 190-194; Acta sanctorum... Bollandi, mensis JuniL Tom. V. sub die 26. volum. V. ed. Veneziana, 1744. -- P 151 sq; Acta sanctorum, collecta... a sociis Bollandansis. lunii, VII, 3. ed. -- Pari­siis 1867. -- Р. 162-172; Halkin F. Analectaa Bollandiana. -- T. LXVI. -- Bruxelles, 1948. -- Р. 82, аnn. 1.

3 Ehrhard H. Uberlieferung und Bestand der hagiographischen und homi-letischen Literatur der griechischen Kirche von den Anfangen bis zum Ende des 16. -- Leipzig, 1937. -- Т. I. -- Р. 642-647.

4 Auzepy M.-F. La Vie de Jean de Gothie (BHG 891 // La Crimee entre Byz­ance et le Khaganat Khazar. -- Paris, 2006.

5 Васильевский В. Г. Житие Иоанна Готского // Журнал Министерства Народного Просвещения. -- 1878. -- Январь. -- Ч. 195. -- Отд. II; Переиздано: Труды. -- СПб.. 1912. -- Т. 2. -- Вып. 2.

6 Никитский А. Житие преподобного отца нашего Иоанна, епископа Готии / ЗООИД. -- 1885. -- Т. 13.

7 Сорочaн С. Б. Византийский Херсон. Очерки истории и культуры. -- Харьков. 2005. -- Ч. 2. -- С. 1345-1370.

8 Могаричев Ю. М., Шапошников А. К. К вопросу о времени создания "Жития Иоанна Готского" // Sacrum et profanum. -- Севастополь, 2005. -- Вып. I; Житие Иоанна Готского: два этапа формирования источника // Хазарский Альманах. -- К.-Харьков, 2005. -- Т. 4.; Могаричев Ю. М. Житие Иоанна Готского: вопросы и проблемы (предварительные замет­ки) // Материалы Международной церковно-исторической конференции "Духовное наследие Крыма" памяти преподобного Иоанна, епископа Готфского. -- Симферополь. 2007.

9 Васильевский В. Г. Житие Иоанна Готского; Брун Ф. К. Черноморье. -- Одесса. 1880. -- Ч. II. -- С. 51-52; Браун Ф. А. О крымских готах. -- СПб., 1890. -- С. 11-13; КеппенП. И. О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических. -- СПб., 1837. -- С. 65-67; Куликовский Ю. А. К истории Готской епархии в Крыму в VIII в. // Журнал Министерства Народного Просвещения. -- 1898. -- N 2; Кулаковский Ю. А. Прошлое

-6-

Тавриды. -- К., 1914; Переиздано: К., 2002. -- С. 147-149; Шестаков С. П. Очерки по истории Херсонеса в VI-Х веках. Памятники Христианского Херсонеса. -- М., 1908. -- Вып. 3. --С. 36; Васильев А. А. Готы в Крыму// ИГАИМК. -- М.-Л., 1927. -- Вып. 5. -- С. 201-210; Vasiliev A. A. The Goths in the Crimea. -- Cambridge-Massachusetts, 1936. -- Р. 89-96: Бабенчиков В. П. Из истории Крымской Готии // Известия института Истории материальной культуры. --М.-Л. 1935. -- Вып. 117; Якоб­сон А. Л. Раннесредневековый Херсонес. -- МИА. -- 1959. -- N 63. -- С. 41-43; Средневековый Крым. -- М.-Л., 1964. -- С. 31-32; Крым в средние века. -- М.. 1973. -- С.33; Артамонов М. И. История хазар. -- СПб., 2001. -- С. -- 349-358; Баранов И. А. О восстании Иоанна Готского // Феодальная Таврика. -- К. -- 1974; Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period... -- Р. 115; Huxley G. On the Vita of John Gotthia; Auzepy M.-F. Gothie et Crimee de 750 a 830 dans les sources ecclesiastiques et monastiques grecques // МАИЭТ. -- Симферополь, 2000. -- Вып. VIII. -- Р. 324; Idem. La Vie de Jean de Gothie (ВНО 891); Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. О возникно­вении Готской епархии в Крыму // МАИЭТ. -- Симферополь, 1991. -- Вып. 2: К воп­росу о церковной истории Таврики в VIII в. /УАДСВ. -- Екатеринбург, 1999. -- Вып. 30; О некоторых вопросах истории Таврики иконоборческого периода в интерпретации Х.-Ф. Байера // МАИЭТ. -- Симферополь. 2002. -- Вып. IX; Айбабин А. И. Этниче­ская история ранневизантийского Крыма. -- Симферополь. 1999. -- С. 208-210; Бай­ер Х.-Ф. История крымских готов как интерпретация Сказания Матфея о городе Феодоро. -- Екатеринбург, 2001. -- С. 47-54; Могаричев Ю. М. Крымская агиография как отражение изменений в политической и церковной структуре Таврики иконобор­ческого периода (к постановке проблемы) // Проблемы истории, филологии, культу­ры. -- М. -- Магнитогорск, 2003.-- Вып. XIII. -- С. 266-27; Могаричев Ю. М. "Пещерные города" в Крыму. --Симферополь, 2005. -- С. 30-32; Могаричев Ю. М., Шапошников А. К. К вопросу о времени создания "Жития Иоанна Готского"; Они же. Житие Иоанна Готского: два этапа формирования источника; Шапошников А. К. Житие преподобного отца нашего Иоанна, епископа Готфии (переводы, толкования и комментарий) // Фадеева Т, М., Шапошников А. К. Княжество Феодоро и его кня­зья. Крымско-готский сборник. -- Симферополь, 2005. -- С. 173-209 (воспроизве­дение издания 1995 г.: Житие преподобного отца нашего Иоанна, епископа Готфии (тексты, переводы, толкования и комментарии). -- Коктебель, 1995); Сорочан С. Б. "Дело" епископа Иоанна Готского в связи с историей византино-хазарских отноше­ний в Таврике // Хазарский альманах. -- К.-Харьков, 2004; Рождение фемы. Херсон и Таврика в системе византийских военно-административных преобразований VIII--IX вв. // Проблемы истории, филологии, культуры. -- М.: Магнитогорск, 2004. -- N 14; Византийский Херсон. Очерки истории и культуры. -- Харьков. 2005. -- Ч. 1. -- С. 504-537; Ч. 2 -- С. 1345-1370; Ноуменко В. Е. Таврика у контексті візантійсько-хозарських відносин: політико-адміністративний аспект. -- Автореф. дис. ... канд. іст. наук. -- К.. 2004. -- С. 12; К вопросу о готском епископе на VII Вселенском соборе в Никее и церковно-политической ситуации в Крымской Готии в конце VIII -- начале IX в. // Sacrum et profanum. -- Севастополь, 2005. -- Вып. 1; Виноградов А. Ю., Комар А. В. Институт тудуна и хазары в Юго-Западном Крыму VIII -- начала IX в. в контексте новых данных эпиграфики // Сугдейский сборник. -- К.-Судак, 2005. -- Вып. II; Zuckerman C. Byzantium's Pontic Policy in the Notitiae // La Crimee entre Byzance et le Khaganat Khazar. -- Paris, 2006. -- Р. 214-218; и др.

Глава I

ЖИТИЕ ИОАННА ГОТСКОГО:

ВРЕМЯ СОЗДАНИЯ И ЭТАПЫ ФОРМИРОВАНИЯ ИСТОЧНИКА

(Страницы 8-11 - текст жития на греческом языке. - Aspar)

"Сей преподобный отец наш Иоанн был епископом Готфии при царях Константине и Льве, происходя из земли тавро-скифов, что за морем (Понтом), которая подчинена стране Готфов, из торжища, называемого (торжищем) Парфенитов, урожденный сын Льва и Фотины. А отец этого самого Льва происходил из так называемого Вона, который расположен возле Полемония Понтийского, и в военном округе Армениаков был кандофором. Этот преподобный Иоанн, посвященный с детства подобно Иеремии и Самуилу, всецело был предан Богу. Ибо Фотина, мать преподобного, зачала его только после того, как в молитве к Богу ради дарования ей плода, (дала обет) привести его на служение Господу. Родившись же и возросши, он придерживался подвижнического образа жизни почти с пеленок, подвизаясь словом и делом во всяческой добродетели.

При царе же Константине тогдашний епископ Готфии, призванный к созванному тогда собору против святых икон и спрошенный о его мнении и подписавший (соборные постановления), был поставлен царем в митрополиты Ираклии Фракийской.

Поэтому православные (люди) Готфии, чтобы не приобщаться к нововведениям беззаконного собора, но, обретаясь без пастыря, предложили этого самого преподобного Иоанна (для выбора) на должность пастыря. Он же, во-первых (прежде этого) отправившись в Святой град

-11-

(и) обойдя всякое святое место и все стези Божьи, вернулся обратно по окончании там третьего года. Тогда только жители Готфии послали его в Иверию, к кафолическому престолу. И там, рукоположенный во епископы, он сохранил невредимыми догматы всеобщей церкви и правую веру. По этому поводу он писал через Лонгина, дьякона своего, патриарху Иерусалимскому, чтобы созвать собор и послать ему определение веры. Тот так и сделал: он послал упомянутому преподобному показательные свидетельства о святых иконах, честных мощах и посредничестве святых, подобрав их из Ветхого и Нового Заветов и из всех избранных трудов отцов церкви.

После кончины царей Константина и Льва, когда царствовали Ирина и ее сын, он (Иоанн) послал этот самый сборник Павлу, тогдашнему святейшему патриарху, и, получив разрешение от августы Ирины, прибыл в царствующий град и, вполне откровенно побеседовав со всеми о почитании святых икон в святой всеобщей церкви, снова возвратился к себе домой.

Предчувствуя свою кончину, Павел, святейший патриарх, имея целью то же, что и преподобный (Иоанн), сошел с патриаршего престола, сделался монахом в монастыре Святой Богородицы Флора и клятвенно обязал августу отменить заблуждение.

Тарасий же, протоасикрит, будучи добродетельным и благоговейным, выбранный по кончине блаженного патриарха Павла и им самим одобренный, не пожелал принять на себя бремя и стать патриархом до тех пор, пока цари не пообещали ему созвать собор, о котором (прежде) говорили. И когда (прибыли) священные грамоты от четырех престолов, богобоязненные мужи и священные грамоты от лица патриархов (и когда получены были грамоты от четырех престолов, и прибыли богобоязненные мужи от лица патриархов), тогда сошлись отовсюду епископы. А блаженный Тарасий уже был рукоположен. В первый раз заседали в храме Святых Апостолов. И когда они возглашали догматы православия, толпа схолариев, войдя с кинжалами и дубинками, распустила этот собор, оскорбив этим царское величие. Поэтому (были) изгнаны они вместе с женами и детьми, около шести тысяч, а с ними и некоторые из еретиков-епископов. В ближайшее же время те (остальные) епископы и представители апостолического престола, сойдясь в Никее, изложили (и утвердили) определение православия.

А преподобный этот епископ Иоанн после этого своим собственным народом1 был выдан архонтам (старшинам) хазар за то, что он вместе с самим владетелем Готфии, его архонтами (старшинами)2 и всем народом участвовал в восстании. Чтобы их страна не была подвластна упомянутым хазарам. Ибо каган, отправив войско, захватил их крепость по имени Дорос, расположив в ней гарнизон, который изгнал (затем) упомянутый преподобный епископ со своим народом и силой овладел клисурами. Затем, видя, что архиерей выдан одним местечком (селением), они (его народ, старшины и владетель) перебежали к кагану, который пощадил

-12-

владетеля Готфии, семнадцать же рабов каган замучил3 невиновными. Преподобный же, заключенный под стражу, сбежав, сумел переправиться в Амастриду -- христолюбивый город. И обретаясь там, на четвертом году, услышав о кончине кагана, рек: "И я, братия, через сорок дней отхожу судиться с моим преследователем пред ликом Судии и Бога!"

И действительно, на сороковой день, уча слову Божию и внушая всем (служащее) к спасению (души), он предал дух свой в руки Бога, и тут же случился (в гавани) корабль его по его предсказанию. Положив его в гроб. Георгий, святейший епископ Амастриды, и весь его город сопровождали его (Иоанна) до судна со свечами и фимиамом4. И так он был переправлен в свой монастырь, названный в честь Святых Апостолов, в Парфенитах, и там был погребен. Произошло и некое чудо в (особенной) скорости его переправы. Ибо упокоился он двадцать шестого (числа) июня месяца, и. отплыв двадцать седьмого, двадцать девятого поспел к всенощной в монастырь Святых Апостолов. Этот монастырь преподобный снабдил всякого рода благоустроенными зданиями, священной утварью и разнообразными книгами, и населил его множеством преподобных монахов.

Чудеса. Сей преподобный муж, украшенный за веру и дела многими благодатями, вещая, приоткрывал отдаленное и будущее (по вдохновению) от Бога. Ибо Лонгин, ученик его, возвращаясь из Святого града Иерусалима, схваченный и распятый на кресте (вознесенный на крест) сарацинами, призвал (на помощь) молитву преподобного. Святой отец явился ему зрительно, и сразу же протонотарий эмира, дав пятьсот милиарисиев. низвел его (с креста) и отпустил. Затем (Лонгин), схваченный снова другими, обратившись к святому и попросив об избавлении (достиг того), что железа (оковы) пали с ног его, и через это он спасся.

И когда его ученики были в заточении, в котором и он был охраняем хазарами, после того как он (сам) бежал в Романию, были схвачены и предстали перед каганом; подлежали казни по его (кагана) суждению, но по молитве преподобного были отпущены на свободу целыми и невредимыми. Так как каган сказал, что они не имеют вины. Тем временем, в этот самый час, когда они стояли перед каганом, преподобный в Амастриде, закончив утренний канон и вне церкви воздев руки, был в молении до третьего часа. Таким образом, что казалось, будто он на один локоть висит (над землей). И когда его спросил один из находящихся поблизости, чего ради он так затягивает молитву, он ответил, что в тот самый час, дитя (мое), наши братья стояли перед каганом, но благой и милостивый Бог исторг их от смерти.

Некий монах, по имени Василий, ученик преподобного, охвачен был желанием покинуть (святого) и удалился. Но он не осмеливался объявить свое намерение, чтобы быть отпущенным. В торжище Курасаитов преподобный почивал в церкви, внутри которой было много надгробий. И, вставая по ночам и молясь, он разговаривал в ними (мертвыми) как с живыми. Так что один из учеников преподобного слышал, как мертвые

-13-

отвечали голосом и собеседовали с праведником. Затем, помолясь следующей ночью, преподобный сказал лежащим мертвецам: "до каких пор, братья, будете лежать и не говорить? Вот, Василий, ученик мой, мертв, а говорит!". Тогда, бодрствующий Василий, услышав это, понял, что его намерение открыто богоносному отцу, и пав к его ногам, поведал обо всем, что было у него на сердце, и испросил этим прощение.

Когда преподобный сидел в темнице Фулл, владетель этих самых Фулл, придя, бросил к его ногам свое дитя, покрытое от головы до ног ранами, так что казалось, не было на нем человеческого облика. Когда же (Иоанн), осенив его крестным знамением и окрестив, принял в свои объятья, то дитя тотчас очистилось от ран.

Некто другой, несправедливо порицавший преподобного, как если бы тот являлся причиной того, что крепость Готфии была передана кагану и некоторые погибли несправедливо, среди упреков занес свою ногу (в стремя), чтобы сесть верхом на коня, (внезапно) упал ничком и испустил дух.

Два каких-то (человека), враждовавших друг с другом из-за вина, бывшего в пифосе, и не примирившихся даже при посредничестве святого, обнаружили оспариваемое вино застывшим в пифосе; вернувшись домой и разрубив его подобно сыру, вывалили (из пифоса).

И многие другие чудеса содеял преподобный. И жители той страны, повествуя о них всем во всеуслышание, приводят внимающих к сокрушению сердца (раскаянию) и обращению к Богу. Посему, отче святый и боговдохновенный, прославленный глашатай православной веры и страж божественных и священных догматов, помяни и нас, недостойных и грешников! И хоть мы далеко отстали от твоего благочестия в божественной и пламенной ревности (рвении), но ты подкрепи нас своим заступничеством, чтобы избавились мы от вредного общения с разрушителями святыни и нечистыми еретиками5 и сподобились с тобою вечной жизни! Ибо благословенно и прославляется всесвятое имя Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков, аминь!"

Древнейшие синаксарные версии Жития относятся к Х-Х1 вв.6. В них четко прослеживаются две традиции.

Одна из них зафиксирована в так называемом Синаксаре Константи­нопольской церкви (о другой традиции см. ниже). Текст был опубликован И. Делейе по синаксарной рукописи ее de Sirmond (условное обозначение 8) и Парижскому кодексу 1587 г. (условное обозначение В), которые во многом сходны (за 26 июня, N 2). Оба этих синаксарных сокращения, несомненно, сделаны на основе приведенной выше, дошедшей до нас редакции Жития7.

(На с.14-15 - Текст из Синаксария на греческом языке. - Aspar)

"Месяца того же (июня), 26 (числа)

В этот самый день -- поминание преподобного отца нашего Иоанна, бывшего епископом Готфии. Он был (жил) при Константине и Льве Исавре, происходя из страны Тавро-скифов, подчинявшейся власти (державе) Готфов, приходясь сыном Льву и Фотине. Он был посвящен еще с детства, подобно Иеремии и Самуилу Великому, рожденному по молитве, (поэтому после рождения) тотчас был посвящен Богу. Когда же он достиг в меру духовного и телесного взрослого состояния, решили возвести его на архиерейский престол. Своим собственным народом он был отправлен к кафолическому престолу Иверии и там был рукоположен. Ибо ересь иконоборцев господствовала в римских областях. После же кончины Константина и Льва он прибыл в Царственный град и много собеседовал с царицей Ириной о православной вере, и вернулся обратно в собственную страну. И там он подвергся многим опасностям (и мучениям) из-за того, что был предан собственным народом начальникам хазар. Сбежав и оказавшись в Амастриде, что в Понте, окончил жизнь и к Господу переселился. Почитаемые останки (его) были перевезены на корабле и помещены в его монастырь Святых Апостолов, и в нем установлены".

Как убедительно показал В. Г. Васильевский, автор дошедшей до нас редакции не был жителем Таврики. Для него полуостров -- "та сторона Понта", "Заморье", а местное население -- "жители той страны".

По мнению X. Лопарева8, И. Шевченко9 и недавно присоединившегося к ним С. Б. Сорочана10, агиограф был связан, а скорее всего, проживал в Амастриде.

-15-

Несомненно, он прекрасно осведомлен о перипетиях процесса восстановления иконопочитания, биографиях, упомянутых в источнике императоров, патриархов Павла и Тарасия. Составитель анализируемой версии Жития также в курсе основных этапов жизни Иоанна, особенно последних лет, подробно описывает смерть святого и его похоронную процессию. Знание же автором таврических реалий производит не­однозначное впечатление.

Здесь можно выделить три уровня понимания информации. Часто сведения о Таврическом полуострове, содержащиеся в источнике, очень приблизительны (первый уровень). Это, в первую очередь, касается административной номенклатуры полуострова (другое дело эпизод об антихазарском восстании, но об этом отдельно) и его истории -- "земля Тавроскифов. подчиненная готам" (гл. 1), безымянная "крепость Готии" (гл. 9) (хотя ранее ее название упоминается).

В дошедших до нас сочинениях византийских авторов Юго-Западная и Южная Таврика воспринимались как территории, в той или иной степени принадлежавшие империи, а название данной местности и ее жителей воспроизводится в трех вариантах. 1. Согласно официальной византийской административной терминологии, -- это архонства. или Климаты. 2. Церковной -- Готия -- от одноименной епархии11, названной так, очевидно, по имени самого многочисленного местного народа, следуя еще традиции Прокопия, отраженной в трактате "О постройках"12. 3. Местность, прилегающая к Херсону -- "крепости соседних племен".

Например, Феофан Исповедник в "Хронографии" эту область и ее жителей называет (в истории с Юстинианом II) "херсониты, босфориане и остальные климаты", "жители в тех крепостях", "жители крепостей", "херсониты и жители других крепостей", в сюжете о заговоре брата Льва V, Никифора -- "Херсон и Климаты"13. По "Бревиарию" патриарха Никифора, это -- "Дорос, лежащий в готской земле", "Херсон, Босфор и другие архонства", "другие города"14. Из схолии о Житии Еврепия и Феодора мы узнаем, что они, сосланные в Херсон при императоре Ираклии, "были часто разлучаемы насильно и отправлены в укрепления соседних племен"15. В Житии Феодора Студита упоминается "топарх Готии", в его письме, датированном 808 г., ---"Готия и ее климаты", в Житии патриарха Никифора (845 г.) фигурирует правитель "Таврических климатов"16.

То есть представления автора Жития (или, скорее всего, редактора) об исторической географии Крыма -- более чем приблизительные знания образованного человека, знакомого с византийскими историческими и географическими произведениями, знающего, что когда-то там жили тавры и скифы (тавроскифы)17, а затем эту землю захватили готы. Так, например. у Прокопия Кесарийского, в восьмой книге "Войны с готами" (V раздел), можно прочитать: "За ними (гуннами. -- Авт.) всю страну занимают скифы и тавры, часть которой еще и ныне называется Таврикой"18.

Иначе выглядит эпизод об антихазарском выступлении (второй уровень). Здесь информация о местных названиях, истории восстания и

-16-

количестве пострадавших от хазарских репрессий настолько конкретная и точная, что не вызывает сомнений -- ею мог владеть только житель полуострова, прекрасно осведомленный о местной географической номенклатуре и если не лично принимавший участие в событиях, то однозначно общавшийся с их участниками.

Третий уровень -- упоминание тюрьмы в Фуллах, церкви в торжище Курасаитов, монастыря Святых Апостолов в торжище Партенитов. С одной стороны, мы видим конкретные географические названия, а с другой -- отсутствие подробностей. Например, в описании монастыря Святых Апостолов нет никакой особой точности, и слова "снабдил всяким благолепием зданий и святых сосудов и различных книг..." и т. д. можно применить к любой обители. Чудесное исцеление сына правителя Фулл -- традиционный сюжет для агиографических сочинений. В сообщении о церкви в торжище Курасаитов ничего не говорится о ее названии.

Таким образом, можно с определенной долей уверенности пред­полагать, что большая часть сохранившейся редакции Жития, не­сомненно, принадлежит автору, хорошо знакомому с политической и церковной историей империи второй половины VIII в., но при этом имеющему смутные представления об истории и географической номенклатуре Таврики. И если выделенный нами третий уровень еще можно трактовать как переработанную информацию, полученную от людей, близко знавших Иоанна (что, правда, маловероятно), или из других источников, то сюжет о восстании, скорее всего, не есть плод творческих усилий данного агиографа.

Откуда он мог появиться? Составитель Жития мог заимствовать его из какой-то местной исторической хроники (хотя о наличии таковой ничего не известно) или у непосредственного участника событий. Последнее теоретически возможно. Даже если данный вариант текста появился не ранее 40-х гг. IX в. (напомним, события относятся к 80-м гг. VIII в.), то 20-летнему свидетелю восстания на момент составления Жития было 75-80 лет.

Но учитывая, что уровень "таврической" информации рассматриваемого эпизода резко отличается от остальной части произведения, можно предположить, что он происходит (полностью заимствован) из более древнего варианта Жития (а о том, что опубликованный В. Г. Васильевским список не является первоначальным, говорили все исследователи текста).

Данный вывод находит подтверждение и дополнительные аргументы в анализе другой синаксарной версии источника. Она представлена по крайней мере тремя рукописными вариантами: синаксарями из Труа (Trecensi 1204), Парижа (Coislin 223) и Оксфорда (рукопись N 2). Лучше всего сохранился текст из так называемого греческого синаксаря Оксфордской церкви Христа (в дальнейшем СОЦХ).

Этот синаксарь был описан еще в 1867 г. Г. Китчином19, затем в 1902 г. И. Делейе20. 23 текста из него опубликованы Ф. Алкеном21. Последний отмечал, что данный текст древнее и. зачастую, более достоверный, чем в других рукописях.

-17-

Г. Китчин и И. Делейе датировали синаксарь XIII веком. М. Лефор, не колеблясь, относил его к XII в.22. Ф. Алкен датировал текст, согласно палеографическим критериям, второй половиной XII в. По его мнению, это самый старый из синаксарей класса М*, которые дошли до нас. Он отличается чистотой текста и лучше всего доносит содержание и структурный принцип прототипа. К каждой дате календаря Мd сохранил, где и положено, героический стих, который должен характеризовать первый праздник каждого дня.

Ниже приводится сводный текст синаксарного сокращения по трем рукописям, изданный Ф. Алкеном на основе Мd и сопоставленный с двумя другими упоминавшимися текстами (Мt=Trecensi 1204, Мс=Coislin 223)23.

(На с.18-19 - Текст из Синаксария на греческом языке. - Aspar)

"(31 мая)

В этот день -- поминание преподобного отца нашего Иоанна епископа Готфии. В дни царя Константина Старшего (Взрослого) был в полном цвете преподобный отец наш Иоанн (между святыми) в стране готфов. Сын, рожденный по молитве, как в древности Самуил и воспитанный в подвижничестве от нежного возраста, превратился в пристанище Христа. Придя же в Иерусалим и обойдя все почитаемые места в три года, вернулся домой. Когда же тамошний епископ был переведен Константином Старшим во фракийскую Ираклию он (Иоанн) возглавил кафедру по многочисленным просьбам тамошних христолюбцев, для чего они отослали его в Иверию, (откуда) он вернулся на родину после утверждения его епископом. Когда же случилось в его стране восстание против хаганов и многие невиновные и не из-за Христа были преданы мечу (и многие невинные были преданы мечу и не из-за Христа враждовавшие друг с другом), ему удалось бежать, и, переправившись в Амастриду, (где) он и провел четыре года. Услышав же о кончине кагана, он рек бывшим с ним: "И я через сорок дней отойду судиться с ним пред ликом Христа". Так и случилось -- через сорок дней, когда он поучал народ о спасении души, отлетел дух его к Господу. И в скором времени прибыл его корабль туда (и это было предсказано святым). Тогда Георгий, святейший епископ Амастриды, вложив его в гроб, с восковыми свечами и фимиамом, в сопровождении всего города отнес его на корабль. И переправив его в его собственный монастырь Парфенона, положили его в священную раку. И многие чудеса случились после его кончины, случаются они и поныне и восхваляются живущими там. Но и живым он совершил их немало. Одних только записанных мы обнаруживаем десять (отдельных чудес), оставляя которые из-за их объема, мы кладем конец повествованию".

Как видим, в значительной степени рассматриваемое повествование сходно с упоминавшимися выше редакциями. Это касается истории рождения Иоанна (проводится аналогия с теми, кто, согласно Библии, благодаря молитве, был выпрошен у Бога и освящен еще в утробе. Правда, в СОЦХ только с Самуилом [1 Цар., 1], а в других вариантах и с Иеремией [Иерем., 1,5]), его рукоположения в Грузии, путешествия в Иерусалим (хотя здесь есть один существенный нюанс, о котором см. гл. VI), участия в антихазарском выступлении, бегства в Амастриду. кончины в этом городе через сорок дней после смерти кагана, присутствия Георгия Амастридского на погребальной процессии, перевоза останков святого в монастырь Святых Апостолов в Партените.

-19-

Однако здесь присутствуют и особенности, которые позволяют предположить, что в данном синаксаре есть следы более раннего извода Жития (скорее всего прототипа), а именно:

1. В СОЦХ день памяти Иоанна Готского помещен под датой 31 мая. тогда как в других версиях -- 22 (26) июня.

2. СОЦХ сообщает о десяти чудесах. В наиболее полном из сохранившихся вариантов источника повествуется лишь о семи. Учитывая, что синаксари составлялись на основе пространных редакций, и то, что в СОЦХ указана точная цифра чудес с пояснением -- "только записанные", -- можно с достаточной уверенностью предполагать: автор текста в СОЦХ был знаком с редакцией Жития Иоанна Готского, в которой эти десять чудес были описаны.

3. В СОЦХ практически не раскрывается иконопочитательская деятельность Иоанна. Завуалированный намек содержится лишь в строчках: "возглавил кафедру по многочисленным просьбам тамошних христолюбцев". Более того, в тексте отсутствует какое-либо упоминание об иконоборческих спорах. Даже в пассаже о переводе предшественника Иоанна в Гераклею. И это при том, что другие редакции однозначно дают понять, что готский епископ был канонизирован по двум причинам -- иконопочитательским взглядам и борьбе против хазар.

4. В СОЦХ отсутствует одна из самых главных сюжетных линий Жития -- приезд Иоанна в Константинополь и его общение с Ириной. Этого автор синаксаря, если бы составлял его на основе известной нам редакции, просто не мог не упомянуть. Отметим, ничто не дает оснований полагать, что посещение епископом столицы и его общение с императрицей--всего лишь фантазии агиографа или вставка переписчиков. Слишком точно, подробно и достоверно описаны детали сего периода в жизни Иоанна.

5. Константин V в СОЦХ назван Константином Старшим (Взрослым), что представляется важным. В других вариантах источника император называется просто Константином или Константином Исавром.

СОЦХ (именно данный синаксарь, а не архетип, на основе которого он был создан) скорее всего был составлен человеком, имевшим смутные представления об исторической географии и истории Таврики. В пользу этого говорят определение монастыря в Партенитах как "монастырь Парфенона" (составитель, конечно же, слышал о Парфеноне в Афинах, но понятия не имел о местности с похожим названием в Таврике) и не ясно обозначенные причины антихазарского выступления, которые наверняка были определены в архетипе, но неудачно сформулированы в СОЦХ24.

Учитывая изложенное, можно предположить, что в византийской агиографии сосуществовали две независимые традиции изложения Жития Иоанна Готского, причем приуроченные к разным датам. Одна из них, поминавшая Иоанна Готского 26 или 22 июня, известна больше. Этот извод представлен текстом Жития с 7 Чудесами св. Иоанна и сокращенным вариантом в Синаксаре Константинопольской церкви (см. выше). Вторая традиция, определявшая день

-20-

памяти готского епископа 31 мая, известна нам только по СОЦХ, восходящего к недошедшему до нас варианту Жития с 10-ю чудесами.

Атрибуция в СОЦХ императора как Константина Старшего (тоО (1еуа\оъ), по отношению к своему внуку Константину VI (младшему), указывает, несомненно, на то, что первоначальный вариант Жития восходит или ко времени жизни Константина VI, или ко времени правления его ближайших преемников -- то есть к периоду, когда была еще отчетлива память о Константине VI, как о младшем по отношению к Копрониму, и было актуально разделять двух императоров с одним именем. Все это, вместе с умышленным отсутствием упоминания имени Ирины (а другое объяснение сложно представить), позволяет относительно точно установить время составления прототипа.

В данном случае ошибка более поздних компиляторов в атрибуции правителя исключается. В Житии Феодора Студита (Vita В) (ум. в 826 г.), составленном в 868-878 гг.25 и, как считается наиболее близкому к прототипу, в главе 16, повествующей о репрессиях Константина VI по отношению к Феодору и его последователям (796 г.), император назван "младшим Константином"26.

В истории Византии есть два хронологических отрезка, наиболее соответствующих перечисленным выше условиям.

Первый -- декабрь 790 -- август 797 г., когда Константин VI отстранил свою мать от власти и единолично правил вплоть до того, как был свергнут провозглашенной императрицей Ириной. Однако он вызывает сомнения. Во-первых, Ирина осталась при дворце и продолжала пользоваться определенным влиянием27. Более того, вскоре Константин приказал "вновь провозглашать рядом со своим -- имя своей матери"28, что позволило ей впоследствии вернуться к власти. Во-вторых, Константинопольским патриархом продолжал оставаться Тарасий, поставленный усилиями Ирины и попавший в опалу только после второго ее воцарения29. Однако и о нем, в отличие от других версий, также нет никаких упоминаний. В-третьих, Иоанн Готский умер не ранее 791-792 гг., когда епископом Амастриды был Георгий, рукоположенный не ранее конца 790 г.30. Вряд ли Иоанн мог быть канонизирован так быстро после смерти (а житие, как известно, составляется в период, близкий к канонизации). В-четвертых, учитывая несколько пренебрежительное отношение агиографа к Константину VI. подразумеваемому как Константин Младший, можно с определенной долей вероятности предполагать, что ко времени написания источника гот уже не был императором.

Поэтому мы полагаем, что древнейшая версия Жития Иоанна Готского была составлена в период правления Никифора I Геника (802-811), даже скорее уже в период патриаршества Никифора I (806-815), то есть в 806-811 гг.

С момента низложения Константина VI прошло не более 13 лет, и, естественно, память об этом правителе была еще свежа. Напомним,

-21 -

31 октября 802 г. в результате дворцового переворота Ирина была смещена и императором провозглашен Никифор. Бывшая императрица была отправлена в ссылку сначала на остров Принкипо, а затем на Лесбос31. Естественно, что любые положительные упоминания об Ирине при императоре Никифоре не очень приветствовались. Не был расположен к опальной императрице и новый патриарх Никифор I, который, будучи сторонником Константина VI, после возвращения к власти Ирины в 797 г., был вынужден оставить должность императорского секретаря и основать монастырь в пустынном месте недалеко от Босфора. И только после низложения императрицы он вернулся ко двору, а после смерти Тарасия (784-806) стал патриархом32. В это время практически прекратились иконоборческие споры, перестали преследовать павликиан и иных еретиков. Идеологические диспуты в основном велись между официальной церковью и частью монашества во главе с Феодором Студитом. Студит обвинял патриарха в мягкотелости по отношению к светской власти. В итоге Феодор был объявлен возмутителем церкви и осужден на соборе 809 г.33.

Хронологическим репером может служить и пассаж Жития о смерти Иоанна. Георгий Амастридский (как нам представляется) там подразумевается как уже умерший. Согласно его Житию, он скончался в начальный период правления императора Никифора34, то есть, надо думать, не позднее 803-804 гг.

Можно сделать вывод, что, скорее всего, древнейшая редакция Жития Иоанна Готского появилась в начале IX в., вероятно в 806-811 гг., и отражала сложившуюся тогда политическую и религиозную ситуацию.

Все указывает на то, что основной заслугой Иоанна тогда считалось не его иконопочитательское рвение, о чем источник молчит, а участие в антихазарском движении. Оно вспыхнуло в ответ на хазарскую экспансию в период между концом 784 и 786 г.35.

Восстание, вероятно, не было масштабным. И после его подавления хазарам на некоторое время удалось установить контроль над значительной частью византийских владений в Т'аврике. В связи с изменением политической ситуации на полуострове были проведены изменения и в церковной структуре. Собственно византийские владения в Юго-Западной Таврике теперь совпадали с Херсонской епархией, а для христианского населения на подвластной хазарам территории была выделена самостоятельная Готская епархия36.

Естественно, только что созданной (вероятно, 90-е гг. VIII -- нач. IX в.) епархии нужны были и свои святые покровители, а Иоанн как нельзя лучше соответствовал этому времени. Сторонник иконопочитания, которое уже официально господствовало в империи37, непримиримый борец с врагами, контроль которых над Готией все менее ощущался, идеологический основатель новой церковно-административной единицы--все это факторы, позволявшие местным церковным и, вероятно, светским властям "раскручивать" фигуру Иоанна38 сначала как месточтимого, а затем и общевизантийского святого.

-22-

Подводя итог, можно предположить, что прототип Жития Иоанна Готского, скорее всего, был составлен в период между 806--811 гг. человеком (или со слов человека), хорошо знавшим ситуацию в Гаврике и прекрасно осведомленным о перипетиях биографии Иоанна Готского. В связи с этим позволим высказать осторожное предположение: а не являлся ли его автором ученик святого -- Лонгин (или. что более вероятно, текст писался в Амастриде39 со слов Лонгина). В сохранившихся списках Лонгин -- единственный из окружения Иоанна, который упоминается неоднократно и исключительно с положительной стороны. Сначала именно он выступает как доверенное лицо, доставившее послание Иоанна Иерусалимскому патриарху. Затем сие имя фигурирует в двух из семи дошедших до нас чудес. Естественно, учитывая ситуацию, описанную в чудесах, данная информация могла быть получена только от самого Лонгина. Все вышеизложенное позволяет исключить элемент случайности и констатировать особую роль Лонгина при подготовке первоначальной версии агиографического сочинения.

Судя по всему, через некоторое время данное агиографическое произведение было переработано в Амастриде (не исключено, что и в столице) в новой, уже известной нам редакции. В ней Иоанн -- прежде всего, идейный и последовательный иконопочитатель, а сам текст пропитан ненавистью к иконоборцам.

Что побудило подготовить новый вариант Жития и когда это произошло?

Как уже упоминалось. В. Г. Васильевский датировал составление источника временем второго периода иконоборчества, с чем согласились все последующие исследователи. Но на наш взгляд, в тексте присутствуют несколько моментов, позволяющих скорректировать дату.

Первый из них -- резкая антииконоборческая направленность Жития. Естественно, в таком виде до 843 г. оно не могло быть принято официальной церковью и, соответственно, предназначаться для канонизации Иоанна или быть включено в официальные списки. Проанализировав агиографию иконоборческого периода, И. Шевченко пришел к следующим выводам: подавляющее большинство собственно "иконопочитательских" житий были составлены уже после 843 г. Те же. которые можно датировать в промежутке между 726-843 гг.. были созданы или в период 787-815 гг. (то есть когда у власти находились иконопочитатели), или происходили из областей за пределами Византии, или иконопочитательскую позицию выражали в замаскированной форме, а иногда вообще не упоминали об иконоборческих спорах40.

С этим сложно не согласиться. Например, антииконоборческое Житие Стефана Нового было написано между 807 и 809 гг., то есть в период восстановления иконопочитания41. Житие Георгия Амастридского (о котором упоминается в Житии Иоанна Готского), составленное до 842 г.. вообще не упоминает иконоборческих споров, хотя сам Георгий, скорее всего, был иконопочитателем42. Ряд произведений,

-23-

первоначально иконоборческих или нейтральных, после 843 г. были переработаны в духе новых политических реалий. Показательно в этом плане Житие другого "крымского" святого -- Стефана Сурожского45. Второй аспект. Агиограф просит избавления от общения (очевидно, церковного общения) с иконоборцами, а не избавления от их господства (koinonias -- товарищества, сообщества, соучастия, связи). Аналогия, которая может быть прослежена с произведением Епифания "О жизни, деяниях и кончине святого и всепохвального первозванного апостола Андрея", составленного в период правления Льва Армянина44, здесь вряд ли уместна. Имеется в виду фраза "бегая общения с иконоборцами, мы прошли страны и города до Воспора и при этом с великою любовью расспрашивали о местных святых"45. С. Б. Сорочан переводит данные слова как "бежал общин иконоборцев"46. Здесь все же смысл несколько иной. Автор не скрывается, наоборот, резко выступает против икономахов, причем нет и намека на какую-то боязнь преследований. Тем более что у Епифания иконоборцы названы "eikonomachon", а не "tоn hagiokaustron" и "akatharton hairetikon", как в Житии Иоанна Готского.

У нас нет оснований утверждать, что опубликованный В. Г. Васильевским список мог быть скорректирован через много лет после восстановления иконопочитания. Фраза "но твоим заступлением подкрепи нас, чтобы мы избавились от губительного сообщества свято-сжигателей и нечистых еретиков"47 (подкрепи нас своим заступничеством, дабы избавиться от вредного общения с разрушителями святыни и нечистыми еретиками48, "подкрепи нас своим заступничеством, чтооы избавились мы от вредного общения49 с разрушителями святыни и нечистыми еретиками" (перевод А. К. Шапошникова), несомненно, указывает на период, когда с иконоборчеством еще не было окончательно покончено.

Учитывая вышесказанное, можно предположить, что данная редакция Жития появилась в период, когда господство иконоборцев практически не ощущалось. Например, во время правления Михаила II Травла (820-829), который под воздействием восстания Фомы Славянина (820-825) "стремился не разжигать религиозные споры и предоставлял каждому относиться к иконам так, как кто хочет", а дискуссии об иконах были вообще запрещены50. Или в хронологический промежуток между смертью Феофила (20 января 842 г.) и официальным восстановлением иконопочитания (11 марта 843 г.).

Однако, принимая во внимания вышесказанное, и то, что, несмотря на полную победу над иконоборцами полемика против них еще долго не прекращалась51, и желая устранить выявленные несоответствия, мы пришли к выводу: новая редакция Жития Иоанна Готского появилась, скорее всего, в период патриаршества Мефодия I (843-847).

Как известно, этот патриарх вел непримиримую борьбу с остатками иконоборчества. Он провел, по выражению Д. Е. Афиногенова, "великую чистку" среди клира, в результате которой, по некоторым данным, пострадали до двадцати тысяч служителей церкви иконоборческого

-24-

периода: началось "слепое и методичное низложение епископов, свя­щенников и даже диаконов"52. Естественно, это вызвало неоднозначную реакцию,--еще жив был в памяти прецедент, когда решением II Никейского собора все покаявшиеся священники-иконоборцы сохранили свой сан. Большинство деятелей церкви поддержали политику патриарха, но существовало определенное противодействие и непонимание. Мефодий был вынужден периодически публично и в различных произведениях, в том числе и письмах, защищать свою позицию53.

Если рассматривать Житие Иоанна Готского с этой точки зрения, то становится понятным, почему агиограф, построив свое произведение в агрессивном антииконопочитательском стиле (не боясь репрессий и того, что произведение не будет принято официальной церковью), просит избавить его от общения с иконоборцами. Здесь прослеживается явный намек на поддержку политики патриарха, действительно направленной на искоренение иконоборчества.

Возможно, стоит отметить еще один аспект. Автором Жития амастридского святого -- Георгия Амастридского (составленного до 842 г. и молчавшего об иконоборческих спорах) был Игнатий Диакон. Он до 843 г. являлся митрополитом Никейским, а после восстановления иконопочитания был отправлен в монастырь (позднее покаявшись и признав, что был "развращен общением с иконоборцами", Игнатий напишет еще ряд агиографических сочинений, в том числе Жития патриархов Тарасия и Никифора)54. Вероятно, поэтому агиограф, в силу новых веяний и опасений за судьбу святого Георгия Амастридского (в его житии не было реверансов победившей идеологической доктрине, а автор подвергся опале), работая над Житием Иоанна, показал особую роль Георгия в покровительстве "выдающемуся иконопочитателю". По крайней мере, составитель труда об Иоанне Готском, несомненно, старался особо отметить деятельность Георгия Амастридского.

Возникает вопрос, для чего понадобилось перерабатывать Житие Иоанна, придавая его личности общевизантийское значение. Очевидно, что в первую очередь здесь присутствует политический аспект.

В середине IX в. Византийское правительство создает в Крыму новую военно-административную единицу -- фему. Создание фемы однозначно свидетельствует не только о переходе Готии к началу 40-х гг. под полный контроль Византии, но и юридическом оформлении ее вхождения в границы империи. Однако ситуация в Крыму продолжала оставаться напряженной (см. гл. VII). Возвращению Готии в состав империи необходимо было придать и идеологическое обоснование. Вероятно, здесь могли присутствовать и определенные прохазарские настроения (по крайней мере, Иоанн был выдан хазарам именно местным населением), хазарские военные отряды фиксируются в округе Херсона еще в начале 60-х гг. IX в. (Житие Константина Философа)55. Поэтому фигура Иоанна Готского снова оказалась востребованной.

Скорее всего, к моменту создания фемы он уже был, по крайней мере, месточтимым святым, пострадавшим именно от хазар. Житие Готского

-25-

епископа обосновывало законность византийских притязаний на Готию, борьба за которую имела более чем пятидесятилетнюю историю (имеется в виду период с момента восстания до образования фемы) и своего мученика, возможно "идеологического создателя" местной епархии, который к тому же принадлежал к иконопочитательской партии, что на тот момент было немаловажным.

Таким образом, мы пришли к выводу, что несохранившийся прототип Жития Иоанна Готского был создан в 806-811 гг. и, скорее всего, писался со слов выходца с полуострова. Он не был составлен в откровенно антииконоборческом духе и показывал Готского епископа, в первую очередь, как мученика, пострадавшего от завоевателей36, В 843-847 гг. текст Жития был переработан и обрел выраженную иконопочитательскую направленность. Хотя пространная последняя редакция не сохранилось. ее сокращенный вариант дошел до нас в различных списках. Параллельно продолжал существовать и первоначальный вариант, на основании которого и было составлено сокращение в СОЦХ.

Прежде чем переходить непосредственно к теме нашего исследования и попытаться оценить роль Иоанна Готского в истории Крыма "хазарского времени", представляется необходимым хотя бы в краткой форме проанализировать события, имевшие место на Крымском полуострове непосредственно перед указанным периодом.

Примечания

1 Именно "своим собственным народом", а не "вместе со своим народом", как переводил В. Г. Васильевский, -- здесь явная порча текста переписчиком: предлог ?e?? повторен дважды, вместо правильного ???. Это же отмечает и французская исследовательница М.-Ф Озепи (Auzepy M.-F. Gothie et Crimee de 750 a 830 dans les sources ecclesiastiques et monastiques grecques. -- Р. 328).

2 В недавно вышедшей статье А. Ю. Виноградов и А. В. Комар ("Институт тудуна и хазары в Юго-Западном Крыму VIII -- начала IX в. в контексте новых данных эпиграфики") переводят данный отрывок как: "А этот преподобный епископ Иоанн... заключил союз с господином Готии и тремя его архонтами и всем народом..." (С. 48). Однако здесь отчетливо читается выражение ???? ??????? ??? ??????? ??????? = traditus est praefectus Chazarorum, которое нет никаких причин исправлять на ?????? ? ?????? ??? ??????? ???????.

3 А. Ю. Виноградов и А. В. Комар предлагают следующий вариант перевода данного места: "Поэтому, увидев, что архиерей предан одним местечком, они (т. е. готы) прибегли к хагану, и правителя Готии тот пощадил, а 17 невинных человек хаган забрил в рабы". В оригинале фраза выглядит так: ???????? ???? ??????? ? ??????? ????????? ?? ?????? = servos vero septemdecim peremit innoxios. ????????? (рукопись ????????) -- форма аориста (= прошедшего времени совершенного вида = реrfectum historicum) сред.-греч. глагола ??????? "изнурять, утомлять", ср. производные ???????? -- ???· 'изнурение'. ?????????? 'изнуренный". Латинский глагол, которым перевели в Акта Санкторум (Антверпен 1709) perimo, peremi, peremrtum, perere 'изнурять, истощать, доводить до смерти, уничтожать, лишать жизни' -- очень точный, буквальный перевод. А. Ю. Виноградов и А. В. Комар эту форму глагола ошибочно отождествили с существительным ж. р. ????? 'стрижка, острижение (волос)', соотносительным с глаголом ????? 'стричь (волосы)", перен. 'вырубать (лес)", 'истреблять (живность)", формы аориста

- 26 -

которого: ??????, эпич. ?????? -- очень далеки от той, что в тексте (подправлять нет возможности!). В этом, как и предыдущем "исправлениях" текста Жития, вероятно, прослеживается отсутствие филологической дисциплины у переводчиков.

4 В Амастриде покойного провожали как святого и мученика (Сорочин С. Б. Византийский Херсон. Очерки истории и культуры. -- Ч. 2. -- С. 1362. -- Прим. 593).

5 Данный пассаж позволил В. Г. Васильевскому определить время составления Жития вторым периодом иконоборчества (Васильевский В. Г. Житие Иоанна Готского. --С. 426-427), с чем согласились и все последующие авторы (Васильев А. А. Готы в Крыму. -- С. 201; Артамонов М. И. История хазар. -- СПб., 2001. -- С. 350; Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period. -- Р. 115; Huxley G. On the Vita of John Gotthia. -- Р. 161; Auzepy M.-F. Gothie et Crimee de 750 a 830 dans les sources ecclesiastiques et monastiques grecques. -- Р. 324). В недавней работе М.-Ф. Озепи датировала источник ближе к 815 п, нежели к 842 (Auzepy M.-F. La Vie de Jean de Gothie (BHG 891). -- Р. 69).

6 Huxley G. On the Vita of John Gotthia. -- Р. 161.

7 Delehaye H. Propylaeum ad Acta sanctorum. Novembris. Synaxarium eccl. Constantinopolitanae e Codice Sirmondiano. -- Brussel, 1902. -- Со1. 771-774.

8 Лопарев Х. Византийские Жития святых УП1-1Х вв. (продолжение). -- С. 15.

9 Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period. -- Р. 115.

10 Сорочан С. Б. Византийский Херсон. Очерки истории и культуры. -- 4.2. -- С. 346.

11 Готия -- название более распространенное в церковной литературной традиции. Климаты же -- термин, используемый в официальных источниках VIII-1Х вв. Впервые эту мысль высказал В. Юргевич (Две печати, найденные в византийском Херсонесе в 1884 г. // ЗООИД. -- 1886. -- Т. XIV. -- С. 5-10; См. также: Якобсон А. Л. Средневековый Херсонес. -- МИА.-- 1950.--N 17. -- С. 18) и позднее развил В. Е. Науменко (К вопросу о названии и дате учреждения византийской фемы в Таврике // МАИЭТ. -- Симферополь. 1998. -- Вып. 6. -- С. 693-696).

12 Прокопий Кесарийский. О постройках. --- ВДИ. -- 1939. -- N 4. -- С. 349-350.

13 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. -- М., 1980. -- С. 62-65, 69.

14 Там же. -- С. 163-165.

15 Васильев А. А. Готы в Крыму. -- С. 188.

16 Там же. -- С. 217-218; Байер Х.-Ф. Указ. соч. -- С. 70-72.

17 Тавроскифы, или скифотавры, -- термин, который появился во II в. н.э. и иногда применялся для обозначения населения позднескифского царства. Он продолжал использоваться и в средние века как для обозначения населения Крыма, так и иных народов. См: Храпунов И. Н. Древняя история Крыма. -- Симферополь, 2005. --С. 263; Сорочан С. Б. Византийский Херсон. Очерки истории и культуры. -- Ч. 2. -- С. 1346. -Прим. 505.

18 Прокопий Кесарийский. Война с Готами. -- М. 1996. -- С. 24.

19 Kitchin G. W. Catalogus codicum mss. qui in bibliotheca Aedis Christi apud Oxonienses adservantur. -- 1867. -- Р. 1-7: ms.nо 2.

20 Delehaye H. Propylaeum ad Acta sanctorum. Novembris. Synaxarium eccl. Constantinopolitanae e Codice Sirmondiano. -- Соl. ХLI-ХLII. Под обозначением Мd.

21 Наlkin Р. Lе Synaxaire grec de Crist Church a Oxford // Analectaa Bollandiana. -- Bruxelles, 1948. -- Т. 66. -- Р. 59-83.

22 Lefort M. Album palaeographicum codicum graecorum. -- Louvain, 1932.

23 Наlkin Р. Lе Synaxaire grec de Crist Church a Oxford. -- Р. 80-81.

24 Текстологический анализ показывает, что СОЦХ был написан человеком относительно малограмотным, малосведущим; язык текста местами невнятен, изобилует неудачными оборотами, скороговорками, не доведенными до конца периодами. Возможно, автор данного текста -- провинциал с узким кругозором обывателя. Конечно, данный вывод относителен, так как мы не имеем для наблюдения полного текста жития с 10-ю чудесами. При появлении такового оценка может быть существенно скорректирована.

-27-

Редактор, именно редактор, текстов второй традиции (Жития и его сокращения в составе Синаксаря Константинопольской церкви) более грамотен, яснее выражает свои мысли, весьма сведущ (для своего времени), лучше образован (вот откуда всплыли тавроскифы!). информирован об обстоятельствах событий VIII в. не только в Константинополе, но и в отдаленной Таврике. Но местами и этот, более искушенный в словесности человек, допускает ошибочные написания (типа: "из Воноста" вместо "из Бона", Имирия вместо Ивирия, Елисоурас, Хлисоурас вместо Клеисоурас; "вместе с собственным народом" вместо "своим собственным народом" (твор. падеж); екатеристэ вместо акатайристэ, анатандон вместо анафандон! Наивно удивляется скорости переправы мощей святого из Амастриды в торжище Парфенитов и проч. Вероятно, в этих огрехах и недосмотрах виноват редактор, не нормализовавший тот текст, который он редактировал. А последний был, скорее всего, составлен также каким-то не слишком образованным провинциалом.

25 Лопарев X. Византийские Жития святых УШ-1Х вв. (начало) // ВВ. -- СПб.. 1911. -- Т. XVII. -- Вып. 1-4(1910). -- С. 166; Рудаков А. П. Очерки византийской культуры по данным греческой агиографии. -- СПб.. 1997. -- С. 246; Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period. -- Р. 116.

26 Творения святого отца нашего преподобного Феодора Студита, переведенные с греческого языка. -- СПб., 1867. -- Ч. 1.-- С. 23; Сорочан С. Б. Византийский Херсон. Очерки истории и культуры. -- Ч. 2 -- С. 1378.

27 Сюзюмов М. Я. Первый период иконоборчества // История Византии. -- М., 1967.-- Т. 2. -- С. 62-63.

28 Успенский Ф. И. История Византийской империи. -- М., 1996. -- Т. 1. -- С. 655.

29 Афиногенов Д. Е. Константинопольский патриархат и иконоборческий кризис в Византии (784-847). -- М., 1997. -- С. 14, 36.

30 Васильевский В Г. Введение в Житие св. Георгия Амастридского II Русско-византийские исследования. -- СПб, 1893. -- Вып. 2. -- С. LХШ; Лопарев X. Византийские Жития святых VIII-IX вв. (продолжение). -- С. 19. М.-Ф. Озепи датирует смерть Иоанна между 792 и 805 гг. (La Vie de Jean de Gothie (ВНС 891). -- Р. 75.

31 Дашков С. Б. Императоры Византии. -- М., 1996. -- С. 140-141.

32 Афиногенов Д. Е. Константинопольский патриархат и иконоборческий кризис в Византии (784-847)... -- С. 40.

33 Сюзюмов М. Я. Первый период иконоборчества. -- С. 66-67; Афиногенов Д. Е. Константинопольский патриархат и иконоборческий кризис в Византии (784 847). --С. 42-54.

34 Auzepy M.-F. La Vie de Jean de Gothie (BHG 891). -- Р. 75.

35 Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. К вопросу о церковной истории Таврики в VIII в. -- С. 115. Подробнее о дате восстания см. в гл. VI.

36 Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. К вопросу о церковной истории Таврики в VIII в. --С. 115.

37 При этом мы не склонны преувеличивать роль Иоанна в восстановлении иконо-почитания, как об этом сообщает Житие. Отмеченная источником инициатива готского епископа в созыве антииконоборческого собора в Иерусалиме, иконопочитательская агитация в Константинополе не более чем литературный прием агиографа (скорее всего не составителя первоначальной редакции, а редактора середины IX в., см. далее). "обосновывавшего" причины канонизации Иоанна Готского.

38 Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. О возникновении Готской епархии в Крыму. -- С. 121: К вопросу о церковной истории Таврики в VIII в. -- С. 114-115.

19 Вероятно, прототип Жития все же составлялся в Амастриде. В пользу этого свидетельствует упоминание заслуг амастридского епископа Георгия в обеих традициях изложения источника. Если бы в Амастриде данный агиографический источник был только отредактирован, то "особая роль" Георгия присутствовала бы лишь в одной версии.

40 Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period.

42 Auzepy M.-F. Gothie et Crimee de 750 a 830 dans les sources ecclesiastiques et monastiques grecques. -- Р. 324.

-28-

43 Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period. -- Р. 121-123.

44 Иванов С. А. Житие Стефана Сурожского и хазары // Хазары. Второй Международный коллоквиум. -- М., 2000; Древнеармянское Житие Стефана Сурожского и хазары //Хазары. -- Евреи и славяне. -- Иерусалим. -- М., 2005. -- Т. 16.

45 Виноградов А. Ю. Апостол Андрей и Черное море: Проблема источниковедения // Древнейшие государства Восточной Европы 1996--1997. -- М.. 1999. -- С. 358.

46 Васильевский В. Г. Хождение Апостола Андрея в страну мирмидоян // Труды. -- СПб.. 1909, -- Т. 2. -- Вып. 1. -- С. 266.

47 Сорочан С. Б. Византийский Херсон. Очерки истории и культуры. -- Ч. 2. -- С. 1370.--Прим. 644.

48 Васильевский В. Г. Житие Иоанна Готского. -- С. 400.

49 Никитский А. Указ. соч. -- С. 33.

50 Безусловно, имеется в виду церковное общение.

51 Сюзюмов М. Я. Второй период иконоборчества // История Византии. -- М.. 1967.-- Т. 2. --С. 73.

52 Там же. -- С. 78-79.

53 Афиногенов Д. Е. Константинопольский патриархат и иконоборческий кризис в Византии (784-847). -- С. 99.

54 Афиногенов Д. Е. Константинопольский патриархат и иконоборческий кризис в Византии (784--847). -- С. 85--115; Афиногенов Д. Е. Патриаршество св. Мефодия I (843-847): борьба за преемственность в Византийской церкви // ВВ. -- 1997. -- N 57 (82); Лебедев А. П. Очерки внутренней истории Византийско-восточной церкви. -- СПб, 1998.-- С. 71-74.

55 Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period. -- Р. 122.

56 Сказания о начале славянской письменности. -- М., 1981. -- С. 78; Подробнее см.: Могаричев Ю. М. К вопросу о политической ситуации в Таврике в середине IX в. // Сборник Русского исторического общества. -- М., 2002. -- N 4 (152); О степени достоверности одного сюжета Жития Константина Философа // Археолога. -- 2004. -- N 3.

57 К похожему выводу, а именно -- отраженное в житии иконоборчество Иоанна, скорее всего, есть идеологическое прикрытие его личности как воина--недавно пришла и М.-Ф. Озепи (La Vie de Jean de Gothie (BHG 891). -- Р. 73.

Глава II

КРЫМ НАКАНУНЕ "ХАЗАРСКОГО ПЕРИОДА"

Известно, что процесс создания Восточно-Римской, или Византий­ской, империи был довольно длительным. Он начался в 324-330 гг., ког­да Константин Великий основал новую столицу Римской империи на ев­ропейском берегу Босфора, и завершился в 395 г.. после смерти после­днего императора единой державы -- Феодосия I -- и раздела государства между его сыновьями на две части.

В Крыму последнее событие практически совпало с приходом в конце IV в. гуннских племен и заселением ими степей и восточной части полу­острова1. Столица Боспорского царства и поселения европейского Боспора не пострадали от этого нашествия, здесь продолжало существовать государство и править местная династия2. Вероятно, его правители, нахо­дившиеся в гуннском окружении, состояли с Византией в союзнических или вассальных отношениях3.

Горный Крым населяли готы и аланы, пришедшие сюда под натиском гуннов4.

У Восточно-Римской империи на полуострове оставался один опор­ный пункт -- Херсон. Правда, по вопросу, входил ли город официально в состав империи или находился с ней в союзнических отношениях, среди исследователей существуют различные мнения5. Нет окончательной яс­ности о статусе города и в конце V в. Одни авторы считают, что в период правления императора Зинона (474-491) город все же стал управляться византийской администрацией6, другие с этим положением не согласны, определяя Херсон как "формально независимый" от империи7.

Византийское влияние на полуострове сказалось и на увеличении здесь последователей христианской религии.

Вероятно, первые христиане появляются на Боспоре и в Херсоне не ранее конца III -- начала IV в.8. В течение IV в. там создаются христиан­ские общины, которые постепенно, особенно с конца IV -- начала V в. становятся все более многочисленными. Хотя о полной победе христи­анства можно говорить только по отношению к VI в.9.

Источники не сохранили сведений о существовании боспорской агио­графической традиции10. Иная ситуация сложилась в Херсоне. Здесь про­слеживаются три независимые друг от друга версии проникновения хри­стианства в Херсонес и. соответственно. Крым.

Первая, "римская", связана с именем св. Климента. Согласно ей. тре­тий римский епископ Климент в 94 г. за пропаганду христианства был со-

-30-

слан императором Траяном в окрестности Херсонеса. Здесь он ежеднев­но крестил по 500 человек и основал 75 церквей. За это он был подверг­нут мученической смерти: вывезен в море, привязан к якорю и утоплен. Эту традицию хорошо знал создатель славянской азбуки Константин Фи­лософ, в монашестве Кирилл, который, как известно, во время своей "ха­зарской миссии" нашел "останки святого" и затем перевез их в Рим.

Другая линия, вероятно имевшая константинопольские корни, связана с апостольской деятельностью Андрея Первозванного. О ней сообщает автор сочинения "О житии, деяниях и кончине святого и всепохвального первозванного апостола Андрея" монах Епифаний, побывавший в Крыму между 815 и 820 гг.11: "...апостол пришел в Воспор, находящийся по ту сторону Понта, город, до которого и мы достигали. Жители его. увидев чудеса, которые творил Андрей, скоро оказали послушание, как они сами нам рассказывали. ...Из Воспора Андрей прибыл в Февдесию (Феодо­сию), город многолюдный и образованный... Уверовали здесь немногие. Оставив их, апостол отправился в Херсон, как (жители Херсона) нам рас­сказали. ...Андрей, пробыв у них довольно дней, воротился в Боспор и, нашедши корабль херсонский, приплыл в Синоп"12.

Вероятнее всего, сообщения о пребывании в Херсоне апостола Анд­рея и папы Климента не имеют исторических оснований13.

И третья, составленная в Херсоне или по заданию городских цер­ковных иерархов, выводит корни местного христианства из Иерусали­ма. Она отражена в так называемых "Житиях св. епископов Херсон­ских"14. Согласно источнику, в 299 г. иерусалимский епископ Гермон направил епископа Василия в Херсон для проповеди христианства. Несмотря на определенные успехи, Василий был убит язычниками. Вскоре иерусалимский иерарх вновь посылает в город миссионеров: Евгения, Агафодора и Елпидия. Но и они пали от рук язычников и иуде­ев15. Следующим проповедником был Эферий. Наконец, в 325 г. Кон­стантин Великий направляет в Херсон 500 воинов для сопровождения нового епископа -- Капитона. Последний при помощи совершенных им чудес (вошел в горящую печь и остался невредимым) и византий­ских солдат окончательно приобщил жителей города к христианству. В свете современных научных представлений данные события имеют под собой определенную историческую основу и датируются второй четвертью -- концом IV в.16.

Отметим, что все три традиции были хорошо известны и сосущество­вали в Херсоне по крайней мере в первой половине -- середине IX в. Поэтому выглядит странным, что ни в один из списков о деяниях херсон­ских епископов не попали сведения об их более знаменитых предшествен­никах. Возможно, это можно объяснить тем, что все традиции оконча­тельно сформировались приблизительно в одно, вероятно иконоборчес­кое, время и разрабатывали их сторонники различных политических направлений. Поэтому в итоге единая легендарная традиция христианиза­ции Херсона так и не была выработана17.

-31-

Крайне важным периодом, во многом определившим дальнейшее ис­торическое развитие Крымского полуострова, является VI в. Он прошел под знаком укрепления и дальнейшего распространения здесь византий­ского влияния. Пожалуй, никогда более власть Константинополя не рас­пространялась настолько в глубь полуострова и не была такой сильной.

Согласно замечанию Прокопия Кесарийского, содержащемуся в его про­изведении "Война с персами" (кн. 1, раздел XII), Боспор был присоединен к империи в период правления Юстина I (518-527). Однако или это про­изошло на очень короткий период, или данный отрывок не совсем верно отражает реальную ситуацию18. По крайней мере, в начальный период прав­ления Юстиниана I городом снова владели гунны. Окончательно в лоне империи Боспор оказался уже при Юстиниане I, и связано это было с исто­рией местного гуннского правителя Грода, или Горда, отраженной в не­скольких византийских источниках (Феофан, Малала, Псевдо-Дионисий, Иоанн Никиусский, Михаил Сириец, Кедрин). Данный правитель, вероятно, под влиянием византийских эмиссаров решил стать христианином. Он при­был в Константинополь, где был с почетом принят императором. Разуме­ется, приняв новую религию, Грод стал вассалом империи. В его владениях были размешены византийские гарнизоны, а местное население стали спеш­но христианизировать. Не желавшие мириться с насаждением новой рели­гии и, надо думать, с византийским присутствием, гунны организовали за­говор, убили Грода, напали на Боспор и перебили византийский гарнизон. В ответ Юстиниан I отправил на берега Боспора Киммерийского каратель­ную экспедицию, которая изгнала гуннов и включила Боспор в состав им­перии ромеев. Произошло это между 527 и 534 гг.19.

О масштабах деятельности администрации Юстиниана I в Крыму Про-копий Кесарийский сообщает в трактате "О постройках" (кн. 3. раздел VII).

Он пишет, что император вернул под власть империи Боспор, укрепив и восстановив оборонительную систему города. Причем для укрепления центральной власти на Боспоре был размещен гарнизон, состоящий из готов-федератов20. Одновременно византийская власть распространилась на земли и на восточной стороне современного Керченского пролива21.

Боспор в эпоху Юстиниана I продолжал оставаться важным морским портом, а Керченский пролив -- оживленной морской артерией.

Другой крупный город -- Херсон -- в это время становится форпостом империи на полуострове. Согласно Прокопию, здесь были восстановлены или реконструированы все важнейшие объекты его оборонительной сис­темы. Это подтверждают и результаты многолетних археологических ис­следований22. В период правления преемника Юстиниана I -- Юстина II (545-578) -- здесь разместился дукс, то есть командир всех византий­ских войск в Крыму, выполнявший, возможно, и роль гражданского прави­теля византийских владений в Таврике23.

Экономика Херсона находилась на подъеме. Здесь процветали произ­водство строительных материалов, кораблестроение, гончарное ремесло, сельское хозяйство, торговля24.

-32-

В период правления Юстиниана I и его ближайших преемников в горо­де началось широкомасштабное церковное строительство, отражением которого стало появление ряда крупных базилик25.

При Юстиниане I под властью Византии находился и южный берег Кры­ма. Из упомянутого сочинения Прокопия мы знаем, что здесь были со­оружены две крепости: Алуста и в Горзубитах, вероятно на территории со­временных Алушты и Гурзуфа26. Появление византийских укреплений на южном берегу полуострова означало, с одной стороны, что империей пол­ностью контролировался морской путь из Херсона в Боспор, а с другой стороны, она установила надзор за всем побережьем. Очевидно, с появ­лением упомянутых крепостей была восстановлена римская система кон­троля за крымским побережьем и каботажным плаванием.

Из сочинения Прокопия мы также узнаем о сооружении Юстинианом так называемых "длинных стен" для защиты страны Дори, "где с давних времен живут готы, которые не последовали за Теодорихом, направляв­шимся в Италию... Сама область Дори лежит на возвышенности, но она не камениста и не суха, напротив, земля очень хороша и приносит самые лучшие плоды"27. Где находилась эта загадочная страна -- вопрос дис­куссионный. Учеными высказывались различные версии как локализации Дори, так и "длинных стен". Страну помещали на южном берегу Крыма28, в Юго-Западном Крыму29, одновременно Юго-Западном и Южном Кры­му30, на плато горы Мангуп31, в долине реки Черной, в районе современ­ного Инкермана32, на высокогорных равнинах Главной гряды Крымских гор33. С "длинными стенами" ассоциировали и остатки каменных стен на перевалах Главной гряды34, и "пещерные города"35.

В настоящий момент большинство исследователей склоняется к мысли, что страна Дори -- это территория, которая впоследствии стала назы­ваться Готией или Климатами, то есть горный Юго-Западный Крым, а воз­можно, и часть Южного, а "длинные стены" -- реально существовавшие оборонительные сооружения, перекрывавшие наиболее легкодоступные ущелья Юго-Западной Таврики. Они препятствовали проникновению круп­ных военных отрядов кочевников из степей в глубь Дори и к Херсону. Один из таких фортификационных узлов был выявлен в первой половине 80-х гг. в ходе археологических работ, проводившихся в балке Каралез под Мангупом36. Некоторые исследователи отмечают следы подобных укреплений и в других местах37.

Однако были ли "длинные стены" надежным укреплением? Учитывая об­становку того времени, когда политическая ситуация в Крыму была отно­сительно стабильной и набеги кочевников, по всей видимости, не были на­правлены на завоевание земель, они представляли вполне приемлемую обо­ронительную систему. Но при целенаправленном наступлении противника-- стоило ему прорвать такую линейную оборону в одном месте -- она теряла свое значение. Поэтому с изменением политической обстановки с начала последней четверти VI в. византийским наместникам приходится укреплять систему защиты своих владений на полуострове.

-33-

Это время характеризуется периодом кризиса империи. Огромные фи­нансовые затруднения, военные неудачи выразились в потере практически всего, что было завоевано при Юстиниане I, усилился нажим на границы38.

Не обошел стороной этот процесс и Крым. Сюда вплотную подступа­ют военные отряды тюрок. В 576 г. они разграбили Боспор. а в 581 г. оказались у стен Херсона, правда, взять город не смогли. В том же году, после смерти кагана Арсилы, их государство распалось, тюрки были вы­нуждены уйти из Крыма, и здесь восстанавливается византийская власть34. От вторжений тюрок пострадали Боспор и его округа, в Юго-Западном Крыму разрушений, связанных с их походом, не выявлено.

Появление новой опасности поставило византийские власти перед не­обходимостью модернизации системы обороны в Крыму, и в первую оче­редь Херсона. При Юстине II в городе сооружается еще одна оборони­тельная стена или башня40. Но этого было явно недостаточно. Нужно было укрепить и дальние подступы -- территорию Дори. В конце правления Юстиниана I. по мнению А. Г. Герцена, начинается сооружение крепости в столице Дори -- Доросе (на плато современной горы Мангуп)41. Вскоре после этого Византия продолжает осваивать дальнюю округу Херсона путем строительства опорных пунктов. Пик этого строительства, вероят­но, приходится на правление Маврикия (582-602). когда стало возмож­ным, освободившись от персидской опасности, обратить внимание на за­падные и северные регионы. О деятельности Маврикия в Крыму извест­но из надписи 590 г., найденной на Боспоре (Тамань). Согласно ей. византийскими владениями на полуострове управлял дука Херсона -- Евпатерий. который, вероятно, восстановил на Боспоре византийское прав­ление и возобновил "кесарское здание"42. Возможно, в этот период или близкое время происходит сооружение в горной Юго-Западной Таврике крупных крепостей: Эски-Кермена43, Чуфут-Кале44. а также более мел­ких опорных пунктов -- Баклы45, Тепе-Кермена46. Каламиты47.

Вероятно, на всех новых крепостях для вовлечения местного населе­ния в лоно христианства, а следовательно, для более тесной "привязки" к империи, возводились храмы.

Раннесредневековые базилики известны на Мангупе48 и Эски-Керме-не49 (отметим, что существует мнение об их более позднем происхожде­нии50). С большой долей вероятности существование христианских хра­мов можно предполагать на Чуфут-Кале51 и, возможно, на других визан­тийских крепостях.

О влиянии христианства на местное население свидетельствуют дан­ные изучения погребального обряда. В могильниках этого времени хоть и производят захоронения по языческому обряду -- в склепах, но уже широко распространяются различные христианские символы на перстнях и амулетах, а над могилами устанавливают христианские надгробия52,

В VII в. Византийская империя переживает кризис.

Об истории Крыма этого времени сохранилось мало письменных источников.

-34-

Наиболее интересными являются написанные в 655 г. письма папы рим­ского Мартина I из Херсона, где он находился в ссылке, своим соратни­кам в Константинополь.

В сентябре 654 г. Мартин I, ревностный сторонник православия, был осужден господствовавшими тогда в Константинополе монофелитами как политический преступник и приговорен к смертной казни. Позднее казнь была заменена ссылкой в далекий Херсон, где Мартин I и скончался 11 сен­тября 655 г.53.

Ряд пассажей, содержащихся в письмах, повествует о ситуации в Крыму.

".. .Голод и нужда в этой земле таковы, что хлеб в ней только упомина­ется по названию, однако его совсем не видят. Поэтому, если нам не при­шлют содержания из этой страны или из области Понта, жить здесь мы вовсе не сможем. ...Ведь в этой стране невозможно ни за какую цену най­ти... хотя бы умеренное пропитание"54. "Ведь те, кто обитает в этой облас­ти, все являются язычниками и языческие нравы восприняли те, которые известны как живущие здесь; они не имеют совершенно никакой человеч­ности, кою природа людей, даже среди самих варваров постоянно обнару­живает... если бы не с суденышек, которые приходят из пределов Романии... не смог бы я купить хлеба, происходящего из этой страны"55.

В историографии нет однозначного толкования сообщений Мартина. Одни исследователи считают, что слова папы Мартина надо понимать бук­вально, и. следовательно, экономика Херсона и. соответственно, Крыма находилась в глубоком упадке56. Другие же отмечают, что содержание писем несет значительный налет субъективности, тем более что они напи­саны старым, больным человеком, попавшим в опалу. Из этого следует вывод, подкрепленный и археологическими данными, что в VII в. Херсон хоть и находился в некотором упадке, все же продолжал оставаться значи­мым городским центром57.

Примечания

1 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. --- С. 77.

2 Сазанов А. В. Города и поселения Северного Причерноморья ранневизантийского зремени: Автореф. дис. ... докт. ист. наук. -- М.. 1999. -- С. 21-30.

3 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 77-80; Виноградов Ю. Г. Позднеантичный Боспор и ранняя Византия // ВДИ. -- 1998. -- N 1; Зубарь В, М., Хворостяный А. И. От язычества к христианству, -- К.. 2000. -- С. 35-36.

4 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 82; Храпунов И. Н. Древняя история Крыма. -- С. 168.

5 Айбабин А И Этическая история ранневизантийского Крыма. -- С. 88; Зубарь В. М., Хворостяный А. И. От язычества к христианству. -- С. 24-35; Храпунов Н. И. Политическая история, государственное и административное устройство Херсонеса в конце IV-VI в.// Херсонес Таврический в середине I в. до н. э. -- VI в. н. э. Очерки истории и культуры. -- Чарьков, 2004. -- С. 520-525.

6 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 88.

7 Зубарь В. М., Хворостяный А. И. От язычества к христианству. -- С. 26-28;

-35-

Храпунов Н. И. Политическая история, государственное и административное устрой­ство Херсонеса в конце IV-VI в. -- С. 526-530.

8 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 46-47, 52; Зубарь В. М, Хворостяный А. И. От язычества к христианству. -- С. 136; Завадська I. А. Християнство в ранньовізантійському Херсонесі. Автореф. ... канд. іст. наук. -- К., 2000.-- С 13; Зубарь В. М, Зинько В. Н. Боспор Киммерийский в антич­ную эпоху. -- Симферополь-Керчь, 2006.-- С. 240-241.

9 Зубарь В. М, Хворостяный А. И. От язычества к христианству. -- С. 136-137; Зубарь В. М. Проникновение и утверждение христианства // Херсонес Таврический в середине 1 в. до н. э. -- VI в н. э. -- Харьков, 2003.-- С. 627. О начальном этапе христи­анизации Крыма см. также: Диатропов П. Д. Распространение христианства в Северном Причерноморье: Автореф. дис. ... канд. ист. наук., -- М., 1988; Мещеряков В. Ф. О времени появления христианства в Херсонесе Таврическом // Актуальные проблемы изучения истории религии и атеизма. -- Л., 1978; Заводская И. А. Христианизация ранневизантий­ского Херсонеса (IV-VI вв.) // МАИЭТ. -- Симферополь, 2003. -- Вып. X; Зинько Е. А. Некоторые особенности религиозной жизни на Боспоре в период христианизации II Бос­пор Киммерийский и варварский мир в период античности и средневековья. Этнические процессы. -- Керчь, 2004; и др.

10 Намеки на начало формирования боспорской агиографической традиции содержатся в произведении Епифания. Епифаний сообщает о проповеди здесь апостола Андрея и указыва­ет на присутствие ковчега с мощами апостола Симона (Васильевский В. Г. Хождение апосто­ла Андрея в стране Мирмидоян // Труды. -- СПб., 1909. -- Т. 2. -- Вып. 1. -- С. 268). Этот же автор сообщает, что Симон на Боспоре не был. Вероятно, культ Симона пришел на Бос­пор из Никопсиса Зихийского, где, по словам Епифания, находилась гробница с именем Симона (там же). Как известно, Боспор входил в состав Зихийской епархии с центром в Никопсисе. (См. подр.: Науменко В. Е. К вопросу о церковно-административном устрой­стве Таврики в VIII-IХ вв. // АДСВ. -- Екатеринбург, 2003. -- Вып. 34. -- С. 132-133.) Вероятно, окончательно боспорская агиографическая традиция так и не была сформирована.

11 Могаричев Ю. М. К вопросу о политической ситуации в Таврике в середине IX в. -- С. 48-49; К вопросу о раннесредневековых иудейских общинах в Крыму // Херсонесский сборник. -- Севастополь, 2003. -- Вып. XII. -- С. 289; Крымская агио­графия как отражение изменений в церковной структуре Таврики иконоборческого периода (к постановке проблемы). -- С. 371.

12 Васильевский В. Г. Хождение апостола Андрея в стране Мирмидоян. -- С. 268.

13 Зубарь В. М., Хворостяный А. И, От язычества к христианству. -- С. 54-55.

14 Латышев В. В. Жития св. епископов херсонских. Исследования и тексты. -- СПб., 1906.

15 Источник указывает на присутствие евреев в числе жителей Херсона. Впрочем, их роль в противодействии христианам могла быть преувеличена, что подразумевал еще В. В. Латышев (Жития св. епископов херсонских.-- С. 8-9). Наличие иудеев среди противников новой религии было традиционным сюжетом подобных произведе­ний, особенно с конца VI в., когда в византийской литературе стал особенно популяр­ным жанр -- полемика с иудеями. Наивысший пик его приходится на иконоборческий период (Успенский Ф. И. История Византийской империи. -- С. 572). Косвенным под­тверждением сказанному может служить упоминание евреев различными списками в разных эпизодах. Если эллины фигурируют в качестве главных врагов первых еписко­пов во всех версиях, то создается впечатление, что иудеи авторами различных спис­ков в текст были включены произвольно, скорее как дань жанру. Это прослеживается и археологически. На настоящий момент в Херсонесе открыты остатки одной синаго­ги, двух плит с изображением иудейских символов и ряда других немногочисленных предметов. Это вряд ли может являться свидетельством значительного процента иудей­ского населения среди херсонитов (см.: Могаричев Ю. М. К вопросу о раннесредне­вековых иудейских общинах в Крыму. -- С. 288).

-36-

16 Цукерман К. Епископы и гарнизоны Херсона в IV веке // МАИЭТ. -- Симферо­поль, 1994. --Т. IV.

17 Подробнее см.: Могаричев Ю. М. Крымская агиография как отражение измене­ний в церковной структуре Таврики иконоборческого периода. -- С. 271-273.

18 Храпунов Н. И. О взаимоотношениях Боспора и Византии при Юстиниане 1 // Боспор Киммерийский. Понт и варварский мир в период античности и средневековья. -- Керчь, 2002.

19 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 94-95; Болгов Я Я Боспор Византийский: очерки истории // Проблемы истории, филологии, культуры. -- М.-Магнитогорск, 1998. -- Вып. VI. -- С. 116; Сазанов А. В. Боспор у ранньовізантійський час // Археологія. -- 1991. -- N 2. -- С. 20-21.

20 Айбабин А. И. Хронология могильников Крыма позднеримского и раннесредне-векового времени // МАИЭТ. -- Симферополь, 1990. -- Вып. 1. -- С. 68; Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 100.

21 Станов А. В. Боспор у ранньовізантійський час. -- С. 25; Города и поселения Северного Причерноморья ранневизантийского времени. -- С. 33-35; Болгов Н. Н. Боспор Византийский: очерки истории. -- С. 117-118.

22 Антонова И. А. К вопросу о хронологии оборонительного строительства в средневе­ковом Херсонесе // АДСВ. -- 1976. -- N 13: Рост территории Херсонеса II Византия и сопредельный мир. -- АДСВ. -- 1990; Юго-восточный участок оборонительных стен Хер­сонеса // Херсонесский сборник. -- Севастополь. 1996. -- Вып. VII; Романчук А. И. Очер­ки истории и археологии византийского Херсона. -- Екатеринбург, 2000. -- С. 50-54.

23 Соломоник Э. И. Несколько новых греческих надписей средневекового Крыма // ВВ. -- 1986. -- Т. 47. -- С. 213-214; Зубарь В. М., Сорочан С. Б. О положении Херсона в конце V--VI в.: политический и экономический аспекты // Херсонесский сборник. -- Севастополь. 1998. -- Вып. IX. -- С. 123-124; Сорочан С. Б. Раннесредневековый Хер­сон и "призраки самоуправления" // Херсонесский сборник. -- Севастополь, 2003. -- Вып. XII. -- С. 308; Храпунов И. И. Политическая история, государственное и админи­стративное устройство Херсонеса в конце IV-VI в. -- С. 533-534.

24 Романчук А. И. Очерки истории и археологии византийского Херсона. -- С. 86-130: Сорочан С. Б., Зубарь В. М., Марченко Л. В. Жизнь и гибель Херсонеса. -- Харьков, 2000.-- С 151-156.

25 Романчук А. И. Очерки истории и археологии византийского Херсона. -- С. 60--85, 222-234; Заводская И. А. Хронология памятников раннесредневековой христианской архи­тектуры Херсонеса // МАИЭТ. --Симферополь. 2000. -- Вып. 7; О происхождении христи­анской архитектуры ранневизантийского Херсонеса // МАИЭТ. -- Симферополь, 2001. -- Вып. 8; Завадська I. А. Християнство в ранньовізантійському Херсонесі. -- С. 8-15.

26 Домбровский О. И. Средневековые поселения и "исары" Крымского Южнобере-жья // Феодальная Таврика. -- К., 1974. -- С. 9-13; Мыц В. Л. Ранний этап строитель­ства крепости Алустон // ВВ. -- 1997. -- N 57(82).

27 Цит. по: Прокопай Кесарийский. О постройках. -- С. 349-350.

28 Соломоник Э. И., Домбровский О. И. О локализации страны Дори // Археологи­ческие исследования средневекового Крыма. -- К., 1968.

29 Якобсон А. Л. Средневековый Крым. -- С. II; Тиханова М. А. Дорос-Феодоро в истории средневекового Крыма// МИА. -- 1953. -- N 34. -- С. 319-333: Фирсов Л. В. О положении страны Дори в Таврике // ВВ. -- 1979. -- Т. 40.

30 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 107-122.

31 Пиоро И. С. Крымская Готия. -- К., 1990. -- С. 57-89.

32 Сидоренко В. А. "Готы" области Дори Прокопия Кесарийского и "длинные сте­ны" в Крыму//МАИЭТ. -- 1991.- Вып. 2. -- С. 114-115.

33 Новиченков В. //., Новиченкова Н. Г. Об исторической топографии "готской земли" в раннесредневековом Крыму // Восток-Запад: Межконфессиональный диа­лог. -- Севастополь, 2003.

-37-

34 Веймарн Е. В. От кого могли защищать готов "длинные стены" // Античные традиции и византийские реалии. -- АДСВ. -- 1980; Сачомонт Э. И., Домбровский О. И. О локали­зации страны Дори // Археологические исследования средневекового Крыма. -- С. 33-34.

35 Якобсон А. Л. Средневековый Крым. С. 11; Тихонова М, А. Дорос-Феодоро в истории средневекового Крыма. -- С. 319-333.

36 Сидоренко В. А. "Готы" области Дори Прокопия Кесарийского и "длинные сте­ны" в Крыму. -- С. 114-115.

37 Мыц В. Л. Укрепления Таврики Х-ХV вв. -- К., 1991. -- С. 69-70; Сорочин С. Б. Око и щит империи. Херсон к концу правления Юстиниана I и при его ближайших преемниках // Боспорские исследования. -- Симферополь-Керчь, 2004. -- Вып. 5. -- С. 331-332.

38 История Византии. -- Т. 1. --М., 1967. -- С. 354-363.

39 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 133-142; Сазанов А. В. Города и поселения Северного Причерноморья ранневизантийского вре­мени. -- С. 35-36.

40 Соломоник Э. И. Несколько новых греческих надписей средневекового Крыма. -- С. 213-214.

41 Герцен А. Г. Крепостной ансамбль Мангупа//МАИЭТ. -- Симферополь, 1990. -- Вып. 1. -- С. 136; Дорос-Феодоро (Мангуп): от ранневизантийской крепости к феодальному городу // АДСВ. -- Екатеринбург, 2003. -- Вып. 34. -- С. 100.

42 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 132.

43 Айбабин А. И. Основные этапы истории городища Эски-Кермен // МАИЭТ.--Симферо­поль, 1991. -- Вып. 2. -- С. 45; Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 143.

44 Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. Еще раз о дате появления крепости на плато Чуфут-Кале // Проблемы истории "пещерных городов" в Крыму. -- Симферополь, 1992; Кре­пость драгоценностей. Кырк-Ор. Чуфут-Кале. -- Симферополь. 1993. -- С. 28-31.

45 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 145.

46 Талис Д. Л. Городище Тепе-Кермен // КСИА. -- 1976. -- Вып. 148. -- С. 98-103; Мога­ричев Ю. М. Пещерные сооружения средневековых городищ Юго-Западного Крыма // Про­блемы истории "пещерных городов" в Крыму. -- Симферополь, 1992. -- С. 67-69, 73.

47 Веймарн Е. В. О времени возникновения средневековой крепости Каламита // История и археология средневекового Крыма. -- М., 1958. -- С. 56--62; Филиппенко В. Ф. Новое в истории и археологии крепости Каламиты-Инкермана // Херсонесский сбор­ник. -- Севастополь, 1997. -- N VII. -- С. 143-146.

48 Тихонова М. А. Базилика // МИА. -- 1953. -- N 34; Герцен А. Г. Дорос-Феодоро (Мангуп): от ранневизантийской крепости к феодальному городу. -- С. 101-102.

49 Шмит Ф. И. Эски-Керменская базилика // ИГАИМК. -- 1932. -- Т. XII. -- Вып. 1-8; Айбабин А. И. Основные этапы истории городища Эски-Кермен. -- С. 45.

50 Бармина Н. И. Мангупская базилика в свете некоторых проблем крымского сред­невековья // Византия и средневековый Крым. -- АДСВ. -- 1995. -- Вып. 27; Лосицкий Ю. Г., Паршина Е. А. Эски-Керменская базилика // Православные древности Таврики. -- К., 2002.

51 Герцен А. Г.; Могаричев Ю. М. Крепость драгоценностей. -- С. 24.

52 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 161.

53 Бородин О. Р. Римский папа Мартин I и его письма из Крыма // Причерноморье в средние века. -- М., 1991. -- С. 173-175.

54 Там же.-- С. 178.

55 Там же. -- С. 179.

56 Якобсон А. Л. Средневековый Крым. -- С. 28.

57 Романчук А. И. К вопросу о положении Херсонеса в "темные века" // АДСВ. -- 1972. -- N 8. -- С. 42-55; Романчук А. И., Седикова Л. В. "Темные века" и Херсон: проблема репрезентативности источников // Византийская Таврика. -- К., 1991. -- С. 31; Сорочан С. Б. Еще раз о письмах папы Мартина I и о положении византийского Херсона и его климата // Боспор Киммерийский и варварский мир в период антично­сти и средневековья. Этнические процессы. -- Керчь, 2004.

-38-

Глава III

Хазары и Боспор в конце VII -- начале VIII в.

Одной из основополагающих проблем истории Крыма "хазарского периода" является проблема времени проникновения хазар на полуост­ров и захвата ими Боспора. А ключевой вопрос -- это определение по­литической принадлежности города Боспора (совр. Керчи), и более ши­роко -- территории бывшего Боспорского царства. Речь идет о том, был ли Боспор частью Хазарского каганата, Византийской империи, со­вместным византийско-хазарским владением или какой-то особой спе­цифической зоной.

По мнению В. Г. Васильевского, во второй половине VII в. "хазары прочно утвердились на обеих сторонах Керченского пролива и стояли твердой ногой на полуострове в соседстве с независимой пока Готией и вольным греческим городом Херсоном"1.

Ю. А. Кулаковский точно не определял дату завоевания хазарами Бос­пора, но считал, что в конце VII в. в городе сидел уже хазарский намест­ник, а их власть распространялась вплоть до Готии и Херсона2.

А. А. Васильев полагал, что "к концу VII в. хазары уже перешли Ким­мерийский пролив, завоевали Боспор, посадили там своего наместника и овладели значительной частью полуострова. ...Готские владения завое­ваны хазарами не были"3.

По мнению А. Л. Якобсона, хазары к концу VII в. подчинили себе уже боль­шую часть полуострова, за исключением Херсона и ближайшей округи4.

М. И. Артамонов полагал, что еще в середине VII в. хазары проникли в Крым и заселили не только степную, но и южную горную часть полуост­рова, изолировав Херсон от сельскохозяйственной периферии5.

Крайне важными для всей дальнейшей историографии стали публикации Т. И. Макаровой итогов археологических исследований на территории Кер­чи. Исследовательница выделила так называемые "хазарские" слои, в том числе связанные с захватом ими города, а также строительные остатки, датируемые "хазарским периодом", в том числе и "цитадель"6.

Несколько иную, отличную от взглядов М. И. Артамонова, позицию занимает в своих последних работах С. А. Плетнева. С одной стороны, она характеризует VIII-IX вв. как период "хазарского господства в Кер­чи", а сам город, со ссылкой на пространную редакцию письма Иосифа, считает принадлежащим хазарам7. С другой стороны, исследовательница с полным на то основанием заключает, что достаточно убедительных и весомых археологических доказательств пребывания хазар в степях в VII в. пока нет8.

-39-

И. А. Баранов со ссылкой на результаты раскопок Т. И. Макаровой пи­сал о разгроме византийской крепости Боспор хазарами в конце VII в. и строительстве на ее месте в VIII в. хазарской цитадели. Он выделял два этапа политики хазар в Крыму. Первый -- время вооруженного нейтрали­тета, когда хазары захватили в Крыму только Боспор и долгое время не предпринимали серьезных действий. При этом здесь наблюдалось византийско-хазарское двоевластие9. Около 740 г. хазары захватывают почти весь Крым, за исключением Херсона, который выплачивал дань, а их по­литическим центром становится Сугдея10. Прекращается хазарское гос­подство во второй половине X в.11.

По мнению Н. Н. Болгова, прочная власть хазар в Восточной Таврике утвердилась с конца VII в. Однако вскоре византийское влияние было вновь восстановлено, но уже в конце VIII в. хазары вернули себе господство в Восточном Крыму, в ряде пунктов разместили вооруженные отряды, а в самом Боспоре возвели цитадель, которая была разрушена в конце IX в.12.

А. И. Айбабин считает, что город Боспор в последней четверти VII в. был уже хазарским и управлялся начальником постоянного хазарского гарнизона. По его заключению, "Боспор был одним из "всех селений за Понтом Евксинеким...", на которые, по словам Никифора, напали хаза­ры, изгнавшие в 679/680 г. орду Аспаруха за Дунай13. Он приводит и архе­ологические доказательства данного события. Ученым на основании ма­териалов собственных исследований и раскопок Т. И. Макаровой выяв­лен слой пожара, связанный с захватом хазарами Боспора. Аналогичный вывод сделан и для ряда других поселений Керченского полуострова14. В самом Боспоре, по мнению автора, хазары разместили гарнизон, а в при­морской части построили цитадель15. По его мнению, для хазарского Бос­пора (Керчи) характерны салтовская керамика и жилища, типичные как для крымского и приазовского вариантов салтово-маяцкой культуры, так и подобные открытым в хазарских крепостях Подонья.

Данная точка зрения с отдельными оговорками была воспринята К. Цукерманом16.

Выводы А. И. Айбабина в отношении "хазарских слоев" Боспора были подвергнуты критике со стороны С. Б. Сорочана17, В. Е. Науменко18, В. В. Майко19, А. В. Сазанова и Ю. М. Могаричева20.

По мнению С. Б. Сорочана, к началу VIII в. над Крымом был установ­лен византийско-хазарский кондоминиум, сохранявшийся до 30-х гг. IX в. Однако уже с конца VIII в. эта система начинает распадаться. А к 860 г. хазары были вытеснены из Крыма21.

В. Е. Науменко заметил, что находок, связанных с хазарским присут­ствием в городе вообще и в "хазарском" слое постройки, открытой А. И. Айбабиным, в частности, немного. Поэтому перенесение результа­тов исследований одной усадьбы на историю всего Боспора этого вре­мени преждевременно. По его мнению, нет достаточных оснований го­ворить о выходе города Боспора из состава Византийской империи, хотя оседание на его территории некоторого числа носителей иной, негрече-

-40-

ской культуры, возможно. Двойной же титул правителя Боспора (архонт-валгица) указывает на особый статус Боспора, который может быть оп­ределен (вслед за С. Б. Сорочаном) как контактная зона, находящаяся под двойным Византииско-хазарским управлением. Зависимость города от хазар выражалась, вероятно, в виде дани и определенных торговых привилегиях каганата в районе Керченского пролива22.

В заключение историографического обзора отметим, что все выво­ды делаются на основании двух групп доказательств. Первую состав­ляют материалы комплексов Керчи рубежа VII-VIII вв., вторая пред­ставлена сведениями письменных источников, прежде всего Никифора и Феофана23. Эти две группы источников трактуются как подтверждаю­щие или опровергающие точку зрения о нахождении города под влас­тью хазар.

Обратимся, прежде всего, к анализу археологических материа­лов. Как уже неоднократно отмечалось, слои Керчи конца VII-IХ в. были предметом исследований Т. И. Макаровой24, А. И. Айбабина25, В. В. Майко26 и одного из авторов настоящей работы27.

Вывод о хазарском слое Керчи был сделан А. И. Айбабиным на мате­риалах комплекса помещения 12 в Кооперативном переулке в сопостав­лении с результатами раскопок Т. И. Макаровой на Рыночной площади28.

Предварительно охарактеризуем стратиграфию Керчи на основании материалов, прежде всего профилей, приведенных в статьях Т. И. Мака­ровой и А. И. Айбабина.

При раскопках Т. И. Макаровой были выявлены следующие слои29 (снизу вверх) (рис. 1, 1-3):

1. Предматериковый слой, датированный II -- началом III в. н. э.

2. Позднеантичный слой, датированный серединой III в. н. э.

3. Глинистый влажный слой позднебоспорского времени, датированный юстиниановским временем.

4. Темный гумусированный слой хазарского времени, датированный VII -- началом IX в.

5. Плотный гумусированный слой с остатками построек Корчева, дати­рованный второй половиной IX -- началом XII в.

6. Гумусированный каменистый слой разборки построек Корчева, дати­рованный ХУ-ХУП вв.

7. Светлый рыхлый слой с находками ХVII-ХIХ вв.

При исследованиях А. И. Айбабина в Кооперативном переулке была получена следующая стратиграфия30 (снизу вверх) (рис. 1, 4):

1. Зеленый слой (слой Е).

2. Слой пожара (слой пожара А), датированный 576 г.

3. Коричневый суглинок (слой Д), датированный последней чет­вертью VI -- третьей четвертью VII в.

4. Слой пожара (слой пожара В), датированный последней четвертью VII в.

-41-

0x01 graphic

Рис. 1. Керчь. Нижний город. Сравнительная стратиграфия участков Т.И. Макаровой (1 - 3), А.И. Айбабина (4) и итоговая синхронизация (5)

-42-

5. Серо-коричневый суглинок (слой Г), датированный концом VII -- тре­тьей четвертью IX в.

6. Серый суглинок, датированный последней четвертью IХ-ХI в.

7. Темно-серый суглинок (слой В).

8. Серый суглинок (слой Б).

9. Коричневый суглинок (слой А).

10. Дерновый слой.

Это общая стратиграфия по профилям бортов. При этом в пределах каж­дого из слоев существовали объекты и слои, имеющие более узкие дати­ровки, но стратиграфически в этих профилях не отображенные. Вместе с тем имеющиеся их паспорта и полная фиксация находок, связанных с эти­ми объектами, дали возможность их более или менее точной датировки. Все эти материалы были приведены в статье одного из авторов31.

Обратимся к раскопкам Т. И. Макаровой. При ее исследованиях были выделены слои на участках II и III, стратиграфию которых, вследствие ряда существенных различий, следует рассмотреть раздельно, после чего провести синхронизацию слоев.

1. Участок III раскопок 1964 г.

Начнем с участка III, исследовавшегося в 1964 г. Стратиграфическая колонка и хронология обнаруженных объектов могут быть представле­ны следующим образом (табл. 1).

Таблица 1

Слой

Строит.

период

Фаза

Объекты

Датирующие

материалы

Дата

по материалу

Дата

с учетом

страти-

графии

1

2

3

4

5

6

7

Предмате-

риковый

слой бурой

краснова-

то-желтой

глины

Шурф в рай-

оне печи 2:

остатки

вымостки

и дворика

Амфоры:

Зеест 76, Зеест 77,

узкогорлые

светлоглиняные,

типа D

Первая полови-

на III в. н. э.

Начало --

первая

половина

III в. н.э.

Завал

обожжен-

ной глины

Производ-

ственный

комплекс:

печь 2, ямы

3,4

Яма З -- статер

Рискупорида V

254-256 гг.

Производствен-

ное помещение

с печью 2 --

клад из 50 монет

с самой поздней

периода второго

правления Рис-

купорида V --

264 г. н. э.

250-260 гг.

250-260 гг.

-43-

Продолжение таблицы 1

1

2

3

4

5

6

7

Глинистый

влажный

слой позд-

небепор-

ского вре­мени --

так называ-

емый слой

"юстини-

ановского

времени"

1

1

Помеще-

ние 8 с из-

вестняко-

вым полом

Нет

Нет

Первый

этап засыпи

колодца

(штыки

11-9)

Амфоры: Зеест

100, Зеест 99а,

Зеест 96-97,

АДСВ тип 5,

"набегающая

волна", корич-

невоглиняные

"с перехватом".

Краснолаковая

посуда: Реуner

1963 fig. 8, Setif

= условные

формы АRSW

62В, LRС1

Вторая

четверть VI в.

Время функ-

ционирова-ния

и гибели --

вторая чет-

верть VI в.

2

Могила в

помещении

с известня-

ковым по-

лом

Амфоры: Зеест

99а, с воронко-

видным горлом

и глубоким

частым рифле-

нием.

Стекло: ножки

рюмок

Материал

укладывается в

промежуток

времени от

второй четвер-

ти VI в. до 650/

670 гг. н. э.

2

Второй этап

засыпи

колодца

(штык 8)

Амфоры:

светлоглиня-

ная -- "набега-

ющая волна",

коричневогли-

няные "с пере-

хватом", крас-

нолаковая по-

суда: АRSW 105

Материал

укладывается в

промежуток

времени от 5 50-

5 80 до 660 г. н.э.

Время

функциони-

рования и

гибели --

третья

четверть --

конец VI в.

"Резервуар-

купель"

Нет находок,

относящихся

к слою

Помещение

с мрамор-

ным полом

Амфоры:

светлоглиняные

"набегающая

волна", с ворон-

ков и дным гор-

лом и глубоким

частым рифле-

нием;

Материал

укладывается

в промежуток

времени между

второй четвертью VI в. и концом VI -- началом VII в.

-44-

Продолжение таблицы 1

1

2

3

4

5

6

7

Светильники.

Стекло: рюмки, флаконы с высо-

ким цилиндри-

ческим горлом

второго типа

Темный гу-мусирован-ный слой

"хазарско-го

времени"

Кладка

Кувшины с плоскими руч­ками, амфоры

"причерномор-

ского типа"

Вторая полови­на IХ-ХI в.

Вторая полови­на IХ-ХI в.

Слой под улицей

Слой на глу­бине 7 штыка под улицей в кв. 1-2 зап.

Амфоры: кув­шины с плоски­ми ручками, "причерномор-

ского типа", "во-

ротничковые". Простая гон-

чарная посуда:

ойнохойи "бак-

линскоготипа".

Лощеные сосу-

ды: кувшины с орнаментацией

врезным и ли-

ниями.

Поливная посу­да: Glazed White Ware II Туре 2

Середина -- последняя треть X в.

Середина -- последняя треть X в.

Плотный гумусиро-ванный

слой

"с остатка-

ми постро­ек Корче-ва"

1

2-я мосто­вая, на вто­рой белой

вымостке

Амфоры: кув­шины с плос­кими ручками,

"воротничко-

вые", "причер-

номорского типа", Ганос Gunzenin 1), Науеs Туре 66, Науеs Туре 63, Баранов тип 2. Поливная посуда: Glazed White Ware II

Туре 2, Glazed White Ware

Туре 8, оlусhromе White

Ware class 3:

Первая полови­на XI в.

Середина XI в.

-45-

Окончание таблицы 1

1

2

3

4

5

6

7

Стеклянные

браслеты

с росписью

2

1 мостовая; помещение 7

Амфоры: кув­шины с плос-

кими ручками,

"воротничковые",

с высоко поднятыми ручками, Науеs Туре 61. Стеклянные

браслеты

с росписью и без нее

Начало XII в.

Начало XII в.

В таблице для нас важны комплексы так называемого слоя "юстиниановского" времени или помещения 8 и темный гумусированный слой "ха­зарского" времени.

1.1. Помещение 8

Обратимся к хронологии помещения 8. В общем виде она представлена в вышеприведенной таблице. Рассмотрим более подробно основания для предлагаемых нами датировок. В целом, они соответствуют предположе­нию Т. И. Макаровой о том, что "полученные данные в сопоставлении со стратиграфическим расположением помещения 8 непосредственно под остатками построек хазарского времени дают возможность отнести его к строительству Боспара, скорее всего, юстиниановского времени"32.

В помещении 8 выделяются два строительных периода, условно на­званных нами "период известнякового пола" и "период мраморного пола".

"Период известнякового пола" распадается на две фазы, которые отражают время функционирования и прекращения существования по­стройки с известняковым полом.

Первая фаза представлена первым этапом засыпи колодца (штыки 9-11), отражающим время функционирования помещения 8. Датирующие находки из колодца с глубины 9-11 штыков представлены фрагментами амфор и краснолаковой посуды33. Общая статистика находок следующая (табл. 2).

Таблица 2

N

Функциональная категория

Венчики и горла

Ручки

Донья

Всего

%

1

Амфоры

5

3

8

50,0

2

Краснолаковая посуда

6

1

7

43,8

3

Простая гончарная

1

1

6,2

Всего

12

4

16

-46-

Обнаруженные амфоры относятся к следующим типам (табл. 3).

Таблица 3

N

Тип амфор

Венчики и горла

Ручки

Донья

Всего

%

1

Светлоглиняные

"набегающая волна"

(рис. 2, 1, 2)

1

1

2

22,2

2

Коричневоглиняные

"с перехватом"

(рис. 2,3,4)

2

2

22,2

3

Зеест 99а

(рис. 2, 5)

1

1

11,1

4

АДСВ тип 5

(рис. 2, 7)

1

1

11,1

5

Зеест 96-97

(рис. 2, 6)

1

1

11,1

6

Зеест 100

(рис. 2, 9)

1

1

11,1

7

Зеест 72

(рис. 2, 5)

1

1

11,1

Всего

6

3

9

Как видно из таблицы, амфоры относятся к разным хронологичес­ким периодам --II-III вв. н. э., IV-V вв. и V-VI вв. н. э. Несомненно, к примеси раннего материала относится венчик амфоры типа Зеест 72, относящейся к концу II -- середине III в. (рис. 2, <§)34. Отметим, что к тому же времени, по всей видимости, относится горло красноглиняного кувшина (рис. 2,10)35.

Несколько более сложен вопрос с венчиком амфоры типа Зеест 100. Нижняя граница амфор тип Зеест 100 приходится на середину III в. н. э.36, верхняя -- проблематична. Безусловно их существование в первой половине V в.37, по всей видимости, в третьей четверти того же столетия .

Наконец, в херсонесском комплексе "цистерны в алтаре", датирующем­ся последней четвертью V в., они занимают второе место среди всех ти­пов амфор, составляя 15,5% от всех амфорных фрагментов39. В ком­плексах следующего периода -- второй четверти VI в. -- находки эти нередки, однако это не целые сосуды, а фрагменты, которые могли туда попасть из нижележащих слоев40. Венчик, аналогичный нашему, встречен на амфоре из комплекса второй половины IV в. городища Батарейка I41, что, по всей видимости, заставляет датировать венчик амфоры Зеест 100 из колодца этим периодом.

-47-

Керчь-1964. Участок III. Период известнякового пола. Фаза 1. Колодец. Штыки 9-11

0x01 graphic

Рис. 2. Комплекс штыков 9-11 засыпи колодца:

1,2 -- светлоглинянные амфоры "набегающая волна"; 3, 4 -- коричневоглиняные "с перехватом"; 5 -- Зеест 99а; 6 -- Зеест 96; 7 -- АДСВ тип 5; 8 -- Зеест 72; 9 -- Зеест 100; 10 -- красноглиняный кувшин; 11 -- краснолаковая миска LRC 1 А; 12-15 -- краснолаковые миски, подобные Fevrier, 1963, fig. 8, Setif; 16 -- краснолаковая миска типа МИА 85, рис. 18,5 (Рисунки выполнены Т. И. Макаровой)

-48-

Горло с ручкой светлоглиняной амфоры с рифлением типа "набегающей волны" по профилю ручки принадлежит к нашим типам 3.1.4-3.1.2, кото­рые датируются второй четвертью VI -- концом VI в.42 (рис. 2, 7). Вторая ручка амфоры этого типа (рис. 2, 2) относится к нашему типу 4.1, датиру­ющемуся первой половиной V в. -- 570/580 гг.43. Самые близкие аналогии данной ручке происходят из комплексов третьей четверти V в. и второй четверти VI в., что и позволяет датировать ручку этим временем44.

Амфоры типа Зеест 99а (рис. 2, 5) датируются второй четвертью VI в. -- 650/670 гг.45. Найденное в колодце горло амфоры этого типа не поддается более точному определению из-за отсутствия венчика.

Ручка амфоры Зеест 96-97 из колодца (рис. 2, 6) имеет аналогии в комплексе помещения 2 в Тиритаке, гибель которого произошла во вто­рой четверти VI в., помещения 1 третьей четверти VI в. того же памятни­ка, слое поселения Зеленый Мыс в Восточном Крыму, относящемуся к концу VI в.46. Соответственно, такая ручка может датироваться време­нем от второй четверти VI в. до конца того же столетия.

Ручка красноглиняной амфоры типа 5 по АДСВ со сдвинутым вали­ком (рис. 2, 7) по многочисленным аналогиям относится ко второй чет­верти VI-VII в.47.

Горло коричневоглиняной амфоры "с перехватом" (рис. 2, 3) по профилю ручки имеет аналогии в комплексах второй четверти VI -- середины VII в.48.

Обнаруженные фрагменты краснолаковых сосудов принадлежат сле­дующим типам (табл. 4).

Таблица 4

N

Тип сосуда

Венчики

Всего

%

1

Fevrier, 1963, fig.8 Setif

(рис. 2, 12-15)

4

4

66,7

2

LRС 1А

(рис.2, 11)

1

1

16,7

3

МИА 85.Рис. 18,3

(рис. 2, 16)

1

1

16,7

Всего

6

6

Одна миска несомненно является примесью II--III вв. н. э. (рис. 2, 16)49.

Датирующая краснолаковая посуда представлена формами Fevrier, 1963, fig. 8, Setif (рис. 2, 12-15) (ранее мы рассматривали ее как АRSW 62В, что, конечно, неверно)50 и LRС 1 (рис. 2, 11).

Краснолаковые миски формы, похожей на Fevrier, 1963, fig. 8, Setif (рис. 2, 12-15), как уже неоднократно писалось, датируются временем от второй половины IV в. до 570/580 гг.51.

-49-

Миски формы LRC 1А (рис. 2, 11) датируются концом IV -- нача­лом V -- второй четвертью VI в.52.

Сочетание циклов дает следующую картину (рис. 3).

0x01 graphic

Рис. 3

Такое сочетание циклов дает основание датировать фазу 1, то есть функционирование первого этапа колодца концом IV -- второй чет­вертью VI в. Время конца этой фазы приходится на вторую четверть VI в. Соответственно, этим же временем датируется первая фаза пер­вого строительного периода помещения 8 -- периода "известняково­го пола".

Вторая фаза связана с сооружением в известняковом полу могилы. Заполнение могилы отражает время конца второй фазы первого строи­тельного периода, когда могила была разрушена и вместе с известняко­вым полом была перекрыта мраморными плитами следующего, второ­го строительного периода. Характерно, что в заполнении могилы, наря­ду с керамикой и камнями, были обнаружены куски мрамора со следами обработки53.

Находки из заполнения могилы ненамного отличаются от материала первого этапа засыпи колодца. Это красноглиняные амфоры типов 5 по

-50-

АДСВ, 99а по И. Б. Зеест, с воронковидным горлом, украшенные глубо­ким и частым рифлением, а также ножки стеклянных рюмок.

Как уже отмечалось, красноглиняные амфоры типа 5 по АДСВ датиру­ются второй четвертью VI-VII в.54. Амфоры Зеест 99а имеют датировку от второй четверти VI в. до 650/670 гг.55. Амфоры с воронковидным гор­лом, имеющие глубокое и частое рифление (термин В. Ф. Гайдукевича), датируются по комплексам периодом от второй четверти VI до третьей четверти или конца VII в.56.

Стеклянные рюмки имеют общую хронологию от второй половины -- конца V по IX в. включительно57.

Сочетание циклов показывают следующую картину (рис. 4).

0x01 graphic

Рис. 4

По циклам данный комплекс может быть датирован очень широко -- от второй четверти VI до третьей четверти VII в. Тем самым нет возмож­ности его узкой датировки.

Необходимо однако учесть тот факт, что могила относится ко второй фазе первого строительного периода одного комплекса -- здания с из­вестняковым полом, которая, следовательно, никак не могла быть отде­лена существенным временным промежутком от конца первой фазы, да­тирующейся по материалу из колодца второй четвертью VI в. В таком случае конец первой фазы мы можем датировать началом второй четвер­ти VI в., а конец второй фазы -- концом второй четверти VI в. Такая хро­нология имеет косвенное подтверждение на памятниках Восточного Кры­ма, где период второй четверти VI в. тоже расчленяется на несколько фаз, причем конец первого строительного периода также отмечен слоем пожара, связанным, по всей видимости, с событиями 527/8-533 гг.58. Если это так, то пожар помещения 8 является еще одним подтверждением дан­ных Малалы и Феофана.

-51-

Еще раз подчеркнем, что конец первого строительного периода свя­зан с пожаром, который претерпело здание с известняковым полом. Этот слой пожара хорошо читался в могиле на глубине 20-25 см59. Могила и известняковый пол были перекрыты мраморным полом следующего, вто­рого строительного периода.

Второй строительный период помещения 8, или "период мрамор­ного пола", представлен двумя комплексами с датирующими находками.

Первый -- это упоминавшаяся засыпь колодца, но теперь уже на уров­не 8 штыка. Находки оттуда отражают последний этап функционирования помещения с мраморным полом.

В засыпи колодца на уровне 8 штыка были найдены два венчика корич-невоглиняных амфор "с перехватом", горло светлоглиняной амфоры с рифлением типа "набегающей волны" и венчик краснолаковой миски груп­пы "Аfrican red slip wares" формы 10560 (рис. 5).

Венчики амфор "с перехватом" датируются второй четвертью VI-VII в.61 (рис. 5,3, 4). Горло светлоглиняной амфоры с рифлением типа "набегающей волны" (рис. 5,2) принадлежит к типу 8 с ручкой типа 3.1.2-4 (по А. В. Сазанову), относящемуся к 500/550-580/600 гг.62

Венчик краснолаковой миски группы "Аfrican red slip wares" формы 105 (рис. 5, 1} является самым важным для хронологии комплекса. Как из­вестно, Дж. Хэйс относил эту форму к 580/600-660 гг. н. э.63. Эта дата была повторена в итальянском корпусе64.

Однако комплексы Карфагена и Марселя заставляют несколько сдвинуть вниз нижнюю дату. В Карфагене форма 105, соответству­ющая типу 66 карфагенской типологии М. Фулфорда, зафиксирована в раннем комплексе примерно 550-ми гг., а самые поздние находки относятся к 625/650 гг. н. э.65. В Марселе самый ранний венчик, ана­логичный нашему, происходит из слоя периода 2В фазы 2В.2, кото­рый датируется третьей третью VI в.66. Таким образом, нижняя дата оказалась примерно на 20-30 лет раньше предложенной Дж. Хэйсом. В остальном хронология формы, предложенная Дж. Хэйсом, подтверждается. Пожалуй, стоит несколько снизить верхнюю дату формы и относить ее конец к 640-650 гг., что, впрочем, не столь уж принципиально.

Аналогии нашему венчику формы 105 происходят из комплексов Мар­селя последней трети VI в.67 и конца VI -- начала VII в.68, Токры пример­но 600 г.69, цистерн Карфагена конца VI -- начала VII в.70, Сэн-Блэза на­чала VII в.71, Аполлонии, по всей видимости, около 642-643 гг.72. Таким образом, наш венчик можно датировать временем от последней трети VI в. до 640 г., если, конечно, считать сборы в Аполлонии стратиграфи­ческими находками. Обратим внимание, что подавляющая часть анало­гий встречена в комплексах конца VI -- начала VII в., а абсолютно иден­тичный венчик происходит из контекста последней трети VI в. Все это позволяет относить рассматриваемый венчик из колодца к последней трети VI -- началу VII в.

-52-

Керчь-1964. Участок III.

Период мраморного пола.

Колодец. Штык 8

0x01 graphic

Рис. 5. Комплекс штыка 8 засыпи колодца:

1 -- краснолаковая миска группы АRSW формы 105;

2 -- горло светлоглиняной амфоры с рифлением типа "набегающей волны"; 3,4 -- венчики коричневоглиняных амфор "с перехватом" (Рисунки выполнены Т. И. Макаровой)

-53-

полученные результаты могут быть сведены в следующий график циклов (рис. 6).

0x01 graphic

Рис. 6

Данный график позволяет относить второй этап засыпи колодца, отра­жающий последний этап функционирования помещения 8, к 550-600 гг., скорее всего, это 580-е. гг., однако материал не дает возможности обо­снованно уточнить дату.

Второй комплекс -- слой на мраморном полу помещения 8, отражаю­щий время конца его существования73. Датирующие находки представле­ны фрагментами амфор и стекла.

Обнаруженные амфоры относятся к типам Зеест 99а, тип 5 по АДСВ, амфорам с воронковидным горлом с глубоким и частым рифлением, светлоглияным с рифлением типа "набегающей волны". Как мы уже пи­сали выше, амфоры типа Зеест 99а датируются второй четвертью VI -- 650/670 гг., тип 5 по АДСВ имеет суммарную датировку в пределах вто­рой четверти VI-VII в., амфоры с воронковидным горлом, имеющие глубокое и частое рифление, относятся ко второй четверти VI -- тре­тьей четверти или концу VII в. Обнаруженные фрагменты светлоглиняных амфор типа "набегающей волны" укладываются в промежуток вре­мени между второй четвертью VI в. и 650/670 гг.74.

Стеклянные сосуды с пола помещения принадлежат рюмкам, фла­конам с цилиндрическим горлом. Рюмки75, как уже говорилось, име­ют общую дату -- вторая половина -- конец V--IX в.76. Флаконы с цилиндрическим горлом с пола помещения 877 относятся к типам А и Б по Л. А. Голофаст. Тип А78 датируется второй-третьей четвертью VI-VII в.79, тип Б 80 относится ко второй-третьей четверти VI -- нача­лу VII в.81.

Картина сочетания циклов датирующих вещей с мраморного пола по­мещения 8 выглядит следующим образом (рис. 7).

-54-

0x01 graphic

Рис. 7

Такое сочетание циклов показывает, что помещение 8 прекратило свое существование в период от второй-третьей четверти VI до конца VI -- на­чала VII в. Как мы видим, такая дата абсолютно совпадает с датой второго этапа засыпи колодца, отражающего последний этап функционирования помещения 8. Следовательно, второй строительный период помещения 8, так называемый "период мраморного пола", относится ко второй-третьей четверти VI -- концу VI / началу VII в.

Наиболее важным является вопрос о предназначении здания. Т. И. Ма­карова отмечала, что наличие пола из мраморных и известняковых плит, обломков штукатурки со следами красной краски, могилы в настиле ниж­него пола не оставляют сомнений в общественном характере помеще­ния 8. По ее мнению, судя по колодцу и резервуару, помещение пред­ставляло собой часть крещальни, которые обычно входили в единый комплекс с базиликой82. На наш взгляд, такая интерпретация возможна, но наиболее вероятна все-таки только для второго этапа -- "помеще­ния с мраморным полом". Это безусловно общественная постройка с мраморным полом и мраморными архитектурными деталями. Однако трактовка резервуара как купели требует, на наш взгляд, более весомой аргументации. Настораживают небольшие размеры (примерно 1 метр на 1 метр) и совершенно иная форма и структура ранневизантийских купелей в Херсонесе. Однако общественное здание с мраморным по­лом возникло в конце второй четверти VI в. после (или в результате?) вхождения Боспора в состав Византийской империи при Юстиниане.

-55-

Может быть, это остатки комплекса, связанного с резиденцией визан­тийского наместника Боспора?

1.2. Темный гумусированный слой хазарского времени

Выше лежал "темный гумусированный слой хазарского време­ни" с характерным материалом второй половины IX в., включавшим в себя кувшины с плоскими ручками и амфоры "причерноморского типа". Анализ материала этого слоя с обоснованием датировки дан А. В. Саза-новым в отдельной статье83. Хронология вышележащих слоев также при­ведена в этой статье и остается пока без изменений.

Как Мы видим, точка зрения о разрушении так называемого базили-кального комплекса в результате нашествия хазар84 не подтверждается археологическими материалами. Гибель комплекса произошла почти на 100 лет раньше предполагаемого прихода хазар и, скорее всего, связана с тюркским разгромом Боспора в 586 г., отраженном в письменных ис­точниках. Сам же темный гумусированный слой на самом деле относит­ся ко второй половине IX в. и, соответственно, хазарским не является. На данном участке слой VIII -- первой половины IX в. не зафиксирован.

Рассмотрим комплексы участка II раскопок 1963 г.

2. Раскоп II 1963 г.

Ключевым объектом являются остатки стен, определенные Т. И. Мака­ровой и А. И. Айбабиным как стены хазарской цитадели города Боспора85. Как полагает Т. И. Макарова, напластования хазарского времени составля­ют всего полметра, но содержат важное доказательство активного строи­тельства хазар в портовой части города. Две линии стен, идущие с севера на юг и прослеженные на протяжении 15,3 м, иначе как крепостные интер­претировать трудно, а удобство выбранного места для возведения крепос­ти косвенно подтверждается появившейся здесь крепостью турецкого вре­мени. Раскопками зафиксированы два важных события того столетия, в течение которого хазары окончательно водворились на Боспоре: разруше­ние в громадном пожаре культовых построек в портовой части Боспора и постройка хазарской цитадели -- "внутреннего города" на его развалинах86.

По мнению А. И. Айбабина, раскопки Т. И. Макаровой подтвердили сви­детельства письменных источников о присутствии в городе постоянного хазарского гарнизона. Ее экспедиция в слое VIII -- третьей четверти IX в. раскрыла руины цитадели87.

Датировка так называемых "хазарских" стен может быть установлена на основании анализа материала нижележащего слоя, дающего время, пос­ле которого были возведены стены, комплекса пифоса, отражающего с известной долей вероятности время функционирования стен, и материа­лов "темного гумусированного слоя хазарского времени", отражающе­го время гибели стен. Подчеркнем, что стратиграфия не дает оснований для выделения слоя времени строительства стен. В результате мы мо­жем уверенно говорить лишь о времени, после которого были построе­ны стены, последнем периоде их функционирования и времени их гибели.

-56-

2.1. Глинистый влажный слой позднебоспорского времени

Итак, стены были возведены на "глинистом влажном слое позднебос­порского времени". Как отмечает Т. И. Макарова, раскопки 1963 г. пока­зали, что стены хазарской крепости перекрывали кладку хорошо обте­санных квадров ракушечника, рядом с которой были обнаружены обломки керамического водопровода или водостока88. Тем самым ясно, что по­стройка из обтесанных квадров относится к глинистому позднебоспор-скому слою. Материал из этого слоя на данном участке, по всей видимо­сти, был невыразительным, поэтому, характеризуя его, Т. И. Макарова упо­мянула лишь о том, что находки краснолаковых блюд подтвердили раннюю дату строительства этой постройки89.

Однако данный слой является единым для раскопов II и III, что с опреде­ленной степенью надежности позволяет датировать время прекращения су­ществования "позднебоспорских" архитектурных комплексов юстинианов-ского времени на обоих раскопах третьей четвертью -- концом VI в. н. э.

Следовательно, "хазарские" стены, перекрывавшие на раскопе II архи­тектурный комплекс из обтесанных квадров, были возведены после VI в.

2.2. Комплекс пифоса

Следующей хронологической зацепкой является комплекс пифоса, образовавшийся, когда стены уже стояли, с известной долей вероятнос­ти косвенно отражающий время функционирования "хазарских стен". Как отмечает Т. И. Макарова, для понимания назначения открытого скопле­ния тарной керамики в комплексе с пифосом стоит упомянуть остатки большого количества яичной скорлупы. Никаких конструкций рядом об­наружено не было. Находились эти остатки хранилища съестных припа­сов в 10 м от открытых нами стен90. Материал из самого пифоса и ком­плекса вокруг него описан Т. И. Макаровой суммарно; судя по тексту, речь идет главным образом о скоплении керамики вокруг пифоса. Наход­ки представлены фрагментами амфор "причерноморского типа", венчика­ми кувшинов с плоскими ручками, двумя фрагментами византийской по­ливной посуды, доньями коричневоглиняных амфор "с перехватом", об­ломками краснолакового блюда ранневизантийского времени91.

Дополнительное изучение рисунков, предоставленных в наше распо­ряжение Т. И. Макаровой, позволило выделить фрагмент амфоры с рос­писью белым ангобом и шаровидный одноручный горшок с давлением в месте прикрепления ручки к венчику92.

Амфоры "причерноморского типа" с подтреугольным в сечении венчи­ком датируются первой половиной IX-Х в.93, амфоры того же типа, но с овальным венчиком -- первой половиной IX -- первой половиной XI в.94.

Амфоры с росписью белым ангобом, по всей видимости, относятся к середине VII -- первой половине VПI-IX в.95. Мы ограничиваем верх­нюю границу IX в., поскольку предложенная Л. В. Седиковой дата XI в. основывается только на находке в одном открытом комплексе Херсонеса XI в., что вполне может объясняться примесью в нем раннего матери-

-57-

ала. Соответственно, надежная дата этих сосудов -- от середины VII -- первой половины VIII до первой половины IX в.

Особо стоит вопрос о датировках кувшинов с плоскими ручками из данного комплекса. Их нижняя дата, как известно, -- вторая половина IX в. Однако в рассматриваемом комплексе были одновременно встре­чены венчики кувшинов с плоскими ручками и острые донья коричне-воглиняных амфор "с перехватом". Их схожесть, как по глине, так и по характерному черному смолению внутренней части, а также полное от­сутствие плоских доньев от кувшинов с плоскими ручками дали осно­вание для следующего вывода Т. И. Макаровой: "Еще ни разу генети­ческая связь красноглиняных кувшинов с плоскими ручками с остро­донными амфорами не была столь очевидной"96. "Показательно, что типичные для красноглиняных кувшинов венчики ранних форм сопро­вождались не плоскими, а острыми, как у амфор "с перехватом", дни­щами и при расчистке хазарского слоя на Рыночной площади. То есть эти кувшины принадлежат к переходным формам, изготовлявшимся еще в VIII -- начале IX в."97.

На наш взгляд, это заключение требует значительной корректировки. Бе­зусловная схожесть по глине, а также близкая профилировка ручек одного из типов амфор "с перехватом" и ранних вариантов кувшинов с плоскими ручками в принципе допускают предложенную Т. И. Макаровой эволюци­онную линию. Однако амфоры "с перехватом" заканчивают свое суще­ствование в конце VII в., а кувшины с плоскими ручками появляются толь­ко во второй половине IX в. Стало быть, следуя схеме Т. И. Макаровой, приходится говорить, что в VIII -- первой половине IX в. существовала переходная форма между этими типами сосудов -- одноручные кувшины с острым дном. Сосуды такой необычной формы не зафиксированы пока ни в одном из комплексов VIII -- первой половины IX в., фрагменты же, обнаруженные в рассматриваемом комплексе керченского пифоса, не со­бираются в целые сосуды предполагаемой формы. Обнаруженные подтре-угольные донья типичны для коричневоглиняных амфор "с перехватом", а венчики относятся к кувшинам с плоскими ручками. Следовательно, до­нья амфор "с перехватом" -- по всей видимости, обычная примесь более раннего материала. На это указывают и фрагменты краснолаковой миски ранневизантийского времени из того же комплекса. Все эти фрагменты ранневизантийских сосудов происходят, видимо, из нижележащего слоя тре­тьей четверти -- конца VI в.

В силу этих обстоятельств обнаруженные венчики связаны с обычны­ми типами кувшинов с плоскими ручками и датируются второй полови­ной IX-- началом XII в. Учитывая их небольшой диаметр, датировка этих сосудов в пределах середины -- второй половины IX в. представляется более предпочтительной.

Одноручный шаровидный горшок с давлением в месте прикрепления ручки к венчику датируется периодом начиная с первой половины IX в.98, они зафиксированы в комплексах X в.99, начала Х1-ХП в.100.

-58-

Поливная посуда представлена группами GWW II Туре 2 середины IX -- начала XII в.101 и GWW I середины VIII -- середины IX в.102.

График соотношения циклов датирующих вещей из комплекса пифоса выглядит следующим образом (рис. 8).

0x01 graphic

Рис. 8

Такое сочетание циклов свидетельствует, что время образования слоя комплекса с пифосом относится к середине IX в., что косвенно может ука­зывать на время функционирования так называемой "хазарской стены".

2.3. Темный гумусированный слой "хазарского" времени

Стены перекрывал так называемый хазарский слой -- темный гумуси­рованный грунт примерно полуметровой толщины. Как пишет Т. И. Мака­рова, следы большого разрушения хранят и сами стены. При расчистке примыкавших к северной стене кладок был обнаружен мощный слой го­рения... "Для темного гумусированного слоя" "характерны, кроме опи­санных амфор и кувшинов, кухонная сероглиняная и лощеная посуда сал-товского облика, тонкостенные ойнохоевидные кувшины с вмятиной на ручке. Важно отметить почти полное исчезновение поливной посуды 1Х-Х вв., стеклянных браслетов. Зачистка дневной поверхности этого слоя строительства предкорчевского времени дала самый ранний дати­рующий материал: обломки блюд с плохого качества красным лаком, встречающиеся на Таманском городище в слоях VII-VIII вв. Все это по-

-59-

зволяет отнести постройку и разрушение открытого сооружения к VII -- началу IX в.103,

Проведенное нами исследование материалов в целом подтвердило дату слоя в пределах второй половины IX в. Анализ конкретных объек­тов и комплексов содержится в статье А. В. Сазанова104. Вместе с тем изучение комплексов показало, что рассматривать два краснолаковых венчика как датирующие время строительства "хазарских стен" оши­бочно. Оба эти краснолаковых сосуда были найдены не только в од­ном слое второй половины IX в., но и в одном комплексе, названном Т. И. Макаровой "расчисткой первого контрфорса" с характерным ма­териалом второй половины IX в., включавшим в себя дно кувшина с плоскими ручками и венчик поливной белоглиняной миски группы GWW II Type 2 105.

Что касается самих краснолаковых мисок, то один венчик относится к форме АRSW 97, датирующейся второй четвертью VI в. -- 650/670 гг.106, второй близок к форме АRSW 109 конца VI -- начала VII в.107 и сосуду из слоя Аргоса 550-585 гг. н. э.108.

Таким образом, эти сосуды являются примесью раннего материала и свя­заны со слоем разрушения стен второй половины IX в.

В результате все, что можно сказать с уверенностью о датировке так называемой "хазарской стены", может быть сведено к следующе­му. Стена была построена после конца VI в., в промежуток времени между концом VI и серединой IX в. Она функционировала в середине IX в. и погибла в результате пожара во второй половине IX в. Доба­вим, что стены сложены на глине из подтесанных камней ракушечника рядами с забутовкой из рваного камня, отдельные участки кладки сло­жены в "елочку"109. В целом такой тип кладки не характерен для ха­зарских построек.

Из сказанного вытекает абсолютная произвольность трактовки стены как стены "хазарской цитадели Боспора". Сам же так называемый "хазар­ский слой" на данном участке также не прослежен.

Стратиграфическая колонка раскопа II 1963 г. выглядит, с учетом сде­ланных изменений, следующим образом (табл. 5).

Таблица 5

Слой

Фаза

Объекты

Датирующие материалы

Дата по материалу

Дата с учетом стратиграфии

1

2

3

4

5

6

Предмате-риковый слой бурой

красновато-желтой

глины

II -- начало III в. н.э.

II -- начало III в. н.э.

-60-

Продолжение таблицы 5

1

2

3

4

5

6

Глинистый

влажный

слой поздне-

боспорского

времени --

так называ-

емый слой

"юстини-

ановского

времени"

Кладка из

квадров

с остатками

водостока

Краснолаковые

блюда (более

точно не атрибутированы)

Время функ-

ционирования

и гибели --

третья четве-

рть -- конец

VI в.

Темный

гумусиро-

ванный слой

"хазарского

времени"

1

Комплекс

с пифосом

Тарная посуда:

кувшины с плоскими ручками, амфоры "причерноморского

типа". Простая гончар-

ная: ойнохоевидные кувшины с вмятиной на ручке.

Поливная посуда: GWW II Type 2

Середина IX в.

Середина IX в.

2

Стены так назы-

ваемой "хазар-

ской цитадели"

(время гибели):

расчистка пер-

вого контрфор-

са; кв. 3-11, глу-

бина 0,40м

ниже 2-й мос-

товой (западная

часть); расчист-

ка продолже-

ния северной

стены у по-

мещения 3;

к югу от кладки

1; кв. 3-5,

штык 7, глуби-

на 0,30-0,40 м

ниже вымост-

ки2; глубина

0,45-0,60 м

ниже вымост-

ки2

Тарная посуда:

кувшины с плоскими ручками,

амфоры "причерноморского

типа", "воротничковые".

Простая гончарная посуда: ойнохойи "баклинского типа".

Лощеные сосуды:

кувшины с орнаментацией врезными линиями.

Поливная посуда:

Glazed White Ware II Туре 2

Вторая

половина

1Х-Х1 в.

Вторая

половина IX в.

-61-

Окончание таблицы 5

1

2

3

4

5

6

Яма 2 под кладкой 1 ; разборка кладки 1 ; между по­мещением 1 и помеще­нием 4 под 2-й мосто­вой

Тарная посуда: кувши­ны с плоскими руч­ками, амфоры "при-черноморского типа", "воротничковые". Простая гончарная посуда: ойнохойи "баклинского типа". Лощеные сосуды: кувшины с орнамен-

тацией врезными

линиями.

Поливная посуда: Glazed White Ware

Туре 2. Стеклянные браслеты:

круглые

Середина -- последняя треть X

Середина -- последняя треть X в.

Плотный гумусиро-ванный слой "с остатка­ми построек

Корчева"

1

2-я мосто­вая; поме­щение П-2а; помещение 4; помеще­ние 1

Тарная посуда: кувшины с плоскими ручками, "воротничковые" амфоры, амфоры "причерно-морского типа". Поливная посуда: Glazed White Ware Туре 2, Роlуchrome White Ware сlass 3.

Стеклянные браслеты: круглые, уплощенные, подпрямоугольные с росписью

Первая поло­вина XI в.

Середина XI в.

2

Мостовая I

Тарная посуда: кув­шины с плоскими

ручками, "воротни­чковые" амфоры, амфоры с высоко поднятыми ручкам -- НауеsТуре 61. Стеклянные браслеты: крученые, круглые, уплощенные,

подпрямоугольные

с росписью

Начало XII в.

Начало XII в.

62-

3. Раскоп 1990-1992 гг. в Кооперативном переулке

3.1. Помещение 12

Из текста соответствующего раздела книги и статьи А. И. Айбабина110 выясняется следующая стратиграфия этого комплекса (снизу вверх):

1. Слой пожара в последней четверти VII в., на котором стоят стены помещения 12.

2. Яма с золой в помещении, связанная с очагом.

3. Слой серого суглинка, перекрывающего яму.

4. Слой серо-коричневого суглинка.

Интерпретация стратиграфических данных по этому помещению мо­жет быть представлена следующим образом (табл. 6).

Таблица 6

Слой

Что отражает, по Айбабину

Дата, по Айбабину

Что отражает, по нашему мнению

Наша дата

Пожар В

Время гибели

усадьбы

Последняя четверть VII в. (679-680 гг.)

Время гибели усадьбы

В слое В, лежа­щем под слоем по­жара В, обнару-

жена монета

654-659 гг.,

следовательно,

слой пожара -- после 654н559 гг.

Яма с золой в помеще­нии (очаг)

Заполнился после того, как жильцы покинули дом

Последние деся­тилетия VII --

на­чало VIII в.

Время

прекраще­ния функциониро­вания помещения

Последняя

чет­верть VII в.

Слой серого суглинка, перекрыва-

ющий яму (заполнение

котлована

жилища)

Слой накопился за период исполь­зования дома

VIII -- первая

по­ловина IX в.

Время разрушения постройки

Конец VII в. Монета 686-687 гг.

Слой серо-коричнево­го суглинка

Слой образовался после разруше­ния дома. Учас­ток был снивелирован во второй половине IX в.,

после разрушения всех построек в начале 870-х гг.,

после из изгнания

из города хазарского военного

отряда

Конец IХ-Х в.

Прекращение существования построек

Вторая половина IX в.

-63-

Совершенно очевидно, что помещение возникает после 654-659 гг. -- даты монет из нижележащего слоя пожара В.

3.1.1. "Яма с золой" (рис. 9, А)

Стратиграфически следующий по хронологии объект -- так называ­емая "яма с золой" внутри помещения 12.

0x01 graphic

Рис. 9. Комплексы помещения 12 в Кооперативном переулке:

А -- заполнение очага -- "яма с золой", Б -- слой серого суглинка. А: 1 -- светлоглиняная амфора "набегающая волна"; 2 -- Зеест 99а; 3,4 -- АДСВ тип 5 Б: 1-11 -- светлоглиняные "набегающая волна"; 12-17 -- коричневоглиняные "с перехватом"; 18-10 -- АДСВ тип 5; 21 -24 -- амфоры с воронковидным горлом, 25 -- Зеест 96/97; 26 -- амфора Сагойе; 27-- амфора 1У-И1 вв. до н. э.;28 -- узкогорлая светлоглиняная "А"; 29 -- амфора II--III вв. н. э.; ЗСМ-2 -- простая гончарная и лепная посуда; 43,44 -- стеклянная рюмка; 45 -- стеклянная лампада

-64-

По мнению А. И. Айбабина, очаг жилого помещения заполнился "мусором после того, как жильцы покинули дом"111. Такое заключение вызывает недоумение. Следуя логике А. И. Айбабина, получается, что внутри поме­щения находится очаг с золой, который заполняется после того, когда сама постройка уже не существует. При этом "керамика из очага представляет собой закрытый комплекс"!112 Почему, в таком случае, появился весь этот комплекс? Остается предположить, что жильцы соседних строений исполь­зовали в качестве общей помойки яму под уже несуществующей построй­кой. Искусственность и ошибочность такого построения очевидна.

Альтернативное объяснение лежит, что называется, на поверхности. "Яма с золой" внутри помещения отражает время прекращения функцио­нирования этого помещения, а не период после него. Если быть более точным, то "яма с золой" у очага отражает последний этап функциониро­вания постройки.

В слое засыпи очага были сделаны следующие, по данным публика­ции, находки (табл. 7).

Таблица 7

N

Название типа

Ручки

Стенки

Донья

Неизвест-ные фрагменты

Всего

Кол-во сосудов

%

1

АДСВ тип 5 (рис. 9, А, 3, 4)

2

1

3

3

42,8

2

"Набегающая вол­на" (рис. 9, А, 1)

1

1

1

14,3

3

Коричневоглиняные "с перехватом"

1

1

1

14,3

4

"Морковка"

1

1

1

14,3

5

Зеест 99а (рис. 9, Д 2)

1

1

1

1

14,3

Всего

3

1

4

7

7

Датировки этих сосудов следующие (табл. 8).

Таблица 8

Публикация

Название типа амфоры и рисунок в нашей работе

Фрагмент

Дата

1

2

3

4

Айбабин,2000113.С. 171

"Морковка"

Вторая четверть VI - VII в. (Сазанов, 1995. С. 186)114

Айбабин, 2000. Рис. 6, //, 1

"Набегающая волна" (рис. 9, А, П

Стенка

Первая половина V-VII в. (Сазанов, 1992. Рис. 6, 1: Тип1.1)115

-65-

Окончание таблицы 8

1

2

3

4

Айбабин, 2000. С 171.

Коричневоглиняные

"с перехватом"

V-VII вв.

(Sаzаnov, 1997. Fig. 1, 11. Туре 11 . Р. 90)116

Айбабин, 2000. С. 171. Рис. 6, //, //

АДСВ тип 5 (рис. 9, А, 4}

Ручка

Вторая четверть VI-VII в. (Сазанов. Мокроусов, 1996. Рис VI, 5. С, 93117; Сазанов, Мокроусов, 1 999. Рис. 5, 12; рис.6, 8118)

Айбабин, 2000. С. 172. Рис. 6, //, 9. В тексте упомянута как ЬК. 1 происходящей из слоя серого суглинка, в подрисуночной подписи как сиро-палестинская из засыпи очага в жилом помещении. Оба определения ошибочны

Зеест 99а (рис. 9, А, 2)

Ручка

Вторая четверть VI в. -- 650/670 гг. (Сазанов, Мокроусов. 1999. Рис. 5, 7, 8, 9. С. 189)

Айбабин, 2000. Рис. 6, II, 10

АДСВ тип 5 (рис. 9, А, 3)

Ручка

Вторая четверть VI-VII в. (Сазанов, Мокроусов, 1996. С. 97. Рис. IX, 15; рис. X, 19; Сазанов, 2000. С. 233. Рис. 20, 5, 15119; Баранов, 1990. Рис. 9, 4, 6120)

График соотношения циклов этих вещей дает следующую картину (рис. 10).

0x01 graphic

Рис. 10

-66-

Сочетание циклов этих амфор показывает, что образование комплекса при условии единовременной засыпи может быть помещено с равной вероятно­стью в промежуток времени от второй четверти VI в. до 650/670 гг. -- кон­ца VII в. Иными словами, керамический комплекс не дает возможности уз­кой датировки. Важнейшим ограничением "снизу" является находка уже упо­минавшейся монеты 654--659 гг. н. э. Соответственно, дата засыпи ямы, отражающей заключительный этап функционирования помещения, приходит­ся примерно на последнюю треть VII в. В принципе, эта дата почти совпадает с предложенной А. И. Айбабиным, однако с той разницей, что засыпь ямы у очага ни в коем случае не могла быть сделана после прекращения функцио­нирования постройки.

Принципиальные возражения вызывают у нас интерпретация и датировка А. И. Айбабиным следующего, вышележащего слоя, охарактеризованного как "слой серого суглинка", перекрывавший яму в "котловане жилища"121.

3.1.2. Слой серого суглинка (рис. 9, Б)

Сам термин -- "керамика из заполнения котлована", употребляемый А. И. Айбабиным для обозначения местонахождения вещей, представля­ется неудачным. Часть рассматриваемых помещений сооружена в неболь­ших котлованах, но анализируемые находки происходят из заполнения по­мещений, а не из строительных котлованов под них.

Рассматриваемый слой серого суглинка, судя по чертежу и описанию, перекрывает остатки очага и заполняет помещение 12122. Тем самым он отражает время разрушения помещения. Трактовка его А. И. Айбабиным как слоя, накопившегося за пери од использования дома, ошибочна. По све­дениям публикации, из слоя заполнения помещения (котлована по А. И. Ай-бабину) происходят находки, подробный анализ которых предлагаем ниже.

Предварительно необходимо оговорить еще один момент. Дело в том, что в статье А. И. Айбабина атрибуции большей части сосудов в подрису-ночной подписи противоречат определениям тех же сосудов в тексте ста­тьи. В результате получается, что, например, в подрисуночной подписи амфора определена как палестинская, а в тексте как ЬКЛ ("набегающая волна") с соответствующими аналогиями. Кроме того, в ряде случаев одни и те же фрагменты отнесены к разным слоям. К сожалению, не из­бежали этой участи и монеты. В силу этих обстоятельств, а также оши­бочности ряда ключевых датирующих аналогий, считаем необходимым провести весь анализ керамического комплекса слоя заново. При этом в каждом случае оговариваются и исправляются ошибки публикации.

Итак, в публикации представлены находки амфор, простой гончарной и лепной керамики.

Амфоры

В слое обнаружены фрагменты амфор разного времени, подавляющая часть из них -- датирующие, но есть и примесь более раннего материала из нижележащих слоев.

-67-

К такой примеси относится ручка узкогорлой светлоглиняной амфоры типа.А (а не С!) I в. н. э. -- Зеест 64б123. Впрочем, типологическая неточ­ность здесь особой роли не играет. Хуже то обстоятельство, что несколь­кими строками ниже в тексте статьи А. И. Айбабин определяет тот же фрагмент как датирующий и относит его к типам 5 и 10 по А. Л. Якобсо­ну. На самом деле упомянутые типы А. Л. Якобсона взаимоисключаемы. Тип 5 соответствует амфорам типа 5 по АДСВ, а тип 10 -- амфорам с воронковидным горлом. Морфология фрагмента однозначно исключает принадлежность к этим двум типам124. Следовательно, первое определе­ние ручки остается в силе.

Второй фрагмент из "примеси" -- овальная в сечении ручка на рис. 6, II, 8. Она правильно отнесена в подрисуночной подписи к амфо­рам типов Зеест 83, 85, 89 П-1П вв. н. э., однако в тексте статьи она же определена как коричневоглиняная "с перехватом", что, конечно, неверно. Эти два фрагмента составляют примесь 1-П1 вв. Кроме того, как примесь несколько более позднего времени, IV-VI вв., правильно рассмотрены фрагменты амфор Зеест 96-97. Итак, примесь представлена хронологи­ческими группами 1-1П и 1У-У1 вв.

Датирующие амфоры представлены амфорами "набегающей волны", с воронковидным горлом, АДСВ тип 5, может быть Сагойе.

1. Светлоглиняные "набегающая волна" (Айбабин, 2000. Рис. 6, II, 1-3,5)125.

1.1. Стенки (рис. 9, Б, 7-11) (Айбабин, 2000. Рис. 6, II, 1; Рис. 5, 14-16, 19-20)126 с рифлением не имеют узкой датировки и могут датироваться всем временем существования типа127. Отметим, если в тексте статьи одна стенка атрибутирована правильно, то в подрисуночной подписи она фигу­рирует как "тип К11еу ЬК 13", что ошибочно.

1.2. Венчик (рис. 9, Б, 7) (Айбабин, 2000. Рис. 6, II, 2)128 в тексте опре­делен как "набегающая волна", в подрисуночной подписи как палестин­ская амфора (ЬК 5). Правильно первое. Данный венчик относится к наше­му типу 4 и датируется 550-580 гг. VII в.129.

1.3. Ручка (рис. 9, Б, 2) (Айбабин, 2000. Рис. 6, II, З)130. По подрису­ночной подписи атрибутирована как Якобсон 5 = АДСВ тип 5, а в тексте как "набегающая волна". Правильна, по всей видимости, атрибуция как "волны", на что в указывает профилировка этой и следующей ручки. Руч­ки этого типа встречены в комплексах 570-580 гг., конца VI -- начала VII в. и конца VII в.131. Вместе с тем необходимо отметить, что и тип 5 по АДСВ иногда имеет близкую профилировку ручек с двумя валиками на верхней плоскости132. Однако она все-таки немного отличается от нашей.

1.4. Ручка (рис. 9, Б, 3) (Айбабин, 2000. Рис. 6, //, 5)133. В тексте опре­делена как "набегающая волна", или ЬЯ 1а. Этому противоречат сведе­ния подрисуночной подписи, где эта ручка фигурирует как Якобсон тип 5, что соответствует типу 5 по АДСВ 7. Правильна, по всей видимости, ат­рибуция как "волны". Примечание к предшествующей ручке справедли­во и для данного экземпляра.

-68-

1.5. Ручка (рис. 9, Б, 4} (Айбабин, 2000. Рис. 5, 73)134. Относится к нашему типу 3.1.3. Датируется по аналогиям из комплексов второй чет­вертью VI -- первой четвертью VII в. Не исключено продолжение суще­ствования до 650-670 гг.135.

1.6. Ручка (рис. 9, Б, 6)(Айбабин, 2000. Рис. 5, 32)136. Относится к на­шему типу 5 и по комплексам имеет датировку 500/550-600/670 гг.137.

1.7. Ручка (рис. 9, Б, 5} (Айбабин, 2000. Рис. 5, ЗЗ)138. Относится к нашему типу VI и датируется 570/580-650/670 гг.139.

2. Саrotte (рис. 9, Б, 26) (Айбабин, 2000. Рис. 6, И, 4)140. В тексте оха­рактеризована как "набегающая волна", в подрисуночной подписи как LR 5 -- то есть палестинская амфора. Поскольку упоминается среди "же­лобчатых светлоглиняных стенок (!)", то имеются основания расценивать ее как светлоглиняную. В таком случае отпадает ее атрибуция как палес­тинской. Однако профилировка ручки с одним валиком на верхней плос­кости дает еще одну возможность интерпретации. Действительно, извест­ны ручки с близкой профилировкой амфор "набегающей волны" нашего типа 1.2 из комплексов второй четверти VI -- конца VI / начала VII в.141. Но ближе другой тип -- так называемые амфоры Саrotte, которые также светлоглиняные142. Итак, возможна двоякая атрибуция этой ручки: как "на­бегающей волны" или как Саrotte. С нашей точки зрения, принадлежность к типу Саrotte несколько более вероятна из-за профилировки ручки. Ана­логичные ручки амфор Саrotte зафиксированы в комплексах конца VI -- начала VII в., что, впрочем, может и не соответствовать верхней границе типа, поскольку более поздние комплексы единичны и документация по ним в подавляющем большинстве случаев оставляет желать лучшего. Такие ручки вполне могли быть приняты за "набегающую волну", не бу­дучи зафиксированы, или просто не попали в комплекс.

3. Амфоры с воронковидным горлом, волнистым и зональным рифле­нием (рис. 9, Б, 24) (Айбабин, 2000. Рис. 7, З)143.

На корреляционной таблице А. И. Айбабина приведена стенка такой амфоры, которая датирована VIII в. на основании одной ссылки на ана­логии из Отранто. Дело обстоит, однако, сложнее. Аналогичные стенки известны и в более ранних комплексах, прежде всего в туннеле Эвпали-на с монетами конца VII в. и в Агиа Галлена с монетами 641-668 гг.144. Тем самым датировать ее исключительно VIII в. нельзя. Нижняя грани­ца этого типа лежит в пределах 650-670 гг., далее они известны в ком­плексах VIII и первой половины IX в.145. Типологический ряд здесь, по всей видимости, следующий. Экземпляры последней трети VII в. при­надлежат амфорам с воронковидным горлом с валикообразным венчи­ком. На базе этого типа идет эволюция, приводящая к появлению одно­го из вариантов амфор "причерноморского типа", зафиксированного в комплексах первой половины IX в.146. Однако если в последней трети VII в. -- это импортные амфоры, то в IX в. по импортному стандарту начинается местное производство таких амфор, известных в нашей ли­тературе как вариант амфор "причерноморского типа".

-69-

4. Амфора с зональным рифлением (рис. 9, Б, 23) (Айбабин, 2000. Рис. 7,2)147.

Амфоры с зональным рифлением связаны с тем же типом амфор с ворон-ковидным горлом, что и предшествующий экземпляр. Принципиален воп­рос: с какого времени появляется зональное рифление на рассматриваемых амфорах? Как известно, А. Л. Якобсон связывал этот тип рифления с амфо­рами УШ-1Х вв., что и послужило основанием для определения А. И. Айба-биным данного фрагмента как причерноморской амфоры первого варианта и соответствующей датировки в пределах VIII -- первой половины XI в.148.

Ситуация, опять же, значительно сложнее. На сегодняшний день самый ранний образец амфоры с зональным рифлением встречен в слое Танаиса первой половины V в.149. Хотя сложнопрофилированная ручка отличает ее от амфор VI--VII вв., несомненно, это исходный тип для развития одного из типов амфор с воронковидным горлом, которые потом переходят в один из вариантов амфор "причерноморского типа". Итак, в самом раннем ком­плексе зональное рифление зафиксировано в контексте первой поло­вины V в. Далее оно известно на амфорах конца VI -- начала VII в.150,650-670 гг.151, конца VII -- начала VIII в.152, первой половины IX в.153 и в самых поздних комплексах начала XI в.154. В целом положение здесь то же, что и в предшествующем случае. В ранневизантийский период -- это импорт­ные амфоры, по стандарту которых в первой половине IX в. (на сегодняш­ний день только эти комплексы стратиграфичны) начинается выпуск амфор местного "причерноморского" производства.

Поскольку в нашем случае имеется только фрагмент стенки с зональ­ным рифлением, то, соответственно, он может датироваться широким промежутком времени -- от первой половины V до начала XI в.

5. Коричневоглиняные "с перехватом" (Айбабин, 2000. Рис. 5, 21-26).

5.1. Горло амфоры "с перехватом" (рис. 9, Б, 12) (Айбабин, 2000. Рис. 5,2б)155. Венчик находит аналогии в комплексах второй четверти VI -- первой четверти VII в.156. Вместе с тем нельзя исключать бытование это­го типа венчика до 650-670 гг., поскольку комплексы этого времени, со­держащие коричневоглиняные амфоры "с перехватом", единичны и ам­форы с таким типом венчика могли в них просто не попасть или не быть зафиксированными при старых раскопках.

5.2. Ручки (рис. 9, Б, 13-15) (Айбабин, 2000. Рис. 5, 21-23)157. Такие ручки известны на амфорах из комплексов второй четверти VI -- конца VI/начала VII в.158.

5.3. Уплощенная ручка (рис. 9, Б, 16) (Айбабин, 2000. Рис. 5,24)159. Имеет аналогии в комплексах третьей четверти V в. и второй четверти VI в.160.

5.4. Ручка (рис. 9, Б, 17) (Айбабин, 2000. Рис. 5, 25)161. Аналогичные ручки на коричневоглиняных амфорах "с перехватом" встречены в ком­плексах от третьей четверти V до конца VI -- начала VII в.162.

6. АДСВ тип 5 (Айбабин, 2000. Рис. 5, 27, 28}.

6.1. Ручка с выделенным валиком на верхней плоскости (рис. 9, Б, 18) (Айбабин, 2000. Рис. 5, 27)163. Ручка имеет аналогии на амфорах из ком­плексов второй четверти VI-VII в.164.

-70-

6.2. Ручка со слабо выделенным валиком на верхней плоскости (рис. 9, Б, 19} (Айбабин, 2000. Рис. 5, 25)165. Датировка ее по комплексам та же, что и предшествующей ручки166.

7. Зеест 96-97 (рис. 9, Б, 25) (Айбабин, 2000. Рис. 5, 31).

На корреляционной таблице и в подрисуночной подписи в статье А. И. Айбабина приведены ручка и ножка этих амфор. Однако следует от­метить, что ручка типа Зеест 96-97, по всей видимости, является приме­сью из нижележащего слоя, поскольку производство этих амфор закан­чивается в 80-е гг. VI в.167. Ножка, определенная в подрисуночной подпи­си А. И. Айбабиным как Зеест 96-97, судя по характерному расширению в нижней части и размерам, не относится к этим амфорам, а является обыч­ной ножкой боспорских амфор эллинистического времени.

В итоге, по данным публикации, соотношение типов амфор из серо­го слоя заполнения помещения за вычетом явной примеси раннего ма­териала выглядит следующим образом (табл. 9).

Таблица 9

N

Название типа

Вен-

чики

Ручки

Стенки

Всего

%

Кол-во

сосудов

%

1

АДСВ тип 5

(рис. 9, Б, 18-20)

2

1

3

11,5

2

16,7

2

"Набегающая вол-

на" (рис. 9, Б, 1-11)

1

5

6

12

46,2

3

25,0

3

Амфоры с воронко-

видным горлом и

зональным рифле-

нием (рис. 9, Б, 23)

1

1

3,8

1

8,3

4

Амфоры с воронко-

видным горлом.

волнистым и зо-

нальным рилением

(рис. 9, Б, 24)

1

1

3,8

1

8,3

5

Амфоры с воронко-

видным горлом и

обычным рифлени-

ем (рис. 9, Б, 21, 22)

2

2

7,6

1

8,3

6

Коричневоглиняные

"с перехватом"

(рис. 9, Б, 12-17)

1

5

6

23,1

3

25,0

7

Амфоры Саrotte

2

1

1

3,8

1

8,3

Всего

13

11

26

12

-71-

Для более корректной статистики типов объединим данные по амфо­рам с воронковидным горлом.

Итоговая статистика амфор слоя серого суглинка из заполнения поме­щения 12 (так называемого котлована) выглядит следующим образом (табл. 10).

Таблица 10

N

Название типа

Вен­чики

Ручки

Стенки

Всего

%

Кол-во сосудов

%

1

"Набегающая волна"

1

5

6

12

48,2

3

25,0

2

Коричнево глиняные

"с перехватом"

1

5

6

23,1

3

25,0

3

Амфоры с воронко-

видным горлом

и зональным риф-

лением

4

4

15,4

3

25,0

4

АДСВ тип 5

2

1

3

11,5

2

16,7

5

Амфоры Саrotte

1

1

3,8

1

8,3

Всего

2

13

11

26

12

Простая гончарная керамика

1. Горшок Соmm. Меd. 11 (рис. 9, Б, 34} (Айбабин, 2000. Рис. 8, II, б)168.

А. И. Айбабин определил этот горшок как Sarachane Ware 4 и датиро­вал его VII-VIII вв.169. Такая аналогия и атрибуция ошибочны. У указанно­го в качестве аналогии горшка из Сарачан совершенно другой профиль венчика. Прямая и правильная аналогия -- тип 11 Соmm. Меd., то есть простая гончарная средиземноморская керамика (по К. Рэйно), который датируется не VII-VIII вв., а 480-520 гг.170.

2. Венчик красноглиняного кувшина (рис. 9, Б, 35) (Айбабин, 2000. Рис. 8, 7)171. Не имеет четкой датировки.

3. Ручка красноглиняного кувшина (рис. 9, Б, 33) (Айбабин, 2000. Рис. 6, П, б)172. В тексте фигурирует как... палестинская амфора173. Пра­вильна атрибуция в подрисуй очной подписи. Не имеет четкой датировки.

4. Гончарный сероглиняный горшок с насечкой на венчике (рис. 9, Б, 30) (Айбабин, 2000. Рис. 8, З)174. А. И. Айбабин расценивает их как подобные горшкам из Тау-Кипчака и Тепсеня. Причем ямы из Тау-Кипчака он относит к VIII -- первой половине IX в.175. Такая передатиров­ка ошибочна.

Изучение циклов всех амфор из ямы 6 показывает, что, с одной сторо­ны, амфора типа 95 по И. Б. Зеест не может выходить за рамки 670-х гг., с другой -- там присутствуют амфоры, имеющие аналогии в комплек­сах начиная с 570-580 гг., линия развития которых продолжается в VIII в. Все это позволяет относить комплекс скорее к последней трети VII в.,

-72-

примерно к 670-м гг. В этом случае амфора типа Зеест 95 вполне "на месте" и нет необходимости строить предположения о жизни этого типа вплоть до VIII в.176.

Лепная посуда

1. Лепные кувшины (рис. 9. Б, 31, 38, 40, 42) (Айбабин, 2000. Рис. 8, 5, 13-15, 17)177

Атрибуция всех этих сосудов как кувшинов -- типологически сомни­тельна, что в данном случае не столь важно. Важнее то, что все они не имеют четкой датировки.

2. Лепные сероглиняные горшки банковидной формы с отогнутым наружу венчиком, украшенным ногтевидным давлением (рис. 9, Б, 32) (Айбабин, 2000. Рис. 8, 10)178.

Не имеют четкой датировки.

Стекло

1. Венчик и ножка рюмки (рис. 9, Б, 43, 44) (Айбабин, 2000. Рис. 7, 5, б)179.

Общеизвестна дата этих сосудов от второй половины или конца V до VIII-X в.180.

2. Ножка лампады (рис. 9, Б, 45) (Айбабин, 2000. Рис. 7, 4)181. Ошибочно названа рюмкой. Такие ножки имеют время бытования в пределах второй половины V-VII в.182.

Монеты

Важнейшими реперами для датировки являются монеты. Однако и здесь мы сталкиваемся с трудно объяснимым противоречием. В рассмат­риваемой статье утверждается, что фоллис Юстиниана II (686-687 гг.) был найден в данном слое серого суглинка. Как пишет А. И. Айбабин, "слой серого суглинка накопился за период использования дома. В этом слое, то есть серого суглинка (подчеркнуто нами. --Авт.) у запад­ной стены, чуть выше ее основания, найден фоллис Юстиниана II (686-687 гг.)"183. Однако годом раньше, в книге 1999 г., тот же автор писал: "Западнее дома 12 в том же серо-коричневом слое Г (под­черкнуто нами. --Авт.), немного выше уровня основания стен, лежа­ли полуфоллис Ираклия с соправителем Ираклия Константином, чека­ненным в 612-638 гг., и фоллис первого правления Юстина II (686-687 гг.)"184. "Юстин II", конечно, досадная опечатка. Но ведь получается, что одна и та же монета была найдена, по книге 1999 г., в слое Г второй половины IX в., а в статье 2000 г. -- в слое серого суглинка конца VII -- начала VIII в. (наша дата слоя) или VIII -- первой половины IX в. (дата слоя по А. И. Айбабину). Где же все-таки был найден "злосчастный" фоллис?

Рассмотренные выше датировки предметов из серого слоя могут быть сведены следующим образом (табл. 11).

-73-

Таблица 11

N

Название типа и рисунок в нашей работе

Фрагмент

Рисунок в статье А. И. Айбабина (Айбабин,2000)

Дата

1

2

3

4

5

1

Светлоглиняная амфора с рифлением типа "набегаю­щей волны" (рис. 9, Б, 7-11)

Стенки

Рис. 5, 14-16, 19-20- рис. 6,//, /

Первая половина V-VII в.

2

Светлоглиняная амфора с рифлением типа "набега­ющей волны" (рис. 9, Б, I)

Венчик

Рис. 6, //, 2

550/580 гг. -- VII в.

3

Светлоглиняная амфора с рифлением типа "набега­ющей волны" (рис. 9, Б, 2)

Ручка

Рис. 6, //, 3

570/580 гг. --VII в.

4

Светлоглиняная амфора с рифлением типа "набега­ющей волны" (рис. 9, Б, 3)

Ручка

Рис. 6, //, 5

570/5 80 гг. -- VII в.

5

Светлоглиняная амфора с рифлением типа "набега­ющей волны" (рис. 9, Б, 4)

Ручка

Рис.5, 13

VI -- первая чет­верть VII в.; может быть, до 650/670 гг.

6

Светлоглиняная амфора с рифлением типа "набега­ющей волны" (рис. 9, Б, 6)

Ручка

Рис. 5, 32

500/5 50-600/670 гг.

7

Светлоглиняная амфора с рифлением типа "набега­ющей волны" (рис. 9, Б, 5)

Ручка

Рис. 5, 33

570/580-650/670 гг.

8

Красноглиняная амфора с ворон ковидным горлом, волнистым и зональным рифлением (рис. 9, Б, 24)

Стенка

Рис. 7, 3

650-670 гг. -- пер­вая половина IX в.

9

Красноглиняная амфора с зональным рифлением (рис. 9, Б, 23)

Стенка

Рис. 7. 2

Первая половина V-VIII -- первая половина XI в.

10

Красноглиняная амфора ти­па 5 по АДСВ 7 (рис. 9, Б. 18)

Ручка

Рис. 5, 27

Вторая четверть VI- VII в.

11

Красноглиняная амфора ти­па 5 по АДСВ 7 (рис. 9, Б, 19)

Ручка

Рис. 5, 28

Вторая четверть VI-VII в.

12

Светлоглиняная Саrotte (рис. 9, Б, 26)

Ручка

Рис. 6, //. 4

Конец VI -- начало VII в.; может быть, до 650/670 гг.

-74-

Окончание таблицы 11

1

2

3

4

5

13

Горшок Соmm. Меd. 11 (рис. 9, Б, 34)

Верхняя часть

Рис. 8, II, 6

450-520 гг.

14

Стеклянная рюмка (рис. 9, Б, 43, 44)

Донья

Рис. 7, 5, б

Вторая поло­вина V-IХ в.

15

Стеклянная лампада (рис. 9, Б, 45)

Донце

Рис. 7. 4

Вторая поло­вина V-- VII в.

График соотношения циклов имеет следующий вид (рис. 11).

0x01 graphic

Рис. 11

-75-

Итак, перед нами все возможные выкладки по хронологии вещей из серого слоя, отражающего разрушение помещения 12. Весьма важно со­четание сосудов, заканчивающих свое существование в конце VII в., ко­торые абсолютно преобладают ("набегающая волна", АДСВ 5. "морков­ка", лампада) и форм, появляющихся в последней трети VII в. (амфоры с воронковидным горлом, имеющие зональное и волнистое рифление). Пе­ред нами открытый комплекс, который датируется по самым поздним предметам, в нем обнаруженным. К числу таковых относятся амфоры с зональным и волнистым рифлением, датирующиеся от 650-670 гг. до первой половины IX в. Здесь возможны две датировки, в зависимости от того, как оценивать абсолютно доминирующую группу материалов, за­канчивающую существование в конце VII в.

Первая датировка была предложена А. И. Айбабиным, отнесшим слой к VIII -- первой половине IX в. Она основывается на ошибочной трактов­ке слоя разрушения помещения как слоя функционирования постройки и, как было показано выше, неверных или неполных аналогиях. К этому при­бавим еще один аргумент. Если датировать амфоры с зональным и вол­нистым рифлением IX веком и, соответственно, слой, то приходится до­пустить, что разрушение помещения началось в конце VII в. и продолжа­лось до первой половины IX в., или что покинутое помещение простояло почти 150 лет, после чего разрушилось, при этом в слой разрушения слу­чайно попала абсолютно доминирующая керамика конца VII в. Малове-роятность этого очевидна.

Нам представляется правильным другой, альтернативный вариант. Ос­новная идея его состоит в том, что между заполнением очага и време­нем разрушения постройки большого промежутка времени не было. За­полнение очага, как было показано выше, относится к последней трети VII в. Амфоры с зональным и волнистым рифлением появляются в 650-670 гг., то есть примерно в период заполнения очага. То, что заполне­ние очага и разрушение здания хронологически близки друг другу, по­казывает и уже отмеченное нами абсолютное преобладание в слое се­рого суглинка материалов, заканчивающих свое существование в конце VII в. Тогда вырисовывается следующая история помещения 12. Оно возникает после гибели предшествующих построек в пожаре вскоре после 654-659 гг., то есть, скорее всего, в 60-70-х гг. VII в. Далее оно существует очень короткий промежуток времени в пределах приблизи­тельно последней трети VII в. Последний этап его функционирования характеризует яма у очага. После чего постройку покидают, и она быс­тро разрушается (формирование слоя серого суглинка внутри построй­ки). Все это происходит до конца VII -- начала VIII в.

Перекрывающий его слой серо-коричневого суглинка относится ко второй половине IX в. и связан с иной исторической эпохой.

Синхронизация слоев на участках, исследованных Т. И. Макаровой и А. И. Айбабиным в нижней части Керчи, дает следующую картину (рис. 1, 5; табл. 12).

-76-

Таблица 12

Участок II, 1963 г.

Участок III,1964г.

Кооперативный переулок,

1990-1992 гг.

Дата

Предматериковы и слой бурой краснова­то-желтой глины

Предматериковы и слой бурой краснова­то-желтой глины

II -- начало III в. н. э.

Завал обожженной глины со слоем пожара

Середина III в. н. э.

Глинистый влажный слой позднебоспор-ского времени -- так называемый слой "юстиниановского времени"

Глинистый влажный слой позднебоспор-ского времени -- так называемый слой "юстиниановского времени"

Зеленый слой Е и слой пожара А

Вторая четверть VI в. -- 580-е гг.

Коричневый сугли­нок (слой Д) и слой пожара (слой пожа­ра В)

580/650-670 гг.

Серо-коричневый слой в помещении 12

Конец VII -- начало VIII в.

Темный гумусиро-ванный слой "хазар­ского времени"

Темный гумусиро-ванный слой "хазар­ского времени"

Серо-коричневый суглинок (слой Г)

Вторая полови­на -- последняя треть IX в.

Слой под мостовыми

Слой под улице и

Серый суглинок

Последняя треть Хв.

Плотный гумус и-рованный слой "с остаткам и постро­ек Корчева"

Плотный гумуси-рованный слой "с остатками постро­ек Корчева"

Темно-серый суглинок (слой В )

Середина ХI в. -- фаза 1 ; начало XII в. -- фаза 2

Серый суглинок (слой Б )

XIV-XV вв.

Гумусированный ка­менистый слой раз­борки построек Кор­чева, датированный XV -XVII вв.

Гумусированный каменистый слой разборки построек Корчева, датирован­ный ХУ-Х VII вв.

Коричневый суглинок (слой А)

XVI -XVII вв.

Светлый рыхлый слой с находками XVII- XIX вв.

Светлый рыхлый слой с находками XVII XIX вв.

ХУШ-ХIХ вв.

-77-

Подведем итоги.

Археологически вывод о захвате Керчи в 679/680 гг. хазарами и под­чинении им Боспора в конце VII -- первой половине IX в. обосновывался наличием на всех участках мощного слоя пожара, связанного с хазар­ским захватом города, существованием хазарской цитадели и мощного хазарского слоя с многочисленными постройками и ярко выраженными хазарскими материалами.

Проведенное нами исследование показало, что единого мощного слоя "хазарского" пожара не существует. К последней четверти VII в. относится лишь слой пожара В под помещением 12 Кооперативного переулка. При этом обосновать археологически его точную датировку 679/680 гг. невозможно. Можно лишь говорить о том, что он произошел после 654/659 гг. н. э. В са­мом слое пожара В никаких хазарских материалов обнаружено не было. Точ­ка зрения Т. И. Макаровой, согласно которой тотальное разрушение базили-кального комплекса, сопровождавшееся большим пожаром, следует свя­зывать с хазарским нашествием, не подтвердилась. Гибель базиликального комплекса произошла почти на 100 лет раньше предполагаемого хазарского нашествия и связана с другими историческими событиями. Следовательно, слой пожара прослежен лишь на одном комплексе, он локален, не содержит хазарских материалов и с равной долей вероятности может датироваться как 679/680 гг., так и пятнадцатилетием раньше или десятилетием позже. Вывод очевиден. Трактовка А. И. Айбабиным слоя пожара В как отражающего ха­зарское нашествие не имеет сколько-нибудь серьезных и веских оснований.

Возникшее после пожара В помещение 12 существовало недолго и уже к началу VIII в. было покинуто. По справедливому мнению В. Е. Шумейко, техника кладки помещения существенно отличается от предшествующего времени, однако находок, которые можно было бы расценивать как показа­тель хазарского присутствия, нет185. Таким образом, слой и комплекс, кото­рые А. И. Айбабин трактует как "хазарские", таковыми считаться не могут.

Наиболее важный вывод из стратиграфической колонки, приведенной выше, состоит в том, что мы имеем комплекс последней трети VII -- начала VIII в., после которого сразу следует слой середины -- второй половины IX в. Получается, что "хазарский" период VIII -- первой поло­вины IX в. на данных участках не представлен.

Стены так называемой хазарской цитадели могли быть построены в лю­бой промежуток времени между 570-580 гг. и серединой IX в. Слой вре­мени строительства этих стен отсутствует. Можно лишь говорить об их функционировании в середине IX в. и гибели во второй половине этого столетия. Характер кладки и общая планировка сооружения со стенами не характерны для хазарских построек. А значит, нет оснований говорить о хазарском слое в Керчи и, тем более, о хазарской цитадели.

В итоге приходится констатировать, что существующие на сегодняшний день археологические материалы не подтверждают концепцию о захвате ха­зарами Керчи в 679/680 гг. и принадлежности города хазарам в VIII -- первой половине IX в. Уточнение хронологии слоев в результате новых

-78-

раскопок позволит предложить более дробную периодизацию истории раннесредневековой Керчи. Вполне возможно также обнаружение каких-либо хазарских предметов или даже отдельных комплексов, которые, однако, вряд ли изменят общую ситуацию. Археологические материалы не дают оснований говорить о хазарском периоде в истории Боспора.

В связи с этим решающее слово для решения вопроса о взаимоотношениях Хазарского каганата и Боспора принадлежит письменным источникам.

Точка зрения о хазарской принадлежности Керчи в конце VII -- первой половине VIII в. базируется на информации: 1) Никифора, "подтвержда­ющей" захват Боспора хазарами; 2) арабских географических сочинений, называющих Черное море Хазарским; 3) Никифора и Феофана, "свиде­тельствующих" об управлении Боспором хазарами.

Рассмотрим подробно эти сюжеты.

Единственным автором, сообщающим о хазарских набегах на земли по берегам Понта Эвксинского, является Никифор. Именно на него ссылают­ся исследователи, пишущие о захвате хазарами Фанагории и Керчи186.

Под 679/680 гг. Никифор помещает следующий широко известный пас­саж: ".. .племя хазар, поскольку оно поселилось поблизости от сарматов, из глубины страны, называемой Верилия, стало с тех пор безнаказанно совершать набеги. Они подвергли нападениям все селения в землях за Понтом Эвксинским и достигли моря. Затем, подчинив Баяна, они заста­вили его платить дань..."187.

Страна Берилия, или Берсилия, локализуется исследователями по-раз­ному: в районе Северного Дагестана188, северо-западном Прикаспии189, восточном Прикаспии, включая часть центрального с низовьями Волги190, и, наконец, на средней Волге в районе Самарской Луки191.

Последняя точка зрения была обоснована К. Цукерманом, который по­лагает, что традиционная концепция северо-кавказского происхождения хазарской государственности столь же мало обоснована, как и идея о хазар­ском присутствии там в начале VII в. Хазары пришли со Средней Волги, и. вероятно, не одни. Быстрая политическая аккомодация с покоренными барсилами предполагает, что последние являлись частью хазарской орды, которая двигалась на юг. Среди завоевателей, покоривших Северный Кав­каз и Понтииские степи, присутствовал сильный барсилскии компонент. В новой стране барсилы уже, несомненно, считались хазарами192.

Так или иначе, эта территория стала базой для набегов хазар на близлежащие территории. Принципиален вопрос о географии этих по­ходов. В тексте Никифора "?? ??????? ????? ?????????? ????? ??? ???? ?????? ??? ???????? ??? ??? ??????? ??????? ???'?? ??? ??????? ?????????? ??????????? ??? ???????? ????? ?????????" есть три сюжета, позволяющие судить о направлении хазарских набегов. Первый -- фраза о нападениях хазар на все селения земель за Понтом Эвксинским (???? ?????? ??? ????????), второй, что в результате этих походов хазары вышли к морю, и наконец, третий -- после этих набе­гов последовало подчинение орды Баяна. Особенно важны первые два.

-79-

Попробуем определить, что необходимо понимать под "землями за Понтом Эвксинским" и о каком море в данном случае может идти речь?

Для выяснения этого вопроса обратимся к упоминаниям Понтийского моря у Никифора, которые содержатся в трех других местах текста его сочинения193. В первом речь идет о событиях 711/712 гг., когда патрикий Стефан переправился через Черное море -- ??? ???: ???????? ????????194, во втором и третьем повествуется о катастрофическом морозе 763 г., в результате которого "противоположный берег Эвксинского моря (??? ?????????? ? ??? ???????? ????????) обледенел и Понтийское море (??? ??????? ? ???? ????????) стало несудоходным195. Отметим, что в одной из редакций (конъектура де Боора) фраза "за Понтом Эвксинским" пе­редана тем же выражением ????????? ?? ??????? ????? ?????????? ????? ??? ??????????? ??? ???????? ?????? ???????? ????????196). Это позволяет предпочесть все-таки конъектуру де Боора и перевести фразу о набегах хазар как: "они подвергли нападениям все селения зе­мель противоположного берега Эвксинского (моря) и достигли моря".

Несомненно, что речь идет о Черном море -- Понте Эвксинском.

Следовательно, хазары из района Северного Дагестана или Среднего Поволжья совершали набеги на селения, расположенные на северном побережье Черного моря, к которому они, в конце концов, вышли. Но о какой части северного побережья идет речь -- кавказской, крымской или обеих? Текст Никифора не дает четких разъяснений. Если дослов­но исходить из фразы "они подвергли нападениям все селения земель противоположного берега Эвксинского моря", то напрашивается вывод о набегах хазар как на кавказские, так и на крымские земли. Насторажи­вает, однако, следующее. В источнике не упоминаются города Боспора Киммерийского как земли, разоренные хазарами. Причем это касается не только собственно города Боспора (совр. Керчи), но даже Фанагории, хотя эти пункты были хорошо известны источнику компиляции Никифора.

Информация других источников позволяет высказать три предполо­жения о том, какие набеги хазар могли отразиться в рассматриваемой фразе Никифора.

В "Истории халифов Вардапета Гевонда" говорится о набегах хазар в Закавказье 684 или 686 г.. в результате которых пострадали Албания, Армения и Грузия197. Вместе с тем у Никифора эти события помеще­ны под 679/680 гг., что на 4-6 лет раньше даты, указанной в "Истории халифов вардапета Гевонда". Такое незначительное расхождение дат в отношении одного события у авторов с разной хронологической тради­цией представляется допустимым.

Второй возможный вариант заключается в увязке с набегом 667-668 гг. на Закавказье гуннов, в которых ряд исследователей видит хазар198.

Но все же наиболее достоверный вариант реконструкции событий, на наш взгляд, связан с рассмотрением аналогичного места у Феофана, который под теми же 679/680 гг. сообщает: "Из глубин Берзилии, первой

-80-

Сарматии, вышел великий народ хазар и стал господствовать на всей зе­мле по ту сторону, вплоть до Понтийского моря"199.

Во-первых, обратим внимание, что, в отличие от Никифора, Феофан упоминает не о разорении хазарами селений и земель противоположно­го берега Понта Эвксинского, а о том, что они господствовали на землях вплоть до Понтийского моря.

Во-вторых (и это главное), текст Феофана помогает прояснить пас­саж Никифора о землях противоположного берега Понта Эвксинского, попавших под власть хазар. У Феофана вместо ??? ??????????? ??? ? ????/?? ??? Никифора стоит ????????? ???200. Аналогичное выраже­ние ?? ???? ????????? ?????????? ?????? Феофан употребляет в начале рассказа о событиях 679/680 гг. в следующем контексте: "В северных, противоположных частях Эвксинского Понта, у озера, называемого Меотидой, течет река Куфис и впадает в край Понтийского моря..."201.

Очевидно, что под противоположными частями Эвксинского Понта источник компиляции понимал земли по течению реки Куфис (Кубань) вплоть до ее впадения в море. Следовательно, хазары, выйдя с территории Барсилии (Северный Дагестан или район Самарской Луки), подчини­ли земли по течению реки Кубань вплоть до ее впадения в море. Тогда становится понятным выражение Никифора фаХаттпд- ётпрёсше "и до­стигли моря".

Наконец, у обоих авторов рассматриваемый пассаж продолжает рас­сказ о подчинении хазарами правителя Первой Болгарии Батбаяна. У Никифора: "Затем, подчинив Баяна, они (хазары. --Авт.) заставили его платить дань"202 (???' ?? ??? ??????? ?????????? ??????????? ????? ????? ?????????)203; у Феофана: "Этот народ (хазары. --Авт.), сделав своим данником первого брата, Батбаяна, властителя первой Болгарии, получает с него дань и поныне"204 (??? ??? ?????? ??????? ????????, ??? ?????? ?????????? ???????, ??????? ??????????· ? ????? ??? ????? ????????? ????? ??? ???)205. Как представляется, наиболее обоснованная локализация Великой Болгарии принадлежит И. С. Чичурову, который помещает ее в Восточном Приазовье, то есть как раз на предполагаемом маршруте хазарских набегов206.

Остается неясным, было ли подчинение Батбаяна результатом набе­гов хазар из Берсилии, что может следовать из текста Феофана, или про­изошло чуть позже, в результате отдельного похода, по Никифору.

При такой трактовке письменных источников вырисовывается следу­ющая картина. Хазары с территории страны Берсилии, располагавшейся либо в Северном Дагестане либо в районе Самарской Луки, совершают набеги на земли по течению реки Кубань и выходят к морю в районе Восточного Приазовья. Во время этих походов, или чуть позже, они подчиняют болгар Батбаяна. Все указанные события локализуются в районе от Северного Дагестана -- Среднего Поволжья до Восточного Приазовья. Ни в одном случае источники не содержат сведений о захва­те хазарами города Боспора (Керчи). Напротив, события происходили по

-81-

другую сторону пролива, и, судя по отсутствию упоминаний о разруше­нии хазарами Фанагории, даже вне Таманского полуострова.

Таким образом, представляется маловероятным вывод А. И. Айбабина, что Боспор был одним из тех селений за Понтом Эвксинским, на которые напали хазары, изгнавшие в 679/680 гг. орду Аспаруха за Дунай207. Попутно отметим обоснованность сомнений К. Цукермана в точной дате болгаро-хазарского столкновения208.

А. П. Новосельцев считал, что вопрос о хазарской власти в Крыму стоит особо. По его мнению, в VIII-IХ вв. присутствие здесь хазар было столь значительным, что нашло отражение в сочинениях Ибн-Хордадбеха, аль-Масуди и ал-Мукаддаси, в которых Черное море называлось Хазарским209.

На наш взгляд, ситуация выглядит не столь однозначной. Этникон ал-хазар весьма широко использовался арабскими писателями. Однако отс­тавание арабской литературы, "золотым веком" которой считается X в., от реальных событий истории (напомним, что пик столкновений арабов с хазарами приходится на VII--VIII вв.), отразилось в противоречивом толковании термина у ряда арабских писателей. По точному замечанию Т. М. Калининой, современный исследователь всегда должен помнить, что полученные сведения могут восходить совсем не ко времени жизни и работы сочинителя, а к гораздо более ранней эпохе или к совсем иному, чем у арабов, кругу восприятия информации210.

Как известно, в арабской географической традиции моря получали на­именования по прилегающим местностям. Это применимо также к Черному морю, действительно названному Ибн-Хордадбехом "морем ал-Хазар" и подразумевает существование "земли ал-хазар" на или вблизи Черномор­ского побережья211. Где же Ибн-Хордадбех помещает хазарские земли?

У него упоминаются хазарская столица Хамлидж212, хазарские города Самандар, Баланджар, ал-Байда213. Под Хамлиджем, как считает автор комментариев к переводу, скрывается название восточной части Итиля, куда столица Хазарии была перенесена в первой половине VIII в.214. Ал-Байда, напротив, арабское наименование западной части того же города215, Саманджар, соответственно, Семендер -- первая столица Хазарии, а Ба-ланджар-город севернее Дербента216. Все эти города, по мнению иссле­дователей, находились в районе от прикаспийского Дагестана (Беленджер и Семендер) до устья Волги (Итиль)217.

Об остальных владениях хазар Ибн-Хордадбех пишет: "Город Саман-дар расположен за ал-Бабом. Все, что за этим [городом], в руках хазар" (с. 109.), и далее: "Областями Арран, Джурзан и ас-Сисаджан [до арабов] владели хазары" (С. 108). Первая фраза соответствует ареалу хазарских городов, вторая свидетельствует о том, что хазары владели территорией Кавказской Албании (Арран), прилегающими к ней землями между Ара-ксом и озером Севан (Ас-Сисаджан) и частью Грузии218.

Все эти данные позволяют локализовать Хазарию ибн-Хордадбеха на территории от Закавазья -- прикаспийского Дагестана -- до устья Волги. Именно такая локализация хазар отражена на карте, составленной пере-

-82-

водчиком Ибн-Хордадбеха Н. Велихановой219. Ни о каких крымских и даже таманских землях, принадлежащих хазарам, источник не сообщает. Следовательно, использование названия "море ал-хазар" в отношении Черного моря отражает расположение Хазарии на территории от устья Волги до Дагестана-Закавказья.

Напомним, что сочинение Ибн-Хордадбехом было написано в 80-х гг. IX в. наименование Черного моря как "моря ал-Хазар" им было перенято им у Муслима ал-Джарми и ал-Хуррами. Последний был выкуплен из плена в 845 г. и стал для последующих арабских географов главным исто­чником о Византии220. В любом случае, название "море ал-Хазар" впервые появляется в арабских источниках только в середине -- 80-х гг. IX в.

Как же именовалось Черное море в более ранних арабских гео­графических сочинениях? В "Книге картины Земли", относящейся к 836-847 гг. н. э., аль-Хваризми называет его "морем Барки и Лазики", упомянутый им город ал-Хазар локализуется восточнее Хорезма221. У ал-Фаргани в 833-861 гг. оно именуется "морем ар-Рум", то есть Римским (Византийским) морем222. Кроме того, несколько позже, в 877-918 гг., ал-Баттани называет Черное море "морем Бунтус", что является простой арабской передачей греческого Понтос223, а в 902-945 гг. Сухраб вновь использует термин "море Ар-Рума"224.

Таким образом, приведенные материалы не отмечают устойчивой традиции именования Черного моря Хазарским, которую можно было бы рассматривать как отражение хазарского присутствия в Крыму и на большей части северопричерноморского побережья.

Теперь необходимо выяснить есть ли основание, по сведениям пись­менных источников, утверждать, что земли Крыма и Таманского полу­острова в конце VII -- первой половине VIII в. была частью территории Хазарии?

Текстологический анализ дает однозначный ответ на этот вопрос. Никифор и Феофан не считают земли Крыма и даже Таманского полу­острова территориями исторической Хазарии. Так, в 705-705 тт. нахо­дясь в Фанагории. Юстиниан "немедленно отсылает Феодору в Хазарию (?? ???????)"225. Никифор под 706/707 гг. сообщает: "Юстиниан посы­лает в Хазарию (??? ????????) за своей женой Феодорой"226. Аналогич­но место у Феофана: "Юстиниан послал флот, чтобы привезти из Хазарии (?? ????????) свою жену"227.

Какие же территории они называли "Хазарией"? Ясного и четко гео­графически определенного ответа на этот вопрос нет. Никифор сообщает лишь о далеких пределах земли хазар"228. Практически единственная географическая зацепка -- упоминание "гор Хазарии" ??? ????? ???????? Дарьялского или Дербентского проходов Кавказского хребта, через кото­рые повернул свои полки Маслама229. Видимо, речь идет о северо-западном Прикаспии. Именно на этой территории в тот период могла располагаться резиденция кагана. Никифор и Феофан по-разному именуют хазарского кагана. Первый употребляет термины "вождь или предводитель" (???

-83-

??????? ???????)230. "архонт" (??? ??????? ???????)231. "госу­дарь" (??? ?????? ??? ???????)232 и, наконец, "каган", отмечая при этом, что "...вождя хазар сами они называют их каганами" (????? ?? ??? ??????? ??????? ???????? ?? ??????? ????? ????????)233. Второй именует в большинстве случаев хазарского правителя каганом, иногда поясняя "владыка Хазарии" (????????)234, или же дает термин "государь хазар" (??????)235.

Итак, Боспор не входил в состав Хазарии. Кому он в таком случае принадлежал и как управлялся? Первое, что необходимо выяснить, это, как ни странно, вопрос о том, что упомянутые летописцы понимали под названием "Боспор" и тождественен ли Боспор этих авторов собственно городу Боспору?

Из Феофана известно, что бывший Пантикапей называли городом Боспором. Однако в каком контексте источника тождественны Боспор и город с таким названием? Упоминание города Боспора содержится в единствен­ном пассаже "Хронографии" -- рассказе о событиях 527/528 гг., а именно. сюжете, связанном с гуннским царевичем Гордом (Гродом). "Пришел к императору царь гуннов, [живущих] поблизости от Босфора... Император принял его и, дав ему много даров, послал в его страну, охранять ромейское государство и город Боспор"236. Обратим внимание на разницу: первый раз просто Босфор (? ??????? ????????), а во втором случае -- город Боспор (??? ???????? ??????)237. Это же можно заметить и в далее следу­ющем тексте: "В этом городе (?? ?? ???? ?????) происходила оживленная торговля между ромеями и гуннами"238, "...они внезапно подступили к городу Босфору (?? ?? ??????? ?????), убили трибуна Далмация и стратиотов", "В Босфоре (?? ???????) наступил мир, и ромеи владели им безбоязненно"234. Совершенно очевидно, что речь идет о разных по­нятиях -- городе Боспоре (Босфоре), соответствующему современной Керчи, и Босфоре (Боспоре) как территории вокруг пролива.

О каком же Боспоре идет речь при описании Никифором и Феофаном событий 704/705 и 711/712 гг.?

Под 711/712 гг. Никифор пишет: "Юстиниан... послал его (Стефана Асмикта. -- Авт.) с приказом истребить мечом весь народ в Херсоне, Боспоре и других архонствах"240. Боспор именуется здесь архонством (?? ??????? ??? ??????? ??? ???? ??? ????? ?????????)241. Чуть ниже Никифор отмечает: "И вот, Стефан, переправившись через Понтийское море в тамошние (области), исполнил приказание. . . До двадцати мужей. управляющих другими городами, Стефан, погрузив на суденышко и при­вязав к нему множество камней, утопил в пучине"242.

Обращает на себя внимание фраза о двадцати мужах, управляющих другими городами, (??? ?? ??? ?????? ?????????????? ??????? ????????? ????), "??? ?????? ??????????" -- явная параллель к ??? ????? ?????????, среди которых был назван Боспор. Возможно, хотя и абсолютно недоказуемо, что среди "других городов" были и города Бос­пора. Слово ??????? у Никифора равнозначно ?????·243.

-84-

Далее Никифор, рассказывая о намерении Юстиниана послать про­тив враждебных областей флот, сообщает: "Архонты же тех областей, проведав о такой молве, как могли, укрепились"244. Здесь уже фигурирует ??? ????? -- области, возглавляемые архонтами.

Итак, Никифор называет Боспор архонством, областью, управляю­щейся архонтом.

Терминология Феофана в соответствующих пассажах отличается от Никифора--вместо архонтов и областей фигурируют климаты и крепос­ти. Так, под тем же 711 г. Феофан сообщает о снаряжении Юстинианом большого флота, который он отправил, "помня о заговоре против него херсонитов, босфориан и остальных климатов (??? ?????????? ??? ??????????? ??? ??? ?????? ????????"245. Чуть ниже: "Василеве приказал истребить мечом всех жителей в тех крепостях (?? ???????? ???? ?????? ??"246. И далее: "Это услышали жители крепостей, приняли меры безопас­ности (??????? ????? ?? ??? ??????? ??????247)"."...Тогда херсониты и жители других крепостей свергли Юстиниана (?? ???????? ??? ??? ????? ? ???????"248. Термин "климаты" у Никифора отсутствует. В связи с этим возникает принципиальный вопрос: кто точнее в параллельных пассажах 711/712 гг. передает сведения компилируемого источника -- Никифор или Феофан? От решения этой текстологической проблемы зависит определение статуса Боспора как климата или архонтии.

Общая оценка степени точности передачи источника Никифором и Феофаном была проанализирована И. С. Чичуровым, который пришел к хорошо обоснованному выводу о сокращениях, пропусках и погреш­ностях Феофана в воспроизведении географической номенклатуры ком­пилируемого источника249. Противоречия и ошибки характерны и для описания Феофана Северного Причерноморья250.

Отметим еще два важных обстоятельства, свидетельствующие в пользу Никифора. "Бревиарий" был написан, по всей видимости, между 775 и 787 гг., а "Хронография" -- в 811-814 гг.251. За эти десятилетия произо­шло много изменений и одним из них было появление климатов, первое упоминание о которых относится к 808 г.252 Как справедливо отметил К. Цукерман, климаты -- административные деления, обладающие своим архонтом (откуда название архонтия) и крепостью253.

По всей видимости, Феофан заменил "архонтии" текста оригинала более близким и современным ему по значению термином "климаты". Замена же "городов" на "крепостей", видимо, явилась результатом переделки Феофаном фразы источника, сохранившейся у Никифора, "архонты же тех областей, проведав о такой молве, как могли, укрепи­лись (?? ?? ??? ????? ?????? ????????- ???- ?????- ?????????? ??????? ??? ???????· ????????????"254).

Перефразируя ее, Феофан написал: "Это услышали жители крепостей, приняли меры безопасности (??????? ????? ?? ??? ??????? ??????". Так "укрепленные области" Никифора стали просто крепостями у Фе­офана. Следовательно, безусловный приоритет в точности компиляции

-85-

данного места источника имеет Никифор. Соответственно, Боспор в нача­ле VIII в. был архонством -- областью, находившейся под управлением архонта. Остается выяснить, какие земли включало в себя архонство Боспор и как оно управлялось.

Важнейшую информацию сообщает Никифор. Под 704/705 гг. содер­жится описание известной попытки убийства Юстиниана II по приказу кагана: ".. .Архонту из единоплеменников, жившему при Юстиниане, а также архонту Скифского Боспора хаган приказывает выжидать, пока он не поручит им убить Юстиниана как можно быстрее (??????? ?? ?? ???? ??????? ??? ???????, ????????? ?? ??????????? ????, ??? ?? ??? ?? ??????? ?? ??? ???????? ??? ???????? ????????? ????? ??? ??? ????????? ??????? ????? ??· ???????"255).

Здесь упомянуты ?? ??? ???????? ??? ???????? -- ар­хонт Скифского Боспора и ??????? ??? ??????? -- архонт из едино­племенников. По мнению И. С. Чичурова, название "Скифский Боспор" употребляется для уточнения, и речь идет о Скифском, а не Фракийском Боспоре256. На наш взгляд, "Скифский Боспор" -- явная калька с "Боспора Киммерийского". Напомним его характеристику, данную Страбоном: "Це­лая часть пролива, простирающаяся до устья Меотиды, называется Ким­мерийским Боспором"257. "К северу от восточного залива расположено озеро Меотида, имеющее в окружности 9000 стадий или даже немногим больше. Оно впадает в Понт через так называемый Киммерийский Боспор, а Понт в Пропонтиде через Фракийский Боспор"258.

В подтверждение нашей гипотезы отметим тот факт, что патриарх Фотий в письме к архиепископу Боспора Антонию (873 г.) называет Черное море именно "Скифским"259.

Следовательно, архонт Скифского Боспора -- архонт пролива и не только пролива. Такого же мнения, что это был чиновник, который от имени кагана контролировал пролив, придерживается и К. Цукерман, однако он считает, что ставка хазарского наместника находилась в городе Боспоре260. В. Е. Науменко предположил, что деятельность этого чиновника не затрагивала территории Таврики261. У Феофана в так называемого "болгарском экскурсе", отсутс­твующем в тексте Никифора, сказано: "от уже указанного озера [течет] подобно реке море и впадает в море Эвксинского Понта через земли Бос­фора Киммерийского"262. Выражение ??? ??? ???????? ??? ????????? (земли Босфора Киммерийского) указывает на территории по обеим сторона пролива. Также описывается и Фракийский Боспор: "И вот, словно поде­лив между собой Фракийский Боспор, персы захватили [его] азиатскую часть, а авары опустошали землю Фракии"263. Здесь термин "Фракийский Боспор" включает в себя земли по обеим сторонам пролива -- азиатскую часть и Фракию. По аналогии архонт Скифского Боспора -- архонт земель по обе стороны пролива, то есть территории бывшего Боспорского царства. В этой связи весьма характерно выражение одной античной надгробной надписи из Керчи: "Урну его скрывает боспорская земля", где употреблено ??? ????????, то же, что ??? ??? ???????? в тексте Феофана264.

-86-

Название Боспор для территории бывшего Боспорского царства сох­ранялось в конце VI в. н. э., причем, особо отметим, и для азиатской его части. Об этом свидетельствует известная надпись, обнаруженная в Тамани. "Сверх прочих великих и дивных деяний и сие славное на Боспоре кесарское здание возобновил М[авр]икий, благочестивей­ший и богохранимый наш владыка через собственного своего раба Евпатерия, славнейшего стратилата и дука херсонского. Индикта восьмого"265. "На Боспоре" употреблено ?? ???????. Следователь­но, власть упомянутого у Никифора архонта Скифского Боспора распространялась на земли по обеим сторонам пролива -- то есть территорию бывшего Боспорского царства. При этом, как явствует из текста Никифора, его резиденция находилась в Фанагории. Напом­ним, осознавая всю иллюзорность этой аналогии, что в титулатуре боспорских царей эллинистического времени содержалось "Архонт Боспора и Феодосии",

Однако если у Никифора фигурирует просто архонт Скифского Бо­спора, то у Феофана есть существенное добавление -- имя архонта Валгиц266. В пассаже о событиях 704/705 гг. Феофан пишет: "а (сам каган. -- Авт.) приказал Папацу, бывшему в Фанагории от его лица, и Валгицу, архонту Боспора, (В??????? ??? ??????? ????????), убить Юстиниана"267. То, что Валгиц -- не имя собственное, стало оконча­тельно ясно после публикации Кембриджского документа, где упоми­нается Булшци Вwlssy hmkp Песах. Н. Голб и О. Прицак рассматривают его как титул правителя baliqci268. Данлоп возводит его к тюркскому Вulgi(Воlgi)tsi, Ваlgichi-- "управитель"269.

Пояснение сути этого титула содержится в слове hmkp, которое П. К. Коковцов перевел как "досточтимый". Н. Голб переправил его на hа-пакид -- "начальник отряда, гарнизона", что лингвистически допустимо. Это привело его к заключению, что Песах, известный как Вwlssy был правителем хазарской провинции Боспор. Ее центром была Керчь, титул правителя baliqci, а город Тмутаракань был частью этой провинции270. Это построение представляется произвольным. Кембриджский документ -- сложный источник, хотя в основе своей и подлинный. Однако принимать все содержащиеся в нем сведения как достоверные нельзя. В данном случае смущают две вещи -- поздний характер источника (X век) и упоминание Смкрай-Тмутаракани, нигде более в такой роли не отмеченной. Эти обстоятельства не позволяют безоговорочно соглашаться с рядом исследователей, считающих так называемый поход Песаха на Крым крупномасштабной исторической реальностью271.

Скорее всего -- это была всего лишь одна из многочисленных хазарско-византийских стычек, на которые намекает Константин Баг­рянородный272. Напомним, его произведение (948-952)273 близко по времени к событиям, описанным в Кембриджском документе (около 940 г.)274.

-87-

Трактовка Голба-Прицака hmkp как hа-пакид, то есть начальника гарнизона, была воспринята А. И. Айбабиным, который считает, что контекст Кембриджского документа позволяет вполне определенно считать Вwlssy-Булшци и Валгица начальниками хазарских гарнизонов Таматархи и Боспора275.

Однако А. П. Новосельцев связал hmkp со среднеперсидским hamapkap, титулом правительственного чиновника, ведавшего сбором податей. Этот титул известен для Дербента и вполне мог быть заимствован хазарами276.

В принципе, все приведенные выше интерпретации слова hmkp лингвистически равно допустимы. Однако предпочтительней выглядит точка зрения А. П. Новосельцева, не требующая, в отличие от остальных, ломки структуры слова. Следовательно, архонт Валгиц, по всей видимости, ти­тул хазарского чиновника, ведавшего сбором податей со всей территории Боспора. Резиденцией его была Фанагория.

В текстах Никифора и Феофана в Фанагории фигурирует и второй архонт. У Никифора он назван "архонтом из единоплеменников (??????? ??? ????????), жившем при Юстиниане (????????? ?? ???????????), и местным хазарином (??? ??????? ??????? ??? ??????? ???????)"277. Феофан приводит имя этого архонта -- Папац (????????) и сообщает, что он был в Фанагории архонтом от лица кагана (? ?? ????????)278.

По мнению А. А. Васильева и И. С. Чичурова, греческое выраже­ние 6 ёк ттроаошои является, скорее всего, греческим осмыслением тюркской должности тудуна -- наместника кагана279. Эта точка зрения подтверждается употреблением того же выражения в фразе "...а тудуна, архонта Херсона, бывшего там от лица кагана..."280. Итак, архонт Фана­гории Папац был, по всей видимости, хазарским тудуном.

Не должно смущать и то обстоятельство, что Никифор называет Папаца архонтом. Под этим термином он, как и другие византийские авторы, понимал не только византийских чиновников, наместников или правителей областей, но и знатных, влиятельных варваров, каким и должен был быть Папац281. Например, описывая прибытие гуннов (веро­ятно, во главе с Гордом) в Константинополь, он пишет: "Прошло неко­торое время, и государь племени гуннов прибыл со своими архонтами и дорифорами в Византии, прося императора посвятить его в таинства христианства"282.

Наиболее точную оценку функций этого чиновника дал А. П. Ново­сельцев, охарактеризовавший его как представителя центральной власти на местах. Титул "тудун", как отмечал А. П. Новосельцев, происходит от китайского tu't'ung--"начальник гражданской администрации". К тюркам он попал через восточноиранские языки, где означал "близкий помощник". Этот титул известен у правителя Чача и Волжской Булгарии. Исследователь аргументировано заключает, что у хазар тудуны первоначально -- что-то вроде ближних людей правителя283.

Принимая эту трактовку, обратим внимание на обстоятельства появ-ле-ния тудуна в Херсоне. Первый раз, в 704-705 гг., тудун упоминается в

-88-

Фанагории (Папац), а после его убийства и бегства Юстиниана еще один тудун в 711-712 гг. фиксируется в Херсоне. Больше ни в Крыму, ни на Та­ганском полуострове тудун не известен. Это обстоятельство указывает на кратковременность пребывания тудунов на территории Крыма и Тамани. Видимо, это был лишь небольшой эпизод, не имевший продолжения.

Возникает вопрос, не связано ли его появление в Херсоне с попыткой выдачи Юстиниана византийцам? Наиболее вероятно, что тудун появился в городе после бегства оттуда опального императора. Если бы тудун находился в Херсоне в период ссылки Юстиниана, тому не было бы необходимости искать выход на кагана вне стен города. Кроме того, источники сообщают, что за Юстиниана было обещано много денег и даров284. Возможно, в числе этих "даров" каган получил право иметь своего представителя в Херсоне. После гибели Папаца новый тудун мог быть назначен уже не в Фанагорию, а в Херсон. Когда институт тудунов в Херсоне прекратил свое существование неизвестно. По всей видимости, логическим концом стала выдача херсонцами тудуна хазарскому кагану, по пути к которому тудун умер285. Надобность в функционировании та­кого чиновника в Херсоне и на Боспоре отпала после прихода к власти в Константинополе Вардана Филиппика, который, как известно, добился этого во многом благодаря хазарам.

Подчеркнем, что Папац -- хазарский чиновник, приставленный каганом к Юстиниану. Близки к такой точке зрения взгляды Ю. А. Кулаковского и М. И. Артамонова286. В этом нет ничего удивительного. Кроме того что Юстинина был женат на родной сестре правителя Хазарии, он не скрывал своих претензий на константинопольский престол. В силу этих обстоя­тельств нахождение рядом с Юстинианом доверенного лица кагана было бы как нельзя кстати. Видимо, таким доверенным лицом и был Папац.

Таким образом, можно констатировать функционирование в Фанагории двух хазарских чиновников -- "архонта Скифского Боспора", ведав­шего сбором податей, и архонта-тудуна Папаца, бывшего представителем кагана на Боспоре.

Принципиально важным является следующее обстоятельство. У Никифора, наряду с архонтом Скифского Боспора, при описании событий 711г. фигурирует архонтия Боспор. На первый взгляд, логично предполо­жить, что речь идет об одном и том же хазарском чиновнике, владевшим Боспором и носившем титул архонта. Против этого, однако, говорят два обстоятельства. Первое -- упоминание архонтии Боспор под 711г., когда "архонта Скифского Боспора" уже не было в живых. Второе, и, пожалуй, главное, заключается в том, что в рассказе о событиях 711/712 гг. Боспор фигурирует в едином смысловом блоке с Херсоном и другими архонтиями как территории, подчиненные Византии287. Напрашивается вывод -- ар­хонтия Боспор управлялась византийским архонтом, резиденцией кото­рого скорее всего и был город Боспор, бывший Пантикапей. При этом на Боспоре присутствовали два хазарских чиновника. Один носил титул "архонта Скифского Боспора" и ведал сбором податей, второй -- тудун

-89-

Папац -- был личным представителем кагана на Боспоре, приставленным к Юстиниану. Резиденцией обоих хазарских чиновников была Фанагория.

В принципе, такое положение можно оценивать как кондоминантное, и такая трактовка, наиболее полно и последовательно от­стаиваемая С. Б. Сорочаном, имеет под собой основания288. Однако некоторые моменты не совсем соответствуют кондоминантнои схеме. Прежде всего -- отношения на Кипре, пожалуй единственном реальном кондоминантном примере, регулировались специальным договором между арабами и византийцами. Практика же заключения таких догово­ров -- типично арабская традиция эпохи великих арабских завоеваний и создания халифата Омейадов, связанная с принятым в исламе делением на "людей веры" и "людей писания". Последние, как известно, с точки зрения ислама не считались неверными, но обязаны были платить джи-зью-подушную подать на немусульман289. Существование подобной ис­ламской традиции у хазар просто невозможно. Кроме того, Кипр этого времени не воспринимался византийцами как ромейская территория. Наконец, кондоминиум предполагает наличие двойного управления, что должно было отразиться, как минимум, в присутствии хазарских войск на Боспоре.

Однако были ли на Боспоре хазарские войска или гарнизоны? Никифор пишет об отправке каганом в Фанагорию "людей для охраны Юстиниа­на" (?????? ??? ??????? ???? ??????????)290. Феофан в параллельном месте 704/705 гг. сообщает: "Хаган уступил такой просьбе и послал Юстиниану охрану..." (??????????? ???? ???????)291. Такое слово­употребление свидетельствует об отправке в Фанагорию к Юстиниану людей для его охраны, то есть попросту личной стражи.

Если бы в Фанагории или в окрестностях находились значительные военные силы хазар, кагану не было необходимости посылать туда до­полнительные войска, а достаточно было направить одного или несколько чиновников с соответствующими полномочиями, которые и обеспечили бы Юстиниану необходимую "охрану". Причем появление данного кон­тингента не вызвало бы недоверие со стороны беглого императора. Он должен был поверить и, вероятно, поверил бы, если бы не Феодора, что отряд направлялся именно для его охраны. Таким образом, источники позволяют говорить об отсутствии в Фанагории на тот момент значи­тельных военных сил хазар.

Хазарское войско действительно упоминается у Никифора и Феофана, но выражено другим словом и в иных контекстах. Под 711/712 гг. Никифор сообщает: "архонты же тех областей... направили послов к хаза­рам, чтобы они прислали войско для их охраны". "Войско для охраны" передано как "??? ?????? ? ?????? ????"292. Параллельный пассаж у Феофана гласит: "Это услышали жители крепостей... послали к кагану в Хазарию просить войско для своей охраны". Употреблено опять "???? ????- ???????"293. Далее в том же фрагменте 711/712 гг. в предложении "Но когда [на ромеев] внезапно напало войско хазар..." Никифор снова

-90-

употребляет "???? ?? Х??????"294. Характерно, что за хазарским войском жители крымских архонтий посылают к кагану в Хазарию.

Подведем итоги.

Письменные источники и археологические материалы не дают осно­ваний сделать вывод о захвате хазарами Боспора в конце VII -- нача­ле VIII в. и строительстве в городе Боспоре хазарской цитадели. На сегодняшний момент "хазарский слой" VIII -- первой половины IX в. в Керчи не выявлен. Данные письменных источников однозначно сви­детельствуют, что Боспор в конце VII -- начале VIII в. хотя и пла-тил дань хазарам, тем не менее не был частью Хазарии. При этом в Фа-нагории осуществляли свои функции два хазарских чиновника. Один из них носил титул архонта Скифского Боспора и как раз ведал сбором податей с территории Боспора, другой -- тудуна -- представителя кагана на Боспоре. Однако как на территории Боспора, так и в крымс­ких архонтиях отсутствовали хазарские войска и гарнизоны. Статус Боспора, по данным письменных источников, может быть определен как архонтия, управляемая византийским архонтом.

Херсон, Боспор и другие архонтий, несомненно, выступают в истории с Юстинианом II как местности, подчиненные Византии. Ссылка Юсти­ниана в Херсон, участие херсонитов, босфорян и остальных архонтий в заговоре против него, желание последнего истребить весь народ в Херсоне, Боспоре и других архонствах, провозглашение императором Вардана Филиппика опять же херсонитами и жителями других архонтий, указывают, что как местным населением, так и византийскими авторами эти местности однозначно воспринимались как ромейские, а не хаза­рские, или со статусом двойного подчинения.

Какова же была роль хазар во всех этих событиях? Встретиться с каганом Юстиниан смог только за пределами Крыма. Боясь репрессий со стороны Юстиниана, "жители крепостей... послали к хагану в Хазарию просить вой­ско для своей охраны". Юстиниан, когда узнал о заговоре Ильи и Вардана, возвращает тудуна и отправляет послов "оправдаться перед каганом". За возвращение бежавшего к кагану и только что провозглашенного импера­тором Вардана "ромеи" обязаны были выплатить значительную сумму. То есть хазары в рассматриваемых эпизодах выступают как наемники, которые участвуют в событиях за определенное материальное вознаграждение, естественно желая по возможности его увеличить и обеспечить в дальней­шем беспрепятственное получение дани. Ни один источник не упоминает о каких-либо политических требованиях со стороны хазар, акцентируя внимание на исключительно материальных.

Окончательный вывод очевиден. В конце VII -- первой половине VIII в. Боспор не входил в состав Хазарии, а поэтому и сам термин "хазарский Боспор" некорректен. Соответственно, нет оснований говорить о данном времени как о хазарском периоде в истории Боспора.

-91-

Примечания

1 Васильевский В. Г. Житие Иоанна Готского. -- С. 388.

2 Кулаковкий Ю. А. Прошлое Тавриды. -- С. 65-66; Из истории Готской епархии (в Крыму) в VIII веке. -- С. 179-180.

3 Васильев А. А. Готы в Крыму, -- С. 186.

4 Якобсон А. Л. Средневековый Крым. -- С. 28-35.

5 Артамонов М. И. История хазар. -- Л., 1962. -- С. 196.

6 Макарова Т. И. Боспор-Корчев по археологическим данным II Византийская Тав-рика. -- К., 1991; Археологические раскопки в Керчи около церкви Иоанна Предтечи // МАИЭТ. -- 1998. Вып. VI; Боспор (VIII-IХ вв.) // Крым, Северо-Восточное Причер­номорье и Закавказье в эпоху средневековья. IV-ХШ века. Археология. -- М., 2003.

7 Плетнева С. А. Очерки хазарской археологии. -- М.: Иерусалим, 1999. -- С. 151, 153.

8 Там же.-- С. 169.

9 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. -- К., 1990. -- С. 148.

10 Там же. -- С. 149-151.

11 Там же. -- С. 152.

12 Ботов Н, Н. Боспор византийский: очерки истории // Проблемы истории, фило­логии, культуры. -- М.-Магнитогорск, 1998. -- Вып. VI. -- С. 118-120.

13 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи // МАИЭТ. -- Симферополь, 2000. -- Вып. VII.-- С. 168.

14 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 185-186.

15 Там же. -- С. 188-189; Последнюю работу данного автора, повторяющую выво­ды предыдущих, см: Aibabin A. Early khazar archaeological monuments in Crimea and to the north of the Black sea // La Crimee entre Byzance et le Khaganat Khazar. -- Paris, 2006.

16 Цукерман К. Хазары и Византия: первые контакты // МАИЭТ. -- Симферополь, 2001.-- Вып. VIII.-- С. 331-333.

17 Сорочан С. Б. Боспор как византийско-хазарский кондоминиум // Боспор Кимме­рийский и Понт.-- Керчь, 2001. -- С. 145-148; Византийский Херсон. Ч. 1. -- С. 406-408; К исторической географии Хазарского каганата: пространственные пределы юго-западной границы в VII в. // Хазарский альманах. -- Харьков, 2005. -- Т. 4. -- С. 58.

18 Науменко В. Е. Боспор в системе византийско-хазарских отношений // Боспор Ким­мерийский. На перекрестке феческого и варварского миров. -- Керчь, 2000. -- С. 99-101; Место Боспора в системе византийско-хазарских отношений // Бахчисарайский исто-рико-археологический сборник. -- Симферополь, 2001. -- Вып. 1. -- С. 349-350.

19 Майко В. В. К вопросу о хазарах на Боспоре во второй половине X в. // Пантика-пей-Боспор-Керчь. 26 веков древней столице. -- Керчь, 2000.

20 Сазанов А. Я, Могаричев Ю. М. Боспор и Хазарский каганат в конце VII -- начале VIII в. // Проблемы истории, филологии, культуры. -- М.-Магнитогорск, 2002, -- Вып. XII.

21 Сорочан С. Б. Византия IV-IХ веков. Этюды рынка. -- Харьков, 1998. -- С. 41; Боспор как византийско-хазарский кондоминиум; Византийский Херсон. -- Ч. 1. -- С. 322-396; Сорочан С. Б., Зубарь В. М., Марченко Л. В, Жизнь и гибель Херсоне-са. -- Харьков. 2000. -- С. 209-276.

22 Науменко В. Е. Место Боспора в системе византийско-хазарских отношений. -- С. 347-350, 354; Боспор в системе византийско-хазарских отношений.

23 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. -- М., 1980.

24 Макарова Т. И. Археологические раскопки в Керчи около церкви Иоанна Предте­чи // МАИЭТ. -- Симферополь, 1998. -- Вып. VI; Боспор-Корчев по археологическим данным // Византийская Таврика. -- К., 1991; Макарова Т. И. Средневековый Корчев (по раскопкам 1963 г. в Керчи) // КСИА. -- 1965. -- Вып. 104;. Отчет о раскопках на Рыночной площади в г. Керчи в 1963 г. (раскоп II). Архив ИА РАН. -- Р-1.-N 2826, 2826а: Отчет о раскопках в Керчи на бывшей Рыночной площади в 1964 г. Архив ИА РАН. -- Р-1. N 3582, 3582а.

-92-

25 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи; Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 135-141, 188-189, 222-223.

26 Майко В. В. К вопросу о выделении средневековых горизонтов Боспора второй половины X -- начала XI в. // 175 лет Керченскому музею древностей. -- Керчь, 2001. -- С. 93-96.

27 Сазанов А. В. Хронология слоев средневековой Керчи // Проблемы истории, филологии, культуры. -- М.-Магнитогорск, 1998. -- Вып. V.

28 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи.

29 Макарова Т. И. Боспор-Корчев по археологическим данным. -- С. 126; Макаро­ва Т. И. Археологические раскопки...

30 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 135-141, 188-189, 222-223; Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи.

31 Сазанов А. В. Хронология слоев средневековой Керчи.

32 Макарова Т. И. Боспор-Корчев по археологическим данным. -- С. 136.

33 Макарова Т. И. Отчет о раскопках в Керчи на бывшей Рыночной площади в 1964г. -- Рис. 45.

34 Арсеньева Т. М., Науменко С. А. Усадьбы Танаиса. -- М., 1992. -- Рис. 19. -- С. 141 .

35 Там же. -- Рис. 45, 3.

36 Алексеева Е. М. Виноделие Горгиппии // Боспорский сборник. -- М., 1995. -- Вып. 6. --Рис. И, 8.

37 Arsen'eva T., Bottger B. Griechen am Don. Die Grabung in Tanais 1995 // Eurasia Antiqua. -- Mainz, 1996. -- Вd. 2. -- Аbb. 29,1 ; Арсеньева Т. М., Науменко С. А. Танаис 1У-У в. (По материалам раскопок 1989-1992 гг.) // Боспорский сборник. -- М., 1996. -- Вып. 6. -- Рис. 2, 5; Шеллов Д. Б. Раскопки северо-восточного участка Танаиса (1955-1957 гг.) // Древности Нижнего Дона. -- М., 1965. -- Рис. 59, 1. -- С. 127.

38 Сазанов А. В. Керамические комплексы Северного Причерноморья второй поло­вины IV-- V в. // Проблемы истории, филологии, культуры. -- М.-Магнитогорск, 1999. -- С. 231,232. -- Рис. 5, 25-38.

39 Там же. -- С. 237, 238. -- Рис. 6, 5-16.

40 Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Поселение Золотое Восточное в бухте (Восточ­ный Крым): опыт исследования стратиграфии ранневизантийского времени // Пробле­мы истории, филологии, культуры: Межвузовский сборник. -- М.-Магнитогорск, 1996. -- Вып. III. -- Рис. II, 4; Сазанов А. В. О хронологии Боспора ранневизантий­ского времени // СА. -- 1989. -- N 4. -- Рис. 3, 12, а, в.

41 Сазанов А. В. Керамические комплексы Северного Причерноморья второй поло­вины IV- V в. -- Рис. 1, 6.

42 Sazanov A. Les amphores "LA 1 Carthage" dans la region de la Mer Noire // Production et commerce des amphores anciennes en Mer Noire. -- Aix-en-Provence, 1999. -- Fig. 4. -- Туреs 3.1.4--3.1.2.

43 Sazanov A. Les amphores "LA 1 Carthage" dans la region de la Mer Noire. -- Рщ. 4. Туре 4.1.

44 Sazanov A. Les amphores "LA 1 Carthage" dans la region de la Mer Noire. -- Рщ. 8,7; Голофаст Л. А. Стекло ранневизантийского Херсона. -- Автореф. дисс . . . канд. ис-тор. наук. -- М., 1998. -- Рис. 4, 6, 7.

45 Sazanov A, Les amphores de 1'antiquite tardive et du Moyen Age: continuite ou rupture? Le cas de la Mer Noire // La ceramique medievale en Mediterranee.--Aix-en-Provence, 1997. -- Fig. 2, 22. -- Туре 22. -- Р. 92.

46 Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Некоторые предварительные данные о хроноло­гии поселения Зеленый мыс (Восточный Крым) // Проблемы истории, филологии, куль­туры. -- М.-Магнитогорск, 1999. -- Рис. 7, 1, 10.

47 Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Поселение Золотое Восточное в бухте (Восточ­ный Крым): опыт исследования стратиграфии ранневизантийского времени. -- Рис. X, 14, 17, 20. -- С. 97.

-93-

48 СазановА. В. О хронологии Боспора ранневизантийского.-- Рис.4, 13г.; Воронов Ю. Н., Бгажба О. X. Материалы по археологии Цебельды. -- Тбилиси, 1985. -- Табл. 29, 3. -- Табл. 30, 8; Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Некоторые предвари­тельные данные о хронологии поселения Зеленый мыс (Восточный Крым). -- Рис. 5, 22.-- С. 189.

49 Силантьева Л, Ф, Краснолаковая керамика из раскопок Илурата // МИА. -- 1958. -- N 85. -- Рис, 18, 3.

50 Сазанов А. В. Керамические комплексы Северного Причерноморья второй поло­вины IV-V в. -- С. 230.

51 Сазанов А. В. Керамические комплексы Северного Причерноморья второй полови­ны IV-V в. -- С. 225,230,233,234,245; Сазанов А. В. Керамические комплексы Боспора 570-580 гг. // Древности Боспора. -- М., 2000. -- Вып. 3. -- Рис. 11, 1, 4; 20, 29, 31.

52 Ceramica fine romana nel bacino mediterraneo (medio e tardo imperio ). -- Roma, 1981. -- Vol. I. -- Tav. CXI, 1,5. -- Р. 232; Сазанов А. В. Краснолаковая керамика Северного Причерноморья ранневизантийского времени // МАИЭТ. -- Симферополь, 1994. -- Вып. IV. -- Рис. 4, 4. -- вторая четверть VI в.; Арсеньева Т. М. Краснолако­вая керамика из Танаиса конца IV -- начала V в. н. э. // КСИА. -- 1981. -- N 168. -- Рис. 1, 13.

53 Макарова Т. И. Археологические раскопки в Керчи около церкви Иоанна Предте­чи. -- С. 354.

54 Сазанов А. В. Амфорный комплекс первой четверти VII в. из северо-восточного рай­она Херсонеса // МАИЭТ. -- Симферополь, 1991. -- Вып. 2. -- С. 61-64; Сазанов А. Я, Мокроусов С. В. Поселение Золотое Восточное в бухте (Восточный Крым)... -- С. 95.

55 Sazanov A. Les amphores de 1'antiquite tardive et du Moyen Age: continuite ou rupture?... -- Fig. 2, 22. -- Type 22. -- P. 92; Sazanov A. Les ensembles clos de Chersonese de la fin du VI e-troisieme quart du VII e. siecles: La chronologic de la ceramique // Les Sites archeologiques en Crimee et au Caucase durant TAntiquite tardive et le haut Moyen-Age. -- Leiden, 2000. -- P. 130.

56 Гайдукевич В. Ф, Раскопки Тиритаки в 1935-1940 гг. // МИА. -- 1952. -- N 25. -- С, 100. -- Рис. 120; Сазанов А. В., Иващенко Ю. Ф. К вопросу о датировках позднеан-тичньгх слоев городов Боспора // СА. -- 1989. -- N 1; Scorpan C Origini si linii evolutive in ceramica romano-bizantina (sec. IV-VII) din spatial Mediteranean si Pontic // Pontica. -- IX. -- PI. VII a; Hautumm W. Studien zu Amphoren der spatromischen und fruhbbyzantinischen Zeit. -- Fulda, 1981. --Abb. 17, 20, 51, 141, 148-150; Bass G., van Dorninck F. Yassia Ada. -- Texas, 1982. -- Vol. I. -- Fig. 8-5 CA 14, 16; OpaitA. Beobachtungen zurentwicklung der zwei amphoratypen // Peuce 9. -- Tulcea, 1984. -- Taf. II, 5, 6; Taf. XI, 1; Jaпkовиh Б. Подунавски део области Аквиса у VI и почетком VII в. -- Београд, 1981. -- C. 148. -- phc. 62, 63; Bonifay M, Villedieu F. Importations d'amphores orientales en Gaule (V-VII e. s.) // Recherches sur la ceramique byzantine. -- Paris, 1986. -- Fig. 5, 3.

57 Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- С. 64. -- Признак 56.

58 Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Поселение Золотое Восточное в бухте (Восточ­ный Крым)... --С. 101; Сазанов А. В, Города и поселения Северного Причерноморья ранневизантийского времени. -- Автореф. дисс. д-ра истор. наук. -- М., 1999. -- С. 15. Табл. 3-5.

59 Макарова Т. И. Археологические раскопки в Керчи около церкви Иоанна Предтечи. -- С. 354.

60 Макарова Т. И. Отчет о раскопках в Керчи на бывшей Рыночной площади в 1964г. --Рис. 43.

61 Сазанов А, В., Иващенко Ю. Ф. К вопросу о датировках позднеантичных слоев городов Боспора // СА. -- 1989. --N 1. -- Рис. 4, 7; 5, 6; Сазанов А. В. Керамические комплексы Боспора 570-580 гг. ... -- С. 225.

62 Sazanov A. Les amphores "LA 1 Carthage" dans la region de la mer Noire -- Fig. 4, Fig. 8. 9 -- Type 8; Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Поселение Золотое Восточное в

-94-

бухте (Восточный Крым)... -- Рис. VII, 12; Сазанов А. В. Керамические комплексы Боспора 570-580 гг. -- Рис. 4, 1; 5, 6; Голофаст Л. А. Стекло ранневизантийского Херсона. -- Рис. 42, 1. -- Комплекс 13; Голофаст Л. А., Рыжов С. Г. Комплекс ранне-византийского времени из раскопок квартала ХБ в Северном районе Херсонеса// Пробле­мы истории, филологии, культуры. -- М. -Магнитогорск, 2000. -- Вып. IX. -- Рис. 2, 2.

63 Hayes J. W. Late Roman Pottery. -- London, 1972. -- Fig. 31, 105, 3. -- P. 169.

64 Carandini A., Sagui L, Produzione C // Atlante delle forme ceramiche. Ceramica fine rornana nel Bacino Mediterraneo. Medio e tardo imperio. -- Roma, 1981. -- P. 96. -- Tav. XLIII, 3.

65 Fitlford M. G. The red-slipped wares // Excavations at Carthage: The British mission. -- Sheffild, 1984. -- Vol. 1. -- Part 2. -- P. 74. -- Type 66.

66 Bonifay M. Elements d'evolution des ceramiques de 1'Antiquite tardive a Marseille d'apres les fouilles de la Bourse (1980-1981) // Revue archeologique de Narbonnaise. 1983. -- Tome XVI. -- Fig. 26, 149; Fouilles a Marseilles. Les mobiliers (I-VII s.ap/J.-C.). -- Paris, 1998. --P. 418.

67 Bonifay M. Elements d'evolution des ceramiques. -- Fig. 26,149; Fouilles a Marseilles. Les mobiliers (I-VII s.ap/J.-C.). -- Paris, 1998. -- P. 418.

68 Bonifay M. Elements d'evolution des ceramiques. -- Fig. 29, 179, 180.

69 Hayes J. W. The Roman Deposits: The Pottery // Boardman J., Hayes J.W. Excavations at Tocra 1963-1965 II and Later Deposits. -- London, 1973. -- Fig. 49, 2480.

70 Riley J. The pottery from cisterns 1977.1, 1977.2 and 1977.3 // Excavations at Carthage 1977, conducted by the University of Michigan, VI. --Ann Arbor, 1981. -- Fig. 4, 7.

71 Cavailles-Llopis M, Vallauri L. Les ceramiques fines importees // L'oppidum de Saint-Blaise du Ve au VII e. s. -- Paris, 1994. -- Fig. 58, 111.

72 Hayes J. W. Notes on the palace pottery //Apollonia, the port of Cyrene. Excavations by the University of Michigan 1965-1967. -- Tripoli, 1976-1978. -- Fig. 2, 3.

73 Макарова Т. И. Археологические раскопки в Керчи около церкви Иоанна Предте­чи. -- С. 355; Макарова Т. И. Боспор-Корчев по археологическим данным. -- Рис. 15.

74 Sazanov A. Les amphores "LA 1 Carthage" dans la region de la mer Noire. -- Fig. 4.3.1; Hayes J. W. Problemes de la ceramique des VII-IX e. siecles a Salamine et a Chypre // Salamine de Chypre. Histoire et archeologie. -- Paris, 1980. -- Fig. 15, 1.

75 Макарова Т. И. Боспор-Корчев по археологическим данным. -- Рис. 15, 1, первый сосуд во втором яру, 5 сосуд в первом ряду, два последних поддона во втором ряду.

76 Голофаст Л. А. Стекло ранневизантийского Херсонеса. -- С. 16, 17; Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- С. 64. -- Признак 56.

77 Макарова Т. И. Боспор-Корчев по археологическим данным. -- Рис. 15, 1, пер­вые три венчика и одно горло в первом ряду.

78 Макарова Т. И. Боспор-Корчев по археологическим данным. -- Рис. 15, 1, пер­вый в первом ряду.

79 Голофаст Л. А. Комплексы стеклянных изделий конца VI -- начала VII в. из Херсонеса II Проблемы археологии древнего и средневекового Крыма. -- Симферо­поль, 1995. -- С. 96, 97. -- Рис. 5, 13.

80 Макарова Т. И. Боспор-Корчев по археологическим данным. -- Рис. 15, 1, вто­рой и третьей венчики в первом ряду.

81 Голофаст Л. А. Комплексы стеклянных изделий конца VI -- начала VII в. из Херсонеса. -- С. 96, 97. -- Рис. 5, 16.

82 Макарова Т. И. Археологические раскопки в Керчи около церкви Иоанна Предтечи. ­-- С. 355.

83 Сазанов А. В. Хронология слоев средневековой Керчи. -- С. 65-69.

84 Макарова Т. И. Археологические раскопки в Керчи около церкви Иоанна Предтечи. ­-- С. 390

85 Макарова Т. И. Археологические раскопки в Керчи около церкви Иоанна Предтечи. ­-- С. 390; Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- С. 169.

-95-

86 Макарова Т. И. Археологические раскопки в Керчи около церкви Иоанна Предтечи. -- С. 390; Макарова Т. И. Боспор-Корчев по археологическим данным. -- С. 144.

87 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- С. 169.

88 Макарова Т. И. Боспор-Корчев по археологическим данным. -- С. 130.

89 Там же.

90 Там же. -- С. 129.

91 Макарова Т. И. Боспор-Корчев по археологическим данным. -- С. 129; Макаров Т. И. Боспор-Корчев по археологическим данным. -- С. 356.

92 Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- С. 64, 65.

93 Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- С. 53. -- Признак 10.

94 Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- С. 53, 55. Признак И.

95 Sazanov A, Les amphores de 1'antiquite tardive et du Moyen Age: continuite ou rupture? -- Р1§. 4, 51. -- Р. 97, 98; Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- С. 55. --Признак 12; СедиковаЛ. В. Керамическое производство и импорт в Херсонесе в IX в. Дисс. ... канд. истор. наук. -- М., 1998. -- С. 26-тип III; СедиковаЛ. В. Керами­ческое производство и импорт в Херсонесе в IX в. -- С. 13.

96 Макарова Т. И. Боспор-Корчев по археологическим данным. -- С. 129.

97 Макарова Т. И. Археологические раскопки в Керчи около церкви Иоанна Предте­чи. -- С. 358.

98 Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- С. 60. -- Признак 31.

99 Рыжов С. Г., Седикова Л. В. Комплексы X в. из раскопок квартала ХБ Северно­го района Херсонеса // Херсонесский сборник. -- 1999. -- Вып. X. -- Рис. 8, 8, 9.

100 Сазанов А. В. Керамический комплекс начала XI в. из Херсонеса (Амфоры, пифосы и простая гончарная керамика) // Бахчисарайский историко-археологический сборник. -- Симферополь, 2001. -- Вып. 2. -- Рис. 16, 1. -- С. 250.

101 Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. --С. 61. --Признак 41.

102 Hayes J. W. The Pottery. Excavations at Sarachane in Istanbul. Рrinceton, 1992. -- Р. 17.

103 Макарова Т. И. Боспор-Корчев по археологическим данным. -- С. 129, 130.

104 Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- С. 65-69, 82, все объекты штыков 5-7 из раскопок 1963 г.

105 Сазанов А. В. Там же. -- Рис. VII, 35; VIII, 17.

106 Сазанов А. В. Краснолаковая керамика Северного Причерноморья ранневизан-тийского времени // МАИЭТ. -- Симферополь, 1994/95. -- Вып. IV. -- Рис. 2, 10. -- С. 409; Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Поселение Золотое Восточное в бухте (Восточ­ный Крым)... -- С. 99. -- Рис. XI, 5.

107 Fouilles a Marseilles. Les mobiliers (I-VII s. ap / J.-C.). -- Fig 58, 114,115. --Р. 103.

108 Aupert M. Objects de la vie quotidienne a Argos en 585 ap. J.-C. // BCH. -- 1980. -- Suppl. VI. -- Fig. 35, 119.

109 Макарова Т. И. Археологические раскопки в Керчи около церкви Иоанна Пред­течи. -- С. 357.

110 Айбабин А. И, Хазарский слой в Керчи. -- С. 171-173; Айбабин А. И. Этничес­кая история ранневизантийского Крыма. -- С. 136.

111 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- С. 171.

112 Там же.

113 Там же.

114 Сазанов А. В. Амфоры "carottes" в Северном Причерноморье ранневизантийско­го времени. Типология и хронология. // Боспорский сборник. -- М., 1995. -- Вып. 6.

115 Сазанов А. В. Світглоглиняні амфори з рифлениям типу набігаючо§ хвилі (IV-VII ст. н. е.) // Археологія. -- 1992. -- N 1.

116 Sazanov A. Les amphores "LA 1 Carthage" dans la region de la Mer Noire.

117 Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Поселение Золотое Восточное в бухте (Восточ­ный Крым).

-96-

118 Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Поселение Золотое Восточное в бухте (Восточ­ный Крым).

119 Сазанов А. В. Керамические комплексы Боспора 570-580 гг.

120 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья.

121 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 6, I.

122 Там же. -- Рис. 6, 1.

123 Там же. -- Рис. 6, II, 7.

124 Зеест И.Б. Керамическая тара Боспора //МИА.-- 1960. -- N 83. --Табл. XXVIII, 646.

125 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 6, II, 1-3, 5.

126 Там же. -- Рис. 6, II, 1; Рис. 5, 14-16, 19-20.

127 Сазанов А. В. Світглоглиняні амфори з рифлениям типу набігаючо§ хвилі. -- Рис.6, I, тип 6.1.1.

128 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 6, II, 2.

129 Sazanov A. Les amphores "LA 1 Carthage" dans la region de la Mer Noire... -- Fig. 3, tyре 4.

130 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 6, II, 3.

131 Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Некоторые предварительные данные о хронологии поселения Зеленый мыс. -- Рис. 4, 15. -- 570-580 гг.; Голофаст Л. А. Стекло ранневи­зантийского Херсонеса... -- Рис. 74, 3. Комплекс 25. -- конец VII в.; Рис. 42, 1 -- конец VI -- начало VII в.; Голофаст Л. А., Рыжов С. Г. Комплекс ранневизантийского времени из раскопок квартала ХБ в Северном районе Херсонеса // Проблемы истории, филологии, культуры. -- М.-Магнитогорск, 2000. -- Вып. IX. -- Рис. 3, 1,3, 9.

132 Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Некоторые предварительные данные о хроноло­гии поселения Зеленый мыс. -- Рис. 6, 5; Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Поселение Золотое Восточное в бухте (Восточный Крым)... -- Рис. X, 6.

133 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 6, II, 5.

134 Там же. -- Рис. 5, 13.

135 Sazanov A. Les amphores "LA 1 Carthage" dans la region de la Mer Noire... -- Fig 4. --Туре 3.1.3; Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Некоторые предварительные данные о хронологии поселения Зеленый мыс. -- Рис. 2, 22; Сазанов А. В. О хроно­логии Боспора ранневизантийского времени. -- Рис. 1, 56; Сазанов А. В., Романчук А. И., Седикова Л. В. Амфоры из комплексов византийского Херсона. -- Табл. 12, 52; Bottger B. Die Gefasskeramishen Funde (1975-1981) // latrus-Krivina. -- Berlin, 1991. --Bd. IV. -- Таf. 47, 735.

136 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 5, 32.

137 Sazanov A. Les amphores "LA 1 Carthage" dans la region de la Mer Noire... -- Fig. 4, tуре 5; Сазанов А- Я, РоманчукА. И., Седикова Л. В. Амфоры из комплексов византий­ского Херсона. -- Табл. 11, 63; Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Поселение Золотое Восточное в бухте (Восточный Крым)... -- Рис. X, 13, 18; Сазанов А. В. Амфорный комплекс первой четверти VII в. из северо-восточного района Херсонеса. -- Рис. 8, 18.

138 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 5, 33.

139 Sazanov A. Les amphores "LA 1 Carthage" dans la region de la Mer Noire.... Fig. 4, tуре 6: Сазанов А. В. Амфорный комплекс первой четверти VII в. из северо-восточно­го района Херсонеса. -- Рис. 8, 19; Голофаст Л. А., Рыжов С. Г. Комплекс ранневи­зантийского времени из раскопок квартала ХБ в Северном районе Херсонеса // Про­блемы истории, филологии, культуры. -- М.-Магнитогорск, 2000. -- Вып. IX. -- Рис. 1, 5, 13; Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Поселение Золотое Восточное в бухте (Восточ­ный Крым)... -- Рис. IX, 15; Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Некоторые предвари­тельные данные о хронологии поселения Зеленый мыс. -- Рис. 4, 20.

140 Айбабин А, И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 6, II, 4.

141 Sazanov A. Les amphores "LA 1 Carthage" dans la region de la Mer Noire... -- Fig.4,tуре 1.2. -- Р. 267; Сазанов А. В. Амфорный комплекс первой четверти VII в. Из северо-восточ­ного района Херсонеса // МАИЭТ. -- Симферополь, 1991. -- Вып. II. -- Рис. 8, 14, 15.

-97-

142 Сазанов А. В Амфорный комплекс первой четверти VII в. Из северо-восточно­го района Херсонеса. -- Рис. 9, 7; Сазанов А. В, Амфоры "СагоНез"... -- Рис. 3. -- Тип 1.1.

143 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи, -- Рис. 7, 3.

144 Hautumm W. Studien zu Amphoren der spatromischen und fruhbbyzan-tinischen Zeit. -- Fulda, 1981. -- Аbb. 129, 116, 117, 124 -- конец VII в. и в Агиа Галена: Vogt Chr. Protobuzantinh keramikh // Krhtikh Estia Periodoj D' -- Тоmoi 4. -- 1989/1991. -- Еik. 13, 1 -- с монетами 641-668 гг.

145 Сазанов А. В., Романчук А. Я, Седикова Л. В. Амфоры из комплексов визан­тийского Херсона. -- Екатеринбург, 1995. -- Табл. 23, 96. -- С. 52. -- Класс 25.

146 Sazanov A, Les amphores de 1'antiquite tardive et du Moyen Age: continuite ou rupture?... -- Р1§. 4, 39. -- Туре 39.

147 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 7, 2.

148 Там же.-- С. 172.

149 Танаис -- 1979 -- VI ГП/17 N 2269.

150 Сазанов А. В., Романчук А. И., Седикова Л. В, Амфоры из комплексов визан­тийского Херсона. -- Табл. 14, 75.

151 Hautumm W. Studien zu Amphoren der spatromischen und fruhbbyzantinischen. -- Аbb. 23, Аbb. 62, Аbb. 33, 34. Аbb. 136.

152 Hayes J. W. Problemes de la ceramique... -- Р1§. 16, 1,2.

153 Сазанов А. В., Романчук А. Я, СедиковаЛ. В. Амфоры из комплексов византийского Херсона. -- Табл. 20-21, Табл. 22, 98, 105, 109, Табл. 24, 99, 102; Sazanov A, Les amphores de 1'antiquite tardive et du Moyen Age: continuite ou rupture? -- Р. 94. -- Fig. 3, 28, 29.

154 Седикова Л. В Керамическое производство и импорт в Херсонесе в IX в. -- С. 12. Тип 1; Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- Рис. II. 10д. -- С. 53. -- Рис, VII, 15, 21. -- Рис. IX, 12. -- Рис. XIV, 21. 39.

155 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 5, 26.

156 Воронов Ю. Н., Бгажба О. X. Материалы по археологии Цебельды. -- Тбилиси. 1985. -- Табл. 29, 1, 3. Табл. 30, 7; Сазанов А. В., Романчук А. Я, Седикова Л. В. Амфоры из комплексов византийского Херсона. -- Табл. 3, 4, 5; Зеленый Мыс. -- 1999 г. Яма 15. второй ярус.

157 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 5, 21-23.

158 Сазанов А. В. Керамический комплекс первой четверти VII в. -- Рис. 10, 7; Саза­нов А. В. О хронологии Боспора... -- Рис. 4, 13г; Сазанов А. В., Иващенко Ю. Ф. К вопросу о датировках позднеантичных слоев... -- Рис. 4, 7; рис. 5, 3.

159 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 5. 24,

160 Голофаст Л. А. Стекло ранневизантийского Херсонеса, -- Рис. 2. 2/; Зеленый Мыс, -- 1999. -- Кв. 12. Яма 13.

161 Айбабин А И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 5. 25.

162 Голофаст Л. А. Стекло ранневизантийского Херсонеса. -- Рис. 2. 20; Воро­нов Ю. Н., Бгажба О X. Материалы по археологии Цебельды. -- Табл. 31, 2; Голофаст Л. А., Рыжов С. Г. Комплекс ранневизантийского времени из раскопок квартала ХБ в Северном районе Херсонеса. -- Рис. 10, 2.

163 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 5, 27.

164 Голофаст Л. А., Рыжов С. Г. Комплекс ранневизантийского времени из раско­пок квартала ХБ в Северном районе Херсонеса; Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Посе­ление Золотое Восточное в бухте (Восточный Крым): опыт исследования стратиграфии ранневизантийского времени -- Рис. 4, 1. -- 570-580 гг.; Зеленый мыс. -- 1999. -- Слой 2. Кв. 7а. -- 570-580 гг.; Воронов Ю. Я., Бгажба О. X. Материалы по археоло­гии Цебельды. -- Табл. 32, 11; Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Поселение Золотое Восточное в бухте (Восточный Крым): опыт исследования стратиграфии ранневизан­тийского -- Рис. X, 7. -- 570/580 гг.; Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средне­вековья. -- Рис. 9, 4.

-98-

165 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 5, 28.

166 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. -- Рис. 9, 3, 5; Саза­нов А. В.,Мокроусов С. В. Поселение Золотое Восточное в бухте (Восточный Крым): опыт исследования стратиграфии ранневизантийского времени. -- Рис. VII, 14; Во­ронов Ю. Н., Бгажба О. X. Материалы по археологии Цебельды. -- Табл. 28, 18; Голофаст Л. А., Рыжов С. Г. Комплекс ранневизантийского времени из раскопок квартала ХБ в Северном районе Херсонеса. -- Рис. 4, 14; Рис. 5, 21.

167 Sazanov A, Les amphores de 1'antiquite tardive et du Moyen Age: continuite ou rupture? -- Fig. 2.20. -- Туре 20. -- Р. 92; Сазанов А. В. Керамические комплексы Боспора 570-580 гг. -- С. 225. -- Рис. 6, 3.

168 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 8, II, 6.

169 Там же. -- С. 172.

170 Raynaud C. Ceramique commune mediterraneenne tardo-romaine // Lattara 6. Dicocer. Dictionnaire des Ceramiques Antiques en Mediterranee nord-occidentale (Provence, Languedoc, Ampurdan). -- Lattes, 1993. -- Р. 365. -- Соm. Меd. 11.

171 Айбабин А. И Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 8, 7.

172 Там же. -- Рис. 6. II, 6.

173 Там же. -- С. 172.

174 Там же. -- Рис. 8, 3.

175 Там же. -- С. 1 74.

176 Сазанов А. В. Города и поселения Северного Причерноморья ранневизантийско­го времени. -- С. 346-350.

177 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- Рис. 8, 5, 13-15, 17.

178 Там же. -- Рис. 8, 10.

179 Там же. -- Рис. 7, 5, 6.

180 Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- Рис. V, 566. -- С. 64. Признак 56.

181 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- - Рис. 7, 4.

182 Голофаст Л. А. Комплексы стеклянных изделий конца VI -- начала VII в. из Херсонеса -- Рис. 2. 9; Рис 3. 14; Рис, 5, 7-10; Рис. 6, 6. -- С. 98. 99.

183 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- С. 172.

184 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 187.

185 Науменко В. Е. Место Боспора в системе византийско-хазарских отношений -- С. 348-351.

]&6 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 185; Ха­зарский слой в Керчи. -- С. 168.

187 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. -- С. 162.

188 Магомедов М. Г. Образование хазарского каганата. -- М., 1983. -- С. 177.

189 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. -- С. 117.

190 Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. -- М., 1990. -- С. 79.

191 Цукерман К. Хазары и Византия: первые контакты. -- С. 328.

192 Там же. -- С. 329.

193 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. -- С. 164, 166.

194 Там же. -- С. 156.

195 Там же. -- С. 154.

196 Там же. -- С. 159.

197 Гадло А. В. Этническая история Северного Кавказа IV-X вв. -- Л., 1979. -- С. 154.

198 Там же. -- С. 139, 140,

199 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. С. 37.

200 Там же. --С. 37.

201 Там же. -- С. 36.

202 Там же. --С, 162.

-99-

203 Там же. --С. 154.

204 Там же. --С. 61.

205 Там же. -- С. 37.

206 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. -- С. 110; Экскурс Феофана о протоболгарах // Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и сообщения. -- М., 1976. -- С. 68, 77-80.

207 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- С. 168.

208 Цукерман К. Хазары и Византия: первые контакты. -- С. 332. -- Сн. 79.

209 Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. -- С. 109, 158.

210 Калинина Т. М. Употребление этникона ал-хазар в арабо-персидских источниках 1Х-Х вв. // Хазарский альманах. -- Харьков, 2002. -- Т. 1. -- С. 50.

211 Калинина Т. М. Сведения ранних ученых арабского халифата. Тексты, перевод, комментарий. -- М., 1998. -- С. 87.

212 Ибн-Хордадбех. Книга путей и стран / Перевод с арабского, комментарии, исследования, указатели и карты Н. Велихановой. -- Баку, 1986. -- С. 42.

213 Там же. -- С. 109.

214 Там же. -- С. 306.

215 Там же. -- С. 307.

216 Там же. -- С. 302.

217 Магомедов М. Г. Образование хазарского каганата. --С. 26-60.

218 Ибн-Хордадбех. Книга путей и стран. -- С. 298, 300.

219 Там же. -- С. 143.

220 Там же. -- С. 279, 281; Калинина Т. М. Употребление этникона ал-хазар в арабо-персидских источниках 1Х-Х вв. -- С. 42.

221 Калинина Т. М. Сведения ранних ученых арабского халифата. -- С. 74. 75. 106.

222 Там же.-- С. 137.

223 Там же. -- С. 146.

224 Там же. -- С. 121.

225 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. С. 39, 63.

226 Там же. -- С. 156.

227 Там же. -- С. 40,63.

228 Там же. -- С. 158, 167.

229 Там же. -- С. 45, 68, 142.

230 Там же. -- С. 157, 163,

231 Там же. -- С. 155

232 Там же. -- С.157, 165.

233 Там же. -- С.163.

234 Там же. -- С.67, 68.

235 Там же. -- С.165.

236 Там же. -- С.51.

237 Там же. -- С.27.

238 Там же. -- С.27,51.

239 Там же. -- С.27,51.

240 Там же. -- С.156, 164.

241 Там же. -- С.156

242 Там же. -- С.164, 165.

243 Там же. -- С.57.

244 Там же. -- С.165 .

245 Там же. -- С.40,64.

246 Там же. -- С.40,64.

247 Там же.-- С.40,64.

248 Там же. -- С. 40, 64.

-100-

241 Чичуров И. С. Место хронографии Феофана в ранневизантийской исторической традиции (IV -- начало IX в.) // Древнейшие государства на территории СССР. Мате­риалы и сообщения. -- М., 1981. --С. 54.

250 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения.-- С. 108-110. 116, 117. Об особенностях источника см. также: Афиногенов Д. Е. Источник рассказа о крым­ских событиях 705 и 711 гг. в "Хронографии" Феофана Исповедника // МАИЭТ. -- Симферополь, 2006. -- Вып. XII. -- Ч. 2.

251 Чичуров И. С. Место хронографии Феофана в ранневизантийской исторической традиции (IV -- начало IX в.). -- С. 57.

252 Цукерман К. К вопросу о ранней истории фемы Херсона // Бахчисарайский историко-археологический сборник. -- Симферополь, 1997. -- Вып. 1. -- С. 317.

253 Там же. -- С. 319.

254 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. -- С. 156. 165.

255 Там же. -- С. 155, 163.

256 Там же. -- С. 179.

257 Страбон. География. -- М., 1994. -- С. 283.

258 Там же.-- С. 125.

259Байер У. Ф. История крымских готов как интерпретация Сказания Матфея о городе Феодоро. -- С. 118.

260 Цукерман К. Венгры в стране Леведии: новая держава на границах Византии и Хазарии ок. 836-889 гг. // Материалы по археологии истории и этнографии Таврии. -- Симферополь, 1998. -- Вып. VI. -- С. 675.

261 Науменко В. Е. Место Боспора в системе византийско-хазарских отношений. -- С. 348.

262 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. -- С. 60.

263 Там же. --С. 160.

264 Корпус боспорских надписей. -- М.-Л., 1965. -- С. 126.

265 Латышев В. В. Сборник греческих надписей христианских времен из Южной России. СПб., 1898. -- С. 109.

266 Чичуров И. С Византийские исторические сочинения. -- С. 62, 63.

267 Там же. -- С. 62, 63, 74.

268 Голб Н., Прицак О. Хазаро-еврейские документы X в. -- Иерусалим, 1997. -- С. 164.

269 Чичуров И. С Византийские исторические сочинения, -- С. 126.

270 Голб Н., Прицак О. Хазаро-еврейские документы X в. -- С. 164.

271 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. -- С. 152; Майко В. В. К вопросу о выделении средневековых горизонтов Боспора второй половины X -- на­чала XI в, -- С. 95: Проблема салтовской культуры Крыма и Кембриджский аноним // Хазарский альманах. -- К.-Харьков, 2005. -- Т. 4.

272 Константин Багрянородный. Об управлении империей. -- М., 1989. -- С. 53.

273 Там же. -- С. 5.

274 Zuckerman C. On the date of the khazars' conversion to Judaism and the chronology of the kings of the Rus Oleg and Igor // Revue des Etudes Byzan­tines. -- Paris, 1995. -- Т. 53. -- Р. 257-259.

275 Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. -- С. 168.

276 Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Евро­пы и Кавказа. -- С. 144.

277 Чичуров И. С Византийские исторические сочинения. -- С. 155.

278 Там же. -- С. 39, 62, 63.

279 Васильев А. А Готы в Крыму. -- С. 197; Чичуров И. С. Византийские историчес­кие сочинения. -- С, 126,

280 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. -- С. 64.

281 Шене Ж.-К. Поздний архонт: пример из Херсона // МАИЭТ. -- Симферополь. 2000. -- Вып. VII.

-101-

282 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения, -- С. 159.

283 Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Евро­пы и Кавказа. -- С. 144.

284 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. -- С. 62.

285 Там же. -- С. 64.

286 Кулаковский Ю. А. История Византии. -- Т. 3. -- СПб., 1996. -- С. 271; Арта­монов М. И. История хазар. -- СПб., 2001. -- С. 197.

287 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. -- С. 132, 133.

288 Сорочан С. Б. Боспор как византийско-хазарский кондоминиум. -- С. 146-147; Сорочан С. Б.. Зубарь В. М, Марченко Л. В. Жизнь и гибель Херсонеса. -- С. 220-222.

289 Большаков О, Г. История халифата. 653-656 гг. -- М., 1993. --Т. П. -- С. 36-38, 72-74.

290 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. -- С. 155. 163.

291 Там же. -- С. 39.

292 Там же.-- С. 156, 165.

293 Там же. -- С. 41.

294 Там же.-- С. 157, 165.

Глава IV

ПРОБЛЕМА "ХАЗАРСКИХ" ПОСЕЛЕНИЙ

Настоящую главу мы посвящаем анализу археологических материа­лов, полученных при исследовании крымских поселений и могильников конца VII-Х в. Особый интерес вызывают десятки появившихся в Вос­точном, Центральном и Северо-Западном Крыму поселений, обычно свя­зываемые исследователями с пришлым населением Хазарского кагана­та. Важным представляется определение их хронологии и отношений при­шельцев с населением уже существовавших населенных пунктов, в частности городов Боспора, Сугдеи и Херсона.

Напомним основные точки зрения по данной проблеме.

М. И. Артамонов полагал, что еще в середине VII в. хазары проникли в Крым и заселили не только степную, но и южную горную часть полуостро­ва, изолировав Херсон от сельскохозяйственной периферии. Ко времени хазарского завоевания относится прекращение жизни наряде "старых" по­селений и следы разрушений на других1. Появление новых сельских посе­лений, датируемых VIII в., необходимо связывать с развитием оседлости среди населения Хазарии, составной частью которой являлся и Крым2.

По мнению А. Л. Якобсона, хазары к концу VII в. подчинили себе уже большую часть полуострова, за исключением Херсона и ближайшей округи. Во второй половине VIII в. хазарское господство начинает осла­бевать, к этому времени они сохранили за собой только Восточную Таврику. Рассматриваемые памятники принадлежали болгарам, мигрировавшим из Приазовья. В конце VIII--IX в. Крым становится практически независимым как от Византии, так и от хазар. Это привело к эко­номическому подъему, стали оживать земледельческие поселки. Как следствие, сначала в Восточный, а затем и в Западный Крым из Приазовья потянулось новое население3.

Д. Л. Талис отмечал, что хазары появились на полуострове не раннее середины VII в., а последствия их вторжения были не столь разрушитель­ными4. В степной и предгорной частях сельские поселения возникают, в большинстве своем, в VII в. и погибают на рубеже 1Х-Х вв. Анализ архе­ологического материала позволяет говорить об общности их жителей с "алано-болгарским миром Подонья и Приазовья"5.

Согласно А. В. Гадло, "в Хазарском каганате, включавшем теперь в свой состав и Таврику, на рубеже VII--VIII вв. начался процесс оседания кочевых и полукочевых групп... В начале VIII в. появляется оседлость на территории Керченского полуострова... появляются стабильные посе­ления вдоль Крымских предгорий и кое-где между старыми городками-

-103-

эмпориями по побережью". В начале VIII в. сугды, переселившиеся с Кавказа, основывают Сугдею6.

И. А. Баранов считал, что появление салтово-маяцкой культуры в Кры­му связано с миграцией ранних тюрок, которые поселились в его цент­ральной части в середине VII в. Хазары, захватив крупные города по бе­регам Керченского пролива, долгое время не предпринимали здесь ак­тивных действий. Но уже в середине VIII в. они аннексируют Восточную Таврику, с центром в Судаке, и Готию. Именно тогда салтовцы "второй миграционной волны" (в основном "кутригуры Волжской Болгарии") раз­громили византийские крепости и поселения, а также "оногурские аилы первого периода" и основали свои поселения практически на всей терри­тории полуострова", Сугдея стала их главным политическим центром7.

С. А. Плетнева отмечает, что пребывание хазар, или, вернее, следы ха­зарского владычества в Крыму, по археологическим данным прослежи­ваются слабо, а на многих памятниках и совсем незаметны. Это касается и погребальных комплексов, где также не удалось обнаружить хазарское присутствие. Окончательный ее вывод состоит в том, что в Восточном Крыму очень выразительно выявляются памятники времени появления и освоения этой территории подданными Хазарского каганата, но не сами­ми хазарами. Это -- крымские владения каганата. Сельские поселения она, в основном, датирует концом VIII--IX вв.8

Согласно А. И. Айбабину, в последней четверти VII в. часть болгар мигрировала в принадлежавший хазарам Крым и создала в Восточном, Центральном и Северо-Западном регионах не менее 18 неукрепленных поселений. При этом, выходцы с Кавказа (следуя мнению А. В. Гадло) в конце VII в. основали Сугдею9. Хазары захватили Боспор, разместили там свой гарнизон, а в Сугдее разместили таможню. Десятки поселений сере­дины VIII в. возникают в связи с "миграцией булгарских племен в контро­лируемый хазарами Крым". Эта миграция "была вызвана разгромом, учи­ненным арабами во время второй арабо-хазарской войны (722-737 гг.) на территории Хазарского каганата в Предкавказье в 730-е гг.". Появле­ние новых поселений не связано с разрушениями и пожарами на уже су­ществующих, пришельцы мирно осели на свободных землях10.

По мнению В. В. Майко, салтово-маяцкая культура Крыма объединяет ряд памятников второй половины VII -- середины X в.. оставленных пра-болгарским населением полуострова, входившего в состав Хазарско­го каганата11.

Салтовским памятникам Керченского полуострова посвящен ряд ра­бот В. Н. Зинько и Л. Ю. Пономарева12. Они, вслед за А. В. Гадло. И. А. Ба­рановым и А. И. Айбабиным, выделяют несколько поселений конца VII -- начала VIII в. и "сотни" второй половины VII1-IX в,13. Интерес представ­ляет следующий вывод указанных авторов, сделанный в одной из послед­них работ: "В отличие от поселений, погребальных памятников, кото­рые даже предположительно можно было бы отнести к концу VII -- пер­вой половине VIII в. на Керченском полуострове пока не выявлено"14.

-104-

В рамках гипотезы о кондоминиуме рассматривают крымские поселе­ния "хазарского периода" С. Б. Сорочан и В. Е. Науменко15. Города Боспор и Сугдея сохраняли византийский облик, а их округа "пополнялась... булгарами, потом салтовцами"16. Салтовцы в основном располагались в Восточном Крыму, частично в Центральном и Северо-Западном. В Юж­ной Таврике их присутствие фиксируется слабо17.

В ряде предыдущих исследований авторы настоящей работы (Ю. М. Могаричев и А. В. Сазанов) попытались показать, что политическое влияние и непосредственное присутствие в Крыму Хазарского каганата до середи­ны VIII в. были минимальными и, возможно, не выходили за пределы по­лучения дани18.

Все анализируемые в данной главе памятники и комплексы, согласно времени их возникновения, обычно делятся на три группы: конца VII -- начала VIII в., первой половины -- середины IX в. и середины -- второй половины IX в.

Основания для хронологической разбивки, при всем желании, трудно назвать четкими, однако ряд моментов все-таки позволяют это сделать с большей или меньшей уверенностью.

Первым хронологическим критерием является наличие или отсутствие ранневизантийских амфор, заканчивающих свой цикл в конце VII -- нача­ле VIII в. (АДСВ тип 5; "набегающая волна", коричневоглиняные "с пере­хватом", амфоры с воронковидным горлом). Наличие этих амфор в салтовских комплексах при уверенности в том, что они не являются "приме­сью снизу", однозначно "отбивает" для этих комплексов верхнюю дату в пределах конца VII -- первой половины VIII в.

Вторым хронологическим признаком является наличие и процентаж так называемых амфор "причерноморского типа", известных в двух ос­новных типах: с подтреугольным венчиком, гладким корпусом с зональ­ным рифлением и с реберчатым корпусом с венчиком овальной или подтреугольной формы.

Третий хронологический критерий связан с наличием или отсутстви­ем кувшинов с плоскими ручками и их процентным соотношением в комплексах.

Для комплексов первой половины IX в. характерны амфоры "причер­номорского типа" и отсутствие кувшинов с плоскими ручками. Ком­плексы второй половины IX в. характеризуются сочетанием амфор "причерноморского типа" с кувшинами с плоскими ручками. Для середины IX в. типично абсолютное преобладание амфор "причерно­морского типа", кувшины с плоскими ручками единичны19. Во второй половине IX в. процент кувшинов возрастает, однако их число в ком­плексах конца IX в. все же как минимум в 1,5-2 раза меньше амфор. В качестве своеобразного маркера отметим, что из двух херсонесских комплексов с монетами Василия I 867-886 гг. один содержал 8 кув­шинов с плоскими ручками при 15 амфорах20, а другой -- только ам­форы "причерноморского типа"21. Это может указывать на начало цикла

-105-

кувшинов с плоскими ручками в начале правления Василия I, если вы­страивать эти комплексы в одну стратиграфическую колонку. В этом случае заманчиво предложить дату появления кувшинов с плоскими ручками в конце 60-70-х гг. IX в., что, конечно, требует подтвержде­ния новыми материалами. В любом случае самыми ранними датирую­щими контексты монетами, которые обнаружены вместе с кувшинами с плоскими ручками, являются именно монеты Василия I22. Вместе с тем известно значительное количество комплексов IX в., в которых кувшины с плоскими ручками найдены без монет Василия I. Их отсут­ствие может быть вызвано тем, что на эти памятники они не доходили. Но возможен и другой вариант в виде следующей колонки: кувшины с плоскими ручками появляются незадолго до чеканки монет Василия I в 867-886 гг., то есть в 50-60 гг. IX в., потом они сопровождаются монетами 867-886 гг., и позже -- 944-945 гг. и 969 г. в пределах X в. В этом случае первыми по хронологии будут комплексы, содержащие единичные экземпляры кувшинов с плоскими ручками, но без монет Василия I. Их можно относить к 860-м гг. Далее следуют комплексы с монетами Василия I 867-886 гг. Однако наличие упомянутого херсо-несского комплекса с монетами Василия I, но без кувшинов с плоски­ми ручками, может указывать на то, что кувшины появляются некото­рое время спустя после начала чеканки этих монет, то есть, условно говоря, в 870-880 гг. Правда, в этом случае придется объяснить, по­чему эти монеты не попали в большинство комплексов. Видимо, на сегодняшний день более вероятна первая схема: кувшины с плоскими ручками появляются примерно в 60-е гг., незадолго до начала чекан­ки монет Василия I. Если принять это положение, то относительная хронология выстраивается следующим образом: комплексы с ранне-византийскими амфорами -- комплексы с амфорами "причерномор-ского типа" -- комплексы с амфорами "причерноморского типа" и еди­ничными кувшинами с плоскими ручками -- комплексы с заметным процентом кувшинов с плоскими ручками, амфорами "причерномор­ского типа" и монетами Василия I -- комплексы с кувшинами с плоски­ми ручками и амфорами "причерноморского типа" с монетами 944 г.

Только в комплексах второй половины -- последней трети X в. эти кувшины начинают преобладать над амфорами (монеты Никифора Фоки 963-969 гг.)23. В начале -- первой половине XI в. они уже могут составлять 60-70% комплекса тарных сосудов24. Конечно, идеально было бы проследить весь цикл этих сосудов на одном крымском па­мятнике, но, к сожалению, пока это невозможно. Некоторым ориен­тиром может служить кривая этих сосудов в слоях Саркела, опубли­кованная в свое время С. А. Плетневой. Учитывая последующие по­правки к хронологии слоев, мы имеем следующую картину. Кувшины появляются в слое второй половины IX в., их доля в слое достигает максимума в 930-960 гг., и уже заметно меньше в слое XI в., и сходят они на нет в конце XI -- начале XII в.25. Нетрудно заметить, что цикл

-106-

кувшинов с плоскими ручками в Саркеле несколько отличается от их цикла в Керчи. Есть и отличия от цикла в Херсонесе. Эти различия вполне допу­стимы и объяснимы как характером комплексов, так и разной ролью этих памятников. Тем не менее общая закономерность, отмеченная выше, про­слеживается достаточно четко: появление и их единичность в се­редине IX в., увеличение их количества во второй половине IX -- начале X в. и доминирование в комплексах начиная со второй половины -- пос­ледней трети X в.

Четвертый хронологический критерий -- так называемые "протово-ротничковые" красноглиняные амфоры, являющиеся поздним вариантом причерноморских. Как будет показано дальше, попытка датировать их исключительно первой половиной X в. не основана ни на каких стратигра­фических данных, а комплексы с ними укладываются во вторую полови­ну -- конец IX в.

Пятый критерий -- настоящие "воротничковые" амфоры, появляющи­еся не ранее середины X в. и четко фиксирующиеся в контекстах после­дней трети X -- первой половины XI в. и второй половины XI в. В нача­ле -- первой половине XII в. их цикл кончается, какое-то время они сосу­ществуют со сменяющими их амфорами с высоко поднятыми ручками, производившимися в том же центре26.

Приведенные критерии являются основными. Однако на ряде памят­ников присутствует византийская поливная керамика, которая позволяет выделить еще два критерия.

Шестой критерий -- византийская поливная керамика группы GWW I, по Дж. Хэйсу. Ее датируют последней третью VII -- второй половиной IX в. Дж. Хэйс отмечал, что большинство сосудов этой группы происхо­дит из депозитов середины VIII в., а самым поздним контекстом Сарачан с сосудами GWW I является Депозит 36, относящийся к первой полови­не IX в.27. Несколько более позднюю дату имеют сосуды GWW I из Боль­шого Дворца, где самые поздние экземпляры происходят из уже упоми­навшегося слоя III с монетами 867-886 гг. Таким образом, верхняя гра­ница этих сосудов не выходит за пределы последней трети IX в., а скорее всего, лежит где-то в 70-90 гг. этого столетия.

Седьмой критерий -- византийская поливная керамика группы GWW II, по Дж. Хэйсу, относится к концу IX -- началу X -- началу XII в.28. Наи­большее ее распространение приходится на вторую половину X -- пер­вую половину XI в.

Применение этих критериев позволяет выделить следующие комплексы:

1. Конец VII -- начало (или первая половина) VIII в.

2. Первая половина IX в.

3. Середина -- вторая половина IX в.

4. Первая половина X в.

5. Последняя треть X -- середина XI в.

-107-

Основания для выделения представлены в следующим образом (табл. 13).

Таблица 13


Датирующие предметы

Конец VII -- начало VIII в.

Первая половина

IX в.

Середина -- вторая по­ловина IX в.

Первая по­ловина X в.

Последняя треть X--се­редина XI в.

АДСВ тип 5

"Набегающая волна"

Амфоры с воронковидным горлом

Коричневоглиняные "с перехватом"

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Панкеева "Обратная сторона пути" А.Илларионова "Клинки севера" Д.Казаков "Слишком много щупалец" М.Николаева "Спецшкола для нечисти" С.Жданова "Лисий хвост, или По наглой рыжей моське" А.Демченко "Охотник из Тени" О.Лукьянов "Эльва" С.Лысенко "Летуны" А.Рюриков "Игра на опережение" О.Шовкуненко "Оружейник-1.Тест на выживание" П.Комарницкий "Мария, княгиня Ростовская" А.Величко "Миротворец" А.Архипов "Поветлужье" А.Одувалова "Зеленоглазая авантюристка" А.Сухов "Чужая" Вер.Иванова "Нити разрубленных узлов" А.Каменистый "Сафари для победителей" О.Филимонов "Шевелится - стреляй! Зеленое - руби!" Н.Щерба "Часодеи.Часовой ключ" М.Ефиминюк "Правила жестоких игр" А.Бобл "Падение небес" Я.Тройнич "Ягуар и рыжая сеньорита" М.Белозеров "Эпоха Пятизонья" Н.Бульба "По воле судьбы" Ю.Иванович "Торговец эпохами-4.Сбой реальности" В.Горъ "Изгнанники"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"