Аспар: другие произведения.

Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма "хазарского периода". Глава 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава VII

ХАЗАРЫ И КРЫМ В IХ-Х вв.

  
   Как мы попытались показать в предыдущей главе, однозначного отве­та, насколько сильно было хазарское присутствие в Крыму в начале IX в., не существует.
   Э. Арвейлер, на основании анализа Жития Иоанна Психаита, сделала вывод об угрозе византийским владениям в Крыму со стороны хазар около 820 г.1. И. А. Баранов развил указанное положение: "Около 820 г. хазары вновь наводят порядок на этой территории и угрожают Херсону"2. Об осаде Херсона в 820 г. писала А. И. Романчук3. На рассматриваемый ис­точник, говоря о попытках хазар восстановить свою власть в Готии, ссы­лается В. Е. Науменко4. На хазар, периодически появлявшихся в округе Херсона, со ссылкой на Житие указывает и С. Б. Сорочан5.
   К. Цукерман, полемизируя с вышеназванными исследователями, от­мечал, что "в указанном Житии не упоминается ни угроза со стороны хазар, ни хазары вообще"6. Последний вывод поддержал А. И. Айбабин7.
   Действительно, в Житии Иоанна Психаита не упоминаются хазары или хазарская угроза. Однако там все же присутствует сюжет, заслуживаю­щий, на наш взгляд, внимания в данном контексте.
   Согласно источнику, сосланный при Льве Армянине в Херсон Иоанн Психаит занимался подвижничеством: "стекались (к Иоанну) народы, жив­шие около Боспора и расположенные вне святого"8. Однажды он пригла­сил к себе ученика, Парфения, и посоветовал тому поехать в Византию. Но "тот сказал, что это невозможно ввиду массы (врагов), что трудно как выбраться из Херсона, так и вернуться в него; на это Иоанн предло­жил ехать вместе"9.
   X. Лопарев считал, что Иоанн вернулся в Константинополь после ам­нистии, объявленной Михаилом II (820-829), но до 823 г.10. Близкой даты придерживаются и Э. Арвейлер, и С. Б. Сорочан.
   Несомненно, что источник, хоть и в косвенной форме, отмечает угро­зу Херсону со стороны неназванных врагов. Однако, если принять ука­занную датировку события, то выявляется противоречие с данными дру­гих источников и со сложившимися представлениями о характере византийско-хазарских отношений (а угрожать Херсону в 20-х гг. IX в. могли только хазары).
   Для аргументации этого положения рассмотрим сообщение монаха Епифания, который в период подготовки своего труда "О житии, деяни­ях и кончине святого и всепохвального первозванного апостола Анд­рея" путешествовал по местам, традиционно связываемым с апостоль-
   -214-
   ской деятельностью святого. Учитывая, что указанный автор акценти­ровал внимание читателя "бегая общения с иконоборцами, мы прошли страны и города до Воспора и при этом с великою любовью расспра­шивали о местных святых"11, В. Г. Васильевский, а за ним и другие ис­следователи сделали вывод, что путешествие Епифания могло состо­яться только после 815г. (когда при императоре Льве V Армянине было восстановлено иконоборчество)12. Вероятнее всего, это случилось в промежутке между 815 (официальное восстановление иконоборчества) и 820 (смерть Льва Армянина) гг.13 Известно, что во второй период ико­ноборчества жесткие преследования монахов и иконопочитателей были только при Льве V. Во время правления Михаила II они практически пре­кратились, а при Феофиле не выходили за пределы Константинополя и ближайших окрестностей14.
   Приведем отрывок из Епифаниева сочинения относительно Крыма: ".. .апостол пришел в Боспор, находившийся по ту сторону Понта город, до которого и мы достигали. Жители его, увидев чудеса, которые творил Андрей, скоро оказали послушание, как они сами нам рассказывали. Они показали нам ковчег, имеющий надпись Симона апостола, закопанный в основании храма св. апостолов (это очень большой храм) и содержащий в себе частицы мощей... Из Боспора Андрей прибыл в Февдесию (Фео­досию), город многолюдный и образованный, в котором царем был Савромат. Уверовали здесь немногие. Оставив их, апостол отправился в Херсон, как (жители Херсона) нам рассказали. А Февдесия ныне не име­ет даже следа человеческого. Херсаки (херсонцы) же народ коварный, и до нынешнего дня туги на веру, лгуны и поддаются влечению всякого ветра. Апостол пробыл у них довольно дней, воротился в Боспор и, на-шедши корабль херсонский, переплыл в Синоп"15.
   Практически аналогичная информация содержится и в других редак­циях. Отличия крайне незначительны. В версии, приписываемой Симеону Метафрасту. добавлено, что Херсон -- город знаменитый и многолюд­ный16, в русской редакции приводятся имена боспорского епископа Колипидия и наместника (кандидата в епископы -- по А. Ю. Виноградову17) Георгия18; в грузинской -- Босфор расположен близ земли Таврогуннов, а Херсон являлся городом готов19.
   Таким образом, по сообщению автора, он совершенно свободно со­вершил путешествие из Боспора через развалины Феодосии в Херсон, общался с местными жителями и не знает ни о каких врагах, угрожавших этим городам или византийским владениям вообще.
   Епифаний лично посетил все упомянутые пункты, расспрашивал об их истории (очевидно, в устной или письменной форме ему удалось озна­комиться с херсонскими Patria, обретшими письменную форму не ранее VI в. и впоследствии включенными в 53-ю главу трактата Константина Багрянородного "Об управлении империей"20; вероятно, только этим знакомством можно объяснить упоминание царя Савромата, одного из основных персонажей указанной главы21), достопримечательностях (ков-
   -215-
   чег с надписью апостола Симона), выяснял политические и религиозные пристрастия (замечание в отношении херсонитов, скорее всего, указыва­ет на их приверженность иконоборчеству22).
   Поэтому, если бы факт угрозы присутствовал, это, несомненно, на­шло отражение в источнике. Подобное, как правило, не упускалось авторами такого рода литературы. В нашем же случае отмечена толь­ко опасность со стороны иконоборцев. Следовательно, свидетельства Епифания (815-820) не подтверждают сведений Жития Иоанна Пси-хаита (ок. 820 г). К сожалению, другие письменные источники к нам не дошли.
   Как косвенные доказательства, можно привести письма Феодора Сту-дита, неоднократно упоминавшего о ссыльных в Херсоне. Широко из­вестны два его послания: к епископам, сосланным в Херсон (821 г.), и к архимандриту Готскому (821-826)23. Учитывая, что сосланные еписко­пы имели возможность переписываться с Феодором и получать от него деньги24, а готский архимандрит обсуждать подробности церковной и монастырской жизни в Готии, вряд ли здесь наблюдалась ситуация, опи­санная в Житии Иоанна Психаита.
   Следовательно, можно сделать вывод: источники не позволяют гово­рить об угрозе Херсону со стороны "врагов" до начала 20-х гг. IX в.
   Ранее один из авторов настоящей работы предположил, что ин­формация о врагах, окружающих Херсон, Жития Иоанна Психаита схожа с одним из сюжетов Жития Константина Философа и, особен­но, письма Анастасия Библиотекаря (подробнее об этих источниках см. ниже)25.
   По нашему мнению, сопоставление этих отрывков позволяет говорить если не о заимствовании, то об общем источнике информации.
   На первый взгляд здесь присутствует противоречие -- события Жития Иоанна Психаита относятся приблизительно к 820 г., а Кон­стантина -- к 860 г. Анастасий Библиотекарь встречался с Констан­тином Философом не ранее 867 г.26, с Митрофаном Смирнским в 869-870 г., на Восьмом Вселенском соборе в Константинополе27, текст Жития Константина появился между 869 и 882 гг. Для устранения не­соответствия рассмотрим вопрос о времени написания Жития Иоанна Психаита.
   По мнению X. Лопарева, оно было составлено одним из монахов психаитского монастыря спустя значительное время после кончины святого, когда память о нем стала уже стираться. При этом автор не был лично знаком с Иоанном. Наиболее ранние из списков Жития от­носятся к концу IХ-Х в.28. Аналогичной позиции придерживается и И. Шевченко -- текст появился после 843 г, и написан человеком, ни­когда на встречавшимся со святым29. С этим согласна и М.-Ф. Озепи30. Заметим, что Психаитская обитель находилась в Константинополе, и, следовательно, агиограф вполне мог располагать информацией о пу­тешествии Константина Философа.
   -216-
   Позволим сделать следующее предположение. Иоанн Психаит умер вскоре после 820 г. Автор Жития сочинял свой труд спустя много лет после смерти святого, в столичном монастыре. По крайней мере, он уже был смутно осведомлен о нападении болгарского хана Крума на Констан­тинополь в 813 г.31. Поэтому для описания херсонского периода в жизни Иоанна Психаита вполне могли быть использованы современные или не столь отдаленные по времени от составления труда сведения (напомним, древнейшие списки относятся к концу IХ-Х вв.). Наиболее достоверную и авторитетную информацию можно было получить из сообщений лич­ного посланника императора к хазарам -- Константина Философа, людей, писавших с его слов, или очевидцев его деяний (например, Анастасий Библиотекарь или Митрофан Смирнский). Конечно, у нас нет оснований утверждать, что автор Жития лично общался с Константином, однако ему вполне мог быть доступен текст Константина, записи Анастасия или рассказы Митрофана. Отметим, Анастасий Библиотекарь общался с митрополитом Смирн в Константинополе около 870г., где помимо участия в заседаниях собора, собирал сведения о деятельности св. Кирилла, в миру Константина Философа.
   Таким образом, информация Жития Иоанна Психаита об окружении Херсона врагами, скорее всего, может относиться к началу 60-х гг. IX в. и, вероятно, заимствована из письменных или устных сообщений, связан­ных с пребыванием в Крыму Константина Философа32.
   В середине IX в. византийское правительство создает здесь новую тер­риториально-административную единицу -- фему33.
   По мнению ряда исследователей, фема Климатов (таким было ее пер­воначальное название) была создана летом 841 г. в ответ на появление в припонтийских степях венгров34, которые в середине 830-х гг. полнос­тью перекрыли хазарам доступ к Крыму с севера35, и тем более не могли удерживать подвластные им территории. Создание фемы однозначно сви­детельствует о переходе Готии (мы не знаем границы фемы Климатов, входил ли в нее Восточный Крым и Боспор36, однако Юго-Западный Крым и, скорее всего, Южный -- несомненно) к началу 40-х гг. под полный контроль Византии.
   По мнению К. Цукермана, в 50-х гг. IX в. территория, принадлежащая империи, ограничилась только Херсоном и его ближайшей округой. В ре­зультате фема Климатов была переименована в фему Херсон37. Данный вывод основан не столько на анализе археологического материала или общеполитической ситуации, сколько на изучении моливдовулов, зафик­сировавших с 50-х гг. появление стратигов Херсона38.
   Вероятно, смена названия фемы означала не столько потерю импер­ского контроля над Климатами или ослабление там власти, сколько кор­рекцию византийской политики на полуострове. Очевидно, поняв нераци­ональность выбора в качестве политического центра создаваемой фемы горного Юго-Западного Крыма, а возможно, и потерпев фиаско в попыт­ке христианизации Хазарии, вернулись к привычному и более удачному
   -217-
   херсонскому варианту. Соответственно, по имени нового центра меняет­ся и название фемы39. К этому же выводу, анализируя данные сфрагисти­ки, пришел и Н. А. Алексеенко40.
   Создав фему, имперские власти развернули здесь фортификационное строительство. Кроме Херсона41, происходит укрепление северного фор­поста Готии-Баклы42 и, вероятно, Чуфут-Кале43, возводится Сюреньская крепость44. Археологический комплекс Мангупа свидетельствует о пе­ременах в хозяйственной жизни поселения и усилении роли производства экспортной продукции45.
   Наблюдения за стратиграфией Тепсеня позволяют отчетливо выделить два хронологических периода в его жизни: вторая половина VIII -- пер­вая половина IX в. и вторая половина IX в. (см. подробно гл. IV). К перво­му периоду относится незначительная часть раскопанных памятников, отличающихся "относительной бедностью археологического материала и практически полным отсутствием закрытых комплексов". Ко второму принадлежит не только большинство исследованных построек, но и "раз­нообразных археологических находок". Отметим, что между двумя сло­ями отсутствуют следы пожаров или каких-либо других катаклизмов. Важной характеристикой второго этапа является не только увеличение интенсивности жизни, но и определенное изменение качества археологи­ческого материала. В частности, увеличение доли и разнообразия импорт­ной керамики46. Эти материалы отражают те изменения в материальной культуре, которые не могли не произойти после включения приморского поселения в орбиту Византии47.
   Археологические материалы свидетельствуют и об изменении в сере­дине IX в. исторической топографии Сугдеи48.
   Основным источником по истории Крыма 60-х гг. IX в. является Жи­тие Константина Философа (ЖК). В задачу настоящей работы не входит анализ всех сведений о деятельности будущего славянского просветите­ля на территории полуострова. Мы остановимся лишь на одном из эпизо­дов данного агиографического произведения.
   В период пребывания Константина в Херсоне ".. .пришел же с войском хазарский полководец, окружил христианский город и осадил его. Узнав же об этом, Философ пошел к нему без колебаний, и, беседуя с ним и поучая, укротил его. и обещавшись ему креститься, отошел, не причинив никакого вреда этим людям.
   Вернулся же и Философ на свой путь и, когда в первом часу он молил­ся, напали на него венгры, воя как волки, желая убить его. Он же не испу­гался, не прервал своей молитвы, лишь взывая "Господи помилуй", ибо кончал уже службу. Они же, увидев (это), по божьему повелению стали кроткими, и начали кланяться ему, и, выслушав из уст его слова поучения, отпустили его со всеми сопровождающими"49.
   В Херсоне Константин провел зиму 860/861 г.50. Житие было со­ставлено между 869 и 880 гг.51. а информация о "хазарской миссии", вероятно, заимствована из собственноручного доклада Константина52.
   -218-
   Таким образом, можно предполагать, что исторические сведения, со­держащиеся в данном агиографическом сочинении, в основном близ­ки к действительности.
   Большинство исследователей, обращавшихся к данному отрывку, толь­ко констатировали факты, принимая их за достоверные, а дискуссия сво­дилась чаще всего к локализации "осажденного города" и места нападе­ния на Константина венгров53. Некоторые объединяли оба эпизода, счи­тая венгров частью хазарского войска54, К. Цукерман выдвинул гипотезу, согласно которой снятию осады с "христианского города" способство­вали венгры, спугнувшие хазар55.
   В. П. Шушарин, согласившись, что "данные об "укрощении" варва­ров -- стереотип, характерный для агиографии", все же склоняется к "до­стоверности свидетельства о контакте византийского миссионера с ма­дьярами"56. Близкую точку зрения в одной из последних работ высказал С. Б. Сорочан57.
   Один из авторов настоящей работы попытался обосновать, что "сю­жет о снятии Константином осады с "христианского" города и избавле­нии от венгров является традиционным для житийной литературы и, веро­ятно, в действительности не имел места"58.
   Рассматриваемый отрывок, равно как и история пребывания Констан­тина в Крыму, содержится в VIII главе Жития54.
   Благодаря тому, что, находясь в Херсоне в период подготовки путе­шествия в Хазарию, Константин организовал поиск и перенесение в го­род мощей папы Климента, "крымский эпизод" его жизни, кроме Жития, получил освещение и в других источниках.
   Основные из них60:
  
   Итальянская легенда (ИЛ), или "Слово о перенесении мощей св. Климента" -- латинская версия рассказа о Константине, поиске им мощей папы Климента и о перенесении впоследствии их из Херсонеса в Рим. Источником для Итальянской легенды, составленной епи­скопом г. Веллетри Гаудерихом (ок. 882 г.) и переработанной в начале XII в. Львом Остийским, было Житие Константина Философа, однако более ранняя его редакция, чем дошедшая до нас61.
   Письмо Анастасия Библиотекаря, главы папской канцелярии, вышеупомянутому епископу Гаудериху (875-879). В письме Анас­тасий излагает сжатый латинский перевод сочинений Константина о находке мощей Климента, похвальное слово Клименту, а также пе­редает рассказ Митрофана, митрополита Смирнского, который был очевидцем пребывания Константина в Крыму (Митрофан находился здесь в ссылке)62.
   Сопоставим информацию VIII главы Жития Константина с соответству­ющими эпизодами Итальянской легенды и Письма Анастасия Библиоте­каря. Для этого разобьем события на отдельные эпизоды, в соответствии с последовательностью упоминания их в источнике63 (табл. 19).
   -219-

Таблица 19

Эпизод

Житие Константина64

Итальянская легенда65

Письмо Анастасия66

1

2

3

4

   1. Прибытие в Константинополь хазарского посольства
  
  
   "Пришли же к цесарю послы от хазар" с просьбой о присылке им ученого для разъяснения положений христианства".
   "В то время к упомянутому императору (Михаилу. -- Авт. ) прибыли послы от хазар, прося и моля прислать к ним ученого мужа, который научил бы их несложно кафолической вере".
   Прямо не сообщается
  
   2. Направление императором Михаилом III Константина в Хазарию
  
  
   "Тогда стал искать кесарь Философа, и когда нашел его, рассказал ему о хазарском деле, говоря: "Иди, Философ, к людям тем..."
   "Тогда император, посоветовавшись с патриархом, призвал пред себя упомянутого философа и с величайшей честью отправил его туда с хазарскими и своими послами".
   "Он (Митрофан Смирнский. -- Авт. ) передал нам, что Константин Философ, направленный императором Михаилом в Хазарию проповедовать слово Божие..."
   3. Приезд Константина в Херсон и изучение иностранных языков
  
  
   "Тогда же пустился в путь и когда дошел до Херсона, научился здесь еврейской речи и письму, переведя восемь частей грамматики... некий самаритянин... принес самаритянские книги, и показал ему. ...Философ затворился в доме и отдался молитве, и принял знание от Бога, начал читать (эти) книги без ошибок. ...Нашел же евангелие и псалтырь, написанные русскими письменами, и человека нашел, говорящего на том языке, и беседовал с ним, и понял смысл этой речи..."
   "Итак, немедленно, приготовя все нужное, он (Константин. -- Авт.) пустился в путь и прибыл в Херсон, весьма близкий и смежный с землею хазар, тут остановился на несколько времени, желая обучиться языку этого народа".
   Не сообщается
  
   -220-

Окончание таблицы 19

1

2

3

4

   4. Поиск и перенос в Херсон мощей святого Климента
  
   Сообщается о том, что Константин узнал о мощах св. Климента, убедил "архиепископа и весь клир, и благочестивых мужей" отправиться на поиски и раскопки мощей, которые нашли и внесли в город.
   Константин начал расспрашивать о могиле св. Климента. "Все объявили, что как пришельцы из разных народов, а не местные уроженцы ничего не знают, о чем он спрашивает". Константин убедил местного церковного главу отправиться на поиски, после чего тело Климента было найдено и перенесено в Херсон.
   Константин расспрашивал о гробнице Клименмента, "но все жители того места, будучи не туземцы, а пришельцы из разных варварских народов, даже лютые разбойники, уверяли, что ничего не знают о том, что он говорит". Константин убеждает местного епископа предпринять поиски: "Он глубоко одушевил всех в раскопку тех берегов и на разыскание столь драгоценных мощей. . . в порядке, описанном самим Философом в его историческом рассказе".
   5. Снятие Константином осады с "христианского" города и нападение на него венгров
   См. отрывок выше
  
   Не сообщается
  
   Не сообщается
  
  
   Рассмотрим указанные сюжеты.
   1. Факт прибытия хазарского посольства в Константинополь, отмечен­ный Житием, подтверждается Итальянской легендой. Причем в обоих источниках эти эпизоды переданы близко друг к другу. В письме Анаста­сия сюжет отсутствует. Однако фраза Митрофана Смирнского, что Кон­стантин был направлен в Хазарию "проповедовать слово Божие", пере­кликается с изложением сюжета в ЖК и ИЛ. Не вдаваясь в выходящие за рамки настоящей работы дискуссии о причинах и характере хазарско-византийских контактов в это время, присоединимся к мнению тех иссле­дователей, которые обоснованно считают, что приезд посольства хазар в Константинополь -- вполне реальное историческое событие.
   2. Факт отправки императором Константина во главе посольства под­тверждается всеми рассматриваемыми источниками, а также Житием Мефодия67. ИЛ дополняет, что император Михаил дополнительно посо­ветовался с патриархом. Таким образом, вряд ли стоит сомневаться в "хазарской миссии" Константина68.
   3. Приезд Константина в Херсон и изучение здесь иностранных языков засвидетельствованы ЖК и ИЛ. Разница заключается в том. что, согласно Житию, Константин изучает еврейский язык, а также знакомится с "сама-
   -221-
   ритянским" и "русским". В ИЛ он изучает только язык хазар. Мы не ста­вим перед собой задачу поставить точку в многолетней дискуссии -- ка­кие языки осваивал в Херсоне будущий создатель славянской азбуки69. Однако это, скорее всего, действительно реальное историческое событие.
   Его миссия проходила непосредственно перед принятием хазарами в ка­честве государственной религии иудаизма. Конечно, по вопросу о времени данного события существуют различные точки зрения. Так как источники, повествующие об этом, фрагментарны и противоречивы, в зависимости от степени доверия конкретного автора тому или иному информатору и вычис­лялась дата иудаизации хазар: 620-621 гг. (основание -- письмо царя Иоси­фа); первая половина VIII в. (Иегуда Гелеви); конец VIII --начало IX в. (Аль-Масуди); начало 860-х гг. (Житие Константина Философа). Кроме того, не­которые ученые, на основании письма хазарского царя Иосифа70, говорили о двухстадийной иудаизации хазар, а О. Прицак -- о трехстадийной71.
   В настоящее время наиболее аргументированной представляется точ­ка зрения, высказанная Д. Марквартом, Г. Вернадским72 и в наиболее за­вершенной форме сформулированная К. Цукерманом, о принятии хазара­ми иудаизма в качестве государственной религии около 860 г., по К. Цу-керману -- около 861 г.73.
   Очевидно, древнееврейский язык уже получил распространение среди хазарской элиты, с которой и общался Константин. Судя по источнику, ему предстояло вести дискуссии, в первую очередь, именно с иудейски­ми священниками. Вероятно, в Херсоне Константин действительно изу­чал еврейский язык. Известно, что он его знал74 равно как греческий, ла­тинский, сирийский7-.
   Не претендуя на решение проблемы "самаритянских книг" и "русских письмен"76, отметим, что о них ничего не сообщает ИЛ. В ЖК же, когда речь идет о "еврейской речи и письме", Философ делает это непосред­ственно сам. в пассаже же с самаритянским и русским языками он это совершает с помощью молитвы и "знания от Бога".
   4. Открытие Константином мощей св. Климента подтверждают все ис­точники, и, вероятно, эти сведения являются достоверными77.
   5. Сюжет4 о снятии Константином осады с "христианского" города и напа­дении на него венгров содержится только в ЖК. В письме Анастасия есть упоминание, что Философ, "находясь часто в Херсоне, то приезжая туда, то уезжая обратно, потому, что этот город пограничен с Хазарской землею"78, но при этом ни на какие эксцессы с ним во время подобных поездок нет даже намека. Важным представляется то, что о таких случаях не сообщает ИЛ, основанная, как уже отмечалось, на более ранней редакции Жития. А ведь этот эпизод, являясь реальным историческим событием, вряд ли бы был обой­ден вниманием автора ИЛ. Нет даже косвенных сведений о каких-то непри­ятностях с императорским послом и у очевидца событий, Митрофана Смирн-ского. Таким образом, из всех сюжетов VIII главы ЖК только рассматриваемый не находит подтверждения в других источниках. Можно предполагать, что он является вставкой, появившейся в более поздних версиях ЖК.
   -222-
   Проанализировав византийскую агиографическую литературу VIII-IХ вв., мы пришли к выводу: подобные сюжеты являются традиционными для житийной литературы IX в.
   Например, в Житии Георгия Амастридского есть такой эпизод: "Было нашествие неприятеля и притом более тяжкое каких-либо когда-либо упо­минаемых нашествий". Далее говорится о жестокости завоевателей-ара­бов: "...Но вот чудо: среди всех этих сцен святой (Георгий) не растерял­ся душой от страха, не думал о том, как бы избежать собственного пле­на, не помыслил и не сделал ничего низкого, но высоко подняв свою главу, взял в руки победное знамя креста и держа щит веры, пробегает сосед­ние села; как добрый пастырь при нашествии волков, так он при наше­ствии врагов собирает всех пасомых, и утвердив их внутри града, как бы внутри ограды, сам обходит кругом вне безоружный подвергаясь опас­ности за отечество... спасает теперь обходом одного иерея город мно­голюдный и обращает вспять народ, исполненный бешенства, стремящий­ся стереть (с лица земли) все наследие Христа, поражая его и побеждая молитвами, как стрелами и заставляя унести домой свой стыд"79.
   По мнению В. Г. Васильевского, Жития Константина Философа и Ге­оргия Амастридского имеют сходные черты80. Он датирует последний источник временем второго иконоборческого периода81. X. Лопарев же определяет дату написания Жития около 865 г.82. С мнением В. Г. Василь­евского соглашается и И. Шевченко83.
   Из Жития Антония Нового можно узнать: св. Антоний, до пострижения Иоанн, уговаривает арабов, осадивших город Атталию, не захватывать его84. Данное сочинение, вероятно, было составлено в 870-х гг. IX в.85.
   Согласно Житию Иллариона Грузина (написано между 867 и 886 гг.), во время путешествия в Палестину на него напали арабы и хотели убить. Но волею божьей арабы окаменели, святой исцелил их и продолжил свое путешествие86.
   Григорий Декаполит, плавая по Эгейскому морю, попал в руки "сла­вянских" морских разбойников, но был ими отпущен без вреда87.
   В Житии Иоанна Готского, напомним, среди чудес сообщается: "Лонгин, ученик его. возвращаясь из Святого града Иерусалима, схваченный и распя­тый на кресте (вознесенный на крест) сарацинами, призвал (на помощь) мо­литву преподобного. Святой отец явился ему зрительно, и сразу же протонотарий эмира, дав пятьсот милиарисиев, низвел его (с креста) и отпустил. За­тем (Лонгин), схваченный снова другими, обратившись к святому и попросив об избавлении, (достиг того), что железа (оковы) пали с ног его, и через это он спасся. И когда его ученики были в заточении, в котором и он был охраня­ем хазарами, после того, как он (сам) бежал в Романию, были схвачены и предстали перед каганом; подлежали казни по его (кагана) суждению, но по молитве преподобного были отпущены на свободу целыми и невредимыми. Так как каган сказал, что они не имеют вины. Тем временем, в этот самый час, когда они стояли перед каганом, преподобный в Амастриде, закончив утренний канон и вне церкви воздев руки, был в молении до третьего часа".
   -223-
   Почему рассматриваемый эпизод попал в текст ЖК? Вероятнее все­го, он мог быть в какой-то мере заимствован из сочинений самого Кон­стантина. Анастасий, излагая их, сообщает, что "место (могила Климен­та. -- Авт.) лежит на окраине царства, и различные варварские толпы весьма часто наезжают туда... толпы язычников со всех стран стали увеличиваться... место опустело и сделалось необитаемым, храм раз­рушился, и вся часть Херсонской страны пришла в упадок, так, что вид­но было, что епископ Херсона с очень немногочисленным народонасе­лением оставался внутри того города, да и те казалось, были скорее жители тюрьмы, чем города"88. По ИЛ: "Ибо уже от долгого времени из-за вины и халатности жителей чудо морского отлива... перестало по­казываться... Из-за множества варварских нападений это место опус­тело и храм был забыт и разрушен и большая часть той околицы стала почти безлюдной и незаселенной"89.
   В связи с этим акцентируем внимание еще на двух моментах -- степе­ни варварской угрозы Херсону и толковании слов Митрофана Смирнско-го о нахождении Херсона на границе с хазарской территорией. Обычно исследователи, цитируя замечание Митрофана: "Город пограничен с ха­зарской землею", делают вывод о прохождении границы хазарских вла­дений в непосредственной близости от Херсона или византийских терри­торий в его округе90. Но если рассматривать эти слова, переданные Анастасием, в контексте произведений Константина, напрашиваются иные выводы. (Вряд ли стоит сомневаться, что и Митрофан в своем изложении ориентировался в первую очередь на версию Константина, отсюда и та­кая близость его информации к ИЛ. Глава папской канцелярии особо от­мечает, что Митрофан "передал нам" свой рассказ "в порядке, описан­ном самим Философом в его историческом рассказе"91. Кроме того, ско­рее всего именно через Митрофана Анастасий приобрел три сочинения Константина, о которых он упоминает в своем письме92. То есть и ИЛ, и письмо Анастасия имеют один первоисточник.)
   Приведем отрывок полностью: "Он (Митрофан. --Авт.) передал нам (Анастасию. -- Авт.), что Константин Философ, направленный импера­тором Михаилом в Хазарию проповедовать слово Божие, находясь час­то в Херсоне, то приезжая гуда, то уезжая обратно, потому, что этот го­род пограничен с Хазарской землею, стал внимательно разведывать, где храм, где гробница, где те знаки блаженного Климента"93. Рассказ Мит­рофана перекликается с Житием Славянского Просветителя, согласно которому Константин, во время своей "хазарской миссии", останавливался в Херсоне как по пути в Хазарию, так и по возвращении оттуда94. По ИЛ, Философ "прибыл в Херсон, весьма близкий и смежный с землею ха­зар". Во время пребывания в городе Константин, что отмечают все ис­точники, на время покидал его для поисков могилы Климента, выяснения обстановки в округе. То есть для него Херсон был тем же, что и для Петроны Каматира за двадцать лет до этого95 -- ближайшим к хазарам византийским городом, перевалочной базой, где перед поездкой непо-
   -224-
   средственно в Хазарию можно было запастись всем необходимым и узнать обстановку на границах византийских владений: "Итак, сей Пет-рона, достигнув Херсона, оставил хеландии в Херсоне; посадив людей на транспортные корабли, он отправился к месту на реке Танаис, в котором должен был строить крепость"96. Поэтому слова Митрофана ни в коем случае не следует понимать буквально. Херсон, по источнику, не погра­ничный (буквально), но ближайший к хазарам византийский город, откуда Константин начинал свое путешествие, занимался миссионерской деятель­ностью и куда вернулся на обратном пути.
   Нам также представляется несколько преувеличенной угроза Херсону со стороны врагов, о которой обычно говорят. Действительно, с одной стороны, Анастасий, излагая сочинения Константина, пишет о жителях Херсона, как о заключенных в тюрьме. Но с другой, Митрофан проживал не в самом городе, а "недалеко" от него97. Константин, светское и цер­ковное руководство Херсона организовали торжественную церемонию перенесения мощей Климента в город, при этом мощи на ночь оставили в одном из загородных храмов98. После возвращения из Хазарии Констан­тин, без всяких эксцессов, совершил путешествие к "фулльскому наро­ду" (где бы ни находились Фуллы, в Юго-Западном или Восточном Кры­му, это было относительно далеко от Херсона) и наставил его на путь истинный99. Все это не соответствует утверждениям о постоянном на­хождении врагов в ближайших окрестностях.
   Ясно, что в письме Анастасия и в ИЛ подразумевается не конкретное (непосредственно в данный момент), а "историческое" запустение мест­ности (со временем, в течение долгого периода). Сам характер источни­ков направлен на то, чтобы показать заслугу Константина в поиске мощей св. Климента, забытых и заброшенных местными жителями, "из-за вины и халатности" которых даже "чудо морского прибоя перестало показывать­ся", а не отразить реальную историческую ситуацию100.
   Конечно, мы не утверждаем, что политическая ситуация в Крыму в это время была полностью стабильной. Но, вероятнее всего, эпизод из Жития Константина Философа об "укрощении" хазарского полководца и "избавлении" от венгров вряд ли имел место в действительности и был вставлен в текст в качестве одного из традиционных сюжетов агиогра­фии того времени. Указанное выше не отрицает возможность пребыва­ния в округе (ближней или дальней) Херсона хазарских и венгерских во­енных отрядов, которые в какой-то мере могли угрожать и самому горо­ду. Это, вероятно, отмечали Константин и Митрофан, данный факт был известен и агиографу, обработавшему его в традициях житийных произ­ведений того времени.
   В связи с вышесказанным актуальной проблемой остается вопрос о времени окончания хазарского господства. В историографии по этому поводу мнения разнятся -- от конца VIII в. до середины X в.101.
   Еще А. Л. Якобсон писал о фактической утрате хазарами власти в Кры­му к середине IX в. По его мнению, тогда хазарские дружины могли оста-
   -225-
   ваться разве что на Боспоре102. И. В. Ачкинази пришел к выводу, что к концу IX в. хазары были изгнаны из Боспора, но их власть еще распро­странялась на области между Судаком и Феодосией103, В. В. Майко ак­тивно отстаивает точку зрения, что в Юго-Восточном Крыму до 965 г. находился хазарский наместник104.
   К. Цукерман показал, что ко времени путешествия Константина Фи­лософа (начало 60-х гг. IX в.), у хазар, вытесненных венграми, на полу­острове уже не оставалось опорных пунктов105. В попытке вернуть крым­ские владения или получить дань они могли совершать походы на полу­остров только из-за его пределов106. А. И. Айбабин считает, что хазар изгнали из Крыма "спустя некоторое время" после 861 г., а именно бли­же к 873 г. Основанием для такой хронологии послужил как анализ ар­хеологического материала, так и письмо константинопольского патри­арха Фотия архиепископу Боспора с поддержкой желания последнего крестить проживавших там иудеев107: "Если же ты, пленив тамошних евреев на послушание Христу, обратишь от тени буквы к благодати, как написал, то получаю и с избытком получаю прекрасные плоды добрых надежд, которые постоянно к тебе питал"108. Возможность неоднознач­ного толкования письма Фотия не исключает факта прекращения ха­зарского господства в Крыму к началу 70-х гг. IX в.111. (Это письмо сле­дует рассматривать в контексте византийской истории того времени. Из­вестно, что в период правления Македонской династии при Василии I (867-886), после ряда попыток убедить византийских евреев принять христианство, был издан декрет об обязательном и насильственном их крещении109. Мы не знаем, были ли крещены местные евреи и что про­изошло с непокорными. Но вероятнее всего, желание Антония крес­тить иудеев можно рассматривать в большей степени как "рапорт с мест" о поддержке политики императора110.) В. Е. Науменко сначала датиро­вал окончательный выход Таврики из сферы влияния Хазарии временем "к 70-80-м гг. IX в."112, а затем ограничил 80-ми гг. IX в.113. Напомним, проведенный нами в главе IV анализ поселений показывает, что практи­чески все так называемые "хазарские" памятники заканчивают свое су­ществование в пределах второй половины IX в.
   Еще в первой половине X в. империя продолжает осуществлять кон­такты с хазарами посредством таврических светских и церковных чинов­ников. Показательна в этом отношении миссионерская деятельность хер­сонских церковных иерархов. Через Херсонского епископа Византия пы­талась осуществить христианизацию в Хазарии. Сведения об этом содержатся в письмах константинопольского патриарха Николая Мисти­ка (901-907, 912-925 )114.
   В письме, датированном мартом 919 г., написанном стратегу Херсо­на, читаем следующее: "В отношении епископа Херсона твоя благая мудрость помнит, о чем мы говорили с тобою лично и теперь уведом­ляем письменно; что ввиду прибытия сюда (посланников) из Хазарии с просьбой дать им епископа, чтобы он рукополагал священников среди
   -226-
   них и принял бы на себя служение о правой христианской вере, мы от­правили архиепископа, назначенного в Херсон, чтобы с Божией помо­щью он направился в Хазарию, дабы справить там все необходимые требы, и вернулся к кафедре в Херсон. И ты, как сын церкви, я уверен, проявишь свое усердие, чтобы содействовать ему и в предстоящем деянии в Хазарии, и в утверждении и водворении архиепископа на его кафедре..."
   Через год, в послании к Херсонскому епископу, Николай Мистик пишет: "Относительно этого, кто будет архиереем у них мы поруча­ем Вам заботу, чтобы ты все тщательно обдумав, нашел достойного для этого дела и отправил его к нам, чтобы он Пресвятым Духом был возведен в сан епископа и был назначен пастырем пока еще ли­шенной наставника паствы. Достаточно Вашей Мудрости для того, ибо Вы и сами об этом заботились, как это следует из Ваших пре­жних стараний"115.
   Наиболее полные и достоверные сведения о политической ситуации в Крыму в первой половине -- середине X в. содержатся в произведении Константина Багрянородного (945-959) "Об управлении империей", со­ставленном в 948-952 гг.116.
   Херсон и Климаты, согласно источнику, несомненно, подчинялись Византии (никаких хазарских наместников здесь не было), но власть им­перии не была очень прочной, ибо Крым находился под постоянной угро­зой вторжения неприятеля.
   С одной стороны, это недавние владетели большей части полуост­рова -- хазары, которые хотя уже и покинули Крым, но, вероятно, не оставляли надежды его вернуть и всячески угрожали набегами. Чтобы сдерживать хазар, византийские власти всячески обхаживали их сосе­дей -- алан, которые, также будучи грозной военной силой, могли пре­пятствовать тем, угрожая ударить с тыла. По словам Константина, не­обходимо дружить с эксусиократором Алании, потому что "он может сильно вредить им (хазарам. --Авт.), и подстерегая на путях, и нападая на идущих без охраны при переходах к Саркелу, к Климатам и к Херсо­ну. Если этот эксусиократор постарается препятствовать хазарам, то длительным и глубоким миром пользуются и Херсон, и Климаты, так как хазары, страшась нападения аланов, находят небезопасным поход с войском на Херсон и Климаты"117.
   С другой стороны, занявшие причерноморские степи печенеги. С ними у империи также были сложные отношения. Несмотря на тесные торго­вые связи, печенеги в любой момент могли напасть на византийские вла­дения в Крыму: "Поскольку этот народ пачинакитов соседствует с обла­стью Херсона, то они, не будучи дружески расположены к нам, могут выступать против Херсона, совершать на него набеги и разорять и самый Херсон, и так называемые Климаты"118.
   Описанную Константином Багрянородным политическую ситуацию подтверждает и дополняет так называемый Кембриджский документ (или
   -227-
   "Анонимное письмо" из каирской генизы), написанный хазарским евреем на древнееврейском языке в Константинополе зимой 949/950 г.119. Как видим, оба документа составлены в одном городе и в одно время, но представителями разных государств.
   В нем повествуется, что преследования императором Романом Лакапином (919-945) евреев вызвали напряженность в отношениях между христианской Византией и иудейской Хазарией (напомним, что хазары в 861 г. в качестве официальной религии приняли иудаизм120). Император Роман заручился поддержкой русского князя Олега121, послав тому бога­тые подарки. Олег захватил и разгромил город С-м-к-рай (Тмутаракань)122, воспользовавшись отсутствием в нем хазарского военачальника Песаха. Песах в свою очередь начал войну с византийцами. Он завоевал три горо­да и много селений. Затем он напал на Херсон и разгромил византийцев в сражении, убив 90 человек, многих взял в плен, а остальных рассеял. Данные события произошли в период между 920-940 гг.123. Отметим, согласно источнику, который передает представления элиты хазарского общества, поселения на территории полуострова являлись "городами Романа"124, то есть византийскими, а Песах пришел туда явно из-за пре­делов Крымского полуострова.
   Как представляется, данный эпизод в сопоставлении с армянским Жи­тием Стефана Сурожского (см. Приложение I. III) в некоторой степени позволяет приблизиться к решению старой историографической загад­ки -- походу в Крым князя Бравлина. Сопоставим документы.
  

Кембриджский Аноним

Армянское Житие Стефана Сурожского

   "И стало это (нападение Олега на С-м-к-рай. -- Авт.) известно Булшици, то есть до­сточтимому Песаху, и пошел он в гневе на города Романа и избил (губил по Н. Голбу и О. Прицаку) и мужчин и женщин. И он взял три города, не считая большого мно­жества пригородов (деревень по Н. Голбу и О. Прицаку). И оттуда он пошел на (го­род) Шуршун и воевал против него. [...) и они вышли из земли наподобие червей [...] Израиля, и умерло из них 90 человек. [... ] и он заставил их платить дань125 ([он не окон­чательно разгромил их в битве], но он обя­зал их служить ему -- по Н. Голбу и О. Прицаку126)"
   "Спустя времена некий Пролис, из злого и неверного народа, пришедши с войском, и разрушил Керчь и страну его, и отправил­ся оттуда в Шрсон [Херсонес] и разрушил тот, и взял в плен мужчин и женщин и де­тей, и других мечу придал. Оттуда пришел с войском в Сухта и как поступал в других гаварах, так поступил и в этом гаваре. ибо кровью безвинных месил землю".
  
  
   Как видим, между этими двумя текстами много общего: аналогич­но количество захваченных городов, только в Житии называются имена всех городов, а в Кембриджском документе только Херсон; и там и
   -228-
   там упоминается о множестве покоренных селений; сходны описания репрессий по отношению к местному населению. Принимая во вни­мание разницу между армянским и древнееврейским языками, а так­же то, что в армянское Житие данный эпизод попал не напрямую, а через какой-то не дошедший до нас греческий текст127, Песах мог превратиться в Пролиса128. Таким образом, учитывая, что рассматрива­емые источники отражают позиции противоположных сторон, версия о том, что в них отражено одно и то же событие, кажется имеющей право на существование. Конечно, могут возникнуть возражения, что поход Песаха был совершен приблизительно через двести лет после смерти Стефана Сурожского. Однако в армянском Житии сюжет по­дан как посмертное чудо, о котором сказано "спустя времена", то есть без всяких хронологических привязок. Кроме того, следом за этим сюжетом с пояснением "в то время" следует чудо исцеления "благо­честивой царицы по имени Анна". Несомненно, под последней следу­ет понимать сестру византийского императора и жену киевского князя Владимира, прибывшую из Константинополя в Херсонес после его захвата русскими войсками. Соответственно, последний сюжет мог попасть в Житие не раннее конца X в.. что в совокупности с вышеска­занным, является косвенным подтверждением наших выводов. Таким образом, эпизод о захвате Пролисом (Песахом?) Сухты мог появить­ся в Житии не ранее середины -- конца X в., и данный сюжет не есть плод фантазий русских агиографов129.
   Необходимо отметить, что один документ все же сообщает о вхождении части Крыма в состав Хазарии в середине X в. Это так называемая Пространная редакция письма хазарского царя Иосифа, согласно которой в состав каганата в начале 50-х гг. X в.130 входил весь полуостров, за исключением Херсона и его ближайшей округи. Однако это противоречит данным как Константина Багрянородного, гак и Кембриджского документа (при этом все источники составле­ны практически в одно время). Как уже отмечалось, данные Про­странной редакции в отношении крымских владений хазар сильно преувеличены131.
   Таким образом, несмотря на отдельные военные успехи первой поло­вины X в.. закрепиться в Крыму хазары не смогли, а к середине 40-х. гг. X в. угроза крымским владениям Византии с их стороны, вероятно, пере­стала быть ощутимой.
   Подтверждением является договор, заключенный между империей и Киевской Русью в 944 или 945 г. после похода Игоря на Византию. Со­гласно ему, русские обязуются не нападать на подвластные Константино­полю области в Крыму (ст. 8) и защищать их от походов черных болгар (ст. 11 )132. В договоре нет ни слова о хазарской опасности. Надо думать, если бы таковая имелась, византийцы не преминули бы вменить в обязан­ность русским защиту "Корсунской страны" и от хазар, тем более что Хазария и Черная Булгария были соседями133.
   -229-
  

Примечания

   1 Ahrweiler H. Les relations entre les Russes au IX siecle // Bulletin d" information et de Coordination de T Association Internationale des Etudes Byzantines. --Athens -- Paris, 1971. -- 5.-- Р. 66.
   2 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. -- С. 152.
   1 Романчук А. И. Средневековый Херсон (отражение в источниках основных фун­кций города) // Византия и средневековый Крым. -- АДСВ. -- Вып. 26. -- Барнаул, 1992.-- С. 210.
   4 Науменко В. Е. Учреждение и развитие византийской фемы в Таврике // Древно­сти. -- 1996. -- Харьков. 1997. -- С. 25.
   5 Сорочан С. Б. О торгово-экономической политике Византии в Таврике VII-IХ вв. // Проблемы археологии древнего и средневекового Крыма. -- Симферополь, 1995.--С. 118; Византийский Херсон. -- Ч. 1. -- С. 542-544.
   6 Цукерман К. К вопросу о ранней истории фемы Херсона. -- С. 320; Zuckerman C. Short notes. Two notes on the early history of the thema of Cherson // Byzantine and modern Greek studies. -- 1997 -- 21. -- Р. 221.
   7 Айбаоин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 214
   8 Лопарев Х. Византийские Жития святых VIII-IX вв. (продолжение). -- С. 12-13.
   9 Там же. -- С. 13. Х.-Ф. Байер переводит этот отрывок следующим образом: "Так как таким образом стекались приближенные к Боспору племена и садились у двери святого, он считал вредом их собрание и оценивал их похвалы уменьшением своей добродетели. Призвав кого-то из своих учеников, Парфения по имени, посоветовался с ним о содействии при возвращении в Византию. Когда тот возразил, что невозмож­но, чтобы толпа допустила нам осуществить это, мудрейший муж сказал: пусть пообе­щает им возвращение, и это да станет исполнением нашего плана. Таким образом, утешив людей, он вышел из города, совершая путешествие в Византию" (История крымских готов. -- С. 352). На основании этого автор делает вывод, что речь идет не о ссылке Иоанна, а о добровольном приезде; толпа, окружившая город, -- поклонни­ки святого, а сам отъезд состоялся не из Херсона, а из Боспора (Там же). С. Б. Соро­чан аргументированно показал ошибочность выводов Байера (Византийский Херсон. -- Ч. 1. -- С. 544). Поэтому нам нет смысла возвращаться к данному вопросу.
   10 Лопарев Х. Византийские Жития святых VIII-IХ вв. (продолжение). -- С. 12-13,
   11 Васильевский В. Г. Хождение Апостола Андрея в страну мирмидоян. -- С. 266; Dvornik F. The idea of apostolity in Byzantium and the legend of apostle Andrew. -- Cambridge-Mass, 1958. -- Р. 255.
   12 Виноградов А. Ю. Апостол Андрей и Черное море: Проблема источниковеде­ния. -- С. 25; Чичуров И. С. Литература У1П-Х вв. // Культура Византии. Вторая поло­вина УИ-ХП в. -- М, 1989. -- С. 142; Auzepy M.-F. Gothie et Crimee de 750 a 830 dans les sources ecclesiastiques et monastiques grecques. -- Р. 325-326.
   13 Виноградов А. Ю. Апостол Андрей и Черное море: Проблема источниковеде­ния. -- С. 358.
   14 Васильев А. А. История Византийской империи. Время до Крестовых походов. -- СПб., 1998. -- С. 381-383; Сюзюмов М. Я. Второй период иконоборчества. Существу­ет мнение, что путешествие Епифания могло состояться в период правления "ограни­чено веротерпимых" Никифора I, Михаила I или даже Михаила II (Байер Х.-Ф. Исто­рия крымских готов... -- С. 345; Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. 2. -- С. 1380). Однако контекст источника не позволяет согласиться с такой точки зрения.
   15 Васильевский В. Г. Хождение Апостола Андрея в страну мирмидоян. -- С. 268-269; Недавно полное епифаниево Житие вновь было переиздано А. Ю. Виноградовым (Греческие предания о св. Апостоле Андрее. -- С. 280-318. Крымский отрывок. -- С. 311-313). Хотя последнее издание, несомненно, представляет огромный интерес, в интересующем нас ракурсе оно не противоречит чтению В. Г. Васильевского.
   -230-
   16 Там же. -- С. 270.
   17 Греческие предания о св. Апостоле Андрее. -- С. 312.
   18 Васильевский В. Г. Хождение Апостола Андрея в страну мирмидоян. -- С. 275.
   19 Там же. -- С. 282.
   20 Дагрон Ж. Двуликий Крым // МАИЭТ. -- Симферополь, 2000. -- Вып. VII. -- С, 295-297.
   21 Константин Багрянородный. Об управлении империей. -- С. 247-259.
   22 См. Могаричев Ю. М. Пещерные сооружения средневековых городищ Юго-За­падного Крыма (вопросы классификации, хронологии, интерпретации). -- С. 93; Гер­цен А. Г., Могаричев Ю. М. Иконоборческая Таврика. -- С. 188.
   23 Творения преподобного Феодора Студита в русском переводе. -- Т. 2. -- С. 454-455. 553-555; Сорочаи С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. 2. -- С. 1385-1395.
   24 Творения преподобного Феодора Студита в русском переводе. -- Т. 2. -- С. 455.
   25 Могаричев Ю. М. К вопросу о политической ситуации в Таврике в середине IX в.
   26 Сорочин С. Б.. Зубарь В, М.. Марченко Л. В. Жизнь и гибель Херсонеса. -- С. 261.
   27 Ягич И. В. Вновь найденное свидетельство о деятельности Константина Филосо­фа первоучителя славян св. Кирилла // Приложение к 72-му тому Записок император­ской академии наук. -- 1893. -- N 6. -- С. 1-2.
   28 Лопарев Х. Византийские Жития святых VIII-IХ вв. (продолжение). -- С. 8.
   29 Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period. -- Р. 117.
   30 Auzepy M.-F. Gothie et Crimee de 750 a 830 dans les sources ecclesiastiques et monastiques grecques. -- Р. 325-326.
   31 Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period. -- Р. 117.
   32 С. Б. Сорочан сомневается в возможности заимствования данной информации и считает, что противоречие между сообщениями Епифания и Жития Иоанна Психаита объясняется тем, что ситуация постоянно менялась. Следовательно, Херсон и Готия периодически подвергались нападению неприятеля (естественно, хазар). Однако ни археологические материалы Херсона, ни поселений Юго-Западного Крыма этого пред­положения не подтверждают. Поэтому мы считаем возможным не отказываться от на­шей точки зрения. В качестве доказательства своих выводов автором приводилась надпись в так называемом "Храме с Крещальней" в Инкермане: "Упокоились рабы Божий Авраамий сын (?) Афка комит месяца первого (?) 19(?), дня... и Косма Афка комит месяца марта 6329 (?) (Латышев В. В. Сборник греческих надписей христиан­ских времен из Южной России... -- 40-42). Несмотря на то что В. В. Латышев не был склонен датировать надпись 821 г. (Там же. -- С. 41), С. Б. Сорочан, вслед за В. Ф. Фи­липпенко (К истории Инкерманского пещерного монастыря // История и археология юго-западного Крыма. -- Симферополь, 1993. -- С. 114-115; Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. 1. -- С. 546-547), относит ее именно к этому времени. Анализ архитек­турных особенностей данной церкви показывает, что она сооружена в ХIVV вв. (Мо­гаричев Ю. М. Пещерные церкви Таврики. -- С. 13). Более того, недавно А. Ю. Вино­градов еще раз проанализировал указанную надпись и доказательно датировал ее эпо­хой Феодоро ("Разряд" и "Часть". Как нам обустроить Феодоро? // Сугдейский сборник. -- 2005. -- Вып. 2. -- С. 432-433).
   33 В последнее время было опубликовано несколько работ, подробно характери­зующих историю создания фемы (Цукерман К. К вопросу о ранней истории фемы Херсона. -- С. 312-316; Zuckerman C. Short notes. Two notes on the early history of the thema of Cherson // Byzantine and modern Greek studies. -- 1997. -- 21; Соро­чан С. Б. Рождение Фемы. Херсон и Таврика в системе византийских военно-административных преобразований VIII-1Х вв. -- С. 548-581; Науменко В. Е. К вопросу о характере византийско-хазарских отношений в конце VIII --середине IX в.; Византийско-хазарские отношения в середине IX века // Хазары. -- Евреи и славяне. -- Иерусалим. -- М., 2005. -- Т. 16). Поэтому мы не будем подробно останавливаться на данном вопросе.
   -231-
   34 Цукерман К. К вопросу о ранней истории фемы Херсона. -- С. 320; Zuckerman C. Short notes. Two notes on the early history of the thema of Cherson // Byzantine and modern Greek studies. -- 1997. -- 21; Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 215-216; Дагрон Ж. Двуликий Крым. -- С. 297-298.
   35 Справедливости ради отметим, что не все исследователи считают "венгерскую угрозу" причиной создания фемы. Подробнее см.: Петрухин В. Я. Хазария, венгры и Русь у Константина Багрянородного: тезисы к новому комментарию // Хазары: Тез. докл. -- М., 2002; Сорочан С. Б. Рождение фемы. Херсон и Таврика в системе визан­тийских военно-административных преобразований УШ-1Х вв. -- С. 358; Византийс­кий Херсон. -- Ч. 1. -- С. 565.
   36 Так, например, считает В. Е. Науменко (К вопросу о характере византийско-ха-зарских отношений в конце VIII -- середине IX вв. -- С. 550), но не поддерживает К. Цукерман (К вопросу о ранней истории фемы Херсона. -- С. 319).
   37 Цукерман К. К вопросу о ранней истории фемы Херсона. -- С. 320; Венгры в стране Леведии: новая держава на границах Византии и Хазарии ок. 836-889 гг. -- С. 678.
   38 Цукерман К. К вопросу о ранней истории фемы Херсона. -- С. 316-321.
   39 Могаричев Ю. М. К вопросу о политической ситуации в Таврике в середине IX в. -- С. 50.
   40 Алексеенко Н. А. Архонтия Херсона VIII-IХ вв. поданным сфрагистики// МАИ-ЭТ. -- Вып. IX. -- Симферополь, 2002. -- С. 486.
   41 Антонова И. А. Рост территории Херсонеса. -- С. 22-23; Юго-восточный учас­ток оборонительных стен Херсонеса. -- С. 114.
   42 Сазанов А. В. К хронологии цитадели Баклинского городища IХ-ХI вв. // Про­блемы истории и археологии Крыма. -- Симферополь, 1994. -- С. 42-57.
   43 Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. Еще раз о дате появления крепости на плато Чуфут-Кале. -- С, 190.
   44 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 218.
   45 Герцен А. Г Дорос -- Феодоро (Мангуп)... -- С. 104.
   46 Там же. -- С. 177-250.
   47 Могаричев Ю. М. Рец.: Майко В. В. Средневековое городище на плато Тепсень в Юго-Восточном Крыму // Археолопя. -- 2006. -- N 2.
   48 Майко В. В. Городской некрополь Судак-И на посаде средневековой Сугдеи // МАИЭТ. -- 2006. -- Вып. XII. -- Ч. 2. -- С. 517.
   49 Сказания о начале славянской письменности. -- М.. 1981. -- С. 78.
   50 Цукерман К. Венгры в стране Леведии: новая держава на границах Византии и Хазарии ок. 836-889 гг. -- С. 675.
   51 Сказания о начале славянской письменности. -- С. 10. Некоторые исследовате­ли определяют более узкие хронологические границы составления Жития. См., на­пример: Цукерман К. Венгры в стране Леведии: новая держава на границах Византии и Хазарии... -- С. 677; О происхождении двоевластия у хазар и обстоятельствах их обращения в иудаизм. -- С. 525-526; Байер Х.-Ф, История крымских готов как интерпретация Сказания Матфея о городе Феодоро. -- С. 75.
   52 Zuckerman C. On the date of the khazars' conversion to Judaism and the chronology of the kings of the Rus Oleg and Igor. -- Р. 243.
   53 См., например: Васильевский В. Г. Введение в Житие св. Георгия Амастридско-го. -- С. ССХСШ; Шестаков С. П. Очерки по истории Херсонеса в VI-Х веках. -- С. 49-54; Франко I. Святий Климент у Корсуні // Записки наукового товаривства імені Шевченка. -- Львів, 1904. -- Т. LХ. -- Кн. IV. -- С. 220; Успенский Ф, И. История Византийской империи. -- М., 1997. -- Т. 2. -- С. 32-36; Васильев А. А. Готы в Крыму. -- С. 223, 227-230; Вернадский Г. В. Древняя Русь. -- М.-Тверь, 2000. -- С. 352; Якобсон А. Л. Раннесредневековый Херсонес. -- С. 46-47, 52-53; Артамонов М. И. История хазар. -- 1962. -- С. 330-332, 354; Сорочан С. Б., Зубарь В. М., Марченко Л. В. Жизнь и гибель Херсонеса. -- С. 260-261; Айбабин А. И.
   -232-
   Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 221; Байер Х.-Ф. История крым­ских готов. -- С. 116-117, 357,
   54 См. подр. Цукерман К. Венгры в стране Леведии... -- С. 677.
   55 Цукерман К. Венгры в стране Леведии... -- С. 676-677.
   56 Шушарин В. П. Христианизация венгров // Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси. -- М., 1988. -- С. 160.
   57 Сорочан С. Б. "Сагсеш НаЬИаЮгез"? Положение Херсона во второй половине IX в. -- С. 79-80.
   38 Могаричев Ю. М. К вопросу о политической ситуации в Таврике в середине IX в. -- С. 52-53; О степени достоверности одного сюжета Жития Константина Философа.
   59 Правда, еще один пассаж, сообщающий о пребывании Константина на полуост­рове, (на обратном пути из Хазарии) помещен в XII главе. Однако эта тема отдельного исследования,
   60 Как Итальянская легенда, так и письмо Анастасия -- хорошо известные источни­ки. Однако для аргументации наших выводов кратко напомним их характеристику и хронологию.
   61 Сказания о начале славянской письменности. -- С. 10-11.
   62 Ягич И. В. Вновь найденное свидетельство о деятельности Константина Философа первоучителя славян св. Кирилла. -- С. 1-2; Франко I. Святий Климент у Корсуні // Записки наукового товаривства імені Шевченка. -- Львів, 1904. -- Т. LIХ. -- Кн. III. -- С. 204-208; Петров А. Письмо Анастасия Библиотекаря // Журнал Министерства На­родного Просвещения. -- 1893. -- Январь.
   63 Так как в данном случае речь идет не об анализе текстологических нюансов, а о наличии в источниках тех или иных сюжетов, мы в основном пересказываем сюжеты, цитируя текст только в тех местах, которые считаем важными.
   64 Цит. по: Сказания о начале славянской письменности. -- С. 77-78.
   65 Цит по: Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. 2. --С. 1442-1456.
   66 Цит. по: Ягич И. В. Вновь найденное свидетельство о деятельности Константина Философа. -- С. 9-10.
   67 Сказания о начале славянской письменности. -- С. 96.
   68 Сорочан С. Б. "Carceris habitatores"? Положение Херсона во второй половине IX в. -- С. 75-76. Хотя существует мнение о не "историчности описанной в Житии хазарской миссии" и, соответственно, изучения Константином языков в Херсоне (Штихель Р. Почему св. Кирилл выучил еврейский язык в Крыму? // Хазары. Вто­рой международный симпозиум. -- М., 2002. -- С. 108,
   69 Сорочан С. Б. "Carceris habitatores"?.. --С. 115-117.
   70 Коковцов П К. Еврейско-хазарская переписка в X в. -- С, 8-10.
   71 Подробнее см. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в исто­рии Восточной Европы и Кавказа. -- С. 144-171; Zuckerman C. On the date of the khazars' conversion to Judaism and the chronology of the kings of the Rus Oleg and Igor. -- Р. 237-259.
   72 Vernadsky G. Byzantium and Southern Russia // Byzantion. -- 1940-1941. -- N 15. -- Р. 76-86.
   73 Zuckerman C. On the date of the khazars' conversion to Judaism and the chronology of the kings of the Rus Oleg and Igor. -- Р. 237-259; Цукерман К. О происхождении двоевластия у хазар и обстоятельствах их обращения в иудаизм.
   74 Топоров В. Н. По окраинам Греческого мира // К 70-летию академика Г. Г. Литаврина. -- М., 1999. -- С. 211-212; Бернштейн С Б. Константин Философ и Мефодий. -- М., 1984. -- С. 66.
   75 Бернштейн С. Б. Константин Философ и Мефодий. -- С. 66.
   76 Там же. -- С. 52-67.
   77 Подробнее об этом см: Уханова Е. В. Обретение мощей св. Климента, папы Римского, в контексте внешней и внутренней политики Византии середины IX в.
   -233-
   78 Ягич И. В. Вновь найденное свидетельство о деятельности Константина Философа. -- С. 10.
   79 Васильевский В. Г. Житие св. Георгия Амастридского. -- С. 40-41.
   80 Васильевский В. Г. Введение в Житие св. Георгия Амастридского. -- С. ССХСИ.
   81 Васильевский В. Г. Введение в Житие св. Георгия Амастридского -- С.
   82 ЛопаревХ. Византийские Жития святых VIII-IХ вв. (продолжение).
   83 Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period. -- Р. 121-125.
   84 Лопарев Х. Византийские Жития святых УШ-1Х вв. (продолжение).
   85 Там же.-- С. 123.
   86 Лопарев Х. Византийские Жития святых УП1-1Х вв. (начало). -- С. 56-57.
   87 Васильевский В. Г. Введение в Житие св. Георгия Амастридского. -- С. СП.; Ягич И. В. Вновь найденное свидетельство о деятельности Константина Филосо­фа. -- С, 9.
   89 Франко I Святий Климент у Корсуні. -- Т. LХ. -- С. 213.
   90 Подр. См: Могаричев Ю М. К вопросу о политической ситуации... -- С. 53.
   91 Ягич И. В. Вновь найденное свидетельство о деятельности Константина Философа. -- С. П.
   92 Там же. -- С. 2.
   93 Ягич И. В. Вновь найденное свидетельство о деятельности Константина Философа. -- С. 10.
   94 Сказания о начале славянской письменности. -- С. 77-78.
   95 Цукерман К. К вопросу о ранней истории фемы Херсона. -- С. 312316; Zuckerman C. Short notes. Two notes on the early history of the thema of Cherson.
   96 Константин Багрянородный. Об управлении империей. -- С. 171-173.
   97 Ягич И. В. Вновь найденное свидетельство о деятельности Константина Филосо­фа. -- С. 10.
   98 Лавров К. Жития херсонских святых в греко-славянской письменности II Памятники христианского Херсонеса.-- СПб., 1911. -- Вып. 2. -- С. 130, 144.
   99 Сказания о начале славянской письменности. -- С. 85-86. С. Б. Сорочан справедливо заметил, что в источнике идет речь не о крещении фулльского народа (он уже был крещен), а как раз о наставлении на путь истинный (Константин боролся с пережитками язычества) (Византийский Херсон. -- Ч. 1. -- С. 527-529).
   100 Согласившись, что Житие Константина является "полноценным историческим источником" (Цукерман К. О происхождении двоевластия у хазар.. -- С. 531), на­помним справедливое замечание А.П. Новосельцева, что ставить агиографические со­чинения о миссии Константина Философа в Хазарию в один ряд с историческими трудами оснований нет (Хазарское государство... -- С. 33).
   101 Подробнее см.: Цукерман К. Венгры в стране Леведии: новая держава на грани­цах Византии и Хазарии ок. 836-889 г. -- С. 676.
   102 Якобсон А. Л. Средневековый Крым. -- С. 55.
   103 Ачкинази И. В. Об иудейских памятниках конца IX -- начала X в. из Крыма // Тезисы докладов международной конференции "Византия и народы Причерноморья и Средиземноморья в раннее средневековье". -- Симферополь, 1994.
   104 Майко В. В. Хозари у Криму в другій половині X ст. // Археологія. -- N 2. -- 1999; Проблемы салтовской культуры Крыма и Кембриджский аноним. -- С. 102. Основной его аргумент состоит в том, что "салтово-маяцкие комплексы... существу­ют без видимых изменений всю вторую половину IX и первую X в." (Средневековое городище на плато Тепсень... -- С. 29). Однако, как мы попытались показать в главе IV, массового археологического материала, который можно было бы датировать пер­вой половиной X в., на "хазарских" поселениях нет.
   105 Цукерман К. Венгры в стране Леведии: новая держава на границах Византии и Хазарии ок. 836-889 гг. -- С. 677; О происхождении двоевластия у хазар и обстоятельствах их обращения в иудаизм. -- С. 527-530.
   -234-
   106 Цукерман К. Венгры в стране Леведии: новая держава на границах Византии и Хазарии ок. 836-889 гг. -- С. 678-679.
   107 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 222.
   108 Байер Х.-Ф. История крымских готов как интерпретация Сказания Матфея о городе Феодоро. -- С. 118-119.
   109 Васильев А. А, История Византийской империи. Время до Крестовых походов. -- С. 437; Казанов А. Евреи в раннесредневековой Византии // Вестник Еврейского уни­верситета в Москве. -- М.: Иерусалим, 1994. -- N 1 (5). -- С. 25.
   110 Могаричев Ю. М. К вопросу о "хазарском наследстве" (хазарские иудеи и проблема происхождения караимов и крымчаков). -- С. 273.
   111 С этим согласен и С. Б. Сорочан. Он так же считает, что к 873 г. хазар на Боспоре уже не было, но при этом отмечает, что они могли оставаться в других местах Крыма ("Carceris habitatores"? Положение Херсона во второй половине IX в. --С. 112-113).
   112 Науменко В Е. Место Боспора в системе византийско-хазарских отношений // Бахчисарайский историко-археологический сборник. -- С. 353.
   113 Науменко В. Е. Таврика у контексті Візантійсько-хозарських відносин: полггико-адміністративний аспект. --С. 17.
   114 Богданова Н, М, Церковь Херсона в Х-ХV вв. -- С. 34-36.
   115 Там же. -- С. 36.
   116 Константин Багрянородный. Об управлении империей. -- С. 5.
   117 Там же. -- С. 53.
   118 Там же. -- С 37.
   119 Голб Н., Прицак О. Хазарско-еврейские документы X в. -- С. 138-142; Цукер­ман К. О происхождении двоевластия у хазар и обстоятельствах их обращения в иудаизм. -- С. 526; Хотя этот источник является проблемным, большинство совре­менных исследователей склонны верить как в подлинность самого документа, так и в правдивость описанных в нем событий (Новосельцев А. П. Хазарское государ­ство... -- С. 7-8). Подробнее обзор историографии см.: Майко В. В. Средневековое поселение на плато Тепсень. --С. 33-39; Семенов И. Г. К интерпретации сообщения "Кембриджского Анонима" о походе Хельгу, "царя Руси" // Хазары. -- Евреи и славяне. -- 2005, -- Т. 16.
   120 Zuckerman C. On the date of the khazars' conversion to Judaism and the chronology of the kings of the Rus Oleg and Igor. -- Р. 237-259; Цукерман К. О про­исхождении двоевластия у хазар и обстоятельствах их обращения в иудаизм. -- С. 530-532.
   121 По мнению А. К. Шапошникова, в источнике речь идет об Игоре. Русский князь именуется везде Олеговичем или (сыном) Олеговым. по евр. х-у-л-г-у (Холегов).
   122 Несомненно, нет никаких оснований отождествлять С-м-к-рай, или Самкерц (по другим чтениям), и Керчь. См.: Тортика А. А. Боспор Киммерийский в хазарское время по данным арабо-персидских и хазаро-еврейских авторов // Боспорские иссле­дования. -- Симферополь, 2004. -- Вып. V. -- С. 384.
   123 Zuckerman C. On the date of the khazars' conversion to Judaism and the chronology of the kings of the Rus Oleg and Igor. -- Р. 237-239.
   124 Голб Н., Прицак О. Хазарско-еврейские документы X века. -- С. 141.
   125 Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка. -- С. 113-123.
   126 Голб Н., Прицак О. Хазарско-еврейские документы X века. -- С. 141.
   127 По аргументированному мнению С. А. Иванова, греческая редакция, на основа­нии которой создавались армянская и славянская версии, была составлена в конце X в. (Ivanov S. The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- Р. 111).
   128 Заметим, Сугдайа греческой редакции в армянской превратилась в Сухту, Копроним в Коприн, хазары в лазары, Херсон в Шрсон.
   129 Конечно, это только предварительные выводы, требующие дополнительной аргу­ментации. Более подробно см.: Могаричев Ю. М. Об одном из сюжетов Жития Стефа-
   -235-
   на Сурожского (Бравлин из Новгорода или Песах из С-м-к-рая?) // Хазарский альма­нах. -- N 5 (в печати).
   130 Цукерман К. О происхождении двоевластия у хазар и обстоятельствах их обращения в иудаизм. -- С. 526. Хотя есть и другие точки зрения по поводу датировки источника, все они укладываются в промежуток 50-60 гг. X в.
   131 Герцен А. Г. Византийско-хазарское пограничье в Таврике. -- С. 63.
   132 Полное собрание Русских Летописей. -- Л., 1926. -- Т. 1. -- С. 51; Левченко М. В. Очерки по истории русско-византийских отношений. -- М., 1956. -- С. 162.
   133 О локализации Черной Булгарии см.: Константин Багрянородный. Об управлении империей. -- С. 355. При этом нет никаких оснований отождествлять хазар с черными булгарами, византийцы их четко разделяли (Там же. -- С. 53).
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "Мертвые земли"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Февральская "Фавориты. Цепные псы "(Антиутопия) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"