Аспар: другие произведения.

Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма "хазарского периода". Глава 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава VI

ИОАНН ГОТСКИЙ В ИСТОРИИ СРЕДНЕВЕКОВОГО КРЫМА

  
   Согласно Житию, Иоанн родился в торжище Партениты. Вероятнее всего, его "малая родина" находилась на территории современного Партенита1. Поселение имело удобное географическое расположение, находясь на середине морских путей между Восточным и Западным Крымом. Гора Аюдаг, у подножия которой возник Партенит, являлась удобным ориен­тиром для кораблей, следовавших из Южного Понта2. Отметим, недале­ко от торжища в период правления Юстиниана I византийцами были воз­ведены крепости Алустон3 и в Горзувитах, основное предназначение ко­торых, очевидно, сводилось к контролю за каботажным плаванием между Херсоном и Боспором и закреплением Южного берега Крыма за импе­рией4. Сложно сказать, входил ли данный район в страну Дори, как это предполагает А. И. Айбабин5, однако связь материальной культуры насе­ления горного Юго-Западного Крыма и Южного берега очевидна.
   Источник показывает, что "епископство" Иоанна приходится на время прав­ления императоров Константина и Льва. "Иоанн был епископом Готфии при царях Константине и Льве".".. .Он был (жил) при Константине и Льве Исавре" --Синаксарь Константинопольской церкви. "В дни царя Константина Стар­шего (Взрослого) был в полном цвете преподобный отец наш Иоанн" -- Синаксарь Оксфордской церкви Христа. Несомненно, здесь подразумева­ются Константин V Копроним (741-775) и Лев IV Хазарин (775-780). Это вытекает из последовательности упоминания правителей и указания на Кон­стантина как "старшего". Конечно, если согласиться с мнением В. Г. Васильевского, что Иоанн умер не раннее 791-792 гг.6, он успел застать еще пери­од самостоятельного правления Константина VI (декабрь 790 г. -- август 797 г.). Однако совершенно очевидно, что будущий святой покинул Готию в период правления Ирины (совместно с Константином) и после этого не мог оказывать существенного влияния на тамошнюю ситуацию.
   Родиной его деда было северное побережье Малой Азии: он происхо­дил "из так называемого Бона, который расположен возле Полемония Понтийского". Вероятно, малую родину предков Иоанна следует отож­дествлять с современным селением Вона у мыса Чам близ города Орду в Анатолии7. Дед служил "копьеносцем" в византийской армии8 и по окон­чании службы переселился в Крым.
   Х.-Ф. Байер вслед за Г. Карлссоном утверждает, что "дед прославляе­мого был кавалеристом в Малой Азии и вернулся после своей службы в
   -192-
   Парфениты"9. К сожалению, автор не приводит аргументов в пользу "ка­валерийской" версии. Что же касается "возвращения в Парфениты", то здесь явное противоречие с источником, однозначно толкующим проис­хождении рода будущего святого. Предки нашего героя, судя по именам родителей Иоанна -- Лев и Фотина, были, скорее всего, греками.
   Интересен сам факт их переезда в Крым. Нет никаких оснований свя­зывать это с бегством в Таврику иконопочитателей, источник об этом молчит. Судя по тому, что Иоанн родился уже в Крыму и в 754 г.. или чуть позднее, претендовал на место епископа (а кандидатом в епископы могло быть лицо не моложе 30 лет), это переселение произошло явно до 726 г.10. По мнению С. Б. Сорочана, иммиграция семьи святого в Крым явилась следствием неспокойной обстановки на их родине, страдавшей от арабских набегов11.
   Отсутствие других источников позволяет выдвигать по сему поводу множество различных предположений. Однако очевидно то, что терри­тория полуострова, по крайней мере Южный Крым, в начале VIII в. явля­лась частью империи и отнюдь не страдала от хазарского присутствия или набегов. Можно предполагать, что появление на полуострове пере­селенцев из Романии в то время не было единичным фактом.
   Неизвестно, действительно ли у Льва и Фотины долго не было детей и поэтому она дала обет посвятить ребенка "служению Господу", или это просто дань жанру. В любом случае, свою карьеру Иоанн выбрал на поприще религии и, вероятно, вскоре стал одним из уважаемых мест­ных священников12.
   Далее источник сообщает, что "тогдашний епископ Готии" поддержал решение церковного собора, созванного Константином V в 754 г. в Иерии, для идеологического закрепления политики иконоборчества. За это он был повышен в ранге и стал митрополитом престижной Гераклеи Фракийской. В предыдущей главе мы попытались показать, что реальных источников, подтверждающих существование Готской епархии в середине VIII в., не существует. Поэтому, скорее всего, участие в соборе 754 г. принимал Херсонский епископ13, в подчинении которого находились и христианские приходы Готии. Данное предположение, как представляется, объясняет и головокружительный карьерный рост таврического иерея. Действительно, для епископа недавно образованной (если согласиться с мнением, что Гот­ская епархия была основана между 692 и 754 гг.) небольшой "варварской" епархии это действительно кажется фантастикой. Однако для главы авто­ритетной и с историческими традициями -- Херсонской14, сие назначение не выглядит неправдоподобным. Когда же составлялось Житие, а Готская епархия тогда уже существовала, малообразованный агиограф (см. гл. I) перенес реалии начала IX в. на эпоху Константина V.
   В источниках существует противоречие в последовательности собы­тий, связанных с "избранием" Иоанна епископом.
   Например, в сохранившейся редакции Жития она выглядит следующим образом: сначала жители Готии, оставшись без пастыря, избирают Иоанна
   -193-
   епископом, затем он на три года отправляется в Иерусалим и только после этого едет в Иверию. В СОЦХ события трактуются по-иному. Иоанн сна­чала посещает Иерусалим (поездка, растянувшаяся на три года, подтверж­дается как Житием, так и синаксарями), затем его выдвигают в епископы, после чего он направляется для рукоположения в Иверию. Последнее вы­глядит более правдоподобным. Во-первых, как мы установили, СОЦХ бо­лее близок к прототипу. Во-вторых, вряд ли в то время в Крыму было мно­го священников, совершивших паломничество по святым местам. Соот­ветственно, Иоанн, скорее всего, глава церковного диоцеза Доранта (см. ниже), существование коего можно предположить исходя из подписей под протоколами Трульского собора (см. гл. V), после перевода главы епархии в Гераклею Фракийскую был одним из наиболее реальных претендентов на освободившуюся вакансию и, судя по всему, имел определенную поддерж­ку у паствы. Житие сообщает, "православные (люди) Готфии, чтобы не приобщаться к нововведениям беззаконного собора, но обретаясь без па­стыря, предложили этого самого преподобного Иоанна (для выбора) на должность пастыря". Однако по каким-то причинам, вполне возможно из-за иконопочитательских взглядов, которыми Иоанн проникся в Иерусали­ме. Херсонскую епархию возглавил Сисиний. Его присутствие зафиксиро­вано протоколами VII Вселенского собора15. Тогда Иоанн и попытался, иг­рая на существовавших тогда в империи политических и идеологических разногласиях и заручившись поддержкой светских властей Готии (это пред­положение следует из дальнейшей повествовательной линии Жития), со­здать особую Готскую епархию16.
   Напомним, что Готия, или Климаты, -- архонство во главе с архонта­ми17 -- до середины VIII в. находилась в подчинении Византии, которая управляла данной областью через Херсон. В 80-х гг. VIII в. источники отмечают смену здесь административного устройства. Во главе появля­ется Господин (Кир), которому подчинены архонты. По мнению А. И. Айбабина, данные изменения провели хазары, которые "для облегчения сбора дани объединили архонства Горного Крыма, подчинив их архонту Дороса". А произошло это во второй четверти VIII в.18. Однако нет никаких оснований утверждать, что до конца третьей четверти VIII в. хазары име­ли возможность влиять на административное устройство Юго-Западной Таврики. По мнению Н. А. Алексеенко, упоминаемый в Житии Иоанна Готского Господин Готии Кир, скорее всего, являлся по должности на­местником пограничной византийской области с особым статусом управ­ления. Подобная должность появилась в конце VIII в. и в Херсоне19. В обязанности этого провинциального чиновника "помимо обычных гражданских функций по сбору налогов и податей, контроля за прохожде­нием товаров через пограничную область, очевидно, входило обеспече­ние обороны района"20. С. Б. Сорочан уточнил, что киры -- это "постоян­ные сановные должностные лица, гражданские правители вполне импер­ского облика, которые существовали, по крайней мере, на протяжении IX в."21. Таким образом, отмеченные преобразования были проведены в
   -194-
   Таврике византийскими властями перед лицом хазарской опасности, ко­торая к 80-м гг. стала очевидной. Вероятно, необходимость перемен в административном устройстве Таврики уже назревала к концу 50-х гг. А это могло привести местные церковные власти к осознанию необхо­димости изменений и в церковном управлении.
   Только попыткой сепаратно создать особую епархию можно объяс­нить более чем странное, в противовес всем церковным канонам, "из­брание" Иоанна22. Согласно Житию Стефана Нового, Константин V сам назначал епископов23.
   Интересные данные содержатся в Житии уже упоминаемого Георгия Амастридского, основателя самостоятельной Амастридской епархии24. Согласно тексту источника, когда умер старый епископ Амастриды (ве­роятно, около 790 г.), представители этого города предложил Георгию стать их духовным главой. После согласия последнего он, вместе с пред­ставителями Амастриды, отправляется в Константинополь к патриарху Тарасию, чтобы быть рукоположенным. Патриарх его поддержал. Но у императора был свой ставленник, поэтому было устроено соревнование, где победил Георгий. После чего "он получил затем помазание иерей­ства и отправился на родину". Амастридская кафедра подчинялась Гангр-скому митрополиту. У Георгия с последним отношения явно не сложи­лись. Он уговаривает константинопольские власти создать самостоятель­ную Амастридскую епархию. Случилось это между 802 и 807 гг.25.
   Что касается постиконоборческого времени, то тогда существовала сложная система выборов архиереев. Всякое избрание епископа в новый город, связанное с учреждением епархии, подлежало предварительному решению собора или синода константинопольской церкви. Избрание мит­рополитов и архиепископов совершалось по инициативе патриарха, епи­скопами соседних митрополий или митрополитами ближайших областей. Собор избирал трех претендентов, из которых одного утверждал патри­арх. Избрание епископов и митрополитов для невизантийских епархий совершалось собором или синодом и утверждалось патриархом. Проце­дура проходила по следующим правилам. Избрание производилось со­бранием архиереев той или иной епархии или митрополии, но числом не менее грех. На соборе должны были присутствовать епископы той епар­хии или митрополии, для которой совершалось избрание. Собор созы­вался по инициативе митрополита. Решение собора утверждал митропо­лит -- отбирал одного из трех выбранных претендентов. При этом цер­ковные правила запрещали светской власти принимать участие в выборах26.
   "Избрание кандидата на пост епископа происходило после его выдви­жения духовенством соответствующего церковно-административного округа, происходило в присутствии и при участии некоторой части ми­рян. ... Лишь после следовала процедура его хиротонии, причем в отно­шении епископий "иноплеменников" в Азии, Понте и Фракии, рукополо­жение кандидата на вакантную должность... совершалось самим Констан­тинопольским Патриархом"27.
   -195-
   В отношении Иоанна, если верить Житию, не было соблюдено ни одно из перечисленных условий.
   Вполне объяснима и попытка рукоположения Иоанна в Иверии. В УП-1Х вв. Херсонская и Боспорская автокефальные архиепископии, как уже отмечалось, входили в Зихскую епархию и подчинялись Кон­стантинопольскому патриарху28. Рукоположение епископов должно было происходить в данной митрополии или епархии, но это могли сде­лать и в соседней. Видимо, избрать Иоанна в Зихии не было возмож­ностей, тем более если стоял вопрос о создании новой епархии. Полу­чить согласие Константинополя на епископство Иоанна, судя по все­му, не было никакой возможности. Поэтому его рукоположили в соседней, иконопочитательской, Иверии, как бы придавая легитимность. Таким образом. "Иоанн имел куда большее отношение к грузинскому клиру, чем к константинопольскому"29. Однако получив епископство в Гру­зии, которая стояла на иконопочитательских позициях, Иоанн не имел шансов быть признанным константинопольскими патриархами30.
   Само рукоположение готского иерея в Мцхете свидетельствует боль­ше в пользу попыток образования в тот момент новой епархии. Допустим. Готская епархия во времена Иоанна уже существовала и именно готский епископ был переведен в Гераклею. Совершенно очевидно, что официаль­ный Константинополь Иоанна не поддержал. Соответственно, на готской кафедре должен был находиться другой епископ, легитимный. Маловеро­ятно, чтобы в течение более чем тридцати лет (с 754 г. до 780-х гг.) Константинополь не удосужился заполнить вакансию. Однако Житие на это даже не намекает: будь на самом деле такая ситуация, эта линия, несомненно, нашла бы отражение в источнике. С другой стороны, весьма маловероят­но, чтобы Грузинская церковь, несмотря на все ее симпатии, позволила себе пойти на прямой конфликт с Константинополем времен Константина V, на­значив на уже занятую кафедру "своего человека". А вот утвердить епис­копа на только что созданную епархию, создание которой и кандидатуру Иоанна, судя по всему, поддержали и светские власти Готии, было вполне реальным. Ведь юридически получаюсь, что новая церковно-администра-тивная единица сама заявила о своей идеологической доктрине и захотела войти в лоно грузинской церкви.
   Иоанн так и не стал легитимным епископом31. Теоретически он мог полу­чить кафедру к началу 60-х гг. Мы также знаем, что Иоанн умер после 787 г.32. Но наНикейском соборе, даже если допустить, что Кирилл представлял крым­ских готов, Иоанн ни в каком качестве не отмечен33 и, следовательно, Гот­ским епископом не был. Можно конечно возразить, что в период Никейского собора он находился или в тюрьме в Фуллах или в эмиграции в Амастри-де34. Но это ничего не объясняет. Ибо даже если он физически не мог исполнять обязанности епископа, де-юре он им оставался. Как показал И. Со­колов: "Избрание нового архиерея -- будет ли он в степени подчиненного епископа или самостоятельного архиепископа и митрополита--должно со­вершаться лишь тогда, когда та или иная епархия окажется вакантною вслед-
   -196-
   ствие или смерти правящего иерарха, или отречения его от кафедры добро­вольного, или невольного, на основании соборного решения, или, наконец, вследствие отсутствия его в епархии свыше шести месяцев, когда такое от­сутствие не вызывается законными причинами, каковы царское повеление, исполнение поручений своего патриарха и тяжкая болезнь. При жизни же пра­вящего иерарха, или до окончательного его устранения от епархии по собор­ному решению, поставление нового архиерея не разрешается"35. Этот же автор сообщает, что если кто-либо из епископов не в состоянии попасть на свою кафедру по причине неприятия его народом или нашествия врагов, он может пребывать в другой епархии до соответствующего решения собора, возглавляемого митрополитом36.
   По крайней мере, Житие не сообщает о добровольном отречении Иоан­на или о соответствующем решении собора.
   Как косвенное подтверждение вышесказанного, можно рассматривать и указание источника на то, что Иоанн, наравне с Господином Готии и его архонтами и всем народом, участвовал в восстании (а не благословил их, как это должен был сделать настоящий глава епархии).
   Если Иоанн не был Готским епископом, то кем же тогда? С. Б. Соро-чан предполагает, что он был одним из местных хорепископов, "самое большее... числиться "сельским епископом" (хорепископом) без посто­янного прихода37. В. Е. Науменко считает, что христиане Готии подчиня­лись непосредственно местному пресвитеру38, хотя и не исключает су­ществование здесь хорепископии39.
   К сожалению, вопрос о времени функционирования института хоре­пископов еще недостаточно разработан в византиноведении. А. П. Лебе­дев считал, что он прекратил свое существование после IV в.40, В. Е. На­уменко отмечает, что "хорепископии, как особые церковно-администра-тивные единицы, сохраняются в восточно-христианской церкви, по крайней мере, до второй половины XII в."41. Все же, надо думать, в соста­ве Херсонской епархии должна была существовать какая-то особая церковно-административная единица, обслуживавшая нужды христиан Го­тии -- диоцез Доранта? Однако, в любом случае, в рассматриваемый пе­риод это была не самостоятельная автокефальная епархия.
   Только данью агиографической традиции можно объяснить "инициа­тиву" Иоанна созвать Иерусалимский синод против иконоборцев (веро­ятно, в 763/764 гг.), на котором иерусалимский патриарх Феодор предал анафеме иконоборческую ересь. Естественно, у нелегитимного Готско­го епископа не было авторитета и полномочий, чтобы выступить с иници­ативой созыва собора. Однако, учитывая, что посещение Иоанном Иеру­салима, скорее всего, реальное событие, занявшее три года его жизни, он, вполне возможно, встречался там с местными иерархами. Исходя из этого, вряд ли следует отрицать факт переписки готского священника с иерусалимским патриархом.
   С большой долей вероятности реальностью следует признать и поездку Лонгина в Иерусалим: это событие отмечено и в основном тексте, и в
   -197-
   чудесах. Конечно, сложно говорить что-либо определенное о цели путе­шествия ученика Иоанна. Вполне возможно, что Лонгин, вслед за учите­лем, просто совершил паломничество в Святую землю и имел при себе какое-то послание из Готии к местному патриарху. Учитывая отсутствие других источников, нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть иконопочи-тательский характер данных писем. Учитывая роль посланника из Готии в составлении Жития (см. гл. I), этот сюжет появился там неслучайно и особо подчеркивал участие самого Лонгина в борьбе с иконоборцами.
   Что касается получения Иоанном изложения веры, то тут, вероятно, следует согласиться с С. Б. Сорочаном, что под этим документом сле­дует понимать соборное постановление Иерусалимского синода, кото­рое получил папа Константин II и которое, возможно, рассылалось по всем епархиям, по крайней мере иконопочитательским.
   В начальный период правления императрицы Ирины, при которой на­метилась тенденция возврата к иконопочитанию, Иоанн прибыл в Кон­стантинополь "и. получив разрешение от августы Ирины, прибыл в цар­ствующий град, и вполне откровенно побеседовав со всеми о почитании святых икон в святой всеобщей церкви, снова возвратился к себе до­мой". Как уже отмечалось, нет никаких оснований отрицать факт посе­щения Иоанном Константинополя. Один из авторов настоящей работы совместно с А. Г. Герценом пришел к заключению, что аудиенция у импе­ратрицы состоялась весной-летом 784 г. Напомним логику рассуждений: "Из источника следует, что это был период правления Ирины и патриарха Павла. Правление Ирины началось в 780 г., причем первые три года она не предпринимала каких-либо действий к официальному восстановлению иконопочитания и поэтому вряд ли в эти годы могла принимать Иоанна. Для последнего побуждением прибытия в Константинополь, вероятно, должно было стать известие о начале смены правительственного курса, затем он отсылает патриарху символ веры и получает разрешение на при­езд. Это все заняло, очевидно, немало времени. В столице Иоанн застает Павла на исходе его правления, которое закончилось 31 августа 784 г. Можно с большим основанием полагать, что в Константинополь Иоанн прибыл морем, и вряд ли это могло получиться, по обычным условиям навигации, ранее весны этого года. То есть встреча с Ириной могла про­изойти весной-летом 784 г."42. Однако цель поездки Иоанна, указанная в Житии, вызывает сомнения43.
   Вероятно, в столицу он отправился, чтобы стать легитимным архиепис­копом. Очевидно, "готско-грузинский" епископ надеялся, что его иконо-почитательская направленность поможет ему стать законным главою епар­хии в Горном Крыму. Но, скорее всего, своего он не добился. Это вполне объяснимо. В тот период еще де-юре господствовало иконоборчество. И хотя в окружении императрицы уже наметились тенденции к смене кур­са, резких шагов не предпринималось. Реформаторам нужна была под­держка глав епархий44. Поэтому восстанавливать против себя Херсон­ского епископа, который вряд ли был в восторге от перспективы лишить-
   -198-
   ся значительной части своих приходов, властям, из-за никому не извест­ного провинциального священника, не хотелось. Тем более мы помним, что впоследствии решением II Никейского собора все покаявшиеся свя­щенники-иконоборцы сохранили свой сан.
   Вскоре после этого в Константинополе началась активная подготовка к проведению Вселенского собора. Источник очень обстоятельно и точ­но описывает события, связанные с попыткой созыва и разгоном собора 786 г., упоминает о проведении собора в Никее в 787 г., но в нем нет ни малейшего намека на участие в этом процессе Иоанна Готского. Это тем более странно, что такое менее значимое событие, как отправка посла­ния в Иерусалим, описана весьма подробно. Нет никаких сомнений, что, если бы Иоанн, или его посланники, хоть каким-то образом принимал уча­стие в подготовке и заседаниях соборов, это нашло бы свое отражение в Житии. Значит, можно с определенной долей уверенности предполагать, что к этому времени он уже не мог оказывать заметного влияния на по­литическую и религиозную жизнь ни в Таврике, ни в столице, и у агиографа не было никаких оснований "привязать" его к данным событиям.
   Далее Житие сообщает о каком-то столкновении в Готии между хаза­рами и местным населением, известным в литературе как восстание Иоанна Готского. "А преподобный этот епископ Иоанн после этого своим соб­ственным народом был выдан архонтам (старшинам) хазар зато, что он вместе с самим владетелем Готфии. его архонтами (старшинами) и всем народом участвовал в восстании. Чтобы их страна не была подвластна упомянутым хазарам. Ибо каган, отправив войско, .захватил их крепость по имени Дорос, расположив в ней гарнизон, который изгнал (затем) упо­мянутый преподобный епископ со своим народом и силой овладел кли-сурами. Затем, видя, что архиерей выдан одним местечком (селением), они (его народ, старшины и владетель) перебежали к кагану, который по­щадил владетеля Готфии, семнадцать же рабов каган замучил невинов­ными. Преподобный же, заключенный под стражу, сбежав, сумел пере­правиться в Амастриду -- христолюбивый город". По Синаксарю Кон-стантинополькой церкви, "и там (в Таврике. --Авт.) он подвергся многим опасностям (и мучениям) из-за того, что был предан собственным наро­дом начальникам хазар. Сбежав и оказавшись в Амастриде, что в Понте. окончил жизнь и к Господу переселился". По СОЦХ: "Когда же случи­лось в его стране восстание против хаганов. и многие невиновные и не из-за Христа были преданы мечу (и многие невинные были преданы мечу и не из-за Христа враждовавшие друг с другом), ему удалось бежать, и. переправившись в Амастриду, (где) он и провел четыре года".
   Данное событие, очевидно, произошло в хронологическом отрезке между концом 784 и 786 г.45. Этот вывод сделан на основании того, что Иоанн вернулся из Константинополя не ранее весны-лета 784 г. О нем источник не упоминает в пассаже о подготовке и созыве собора 786 г. Вероятно, тогда Иоанн уже находился или в тюрьме в Фуллах или в Амастриде.
   -199-
   Недавно С. Б. Сорочан предложил считать датой восстания период между неудавшимся собором 786 г. и Никейским собором 787 г.46. По его мнению, рассказ о восстании следует сразу (в источнике "после этого") после рассказа о соборах 786 и 787 гг. Но так как Иоанн не присутствовал в Никее, то восстание как раз и произошло между этими двумя соборами. Однако если следовать Житию, то повествование об этих соборах включено в один логически связанный пассаж, поэтому текст не дает никаких оснований "впихивать" восстание между этими событиями. Исследователь, несомненно, прав, указывая, что сообще­ния о конфликте в Готии в Житие следуют за отрывком о восстановле­нии иконопочитания47. Однако, учитывая, что полного варианта Жития мы не знаем, а в различных списках события освещаются не всегда в одинаковой последовательности, мы считаем, что пересматривать наши выводы пока преждевременно.
   Анализ сюжета об антихазарском выступлении ставит ряд вопросов: о характере восстания, его масштабах, роли Иоанна.
   О характере и причинах восстания в историографии существует не­сколько точек зрения. Отметим основные:
   • заговор с "целью вернуть крымским готам политическую свободу"48;
   • борьба против феодального гнета49;
   • восстание населения Готии при поддержке хазар против местных властей50;
   • "вмешательство Византии в дела давно уже присвоенной хозарами Таврики" с некоторой "религиозной окраской"51;
   • выступление "народных низов во главе с Иоанном в интересах церкви и независимости Готии против хазар"52;
   • борьба трудового населения Таврики как против хазар, так и правя­щих кругов Византии53:
   • попытка Византии через епископа Дороса увеличить влияние христи­анства в Хазарии путем укрепления семи только что созданных епархий (последние известны из Хог. III. по Даррузе), что и вызвало хазарское втор­жение в Готию54;
   • ослабление Византии из-за внутренних распрей, чем и воспользова­лись хазары55
   • "противостояние между местными властями и каганом"56
   • антихазарское выступление христианского населения Готии. "разви­вающееся под антиправительственными лозунгами57;
   • превентивная мера, направленная против пока еще не существующего хазарского вмешательства 58;
   • помощь хазар иконоборческим кругам Византии с целью не допус­тить участия Иоанна в VII Вселенском соборе59 и др.60.
   В предыдущих главах мы отмечали, что до середины VIII в. отноше­ния хазар и Византии были мирными. Но в 80-х гг. VIII в. появляются но­вые черты в политике хазар по отношению к византийским территориям,
   -200-
   в том числе и в Крыму. Наметившийся в правление Ирины поворот идео­логического и политического курса в сторону восстановления иконопо-читания, ослабление арабской угрозы на фоне заметного упадка Визан­тии не могли не вызвать реакции со стороны каганата, усилившего натиск на византийские владения в Таврике и на Кавказе61. Следствием этого стала "политическая и территориальная экспансия хазар... в районы, погранич­ные либо союзные с Византией"62. Это лучше всего иллюстрируют со­бытия в Юго-Западном Крыму.
   По А. И. Айбабину. до 780-х гг. в этническом составе Готии не про­изошло существенных изменений. Более того, некрополи фиксируют рост населения таких крупных городищ, как Эски-Кермен и Чуфут-Кале, а так­же округи Мангупа и Баклы63.
   Вероятно, динамику проникновения хазар в Юго-Западный Крым отражает городище Кыз-Кермен64. На этом поселении, датирующем­ся второй половиной VIII -- первой половиной IX в., в результате ис­следований выявлен археологический материал, характерный для сал-тово-маяцкой культуры65. Доступ на городище был перекрыт оборо­нительной стеной, по своим архитектурным особенностям имеющей аналогии среди салтовских памятников66. Не вызывает сомнения связь Кыз-Кермена с пришлым населением Хазарского каганата. В настоя­щий момент это единственное известное укрепленное поселение салтовцев в Крыму67,
   Возникает вопрос, зачем понадобилось обносить Кыз-Кермен стена­ми. Рядом, всего в нескольких километрах, находилась мощная крепость Чуфут-Кале, оборонительные сооружения которой, вероятнее всего, по­явились в конце VI -- первой половине VII в.68. В 2-х километрах от Кыз-Кермена расположено еще одно небольшое укрепление -- Тепе-Кермен, возникшее, очевидно, в один хронологический период с Чуфут-Кале69. II
   Несомненно, фортификационные сооружения Кыз-Кермена отражают период, когда крепостями Чуфут-Кале и Тепе-Кермен хазары не владели, при этом отношения пришельцев с местным населением были Щ далеки от миролюбивых. Когда могли появиться укрепления на Кыз-Кермене? Вряд ли это произошло после восстания Иоанна Готского. Крайне маловероятно, что захватив Дорос, находившийся в центре Готии, хазары не подчинили себе более северную Чуфут-Кале. А ведь располагая хорошо защищенной крепостью Чуфут-Кале, необходи­мость в возведении стен на Кыз-Кермене вообще бы отпадала. Про­ще было отремонтировать чуфут-кальские укрепления, как это было сделано на Мангупе (см. ниже), чем возводить новую крепость. Та­ким образом, вероятнее всего, Кыз-Кермен (напомним, он располо­жен в северной части Горной Таврики) отражает начальный период ха­зарского проникновения в Готию, когда последняя еще не была под­чинена хазарам, продолжали функционировать византийские крепости, а пришельцы не чувствовали себя в безопасности. То есть это могло произойти в 70-х -- начале 80-х гг. VIII в. Когда же была создана фема
   -201-
   Климатов (841 г.) и империя вернула себе контроль над Юго-Запад­ным Крымом, жители покинули Кыз-Кермен (подр. см. гл. IV, VII).
   Если следовать Житию (а других источников нет), то фиксируется од­нозначная последовательность событий. Хазары заняли главную крепость Готии -- Дорос и разместили там вооруженный отряд. В ответ Господин Готии, его архонты, епископ Иоанн поднимают восстание, изгоняют ха­зар и захватывают Клисуры (вероятно, под Клисурами надо понимать не столько укрепленные горные проходы, как это обычно трактуется, сколько систему уже упоминавшихся юстиниановских "длинных стен", сохранив­шихся к концу VIII в.)70.
   На антихазарский характер восстания указывает и СОЦХ: "Когда же случилось в его стране восстание против хаганов, и многие невиновные и не из-за Христа были преданы мечу (и многие невинные были преданы мечу и не из-за Христа враждовавшие друг с другом)".
   Вероятно, восстание не являлось масштабным (согласно источнику, все боевые действия велись вокруг Дороса) и было быстро подавлено. Конечно, вряд ли все происходило так, как сообщает Житие. А именно: причиной добровольного сложения оружия Киром Готии и его подчи­ненными была выдача Иоанна одним селением. В СОЦХ, несмотря на всю туманность рассказа о восстании, однозначно указывается, что "не­винные" пострадали не из-за Христа, то есть не по религиозным сообра­жениям. Более того, там содержится намек на какие-то внутренние кон­фликты среди местного населения, причем не на религиозной почве "и не из-за Христа враждовавшие друг с другом".
   Возможно, появление хазарских войск, попытавшихся вернуть утра­ченные позиции, не столь широкая поддержка вооруженной борьбы мест­ным населением (на что намекает источник), а вероятно, и невмешатель­ство византийских властей Херсона71 (правда, Житие вообще не упоми­нает об этом, но сие можно предполагать исходя из контекста) заставили руководителей восстания сдаться на милость победителей.
   Житие, скорее всего, сообщает реальное число местных жителей, по­страдавших от хазар: казнено было всего семнадцать человек (как прави­ло, агиографические произведения склонны преувеличивать количество ре­прессированных). Вероятно, прав С. Б. Сорочан, предположивший, что каз­ненные --наиболее активные участники изгнания хазар из Дороса72. В пользу незначительности репрессий говорят также факты пощады Господина Го­тии и амнистии учеников Иоанна (естественно, это случилось не в резуль­тате заступнической молитвы святого, как это трактует источник).
   Арест иерея "собственным народом": "был предан собственным на­родом начальникам хазар" (Синаксарь Константинопольской церкви), вы­дача его "одним селением", обвинение преподобного в сдаче Дороса хазарам (чудеса. -- Авт.) показывает, что далеко не все местные жители были горячими сторонниками восстания.
   В связи с этим возникает вопрос о роли Иоанна в антихазарском вы­ступлении. Нет сомнений, что она была особой. Источник упоминает его
   -202-
   как равного участника событий. Епископ, наравне с Киром Готии и его архонтами и всем народом, участвовал в восстании. Однако видеть в "его народе в основном монахов Партенитской обители"73 или "учеников"74 вряд ли будет правильным. Во-первых, действия восстания происходят исклю­чительно вокруг Дороса и к Южному берегу Крыма (где находился мона­стырь Святых Апостолов) не имеют никакого отношения. Во-вторых, ве­роятно, отряд, насчитывавший около 20 монахов (вряд ли братия монасты­ря Святых Апостолов и учеников Иоанна была более многочисленной), не представлял серьезной военной силы. Поэтому под "народом Иоанна", скорее всего, следует понимать тех, кто признал его Готским епископом75.
   После ареста епископ некоторое время провел в тюрьме в Фуллах. Где находилось это поселение -- вопрос дискуссионный. В историографии сло­жились две основные точки зрения о месторасположении Фулл -- в Вос­точном и Юго-Западном Крыму. При этом насчитывается более 20 вари­антов их локализации76. Нам представляется, что, если не будут обнаруже­ны дополнительные эпиграфические или сфрагистические источники, вряд ли данная проблема может быть успешно решена в ближайшее время.
   Бегство Иоанна именно в Амастриду нельзя назвать случайным. Этот город, являвшийся центром реэкспортной и ярмарочной торговли77, воз­вышается в конце VIII в., а его значение "современники видели в... торгов­ле с Северным Причерноморьем"78. Поэтому можно предполагать, что между амастридскими и готскими церковными иерархами были налажены тесные контакты. Вполне возможно, что они даже были лично знакомы79.
   После подавления восстания Иоанна Готского хазарам, вероятно, уда­лось установить контроль над значительной частью византийских вла­дений в Таврике. По данным А. И. Айбабина, тогда "булгары, пользуясь покровительством хазар, селятся в Готии", где "теснили... аланские и готские общины". Он отмечает появление поселений с домами, анало­гичными "булгарским домам из Восточного и Центрального Крыма" на Южном берегу, в районе Главной гряды и даже в ближайшей округе Хер­сона, на Загайтанской скале80. Правда, пока нет однозначного ответа, что отражают эти поселения -- новые границы хазарских владений, мир­ную инфильтрацию булгарского населения в Готию или новые веяния в архитектуре?
   Недавно А. Ю. Виноградов и А. В. Комар опубликовали неизвестную ранее надпись из Юго-Западного Крыма, якобы сообщающую об освяще­нии христианского храма в местности, подчиненной хазарскому кагану и управляемой тудуном. Датируется она концом VIII в.81. Если прочтение, предложенное данными авторами, в дальнейшем подтвердится (к сожале­нию, оригинал этого эпиграфического памятника не сохранился и авторы пользовались только фотографией середины прошлого века), то у нас бу­дет реальное свидетельство хазарского господства в Готии в конце VIII в.
   Не подтверждают массовость хазарских репрессий и археологические материалы. Пожары на ряде поселений, ранее связывавшиеся с данным событием, на самом деле датируются более поздним временем82. Сложно
   -203-
   определить, какие территории в Готии заняли хазары, а какие сохранила за собой Византия, как изменились их взаимоотношения с местным населе­нием. Очевидно, что Херсон остался для хазар недосягаем, их гарнизон появился на Мангупе-Доросе. На этом городище обнаружен участок обо­ронительной системы, перестроенный хазарами после его завоевания83.
   Но были ли заняты крепости между Херсоном и Доросом, в частности Эски-Кермен и Каламита? С одной стороны, там могли также разместиться хазарские гарнизоны, с другой -- после падения Дороса их жители могли добровольно признать власть новых хозяев, с третьей -- есть вероятность сохранения этих территорий за византийскими (херсонскими) властями84.
   Н. И. Репников85. Е. В. Веймарн86 и И. А. Баранов87 предполагали захват Эски-Кермена хазарами и разрушение ими оборонительной системы горо­дища. Однако, как показал А. И. Айбабин, для таких выводов нет никаких оснований88. Не найдены следы "хазарского погрома" и при исследованиях эски-керменской базилики89. Если верно предположение А. Г. Герцена о тождестве пункта Кут из Пространной редакции Еврейско-хазарской пере­писки90 с Эски-Керменом91, то возможно, что некоторое время городище было подчинено хазарам. Однако, как отмечалось исследователями, дан­ные Пространной редакции в отношении крымских владений хазар сильно преувеличены92. Кроме того, некоторые из названных пунктов в рукописи подвергались позднейшей подправке93. Поэтому, вероятнее всего, если крымские пункты Пространной редакции и не являются поздней вставкой, а такое мнение высказывалось94 (равно как и гипотеза, что Пространная редакция вообще фальсификация)95, то они отражают скорее желаемое, нежели действительное.
   Остаегся неясным даже положение Сугдеи после подавления восстания Иоанна Готского. С одной стороны, город оказался в хазарском окруже­нии. С другой, согласно данным сфрагистики, здесь усиливается византий­ская активность. К периоду VIII--первой половины IX в. относится 25,2% всех найденных здесь печатей. Сравним 11,5% в предшествующий период и 11,5% во второй половине 1Х-Х в.96. Анализируя данные судакского ар­хива печатей, Е. В. Степанова пришла к выводу, что он однотипен херсон­скому и представлял собой не просто архив при таможне, а и городской97. Основываясь на опубликованных материалах98, трудно определить, был ли какой-то пробел в его функционировании.
   Аргументом в пользу хазарской принадлежности Сугдеи, казалось бы, могут служить сведения Жития Стефана Сурожского -- славянская и ар­мянская версии их отмечают там якобы подчиненного правителю Хазарии (вернее, царю Вирхору, проживающему в Керчи) Георгия (Юрия) Тархана (см. выше)99. Однако, учитывая сказанное о характере данного агиографи­ческого источника, вполне вероятно, что если какой-то похожий эпизод и был в первоначальном тексте, то в армянскую и славянскую редакции он попал не из прототипа. Неясен и сам статус Георгия. Несомненно, что он -- христианин. А был ли он хазарским наместником или чиновником византий­ского города, платившего подати хазарам, текст прямого ответа не дает.
   -204-
   Вероятнее всего, во второй половине VIII в. Сугдея все же оставалась византийским городом с развитой экономикой100, а зависимость от хазар вы­ражалась в выплате податей. Возможно, на какой-то промежуток времени хазарам удалось его подчинить, однако надежные источники по данной проблеме на сегодняшний момент отсутствуют.
   В связи с изменением политической ситуации на полуострове были проведены преобразования и в церковной структуре. Для христианского населения на оказавшейся во власти хазар территории в Юго-Западном Крыму была выделена самостоятельная Готская епархия101.
   В качестве косвенного доказательства этого мнения приведем уже упоминавшуюся Нотицию N 3. Напомним, согласно этому византийско­му церковно-административному проекту, все христианские епархии в Хазарии подчиняться должны были Готской митрополии с центром в Доросе. Естественно, предлагая такое решение, византийцы должны были быть уверенными, что оно не вызовет неприятия у хазар. Поэтому и центр митрополии предполагался не в Херсонской епархии, главном византий­ском политическом и идеологическом оплоте в Крыму, через иерархов которой впоследствии (нач. X в.) предпринимались попытки христианиза­ции хазар102, а в Готской, создание которой во многом было связано именно с хазарами. Отметим, что известен еще один византийский проект на по­луострове середины IX в., предполагавший в качестве центра Юго-За­падную Таврику. Это создание в 841 г. фемы Климатов, впоследствии переименованной в фему Херсона103 (см. следующую главу).
   Надо думать, Доросом хазары владели относительно не долго. Инте­ресно в ракурсе рассматриваемой проблемы упоминание правителя Го-тии в связи с известным событием из жизни императора Константина VI, который в 795 г. заточил свою жену Марию в монастырь и женился на кувикуларии Феодоте. Согласно Житию Феодора Студита, "это зло сде­лалось известным не только в столице, но и в отдаленнейших странах. Так король Лонгобардский, король Готский и наместник Боспорский, ос­новываясь на этом нарушении устава, предались прелюбодейным свя­зям"104. Этот факт отражен и в письме Феодора Студита (808 г.). Его же зафиксировало и Житие патриарха Никифора105,
   Если в данном случае короля (или топарха, по другим вариантам) Го-тии воспринимать как правителя одной из имперских окраин, можно пред­положить, что к этому времени хазарский гарнизон покинул Мангуп. То есть господство хазар там продолжалось 10-15 лет.
   Правда, с другой стороны, если предположить, что статус короля Го-тии был аналогичным статусу короля Лонгобардии, то можно утверж­дать, что Готия в это время была фактически независима от Византии и осталась в определенной зависимости от хазар. Известно, что в середи­не -- второй половине VIII в. Византия сохраняла за собой в Италии толь­ко Сицилию, Апулию и Калабрию106, ее правление Северной и Средней Италии на практике практически перестало осуществляться. Местные ли­деры стали фактически независимыми от империи107.
   -205-
   Оказавшись в Амастриде, Иоанн прожил там четыре года. После смерти беглого епископа его тело было доставлено в Партенит. Житие описыва­ет это событие как чудо: "Произошло и некое чудо в (особенной) скоро­сти его переправы. Ибо упокоился он двадцать шестого (числа) июня месяца, и, отплыв двадцать седьмого, двадцать девятого поспел к все­нощной в монастырь Святых Апостолов". На самом деле, судно двига­лось с обычной скоростью для транспортных кораблей того времени108. Известно, что при удачном стечении обстоятельств расстояние между Анатолией и Крымом можно было преодолеть за 24-30 часов109. Следо­вательно, данный пассаж источника, вероятно, можно объяснить отсут­ствием у его автора знаний о характере черноморской навигации.
   Чудеса подтверждают факт поездки Лонгина в Иерусалим, незначи­тельности хазарских репрессий, неоднозначное отношение к епископу местного населения и называют место заточения Иоанна перед бегством в Амастриду. Показательно, что все они, по крайней мере известные нам. были "совершены" Иоанном исключительно при жизни. Совершенно от­сутствуют посмертные чудеса.
   В этой связи отметим, что остается открытым вопрос о месте погре­бения останков епископа. Долгое время им считалась базилика, обнару­женная в 1869 г. в южной части Партенитской долины у северного под­ножия горы Аюдаг (рис. 15). Основание для таких заключений давала най­денная при раскопках надпись, сообщавшая о возобновлении в 1427 г. готским митрополитом Дамианом храма Апостолов Петра и Павла, воз­двигнутого "архиепископом города Феодоро и всей Готии Иоанном Исповедником"110. Изначально храм представлял трехнефную базилику с нартексом и галереей. Первоначальное здание погибло в пожаре и было восстановлено в 1427 г. К северо-западной стене галереи примыкала че­тырехугольная гробница, с мозаичным полом, облицованная плитами бе­лого мрамора. Как предполагалось, это и было место последнего упоко­ения святого111. Казалось, в пользу такой интерпретации свидетельству­ют и архитектурные особенности памятника112.
   Однако новейшие археологические исследования показали: строения на этом месте были возведены только в конце IХ-Хв.113. Объяснение сему факту может быть следующее: то ли в XV в. местные жители имели уже смутные представления о месте захоронения Иоанна и за основанный им монастырь приняли развалины другого христианского комплекса; то ли о последней пристани святого забыли практически сразу после его смерти. После же канонизации и появления новой редакции Жития его мощи были обретены, подобно останкам папы Климента Римского (что практически совпадает по времени)114. Более правдоподобным выглядит первый вари­ант, однако отсутствие в списке чудес посмертных чудес Иоанна не ис­ключает и второй. В любом случае, Партенитская базилика не может счи­таться монастырем Святых Апостолов, основанном Иоанном.
   В заключение остановимся еще на одном аспекте. В. Юргевич115, В. Лоран116 и В. Е. Науменко117 на основании двух моливдовулов, оче-
   -206-

0x01 graphic

   Рис. 15. План Партенитской базилики, по Н.И. Репникову (1909)
  
   видно Х-ХI вв.. принадлежавших "Иоанну архиепископу Готии", сде­лали вывод о невозможности соотнесения Иоанна Готского с Иоан­ном Исповедником партенитской надписи. В связи с этим позволим заметить следующее.
   1. Имя Иоанн настолько распространено в христианской традиции, что присутствие среди готских иерархов нескольких лиц с таким именем впол­не естественно. Особенно учитывая, что в агиографической традиции Готская епархия во многом связывалась именно с Иоанном Готским.
   -207-
   2. Место погребения Иоанна Готского отождествляется именно с Партенитом и именно с монастырем Святых Апостолов.
   3. Иного готского (крымского) святого с именем Иоанн в агиографи­ческой традиции не сохранилось.
   4. Иоанн Готский действительно был исповедником: "Исповедник -- название тех лиц, которые во время гонений на христиан, открыто объ­явив себя христианами и претерпев мучения, остались в живых"118.
   Таким образом, митрополит Дамиан возобновлял храм, связанный, как ему представлялось, именно с Иоанном Готским. А обозначение готского иерарха "архиепископом Феодоро", вместо "епископа Дороса", вполне объясняет­ся влиянием реалий 1427 г. и стремлением быть понятным современникам. Феодоро в это время, оказавшись "зажатым" между католическими генуэз­скими колониями и мусульманским Крымским ханством, становилось един­ственным защитником православия на полуострове. Оно вело тяжелые вой­ны с генуэзцами за обладание Южным берегом Крыма. Как раз в 20-х гг. XV в. Алексей, правитель Феодоро, развернул широкое строительство прак­тически по всей территории своего небольшого государства, стремясь по­казать его могущество119. Естественно, в этих условиях правителям княже­ства необходимо было историческое и идеологическое обоснование своих притязаний. И здесь снова вспомнили об Иоанне Готском -- защитнике ис­тинного православия и непримиримом борце с внешними врагами.
  

Примечания

   1 Паршина Е. А. Торжище в Партенитах // Византийская Таврика. -- К., 1991; Древний Партенит(по материалам раскопок 1985-1988 гг.)//Алушта и Алуштинский регион с древних времен до наших дней. -- К., 2002.
   2 Сорочан С Б. Византийский Херсон. -- Ч. 2. -- С. 1347.
   3 Мыц В. Л. Ранний этап строительства крепости Алустон.
   4 Могаричев Ю. М. "Пещерные города" в Крыму. -- С. 19.
   5 Апбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 107-109; Степь и Юго-Западный Крым //Крым, Северо-Восточное Причерноморье и Закавказье в эпоху средневековья. Археология. -- М., 2003. -- С. 43-48.
   0 Васильевский В. Г. Житие Иоанна Готского. -- С. 420. Если следовать версии Жития, что Иоанн прожил в Амастриде четыре года и принять дату восстания конец 784--786 гг., то смерть Иоанна приходится на период не ранее 789 г. Однако, какое количество времени арестант провел в тюрьме в Фуллах, источник не уточняет. Учи­тывая, что с данным этапом жизни Иоанна связано одно из чудес и участник погре­бальной процессии Георгий Амастридский был рукоположен не ранее конца 790 г., можно утверждать, что гипотеза В. Г. Васильевского близка к истине.
   7 Подробнее см.: Соричан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. 2. -- С. 1347-1348.
   8 Васильевский В. Г. Житие Иоанна Готского. -- С. 402-403; Сорочан С. Б. Визан­тийский Херсон. -- Ч. 2. -- С. 1348.
   9 Байер Х.-Ф. История крымских готов. -- С. 47.
   10 Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. 2. -- С 1351, " Там же.
   12 По мнению М.-Ф. Озепи. родители Иоанна, равно как он сам, были зажиточными людьми, скорее всего купцами (Ьа У!е ее .)еап ее Сойпе (ВНО 891). -- Р. 70). Хотя в
   - 208 -
   тексте источника отсутствуют какие-либо намеки об участии семьи Иоанна в черномор­ской торговле, они, вероятно, действительно были достаточно обеспеченными людьми. По крайней мере, фраза из Жития -- "Этот монастырь преподобный снабдил всякого рода благоустроенными зданиями, священной утварью и разнообразными книгами, и населил его множеством преподобных монахов" -- позволяет это предполагать.
   13 Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. К вопросу о Готской епархии в Крыму. К вопро­су о церковной истории Таврики в VIII в. -- С. 106-115.
   14 Присутствие епископа в Херсоне фиксируется не позднее 382 г. Мещеряков В. Ф. О времени появления христианства в Херсонесе Таврическом // Актуальные пробле­мы изучения истории религии и атеизма. -- С. 131; Зубарь В. М. Проникновение и утверждение христианства. -- С. 616; Заводская И. А. Христианизация ранневизан-тийского Херсонеса (IV-VI вв.). -- С. 416.
   15 Деяния Вселенских соборов. -- С. 65, 369, 385.
   16 Более подробно см.: Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. К вопросу о церковной истории Таврики в VIII в.
   17 Цукерман К. К вопросу о ранней истории фемы Херсона. -- С. 318-319.
   18 Айбабин А. И. Этническая история... -- С. 327.
   19 Алексеенко Н. А. Новые находки печатей представителей городского управления Херсона // МАИЭТ. -- Симферополь, 1996. -- Вып. 5. -- С. 159-160; Херсон на византийско-хазарском пограничье в начале IX в. // Сугдея, Сурож, Солдайа в исто­рии и культуре Руси-Украины. -- К. -- Судак, 2002. -- С. 22.
   20 Алексеенко Н. А. Херсон и хазарско-византийское пограничье в начале IX в. Печати Киров // Боспорские исследования. -- Симферополь-Керчь, 2005. -- Вып. IX. -- С. 218.
   21 Сорочан С, Б,. Смычков К. Д. Киры византийского Херсона: проблемы статуса и датировки // Проблемы истории, филологии, культуры. -- М.-Магнитогорск, 2006. -- Вып. XVI/I. --С. 213.
   22 См. подр. Могаричев Ю. М. Крымская агиография как отражение изменений в поли­тической и церковной структуре Таврики иконоборческого периода (к постановке пробле­мы). -- С. 267; Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. 11. -- С. 1352; Науменко В. Е. К вопросу о готском епископе на VII Вселенском соборе в Никее и церковно-политической ситуации в Крымской Готии в конце VIII в. -- начале IX в. -- С. 136-137.
   23 Васильевский В. Г. Житие Иоанна Готского. -- С. 406.
   24 Васильевский В. Г. Житие св. Георгия Амастридского // Русско-византийские исследования. -- СПб., 1893. -- Вып. 2; Васильевский В. Г. Введение в Житие св. Ге­оргия Амастридского // Русско-византийские исследования. -- СПб., 1893. -- Вып. 2; Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period. -- Р. 121-125.
   25 Васильевский В. Г. Введение в Житие св. Георгия Амастридского. -- С. 27-35.
   26 Соколов И. Избрание архиереев в Византии IХ-ХV в. // ВВ. -- 1917. -- Т. 22. -- Вып. 3-4. -- С. 244-252.
   27 Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. 11. -- С. 1351-1352.
   28 Darrouzes J. Notitiae episcopatuum eclessiae Constantinopolitanei. -- Р. 215-229; ГадлоА. В. Византийские свидетельства о Зихской епархии как источник по истории Северо-Восточного Причерноморья. -- С. 98; Науменко В. Е. Церковная география Таврики. -- С. 11-18.
   29 Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. 11. -- С. 1352.
   30 Auzepy V.-F. La vie dе Etienne le Jeune et le iconoclasme... -- Р. 405-406.
   31 О том, что Иоанн не был легитимным епископом, пишет и М. Ф. Озепи. Однако, по ее мнению, это случилось из-за того, что место Готского епископа было уже занято (Auzepy M.-F. La Vie de Jean de Gothie (BHG 891). -- Р. 71). Отметим, что Житие ничего не сообщает ни о каком другом Готском епископе, кроме предшественника Иоанна.
   32 Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. К вопросу о церковной истории Таврики. -- С. 115.
   33 Это подтверждает и информация Жития и выводы Э. Ламберца (см. главу V).
   34 Как это делают, например, А. И. Айбабин (Некоторые аспекты истории Готской
   -209-
   епархии в Юго-Западном Крыму. -- С. 619) и К. Цукерман (Zuckerman C. Byzantium's Pontic Policy in the Notitiae Episcopatuum. -- Р. 217).
   35 Соколов И. Избрание архиереев в Византии IХ-ХV вв. -- С. 245.
   36 Соколов И. Избрание архиереев в Византии IX-XV вв.-- С. 227.
   37 Сорочан С. Б. "Дело" епископа Иоанна Готского в связи с историей византино-хазарских отношений в Таврике. --С. 78; Византийский Херсон. -- Ч. 1. -- С. 506-507.
   38 О функционировании на территории полуострова института пресвитеров сообща­ет Житие Феодора Студита (vita В): "Жившие в странах области Херсонской и Воспорской епископы и пресвитеры" (Сорочан С Б. Византийский Херсон.-- 4.2.--С. 1378). Кроме того, известна надпись, происходящая из часовни, расположенной внутри пе­щеры на г. Басман: "Почил раб божий Иоанн, пресвитер (?) Херса(й)кеи", датирован­ная временем не ранее X в. Причем, как справедливо заметила издатель надписи Э. И. Со-ломоник, под Херсакеей следует понимать не сам Херсон, а подчиненную ему об­ласть. (Соломоник Э. И. Несколько новых греческих надписей средневекового Крыма. --С. 216-217).
   39 Науменко В. Е. К вопросу о готском епископе на VII Вселенском соборе... -- С. 135.
   40 Лебедев А. П. Духовенство древней вселенской церкви от времен апостольских до X века. -- С. 15.
   41 Науменко В. Е. К вопросу о готском епископе на VII Вселенском соборе... -- С. 135.
   42 Герцен А. Г., Могаричев Ю М. К вопросу о церковной истории Таврики в VIII в. ---С. 113-114.
   43 С этим согласна и М.-Ф. Озепи. По ее мнению, целью поездки Иоанна в Константинополь была попытка согласовать вопрос об антихазарском выступлении (La Vie de Jean de Gothie (BHG 891. -- Р. 75). К. Цукерман также считает, что епископ ездил в Константинополь просить помощи против хазар, но его миссия потерпела неудачу (Zuckerman C. Byzantium's Pontic Policy in the Notitiae Episcopatuum. -- Р. 217).
   44 Как показала Е. В. Степанова, даже после восстановления иконопочитания на моливдовулах Ирины встречаются лишь светские изображения. Ей приходилось лави­ровать между различными партиями, и поэтому она старалась избегать изображения религиозных символов, однозначно толкующих ее церковную направленность (Импе­раторские печати иконоборческого периода. Некоторые наблюдения // АДСВ. -- Екате­ринбург, 1999. -- Вып. 30. -- С. 103).
   45 Герцен А. Г., Могаричев Ю М. К вопросу о церковной истории Таврики. -- С. 115.
   46 Сорочан С. Б. "Дело" епископа Иоанна Готского в связи с историей византино-хазарских отношений в Таврике. -- С. 79; Сорочан С. Б. Рождение фемы. Херсон и Таврика в системе византийских военно-административных преобразований VIII-IХ вв. -- С. 344; Византийский Херсон. -- Ч. 2. --С. 1357.
   47 На этом основании М.-Ф. Озепи датировала восстание временем после 787 г. (La Vie de Jean de Gothie (BHG 891. -- Р. 75). Однако, учитывая приведенные аргументы, от наших выводов пока отказываться рано. С тем, что восстание произошло до 787 г. согласен и К. Цукерман (Zuckerman C. Byzantium's Pontic Policy in the Notitiae Episcopatuum. -- Р. 217).
   48 Васильев А. А. Готы в Крыму. -- С. 204.
   49 Бабенчиков В. П. Из истории Крымской Готии.
   50 Якобсон А. Л. Крым в средние века. -- С. 33,
   51 Баранов И. А. О восстании Иоанна Готского. -- С. 161.
   52 Артамонов М. И. История хазар. -- С. 351,
   53 Домбровский О. И. Фрески средневекового Крыма. -- С. 14-16.
   54 Noonan T. Byzantium and Khazars: a special relationship? -- Р. 113-114.
   55 Байер Х.-Ф. История крымских готов. -- С. 62,
   56 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 209.
   57 Герцен А. Г. Дорос-Феодоро (Мангуп): от ранневизантийской крепости к феодальному городу. -- С. 103.
   -210-
   58 Сорочан С. Б. Рождение фемы. Херсон и Таврика в системе византийских военно-административных преобразований VIII-IХ вв. -- С. 346.
   59 Фарбей А. М. Взаимоотношения Византии и Хазарии в контексте церковной исто­рии // Сугдейский сборник. -- Киев-Судак, 2004. -- Вып. 1. -- С. 356.
   60 Подробнее об историографии см.: Баранов И. А. О восстании Иоанна Готско­го. -- С. 152-153; Сорочан С. Б. Рождение фемы. Херсон и Таврика в системе визан­тийских военно-административных преобразований VIII-IХ вв. -- С. 342--343.
   61 Новосельцев А. П, Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. -- С. 151.
   62 Науменко В. Е. К вопросу о характере византийско-хазарских отношений в кон­це VIII -- середине IX в. -- С. 544-545.
   63 Айбабин А. И. Этническая история... -- С. 197.
   64 Якобсон А. Л. Раннесредневековые сельские поселения Юго-Западной Таврики. -- С. 103-110; Белый А. В. Раскопки усадьбы на городише Кыз-Кермен. Построй­ка N 2. // История и археология Юго-Западного Крыма. -- Симферополь, 1993; Рас­копки усадьбы на городище Кыз-Кермен. Комплекс построек N 3, 4, 7 // Бахчисарай­ский историко-археологический сборник. -- Симферополь, 2001.-- Вып 2.; Белый А. В., Назаров В. В. Раскопки усадьбы на городище Кыз-Кермен. Постройка N 1. // Пробле­мы истории "пещерных городов" в Крыму. -- Симферополь. 1992. и др.
   65 Айбабин А. И. Этническая история... -- С. 211-212.
   66 Баранов И А. Гаврика в эпоху... -- С. 62; Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. Еще раз о дате появления крепости на плато Чуфут-Кате. -- С. 190-191.
   67 В данном случае мы имеем в виду собственно салтовские поселения. При этом мы помним, что следы хазарских фортификационных работ выявлены на Мангупе. Возможно, они проводились и в других местах. О проблематичности отождествления ряда укреплений Северо-Западного Крыма с хазарами мы уже упоминали.
   68 Герцен А. Г.. Могаричев Ю. М. Еще раз о дате...; Крепость драгоценностей. -- С. 4-38.
   69 Талис Д. Л. Городище Тепе-Кермен. -- С. 103; Могаричев Ю. М. Пещерные сооружения средневековых городищ Юго-Западного Крыма (вопросы классифика­ции, хронологии, интерпретации). -- С. 191.
   70 Источник не дает никаких оснований утверждать что восстание началось в "эмпории Парфениты" (см. Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. 1. -- С. 508).
   71 Действительно, выглядит странным отсутствие упоминание в Житии о Херсоне. Скорее всего, херсонские власти не вмешивались в конфликт в Готии. О причинах можно выдвигать много предположений, однако при отсутствии дополнительных ис­точников это вряд ли будет выглядеть аргументированно.
   72 Византийский Херсон. -- Ч. 2. -- С. 1361.
   73 Науменко В. Е. К вопросу о готском епископе на VII Вселенском соборе... -- С. 136.
   74 Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. 11. --- С 1357.
   75 По М.-Ф.Озепи, Иоанна поддержали те. кто был настроен против центральной власти (La Vie de Jean de Gothie (BHG 891. -- Р. 70).
   76 Учитывая, что в последнее время вышло несколько обобщающих работ по про­блеме локализации Фулл (Сорочан С. Б. "Зачарованный клад". Еще раз о локализа­ции Фулл // АДСВ. -- Екатеринбург, 2002. -- Вып. 33; Майко В. В Средневековое городище на плато Тепсень... -- С. 10-16), мы считаем излишним повторять все аргументы.
   77 Сорочан С. Б. Византия IV-IХ веков: этюды рынка. -- Харьков, 2001. -- С. 315; "Carceris habitatores"? Положение Херсона во второй половине IX в. // Боспорские исследования. -- Симферополь, 2003.-- Вып. III. -- С. 115-116.
   78 Сюзюмов М. Я. Византийский город: середина VII --- середина IX в. // Византийские этюды. -- Екатеринбург, 2002. -- С. 117.
   79 Герцен А. Г.. Могаричев Ю. М. К вопросу о церковной истории Таврики в VIII в.;
   -211-
   МогаричевЮ. М. Крымская агиофафия как отражение изменений в политической и церков­ной структуре Таврики иконоборческого периода (к постановке проблемы) -- С. 266-271.
   80 Айбабин А. И. Этническая история... --С. 211-212.
   81 Виноградов А. Ю., Комар А. В. Две "хазарские" надписи из Юго-Западного Крыма // РА. -- 2005. -- N 3; Институт тудуна и хазары в Юго-Западном Крыму VIII -- начала IX в. в контексте новых данных эпиграфики.
   82 Айбабин А. И. Этническая история... -- С. 210.
   83 Герцен А. Г. Крепостной ансамбль Мангупа. -- С. 111-120; Между Боспором и Херсоном: хазары в Доросе II Боспор Киммерийский. Понт и варварский мир в период античности и средневековья. -- Керчь, 2002. -- С. 63; Хазары в Доросе-Мангупе. -- С. 33.
   84 Например, А. Г. Герцен считает, что с конца VIII в. и до середины X в. в Таврике существовало пограничье, разделявшее византийские и хазарские владения (Визан-тийско-хазарское пограничье в Таврике// История и археология Юго-Западного Кры­ма.-- Симферополь, 1993).
   85 Репников Н. И. Эски-Кермен в свете археологических разведок 1928-1929 гг. // ИГАИМК. -- 1932. -- Т. XII. -- Вып. 1-8. --С. 140.
   86 Веймарн Е. В. Оборонительные сооружения Эски-Кермена // История и археология средневекового Крыма. -- М., 1958. -- С. 25-26, 54.
   87 Баранов И. А. Таврика в эпоху... -- С. 151-152.
   88 Айбабин А. И. Основные этапы истории городища Эски-Кермен. -- С. 47; Этни­ческая история. -- С. 210.
   89 Паршина Е. А. Эски-керменская базилика // Архитектурно-археологические исследо­вания в Крыму. -- К., 1988; Лосицкий Ю. Г., Паршина Е. А. Эски-керменская базилика.
   90 Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка. --С. 102.
   91 Герцен А. Г. Византийско-хазарское пограничье в Таврике. -- С. 61--62.
   92 Герцен А. Г. Византийско-хазарское пограничье в Таврике. -- С. 63.
   93 Коковцов П. К, Еврейско-хазарская переписка в X в. -- С. 108-109; Аеольсон Д. А. Надгробные надписи из Крыма и надгробные и другие надписи из иных мест в древнем еврейском квадратном шрифте, атак же образцы шрифтов из рукописей от IX--XV столе­тия.--СПб., 1884. --С. 500.
   94 Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка в X в.
   95 Бушаков В. Етимологія кримських топонімів у зв'язку з вивченням історі§ Криму // Східний Світ. -- К., 1994. -- N 1-2; Як укладалася докладна редакція так званого листа хозарського царя Йосипа. Обзор литературы и опровержение см.: Артамонов М. И. История хазар.-- С. 21-36.
   96 Степанова Е. В. Судакский архив печатей.
   97 Там же. -- С. 106: Степанова Е. В Связи Херсонеса и Сугдеи по данным сфрагистических архивов. -- С, 23; Печати из Судака (к вопросу об интерпрета­ции) II Сугдейский сборник. -- К.-Судак, 2005. -- Вып. II. Поэтому нет оснований видеть в нем хазарскую таможню, как считает А. И. Айбабин (Этническая исто­рия... -- С. 205).
   98 Шандровская В. С. Таможенная служба в Сугдее; О нескольких находках визан­тийских печатей в Крыму /'/ МАИЭТ. -- Вып 7. -- Симферополь, 2000. -- С. 251 -254; Баранов И. А., Степанова Е. В. Церковная и военная администрация византийской Сугдеи // Археология Крыма. -- Симферополь, 1997. -- Вып. 1.
   99 По мнению А. К. Шапошникова, эпизод с Георгием Тарханом отражает еще ан­тичное деление Таврики на две зоны влияния -- Боспорскую и Херсонскую. Это впо­следствии нашло воплощение и в церковно-административном делении, где центрами первых епархий стали Боспор и Херсон. Сугдея и в административном, и в церковном плане (по крайней мере до второй половины VIII в.). подчинялись Боспору. Вот поче­му этот Георгий по прозвищу Тархан, согласно Житию, выполнял вассальные обязан­ности перед царем Керчи.
   -212-
   100 Сорочан С, Б. Сугдея в "темные века" // Сугдея, Сурож, Солдайа в истории и культуре Руси-Украины. -- К.-Судак, 2002. -- С. 228-230.
   101 См. подробнее Герцен А. Г., Могаричев Ю М. К вопросу о церковной истории Таврики в VIII в. -- С. 115.
   102 Богданова Н М. Церковь Херсона в X-XV вв. // Византия. Средиземноморье. Славянский мир. -- М., 1991. -- С. 35; Герце" А. Г.. Могаричев Ю М. К вопросу о церковной истории Таврики в VIII в. --С. 112.
   103 Цукерман К. К вопросу о ранней истории фемы Херсона. -- С. 320; Цукерман К. Венгры в стране Леведии: новая держава на границах Византии и Хазарии ок. 836-889 гг. -- С. 678.
   104 Васильев А. А. Готы в Крыму. -- С. 217-218.
   105 Там же.-- С. 218.
   106 Сюзюмов М. Я. Первый период иконоборчества. -- С. 54.
   107 Бородин О. Р. Равеннский экзархат. Византийцы в Италии. -- СПб., 2001. -- С. 341.
   108 Византийский Херсон. -- Ч. 2. --С. 1363.
   109 Золотарев М. И. Новые данные о древних морских пугях в Понте Эвксинском II Проблемы греческой колонизации Северного и Восточного Причерноморья: Материа­лы 1 Всесоюзного симпозиума по древней истории Причерноморья. -- Цхалтубо, 1977. -- Тбилиси. 1979. -- С. 96.
   110 Латышев В. В. Сборник греческих надписей христианских времен из Южной России. -- С. 77-79; Репников Н. И. Партенитская базилика // Известия Император­ской археологической комиссии. -- СПб., 1909. -- Вып. 32.
   111 Лысенко А. В.. Тесленко И, Б. Античные и средневековые памятники горы Аю-Даг // Алушта и Алуштинский регион с древних времен до наших дней. -- К., 2002. -- С. 84-85.
   112 Заводская И. А. К вопросу о раннем периоде Партенитской базилики II Культовые памятники в мировой культуре. -- Севастополь. 2004; О строительных периодах храма св. Апостолов Петра и Павла в Партените // МАИЭТ. -- 2006. -- Вып. XII. -- Ч. 1.
   113 Адаксина С. Б Монастырский комплекс Х-ХУ1 веков на горе Аю-Даг. -- СПб., 2002. -- С. 28; Адаксина С. Б. Еще раз о христианизации Крыма II Боспорский феномен: проблемы хронологии и датировки памятников. -- СПб., 2004. -- Ч. 2. -- С. 169-171.
   114 См. Сорочан С Б. Византийский Херсон. Очерки истории и культуры. -- Ч. 2. -- С. 1408-1446; Уханова Е. В. Обретение мощей св. Климента, папы Римского, в контек­сте внешней и внутренней политики Византии середины IX в. // ВВ. -- 2000. -- Т. 59.
   115 Юргевич В. Свинцовые печати, принадлежащие музею общества // ЗООИД. -- 1889. -- Т. 15. --С, 46.
   116 Lе Соrpus dеs sceaux de l`empire byzantin. -- Р. 1963. -- V. I, -- Р. 669.
   117 Науменко В. Е. К вопросу о готском епископе на VII Вселенском соборе ... -- С. 133.
   118 Христианство. Энциклопедический словарь. -- М., 1993. -- Т. I. -- С. 653.
   119 См. Малицкий Н. В. Заметки по эпиграфике Мангупа // ИГАИМК. -- 1933. -- Вып. 71; Герцен А. Г. Дорос-Феодоро (Мангуп)... -- С. 107-108; Байер Х.-Ф. Исто­рия крымских готов. -- С. 207-209.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Белых "Двойной подарок и дракон в комплекте"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) Е.Флат "Полуночный бал. Игры богов"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"