Аспар: другие произведения.

Сообщение Лопиша-Пигафетты о королевстве Конго. Часть2. Главы 7-10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Глава VII. О дворе короля Конго. - Об одежде людей Конго до и после того, как они стали христианами. - О королевском столе и манерах двора.
  
   До сих пор мы ясно показали, как христианская религия распространилась в Конго, и ту последовательную череду бедствий, которые ей пришлось перенести. Теперь пора описать также манеры и обычаи двора этого королевства. В старые времена король и его придворные, как мы уже говорили выше, носили одежду, сделанную из [волокон] пальмового дерева, которые закрывали нижнюю часть тела, начиная от пояса, и придерживались поясом из итого же самого материала, красивой работы. Спереди они также носили в виде украшения тонко выделанные шкуры виверр, куниц и соболей, по внешнему виду похожие на фартук, и также, напоказ, накидку на плечах. Затем они обматывались в круглый отрез ткани, нечто вроде стихаря, ниспадающего до колен и сделанного подобно сети, из волокон прекрасной пальмовой ткани, со свивающими с сети кисточками. Эти стихари, которые называются "инкутто", они перебрасывают назад через правое плечо, оставляя руку свободной, и на том же самом плече носили хвост зебры, прикрепленный к рукоятке, согласно древнему обычаю тех краев. Они носили очень маленькие жёлтые и красные шапочки, квадратные сверху, которые почти не закрывали голову и использовались больше для вида, чем для защиты от солнца или жары. Большинство этих людей ходило босиком, но король и некоторые знатные особы носили сандалии на манер древних, похожие на те, что можно увидеть на римских статуях, и они также были сделаны из [волокон] пальмы. Бедняки и простолюдины носили такую же одежду, прикрывающую нижнюю часть тела, но [сделанную] из более грубой ткани, оставляя всё прочее тело обнаженным. Женщины носили три вида фартуков: один - длинный, доходящий от талии до пят, другой - короче, и третий - еще короче; каждый фартук был по краям обшит бахромой. Другая одежда была похода на камзол, и доходила до пояса. У них есть также накидки для плеч, все они делаются из ткани, (сотканной из волокон) пальмы. Женщины, выходя из дома, оставляли лицо открытыми и носили такие же головные уборы, что и мужчины. Простонародье одевалось подобным же образом, но в значительно более грубые ткани. Рабы и чернь носили одежду, закрывающую только нижнюю часть тела, оставляя прочее полностью обнаженным.
   Но с тех пор, как это королевство приняло христианскую веру, придворная знать начала одеваться по португальской моде, нося плащи, шляпы, бархатные камзолы и шелковые одеяния, каждый в соответствии со своими средствами. Они также носят капюшоны и шляпы, бархатные и кожаные туфли, башмаки и привешенные к боку рапиры. Те, кто не настолько богат, чтобы подражать португальцам, сохранили свое прежнее платье.
   Женщины также переняли португальскую моду и стали носить на голове вуали и поверх них черные бархатные шляпы, украшенные драгоценностями, и золотые цепи на шее; но это относится только к придворным дамам, поскольку бедные женщины остались при своей прежней одежде. После того, как король обратился в христианство, его двор был устроен в некоторой степени по подобию двора короля Португалии, особенно в отношении того, как ему прислуживают за столом. Когда король ест на людях, то ставится трон с тремя ступеньками, устланный индийскими коврами, и вслед за тем выносится и ставится стол и кресло, обтянутое малиновым бархатом и обитое золотыми шишечками. Он всегда ест в одиночестве, а принцы стоят вокруг с обнаженными головами. Его столовая посуда сделана из золота и серебра, как та, что предназначена для еды, так и для питья.
   Он держит гвардию из анзичи и других племен, которые несут стражу вокруг его дворца, вооруженные уже упомянутым оружием, и когда он совершает торжественный выезд, то раздается барабанный бой, который можно услышать за 5 или 6 миль, оповещая о том, что король покинул свой дворец. Его сопровождают все его сеньоры, а также португальцы, к которым он питает большое доверие, но он редко выезжает из дворца. Только дважды в неделю он дает публичную аудиенцию, да и тогда не произносит ни слова, а [за него] говорят вельможи. Никто не владеет имуществом или землями, но всё принадлежит короне, и у них нет тяжб, за исключением нескольких слов, потому что они не умеют писать на конголезском языке. К преступникам относятся мягко, очень редко приговаривая кого-либо к смертно казни, и преступление, совершенное мокиконги (ибо так народ Конго называет себя на своем языке) против португальца, рассматривается согласно португальским законам. Когда кто-нибудь из них совершит тяжелое преступление, король приговаривает преступника к ссылке на некий отдаленный остров, считая более суровым наказанием оторвать человека от его сородичей и заставить до конца своих дней нести покаяние за свои грехи, чем сразу казнить. И если случится, что любой наказанный таким образом проживет 10 или 12 лет, король обычно прощает их, если они достойны этого, и даже берет их на государственную службу, как людей, которые получили суровый урок и которых перенесенные испытания научили смирению. В спорах по гражданским вопросам установлено, что если какой-либо португалец имеет разногласия с мокиконго, он должен обратиться [со своим иском] к судье Конго, но если мокиконго имеет претензии к португальцу, то этот вопрос должны рассматривать [сообща] португальский консул и судья, поскольку король пожаловал эту должность одному из представителей собственного народа. Ни одна сделка не скрепляется в письменной форме, ни между самими этими людьми, ни с португальцами, и они не имеют никаких юридических документов, но все сделки заключают только устно. Они не сохранили никакой истории о своих древних королях, ни каких-либо памятных событий прошлых эпох, поскольку не знают письменности. Они обычно считают времена годы по движению луны, не зная продолжительности суток, и обычно говорят, что такое-то событие случилось во время такого-то [короля]. Они исчисляют расстояние не в милях или тому подобных единицах длины, но по количеству дней пути мужчин, идущих с грузом или налегке, от одного места до другого.
   Касаясь их браков или других праздников, [следует сказать], что они празднуют их, распевая любовные баллады и играя на лютнях любопытного образца. Эти лютни полые внутри и верхней частью похожи на те, то используются среди нас, но плоскую сторону, которую мы делаем из дерева, они обтягивают кожей, такой же тонкой, как пузырь. Струны сделаны из очень прочных и блестящих волос, вырванных их слоновьего хвоста, а также их пальмовых волокон, которые натянуты от низа до верха грифа, привязывая каждую [струну] к отдельному колку, более короткому или более длинному, и закрепляют вдоль шейки инструмента. С этих струн свисают очень тонкие железные или серебряные пластинки, предназначенные для того, чтобы регулировать звучание инструмента, которые издают различные звуки в зависимости от того, [сильно или слабо] ударяют по струнам, и способны [издавать] очень громкие тона. Музыканты очень умело играют на лютне, перебирая ее струны пальцами, не имея никакого ключа [для натяжения струн], как у арфы, но я не знаю, можно ли назвать звуки, которые они извлекают, мелодией, - скорее, они просто играют так, как им нравится. Кроме того, (что на редкость замечательно) посредством этого инструмента они передают всё, что другие люди выражают словами, что приходит им на ум, и, просто касаясь струн, позволяют другим узнать свои мысли. Они также танцуют и вместе хлопают в ладоши, когда звучит музыка. При дворе короля также играют с большим искусством на рожках и флейтах, тогда как люди танцуют на манер мавров, величаво и с достоинством. Простонародье использует маленькие трещотки и рожки, и подобные инструменты, которые издают более грубые и резкие звуки, чем те, что использует знать.
   В этом королевстве желают множество лекарств из трав, деревьев, растительного масла, воды и камней, использованию которых научила людей мать-природа. Самой распространенной болезнью является лихорадка, она преобладает больше зимой, чем летом, [поскольку] дожди приносят [с собой] как жару, так и сырость. Кроме того, есть здесь также то, что мы называем французской болезнью, известной на языке Конго как "читангас", но в их краях она не такая опасна и не столь трудноизлечимая, как у нас. Лихорадку они лечат при помощи порошка из красного и серого сандалового дерева, т.е. "lignum Aquila" (орлиное дерево). Этот порошок смешивают с пальмовым маслом, и, после того, как им дважды или трижды намажут больного человека с головы до ног, он выздоравливает. Для излечения от головной боли они прикладывают к вискам определенные небольшие рога, вначале немного проколов кожу, а затем пускают кровь, пока не наберут ее полный рог, используя те же самые средства для отворения жил из любой другой части тела, когда она болит, в качестве лечения. Этот способ кровопускания практикуется также в Египте.
   Болезнь, известную как "читангас", они лечат той же самой мазью из сандалового дерева, - красное называется "тавилла", а серое - "чиконго". Серое ценится больше всего, и даже за небольшое его количество отдают раба. Слабительное они делают из древесной коры, растертой в порошок и взятой в малых дозах. Раны лечат соком трав, и прикладывают [к ране] сами травы, и Лопиш рассказывал, что видел раба, получившего семь смертельных ран от стрел и полностью излечившегося соком определенных трав, хорошо известных в этой стране.
   Таким образом, у людей нет необходимости обращаться к различным врачам за хирургическим вмешательством, настойками, примочками, копией и тому подобными лекарствами, они просто лечат и исцеляют себя сами, пользуясь природными травами, которые растут в их собственной стране. Но даже в них они не имеют особой нужды, поскольку, живя в умеренном климате и не объедаясь той пищей, которой утоляют голод, ни злоупотребляя вином, они не страдают от болезней, которые обычно проистекают вследствие излишеств в еде и питье.
  
   Глава VIII. О странах, лежащих за королевством Конго по направлению к мысу Доброй Надежды и реке Нил.
  
   Описав королевств Конго, характерные черты его положения, людей, которые его населяют, и соседние племена, нам остается кратко поговорить об остальной части прибрежной линии Африки, по направлению к мысу Доброй Надежды, [вдоль которой] проходит путь в Индию, до самого Красного моря. Затем, описав внутренние области страны, мы упомянем реку Нил и Пресвитера Иоанна и его королевство, чтобы, насколько возможно, дать некоторые сведения об областях, до сих пор очень мало известных. За королевством Конго, как мы уже упоминали, находится страна короля Анголы, дальше по направлению к мысу Доброй Надежды - страна короля Матамы и подвластные ему провинции, называемые Кинбебе. Это королевство, как мы сказали, простирается от первого озера [на реке Нил] и границ Анголы до реки Бравагул, которая берет начало в Лунных Горах, и сливается с рекой Маньике, которая также вытекает из первого озера. Вышеупомянутые горы находятся к югу от Тропика Козерога, а за тропиком лежат страна и границы мыса Доброй Надежды, которые находятся под властью не одного короля, но нескольких принцев. В глубине материка меду этим мысом и тропиком, - Лунные Горы, столь сильно прославленные древними, которые верили, что в них можно найти истоки Нила, что, однако, является заблуждением, как показывает положение земли и о чем мы уже говорили. В этой стране есть несколько высоких, труднодоступных и непригодных для жилья гор, где немногие люди, живут подобно арабам, на равнине в маленьких хижинах и одеваясь в шкуры животных, дикое и грубое племя, не знающее приличий и не допускающее к себе никаких чужеземцев. Они пользуются луками и телами, а их пища - это плоды земли и мясо их домашнего скота. Среди этих Лунных гор лежит озеро, называемое Гале, западная сторона которого весьма мала, и из него вытекает река Камиффа, которую португальцы называют Светлой рекой, впадающая в море у мыса Доброй Надежды, около Ложного мыса. Он именуется так потому, что все корабли, идущие из Индии, вначале видят большой мыс, называемый Агульяш, а затем другой, меньший, называемый Ложным, скрытый от глаз за настоящим и большим. Между этими двумя мысами - расстояние в 100 миль, показывающее величину этого знаменитого мыса, который, разделяясь на два выступа, похожих на рога, образует залив, и здесь португальские моряки часто пополняют запасы воды из реки, которую они назвали Сладкой. Люди, живущие на побережье между двумя мысами, чернокожие, хотя [эта местность] находится на 35® южной широты, и люди, живущие высоко в более холодных Лунных горах, также чернокожие, - любопытный факт, над которым есть о чем поразмыслить как тем, кто изучает тайны природы, так и философам, которые строят догадки, обусловлен ли черный цвет [кожи] жаром солнца или некоторой другой причиной, которую я пока не могу определить. Поскольку этот мыс является самым большим и выступает в море дальше, чем любой другой в мире, и его трудно обогнуть, (как и все мысы), океан здесь также ужасно бурный, из-за дующих там ветров, в результате чего много крупных португальских кораблей терпят крушение в тех водах; кроме того, он был неизвестен, даже понаслышке, древним гидрографам, и спустя некоторое время после его открытия флотами короля Португалии он показался им подходящим местом для проведения [астрономических] измерений и получения информации, благодаря которой они могли определить продолжительность перехода от Португалии к Индии; прибрежная линия вокруг мыса Доброй Надежды тянется почти на 6000 миль, и мы сейчас будем говорить о нем.
   Знайте, что от реки Фернандо-По, откуда начинается вышеупомянутый мыс, вдаваясь в море вплоть до мыса Агульяш, его прибрежная линия тянется с севера на юг более ем на 2200 миль, а с другой стороны того же самого мыса, вплоть до мыса Гвардафуй, [находящегося] напротив острова Сокотра, она идет более чем на 3300 миль с юга на север, и расстояние от Лиссабона вдоль побережья Африки и мыса Доброй Надежды до королевства Гоа составляет более 15000 миль. Отсюда, до Малакки и Китая, и даже дальше, остаются длинные переходы [по морю], так что никто не предпринимал более далеких и рискованных морских рейсов, [плавая] как на больших, так и на малых судах, чем португальцы.
   Мыс Доброй Надежды получил такое название потому, что все, кто проходит мимо него, как плывя туда [из Европы в Индию], так и обратно, главным образом озабочены тем, как бы его обогнуть; и когда им удается это сделать, опасность считается оставшейся позади, и из-за этого стремления он и назван мысом Доброй Надежды.
   Пока же вернемся к нашему предмету и поговорим о побережье Африки. За мысом Агульяш есть также много безопасных портов и гаваней, главная из которых - бухта Формосо. Затем находится Озерная бухта, где море образует залив, в котором есть острова и гавани. За ней в море впадает река Св.Христофора, и в ее устье лежат три маленьких острова. Отсюда береговая линия тянется вдоль побережья страны, названной португальцами Земля Рождества, по причине того, что они впервые открыли ее в этот праздник, - вплоть до мыса Печиер. Между этим мысом и рекой Маньике лежит королевство Буттуа, которое простирается от подножия Лунных гор в северном направлении до реки Маньике и страны Мономотапа; в западном направлении - от реки Бавагул и к морю вдоль берегов реки Маньике. В этом королевстве есть несколько золотых рудников, и люди похожи на население Мономотапы, как мы покажем ниже. И пройдя вдоль морского побережья, мы приходим к реке Маньике, [протекающей] на границе королевства Софала и империи Мономотапа.
  
   Глава IX. О королевстве Софала.
  
   Входом в это королевство служит река Маньике, которая вытекает из первого озера, из которого также берет свое начало Нил, и впадает в море между мысом Печиера и так называемым мысом Корриентес, расположенным на 23,5® [южной широты] под Тропиком Козерога. Около моря сливаются в одно русло три знаменитых реки, и главная [из них], река Св.Христофора, была названа так португальцами потому, что была открыта в день этого святого, хотя среди туземцев известна как Нагоа. Вторая получила имя Лореншу Маркиша, который открыл ее. Эти две реки берут исток в Лунных горах, которые пользовались у древних такой великой славой, а туземцами называются Гороа. Как предполагают, в этих горах находятся истоки знаменитой реки Нил, но это было заблуждением, ибо первое озеро не образовано водами, [стекающими] с этих гор, и на самом деле оно находится очень далеко от них, и между ними и им лежит низменная равнина. Воды, стекающие с них [Лунных гор], текут на восток и, вливаясь в другие большие реки, наполняют их, так что те воды никак не могут дотечь до озера, о котором мы говорили выше, или же до Конго. Кроме того, [река] Маньике, втекающая из первого озера, течет совершенно в другую сторону, чем Нил, поскольку она устремляется к востоку и сливается с двумя вышеупомянутыми реками. Третья река, Атрое, берет свой исток на том склоне гор, на котором находятся золоте рудники Мономотапы, и в некоторых частях это реки в песке находят золотые россыпи. Эти три реки впадают в большую Маньике около моря, и все четыре вместе сливаются в один поток, который впадает в оре, образуя очень широкий эстуарий. От устья этой реки королевство Софала простирается вдоль морского побережья до реки Куамы, которая получила свое название от одноименного залива и лесов, принадлежащих магометанам и язычникам. Эта река известна португальцам как "устье Куамы", поскольку, [впадая в море], она разделяется на 7 рукавов, с внешней стороны от которых находится 5 островов. Много других [островов] лежат выше по течению реки, и все он густо заселены язычниками. Эта река вытекает из того же самого озера и истоков, что и Нил. Таким образом, королевство Софала лежит между двумя реками, Маньике и Куамой, на морском побережье. Оно невелико по размерам и имеет лишь несколько селений и городов, а столица его находится на острове, лежащем на реке, также называемой Софала, от которой получила имя вся эта страна. Она населена магометанами, и сам король принадлежит к этой вере. Он признает зависимость от португальской короны, чтобы не находиться в подданстве у монарха Мономотапы. Ввиду этого, португальцы имеют крепость в устье реки Куамы, и ведут с этими странами торговлю золотом, янтарем и слоновой костью, - все эти [товары] встречаются на этом побережье, - а также рабами, отдавая взамен шелковые ткани и ситец, которые они привозят из Камбея, где их ткут. Магометане, живущие теперь в этих областях, не местные уроженцы, но еще до прихода в те края португальцев вели там торговлю, приходя на маленьких судах с побережья Аравии Счастливой. Когда португальцы стали правителями страны, магометане, которых они обнаружили там, остались, и в настоящее время они не являются ни язычниками, ни последователями магометанской веры. От берегов, лежащих между двумя реками, Маньике и Куамой, вглубь материка простирается королевство Мономотапа, которое изобилует золотыми рудниками, - этот металл вывозят отсюда во все соседние провинции, в Софалу и другие части Африки. Говорят, что из этих областей по морю привозили золото, которое использовалось для [отделки] храма Соломона в Иерусалиме, - факт весьма вероятный, поскольку в тех странах Мономотапы обнаружено несколько древних построек из камня, кирпича и дерева, и такой замечательной работы, какую нигде не увидишь в окружающих провинциях.
   Королевство Мономотапа обширное, и населено множеством язычников, чернокожих, среднего роста, легких на ногу и в битвах сражаются с большой храбростью; их оружие - луки, стрелы и легкие дротики. Имеется много королей, данников Мономотапы, которые постоянно восстают и воюют против нее. Император содержит большие армии, которые в провинциях разделены на легионы, на манер римлян, поскольку, как великому правителю, ему приходится вести постоянные войны, чтобы поддержать свое владычество. Среди его воинов наиболее знамениты своей храбростью женские легионы, которых император высоко ценит за их смелость, ибо они являются основой (букв. "нервом") его военной силы. Эти женщины-воины, чье оружие - луки и стрелы, выжигают себе левую грудь, чтобы она не мешала им при стрельбе, что было в обычае у амазонок древности, которых так восхваляли писатели ранней баснословной истории. Они очень быстрые и проворные во всех своих маневрах, и, кроме того, показывают большую смелость и отвагу при сражениях. В сражении они прибегают к очень искусным военным приемам, временами отступая, словно пускаясь в бегство, и обращаются вспять, но [затем] поворачиваются и устремляются в атаку на врагов, осыпая их стрелами; и видя, что враг, торжествуя победу, уже начинает рассеиваться, они внезапно поворачиваются и атакуют их, устраивая большую резню. Так что благодаря их хитрости и уловкам, а также быстроте действий в битве, их очень боятся в тех областях. Король дарует им определенные земли, где они живут одни, но в разное время сходятся с мужчинами по своему выбору; и когда они у них рождаются дети, то мальчиков они отсылают в дома их отцов, а девочек оставляют у себя и растят, [обучая] искусству войны.
   Возвращаясь теперь к нашему предмету, которым является обзор морского побережья, мы приходим, миновав реку Куама, к маленькому королевству Ангоче, [находящемуся] на море, и получившему свое название по маленьким островам того же имени, расположенным прямо напротив него и населенным теми же самыми людьми, как магометанами, так и язычниками, то и Софала; торговцы, которые плавают маленьких лодках вдоль берегов, ведут торговлю теми же самыми товарами, что и в Софале.
   Немного дальше мы приходим в королевство Мозамбик, расположенное на 14,5® ю.ш., которое получило свое название от трех островов, лежащих в устье реки Мегингате, где есть большой и безопасный порт, способный принимать корабли любого размера. Королевство невелико, но изобилует самым разным продовольствием, и здесь делают остановку все суда, идущие из Португалии и Индии в эту страну. На одном из вышеупомянутых островов, называемом Мозамбик, который является самым главным [из трех] и дал имя всем остальным, как и целому королевству и вышеупомянутому порту, находится крепость с португальским гарнизоном, из которой снабжаются продовольствием и от которой зависят все другие крепости на побережье. Флоты, которые плывут из Португалии в Индию, если задерживаются во время перехода, то зимуют в Мозамбике; и те, что направляются в Европу из Индии, обязательно заходят в Мозамбик за провизией. Этот остров, когда португальцы открыли Индию, был первым, на котором они получили какие-либо сведения об индийском наречии; и здесь же они нашли лоцмана, который прокладывал их курс. Люди этого королевства - язычники, черные, нагие и очень грубые, но превосходные стрелки из лука и отличнее рыбаки. Следуя дальше за линией побережья, мы приходим к другому острову, называемому Килоа, небольшого по размеру, но исключительно выгодно расположенному, поскольку климат здесь умеренный; на нем есть вечнозеленые деревья, и здесь выращиваются всевозможные продовольственные культуры. Он лежит в устье реки Коаво, которая, вытекая из того же озера, что и Нил, течет на протяжении 70 миль к морю, где становится широкой и полноводной, и в своем устье образует большой остров, населенный магометанами и язычниками. Западнее, у побережья, лежит остров Килоа. Последний населен магометанами, которые почти белые и хорошо одеты в шелковые и хлопковые одежды. Их жёны носят золотые украшения и драгоценности на руках и шее и имеют много серебряной посуды; они менее темные, ем мужчины, и отличаются очень изящным телосложением. Дома хорошо построены из камня, глины и дерева, и [их] архитектура также хороша. В садах произрастают различные травы и фрукты. От этого острова получило свое название королевство, которое простирается вдоль побережья от мыса Дельгадо, расположенного на 9® ю.ш. и вплоть до вышеупомянутой реки Коабо.
   В прежние времена королевство Килоа было главой всех окружающих провинций, а также тех, [что находятся] около моря; и когда португальцы прибыли в страну, король был не только уверен в том, что сможет защитить себя от них, но также изгонит их из мест, которые они уже захватили. Однако, вышло наоборот, поскольку, дав сражение, король был наголову разгромлен и обращен в бегство португальцами, которые завладели островом и получили благодаря этому большую добычу и богатство. Они построили там крепость, которая, однако, впоследствии была разрушена по приказу короля Португалии, который посчитал, что можно обойтись без нее, поскольку вдоль побережья уже имелись другие.
   Но мы не должны оставить без внимания остров Сан-Лореншу, названный так, потому что он был открыт португальцами в день памяти этого мученика. Он имеет почти 1000 миль в длину, и лежит прямо напротив побережья, которое мы описали, начиная от правого устья Маньике, на 26® ю.ш., и тянется на север, заканчиваясь у впадения в море реки Коава, в королевстве Килоа. Этот остров образует пролив между ним и материком, который, на входе в него с западной стороны, имеет 340 миль в ширину, становясь более узким в середине, [по направлению] к острову Мозамбик, где ширина составляет 70 миль, а остальная часть расширяется до значительной протяженности по направлению к Индии, и в нем есть несколько островов.
   Корабли, плывущие из Испании в Индию, почти всегда, когда им не мешает штормовая погода, проходят через этот пролив. Поистине, этот остров достоин лучшего населения, поскольку он имеет много хороших и безопасных гаваней, и орошен многочисленными реками, так что эта земля производит все виды продовольствия. Рис и другие зерновые; овощи, апельсины, лимоны и различные фрукты, мясо всех сортов Ии домашняя птица, кабаны, олени и подобные животные, - всё можно найти здесь, толь велико плодородие острова. Рыба [здесь] также отличная. Жители [острова] - язычники, некоторые - магометане, кожа у них оливкового цвета, т.е. между коричневым и белым. Они значительно преданы войне, их оружие - луки и стрелы, и дротики из легкого дерева с железным наконечником в форме крюка. Эти последние они метают с большой ловкостью. Они пользуются также мечами и имеют кожаные кирасы, сделанные из шкур животных, которые защищают их от вражеских ударов. Этот остров разделен на владения различных вождей, враждующих друг с другом и ведущих [между собой] непрерывные войны. Здесь есть месторождения золота, серебра, меди, железа и других металлов, но эти варварские люди не покидают пределов острова, плавая вдоль его берегов в пирогах, сделанных из ствола единственного дерева, и, как правило, не разрешают чужестранцам подходить к острову для торговли или для того, чтобы вступить с ними в какие-то сношения. Несмотря на это, португальцы торгуют в некоторых из их гаваней, не сходя на берег, и вывозят янтарь, воск, серебро, медь, рис и другие товары. В этом проливе лежит несколько больших и маленьких островов, населенных магометанами. Главный [из них] - остров Св.Христофора, затем остров Сан-Спирито, и другой, называемый Мальяльи; остальные - острова Коморо, Анзоаме, Майотто и несколько других. Но, снова возвращаясь к морскому побережью и двигаясь дальше от Килоа, о котором мы говорили, мы приходим в королевство Момбаза, расположенное на 3,5® ю.ш.,, которое получило свое название от острова, населенного магометанами, и также называемого Момбаза, где стоит красивый город, дома в котором по большей части высокие и украшены скульптурами и росписью. Когда его король-магометанин оказал сопротивление португальцам, с ним случилось то же самое, что и с королем Килоа, поскольку этот город также пал их жертвой, и они обнаружили в нем изобилие золота, серебра и жемчуга, не говоря уже о хлопковых тканях, материях с золотым и серебряным шитьем и других драгоценностях.
   Это королевство, которое лежит между границами Килоа и Мелинди, населено язычниками и магометанами, и является вассалом правителя Монемуги. Его еще дальше (на север) оно гранит с королевством Мелинди, которое, [будучи] столь же небольшим, простирается вдоль морского побережья до реки Читанги, на широте 2,5®, а по другую сторону этой реки заходит на 100 миль вглубь страны до озера Калике. Около моря, и вдоль берегов этой реки, - обширная страна, населенная язычниками и светлокожими магометанами, чьи дома построены на наш манер. Овцы [здесь] - очень крупные, в два раза превышают по размеру тех, что [есть] в нашей стране, поэтому они [туземцы] делят их на 5 частей, считаю курдюк, который весит 25 или 30 фунтов, за одну.
   Женщиын здесь красивые и наряжаются по мавританской моде, с большим щегольством, нося шелковые одеяния, а на шее, руках и ногах золотые и серебряные цепи. Выходя на улицу, они закрывают [лицо] тонкой шелковой вуалью, так что если их кто и увидит, то не сможет узнать. На это территории корабли находят хорошие гавани и якорные стоянки. Как правило, [местные] люди - дружелюбны, правдивы и близко знакомы с чужестранцами, и в любое время привечают и оказывают хороший прием португальцам, доверяя им, и никогда никоим образом не причиняют им вреда. Около этих двух мысов Момбаза и Мелинде, в море находятся три острова, один называется Монфия, другой - Занзибар, а третий - Пемба, все они населен только белокожими магометанами. Эти острова очень плодородные, подобно тем, о которых уже шла речь выше, люди не воинственные и более склонные к обработке земли, особенно по той причине, что здесь выращивают сахар, который они вывозят на продажу на маленьких судах на материк, вместе с другими продуктами этой земли.
   За тремя вышеупомянутыми королевствами Килоа, Мелинда и Момбаза, и вглубь материка, к западу, лежит большое королевство Моэнемуги, которое граничит с юга с Мозамбиком и королевством Мономотапа, вплоть до реки Коава, на западе с рекой Нил, между двумя озерами, а на севере с королевством Пресвитера Иоанна. Около морского побережья этот император поддерживает дружбу с королями Килоа, Мелинди и Момбазы, дабы обеспечить торговлю с побережьем, откуда в эту страну завозится большое количество хлопковых тканей, шелка и других товаров, поступающих из разных стран и пользующихся там значительным спросом. Эти люди особенно ценят маленькие бус из красного стекла, которые делают в королевстве Камбей, и которые они носят, надев в несколько рядов себе на шею, подобно ожерельям, и используют также в качестве денег, не ценя золото. Также они высоко ставят шелковые ткани, которыми они закрывают тело ниже пояса; в обмен на эти вещи они отдают золото, серебро, медь и слоновую кость.
   Но, на другой стороне [империи Пресвитера Иоанна], обращенной к Мономотапе, непрерывно идут такие кровавые войны, что трудно доподлинно выяснить, кто же входит из них победителем; ибо в пределах этой области есть две соперничающие силы, величайшие и наиболее воинственные в тех областях. Те, кто выходит биться со стороны Мономотапы, - это амазонки, о которых мы говорили выше, а [те, кто выходит] со стороны Моэнемуги, - это жага, которых так называют мокиконги, хотя на своем собственном наречии они известны как агаги, и о которых мы рассказывали, как в прошлые времена они навели большой ужас на королевство Конго, будучи не менее храбрыми и воинственными, че амазонки. Они черные и безобразные на вид, и на внешней стороне губ и на веках выжигают раскаленным железом ряды отметин. У них есть также обычай загибать внутрь свои веки, черная кожа которых [в сочетании] с белыми глазами придает ужасающее и дьявольское выражение их лицам. Они высокого роста, но плохо сложены, и живут подобно диким зверям и питаются человеческим мясом. В сражениях они выказывают большую смелость, издают яростные крики, чтобы запугать своего врага. Их оружие - дротики, а защищаются они при помощи кожаных щитов, которых целиком их закрывают. Иногда они располагаются лагерем за этими щитами, вбив их в землю и образуя таким образом некое подобие палисада; и, выступая на бой, прикрываются ими, в то же самое время устрашая врага метанием дротиков. Таким военным уловками они досаждают врагу, вынуждая его попусту расходовать свои стрелы против их щитов, и когда видят, что все их [стрелы] израсходованы, агаги с удвоенным пылом возобновляют сражение, обращая в бегство и убивая всех противников. И эти уловки они используют против своих врагов и против амазонок.
   Но эти последние, как мы сказали, недурно обучены военным хитростям и берут верх благодаря своей подвижности и опыту в битве, прекрасно зная, что если попадут в плен к противникам, то будут съедены. Поэтому они сражаются с удвоенной храбростью, желая и одержать победу, и во что бы то ни стало избавиться от той дикой и жестокой орды; несмотря на это, война приводит к большому опустошению в рядах обеих сторон. Эти агаги живут как у истоков реки Нил, где она течет в северном направлении из озера, и встречаются также на определенном расстоянии от обоих берегов реки, так и на западном берегу Нила вплоть до второго озера, и на границах королевства Пресвитера Иоанна. Раз уже речь зашла об этих агагах, уместно было бы добавить в этой части истории то, что раньше было опущено. Между границами [королевств] Моэнемуги и Пресвитера Иоанна [находятся владения] многих правителей низшего ранга, и [обитают] светлокожие люди, которые являются подданными иногда одного, а иногда другого из этих двух княжеств, и превосходят по своему росту остальных жителей тех стран.
  
   Глава Х. Об остальной части морского побережья до Красного моря. - О королевстве Пресвитера Иоанна и его границах. - О знаменитой реке Нил и ее истоках.
  
   Подводя итог нашему описания побережья, [следует сказать], что около королевства Мелинде, и по направлению к мысу Гуарда Фуй есть несколько мест с хорошими гаванями, населенными белокожими магометанами, и где ведут торговлю вышеупомянутыми товарами суда из различных странанна.о вторго озера, и на граниах королевства ПРесвитера ся также на определенном расстяони от ообих берегтв рки, так и на за. Первое из этих мест называется Патее; второе - Брава; третье - Магадошо; и четвертое - Аффион. Еще дальше находятся знаменитый мыс Гуарда Фуй, который, из-за своего размера и [из-за того, что] значительно выдается в море, хорошо известен морякам, следующим из Индии, Ормуза и Аравии Счастливой. Это - место, где португальцы обычно каждый год поджидают и стерегут магометанские суда, которые плывут в те края, нагруженные ценными товарами и не имея на борту лицензии; [ибо] португальцы, сосредоточили в своих руках торговлю и производство специями и всеми прочими товарами, которые они привозят из Индии; так что португальский флот каждый год захватывает много этих торговых судов и получает большую добычу, подобно тому, как делают англичане и французы у мыса Св.Винсента.
   Обогнув упомянутый мыс Гуарда Фуй, дальше лежит много территорий и портов магометан, в направлении Красного моря, первый из которых называется Метх, а следующий - Барбора, где больше увидишь белокожих, но все люди черны. Затем следует Сейла, Далака, Малака и Карачин.
   Это побережье на туземном языке называется Барагьям, населено черно расой, которые храбры (в обращении) с оружием, и носят ткани, закрывающую нижнюю часть тел. Лучшие из них набрасывают на плечи плащ с капюшоном, называемый "бернуссо", который представляет собой то же самое, что и римский сагум. Эта область изобилует золотом, слоновой костью, металлами и различным продовольствием. Затем следуют два устья, или входа, в то, что известно как Красный залив или [Красное] море, между которыми расположен остров, называемый Бабэльмандел. Тот [пролив], что расположен западнее, имеет 15 миль в ширину и достаточную глубину, чтобы в нем могли стать на якорь большие корабли. Другой - небольшой, всего 65 миль в ширину и полон отмелей и песчаных банок, так что весь вход [в Красное море] тянется на расстояние 30 миль. Мыс на африканской стороне залива называется Росбель, а другой, [на побережье] Аравии Счастливой, - Ара. Отсюда западное побережье вышеупомянутого залива идет до самого Суэца, который является самым северным пунктом, и [расположен] на расстоянии 1000 миль от входа. Весь этот залив с обеих сторон, около берегов, густо усеян маленькими островами и имеет очень маленькую глубину воды, так что безопасно плавать по нему можно, только держась середины, поскольку течения, с большой скоростью устремляющиеся в него из океана, вымыли посредине пролива большую и чистую впадину, отбросив песок к берегам.
   Поскольку мы теперь будем говорить об империи Пресвитера Иоанна, величайшего и богатейшего принца во всей Африке, мы должны вкратце сообщить, что его земля в настоящее время простирается от устья Красного моря до острова Сиене, который лежит под Тропиком Рака, за исключением берегов Красного моря, которые, из-за лености, он потерял около 50 лет тому назад, - их у него отняли турки. Так что границей его владений с северо-востока и востока по большей части служит Красное море; на севере - Египет и пустыни Нубии; и на юге - страна Моэнемуги. Округляя цифры, империя этого христианского короля имеет окружность около 4000 миль. Главный город, где он в основном пребывает и держит свой двор, называется Бельмалечи, и представляет собой имперский трон многих провинций, которые сами управляются королями. Территория богатая и изобилует золотом, серебром, драгоценными камнями и металлами всех видов. Люди непохожи друг на друга - есть белые, черные и светло-коричневые, и [все они] рослые и обладают приятным выражением лица. Придворные и знать предпочитают одеваться в шелковые ткани, [носят] золото и драгоценности; и закон, существующий в отношении платья, предписывает каждому одеваться в соответствии со своим рангом, а некоторым дозволяется носить только едва выделанные шкуры. Эти люди в некотором роде христиане, с той оговоркой, что они соблюдают некоторые обряды иудейского закона. Во время праздника Богородицы, в августе, все короли и главные [представители] знати собираются в вышеупомянутом городе, чтобы отметить его, [и] каждый привозит дань, которую он должен императору. Со всех частей [империи] также приходят паломники, чтобы принять участие в этом празднике. Они совершают торжественные процессии, и из церквей, откуда они начинают путь, вносят образ Богородицы в натуральную величину, сделанный из чистого золота; глаза у упомянутого образа сделаны из двух больших и великолепных рубинов, а вся остальная фигура украшена и усыпана драгоценностями и позолоченными украшениями. Этот образ везут на золотой повозке замечательной работы.
   В этой процессии Пресвитер Иоанн, сходным образом украсив себя драгоценностями и подобными драгоценными и редкими вещами, и наряженный в шитую золотом ткань, появляется на людях либо на золотой колеснице, либо на слоне. Так велико множество людей, которые стекаются туда, желая увидеть этот образ, что многие погибают от давки в толпе. Этого короля называют искаженным словом "Пресвитер Иоанн", но полное имя звучит как "Бель Гиан". "Бель" означает "высший", "лучший" и "самый совершенный", а "Гиан" означает "принц" или "сеньор" и принадлежит любому владеющему территорией или осуществляющему над ней юрисдикцию. Следовательно, "Бель Гиан" значит "Главный принц", и это словосочетание прилагается только к королю, который также носит родовое имя (cognomen) Давид, подобно тому, как императоры принимали имя Цезаря.
   Нам остается теперь поговорить о Ниле, который берет сое начало не в стране Бель Гиане, не в Лунных горах, и не, как пишет Птолемей, в двух озерах, лежащих к востоку и западу друг от друга, на расстоянии около 450 миль одно от другого. Поскольку на той широте, на которой вышеуказанный автор помещает эти два озера, лежат также королевства Конго и Анголы на западе, и империя Мономотапа и королевство Софала на востоке, и расстояние от моря до моря [составляет] 1200 миль. Кроме того, в этой области, как убежден Лопиш, существует только одно озеро, которое лежит на границах Анголы и Мономотапы и имеет 195 миль в диаметре. Люди Анголы обладают сведениями о западном береге этого озера, а люди Софалы и Мономотапы - о восточном. Вследствие чего у нас есть полный отчет о нем, и т.к. они не упоминают никаких других озер, мы можем заключить, что других на той широте нет.
   Это правда, что существуют два озера, но они расположены в направлении, совершенно противоположном тому, о котором пишет Птолемей; поскольку он, как было сказано, помещает их явно с запада на восток, а те, как мы теперь знаем, лежат почти на прямой линии с севера на юг, на расстоянии почти 400 миль одно от другого. Некоторые в тех странах думают, что Нил, вытекая из первого озера, затем течет под землей и появляется снова [на поверхности]. Другие опровергают это, но Лопиш принимает как достоверный факт, что Нил не скрывается под землей, но течет через пустыню и одинокие долины, где нет жителей, и поскольку берега его не населены, то и возникла молва, что он течет под землей.
   Нил, несомненно, втекает из первого озера, которое лежит на 12® ю.ш., и [очертаниями] напоминает раковину, и окружено очень высокими горами, наибольшая и которых, называемая Касатес, находится на востоке, и по обоим склонам гор встречаются залежи селитр и месторождения серебра. Нил течет отсюда на протяжении 400 миль прямо на север и впадает в другое очень большое озеро, которое туземцы называют морем. Оно больше первого, поскольку имеет 220 миль в поперечнике, и лежит под экватором. Относительно этого второго озера очень определенные сведения сообщают анзичи, которые [живут] около Конго, что есть люди, которые плавают по озеру в больших кораблях, и имеют письменность, и используют меры и веса, каких нет в Конго, и что их дома построены из камня и глины, а обычаи похожи на португальские. Следовательно, можно предположить, что недалеко находится империя Пресвитера Иоанна. Из этого второго озера Нил течет на протяжении 700 миль до острова Мероэ, и в него впадают другие реки, главная из которых - река Колвес, получившая такое название, потому то она вытекает из одноименного озера на границах Мелинде. Когда Нил достигает Мероэ, он разделяется на два рукава и окружает возвышенную землю, называемую Мероэ, справа от которой, на востоке, - река, называемая Абагни, которая берет начало в озере Бракина и пересекает империю Пресвитера Иоанна, пока не достигнет вышеупомянутого острова. С западной стороны текут другие реки, одна из которых - Сарабоэ. Итак, Нил, приняв эти реки и окружив упомянутый остров, снова становится прежней большой рекой, протекающей через Эфиопию (уже называемую Египтом) вплоть до катаракт, которые образованы сужающейся здесь долиной с очень высокими берегами, и словно бы заключающей реку в узкий канал, из которого вода низвергается с потрясающим грохотом около острова Сиене. Отсюда Нил, орошая Египет, впадает в Средиземное море прямо напротив острова Кипр двумя главными рукавами, восточный из которых в настоящее время называется Дамиата, а западный - Росетто. И поскольку мы подошли к концу этой истории, посвященной Нилу, то будет уместно вкратце сказать о причинах его разлива. Как мы говорили выше, главная причина разлива Нила, - обильные дожди, которые идут в то время года, когда в тех странах начинается зима, а в наших крах стоит весна, что, в целом говоря, приходится на начало апреля. Дождь идет там не такой, как в Европе, но гораздо более сильный, и словно бы льет как из ведра вместо маленьких капель. Земля не может впитать такую массу воду, и, поскольку она крутая и скалистая, вода с силой несется в реки, заставляя их вздуваться и разливаться, и выходить из берегов превыше всякого вероятия, отчасти еще и потому, что дожди непрерывно идут в течение пяти месяцев - апреля, мая, июня, июля и августа. Самый сильный дождь, однако, идет в мае, июне и июле. Так получается, что в стране, имеющей высокие горы, и вследствие разлива потоков, рек и озер, все эти воды устремляются в руслах больших рек, переполняя их больше, чем любые другие в целом мире. Озера также образованы ими, что видно на карте мыса Доброй Надежды и Конго и окружающих королевств, [где они достигают] такого невероятного размера, что в тех краях их называют морями.
   И таким образом мы видим, как Нил в упомянутые времена года устремляется через те страны к северу, чтобы оросить Египет, а реки Заир и Нигер делают то же самое к западу и востоку. К югу - другие очень большие реки, которые также разливаются в определенные времена года, подобно Нил. Теперь это происходит каждый год, но особенно в Каире и Египте, где Нил начинает разлив в начале июня и возвращается в прежнее русло до 20 сентября, как я сам видел.
   Но причины такого разлива вплоть до настоящего времени оставались окутаны мраком, и хотя почти все древние авторы, начиная с Гомера, были убеждены, что разлив Нила вызван дождями, несмотря на это, они не заявляли об этом так недвусмысленно, как Дуарте Лопиш, лично бывший тому свидетелем.
   Некоторые, опять-таки, приписывают этот разлив дождям, идущим в Лунных горах, другие - таянию снега в тех же горах, хотя Нил разливается не возле Лунных гор, но на большом расстоянии к югу от них. Кроме того, зима в тех краях приносит с собой снег, а не жару, которая могла бы растопить его.
   Итак, я, прилежно расспросив Дуарте Лопиша относительно вышеупомянутых материалов, с определенными заранее имевшимися намерениями, и он сам поведал также о других предметах, как человек выдающихся способностей, каким он и является, и дал мне ответы, которые изложены в этой работе, пока я не почувствовал убежденности, что любой [человек] будет полностью удовлетворен этим, особенно любопытствующий, ученый, или тот, кто искушен в мирских вопросах. Географ пожелал бы узнать больше, и физик, и рудознатец, и историограф, и торговец, и матрос, и проповедник, и, возможно, другие, отличающиеся от них по части своих призваний. Но Дуарте Лопиш дал обещание как можно быстрее вернуться из Рима в Конго, куда он отплыл вскоре после того, как завершил этот рассказ, что произошло в мае 1589 г., и чтобы привезти полную информацию, которой здесь недостает, относительно истоков Нила и других предметов. Между тем, то, что осталось запечатлённым на этих страницах, никоим образом не малозначимо; и если кто-либо найдет [в этом повествовании] что-либо полезное, или удивительное, или нужное, или способное прогнать меланхолию, то позвольте целиком приписать [заслугу] этого благороднейшему и преподобнейшему монсиньору Антонио Мильоре, епископу Св.Марка и командору Ордена Св.Духа, который приказал опубликовать эту работу ради общественного блага.
  
   КОНЕЦ
  
   Посвящение на карте Африки.
  
   Светлейшему и преподобнейшему монсиньору Антонио Миллиоре, епископу Св.Марка и командору ордена Св.Духа.
  
   Вплоть до настоящего времени не существовало никакого настолько правильного представления Африки, мыса Доброй Надежды, озер, Нила и гор, откуда он течет, королевств Пресвитера Иоанна и Конго, и окружающих стран, чем то, которое Дуарте Лопиш изобразил на составленной им большой карте, и которую Ваша Милость повелела сделать в уменьшенном масштабе. Еще я уверен в том, что ни в одной отпечатанной современной карте истинное положение Египта к югу от Каира не показано так правильно, как на этой, которую (дважды странствовав по этой земле) я тщательно начертил, насколько позволяло ограниченное место. Места обозначены буквами на небольшой схеме, помещенной выше, посредством которой к каждому из них могут быть отнесены названия.
  
   Слуга Вашей Милости,
   Филиппо Пигафетта.
   Из Рима, 2-я неделя апреля, 1591.
  
   Посвящение на карте Конго.
  
   Филиппо Пигафетта - светлейшему и преподобнейшему монсиньору Антонио Миллиоре, епископу Св.Марка и командору ордена Св.Духа. Эти описания и карты предназначены главным образом для того, чтобы показать расположение королевства Конго, которое из-за отсутствия места не был изображено на общей карте Африки, привезенной из тех королевств Дуарте Лопишем, и поэтому мы изобразили это королевство уменьшенном масштабе на отдельной карте, на которой отчетливо видна столица (Конго) и другие владения, реки, горы, озёра, побережья, гавани и границы страны абиссинцев. На неё нанесены также дополнительные градусы согласно Птолемею, которые отсутствуют на другой карте, потому что португальские географы не записывают их. Несмотря на это, она представляет собой чрезвычайно удачное изображение, поскольку посредством их и градусов широты, без всяких других замеров, можно определить расстояние между одним и другим пунктом. Мы начертали также герб и печать короля Конго, принятые им после того видения, которое мы описали, ибо у тех королей и знати не в обычае использовать европейские геральдические символы, или буквы, или письмена, или другие знаки на своих мечах.
  
   Из Рима, 1591.
  
   Папа Сикст V, прославленный князь, родившийся ради всеобщего блага, изгнал воров из владений Церкви. Он установил четыре отличнейших и замечательных обелиска, которые были когда-либо воздвигнуты, на пьедесталах с крестами на вершине. Он освятил две колонны Траяна и Антонина, и установил на них образы Св. Петра и Св. Павла. Он построил две церкви, и четыре папских дворца, и Балкон Благословений, и Священный мост, и госпиталь для нищих, и Ватиканскую Библиотеку, и замечательный Купол Св. Петра. Он провел в Рим воду, называемую "Aqua Felix", по двадцатимильному акведуку, проведя ее в разные фонтаны, и цистерны, и лаватории (каменные чаши для ритуального омовения рук. - Aspar), на Эсквилинский, Квиринальский, и Капитолийский холмы. Он украсил и восстановил знаменитые статуи, изваянные Праксителем и Фидием. Он выделил двенадцать галер для охраны Римского побережья и провел в порт Чивита Веккия воду по каналу 6 миль длиной. Он проложил пять широких улиц, которые ведут к главным церквям древнего Рима, засыпав долины и сровняв холмы. Он перенес останки папы Пия V из Собора Св.Петра в церковь Санта Мария Маджоре, в специально отведенную для этого могилу. Он причислил к докторам церкви Св. Бонавентуру и Св. Дидако, испанца, и члена ордена миноритов. Он добавил к церковным владениям три епархии, - Лоретто, которую он укрепил валами, Монтальто в его собственной стране, и Сан-Северино. Он основал Школу Наук в Фермо, и два колледжа - один в Болонье, названный "де Марчиани", и колледж Св. Бонавентуры в Риме. Он воздвиг башню Бельведера, и восстановил церковь Св. Сабины. Он построил сукновальню для торговли шерстью. Он собрал вместе сокровища Апостольского престола на случай голода, чумы, и войны. Посему, как папа Сикст IV был удостоен имени Ромула, так и Сиксту V, который на протяжении пяти лет совершил столь великие труды, подобает имя Августа, который, обнаружив, что Рим был построен из кирпича, оставил его мраморным. Он намеревался выполнить и другие работы, но Господу Богу угодно было призвать его к лучшей жизни; поскольку он замышлял - и начал необходимые приготовления для этого - продолжить дорогу Фламиния, перебросив мост через Тибр; и на основе сведений, предоставленных этим сообщением, он желал установить связи с королевством Конго, и с королем абиссинцев, называемым Пресвитером Иоанном, и при его содействии обратить всю Африку в христианскую веру; и осуществить различные другие деяния, о которых мы не будем упоминать здесь.
  
   Филиппо Пигафетта,
   Natalis bonifacius incidebat.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) В.Касс "Избранница последнего из темных"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин 2"(Уся (Wuxia)) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) М.Генер "Паёк, или другие герои"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"