Аспар: другие произведения.

История Шри-Ланки. Перевод книги Кодрингтона.Глава 8

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Упадок португальского могущества (1635-1656)


   ГЛАВА VIII
   УПАДОК ПОРТУГАЛЬСКОГО МОГУЩЕСТВА
   (1635 - 1656)
  
   Сенарат разделил королевство между своим собственным сыном Раджасинхой, которому были выделены "Пять стран в нагорье", т.е. фактически весь современный округ Канди, с титулом короля, и другими сыновьями от донны Катарины, Кумарасинхой и Виджаяпалой, которые получили соответственно Уву и Матале. Кумарасинха был отравлен Раджасинхой ещё до смерти Сенарата, которая произошла в 1635 г., и молодой принц стал единственным королём под именем Раджасинха II (1635-1687). Договор 1634 г. не соблюдался очень уж строго, и молодой монарх вскоре после вступления на престол, в 1636 г., призвал на помощь голландцев, предложив им захватить форт в Коттияре или Баттикалоа и пообещав возместить все затраты на снаряжение флота. Правление Ост-Индской Компании в Батавии, уже алчно приглядывавшееся к тому, как бы заполучить в свои руки торговлю корицей на Ланке, воспользовалось представившейся возможностью и поручило своему адмиралу, Адаму Вестервольду, который в это самое время вёл морскую блокаду Гоа, зайти на обратном пути на Ланку. Тем временем к Раджасинхе были отправлены посланники, прибывшие к его двору в 1637 г. После ряда переговоров они в сопровождении трёх сингалов отправились на встречу с Вестервольдом в Гоа, и были свидетелями состоявшегося 4 января 1638 г. сражения между голландским и португальским флотами, в котором последний потерпел поражение. Адмирал затем решил отправить небольшую эскадру под началом вице-командора Костера, которая бросила якорь в Тринкомали 3 апреля того же года.
   Тем временем капитан-генерал Диего де Мелло, возмущённый переговорами Раджаиснхи с голландцами, которые он посчитал предательством, затеял со своей стороны интригу с принцем Матале, который также был разгневан на короля из-за частной ссоры с ним, и вторгся в его владения. Канди был сожжён, но португальцы потерпели разгром, и сам генерал был убит в Ганноруве 28 марта 1638 г. Хотя вслед за этим вспыхнул обычный широко распространившийся мятеж, и король захватил всю португальскую территорию, он воздержался от нападения на крепости. В мае на Ланку прибыл в качестве нового капитан-генерала дон Антонио Маскареньяс (1638-1640), но не предпринял никаких действий вплоть до конца года, когда, получив подкрепления, приступил к отвоеванию низменностей и их возвращению под власть португальской короны, в чём он добился успеха в начале 1639 г.
   Костер проявился у Баттикалоа 8 апреля 1638 г. и начал совершать приготовления к атаке на форт. 10 мая к нему присоединился Вестервольд, и несколькими днями позже прибыл с армией Раджасинха. В своих раз за разом повторяющихся приказах, первый из которых был издан в 1617г., король Португалии настойчиво требовал укрепить крепостные сооружения в Баттикалоа и Тринкомали, но местные португальские власти оставляли их без внимания, что позволило союзникам добиться быстрой капитуляции гарнизона 18 мая. После этого Вестервольд заключил договор с королём. Он был подписан 23 мая и предусматривал фактическую монополизацию экспортной торговли голландцами в обмен на помощь, оказанную ими королю, который, кроме того, обязывался возместить им все затраты и не поддерживать никаких связей с португальцами. В соответствии с 3-м пунктом договора, который позже создал немало проблем, во все захваченные у португальцев форты должны были быть введены голландские гарнизоны, при условии, что король не потребует снести эти укрепления. Это условие содержалось в голландской копии, подписанной королём, но отсутствовало в сингальской.
   Вскоре после этого Вестервольд отплыл в Батавию, оставив в качестве своего заместителя Костера в Баттикалоа. Тринкомали капитулировал 2 мая 1639 г., и королевские войска появились под стенами города только после того, как голландцы заняли форт. Затем король захотел захватить Коломбо. Совет в Батавии, несмотря на то, что питал мало доверия к обещаниям Раджасинхи, всё же решил пойти навстречу его желаниям, но при условии заключения нового соглашения, по которому все захваченные крепости должны были перейти к голландцам. С этой целью был отправлен флот под командованием Филиппа Лукаса, с Костером в качестве вице-адмирала, прибывший в Тринкомали в декабре только для того, чтобы обнаружить, что размещённый здесь голландский гарнизон умышленно морят голодом по приказу Раджасинхи. В начале января 1640 г. флот направился в Коломбо, но, увидев, что штурм город выглядит безнадёжным делом, т.к. Раджасинха с армией не появился, высадил войска около Негомбо, где к ним позднее присоединились сингалы. Негомбо был взят 4 февраля 1640 г., и в город вошёл голландский гарнизон; Раджасинха был оскорблён этим действием и отступил. Костер, однако, всё же сумел убедить короля заключить новое соглашение; в нём говорилось, что, когда португальцы будут полностью изгнаны с Ланки, голландцы оставят за собой только один форт, но что их гарнизоны должны будут находиться в Коломбо и других крепостях до тех пор, пока Раджасинха не возместит им все военные издержки, и что Коломбо, после его захвата, должен быть разрушен, если король не решит сохранить его в качестве крепости, но в этом случае туда должен быть введён голландский гарнизон. Задолженность короля перед голландцами в этом году уже достигла суммы в 310790 гульденов.
   Флот теперь отплыл на юг, и 13 марта высаженный с кораблей голландский десант штурмовал Галле, тогда как сингалы снова прибыли слишком поздно, чтобы принять участие в битве. Король всё ещё оставался в натянутых отношениях с голландцами, и Костер вместе с ним отправился в Канди в надежде достичь такой договоренности, которая наилучшим образом устроила бы обе стороны. Переговоры зашли в тупик, и Костер, преисполненный негодования, был убит сингалами на обратном пути в Баттикалоа. Король, хотя и выразил своё сожаление по этому поводу, всё же явно предпочитал скорее наблюдать со стороны за тем, как португальцы и голландцы воюют друг против друга, чем оказывать помощь последним и обеспечить падение Коломбо, которое в таком случае было бы только вопросом времени. Положение голландцев на острове между сингалами и португальцами было незавидным.
   Капитан-генерал дон Филипп Маскареньяс (1640-1645) прибыл с подкреплениями и отбил Негомбо 9 ноября 1640 г. Португальцы, считая свою армия не достаточно сильной, чтобы осаждать Галле, расположились лагерем в его окрестностях и вскоре привели к подчинению Четыре и Семь коралес, тогда как Раджасинха удержал Сабарагамуву. Положение дел ещё более обернулось в их пользу благодаря гражданской войне, которая вспыхнула в 1641 г. на территории Канди между королём и его сводным братом Виджаяпалой. Последний, однако, всё же был вынужден спасаться бегством в Коломбо; но португальцы вместо того, чтобы оставить его там в качестве средства оказания давления на Раджасинху, отправили принца в Гоа в соответствии со старым приказом короля Португалии, гласившим, что языческих принцев не следует восстанавливать на престоле, если они не обратятся в христианство; он умер в ссылке в 1654 г. Увоз принца в Гоа мог явиться следствием его интриг с голландцами в 1643 г.
   С июня 1643 г. Галле был плотно блокирован с суши, и Раджасинха не оказывал союзникам никакой помощи до февраля 1644 г., когда Шри-Ланки достигли новости о 10-летнем мирном договоре, заключённом между голландцами и Жоаном IV, первым королём Португалии из Браганской династии, который сбросил испанское ярмо в декабре 1640 г. Но голландцы во главе с Яном Тисзоном (1640-1646) предъявили претензии на земли, окружающие Галле, как на придаток крепости, хотя и не владели ими. Этот вопрос был передан на рассмотрение вице-короля в Гоа, который отверг голландские притязания, в результате чего война продолжалась. К концу года голландцы получили подкрепление; в январе 1644 г. они отбили Негомбо и попытались захватить Коломбо, но потерпели неудачу. Позже в том же году из Португалии был получен приказ уступить голландцам все территории, прилегающие к тем фортам, которые голландцы удерживали за собой на момент оглашения данного приказа в Гоа; перемирие сроком на 4 года было подписано 10 ноября 1644 г., а соглашение, уточняющее детали, заключено в Коломбо 10 января следующего года. Португальцы, таким образом, теряли значительно больше территорий, чем оставалось у них по окончании неудачных военных действий в 1643 г., т.к. голландцы теперь получили часть Семи коралес около Негомбо, а также всю Матару Дисавани, или провинции к югу от реки Бентота. Граница между современной Западной и Южной провинциями была проведена на основе этого договора.
   Раджасинха, от которого Компания пострадала больше, чем от действительных врагов, был особенно возмущён этим разделом территорий, которые он считал своими владениями, между двумя европейскими державами, тем более что Голландия и Португалия заключили 9 марта 1645 г. договор о взаимной защите против горцев. Голландцы пытались умиротворить короля, но он потребовал, чтобы они вывели свои войска из Семи коралес в Негомбо. В мае Тисзон, доведённый до предела грабежами Раджасинхи, объявил ему войну, но не добился успеха. В Батавии его действия подверглись осуждению, и он был сменен на посту губернатора в 1646 г. Иоганном Метсёйкером (1646-1650). Ван дер Стель был отправлен в мае, чтобы отвести войска в Негомбо, но, к несчастью, вступил в конфликт с королевскими войсками, которые продвинулись на спорную территорию при попустительстве португальцев, и спровоцировал их на столкновение, в котором он и почти все его люди расстались с жизнью. Голландский гарнизон в Семи коралес сдался в плен и был уведён в Канди. Король потребовал теперь уничтожить Негомбо, вопреки договору, заключённому с Костером, и его собственному желанию, выраженному в прошлом году, чтобы город оставался под властью голландцев. Метсёйкер занял твёрдую позицию и потребовал, чтобы Раджасинха открыто объявил, чего он желает, войны или мира, причём мир будет невозможным, пока Раджасинха не вернёт свободу голландским пленникам. В 1647 г. он отправил к королевскому двору посла, но безуспешно; в то же время переговоры с Раджасинхой вели и португальцы, которые вступили с ним в союз, несмотря на угрозу Метсёйкера, что если голландцы начнут войну с португальцами, то они удержат за собой все крепости, взятые армией Генеральных Штатов, и не уступят их королю. В 1649 г., тем не мене, король, который перед этим, чтобы предотвратить сбор корицы голландцами, приказал выселить всё население из Питигаи Керале, снова совершил резкий поворот во внешней политике, отпустил на свободу посла, насильно задержанного им два года назад, и подписал новый договор, немного отличавшийся от того, что был заключён в 1638 г.; в соответствии с его положениями предусматривалось, что Компания больше не будет обладать монополией на сбор урожая корицы. Этот документ фактически повторял договор, заключённый с Вестервольдом, причём отсутствующие слова третьей статьи были надлежащим образом включены в голландский экземпляр. В 1650 г. Метсёйкера сменил Ван Киттенстейн (1650-1653). Голландцы питали мало доверия к доброй воле Раджасинхи, а притязания короля назначить дисавани, или провинциальных губернаторов, на территорию, занятую ими, еще более осложнили положение. По меньшей мере ещё в 1650 г. Раджасинха уже замыслил нарушить новый договор, и отношения между двумя союзниками продолжали оставаться напряжёнными до 1652 г., когда португальцы возобновили военные действия.
   Капитан-генерал Мануэль Маскареньяс Омем, который сменил Филиппа Маскареньяса в 1645 г., захотел сконцентрировать все силы в Коломбо и оставил Калутару, которую сразу же заняли голландцы. Солдаты, охваченные подозрением, что Омем хочет предать их голландцам, подняли восстание; затем они отступили в Коломбо под натиском сингальских войск, и во главе с Гаспаром Фигуэро свергли капитан-генерала и содержали его под стражей. Фигуэро, который сосредоточил теперь в своих руках действительную власть, атаковал голландцев в Негомбо 8 января 1653 г., разгромил их в Ангуруватоте в округе Калутара, а после этого обратился против вторгшихся в Четыре коралес войск Раджасинхи, остановив их у Арандаре. 10 мая на смену Омему прибыл Франциско де Мелло де Кастро (1653-1655); он выпустил на свободу своего предшественника и привёз прощение для бунтовщиков, которое они отказались принимать, считая, что своими действиями, напротив, сохранили португальские владения на острове. Война продолжалась, в общем с перевесом в пользу португальцев, взявших Калутару после осады, продолжавшейся с июля 1653 по март 1654 г. Но голландцы ожидали лишь подкреплений, которые в конце концов прибыли во главе с Герардом Гульфтом, главнокомандующим морских и сухопутных воск, в сентябре 1655 г. Дни португальского владычества были сочтены. 14 октября сдалась Калутара. Голландцы сразу же взяли в осаду Коломбо, и после отчаянного сопротивления, во время которого гарнизон оказался на грани голодной смерти, Антонио де Соуза Коутиньо (1655-1656) был вынужден капитулировать 12 мая 1656 г., после осады, продолжавшейся 8 месяцев и 27 дней, губернатору Ван дер Мейдену (1653-1662), т.к. Гульфт был убит раньше, 10 апреля. Раджасинха появился на театре военных действий лишь в начале 1656 г. Голландцы явно были озабочены тем, чтобы удержать непостоянного короля подальше во время осады; его присутствие с армией действительно очень мало или совсем не содействовало завершению осады. Оборона Коломбо против превосходящих сил врага была самым героическим подвигом португальцев на Ланке.
  
   Португальская администрация.
  
   Португальское правительство Ланки подчинялось вице-королю в Гоа. Находившийся во главе португальской администрации капитан-генерал с резиденцией в Мальване рассматривался местными жителями как "король Мальваны", с титулом высочества. Его помощниками были "виадор да фазенда" - чиновник, ответственный за сбор налогов, и "оидор", или судья. Город Сан-Лоренцо, или Коломбо, управлялся Палатой, или муниципальным советом.
   Стран была разделена на четыре "дисавани", или провинции; во главе каждой из них находился "дисава", т.е. губернатор, который обладал значительно большей властью, чем даже местные короли. Этими провинциями были: Матара, включавшая в свой состав всю современную Южную Провинцию и Колонна Корале, округ Калутара и Сальпити Корале; Четыре коралес, включавшие северную часть округа Кегалла с коралес Сийяне и Хапитигам; Семь коралес, или Алуткуру Корале, включавшая всю Северо-Западную провинцию, и в теории значительную часть Северной Центральной; и Сабарагамува, в состав которой входили Три коралес и Булатгама из округа Кегалла, Ховагам корале и округ Ратнапура за исключением Колонна Корале. "Дисава" (губернатор) Негомбо появляется в 1640 г. Во главе каждого корале или части дисавани находился адигар, впоследствии называемый также "видана корале" или "корала", во главе каждого патту, или более мелкой административной единицы, стоял "атукорала". На самом нижнем уровне иерархии в каждой деревне находились старосты или "карийякаранно", за которыми осуществляли надзор "видане", если эти деревни располагались на королевских землях, а они уже обеспечивали всем необходимым португальцев. Все или почти все земельные владения носили условный характер, их владельцы должны были оказывать определённые услуги, часто военного типа; поступал также небольшой доход в наличных средствах. Корона сохраняла за собой монополию на:
   - всю корицу, впервые собранную населением Балагамы при Раджасинхе I. За её сбором надзирал капитан Махабадда;
   - ареку и перец, владельцы которых обязаны были продавать их правительству по фиксированной цене;
   - добычу драгоценных камней в Сабарагамуве;
   - слонов, которых продавали в Индию;
   - и, наконец, ловлю жемчуга.
   "Дисавас" обладали гражданской, включая судебную, а также военной юрисдикцией над местным населением. Далее, в рассмотрении определённых дел трибуналу капитан-генерала ("банакас", от "баннека" или "баснайяка") помогали секретари. Каждый год страну объезжала выездная сессия суда присяжных, которую можно сравнить с английскими ассизами; основной целью был сбор "маралы", или налога на наследство, для чего в состав выездной сессии включался один "маральеро" на каждый дисавани, назначенный "бандигералой", первоначально, возможно, должностным лицом казначейства; этот маральеро посещал свою провинцию, в сопровождении двух толкователей законов, шерифа и секретаря. При местных королях, при отсутствии наследника мужского пола у владельца земельного участка, земля в качестве выморочного имущества целиком отходила короне; в противном случае она передавалась по наследству при уплате налога в размере 1/3 стоимости движимого имущества скончавшегося владельца. Аналогичный налог на наследство взимали также португальцы, хотя христиане были освобождены от этого налога. Выездная сессия суда присяжных имела дело не только с имуществом скончавшихся лиц, но также и с гражданскими и уголовными преступлениями, такими, как долг, кража и убийство. Если убийца был арестован в течение 60 дней, генерал или дисавани сразу приговаривал его к смерти, но по истечении этого срока не имели таких полномочий, и преступник мог добровольно сознаться на выездной сессии и быть отпущенным за материальное вознаграждение. Но в том случае, если убийца принадлежал к низшей касте, а убитый - к высшей, эти привилегии теряли силу. Кастовые проблемы, такие, как, например, неравные браки, также предшествовали ассизе, и применялись ордалии, заключавшиеся в испытании кипящим маслом, раскалённым железом и т.п. Храм в Галле по-прежнему пользовался правом убежища для всех преступников, кроме тех, кто обвинялся в измене, чеканке фальшивой монеты и убийстве шерифа или судьи. Систему уголовного делопроизводства следует сопоставить с той, что преобладала на острове в Х в.
   В военной сфере главным португальским офицером под началом капитан-генерала был капитан-майор; его штаб-квартира находилась в Мениккадаваре. Главным крепостями были: Коломбо, Галле и Джафна. Португальские войска состояли из "касадос", или женатых мужчин, которых призывали на службу только в критической ситуации, и из "солдадос", т.е. регулярных частей, чья дисциплина катастрофически падала в мирное время и которые по сути мало чем отличались от простых разбойников. Это не удивительно, учитывая, что служба на Ланке практически всегда была альтернативой тюремному заключению. Местные наёмники, или ласкары, находились под командованием "дисавы", и под высшим началом "викрамасинхи", "сеневирада" прежних времён. Ему единственному из подданных королей Котте, за исключением членов королевского семейства, разрешалось передвигаться в паланкине. Ласкары, единовременный срок службы которых составлял 15 дней, были вооружены саблями, луками и стрелами, копьями и мушкетами. У туземных войск была и своя артиллерия, представленная т.наз. "гингалами"; это были лёгкие переносные полевые пушки, внешне отчасти напоминавшие огромный пистолет, опиравшийся спереди на две подставки и стрелявший ядрами весом от 4 до 12 унций; артиллеристы поджигали запал в сидячем положении. Португальцы, похоже, не применяли слонов в военных действиях, хотя Раджасинха использовал этих животных при осаде Коломбо, и когда сингальская армия находилась на марше, слонов, с привязанными к бивням саблями и длинными косами, обычно ставили в авангард походного строя.
   В Джафне была отельная администрация, подчинявшаяся, правда, капитан-генералу, главными должностными лицами которой были капитан-майор королевства, фактор и овидор. Остров Маннар управлялся капитаном, который потерял бСльшую часть своих полномочий после завоевания Джафны.
   В церковном отношении Ланка входила в состав епархии Кочина, и представителем епископа на острове являлся генеральный викарий. Первыми миссионерами были францисканцы, но вскоре после 1600 г. на острове, в дополнение к белому духовенству, появились ещё иезуиты, доминиканцы и августинцы. Король Дхармапала пожаловал францисканцам в 1591 г. храмовые деревни, но затем их отняли светские власти, чьё безразличие и плохо скрытое противодействие по отношению к предприятиям духовенства стали предметом всеобщего недовольства. В трёх францисканских колледжах, основанных при монастырях, обучали основам христианской религии, хорошим манерам (viores), чтению, письму, арифметике, пению и латыни. Были также приходские школы; в Джафне их было 25 у францисканцев и 12 у иезуитов. Система высшего образования была представлена колледжами, которые последний орден основал в Джафне и Коломбо. Всё образование было бесплатным.
   Имеется так много сообщений о беззакониях португальцев, что к этому мало что можно добавить. Коррупция и растраты преобладали во всех сферах администрации. Как упоминалось выше, сингалы решили соблюдать свои собственные законы на всеобщем собрании в Мальване в 1597г. Но эти законы никогда не были кодифицированы, что открывало дорогу для произвола португальских администраторов, которые под влиянием жажды наживы довели сложившуюся систему права до своего логического завершения, не считаясь со сдерживающим влиянием местных обычаев. Отсюда проистекала немалая часть тирании и насилий, от которых страдало население. Например, насаждение арековых пальм, несомненно, было монополией последних королей Канди, но, как мы видели, в Х в. фруктовые деревья можно было сажать и в деревнях; оба этих права были упразднены новыми правителями, что привело к массовому обнищанию населения. При старом правительстве население ограждал от своеволия вождей их страх перед гневом монарха, который, если он был сильным правителем, не допускал проявления в своих владениях других тиранов, кроме себя самого; но при португальском правлении каждый владелец деревни, нет, даже каждый мелкий староста присвоил себе власть, которой не обладал раньше. Следует напомнить, что наихудшими врагами деревенских жителей часто бывали их собственные земляки и соотечественники; люди так же страдали от насилий и вымогательств "видане", как и от португальских землевладельцев, и в 1636 г. ласкары действительно взывали к португальцам вместо сингальских "мудалийяров" и "араггисов", - просьбы, до крайности напоминающие аналогичные просьбы населения Канди в 1815 г.
   В армии общий упадок дисциплины в мирное время и растраты начальством жалования своих подчинённых приводили к тому, что солдаты превращались в вооружённые шайки, занимавшиеся разбоем на больших дорогах. Постоянные войны, помимо ложившейся тяжёлым бременем на плечи населения бессрочной воинской повинности, привели к тому, что значительная часть страны обезлюдела, и в конце португальского правления дисавани Матара мог выставить только 1500 ласкаров вместо 4000 при Азеведо. Тлеющее в народной среде недовольство не могло быть ослаблено уничтожением храмов, - неблагоразумное действие при неспокойном состоянии страны, - хотя в определённых случаях следует честно признать, что храмы были разрушены в отместку за сожжение церквей.
   Но есть и другая сторона медали. Следует противопоставить деятельность де Са поступкам де Азеведо. Духовенство, хотя и проявляло рвение к службе Его Величеству, а также к служению Богу, обычно принимало сторону местного населения против их угнетателей. То, что католическая вера удержалась на почве Ланки, как и в Японии, несмотря на нехватку духовенства и гонения со стороны голландских властей, во многом свидетельствует в пользу миссионеров, и такой результат едва ли мог быть достигнут среди народа, обладавшего целиком испорченными нравами. В других отраслях португальцам принадлежит заслуга ввоза на Ланку стручкового перца, табака и различных видов заморских фруктовых деревьев. И, наконец, трудно удержаться от восхищения той смелостью и выносливостью, с которой несколько сот мужчин, ведущих постоянные войны в условиях неблагоприятного тропического климата, сумели держать в повиновении такую значительную территорию. Интересно было бы поразмышлять, какой оборот приняла бы история Ланки, если бы португальцы не прибыли в Индию. Вероятно, почти нет сомнений, что королевство Виджаянагар в таком случае пало бы раньше, чем это произошло на самом деле, и что юг Индии, а вместе с ним и Ланка, скорее всего, подпали бы под власть мусульман.
   Португальские авторы много повествуют о "вероломстве" сингальцев. Их жалобы, однако, по-видимому, берут своё начало со времён захвата португальцами района низменностей после смерти Раджасинхи I , когда жители, чьи симпатии, естественно, принадлежали местной династии, подвергались постоянным набегам со стороны Канди, если они хранили верность Португалии, и со стороны португальцев, если они были сторонниками Канди. Обвинение является значительно более истинным по отношению к правителям Канди, чьё двуличие стало общепризнанным фактом; можно даже предположить, что предательство было для них своего рода спасительным средством, к которому прибегал слабейший. Эта характеристика остаётся справедливой и во взаимоотношениях королевства Канди с голландцами, которые столь часто нарушали мирные договоры, и в наихудшей форме проявилась в резне британских войск в 1803 г.
   Согласно Де Кверозу, королевство Канди включало княжества Ува, Матале, Гампола, Баттикалоа, Панама, Коттияр и, одно время, Тринкомали, последние четыре из которых находились поду правлением ваннияров; "дисавани" Тисриспатту, Пансияпатту или Думбара, Удунувара и Ятинувара, все около столицы; и территории Бинтенна, Велласса и Матурата, управляемые "виданами".
  
   ИСТОЧНИКИ ДЛЯ ГЛАВЫ VIII
  
   Об истории в целом смотри Raj., Be Q., и письма Раджасинхи, опубликованные в J.R.A.S., C.B. xviii. No. 55; также Baldaeus, Beschryvinj van het Machtige Eyland Ceylon; `Beknopte Historic' (J.R.A.S., C.B. xi. No. 38); De Opkomst van het Nederlandesh Gezag over Gelion, W. van Geer, Leiden, 1895.
   Дата смерти Сенарата варьирует в различных сингальских источниках; приводятся различные месяцы, но все сходятся на том, что она произошла в 1557 году эры Сака. Jornada do Reino de Huua указывает, что ему было к моменту смерти в 1635 году 58 лет. Согласно этой работе, Сенарат "поистине был лучшим военачальником, лучшим королём, и лучшим человеком из всех, кого знали сингалы"; он был образованным и либеральным монархом и покровителем бедных, и самым храбрым. О письме Виджаяпалы к губернатору Пуликата, полученному последним 22 января 1643 г., смотри Dag Register, 1643, 1644 (Department van Kolonien). Договор от 9 марта 1645 г. был заключён для взаимной защиты против горцев, которые совершали набеги и опустошали земли, где произрастала корица, и угоняли в плен жителей из их деревень; все сношения с королём Канди были запрещены (Opkomst).
   О городе Св.Лаврентия смотри "Дар Дхармапалы" (Orientalist, iii. p. 196). Подробности о провинциях Матара, Семь и Четыре коралес, и Сабарагамува содержатся у De Q. pp. 25-36; он также приводит много информации о королевстве Канди и различных княжествах, pp. 45-56. Дисава Негомбо упомянут De Q.. p. 705. Административная система описана у Рибейро и у De Q. book vi., также значительный свет проливает на неё петиция 1636 г. (De Q. pp. 834 if.). Кандийская монополия на ареку описана в "Корреспонденции Палаты уполномоченных" том 521, 9 июня и 24 июля 1816 г., 7 и 8 января 1821 г.; в связи с возможностью установления мусульманского господства на Ланке смотри Documentos Rernettidos, i. 57.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик) О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"