Аспар: другие произведения.

Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма "хазарского периода". Глава 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  
  Глава IV
  ПРОБЛЕМА 'ХАЗАРСКИХ' ПОСЕЛЕНИЙ
  
  Настоящую главу мы посвящаем анализу археологических материаѓлов, полученных при исследовании крымских поселений и могильников конца VII-Х в. Особый интерес вызывают десятки появившихся в Восѓточном, Центральном и Северо-Западном Крыму поселений, обычно свяѓзываемые исследователями с пришлым населением Хазарского каганаѓта. Важным представляется определение их хронологии и отношений приѓшельцев с населением уже существовавших населенных пунктов, в частности городов Боспора, Сугдеи и Херсона.
  Напомним основные точки зрения по данной проблеме.
  М. И. Артамонов полагал, что еще в середине VII в. хазары проникли в Крым и заселили не только степную, но и южную горную часть полуостроѓва, изолировав Херсон от сельскохозяйственной периферии. Ко времени хазарского завоевания относится прекращение жизни наряде 'старых' поѓселений и следы разрушений на других1. Появление новых сельских посеѓлений, датируемых VIII в., необходимо связывать с развитием оседлости среди населения Хазарии, составной частью которой являлся и Крым2.
  По мнению А. Л. Якобсона, хазары к концу VII в. подчинили себе уже большую часть полуострова, за исключением Херсона и ближайшей округи. Во второй половине VIII в. хазарское господство начинает ослаѓбевать, к этому времени они сохранили за собой только Восточную Таврику. Рассматриваемые памятники принадлежали болгарам, мигрировавшим из Приазовья. В конце VIII-IX в. Крым становится практически независимым как от Византии, так и от хазар. Это привело к экоѓномическому подъему, стали оживать земледельческие поселки. Как следствие, сначала в Восточный, а затем и в Западный Крым из Приазовья потянулось новое население3.
  Д. Л. Талис отмечал, что хазары появились на полуострове не раннее середины VII в., а последствия их вторжения были не столь разрушительѓными4. В степной и предгорной частях сельские поселения возникают, в большинстве своем, в VII в. и погибают на рубеже 1Х-Х вв. Анализ археѓологического материала позволяет говорить об общности их жителей с 'алано-болгарским миром Подонья и Приазовья'5.
  Согласно А. В. Гадло, 'в Хазарском каганате, включавшем теперь в свой состав и Таврику, на рубеже VII-VIII вв. начался процесс оседания кочевых и полукочевых групп... В начале VIII в. появляется оседлость на территории Керченского полуострова... появляются стабильные посеѓления вдоль Крымских предгорий и кое-где между старыми городками-
  -103-
  эмпориями по побережью'. В начале VIII в. сугды, переселившиеся с Кавказа, основывают Сугдею6.
  И. А. Баранов считал, что появление салтово-маяцкой культуры в Крыѓму связано с миграцией ранних тюрок, которые поселились в его центѓральной части в середине VII в. Хазары, захватив крупные города по беѓрегам Керченского пролива, долгое время не предпринимали здесь акѓтивных действий. Но уже в середине VIII в. они аннексируют Восточную Таврику, с центром в Судаке, и Готию. Именно тогда салтовцы 'второй миграционной волны' (в основном 'кутригуры Волжской Болгарии') разѓгромили византийские крепости и поселения, а также 'оногурские аилы первого периода' и основали свои поселения практически на всей терриѓтории полуострова', Сугдея стала их главным политическим центром7.
  С. А. Плетнева отмечает, что пребывание хазар, или, вернее, следы хаѓзарского владычества в Крыму, по археологическим данным прослежиѓваются слабо, а на многих памятниках и совсем незаметны. Это касается и погребальных комплексов, где также не удалось обнаружить хазарское присутствие. Окончательный ее вывод состоит в том, что в Восточном Крыму очень выразительно выявляются памятники времени появления и освоения этой территории подданными Хазарского каганата, но не самиѓми хазарами. Это - крымские владения каганата. Сельские поселения она, в основном, датирует концом VIII-IX вв.8
  Согласно А. И. Айбабину, в последней четверти VII в. часть болгар мигрировала в принадлежавший хазарам Крым и создала в Восточном, Центральном и Северо-Западном регионах не менее 18 неукрепленных поселений. При этом, выходцы с Кавказа (следуя мнению А. В. Гадло) в конце VII в. основали Сугдею9. Хазары захватили Боспор, разместили там свой гарнизон, а в Сугдее разместили таможню. Десятки поселений сереѓдины VIII в. возникают в связи с 'миграцией булгарских племен в контроѓлируемый хазарами Крым'. Эта миграция 'была вызвана разгромом, учиѓненным арабами во время второй арабо-хазарской войны (722-737 гг.) на территории Хазарского каганата в Предкавказье в 730-е гг.'. Появлеѓние новых поселений не связано с разрушениями и пожарами на уже суѓществующих, пришельцы мирно осели на свободных землях10.
  По мнению В. В. Майко, салтово-маяцкая культура Крыма объединяет ряд памятников второй половины VII - середины X в.. оставленных пра-болгарским населением полуострова, входившего в состав Хазарскоѓго каганата11.
  Салтовским памятникам Керченского полуострова посвящен ряд раѓбот В. Н. Зинько и Л. Ю. Пономарева12. Они, вслед за А. В. Гадло. И. А. Баѓрановым и А. И. Айбабиным, выделяют несколько поселений конца VII - начала VIII в. и 'сотни' второй половины VII1-IX в,13. Интерес представѓляет следующий вывод указанных авторов, сделанный в одной из последѓних работ: 'В отличие от поселений, погребальных памятников, котоѓрые даже предположительно можно было бы отнести к концу VII - перѓвой половине VIII в. на Керченском полуострове пока не выявлено'14.
  -104-
  В рамках гипотезы о кондоминиуме рассматривают крымские поселеѓния 'хазарского периода' С. Б. Сорочан и В. Е. Науменко15. Города Боспор и Сугдея сохраняли византийский облик, а их округа 'пополнялась... булгарами, потом салтовцами'16. Салтовцы в основном располагались в Восточном Крыму, частично в Центральном и Северо-Западном. В Южѓной Таврике их присутствие фиксируется слабо17.
  В ряде предыдущих исследований авторы настоящей работы (Ю. М. Могаричев и А. В. Сазанов) попытались показать, что политическое влияние и непосредственное присутствие в Крыму Хазарского каганата до середиѓны VIII в. были минимальными и, возможно, не выходили за пределы поѓлучения дани18.
  Все анализируемые в данной главе памятники и комплексы, согласно времени их возникновения, обычно делятся на три группы: конца VII - начала VIII в., первой половины - середины IX в. и середины - второй половины IX в.
  Основания для хронологической разбивки, при всем желании, трудно назвать четкими, однако ряд моментов все-таки позволяют это сделать с большей или меньшей уверенностью.
  Первым хронологическим критерием является наличие или отсутствие ранневизантийских амфор, заканчивающих свой цикл в конце VII - начаѓле VIII в. (АДСВ тип 5; 'набегающая волна', коричневоглиняные 'с переѓхватом', амфоры с воронковидным горлом). Наличие этих амфор в салтовских комплексах при уверенности в том, что они не являются 'примеѓсью снизу', однозначно 'отбивает' для этих комплексов верхнюю дату в пределах конца VII - первой половины VIII в.
  Вторым хронологическим признаком является наличие и процентаж так называемых амфор 'причерноморского типа', известных в двух осѓновных типах: с подтреугольным венчиком, гладким корпусом с зональѓным рифлением и с реберчатым корпусом с венчиком овальной или подтреугольной формы.
  Третий хронологический критерий связан с наличием или отсутствиѓем кувшинов с плоскими ручками и их процентным соотношением в комплексах.
  Для комплексов первой половины IX в. характерны амфоры 'причерѓноморского типа' и отсутствие кувшинов с плоскими ручками. Комѓплексы второй половины IX в. характеризуются сочетанием амфор 'причерноморского типа' с кувшинами с плоскими ручками. Для середины IX в. типично абсолютное преобладание амфор 'причерноѓморского типа', кувшины с плоскими ручками единичны19. Во второй половине IX в. процент кувшинов возрастает, однако их число в комѓплексах конца IX в. все же как минимум в 1,5-2 раза меньше амфор. В качестве своеобразного маркера отметим, что из двух херсонесских комплексов с монетами Василия I 867-886 гг. один содержал 8 кувѓшинов с плоскими ручками при 15 амфорах20, а другой - только амѓфоры 'причерноморского типа'21. Это может указывать на начало цикла
  -105-
  кувшинов с плоскими ручками в начале правления Василия I, если выѓстраивать эти комплексы в одну стратиграфическую колонку. В этом случае заманчиво предложить дату появления кувшинов с плоскими ручками в конце 60-70-х гг. IX в., что, конечно, требует подтверждеѓния новыми материалами. В любом случае самыми ранними датируюѓщими контексты монетами, которые обнаружены вместе с кувшинами с плоскими ручками, являются именно монеты Василия I22. Вместе с тем известно значительное количество комплексов IX в., в которых кувшины с плоскими ручками найдены без монет Василия I. Их отсутѓствие может быть вызвано тем, что на эти памятники они не доходили. Но возможен и другой вариант в виде следующей колонки: кувшины с плоскими ручками появляются незадолго до чеканки монет Василия I в 867-886 гг., то есть в 50-60 гг. IX в., потом они сопровождаются монетами 867-886 гг., и позже - 944-945 гг. и 969 г. в пределах X в. В этом случае первыми по хронологии будут комплексы, содержащие единичные экземпляры кувшинов с плоскими ручками, но без монет Василия I. Их можно относить к 860-м гг. Далее следуют комплексы с монетами Василия I 867-886 гг. Однако наличие упомянутого херсо-несского комплекса с монетами Василия I, но без кувшинов с плоскиѓми ручками, может указывать на то, что кувшины появляются некотоѓрое время спустя после начала чеканки этих монет, то есть, условно говоря, в 870-880 гг. Правда, в этом случае придется объяснить, поѓчему эти монеты не попали в большинство комплексов. Видимо, на сегодняшний день более вероятна первая схема: кувшины с плоскими ручками появляются примерно в 60-е гг., незадолго до начала чеканѓки монет Василия I. Если принять это положение, то относительная хронология выстраивается следующим образом: комплексы с ранне-византийскими амфорами - комплексы с амфорами 'причерномор-ского типа' - комплексы с амфорами 'причерноморского типа' и едиѓничными кувшинами с плоскими ручками - комплексы с заметным процентом кувшинов с плоскими ручками, амфорами 'причерноморѓского типа' и монетами Василия I - комплексы с кувшинами с плоскиѓми ручками и амфорами 'причерноморского типа' с монетами 944 г.
  Только в комплексах второй половины - последней трети X в. эти кувшины начинают преобладать над амфорами (монеты Никифора Фоки 963-969 гг.)23. В начале - первой половине XI в. они уже могут составлять 60-70% комплекса тарных сосудов24. Конечно, идеально было бы проследить весь цикл этих сосудов на одном крымском паѓмятнике, но, к сожалению, пока это невозможно. Некоторым ориенѓтиром может служить кривая этих сосудов в слоях Саркела, опублиѓкованная в свое время С. А. Плетневой. Учитывая последующие поѓправки к хронологии слоев, мы имеем следующую картину. Кувшины появляются в слое второй половины IX в., их доля в слое достигает максимума в 930-960 гг., и уже заметно меньше в слое XI в., и сходят они на нет в конце XI - начале XII в.25. Нетрудно заметить, что цикл
  -106-
  кувшинов с плоскими ручками в Саркеле несколько отличается от их цикла в Керчи. Есть и отличия от цикла в Херсонесе. Эти различия вполне допуѓстимы и объяснимы как характером комплексов, так и разной ролью этих памятников. Тем не менее общая закономерность, отмеченная выше, проѓслеживается достаточно четко: появление и их единичность в сеѓредине IX в., увеличение их количества во второй половине IX - начале X в. и доминирование в комплексах начиная со второй половины - посѓледней трети X в.
  Четвертый хронологический критерий - так называемые 'протово-ротничковые' красноглиняные амфоры, являющиеся поздним вариантом причерноморских. Как будет показано дальше, попытка датировать их исключительно первой половиной X в. не основана ни на каких стратиграѓфических данных, а комплексы с ними укладываются во вторую половиѓну - конец IX в.
  Пятый критерий - настоящие 'воротничковые' амфоры, появляющиѓеся не ранее середины X в. и четко фиксирующиеся в контекстах послеѓдней трети X - первой половины XI в. и второй половины XI в. В начаѓле - первой половине XII в. их цикл кончается, какое-то время они сосуѓществуют со сменяющими их амфорами с высоко поднятыми ручками, производившимися в том же центре26.
  Приведенные критерии являются основными. Однако на ряде памятѓников присутствует византийская поливная керамика, которая позволяет выделить еще два критерия.
  Шестой критерий - византийская поливная керамика группы GWW I, по Дж. Хэйсу. Ее датируют последней третью VII - второй половиной IX в. Дж. Хэйс отмечал, что большинство сосудов этой группы происхоѓдит из депозитов середины VIII в., а самым поздним контекстом Сарачан с сосудами GWW I является Депозит 36, относящийся к первой половиѓне IX в.27. Несколько более позднюю дату имеют сосуды GWW I из Больѓшого Дворца, где самые поздние экземпляры происходят из уже упомиѓнавшегося слоя III с монетами 867-886 гг. Таким образом, верхняя граѓница этих сосудов не выходит за пределы последней трети IX в., а скорее всего, лежит где-то в 70-90 гг. этого столетия.
  Седьмой критерий - византийская поливная керамика группы GWW II, по Дж. Хэйсу, относится к концу IX - началу X - началу XII в.28. Наиѓбольшее ее распространение приходится на вторую половину X - перѓвую половину XI в.
  Применение этих критериев позволяет выделить следующие комплексы:
  1. Конец VII - начало (или первая половина) VIII в.
  2. Первая половина IX в.
  3. Середина - вторая половина IX в.
  4. Первая половина X в.
  5. Последняя треть X - середина XI в.
  -107-
  Основания для выделения представлены в следующим образом (табл. 13).
  
  Таблица 13
  Датирующие предметы
   Конец VII - начало VIII в. Первая половина
  IX в. Середина - вторая поѓловина IX в. Первая поѓловина X в. Последняя треть X-сеѓредина XI в.
  АДСВ тип 5
  'Набегающая волна'
  Амфоры с воронковидным горлом
  Коричневоглиняные 'с перехватом'
  Амфоры 'причерноморского типа'
  Кувшины с плоскими ручками
  Красноглиняные с отогнутым венчиѓком (протоворотничковые)
  Воротничковые амфоры
  Византийские поливѓные сосуды группы GWW 1. по Дж. Хэйсу
  Византийские поливѓные сосуды группы GWW П, по Дж. Хэйсу
  
  -108-
  
  Рис. 12. Памятники Крыма хазарского времени, по И. А. Баранову (1990, с. 8-9)
  I - поселения-аилы этапа формирования салтово-маяцкой культуры (вторая половина VII - первая половиѓна VIII в.). II - салтово-маяцкие поселения второй половины УШ-Х в., III - хазарские укрепленные лагеря и городища. IV - византийские монастыри, V - поселения провинциально-византийской культуры VIII-X вв., VI - византийские укрепления, VII - приморские города.
  1 - Керчь (Боспор, Корчев), 2 - Опасное; 3 - Войково (на месте античного городища Мирмекий); 4 - Войково (на территории поселка). 5 - Михаиловка; 6 - Багерово: 7 - Аршинцево (на месте античного городища Тиритака); 8 - Героевское; 9 - Костырино; 10- Заветное; И - Коренково; 12 - на месте античного городища Китей; 13 - гора Опук; 14 - Пташкино: 15 - Марьевка; 16 - Сокольское; 17 - Ивановка: 18 - Горностасвка; 19 - Чистополье; 20 - Приозерное; 21 - Марфовка, 22 - Тамарино; 23- Алексеевка, 24 - Репьевка; 25 - Слюсарево; 26 - Зеленый Яр; 27 - Пресноводное; 28 - Песочное; 29 - Азовское: 30 - Мысовое; 31 - Семеновка; 32 - Чапаеве; 33- Семь Колодезей; 34 - Золотое; 35 - Ленине; 36 - Виноградѓное, 37 - Новоселовка; 38 - Прудиково; 39 - Красногорка; 40 - Красный Кут; 41 - Королеве; 42 - Луговое; 43 - Кирово; 44 - мыс Чауда; 45 - Птичкино, 46 - Фронтовое; 47 - Бранное Поле; 48 - Кировское; 49 - Дальние Камыши: 50 - Ближние Камыши: 51 - Феодосия (район порта); 52 - Айвазовские; 53- Насыпное; 54 - Подгорное; 55 - мыс Киик-Атлама, 56 - Гончаровка; 57 - Тамбовка; 58- Старый Крым (североѓзападная окраина); 59 - Журавки: 60 - Планерское (холм Тёпсень); 61 - Планерское (ущелье Дарлак): 62 - Курортное (холм Кордон-Оба), 63 - Судакская крепость; 64 - Щебетовка (водохранилище лесхоза); 65 - Щебетовка (подножие горы Медовой); 66 - Старый Крым (1,5 км южнее города); 67- Старый Крым (юго-восточная окраина у шоссе Феодосия-Симферополь): 68 - Новоемельяновка; 69 - Марьяновка; 70 - скала Ак-Кая (северо-западное подножие); 71 - Вишневое; 72 - Новокленовка; 73 - Богатое: 74 - Караби-Яйла (уроч. Казанлы). 75 - Межгорье; 76 - Меловое; 77 - Цветочное; 78 - Аромагное; 79 - Курортное; 80 - уроч. Тау-Кипчак (затоплено Балановским водохранилищем); 81 - Ьарановка (близ пещеры Нни-Сала III): Х2 - Мраморное (северо-восточный склон горы Чатырдаг; 83 - пещера 'Партизанская' на нижнем плато юры Чатырдаг 84 - Краснолесье (на территории биостанции). 85 -Почтовое; 86 - Фонтаны, 87 - балка Холодная близ Симферополя; 88 - Лозовое (затоплено Симферопольским водохранилищем); 89 - Хмелевое. 90 - гора Базман; 9) -- Глубокий Яр: 92 - Баклинское городише и его подножие; 93 - Трудолюбовка: 94 - Заветное. 95 - Гончарное: 96 - Поворотное (пос. Заря Свободы); 97 - Инкерман (подножие Загайтанской скалы, 98 - Песчаное (устье р. Альмы): 99 - Саки (на территории города); 100 - Евпатория (юго-восточная окраина города), 101 - Евпатория (на месте античного городища 'Чайка'), 102- оз. Донузлав (на месте античного городиша Беляус). 103 - Лазурное; 104 - Тарпанчи (на месте античного городища). 105 - Морское (на месте античного городища), 106 - Оленевка; 107 - Черноморское (на месте античного городища Калос-Лимен); 108 - Стерегущий; 109 - Лебяжьи острова близ с. Портового; 110- Аблемитское городище на берегу оз. Донузлав; 111 - Морское (мыс Ай-Фока); 112 - Морское (на территории прибрежной части поселка), 113 - Канакская балка. 114 - Алуштинская крепость (Алустон, Дуста); 115 - мыс Плака, 116 - Фрунзенское (Партениты); 117 - Кучук-Исар (мыс Троицы). 118 - городище Чуфут-Кале: 119 - балка Майрам-Дере у Успенского монастыря; 120 - городише Кыз-Кермен; 121 - Сюйре-нская крепость - 122 - уроч Сюйрен (подножие скалы Куле-Бурун); 123 - Ивановка (балка Терен-Аир); 124- Симферополь (пос ГРЭС); 124 - Дружное (у дороги на Долгоруковскую яйлу); 125 - Передовое, 125- Родниковое (к югу от села), 127 - Новобобровка (к северу от села), 128 - Новобобровка (к северо-востоку от села); 129 - уроч. Холодный Ключ близ с. Поворотного; 130 - Севастополь (Северная сторона).
  - 109-
  
  Рис. 13. Хазарские памятники Крыма, по А. И. Айбабину (1999, с. 184)
  1 - Херсон; 2 - Балаклава; 3 - Загайтанская Скала; 4 - Черная речка; 5 - Гончарное; 6 - Узень-Баш; 7-Родниковое; 8-Сахарная Головка; 9-Чилтер (Мармара); 10 - Шулдан; 11 - Бобровка; 12 - Передовое; 13 - Терновка; 14 - Эски-Кермен; 15 - Мангуп; 16 - Большое Садовое; 17 - Чилтер-Коба; 18 - Сюйрень; 19 - Пампук-Кая; 20 - Аромат; 21 - Малое Садовое; 22 - Поворотное; 23 - Горный Ключ; 24 - Баштановка; 25 - Кыз-Кермен; 26 - Фыцки; 27 - Чуфут-Кале; 28-Бакла; 29-Скалистое; 30 - Трудолюбовка; 31 - Почтовое; 32 - Фонтаны; 33 - Лозовое; 34 - Петровские скалы; 35 - Кекенеиз; 36 - Симеиз; 37 - Корею; 38-Мисхор; 39-Ореанда; 40-Ливадия; 41 -Ялта; 42 - Бал-Гота; 43-Горзубиты; 44 - Гурзуфская котловина; 45 - Басман; 46 - Артек; 47 - Гугуш; 48 - Суук-Су; 49 - Партенит; 50-Малый Маяк; 51 - Семидворье; 52-Алустон; 55 - Лучистое; 54 - Малореченск; 55-Рыбачье; 56 - Канакская балка; 57 - Приветное; 58 - Приветное-1; 59 - Чабан-Куле; 60 - Морское; 61 - Ай-Фока; 62 - Судак; 63 - Курортное; 64 - Тау-Кипчак: 65 - Ароматное; 66-Цветочное; 67-Меловое; 68 - Ак-Кая; 69 - Кордон-Оба; 70-Щебетовка; 71 - Тихая Бухта; 72-Тепсенъ; 73-Дальние Камыши; 74-мыс Чауда; 75 - гора Опук; 76- Пташкино; 77 - Китей; 78 - Заветное; 79 - Героевское; 80 - Илурат; 81 - Тиритака; 82 - Боспор; 83 - Мирмекий; 84 - Зенонов Херсонес; 85 - Алексеевка; 86 - Чистополье; 87 - Репьевка; 88 - Слюсарево; 89 - Зеленый Яр; 90-Песочное; 91 - Азовское; 92 - Мысовое; 93 - Семеновка; 94 - Семь Колодезей; 95 - Калиновка; 96 - Бранное Поле; 97 - Королево; 98 - Кирове; 99 - Луговое; 100 - Ерофеево; 101 - Фронтовое; 102 - Птичкино; 103 - Кировское; 104-Лебяжьи острова; 105 - Калос-Лимен; 106-Ойрат; 107-Тарпанчи; 108 - Лазурное; 109-Беляус; 110 - Чайка; 111 -Саки; 112-Песочное; 113-Северная Сторона; 114 - Патрей; 115-Кепы; 116-Фанагория; 117 - Гермонасса-Таматарха; 118 - Портовое; 119-Новопокровка.
  Условные обозначения: 1 - города, крепости, поселения, селища и гончарные центры; 2 - плитовые могильники; 3 - грунтовые могильники; 4 - погребения хазар.
  -110-
  Памятники конца VII - первой половины VIII в.
  
  I. ПОСЕЛЕНИЯ
  
  1. Пташкино (рис. 13, 76)
  А. В. Гадло выделил строительные периоды, которые датировал конѓцом VII - началом VIII в., VIII в., концом VIII - началом IX в. и рубежом 1Х-Х вв.29. Однако при рассмотрении оснований для этих дат оказываетѓся, что единственную более или менее надежную дату имеет слой со склаѓдом амфор в нефе предполагаемого храма. Находка в комплексе с амфоѓрами под слоем завала стен фрагмента кувшина с плоскими ручками поѓзволяет отнести время прекращения существования этого комплекса не ранее чем к середине - второй половине IX в. Учитывая отсутствие маѓтериала X в., следующий за ним строительный период, по всей видимосѓти, можно датировать в пределах второй половины - конца IX в. Все остальные хронологические выкладки А. В. Гадло носят весьма приблиѓженный характер. Так, стратиграфически самые ранние землянка и яма 4 были отнесены к концу VII - началу VIII в. на основании обломков рифѓленых горшков, северопричерноморских бороздчатых амфор (землянѓка), а также обломков рифленых горшков, чернолощеного кувшина в виде кружки, амфоры 'с перехватом' (яма 4). Причем именно обломки одной амфоры 'с перехватом' позволили датировать ранний период концом VII - началом VIII в.30. К сожалению, ни один из этих фрагментов не был приведен в статье, поэтому судить о них можно лишь очень предположиѓтельно. Однако акцент на амфору 'с перехватом', безусловно, неслучаѓен. Все остальные перечисленные материалы имеют широкую хроноѓлогию. Получается, что 'держат' нижнюю дату одни лишь фрагменты амфоры 'с перехватом', верхняя дата которых, по мнению автора, приѓходится на конец VII - начало VIII в.
  На сегодняшний день самые поздние экземпляры этих амфор действиѓтельно происходят из комплексов 650-670 гг. и последней четверти VII в.31. Однако это конец их цикла. Неоднократные находки фрагментов данных амфор в слоях и комплексах вплоть до середины IX в. породили представление об их существовании вплоть до этого времени, когда их сменяют кувшины с плоскими ручками, производившиеся в тех же центѓрах. Проведенный нами анализ комплексов Керчи, на основании которых был сформулирован этот вывод, показал, что в более поздних, чем конец VII в., слоях 'амфоры с перехватом' являются обычной 'примеѓсью снизу' - материалом из более ранних слоев32.
  Краткая сводка находок амфор 'с перехватом' в других поздних комѓплексах была составлена Л. Ю. Пономаревым33, который пришел к взвеѓшенному выводу о том, что, хотя за омоложение коричневоглиняных амѓфор 'с перехватом' исследователи высказывались неоднократно, приѓводимые в пользу этого аргументы были не только малочисленными, но, зачастую, и спорными. Тем не менее, считает исследователь, полностью
  -111-
  отказываться от такой версии пока еще рано. В тех же случаях, когда амѓфора 'с перехватом' выявлена в не свойственном для нее хронологиѓческом контексте, всегда следует допускать возможность ее присутствия в более позднем комплексе как обычной 'примеси снизу'34.
  Обратимся к рассмотрению этих материалов, особо подчеркивая соѓхранность сосудов. С точки зрения 'теории примеси' крайне важным явѓляется следующее обстоятельство - найдены ли фрагменты или же целые амфоры. На сегодняшний день, исключая Пташкино, амфоры 'с перехватом' зафиксированы в комплексах У1П-1Х вв. в Сугдее, Малом Садовом, Керчи, Херсонесе.
  В Сугдее два донца амфор происходят из комплекса помещения Б дома-пятистенки, датирующегося концом VII / началом VIII - первой половиѓной VIII в.35.
  Кроме того, целая амфора была найдена в топочной части гончарной печи в портовой части крепости. С ней были обнаружены деформированѓный бракованный тонкостенный сероглиняный горшок и небольшой красноглиняный сосуд с широким горлом и рифленым туловом. Комплекс печи был датирован И. А. Барановым VII в. и трактовался как первая в Крыму гончарная печь по производству керамической тары VII в.36. Однако соѓпутствующие материалы просто не дают никаких оснований для датировѓки амфоры и, соответственно, печи. Датировка комплекса VII веком проѓизвольна. Также спорно и утверждение И. А. Баранова о том, что данная амфора является продукцией этой печи, равно как и трактовка самого комплекса как гончарной печи. По мнению В. В. Манко, никаких остатѓков печи зафиксировано не было, речь может идти лишь о слое пожара и фрагментах печины. К тому же амфора найдена не в камере обжига, а в топочной части. Следовательно, в Сугдее в первом случае речь может идти о 'примеси снизу' (только два донца, а не целые амфоры), а во втоѓром - о недатированной находке.
  Вместе с тем необходимо учесть, что все достаточно многочисленѓные фрагменты данных амфор в Сугдее (они обнаружены и на территории раскопа IIIМ. А. Фронджуло в 1994 г. - доследование В. В. Майко) проѓисходят из первоначального слоя городища, расположенного на материѓке, датировка которого пока не может быть достаточно аргументирована из-за отсутствия полных публикаций. Отметим, однако, что, по мнению В. В. Майко, 'примесью снизу' их все-таки считать нельзя, поскольку материалов ранее слоя с амфорами 'с перехватом' в портовой части нет37.
  Так или иначе, настоятельно необходима полная публикация раннего слоя со статистикой материала.
  В Керчи самые поздние находки амфор 'с перехватом' представлены комплексом из слоя серого суглинка заполнения помещения 12. формиѓрование которого относится к концу VII - началу VIII в. Оттуда происхоѓдит горло амфоры, скорее всего связанное именно с этим слоем38.
  В Херсонесе амфоры рассматриваемого типа были обнаружены в комѓплексе колодца Портового квартала 139, засыпанного в первой половине
  -112-
  IX в.40. Они, безусловно, представляют собой примесь раннего материаѓла. Так называемый комплекс печи у западного берега Карантинной бухѓты как таковой рассматривать нельзя, поскольку он содержит ярко выраѓженный разновременный материал41.
  Наконец, пожалуй единственным выразительным комплексом первой половины VIII в., по информации содержащим шесть амфор 'с перехватом', является одно из помещений усадьбы на окраине села Малое Садовое42. Однако до сегодняшнего дня комплекс не издан. Настораживает также наличие в нем нескольких амфор типа Зеест 100, ошибочно трактованѓных как амфоры 'с перехватом'. Как известно, эти амфоры едва заходят в VI в.. не говоря уже о последующем столетии,
  В результате, верхняя граница амфор 'с перехватом' может быть опѓределена рубежом VII и VIII вв., возможно их захождение в первую полоѓвину VIII в. Однако в любом случае это - 'хвост' типа, когда амфоры оседают в комплексах уже после прекращения их выпуска. Следовательѓно, землянка из нижнего слоя Пташкино может датироваться в пределах конца VII - первой половины VIII в. при условии, что фрагменты амфоры 'с перехватом' не являются примесью раннего материала. В противном случае комплекс не имеет надежной датировки.
  Вышележащие строительные остатки второго строительного периода связаны с так называемым храмом, который был явно недостроен, на что обратил внимание А. В. Гадло43.
  Наблюдения над стратиграфией дают возможность косвенно уточнить хронологию периодов. Обращает на себя внимание, что все три периода связаны с одним слоем, который в подрисуночной подписи атрибутирован как 'культурный слой, содержащий остатки второго строительного периоѓда'44. Таким образом, речь идет не о трех слоях, а об одном, и строительѓных периодах в пределах этого слоя, что принципиально. Таким образом, между строительными периодами не могло быть большого промежутка времени. Обратим внимание на отсутствие стерильной прослойки между жилищем первого периода и храмом. Такая прослойка обязательно была бы зафиксирована в случае значительного временного промежутка между этими комплексами. Правда, автор раскопок подчеркивает тщательную ниѓвелировку поверхности перед строительством храма. Можно допустить, что во время нивелировки стерильный слой был удален и оставлен только уровень нижележащего слоя первого строительного периода. Вместе с тем наличие только одного слоя все равно заставляет рассматривать все три периода как хронологически близкие друг другу.
  Та же стратиграфическая ситуация зафиксирована Л. Я. Пономаревым на поселениях Героевка 2, Героевка 3, Героевка 6 и Челядиново, где едиѓный слой 2 делится натри периода, определенных автором раскопок как уровни. По справедливому заключению автора раскопок, нижний уровень, на котором лежат фундаменты стен, отражает время формирования поѓселений, средний фиксирует время существования жилищных комплекѓсов, а верхний - запустение жилищ45.
  -113-
  Поскольку материалы из слоя нивелировки в тексте статьи А. В. Гадло не упомянуты (скорее всего, их не было), то у нас нет оснований для точной датировки времени сооружения храма. О нем мы можем судить лишь по амфорному комплексу из склада в его северной части. Ясно, что практически сразу часть недостроенного храма была приспособлеѓна под склад. Однако, и это стоит подчеркнуть, опять же мы имеем лишь время прекращения функционирования этого склада во второй половиѓне IX в. Скорее всего, судя по единичной находке фрагментов кувшина с плоскими ручками, этот комплекс следует относить к тому времени, когда эти сосуды только начинают входить в обращение, то есть приѓмерно к середине IX в. Как долго функционировал этот склад, сказать трудно, по крайне мере не больше 50 лет. Это в общей сложности укаѓзывает на начало - первые десятилетия IX в. как время сооружения так называемого храма. Отсюда, учитывая небольшой хронологический пеѓриод между жилищем первого строительного периода и храмом, а такѓже наличие амфоры 'с перехватом' в жилище первого строительного периода, самой поздней датой которой может быть первая половина VIII в., наиболее вероятной датой возникновения поселения представѓляется середина VIII в.
  Учитывая все эти факторы, позволим себе предложить следующую гипотетическую хронологию поселения. Первый период относится к сеѓредине VIII в., второй (храм и склад) - первой половине - середине
  IX в., третий - второй половине IX в.
  Отметим, что предложенная схема условна в силу малой репрезентаѓтивности датирующих материалов. В принципе, она ненамного сдвигает хронологию поселения, предложенную А. В. Гадло.
  
  2. Героевка (рис. 13, 79)
  Впервые раннесредневековые комплексы Героевки были опубликоваѓны А. В. Гадло46. По его мнению, селище у деревни Героевки, как и друѓгие подобные памятники Крыма, возникло в конце VII в. Период же наиѓболее интенсивной жизни в этом регионе приходится на конец VIII и IX в. На рубеже 1Х-Х вв. большая часть населения была вынуждена покинуть свои дома, вероятнее всего, под угрозой вражеского нашествия. Больѓшинство открытых жилищ было оставлено одновременно. Возможно, какая-то часть обитателей впоследствии вернулась на пепелище. Во всяѓком случае, как считает А. В. Гадло, есть основания полагать, что жизнь на территории этих селищ еще теплилась до конца X - начала XI в.47.
  Раскопки, давшие выразительные раннесредневековые комплексы, велись в 1963-1964 гг. В 1963 г. было исследовано три раскопа: I, II-IV и III. В 1964 г. - раскопы V, VII, VIII.
  2.1. Раскоп I
  На раскопе I были открыты остатки прямоугольной наземной постройѓки, имевшей два строительных периода. Какие-либо датирующие мате-
  -114-
  риалы в статье не приводятся. Отмечены лишь аналогии с домами-пятиѓстенками Тепсеня, Илурата и Алексеевки. Судя по ним, комплекс может относиться к первой половине IX в. Однако в целом надежные основания датировки отсутствуют.
  2.2. Раскоп III
  На этом раскопе была открыта полуземлянка, имеющая два строительѓных периода. Она была сооружена в материке и перекрыта перепаханным гумусным слоем. В жилище были обнаружены амфора, горшок и пифо-сообразный сосуд. Единственным датирующим фрагментом было горло амфоры48. О ее датировке можно судить лишь по фотографии; соответѓственно, профилировка венчика неясна. Близкие амфоры происходят из комплекса склада в Пташкино середины - второй половины IX в.49, что позволяет относить комплекс к этому времени.
  Принципиально важен комплекс помещения, обнаруженный на раскоѓпе П-1У.
  2.3. Раскоп II-IV
  На этом участке удалось проследить три последовательных периода строительства. К первому относится землянка, которая была заброшена. На протяжении второго и третьего периодов она служила местом свалки, выраженным зольником. На полу землянки найдены обломки гончарного горшка, с отогнутым венчиком, украшенным волнистой врезной линией, костяные спицы для вязания сетей, стеклянная трехцветная бусина и поѓловина обгоревшей трехцветной бусины. Около устья печи лежал лепной квадратный светильник с четырьмя ушками для подвешивания. Все эти материалы не приведены в статье А. В. Гадло, что делает невозможным точную датировку комплекса50. Отметим лишь то, что квадратные плосѓкие светильники в Саркеле были найдены на 1 метре хазарского слоя и в слое русского периода (2 метр), что дает их хронологию на этом памятѓнике от последней трети X до конца XI - начала XII в.51. В любом слуѓчае - не раньше второй половины IX в.
  Косвенно на время прекращения функционирования землянки указыѓвают находки из нижнего слоя перекрывшего ее зольника. Оттуда происѓходят лепной котел и обломок лепного кувшина. Датирующим является лепной котел52. Однако и он имеет широкую хронологию. В Тмутаракани такие котлы были обнаружены в слое VIII - первой половины X в.53. Анаѓлогичный сосуд был найден в Кордон-Обе в комплексе X в.54. В Саркеле котлы с внутренними ушками были обнаружены на 1 метре хазарского слоя, датирующегося периодом разгрома Саркела Святословом в 965 г. В любом случае, образование этого слоя Саркела не может быть ранее второй половины IX в.55. На Среднем Донце котлы с внутренними ушкаѓми существовали во второй половине VIII - первой четверти IX в.56, на Северном Кавказе - в VIII-IX вв.57.
  Из сказанного ясно, что землянка на этом участке не может быть даѓтирована сколько-нибудь точно.
  -115-
  2.4. Раскоп VIII
  2.4.1. Жилище VIII
  Заполнение жилища отражает время прекращения его функционироваѓния. Оттуда происходят рифленый горшок, сероглиняный ойнохоевидный кувшин, железный кинжал, обломки стеклянных сосудов и причерномор-ских амфор58. Все эти предметы не воспроизведены в публикации; соотѓветственно, они не дают оснований для уверенной датировки комплекса.
  Однако на вымостке, к западу и югу от жилища, отражающей время его функционирования, были найдены обломки рифленого горшка с наѓсечками по венчику, обломки крышки с вырезом для выхода пара и обѓломки двух, по А. В. Гадло, импортных амфор. Последние позволяют датировать время функционирования жилища.
  Белоглиняная импортная амфора, приведенная на рис. 4 в статье А. В. Гадло, близка к белоглиняной амфоре из склада амфор в Пташкино середины IX в.59, вторая амфора, по мнению самого автора раскопок, абсолютно аналогична другой амфоре из того же пташкинского комѓплекса60. Учитывая отсутствие кувшинов с плоскими ручками, время фунѓкционирования жилища VIII может быть определено до середины IX в.: скорее всего, речь идет о первой половине этого столетия. Время соѓоружения жилища выяснить невозможно.
  2.4.2. Жилище IX
  Открыто на том же раскопе 1964 г., к югу от жилища VIII. В заполнении жилища обнаружены фрагменты той же импортной белоглиняной амфоры, бракованная борозчатая амфора без ручек и горла, донце крупного серо-лощеного пифосообразного сосуда, обломки пифосообразного горшка с витым венчиком, железная мотыга61. Бороздчатая амфора имеет датировѓку VПI-IX вв., о дате импортной белоглиняной уже говорилось выше. Соѓответственно, время прекращения существования жилища IX то же, что и жилища VIII, то есть, скорее всего, первая половина IX в.
  Особо отметим, что неоднократно фигурирующая в литературе монеѓта 641-668 гг. была найдена вне жилища, на уровне древней дневной поѓверхности, и использовалась как амулет, о чем свидетельствует дырочка для подвешивания62. Следовательно, монета не имеет датирующего знаѓчения и попала в слой много позже своего выхода из обращения.
  Оба жилища связаны с одним и тем же гумусным слоем, под которым залегал материковый суглинок. Они относятся к одному комплексу и, следовательно, датируются одним и тем же временем, скорее всего перѓвой половиной IX в,
  2.5. Раскоп V
  На раскопе V были открыты остатки дома-пятистенки, состоящего из двух помещений. В помещение 1 были обнаружены желтоглиняный гонѓчарный горшок и бронзовое кольцо. Из помещения 2 происходят обломки тонкостенной реберчатой красноглиняной амфоры. Кроме того, при расѓчистке завала в северо-восточной части помещения обнаружен красногли-
  -116-
  няный 'бальзамарий' со следами зеленой глазури, который А. В. Гадло отѓнес к X в.6-. Скорее всего, имеется в виду красноглиняный горшок, покрыѓтый зеленой поливой, соответствующий Соаrsе Glazed Ware, по современѓной типологии64. В Константинополе такие сосуды происходят из комплекѓсов середины - конца VIII в. и начала IX в.65. Это и датирует время прекращения существования началом - первой половиной IX в.
  К востоку от дома находился мощеный дворик с ямами. В них, по опреѓделению автора раскопок, среди керамики, обычной для УШ-Х вв., были найдены фрагменты амфор VII-VIII вв.66. Проверить эту атрибуцию, к соѓжалению, невозможно. Скорее всего, речь идет об амфорах VIII-IX вв.
  Все вместе это позволяет относить рассматриваемый комплекс, по всей видимости, к началу - первой половине IX в.
  2.6. Раскоп VII
  В зольнике, за пределами жилища, отражающем время функционироѓвания постройки, были обнаружены обломки горшков, фрагменты амфор с зональным рифлением 'причерноморского типа' и обломок глиняной стаѓтуэтки животного. Амфоры с зональным рифлением 'причерноморского типа' по комплексам датируются VIII - первой половиной IX в.67. Уточѓнить дату фрагмента невозможно. Скорее всего, можно говорить о все той же первой половине IX в.
  Подведем итог по материалам Героевки. Как мы видим, ни один из комплексов не может быть аргументированно датирован в пределах конѓца VII - первой половины VIII в. Из исследованных А. В. Гадло в общей сложности семи комплексов один датировать невозможно, а все остальѓные относятся к IX в.
  
  3. Поселение Эльтиген Западное
  Краткие сведения об этом поселении были даны в статье Л. Ю. Пономаѓрева. В 1995 г. на поселении была обнаружена землянка. Л. Ю. Пономарев считает, что, судя по небольшому количеству обнаруженной в ней лепной керамики, можно говорить о том, что это поселение возникло раньше, чем многие другие, где-то в конце VII - первой половине VIII в.68. 'Небольѓшому' - скорее всего, досадная опечатка, поскольку в публикационной статье, на которую ссылается Л. Ю. Пономарев, говорится о численном преобладании фрагментов весьма разнообразных лепных сосудов, составѓлявших 68% всех находок69.
  Однако приведенная в статье С. Л. Соловьева и Е. В. Власовой таблица с керамикой из заполнения землянки не дает столь однозначной для датиѓровки картины. Первые два амфорных профиля производят впечатление фрагментов позднеримских и ранневизантийских амфор. Первый - либо АДСВ тип 5, либо светлоглиняная с рифлением типа 'набегающей волѓны', второй - узкогорлой светлоглиняной 'Е'70. К сожалению, отсутѓствие описания не дает возможности для более или менее уверенного отождествления сосудов с соответствующими типами. К тому же, по
  -117-
  мнению авторов публикации, датировка этих материалов, по всей видиѓмости, не выходит за пределы IV-VI вв. Вместе с тем отметим стенку с волнистым орнаментом, которая может свидетельствовать о принадлежѓности комплекса к VIП-IX вв., но не более того71. Датировать комплекс на основании этой публикации, к сожалению, невозможно.
  Сказанное подтверждает поспешность отнесения к числу салтовских поселений, возникших в конце VII - начале VIII в., как рассматриваемоѓго поселения, так и поселения 'Эльтиген юго-западное', на что справедѓливо обратил внимание В. Е. Науменко. Приводимые археологические аргументы для отнесения времени их возникновения к концу VII - начаѓлу VIII в., мягко говоря, не бесспорны72.
  
  4. Раннесреднввековые поселения на Тарханкутском полуострове
  Говоря о последствии событий последней четверти VII в., связанных с разгромом хазарами булгар Батбаяна, А. И. Айбабин пишет, что победившие хазары захватили их (булгар. - Авт.) степные пастбища, некоторые орды булгар мигрировали с территории Великой Булгарии в донские степи, а друѓгие в Крым. Они обосновались в Восточном и Центральном Крыму на незаѓселенных землях. Булгарские куреня лишились главной кормовой базы - степных пастбищ. Поэтому булгары были вынуждены перейти к пастушеско-земледельческому хозяйству. По мнению С. А. Плетневой, в процессе его освоения из общин-куреней выделялись большие семьи-аилы, владевѓшие многочисленным скотом. Как полагает А. И. Айбабин, принадлежавшие аилам неукрепленные поселения выявлены на Тарханкутском полуострове в Ойрате и Лазурном, на Керченском полуострове в Пташкино, Калиновке, Бранном поле, Ерофеево и Фронтовом, в Илурате, Еероевке, Тиритаке, в Юго-Восточном Крыму в Кировском и, вероятно, на холме Тепсень, в Центральѓном Крыму в Курортном, Ароматном, Цветочном, Меловом, на Ак-Кае, в верховьях реки Зуя в урочище Тау-Кипчак и др.73 (см. рис. 13).
  При этом А. И. Айбабин ссылается на работы А. В. Гадло, карту И. А. Бараѓнова и статью А. Н. Щеглова. Начнем с последней.
  4.1. Поселение нам. Ойрат (рис. 13, 106}
  Поселение на мысе Ойрат расположено на месте античного селища. Наряду с позднеантичной керамикой, на поверхности встречались незнаѓчительные обломки раннесредневековых бороздчатых амфор, обычноѓго для сельских поселений Юго-Западного Крыма типа. 'Однако, - пиѓшет исследовавший это поселение А. Н. Щеглов, - в размыве берега мы не обнаружили строительных остатков, которые можно было бы с уверенностью отнести к раннему средневековью. Поселение было, веѓроятно, открытым. Никаких следов оборонительных сооружений на нем не обнаружено'74. Из приведенного текста статьи А. Н. Щеглова видно, что постулируемое А. И. Айбабиным существование на мысе Ойрат неѓукрепленного поселения, принадлежавшего булгарскому аилу в VIII в., является не более чем умозрительной конструкцией автора75.
  -118-
  4.2. Поселение в Лазурном (рис. 13, 108)
  Поселение находится на месте более раннего, античного. Керамика, поднятая на поверхности и в зоне размыва берега морем, относится к тем же типам, что и с поселения на мысе Ойрат. Судя по иллюстрации в статье А. Н. Щеглова, речь идет о стенках красноглияных амфор с ворон-ковидным горлом и так называемым глубоким и частым рифлением втоѓрой четверти VI-VII в. и светлоглиняных с рифлением типа 'набегающей волны' V-VII вв.76.
  Окончательный вывод сформулирован А. Н. Щегловым достаточно определенно: 'Строительные остатки, видимые в береговом обрыве и размывах на плато поселения, вряд ли можно связать со средневековым периодом существования селища. Судя по материалам, связанным с этиѓми стенами, все они относятся к позднеантичнои эпохе и, по-видимому, могут быть датированы временем не позднее III в. ...Селище в селе Лаѓзурном.. . не имеет следов оборонительных сооружений'77. Соответственѓно, трактовка А. И. Айбабина вновь оказывается безосновательной.
  Информация о поселениях в Калиновке, Бранном поле, Ерофеево, Киѓровском почерпнута А. И. Айбабиным из карты в статье А. В. Гадло78. Однако в подрисуночной подписи к этой карте сказано: 'Южное Приазоѓвье в эпоху Хазарского каганата (VII - начало X в.)', что свидетельствуѓет о широких хронологических границах нанесенных на нее памятников и не позволяет считать их поселениями узкого периода УП-УШ вв.
  Данные о поселениях Ак-Кая, Тау-Кипчак, Курортное, Ароматное взяѓты А. И. Айбабиным из карты И. А. Баранова (см. рис. 12) и сведений в его книге. Важнейшим из них, безусловно, является частично опубликованѓное поселение Тау-Кипчак.
  
  5. Тау-Кипчак (рис. 13, 64)
  На корреляционной таблице в книге И. А. Баранова насчитывается 9 комплексов этого поселениях, отнесенных им к середине - второй поѓловине VII в. К ним принадлежат яма 1, яма 5, яма 6, яма 14, жилище 1, жилище 3, жилище 14, жилище 22, жилище 2379. При этом базовыми комѓплексами рассматриваются ямы 5 и б80.
  5.1. Яма 5
  Яма 5 была отнесена И. А. Барановым ко второй половине VII в. на основании датировок амфор, с чем не согласился А. И. Айбабин, утвержѓдающий, что хронологию многих типов И. А. Баранов обосновал по неѓверно подобранным аналогиям81. Как считает А. И. Айбабин, сосуды из ямы 5 и жилища вместе могли использовать на рубеже VII-VIII вв., когда и возникло поселение Тау-Кипчак.
  Упрек А. И. Айбабина верен, но лишь отчасти, поскольку сам А. И. Айѓбабин в ряде случаев атрибутирует амфоры из рассматриваемого комплекѓса столь же ошибочно.
  Обратимся к этим материалам.
  -119-
  1. Светлоглиняная амфора с рифлением типа 'набегающей волны' или красноглиняная 5 по АДСВ = Баранов, 1990.-Рис. 9,1 - Айбабин, 1999. - Рис. 81,3. И. А. Баранов описывает ее как изготовленную из светло-красной глины с включениями шамота и покрытой жидким ангобом из той же глины. В нашей работе мы определяли ее как АДСВ тип 582. Однако новая публикаѓция В. И. Баранова атрибутирует ее как 'набегающая волна'83. Поскольку автор статьи работал с оригиналом, нет оснований подвергать сомнению его определение. В этом случае предложенная нами ранее трактовка, видимо, ошибочна. Аналогичные амфоры происходят из комплексов Самоса, Язи-Ада, Пафоса и Куриума середины - второй половины VII в.84.
  2. Красноглиняная амфора типа 5 по АДСВ = Айбабин, 1999. - Рис. 81,7 = Баранов, 1990. - Рис. 9, 2. А. И. Айбабин отмечает, что аналогичная амфора была обнаружена при его раскопках в Керчи в слое последней четверти VI -третьей четверти VII в.85. Эволюционная лиѓния этих амфор представлена сосудами из комплексов второй четверѓти VI в. - середины - второй половины IX в.86. Отметим, однако, что предложенная А. И. Айбабиным аналогия с амфорой из Пташкино 7а абсолютно произвольна,
  3. Красноглиняная амфора типа 5 по АДСВ = Баранов, 1990. - Рис. 9,3 = Айбабин, 1999. - Рис. 81, 8. Эволюционный ряд этих амфор охватывает период от второй четверти VI до середины - второй половины IX в.87.
  4. Красноглиняная типа 5 по АДСВ с отогнутым венчиком - Баранов, 1990. - Рис. 9, 4. - Тип 2 = Айбабин, 1999. - Рис. 81,2. Эволюционѓный ряд этих амфор, соответствующих нашему типу 28, представлен амѓфорами из комплексов от 570-580 гг. до X - начала XI в. Эти амфоры существуют по крайней мере до второй половины IX в.88.
  5. Красноглиняная типа 5 по АДСВ = Баранов, 1990. - Рис. 9, 6. Соотѓветствует нашему типу 2489. Ближайшая параллель происходит из комѓплекса первой половины IX в.90. Однако этот экземпляр, видимо, показыѓвает дальнейшее развитие типа. Нижняя граница ряда неясна.
  6. Светлоглиняная с рифлением типа 'набегающей волны' = Баранов, 1990. - Рис. 9, 8 - Айбабин, 1999. - Рис. 81,5. Верхняя часть светло-глиняной амфоры с рифлением типа 'набегающей волны'. А. И. Айбабин указал правильные аналогии с амфорами из комплекса Константинополя 650-670 гг. и Язи-Ада середины VII в.91.
  7. Красноглиняная амфора типа 5 по АДСВ = Баранов, 1990. - Рис. 9, 9 = Айбабин, 1999. - Рис. 81, 6. И. А. Баранов указал на правильную аналогию в комплексе Агойского могильника второй половины VII в.92. Напротив, предложенная А. И. Айбабиным аналогия из Пташкино ошиѓбочна, одна амфора почти в два раза больше другой. Рассматриваемая амфора из Тау-Кипчака соответствует нашему типу 30, датирующемуся второй четвертью VI-VII в.93.
  Суммируя все приведенные выше хронологические выкладки, отмеѓтим, что в данном комплексе встречены амфоры, имеющие циклы бытоѓвания в пределах VI - первой половины IX в., второй четверти VI-VII в.,
  -120-
  570/580 гг: - второй половины IX в. Попасть в комплекс все они могли только где-то во второй половине - конце VII в., что подтверждает как дату И. А. Баранова, так и А. И. Айбабина.
  5.2. Яма б
  И. А. Баранов относил яму 6, как и яму 5, к середине - второй половине
  VII в.94. По мнению же А. И. Айбабина, дата образования комплекса из ямы 6, состоящего из ранних амфор типов 2 и 6 второй половины VII - начала
  VIII в. и поздних второй половины УШ-1Х в. (типы 7, 8) определяется по поздним. Иными словами, А. И. Айбабин относит комплекс ямы 6 ко втоѓрой половине VПI-IX в.95. Рассмотрим подробно эти материалы.
  1. Амфора типа 5 по АДСВ = Баранов, 1990. - Рис. 10, Л. Данная амфора имеет аналогии в херсонесском комплексе 14, датируѓющемся не ранее конца VI - начала VII в.96.
  2. Амфора типа 5 по АДСВ = Баранов, 1990. - Рис. 30, 1.
  Такие амфоры генетически связаны с экземплярами из Ильичёвки 570-580 гг. и Цибиллиума второй четверти VI в.97. Встречаются в комѓплексах конца VI - середины VII в.98, конца VII в.99. Поздний вариант известен в комплексе Пташкино середины - второй половины IX в.100.
  3. Зеест 95 = Баранов, 1990. - Рис. 10, 8.
  Из ямы 6 происходит горло этого сосуда. Напомним, что верхняя дата этих амфор не выходит за пределы 650-670 гг.101.
  4. Широкогорлая амфора с вогнутым дном = Баранов, 1990. - Рис. 10, 5.
  Красноглиняная широкогорлая амфора с вогнутым дном. И. А. Бараѓнов отмечал, что близкие по форме донца встречены в византийском гоѓризонте Кордон-Обы, датирующемся не позднее середины VIII в.102.
  Глина амфоры похожа на глину причерноморских амфор. Ближайшей аналогией является амфора из Судакского комплекса второй половины 1Х-Х в., где она обнаружена вместе с кувшином с плоскими ручками103. В этом случае она не может датироваться ранее середины - второй поѓловины IX в. В этом случае данные амфоры могут датироваться времеѓнем от середины VIII до второй половины IX в.
  5. Красноглиняная типа Баранов, 1990. - Рис. 10, 7.
  Амфора является звеном в эволюционном ряду нашего типа 42. Блиѓжайшие аналогии происходят из комплексов второй половины VIII - перѓвой половины IX в.104.
  Приведенный анализ амфор показывает, что, судя по циклам самых поздних типов, комплекс ямы 6 мог образоваться во второй половине VIII - первой половине IX в., скорее всего речь может идти о рубеже VIII и [X вв. Это, в принципе, подтверждает дату А. И. Айбабина.
  Поскольку амфоры типа Баранов (рис.10, 5) входят в состав комплекѓсов ямы 14, жилища 1. жилища 2, жилища 14 и жилища 22, то все они относятся не ранее чем ко второй половине VIII в.105.
  Следовательно, из девяти комплексов Тау-Кипчака, отнесенных И. А. Баѓрановым ко второй половине VII в., концом VII в. могут быть датированы
  -121-
  лишь три: яма 5, жилище 23 и жилище 3. Отметим, однако, что жилище 3 находилось на левом берегу реки Зуи, который, по данным того же И. А. Баранова, заселялся несколько позже правобережной части посеѓления. Как считал И. А. Баранов, формирование единого поселка заверѓшилось к концу VII в., когда в результате большого пожара, связанного с каким-то военным нападением, были сожжены, а потом восстановлены полуземлянки обоих больших кустов106.
  Все это позволяет предположить следующую гипотетическую картиѓну заселения урочища Тау-Кипчак. Во второй половине VII в. здесь появѓляются два жилища (? 3, 23) и одна яма (? 5), которые прекращают свое существование в начале VIII в. Основной пик заселения приходится на середину - вторую половину VIII в., когда появляются жилища 14, 22, яма 6, землянка 1, яма 1. В начале IX в. возникают жилища 2 и 19.
  Если на основании материалов поселения Тау-Кипчак оценивать масѓштаб прихода кочевников на территорию Крыма, то складывается малоѓутешительная картина для сторонников 'тюркской' или 'салтовской' концпепции: три комплекса второй половины VII в., пять второй половиѓны VIII в. и два первой половины IX в. При этом надо учитывать, что на роль кочевнических жилищ могут претендовать лишь землянки и полуѓземлянки. В этом случае статистика еще более красноречива. Из 24 поѓлуземлянок поселения на правом берегу обнаружено 11. Из них только одна может датироваться второй половиной VII в.
  К следующему периоду, середине VIII - началу IX в., относятся две полуземлянки (? 1, 22) и два дома византийского типа (? 2, 14).
  Вывод очевиден: материалы Тау-Кипчака не дают никаких оснований для утверждения о массовом проникновении кочевников в Крым и осеѓдании их на землю во второй половине VII - начале VIII в.
  
  6. Донское
  И. А. Баранов пишет о кочевнических стойбищах VII в. в районе села Донского, в Битаке и Кордон-Обе (рис. 12). Однако поселение на окраине Донского сильно распахано, автор пользуется лишь данными магнитоѓразведки. Сам керамический комплекс не приводится, дается лишь слоѓвесное описание керамики из шурфов и подъемного материала, что не дает возможности для обоснованной датировки.
  
  7. Битак
  На поселении в Битаке не удалось проследить даже планировку, так как памятник почти полностью разрушен при земляных работах в 1974 г.107.
  
  8. Кордон-Оба
  На вершине холма Кордон-Оба, по сведениям И. А. Баранова, было зачищено основание круглой в плане юрты, перекрытой культурными отѓложениями византийского укрепления первой половины VIII в. Материал в жилище незначителен и представлен несколькими обломками амфор
  -122-
  и лепной керамики. Датировка обосновывается И. А. Барановым тем, что в культурном слое рядом с этой постройкой встречены фрагменты тонкоѓстенных амфор, по фактуре близких расписной амфоре, обнаруженной на этом же поселении в слое, подстилавшем салтовский горизонт108. Все эти материалы нигде не приведены, равно как и стратиграфия участка. Соотѓветственно, нет никаких серьезных оснований для предложенной датировѓки, равно как и интерпретации памятника как кочевнического стойбища.
  
  9. 'Протоболгарские аилы' на карте И. А. Баранова (рис. 12)
  На корреляционной таблице в книге И. А. Баранова среди протоболгарских кочевнических поселений второй половины VII - начала VIII в. фигурируют Меловое, Фронтовое, Ак-Кая, Маре109. Кроме того, на карте как поселения-аилы этапа формирования салтово-маяцкой культуры (втоѓрая половина VII - первая половина VIII в.) отмечены Марьяновка, Ак-Кая, Вишневое, Новокленовка, Богатое, урочище Казанлы, Межгорье, Меловое, Цветочное, Ароматное, Курортное. Тау-Кипчак, Барановка (близ пещеры Ени-Сала III), Мраморное (северо-восточный склон Чатырдага), пещера 'Партизанская' на нижнем плато Чатырдага, Краснолесье, Поѓчтовое, Фонтаны, балка Холодная близ Симферополя, Лозовое, Хмелеѓвое, гора Базман, Глубокий Яр, Трудолюбовка, Заветное110. Из этого весьѓма впечатляющего списка, как уже отмечалось выше, в корреляционную таблицу автор внес лишь семь: Меловое, Фронтовое, Ак-Кая, Маре, Пташ-кино, нижний слой Героевки и Тау-Кипчак. Остается предположить, что хронология и атрибуция всех остальных памятников являются, по всей видимости, чистыми предположениями И. А. Баранова, основания для которых неведомы.
  Итак, из нерассмотренных нами памятников остаются Меловое, Фронѓтовое, Ак-Кая и Маре. Судя по корреляционной таблице И. А. Баранова, в Меловом и Фронтовом в комплексах с ойнохойями баклинского типа были обнаружены амфоры с вогнутым дном, аналогичные Тау-Кипчакской и Судакской, что автоматически датирует комплексы не ранее сереѓдины VIII-IX в.111. В Ак-Кая такая же амфора обнаружена в контексте с двуручным кувшином типа 'Чуфут-Кале', что опять же датирует комѓплекс не ранее середины VIII в. Наконец, в Маре в комплексе встречена только датирующая ойнохойя баклинского типа, имеющая широкую даѓтировку112.
  В результате от внушительного списка протоболгарских поселений остаются рассмотренные выше три комплекса в Тау-Кипчаке.
  Теперь необходимо остановиться на проблеме салтовских комплекѓсов Судака.
  
  10. Судак (рис. 13, 62)
  На протяжении последнего десятилетия в литературе появилась и разѓвивается точка зрения о Судаке как о центре пресловутой Крымской Ха-зарии, где, по мнению И. А. Баранова и В. В. Майко, существовало тюрк-
  -194-
  ское святилище (бога Тенгри?), фиксируются как многочисленные сал-товские комплексы, так и хазарская фортификация.
  К несомненным достоинствам работ В. В. Майко относятся полные и подробные публикации комплексов, которые он атрибутирует как салтов-ские. Анализ этих материалов, однако, приводит к диаметрально противоѓположным выводам.
  Принципиальными для решения проблемы 'салтовского' Судака расѓсматриваемого времени, на наш взгляд, являются: а) интерпретация так наѓзываемого тюркского святилища; б) комплекс нижнего горизонта помеѓщения Б дома 1994 г.; в) существование в городе византийской таможни.
  10.1. Комплекс 'святилища'
  По справедливому замечанию авторов публикации, реконструкция перѓвоначального объекта, возникающего во второй половине VII в.. чрезѓвычайно трудна, неоднозначна и достаточно субъективна, что связано с его плохой сохранностью и неполной изученностью113.
  По их мнению, строительные остатки и комплекс находок позволяют говорить о существовании в этом месте тюркского капища (бога Тенгри, по И. А. Баранову) и культового зольника. Причем, как пишут авторы, 'интересной особенностью этих святилищ является отсутствие или неѓзначительное количество в археологическом материале каких-либо риѓтуальных предметов'114. С последним фактом по отношению к данному комплексу нельзя не согласиться.
  По трактовке И. А. Баранова, каменное святилище представляло собой круглое в плане сооружение башенного типа высотой около двух метров и диаметром не менее 5 м, стоявшее на краю крутого обрыва. В конце IX - начале X в. башня была перекрыта оборонительной стеной (хазарской, по И. А. Баранову), из-под которой выступает лишь незначительная часть цирѓкульной кладки. С южной стороны к башне подводила мощеная дорожка, сланцевые плиты которой опирались на крепиду. В результате землетрясеѓния дорожка и крепи да сползли по склону, образовав завал.
  К культовым предметам авторы отнесли стилизованную бронзовую фигурку лошади, клыки, зубы и небольшой известняковый 'идол' с отѓбитым в древности лицом. Как считает И. А. Баранов, небольшой идол из белого известняка, обнаруженный в зольнике, аналогичен идолу в бурке из Саркела115. При этом И. А. Баранов ссылается на известную популярѓную книгу С. А. Плетневой, посвященную хазарам1'6. Заметим, что этот идол в бурке, приведенный в ряде работ С. А. Плетневой, происходит- не из Саркела, а из Дмитриевского могильника и относится к IX в.П7. Кроме того, и это более важно, судакская и Дмитриевские фигурки совершенно различны по иконографии, размерам и технике изготовления, в чем при сравнении нетрудно убедиться. Крайне важен и контекст дмитриевской находки, косвенно указывающий на предназначение статуэтки. Как пишет С. А. Плетнева, в катакомбе 65 рядом с одним из разрушенных погребеѓний были обнаружены остатки двух небольших идольчиков, вырезанных
  -124-
  из местного мягкого мела. Один из них изображает мужчину в шапке с плоской тульей и трапециевидным туловом - мужчина как бы закутан в бурку. Черты лица передают некоторую его монголоидность, глаза узкие, немного раскосые. От второго идола сохранилась только головка, по-видимому женская. Лицо у нее круглое, с прямым носиком, большими глазами под дугами бровей и глубоко прорезанным ртом. Верх головы плоский. Вероятно, на головку одевалась матерчатая шапочка. Не исклюѓчено, заключает С. А. Плетнева, что оба идола были просто куклами умерѓшего ребенка: провести грань между обычной игрушкой и магической фигуркой-оберегом не представляется возможным118.
  Таким образом, фигурка из Дмитриевского могильника не совпадает с судакской ни по размерам, ни по иконографии, ни даже по хронологии. К тому же нет доказательств, которые позволили бы считать и дмитриев-ские фигурки идолами.
  Бронзовая фигурка коня из судакского комплекса также сильно отлиѓчается от салтовских амулетов типа 4: у судакского амулета также иная иконография и отсутствует ушко для подвешивания, что не позволяет считать ее амулетом119.
  Столь же призрачна и атрибуция вторично использованного византийѓского надгробия как антропоморфного изваяния.
  В результате приходится признать, что для трактовки рассматриваемоѓго судакского комплекса как тюркского святилища нет веских основаѓний120. На это же указывают и находка при расчистке завала крупных проѓфилированных блоков портала, украшенного простым рельефным вереѓвочным орнаментом, а также обломки ступенчатого известнякового карниза. По заключению того же И. А. Баранова, портал стоял в месте стыка дорожки с башней121.
  10.2. Нижний горизонт помещения Б дома 1994 г.
  Нижний слой дома-пятистенки содержал комплекс, включающий виѓзантийские амфоры, стеклянную рюмку, лепную, гончарную посуду и изѓделия из металла. Амфоры относятся к типам Науез 37 и Науез 41, обнаѓруженные в Константинополе в контексте конца VIII - начала IX в.122. Оба эти типа Дж. Хэйс поместил в группу амфор VIII в.123. Остальной маѓтериал подтверждает дату образования комплекса в пределах первой поѓловины VIII в. Таким образом, перед нами действительно комплекс перѓвой половины VIII в., представляющий собой типичный провинциально-византийский дом-пятистенку. Керамический комплекс не содержит салтовских предметов и также является типично провинциально-визанѓтийским. Следует особо подчеркнуть наличие хорошо выраженного коѓчевнического компонента в лепной керамике комплекса. На наш взгляд, его существование, аналогичное комплексу постройки 12 в Кооперативѓном переулке Керчи, не противоречит точке зрения о византийской принадѓлежности обоих городов. Варварские или 'местные' этнические элементы всегда были частью культуры византийских поселений. Напомним, что глав-
  -125-
  ным элементом любого этноса является наличие этнического самосознаѓния. В этом плане ситуация с 'хазарскими' территориями в Крыму рассматѓриваемого периода однозначна - византийцы считали эти земли своими.
  Близкий пример дают материалы комплексов 570-580 гг. из Ильичёв-ки. Эта несомненно типичная византийская крепостца, построенная по принципам византийской фортификации, содержала в своем керамичесѓком комплексе преобладающее количество лепной керамики, истоки коѓторой указывают на варварское население Кавказа и Тамани.
  На наш взгляд, корректнее под термином 'провинциально-византийский' понимать как раз наличие сильного варварского компонента при безусловѓной принадлежности того или иного населенного пункта Византии.
  Наконец, окончательную точку в вопросе о 'салтовской Сугдее' ставит находка комплекса, связанного с функционированием византийской таможѓни. Идея о создании ее хазарами является откровенным нонсенсом124.
  Как мы видим, существующие на сегодняшний день материалы не подѓтверждают точку зрения о Сугдее как центре Крымской Хазарии, этого виртуального или, пользуясь удачным выражением С. Б. Сорочана, фанѓтомного создания ряда исследователей. Какие-либо выраженные салтов-ские комплексы в Сугдее конца VII - первой половины VIII в. отсутствуѓют, материальная культура носит типичный провинциально-византийский характер, в городе активно функционирует византийская таможня125. Один набор этих признаков позволяет однозначно считать Сугдею этого вреѓмени провинциальным византийским городом. Это полностью подтверѓждают и нумизматические материалы126. Мнение же И. А. Баранова о том, что в VIII в. подчиненный хазарам тюркский отряд занял стратегически важную часть судакской крепости - ее порт и цитадель127, - не подѓтверждается никакими материалами.
  
  11. Поселение на холме Тепсень (рис. 13, 72)
  В. В. Майко в недавно опубликованной монографии 'Средневековое городище на плато Тепсень в Юго-Восточном Крыму', проанализировав все известные на данный момент археологические материалы, полученѓные при раскопках поселения, убедительно показал, что оно возникает не раннее середины VIII в.128. Таким образом, датировать Тепсеньское гороѓдище более ранним периодом нет никаких оснований.
  
  12. Тиритака (рис. 13, 81)
  Важное место в хазароведческих построениях исследователей в поѓследнее время занимает Тиритака. По мнению Л. Ю. Пономарева, на ран -небулгарских поселениях, расположившихся среди развалин античных и ранневизантийских городищ, отдельные жилища стали возводить на месѓте древних, частично сохранившихся построек. При этом руины последѓних использовались не только в качестве готового строительного матеѓриала или фундаментов, но и органично вплетались в новую конструкѓцию. Одно из таких жилищ, как считает А. Л. Пономарев, обнаружено на
  -126-
  городище Тиритака. Устроили его внутри полуразрушенной ранневизан-тийской базилики. По мнению А. И. Айбабина, время его сооружения слеѓдует отнести к началу VIII в.129.
  Для оценки этой точки зрения необходимо обратиться к стратиграфии ранневизантийских слоев Тиритаки, поскольку датировка А. И. Айбабина 'жилища в базилике' и ряда других 'хазарских' объектов основывается на том обстоятельстве, что они перекрывали ранневизантийские постройѓки, время прекращения существования которых, таким образом, служит 'terminus post quem'.
  Стратиграфии и хронологии ранневизантийской Тиритаки посвящен ряд работ одного из авторов настоящего издания, основной вывод которых состоит в выделении двух слоев - конца IV - второй четверти VI в. и третьей четверти того же столетия130. В книге А. И. Айбабина была предлоѓжена иная хронология слоев Тиритаки, явившаяся основанием для ряда исѓторических выводов, один из которых был приведен выше. К сожалению, мы не можем согласиться ни с аргументацией А. И. Айбабина, ни со сдеѓланными им выводами, которые, на наш взгляд, являются результатом ошиѓбочной атрибуции и неверной датировки керамики.
  Рассмотрим подробно предлагаемую А. И. Айбабиным хронологию ранѓневизантийских и раннесредневековых слоев на разных участках городища.
  12.1. Участок XV. Помещения IV и V
  Как пишет А. И. Айбабин, '...на участке XV в. в помещениях IV и V расѓчищен завал из камней, образовавшийся от разрушенных стен. На полу, в слое пожара, найдены амфоры типа Зеест 103 или Якобсон 7, LR-1 и фрагѓменты краснолаковых блюд формы АRSW 62 В и мисок LR-С формы 2а, серебряная серьга в виде калачика, в слое в помещениях, восстановленѓных после пожара, - фрагменты краснолаковых мисок ЬК со штампованѓными крестами, а в перекрывавшем их слое - керамика VIII-IX вв. Таким образом, если слой пожара образовался в 576 г., то постройки следующеѓго строительного периода существовали с конца VI в. и весь VII в.131.
  Изложенные выше А. И. Айбабиным положения ошибочны, некотоѓрые из них основываются на недостаточно внимательном чтении работ, на которые он ссылается, в чем нетрудно убедиться.
  Как мы видим, в основе всей датировки построек 'следующего строѓительного периода' лежит априорное положение о дате нижележащего слоя 576 годом н. э., по времени предполагаемого тюркского нашествия, затронувшего все памятники Боспора. Однако в настоящий момент, посѓле создания дробных стратиграфических колонок памятников Восточноѓго Крыма, картина представляется иной.
  На Боспоре слой 570-580 гг. надежно зафиксирован документально в Керчи, Ильичёвке, Золотом Восточном, Зеленом Мысе. Из них тольѓко на два памятника - Ильичёвка и Керчь содержат комплексы, отраѓжающие тюркский поход 576 г. На других же двух поселениях есть слои 570-580 гг., однако они не связаны с разгромом их тюрками. Прекра-
  -127-
  щение жизни на этих двух поселениях относится к концу VI в. Создается впечатление, что эти два эталонные памятника (Зеленый Мыс и Золотое Восточное) отражают общую ситуацию в Восточном Крыму. В таком случае, окончание жизни на поселениях Керченского полуострова приѓходится на конец VI в. Впрочем, это пока только гипотеза, требующая подтверждения на других памятниках132.
  Что касается слоя Тиритаки третьей четверти VI в., то везде, где он документально зафиксирован, следов пожара нет. Анализ этого слоя, проѓведенный выше, указывает на его датировку все-таки не 570-580 гг., а третьей четвертью VI в., примерно на 10 лет раньше тюркского похода. Отсутствует важнейший хронологический индикатор для 570-580 гг. - форма 10A группы 'Lаtе Roman С', появляющаяся как раз в это время и сразу фиксирующаяся в слоях 570-580 гг. Ильичёвки и Золотого Восѓточного133. В Тиритаке ее нет; значит, рассматриваемый слой Тиритаки синѓхронизируется со слоями третьей четверти VI в. Золотого Восточного и Зеленого Мыса. Получается, что помещения Тиритаки, где зафиксироѓван данный слой, не доживают до тюркского похода.
  Таким образом, стратиграфия раннесредневековых слоев Тиритаки выглядит следующей. Нижний слой, 7 по нашей колонке, содержит слой пожара на большинстве участков, где он исследован. Этот слой отражает время гибели комплексов во второй четверти VI в. К нему и относится так называемый 'дом Ш-IV вв.' на участке XV, в состав которого и входят помещения IV и V134. Над ним лежит слой 6, проѓслеженный в некоторых помещениях, восстановленных после пожара, в частности в помещении VII рассматриваемого дома. Этот слой отѓражает время прекращения существования комплексов в третьей четѓверти VI в.135. Еще выше лежит слой 5, отражающий в помещениях время прекращения функционирования новых построек во второй поѓловине IX в.
  Теперь обратимся к тем материалам, которые А. И. Айбабин безоговоѓрочно отнес к VII в.
  12.2. Участок V-VI. Слой, перекрывающий винодельню. По мнению А. И. Айбабина, 'на участке V-VI слой с краснолаковой миской LR-С формы ЗН VII в. перекрывал винодельню... Слой VII в. расѓкопан на Илурате, на участке III во дворе дома 2. Из слоя извлекли фрагѓменты краснолаковых мисок LR-С формы 3-Р. Однотипные миски встреѓчены в Карфагене в слое второй половины VII в., в Сарачанах - в слое VII в. на корабле близ Язи-Ада - с монетами Ираклия'136. Как же в дейѓствительности датируются эти миски?
  Начнем с илуратского сосуда137. А. И. Айбабин приводит в качестве аналогии две внешне похожие138 миски с Афинской Агоры, которые датиѓруются в действительности не VII, а второй четвертью и серединой VI в.139. Миска из Карфагена имеет совершенно другой венчик и не является анаѓлогией миске из Илурата140.
  -128-
  Что касается карфагенской миски, то, как пишет Д. Фулфорд, 'несмотря на стратиграфическое положение этой группы, самые поздние хорошо датированные сосуды группы African red slir wares датируются не позже чем начало VI в. Это хорошо согласуется с выше установленной датой для формы 2'141.
  Венчик из Язи-Ада не является аналогией венчику из Илурата142, Боѓлее того, он относится не только к другому типу, но и к другой форме - LRC 10А143. Венчик из комплекса Сарачан 650-670 гг. также не является аналогией рассматриваемому фрагменту, относясь к другому типу (тип G), в чем легко можно убедиться, сравнив их144. Следовательно, все привеѓденные А. И. Айбабиным аналогии к венчику из Илурата таковыми в дейѓствительности не являются.
  Обратимся к реальным аналогиям. Им является уже приводившаяся выше миска из Коринфа и с Афинской Агоры из комплексов второй четѓверти и середины VI в.145. Аналогичные сосуды известны в комплексе Ильичёвки 570-580 гг.146. Верхняя дата определяется находкой в засыпи херсонесского колодца конца VI - начала VII в.147. Таким образом, цикл рассматриваемой миски охватывает промежуток времени от второй четверти VI до конца VI - начала VII в. Наиболее близкие аналогии проѓисходят из комплекса Ильичёвки 570-580 гг. и засыпи херсонесского колодца конца VI - начала VII в.148.
  Соответственно, миска может датироваться любым временным отрезѓком между 570-580 гг. и концом VI - началом VII в., но никоим образом не VII в., а тем более его второй половиной. Если миска датирует слой (об иных находках в нем графической документации нет), то слой датируется тем же временем. Следовательно, утверждение А. И. Айбабина о раскопанном слое VII в. на данном участке и в Илурате не находит подтверждения в материале.
  Обратимся к 'слою VII в.' на участке V-VI в Тиритаке. Как уже отмеѓчалось, по мнению А. И. Айбабина, 'на участке V-VI слой с краснолако-вой миской LRC ЗН VII в. перекрывал винодельню'149. В качестве аналоѓгии А. И. Айбабин ссылается на страницу 87 в уже упоминавшейся пубѓликации М. Фулфорда о раскопках Карфагена. Аналогии здесь у А. И. Айбабина те же самые, что и в 'илуратском' случае, но здесь почеѓму-то тип определен как ЗН, в то время как в илуратском - ЗF. В пубѓликации М. Фулфорд относит оба их к типам С-Е150. О дате второго карѓфагенского сосуда, привлеченного А. И. Айбабиным в качестве аналогии, мы писали выше. Теперь обратимся к датировке первого карфагенского 'аналогичного' сосуда. М. Фулфорд пишет следующее: 'Контекст датиѓрует около середины VI в., хотя большинство АRS (сосудов; African red-slipped wares - другая группа сосудов - африканские краснолаковые сосуды. - Авт.) - в группе V и начала VI в. Hayes 3 (форма 3 группы LRC Дж. Хэйса. - Авт.) в целом датируется широко - от примерно 450 до 550 гг., но маловероятно, что этот вариант датируется до 500 гг. . . .Такѓже найдена (форма. - Авт.) в слое разрушения, датирующемся 465-468 гг. в Конимбрике151.
  -129-
  Вновь рассмотрим реальные аналогии теперь уже миске из Тиритаки152. Сама эта форма, отнесенная в одной из наших статей к типу С1, видимо, соответствует типу Н Дж. Хэйса. Начало этой формы относитѓся к 450-460 гг., что иллюстрируют комплексы Танаиса153. Далее эта форма встречается в больших количествах в комплексах первой трети и второй четверти VI в. и в закрытых комплексах 570-580 гг. в Ильичёвке154. Полной аналогией являются сосуды из комплексов первой треѓти - второй четверти VI в. и 570-580 гг., причем ближе миски второй четверти VI в. На дне миски клеймо в виде креста мотива 67J, по Дж. Хэйсу155. Этот мотив датируется концом V - началом VI в. - 570-580 гг.156 Следовательно, данная миска датируется промежутком от начала VI в. до 570-580 гг., она и датирует слой.
  Соответственно, нет никаких оснований для отнесения миски и слоя к VII в.
  12.3. 'Слой с христианской глиняной ампулой с граффити 'святому Федору' и антропоморфной фаллической подвеской VIIб.157 Ссылка при этом дается только на публикацию этих материалов В. Ф. Гай-дукевичем. Следовательно, датировка амулета VII в. принадлежит А. И. Ай-бабину. Как же датируется этот амулет в комплексах? Ключевая обобщаѓющая статья по нему Д. Б. Шелова, к сожалению, осталась неизвестной А. И. Айбабину Д. Б. Шелов предложил классификацию амулетов и хроноѓлогию, опираясь на комплексы. Согласно типологии Д. Б. Шелова, тиритак-ский амулет относится к первой группе. Самая ранняя находка аналогичѓного амулета из детской гробницы на Сююр-Таше четко датируется надѓписью на ткани, в которой упомянут 602 г. боспорской эры, который соответствует 305 г. н. э. К середине V в. относится аналогичный амулет из Танаиса. Три амулета происходят из слоя Ильичёвки 570-580 гг.158. Наѓконец, самые поздние экземпляры датируются последней четвертью VII в.159. Из них почти полными аналогиями нашему являются ? 3,4,21, 25 по списку Д. Б. Шелова160. Следовательно, данные амулеты датируютѓся широким временем - от начала IV до конца VII в. Из них самыми близкими являются амулеты IV - середины V в.. к которым, наиболее вероятно, и принадлежит тиритакский амулет. Д. Б. Шелов отметил: 'Усѓловия находки тиритакского амулета неизвестны, но В. Ф. Гайдукевич соѓобщает, что он был найден 'наряду с массовым керамическим материаѓлом IV-VI вв.'161. В любом случае его безоговорочное определение А. И. Айбабина как амулета VII в. ошибочно.
  Далее, А. И. Айбабин считает, что в Тиритаке на других участках проѓслежен только слой пожара и разрушений конца VII в. и приводит данные о таковых на участках X и XIII.
  12.4. Участок X
  'На участке X на давильной площадке разрушенной пожаром винодельѓни поставили стену дома VIII-IX вв.',- пишет А. И. Айбабин162. Однако в тексте В. Ф. Гайдукевича нет никаких данных, позволяющих датировать
  -130-
  время пожара винодельни. Сказано лишь то, что она позднеантичного времени163. То, что на давильной площадке была поставлена стена дома УШ-1Х вв., совершенно не означает, что винодельня погибла в конце VII в. Речь идет о помещениях, обозначенных В. Ф. Гайдукевичем как II и III164. Они, безусловно, неодновременные, на что указывал автор раскопок165. Сначала существовали помещения 1, 2, потом было пристроено помеѓщение 3. Хронологическим репером являются находки на полах помещеѓний. Слой заполнения этих помещений фиксирует время прекращения их существования. В отчете В. Ф. Гайдукевича приводятся фрагменты горшѓков 'салтовского' типа, кувшин с плоскими ручками и амфора 'причерно-морского типа'. Такое сочетание кувшина с плоскими ручками с остальѓным материалом позволяет относить время прекращения существования помещения 1 к середине - второй половине IX в. Все три помещения преѓкратили существование одновременно, где-то в середине - второй полоѓвине IX в. Это единственный хронологический репер для них.
  Время же постройки определить невозможно. Как пишет В. Ф. Гайду-кевич, 'комплекс помещений, по-видимому, принадлежит одному дому, не раз подвергавшемуся расширению, а также перестройкам в течение длительного времени своего существования'166. Под полом помещения 1 была выявлена яма Б, которая дает материал, характеризующий время, после которого было сооружено помещение. Однако эти материалы не были воспроизведены в отчете. Упоминаются реберчатые амфорные ручѓки и ряд других находок, а сам яма определена как 'позднеантичная'. Стратиграфическое соотношение ее с винодельней неясно.
  Следовательно, на данном участке мы имеем слой пожара 'позднеанѓтичного времени', отражающий гибель винодельни, ямы, отражающие вреѓмя функционирования построек, датирующиеся также 'позднеантичным временем', и слой заполнения помещений середины - второй половины IX в. Говорить о каких-либо других уточняющих датах, тем более о слое пожара и разрушений конца VII в. не позволяет документация раскопок.
  12.5. Участок XIII
  Особое внимание А. И. Айбабиным уделено базилике на участке XIII: 'На участке XIII вскоре после разрушения базилики VI-VII вв. в ее руинах к одной из стен пристроили жилище VIII-IХ вв. Как аргументирование показал А. В. Гадло, если бы базилику снесли в конце VI в., то ее остатки оказались бы перекрытыми стерильным слоем. В. Ф. Гайдукевич такой слой выявил на некоторых участках между горизонтами VI и VIII-IХ вв.'.
  Обратимся к рассматриваемому участку. Стратиграфия безусловно поѓказывает такую последовательность построек: рыбозасолочные ванны - базилика - средневековый дом. Несомненно и то, что базилика уже не существовала при постройке средневекового помещения. Слой, отражаюѓщий время функционирования и прекращения существования базилики, в документации не зафиксирован. Относительно соотношения времени конѓца базилики и постройки 'салтовского' помещения в отчете В. Ф. Гайду-
  -131-
  кевича есть только следующая фраза: 'После разрушения тиритакской баѓзилики... на месте этого здания через некоторое время было построено жилое помещение, для которого часть стен сложена заново, но одновреѓменно были использованы и некоторые старые, уцелевшие от базилики стеѓны... Несколько дальше, в среднем нефе базилики, обнаружен принадлеѓжащий этому дому внутренний очаг... Среди (глиняной посуды. -Авт.) имеются обломки стенок сосудов, украшенных волнистыми срезанными линиями или горизонтальными полосами из мелких линейных желобков. Было обнаружено также несколько обломков амфор с округло-сфериѓческим дном. Одна такая амфора найдена при раскопках базилики в верхѓнем слое. Все эти керамические находки позволяют приурочить устройѓство жилища на месте развалин базилики к VIII в.'167. Итак, судя по текѓсту, В. Ф. Гайдукевич отделял время разрушения базилики от времени сооружения 'салтовского' жилища. Дата же VIII в. является не стратиѓграфической, а исторической и основана на представлениях того времени о нижней дате так называемой салтово-маяцкой культуры, которая тогда определялась VIII веком. Перечисленные В. Ф. Гайдукевичем материаѓлы происходят из слоя времени прекращения существования этого жилиѓща. Амфора 'причерноморского типа' может быть датирована достаточно широко, в пределах IX и даже первой половины X в. Остальные перечисѓленные материалы не позволяют предложить точную датировку.
  Идея А. В. Гадло о непременном наличии стерильного слоя, который должен был бы разделять базилику и 'салтовский' дом, если бы базилиѓку снесли в конце VI в., представляется нам несколько искусственной, ведущей в область чистых предположений-догадок, не имеющих ни хроѓнологических реперов, ни сколько-нибудь аргументированной фактичесѓкой базы.
  В отчете стерильный слой между этими объектами на данном участке действительно не отмечен, однако объяснения этому могут быть самыѓми разными.
  Во-первых, слой мог быть снивелирован при строительстве салтов-ских комплексов; во-вторых, совершенно неясно, когда и при каких обѓстоятельствах прекратила свое существование базилика.
  В-третьих, не факт, что такого слоя в этом месте действительно не было, его могли просто не зафиксировать. Напомним, что стратиграфиѓческих профилей бортов публикации не содержат, так же как и описания стратиграфии, отвечающей современному уровню. Сказанное ни в коем случае не является упреком в адрес такого крупного исследователя, как В. Ф. Гайдукевич. Уровень методики тех лет был иным, и, безусловно, к нему нельзя предъявлять требований сегодняшнего дня, тем более что работы на этом участке велись не самим В. Ф. Гайдукевичем, а керченѓским музеем с иным уровнем полевой подготовки.
  Из имеющегося отчета явствует, что слоя, связанного с функциониѓрованием и гибелью базилики, не сохранилось, или, по крайней мере, он не нашел отражения в документации. Все исследованные архитектурные
  -132-
  остатки базилики были обнаружены уже в контексте слоя времени конца существования 'салтовского дома'.
  Иными словами, аргумент о стерильном слое вызывает массу возраѓжений и объяснений, при этом, однако, не давая хронологических зацеѓпок. Все, что мы имеем, - это стратиграфическая последовательность: рыбозасолочная ванна - базилика - 'салтовское жилище' и время преѓкращения существования последнего в пределах второй половины IX в. Все остальное уходит в область чистых предположений. В любом слуѓчае имеющаяся документация не дает оснований для выделения здесь комплексов и даже вещей VII в.
  Подводя итог, приходится констатировать ошибочность предложенѓной А. И. Айбабиным хронологии слоев и материалов Тиритаки ранневи-зантийского времени, так же как и исторических выводов, касающихся этого памятника.
  
  13. Керчь. Кооперативный переулок. Раскопки 1990-1992 гг. Помещение 12
  Общая реальная стратиграфия и хронология слоев этого участка была изложена в нашей отдельной статье и предыдущей главе, где и проанаѓлизированы комплексы последней четверти VII в. ('яма с золой' в помещеѓнии 12) и конца VII в. (слой серого суглинка, перекрывающий яму)168.
  Таким образом, мы имеем следующие более или менее достоверные комплексы поселений конца VII - начала VIII в.:
  1. Судак. Нижний горизонт помещения Б дома 1994 г.
  2. Керчь. Кооперативный переулок. Помещение 12. Слой серого суѓглинка, перекрывающий яму.
  3. Тау-Кипчак. Яма ? 5
  4. Тау-Кипчак. Жилище ? 3
  5. Тау-Кипчак. Жилище ? 23
  Хорошо видно, что количество поселенческих комплексов конца VII - первой половины VIII в., которые в той или иной степени могут быть связаны с кочевниками, ничтожно. Относительная типология 'коѓчевнических' сосудов весьма условно может именоваться таковой, поскольку, даже при близости в рамках одного типа форм венчика, соѓсуды резко отличаются по орнаментации. Фактически речь идет об искусственной типологии, построенной на схожести форм венчика. Само собой разумеется, близость профиля венчика у этих сосудов может быть и случайной, поскольку речь идет о простых универсальѓных формах. В результате даже такой группировки получается следуѓющая картина.
  Выделяются восемь типов. Из них три (типы 6, 7, 8) представлены на одном памятнике и не совпадают ни с одним типом на других. Не лучше и с остальными. Горшки типа 1, похожие по форме венчика, в Керчи ор-
  -133-
  наментированы по венчику, а в Судаке - по корпусу. Венчики у горшков типа 2 в Керчи и Тау-Кипчаке похожи по профилю весьма отдаленно. Соѓсуды типа 3 в Керчи и Судаке также имеют лишь весьма отдаленное сходѓство по профилю, отличаясь при этом по орнаментации. Венчики горшѓков типа этих трех памятников относительно близки, однако у горшка из Судака снова 'подводит' орнаментация. Венчики горшков типа 5 из Суѓдака и Тау-Кипчака по морфологии похожи лишь отчасти.
  В результате приходится признать, что сравнительный анализ керамики из этих так называемых 'кочевнических комплексов' показывает полное их несходство, фактически даже среди этих сосудов морфологически совпадает только одна форма169. Следовательно, даже в этом аспекте 'кочевнические' комплексы не могут рассматриваться как оставленные одним и тем же 'булгарским' населением. Соответственно, ни о каком массовом переселении булгар или хазар на территорию Крыма, а тем боѓлее о захвате ими полуострова, говорить не приходится.
  Сведем полученные данные по поселениям, характеризующие посеѓленческие комплексы конца VII - первой половины VIII в. следующим образом (табл. 14).
  Таблица 14
  Памятник Комплекс Датирующие предметы Дата
  1 2 3 4
  Керчь
   Кооперативный переѓулок. Помещение 12. Серо-коричневый
  слой170
   1. Светлоглиняные амфоры с рифѓлением типа 'набегающей волны'
  2. Коричневоглиняные амфоры 'с перехватом'
  3. Амфоры с воронковидным горѓлом и зональным рифлением 4. Амфоры АДСВ тип 5 5. Амфоры Carotte Конец VII в.- начало VIII в.
  
  Тау-Кипчак
  
  
   Яма?5 171
   1 . Светлоглиняные амфоры с рифѓлением типа 'набегающей волны'
  2. Красноглиняные круглодонные типа 5 по АДСВ
  
   Жилище ?3172
   1. Красноглиняные круглодонные типа 5 по АДСВ 2. Амфоры 'причерноморского типа'. Определение проверить неѓвозможно
  
   Жилище ? 23 173
   1. Красноглиняные круглодонные типа 5 по АДСВ 2. Амфоры 'причерноморского типа'. Определение проверить неѓвозможно
  
  Малое Садовое
   Хозяйственное
  помеѓщение усадьбы174
   1. Коричневоглиняная амфора 'с перехватом'
  2. АДСВ тип 5
  
  -134-
  Окончание таблицы 14
  1 2 3 4
  Судак
   Нижний горизонт поѓмещения Б дома 1994г.
   1. Коричневоглиняная амфора 'с перехватом'
  2.Науеs, 1992, Туре 37
  3.Науеs, 1992, Туре 41 Первая полоѓвина VIII в.
  
  Пташкино
   Первый период175
   1. Коричневоглиняная амфора 'с перехватом'
  2. Амфоры 'причерноморского типа' Середина VIII в.
  
  
  Данные таблицы весьма красноречивы. При всем желании можно выѓделить всего шесть поселенческих комплексов на четырех памятниках. К тому же возникают сомнения в синхронности приведенных комплекѓсов Судака и Керчи.
  
  II. МОГИЛЬНИКИ
  Выделение погребений второй половины VII-первой половины VIII в. было проведено И. А. Барановым176 (рис. 12) и А. И. Айбабиным (рис. б)177. Суммируя оба списка, мы получаем следующие погребения второй полоѓвины VII - первой половины VIII в.: Айвазовское, Сары-Булат, Мамай, Риѓсовое 1/1, Рисовое 13/12, Богачевка 8/12, Богачевка 9/5, Неточное 1/5, Наташино 17/1, 'Тепсеньский всадник', Сахарная Головка, погребения в Тау-Кипчаке, 'салтовское погребение в Херсонесе', Скалистое 260,279, 293, 329, 767, 354, 325, 381, 288, 340, Лучистое 10, Чуфут-Кале 118, Эски-Кермен 193, Лучистое 10-1, Эски-Кермен 181, 240, 290, Скалисѓтое 625, 331, Эски-Кермен 153-1, Лучистое 54-7, Скалистое 400, Скаѓлистое 321, 291, 164-4, Эски-Кермен 273-4, Суук-Су 55, Эски-Кермен 257-6, Скалистое 166. К этому прибавим порядка 12 склепов могильниѓка Малое Садовое178.
  Из всего этого списка погребения в Эски-Кермене, Скалистинском моѓгильнике, Лучистом, Чуфут-Кале не имеют отношения к кочевникам. По аргументированному заключению А. И. Айбабина, несмотря на то что в ряде из этих могил были найдены кочевнические вещи уральского круга, почти все эти вещи найдены в склепах или могилах с каменной обкладкой. Это означает, что владельцами уральских поясов из перечисленных выше погребений были коренные жители Юго-Западного и Южного Крыма ран-несредневекового времени: сармато-аланы, ассимилированные ими готы, хоронившие в земляных склепах и могилах с каменной обкладкой174. Склеѓпы могильника у села Малое Садовое по конструкции, способам захоронеѓния умерших, ассортименту вещей и их типам принадлежат тому же этниѓческому кругу, что и Скалистинские, Эски-керменские и Чуфут-кальские180.
  За их вычетом из порядка 60 погребений рассматриваемого периода на долю кочевников остается 16, что однозначно снимает вопрос о пре-
  -135-
  обладании в Крыму в этот период кочевнического населения. Однако и с остальными 16-ти дело обстоит не столь уж однозначно.
  Итак, на роль кочевнических погребений могут претендовать Айвазовское. Сары-Булат, Мамай, Рисовое 1/1, Рисовое 13/2, Богачевка 8/12, Богачевка9/5, Неточное 1/5, Наташино 17/1, Сахарная Головка (Инкерман), 'сал-товское погребение в Херсонесе', Тепсеньский всадник 1929 г., несколько (четыре, по И. А. Баранову) разрушенных погребений в Тау-Кипчаке.
  По мнению А. И. Айбабина, поясные и сбруйные наборы из тепсеньской могилы принадлежали праболгарскому воину, погребенному в перѓвой половине VIII в.181. С этими выводами согласился и И. А. Баранов182. Однако А. В. Комар вещи, найденные в погребении, вполне обоснованно датирует временем не ранее третьей четверти VIII в.183. Этот вывод, полѓностью соответствующий стратиграфии хронологии Тепсеньского гороѓдища, поддержал и В. В. Майко184.
  Дата и принадлежность погребения из Айвазовского требуют специѓального рассмотрения.
  Погребение у села Айвазовского
  Погребение было обнаружено И. Т. Кругликовой при раскопках посеѓления эллинистического времени. Погребение было совершено в проѓстой могиле, выдолбленной в скале на глубину 0,80 м. Погребенный леѓжал в вытянутом положении, головой на северо-восток. В головах стоял лепной горшок, у левой ключицы найдена реберчатая бусина, у пояса - бронзовый антропоморфный амулет. Кроме того, в засыпи могилы обнаѓружена массивная костяная пряжка185. Последнее обстоятельство весьѓма существенно, поскольку на то, что пряжка найдена, собственно, не в самом погребении, а в засыпи могилы, исследователи не обращали вниѓмание. Следствием этого является ставшее хрестоматийным рассмотреѓние пряжки как относящейся к комплексу погребения, наряду с бусиной, лепным горшком и амулетом. Соответственно, пряжка могла и не иметь отношения к погребению, а просто попасть в засыпь. Однако в силу отѓсутствия на самом поселении каких-либо позднеримских и раннесредневековых комплексов будем исходить из традиционной трактовки всех трех вещей как единого комплекса.
  И. Т. Кругликова полагала, что погребение относится к концу IV или наѓчалу V в. н. э.. что отражает уровень разработки материала времени, когда писалась статья.
  И. А. Баранов достаточно уверенно считал, что весь комплекс вещей в погребении у села Айвазовского можно датировать второй половиной VII в., так же как и погребение с аналогичной, по И. А. Баранову, пряжкой у поселка Мамай186. Основанием для предложенной даты послужили косѓтяная пряжка и антропоморфная фигурка, имеющие, согласно И. А. Бараѓнову, аналогии в комплексах второй половины VII в.
  Костяная пряжка из Айвазовского была сопоставлена И. А. Барановым с костяными пряжками алтайского могильника Кудыргэ, происходящими
  -136-
  из погребальных комплексов второй половины VII в. Однако предложенѓная аналогия весьма приблизительна. У них иная нижняя часть, иное расѓстояние между прорезями. Близка лишь верхняя половинка пряжки187. Несколько более близкая аналогия происходит из Егиз-Койтас, датируеѓмая концом VI-VII в.188.
  Аналогия Баранова с пряжкой из Богачевки 9/5 также приблизительна. Пряжка из Богачевки массивнее, имеет совершенно иные пропорции и прорези189.
  В целом феномен костяных подпружных пряжек в Причерноморье безусловно связан с приходом тюркоязычного населения. Как справедѓливо замечает Б. И. Маршак, история седла до VII в. почти не документиѓрована. Ранние костяные пряжки мы знаем плохо, но эта вещь, функциоѓнально обусловленная плетеной шерстяной подпругой, едва ли была внеѓзапно изобретена тюрками в VII в.190.
  За десятилетия, прошедшие после сказанного Б. И. Маршаком на симѓпозиуме, ситуация несколько изменилась. На Ильичевском городище костяная пряжка была найдена в слое тюркского разгрома 586 г.191. В Виминациуме (Сербия) костяная пряжка происходит из слоя, перекрываюѓщего комплекс здания, сожженного при нашествии аваров в 584 г.192. В могильнике Кудыргэ костяные пряжки зафиксированы в погребениях конца VI-VII в.193. Дату появления этих пряжек в конце VI в. подтверждают и находки в склепе 4 западного некрополя Херсонеса. В античном склепе костяная пряжка была обнаружена с самым поздним материалом второй половины - конца VI в.194. Основанием для столь ранней датировки являѓются орлиноголовая пряжка второй половины VI в.195, треугольнорамчатая пряжка первого варианта, также относящаяся ко второй половине VI в.196, серебряная пряжка второй половины VI в.197. Данные находки поѓзволяют относить костяные подпружные пряжки к периоду от конца VI до X в.198, при этом наиболее близкие параллели пряжке из Айвазовского проѓисходят из комплексов конца VI-VII в.
  Антропоморфная фигурка также имеет иную хронологию. Такие фиѓгурки относятся к первой группе по типологии Д. Б. Шелова и появляютѓся в IV-V вв., о чем свидетельствует находка в сююрташском погребеѓнии с надписью на ткани, содержащей дату - 305 г. н. э. По заключению Д. Б. Шелова, можно считать установленным, что амулеты первой групѓпы появились еще в первой половине IV в. на Керченском полуострове и продолжали бытовать на довольно обширной территории в течение неѓскольких столетий до VII в.199.
  Следовательно, погребение из Айвазовского нельзя относить исклюѓчительно ко второй половине VII в. Оно имеет широкие хронологичесѓкие рамки и может датироваться в пределах конца VI-VII вв.
  Так называемое 'салтовское' погребение в Херсонесе совершено в подѓбое византийского склепа. Находка в нем горшка с клеймом на дне в виде четырехлепестковой розетки, вписанной в круг, позволяет датировать его не ранее чем серединой VIII в. Аналогичное клеймо на таких сосудах было
  -137-
  обнаружено в нижнем слое землянки 1 Тау-Кипчака, датирующейся, как было сказано выше, серединой - второй половиной VIII в.200.
  Раскопанные четыре могилы Тау-Кипчака датируются ойнохойями бак-линского (скалистинского) типа, имеющими широкую датировку. Связать их с какими-либо комплексами городища невозможно.
  Таким образом, на долю кочевого тюрко-протоболгарского или салтовского населения приходится примерно 9-10 могил: Сары-Булат, Маѓмай, Рисовое 1/1, Рисовое 13/2, Богачевка 8/12, Богачевка 9/5, Неточѓное 1/5, Наташино 17/1, Сахарная Головка (Инкерман)? Это окончательѓно снимает вопрос о 'тюркском', 'протоболгарском' или 'салтовском' Крыме во второй половине VII - первой половине VIII в.
  
  Подведем некоторые итоги.
  Анализ комплексов второй половины VII - первой половины VIII в. не подтверждает точку зрения о заселении пришлыми кочевниками (прото-болагарами или салтовцами-хазарами) территории Крыма. Выявленные кочевнические комплексы, даже при отнесении к ним всех спорных, в лучшем случае составляют около 17% от всех комплексов этого периоѓда. Погребения же, которые хоть как-то могут быть связаны с хазарами, вообще единичны и при этом спорны. Картографирование памятников и элементарный статистический подсчет показывают абсолютное преобѓладание в Крыму рассматриваемого времени традиционного местного населения, состав которого, по сравнению с VI - первой половиной VII в., существенно не изменился. Города-архонтии Боспор, Судак и Херсон контролировала Византия.
  Крымские же степи были местом перекочевок кочевников из Поднепровья и Таманского полуострова. В античное время и, видимо, вплоть до конца VI в. функционирование боспорских крепостей на Таманском полуѓострове и сложной оборонительной системы на Керченском полуостроѓве закрывало проход кочевникам с территории Прикубанья и пограничѓных с азиатским Боспором территорий. Теперь, когда место Боспорского царства заняла архонтия Боспор, пролив контролировала лишь одна одноѓименная крепость. Это давало возможность для беспрепятственного проѓхода кочевников с Таманского полуострова по переправе в районе Нимѓфея и дальнейшего беспрепятственного продвижения по керченским стеѓпям. Видимо, следами этих передвижений являются кочевнические погребения в Наташино. В ряде случаев, по-видимому в результате взаиѓмодействия с местным населением, появляются оседлые комплексы (Тау-Кипчак). Однако еще раз подчеркнем, что речь идет о единичных случаѓях, не определяющих общую ситуацию. Границей между традиционным местным населением и кочевниками были крымское предгорье.
  Абсолютное преобладание традиционного местного населения в предѓгорье и на побережье, наличие здесь городов и крепостей, находившихся под властью или под контролем Византии, подтверждают сделанный нами на материалах Боспора вывод, что политическое влияние и непосредствен -
  -138-
  ное присутствие здесь Хазарского каганата до середины VIII в, было миѓнимальным и, возможно, не выходило за пределы получения дани. Таким образом, выделять Крымскую Хазарию или Крымскую Болгарию201 конѓца VII - первой половины VIII в. вряд ли будет правильным.
  
  Памятники второй половины VIII - первой половины IX в.
  Теперь обратимся к более многочисленной группе памятников, а именно поселениям, возникновение которых датировано различными исследоваѓтелями серединой - второй половиной VIII в.202. Необходимо, однако, отметить, что археологический слой, отражающий время возникновения этих памятников, ни разу не был зафиксирован. Речь идет о слое, датируѓющемся амфорами 'причерноморского типа' без кувшинов с плоскими ручками в пределах второй половины VIII - первой половины IX в.
  Общая сводка важнейших памятников этого периода представлена слеѓдующим образом (табл. 15).
  Таблица 15
  Памятник Характерные комплексы Датирующие предметы Дата
  1 2 3 4
  
   Раскоп VII. Дом и моѓщеный дворик с ямаѓми. Раскоп V. Жилище IX, жилище VIII, расѓкоп VIII203 1 . Амфоры 'причерноморскоѓго типа'
   Вторая половиѓна VIII - перѓвая половина IX в.
  
  
   'Святилище'. Первый период функционироваѓния204 Амфоры 'причерноморскоѓго типа'
  
  
  
   Постройка на вершине кургана205 Амфоры 'причерноморскоѓго типа'
  
  
   Постройки 1 и 2206 Амфоры 'причерноморскоѓго типа'
  
  
   Слой глины светло-сероѓго цвета. Участок 'К'. Заполнение пода очага207 Амфоры 'причерноморскоѓго типа'
  
  
  
   Горизонт коричневой глины (слой б)208
   I. Амфоры 'причерноморѓского типа'
  2. Поясной набор первой поѓловины IX в.
  
  
   Яма б209 Полуземлянки 1 , 22 Дома 2, 14
   1. Амфоры 'причерноморѓского типа' 2. Широкогорлая амфора с вогнутым дном
  
  -139-
  Окончание таблицы 15
  1 2 3 4
  Кордон-Оба
   Полуземлянка210
   1. 'Салтовские' горшки с клеймами на дне
  
  Тиритака
   Уч. XXVI. Раскопки 2002 г. Полуземлянка СК-1 5. На полу полуземлянки211 1. Амфоры 'причерноморского типа'
  2. Фляга.
  3. Кувшины баклинского типа
  
  
  Географически рассматриваемые памятники расположены не равноѓмерно по всему Крыму, а группируются в четырех местах: Керченский полуостров (большая часть), юго-восточное побережье, Центральный Крым, северо-западное побережье.
  Керченский полуостров. На археологических картах, опубликованных в монографиях И. А. Баранова212 (рис. 12)иА.И.Айбабина213(рис. 13) и основанных, главным образом, на разведках Д. Л. Талиса214 и А. В. Гадло215, упоминается более 50-ти поселений. В. В. Веселов в 50-60-х гг. XX в. обѓнаружил 170 'салтовских' памятников (однако не опубликованных)216. Еще порядка 50 поселений этого времени были выявлены работами Т. Шоля и В. Н. Зинько217. Таким образом, даже учитывая, что некоторые памятники могли быть отнесены к данному кругу ошибочно, поселений второй полоѓвины УП1-1Х вв. на Керченском полуострове известно не менее 200. В больѓшинстве своем поселения располагались в восточной части Керченского полуострова, 'явно тяготея к Боспору и пролегавшим по Керченскому проѓливу морским торговым коммуникациям. В западной части, по мере приѓближения к Ак-Монайскому перешейку, поселений становится заметно меньше'218. На данный момент ни на одном из них не обнаружены следы каких-либо фортификационных сооружений. Все поселения основаны на 'чистом' месте или на территории заброшенных античных поселений. Правѓда, недавно Л. Ю. Пономарев попытался выделить одно 'салтовское' укѓрепление, расположенное у села Заветного219. Однако, на наш взгляд, данѓные выводы представляются преждевременными: материалы экспедиции 1936 г. утрачены, а сам автор раскопок - Ю. Ю. Марти - интерпретироѓвал укрепление как ранневизантийское; Л. Ю. Пономарев проводил здесь только разведки, в результате которых был собран подъемный материал как эллинистического времени, так и VIII-Х вв.; при этом он справедливо отметил, что 'не только типологически близких, но и каких-либо других раннесредневековых фортификационных памятников на Керченском полуѓострове пока еще не выявлено'220. Таким образом, для датировки данного укрепления второй половиной VIII в. нет никаких оснований. Поэтому нет оснований и пересматривать сказанное выше.
  Юго-восточное побережье. И. А. Баранов и А. И. Айбабин помещают здесь порядка 10 памятников хазарского времени221 (рис. 12, 13), из котоѓрых, по сообщению В. В. Майко, исследованиям подвергались только пять. И. А. Баранов выделял в этом районе два 'хазарских' укрепления -
  -140-
  Тепсень и Кордон-Оба222. По данным В. В. Майко, основанным на резульѓтатах новейших исследований, оборонительные сооружения там отсутѓствуют (на Тепсене стены, интерпретированные И. А. Барановым как обоѓронительные, на самом деле являются пристройками к северной и южѓной сторонам апсиды 'большого' храма223, а оборонительные сооружения Кордон-Обы принадлежат генуэзскому замку).
  Центральный Крым. На упоминавшейся археологической карте А. И. Айбабина здесь, вместе с районом современного Симферополя, показано воѓсемь поселений хазарского времени224 (рис. 13). У И. А. Баранова их порядка 13-ти225 (рис. 12). По данным В. В. Майко, таких памятников не более 5-6-ти. Фортификационные сооружения там не выявлены, хотя И. А. Баранов и 'нахоѓдил' салтовские оборонительные стены на Баксанском городище226 (по сообѓщению В. В. Майко, оборонительные стены там принадлежат позднескифскому городищу). Все поселения возникли на незаселенных местах.
  Северо-западное побережье. А. Н. Щеглов опубликовал шесть подобѓных памятников227. На карте И. А. Баранова отмечено 13 поселений228 (рис. 12), А. И. Айбабина - 9229 (рис. 13). По данным С. В. Кутайсова, маѓтериалы салтово-маяцкои эпохи присутствуют практически на всех античѓных памятниках Северо-Западного Крыма. Им выделены четыре поселеѓния, в том числе одно укрепление-Аблямитское, пять мест погребений и более десяти мест находок материалов салтовского времени230. И. А. Баѓранов определял здесь одно городище - 'Чайка'231. Однако, по устному замечанию В. А. Кутайсова, укрепления данного памятника, как и всех осѓтальных, за исключением, возможно, Аблямитского, относятся к эпохе анѓтичности. В. И. Павленкову в данном регионе известны три хазарские креѓпости - Аблямитское городище, Хмелевское городище и Беляусское232. Однако, как пишет сам автор, на Хмелевском городище проводились лишь визуальные разведки и к настоящему времени следы поселения потеряны. Что касается Аблямитского городища, то оно также практически не исслеѓдовалось. Поэтому присутствие на нем материалов салтовского времени вовсе не означает, что есть и укрепления этого периода. Даже если допусѓтить, что на ряде 'хазарских' поселений имелись фортификационные соѓоружения, на настоящий момент, ввиду слабой изученности памятников, невозможно определить, когда они там появились - одновременно с осѓнованием, в связи с появлением венгерской или печенежской угрозы, или вообще относятся к более позднему периоду. На Беляусском городище также нет никаких следов укрепления хазарского времени233.
  Все указанные поселения возникли на месте заброшенных античных. Это, по замечанию В. А. Кутайсова, связано с присутствием в данных местах источников воды или колодцев.
  Необходимо учитывать, что в основном все памятники Северо-Западѓного Крыма изучались археологами-античниками, поэтому средневекоѓвым слоям уделялось меньше внимания. Очевидно, средневековый маѓтериал не анализировался на предмет определения узкой хронологии и отнесения его к конкретному культурному кругу. В данном регионе, кро-
  -141-
  ме поселений, принадлежавших салтовскому населению, вероятно, долѓжны были находиться и византийские (херсонские). Как известно из соѓобщений Константина Багрянородного, херсониты добывали в данном районе соль234, причем данный промысел существовал с античного вреѓмени235. Соответственно, там должны были находиться и поселения соледобытчиков. Отметим, в недавно вышедшей монографии С. Б. Ланцова, посвященной античным памятникам Сакской пересыпи, детально проѓанализирован и средневековый материал. Автор пришел к убедительному выводу, что средневековые находки здесь представляют комплекс IX- X вв. и, вероятно, принадлежали поселению херсонских солеваров236. Наѓпомним, остатки постройки на юго-восточной части современного села Окуневка Черноморского района А. Н. Щеглов убедительно интерпретиѓровал как маяк237. А если это так, то он, скорее всего, принадлежал хер-сонитам, нуждавшимся в бесперебойном функционировании каботажноѓго плавания в данном районе, а не пришлым салтовцам.
  Общее количество памятников, которые с определенной долей вероѓятности можно связать с прибывшим населением Хазарского каганата, в Северо-Западном, Центральном и Юго-Восточном Крыму составляет не более 15-20% от числа подобных объектов на Керченском полуостроѓве. Мы осознаем, что, видимо, выявлены далеко не все поселения, что степень археологической изученности различных регионов Крымского полуострова неодинакова, что впоследствии возможны уточнения в хроѓнологии, однако, учитывая вышеназванные особенности, вряд ли общая картина распределения салтовских памятников по территории Крыма в значительной степени может измениться.
  Таким образом, в середине - второй половине VIII в. в Крыму (кроѓме Юго-Западного и Южного - об этом ниже) появляется порядка 250 новых поселений, причем приблизительно 85% из них - на Керѓченском полуострове. Остальные 15-20% относительно равномерно 'разбросаны' по Северо-Западному, Центральному, и Юго-Восточноѓму регионам. Все они возникают на свободных землях; по крайней мере, не зафиксировано не одного случая, когда пришельцы селились на уже существующих поселениях или изгоняли кого-либо с обжитых мест. Ноѓвые населенные пункты не имели фортификационных сооружений (по крайней мере, на Керченском полуострове, в Юго-Восточном и Центѓральном Крыму. Что же касается Северо-Западного, то, как отмечалось, наличие оборонительных стен хазарского времени с некоторой долей вероятности предполагается только на Аблямитском городище. Однаѓко и в данном случае, до выяснения хронологии самого поселения, хроѓнологии его фортификации, его культурно-исторической принадлежноѓсти, - это не более чем предположение). Они отсутствуют даже на Теп-сене, который трудно интерпретировать как сельское поселение. Археологические материалы не отмечают и изменений в жизни уже суѓществующих населенных пунктов, в частности городов Боспора и Сугдеи238, окруженных новым, пришлым населением.
  -142-
  На ряде рассматриваемых памятников, а большая часть их археологиѓчески не изучалась, были выявлены христианские культовые сооружеѓния. Крупные храмы исследованы на Тепсене, что дало возможность ряду авторов локализовать здесь центр Фулльской епархии239, небольшая церѓковь открыта на Кордон-Обе240, известны христианские памятники на поѓселениях Героевка и Пташкино241.
  И. А. Баранов определяет количество жителей Тау-Кипчака - не меѓнее 120 человек242. Даже если предположить, что в среднем число обиѓтателей на каждом поселении составляло половину от этой цифры (не все постройки могли существовать одновременно, некоторые поселки имели меньшие размеры, чем Тау-Кипчак и др.), число людей, мигриѓровавших в Крым во второй половине VIII в., можно определить как не менее 12-15 тыс. человек, хотя мы понимаем всю условность настоѓящих подсчетов.
  Возникает вопрос о причинах такой массовой миграции, обстоятельѓствах и условиях расселения вновь прибывших по территории полуѓострова. Скорее всего, данное перемещение населения с территории Хазарии в Крым не было уникальным явлением. Возможно, оно проѓисходило параллельно с другими миграционными процессами на терѓритории каганата, в частности с переселением алан и болгар из Центѓрального и Западного Предкавказья в области Северского Донца и Дона243. Эти события традиционно связывают с поражением хазар во второй арабо-хазарской войне (722-737)244 (напомним, эту же причиѓну называл А. И. Айбабин для объяснения появления новых поселений в Крыму). Хотя по данной проблеме существуют и другие гипотезы, однако практически все исследователи не сомневаются, что такая крупномасштабная акция проходила не без участия со стороны правиѓтелей Хазарии245. В. Б. Ковалевская, уточнив хронологию памятников и сведения письменных источников, пришла к выводу, что миграцию населения каганата следует относить к 50-м - началу 60-х гг. VIII в., когда хазары переносят центр тяжести своих владений на северо-заѓпад и укрепляют позиции на Кубани246.
  Вероятнее всего, учитывая известные на сегодняшний момент матеѓриалы, близко к этому времени следует датировать и появление рассматѓриваемых памятников.
  Обстоятельства появления новых поселений (а именно: подавляющее большинство из них основывается на Керченском полуострове; пришельѓцы селятся исключительно на 'чистом' месте; они не ограждаются обоѓронительными стенами; население 'старых' городов остается неизменѓным; господствует христианская религия) позволяют с большой степеѓнью вероятности предположить неконфликтное проникновение новых жителей Крыма. В связи с этим напомним замечание С. А. Плетневой: 'В настоящее время мы практически не располагаем на территории Крыѓма погребениями второй половины VIII-IX в., которые можно было бы связать с пришедшими из Хазарии воинами'247.
  -143-
  Если бы пришельцы мигрировали, как это предполагалось, в подвластѓный хазарам Крым, то вряд ли в такой ситуации можно было обойтись без серьезных конфликтов со 'старым' населением. Но они заселяют исклюѓчительно свободные земли, в основном степи Керченского полуостроѓва, и в очень небольших количествах появляются в более благоприятных для жизни в Юго-Восточном и Центральном Крыму. Причем основной отраслью экономики жителей данных поселений, по крайней мере на Керѓченском полуострове, было земледелие248.
  Следует учитывать и политическую обстановку того времени. Как изѓвестно, в VIII в. между Хазарией и Византией установились дружеские, союзнические отношения, подкрепленные в 732 г. междинастическим браком между сыном Льва III, будущим императором Константином V, и дочерью хазарского кагана по имени Чичак (после крещения - Ирина)249. И лишь в 80-х гг. наблюдается их определенное охлаждение250, что подѓтверждается и данными нумизматики251.
  Готия с Херсоном, с чем согласно большинство современных автоѓров, до 80-х гг. подчинялась Византии. Как показала Е. В. Степанова, по данным сфрагистики, в Сугдее в УП1-1Х вв. не только не наблюдается спада византийской активности, но, наоборот, отмечается ее подъем252. Вероятно, зависимость Боспора от хазар в это время не выходила за преѓделы выплаты дани253.
  Можно, конечно, дискутировать о степени хазарского влияния в Крыму, которое мы отнюдь не пытаемся оспорить, о степени зависимости от Виѓзантии. Но весь круг источников указывает на то, что Константинополь, несомненно, считал данные территории своими. Учитывая перечисленные факты, вряд ли со стороны Хазарии была возможна односторонняя акция по переселению такого числа людей в Крым. Можно предположить, что данный процесс проходил с согласия и под контролем византийских власѓтей, которые выделили вновь прибывшим пустующие земли Керченского полуострова и лишь крайне ограниченному числу людей позволили селиться за его пределами (если вообще появление нового населения за пределами Керченского полуострова не произошло несколько позднее, однако соѓвременная степень изученности памятников и уровень знания археологиѓческого материала не позволяет сделать более конкретные выводы).
  Широко известна политика Константинополя, позволявшая варварам селиться на границах империи с целью использования их в качестве поѓграничников и приобщения к христианству254. По крайней мере, подобные примеры для Крыма византийского периода известны. По Прокопию, готы страны Дори добровольно остались в Крыму, были союзниками визанѓтийцев и 'отправлялись... в поход, когда римляне шли на своих врагов'255. Согласно 'Аланскому посланию епископа Феодора', в XIII в. аланы жили близ Херсона 'столь же по своей воле, сколько и по желанию херсонцев, словно некое ограждение и охрана'256.
  Учитывая союзнический уровень взаимоотношений Византии и Хазаѓрии в указанное время, нет ничего удивительного, что части христиан-
  -144-
  ского. или согласившегося принять христианство населения, из подвергѓшихся арабскому разгрому хазарских земель позволили поселиться в Крыму на пустующих землях.
  Таким образом, появление в 50-60-х гг. VIII в. на Керченском полуосѓтрове, в Юго-Восточном, Центральном и Северо-Западном Крыму ноѓвых поселений не связано, вероятно, с подчинением этих регионов хазаѓрам и не отражало каких-либо кардинальных изменений в византийско-хазарских отношениях на полуострове.
  
  Комплексы второй половины IX в. и проблема времени прекращения существования 'хазарских' поселений
  Вопрос о времени прекращения существования рассматриваемых паѓмятников является принципиальным. По мнению Л. Ю. Пономарева, все 'салтово-маяцкие' поселения Восточного Крыма были оставлены житеѓлями одновременно где-то в конце IX - начале X в. Как показали данные раскопок, этот процесс был мирным и постепенным. На поселениях не обнаружены следы погромов и пожарищ257.
  В. Е. Науменко, отмечая однородность так называемых 'салтовских' кеѓрамических комплексов на Керченском полуострове и стратиграфическую кратковременность существования памятников, наряду с немногочисленноѓстью фрагментов кувшинов с плоскими ручками и ранневизантийской поѓливной керамики, считает логичной датировку 'салтовских' поселений на месте Тиритаки, Илурата, Пташкино и в окрестностях Героевского в предеѓлах второй половины / конца VIII - середины / второй половины IX в.258.
  Иная точка зрения была высказана В. В. Майко. Исследователь отноѓсит время гибели салтовских памятников Крыма примерно к середине X в. и связывает это с так называемым походом Песаха 943 г. (подробнее об этом см. гл. VII). По мнению В. В. Майко, гибель практически всех более или менее исследованных сельских 'праболгарских' памятников Керченѓского полуострова относится к середине X в. Причем большинство поѓселений было оставлено одновременно.
  Критикуя точку зрения Л. Ю. Пономарева и В. Е. Науменко, В. В. Майѓко указывает, что концепция его оппонентов весьма уязвима, поскольку столь глобальный вывод делался на основании памятников, большая часть из которых известна лишь по археологическим разведкам и небольшим охранным раскопкам. К тому же, как полагает исследователь, явно противоречат друг другу справедливый вывод авторов о минимальном количестве следов пребывания печенегов на Керченском полуострове и заѓявление об усилении набегов кочевников на Крым. Оснований датироѓвать концом IX - началом X в. время 'оставления' праболгарами полуострова нет никаких. Заявление об отсутствии на этих поселениях керамики, датируемой позже начала X в., не может восприниматься серьѓезно. По мнению В. В. Майко, разграничить салтовскую керамику второй половины IX в. и первой половины X в. на имеющемся в распоряжении авторов материале пока невозможно. Во всяком случае, отдельные опуб-
  -145-
  ликованные и приведенные в отчетах керамические формы, происходяѓщие из сельских салтовских поселений Керченского полуострова, ничем не отличаются от аналогичной керамики, происходящей из закрытых комѓплексов Сугдеи первой половины X в. Столь массовый исход праболгар и хазар из Крыма на восток не подтверждается ни археологически, ни материалами письменных источников259.
  Для решения вопроса рассмотрим подробно комплексы, характеризуѓющие время прекращения существования так называемых 'салтовских' или 'праболгарских' поселений Восточного Крыма (табл. 16).
  Таблица 16
  Памятник
   Характерные комплексы Датирующие предметы
   Дата
  
  1 2 3 4
  Пташкино
   Второй период260 (храм и склад) 1. Амфоры 'причерноморского типа'
  2. Кувшин с плоскими ручками Середина IX в.
  
  Керчь
   Темный гумусирован-ный суглинок 'хазарѓского времени'.
  Фаза 1. Комплекс с пифосом261
   1. Амфоры 'причерноморского типа'
  2. Кувшины с плоскими ручками
  3. Амфоры с росписью ангобом
  4. Поливная керамика группы GWW I, по Дж. Хэйсу
  
  Заветное
   Второй период функѓционирования 'святиѓлища'262
   1. Амфоры 'причерноморского типа'
  2. Кувшины с плоскими ручками Вторая половина IX в.
  
  Тиритака
   Уч. XXVI. Раскопки 2002 г. Полуземлянка СК-15. Зольник и загородка263 1. Амфоры 'причерноморского типа'
  2. Кувшины с плоскими ручками
  
  Тепсень
   Раскоп 'К'. Слой серой глины. Дом 13, Заполнение264
   1. Амфоры 'причерноморского типа'
  2. Кувшины с плоскими ручками
  3. Византийская поливная керамика группы GWW 1 , по Дж. Хэйсу
  
  Керчь
   Темный гумусирован-ный слой 'хазарского времени'. Фаза 2.265; Кооперативнй переѓулок. Слой серо-коричѓневого суглинка266 1. Амфоры 'причерноморского типа'
  2. Кувшины с плоскими ручками
  3. Византийская поливная посуда группы GWW I, по Дж. Хэйсу
  
  -146-
  Окончание таблицы 16
  1 2 3 4
  Опук
  
  
  
   Опук. Поселение 'Над источником'. Раскопки 1 990 г. Помещение 'А' Завал стены 3 вне помещения 'А'
  Помещение 'Б'
  Помещение 'В'267 1. Кувшины с плоскими ручками
  2. Амфоры 'причерноморского типа'
  
  
  
  
  
  
  Судак
  
  
  
   Слой серо-коричневой
  глины268
  
  
  
   1. Амфоры 'причерноморского типа'
  2. Кувшины с плоскими
  ручками
  3. Византийская поливная
  посуда группы GWW I, по Дж. Хэйсу.
  4. Монета Василия I
  (в зольнике) Вторая половиѓна IX - первая половинаХ в. (?)
  
  
  
  
  
  Тиритака
  Как уже отмечалось выше, комплексы с участка X прекращают свое существование где-то во второй половине IX в. На участке XIII хроноѓлогия, по всей видимости, аналогична, хотя, как отмечалось, дата амѓфоры более широкая: вторая половина IX - первая половина X в. На всех остальных участках раскопок В. Ф. Гайдукевича материалы не выѓходят за пределы второй половины IX в. Добавим материалы из последѓних раскопок.
  В Тиритаке при раскопках 2004 г. полуземлянки СК-ХУ в слое пожара были обнаружены обломки двух причерноморских амфор с мелким зоѓнальным рифлением класса 24 по новой херсонесской классификации, обломки двух фляг с росписью белым ангобом, ойнохойя баклинского типа и фрагменты кухонной посуды. Полное отсутствие кувшинов с плосѓкими ручками и причерноморских амфор с крупным бороздчатым рифѓлением позволило Л. Ю. Пономареву отнести время гибели землянки к первой половине - середине IX в.269. Дата определена корректно. Важно отметить, что данный слой был перекрыт золистым темно-серым рыхѓлым слоем, отражающим время функционирования каких-то комплексов. Из этого слоя происходят фрагменты кувшинов с плоскими ручками. Стратиграфия полуземлянки однозначно указывает на то, что между конѓцом существования полуземлянки и формированием вышележащего слоя не было сколько-нибудь существенного хронологического промежутка. Учитывая отсутствие в золистом слое каких-либо материалов, относя-
  -147-
  щихся к X в., время формирования его следует отнести ко второй полоѓвине IX в., что подтверждает хронологию Л. Ю. Пономарева.
  Видимо, в определенной степени индикатором может служить обнаѓруженный в Тиритаке вне комплекса солид Василия I и Константина, чекаѓненный в 869-879 гг.270.
  Вместе с тем необходимо отметить находку плохой сохранности моѓнеты Василия II и Константина VIII 976-1025 гг.: 'при раскопках античѓной Тиритаки 1934 г. на участке крепостных стен, раскоп 1, квадрат 7, слой II'271. Данная монета безусловно отражает иной исторический периѓод: последняя треть X - первая четверть XI в., и она так же безусловно не связана с функционированием городища Тиритака как полноценного населенного пункта, на что однозначно указывает отсутствие материалов этого времени во всех известных на сегодняшний день комплексах.
  
  Керчь-Боспор
  Анализ комплексов этого периода позволил расчленить так называѓемый 'темный гумусированный слой хазарского времени' на фазы, датиѓрующиеся серединой IX в., второй половиной IX в. и серединой - поѓследней третью X в. Этому слою предшествовал на раскопе в Коопераѓтивном переулке слой конца VII - начала VIII в.272. Таким образом, слой середины - последней трети X в. здесь реален, но он отделяется от слоѓев середины и второй половины IX в.
  
  Судак
  В настоящий момент, благодаря исследованиям И. А. Баранова и В. В. Майко, установлена общая стратиграфия раннесредневековых слоѓев памятника (рис. 14).
  
  Рис. 14. Стратиграфия раннесредневековых слоев Судака, по И. А. Баранову и В. В. Майко
  Нижний слой (так называемый салтово-маяцкий горизонт), который уже характеризовался выше, датируется концом VII - первой половиной VIII в. Его перекрывал горизонт с материалом второй половины VIII - первой половины IX в. Еще выше располагался слой серо-коричневой глины
  -148-
  с материалом второй половины ТХ - первой половины X в Важно то что в слое пожара, отделяющего слой от перекрывающего горизонта, обнаружены три медные херсоно-византийские монеты Константина VII и Романа II (после 944 г.)273.
  Для полной ясности приведем таблицу соответствия названий слоев, упоминаемых в тексте, с их наименованием в подрисуночнои подписи к стратиграфическому профилю и их датировки (табл. 17).
  Таблица П
  ? слоя по леѓгенде Фаза
   Название слоя по легенде Название слоя в тексте статьи Датирующие находки
   Дата слоя
  
  1 2 3 4 5 6
  I
  
   Слой углей с печиной
  
  
  
  II
  
   Слой светло-коричневой глины
   1 . Кувшины с плоскими ручками.
  2. 'Воротничковые' амфоры Начало XI в.
  
  III
   1
   Серо-коричѓневый слой второй полоѓвины X в
   Слой серо-коѓричневой глины
   1. Кувшины с плоскими ручками - примерно 50% от тары комплекса 2. 'Воротничковые' амѓфоры. 3. Белоглиняная поливѓная миска Науез, 1992, GWW II, Туре 8 Chafingdish концаХ в. (Науеs, 1992.Fig.64, dep.40, 12; Fig. 8,9) Вторая половинаХ в.
  
  
   2
   Серо-коричѓневый слой
   Слой серо-коѓричневой глины
   1 . Кувшины с плоскими ручками - примерно 20% от тары комплекса
  2. Амфоры 'причерно-морского типа' Вторая полоѓвина IX - первая полоѓвина X в.
  IV Слой печины
  V (между фазами Ш.1и Ш.2)
   Слой углей и ракушки
   Монеты Константина VII и Романа II после 944 г.
   СерединаХ в.
  
  VI
  
   Слой коричѓневой глины
   Горизонт коричневой глины
   Амфоры 'причерномор-ского типа'
   Вторая полоѓвина VIII- первая полоѓвина IX в.
  -149-
  Окончание таблицы Г
  1 2 3 4 5 6
  VII
  
   Слой зеленоѓвато-коричнеѓвой глины
  
  
  
  VIII
  
   Слой зеленоѓватой глины
  
   1. Коричневоглиняные амфоры 'с перехватом' 2. Науеs, 1992, Туре 37 З.Науеs, 1992, Туре 41 Первая полоѓвина VIII в.
  
  
  Комментариев требуют слои III и V. Поскольку частично слой III раздеѓляется слоем 5 на два горизонта, то мы сочли возможным определить их как фазы III. 1 и Ш.2. Нижняя граница обоих слоев - как слоя III, так и слоя V - лежит на нижележащем слое VI. Кроме того, оба горизонта на части профиля не расчленяются, составляя единый слой. Это создает неѓкоторые проблемы для относительной хронологии слоев. Принципиален вопрос, какой горизонт отложился раньше: III.2 или V? Внимательное расѓсмотрение контуров слоев показывает, что слой III.2 является более ранѓним, поскольку частично заходит под слой 5. Поскольку в слое V были обнаружены датирующие монеты Константина VII и Романа II, чеканенные вскоре после 944 г., то их необходимо расценивать как terminus ante quem, то есть слой III.1 мог отложиться до середины X в., что совпадает с наѓблюдениями В. В. Майко. Отметим, что в связанном со слоем III.2 зольниѓке были обнаружены сильно потертые монеты Василия I (867-886 гг.), что может указывать на terminus post quem образования слоя. В результате слой может относиться к периоду от конца IX до 40-х гг. X в. Соответственно, вышележащий слой III.2 относится ко второй половине X в.
  
  Тепсень
  Последнее обобщающее исследование памятника принадлежит В. В. Майко274. Исследователь предложил вполне обоснованную периѓодизацию памятника. К первоначальному периоду, который он датирует второй половиной VIII - первой половиной IX в., относятся восемь жилых сооружений, водопровод и ремесленный очаг, исследованный в 1998 г. на раскопе 'К'. Датировку этого периода подтверждают и нуѓмизматические данные.
  Второй хронологический период, по мнению В. В. Майко, можно даѓтировать в рамках второй половины IX - первой половины X в. К нему относятся большинство открытых жилых и хозяйственных сооружений275.
  Возникает вопрос о безусловных материалах первой половины X в. из комплексов Тепсеня. В приведенных В. В. Майко комплексах соответѓствующего слоя городища присутствуют амфоры 'причерноморского типа' и кувшины с плоскими ручками.
  Статистическое соотношение их в комплексах можно примерно оцеѓнить по процентажу в находках раскопок нескольких помещений, произѓведенных В. В. Майко.
  -150-
  К их числу относятся полуземлянка 2 раскопок 1997 г. и комплексы с участка 'К'. Непосредственно на полу полуземлянки были обнаружены фрагменты амфоры 'причерноморского типа' вместе с несколькими венѓчиками кувшинов с плоскими ручками. Полуземлянка связана с первонаѓчальным этапом функционирования Тепсеньского городища и прекращает свое существование примерно в середине IX в.276. Выше лежали хозяйственѓные ямы, которые, скорее всего, можно относить ко второй половине IX в., судя по тому, что в них было найдено значительно большее количество фрагментов кувшинов с плоскими ручками, чем на полу землянки277.
  Участок 'К' дал следующую стратиграфию. Самым нижним слоем был слой глины светло-серого цвета, не содержащий кувшинов с плосѓкими ручками и поливной белоглиняной керамики. Он подстилал кладки домов 11, 13, 14. С этим слоем связано заполнение пода очага, содержаѓщего амфоры 'причерноморского типа'278.
  Выше лежал основной слой серой глины, связанный с постройками 11, 13, 14. Именно из этого слоя и происходят фрагменты амфор 'причерноѓморского типа', кувшинов с плоскими ручками и белоглиняных поливных сосудов. В заполнении дома 13 были обнаружены немногочисленные фрагѓменты амфор 'причерноморского типа', амфоры с зональным рифлением и два венчика кувшинов с плоскими ручками, что позволяет датировать время прекращения существования помещения в пределах второй половиѓны IX в.279 Анализ поливной керамики с участка 'К' показывает следуюѓщее. Все поливные сосуды с этого участка относятся к группе GWW I, по Дж. Хэйсу. Подавляющее количество принадлежит к типу 1, один сосуд - к типу 2. Начнем с последнего. Этот сосуд имеет аналогии в комплексах Константинополя второй половины VIII в. и первой половины IX в.280. Друѓгой, археологически целый сосуд с орнаментацией с Тепсеня281 имеет анаѓлогии в контекстах стадий III и II Большого Дворца в Константинополе, где они найдены в слоях с монетами 813-820 гг. и 867-886 гг., то есть, грубо говоря, первой и второй половины IX в.282.
  Остальные поливные сосуды с раскопа 'К' являются вариантами GWW I Туре I283. Аналогии им происходят из комплексов Сарачан второй половиѓны VIII - начала IX в.284 и Большого Дворца с монетами 867-886 гг.285.
  Итак, для нас принципиально важна верхняя дата GWW I. Дж. Хэйс отмечал, что большинство сосудов этой группы происходит из депозиѓтов середины VIII в., а самым поздним контекстом Сарачан с сосудами GWW I является Депозит 36, относящийся к первой половине IX в.286. Несколько более позднюю дату имеют сосуды GWW I из Большого Дворца, где самые поздние экземпляры происходят из уже упоминавшеѓгося слоя III с монетами 867-886 гг. Тем самым верхняя граница этих сосудов не выходит за пределы последней трети IX в., а скорее всего лежит где-то в 70-90-х гг. этого столетия.
  Таким образом, хронология поливной керамики при неединичных фрагѓментах кувшинов с плоскими ручками28 указывает на верхнюю дату расѓсматриваемого слоя в пределах второй половины IX в., скорее всего по-
  -151-
  следней трети этого столетия. То, что в нижележащем слое полностью отсутствовали кувшины с плоскими ручками и поливная посуда, а в расѓсматриваемом слое их доля уже заметна, может указывать на относиѓтельно продолжительный промежуток времени между формированием обоих слоев. Можно предположить, что если нижний слой отложился где-то в первой половине IX в., то верхний - в последней трети этого столеѓтия. Аналогичная ситуация и на других участках городища.
  В целом создается впечатление, что комплексы Тепсеня возможно разделить не на две, а натри хронологические группы, в зависимости от количества кувшинов с плоскими ручками в них. Так, контексты с едиѓничными находками можно датировать временем около середины IX в., а с заметным количеством этих сосудов - последней третью IX в. Предложенная гипотеза, конечно, требует серьезной аргументации.
  Что касается X в., то только в одном случае есть безусловный фрагѓмент (один!) ручки с венчиком 'воротничковой' амфоры последней треѓти Х-Х1 в., происходящий, однако, из подводных работ в окрестностях Тепсеня288. Кроме того, по словам В. В. Майко, материалы подводных исследований позволяют поставить вопрос о возможном существоваѓнии еще одного подтипа амфор 'причерноморского типа'. Это сосуды с вытянутым горлом и венчиком, приближающимся к импортным визанѓтийским амфорам с венчиком в виде так называемого 'отложного воѓротничка'. По мнению исследователя, не исключено, что это один из наиболее поздних вариантов данных амфор, подражающих вышеназванѓным византийским, которые не ранее середины IX в. начинают постуѓпать в Юго-Восточный Крым289,
  В этой связи отметим два момента. Во-первых, речь здесь идет о подѓводных нестратифицированных и, следовательно, плохо датируемых находѓках. Во-вторых, идея автора основывается на внешнем сходстве этих амѓфор, однако 'воротничковые' византийские амфоры появляются не ранее середины X в. и имеют абсолютно другой центр производства, на что одѓнозначно указывает состав глины. В-третьих, принятие точки зрения автора приводит к явно ошибочной типологической линии: 'постпричерномор-ские амфоры с 'отложным воротничком' первой половины X в.' - 'воѓротничковые' красноглиняные амфоры второй половины X в. - 'воротѓничковые' красноглиняные и желтоглиняные амфоры последней трети X - начала XI в. Соответственно, гипотеза автора представляется ошибочной и тем более ошибочно строить на ней хронологические выкладки для друѓгих поселений, 'затягивая' их на этом основании в X в. Последнее ярко проявилось в датировке В. К. Голенко и А. В. Джановым комплекса на южном склоне горы Опук290.
  В любом случае материалы так называемого слоя Тепсеня 'втоѓрой половины IX - первой половины X в.' реально относятся тольѓко ко второй половине IX в. X век, а тем более его середину, как время прекращения существования раннесредневекового поселения, следует исключить.
  -152-
  Поселение на южном склоне горы Опук 'Над источником' (рис. 13, 75).
  Раскопом площадью более 200 кв. м была полностью раскрыта усадьба из двух жилых помещений и остатки примыкавших к ним хозяйственных поѓстроек291 (табл. 18).
  Авторы прослеживают в остатках строений три строительных периоѓда. При сооружении помещений был вырыт котлован, заглубленный в материковый суглинок. В помещениях, имеющих утрамбованные глиноѓбитные полы, обнаружены остатки двух очагов и глинобитной печи. Вход в строения усадьбы оформлен каменной вымосткой.
  В слое заполнения обнаружен достаточно репрезентативный материѓал: немногочисленные фрагменты северопричерноморских амфор с зоѓнальным рифлением (VIII - середина IX в.), амфор с реберчатым туло-вом и валикообразным или треугольным в сечении венчиком (середина IX - середина X в.), с манжетовидным венчиком, фрагменты кувшинов с плоскими ручками, ойнохои крымского производства, сероглиняная кухонная керамика салтово-маяцкой культуры (VIII-IХ вв.), фрагменты кружальных пифосов, сосудов с лощением и т. д.292.
  Как уже говорилось, основанием для датировки времени прекращения существования комплекса в пределах первой половины X в. были так назыѓваемые 'протоворонковидные' амфоры со стратиграфически необоснованѓной хронологией и сомнительным типологическим рядом. Кроме того, в данном случае принятие этой даты приводит к необходимости считать фрагѓменты причерноморских амфор с зональным рифлением 'примесью снизу'.
  
  Таблица 18
  Опук. Поселение 'Над источником'. Раскопки 1990 г.
  Типы сосудов
   Помещение
  'А'
   Завал стены 3 вне помеѓщения 'А' Помеще-ние 'Б'
   Помеще-ние 'В'
   Гумусный слой и из завала камней
  
  1 2 3 4 5 6
  Амфоры 'примерно-морского типа' с зональным рифлением
  Амфоры с реберчатым туловом и валикообразным венчиком
  Кувшины с плоскими ручками
  Лощеные кувшины и горшки
  Горшки 'салтовского типа'
  -153-
  Окончание таблицы 18
  1 2 3 4 5 6
  Пифосы с гладкими стенками
  Пифосообразные горшки
  Лощеные горшки с уплошенным венчиком
  
  Приведенные в отчете материалы и их статистика показывают, что преѓкращение существования комплекса относится ко второй половине IX в. Амфоры 'причерноморского типа' преобладали над кувшинами с плоскими ручками. Достоверные материалы X в. в этом комплексе отсутствуют293.
  Вместе с тем необходимо подчеркнуть находки безусловных материѓалов второй половины X - первой половины XI в. из района горы Опук. Так, Ю. Ю. Марти упоминает о находках трех медных монет Иоанна Ци-мисхия 'с поселения на горе Опук'294. А. Л. Якобсон приводит контурный рисунок амфоры второй половины X в. со следующим паспортм: 'Керчь, Киммерик, поднята со дна моря в 1950 г.'295. К сожалению, обе находки нестратиграфичны.
  
  Кыз-Кермен (рис. 13, 25)
  Комплексы Кыз-Кермена подробно опубликованы296 и не оставляют соѓмнений в верхней дате памятника. На настоящий момент выделяются два хронологических этапа жизни поселения, разделенные, по мнению А. В. Беѓлого, природным катаклизмом - сильным землетрясением. Материалы из слоя, отражающего второй или поздний этап, однозначно свидетельствуют о его дате в пределах первой половины IX в. Отсутствие кувшинов с плоскиѓми ручками при значительном количестве амфор с зональным рифлением и подтреугольным венчиком лишний раз убеждают в правильности этой даты. Материалы как X в., так и середины - второй половины IX в. полностью отсутствуют. Приведенный нами анализ археологического материала гороѓдища Кыз-Кермен совпадает со сведениями письменных источников о соѓздании Византией в 841 г. фемы Климатов (подр. см. гл. VII) и, соответѓственно, установления ею полного контроля над Юго-Западным Крымом.
  Проведенный анализ комплексов показывает однозначную картину. За исключением Судака и Керчи, практически все так называемые 'хазарѓские' памятники заканчивают свое существование в пределах второй поѓловины IX в. Конечно, нельзя исключать появления в будущем отдельѓных комплексов первой половины X в. на этих поселениях, однако это вряд ли изменит общую картину. 'Хазарские' поселения, как целостные структуры и явление в истории Таврики, прекращают свое существоваѓние именно в это время. Это позволяет говорить о массовом уходе при-
  -154-
  шлого 'хазарского' населения из Крыма. Еще раз подчеркнем, что неѓбольшие анклавы этого населения могли какое-то время задержаться в Крыму, но общая картина, на наш взгляд, весьма показательна - они уже не определяли ситуацию в Крыму.
  
  Примечания
  1 Артамонов М. И. История хазар. - СПб., 2001. - С. 272-280.
  2 Там же. - С. 326-330.
  3 Якобсон А. Л. Раннесредневековые поселения Восточного Крыма // МИА. - 1958. - ? 85. - С. 497-500; Раннесредневековые сельские поселения Юго-Западного Крыма. - МИА.- 1970. -? 168. -С. 29, 187-195.
  4 Талис Д. Л. Некоторые проблемы истории раннесредневековой Таврики и литераѓтура последних лет // ВВ. - 1961. - Т. XIX. - С. 256-257.
  5 Талис Д. Л. Росы в Крыму // СА. - 1974. - ? 3. - С. 92-98.
  6 Гадло А. В. Византийские свидетельства о Зихской епархии как источник по истории Северо-Восточного Причерноморья // Из истории Византии и византиноведения. - Л., 1991. - С. 100-101. См. также Гадло А. В. Раннесредневековые селища на берегу Керѓченского пролива /7 КСИА. - 1968. - ? 113; Раскопки раннесредневекового селища у деревни Героевка в 1964 г. // СА. - 1969. - ? 1; Этнографическая характеристика переѓхода кочевников к оседлости (по материалам Восточно-Крымской степи и Предгорий VIII-IX вв.) I! Этнография народов СССР. - Л., 1971. - С. 61-75; К истории Восточной Таврики VШ-IX вв. // Античные традиции и византийские реалии. - Свердловск, 1980.
  7 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - С. 148-151.
  8 Плетнева С. А. Очерки хазарской археологии. - С. 151-170.
  9 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. - С. 190-194; Памятники крымского варианта салтово-маяцкой культуры в Восточном Крыму и стеѓпи. - С. 55-57.
  10 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. - С. 200-205; Памятники крымского варианта салтово-маяцкой культуры в Восточном Крыму и стеѓпи. - С. 57-59.
  11 Майко В. В. О локализации Фулл и фулльской епархии в раннесредневековой Таврике // Православные древности Таврики. - К., 2002. - С. 134; Некоторые асѓпекты христианизации тюрок Таврики в эпоху средневековья // Церковная археология Южной Руси. - Симферополь, 2002. - С. 148; и др.
  12 Зинько В. Я, Пономарев Л. Ю. Гончарная керамика VШ-IX веков с сельской округи Боспора // Археология и история Боспора. - Керчь, 1999; Исследования ран-несредневековых памятников в окрестностях поселка Героевское // Боспорские исѓследования. - Симферополь, 2001. - Вып. 1; Новые памятники салтово-маяцкого типа в окрестностях Керчи // МАИЭТ. - Симферополь, 2000. - Т. VII; Раннесредне-вековый горизонт поселения Героевка-2 у пос. Эльтиген // Боспорские исследоваѓния. - Симферополь-Керчь, 2005; Степи Восточного Крыма в эпоху Хазарского кагаѓната // МАИЭТ. - 2005. - Вып. XI; Салтовская полуземлянка на городище Тиритака /./ МАИЭТ. - Симферополь, 2006. - Вып. XII. - Ч. II; Пономарев Л. Ю. К изучению салтово-маяцких памятников Керченского полуострова // Боспор Киммерийский. На перекрестке греческого и варварского миров. - Керчь, 2000; Салтово-маяцкие поѓгребальные памятники Керченского полуострова//Боспорские исследования. - Симѓферополь, 2002. - Вып. 2; Салтовское укрепление и святилище у с. Заветное // Боспорские исследования. - Симферополь, 2003. - Вып. III.
  13 Пономарев Л. Ю. К изучению салтово-маяцких памятников Керченского полуостѓрова. - С 117-120.
  -155-
  14 Зинько В. Я., Пономарев Л. Ю. Степи Восточного Крыма в эпоху Хазарского каганата. - С. 408.
  15 Сорочан С. Б Боспор как византийско-хазарский кондоминиум. -- С. 145-148; Византия и Хазары в Таврике: господство или кондоминиум? // Проблемы истории, фиѓлологии, культуры. - М.-Магнитогорск, 2002. Вып. 12; Сугдея в 'темные века' II Суг-дейский сборник. - К.-Судак, 2004; Науменко В. Е. Боспор в системе византийско-хазарских отношений. - С. 99-101; К вопросу о характере византийско-хазарских отѓношений в конце VIII - середине IX в. // Проблемы истории, филологии, культуры. - М.-Магнитогорск, 2002. - Вып. 12; Место Боспора в системе византийско-хазарских. - С.349-350 и др.
  16 Сорочан С. Б. Византия и Хазары в Таврике: господство или кондоминиум. - С. 532.
  17 Науменко В. Е. К вопросу о характере византийско-хазарских отношений в конѓце VIII - середине IX в. - С 546.
  18 Сазанов А. В., Могаричев Ю. М. Боспор и Хазарский каганат в конце VII - начале VIII в. I. Проблема 'хазарских слоев' Керчи; Крым и Хазарский каганат в первой полоѓвине - середине VIII в. // Россия - Крым - Балканы: диалог культур. - Екатеринбург, 2004; Крым и Хазария в конце VII - первой половине VIII в. // Проблемы истории, филологии и культуры. - М.-Магнитогорск, 2006. - Вып. XVI/I; Сазанов А. В. Боспор и Хазария в конце VII - начале VIII в. // Сугдея, Сурож, Солдайа в истории и культуре Руси-Украины. - К.-Судак, 2002.
  19 Баранов И. А., Майко В. В. Комплексът салтовски съоръжения в судакската крепост // Българите в Северното Причерноморие. Изследвания и материали. - Велиѓко Търново. - 1996. - Т. 5. - Рис. 2, 9.
  20 Седикова Л. Я, Рыжов С. Г, Комплексы X в. из раскопок квартала Х'б' Северного района Херсонеса // Херсонесский сборник. - 1999. - Вып. X. - Рис. 5. - С. 325,
  21 Седикова Л. В. Керамический комплекс второй половины IX в. из Херсонеса // Проблемы археологии древнего и средневекового Крыма. - Симферополь, 1995.
  22 (Херсонес, раскопки 1959 г. XXII квартал. Подвал 'К'. Верхняя засыпь). Белов Г. Д. Отчет о раскопках в Херсонесе в 1959 г. - Архив НЗХТ. - Д. 750/1.
  23 Рыжов С. Г., Седикова Л. В. Комплексы X в. из раскопок квартала Х'б' Северноѓго района Херсонеса. - Рис. 10. Комплекс полностью отражен графически. Из чего следует, что в цистерне 3 было обнаружено 2 амфоры и 4 кувшина с плоскими ручками.
  24 Сазанов А. В. Керамический комплекс начала XI в. из Херсонеса (Амфоры, пифоѓсы и простая гончарная керамика) // Бахчисарайский историко-археологический сборѓник. - Симферополь, 2001. - Вып. 2. - С. 230. Табл. 2; Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи // Проблемы истории, филологии, культуры. - М.-Магниѓтогорск, 2002. - Вып. 5. - С. 74. - Табл. 13.
  25 Плетнева С. А, Керамика Саркела - Белой Вежи. - Рис. 45.
  26 Сазанов А. В. Хронология слоев средневековой Керчи. - С. 56. Признак 17.; Sazanov A, Les amphores de 1'antiquite tardive et du Moyen Age: continuite ou rupture? Le cas de la Mer Noire // La ceramique medievale en Mediterranee.-Aix-en-Provence, 1997. - Fig. 4, 52. - Туре 52. - Р. 98.
  27 Hayes J. W. The Pottery. - Р. 17.
  28 Hayes J. W. The Pottery. Excavations at Sarachane in Istanbul. Princeton. - 1992. - ^1. П. - Р. 18-22; Сазанов А. В Хронология слоев средневековой Керчи... - С. 61 Признак 42. В этой статье нижняя дата была определена нами неверно. Как правильно было подмечено, автор спутал внешне схожие по профилю миски GWW I и GWW II. К тому же его ввел в заблуждения рисунок миски в книге И. А. Баранова, не соответствующий реальной вещи. См. Смокотина А. В. Византийская поливная керамика VII - первой половины IX в. из раскопок Мангупа // МАИЭТ. - 2003. - Вып. X. - С. 174, 176.
  29 Гадло А. В. К истории восточной Таврики VIII-X вв.
  30 Там же. - С. 135.
  -156-
  31 Голофаст Л. А. Стекло ранневизантийского Херсонеса // МАИЭТ. - 2001. - Вып. VIII. - С. 117, 118. Комплексы 22, 24 и 25.
  32 Сазанов А. В., Могаричев Ю. М. Боспор и Хазарский каганат...
  33 Пономарев Л. Ю. Салтовское укрепление и святилище у с. Заветное. - С. 269, 270.
  34 Там же. - С. 269.
  35 Баранов И. А., Майко В. А. Пастирско-Пенковская культура и проблемът за раз-селването на прабългарските племена от средното Поднепровие и Гаврика // Българи-те в Северното Причерноморие. Исследвания и материали. - Велико Търново, 1995. - Гом. IV. - Рис. 4. - С. 76; Баранов И. А., Майко В. А. Праболгарские горизонты судакского городища VIII - первой половины X в. // Българите в Северното Причерѓноморие. Изследвания и материали. - Велико Търново, 2000. - Т. VII. - С. 84.
  36 Баранов И. А. Археологическое изучение Сугдеи-Солдайи // Археологические исследования в Крыму. 1993 г. - Симферополь, 1994. - С. 41, 42.
  37 Авторы выражают глубокую благодарность В. В. Майко за предоставленные сведения.
  38 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. - Рис. 79, 1; Айбабин А. И. Хазарский слой в Керчи. - Рис. 5, 26.
  34 Антонова И. А., Даншенко В. //., Ивашута Л. П., Кадеев В. И., Романчук А. И. Средневековые амфоры Херсонеса // АДСВ. - 1971. - Вып. 7. - С. 99. - Сноска 31.
  40 СедтоваЛ. В. Керамическое производство и импорт в Херсонесе в IX в.
  41 Пономарев Л. Ю. Салтовское укрепление и святилище у с. Заветное. - С. 269. 270.
  42 Там же. - С. 269.
  43 Гадло А. В. К истории восточной Таврики. - С. 140.
  44 Там же. - Рис. 3.
  45 Зинько В. Я., Пономарев Л. Я. Гончарная керамика с сельской округи Боспо-ра. - С. 187.
  46 Гадло А. В. Раннесредневековое селище на берегу Керченского пролива.
  47 Там же. - С. 79.
  48 Там же. - С. 80. - Рис. 19, б, д, е.
  49 Гадло А. В. К истории восточной Таврики VII1-X вв. - Рис. 7. Б.
  50 Гадло А. В. Раннесредневековое селище на берегу Керченского пролива. - С. 83.
  51 Плетнева С. А. Средневековая керамика Таманского городища // Керамика и стекло древней Тмутаракани. - М., 1963. - Рис. 52, 5, 14, 20.
  52 Там же. - С. 253. - Рис. 38, 4, 5; рис. 22, а.
  53 Плетнева С. А. Средневековая керамика Таманского городища. - Рис. 39. - С. 16.
  54 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - С, 96.
  55 Плетнева С. А. Керамика Саркела - Белой Вежи // МИ А. - 1958. - ? 62. - Рис. 47, 35-37.
  5Ь Krasil'nikov K. Die Keramik der Saltovo-Najaki-Kultur am Nordlichen Mittellauf des Donee // Die Keramik der Saltovo-Majaki Kultur und ihrer varianten. - Bud., 1990. - S. 217. - Таf. 25, Таf. 1-4.
  57 Kuznecov V. Nordkau casishe Tonkessel // Die Keramik der Saltovo-Majaki Kultur und ihrer varianten. - Bud., 1990. - S. 262.
  58 Гадло А. В. Раскопки раннесредневекового селища у деревни Героевки в 1964 г. - С. 161, 162.
  59 Гадло А. В. Раскопки раннесредневекового селища у деревни Героевки в 1964 г. - Рис. 4, а; Гадло А. В. К истории восточной Таврики. - Рис. 7, г.
  60 Гадло А. В. Раскопки раннесредневекового селища у деревни Героевки в 1964 г. - Рис. 4, б. - С. 163; Гадло А. В. К истории восточной Таврики. - Рис. 7, в.
  61 Гадло А. В. Раскопки раннесредневекового селища у деревни Героевки в 1964 г. - Рис. 4, в, г.- С. 163. 164.
  62 Там же. - С. 164.
  63 Там же. -С. 165.
  64 Hayes J. W. Excavations at Sarachane in Istanbul. - Р. 41.
  -157-
  65 Там же. - 41. дер. 33, 5. - дер. 35, 10, 11.
  66 Гадло А. В. Раскопки раннесредневекового селища у деревни Героевки в 1964 г. - 165.
  67 Сазанов А. В., Романчук А. И., СедиковаЛ. В. Амфоры из комплексов византийѓского Херсона. - Табл. 20, 21. - С. 50-52. - Класс 24.; Баранов И. А., Майко В. А. Праболгарские горизонты судакского городища середины VIII - первой половины Хв. - С. 85. - Рис.4, 12.
  68 3инько В. Я., Пономарев Л. Ю. Новые памятники салтово-маяцкого типа в окреѓстностях Керчи. - С. 189.
  69 Власова Е, В., Соловьев С. Л. Новые исследования некрополя Нимфея: 1991-1992 // Археологические вести. - СПб., 1998. - Вып. 5. - С. 202.
  70 Власова Е. В., Соловьев С. Л. Новые исследования некрополя Нимфея: 1991. - Рис. 13, 1, 2.
  71 Там же. - Рис. 13, 5.
  72 Науменко В. Е. Таврика в контексте византийско-хазарских отношений: опыт первых контактов. - С. 102.
  73 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. - С. 190.
  74 Щеглов А. Н. Раннесредневековые поселения на Тарханкутском полуострове Крыма // СА. - 1970. - ? 1. - С. 256.
  75 Отсутствие здесь следов строительных остатков отмечает и С. В. Кутайсов (Археѓологическая карта раннесредневековых памятников Северо-Западного Крыма // Херсонесский сборник. - Севастополь, 2003. - Вып. XII. - С. 280).
  76 Там же. - Рис. 2, 4, 5. - С. 257.
  77 Там же. - С. 257.
  78 Гадло А. В. Проблема Приазовской Руси и современные археологические данные о Южном Приазовье VIII-X вв. // Вестник ЛГУ. - 1968. - Т. 14. - Вып. 3. - С. 60.
  79 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - Рис. 11.
  80 Авторы отдают себе отчет в проблемности этого памятника. Мы вынуждены исѓходить из имеющихся публикаций, однако прекрасно понимаем, что реальная археолоѓгическая ситуация на памятнике могла быть иной.
  81 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. - С. 192.
  82 Сазанов А. Я, Могаричев Ю. М. Крым и Хазария в конце VII - середине VIII в. // Проблемы истории, филологии, культуры. - М.-Магнитогорск, 2006. - Вып. XVI/!.
  83 Баранов В. И. Амфоры Тау-Кипчака // Причерноморье, Крым, Русь в истории и культуре. - Киев-Судак, 2004. - Ч. 2. - Рис. 1,1.
  84 Hautumm W. Studien zu Amphoren der spatromischen und fruhbbyzan-tinischen Zeit. - Fulda, 1981. -Аbb. 164, 170; Opait A. Beobachtungen zur entwicklung der zwei amphoratypen // Peuce 9. - Tulcea, 1984. - Fig. XIV, 5, 6; Fig. XV, 3, 4. - 8. 319: Hayes J. W. Problemes de la ceramique des VII-IX e. siecles a Salamine et a Chypre // Salamine de Chypre. Histoire et archeologie. - Paris, 1980. - Fig. 15, 1, 2.
  85 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. - С. 192.
  86 Sazanov A. Les amphores de 1'antiquite tardive et du Moyen Age: continuite ou rupture? - Fig. 2, 25, 1-3. - Туре 25. - Р. 94.
  87 Ор. cit. - Fig. 2, 23.
  88 Сазанов А. В, Керамический комплекс начала XI в. из Херсонеса (Амфоры, пифосы и простая гончарная керамика). - Рис. 11. - С. 240, 241.
  89 Sazanov A. Les amphores de 1'antiquite tardive et du Moyen Age: continuite ou rupture? - Fig. 2, 24.
  90 Ор. cit. - Fig. 2, 24, 2.
  91 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. - С. 193; Hayes J. W. Excavations at Sarachane in Istanbul. The Pottery. - Fig. 49, deposit 30, 194.
  92 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - С. 30.
  93 Sazanov A. Les amphores de 1'antiquite tardive et du Moyen Age: continuite ou
  -158-
  rupture? - Р1. 3, 30. - Р. 94; Белов Г. Д., Стржелецкий С. Ф., Якобсон А. Л. Квартал XVIII // МИА. -1953. - ? 34. - Рис. 63,
  94 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - С. 30.
  95 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. - С. 194.
  96 Голофаст Л. А. Стекло ранневизантийского Херсонеса. - Рис. 44, 2.
  97 Sazanov A. Les amphores de 1'antiquite tardive et du Moyen Age: continuite ou rupture? - Р. 94. - Р1. 3, 2.-Туре 28.
  98 Hayes J. W. Excavations at Sarachane in Istanbul. The Pottery. - Fig. 51, 35, dep. 31. - Туре 11.
  99 Голофаст Л. А. Стекло ранневизантийского Херсонеса. - Рис. 75, 4.
  100 Sazanov A. Les amphores de 1'antiquite tardive et du Moyen Age: continuite ou rupture? - Fig. 3, 28, 5.
  101 Hayes J. W. Excavations at Sarachane in Istanbul. The Pottery. - Fig. 48,176,178, dep. 30. - Туре 11; Сазанов А. В. Тонкостенные красноглиняные амфоры типа 95 по И. Б. Зеест: типолоѓгия и хронология // Петербургский археологический вестник. - 1992. - Вып. 2.
  102 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - С. 33.
  103 Баранов И, А., Майко В. В. Комплексът салтовски съоръжения в Садакската крепост // Българите в Северното Причерноморие. Изследования и материали. - Веѓлико Търново, 1996. - Т. 5. - Рис. 2, 5.
  104 Сазанов А. В. Керамический комплекс начала XI в. из Херсонеса. - С. 243. - Рис. 12, 1, 2.
  105 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - С. 32. - Рис. 11.
  106 Там же. - С. 39.
  107 Там же. - С. 35.
  108 Там же. - С. 36.
  109 Там же. - С. 22, 23.
  110 Там же.- С. 8, 9.
  111 Там же. - Рис. 7, 26; рис. 10, 7.
  112 Сазанов А- В. Керамический комплекс начала XI в. из Херсонеса (Амфоры, пифосы и простая гончарная керамика). - С. 247.
  113 Баранов И. А., Майко В. В. Тюркское святилище Сугдеи // РА. - 2001. - ? 3. - С. 98.
  114 Там же.- С. 100.
  115 Баранов И. А. Болгаро-хазарский горизонт средневековой Сугдеи // Проблеми на прабългарската история и култура. - София, 1991. - Вып. 2. - С. 149.
  116 Плетнева С, А. Хазары. - М., 1976. - С. 63.
  117 Плетнева С. А. На славяно-хазарском пограничье. Дмитриевский археологиѓческий комплекс. - М., 1989. - С. 100. - Рис, 50.
  118 Там же. - С. 100.
  119 Там же. - Рис. 48, тип 4.
  120 По мнению А. В. Джанова, 'тюркское святилище' есть ни что иное, как остатки христианского храма (Джанов А. В. Сугдея в Ш-УП вв. // Сугдейский сборник. - К.-Судак, 2004. - С. 55-58).
  121 Баранов И. А. Болгаро-хазарский горизонт средневековой Сугдеи. - С. 149.
  122 Hayes J. W. Excavations at Sarachane in Istanbul. The Pottery. - Fig. 57, 26, 27.
  123 Ор. cit. - Р. 71,72.
  124 Сорочан С. Б. Византия и хазары в Таврике: господство или кондоминиум? - С. 516. 535.
  125 СтепановаЕ. В. Судакский архив печатей: предварительные выводы // АДСВ. - Екатеринбург, 2001. Вып. 32; Новые находки из судакского архива печатей // Сугдея, Сурож, Солдайа в истории и культуре Руси-Украины. - Киев-Судак. 2002: Шандровская В. С. Таможенная служба в Сугдее VII-Х вв. // Византия и Средневековый Крым. - АДСВ. - ? 27. - Симферополь, 1995.
  -159-
  126 Гурулева В. В. Золотые монеты Константина V (741-775), найденные в Судаке // Сугдейский сборник. - Киев-Судак, 2004.
  127 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - С. 55.
  128 Майко В. В. Средневековое городище на плато Тепсень в Юго-Восточном Крыѓму. - К., 2004. - С. 284.
  129 Зинько В. Я., Пономарев Л. Ю. Степи восточного Крыма в эпоху Хазарского каганата // МАИЭТ. - 2005. Т. - XI. - С. 407.
  130 Сазанов А. В., Иващенко Ю. Ф. К вопросу о датировках позднеантичных слоѓев городов Боспора // СА. - 1989. - ? 1; Сазанов А. В. О хронологии Боспора ранневизантийского времени // СА. - 1989. - ? 4. - С. 42, 57, 58; Сазанов А. В. Города и поселения Северного Причерноморья ранневизантийского времени... - С. 19. Табл. 9.
  131 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. - С. 137.
  132 Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Поселение Золотое Восточное в бухте (Восточный Крым): опыт исследования стратиграфии ранневизантийского времени // Проблемы исѓтории, филологии и культуры. - М.-Магнитогорск, 1996. - Вып. 3; Сазанов А. Я., Мокроусов С. В. Некоторые предварительные данные по хронологии поселения 'Зелеѓный мыс' (Восточный Крым) // Проблемы истории, филологии и культуры. - М.-Магниѓтогорск, 1999. - Вып. VI; Сазанов А. В. Города и поселения Северного Причерноморья ранневизантийского времени. - Табл. 3-5.
  133 Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Некоторые предварительные данные о хроноѓлогии поселения Зеленый мыс... - С. 189-193; Николаева Э. Я. Краснолаковая керамика со штампами с Ильичевского городища// КСИА. - 1978. - Вып. 156. - Рис. 1, 4.
  134 Гайдукевич В. Ф. Раскопки Тиритаки в 1935-1940 гг. - Рис. 137. - С. 106-124; Сазанов А. В., Иващенко Ю. Ф. К вопросу о датировках позднеантичных слоев городов Боспора.
  135 Сазанов А. В. Керамические комплексы Северного Причерноморья второй поѓловины IV-V в. - С. 256-258.
  136 Айбабин А. И. Этническая история... - С. 137.
  137 Силантьева Л. Н. Краснолаковая керамика из раскопок Илурата // МИА. - 1958.-?85. -Рис. 20.
  138 Более точная аналогия, все-таки другая. - ? 24 по Дж. В. Хэйсу.
  139 Hayes J. W. Late Roman Pottery. - London, 1972. - Fig. 69, 23-25. - P. 338.
  140 FulfordM. G. The red-slipped wares // Excavations at Carthage : the British mission. The Avenue du President Habib Bourgiba, Salambo: The Pottery and other ceramic objects from the site. - Sheffield, 1984. Vol. I. - Part 2. - P. 87. - Fig. 26. 2.
  141 Ibid.. - P. 87.
  142 Bass G., van Doorninck F. Yassi Ada. A Seventh-Century byzantine Shipwreck. - Texas. 1982. V I. - Fig. 8-9. - P. 13.
  143 Hayes J. W. A Seventh-century pottery group // DOR - X® 22. - P. 1968. - E 59; Hayes J. W. The Pottery. Excavations at Sarachane in Istanbul. - Princeton., 1992. - Fig. 40, 59; Hayes J. W. Late Roman Pottery. - Fig. 71, 2, 7.
  144 Hayes J. W. The Pottery. Excavations at Sarachane in Istanbul. - Fig. 40, 60.
  145 Hayes J. W. Late Roma Pottery. - Fig. 69, 24.
  146 Николаева Э. Я. Краснолаковая керамика со штампами с Ильичевского городиѓща. - Рис. 1, 5; Сазанов А. В. Краснолаковая керамика Северного Причерноморья ранневизантийского времени II МАИЭТ. - Симферополь, 1994. - Вып. IV. - Рис. 6, Б, Р5. 2. - С. 412.
  147 Сазанов А. В. Импортная Краснолаковая керамика первой половины VII в. из Херсонеса // КСИА. - Вып. 208. - Рис. 2, 36, 37.
  148 Николаева Э. Я, Краснолаковая керамика со штампами с Ильичевского городиѓща. - Рис. 1, 5; Сазанов А. В. Краснолаковая керамика Северного Причерноморья
  -160-
  ранневизантийского времени. - Рис. 6, Б, Р 5, 2. - С. 412; Сазанов А. В. Импортная краснолаковая керамика первой половины VII в. из Херсонеса. - Рис. 2, 36, 37.
  149 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. - С. 137.
  150 Fulford M. G. The red-slipped wares. - Р. 87.
  151 Ibid. - Р. 87.
  152 ГайдукевичВ. Ф. Раскопки Тиритаки в 1935-1940 гг.// МИА.- 1952. -? 25. - Рис. 40, 1, 2.
  153 Арсеньева Т. М. Краснолаковая керамика из Танаиса конца IV - начала V в. // КСИА. - 1981. - Вып. 168. - Рис. 1, 6.
  154 Дмитриев А. В. Раннесредневековые фибулы из Дюрсо // Древности эпохи великого переселения народов V-VIII вв. - М., 1982. - Рис. 8, 35; Сазанов А. Я, РаматукА. И. Средневековый Херсон. История, стратиграфия, находки. - Ч. I. Краснолаковая керамика ранневизантийского Херсона. - Свердловск, 1991. - Рис. 5, 31. - С. 19; Сазанов А. Я, Мокроусов С. В. Некоторые предварительные данные по хронологии поселения 'Зеленый мыс' (Восточный Крым). - Рис. 3, 14; Сазанов А. Я, ИващенкоЮ. Ф. К вопросу о датиѓровках позднеантичных слоев городов Боспора. - Рис. 8, 7; Stevenson R. The pottery // The Great Palace of the byzantine Emperors. - Oxѓford, 1947. - Р1. 19, 28, 31.
  155 Hayes J. W. Late Roman Pottery. - Fig. 78, motiv 67j.
  156 Сазанов А. В. Краснолаковая керамика Северного Причерноморья ранневизанѓтийского времени. - С. 415. - Рис. 5, 23, 24.
  157 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. - С. 137.
  158 ШеловД. Б. Волго-Донские степи в гуннское время // Вопросы древней и средѓневековой археологии Восточной Европы. - М., 1978. - С. 242, 243.
  159Айбабин А. И. Хронология могильников Крыма позднеримского и раннесредне-векового времени // МАИЭТ. - Симферополь, 1990. - Вып. I. - С. 180. - Приѓзнак 164.- С. 58.
  160 Шелов Д. Б. Волго-Донские степи в гуннское время. - С. 243, 244.
  161 Там же. - С. 243.
  162 Айбабин А. И. Этническая история... - С. 137.
  163 Гайдукевич В. Ф. Раскопки Тиритаки в 1935-1940 гг. - С. 55.
  164 Там же. - Рис. 48. - С. 49.
  165 Там же. - С. 49.
  166 Там же. - С. 52.
  167 Там же. - С. 72.
  168 Сазанов А. В., Могаричев Ю. М. Боспор и Хазарский каганат в конце VII - начале VIII в. - С. 488-501.
  169 Сазанов А. В., Могаричев Ю. М. Боспор и Хазарский каганат в конце VII - начале VIII в. - Рис. 4, Б 30; Баранов И. А., Майко В. В. Пастырская ... - Рис. 4, 15.
  170 Сазанов А. В., Могаричев Ю. М. Боспор и Хазарский каганат в конце VII - начале VIII в. - С. 491-500.
  171 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - Рис. 9; Баранов В. И. Амфоры Тау-Кипчака. - Рис. 1, 1-4.
  172 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - С. 88. - Табл. 5.
  173 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - С. 88. - Табл. 5.
  174 Там же. - С. 29; Омелькова Л. А. Исследование поселения в долине р. Бельбек // АО 1983 года. - М., 1985.- С. 330, 331.
  175 Сазанов А. В..Могаричев Ю. М. Крым и Хазария в конце VII - первой половиѓне VIII в.- С. 181-184.
  176 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - С. 105-115.
  177 Айбабин А. И. Хронология могильников Крыма позднеримского и раннесредне-векового времени // МАИЭТ. - С. 179-181; Этническая история ранневизантийского Крыма. - С. 171-201; 280-284; Айбабин А. И. Могильники VIII - начала X в. в Крыму // МАИЭТ. - Симферополь, 1994. - Вып. IV.
  -161-
  178 Омелькова Л. А. Раннесредневековый могильник в Бельбекской долине// Визанѓтия и сопредельный мир. - АДСВ. - Свердловск, 1990.
  179 Айбабин А. И. Погребения конца VII - первой половины VIII в. в Крыму // Древности эпохи великого переселения народов V-VШ вв. - М, 1982. - С. 184.
  180 ОмельковаЛ. А. Раннесредневековый могильник в Бельбекской долине. - С. 90.
  181 Айбабин А. И. Погребения конца VII - первой половины VIII в. в Крыму. - С. 184.
  182 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - С. 123.
  183 Комар А. В. Предсалтовские и раннесалтовские горизонты Восточной Европы (вопросы хронологии) // Vita Antiqua. - ? 2. - К., 1999. - С. 129-132.
  184 Майко В. В. Средневековое городище на плато Тепсень... - С. 156.
  185 Кругликова И. Т. Погребение 1У-У вв. в дер. Айвазовское // СА. - 1957. - ? 2. - С. 253, 254.
  186 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - С. 19.
  187 Археология СССР. Степи Евразии в эпоху средневековья. - М., 1981. - Рис. 20,74.
  188 Там же. - Рис.20, 11.
  189 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - С. 21. - Рис. 6, 13, 14. Попутно заметим, что ссылки в тексте книги на номера в этой таблице не всегда соответѓствуют действительности. Так, пряжка из Богачевки - рис. 6, 14 (а не 15). Айвазовскоѓго - рис. 6, 13 (а не 14), антропоморфная фигурка - рис. 6, 12 (а не 13) и т. д.
  190 Засецкая И. П., Маршак Б. И., Щукин М. Б. Обзор дискуссии на симпозиуме // КСИА.-1979.- Вып. 158. -С. 122.
  191 Обоснование даты см. Сазанов А. В. Керамические комплексы Боспора 570-580 гг.
  192 Попович М. Светинья б нови подаци о ранновизантийском Виминацийуму // Ста-ринар, 1988.- Кн. XXXVIII. - 1987. - Сл. 20, 1.
  193 Степи Евразии в эпоху средневековья. - Рис. 19, 25, 26, 73, 74.
  194 Зубарь В. М, Рыжов С. Г., Шевченко А. В. Новый погребальный комплекс западного некрополя Херсонеса // Античные древности Северного Причерноморья. - К., 1988. - Рис. 9. 6.
  195 Зубарь В. М, Рыжов С. Г., Шевченко А. Б. Новый погребальный комплекс... - Рис. 8, 2; Рис. 9, 9; Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. - Табл. XXVIII 10.
  196 Зубарь В. М., Рыжов С. Г., Шевченко А. В. Новый погребальный комплекс... - Рис. 8, 4; Рис. 9, 5; Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. - Табл. XXX, 2.
  197 Зубарь В. М, Рыжов С. Г., Шевченко А. В. Новый погребальный комплекс...- Рис. 8,6; Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. - Табл. XXX, 4.
  198 Попович М. Светинья б нови подаци о ранновизантийском Виминацийуму. -С. 25.
  199 Шелов Д. Б. Антропоморфный амулет из Танаиса // Древности Евразии в скифо-сарматское время. - М., 1984. - С. 242-244.
  200 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. - Рис. 32. 1, 3.
  201 Моця А. 77. Население Хазарского каганата в Юго-Восточном Крыму // Сугдей-ский сборник. - К.-Судак, 2004.
  202 См. подр. Могаричев Ю. М. О некоторых вопросах истории Крыма середины - второй половины VIII в. // Херсонесский сборник. - Севастополь, 2004. - Вып. XIII.
  203 Сазанов А. В., Могаричев Ю. М. Крым и Хазария в конце VII - первой половиѓне VIII в.- С. 184-186.
  204 Пономарев Л. Ю. Салтовское укрепление и святилище у с. Заветное.
  205 Зинько В. Н., Пономарев Л. Ю. Исследование раннесредневековых памятников в окрестностях поселка... - С. 147 151.
  206 Белый А. В., Назаров В. В Раскопки усадьбы на городище Кыз-Кермен. Поѓстройка ? 1 // Проблемы истории 'пещерных городов' в Крыму. - Симферополь, 1992; Белый А. В. Раскопки усадьбы на городище Кыз-Кермен. Постройка ? 2. // История и археология Юго-Западного Крыма. - Симферополь, 1993; Белый А. В.
  -162-
  Раскопки усадьбы на городище Кыз-Кермен. Комплекс построек 3, 4, 7 // Бахчисарайѓский историко-археологический сборник. - 2001. - Вып. 2.
  207 Майко В. В. Средневековое городище на плато Тепсень - С. 104. - Рис. 57.
  208 Баранов И. А., Майко В. В. Праболгарские горизонты... - С. 84.
  209 Сазанов А. В., Могаричев Ю. М. Крым и Хазария в конце VII - первой половиѓне VIII в.- С. 190.
  210 Майко В. В. Средневековое городище на плато Тепсень... - С. 100, 101. - Рис. 53.
  211 Зинько В. И., Пономарев А. Л. Салтовская землянка на городище Тиритака // МАИЭТ. - 2006. - Вып. XII. - Рис. 3-4.
  212 Таврика в эпоху.., - С. 8. - Рис. 1,
  213 Этническая история... - С. 184. - Рис. 78; См. также: Крым, Северо-Восточѓное Причерноморье и Закавказье в эпоху средневековья. IV-ХIII века. - М., 2003. - С. 28. - Рис. 4.
  214 Талис Д. Л. Росы в Крыму. - С. 93-96.
  215 Гадло А. В. Раннесредневековые селища на берегу Керченского пролива; Расѓкопки раннесредневекового селища у деревни Героевка в 1964 г.; Этнографическая характеристика перехода кочевников к оседлости (по материалам Восточно-Крымской степи и Предгорий VIII-IX вв); К истории Восточной Таврики VIII-IX вв.
  216 Пономарев Л. Ю. К изучению салтово-маяцких памятников Керченского полуѓострова. - С. 119-120.
  217 School T., Zin'ko V, Archaeological Map of Nymphaion (Crimea). - Warѓsaw, 1999. См. также: Зинько В. Н., Пономарев Л. Ю. Гончарная керамика VШ-IX веков с сельѓской округи Боспора; Новые памятники салтово-маяцкого типа в окрестностях Керчи; Пономарев Л. Ю. Исследование раннесредневековых памятников в окрестностях поѓселка Героевское; Салтово-маяцкие погребальные памятники Керченского полуостроѓва // Боспорские исследования. - Симферополь, 2002. - Вып. 2; и др.
  218 Зинько В. Н., Пономарев Л. Ю. Степи Восточного Крыма в эпоху Хазарского каганата. - С. 410.
  219 Пономарев Л. Ю. Салтовское укрепление и святилище у с. Заветное. - С. 264-266.
  220 Там же.
  221 Баранов И. А. Таврика в эпоху... - С. 8. - Рис. 1; Айбабин А. И. Этническая история. - С. 184. - Рис. 78.
  222 Баранов И. А. Таврика в эпоху... - С. 64.
  223 Майко В. В. Городище на плато Тепсень в свете изучения основных проблем истории Юго-Восточного Крыма VIII - первой половины X в. // Россия и Крым. Сборник Русского исторического общества. - М., 2006. - Т. 10(158). - С. 82.
  224 Этническая история... - С. 184. - Рис. 78.
  225 Таврика в эпоху ... - С. 8. - Рис. 1.
  226 Баранов И. А. Таврика в эпоху... - С. 64-65.
  227 Щеглов А, Н. Раннесредневековые поселения на Тарханкутском полуострове Крыма.
  228 Таврика в эпоху ... - С. 8. - Рис. 1.
  229 Этническая история... - С. 184. - Рис. 78.
  230 Кутайсов С В. Салтовские памятники Северо-Западного Крыма // Сугдея, Сурож, Солдайа в истории и культуре Руси-Украины. - Киев-Судак, 2002; Археологическая карта раннесредневековых памятников Северо-западного Крыма // Херсонесский сборник. - Севастополь, 2003. - Вып. 12.
  231 Баранов И. А. Таврика в эпоху... - С. 65.
  232 Павленков В. И. Крепости Донузлава II Пилигримы Крыма. - Симферополь, 2000. - Т. 2. - С. 47-48.
  233 Кутайсов С. В. Археологическая карта раннесредневековых памятников Севеѓро-Западного Крыма. - С. 278-279.
  234 Константин Багрянородный. Об управлении империей. - М., 1989. - С. 175: Богданова Н. М. Херсон в Х-XV вв. Проблема истории византийского города // При-
  -163-
  черноморье в средние века. - М, 1991. - С. 53-54; Романчук А. И. Очерки истории и археологии византийского Херсона. - Екатеринбург, 2000. - С, 86-88.
  235 Кадеев В. І. Соляний промисел в піздньоантичному Херсонесі // Археолопя. - 1961. - Т. XIII; Кутайсов В. А. Соляной промысел в Северо-Западном Крыму // Сугдея, Сурож, Солдайа в истории и культуре Руси-Украины. - К.-Судак, 2002.
  236 Ланцов С. Б. Античное святилище на западном берегу Крыма. - К, 2003. - С. 22-23.
  237 Щеглов А. К. Указ. Соч. - С. 257-259.
  238 Айбабин А. И. Этническая история... - С. 189, 205; Хазарский слой в Керчи; Науменко В. Е. Место Боспора в системе византийско-хазарских отношений; Сазанов А. В., Могаричев Ю. М. Боспор и Хазарский каганат в конце VII - начале VIII в. I. Проблема 'хазарских слоев' Керчи; Сорочан С. Б. Сугдея в 'Темные века'; Стеѓпанова Е. В. Судакский архив печатей: предварительные выводы. - С 100-104; и др.
  239 Подробнее см. Майко В. В. О локализации Фулл и Фулльской епархии в ранне-средневековой Таврике // Православные древности Таврики. - К., 2002; Памятник на плато Тепсень в свете основных проблем истории Крыма УШ-Х вв.
  240 Баранов И. А, Таврика в эпоху... - С. 133-137.
  241 Гадло А. В. Раскопки раннесредневекового селища у деревни Героевка в 1964 г; К истории Восточной Таврики... - С. 136-139; Айбабин А. И. Этническая истоѓрия... - С. 207-208.
  242 Баранов И. А. Таврика в эпоху... - С. 37.
  243 Плетнева С. А. На славяно-хазарском пограничье. - М., 1989. - С. 268. Несколько другая интерпретация см.: Гадло А. В. Кавказ в IV-Х вв. (проблемы этнической истории). - Автореф. дис. ... д-ра ист. наук. - М., 1984. - С. 25-26; Петрухин В. Я., Раевский Д. С. Очерки истории народов России в древности и средневековье. - М., 1998. - С. 201; и др.
  244 Плетнева С. А. Хазары. - М., 1986. - С 41; и др.
  245 См. подр: Афанасьев Г. Е. Где же археологические свидетельства существоѓвания хазарского государства? // РА. - 2001. - ? 2. - С. 52; Михеев В. К. Подонье в составе Хазарского каганата. - Харьков, 1985. - С. 8; Тортика А. А. Лесоѓстепное Подонье-Придонечье и Горный Крым в хазарское время: Опыт сравнительѓного анализа // МАИЭТ. - 2005. - Вып. XI. - С. 462.
  246 Ковалевская В. Б. Связи Восточной Европы в эпоху Хазарского Каганата (на основании анализа массового археологического материала) // Хазарский альманах. - Харьков, 2002. - Т. 1. - С. 66-67. В любом случае, по мнению большинства исслеѓдователей это происходило в 40-60-е гг. См. Афанасьев Г. Е. Донские аланы: Социѓальные структуры алано-ассо-буртасского населения Бассейна Среднего Дона. - М., 1983. - С. 5; Тортика А. А. Лесостепное Подонье-Придонечье и Горный Крым в хазарское время.. - С. 462.
  247 Плетнева С. А. Очерки хазарской археологии. - С. 168.
  248 Зинько В. Я., Пономарев Л. Ю. Степи Восточного Крыма в эпоху Хазарского каганата. - С. 411.
  249 Артамонов М. И. История хазар. - С. 323.
  250 Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. - М., 1990. - С. 151, 190-191; Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. К вопросу о церковной истории Таврики в VIII в. // АДСВ. - Екатеринбург, 1999. - Вып. 30. - С. 114; Науменко В. Е. Место Боспора... - С. 341-343.
  251 Круглое Е. В. Некоторые проблемы анализа обращения византийских монет У1-УШ вв. в восточноевропейских степях // Хазарский альманах. - Харьков, 2002. - Т. 1. -С. 91.
  252 Степанова Е. В. Судакский архив печатей... - С. 101.
  253 Науменко В. Е. Место Боспора... - С. 350.
  254 См напр. Иванов С. А. Миссия восточнохристианской церкви к славянам и кочевѓникам: эволюция методов // Славяне и их соседи. - М., 2001. - Вып. 10. - С. 18-19: Константин Багрянородный. Об управлении империей... - С. 137, 141. и др.
  -164-
  255 Прокопий Кесарийский. О постройках // ВДИ. - 1939. - ? 4. - С. 349-350,
  256 Кулаковский Ю. А. Епископа Феодора 'Аланское послание' // ЗООИД. - 1898.-Т. 21, -С. 17.
  257 Зинько В. Н., Пономарев Л. Ю. Новые памятники салтово-маяцкого типа в окрестѓностях... -С. 191.
  258 Науменко В. Таврика в контексте византийско-хазарских отношений: опыт перѓвых контактов // Хазарский альманах. - Харьков, 2004. - Т. 3. - С. 102-104.
  259 Майко В. В. Средневековое городище на плато Тепсень в Юго-Восточном Крыѓму. - К., 2004. - С. 32, 33.
  260 Сазанов А. В.. Могаричев Ю. М. Крым и Хазария в конце VII - первой половиѓне VIII в. - С. 183, 184.
  261 Сазанов А. Я, Могаричев Ю. М. Боспор и Хазарский каганат в конце VII - начале VIII в. - С, 484-^86. 487.
  262 Пономарев Л. Ю. Салтовское укрепление и святилище у с. Заветное. - Рис. 8. - С. 271-273.
  263 Зинько В. Я, Пономарев А. Л. Салтовская землянка на городище Тиритака. - С. 534-536. - Рис. 5-7; рис. 9, 10.
  264 Майко В. В. Средневековое городище на плато Тепсень... - С. 54. - Рис. 104, 8; рис. 117, 1-3.
  265 Сазанов А. Я, Могаричев Ю. М. Боспор и Хазарский каганат в конце VII - начале VIII в. - С. 486,487; Сазанов А. В. Хронология слоев средневековой Керѓчи. С. 65-69, 82.
  266 Сазанов А- Я, Могаричев Ю. М. Боспор и Хазарский каганат в конце VII - начале VIII в. - С. 489, 500.
  267 Горлов Ю. Я, Голенко В. К. Усачева О. Я Отчет о полевых исследованиях Южно-боспорской экспедиции Института археологии АН СССР в 1990 г. // Архив ИА РАН.- С. 71-73.
  268 Баранов И., Майко В. Праболгарские горизонты... - С. 84.
  269 Зинько В. Я, Пономарев Л. Ю. Салтовская полуземлянка на городище Тиритаѓка. - С. 532-534.
  270 Кропоткин В. В. Клады римских монет на территории СССР. Новые наѓходки византийских монет на территории СССР // САИ. - Вып. Г4-14. - М., 1961. - С. 174.
  271 Кропоткин В. В. Клады византийских монет на территории СССР. - САИ. - Вып. Е 4-4. - М., 1962. - С. 33. - ? 200.
  272 Сазанов А. Я, Могаричев Ю. М. Боспор и Хазарский каганат в конце VII - начале VIII в. - С. 487-489, 500.
  273 Баранов И. А., Майко В. В. Праболгарские горизонты Судакского городища середины VIII - первой половины X в. - С. 84.
  274 Майко В. В. Средневековое городище на плато Тепсень в Юго-Восточном Крыму.
  275 Там же. - С. 115-118.
  276 Там же. - С. 100. 377 Там же. - С. 55,
  278 Майко В. В. Средневековое городище... - С. 54. - Рис. 57.
  279 Майко В. В. Средневековое городище... - С. 95. - Рис. 47, 4.
  280 Hayes J. W. The Pottery. Excavations at Sarachane in Istanbul. - Fig. 52, dep. 33, 1; Fig. 56, dep. 35, 4 ; Тhе Great palace оf the Byzantine emperors. - Р1. 15, 16, 19, 22. Р. 38 - с монетами Льва V 813-820 гг.
  281 Майко В. В. Средневековое городище... - Рис. 117, 3.
  282 Тhе Great Palace. - Р1. 15, 18; Р1. 16, 3; Р1. 21, 6; Hayes J. W. The Pottery. - Fig. 58, dер. 36, 3 - начало IX в. С монетой Михаила II 820-829 гг.
  283 Майко В. В. Средневековое городище... - Рис. 117, первый венчик в верхнем углу и два соседних один под другим без номеров.
  -165-
  284 Hayes J. W. The Pottery. - Fig. 53, dep. 34,2 (середина - конец VIII в.), Fig. 54, dep. 35, 1-3 (конец VIII - начало IX в.)
  285 Тhе Great Palace... - Р1. 16, 5, 6.
  286 Hayes J. W. The Pottery. - Р. 17.
  287 Майко В. В. Средневековое городище... - Рис. 104, 8; рис. 109.
  288 Майко В. В. Средневековое городище. - С. 114.
  289 Там же.- С. 185.
  290 Джанов А. В., Голенко В. К. Раннесредневековое поселение на южном склоне горы Опук // Сугдея, Сурож, Солдайя в истории и культуре Руси-Украины. - К.-Судак, 2002. - С. 76-78.
  291 Джанов А. В., Голенко В. К. Раннесредневековое поселение на южном склоне горы Опук.
  292 Джанов А. В., Голенко В. К. Раннесредневековое поселение на южном склоне горы Опук. - С. 76-78.
  293 Горлов Ю. В., Голенко В. К., Усачева О. Н. Отчет о полевых исследованиях Южно-боспорской экспедиции Института археологии АН СССР в 1990 г. // Архив ИА РАН. - С. 71-73. Таблица и приведенный текст из отчета составлены А. В. Сазановым в 1990 г.
  294 Марты Ю. Ю. Городища Боспорского царства к югу от Керчи (Киммерик, Ки-тей, Акра) // ИТОИАЭ. - 1928. - Вып. 2(59). - С. 110.
  295 Якобсон А. Л. Керамика и керамическое производство средневековой Таври-ки. - Л., 1979. - Рис. 43, 6.
  296 Белый А. В., Назаров В. В. Раскопки усадьбы на городище Кыз-Кермен. Поѓстройка ? 2; Белый А. В. Раскопки усадьбы на городище Кыз-Кермен. Постройка ? 2; Белый А. В. Раскопки усадьбы на городище Кыз-Кермен. Комплекс построек 3, 4, 7.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | В.Казначеев "Искин. Игрушка" (Киберпанк) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | Ю.Клыкова "Бог — это я" (Научная фантастика) | | А.Минаева "Академия запретной магии" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь 2" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст, "Как легко и быстро сбежать от принца" (Любовное фэнтези) | | Г.Ярцев "Хроники Каторги: Цой жив еще" (Постапокалипсис) | |

Хиты на ProdaMan.ru Аромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаСлепой Страж (книга 3). Нидейла Нэльте��Помощница верховной ведьмы��. Анетта ПолитоваИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваБез чувств. Наталья ( Zzika)Турнир четырех стихий-2. Диана ШафранЯ возвращаю долг. Екатерина ШварцЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаВсе изменится завтра 2.Реверанс судьбы. Мария Высоцкая
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"