Аспар: другие произведения.

Житие Стефана Сурожского в контексте истории Крыма иконоборческого времени

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На этот раз представляю вашему вниманию монографию (авторство не мое, я только ее отсканировал), посвященную исследованию одного из редких и ценных источников по истории Крыма "темных веков" - "Житию Стефана Сурожского". В работе содержится 3 варианта Жития в переводе с греческого, армянского и ц.-славянского, и подробный анализ достоверности сведений, содержащихся в Житии, в увязке с данными археологических раскопок Сугдеи-Сурожа и других источников, позволящих реконструировать обстановку на полуострове в период создания Жития... Отдельный фрагмент текста посвящен разбору версий знаменитого похода на Сурож новгородского(?)князя Бравлина, проблема историчности которого до сих пор не получила окончательного решения...


Республиканский комитет АРК по охране культурного наследия

Крымский филиал Института археологии НАНУ

Крымский республиканский институт последипломного педагогического образования

Ю. М. Могаричев, А. В. Сазанов, Е. В. Степанова, А. К. Шапошников

Житие Стефана Сурожского

в контексте истории Крыма

иконоборческого времени

Симферополь

2009

  
   ББК 63.3(2Укр-4Крм)
   М742
  

Печатается по решению ученого совета

Крымского филиала Института археологии НАН Украины

(протокол N 4 от 22.12.08)

  

Рецензенты:

   В. М. Зубарь -- доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института археологии НАН Украины
   С. Б. Сорочан -- доктор исторических наук, заведующий кафедрой исто­рии древнего мира и средних веков Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина
   И. Н. Храпунов -- доктор исторических наук, профессор кафедры исто­рии древнего мира и средних веков Таврического национального университета им В. И. Вернадского
  
   Могаричев Ю. М., Сазанов А. В., Степанова Е. В., Шапошников А. К.
   М 742 Житие Стефана Сурожского в контексте истории Крыма иконоборче­ского времени. -- Симферополь: АнтиквА, 2009. -- 334 с.: ил.
  
   Настоящая работа является продолжением цикла изданий, посвященных средне­вековым "крымским" православным святым.
   В ней сделана попытка обобщить все возможные источники, позволяющие про­лить свет на Стефана Сурожского как историческую личность и на его Житие как важный источник по истории средневекового Крыма.
  
   ISBN 978-966-2930-65-1
  
   No Могаричев Ю. М., Сазанов А. В., Степанова Е. В., Шапошников А. К., текст, 2009
   No Издательство "АнтиквА", оригинал-макет, 2009
   No Республиканский комитет АРК по охране культурного наследия, 2009
   _______________________________________________________________________
   Сканирование и вычитка - Aspar, 2010г. 6 - начало страницы оригинального издания
  
  

Содержание

  
   ВВЕДЕНИЕ........................................................................................................................5
   ГЛАВА I
   Житие Стефана Сурожского. Тексты и переводы .......................................................11
   ГЛАВА II
   Житие Стефана Сурожского. Основные этапы формирования
   источника и традиции почитания Стефана Сурожского ........................................... 76
   ГЛАВА III
   Археологические комплексы раннесредневековой Сугдеи .................................... 104
   ГЛАВА IV
   Находки печатей в Судаке ...........................................................................................175
   ГЛАВА V
   Стефан Сурожский в истории средневекового Крыма .............................................193
   ЗАКЛЮЧЕНИЕ ..................................................................................... .......................227
   SUMMARY.......................................................................................................... ..........231
   ПРИЛОЖЕНИЕ I
   Службы святому Стефану Сурожскому .....................................................................245
   ПРИЛОЖЕНИЕ II
   Акафист исповеднику, архиепископу Стефану Сурожскому ................................. 261
   ПРИЛОЖЕНИЕ III
   Приписки на полях Сугдейского синаксаря ...............................................................270
   ПРИЛОЖЕНИЕ IV
   Древнейшая ономастика Судакского региона ...........................................................298
   СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ .....................................................317
   СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ......................................................................... ................330
  

ВВЕДЕНИЕ

  
   Средневековая Таврика находилась на окраине византийского мира, вдалеке от тех политических и религиозных процессов, которые бурлили в центральных районах Империи Ромеев. Поэтому Крымский полуостров не отмечен большим вкладом в развитие византийской агиографической тра­диции. Собственно к "крымским" святым, канонизация которых была осу­ществлена в основном благодаря деятельности на территории полуострова и, надо думать, по инициативе местной политической элиты и церковной иерархии, можно отнести первых херсонских епископов1, Иоанна Готско­го2 и Стефана Сурожского, которому и посвящена настоящая работа.
   Источники, а в некоторых случаях просто христианская традиция, связывают с Крымом отдельные периоды деятельности Апостола Ан­дрея, папы Климента Римского, папы Мартина I, Константина Философа (св. Кирилла), Евстратия Печерского. Однако таврические эпизоды не являлись определяющими для их канонизации.
   Очевидно, средневековое христианское население полуострова чти­ло память еще ряда "местных" святых, впоследствии затерявшихся в ко­ридорах истории. В 1896 г. при раскопках херсонесского некрополя, у входа в катакомбу N 785, был обнаружен надгробный известняковый памятник в форме креста, на котором вырезана надпись: "Памятник свя­той мученицы Анастасии". В. В. Латышев по палеографическим особен­ностям датировал ее V--VI вв., однако однозначного объяснения находке не нашел. Данный крест мог быть поставлен как памятник "где-либо на видном месте для напоминания верующим о страданиях св. мученицы и лишь впоследствии перенесен в катакомбу", и тогда Анастасию можно считать не местной мученицей, а одной из византийских святых с таким именем. Или это была действительно одна из местных святых (биографии иных св. Анастасий не связаны с Херсоном), некогда, наряду с первыми херсонскими епископами, почитаемая в Херсонесе, но впоследствии за­бытая горожанами3. Если последнее верно, то перед нами самый ранний пример "утерянных" "крымских" святых.
   Д. Струков сообщает о трех святых эпохи позднего средневеко­вья -- епископе Сугдейском (Сугдофульском) Василии, архиепископе
   6
   Кавказском Савве и неизвестном инкерманском4. Ограниченность со­хранившихся источников не позволяет проанализировать их деятель­ность. Что касается Василия, то в приписках на полях Сугдейского си­наксаря он значится архиепископом Сугдеи и Фулл5. Таким образом, его деятельность приходится на период между 1156 г. (когда была об­разована объединенная Сугдо-Фульская епархия) и 1282 г. (в этом году скончался первый сугдсфульский митрополит)6. Савва был архиепи­скопом Кавказским и отмечен в приписках синаксаря под 1318 г.7. Ве­роятно, он заслужил канонизацию своей деятельностью за пределами полуострова, и его почитание было занесено в Сугдею выходцами из Кавказа. О мощах неизвестного святого из Инкермана сообщает рус­ский священник Иаков (1634 г.)8. Однако уже тогда местные жители не помнили ни его имени, ни то, чем он был знаменит. Как сообщает уже упоминавшийся Сугдейский синаксарь, в городе 27 августа чтили неко­го "святого благочестивого отца нашего святого епископа Кудрувия"9 и еще ряд местных святых.
   Стефан Сурожский является наиболее "загадочным" Таврическим средневековым святым, а его Житие -- самым дискуссионным "крым­ским" агиографическим произведением. Известно, что греческий про­тотип Жития не сохранился, а некоторые эпизоды поздних редакций вы­глядят настолько неправдоподобными, что у некоторых исследователей сформировалось устойчивое мнение, что это агиографическое сочине­ние, особенно его славянский вариант, является более литературным, не­жели историческим источником10.
   При этом, благодаря так называемому "сюжету о Бравлине", поме­щенному среди посмертных чудес сугдейского святого, Житию Стефана Сурожского посвящена обширная историография11. Это связано в пер­вую очередь с тем, что если следовать хронологии источника, то упо­минание о нашествии на Таврический полуостров новгородского князя Бравлина -- одно из самых ранних сведений о начальной истории Руси. Эта точка зрения прочно укрепилась в российской историографии со времен Степенной книги (1563 г.): "Иже и преже Рюрикова нашествия в Славенскую землю, не худа бяше держава Словенского языка; воинство-ваху бо и тогда на многия страны и на Селунский град, и на Херсон, и на прочих тамо, якоже свидетельствует нечто мало от части в чудесах вели­комученика Димитрия и святого архиепископа Стефана Сурожского"12.
   К настоящему времени в историографии превалирует мнение, что набег Руси на Боспор, Сугдаю и Херсон -- историческая реальность. Дискуссии в основном сводились к проблеме: следует ли нападение Бравлина отождествлять с известным походом киевского князя Влади-
   7
   мира в 988/989 гг. (в некоторых русских источниках в качестве исходной точки похода отмечен Киев), или это было самостоятельное событие, действительно случившееся вскоре после смерти святого.
   Первое серьезное научное исследование, посвященное Житию Сте­фана Сурожского, принадлежит В. Г. Васильевскому13. Ученый издал и подробно проанализировал Греческое (ГЖ) и Церковнославянское жи­тие (ЦСЖ) святого и в результате глубокого и всестороннего анализа различных редакций данного агиографического произведения и других связанных с ним источников пришел к выводу, что славянское Житие Стефана Сурожского появилось не ранее первой половины XV в. Оно было составлено русским компилятором путем соединения не дошедше­го до нас варианта Греческого жития и выдержек из церковнославянских произведений -- Жития Иоанна Златоуста, "Луга Духовного" Иоанна Мосха и Жития Петра Митрополита14. Что же касается личности самого Стефана, то, по мнению В. Г. Васильевского, Стефан -- реальная истори­ческая личность: "...принадлежал к исповедникам иконопочитания при царе Константине Копрониме15, подвергся... тюремному заключению и разным истязаниям, но затем отправлен был ... в... Сугдею, много по­трудился над распространением и утверждением христианства между местными жителями и сделан был епископом названного города, по-видимому, первым в ряду будущего ряда его архипастырей"16. По мне­нию исследователя, первоначальное Житие должно датироваться "X или даже IX в.". Оно было кратким, в него входили два чуда: одно прижизнен­ное -- "история с Филаретом" и одно посмертное "исцеление Ефрема"17. "Сказание о Бравлине" было создано в Византии не позднее второй поло­вины X в., но ранее похода на Херсон Владимира Киевского, и отражало реальное событие, имевшее место максимум в 30-х гг. IX в.18.
   Научный авторитет и система аргументаций В. Г. Васильевского были настолько сильными, что до начала XXI в. все последующие ав­торы, как правило, повторяли основные выводы ученого19 и решались лишь на незначительные уточнения (естественно, за исключением тех, в основном зарубежных исследователей, кто сомневался в исторической ценности Жития Стефана Сурожского (см. выше).
   Значительным шагом вперед в изучении источника стали две публи­кации С. А. Иванова. Одну он посвятил фактически введенному им в ши­рокий научный оборот армянскому Житию Стефана Сурожского (АЖ)20, другая посвящена ЦСЖ21. Исследователь пришел к аргументированному заключению: армянский вариант сохранил часть текста греческого про­тотипа, несомненно восходящего к иконоборческой эпохе. Константину (Константин Коприн в оригинале) здесь упоминается как "правивший
   8
   с верой во Христа и благочестием"22. При этом сюжет армянского ис­точника во многом перекликается с греческой и частично со славянской версиями, "но в ряде сюжетов оно гораздо полнее их обеих"23.
   Таким образом, С. А. Иванов сделал вывод, что первоначальное Жи­тие Стефана было составлено в конце VIII -- начале IX в., вероятно, преемником святого -- Филаретом. АЖ и ЦСЖ восходят к греческим оригиналам, имеющих одну и ту же текстовую традицию, появившуюся не ранее конца X в. Следовательно, большинство компиляций и вставок, которые В. Г. Васильевский приписывал древнерусскому автору XV в., на самом деле присутствовали уже в греческом протографе конца X в.24. Таким образом, даже самая пространная версия Жития Стефана Сурожского25 является не компиляцией церковнославянских переводов гре­ческой агиографической и хронографической литературы (как полагал В. Г. Васильевский), а переводом с незначительной редакторской прав­кой и купюрами пространного греческого текста. АЖ, соответственно, также является переводом с греческого на армянский с редакторской правкой и купюрами.
   Важным для изучения Жития Стефана Сурожского является публи­кация А. Бозояном, на основе нескольких армянских рукописей, свод­ного текста АЖ26, благодаря которому многие недоуменные места ЦСЖ получили правильную и однозначную интерпретацию.
   Настоящая работа является продолжением нашего цикла работ, посвященным средневековым "крымским" агиографическим произве­дениям27. В ней мы попытались обобщить все возможные источники, позволяющие пролить свет на Стефана Сурожского как историческую личность и на его Житие как важный источник по истории средневеко­вого Крыма.
   Введение и заключение подготовлены Ю. М. Могаричевым, главы I, II -- Ю. М. Могаричевым и А. К. Шапошниковым, глава III -- А. В. Сазановым, глава IV -- Е. В. Степановой, Глава V -- Ю. М. Могаричевым. Приложения I, II -- Ю. М. Могаричевым, III, IV -- А. К. Шапошнико­вым. Греческие и церковнославянские тексты подготовлены к публика­ции и переведены А. К. Шапошниковым. Перевод резюме на английский язык выполнил Н. И. Храпунов.
   Авторы искренне благодарят Т. Э. Саргсян за неоценимую помощь в работе с АЖ. Мы также выражаем признательность Е. А. Айбабиной и С. Г. Бочарову за возможность использовать материалы археологиче­ских исследований Судака 2001 г. Мы благодарны В. В. Майко, В. В. Су-хореброву и В. Ю. Юрочкину за помощь в поиске источниковедческого материала.
   9

Примечания

   1 Латышев В. В. Жития Св. епископов Херсонских. Исследования и тексты // ЗАН. -- СПб., 1906. -- Т. VIII. -- N 3; Страдания святых священномучеников и епископов Хер­сонских Василея, Капитона и иных с ними // ИАК. -- 1907. -- N 23; Латышев В. В., Кекелидзе К. Житие св. Епископов херсонских в грузинской минее // ИАК. -- 1913. -- Вып. 49; Серафимович С. Херсонские святители // ЗООИД. -- 1868. -- Т. 7.
   2Рареbrochio D. Dе sancto Joanne, Ерiscopo Gotthiae. Vita e codice Vaticano nunc primum Latine versa. // Асtа Sanctorum. -- Iunii. -- Т. V. -- Аntverpiae МDССIХ (1709). -- Р. 190-194; Асtа sanctorum... Воllandi, mensis Junii. -- Тот. V. -- Sub die 26. -- Vо1. V. -- Venezia, 1744. -- Р 151 sq; Асtа sanctorum, соllectа... а sociis Bollandansis. -- Iunii, VII, 3. ed. -- Раrisis, 1867. -- Р. 162-172; Halkin Р. Аnalectaa Bollandiana. -- Т. LXVI. -- Вruхеlles. 1948. -- Р. 82, аnn. 1; Аиzepу М.-Р. La Vie de Jean de Gothie (ВНО 891) // La Crimee entre Byzance et le Khaganat Khazar. -- Раris, 2006; Васильевский В. Г. Житие Иоанна Готско­го // Журнал Министерства Народного Просвещения. -- 1878. -- Январь. -- Ч. 195. -- Отд. II; Переиздано: Труды. -- СПб., 1912. -- Т. 2. -- Вып. 2; Никитский А. Житие пре­подобного отца нашего Иоанна, епископа Готии // Записки Одесского общества Истории древностей. -- 1885. -- Т. 13; Сорочан С. Б. Византийский Херсон. Очерки истории и культуры. -- Харьков, 2005. -- Ч. 2. -- С. 1345-1370; Могаричев Ю. М, Сазанов В. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма "хазарского пе­риода. -- Симферополь, 2007.
   3 Латышев В. В. Этюды по византийской эпиграфике // ВВ. -- СПб., 1889. -- Т. VI. -- С. 366-369.
   4 Струков Д. Жития святых Таврических (крымских) чудотворцев.-- М., 1878. -- С. 72-73; 78-81.
   5 Архимандрит Антонин. Заметки XII-XV века относящиеся к крымскому городу Сугдея (Судак), приписанные в греческом синаксаре // ЗООИД. -- Одесса, 1863.-- Т. 5. -- С. 598; Приложение 3, N 76.
   6 Бертье-Делагард А. Л. Исследования некоторых недоуменных вопросов средне­вековья в Тавриде // ИТУАК. -- Симферополь, 1920. -- N 57. -- С. 50; В приписках на полях Сугдейского синаксаря под этим годом значится: "(за 5 февраля) упокоился раб божий Феодор, митрополит сугдофуллов, тот, который (был возвышен) из архиепископов, 6790 го (да от сотворения мира). (Приложение 3. -- N 57).
   7 Архимандрит Антонин. Заметки ХП-ХУ века относящиеся к крымскому городу Сугдея (Судак).-- С. 608; Приложение 3. -- N 140.
   8 Оболенский М. Сказание священника Иакова // ЗООИД. -- 1850. -- Т. 2. -- Отд. 11-111.
   9 Архимандрит Антонин. Заметки XII-XV века относящиеся к крымскому городу Сугдея. -- N 187; Приложение N 3. -- N 187.
   10 Успенский Ф. И. Первые страницы русской летописи и византийские перехожие сказания // ЗООИД. -- Одесса, 1915. -- Т. XXXII; Цукерман К. Два этапа формирования древнерусского государства // Археология. -- 2003. -- N 1 -- С. 79; Dа Соsta-Loulliet G. Y eut-il des invasions Russes dans l`Empire Byzantin avant 860? // Вyzantion. -- Vоl. 15. -- 1941; Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period // Iconoclasm. -- Вirmangham. 1975. -- Р. 114; Vasiliev А. А. Тhе Russian Attack on Constantinople in 860. -- Cambridge-Massachusets, 1946. -- Р. 81-83; Brubaker L., Haldon J. Byzantium in the Iconoclast Era (са. 680-850): Тhе Sources. Аn Аnnotated Survey. -- Аldershot, 2001. -- Р. 227.
   11 Историографические обзоры см.: Васильевский В. Г. Житие св. Стефана Сурож-ского// Труды. -- Петроград, 1915. -- Т. 3. -- С. СХ1Л1-СЬУ1; Вестберг Ф. О житии св. Стефана Сурожского // ВВ. -- СПб., 1907. -- Т. XIV. -- Вып. 2-3. -- С. 234-235; Левченко М. В. Очерки по истории русско-византийских отношений. -- М., 1956. -- С. 46-53; Сахаров А. Н. Дипломатия Древней Руси. -- М., 1980. -- С. 25-28; Рапов О. М. Русская церковь в IX -- первой трети XII в. Принятие христианства. -- М., 1988. --
   10
   С. 67-70; Сорочан С. Б. Сугдся в "темные века" // Сугдейский сборник. -- К.- Судак, 2004.-- С. 341-342.
   12 Книга степенная (издание Ф. И. Миллера). -- М., 1775. -- С. 83.
   13 Васильевский В. Г. Житие св. Стефана Сурожского // Русско-Византийские исследования. -- СПб., 1893. -- Вып. П. (переиздано с уточнениями: Труды. -- П-д, 1915. -- Т. 3). Васильевский В. Г. Житие св. Стефана Сурожского. -- Труды. -- С. ССХХIII-CCLXIII.
   15 В. Г. Васильевский считал, что Стефан пострадал именно при Константине V. А отождествление источником его гонителя со Львом III связано с тем, что "в Житии неверны собственно подробности, заимствованные, очевидно, из постороннего источника и вставленные совершенно не к месту и неудачно в хронологические рамки, уже ранее существовавшие" (Там же. -- С. ССХL).
   16 Там же. -- С. ССХVI.
   17 Там же. -- С. ССLХШ-ССLХIХ.
   18 Там же. -- С. ССLХХШ.
   19 Исключением, пожалуй, является статья Ф. Вестберга "О житии св. Стефана Сурожского" (ВВ. -- 1907. -- Т. XIV. -- Вып. 2-3). Смысл возражений Вестберга сводится к тому, что он не разделяет скептицизм В. Г. Васильевского относительно подлинности и достоверности ряда сюжетов Жития: "Пора признать за Житием св. Стефана значение важного исторического документа по истории древней Руси и Таврического полуострова за первую четверть IX столетия. ...Первоначальная греческая биография нашего святого не могла быть написана позднее середины IX в" (с. 236).
   20 Иванов С. А. Древнеармянское Житие Стефана Сурожского и хазары // Хазары. -- Евреи и славяне. -- Иерусалим. -- М., 2005. -- Т. 16 (в тезисном варианте: Иванов С. А. Житие Стефана Сурожского и хазары // Хазары. Второй Международный коллоквиум. -- М, 2000).
   21 Ivanov S. Тhе Slavonic Life of Stefan of Surozh // La Crimee entre Byzance et le Khaganat Khazar. -- Раris, 2006.
   22 Древнеармянское житие Стефана Сурожского и хазары. -- С. 310.
   23 Там же. -- С. 311.
   24 Ivanov S. Тhе Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- Р. 109-113.
   25 Великие Минеи-Четии, собранные всероссийским митрополитом Макарием. Изд. Археографической комиссии.-- М., 1904. --Декабрь. -- Дни 6-17.
   26 Воzоуап А. Lа Vie Аrmenienne de Saint Etienne de Sougdaia // La Crimee entre Byzance et le Khaganat Khazar. -- Раris, 2006. Перевод на русский язык см.: Саргсян Т. Э. Житие Сте­фана Сурожского в армянских манускриптах // Бахчисарайский историко-археологический сборник. -- Симферополь, 2008. -- Вып. 3.
   27 Первая работа: Могаричев Ю. М., Сазанов В. В., Шапошников А. К, Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма "хазарского периода. -- Симферополь, 2007.
  

ГЛАВА I

Житие Стефана Сурожского (тексты и переводы)

  

1. I. Греческое житие блаженного отца нашего Стефана исповедника, архиепископа Сугдаий1

  
   Краткое греческое житие св. Стефана Сурожского (в дальнейшем ГЖ), помещнное в так называемый Сугдейский синаксарь под 15 декабря, судя по заметкам на полях этого синаксаря, было выполнено около 1318 г., вероятно, неким Георгием на основе более ранней рукописи2.
   (С. 11-13 - Текст жития на греческом языке)
   "В этот день -- поминание преподобного отца нашего Стефана Исповедника, архиепископа Сугдайи.
   Сей прославленный и пресвятой муж, отец наш Стефан, родиной имел село Мориваса в стране Каппадокийцев. У родителей благочестивых и боголюбивых родилось дитя и отдано было ими для изучения Священных писаний. И превзошел он всех сверстников своих там и тех, кто выделялся образованием.
   И в возрасте восемнадцати лет он в высшей степени обучился внутреннему и внешнему писанию, изучив прекрасно грамматику и поэтику, астрономию и геометрию, а также все энкиклическое образование, и стал всем много любезен.
   Когда же его родители покинули (земную) жизнь, он раздал все свое имущество бедным.
   И. покинув родину, устремился в Афины. Ибо имел он страстное желание преклонить колени, обнять и поцеловать храм Богоматери. Обретя же там уроженцев того места, отечественных философов и риторов, немало собеседовал он со всеми (ими) и вел ученые беседы.
   Он возвратился в Константинополь и стал известным и любимым для всех, обладавших умом, из-за его смиренности и сладости речи.
   Войдя же в некий монастырь, он принял постриг, ибо более (всего) желал уединенной и подвижнической жизни, но не достиг желаемого.
   В то самое время предстоятель православного города Сугдайи отошел к Господу, и появилась нужда и (начались) поиски (кандидата) для поставления другого первосвященника.
   Церковный строй избрал этого славного мужа из-за присущей ему добродетели и спокойствия нрава и как имеющего перевес в речах, и
   14
   как наставника правых догматов. И возводится он, всесвятой, на архиерейский престол после проверки прав и голосования божественного и священного Синода и самого Апостольского престола, (его) управляющего Германа, сиречь святейшего и исповедника.
   И зажжен огонь в светильнике и становится он светочем всем там, не только верующим, но и неверующим, не только стоящим вблизи, но и тем. кто в отдалении. Всех освещало и обогревало справедливостью Солнца, сиявшего от его жизни. И направляется славный к выпавшей ему пастве.
   Попустительствуемый Богом и недостойный царствия. Лев Армянин недостойно и тиранически овладел императорской властью и возбудил страшнейшую войну против божественных святых и священных икон, и всех, кого он находил верными и православными, осудил на тюремное заключение, высылку и суровые наказания. Всю землю, можно сказать, всколыхнул он. И нечестивое его постановление достигло преславного города Сугдайи.
   И послал Лев-зверь арабов-волков, соратников и пособников своих, чтобы исторгли они (из стада) овцу Бога. И как ученик за учителем своим, и как простодушный ягненок (за овцою своею), последовал он за ними, не споря и не крича. И, сойдя на берег, -- о, чудо из чудес! -- благой сосуд Христов, священнейший и святейший ввергнут (был) в корабль, подобно бесполезной некой ноше. И вышли они из гавани.
   И многое испытав в плавании, прибыл священнейший Стефан в город Царственности (Царьград). И сошел сей благородный муж с корабля, защищенный всеоружием Святого Духа, вступил он в бой со зверем.
   И когда взревел Лев -- не поддался алмаз, не сробел благородный! Он поразил его духовными стрелами из писаний и из многих постановлений (соборов), и низверг его бессильную дерзость. И громыхал святой, вонзая (стрелы) в нечестивца, и устрашил его. И рек благородный громким голосом: "О. царь, владыка царства! Почитание образа и преклонение (перед ним), как бы там ни говорить, исходит от первообраза". И многое другое говоря, святой пускал стрелы в Льва, как некогда Даниил. И переменился он (царь) в лице, тут же велел он наказывать святого. Соумышленники зверя сразу же повергли святого, одни попирали его ногами, другие же избивали дубинками, иные бросали каменья. И многие истязания перенес святой, заключили его под стражу.
   И многое перенес и выдержал он с твердостью и вышел победителем через благоволение Бога. Святой освобождается из затвора благодаря женщине Ирине (по сути -- это "мир").
   И отошел пастырь прекрасный к собственной пастве и обрел разумных своих овечек преисполненными великой печали. И завидев па-
   15
   стыря, возрадовались призывно овцы великой радостью. И прекрасно он пас и поучал свою паству и совершил многие чудеса, одни -- прежде упокоения, другие же после упокоения. И пятнадцатого (числа) декабря месяца отошел он к Господу. Бог помилует и спасет нас через его заступничество".
  

II. Церковнославянское Житие Стефана Сурожского

  
   Древнейшим сохранившимся вариантом Церковнославянского Жития Стефана Сурожского (в дальнейшем ЦСЖ) является рукопись N 90 Мо­сковской Духовной академии (ныне хранится в Российской государствен­ной библиотеке (РГБ. Ф. 304. N 745). Она впервые была издана В. Г. Васильевским7 и недавно воспроизведена С. А. Ивановым с переводом на английский язык8. В. Г. Васильевский датировал ее не ранее первой поло­вины XV в.9. О. Прицак относил источник к середине XV в.10. С. А. Иванов считает, что рукопись была выполнена в XIV в.11. Сохранились также бо­лее поздние (XV-XVI вв.) рукописи, изданные митрополитом Макарием в Великих Минеях-Четьях (в дальнейшем ВМЧ)12.
   Предлагаемый ниже текст ЦСЖ является сводным, в нем слиты два извода: изданный В. Г. Васильевским, и другой, опубликованный митропо­литом Макарием. В. Г. Васильевский и С. А. Иванов справедливо указыва­ли на значительный пласт заимствований, в частности, из Жития Иоанна Златоуста (Ж. Ио. Злат.) и других источников, содержащихся в ЦСЖ. Мы в значительной степени повторяем их выводы13, а также находим заимство­вания в ряде иных эпизодов данного агиографического произведения. За­имствования отражены курсивом в переводе ЦСЖ, а также в ссылках к нему. Заимствования мы выделяем в основном в ЦСЖ, так как его текст сохранился более полно, чем АЖ и ГЖ. Сокращения рукописей: В -- руко­пись N 90 Московской Духовной академии (РГБ. Ф. 304. N 745); Ц -- Цар­ский список, принадлежавший Московской Синодальной библиотеке; У -- Успенский список, принадлежавший той же библиотеке; С -- Софийский список, принадлежавший библиотеке Новгородского Софийского собора, затем библиотеке Санкт-Петербургской Духовной академии.
   (С.15-33 - Текст жития на церковнославянском языке)
  
   (15 декабря)
   В тот же день житие и жизнь иже во святых отца нашего и исповед­ника святого Стефана Нового14, архиепископа Сурожского (Проповедь о жизни и смерти отца нашего святого Стефана Исповедника, архиепи­скопа Сурожского).
  
   Благослови, святой отец! (В.)
   1. Сей преподобный отец наш, Стефан, родом был из великой страны Каппадокийской (Каппадокии Великой), из села Морисава (Мориваса),
   34
   сыном родителей христиан. Его родители вырастили и воспитали его с большой любовью15. Ибо был он с детства милым отроком, имел добрый нрав, сторонился ребяческих шалостей16. Когда же был он семи лет, ро­дители отдали его для обучения грамоте (святым книгам. -- В.)17, ибо отрок (В.) имел острый ум18, внимал учению и в малое время он изучил (грамоту), ибо очень любил он учение, имея в себе страх божий и великое смирение. День и ночь он устремлял свой ум к учению19, желая большего учения. Когда же ему было пятнадцать лет, он ушел оттуда в год царя Феодосия Аньдримиина (Аньдраминдина -- В.) и патриарха Германа Святого и прибыл в Царьград, желая закончить недоученное (недоумен­ное -- В.) учение. Он приступил с очень большим прилежанием к уче­нию20, дабы стать хитрым до конца (получить то, что недоставало его образованию, и обрести недостающее его мудрости). Он был по самой своей природе, так сказать, отроду до конца смышленым, так быстро впитывал всю премудрость, как губка впитывает воду21. Он изучил наи­зусть22 всю грамматику и философию, и риторику, и софистику22, и пре­взошёл всех учителей, бывших тогда в24 городе (в Царьграде -- В.), так, что всякий, кто мог его видеть и слышать, дивился его мудрости. И его душа и его лицо были осияны Святым Духом25, потому что он был ис­полнен не только человеческой мудрости, но также и божественного разума26. Ибо слово его, подтвержденное добрыми делами, показывает человека, который явно достоин доверия, в то время как без хороших дел являет обманщика и лгуна, которого позорят его собственные слова. А этому чудесному мужу были дарованы оба достоинства, а именно, учить мудрому и самому иметь добрые дела. Таким образом, он вдохнов­лял рвение в тех, кто слушал его21. И распространилась молва по всему Царыраду о мудрости, разуме и смирении его. Он устремил свой ум к такому духовному знанию, чтобы ничто в Святом писании не осталось скрытым от него28.
   2. Тот блаженный патриарх Герман, услышав от многих о нем, при­звал и благословил его. Он же поклонился, целовал его (патриарха) руку. И спросил,его патриарх: "Из какой страны еси?" Он же ответил: "(Сте­фан) из Каппадокии, раб твой". Патриарх же увидел, что он обладает острым умом29 и что изучил до конца все премудрые науки, и ничто не было скрыто от него30, и повелел ему приблизиться к церкви и к себе, и глядя на такое успешное благочестие и на веру, и на то, как часто он не щадил своих сил для церкви31, (патриарх) изрядно полюбил его и возлюбил доброту сердца его32, видя его смирение, и что он совершенно прене­брегал всякой славы и возвеличивания сей жизни. Пребывал же он в том городе 15 лет в чистоте и целомудрии, как в святой церкви, живя постом
   35
   и чистой совестью. Потом же он подумал о том, что так не надлежит ему жить, но посчитал за лучшее провести жизнь в молчании (так как суды и труды этой жизни смешаны с грехом)33. С такими мыслями он тайно ушел оттуда34 и вступил в один монастырь, стремясь к монашескому житию, наипаче любя молчание и обращение в молитвах только к одно­му Богу. И принял постриг, ушел из монастыря35 и обрел некое темное место36, никому неведомое, и пребывал там 30 лет. Жил для Бога по­стом и молитвами и ночным бдением, присно стоя в молитве и утруж­дая себя, не давая себе покоя ни днем, ни ночью37.
   3. И в то время как святой жил там, таким образом, епископ (архиепи­скоп) Сурожский, который был там прежде него, именем Стефан, умер. Сурожане же прибыли в Царьград к патриарху Герману, прося архиепи­скопа Сурожу. Когда было сделано изыскание относительно поставле-ния (архи)епископа Сурожу, одни говорили об этом, другие хотели поста­вить иного, в то время как многие другие вертелись вокруг, стремясь к сану самостоятельно, иные молили о помощи (поддержке) то одних, то других38, но все это было напрасно. Когда правоверные люди сурожане поняли это, они прибегли к царю и патриарху, говоря так: "В городе на­шем ныне множество язычников, а христиан мало, и много очень злых еретиков. Вот почему мы хотим (архи)епископа, достойного этого святительства, могущего учить и управлять людьми". Был созван (церковный) совет, проведено рассмотрение, но не смогли найти (нужного кандида­та). Но как пишется в Святом Евангелии: "Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме"39. Так Бог открыл Стефана (как просветителя) многим на пользу и на спасение в Сурожи, тем, кто были опьянены неверием40.
   4. Патриарху Герману, во время его ночного бдения и пения обыч­ного псалма и молитвы в ночном служении Богу, явился ангел Господень и сказал ему: "Когда встанешь утром, пошли [кого-л.] туда, где обита­ет избранник божий Стефан. Он провел уже тридцать лет в том темном месте. Приведи его, и поставь его (архи)епископом Сурожу, так как Бог желает просветить много людей через него и спасти их, чтобы явить его равноапостольным. Он -- сосуд, избранный Христу Богу. А я послан к нему от Бога, чтобы велеть ему не ослушаться тебя ни в чем, но сде­лать все сказанное тобой"41. И ответил патриарх ангелу: "Господи, как я узнаю местожительство этого избранника божьего Стефана?" Тогда ан­гел взял одного раба у патриарха и показал ему место, где был святой, а затем отпустил его к патриарху, говоря так: "Завтра вы обретете его тут (избранника божьего, того, о ком я говорил)".
   36
   5. В тот час святой был в своем темном месте, творя свои обычные молитвы с умилением к Богу. И внезапно явился ему ангел в белой одеж­де, увидев которого блаженный убоялся и пал на землю, весь трепеща (содрогаясь). Ангел же поднял его, говоря: "Встань и не бойся, муж же­лания, новый Даниил!42. Святой Дух соизволил жить в нем ради чистоты жития твоего43. Явился же ему ангел в облике человека. Блаженный же собрал свой ум и сказал: "Кто ты еси, ибо вид твой смутил меня, и ужас объял меня?". Он же отвечал ему, говоря: "Аз есмь ангел Господний, по­сланный к тебе от Спасителя нашего Иисуса Христа44, чтобы поведать тебе великую радость. Ибо даст тебе Господь Бог ведение истины, и как кормить уста людей твоей пищей нетленной, но пребывающей в жизнь вечную"45, и как заградить еретические уста, глаголющие хулу на Спасителя нашего46 (я также послан), чтобы напомнить тебе о словах, сказанных тебе: "Не требуют здоровые врача, но больные (я прибыл не для того, чтобы призвать праведников, но грешников к раскаянию)"47. И нет потребности тебе здесь сидеть, но послал меня Господь мой Иисус Христос и повелел тебе идти в Сурож, и устроить церковь уче­нием твоим, и собрать всех людей на веру Христову, и спасти от капищ­ных прелестей. И не только этих людей, но и других научить каяться и отвратитъся от прежних грехов и получить Царство Небесное"48.
   6. Блаженный же Стефан припал к ногам его, говоря ему: "Господи, кто я, грешник и худший из всех людей, чтобы быть достойным того, о чем говоришь? Не достоин я, неспособный (принять этот сан, потому что слаб". И отвечал ангел Господний, так говоря ему: "Не читал ли ты, старче, в Писании, что Бог сказал Моисею, когда он послал его к Фарао­ну, царю Египетскому, вывести израильтян (из той земли): "Дам тебя как бога Фараону"49, так и тебя сделаю мощными (для любого дела). И тебя Бог сделает мощным во всяком деле твоем и даст тебе дар слуэю-бы его делу, на которую назначит тебя50. Только ты, превозмогая себя, укрепись и сотвори то, что тебе велено Богом, не смей ослушаться, не утаи дара, данного тебе от Бога на просвещение людей учением51. Имен­но ради их Христос кровь свою пролил, дабы спасти их от соблазна. Гла­голь Слово Божье без боязни, вспомяни Господа, изрекшего: "Не бойся, малое мое стадо, ибо изволил Отец мой дать вам царство (небесное)"52. Так не бойся, ибо изволил Бог через тебя просветить многие души ради праведности сердца твоего. Тебе выпадут печали и беды, но терпи как стойкий воин, за это сподобишься Царства Небесного"53. А по утру па­триарх собирается вызывать тебя, и поставить тебя54 епископом в Сурожи. Блюди, не ослушайся его, чтобы не прогневить Бога, но сделай то, что он повелел. Ибо уже ведомо патриарху о тебе, и он пошлёт клирика
   37
   своего за тобою". Так изрёк ангел, говоря ему: "Мир тебе, укрепись и на­берись храбрости!55. Таким путем взойдешь на небо".
   7. (Святой был в смятении и провел ночь без сна, молясь Богу в слезах, ибо это видение (ангела) устрашило его}. Герман же, святой патриарх, пребывал в смятении, недоумении, удивлении несколько часов после свое­го видения и провел ночь без сна, молясь Богу со слезами о видении. Когда настало утро, он все еще, сидя сам с собой, размышлял (о видении). Ког­да (его приближенные) нашли его в этом состоянии, они приблизились к нему, спрашивая его: "Поведай нам, владыко, о чем размышляешь?"56. Па­триарх же, вздохнул из глубины сердца, прослезился и рек: "О, ч ада мои, сколько тайных рабов имеет Бог, которых недостоен мир сей, ни точен57, поистине, как чудны дела Его и неисповедимы пути Его"58. И он сказал [им] еще: "Тайны царевы подобает хранить (небезопасно выдавать), а дела Божьи -- проповедовать"59. (Воистину, это влечет за собой боль­шие беды, но утаивание божественных тайн может такэюе причинить беды; еще более тясиские беды, я бы сказал, потому что (раз уж вовле­чена душа) это может повлечь вечное наказание. Вот почему было бы неправильно утаить это (явление)). Итак как не подобает скрыть сего, ибо Бог явил (чтобы его раб был известен), чтобы таким образом он мог вдохновить некоторых из этих людей, которые близки к Богу и пекутся о своем собственном спасении, подражая его любви. Но молю вас, благо­верные и благодетели, слушайте и смотрите глаголы мои. Тогда поведал им о явлении60 ангела и обо всем сказанном им.
   8. И вскоре послал за святым двух священников и служку, а место, где был святой, ему показал ангел61, и рек к ним: "Скажите святому: зовет тебя патриарх, потрудись прийти к нему. А без него обратно не возвращайтесь ко мне; а если не захочет, смотрите, чтобы не упустили его, пока не при­ведете его ко мне". Они же пошли и нашли его, молящегося Богу и совер­шающего поклоны перед ним. Они сказали ему: "Приди, отче честный, патриарх зовет тебя". Он же ответил: "Кто аз есмь, человек убогий и грешный, сторонящийся общества и никому не известный? Да меня ли, немощного62 и грубого, изволит звать святой патриарх, вселенский учи­тель? Смотрите, как бы вы не были посланы к иному, так как патриарх (никогда не видел меня и) не знает меня. Да и какое дело он хочет иметь со мной? Что он хочет от меня, человека, которого он никогда не видел, настолько незначительного, грешного и непросвещенного?"63. Тогда они спросили его имя. Он же сказал: "Стефан -- имя мое, раб есмь Иисусов Христов". Они же отвечали ему, так говоря: "Святой отец, патриарх ве­лел нам не возвращаться к нему без тебя", и, едва умолив его, доставили его (против его желания) к патриарху.
   38
   9. И, придя, поведали патриарху, что прибыл и святой (с ними). Ве­ликий же патриарх Герман и все иже с ним встретили его с почестями. И, помолившись Богу, они сели. И воззрел патриарх на блаженного (Стефа­на) и сказал: "Я очень стремился видеть твой лик, отче, преподобный Стефан, ибо мне было приказано Богом сделать так. Так возрадуйся, о верный святитель святой церкви Христовой! Мир тебе, исцелитель больным душой (и телом), подражатель святым апостолам. Мир тебе, иже в тебе погрязла неприязнь общего всем нам врага, дьявола, ибо во­оружился верой в Святую Троицу, подобно Давиду, который в древности победил (Голиафа64) иноплеменника в битве, поразив его тремя камнями из пращи. Блажен еси, город Сурож, ибо ради тебя явлено нам (духовное сокровище), полное честными каменьями! Блаженны те, кто принима­ет твою духовную пищу (трапезу), кто пьет твои божественные слове­са с весельем, как от питья твоего поучения"65.
   10. Когда патриарх изрек это, все те, кто слышали [его], были по­ражены, //патриарх говорил снова и сказал ему. "О, Стефан, которого Бог почтил и возвысил за твои добрые дела. Позволь скорее выполнять волю Господнюю о тебе, ибо нам пристало исполнять всякую правду. Встань, пойдем, дабы сотворить и совершить волю Господнюю о тебе, как это было велено (нам)". Святой же Стефан отвечал ему, говоря: "Святой отец, я прошу вашу святость объяснять мне, о чем Вы гово­рите и что такое веленное вами я должен сотворить и не ослушаться! (Что будете делать со мной, Ваше преосвященство, и сообщите мне, что я должен делать без возражения)"66. И сказал патриарх: "Как Го­сподь наш, Иисус Христос, избрал учеников своих (апостолов) и отпра­вил их осветить весь мир помраченный (в мир нести Слово Божье), так и тебя избрал Господь целителем и пастырем, и архиепископом городу Сурожу. Ты достоин сей чести подражать доброму пастырю, который положил жизнь свою за овец67". Отвечал святой, говоря: "Этот сан мне тяжек, о, вселенский патриарх, и выше моих сил, и намного пре­выше моих дел. Я слабый человек, не смогу носить это68. Прости меня, святой отец, что я не доволен этим (саном), но лишь спасением соей души -- ибо, желая его обрести, все, что от мира сего, я оставил". Па­триарх, видя, что он [Стефан] не принимает этого (сана) и не слушается его повеления, хотел наложить епитимью на него (за его неповинове­ние). Но святой Стефан, ведая, что если кто ослушается, это ослушание является грехом69, имел на сердце ангелово повеление, припал (к ногам патриарха), прося прощения, и сказал: "Святой отец, я не хотел сего. Много молил вас, и не мог пожелать этого, молчал. Раб есмь Госпо­да моего Иисуса Христа! Потому не смею, не могу противиться пове-
   39
   лению твоему. Однако я предстою пред тобой, если гожусь для твоей святости, я не ослушаюсь тебя ни в чем". И после того, как он так ему пообещал, вскоре вошли патриарх, святой Стефан и все клирики и епи­скопы70 в церковь. И возложил патриарх руку свою на главу святого и сотворил молитву. И назначил его скоро поддиаконом (или дьяконом), а после того поставил его пресвитером. И вот прошел слух о нем, так как проведали в городе от слышавших от патриарха о нем и видевших, как он был определен в Сурож, чтобы быть архиепископом городу и церковным людям (мужам), которые жаждали почти все видеть его и хотели слышать его и о нем.
   11. Царь же полюбил его весьма и восхотел послать за ним (чтобы сделать славное ему поставление во епископы). И созвал епископов на собор, намереваясь совершить более красивым и славным его поставле­ние. И собрались городские церковники и ввели его с подобающей честью в святую церковь. Когда пришел царь, с ним было множество друзей (придворных) и государственных чиновников, и иных сановитых (людей), и много граждан и народа, и наполнилась церковь от народа. Когда был выполнен соответствующий обряд (чин)71 (и было объявлено время для причастия), и ввели преподобного Стефана на поставление в сан архи­епископа72 Сурожу. Именно там он был канонически посвящен в сан ар­хиепископа Сурожу. После завершения церковного пения (когда церков­ная служба закончилось), царь (и иже с ним) просили благословения у святого, и все духовенство (люди церковные) преклонилось перед ним, а также и женщины со своими мужьями (просили), чтобы он молился за них Богу. Он же сказал: "Молю Бога, о, царь, дабы Он воздал тебе и всем твоим людям по молитвам твоим" ("Молю Бога, о, царь, дабы Он сотворил душе полезное тебе и всем людям")73. И сотворив духовный праздник, разошлись.
   12. Несколькими днями позже патриарх призвал Стефана, побесе­довал с ним о спасении [души] и отпустил его в Сурож на корабле. Бла­женный же поклонился ему, говоря: "Молю тебя, господин святой отец, молись Богу за меня и поминай меня, чтобы Он оказал мне поддержку в свершении всего того, в чем я дал обет". И обещал патриарх, и сказал ему: "Иди, чадо, с миром! Господь хорошо направит стопы твои (устроит путь твой)74, и он направит мысли твои (в правильном направлении), и укрепит тебя!" Ты (сам) моли Бога за нас". И возложил руку, благосло­вил его и отослал его в Сурож, посадив на царский корабль.
   13. Несколько дней спустя они достигли Сурожа. Когда же они при­близились к городу, вышли городские старейшины (и мужи) ему навстречу и ввели его в церковь с (подобающей) честью75. И живущие окрест города
   40
   люди и приходящие чужестранцы (живущие там76) (собрались в церкви) не только для того, чтобы видеть его, но также и чтобы послушать его уче­ние. Он же, просвещенный силой Святого Духа, начал беседовать с наро­дом, сообщая многие (душеспасительные) повествования. И все дивились тому, какая степень мудрости была дана ему от Бога. Ибо, слушая его, им было просто уразуметь (неясные места) в божественном Писании77.
   14. На любой вопрос78, если кто-либо задавал ему трудный (долгий) вопрос, он давал краткий (сжатый) ответ, а если [кто-то спрашивал] в нескольких словах, он отвечал пространно79. И даже в очень сложном ответе он никогда не повторял ни одного слова дважды80. Он сказал им: "Молитесь Богу за меня, так как бремя, которое было вверено мне не­сти, сан высокого священника, (столь) тяжелое и трудное, и это очень страшит меня. Это (более) пристало Петру и Павлу и Моисею быть пастырями человеческих душ, но я грешен. Более всего (бремя посвящать в священники страшит меня)81 ...Я нашел письменное известие о благо­словляемом и святом82 римском папе Льве, который был высшим священ­ником римлян, и который провел 40 дней на могиле святого апостола Петра, соблюдая пост и прося апостола молить Бога за него, чтобы Он простил ему его грехи. И после 40 дней Апостол явился ему и ска­зал: "Я молил Бога за тебя. Ты освобожден от [всех] твоих грехов, кро­ме грехов твоего священства83. Единственно за них ты будешь нести ответственность"84. Они отвечали ему, говоря: "Действительно, свя­той отец, наш город никогда не имел учителя такой известности, как твоя. В этих обстоятельствах мы хвалим благого Бога за ниспослание тебя к нам как руководящего поводыря для совершенствования. Так со­берись с духом и предложи служащих Богу и нового апостола"85. Они ру­коплескали (ему) и возвысили их голос, и некоторые подбросили их плащи в воздух, а другие -- их повязки [?], их платки или их шапки, восклицая: "Воистину, ты достоин этой кафедры, ты -- тринадцатый апостол! Христос послал тебя к нам, чтобы спасти наши души и дать нам испить из источника спасения, который дарован тебе"86.
   15. Так святой согласился занять архиепископскую кафедру. Он по­молился Богу и объявлял мир людям, он произнес проповедь и отпустил их. [Таким образом] он принял у правление церковью87 и учил людей посто­янно: не только в церкви, но также и в [их] домах и на рынке88, спорил с еретиками и энергично стремился утвердить правду. (Он непрестанно учил людей не только в церкви, но и на торжищах, и в домах, препи-рал еретиков, желая укрепить правую веру). Ибо так делают опытные плотники: сначала они разрушают обветшалый дом, а затем они закла­дывают основу для нового строительства (Ибо так делают премудрые
   41
   строители -- сначала разорят лживое здание, после же положат ис­тинное основание)89. Таким образом, говорит пророк: "Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя" и "Я поставил тебя ... над наро­дами и царствами, чтоб искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать"90. Благодаря этому многие были отвращены от ереси91. И таким образом он принялся за многих из тех, кто верили не­правильно, и говорил с ними, приводя (с собой) тех, которые знали оба языка92 хорошо. Он делал всё это внутри города93 и восстановил многих, кто были уведены, демонстрируя правду апостольского учения94. Он ве­лел им преподавать Священное писание их детям (Повелел же им учить их детей божественным книгам), и таким способом он сумел освободить их от ловушки того, которому они поклонялись (И умудрился оторвать их и освободить от сетей (лукавого), которые они прежде почитали). Он явил им божественные слова (И указал им божественные словеса). И рас­пространилась повсюду молва о нем (И прошла о нем слава повсюду), что он сподобился божьего95 дара и (имел) возможность предсказывать (со­бытия), которые собирались случаться96. (И многое он сотворил во славу Бога и множество людей в городе и в окрестных местах хотели прича­ститься сего дара). Были очень многие люди, и в том городе и в тех ме­стах, некоторые из них приносили жертвы идолам, другие (поклонялись) другими способами, без понимания, какому Богу они должны молиться и кланяться, обслуживая не Творца, а творение (одни из них совершали жертвоприношения в капищах, а другие по-иному, не ведая, какому Богу подобало молиться и кланяться, служили твари вместо Творца). Когда язычники слышали о блаженном Стефане как о великом служителе Бога, который мог совершать удивительные чудеса (Слышали же люди пога­ные (язычники) о блаженном Стефане, сколь велик есть сей раб Божий и какие дивные чудеса он творит)97, которому они ниспосылались, чтобы уверовали в Бога, и бесчисленное количество их крестилось (и уверовали многие в Господа, и крестилось бесчисленное множество). И поставил он им многих пресвитеров и дьяконов98, чтобы устроить церковную службу для людей, и предписал им жертву чистую и бескровную, передал им пра­вильные уставы песнопений и посвятил в Божественное таинство (Он назначил им столько пресвитеров и дьяконов, сколько было необходимо для церковной службы, для принесения чистых и бескровных жертв эти­ми людьми, предписывая, основные каноны и правила99 псалмодии для них и посвящая их в божественные таинства100.
   16. В течение короткого времени они преобразились, процветали в вере Христовой так, что они превзойти многих из тех, кого окрестили прежде них (За короткий срок процвела Христова вера (в Сурожи), а
   42
   уверовавших стало много больше, нежели прежде). Блаженный Сте­фан радовался, наблюдая их искреннюю преданность вере (Ирадовался святой и блаженный Стефан, видя, как многие устремились к вере). И приносили к нему многих одержимых различными болезнями и недуга­ми, и он исцелял всех их именем Господа нашего Иисуса Христа и отпу­скал (с миром) (Много людей, пораженных различными болезнями, были приведены к нему; и он исцелил всех их именем Иисуса Христа, Господа нашего, и отпускал их)101. И, видя это, собралось множество мужей и жен из окрестных мест вокруг города, желая видеть его и слышать его поучения (Наблюдая это, собралось много мужчин и женщин из пред­местий вокруг города в их желании видеть его и слышать его увещева­ния102). Слушая его проповеди к ним, они были поражены даже больше, и они с воодушевлением воспевали ему похвалы. Никогда прежде не ви­дели и не слышали они такого учителя в том городе. Всякий раз, когда люди узнавали, что он намеревался проповедовать, они все спешили к церкви ради него. Ремесленники отказывались от их торговли и при­были, городские рабочие оставляли их стройки103 и участки и шли с по­спешностью. И если были зрелища или скачки в Ипподроме в тот день, каждый отказывался от них и собирался в церкви рано, так чтобы не пропустить ни одного слова, слетающего с его уст, поскольку они по­лагали, что это будет большая жалость. Они радовались, что слыша­ли его благие слова104, а затем они возвратились в свои дома, получив духовные блага105. Таков был дар Бога, данный ему: говорить о Его вели­чии106 без препятствия. Он же, имея в сердце своем изобильный кипящий дар Святого Духа, дающий ему божественные словеса, совершал поуче­ния и принимал исповеди (Он мог делать это потому, что в сердце своем он имел изобильный и кипящий дар Святого Духа, который обеспечивал его божественными словами)107, и от слов его многие проливали слезы из очей своих и каялись (дар, который заставил многих раскаиваться, многим другим открыл их глаза)108.
   17. И собирался городской люд многократно и в домах, и в засто­льях, и на торжище, проповедуя друг другу его учение (Городские обита­тели также прибывали; они постоянно проповедовали друг другу учение [Христа] в их домах, в застольях и на торговых (площадях)109. И был виден народ, стекающийся отовсюду на повозках и верхом на конях, и благоустроенный Богом город был полон, и улицы, и торжища его и многие церкви (и можно было видеть очень многих людей, прибываю­щих отовсюду верхом и в колесницах110, улицы и торговые площади были полны, и целый город, созданный Богом111, и многие церкви). И многие пресвитеры и клирики были поставлены для того, чтобы одни словесно
   43
   поучали и учили божественному закону, а другие крестили оглашенных, как то и подобает (Пресвитеры и младшее духовенство (клирики) были назначены для этой цели: некоторые читали Священное писание людям, некоторые преподавали им божественный закон, в то время как другие крестили новообращенных согласно обряду). Освятился воздух, ерети­ки же переходили на добрую веру (и освященные литургическими та­инствами, еретики прибывали в истинную веру), а христиане возносили хвалы Богу (и христиане хвалили Бога). Можно было видеть в церкви радость и веселье, сходившийся и собиравшийся в ней народ, каявшийся в том, в чем согрешили прежде, поклоняясь бездушным капищам. Вот как сбывались такие слова псалмопевца: "И поющие и играющие, -- все источники мои в тебе"112. Святой же поучал всех много о вере и обо всем в законе божьем, говоря так: "Придерживайтесь предания Христо­ва, коли приняли его. Не помышляйте вновь о прежних ваших соблазных баснях. Но воздвигайте церкви, призывайте попов и чтецов. Слушайте их во всем, ибо учат они вас божественным книгам. Сами же всякий день ходите в церковь, на праздничные собрания и для слушания Боже­ственного Писания" (Полностью научив их тому, что касается веры и всему, чего требуют каноны, святой сказал им: "Твердо придержитесь христианской традиции, которую вы приняли. Не думайте о [возвраще­нии] назад к вашим прежним дьявольским соблазным басням. Напро­тив, создайте (и), стройте церкви, призывайте священников и чтецов, повинуйтесь тем, кто преподает вам Святое писание во всем. Сами вы должны ходить в церковь каждый день, чтобы справлять литургию и слушать Святое писание")113. И отпускал их, говоря: "Бог вас выведет ко всякой пользе. Для вас -- Иисус Христос. Ему же веруйте!" (Когда он отпускал их, он говорил: "Иисус Христос, Господь ваш, в которого вы верите, будет вести Вас ко всем видам блага!")114. С тем и возвраща­лись с радостью каждый в свой дом (Так каждый возвращался домой с радостью)115. Учением своим он за пять лет крестил весь город и окрест­ные села его (Сидел же преподобный Стефан архиепископ на святом престоле и за пять лет крестил весь город и окрестности его). Ему же, Стефану, был дан такой дар от Бога -- пророческий. Ибо он предрекал то, что должно впоследствии произойти (Такой был у него пророческий дар от Бога, чтобы предсказывать, что должно случаться). Был он для бездомных домом, для нагих -- одеянием, для алчущих и жаждущих -- питателем, для подвергающихся насилию -- заступником. (Он был дом для бездомных, одежда для нагого, довольствие для голодного и изму­ченного жаждой, защита для оскорбленного)116. Когда он так оберегал и пас свою паству людскую, губительный для человека со времен Адама
   44
   и доныне дьявол в то время возмутил (церковь) в Царьграде (Но в то время как он таким образом оберегал и имел попечение о своей пастве, дьявол, который сокрушал людей от Адама до нынешнего дня, вызвал смуту к церкви Царьграда).
   18. Воздвигнулся царь Лев, прозываемый Саврянином, подученный двумя жидами (Там возвысился царь Лев, известный как Саврос. Он был научен двумя евреями). И говорили два жида царю: "Повели же, царь, чтобы отложили иконный крест" (Ибо два жида говорили ему: "О царь, повели, чтобы отложили (устранили) иконы и кресты")117. Не ведали ибо окаянные, что именно Моисей сотворил то иконное изображение (по об­разу и подобию) (Ибо не ведали окаянные, что сам Моисей сотворил то подобие иконное). Царь одобрил эту мысль и принял их совет, обещался им, что он сотворит так, наслушавшись их всласть (поскольку он пови­новался им с удовольствием) (Царь же обещался им выполнить неприяз­ненный тот замысел, наслушавшись их вдоволь). С такими (его) словами жиды (евреи) воплотили тот (злой) умысел, какой они хотели, поскольку он обещал, что так (и сделает)118. И воздвиг крамолу (возбудил гонение) на Христову церковь119, и повелел ставить иконы высоко, чтобы, входя, целовал120 только тот, кто чист (в сердце своем). И опять же повелел он повесить их, так как не подобает иконы пригвождать к стене. (Опять же повелел он повесить их (иконы), говоря, что иконы подобает пригвождать к стене.). И иные многие (крамолы) выдвинул окаянный.
   19. Патриарх же (святой) Герман возбранял ему, говоря: "Отступись от сего злого начинания, ибо это -- не от Христовой церкви. Ибо (традицию икон) передали святые апостолы, а святые отцы церкви утвердили ее121. Но они прокляли тех, кто поступал подобно тебе. Да не вызовешь ты на себя проклятия, не будь врагом Божьем! Вспомни, сколько (тебе) добра творили (апостолы и святые отцы) во все их дни. Потому их блаженно поминают. А тех, кто творил зло, поминая, проклинают. Иные и имен их не хотят слышать, до того они их огорчили (им гнусны). Сошли они в темные места, а не в светлые, которые уготованы дьяволу и его ангелам (и ожидают негасимого огня). Ныне же, о, царь, отвергни от себя сию злую речь, уразумей, что это дело -- от Сатаны. Ведь восставали уже те (еретики), выдвигали войска, но сами пали и были прокляты. Ты уж не устраивай гонения (не выдвигай войск) на церковь! Ибо в ней бывает отпущение грехам и мир всем дается. Да не сможешь того так сотворить (возбудить гонение на церковь). И да не прозовут тебя одним из тех (еретиков), и приобретешь себе проклятие, подобное их проклятию!" ("Отступись от этого злого начинания. Это не соответствуют божественной церкви, поскольку это было передано нам святыми апостолами (и
   45
   пророками), так постановили святые отцы, что будут прокляты те, кто действуют подобно этому. Так же и ты не навлекай на себя проклятия и не будь врагом Божьим! Имей в виду, что память благословляется тех, кто поступал хорошо день ото дня, в то время как тех, кто делали зло, помнят с обвинением. Некоторые не выносят даже звука их имен, они настолько отвратительны им. (И такие цари после их смерти) посланы в темные места, где нет света122, чтобы ждать "вечного огня, уготованного дьяволу и его ангелам"123. Так отклони свой злой умысел теперь. Пойми, что это дело -- от Сатаны. Это еретики, кто, кажется, начинают такое волнение, люди, кто отпали (от церкви) и прокляты. Но ты не объявляй войну против церкви, где каждому предоставляют мир; да не124 дерзнёшь предпринять [ересь] снова. Ибо будешь обвинен как один из тех [еретиков], и будешь проклят, как и они были прокляты). И еще рек патриарх: "Мы в книгах находим -- в Царьграде появится царь, поганый иконоборец, нажигающий иконы и кресты Господни. Бог да не сотворит этого в твое царствование!" А если ты так поступишь -- ты предтеча антихриста (антихристов апостола)! Тогда вызовешь ты гнев на себя, ибо не будет Он терпеть долго тебя, видя, как ты совершаешь такое". (Ибо пишется, что в Царьграде восстанет царь иконоборец. Ради того и сообщаю тебе это, чтобы не было того в твое правление. Когда навлечешь гнев божий на себя, не будет Бог терпеть, видя, что ты творишь). Он сказал ему это и много других вещей [извлеченных] из книг, повествующих о вере. (Так говорил ему патриарх и иное многое из книг, повествующих о вере). И сказал царь: "Если ты прав, то назови имя того царя". Святой отвечал: "Конон". Тогда царь сказал: "Право, Герман, ты угадал. Отец и мать нарекли меня именем Конон!" Но разгневался проклятый125, начал говорить хулу на Бога нашего Иисуса Христа и на святые иконы, и проявил свою ненависть (к святым образам), которую он скрывал в своем сердце. 20. И снова патриарх изрек: "О, человек, воздержись от этих беззаконий и хулы126, так, чтобы Бог127 не сокрушил силы твои". "Трудно тебе идти против рожна"128, ибо не наступишь на него, но окровавишь ноги. Ибо не волны разобьют каменья, но сами волны разобьются (о них в пену). Ибо нет ничего сильнее церкви, поскольку сильнее и крепче церковь, чем небеса. Ибо и Земля преминет, но слова Мои не могут преминуть"129. Какие словеса? Те, которые рек Христос старшему (ученику) (Как сказал Господь Бог наш): "Ты есиПетр, и на этом камне построю церковь мою, и врата адовы не одолеют ее"130. Если веруешь словам тем, то уверуй и в дела. Не было ли так, как я говорил, когда мучители хотели разделить (одолеть) церковь. Сколько жаровен, сколько печей разожженных, сколько звериных зубов было нацелено на верных (христиан), сколько
   46
   оружия острого (было обострено против них)! Но ради него (Иисуса) все приняли. Где те, что боролись против тебя131, и не умерли ли, не оставлены ли в забвении? А церковь не сияет ли ярче солнца? О них все угасло, а сия без смерти. Тогда же было мало верных, только не могли их одолеть. А ты хочешь (ныне) их одолеть? Ведь ныне весь мир наполнился этой доброй (истиной) верой. Так не введи же в него рать. Ведь если борешься с людьми, то или ты одолеешь, или тебя одолеют. С церковью же, сколько бы ни боролся, одолеть не сможешь132. Но одолеют тебя, как прежде тебя бывших".
   21. Когда патриарх так говорил, огорчился и разгневался окаянный. Начал он хулить Господа Бога нашего Иисуса Христа и объявил хулу на святые иконы. И рек: "Я -- тот царь, о котором вы пишете!" И излил проклятый яд свой, который скрывал в своем сердце. И начал бросать иконы и топтать их ногами. И воскликнул: "Если кто не сделает, как я (делаю), тот противен мне!" (Когда патриарх сказал ему это, огорчился (царь) и ополчился на святые иконы. Он сказал: "Я -- тот самый царь, о котором пишется (в ваших книгах), что он должен появиться". И излил треклятый свою злобу и начал бросать святые иконы и кресты на землю и топтать (их). Он сказал: "Тот, кто не поступит так с иконами и крестами, -- мой враг, и замучаю его злыми муками"). И он содеял много зла. Он послал по всему городу и на многие места и распустил (распутья)133 и приказал: "Пусть отвергнут поклонение святым иконам. А если не послушают те, кто обличен саном, да будут изгнаны, а их имущество разграблено, и еще их, побив, посадить в темницу. Так же (поступать) и со всяким народом и работниками, малыми и великими, а если кто не послушает повеления моего, замучить их немилостивыми муками и предать смерти их, будь то архиепископы, или игумены, или попы или монашеский чин". (И сотворил много зла. И распустил зло по многим местам, говоря: "Пусть отвергнут поклонение честным иконам! А если не послушаются меня, тех велю карать и грабить все их имущество. Самих же, бивши, садить в темницу. Также и всякому народу, малому и великому (объявил): "Если кто не примет моего повеления, мучить его немилосердными муками и предать его смерти, будь то архиепископ, епископ или игумен, поп, чернец или черница").
   22. Когда услышали это многие правоверные, ужаснулись. Некоторые из епископов плакали, а другие, выходя из церкви, били себя по головам и по ясным очам, и по чистым устам134, и рвали волосы свои, и целовали с горькими слезами друг друга. Так как (царь) попустительствовал бесчестным, можно было видеть в городе всяческие раны и муки и бесчинства всей душевной силы135. Одни бежали, видя свои головы
   47
   и руки израненные, другие влачили жен и девиц, а другие, захватив в плен, грабили сосуды и святые иконы, другие же избивали епископов, пресвитеров и дьяконов (и весь церковный причт)136, и проливали кровь137 в церквах. И ввергли (многих) в темницу 138. И наполнилась темница, и как в церкви в ней (звучали) многие хвалы139 Богу140. И схватили многих простолюдинов141 и прочих мужчин и женщин142, а некоторым растерзали головные покровы143, а мужчин и женщин, что были в сане, лишили сана144, их имущество разграбили и ввергли их в темницу145. А иных измучили различными ранами (Внутри церквей были избиения, и ужасные богохульства и пытки. Где прежде имело место отпущение грехов, теперь случилось кровопролитие. Люди и женщины были схвачены, головной убор некоторых женщин был порван146, те, кто имели сан, были изгнаны, их собственность была конфискована, и они были ввергнуты в темницу. Другие были подвергнуты ранам и различным мукам). Некоторые из епископов (и священников) были влачимы (по земле) и подвергнуты многим бедам147. Ужасный вид являл собой царский город, катящийся подобно шару148. Было видно, что люди охвачены страхом от происходящего149 и были в замешательстве, метаясь туда-сюда подобно бурной воде (в наводнении). Другие оставляли своих сердобольных родных и отчее имущество, свою славу (свою родину150, презрели материальные151 затруднения, но сохранили доброту своей души. Они имели на уме Господне слово, которое гласит: "Если вас изгонят из града сего, бегите в другой"152 и высказывание Соломона: "Не помогут имения в день гневный" ("Не поможет богатство в день гнева...")153. Одни убежали в горы, а иные на море хотели бежать (в другие места)154 от того иудейского155 пронырства (убийства)156. Когда окаянный (царь) услышал об этом, он поставил стражу по всем местам и распорядился, чтобы никто не выходил (из города)... (стражи стояли) также на перекрестках и в царских (церковных) палатах. Видано ли было для народа Константинова города? Слыхано ли было столько различных воплей, стенаний и различных страданий, сколько157 от монахов добрых и книжных, мужей и жен, всякого люда?158 Кто мог бы сказать или поведать? Поистине, было позорище ангелам илюдям159.
   23. Патриарх же возбранял ему (царю), говоря: "Окаянный и безумный человек! Уже порадовался Сатана делам твоим!160. Не устыдился ли ты святого места церковного или иерейского сана? Там, где отпускались грехи, ты наполнил кровью. Однако ты не причинишь никакого зла и вреда церкви божьей. Она опять воссияет ярче солнца, а ты скоро падешь!"161. Царь же весьма возмутился, что патриарх не слушается его, и из-за этого он согнал162 его с престола и заточил его на острове. Патриарх же
   48
   Герман снял свой омофор163 и по повелению царя ушел в заточение164. И возвел (царь) на патриарший престол злочестивого Анастасия165. И потом, после того как была война и (Лев) убил сына Феодосиева и 300 бояр с ним166, он принял все царство и восстал на веру христианскую. И неотступно мучил, избивая христиан, сжигая иконы и раскалывая кресты и разбрасывая их по улицам и дорогам, и заключая в темницу и убивая епископов и игуменов, попов и дьяконов, монахов и монахинь, и весь народ христианский, старых и юных, мужей и жён167. И в те дни солнце покрылось тьмой, не испуская своих лучей, и луна превратилась в кровъ168, и звезды померкли, и тьма как мгла покрыла землю169. И был великий плач, и стенание, и рыдание170. Епископам же, одним отсекали руки, а иным очи и носы, другим ноги и руки погружали в горячую смолу и мазали кистью, других же, ударяя в лицо железными руками, разбивали лица и выбивали им зубы. И послал (царь) (распоряжение) по всем городам, чтобы привели архиепископов и дьяконов и принуждали их к своей ереси. Тех, кто послушался его, он весьма чтил, а тех, которые не послушались его, замучил. (И послал он по всем городам, чтобы привели архиепископов и диаконов. И принуждал их к своей ереси. Тех, кто слушался его, весьма чтил, а тех, кто не слушался, весьма мучил). Он разослал во все города о том, что никто не должен почитать святые иконы и кресты, но они не повиновались ему. (И послал по всем городам (распоряжение), чтобы не кланялись святым иконам)171.
   24. Тогда Анастасий же, злочестивый патриарх, сириянин родом., будучи с царем единомышленниками и врагами Божьими и разрушителями церквей, сотворил много кровопролития, и была великая беда на земле, от которой ни быть, ни сгинуть вере христианской (Поскольку патриарх Герман часто стоял на его пути, говоря: "Ты творишь зло, не будь врагом Божьим!", (царь) согнал его с кафедры и сослал (его) на острова, а на патриарший престол возвел нечестивого Анастасия, сирийца по рождению. Теперь, когда и царь, и патриарх были врагами Бога, было разрушение церквей и большое кровопролитие172. Большая беда пришла на землю, и христианская вера была на грани уничтожения173.
   25. Вследствие этого зла пришел в Сурож корабль со злыми посланниками от нечестивого царя, которые объявили: "Не почитайте ни икон, ни креста!" (И вот злой царь и патриарх отправили в Сурож корабль со злыми же посланцами, говоря так: "Пусть не кланяются иконам и кресту!") И прибыли они к Сурожу и огласили послание от злочестивого царя и патриарха Анастасия святому архиепископу Стефану: "Не поклоняйтесь иконам и кресту"). И ответил им святой Стефан: "Не бывать тому вовеки! Не позволю я своим людям отступить
   49
   от предания Христова и апостольского (от закона Христова и предания апостольского)174, которое утвердили святые отцы. Не слушаюсь я ни этого повеления царёва, (ни окаянного патриарха)175, но сам иду к царю (к ним)". Народ же не пускал его, говоря: "Не пустим мы тебя! Если нам суждено умереть, то умрем, а тебя не пустим". И когда была ночь, святой сошел на берег к кораблю, о чем никто из горожан не ведал. Святой Стефан же сказал посланным от царя: "Это я иду к царю (и патриарху)176, потому что они меня ищут. Я гряду к ним (а город мой не согрешил перед ним. Возьмите меня на корабль, чтобы я явился к царю")177.
   26. И вот перед прибытием святого нечестивый царь арестовал из митрополитов, епископов, игуменов, попов и дьяконов числом 37 0 ипосадил в темницу (Нумера), кому отсек руки, кому (выбил) зубы, (разбил) носы и губы, а иным -- ноги178. Когда прибыл (корабль) со святым Стефаном, их ввели (и поставили)179 перед царем. Там обреталось много ложных епископов, сидящих с царем и задумывающих злой умысел. Святой Стефан оделся по своему сану (облекся в новую ризу) и предстал перед царем; царь же спросил его (собственными устами)180: "Кто ты?" И ответил святой: "Я раб Христов, Стефан имя мое, архиепископ Сурожский"181 И рек царь: "Чего ради пришел сюда?" И святой (Стефан) ответил: "Пришедшие от тебя посланники привели меня". А царь сказал: "Видишь ли сей собор (епископов), сидящих рядом со мной в великой чести. Они повиновались мне (сожгли иконы и сломали кресты), также и ты послушай меня, и ты будешь у меня в великой чести, и пошлю тебя на кафедру твою с честью". И отвечал святой Стефан царю: "О зле твоем (о злом соборе) писал Езекия: "Иереи погубили закон мой, ложь обращая на истину, а истину -- на ложь" ("...Жрецы приняли закон мой, а ложь обратили в истину, истину же обратили в ложь...")182. Разумей это, о, царь, я в это слово не верю183, даже если ты меня замучаешь или (растерзаешь на части меня), или рассечешь, или огнем (ради иконы и ради креста Господня), все хочу претерпеть. В книгах мы находили: в Царъграде появится злочестивый царь и (окаянный) иконоборец, сжигающий иконы и святые кресты. Да не сотворит этого Бог в твое царствование!" И рек царь: "Если ты прав, назови имя того царя". И отвечал святой: "Имя его Конон". И рек царь: "Право, Стефан, нашел имя мое -- Кононш. Отец и мать нарекли мне имя Конон". И отвечал святой Стефан: "Бог этого в твое царствование да не сотворит! А если так поступишь, ты -- предтеча антихристова (апостола)"185. Когда царь услышал это от святого, сам он железной рукой (рукавицей186) разбил его в лицо и бороду и губы (и выбил зубы), приговаривая: "За что ты нарек предтечей антихристова (апостола)?" (И сказал царь: "Схватите его за волосы и бороду, бейте
   50
   его и тащите его волоком по земле, бросьте его в темницу!"187. Когда его тащили, святой восклицал: "Я возлюблю Тебя, Господи, крепость моя! Я не убоюсь никакого зла, потому что Ты со мною"188. И бросили его в темницу, где обретались в заключении святители).
   27. Прошла неделя, и царь сказал: "Как тот (архи)епископ Сурожский назвал меня? Бейте его и приведите его". И вышли с ним (святым Стефа­ном) семь святителей, говоря так: "Идем и мы с тобой, и что бы ни случи­лось с нами, мы умрем (вместе) с тобой!". Когда они вошли в присутствие, царь имел в руке образ Господень, Богородицы и Иоанна Предтечи и рек Стефану: "Почему ты назвал меня предтечей антихристова (ангела)? (Твои ли это слова, Стефан?)". И ответил Стефан: "Таково твое дело (исполнить миссию апостола зла)189. Я уже говорил тебе, и еще раз гово­рю то же самое". Царь же, плюнул на икону, (которую держал в руке), и потоптал ее, и ударил оземь. И сказал Стефану: "Ты сделай то же самое с этой иконой"190. Святой же (Стефан) прослезился и распалился Духом Святым191, и рек: "Враг Божий, недостойный царства! Как (не ослепли очи твои, как)192 не отсохли руки (твои)? Бог да отнимет твое царство скорее и да сократит твою жизнь!". Царь же, услышав это, в гневе по­велел его бить до смерти (И оставили его чуть живого). После этого привязали его к коням к хвосту и волокли в темницу193. Святой же Стефан рек: "Слава Тебе, Владыка, ибо сотворил (небеса) и землю и все, что в них, потому что сподобил меня так пострадать ради Тебя!"
   28. И встали все (святители), кто был в темнице194, и молились Богу, чтобы он сократил жизнь злочестивого царя. По молитве святых вскоре умер злочестивый царь, и взошел на престол его сын Константин Копроним (иначе Гноетезный). Царица же его была дочерью Феодора, Корчемьскаго (Керьческого) царя. Она знала святого Стефана, была наслышана о добродетели его и об учении его и о чудесах его. И сказала она своему мужу: "Господин царь, отец твой посадил в темницу нашего архиеписко­па Стефана Сурожского, молю тебя, если любишь меня, отпусти его!" Царь послал за ним и приказал так, чтобы его привели к нему. И в то время родился у царя сын, и крестил его святой Стефан. Царь же, одарив, отпустил святого Стефана на корабле с великой честью в Сурож на свою кафедру. И пришедши в Сурож, пас свою паству учением своим.
   29. Был один клирик (по имени) Филарет, он ходил праведным перед Богом и перед святым. (Святой) хотел поставить его попом, но же не хо­тел, говоря так: "Я не могу снести (это бремя), труден сей путь для меня". Святой же хотел поставить его против воли, он же скрылся, говоря (себе): "(На неделю удалиться, и) забудет (обо мне) святой195. Когда же святой (Стефан) уразумел, почему он скрылся, он послал попов и (клириков),
   51
   чтобы вызвать его, но он не пришел. И во второй раз (дважды) ходили за ним, но он не пришёл. Третий раз, когда послал за ним старшего кли­рика с большим (количеством) попов196, говоря так: "Если ты не придешь, будешь в епитимье от меня". (На сей раз) он весьма испугался и сказал сам себе: "Господь рек: "Если его свяжете на земле, будет он связан и в небесах"197. И пришел и припал пред ногами святого. Святой же, взяв его за руку, (усадил его198) и сказал: "Так то ты ослушался своего отца, сын мой? Я ведаю, что ты достоин этого пути". Возьми горшок воды и принеси мне, чтобы я омыл руки". Святой же в сердце своем благословил и запретил воде вытекать. Святой протянул руку, чтобы омыться, но вода застыла, не вытекая из горшка (хотя горшок был полон). И святой сказал: "Лей, сын мой, отчего не выливаешь (воду на руки)?". Он же рек: "Владыка, полон горшок воды, я лью, а вода не идет, стоит вода как камень". И рек Стефан: "Вот так, даже бездушная вода боится моей епитимьи и не течет! Тебе лее Бог дал душу и разум. Почему же ты этого не боишься?" Он же, услышав это, припал пред ногами святого (и простер свои руки и омыл их)199, плача, трепеща и так говоря: "Не вста­ну, до тех пор, пока не простишь меня (от всего сердца), и не ослушаюсь твоего повеления. Твори, что хочешь". Тогда (архиепископ) поставил его дьяконом и попом, и освятил его архиепископом на место свое.
   30. В то же самое время был князь Юрий тархан. Любил его святой, потому что он исполнял свою власть по закону Божьему. Он же приходил к святому, слушал его поучения200: что велел святой, то он и делал. (Он имел обыкновение посещать святого Стефана все время, повиновался ему и делал так, как он говорил ему. Святой же весьма наставлял его на путь спасения)201.
   (О преставлении святого и об исцелении слепого)
   В то время святой слег с очень тяжелой болезнью. Месяца декабря, в 15 день, преставился святой Стефан. И тогда сошлись все архиепископы и попы, и народ, плакали и пели над ним надгробную песнь. И сотворил Бог чудо. Один муж, родом сурожанин, по имени Ефрем, родился слепым (был слеп от рождения). Святой снабжал его едой и питьём, и одеянием. Когда он услышал о смерти святого, он воскликнул: "Кто меня отныне презреет? Ведите меня, дабы я поцеловал его ноги". И когда привели его, он припал к ногам святого, плача. И тут вдруг он прозрел. И погребли святого, и прославили Бога.
   31. (О прихождении ратью к Сурожу князя Бравлина из Великого Новаграда) Когда по смерти святого минуло мало лет, пришла рать Великого Новагорода Рускаго и князь Бравлин (бранлив и силён) и силой он поло­нил (многих) от Корсуня до Кесария (Корча / Керчя) и пришел с многочис-
   52
   ленными силами (с большим насилием) к Сурожу. (Бились они зло между собой) и после десяти дней силой пришел (с силами), и выломил железные ворота, и вошел в город, и, взяв свой меч, вошел в святую Софию, разбив двери, и вошел в то место, где был гроб святого. А на гробе -- царское оде­яние, жемчуг и золото, и драгоценные камни, много золотых паникадил (и сосудов из золота) -- и разграбил все. И тотчас же (судорожно) обратилось его лицо назад, и он пал, источая пену (изо рта), и вскрикнул: "Здесь есть великий (святой) человек. Он ударил меня по лицу, и мое лицо обратилось назад!" И сказал он своим боярам: "Возвратите назад то, что взяли". И тотчас же они возвратили (все). И хотели князя поднять (с земли)202, но он воскликнул: "Не трогайте меня, пусть лежу (здесь)! Один святой203 старый муж хочет изломать меня; он придавил меня (и удушает меня)204, и моя душа хочет выйти по принуждению". И рек (им): "Быстро выгоните рать из города, и да не возьмут они ничегошеньки!" И отпустили рать из города, а он еще не встал. (До тех пор, пока снова не рек князь боярам): "И сколько взяли церковных сосудов в Корсуне и в Керчи, (и еще повсюду), принесите всё сюда и положите на гробе (Стефана)". И положили они их и ничего не оставили (себе), но все возвратили (принесли все и положили это на гроб Стефана) (снова в ужасе). И рек святой: "Если не крестишься в моей церк­ви, то не выйдешь отсюда". И воскликнул князь: "Пусть придут попы и крестят меня! Если я встану и лицо мое обратится вспять, то приму креще­ние". И пришел архиепископ Филарет и (другие) иереи с ним, и сотворил молитву, и крестили его во имя Отца и Сына и Святого Духа. И обратилось его лицо вспять (снова). И крестились все видевшие его (крестились же и все бояре, но еще шея его болела). (Так как у князя все еще болела шея, попы сказали ему: "Дай обет Богу, что повелишь возвратить назад мужей и жен или детей, которых ты взял (пленниками) от Корсуня до Керчя". И повелел своим возвратить всех, отпустил каждого из них идти домой, и, уходя во свояси, благодарили Бога и угодника его (и они пошли обратно домой, хваля Господа и его угодника)205. В течение недели он не выходил из церкви, пока не ушел, дав святому великий дар и почтив его город и по­пов, и люд. Услышав об этом, другие воители и не смели нападать на нас. А если кто шел войной, уходил посрамленным.
   32. (Об исцелении царицы корсуньской) И Анна царица, от Корсуня в Керчь идучи, разболелась смертным недугом среди пути на Черней Воде. На ум ей пришел (святой Стефан), и она сказала: "Святой Стефан, если меня избавишь (от этой болезни), я воздам тебе многими дарами и че­стью". И в туже ночь явился ей святой Стефан и сказал: "Христос, истин­ный Бог наш, велит через меня, своего слугу, так: завтра встань здорова и иди своим путем с миром" ("Христос, истинный Бог наш, исцеляет тебя
   53
   от болезни через меня, служителя своего. Встань здорова и иди в путь свой с миром"). И тотчас недуг отступил, и была она здорова, как будто никогда и не болела вовсе. Она же, почувствовав исцеление, вознесла добрые хвалы Богу и святому Стефану. И все те, кто были с нею, встав утром, с великой радостью пустились в путь свой, и проповедовали дела Божьи, бывшие (явлены) его угодником. И всюду проповедовали славу его. (Воздав много даров церкви святого, так как Бог сотворил великие чудеса через своего угодника, они всюду проповедовали его славу).
   33. Таково (было) житие преподобного Стефана, как оно было за­писано. Эти слова (которые были написаны) обращены к нему: "Благо­словенна земля твоя и от росы небесной, и от глубины колодезной, и во все часы плоды напоит, от исхода луны, и от присно текущих вверх ис­точников", порази чресла противостоящих и борющихся, избавь людей своих от горькой работы206, вторым Моисеем явись на земле. Тот же при жизни, а этот и по смерти много чудес сотворил, ради него молитвами Бог да сподобит нас207. Слава Господу нашему!
   (Таковы были великого сего святителя и чудотворца исправления, труды и поты, которыми он смолоду и от самой юности угодил Богу, ради них и Бог прославил и даровал тому одаренность. Се тебе от нас похваль­ное слово, сколь по силам нашим и грубости, ты -- изрядный в святите­лях, как и они, ты же имел попечение о стаде подобно апостолу, (о стаде) порученном тебе, о словесных овцах Христовых, которых своей кровью искупил, и ты эту самую веру соблюдал. И молим тебя, надзирай и управ­ляй нами свыше. Ибо ведомо тебе, сколь тягостно житие сие, в котором и ты некогда потрудился. Но вследствие этого Русская земля стяжала тебя как предстателя, славный же город Сурож (стяжал) твои мощи, и почетом соблюдает как некое сокровище, и как живому, тебе поклоняются право­славные христианские народы всякий день с теплой верой и принимают благословение, и все, одержимые различными недугами, в скором (време­ни) получают исцеление. Это тебе от Бога дается воздаяние за труды твои, ибо ты пострадал из-за иконы и креста Господнего, (из-за) порученного тебе стада, которое ты обучил и утвердил славить Отца и Сына и Святого Духа, ему (Отцу) ж подобает всякая слава, честь, и держава, и благолепие от ангелов и от человеков, а вместе с ним и от него рожденному века пре­жде (нас) пречистому Сыну, и безначальному и пречистому и благому и животворящему Духу, ныне и присно и во ве)208 (ки веков, аминь!)209.
  

III. Армянское Житие Стефана Сурожского210

  
   Армянское житие Стефана Сурожского (в дальнейшем АЖ) впервые в переводе было опубликовано в 1930 г. в Париже211. Автором публикации
   54
   в качестве основы был взят выполненный в Крыму рукописный Айсмавурк (Сборник житий) XIV в., хранящийся в Национальной библиотеке 5 Франции (Раrisinus arm. 180). Согласно колофону, рукопись была скопирована в Крыму в 1316г. писцом Симеоном, по заказу "господина Шахапа". В 2006 г. А. Бозоян опубликовал сводный текст Жития, основанный на списках парижского Айсмавурка и другого, хранящегося в ереванском Матенадаране. Второй Айсмавурк XV в. (1467 г.) также имеет крымское происхождение212 и сохранился лучше213. По аргументированному замеча­нию Т. Э. Саргсян, на армянский язык Житие Стефана Сурожского было переведено цатами (армяне-халкидониты). После 1253 г. оно проникло в Четьи Минеи Армянской Апостопольской Церкви и получило распро­странение среди ее общин в Крыму214.
   (С. 54-60 - Текст жития на армянском языке)
  

Житие Степанноса -- архиепископа столицы Сухты215

  
   Блаженный Степаннос рожден был в наhанге216 Кападовкийцев, от благочестивых родителей. И по боязни Божьей, что (те) имели, воспитывали и дитя свое в кротком нраве и всем целомудрии по притческазателя слову, дескать, от плода справедливости вырастает древо жизни217.
   Когда достиг семи лет, отдали его учению божественным писаниям, и день ото дня, Божьим соблаговолением, продвигалось дитя Степаннос (более), нежели все сотоварищи его, и за короткое время запомнил весь Старый и Новый заветы в уме своем, как в благодатной и плодоносной земле, вплоть, удивив вардапета и всех сотоварищей своих.
   И когда достиг десяти и восьми лет, оставил все житейские занятия по господнему приказу, крест Господа подняв, вышел из родного гавара218 и добрался до Костандинуполиса, до великого епископского главы Германоса. И когда увидел его архипастырь, прозрел в душе, что было из-за бытия (его) великим просветителем и предводителем, позвал его и рукоположил дьяконом, и после немногих дней рукоположил священником.
   Когда рукоположился священником, попросил у патриарха (разрешения) отправиться к великой горе Бюзандии219, к пустынным инокам, и когда отправился и увидел святых отцов и богоугодное житие их, поселился у них по Божьему соизволению, присоединился к отшельническому житию их, пока почти все виды добродетели на себе самом перенеся, стал истинным вместилищем Святого Духа. Ибо, как молил с детства своего, даровал ему Бог прошенное его согласно пророку, дескать, желание боящихся себя исполняет Господь220. Подняв крест спасительский, оставил мирское и последовал за небесным, полюбил Бога и сам стал любимым (им), и день ото дня увеличивал аскетизм свой, пока не удивил всех пустынников. И исполнился тридцати и пяти лет.
   В дни те почил епископ Сухты, и озадаченные князя города и священники отплыли в Костандинуполис к святому архипастырю Германосу и к царю Тэодосу, по прозвищу Андрамандинос, и попросили себе предводителя у царя и у патриарха, и (те) повелели дать (им епископа). Когда по собственной воле собрались достойные предводительства, и один назвал это имя, и другой -- то, (тогда) и умолили патриарха попросить Бога указать им достойного. И уединился тот просить у Господа, и вот явился ему ангел Господа и говорит: "Инок, который по имени Степаннос, есть в пустыни, (вот) он есть достоин того престола". И показал ему [патриарху] вид и стать (Степанноса).
   И послал патриарх иноков и позвал его [Степанноса] к себе. И когда (тот) пришел, известился в душе (патриарх) от видения ангела. Говорит: "Добро пожаловать, сын мой Степаннос; от Господа объявлено быть тебе предводителем и пастырем паствы Христоса". А он отказывался, говоря: "Не смогу осилить такого ярма, ибо кто пастырем желает быть, (тот) пастырскому главе Христосу должен уподобиться; благостным суть ярем, однако трудноносимо бремя".
   И в день Воскресенья собрались все наследники церкви и рукоположили его, по заслугам, епископом столицы Сухты, и отправили на царском корабле во владение его.
   62
   Когда добрался до престола своего, вошел в город, и узнал множество неверия идолопоклонства. И начал проповедь Евангелия в народе своем верующем, утвердил в вере (иных), и неверных окрестил, и очистил всю страну от языческой ереси, пока прославилось имя его по всей стране.
   А клеветник-сатана завистью терзался от такой известности святого и от аскетизма (его), и пробудил некого беззаконного по имени Малсамас, из сторон восточных; и (тот) собрал много войска и, пришедши в страну Никомида к царю по имени Леон, отправил к нему послание и говорит: "Известно мне, мол, тебе желают царствовать в Костандинуполисе; итак, приду на помощь тебе, и ты царствуй миром тем, и я войском управлюсь по закону". И отправились с множеством войска в Костандинуполис. А царь Тэодос, по прозвищу Андрамандиос, оставив город им, встал и ушел; и (те) вошедши в город, овладели миром и всем населением.
   А беззаконный Леон зверонравным был, и делами соответствовал имени, ибо изображения святых и Богоматери, и мощи мартиросов221 крушил, и по стране метался и попирал. Сослал и святого архипастыря Германоса и поставил вместо него епископа некоего по имени Иринос, по прозвищу Анастиос, своей [Леона] ереси. И возвестил по всем гаварам, чтобы не почитали святое имя Бога, и святых его, а уличенные в верности Христу были умерщвлены в страшных мучениях.
   И когда узнал святой Степаннос о таком паводке потопа над святой церковью и разумной паствой Господа своего, вспомнил первых святых отцов жития и страдания, что (те) из-за свирепых и злых царей некогда перенесли, и возжелал их житий соучастником стать; и стал-таки. Вручив паству свою пастырскому главе Христу, и сам взволнованный, отправился в Костандинуполис, и, вошедши к царю, со смелостью в глаза и (в) лицо осудил безбожное заблуждение его и сказал: "Зачем творишь такие злодеяния и бесполезные дела?" И тот вовсе не внимал к сказанному им. И говорит святой Степаннос: "О, царь, откуда получил повеление на такие деяния: осквернить изображения святых Божьих? Не похож ты на первых царей, что царствовали от Бога и возвысили святых его, ставших и нашими первыми святыми, или же закончилось это все? Так знай, о, царь, что как поступишь с Богом и его святыми, (так и) понесешь возмещение от справедливого судьи Бога". Когда услышал сие от святого, раздосадовался зверь и говорит: "Скажи мне, епископ, когда будет мне это, о чем говоришь, падение царства моего". Говорит епископ: "В царствование Кононоса будет". Говорит царь: "Истину говоришь Степаннэ, я есмь Кононос". Говорит святой Сепаннос: "Не будет твое царствование вечным, ежели ты суть предводитель Нэра".
   63
   Когда услышал сие (царь), разгневался как зверь, и возбужденный нанес пощечину (Степанносу) и приказал бросить в темницу. И палачи, схвативши насильно, вели его волоча. А он по пути начал (петь) псалмы "Возлюблю тебя, Господи, крепость моя! Господь -- твердыня моя и прибежище мое"222. И когда вошел в темницу, узнал многих святых отцов, затворенных там из-за истинной веры и ослушания приказу царя; у одних были отрезаны носы, у других -- выколоты глаза, у третьих -- отрезаны руки, у четвертых -- вынуты сухожилия. Когда увидел святой Степаннос, сказал: "Страх и содрогание обрушились на меня, и накрыла меня тьма", и пав, целовал раны их и цепи, говоря: "Блаженны вы, ибо отметины терзаний (за) Господа имеете не себе; почему не случилось мне иметь отметины такой во имя Господа нашего Иисуса Христа". И благодаря Бога, изрек: "Слава дальновидности Божьей, что в мое время случилось сие диво, что низверглась церковь, и изображения святых попираемы стали, и затмились просветители церкви". И всегда ночью и днем непрерывно, изливавшись слезами, молитвы преподносил Богу по тому поводу.
   Спустя дни царь, собравши единомышленников своих, рек: "Ведите сюда Степанноса епископа". Когда (тот) пришел, царь рек: "Не я виновен пред тобой, Степаннэ, что презрел тебя, а князья мои, ибо я желал послушать проповедь твою, а эти -- нет. Итак, исполни волю мою, и я отправлю тебя на прежний престол твой". Святой говорит: "Не буду внимать я назидания твои и исполнять волю твою, ибо назидания твои суть гибель для их слушателей, кто, подобно тебе, станут ненавистными Богу".
   И разгневавшись, царь сказал святому, дескать, "Не исполнишь волю мою и (не) станешь попирать (святые) образы, как сделали я и эти (люди), страшной смертью умрешь". Говорит святой: "Я угроз твоих не опасаюсь, и смерти не страшусь, ибо смерти, что суть ради Христа, суть жизни вечные. Ибо так говорит пророк Езекиел о таковых, (как вы), священниках: "священники ее нарушают закон мой и оскверняют святыни мои"223, также и эти (люди)".
   Когда услышал сие царь, разгневался и отправил его в темницу, ибо задумал всех заключенных истерзать вместе. И когда (Степаннос) вошел в темницу, начал ободрять всех, просить у Господа положить конец смуте в святой церкви своей и сам как соратник великий был в их молитвах к Богу.
   И спустя немного дней сдох окаянный царь, и по заслугам отправилась душа его в тартары преисподней. После него царствовал Костандинос, сын Коприна, (муж) с христианской верой и благочестием224. И привезли от Лазаров, из города Керчь, дочь царя Вирха в жены Костандиносу, и было имя царицы Ерини225. А по прибытии царицы, соот-
   64
   ветственно имени (ее) настал мир во всей стране226. И поскольку прежде царица Ерини была наслышана о славе чудес святого Степанноса, сказала царю: "Желаю попросить у тебя нечто". И говорит (тот): "Проси, как и желаешь". И говорит (она): "Желаю, чтобы освободил заключенных епископов". И (Костандин) тотчас же выведя, освободил всех, и отправил святого Степанноса на царском корабле к престолу его.
   Когда (он) пришел, вернувшись в страну свою, нашел паству свою разбросанной и скитающейся, и начал проповедовать и утверждать их [членов паствы] в вере истинной о Святой Троице. И рек народу: "Смотрите, братья, как много происшествий приключилось с нами и с вами в сие горькое время, а Бог своей всемогущей силой противников (наших) осрамил, и вас утвердил в любви своей и в воле". И собравшиеся все благодарили Бога, говоря: "Прозорливый и всемилостивый Бог, благодарю тебя, ибо вновь стал удостоенным паствы своей".
   Был святой Степаннос попечителем бедных, собирателем обеден, кормильцем и посетителем сирот и вдов, сладок и добр по природе, пока не соединил в себе почти всех святых отцов (черты) поведения и добродетели. Был святой и провидцем всего, ибо то, что должно было быть, заранее предсказывал.
   И был в то время царь Вирхор, (который) проживал в Керчи. Вызвал (он) князя Сухты, имя которого был Георг, прозвище Тархан, по какой-то причине; и тот опасался поехать. Пришедши к святому Степанносу, говорит: "Отец святой, зовет меня царь, и двояки размышления мои о том, зачем должно (ему) звать меня". Говорит святой: "Не опасайся, сынок, к добру твоему вызов этот; зовет тебя, чтобы по мирскому определению женить тебя на женщине; но, ты не возъединишься с женой три года, а через три года придешь и построишь церковь во имя Святой Троицы, и после возъединишься с женой, и в дальнейшем возвеличишься и прославленным станешь", как и воистину случилось.
   В те дни был один дьякон, исполненный святому (подобающей) всяческой добродетели, по соизволению Божьему; и (Степаннос) желал рукоположить его в священники, однако тот не соглашался, недостойно уклоняя себя от того божественного действия. И вновь во второй раз, и в третий позвал его (Степаннос), и не внимал (тот), говорил: "Легко ярмо, однако, тяжело бремя", и после того не пошел дьякон в церковь в день великого праздника (Пасхи); говорил: "Может, позабудет меня епископ и отпустит (с миром)". И святой епископ вызвал на совет дьякона, отправил к нему клириков своих позвать к себе, и тот не пожелал прийти. И блаженный не обиделся по неприбытию дьякона, и вновь отправил к нему священника одного и рек: "Приди, и если не придешь, будешь отрешен (от церкви)". И (тот) не под-
   65
   чинился слову святого прийти к нему, но потом раскаялся и вспомнил слово Господне, которое святым апостолам сказал, дескать: "что вы свяжете, будет связано, и что развяжете, будет развязано"227. И взволнованный, немедленно прибыл к святому епископу, пал в ноги ему и просил отпущения (грехов). И говорит святой: "Сын мой, все виды добродетели в совершенстве имеешь, итак, не ослушайся слов моих. Адам не внял приказу создателя и смерть унаследовал". И попросил епископ воду у дьякона, чтобы умыть руки; и тот, взявши, понес; и святой епископ заговорил воду, чтобы не выливалась; и когда принес (дьякон) воду, чтобы вылить на руки (епископа), не двигалась вовсе вода, и удивился дьякон. Говорит епископ: "Видишь, сын (мой), жидкая вода, что бездушна и неразумна, как покоряется приказу Бога. Сын (мой), внимай назиданиям моим, чтобы не понести (наказания), которое понесли Корх и Дадан"228. И дьякон, пав к ногам епископа, говорит: "Покоряюсь повелениям твоим до смерти (своей)".
   И в день воскресенье, собравши всех наследников церкви, рукоположил его в священники. И был в то время святой Степаннос летам к семидесяти, дошедши благополучно до старости, и предвидел в душе кончину свою, и собрал всех священников и князей, иноков, простых и весь народ свой, вообще христиан, благословил их и увещевал божественными примерами, вручая их Господу, говорил: "Дети мои, время мое близко, и иду к тому, которого вожделел с детства своего". И обняв всех, угас с миром во Христе, в декабре 15, в день праздника епископа Елевтериоса и архипастыря Акоба Мцбинского229.
   И был святой лет 35, когда рукоположился в епископы, и занимал седалище епископское 35 лет. И когда собрались священники в церкви похоронить святого, муж некий по имени Ефрем, лишенный света очей на долгие годы, пришедши, пал к ногам святого и поцеловал лице (его), и в тотчас озарились очи, и увидел свет, прославляя Бога и святых его. Когда увидели (это) люди, восторженно славу воздали Богу и по заслугам похоронили святой прах; и положили под надгробие, с псалмами и молитвами во славу Бога, Кто прославляет прославляющих себя.
   Спустя времена некий Пролис, из злого и неверного народа, пришедши с войском, и разрушил Керчь и страну его, и отправился оттуда в Шрсон [Херсон] и разрушил тот, и взял в плен мужчин и женщин, и детей, и других мечу придал. Оттуда пришел с войском в Сухта и как поступал в других гаварах, так поступал и в этом гаваре, ибо кровь безвинных смешал с землей; взявши город Сухта, и вошедши в церковь святого Степанноса, похитил все сосуды церкви, золотую и серебряную утварь и почтенные облачения. И когда взял (похищенное), чтобы раздать войску своему, тогда отнялись руки, и лицо окаменело, и не мог двигаться, а
   66
   трясся всем телом, и страшно стало всему войску. И вернувшись, положили всю утварь церкви на свое (прежнее) место, и после исправилось (его) лицо и все тело. И уверовал в Бога (Пролис) и получил крещение во имя Святой Троицы. И пошла слава чудес по всему миру, и впредь никто не дерзал завладевать утварью церкви святого архипастыря Степанноса.
   В то время благочестивая царица по имени Анна, выйдя из Шрсона, (чтобы) поехать в Керчь, заболела по дороге и мучилась от боли. И поскольку прежде слыхала о славе чудес святого Степанноса, молила Бога и святых угодников избавить от боли; и вдруг удивление нашло на нее, и узрела святого Степанноса, который говорил: "Не страшись, завтра в это время будешь исцелена от болезни своей, моим заступничеством". И на следующий день исцелилась так, как будто и не впадала в скверну болезни, и послала дары церкви, и святому алтарю царские облачения, и много всего другого, и благодарила Бога и святого Степанноса.
   И много других знамений и чудес сотворил святой Степаннос и повторил, однако из многих малое написали, чтобы не утомлять вас -- слушателей.
  

Примечания

   1 Текст воспроизведен по изданиям: Василъевский В. Г. Житие св. Стефана Сурожского// Труды.--П-д, 1915. -- С. 72-98; N??????????? М????? Г. Н ?? ?? Т?????? Х???????? ????? ???????? ??? ??? IГ ??????. -- ?????. 1965.
   2 N??????????? М????? Г. Н ?? ?? Т?????? Х???????? ????? ???????? ??? ??? IГ ??????. -- С. 131.
   3 Несомненно, автор ГЖ спутал Льва Исавра и Льва Армянина (Василъевский В. Г. Жи­тие Стефана Сурожского. -- Труды. -- С. ССХХ). М. В. Бибиков объясняет подобное услов­ностью исторических дефиниций агиографической литературы (Бибиков М. В. К проблеме историзма византийской агиографии // Византийские очерки. -- М., 1996. -- С. 51). Возмож­но причина путаницы и в сильном влиянии компилируемой хроники Георгия Монаха.
   4 И многое другое говоря, святой пускал стрелы в Льва, как некогда Даниил, -- пе­рифраз предложения у Георгия Монаха (Georgii Monachi Chronicon ed. Carolus de Boor. -- Vol. II. -- Lipsiae: in aedibus B. G. Teubneri, МСМIV. -- Р. 755).
   5 Игра "звериными" образами: "И когда взревел Лев... Соумышленники зверя сразу же повергли святого..." похоже на игру словами в описании правления Льва V Армянина (813-820) у Георгия Монаха (Georgii Monachi Chronicon ed. Carolus de Boor. -- Р. 780).
   6 Святой освобождается из затвора благодаря женщине Ирине (по сути -- это "мир"). Отголосок -- ??? ?? ??????? ??????? ?????????... "и действительно, наступил глубо­кий мир..." (Georgii Monachi Chronicon. -- Р. 767).
   7 Васильевский В. Г. Житие св. Стефана Сурожского // Русско-Византийские исследо­вания. -- СПб., 1893. -- Вып. П. -- С. 80-103 (переиздано с уточнениями: Труды. -- П-д, 1915. -- Т. 3. -- С. 77-98). Все последующие ссылки даются на издание 1915г.
   8 Ivanov S. The Slavonic Life of Stefan of Surozh // La Crimee entre Byzance et le Khaganat Khazar. -- Paris, 2006. -- Р. 118-163.
   9 Васильевский В. Г. Житие св. Стефана Сурожского // Труды. -- С. ССLХ.
   10 Pritsak O. At the Down of Cristianity in Rus // Proceedings of the International Congress Commemorating the Millennium of Cristianity in Rus-Ukraine. -- Наrvard, 1990. -- Р. 97-99.
   67
   11 Ivanov S. The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- Р. 112.
   12 Великие Минеи-Четии, собранные всероссийским митрополитом Макари-ем. Издание Археографической комиссии. -- М., 1904. -- Декабрь. -- Дни 6-17. -- Стлб. 1008-1030.
   13 За основу взята работа С. А. Иванова (Ivanov S. The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- Р. 118-163), его выводы дополнены заимствованиями, выявлеными нами.
   14 Стефана Нового -- очевидно, буквальное указание на один из источников компиляции -- Житие Стефана Нового (Василъевский В. Г. Житие Стефана Нового // Труды. -- СПб., 1912. -- Т. II. -- Вып. 2. -- С. 302-350).
   15 Житие Иоанна Златоуста (Ж. Ио. Злат.) см: Великие Минеи-Четии, собранные всероссийским митрополитом Маканием // СПб., 1899. -- Ноябрь. -- Дни 13-15. -- Стлб. 898-1132. Сопоставимый греческий текст Halkin Fr. Douze recits byzantins sur Saint Jean Chrysostome. -- Bruxelles, 1977; Hansack E. Die Vita des Johannes Chrysostomos des Georgios von Alexandrien in kirch-enslavischer Ubersetzung (Monumenta linguae slavicae dialecti veteris). -- I. Wiirzburg, 1975; II. Freiburg i. Br, 1980; III. Freiburg i. Br., 1984; Здесь -- Hansack. -- I -- Р. 11613-14; Halkin. -- Р. 73.
   16 Ж Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 116.9-10; Halkin. -- 73.
   17 Ср. ???????????? ????? ??? ??? ??? ????? ????????? ??????? ??????????? (Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- С. 308).
   18 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 118.10-11; НаИап. -- 73.
   19 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- 1. -- 118.13-17; Halkin. -- 73-74.
   20 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 140.16-142.1; Halkin. -- 78.
   21 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 142.1-3; Halkin. -- 78.
   22 "Наизусть" (Василъевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- С. 309).
   23 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 138.12-14; Halkin. -- 77.
   24 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 142, 4-5; Halkin. -- 78.
   23 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 158.16-17; Halkin. -- 81.
   26 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 144.4-6; Halkin. -- 79.
   27 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 150, 17-152.6, 150.11-13.
   28 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 192.15-17; 194.1-2; Halkin. -- 88.
   29 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 196.2-3; Halkin. -- 89.
   30 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 192.18-194.2; Halkin. -- 88.
   31 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- 1. -- 192.4-5; 7-8; Halkin. -- 89.
   32 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 196.3-8; Halkin. -- 89.
   33 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 194.5-6. 4-5; Halkin. -- 88.
   34 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- 1. -- 192.13; Halkin. -- 88.
   35 Фраза "И покинул монастырь" присутствует только в ВМЧ. -- Дек. 6-17. -- Стлб. 1010.
   36 Фраза "Никому не известное" имеется только в ВМЧ. -- Дек. 6-17. -- Стлб. 1010. Одним из основных обвинений Константина V в адрес оппо­зиционного монашества было их пристрастие к темным, мрачным местам (??????? ?? ?? ??? ?? ????? ???????) и тайное посвящение в монахи (ср. Житие Стефана Нового. См.: Василъевский В. Г. Труды. -- Т. П. -- С. 322).
   37 Вольное сокращение текста Жития Стефана Нового (Василъевский В. Г. Житие Сте­фана Нового. -- С. 317-320) и перифраз краткого сообщения о нем у Георгия Монаха (Georgii Monachi Chronicon. -- Р. 757). В последнем источнике сказано: "божественный Стефан на утесе горы Авксентия Богоносца достиг уже почти 40 лет, когда его велел схватить Константин и замучил, бросив на кладбище Пелагия".
   З8 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- II. -- 199.14-200.2; Halkin. -- 123.
   39 Ср. Матф. 5: 14-15 "Вы -- свет мира. Не может укрыться город, стоящий на вер­ху горы. И зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме". Эта цитата могла попасть сюда из Жития Стефана Нового: "Град на вершине -- не скроешь, Стефан стал известен" (Василъевский В. Г. Труды. -- Т. П. -- С. 318).
   68
   40 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- II. -- 199.14-200.2; Halkin. -- 123.
   41 Ср. Ж. Ио. Злат. в ВМЧ. -- Дек. 6-17. -- Стлб. 1011.
   42 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- П.-- 116.3-11; Halkin. -- 108-109.
   43 Ср. Даниил 10:11-12: "И сказал он мне: "Даниил, муж желаний! Вникни в слова, которые я скажу тебе, и стань прямо на ноги твои; ибо к тебе я послан ныне". Когда он сказал мне эти слова, я встал с трепетом. Но он сказал мне: "Не бойся, Даниил; с первого дня, как ты расположил сердце твое, чтобы достигнуть разумения и смирить себя пред Богом твоим, слова твои услышаны, и я пришел бы по словам твоим..."
   44 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 220.18-222.2; Halkin. -- 94.
   45 Ж. Ио. Злат. Hansack. --II. -- 116.17-118.2; Halkin.-- 109.
   46 Ср. Иоанн 6:27: "Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий; ибо на Нем положил печать Свою Отец, Бог".
   47 Ср.: Пс. 62:12: "Царь же возвеселится о Боге, восхвален будет всякий, клянущийся им; ибо заградятся уста говорящих неправду"; Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I, 222.3-4; 222.15-224.2; Halkin. -- 94.
   48 Ср. Матф. 9:12-13; Марк 2:17: ".. .не здоровые имеют нужду во враче, но больные; Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию". Ж. Ио. Злат. Hansack. -- П.--116.3-118.2; 118.6-7; 118.8-14; Halkin. -- 108-109.
   49 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 224.15-226.1; Halkin. -- 95.
   50 Ср. Иск. 7:1: "Господь сказал Моисею: смотри, Я поставил тебя Богом фараону, а Аарон, брат твой, будет твоим пророком". "Во всех твоих деяниях" добавлено в ВМЧ (Дек. 6-17.-- Стлб. 1013).
   51 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- II. -- 120.7-14; Halkin. -- 109.
   52 Вариант освещение -- просвещение (ВМЧ.-- Дек. 6--17. -- Стлб. 1013) лучше пере­дает греческий оригинал.
   53 Ср. Лук. 12:32: "Не бойся, малое стадо! Ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство".
   54 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 226.5-228.4; Halkin. -- 95.
   55 Фраза "И повелеваю тебе" помещена только в ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1013).
   56 "О его размышлении" добавлено в ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1013).
   57 Слова ни точенЪ не имеют эквивалента в греческом оригинале, они переводятся условно. Ср. Ж. Ио. Злат. Hansack. -- 1. -- 231.
   58 Ср. Рим. 11:33: "О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непости­жимы судьбы Его и неисследимы пути Его!"
   59 Ср. Тов. 12:7.
   60 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 228.8-232.3; Halkin. -- 95-96.
   61 В ВМЧ. (Дек. 6-17.-- Стлб. 1014) показа вместо повЪда.
   62 В ВМЧ (Дек. 6-17.-- Стлб. 1014) немощна вместо невежу.
   63 Сюжеты о призыве Стефана патриархом и Филарета Стефаном (ниже в тесте источника) имеют прямую аналогию с очень похожим эпизодом Жития Стефана Нового (Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- С. 338-339).
   64 Имя Голиаф отсутствует в церковнославянских редакциях Жития Иоанна Златоу­ста, но присутствует в его греческом оригинале.
   65 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- II. -- 124.6-128.1; Halkin. -- 110-111.
   66 Ж. Ио. Злат. Hansack.-- П. -- 124.7-8,12-16; 126.1-11. 126.14-128.14; 128.18-130.1; Halkin. -- 110-111; В ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1012) читаем не преслушаюса 'я не ослу­шаюсь', что соответствует греческому оригиналу лучше, чем преатвелчаюса.
   67 Ср. Иоанн 10:11: "Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец"; слово известившаяса, которое следует, трудно перевести.
   68 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- II. -- 222. 11-14; Halkin. -- 129.
   69 ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1016) помещает здесь отрывок, который объясняет бы­струю перемену мнения Стефана: "...и имея в сердце повеление ангела, он припал к ногам,
   69
   говоря: "Святой отец! Я не желал этого. Я ослушался тебя, я не смог промолчать о том, чего желаю". (Но я раб Господа моего Иисуса Христа. Я не смею и не могу противиться твоему повелению).
   70 "В епископы" добавлено в ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1016).
   71 Слова се буте трудно перевести, однако они передают греческое ??????? 'тогда, теперь'.
   72 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- П. -- 136.18-138.4; Halkin. -- 18.
   73 Разночтение в ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1017).
   74 Разночтение в ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1017).
   75 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- П. -- 136.9-10, 12, 14-15; Halkin. -- 113; См. также Hansack. -- II. 216.10-12; Halkin. -- 127; Ср. выше гл. 12.
   76 Этот отрывок заимствован из описания проповеди Иоанна Златоуста в Константи­нополе на торжество Воздвижения Креста в присутствии императора и сената. Царское присутствие опущено компилятором Жития Стефана Сурожского.
   77 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- II. -- 222.15-224.8; Halkin. -- 127.
   78 Перевод приблизителен.
   79 Рукописи дают поврежденное написание продолии лине -- "продолжал жизнь", но Житие Иоанна Златоуста помогает восстановить первичный смысл.
   80 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- П. -- 284.1-5: Halkin. -- 141. Слова в первичном тексте (Halkin. -- 197) позволяют предположить, что Иоанн Златоуст диктовал своим стенографам без всякой корректуры. Компилятор Жития Стефана Сурожского изложил их в несколько ином контексте (ВМЧ. -- Дек. 6-17. -- Стлб. 1017).
   81 Первоначально эти слова произносил новоизбранный патриарх Александрии. См. текст Иоанна Мосха "Луг Духовный", из которого заимствован этот оборот (Ioannes Moschus. Pratum spirituale // Patrologiae cursus completes. Series Graeca (ed. Migne). -- Paris, 1857-1866. --Т. 87. -- Рs. 3. -- Соl. 2852-3112). Здесь компилятор опустил слова "бремя рукоположения священников пугает меня", вот почему паче же всего -- "более всего", утрачивают свое первичное значение.
   82 Компилятор вставил месныи, в то время как другие церковнославянские переводчи­ки Мосха использовали эпитет подобный ангелам (Синайский патерик / Под ред. С. И. Коткова. -- М., 1967. -- С. 243; Смирнов И. М. Синайский патерик в древнеславянском пе­реводе. -- Сергиев Посад, 1917.-- С. 122-123, 125, 285-295; Preuschen E. Palladius und Rufinus. -- Giessen, 1897. -- 8. 13-23, 94-95) или равноангелъный (рукопись РГБ, Пого­дин. -- 908. -- Л. 159). Это слово отсутствует в сохранившемся греческом издании "Луга Духовного" (РG еd. Мigne. -- 87. -- Рs. 3. -- Со1. 2852-3112), однако оно явно присутство­вало в некоторых из рукописей, с которых был сделан церковнославянский перевод.
   83 В греческом оригинале, как и в церковнославянском переводе Иоанна Мосха, упо­минается хиротония (рукоположение), что есть ключевое понятие всей этой главы. Компи­лятор не интересовался проблемой рукоположения церковных иерархов (Ioannes Moschus. Pratum spirituale -- Соl. 2852-3112).
   84 Ioannes Moschus. Pratum spirituale. -- Соl. 3013.
   85 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- III. -- 22.1-24.7; Halkin. -- 153.
   86 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- III. -- 224.8-17; Halkin. -- 196.
   87 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- П. -- 240.9; Halkin. -- 132.
   88 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- II. -- 254.1-4; Halkin. -- 135.
   89 Ср. 1 Коринф. 3:10: "Я, по данной мне от Бога благодати, как мудрый строитель, положил основание, а другой строит на нем; но каждый смотри, как строит".
   90 Ср. Иер. 1:5: "Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя" и 1.10: "Смотри, Я поставил тебя в сей день над народами и царствами, чтоб искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать". Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 2.7-15 и критический аппарат; Halkin. -- 33.
   91 Ср. Ж. Ио. Злат. Halkin. -- 54.
   70
   92 В Житии Иоанна Златоуста святой обращает гетов (готов) из арианства. Следовательно, языки, которыми владели его переводчики, -- готский и греческий.
   93 Эта деятельность Иоанна Златоуста внутри города имела продолжение вне его -- отправ­ка миссии к Дунаю. Но редактор Жития Стефана Сурожского сократил этот сюжет.
   94 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- П. -- 58.1-9; Halkin. -- 5-1.16.
   95 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- 216.17-18; Halkin. -- 3.
   96 Перевод этого предложения условен.
   97 Дальнейшее в Ж. Ио. Злат. в издании Hansack'а отсутствует. См.: ВМЧ. -- Ноябрь 13-1. -- Стлб. 1376; Halkin. -- 37.
   98 Об Иоанне Златоусте в соответствующем пассаже его Жития сказано, что он руко­положил также "семь епископов" (Halkin, 238). Составитель опустил это.
   99 Правленый устав "каноны и правила" -- удвоение греческого слова каноны.
   100 Ж. Ио. Злат. ВМЧ. -- Ноябрь 13-15. -- Стлб. 1078; Halkin. -- 38.
   101 Ж. Ио. Злат. ВМЧ. -- Ноябрь 13-15. -- Стлб. 1078; Halkin. -- 39.
   102 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- 1. -- 234.12; Halkin. -- 6.Ср.: Hansack. -- II. -- 282.6-7; Halkin. -- 140.
   103 Ж. Ио. Злат. повествует не о "городских строителях", а о "тех, которые были назначены властями надзирать за работами" (Halkin. -- 115).
   104 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- П. -- 146.2-148.5; Halkin. -- 115.
   105 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 216.14-16; Halkin. -- 93.
   106 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- II. -- 148.5-7; Halkin. -- 115.
   107 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- II. -- 254.5-7; Halkin. -- 135.
   108 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- П. -- 250.16-18; Halkin. -- 134.
   109 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- II. -- 142.14-15; Halkin. -- 114.
   110 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- I. -- 138.5-6; Halkin. -- 77.
   111 Текст, очевидно, испорчен.
   112 Ср. Пс. 86.7: "И поющие и играющие, -- все источники мои в тебе"; Ж. Ио. Злат. Hansack, I.-190.15-192.4; Halkin. -- 88.
   113 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- II. -- 190.13-16; Halkin. -- 122.
   114 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- II. -- 190.6-7; Halkin. -- 121.
   115 Ж. Ио. Злат. Hansack. -- II. -- 190.10-11: Halkin. -- 121.
   116 Ср. Les constitutions apostoliques. -- IV, 2. -- Ed. B. M, Matzger, 1 (Sources chretiennes). -- Paris, 1885.
   117 Сокращение большого параграфа у Георгия Монаха (Georgii Monachi Chronicon. -- Р. 735) .???? ???????... ?????..., ??? ????? ???????? ??????? ??????...
   118 Сокращение параграфа в Georgii Monachi Chronicon (Р. 736-737): ... ??? ???????...
   119 Точная цитата из Феофана (Theophanis Chronographia ed. de Boor. -- Vol. 1. -- Hildesheim, 1963. -- Р. 409).
   120 О царском запрете прикасаться устами к иконам упоминается в Житии Стефана Нового (Василъевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- С. 312).
   121 Перифраз, ?? ??? ??? ????? ??????? ?????????????... (Theophanis Chronographia. -- Р. 404).
   122 Ср. Аросаlypsis Enochi 22:2.
   123 Ср. Матф. 25:41: "Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: "идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его".
   124 В ВМЧ (Дек. 6--17.-- Стлб. 1019) добавлено дл не, что помогает понять всю фразу.
   125 Дословная цитата из Феофана (Theophanis Chronographia.-- Р. 404); ср. иное из­ложение этого же диалога в Georgii Monachi Chronicon (Р. 741).
   126 В ВМЧ (Дек. 6--17. -- Стлб. 1019) опущено слово хулу, что делает фразу более понятной.
   127 Данный пассаж заимствован из пространной версии Жития Иоанна Златоуста, ко­торая доступна на греческом языке только в Savilius. Opera sancti Joannis Chrysostomi. --
   71
   Etonae, 1612. -- Vol. VIII. -- Р. 157 гГ., а на церковнославянском только в Ж. Ио. Злат. ВМЧ. -- Ноябрь 13-15. -- Стлб. 1033, слово "Бог" перенесено оттуда.
   128 Ср. Деян. ап. 9:5: "Он сказал: кто Ты, Господи? Господь же сказал: Я Иисус, Ко­торого ты гонишь; трудно тебе идти против рожна", 26, 14: "Все мы упали на землю, и я услышал голос, говоривший мне на еврейском языке: Савл, Савл! Что ты гонишь Меня? Трудно тебе идти против рожна".
   129 Ср. Марк. 13:31: "Небо и земля прейдут, но Слова мои не прейдут".
   130 Ср. Матф. 16:18: "И Я говорю тебе: ты -- Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее".
   131 Последние слова предложения бессмысленны. В ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1020) фраза выглядит иначе: "Где (теперь) те борцы?"; ср. ВМЧ.-- Ноябрь 13-15. -- Стлб. 1034, что соответствует греческому тексту (Savilius. Opera sancti Joannis Chrysostomi. -- Еd. Н. Saville. -- Etonae, 1612. -- Vol. VIII. -- Р. 259).
   132 ВМЧ. -- Ноябрь 13-15.-- Стлб. 1033-1034.
   133 Вместо распусти ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1020) дает "распутиу", "распутья, пере­крестки".
   134 Неловкость всей этой фразы объяснима, если обратиться к контексту греческого оригинала, главе, которая описывает обсуждение отставки Златоуста с лояльными еписко­\пами: "Некоторые из них плакали, некоторые покинули их собрание после целования глаз Иоанна, его головы и уст" (Ж. Ио. Злат. Halkin. -- 207; ВМЧ. -- Ноябрь 13-15. -- Стлб. 1027). ВМЧ (Дек. 6--17. -- Стлб. 1021) предлагает более осмысленный риторический пассаж: "Бия себя по головам, терзая волосы и свои ясные очи, и свои чистые уста".
   135 Перевод неясных слов безЪчиньство всеа силы дшевныа приблизителен.
   136 Вместо дияки Ж. Ио. Злат. ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1021) дает и весь церковный причетъ црковныи.
   137 Ж. Ио. Злат. ВМЧ. -- Ноябрь 13-15. -- Стлб. 1068-1069; Halkin. -- 230.
   138 Ж. Ио. Злат. ВМЧ. -- Ноябрь 13-15. -- Стлб. 1070; Halkin. -- 232.
   139 Ж. Ио. Злат. ВМЧ. -- Ноябрь 13-15. -- Стлб. 1070; Halkin. -- 231. Согласно Жи­тию, Стефан Новый также превратил тюрьму Преторий в подобие монастырской обители с пением псалмов, совершением литургии и исполнением всех монашеских правил (Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- С. 341).
   140 Ж. Ио. Злат. ВМЧ. -- Ноябрь 13-15. -- Стлб. 1070; Halkin. -- 232. Компилятор пере­ставляет разрозненные части предложений оригинала, поэтому смысл часто остается неясным.
   141 Ж. Ио. Злат. ВМЧ. -- Ноябрь 13-15. -- Стлб. 1073; Halkin. -- 234. Фраза выбрана из контекста Жития Златоуста и вставлена в другое заимствование из того же первоис­точника. В следующей главе это место еще раз повторяется.
   142 ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1021). Таким образом устраняет бессвязность текста.
   143 Ж. Ио. Злат. ВМЧ. -- Ноябрь 13-15. -- Стлб. 1070; Halkin. -- 231.
   144 Ж. Ио. Злат. ВМЧ. -- Ноябрь 13-15. -- Стлб. 1069; Halkin. -- 230.
   145 Слово темницамЪ 'тьрьмам' здесь выглядит случайным повтором и опущено при переводе с учетом ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1021).
   146 О возмущении женщин и подавлении этого выступления в Константинополе зи­мой 726-727 г. (Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- Труды. -- С. 311).
   147 Ж. Ио. Злат. ВМЧ. -- Ноябрь 13-15. -- Стлб. 1075; Halkin. -- 236.
   148 Метафора, которая выглядит странно уже в греческом оригинале, была полностью переделана: Житие Иоанна Златоуста описывает, как в ночь Пасхи солдаты ворвались в церковь, где приверженцы Иоанна принимали крещение. Это вторжение вызвало панику, "и можно было видеть, как эта ангельская ночь... превратилась в лабиринт" (Ж. Ио. Злат. Halkin. -- 230). Церковнославянское Житие Иоанна Златоуста передает этот образ как "скаталась в клубок" (ВМЧ. -- Ноябрь 13-15. -- Стлб. 1069), в то время как компилятор относит этот образный оборот ко всему Константинополю.
   149 Смысл слова въствующу неясен. ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1021) дает вместо него слово дъиствующихся, но оно также имеет мало смысла.
   72
   150 В греческом оригинале Ж. Ио. Злат. мы обнаруживаем ?????? ??? ??? ?????????? "(движимое и недвижимое) имущество и отечество" (Halkin. -- 249).
   151 ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1021) добавляет тьшую, которое отражает греческий оригинал Ж. Ио. Злат (Halkin. -- 249).
   152 Ср. Матф. 10:23: "Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой. Ибо ис­тинно говорю вам: не успеете обойти городов Израилевых, как придет Сын Человеческий".
   153 Ср. Притчи Сол. 11.4: "Не поможет богатство в день гнева, правда же спасет от смерти".
   154 ВМЧ (Дек. 6-17.-- Стлб. 1022) дает здесь "а иные на море хотели бежать", но оба извода опровергает чтение греческого оригинала: Рим и аскетические монастыри (Ж Ио. Злат. Halkin. -- 249).
   155 Ж. Ио. Злат. ВМЧ. -- Ноябрь 13-15. -- Стлб. 1090; Halkin. -- 249.
   156 Вместо слова "убийство" компилятор ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1022) вставил пронырства, что соответствует греческому тексту Ж. Ио. Злат. Halkin. -- 249.
   157 Слова и ликъ, "и лицо" не имеют смысла, поэтому предпочтительнее чтение елико в ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1022).
   158 Неловкий перифраз и повтор текста из Georgii Monachi Chronicon (Р. 757).
   159 Ср. 1 Коринф. 4:9 "Ибо я думаю, что нам, последним посланникам, Бог судил быть как бы приговоренными к смерти; потому что мы сделались позорищем для мира, для ангелов и человеков".
   160 В ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1022) добавлено "Сатана радуется твоим делам".
   161 Дословная цитата из Georgii Monachi Chronicon (Р. 741).
   162 Вместо сЪсла ВМЧ. -- Дек. 6-17. -- Стлб. 1022 дает сЪгна.
   163 Патриарх снял омофор и сказал, что без Вселенского собора не введет новшество в дела веры (См. Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- С. 314).
   164 Неловкий перифраз текста о происшедшем на синоде у ворот Халки, когда Герман отказался подписаться под "силентием" Льва III без решения Вселенского собора, снял с себя омофор и удалился в монашеское заключение (См.: Georgii Monachi Chronicon. -- Р. 743). Иными словами передает это Theophanis Chronographia (Р. 409).
   165 Сокращение фразы из Georgii Monachi Chronicon (Р. 743). Иначе изложено в Theophanis Chronographia (Р. 409).
   166 Следующий сюжет, повествующий о приходе Льва III к власти, с самого начала восходит к другому источнику. Информация, что Лев III убил сына Феодосия, находится в противоречии с Феофаном и другими источниками, что дало основание В. Г. Васильев-скому считать: "Сообщение Жития совсем неверно и появилось на свет, вероятно, опять вследствие какой-нибудь путаницы в припоминании читанного" (Васильевский В. Г. Житие Стефана Сурожского. -- С. ССХХХVI-ССХХХVII), но, как показал С. А. Иванов, оно встречается во "Всемирной истории" Агапия из Мембиджа: "Тогда война вспыхнула и [Лев] убил сына убитого Теодосия и 300 бояр с ним. После чего Лео захватил целую Им­перию и поднялся против Христианской веры". См: Agapius (Mahhoub) de Membidj. Histoire Universelle. Ed. tr. A. Vasiliev // Palrologia Orientalis. -- Vol. V. -- P. 4. -- Paris, 1910; Vol. VII. -- P. 4. -- Paris, 1911; Vol. VIII. -- P. 3. -- Paris, 1912. -- Р. 502; Ivanov S. The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- Р. 113.
   167 Перифраз параграфа из Georgii Monachi Chronicon (Р. 743-744). Этот же сюжет о гонении на иконопочитателей есть в Житии Стефана Нового (Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- С. 323, 346).
   168 Ср. Деян. ап. 2:20: "Солнце превратится во тьму, и луна в кровь, прежде нежели наступит день Господень великий и славный".
   169 Глухой отголосок сюжета о знамении иконоборчества, знак суда за почитание икон (извержение Тиры в 726 г.) (См. Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- С. 312).
   170 Дословно из Georgii Monachi Chronicon (Р. 757).
   171 Пересказ сюжета Жития Стефана Нового о гонениях на иконопочитателей ("Во всей столице стоял плач и рыдания, будто возобновились времена Валента и Юлиана") и о том, как царь и новоизбранный патриарх разослали по всем епархиям грамоты к стра-
   73
   тигам, архиепископам и епископам с вызовом на синод против икон (Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового. --С. 323, 342-343, 346).
   172 Пересказ сюжета Жития Стефана Нового о гонениях на иконопочитателей (Васи­льевский В. Г. Житие Стефана Нового.-- С. 323, 342-343, 346).
   173 Здесь заканчивается гетерогенная вставка, которая делает текст изобилующим по­вторами. Чтобы их преодолеть, составитель ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1023) расширитель­но переработал текст в виде главы N 24.
   174 В ВМЧ (Дек. 6--17. -- Стлб. 1023) читаем: "закона Христова и апостольского пре­дания".
   175 В ВМЧ (Дек. 6--17. -- Стлб. 1023) добавлено: "ни повеления Царева, ни окаянного патриарха".
   176 В ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1024) добавлено: "и патриарху".
   177 Последнее имеется только в издании В. Г. Васильевского.
   178 Аналогичный сюжет об истязаниях и узниках тюрьмы "священного претория" по­мещен в Житии Стефана Нового (Васильевский В. Г. Жития Стефана Нового. -- С. 341).
   179 Тюрьма Нумера фигурирует в изд.: Patrologiae cursus completes. Series Graeca (ed. H. Delehaye). -- T. XIII. -- Со1. 733. 41; В ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1024) добавлено: "и поставили его".
   180 См: Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- С. 340.
   181 Добавлено в ВМЧ. -- Дек. 6-17. -- Стлб. 1024.
   182 "Видишь ли сей собор (епископов), сидящих рядом с мной в великой чести. Они повиновались мне (сожгли иконы и сломали кресты), также и ты послушай меня, и ты будешь у меня в великой чести, и пошлю тебя на кафедру твою с честью". "О зле твоем (о злом соборе) писал Езекия: "Иереи погубили закон мой, ложь обращая на истину, а исти­ну -- на ложь". "...Жрецы приняли закон мой, а ложь обратили в истину, истину же обра­тили в ложь..." -- две почти дословные цитаты из Georgii Monachi Chronicon. -- (Р. 755).
   183 В ВМЧ. (Дек. 6-17. -- Стлб. 1024) добавлено: "я не поверю в это".
   184 ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1025) добавляет: "имя мое".
   185 Перевод цитаты из Georgii Monachi Chronicon (Р. 741) Скорее всего, именно оттуда позаимствован ярлык "предтеча антихриста". Подобный сюжет есть и в Хронографии Фео­фана Исповедника (Theophanis Chronographia recensuit Carolus de Boor. -- Vol. I. -- Textum Graecum continens. Georg Olms erlagsbuchhandlung. --Hildesheim, 1963. -- Р. 407).
   186 Железная рука (рука в железной перчатке) известна и в Житии Стефана Нового (Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- С. 340-341).
   187 Ср. аналогичный сюжет Жития Стефана Нового (Васильевский В. Г. Житие Стефа­на Нового. -- С. 341).
   188 Ср. "Возлюблю Тебя, Господи, крепость моя!" (Пс. 17:1), "Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что ты со мною; Твой жезл и Твой посох -- они успокаивают меня" (Пс. 22:4).
   189 В ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1025) это предложение превращено в диалог: "Как ты посмел назвать меня предтечей антихриста?" И отвечал святой: "Таково твое поведение".
   190 ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1025) добавляет: "с этой иконой".
   191 ВМЧ (Дек. 6-17.-- Стлб. 1025) добавляет: "проливая слезы и распаляясь Свя­тым Духом".
   192 В ВМЧ (Дек. 6--17. -- Стлб. 1025) добавлено: "Как не ослепли твои глаза".
   193 Ср. сюжет о споре Стефана Нового с Константином Копронимом (Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- С. 340-341).
   194 В ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1025) читаем: "те, кто были в темнице".
   195 В ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1025) добавлено: "на неделю оставить и".
   196 Ср. очень похожий сюжет в Житии Стефана Нового (Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- С. 338-339).
   197 Ср. Матф. 16:19: "И дам тебе ключи Царства Небесного; и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах; и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах".
   74
   198 В ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1025) присутствует "усадил его".
   199 Фраза между "простер" и "их" опущена в ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1027), что улучшает смысл.
   200 В ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1027) читаем: "слушал его поучения".
   201 Более внятно этот сюжет изложен в АЖ, на основании его получается следующая реконструкция: "И был в то время царь Феодор (Вирхор в АЖ), (который) проживал в Кер­чи; вызвал (он) князя Сурожи, имя которого было Георгий, по прозвищу Тархан, по какой-то причине; и этот опасался ехать. Придя к святому Стефану, рек: "Святой отец, зовет меня царь, и надвое делится мысль моя, дескать, зачем должен звать меня?" Говорит святой: "Не опасайся, сын мой, к добру этот твой вызов; зовет тебя, чтобы по мирскому опреде­лению женить тебя на женщине; но, ты не соединишься с женой три года, а через три года придешь и построишь церковь во имя Святой Троицы, и после соединишься с женой, и впоследствии возвеличишься и прославленным станешь", как и вправду случилось".
   202 В ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1028) присутствует: "с земли".
   203 В ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1028) это слово опущено, что улучшает смысл.
   204 В ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1028) добавлено: "и удушает меня".
   205 В ВМЧ (Дек. 6-17. -- Стлб. 1029) добавлено: "и они пошли обратно домой, хваля Господа и его угодника".
   206 Ср. Второз. 33.11-15 "Благослови, Господи, силу его, и о деле рук его благоволи, порази кресла восстающих на него и ненавидящих его, чтобы они не могли стоять. О Ве­ниамине сказал: возлюбленный Господом обитает у Него безопасно, Бог покровительству­ет ему всякий день, и он покоится между раменами Его. Об Иосифе сказал: да благословит Господь землю его вожделенными дарами неба, росою и дарами бездны, лежащей внизу, вожделенными плодами от солнца и вожделенными произведениями луны. Превосход­нейшими произведениями гор древних и вожделенными дарами холмов вечных, и вожде­ленными дарами земли и того, что наполняет ее".
   207 Фраза егоже ради млтвами Бъ да сподобить нас отнесена В. Г. Васильевским к началу 33-й главы.
   208 33-я глава в ВМЧ (Дек. 6-17.-- Стлб. 1029-1030).
   209 въ вЪки вЪкомъ, аминь --дописано в ВМЧ (Дек. 6-17.-- Стлб. 1030).
   210 Армянский текст по нашей просьбе воспроизведен Т. Э. Саргсян по изданию: Аzat Bozoya. La Vie Armenienne de Saint Etienne de Sougdaia // La Crimee entre Byzance et le Khaganat Khazar. -- Paris, 2006. -- Р. 95-107.
   211 Bayan G. Le synaxaire armenien de Ter Israel // Patrologia Orientalis. -- XXI. -- Paris, 1930. --Р. 865-876.
   212 Публикацию колофона см.: Хачикян Л. Памятные записи армянских рукописей XV века. -- Ереван, 1958. -- Ч. 2 (1451-1480 гг.). -- С. 267-268.
   213 Bozoyan A. La Vie Armenienne de Saint Etienne de Sougdaia. -- Р. 87-107.
   214 Саргсян Т. Э. Житие Стефана Сурожского в армянских манускриптах // Бахчиса­райский историко-археологический сборник. -- Симферополь, 2008. --Вып. 3.
   215 Перевод с армянского и примечания -- Т. Э. Саргсян. См. перевод того же автора: Могаричев Ю. М., Сазанов А. Б., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма "хазарского периода". -- Симферополь, 2007. -- С. 266-271; Житие Стефа­на Сурожского в армянских манускриптах.
   216 Точнее -- "наhанг", что в переводе с армянского означает "область", "обширная территориальная единица".
   217 Ср. с: Притчи Сол. 11:30.
   218 Гавар (арм.) -- "провинция", "составляющая области".
   219 Название "Бюзандия" с армянского переводится как "Византия". Глухой отголо­сок Жития Стефана Нового, который подвизался на горе Св. Авксентия на азиатской сто­роне Боспора (у Калхедона) (Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового.-- С. 315).
   220 Ср. с: Пс. 144:19.
   221 Мартирос (греч.) -- страстотерпец, убиенный за веру.
   75
   222 См.: Пс. 17:2-3.
   223 Иезек. 22:26.
   224 После него царствовал Костандинос, сын Коприна, (муж) с христианской верой и благочестием -- подобные одобрительные слова сказаны Георгием Монахом в адрес Кон­стантина VI, сына Льва Хазарина (780-797) (Georgii Monachi.-- Р. 766).
   225 Очевидно, информация заимствована у Феофана "732/733 г. В этом году василевс Лев женил сына Константина на дочери хагана, властителя скифов, обратив ее в христи­анство и назвав Ириной. Она же, изучив Священное писание, отличалась благочести­ем, порицая их нечестие" (Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. -- М., 1980.-- С. 68).
   226 А по прибытии царицы соответственно имени (ее) настал мир во всей стране -- ??? ?? ??????? ??????? ?????????... "и действительно, наступил глубокий мир..." (Georgii Monachi Chronicon. -- Р. 767). Благосклонное отношение к Ирине присутствует и у Фео­фана (см. ссылку 235).
   227 "Что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе" (Матф. 18:18).
   228 Имеются в виду Корах и Датан, в русском переводе Библии -- Корей и Дафан. См. о них: 4 Числа 16.
   229 Акоб Мцбинский (Мцбнаци) -- известный деятель Сирийской и Армянской Церк­вей первой половины IV века. Канонизирован Армянской Церковью.
  

ГЛАВА II

Житие Стефана Сурожского.

Основные этапы формирования источника и традиции почитания Стефана Сурожского

  
   Очевидно, что три версии Жития Стефана Сурожского имеют много общего. Однако налицо и выраженные отличия1.
   1. Рождение Стефана. Все редакции сходятся в том, что Стефан родился в Каппадокии в семье благочестивых родителей. Имеется одно лишь различие: ГЖ и ЦСЖ сообщают и название малой родины свято­го -- село Моривас (указание на точный географический локус, из ко­торого происходит святой, -- обязательный элемент агиографического повествования)2, АЖ об этом умалчивает.
   2. Обучение Стефана и прибытие в Константинополь. АЖ и ЦСЖ сообщают, что в семь лет Стефана отдали для обучения "святым книгам -- ЦСЖ" ("божественным писаниям" -- АЖ), в чем он и преуспел более других учеников. ГЖ упоминает только, что Стефан своим образованием превзошел сверстников. В Константинополь Стефан прибыл, по АЖ, в во­семнадцать лет, а по ЦСЖ -- в пятнадцать. Обе версии сходятся на том, что это было в период патриаршества Германа (ЦСЖ упоминает кроме па­триарха и императора Феодосия Андраиндина). Причем ЦСЖ освещает этот эпизод более подробно и в отличие от АЖ (которое сей момент опу­скает) указывает, что цель поездки в столицу -- окончание образования. Также ЦСЖ отмечает, что в Константинополе Стефан изучил "грамматику и философию, и риторику, и софистику". Другую последовательность со­бытий излагает ГЖ: к восемнадцати годам он освоил "грамматику и поэ­тику, астрономию и геометрию, а также все энкиклическое образование" и после смерти родителей продолжил обучение в Афинах3 (это не отмечено другими версиями), после чего "вернулся в Константинополь".
   3. Встреча с патриархом Германом. По АЖ, Стефан сразу по при­бытии в Константинополь приходит к Герману, "которому пришелся по душе". Вскоре Герман рукоположил Стефана дьяконом "и после немно­гих дней ... священником". ЦСЖ утверждает, что Герман призвал Сте­фана не сразу, а после того как "услышав от многих о нем", причем факт
   77
   рукоположения в этой версии не упомянут, но замечено, что Стефан про­жил в Константинополе 15 лет. ГЖ этот эпизод вообще опускает.
   4. Уход в монастырь. Более подробно данный сюжет изложен в АЖ, которое отмечает, что уход Стефана в обитель случился после его ру­коположения в священники. Причем в монастыре Стефану исполнилось тридцать пять лет. По ЦСЖ, в монастыре Стефан пробыл 30 лет.
   5. Назначение Стефана епископом Сугдеи. В ЦСЖ этот сюжет опи­сывается более подробно. По ЦСЖ, ангел являлся сначала патриарху, а затем и Стефану. По АЖ, он явился только патриарху. Согласно АЖ, Сте­фан отказывается от епископства только один раз, по ЦСЖ -- трижды: сначала ангелу, затем двум священникам, посланным за Стефаном, и, на­конец, патриарху и соглашается только под угрозой епитимий. В ЦСЖ указывается также о покровительстве Стефану со стороны царя. Более того, там упоминается, что обряд рукоположения в епископы проходил в присутствии царя, множества придворных, знатных людей и народа (по АЖ, только в присутствии "наследников церкви", и случилось это в вос­кресенье). Интересно, что, по ЦСЖ, до посвящения в архиереи Герман последовательно рукополагает его иподьяконом (дьяконом) и пресвите­ром. Эта версия также указывает, что через несколько дней после посвя­щения у Стефана состоялась беседа с Германом, после чего он и отбыл в Сурож. АЖ и ЦСЖ сообщают, что на свою кафедру новоназначенный епископ отправился на царском корабле. В числе интересных подробно­стей ЦСЖ можно отметить тот факт, что умерший предшественник Сте­фана также носил имя Стефан. ГЖ освещает этот эпизод очень кратко в том же контексте, что и остальные версии.
   6. Прибытие Стефана в Сурож и первый период его епископства. В АЖ этот эпизод характеризуется очень кратко, сообщается только об успехах Стефана в миссионерской деятельности. Еще более кратко и менее определенно он изложен в ГЖ. Полно и в красках он описывается в ЦСЖ. Кроме подробностей торжественной встречи Стефана в Суроже, мы узна­ем, что новый епископ проповедовал не только в церкви, но и в домах и на улицах. Там же сообщается интересная подробность, что Стефан исполь­зовал переводчиков, которые знали два языка4. Источник сообщает, что в тех местах было много еретиков и язычников, которых епископ крестил в большом количестве. Отмечено, что миссионерская деятельность Стефана не ограничивалась только городом, но включала окрестные территории и селения, где епископ назначил много пресвитеров и клириков. Таким об­разом, за пять лет Стефан крестил весь город и окрестные села.
   7. Воцарение Льва III и начало иконоборчества. По АЖ, Лев III при­шел к власти и захватил Константинополь при помощи некого "Мал-
   78
   самаса из стран восточных". Прежний император -- Феодосий -- был вынужден покинуть столицу. После этого Лев начинает "крушить изо­бражения святых, Богоматери и мощи". ЦСЖ повествует об этом иначе: иконоборчество началось под влиянием двух евреев, которые внушили царю уничтожить иконы и кресты. Причем сначала было приказано ста­вить иконы высоко, а потом прибивать их к стене. ГЖ приписывает нача­ло иконоборчества Льву Армянину, который "недостойно овладел импе­раторской властью". Причем здесь, как и в АЖ, указывается на помощь Льву со стороны арабов.
   8. Борьба патриарха Германа и Стефана с иконоборчеством. Этот сю­жет, явно совпадающий по общей канве повествования, в деталях изложен в различных версиях по-разному. Наиболее подробно об этом сообщает ЦСЖ. Сначала Льва пытается образумить патриарх Герман. Однако, выслушав патриарха, тот еще более ожесточился. Далее описываются ужасы иконо­борчества и "страдания православных". Герман опять пытается наставить царя на путь истинный, но Лев смещает его с престола и отправляет в ссыл­ку, и объявляет патриархом Анастасия. Затем сообщается об убийстве сына бывшего императора Феодосия, "трехсот бояр" и других зверствах. Снова повторяется рассказ о низложении Германа. После этого мы узнаем, что в Сурож приехали царские послы с запретом поклоняться иконам и кресту. Стефан этого не принимает и хочет отправиться в Константинополь, что­бы бороться с нововведениями. Народ его не пускает, но он все же тайно отбывает в столицу. Далее повествуется о репрессированных 370 священ­никах и "ложных епископах", заполонивших царский дворец. И наконец, мы узнаем, что Стефан отверг предложение Льва стать иконоборцем и про­возгласил обличительную речь против царя. В АЖ кратко сообщается, что Лев сместил Германа и поставил на его место Анастасия. Стефан же, узнав об иконоборчестве, отправляется в Константинополь и пытается наставить царя на путь истинный, причем многие слова, по ЦСЖ принадлежащие Герману, в данном варианте вложены в уста Стефана. По ГЖ, инициатива в появлении Стефана в Константинополе принадлежит Льву, который отпра­вил за ним "арабов-волков, соратников и пособников своих".
   9. Тюремный период. Канва повествования в обеих версиях одна и та же, однако детали отличаются: после обличительной речи Стефана, его бросают в тюрьму и через несколько дней (АЖ) или неделю (ЦСЖ) опять приводят к царю, где правитель вновь предлагает ему перейти в иконоборчество, и после отказа (АЖ) или просто обличительной речи в присутствии семи других заключенных под стражу епископов (ЦСЖ) Стефана опять отправляют в темницу. Отличия заключаются также в том, что, по АЖ, царь дает Стефану пощечину, и более о физических
   79
   репрессиях по отношению к епископу не сообщается. По ЦСЖ, Стефана истязают в тюрьме, его избивает Лев, а после второго общения со Львом отправляют в заключение, привязав к лошадиному хвосту. В АЖ также упоминаются "святые отцы", подвергшиеся истязаниям и находящиеся в одной тюрьме со Стефаном. В ГЖ сообщается только об одном общении епископа с императором, после которого Стефана жестоко истязали.
   10. Смерть Льва III, воцарение Константина V и возвращение Сте­фана в Сурож. ЦСЖ излагает этот сюжет очень кратко. Вскоре после общения со Стефаном Лев III умирает. На престол восходит Константин Копроним, жена которого, "Феодора керченского царя дочь", или "дочь керченского царя Феодора", наслышанная о Стефане, уговаривает мужа освободить епископа. В это время у правителей рождается сын, которо­го крестит Стефан. После этого царь, одарив Сурожского епископа, на царском корабле отправляет на свою кафедру. АЖ излагает этот эпизод более полно и сообщает некоторые подробности. Константин правил "с христианской верой и благочестием". Имя его жены -- Ирина, причем она дочь хазарского царя Вирха и родом из Керчи. Здесь она просит осво­бодить не только Стефана, но и всех остальных епископов. Вернувшись в Сурож, Стефан "нашел свою паству разбросанной и скитающейся".
   Последняя часть Жития, в которой повествуется о смерти святого и чудесах, изложена в АЖ и ЦСЖ в несколько разной последовательности (в ГЖ она это вообще отсутствует, упоминается только, что после воз­вращения в Сурож Стефан он совершил прижизненные и посмертные чудеса и скончался 15 декабря.
   АЖ: 1) сюжет о Юрии Тархане; 2) история с Филаретом (хотя его имя не упоминается); 3) смерть Стефана; 4) исцеление Ефрема; 5) поход Бравлина (Пролиса); 6) исцеление Анны.
   ЦСЖ.: 1) история с Филаретом; 2) сюжет о Юрии Тархане; 3) смерть Стефана; 4) исцеление Ефрема; 5) поход Бравлина (Пролиса); 6) исцеле­ние Анны; 7) похвала Стефану.
   1. Сюжет о Юрии (Георгии) Тархане. В АЖ этот эпизод изложен бо­лее полно и понятно. Если в ЦСЖ он рассматривается мимоходом и про­сто указывается на доверительные отношения между святым и местным правителем, то из АЖ мы узнаем целую историю: вызов Юрия к царю Вирхору в Керчь, его боязнь туда ехать, развеяние Стефаном опасений князя, предсказание его женитьбы через три года и строительства Юри­ем церкви во имя св. Троицы.
   2. История с Филаретом. Этот сюжет изложен в различных близких версиях. Однако АЖ не сообщает имени священника и не подтверждает сообщение ЦСЖ, что Стефан сделал его своим преемником.
   80
   3. Смерть Стефана. Оба источника сходятся в том, что смерть Стефана наступила 15 декабря. ЦСЖ уточняет, что кончине архиепископа предшествовала тяжелая болезнь, а на его похороны съехались все окрестные священники. В АЖ есть указание, что смерть Сурожского епископа наступила в 70 лет и свою кафедру он возглавлял на протяжении 35 лет, вступив на престол в возрасте также 35 лет.
   4. Исцеление Ефрема. Данный сюжет в обеих версиях практичен идентичен. Правда, в ЦСЖ уточняется, что Стефан при жизни покровительствовал Ефрему.
   5. Поход Бравлина (Пролиса.) Хотя общая канва данного сюжета схожа в различных вариантах Жития (в ЦСЖ он описан более красочно и полно), все же присутствуют серьезные различия в подробностях: 1) по ЦСЖ, имя захватчика -- Бравлин и пришел он из Новгорода; по АЖ его зовут Пролис и происходил он "из злого и неверного народа"; 2) по ЦСЖ, набег на Сурож состоялся "мало лет после смерти святого"; по АЖ "спустя времена"; 3) по ЦСЖ, Бравлин шел от "Корсуня до Корчева" и потом десять дней осаждал Сурож; по АЖ, сначала он разрушил Керчь, затем Херсон и оттуда пошел на Сурож; 4) по ЦСЖ, Бравлин ворвался в церковь Св. Софии, где находился гроб святого; по АЖ, Пролис "вошел в церковь святого Степаноса"; 5) АЖ не подтверждает присутствия Филарета при крещении Бравлина (Пролиса); 6) по ЦСЖ, после вскрыти могилы Стефана "тотчас же (судорожно) обратилось его (Бравлина) лицо назад, и он пал, источая пену (изо рта); по АЖ, "тогда отнялись руки, лицо окаменело, и не мог двигаться, а трясся всем телом".
   6. Исцеление Анны. История исцеления царицы в двух источниках отличается лишь небольшими деталями. АЖ уточняет, что это произошло в "те времена", когда случилось "нашествие Пролиса". По ЦСЖ, ане заболела на Черной Воде, а по АЖ просто по дороге из Херсона в Керчь. В славянском варианте царица заболела "смертным недугом", а в армянском -- просто мучилась от боли. В ЦСЖ исцеление наступило после явления Стефана ночью во сне, в АЖ время явления святого не упоминается.
   Отличает ЦСЖ от АЖ присутствие в заключительной части перво похвалы святому.
   Обращает также на себя внимание еще одна существенная деталь. АЖ называет Стефана Сурожского епископом, в ЦСЖ и ГЖ речь идет о архиепископе.
   Таким образом, в основных моментах все версии жития идентичны. Это позволяет согласиться с мнением С. А. Иванова, что в основе все известных на сегодняшний день вариантов рассматриваемого агиографического произведения лежит подробное греческое житие Стефана
   81
   Сурожского5. Отмеченные выше различия приводят к необходимости поставить вопрос: создавали авторы дошедших до нас источников свои произведения на основе одного варианта греческого Жития или на тот момент их было несколько?
   ГЖ. Учитывая, что некий Георгий сделал приписку на полях Сугдейского синаксаря: "В этот день -- торжественно справляется в городе Сугдайе 15 декабря смерть святейшего отца нашего Стефана Исповед­ника, архиепископа Сугдайи, за то, что просветил он сугдейцев и сделал их христианами, и в пятнадцатый день месяца декабря скончавшегося. И упокоился он в Господе. Запись Георгия"6 около 1318г., можно утверж­дать: к этому времени текст синаксарного сокращения уже существовал. Он был кратким, с большими лакунами, без "чудес", лишь контурный в сюжетном отношении. Но в целом грамотным, с правильными морфоло­гией, синтаксисом, понятными оборотами речи7. Язык остальных припи­сок на полях Сугдейского синаксаря -- полная противоположность (про­винциальный, вульгарно-греческий с многочисленными варваризмами).
   АЖ. Несомненно, что АЖ также является сокращенным вариантом греческого протографа. Перевод Жития Стефана Сурожского на армян­ский язык, скорее всего, был выполнен в конце XIII -- первой четверти XIV в. Вероятно, как это предполагает Т. Э. Саргсян, первоначально он появился в среде цатов8, а затем получил распространение во всей ар­мянской общине Сугдеи и других городов Крыма9. Известно, что в конце XIII -- начале XIV в. в Сугдее проживала большая армянская община10. Вообще армяне Крыма оставили после себя большое число письменных источников11. Считается, что именно они и составили знаменитый тема­тический разговорник итальянской части Codex Cumanicus12. АЖ было предназначено для армянской общины Крыма, и в первую очередь Су­дака. Поэтому при сокращении переводчик попытался сохранить все местные реалии, имена, топонимы, которые были понятны и известны читателям. Переводчик осознанно редуцировал явные повторы и много­кратные дублирования текста, бережно отнесся к местным реалиям гре­ческого текста, внятно передал армянскими языковыми средствами име­на собственные. Поэтому в этой части АЖ можно доверять в большей степени, чем остальным редакциям. В силу указанных особенностей в АЖ уцелели фрагменты греческого прототипа, восходящего к иконобор­ческой эпохе. Константин V здесь упоминается как "правивший с верой во Христа и благочестием"13. Армянское Житие в ряде моментов "гораздо полнее", подробнее и понятнее славянской и греческой версий14. В нем, в отличие от славянского, воспроизведены многие исторические реалии. Например, спасительница Стефана и жена Константина V названа не
   82
   Феодорой, а Ириной, дочерью правителя Хазарии (что соответствовало истине и позволило уточнить спорный момент в ЦСЖ). В АЖ более де­тально изложен сюжет о походе Бравлина (Пролиса), это позволяет по-новому взглянуть и на этот спорный момент15. Отметим также, что ар­мянская традиция сохранила изначальную традицию почитания Стефана не 15 декабря, как в поздних синаксарях, а 10 августа16. В связи с этим армянской версии можно отдать предпочтение в трактовке событий, имен и терминов. Конечно, составитель армянской версии пытался осовреме­нить источник. Например, на это указывает употребление топонима -- "Керчь"17. Все византийские источники называют данный город Боспором18. Впервые название, похожее на Керчь -- Крх, появляется в начале X в. у Ибн-Рустэ19. Оно известно в арабских, золотоордынских, еврейских (Еврейско-хазарская переписка)20, турецких и русских (Тмутараканский камень21 -- Корчев) источниках. Правда, сложно согласиться с В. Бушаковым, который вообще считает, что название Керчь возникло с появлением в Крыму итальянских колоний22. Очевидно, некоторые местные названия и имена, отраженные в греческом протографе, для армянского толмача уже мало что значили. Но он попытался их оставить, передав в армянской транскрипции. Вероятно, именно поэтому, родиной супруги Константи­на V названа мифическая "страна Назаров", а не реальная "Хазаров".
   ЦСЖ. Церковнославянские Жития Стефана Сурожского, опублико­ванные митрополитом Макарием23 и В. Г. Васильевским,24 являются не­зависимыми переводами одного и того же греческого оригинала. Тексто­логические разночтения здесь, иногда весьма заметные, все же сводятся к единому прототексту, но имеют и явные различительные черты.
   Первый церковнославянский перевод был выполнен в XIV (по С. А. Иванову) или XV (по В. Г. Васильевскому) веках в Северо-Восточной Руси. Настаивать исключительно на новгородском авторстве25 оснований нет. Исключительных лексических совпадений с древненовгородским диалектом и берестяными грамотами выявить не удалось. Можно только утверждать, что перед нами в целом ранний старорусский текст с уступ­ками русско-церковнославянским написаниям. Ранние старорусские диалектные черты просматриваются повсюду (полногласные написания; 0x01 graphic
вместо 0x01 graphic
вместо неносовых гласных 0x01 graphic
, вместо ф; Ъ вместо 0x01 graphic
; путаница еръ (ъ) и ерь (ь); формы глаголов на -ть вместо -ти и др.). Переводчик подошел к тексту буквально (это нередко позволяет гипотетически реконструировать греческий текст), решился сократить только те сюжеты, реалии которых ему были неведомы (например, эпи­зод с Юрием Тарханом), причем сделал это неловко, нарушив связь меж­ду предшествующим и последующим текстами, сбившись в нумерации
   83
   глав. Заметны затруднения и неловкости при переводе имен собственных и географических названий: Андраминдин и Андрамиин, Феодор вместо Вирхор, Морисава и Мориваса, в одном параграфе Кесарыа = Корч(ев) = Керчь и проч. Скорее всего переводчик этой редакции был родом или обучался в Северо-Восточной Руси.
   Житие Стефана Сурожского в издании В. Г. Васильевского удивляет своими диалектными чертами. Остановимся на этом подробнее. В отли­чие от языка Макарьевского Жития, в тексте В. Г. Васильевского сквозь русско-церковнославянскую редактуру то там, то здесь проступают на­рочитые староболгаризмы: в гл 1. -- кудитель (ст.-болг. кудити "хулить, порицать, осуждать") вместо стыдитель; гоньзнеть (ст.-болг. гонезнжти "спастись, избавиться, освободиться") вместо изведет; в гл. 2 -- гоньзе (ст.-болг. гонЪзати "освобождаться, избавляться, спасаться") вместо лиши; в гл. 26 -- на оудеса (ст.-болг. оудъ "часть тела, орган", "ору­дие, секира") вместо наоучиши; в гл. 29 -- не преслушаюса (ст.-болг. пргЬслоушаи(са) "проявлять неподчинение") вместо не преступлю; в чуде о Ефреме -- рождеиса (ср. ст.-болг. рождьствьнъ) вместо родиса; храніаше іаден§емь и питан§емь, хранити в значении "кормить, пи­тать" (н.-болг. знач.!) вместо посЪщаше, посети; предложно-падежные формы на ноз'Ъ (ср. болг. на нозё) вместо на ног^; в чуде о Бравлине -- ст.-болг. сущ. одЪало "покрывало, плащ", шіа его (ст.-болг. шиіа "шея") вместо видащеі его и др. Эти диалектные вкрапления, сколь бы мало­численны они ни были, вызваны либо происхождением, либо обучением одного из переводчиков рассматриваемого агиографического произведе­ния в ареале староболгарского языка.
   В целом, переводческие приемы обеих рукописей восходят к единой традиции (кирилло-мефодиевской), что и делает текстуальные разноч­тения незначительными, а синтаксические и лексические несовпадения легко сводятся воедино, что мы и попытались проделать в сводном тек­сте жития.
   Основное заблуждение В. Г. Васильевского относительно изданно­го им церковнославянского Жития Стефана Сурожского, как показал С. А. Иванов26, -- приписка древнерусскому автору первенства в компи­ляции церковнославянских текстов хроник и других житий27. Он лишь перевел готовый компилированный греческий текст. Его авторские (ско­рее редакторские) добавления и интерполяции минимальны. Для сла­вянского переводчика крымские топонимы и раннесредневековые имена ничего не значили и были непонятны (Житие предназначалось людям, в основном не имеющим представление об истории и географии Кры­ма.) Поэтому он или убрал непонятные ему моменты или сокращенно
   84
   их перевел так, как понял, не вдаваясь в подробности (например, сюжет I о Юрии Тархане, происхождении и имени жены Константина V), где-то, возможно, домыслил (например, поместил Филарета в эпизод нашествия Бравлина, а самого Бравлина сделал новгородским князем).
   Таким образом, греческий, армянский и древнерусский авторы со­хранившихся версий источника не сочиняли, а пользовались греческим протографом, скорее всего, очень сходными, но разными греческими тек­стами. При этом ГЖ в текстологическом отношении явно восходит к не­сохранившейся пространной редакции, в значительной степени отличной от пространной редакции (или редакций), лежащей в основе армянского и церковнославянских переводов. Эти два греческих извода существенно отличались текстологически, давали разный перифраз эксцерптов из од­них и тех же общих источников: Жития Иоанна Златоуста, Жития Стефа­на Нового, Хроники Георгия Монаха и Хронографии Феофана.
   Различная последовательность некоторых событий, такие несоот­ветствия, кем был Стефан епископом или архиепископом, обучался он в Афинах или нет, арабам или евреям принадлежит пальма первенства в инициативе иконоборчества -- все это позволяет предполагать суще­ствование нескольких греческих текстов, на основании которых и были составлены три известные нам версии Жития Стефана Сурожского.
   Некоторые расхождения, скорее всего, необходимо относить на счет собственно составителей ЦСЖ и АЖ. Как уже отмечалось, автору ЦСЖ был непонятен рассказ о Юрии Тархане, для него было все равно, что первым завоевал Бравлин, Херсон или Керчь, он плохо представлял, кто такая Ирина. Для автора АЖ были неактуальны иконоборческие спо­ры, которые он изложил явно в купированном варианте, сохранив лишь сюжет противостояния Стефана и Льва. У него не было необходимости называть имя церкви, где хранились мощи св. Стефана (в источнике ее имя прямо не названо, это позволило С. А. Иванову предположить, что в ЦСЖ речь идет о церкви Св. Софии, а в АЖ -- о церкви Св. Стефана)28.
   Несомненно, в обеих версиях рассказывается об одной и той же церк­ви -- Св. Софии29. Для аудитории АЖ этот ответ был очевиден, учтем так­же, что это была не армянская церковь, но Стефана явно пытались пред­ставить и армянским святым. Слова "...взявши (Пролис. --Авт.) город Сухта, и вошедши в церковь святого Степанноса" не означают, что эта цер­ковь была освящена во имя "Святого Стефана". Просто отличительным признаком церкви у автора выступает не само название, а то, что она не­когда "принадлежала" Стефану Сурожскому, поскольку тот восседал там, оттуда правил своей паствой и там же был похоронен. Такой подход (указа­ние церквей и монастырей по их "принадлежности" своим настоятелям и
   85
   главам) часто встречается в армянской церковно-литературной традиции, особенно в случаях, когда те были заслуженным и уважаемым народом. Например, писец Степаннос, сын Натера, в своей записи от 1368 г. восхва­ляет духовного предводителя Ованеса Себастаци: "...и в числе множества дел, что он сотворил, основательно воздвиг в монастыре своем (выделе­но нами. --Авт.) и храм небу подобный..." (Рукопись 2705, л. 487 а из Матенадарана). В 1390 г. один из писцов пишет, что создал свою книгу "вблизи столицы, называемой Сулхат, в святой обители, что называется Отца Ованиса, (расположенного) у врат храма Богоматери и других свя­тых". Отец Ованес, по сообщению того же источника, был настоятелем упомянутой обители (рукопись 2090, л. 2916 из Матенадарана). В конце XIV в. получатель одной Праздничной Минеи, инок Саргис, пишет, что книга куплена на средства его, его брата Даниэла инока, отца его Мохика, матери его Етил-мелик и так далее. Затем он замечает, что пожалова­ли книгу в вечную память "своему монастырю (выделено нами. --Авт.), (расположенному) у врат (церкви) Святого Знамения, по прозвищу мона­стырь Мохика". Мохик -- имя отца получателя (Рукопись 7477, л. 5896 из Матенадарана). Таким образом, последний был либо основателем, либо настоятелем монастыря. Автор XVII в. Хачатур Кафаеци в своей летописи пишет, что донские казаки напали на городок Крым и "христиан пленили и гордость христиан -- Святое Знамение -- взяли в плен, и затмили мо­настырь тэр Мовсэса". Упомянутый тэр Мовсэс был тамошним главой ар­мянских священнослужителей (рукопись 7709, л. 226 из Матенадарана)30.
   Время составления и содержание протографа. Несомненно, древ­нейший вариант Жития Стефана Сурожского, как убедительно показал С. А. Иванов, был составлен в иконоборческую эпоху: "Тот факт, что злостный иконоборец Константин V, проклинаемый всеми источника­ми начиная с середины IX в., назван в армянском тексте благочестивым, свидетельствует о том, что греческий оригинал Жития возник в той или иной форме еще в иконоборческую эпоху"31. Сложно представить, чтобы во второй половине IX в. фигуру Константина Копронима искусственно "вставили" в Житие, да еще как положительного героя, который покро­вительствовал святому. "Победившая партия иконопочитателей полно­стью овладела историографией, и вплоть до конца Византии все хроники единогласно проявляют лютую ненависть к Константину V"32.
   Попытаемся установить более узкую дату составления протографа. Несомненно, Стефан Сурожский скончался в период правления Констан­тина V. Ни один из вариантов Жития ничего не сообщает ни о преемниках Константина Копронима, ни о восстановлении иконопочитания. Нет ни­каких сомнений в том, что, если бы Стефан действительно пережил Кон-
   86
   стантина или был современником восстановления иконопочитания, это на­шло бы свое отражение в источнике. Очевидно, одной из основных задач автора греческого Жития, на основе которого были составлены известные нам редакции, было показать Стефана как выдающегося иконопочитате-ля. Поэтому, если была бы хоть какая-то возможность связать его образ с восстановлением поклонения иконам, он бы это сделал33. Сказанное выше согласуется с информацией ЦСЖ о том, что Стефан ушел из Каппадокии и появился в Константинополе в период правления Феодосия III и патриар­ха Германа (715-717 гг.). Если ему в это время было 15 лет, по ЦСЖ, или 18, по АЖ, то дата рождения Стефана приходится на самый конец VII в., а дата смерти (он умер, согласно АЖ, в возрасте около 70 лет34) -- середина-конец 60-х гг. VIII в.35 (более подробно см. главу V). Преемником Стефана Сурожского ЦСЖ называет Филарета (АЖ, правда, не подтверждает это­го факта и не называет имя священника, но, несомненно, что здесь речь идет об одном и том же человеке). Причем источник прямо указывает, что Стефан сам назначил Филарета следующим сурожским епископом. "Тогда (архиепископ) поставил его (Филарета. --Авт.) дьяконом и попом и освя­тил его архиепископом на место свое"36. Из несоответствий АЖ и ЦСЖ напрашиваются два вывода: или автор ЦСЖ домыслил, что Филарет был преемником Стефана, или автор АЖ просто опустил сей момент. Более ве­роятен второй вариант. Автор АЖ, сокращая подробный греческий текст, вполне мог опустить последнюю фразу сего эпизода, которая к тому же могла вызвать подозрение у образованного армянина. Ведь это противоре­чило практике назначения епископов (см. ниже). С другой стороны, слож­но представить, что автор ЦСЖ лично "сделал" незнакомого ему Филаре­та преемником Стефана, а не заимствовал этот факт из греческого текста, который он так подробно переводил.
   В 787 г. Сугдейскую епархию, вероятно, возглавлял другой епи­скоп -- Стефан II37. Присутствие Стефана Сугдайского зафиксировано протоколами Седьмого Вселенского собора в Никее38. Первый раз, прав­да под именем Феофан, он упомянут в перечне епископов перед первым заседанием: "Феофан, епископ сугдайский" или "епископ Сугда(в)ов Феофан"39. В латинском варианте дано пояснение, что епископа звали Стефан "Stephano episcopo Sugdaorum"40. Скорее всего, Theophane мо­жет быть опиской (вместо Stephano). Глава христиан Сугдеи отмечен здесь между епископом кипсалльским Феофилактом и епископом ме-симврийским Львом (епархии Фракии). Среди подписавшихся под вто­рым деянием значится "Stephanus sanctissimus episcopus Sugdensium similiter" -- "Стефан, святейший епископ сугдейский провозгласил тоже"41. Здесь Стефан упоминается между Феодором тропейским и Сер-
   87
   гием никотерским (епархии Калабрии). В подписях под третьим деянием собора сугдейского епископа нет. Вероятно, он подразумевался в: "Про­чие епископы провозгласили"42. Под протоколами четвертого заседания значится "Stephanus indignus episcopus civitatis Sugdensium libenter omnia praescripta sunt suscipiens, subscripti" -- "Стефан, епископ сугдей­ский, охотно принимая все выше писанное, подписался"43. Здесь подпись представителя Сугдеи расположена между епископом селексинским Феодором и представителем смирнским Антонием (епархии Анатолии). За­метим, что на одну позицию впереди Феодора подписался готский пред­ставитель Кирилл, который до этого упоминался на тридцать пунктов ранее Стефана44. В начале седьмого заседания упоминается "Stephano episcopo Sugdensium" -- "Стефан, епископ сугдейский"45. Причем он значится на той же позиции, что и в подписях под четвертым заседа­нием. В конце седьмого заседания подпись Стефана "Stephanus indignus episcopus Sugdaensium similiter" -- "Стефан, недостойный епископ сугдайский тоже"46 находится между готским представителем Кириллом и епископом из Катаньи Феодором.
   Очевидно, что если бы среди участников судьбоносного Никейского собора присутствовал наш Стефан, сей факт нашел бы свое отраже­ние в Житии (невероятно, что и АЖ, и ЦСЖ, и ГЖ подробно описывают борьбу Стефана с императором-иконоборцем и опускают знаменатель­ное событие -- личное участие святого в восстановлении поклонения иконам. Не приходится сомневаться, что сего сюжета не было и в полном греческом Житии47). Вероятно, стоит согласиться с мнением С. А. Ива­нова, что к составлению первоначального жизнеописания Стефана Су-рожского имеет отношение Филарет48. Учитывая, что, согласно Житию, это -- единственный известный прижизненный близкий к Стефану пер­сонаж "Сурожского периода", к которому святой благоволил и доверил быть своим преемником и которого источник выставляет с исключитель­но положительной стороны, можно с определенной долей уверенности предполагать, что первоначальный текст Жития Стефана Сурожского был составлен или самим Филаретом, или при епископстве Филарета49. Вспомним, что согласно законам и традициям того времени юридиче­ски Стефан не мог назначить себе преемника. К его мнению могли при­слушаться, но процесс избрания епископов имел иную процедуру50. На­пример, самого Стефана (согласно Житию) назначил лично патриарх, и на сурожскую кафедру он прибыл из столицы. Поэтому данный пассаж, недвусмысленно указывающий на личное освящение святым права Фи­ларета быть главой Сугдейской епархии, свидетельствует в пользу при­частности последнего к составлению Жития Стефана Сурожского.
   88
   Если верны наши рассуждения, то появление первоначального вари­анта Жития Стефана Сурожского следует датировать приблизительно пе­риодом между второй половиной 60-х гг. VIII в. и 787 г. А учитывая, что Житие составлялось "под канонизацию" Стефана и с момента смерти и до канонизации должно было пройти некоторое время, а также вероят­ность того, что Стефан II мог сменить Филарета не перед самим Никей-ским Собором51, то искомая дата составления протографа укладывается в промежуток между 770 г. и первой половиной 80-х гг. VIII в. (последние годы царствования Константина V -- время правления Льва IV Хазари­на -- начало властвования Ирины).
   Очевидно, что агиографическое произведение в честь Стефана Сурож­ского, тогда, вероятно, месточтимого святого, появилось вследствие необ­ходимости создания собственной агиографической традиции в Сугдейской епархии, первой главой которой был Стефан (подробнее см. главу V).
   Если исключить из сохранившихся текстов источника отмеченные в главе I заимствования, явно более поздние рассказы о Стефане-иконопочитателе, с определенной долей вероятности можно попытаться пред­положить, что от древнейшего извода в дошедших до нас редакциях со­хранились следующие основные моменты:
   1. Рождение Стефана в каппадокийском селе Морисава (Мориваса). Этот сюжет настолько конкретен и подробен, что мог принадлежать перу только первого составителя Жития.
   2. Уход из Каппадокии и появление в Константинополе в 15-18-летнем возрасте, в период правления Феодосия III и патриарха Германа (715-717 гг.). Несмотря на то что данный эпизод более поздними редакторами вплетен в явно заимствованные сюжеты, все же его подробность и конкретность (на период совместного правления Феодосия и патриаршества Германа прихо­дится только приблизительно полтора года) позволяют склоняться в пользу его первоначальности.
   3. Присылка Константином V Стефана на сугдейскую кафедру. Как было показано выше, этот сюжет, несомненно, присутствовал в протогра­фе. Сложно сказать, как он там был изложен. Действительно ли Стефану покровительствовала лично Ирина Хазарская и действительно ли он кре­стил императорского сына, однако сам факт прибытия Стефана в Сугдею в период правления Константина Копронима сомнений не вызывает.
   4. Сюжет с Юрием Тарханом. Очевидно, что данный эпизод в перво­начальном варианте был изложен более полно и подробно (даже в срав­нении с АЖ).
   5. История с Филаретом. См. выше.
   6. Исцеление Ефрема. Вряд ли стоит сомневаться, что данный сю-
   89
   жет -- первое чудо из посмертных чудес Стефана -- мог быть придуман поздним компилятором. Он как раз предполагает, что свидетелями чуда были современники святого и, соответственно, сюжет должен принад­лежать перу первого автора Жития.
   Иные сюжеты не могут быть однозначно отнесены к протографу, однако совершенно очевидно, что в нем повествовалось об успехах Сте­фана по христианизации сугдейцев (этот сюжет в Житии присутствует, но он практически полностью заимствован из Жития Иоанна Златоуста; см. главу I).
   Таким образом, если попытаться реконструировать древнейший ва­риант Жития Стефана Сурожского, составленный в Сугдее Филаретом или в период епископства Филарета, то выходит следующее: Стефан Сурожский родился в Каппадокии, в юношеском возрасте перебрался в Константинополь, при Константине V был назначен главой Сугдейской епархии, где и скончался.
   В постиконоборческий период Житие Стефана Сурожского было пе­реработано. Напомним, С. А. Иванов считал, что это произошло не ранее конца X в.52. Сугдейский епископ в нем выступает уже как последователь­ный иконопочитатель, пострадавший за свои взгляды. Очевидно, что за­дачей редактора, скорее всего выполнявшего свою работу по заказу сугдейских иерархов, было показать Стефана как идейного иконопочитателя, "затушевать" его связь с императорами-иконоборцами и, таким образом, сохранить имя Стефана Сурожского для византийской агиографии.
   Для выяснения времени редактирования Жития вспомним, на осно­вании каких основных источников оно было составлено. Это Житие Ио­анна Златоуста, "Луг Духовный" Иоанна Мосха, Житие Стефана Ново­го53, "Хронография" Феофана Исповедника, "Хроника" Георгия Монаха. Наиболее ранними в этом списке являются Житие Иоанна Златоуста в версии Георгия Александрийского и "Луг Духовный" Иоанна Мосха. Житие Стефана Нового было составлено между 807 и 809 гг.54, "Хроно­графия" Феофана Исповедника появилась в промежуток 810-814 гг.55, "Хроника" Георгия Амартола была закончена около 871 г.56. Таким об­разом, Житие Стефана Сурожского не могло быть отредактировано ранее последней трети IX в. (вероятно, вставка из Агапия появилась позднее; см. ниже). Причем, скорее всего, это произошло в Константинополе или, что менее вероятно, в одном из других крупных культурных центров им­перии. Сложно представить, чтобы в провинциальной Сугдее имелись в наличии все указанные выше рукописи. Составитель новой редакции, очевидно в силу недостаточной образованности, сделал свою работу не­качественно, произвольно соединив различные отрывки из имеющихся
   90
   под рукой произведений, в результате чего образовались повторы, несо­ответствия и противоречия между различными частями.
   Предложенную датировку подтверждают также уже прослеживающа­яся определенная неактуальность иконоборческих споров (хотя известно, что, несмотря на полную победу над иконоборцами, полемика против них еще долго не прекращалась57) и просматривающаяся путаница в импера­торах, правивших столетие назад. Вероятно, этим, вместе с малограмотно­стью редактора, можно объяснить что Константин V назван сыном Копро-нима58, что ему адресованы хвалебные слова, сказанные Георгием Монахом в адрес Константина VI59. Скорее всего, автор так до конца и не разобрался с именами императоров и их жен, правивших в конце VIII в. Напомним, Константин V Копроним (741-775) был сыном Льва III Исавра (717-741). После Константина V царствовал его сын от Ирины (хазарской) -- Лев IV Хазарин (775-780). У Льва IV и его супруги, также Ирины (афинской), был сын, еще один Константин, император Константин VI (790-797). Од­нако именно благодаря этой путанице и малообразованности редактор и сохранил в своем произведении части из древнейшего извода, а благода­ря неактуальности иконоборческих споров имя Константина V осталось в источнике. Вспомним, что в ГЖ Лев Исавр спутан со Львом Армянином. Можно предполагать, что эта ошибка присутствовала и в подробном гре­ческом тексте, с которого составлялось ГЖ.
   Один из эпизодов ЦСЖ позволяет несколько скорректировать дати­ровку. "И воздвиг крамолу (возбудил гонение) на Христову церковь и пове­лел ставить иконы высоко, чтобы, входя, целовал только тот, кто чист (в сердце своем). И опять же повелел он повесить их, так как не подобает иконы пригвождать к стене. (Опять же повелел он повесить их (иконы), говоря, что иконы подобает пригвождать к стене.) Рассматриваемый сюжет автор Жития Стефана Сурожского, скорее всего, заимствовал из Жития Стефана Нового60. Однако этот факт не согласуется с данными дру­гих источников61. Не подтверждается, что Лев III издавал подобные указы. Действия, направленные на затруднения доступа толпы к священным ико­нам путем поднятия их выше, относятся ко второму периоду иконоборче­ства. Они нашли отражение в письме императора Михаила II (820-829) Людовику Благочестивому: "Многие из церковных людей и мирян отверглись апостольских преданий и отеческих постановлений, сделались виновниками злых новшеств: изгнали честные и животворящие кресты из святых храмов и на их место поставили иконы с возженными перед ними свечами и стали оказывать им такое же поклонение, как честному и Животворящему древу, пением псалмов и молитвами просили у икон по­мощи, многие возлагали на эти иконы полотенца и делали из икон воспри-
   91
   емников своих детей при святом крещении. Желая принять монашеский чин, многие предпочитали отдавать свои волосы не духовным лицам, как это было в обычае, а складывать при иконах. Некоторые из священников и клириков скоблят краски с икон, смешивают их с причастием и дают эту смесь желающим вместо причащения. Другие возлагали тело Христово на образа и отсюда приобщались святых таинств. Некоторые, презрев храмы Божий, устраивали в частных домах алтари из икон и на них совершали священные таинства и многое другое непозволительное и противное на­шей вере, допускали в церквах. Чтобы устранить эти заблуждения, право­славные императоры составили поместный собор, на котором определено было снять иконы с низких мест в храмах и оставить те, которые были на высоких местах, дабы невежественные и слабые люди не воздавали им бо­жеского поклонения и не зажигали перед ними свечей. Это постановление мы доселе соблюдаем, отлучая от Церкви тех, которые оказывают при­верженность к подобным новшествам"62. Поместный собор, на который ссылается Михаил, скорее всего, иконоборческий собор 815г. Собор был по сути иконоборческим, но ряд его решений предполагал некоторые по­слабления иконопочитателям. Например, иконоборческий собор 754 г. не объявлялся вселенским. Не постулировалось правильным называть иконы идолами и позволялось оставлять их на высоких местах, но без зажигания перед ними свечей, лампад и курения благовоний63.
   Аргументированное объяснение возникшему противоречию нашел еще В. Г. Васильевский: "Ошибочное представление основано ... на Жи­тии Стефана Нового, но только не на первоначальной и подлинной его ре­дакции, а на латинском переводе, сделанном, по-видимому, с позднейшей переделки Симеона Метафраста. Там сказано, что император, желая успо­коить народ, взволнованный его первым заявлением, прибавил, что "он не хочет уничтожать икон, но только повесит их выше, чтобы к ним нельзя было более прикасаться устами"64. Таким образом, рассматриваемый сю­жет мог появиться в Житии Стефана Сурожского не ранее второй полови­ны -- конца X в. Приблизительно тогда же в Житие мог попасть и сюжет об убийстве Львом III сына Феодосия, если, конечно, верно предположе­ние С. А. Иванова об источнике заимствования -- "Всемирной истории" Агапия из Мембиджа. Это произведение епископа иерипольского Агапия, прозванного Агапием из Мембиджа или Маггуба, появилось в середине X в.65. Напомним, в ЦСЖ данный сюжет фигурирует в 23-м разделе как некое усиление в изображении кровожадности Льва Исавра.
   В пользу указанной даты может свидетельствовать и сюжет "исце­ление Анны", если интерпретировать ее как Анну Киевскую (см. под­робнее главу V).
   92
   Из вышесказанного следуют два возможных вывода: 1) Житие Сте­фана Сурожского впервые могло быть отредактировано в последней трети IX в., а затем не ранее конца X в. появилась еще одна редакция, учитывающая Метафрастово Житие Стефана Нового66 и "Всемирную историю" Агапия из Маггуба и включающая сюжеты "нашествие Бравлина (Пролиса)" и "исцеление Анны"; 2) подробное греческое Житие появилось только в самом конце X в.
   В Сугдее Стефана почитали уже с 70-х гг. VIII в. Поэтому логично было бы предположить, что после восстановления иконопочитания его Житие должны были привести в соответствие с новыми веяниями, ибо в старом виде оно не могло быть признано официальной церковью. Известно, что большинство так называемых "иконопочитательских" житий было составлено уже после 843 г Ряд произведений, первоначально иконоборческих или нейтральных, после 843 г. были переработаны в духе новых политических реалий67.
   Как представляется, в пользу этой точки зрения свидетельствует и различная интерпретация должности Стефана. Напомним, в АЖ он на­зван епископом (хотя в заглавии архиепископом), а в ЦСЖ и ГЖ -- ар­хиепископом. Архиепископом он значится и в приписках на полях Сугдейского синаксаря.
   Как уже отмечалось, на Никейском соборе 787 г. глава Сугдейской епархии находился в ранге епископа. В росписях епархий Константино­польского патриархата в качестве архиепископии сугдейская церковно-административная единица впервые выступает в так называемой N01.VII, датируемой началом X в.68. Список Таврических епархий там выглядит следующим образом: -- Херсон, Боспор, Готия, Сугдея, Фулы69. Необходимо отметить, что последний документ хоть и появился в начале X в., отражает те церковно-административные изменения Ви­зантийской империи, которые произошли ранее70. По сфрагистическим источникам архиепископ в Сугдее впервые фиксируется во второй по­ловине X в.71. Учитывая, что уже в XIII--XIV вв. местными жителями, судя по Сугдейскому синаксарю, Стефан воспринимался исключительно как архиепископ, армянский автор не мог сам "сделать" его епископом. Соответственно, Стефан Сурожский выступал епископом в Житии, с ко­торого переводилось АЖ (в отличие от источника для ЦСЖ).
   Таким образом, редакция Жития Стефана Сурожского, в которой гла­ва Сугдейской церковно-административной единицы интерпретируется как епископ, скорее всего, должна была появиться или в период, когда во главе сугдеиских христиан действительно находился епископ, то есть до конца IX в., или когда об этом еще отчетливо помнили (по нашему мне-
   93
   нию, не позднее первой половины X в.). В качестве косвенной аналогии приведем Житие другого крымского святого -- Иоанна Готского. Автор агиографического сочинения называет его епископом. Это подтверждает и моливдовул готского епископа, судя по сфрагистическому типу датиру­ющийся второй половиной VIII -- первой половиной IX в.72. Как и в слу­чае с Сугдейской епархией, с начала X в. Готская епархия уже выступает как архиепископия. Первоначальная редакция Жития Иоанна Готского была составлена в 808-811 гг. и переработана в духе иконопочитательских веяний в 843-847 гг. В последующем Житие не перерабатывалось, и синаксарные версии Х-Х1 вв., в которых Иоанн также назван епископом, основывались именно на редакции середины IX в.73.
   Можно предположить, что в конце 1Х-Х в. были предприняты две попытки отредактировать первоначальное Житие Стефана Сурожского. Первая, очевидно, в последней трети IX в. В этом варианте Стефан Сурожский выступает как епископ. В конце X -- начале XI в. появляется новая редакция. Вероятно, именно тогда в Житие попала информация из Метафрастова Жития Стефана Нового и "Универсальной истории" Агапия. Стефан называется архиепископом (что соответствовало тогдашним реалиям), и появились два последних чуда. Вполне вероятно, что компи­лятор этого времени соединил вместе первоначальный вариант Жития Стефана Сурожского с эпизодами из жизни (а возможно, и из Житий) Сте­фана II и, вероятно, Филарета.
   Очевидно, с этого момента и появились разночтения в "подстрека­телях" иконоборчества -- евреях или арабах. Еще в документах VII Все­ленского собора в Никее присутствует доклад некоего монаха Иоанна, который утверждал, что идея иконоборчества была внушена Льву III халифом Язидом (720-724 гг). Тому ее подсказали лаодикейские иудеи. Посредником между Язидом и Львом Исавром выступил николийский епископ Константин74. Эта же история присутствует и в Хронографии Феофана75. Полная версия еврейского происхождения иконоборчества излагалась у Георгия Монаха76. Следовательно, у источников компиля­ции Жития Стефана Сурожского присутствуют как мусульманская, так и иудейская версия авторства иконоборчества.
   Конечно, логичнее было бы предположить, что разночтения в иници­аторах иконоборчества -- результат работы армянского или славянско­го переводчиков. Для армянина, жившего в конце XIII -- начале XIV в. в многонациональной Сугдее, актуальной была мусульманская угроза, поэтому он и сделал акцент на арабах. Славянский же автор построил свое произведение в духе византийской литературной традиции -- по­лемики с иудеями77. Однако, учитывая, что ГЖ также излагает арабскую
   94
   версию иконоборчества, можно предполагать, что некоторые акценты в этом плане присутствовали уже в греческих вариантах конца X в. и затем были лишь усилены переводчиками.
   Выглядит странным и то, что Стефан Сурожский так и не стал обще­византийским святым. Традиция почитания Стефана Сурожского, в от­личие от того же Иоанна Готского и первых херсонских епископов, не вошла в византийские синаксари. При этом очевидно, что новый вариант Жития, создаваемый в столице и показывающий Стефана не только как идейного иконопочитателя, но и как фигуру общеимперского масштаба (был в почете у патриарха Германа, лично клеймил Льва III), явно заказы­вался для того, чтобы ввести Стефана в круг общевизантийских святых. Не вызывает сомнений, что произведение столичного агиографа попало в Сугдею. Возможно, местными иерархами предпринималась не одна по­пытка придать фигуре Стефана общегосударственный характер (вероят­но, с этим связана и новая редакция конца X в.). Однако в силу каких-то причин константинопольские церковные власти не посчитали нужным поднять статус святого из далекой северной епархии. То ли борцы с ико­ноборчеством были уже не столь актуальны, то ли иконопочитательские заслуги Стефана у образованных константинопольских иерархов вызы­вали сомнение, то ли, что более вероятно, этому не соответствовал уро­вень Сугдейской епархии.78 Ведь канонизация того же Иоанна Готского имела в большей степени политический аспект и создавала идеологиче­скую основу под функционирование фемы Климатов79.
   Уже с X в. св. Стефан Сурожский приобретает черты покровителя и защитника Сугдеи. По крайней мере, на это указывает сюжет о "наше­ствии Бравлина (Пролиса)", где святой выступает как небесный защит­ник города, который карает и наставляет на путь истинный язычников и варваров, пытающихся принести вред городу и его жителям80.
   Еще более востребованной становится фигура Стефана Сурожско­го, защитника от иноверцев и святого покровителя, в смутные времена второй половины ХШ-ХУ в. В это время Сугдея, судя по припискам на полях Сугдейского синаксаря и другим источникам81, неоднократно под­вергается нападению неприятеля. Лишения терпят не только местные греки, но и все жители многонационального города. Службы в честь Стефана Сурожского82 указывают этих врагов и позиционируют Стефана как святого защитника и покровителя Сугдеи: "Приидите, сошедшеся, воспоим вси священнаго нашего Стефана / и почтим Сурожу утвержде­ние, / заступника душам нашим / и граду нашему хранителя необорима"; "Сокруши супостаты, преподобие, и силу их вооруженную; / покори нам под ноги вскоре видимую рать, / рабы твоя утверди и державу даруй тво-
   95
   ей пастве, / блаженне и священне. Покрый град твой, отче наш Стефане Богоносче, от сынов агарян. / Се бо скрежещут зубы своими на ны, / пожрети ны разжегшеся, яко зверие дивии, / но сокруши зубы их"; "Отче отцев Богоносный Стефане, / Сурожу утверждение, сын правоверия, / рабы своя соблюди от всякаго прегрешения / и от безбожных варвар, ви­димых же враг и невидимых". "Сохрани град твой, отче преподобие Сте­фане, / и от безбожных иноверных находа, и от усобныя рати / и всякаго страха и муки избави"; "Даде нам Христос честнаго Стефана / посекати противная вся видимая воинства/ и исправляти благоверное Свое ста­до"; "Сынове агаряни вооружаются на смиренныя люди твоя, Стефане пречестне, / но сокруши их невидимо, / лук и стрелы их и мечи вонзи в сердца их, / да радостию воспоем песнь многогласную: / Господа пойте, дела, и превозносите Его во веки"; "Сурожстии народи, приидите, / соберитеся вси к Божественней раце отца нашего, Стефана преподобнаго, / и со слезами воззовите: / избави люди своя, / не даждь достояния твоего роду Исмаильтескому, / да достодолжно воспоем милость твою, святите­лю"; "Постави тебе Церкви Своей основание Христос, / столпа крепка и неподвижна вовеки, / соблюдающа и назирающа град свой незыблен / и во веки века ненаветуемь и от всяких избавляюща нападаний / верою со­вершающих священную твою память"; "Христову ныне Престолу пред­стоя, святителю, / с Богоматерию и Пречистою Девою моляся не престай / победы на варвары стране нашей даровати". Несомненно, в качестве врагов в источнике выступают татары, причем уже принявшие ислам83.
   Вероятно, именно поэтому местные армяне заимствуют культ святого защитника Сугдеи и вводят его в круг своих святых. Активные контакты между местными православными и древнерусскими купцами привели к "взаимопроникновению" святых. По крайней мере, судя по припискам на полях Сугдейского синаксаря, мы знаем, что между 1337 и 1339 гг. здесь чтили память "русских святых новоявленных мучеников в российской стране, Давида и Романа, убиенных их собственным братом, злосчастным Сфатопулком (Святополком)"84. Отметим, что почитание русских святых Бориса и Глеба (крещальные имена Роман и Давид) было характерно не только для сугдейцев. Их культ известен в Константинополе и Чехии85. Русские же восприняли культ Стефана Сурожского и принесли его на Русь, где он и стал российским святым. Как показал В. Г. Васильевский, в русских летописях XIV в. часто встречаются сообщения о пребывании сурожских купцов на Руси. О торговле русских купцов в Суроже в XIII в. имеются арабские и европейские свидетельства. Причем термином Сурожане называли не только торговцев из Крыма, но и русских людей, ездив­ших на полуостров за товарами. В 1549 г. в Новгороде функционировал
   96
   и Сурожский двор. Из таможенной грамоты 1571 г. явствует, что новго­родские сурожане ранее пользовались различными льготами86. В середи­не XV в. на Руси уже стало популярно и Житие Стефана Сурожского87.
   Особый интерес к фигуре Стефана Сурожского проявляется, вероят­но, в конце XIII -- начале XIV в. По крайней мере, именно тогда появ­ляются первые известные нам армянские рукописи, содержащие Житие святого, именно тогда некий Георгий помещает в Сугдейском синаксаре ГЖ, и, вероятно, именно тогда, или чуть позднее, русский переводчик создает и ЦСЖ (если учесть, что древнейший из известных сегодня ва­риантов ЦСЖ, согласно С. А. Иванову, датируется XIV в.).
  

Примечания

   1 Сравнительный анализ ГЖ и ЦСЖ проводился В. Г. Васильевским (Житие Стефана Сурожского. -- С. ССVIII-ССХХШ). Сходства и различия ГЖ, АЖ и ЦСЖ проанализи­ровал С. А. Иванов (Древнеармянское Житие Стефана Сурожского и хазары; Ivanov S. The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- Р. 112-114). Однако мы посчитали необходимым для более качественного анализа источника провести еще одно сравнительное исследова­ние отдельных его эпизодов.
   2 Шукуров Р. М. Конфессия, этничность и византийская идентичность // Религиозные и этнические традиции в формировании национальных идентичностей в Европе. Средние века -- Новое время. -- М., 2008. -- С. 245.
   3 Данный сюжет заимствован из Жития Иоанна Златоуста.
   4 Сюжет заимствован из Жития Иоанна Златоуста. См. Гл. 1. -- Прим. 92.
   5 Ivanov S. The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- Р. 109-113.
   6 См. Приложение III. -- N 141.
   7 В отличие, например, от синаксарных сокращений Жития Иоанна Готского с его "темными" местами (Могаричев Ю. М, Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского. -- С. 14-25).
   8 Саргсян Т. Э. Житие Стефана Сурожского в армянских манускриптах.
   9 О том, что Стефан Сурожский почитался не только сугдейскими армянами, свиде­тельствует, например, включение его Жития в Айсмавурк, который находился в монастыре Сурб Хач, где и был скопирован Симеоном в 1316г. Вторая рукопись с Житием Стефана Сурожского была выполнена в Кафе в 1467 г. (Саргсян Т. Э. Житие Стефана Сурожского в армянских манускриптах).
   10 Микаелян В. История крымских армян. -- Ереван-Симферополь, 2004. -- С. 14-17; Приписки на полях Сугдейского синаксаря часто упоминают армянские имена и прозвища (см. Приложение III).
   11 Саргсян Т. Э. Из истории Армянской Церкви в Крыму (по памятным записям XIV-XV вв.) // Историческое наследие Крыма. -- Симферополь, 2007. -- N 18. -- С. 15.
   12 Codex Cumanicus edited by G. Kuun with the prolegomena to the Codex Cumanicus by Louis Ligeti. -- Budapest, E. Shiltz E. Apor editors, 1981; Gabaln A.-M. Die Sprache des Codex Cumanicus // Philologiae turcicae fundamenta. -- T. I.--Wiesbaden, 1959; Чече­нов А. А. Язык Codex Cumanicus и его отношение к современным западно-кыпчакским языкам. -- М., 1979; Дашкевич Я. Р. Codex Cumanicus -- вопросы возникновения // ВЯ. -- 1985. -- N 4; Дашкевич Я. Р. Codex Cumanicus -- действительно ли Cumanicus? // ВЯ. -- 1988. -- N 2; Шапошников А. К. Еще раз о гипотезе происхождения памятника Codex Cumanicus // Тюркология. -- Баку, 1992. -- N 5.
   97
   13 Иванов С. А. Древнеармянское Житие Стефана Сурожского и хазары. -- С. 310.
   14 Там же. -- С. 311.
   15 Могаричев Ю. М. Об одном из сюжетов Жития Стефана Сурожского (Бравлин из Новгорода или Песах из С-М-К-Рая?) // Хазарский Альманах. -- К.-Харьков, 2007. -- Т. 6.
   16 Иванов С. А. Древнеармянское Житие Стефана Сурожского и хазары. -- С. 311.
   17 Первая внятная форма топонима имеется в Тмутараканской надписи 1068 г. : въ лЪто •S Siн^iS глЪбь князъ мЪрилъ м[..] по ледУ от тЪмуторокана до кЪрчева i• и д саже[..] (Захаров В. А. Заметки о Тмутараканском камне // Сборник русского исторического общества. -- М., 2002. -- Т. 4(152). -- С. 154). Форма топонима Кърчевъ, безосновательно считается прилагательным к Кърчь (Подосинов А. В. Еще раз о про­исхождении имени города Керчь // Античный мир. Византия: К 70-летию профессора В. И. Кадеева. -- Харьков, 1997. -- С. 156. Там же смотрите и историографию вопроса). Хазарские документы X в. доносят только топоним Карей (и Сам-Карей), имеющий иные этимологию и происхождение. Исправление П. К. Коковцова консонантного написания *** вместо *** (Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка в X в. -- Л., 1932. -- С. 102) остается на его совести. Свидетельства арабской книжности невнятны по причине ущербности консонантного письма. Ибн-Русте (X в.) сообщает о мадьярах, которые тор­говали славянами-пленниками в городе Крх (Хвольсон Д. А. Известия о хозарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и руссах Абу-али Ахмеда бен Омара Ибн-Даста, неизвест­ного доселе арабского писателя начала X века. -- СПб., 1869) -- *** (можно читать и кердж, так как арабские буквы джим ***, ха *** и ха *** отличаются лишь диакритическими знаками, нередко упускаемъми переписчиками). Определеннее свидетельство Абу-л-Фиды (1273-1331 гг.): "город, лежащий у входа в этот канал на западном берегу, называемый ал-Крш" (варианты *** ал-керш, *** ал-кердж, *** ал-керз). С последней четверти XVIII в. топоним имел вид Керчь: Кеrcz (La Crimee, La Nouvelle Russie, les Tatars Nugay et d'Oczakov, les Zaporoviens et partie de la Circassie. Venise 1777 par Santini). Убедительной тюркской этимологии топонима Керчь не существует. Остроумная этимология из тохар. kerciуе 'дворец' (однокоренное с рус. город, горожанин), имеющая удовлетворительное семантическое обоснование, оставляет несколько нерешенных проблем: в какой языковой среде произошла словообразовательная адаптация, а главное, какой язык-посредник (аланский, древнетюркский, хазарский) принес это слово на Боспор? Славянская этимология на базе сущ. кЪрчии 'кузнец' (Абаев В. И. Из истории слов. Древнерусское кърчий "кузнец" и топоним Керчь // ВЯ. -- 1959. -- N 1. -- С. 99) может быть принята только как народное переосмысление древними русичами иначе неясного названия. Она оставляет нерешен­ную проблему словообразования. Имеющая право на существование этимология Б. Унбегауна на базе вост.-слав. и праслав. kъrcevati (ср. *kъrcevina, *kъrcevisce, *kъrcevьje 'выкорчеванный лес, раскорчеванная земля, место, заросшее кустарником' (Этимологиче­ский словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд. -- Вып. 1-32. -- М., 1974. -- N 13. -- С. 209) хорошо объясняет др.-рус. Кърчевь, но непригодна для толко­вания формы Керчь. Этимология А. И. Соболевского на базе праслав. *kъrkъ 'шея, горло' (Соболевский А. И. Русско-скифские этюды. 8. Пантикап -- Керчь // Известия Отделения русского языка и словесности Российской академии наук. -- 1921. -- Т. 26. -- С. 39), под­держанная в свое время О. Н. Трубачевым (Трубачев О. И. Дополнения ко 2-му изданию Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. --Т. П. -- 1986. -- С. 226) оставля­ет без ответа вопрос, в какой языковой среде *kъrkъ превратилось в Керчь, а не в Корчь? (аведь это самое вероятное словообразовательное переоформление на славянской почве). К тому же в славянских языках скудно представлено производное на от *kъrkъ 'шея, горло'. В смысловом отношении идея Соболевского и Трубачева имеет поддержку в раз­ноязычной традиции именовать Керченский пролив горловиной. Античные топонимы на восточном берегу пролива Кораканда и Корокондама Ко?о???????, Corakanda -- словос­ложения местных диалектных вариантов *krkan- (korakan-, korokon-, соотносительных с галльск. спсоп 'горло' (Mark. Empir. V в.), др.-инд. krikana- 'perdrix sylvatica' и местное название (у Панини), букв. ' having a throat, larynx', восходящим к krika- larynx, throat' (Monier-Williams M. A Sanskrit-English dictionary etymologically and philologically arranged with special reference to cognate Indo-European languages. New edition, greatly enlarged and improved. -- Oxford, 1964. -- P. 304) и индоар. dama[n]-, da- 'a giver, donor to smth'. To ecть korokon-dama[n]-, korakan-da- 'вдающая воды в горловину пролива'. Примечательно, что туземный слоговой -r- давал соседние гласные заднего ряда (-oro-, -ora-), то есть был подобен праславянскому слоговому -r- в *kъrkъ в отличие от галльск. и др.-инд. аналогов (Трубачев О. Н. Indoarica в Северном Причерноморье. -- М.: Наука. 1999. -- С. 248-230). Скорее всего, современный топоним Керчь является заимствованием в русский язык та­тарского диалекта варианта Керч, Кёрч (ср. тепе и тёпе), в свою очередь заимствованного татарами у местного населения названия Корч, продолжавшего позднескифский диалект *krc-/*korac-/*koroc-, результат словообразовательного переоформления флексией -i первичного *krk-/*korok-/*korak-, засвидетельствованного уже в античной ономастике Боспора (Corac-an-da).
   18 Кулаковский Ю. А. К вопросу об имени города Керчи // Сборник статей по фило­логии и лингвистике в честь Ф. Е. Корша. -- М., 1898. -- С. 187-188; Скржинская М. В. Северное Причерноморье в описании Плиния Старшего. -- К., 1977. -- С. 69; Подоен­ное А. В. Еще раз о происхождении имени города Керчь. -- С. 162.
   19 ХвольсонД. А. Известия о хозарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и руссах Абу-али Ахмеда бен Омара Ибн-Даста, неизвестного доселе арабского писателя начала X века. -- СПб., 1869. -- С. 27.
   20 Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка.--Л., 1932. -- С. 102.
   21 Захаров В. А. Заметки о Тмутараканском камне // Сборник Русского исторического общества. -- М., 2002. -- Т. 4 (152).
   22 Бушаков В. Етимологія кримських топонінмів у зв'язку з вивченням історі§ Криму // Схщний Св1т. -- К., 1994. -- N 1-2. -- С. 30; Як укладалася докладна редакщя так званого листа хозарського царя Иосипа // Хазарский Альманах. -- 2005. -- Т. 4. -- С. 123.
   23 Великие Минеи-Четии, собранные всероссийским митрополитом Макарием -- Де­кабрь. -- Дни 6-17.
   24 Васильевский В. Г. Житие св. Стефана Сурожского. -- Труды. -- С. 73-98.
   25 См., напр.: Pritsak O. At the Down of Cristianity in Rus' -- P. 97-99.
   26 Ivanov S. The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- P. 109-113.
   27 Конечно, ставить в вину крупнейшему русскому византинисту это нельзя. Не рас­полагая АЖ, сложно было прийти к иному выводу, нежели к тому, к которому пришел В. Г. Васильевский.
   28 Ivanov S. The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- P. 110.
   29 Вероятно, историографическим казусом следует считать отождествление сугдейского храма Св. Софии с базиликой, исследованной А. И. Айбабиным в 1978 г. в окрест­ностях Судака (Баранов И. А. Памятники раннесредневекового Крыма // Археология Укра­инской ССР. -- К., 1986. -- Т. 3. -- С. 243). Памятник находится в 1,5-2 км от городских стен, что исключает его соотнесение с городским кафедральным храмом, каковым была София Сугдейская.
   30 Авторы искренне благодарят Т. Э. Саргсян за разъяснения и представленный мате­риал по данному эпизоду.
   31 Иванов С. А. Древпеармянское Житие Стефана Сурожского и хазары. -- С. 310.
   32 Сюзюмов М. Я. Первый период иконоборчества // История Византии. -- М., 1967. -- Т. 2. -- С. 56.
   33 Например, как поступил автор переработанной редакции Жития Иоанна Готского (Могаричев Ю. М., Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского. -- С. 8-29).
   34 АЖ -- единственный источник, который указывает, в каком возрасте скончался Стефан. Учитывая сказанное выше о характере АЖ, очевидно, эта информация близка к истине.
   35 С. А. Иванов определял время рождения Стефана -- около 697 г. а дату смерти -- 765 г. (Древнеармянское Житие Стефана Сурожского и хазары. -- С. 311, 315).
   99
   36 Вполне возможно, что данный сюжет мог быть написан на основе какого-то иного агиографического источника.
   37 Гипотеза, которую высказывал еще Д. Ч. Погодин (О походе руссов на Сурож // ЗООИД. -- Одесса, 1844. -- Т. 1. -- С. 194) (правда, согласно В. Г. Васильевскому, данная статья на самом деле была написана А. В. Горским (Житие Стефана Сурожского. -- Тру­ды. -- С. СХLIV)), поддержана и другими исследователями. См., напр. Вернадский Г. В. Древняя Русь. -- Тверь-М., 2000. -- С. 288; Иванов С. А. Древнеармянское Житие Стефана Сурожского и хазары. -- С. 215; Auzepy M.-F. Gothic et Crimee de 750 a 830 dans les sources ecclesiastiques et monastiques grecques // МАИЭТ. -- Симферополь, 2000. -- Вып. VIII. -- С. 326; Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. 1. -- С. 368.
   38 Mansi J. D. Sacrorum consiliorum nova et amplissima collectio. -- Graz., 1960. -- V. 12. -- P. 994, 1154; V. 13. -- P. 138, 366, 384; Darrouzez J. Listes episcopales du concile de Nicee [787] // REB. -- 1975. -- T. 33. -- P. 62-63.
   39 Mansi J. D. Sacrorum consiliorum nova et amplissima collectio. -- V. 12. -- P. 994. Деяния Вселенских соборов. -- СПб., 1996. -- С. 339.
   40 Mansi J. D. Sacrorum consiliorum nova et amplissima collectio. -- V. 12. -- P. 994.
   41 Mansi J. D. Sacrorum consiliorum nova et amplissima collectio. -- V. 12. -- P. 1096; Деяния Вселенских соборов. -- С. 390.
   42 Mansi J. D. Sacrorum consiliorum nova et amplissima collectio. -- V. 12. -- P. 1154; Деяния Вселенских соборов. -- С. 415.
   43 Mansi J. D. Sacrorum consiliorum nova et amplissima collectio. -- V. 13. -- P. 138; Деяния Вселенских соборов. -- С. 480.
   44 О подписях готского представителя на VII Вселенском соборе подробнее см.: Могаричев Ю. М., Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского в контексте исто­рии Крыма "хазарского периода". -- С. 179-182.
   45 Mansi J. D. Sacrorum consiliorum nova et amplissima collectio. -- V. 13. -- P. 366; Деяния Вселенских соборов. -- С. 568.
   46 Mansi J. D. Sacrorum consiliorum nova et amplissima collectio. -- V. 13. -- Р. 384; Деяния Вселенских соборов. -- С. 593.
   47 Следует отметить, что отождествление Стефана Сурожского со Стефаном, участ­ником VII Вселенского собора, широко представлено в историографии. См., напр. Архимандрит Антонин. Заметки XII-XV вв., относящиеся к крымскому городу Сугдея (Су­дак), приписанные в греческом синаксаре. -- С. 624; Кеппен П. И. О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических. Крымский сборник. -- СПб., 1837. -- С. 63-64, 123; Якобсон А. Л. Средневековый Крым. -- М.-Л., 1964.-- С. 159; Левченко М. В. Очерки по истории русско-византийских отношений. -- С. 52-53; Петрухин В. Я. Начало этнокуль­турной истории Руси IХ-ХI вв. -- М., 1995. -- С. 217; Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 206; Науменко В. Е. К вопросу о характере византийско-хазарских отношений в конце VIII -- середине IX в. // Проблемы истории, филологии, культуры. -- М.-Магнитогорск, 2002. -- Вып. XII. -- С. 562.
   48 Ivanov S. The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- P. 110.
   49 Напрашивается аналогия с другим агиографическим произведением "крымского цикла" -- Житием Иоанна Готского -- и гипотезой о принадлежности первоначального варианта этого произведения перу ученика святого -- Лонгина (Могаричев Ю. М., Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма "хазар­ского периода". -- С. 23).
   50 Согласно Житию Стефана Нового, Константин V сам ставил епископов (Василъевский В. Г. Житие Иоанна Готского // Труды. -- СПб., 1912. -- Т. 2. -- Вып. 2. -- С. 406), что в некоторой степени подтверждается и Житием Стефана Сурожского. Интересные данные содержатся в Житии Георгия Амастридского, основателя самостоятельной Амастридской епархии (Васильевский В. Г. Житие св. Георгия Амастридского // Русско-византийские исследования. -- СПб., 1893. -- Вып. 2 (переиздано с уточнениями: Труды. -- П-д., 1915. -- Т. 3); Васильевский В. Г. Введение в Житие св. Георгия Амастридского // Русско-
   100
   византийские исследования. -- СПб., 1893. -- Вып. 2 (переиздано с уточнениями: Тру­ды.-- П-д., 1915. -- Т. 3); Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period. -- Р. 121-125). Согласно тексту источника, когда умер старый епископ Амастриды (вероятно, около 790 г.), представители этого города предлагают Георгию стать их духовным главой. После согласия последнего он вместе с представителями Амастриды отправляется в Константи­нополь к патриарху Тарасию, чтобы быть рукоположенным. Патриарх его поддержал. Но у императора был свой ставленник, поэтому было устроено соревнование, где победил Георгий. После чего "он получил затем помазание иерейства и отправился на родину". Амастридская кафедра подчинялась Гангрскому митрополиту. У Георгия с последним отношения явно не сложились. Он уговаривает константинопольские власти создать са­мостоятельную Амастридскую епархию. Случилось это между 802 и 807 гг. (Васильев­ский Б. Г. Введение в Житие св. Георгия Амастридского. -- Труды. -- С. 27-35). С конца VI в. епископов избирали клир и лучшие граждане, которые выдвигали трех кандидатов и представляли их для выбора митрополиту (Барсов И. Епископ // Энциклопедический сло­варь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. -- СПб., 1894. -- Т. 22. -- С. 664). Что касается по­стиконоборческого времени, то здесь существовала сложная система выборов архиереев. Всякое избрание епископа в новый город, связанное с учреждением епархии, подлежало предварительному решению собора или синода константинопольской церкви. Избрание митрополитов и архиепископов совершалось по инициативе патриарха епископами со­седних митрополий или митрополитами ближайших областей. Собор избирал трех пре­тендентов, из которых одного утверждал патриарх. Избрание епископов и митрополитов для невизантийских епархий совершалось собором или синодом и утверждалось патриар­хом. Процедура проходила по следующим правилам. Избрание производилось собранием архиереев той или иной епархии или митрополии, но числом не менее трех. На соборе должны были присутствовать епископы той епархии или митрополии, для которой совер­шалось избрание. Собор созывался по инициативе митрополита. Решение собора утверждал митрополит -- отбирал одного из трех выбранных претендентов. При этом церковные правила запрещали светской власти принимать участие в выборах (Соколов И. Избрание архиереев в Византии 1Х-ХУ в. // ВВ. -- 1917. -- Т. 22. -- Вып. 3-4. -- С. 244-252).
   "Избрание кандидата на пост епископа происходило после его выдвижения духовен­ством соответствующего церковно-административного округа, происходило в присутствии и при участии некоторой части мирян. ... Лишь после следовала процедура его хиротонии, причем в отношении епископий "иноплеменников" в Азии, Понте и Фракии, рукоположе­ние кандидата на вакантную должность ... совершалось самим Константинопольским Па­триархом" (Сорочан С. Б. Византийский Херсон. Очерки истории и культуры. -- Харьков, 2005. --Ч. П. --С. 1351-1352).
   51 Если предположить, что ссыльный Стефан из Микология Василия II и епископ Сте­фан, участник собора 787 г., одно и то же лицо (хотя здесь может быть и другая трактовка, см. главу V), то стать сугдейским епископом у него явно не было шансов ни в период правле­ния Константина V, ни Льва IV, и маловероятно, чтобы это случилось при Константине VI.
   52 Ivanov S. The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- Р. 109-113.
   53 Об этом писал еще А. А. Куник (О записке готского топарха // Записки Импера­торской Академии Наук. -- 1874. -- Т. 24. -- С. 103). Правда, В. Г. Васильевский отрицал сходство Житий Стефана Нового и Стефана Сурожского: "Ничего общего между Житием Стефана Нового и Стефана Сурожского нет, кроме того разве, что в обоих говорится о патриархе Германе, о начале гонения на иконы при Льве Исавре и т. д." (Житие Стефана Сурожского. -- С. ССХХХV). Однако, как было показано в главе I, в нашем источни­ке присутствуют выраженные, но литературно переработанные заимствования из Жития Стефана Нового.
   54 Auzepy M.-F. La vie d'Etienne le Jeune par Etienne le Diacre.-- Birmingham Byzantine and Ottoman Monjgraphs. -- Paris, 1997. -- V. 3; Auzepy M.-F. Gothic et Crimee de 750 a 830 dans les sources ecclesiastiques et monasti-ques grecques // МАИЭТ. -- Симферополь, 2000. -- Вып. VIII. -- С. 324.
   101
   55 Чичуров И. С. Византийские исторические произведения. -- С. 18.
   56 Бибиков М. В. Развитие исторической мысли // Культура Византии. Вторая полови­на VII-ХП в. -- М., 1989. -- С. 92. Несмотря на то что в историографии не сложилось еди­ной точки зрения на время составления произведения Георгия Амартола и его датируют как 866-867 гг., так и после 872 г. (Афиногенов Д. Е. Об идейно-политической ориентации "хроники" Георгия Амартола // Византийские очерки. -- М., 1996. -- С. 88), для наших выводов это не является определяющим.
   57 Сюзюмов М. Я. Второй период иконоборчества // История Византии. -- М., 1967. -- Т. 2. -- С. 78-79.
   58 Конечно, эта версия присутствует в АЖ, но, скорее всего, армянский автор в данном случае ничего не придумывал, а просто перевел греческий текст. Не вызывает со­мнений, что речь идет именно о Константине У Копрониме -- сыне Льва III, инициаторе иконоборчества, с которым, согласно источнику, и боролся Стефан.
   59 После него царствовал Костпандинос, сын Коприна, (муж) с христианской верой и благочестием -- подобные одобрительные слова "с христианской верой и благочести­ем" сказаны Георгием Монахом в адрес Константина VI, сына Льва Хазарина (780-797) (Georgii Monachi. -- Р. 766).
   60 Именно там присутствует подобная информация (Васильевский В. Г. Житие Стефа­на Нового.-- С. 312).
   61 Martin E. J. A History of the Iconoclastic Controversy. -- London, 1930. -- Р. 31; Brewer L. Sur un texte relatif au debut de la querelle iconoclaste. -- Echm d'Orient. -- 37. -- 1938. --Р. 19-22.
   62 Цитата по: Успенский Ф. И. История Византийской империи VI--IX вв. -- М., 1996. --С. 742-743.
   63 КарташевА. В. Вселенские соборы. -- М., 1994. -- С. 515.
   64 Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- С. 312; См. также: Ivanov S. The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- Р. 114.
   65 Agapius (Mahhoub) de Membidj. Histoire Universelle. Ed. tr. A. Vasiliev // Palrologia Ori-entalis. -- Vol. V. -- P. 4. -- Paris, 1910; Vol. VII. -- P. 4. -- Paris, 1911; Vol. VIII. -- P. 3. -- Paris, 1912.
   66 Известно, что Симеон Метафраст (вторая половина X в.) создал свод Житий святых (Микологии), которые упорядочил по памятным календарным датам. При этом он часть Житий переработал, взяв за основу ранние тексты, а часть Житий вообще написал по-новому. Произведение Симеона Метафраста было крайне популярно в Византии во второй половине X--XI в. (Васильевский В. Г. Синадальный кодекс Метафраста (Ч. 1) // Журнал Министерства народного просвещения. -- 1897. -- Ч. СССХI (Май-Июнь); Kazhdan A., Sevcenko N. P. Symeon Metaphrastes // ODB. -- Oxford, 1991. -- V. 3. -- Р. 1983-1984; Мохов А. С. "Житие Св. Евдокима Праведного" как источник по военно-административной истории Византии IX в. // Небесные патроны и земные служители культа. Sacrum et Profanum. -- Севастополь, 2007. -- Вып. 111. -- С. 138.
   67 Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period.
   68 В данном случае мы намеренно не рассматриваем информацию из Not. III или Нотиции Де Боора. Первый издатель документа К. Де Боор датировал его временем около 787 г. (Подробно историография рассматривалась: Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. К вопросу о церковной истории Таврики. // АДСВ. -- Екатеринбург, 1999. -- Вып. 30. -- С. 110-111; Науменко В. Е. Церковная география Таврики в У11-1Х вв. по данным Мо-ишае ергзсорагиит. // Крымский архив. -- Симферополь, 1999. -- N 5. -- С. 12-18; К вопросу о церковно-административном устройстве Таврики в VIII-IХ вв. // АДСВ. -- Екатеринбург, 2003. -- Вып. 34. -- С. 137-138.), а крымскую часть -- периодом Юсти­ниана I. Ю. А. Кулаковский склонялся к датировке источника второй половиной VIII в. А. Л. Бертье-Делагард аргументированно относил "таврическую" часть ко времени не ранее XI в. А. А. Васильев считал нотицию поздней подделкой. М. И. Артамонов датиро­вал источник 80-ми гг. VIII в. В. Мошин и Г. Вернадский пришли к заключению, что до-
   102
   кумент не имел официального статуса, а представлял собой нереализованный проект по церковной организации Хазарии. (Д. Оболенский датирует документ периодом между 733 и 746 гг. и считает, что "не существует убедительных причин, почему византийские планы по созданию миссионерской Церкви на всем пространстве хазарских владений должны были остаться на бумаге" (Византийское содружество наций. -- М., 1998. -- С. 186). При этом данный автор, к сожалению, в поддержку своей точки зрения никаких аргументов не приводит. В пользу датировки (также не приводя дополнительных аргу­ментов) "готской части" нотации серединой VIII в. склоняется и Т. Нунан (Вyzantium and Khazars: а special relationship? // Вyzantine diplomacy. -- Variorum, 1992. -- Р. 114). По мнению Г. Вернадского, появление проекта явилось следствием "хазарской" мис­сии Константина Философа. В итоге Ж. Даррузе датировал нотацию периодом ближе к 70-м гг. IX в. (Darrouzes J. Notitiae episcopatuum ecclesiae Constantinopolitanae. -- Paris, 1981. -- Р. 31-33.). Этой точки зрения придерживается и большинство современных ис­следователей. Правда, К. Цукерман, согласившись с "рабочим" характером источника, относил его появление ко времени около 806 г. (Zuckerman C. Byzantium's Pontic Policy in the Notitiae Episcopatuum. // La Crimee entre Byzance et le Khaganat Khazar. -- Paris, 2006. -- Р. 214). Таким образом, Not. III была составлена в IX в. (скорее всего в его второй половине). Она представляла собой проект или его черновой набросок охвата Хазарии системой христианских епархий (Иванов С. А. Миссия восточнохристианской церкви к славянам и кочевникам: эволюция методов // Славяне и их соседи. -- М., 2001. -- Вып. 10. -- С. 30-31; Науменко В. Е. Церковная география Таврики в VII-IХ вв. по данным Notitiae episcopatuum. -- С. 12-18; К вопросу о церковно-административном устройстве Таврики в VIII--IX вв. -- С. 136--140).
   69 Darrouzes J. Notitiae episcopatuum ecclesiae Constantinopolitanae. -- Р. 53-78, 273-274; Науменко В. Е. К вопросу о церковно-административном устройстве Таврики в VIII-IX вв. -- С. 143-144; Церковная география Таврики в VII-IХ вв. по данным Notitiae episcopatuum. -- С. 18.
   70 Науменко В. Е. К вопросу о церковно-административном устройстве Таврики в VШ-IХвв. -- С. 143-144.
   71 Имеется в виду печать архиепископа Сугдеи Петра (Stepanova E. New Seals from Sudak // Studies in Sigillography. -- 1999. -- Vol. 6. -- Р. 47-48; Степанова Е. В. Судакский архив печатей: предварительные выводы // АДСВ.-- Екатеринбург, 2001. -- Вып. 32. -- С. 104; См. также гл. IV).
   72 Пятышева Н. В. Печать готского епископа в коллекциях Государственного исторического музея // Археографический ежегодник за 1962 г. -- М., 1963; Соколова И. В. Византийские печати VI -- первой половины IX в. из Херсонеса // ВВ. -- 1991. -- Т. 52. -- С. 209; Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. 1. -- С. 424, 508.
   73 Могаричев Ю. М, Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского в кон­тексте истории Крыма "хазарского периода". -- С. 8-38.
   74 Успенский Ф. И. История Византийской империи У1-1Х вв. -- С. 568.
   75 Theophanis Chronographia. -- Р. 401-402.
   76 Georgii Monachi Chronicon. -- Р. 735-737.
   77 Успенский Ф. И. История Византийской империи VI-IХ вв. -- М., 1996. -- С. 572; Литаврин Г. Г. Киево-Печерский патерик о работорговцах-иудеях в Херсоне и о мучени­честве Евстратия Постника // Византия и славяне. -- СПб., 1999. -- С. 484.
   78 Судя по данным сфрагистики, вероятнее всего, административно Сугдея находи­лась в подчинении византийского Херсона, а не "замыкалась" непосредственно на Кон­стантинополь (Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Т. 1. -- С. 358).
   79 Могаричев Ю. М, Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского в кон­тексте истории Крыма "хазарского периода". -- С. 25-26.
   80 По мнению А. Ю. Карпова, культ Стефана Сурожского "стал особенно актуальным в Крыму именно в конце X века и, более того, именно в связи с корсунским походом князя Владимира" (Владимир Святой. -- М., 2004. -- С. 237).
   103
   81 Секиринский С. А., Волобуев О. В., Когопашвши К. К. Крепость в Судаке. -- Сим­ферополь, 1983. -- С. 13-41.
   32 Тексты служб известны в нескольких версиях в русских рукописях XV--XVI вв. Однако в их основе, несомненно, лежат службы, которые были составлены сугдейскими священниками в начале XIV в. и в которых прослеживаются реалии того времени. На это обратил внимание еще В. Г. Васильевский (Житие св. Стефана Сурожского. -- Тру­ды. -- С. ССХ1-ССXVI), а затем и С. А. Иванов (The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- Р. 114-115).
   83 Васильевский В. Г. Житие Стефана Сурожского. -- С. ССXV; Ivanov S. The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- Р. 115.
   84 См. Приложение III. -- N 166.
   85 Подскальски Г. Христианство и богословская литература в Киевской Руси (988-1237 гг.). -- СПб., 1996. -- С. 185-186. 192.
   86 Васильевский В. Г. Житие Стефана Сурожского. -- С. СС1-ССП.
   87 Там же. -- С. ССLХ-ССLХI. В настоящее время Сурожская епархия находится в составе Русской Православной Церкви с кафедрой в Лондоне и юрисдикцией над Велико­британией и Ирландией.
  

ГЛАВА III

Археологические комплексы раннесредневековой Сугдеи

  
   Учитывая отмеченную проблемность Жития Стефана Сурожского, не­оценимую помощь в его изучении могут оказать археологические материа­лы, выявленные за время исследования Судакской крепости и ее ближайшей округи. К сожалению, этот памятник, несмотря на широкую известность, до сих пор остается археологически малоизученным. Особенно это касается раннесредневековых слоев. Немногочисленные археологические комплексы Судака ранее исследовались И. А. Барановым, А. И. Айбабиным, А. В. Джа-новым, В. В. Майко, С. Б. Сорочаном (см. ниже). При этом указанные иссле­дователи делали противоположные выводы: от констатации подчиненности Сугдеи хазарам и выделении "хазарских археологических комплексов" до интерпретации памятника как классического византийского города.
  

Стратиграфические колонки

  
   На сегодняшний день стратиграфические колонки имеются для за­полнения помещения Б дома 1994 г.1, "святилища" на участке курти­ны XV Судакской крепости2, района куртины между башнями Якобо Торселло и Безымянной N 53. Кроме того, В. В. Майко опубликовал "архитектурно-археологическую стратиграфию на участке Судакского городища" без привязки к конкретному месту4.
  

1. Заполнение помещения Б дома 1994 г.

   В заполнении помещения Б были выявлены следующие слои (снизу вверх): VIII--слой зеленоватой глины, VII--слой зеленовато-коричневой глины, VI -- слой коричневой глины, V -- слой углей и ракушки, IV -- слой печины, III -- серо-коричневый слой "второй половины X в.", II -- слой светло-коричневой глины, I -- слой углей с печиной5.
   Слой зеленоватой глины
   Нижний слой зеленоватой глины был датирован авторами раскопок первой половиной VIII в.
   105
   Он содержал комплекс, включающий фрагменты амфор типов 37 и 41 по Дж. Хэйсу, два донца коричневоглиняных амфор "с перехватом", стеклянную рюмку, двуручный горшок, лепные сосуды и пряжку. Как мы уже писали, в целом предложенная авторами дата образования комплекса в пределах первой половины VIII в. представляется вполне адекватной6. Оговорим лишь возможный хронологический сдвиг.
   Датирующими являются пряжка с крестовидным щитком и амфоры. В 1982 г. А. И. Айбабин разделил крестовидные пряжки по форме кре­стовины на пять подтипов и отнес аналогичные нашей пряжки к четвер­тому подтипу7.
   В 1990 г. А. И. Айбабин назвал типы вариантами, а подтипы -- под-вариантами. Соответственно, крестовидные пряжки получили номенкла­туру II тип, вариант 7 с подвариантами 1-5. Теперь все типологическое деление стало обозначаться П/7-1-5, что, конечно, с точки зрения тео­рии классификации является не лучшим способом ее построения8. Наша пряжка может быть отнесена к типу 11/7-5. По сведениям А. И. Айбабина, к нему относятся пряжка из могилы 53 Суук-Су, пряжка из склепа II Чуфут-Кале, пряжка из склепа 1/1907 Узень-Баша, пряжки из склепов 220 и 290 Эски-Кермена и беспаспортная пряжка из Херсона.
   В плане хронологии А. И. Айбабин замечает, что в Суук-су, в могиле 53, одна из упомянутых пряжек найдена с пряжкой типа "Коринф" второй поло­вины УП1-1Х в.9. Речь идет о пряжке типа "Коринф" второго подтипа, кото­рые, по мнению А. И. Айбабина, изготавливались во второй половине VIII-- IX в.10. По всей видимости, этот комплекс фиксирует конец существования пряжек Айбабин 11/7-5, поскольку это единственный случай такой взаимов­стречаемости. Пряжки типа "Коринф 2" появляются в середине -- второй половине VIII в., этим периодом и датируется большинство их находок1'.
   Склеп 1/1907 из Узень-Баша содержал 26 костяков и мог использо­ваться со второй половины VII по IX в.12.
   Подбойное погребение в склепе 290 Эски-Кермена отнесено А. И. Ай-бабиным к первой половине VIII в.13.
   Аналогичные амфоры, как мы уже писали, были отнесены Дж. Хэй-сом к группе VIII в., но происходят из константинопольского депозита конца VIII -- начала IX в.14.
   Амфоры с перехватом представлены только фрагментами ножек, что может быть истолковано как "примесь снизу". В этом случае комплекс мо­жет быть датирован чуть позже: серединой -- второй половиной VIII в.
   Слой зеленовато-коричневой глины
   Слой зеленовато-коричневой глины отделяется от нижележащего тонкой прослойкой угля с печиной, если исходить из подписи к легенде,
   106
   или "прослойкой органики", если следовать тексту статьи15. Какая-либо информация о находках в этом слое в статье отсутствует.
   Слой коричневой глины
   Слой зеленовато-коричневой глины перекрывается толстым слоем коричневой глины, датированным авторами раскопок второй полови­ной VIII -- первой половиной IX в. Основанием для такой датировки послужило отсутствие лепной керамики, выходящей из употребления в первой половине VIII в., салтовский поясной набор первой половины IX в., отсутствие белоглиняной поливной посуды и высокогорлых кувши­нов с ленточной ручкой16. В информации о раскопках говорится о находке в слое широкогорлых северопричерноморских амфор, аналогичных ам­форам из заполнения цистерны в Херсонесе. В этом же слое присутству­ет "салтово-маяцкая" и так называемая провинциально-византийская кухонная керамика, фрагменты ойнохой баклинского типа, целая фляга "салтовского типа" местного производства17. Учитывая предложенную дату нижележащего слоя и поясной набор, рассматриваемый слой можно датировать первой половиной IX в.
   Серо-коричневый слой 1
   Судя по характеру стратиграфии, далее до верхнего уровня слоя углей и ракушки первым откладывался серо-коричневый слой. Эту стадию мы условно обозначаем серо-коричневый слой 1. Оба этих слоя лежат на слое коричневой глины, но поскольку серо-коричневый слой заходит под слой углей и ракушки, то он является более ранним по относительной хронологии. Однако в целом эти слои появились почти одновременно.
   В публикации материал дается суммарно из всего серо-коричневого слоя, поэтому более узкая хронология этапов невозможна.
   Слой углей и ракушки
   Явный мусорный слой, сформировавшийся чуть позже серо-коричневого.
   Особо важным является обнаружение в тонком горелом слое, пере­крывающим слой углей и ракушки, трех медных херсоно-византииских монет Константина VII и Романа II, чеканенных после 944 г.18, а точнее, в 945--959 гг.19 Благодаря этой находке как серо-коричневый слой 1, так и слой углей и ракушки можно относить к 950-960 гг.
   Выше лежал серо-коричневый слой 2.
   Серо-коричневый слой 2
   В. В. Майко относил его ко второй половине X в., закономерно опи­раясь на упомянутые монеты из нижележащего слоя, дающие 1епшпш р081 циет20. В тексте "археологических открытий" за 1994 г. говорится, что слой датируется характерным набором различных вариантов амфор
   107
   причерноморского типа второй половины IX -- начала X в. Помимо них в комплекс входят кувшины с плоскими ручками, кухонная сероглиняная салтово-маяцкая и провинциально-византийская посуда, комплекс по­ливной керамики21. В целом дата слоя, предложенная В. В. Майко, пред­ставляется корректной.
   К этой колонке следует добавить комплекс заполнения хозяйствен­ных ям под домом N 1 1993 г.
   Под домом N 1 в 1993 г. были обнаружены хозяйственные ямы и днища срубленных при его строительстве пифосов. Недавно В. В. Май­ко уточнил характер комплекса первого строительного периода. Теперь он интерпретирован исследователем как овальная в плане, глубокая, каркасно-столбовой конструкции, полуземлянка второй половины VII в. и нижняя часть вкопанного с западной стороны пифоса, расчлененная позднесредневековыми хозяйственными ямами22. Материал из заполне­ния представлен ойнохойей баклинского типа, мелкими фрагментами амфор с воронковидным горлом и светлоглиняных амфор с рифлением типа "набегающей волны". Исследователи датировали комплекс сере­диной -- второй половиной VII в., что допустимо23. Отметим, однако, что данные материалы имеют более широкую хронологию. Ойнохойи "баклинского" типа известны не только в комплексах второй половины VII в., но и в более ранних. В Ильичевке они обнаружены в комплексах 570-580 гг.24, в Херсонесе -- в контекстах конца VI в.25. В Скалистинском могильнике однотипные ойнохойи происходят из комплексов как второй половины VII в., так и первой половины того же столетия26.
   Тем самым корректнее датировать время засыпи ям более широ­ко -- от 570-580 гг. до конца VII в. Уточнить эту дату на сегодня вряд ли возможно.
   Сказанное может быть суммировано в табл. 1.

Таблица 1

   N слоя
   Название слоя
   Датирующие вещи
   Дата слоя
   1
   2
   3
   4
   111.2
  
   Слой светло-коричне­вой глины 2
  
   1. Кувшины с плоскими ручками
   2. Амфоры "причерно морского" типа
   3. Поливная керамика GWW II
   Вторая половины X в.
  
   108

Окончание табл. 1

   1
  
   2
  
   3
  
   4
  
   IV
  
   Слой пожара и печины
  
   Медные монеты
   Кон­стантина VII и Романа II 945-959 гг.
   950-960 гг.
  
   V
   Слой углей и ракушки
  
  
   III. 1
  
   Слой светло-коричневой глины I
  
  
  
  
   VI
  
   Слой коричневой глины
  
   1. Амфоры "причерно-морского" типа
   2. Ойнохойи "баклинского" типа
   3. Поясной набор первой половины IX в. 4. Фляга
   Первая половина IX в.
  
   VII
  
   Слой зеленовато-коричневой глины
  
  
  
  
   VIII
  
   Слой зеленоватой глины
  
   1. Науеs 1992 tуре 37
   2. Науеs 1992 tуре 41
   3. Коричневоглиняная амфора "с перехватом" 4. Крестовидная пряжка
   5. Стеклянная рюмка
   Вторая половина VIII в.
  
  
  
   Заполнение ям под домом N 1 1993 г.
  
   1. Светлоглиняные ам­форы с рифлением типа "набегающей волны"
   2. Амфоры с воронко-видным горлом
   3. Ойнохойи "баклинского" типа
   570/580 -- конец VII в.
  
  

2. "Святилище" на участке куртины XV Судакской крепости

  
   Стратиграфические колонки этого участка приведены в статьях В. В. Майко и И. А. Баранова27.
   2.1. "Очаги, производственный комплекс по разрезу А-Б"
   По разрезу А-Б читаются следующие слои (снизу вверх): слой X -- "развал капища"; слой IX -- "слой бута и щебня";
   109
   слой VIII -- "слой песка";
   слой VII -- "слой дерева";,
   слой VI -- "слой глиняной обмазки";,
   слой V/IV -- "ритуальные" очаги со слоем извести;,
   слой III -- "слой второй половины Хв.";
   слой II -- слой "строительного мусораXIII в.";,
   слой I -- "слой ХIVV вв."28.
  
   Слой Х-- "развал капища"
   Особого внимания требует хронология разрушенной постройки, на­значение которой интерпретируется по-разному. Находки обнаружены среди камней развала и частично над ним. А. В. Джанов полагает, что ко второй половине VII в. можно относить только момент разрушения храма. Время возведения постройки можно будет определить только в процессе дальнейших раскопок, когда будет исследован культурный слой времени функционирования постройки29.
   Из датирующих материалов в статье И. А. Баранова и В. В. Манко представлено только горло светлоглиняной амфоры с рифлением типа "набегающей волны"30. Кроме того, в тексте статьи И. А. Баранов пишет, что при зачистке завала под блоками обрушившейся крепиды и дорожки обнаружены фрагменты желобчатых амфор из зеленоватой глины и так называемые позднесамосские амфоры, встречающиеся в Херсонесе в ком­плексах VII в. Вместе с ними найдены обломки поздних краснолаковых кувшинов и тарелок, позволяющих датировать землетрясение и разруше­ние "святилища" не позднее конца VII в. Особо автор статьи выделяет фрагменты кухонной посуды из того же слоя. Вся без исключения керами­ка этой группы -- серо- или черноглиняная, лепная и грубая. Некоторые сосуды украшены простым линейно-волнистым орнаментом. По факту­ре и форме эти горшки наиболее близки кухонным сосудам пеньковской культуры, связываемой М. И. Артамоновым с болгаро-кутригурами31.
   Аналогии с керамикой пеньковской культуры абсолютно произволь­ны. Важнее перечисленные сосуды, дающие основание для датировки времени разрушения храма.
   Из достоверных материалов можно указать лишь на горло амфоры с рифлением типа "набегающей волны". Аналогии этому горлу происходят из контекстов конца VI в.32, первой четверти VII в.33. Близкий сосуд проис­ходит их херсонесского комплекса 650-670 гг.34. Тем самым горло может относиться к промежутку времени между концом VI в. и 650-670 гг. Если верить в реальность других упомянутых И. А. Барановым амфор и красно-лаковой посуды, то дату можно несколько сузить. Типы краснолаковых со-
   110
   судов исследователем не указаны, но упоминание фрагментов желобчатых амфор из "зеленоватой глины" и "позднесамосских амфор" дает некото­рые зацепки. "Амфоры из зеленоватой глины", по всей видимости, явля­ются амфорами типа 5 по АДСВ, датирующимися У1-УП вв.35. Амфоры, названные "позднесамосскими", соответствуют типу 95 по И. Б. Зеест и в целом датируются временем от конца IV в. до конца VI -- начала VII в. Бо­лее поздние экземпляры являются реутилизироваными36. Таким образом, если эти данные соответствуют действительности, то время разрушения постройки следует ограничить концом VI -- началом VII в. Соответствен­но, время ее функционирования может быть раньше этой даты.
   Слои IХ-V1
   Эти слои отражают сплошную нивелировку участка, сделанную при постройке производственного комплекса. При ней промоина была засы­пана мусором, а участок каменного развала подсыпан мусором и щеб­нем. Поверх бута и щебня была произведена подсыпка песком. Поверх этой подсыпки положена деревянная обрешетка из жердей. Обрешетка была покрыта слоем глиняной обмазки.
   Материалов для датировки этих слоев в публикации не приводится.
   Слой V/IV-- ""Ритуальные" очаги со слоем извести"
   На обмазанном известью "полу" были зачищены девять очагов. Рыхлость грунта и пепла указывает на то, что очаги существовали не­продолжительное время. В заполнении очагов были обнаружены желез­ные изделия.
   Комплекс очагов связан с деятельностью расположенного примерно в 6 м западнее дома с производственным помещением "Б".
   Материалы из этого помещения дают возможность для датировки рассматриваемого слоя.
   В. В. Майко относил комплекс этого помещения ко второй половине IX -- первой половине X в. Основанием для датировки послужили ана­логии с верхним горизонтом помещения Б 1994 г. в Портовом районе. Однако анализ комплекса указывает на иную дату.
   Датирующими материалами являются, помимо амфор "причерноморского" типа, кувшин с плоскими ручками и венчик поливной миски. Как уже неоднократно отмечалось, кувшины с плоскими ручками появ­ляются где-то в 40--60-х гг. IX в.37. Обратим внимание на абсолютное пре­обладание в данном комплексе амфор "причерноморского" типа. Такая статистика характерна для начальной стадии цикла -- примерно сере­дины IX в. Во всяком случае, херсонесский комплекс цистерны 5 с мо­нетами 867-886 гг. содержал уже примерно 50% кувшинов с плоскими ручками от общего числа амфор38.
   111
   Венчик белоглиняной поливной миски из засыпи помещения "Б"39 относится к группе GWW I Дж. Хэйса. Аналогии ему встречены в депо­зитах 34 и 35 Сарачан, которые датируются в первом случае серединой -- концом VIII в., а во втором -- концом VIII -- началом IX в.40. В Большом дворце Константинополя эти сосуды происходят из контекстов слоя II с монетами 813-820 гг.41, что также указывает на более раннюю дату.
   Эти обстоятельства заставляют относить время прекращения суще­ствования рассматриваемого комплекса примерно к середине 60 гг. IX в., во всяком случае, до 80-х гг. IX в., что и дает дату слоя с очагами.
   Слой III датирован в подрисуночной подписи второй половиной X в.42. Основания для датировки не приводятся.
   Приведенная стратиграфическая колонка может быть суммирована в табл. 2.

Таблица 2

N слоя

Название слоя/комплекса

Датирующие вещи

Дата слоя

   III
  
   "Слой второй половины X в."
  
  
   Вторая поло­вина X в.
   IV/V
  
   Очаги со слоем извести. Заполнение помещения Б производственного комплекса
  
   Единый комплекс
  
  
  
  
  
   1. Амфоры "причерно-морского" типа
   2. Кувшин с плоскими ручками
   3. Белоглиняная полив­ная миска "GWW I" по Дж. Хэйсу
   860-880-е гг.
  
   VI
  
   Глиняная обмазка
   Субструкция
  
  
  
  
  
  
  
   В пределах первой полови­ны IX в., весьма предположительно -- вторая четверть IX в.
   VII
   Слой дерева
  
  
  
  
   VIII
   Слой песка
  
  
  
  
   IX
   Слой бута и щебня
  
  
  
  
   X
  
   Развал постройки ("капища" или христианского храма)
  
   1. Светлоглиняная амфора с рифлением типа "набегающей волны"
   2. Красноглиняные ам­форы типа 5 по АДСВ 7
   3. Амфоры типа Зеест 95
   4."Поздние краснолаковые тарелки"
   Конец VI в. -- 650/670 гг.
  
  

2.2. Разрез по оси север-юг (А-Б) "святилища Сугдеи"

   Речь идет о разрезе по оси север-юг, помещенном в статье И. А. Бара-
   112
   нова и В. В. Майко в "Российской археологии"43. В разрезе фигурируют следующие слои (снизу вверх):
   слой V -- "слой золы и углей";
   слой IV -- "слой коричневой глины";
   слой III -- "слой развала святилища первого периода";
   слой II -- "слой зеленоватой глины с прослойками золы";
   слой I -- "слой X в.".
   Комментариев к приведенной стратиграфии в статьях авторов рас­копок нет. В этом виде мы ее и фиксируем (табл. 3).

Таблица 3

N слоя

Название слоя/комплекса

Датирующие вещи

Дата слоя

   I
   "Слой X в."
  
   Хв.(?)
   II
  
   "Слой зеленоватой глины с прослойками золы (зольник)"
  
  
  
  
   III
  
   "Слой развала "святилища первого периода"
  
  
   Конец VI в. -- 650/670 гг.
   IV
  
   "Слой коричневой глины"
  
  
   До конца VI в. -- 650/670 гг.
   V
   "Слой золы и углей"
  
  
  

2.3. Зольник. Разрез по оси запад-восток (А-В)

"святилища Сугдеи третьего периода"

   Рассматриваемый разрез по оси запад-восток приведен в упомянутой выше статье И. А. Баранова и В. В. Майко в "Российской археологии"44. На разрезе показаны следующие слои (снизу вверх):
   слой VIII -- "зеленоватая глина с углями";
   слой П. 1 -- "серый слой с известковыми вкраплениями и золой";
   слой III. 1 -- "серый слой с фрагментами углей и золы";
   слой I -- "слой углей и золы";
   слой II.2 -- "серый слой с известковыми вкраплениями и золой";
   слой V. 1 -- "серо-коричневый слой с желтыми прослойками";
   слой III.2 -- "серый слой с фрагментами золы и углей";
   слой V.2 -- "серо-коричневый слой с желтыми прослойками";
   слой IV -- "светло-коричневый слой";
   слой VII -- "пепел, смешанный со светло-коричневой глиной";
   слой VI -- "коричневый слой с золой и углями";
   слой П.2 -- "серый слой с известковыми вкраплениями и золой";
   слой IX -- "слой X в.".
   В той же статье приведен и другой разрез, в основном соответствую­щий вышеописанному45.
   Ключевым является второй разрез того же объекта, фигурирующий на рис. 6 статьи в "Российской археологии"46.
   На этом разрезе по оси Д-Г (север-юг) зафиксированы следующие слои (снизу вверх):
   слой IX -- "слой зеленоватой глины с углями";
   слой VI.1 -- "коричневый слой";
   слой VIII.1 -- "желтый слой";
   слой I.1 -- "слой золы и углей";
   слой VI.2 -- "коричневый слой";
   слой VIII.2 -- "желтый слой";
   слой I.2 -- "слой золы и углей";
   слой III.1 -- "слой золы и серой глины";
   слой V.1 -- "слой желто-оранжевой глины с примесью печины";
   слой VII -- "слой серо-коричневой глины с желтыми прослойками";
   слой IV -- "оранжсевый слой, насыщенный печиной";
   слой III.2 -- "слой золы и серой глины";
   слой V.2 -- "слой желто-оранжевой глины с примесью печины";
   слой VI.3 -- "коричневый слой";
   слой П.1 -- "слой пепла и светло-коричневой глины";
   слой VI.4 -- "коричневый слой";
   слой 11.2 -- "слой пепла и светло-коричневой глины";
   слой III.3 -- "слой золы и серой глины";
   слой VI.5 -- "коричневый слой";
   слой П.З -- "слой пепла и светло-коричневой глины".
   Сравнивая эти два профиля, наметим стратиграфические соответ­ствия (табл. 4).

Таблица 4

Разрез по оси А-В

Разрез по оси Д-Г

   Слой VIII. "Зеленоватая глина с углями"
   Слой IX. "Зеленоватая глина с углями"
   Слой II. "Серый слой с известковыми вкраплениями и золой"
   Слой VI. "Коричневый слой"
  
   Слой I. "Угли и зола"
   Слой I. "Угли и зола"
   Слой V. "Серо-коричневый слой с жел­тыми прослойками"
   Слой VII. "Серо-коричневый слой с жел­тыми прослойками"
   Слой VII. "Пепел, смешанный со светло-коричневой глиной"
   Слой II. "Серый пепел, смешанный со светло-коричневой глиной"
   И. А. Баранов и В. В. Майко относят время функционирования золь­ника ко второй половине X -- первой четверти XI в.47. Рассмотрим опу­бликованные ими материалы так называемого третьего этапа зольника.
   114
   Необходимо оговорить характер комплекса. Перед нами многослой­ный зольник, формировавшийся на протяжении относительно длитель­ного периода. Он отражает время функционирования каких-то объектов городища. То есть перед нами полузакрытый комплекс, верхняя граница которого определяется самыми поздними вещами, нижняя -- циклами самых ранних вещей без учета "примеси снизу".
   Публикация не дает статистики и мест находок с привязкой к кон­кретным слоям, поэтому вещи приходится рассматривать как просто происходящие из зольника.
   Итак, зольник датируют "воротничковые" амфоры, амфоры Ганоса (Gunselin I), амфора Sazanov tyре 46, поливная миска Роlуchrome Ware class 3, поливная миска Glazed White Ware II tyре 7, поливная миска типа Great Palace рl. 20, 10, лощеный кувшин с орнаментом.
   "Воротничковая" амфора (Манко 2004. Рис. 9,1=Баранов, Майко 2001. Рис. 7,1).
   Время появления "воротничковых" амфор дискуссионное. В ранней работе А. В. Сазанов на основании графика С. А. Плетневой предпола­гал, что "воротничковые" амфоры появляются в первом метре хазарско­го слоя Саркела, который образовался в результате взятия города Свя­тославом в 965 г.48. Однако в вышедшей в 2006 г. книге, посвященной историко-стратиграфическому исследованию памятника, С. А. Плетнева скорректировала уровни находок этих амфор. На таблице, характеризую­щей типы амфор в слоях Саркела -- Белой Вежи, "воротничковые" ам­форы помещены в периоды 2,3 и 4. Появление интересующего нас типа фиксирует теперь период 2, скорее его конец. Сам период С. А. Плетнева датирует первой половиной XI в.49. На первом метре, в слое разрушения города Святославом в 965 г., эти амфоры отсутствуют. Таким образом, "воротничковые" амфоры появляются в слое Саркела, который с одной стороны, образовался после 965 г., с другой -- содержит монеты 969-976, 976-1025, 993-1023 гг.50. То есть появление амфор в Саркеле относится к последней трети X -- началу XI в.
   Такая нижняя дата рассматриваемых амфор соответствует их на­ходкам в комплексах других памятников с монетами 976-989 гг. и 1034-1041 гг.51. Далее тип существует весь XI в., а в начале XII в. сменяется хорошо известными амфорами с высоко поднятыми ручками52.
   Попытаемся уточнить дату венчика из судакского зольника. Во-первых, судя по морфологии, он явно более поздний, чем ранние венчи­ки, характерные для последней трети X в.53. Аналогии ему происходят из слоев середины -- второй половины XI -- начала XII в. Саркела54, сере­дины XI в. Керчи55, конца XI в. Херсонеса56. В последнем случае самые
   115
   поздние монеты в слое цистерны датируются концом XI в. Эти аналогии склоняют к дате в пределах середины -- второй половины XI в.
   "Амфоры Ганоса" В тексте упомянуты, но не воспроизведены ам­форы Сипзешп I, центр производства которых локализуется в Ганосе57. Они датируются временем от последней трети X до начала -- первой половины XII в.58.
   Амфора "Sazanov tyре 46" (Майко 2004. Рис. 9,2=Баранов, Майко 2001, Рис. 7,2).
   Аналогичные амфоры встречены в комплексе Херсонеса первой по­ловины XI в.59.
   Поливная белоглиняная миска "Glazed White Ware II Tyре 7" (Майко 2004. Рис. 9,12=Баранов, Майко 2001. Рис. 7,12).
   Одна поливная белоглиняная миска может быть отнесена к типу 7 группы "GWW II" Дж. Хэйса. Этот тип сосудов достаточно позд­ний. Они появляются в депозите 44 Сарачан, который датируется концом XI -- началом XII в.60. Соответственно, они датируются не ранее чем концом XI в.
   Поливная миска "Роlуchrome Ware class 3" (Майко 1994. -- Рис. 9,13=Баранов, Майко 2001. --Рис. 7,13).
   Одна миска на таблице в статье В. В. Майко соответствует классу 3 полихромных поливных сосудов по Дж. Хэйсу. Сосуды этого класса обычны в слоях конца XI и начала XII в.61. В Херсонесе аналогичные сосуды действительно происходят из засыпи цистерны с монетами кон­ца XI в.62. Вместе с тем цикл данного класса, по всей видимости, более протяженный. Такие сосуды были обнаружены в комплексе Большого дворца с монетами 969-976 гг., Керчи последней трети X в. и Херсонеса начала -- первой половины XI в. Следовательно, класс 3 может датиро­ваться временем от последней трети X в. до начала XII в.63.
   Поливные миски типа "Great Palace 20,10" (Майко 1994. Рис. 9,10=Баранов, Майко 2001. Рис. 7,10).
   Две миски на таблице в статье В. В. Майко соответствуют сосудам, аналогичным миске из слоя стадии V Большого дворца в Константинопо­ле, содержавшей монеты XI и XII вв.64.
   Лощеный кувшин с орнаментом (Майко 1994. Рис. 9,5=Баранов, Майко 2001.Рис. 7,5)
   Лощеный кувшин с характерным орнаментом относится к нашему признаку "Сазанов 20". В статье 1998 г. А. В. Сазанов датировал эти со­суды периодом от последней трети X до второй половины XI -- начала
   XII в.65, пересмотрев точку зрения А. Л. Якобсона и первоначальную дату С. А. Плетневой. В своей новой книге С. А. Плетнева поместила такой
   116
   сосуд в периоды 2 и 3 по хронологии Саркела, датируемые первой по­ловиной XI в. и второй половиной XI -- началом XII в.66. Эти сосуды отсутствуют в периоде 1, связанном с разгромом 965 г.
   Специальную статью посвятили этим сосудам И. А. Баранов и В. В. Майко. Исследователи подчеркивают, что в Сугдее, в так назы­ваемых "праболгарских салтово-маяцких объектах" второй половины VIII -- первой половины X в., не обнаружено ни одного фрагмента по­добной посуды. При этом необходимо учитывать, что неоднократно опу­бликованный кувшин этого типа из Херсонеса найден в комплексе поме­щения вместе с византийскими монетами середины -- второй половины X в. В закрытых комплексах Сугдеи данная керамика обнаружена только с византийскими монетами середины -- второй половины X в. Дополни­тельные данные о датировке и территории распространения этой катего­рии лощеной посуды дает верхняя часть аналогичного сосуда с городища Воинь, датирующегося в рамках Х-Х1 вв.67.
   Тем самым подтвердилась как предложенная А. В. Сазановым нижняя дата этих сосудов в пределах последней трети X в., так и дата типа в целом.
   "Воротничковая" амфора

0x01 graphic

Рис. 1

   117
   Сказанное позволяет предложить несколько иную, чем у авторов рас­копок, дату формирования зольника.
   Хронология вещей, датирующих время функционирования зольни­ка, представлена на вышеприведенном графике:
   График позволяет говорить о том, что формирование слоя началось не ранее последней трети X в. и закончилось в конце XI -- начале XII в. Наиболее вероятна дата середина XI -- начало XII в.
  

3. Стратиграфия района куртины между башнями Якобо Торселло и Безымянной N 5

   Раскопки Е. А. Айбабиной в 2001 г. в рассматриваемом районе дали две хорошие стратиграфические колонки. Одна из них отражает стра­тиграфию северо-восточного борта раскопа I, вторая -- юго-западного борта того же раскопа. К их анализу мы далее и обратимся68.
   В северо-восточном борту фиксируются следующие основные слои IХ-ХI вв. (снизу вверх):
   "желто-коричневый плотный суглинок";
   "желто-коричневый суглинок с углями и известью";
   "темно-желтый грунт";
   "желто-зеленый грунт".
   "Слой желто-коричневого плотного суглинка"
   Слой желто-коричневого плотного суглинка был датирован в отчете X в., остальные -- Х1-ХШ вв.69
   Стратиграфически с этим слоем, обнаруженным на всей поверхно­сти раскопа, связана оборонительная стена (кладка 3). Мощность слоя составляла от 0,20 м до 0,62 м. Стена стоит на нем, он же покрывает ее нижнюю часть, видимо, до уровня фундамента. Слой представлял со­бой плотный суглинок с примесью мелких камешков и морской гальки. В северо-восточной части раскопа в нем прослежены две прослойки: у северо-восточного борта -- прослойка известкового раствора толщиной до 8 см и у фундамента кладки 3, у калитки 2 -- две прослойки плотного коричневого суглинка с большим количеством мелких камешков.
   Находки из слоя, приведенные в отчете, позволяют уточнить время сооружения стены.
   В слое найдены фрагменты черепиц70, фрагменты красноглиня-ных пифосов71, красноглиняных амфор "причерноморского" типа (IХ-Х вв.)72, ручка красноглиняной амфоры типа 5 по АДСВ 7 (VI-VII вв.)73, фрагменты красноглиняных кувшинов74, фрагменты кувши­нов с плоскими ручками (IХ-ХП вв.)75, стенки ойнохои "баклинского" типа (?), фрагменты коричневоглиняных горшков76, венчик поливной
   118
   белоглиняной миски группы "Glazed White Wares I"77 и фрагмент же­лезного ножа78.
   Из этих вещей датирующими являются амфоры "причерноморского" типа, кувшины с плоскими ручками и венчик поливной белоглиняной ми­ски группы GWW I.
   Такой состав комплекса слоя указывает на несколько иную дату, чем была предложена автором раскопок.
   Поливная миска79, продатированная автором раскопок X--XI вв., явля­ется более ранней. По всей видимости, автора смутило сходство с сосуда­ми группы "GWW II". Внимательное рассмотрение этого сосуда показы­вает, по всей видимости, что он относится к группе "GWW I". Аналогии этому сосуды происходят из слоя стадий II и III Большого дворца.
   Слой стадии III с абсолютно аналогичной миской содержал монеты Василия I 867-886 гг.80. Другой аналогичный сосуд был найден в ком­плексе стадии II Большого дворца с монетами 813-820 гг.81. Верхняя гра­ница самой группы "GWW I" лежит в пределах первой половины IX в. Учитывая наличие венчика кувшина с плоскими ручками и преобладаю­щие фрагменты амфор "причерноморского" типа, время формирования слоя можно отнести к середине -- 60-м гг. IX в., до начала 80-х гг.
   "Желто-коричневый плотный суглинок с углями и известью"
   Обнаружен отдельными участками в центральной части раскопа. Материал из слоя представлен амфорами "причерноморского" типа, ойнохойей "баклинского" типа, дном поливного белоглиняного кувши­на и бортиками поливных белоглиняных мисок группы "GWW II" по Дж. Хэйсу. Такой состав комплекса позволяет относить слой, скорее все­го, к первой половине -- середине X в.
   "Слой темно-желтого грунта".
   Слой датируют фрагменты красноглиняных амфор "причерномор­ского" типа, кувшины с плоскими ручками и кувшин с врезным орна­ментом из линий с концентрическими кружками на углах. Последние, как уже говорилось выше, появляются не ранее последней трети X в., что позволяет датировать слой в пределах последней трети X -- на­чала XI в.
   "Слой желто-зеленого грунта"
   Датирован исследователями XI--XIII вв.
   Сказанное суммируем в таблице 5.
   119

Таблица 5

Название слоя/комплекса

Датирующие вещи

Дата слоя

   "Слой желто-зеленого грунта"
  
   ХIIII вв.?
  
   "Слой темно-желтого грунта"
  
   1. Амфоры "причерноморского" типа
   2. Кувшины с плоскими ручками
   3. Кувшин с врезным орнаментом
   Последняя треть X -- начало XI в.
  
   "Желто-коричневый плотный суглинок с углями и известью"
  
   1. Амфоры "причерноморско-го" типа
   2. Поливные миски "GWW II"
   3. Ойнохойи "баклинского" типа
   Первая половина -- середина X в.
  
   "Желто-коричневый плотный суглинок"
  
   1. Амфоры "причерноморско-го" типа
   2. Кувшины с плоскими ручками
   3. Поливные миски "GWW I"
   4. Ойнохойи "баклинского" типа
   Середина 60-80-х гг. IX в.
  
  
   Стратиграфия юго-западного борта много проще.
   По профилю этого борта снизу вверх фиксируются следующие основные слои 1Х-Х1 вв.:
   "слой желто-коричнев ого плотного суглинка";
   "серо-коричневый плотный грунт с углями";
   "слой коричневого суглинка".
   "Слой желто-коричневого плотного суглинка"
   Един для обоих профилей, и, как было показано выше, датируется серединой -- 60-80-х гг. IX в.
   "Серо-коричневый плотный грунт с углями"
   Представлял собой типичный мусорный слой с большим количеством углей и костей животных. Слой датируют фрагменты амфоры "причерно-морского" типа с зональным рифлением, подтреу гольные в сечении венчики амфор "причерноморского" типа, венчики кувшинов с плоскими ручками, фрагменты ойнохой "баклинского" типа. Донце поливного белоглиняного кувшина, относящегося, по всей видимости, к группе "Науеs 1992 GWW IV" и датирующееся не ранее начала XII в., видимо, попало в слой из вы­шележащих горизонтов82. Во всяком случае, никаких материалов этого вре­мени в рассматриваемом слое не было. Учитывая отсутствие "воротничковых" амфор, слой можно датировать в пределах конца IX -- середины X в.
   120
   "Слой коричневого суглинка"
   Слой обнаружен в центральной и юго-западной частях раскопа. В верх­ней части содержал прослойки золы. Слой датируют фрагменты "воротничковых" амфор, кувшины с плоскими ручками, медные византийский фоллисы XI в. Последние позволяют относить слой не ранее чем к XI в. Для уточнения датировки имеет значение преобладание "воротничковых" ам­фор и находки поливных белоглиняных стенок от кувшинов группы "Науез GWW IV". Если это не "примесь сверху", попавшая в слой из более поздних горизонтов, то слой можно относить ко второй половине XI -- началу XII в.
   Сказанное иллюстрирует таблица 6.

Таблица 6

Название слоя/комплекса

Датирующие вещи

Дата слоя

   "Слой коричневого суглинка"
  
   1. "Воротничковые" амфоры
   2. Кувшины с плоскими ручками
   3. Поливные кувшины "СWW IV"
   4. Византийские фоллисы XI в.
   Вторая половина XI -- начало XII в.
  
   "Серо-коричневый плотный грунт с углями"
  
   1. Амфоры "причерноморского" типа
   2. Кувшины с плоскими ручками
   3. Ойнохойи "баклинского" типа
   Первая полови­на -- середина Хв.
  
   "Желто-коричневый плотный суглинок"
  
   1. Амфоры "причерноморского" типа
   2. Кувшины с плоскими ручками
   3. Поливные миски GWW I
   3. Ойнохойи "баклинского" типа
   Середина -- 60-80 гг. IX в.
  
  
   Синхронизация обеих колонок из раскопок куртины между башнями Якобо Торселло и Безымянной N 5 дает следующий результат (табл. 7):

Таблица 7

Юго-западный борт

Северо-восточный борт

Дата слоя

Слои

Датирующие вещи

Слои

Датирующие вещи

1

2

3

4

5

   "Слой коричневого суглинка"
  
   1. "Воротничко­вые" амфоры
   2. Кувшины с плоскими ручками
   3. Поливные кувшины "GWW IV"
   4. Византийские фоллисы XI в.
   "Слой желто-коричневого грунта" (?)
  
  
  
   Вторая поло­вина XI -- на­чало XII в.
  
   121

Окончание табл. 7

1

2

3

4

5

  
  
  
  
   Слой темно- желтого
   грунта
  
  
   1. Амфоры "при- черноморского" типа
   2. Кувшины с плоскими ручками
   3. Кувшин с врезным орнаментом
   Последняя треть X -- начало XI в.
  
  
  
   "Серо- коричневый плотный грунт с углями"
  
  
  
  
  
   1. Амфоры "при- черноморского" типа
   2. Кувшины
   с плоскими
   ручками
   3. Ойнохойи
   "баклинского"
   типа
   Желто- коричневый плотный суглинок с углями и известью
  
  
  
   1. Амфоры "при- черноморского" типа
   2. Поливные ми-
   ски "GWW 11"
   3. Ойнохойи "ба-
   клинского" типа
  
  
   Первая поло-
   вина -- сере-
   дина X в.
  
  
  
  
  
  
   "Желто-
   коричневый
   плотный
   суглинок"
  
  
  
  
  
  
  
   1. Амфоры "при-
   черноморского"
   типа
   2. Кувшины с
   плоскими руч-
   ками
   3. Поливные
   миски
   "GWW I"
   4. Ойнохойи
   "баклинского" типа
   Желто-
   коричневый
   плотный
   суглинок
  
  
  
  
  
  
  
   1 . Амфоры "при-
   черноморского"
   типа
   2. Кувшины с
   плоскими ручка-
   ми
   3. Поливные ми-
   ски "GWW I"
   4. Ойнохойи "ба-
   клинского" типа
  
   Середина --
   60-80-х гг.
   IX в.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

4. "Архитектурно-археологическая стратиграфия

на участке Судакского городища"

по публикации В. В. Майко

   В неоднократно цитировавшейся нами статье В. В. Майко приводится не­аннотированный стратиграфический разрез, озаглавленный -- "архитектурно-археологическая стратиграфия на участке Судакского городища"83.
   На нем снизу вверх фиксируются следующие слои:
   1. "Слой серо-зеленой глины".
   2. "Два слоя серо-коричневой глины, разделенные слоем углей".
   3. "Кладка второй половины IX в.".
   4. "Кладка второй половины X в.".
   5. "Кладка XIV в.".
   122
   Какие-либо комментарии и обоснование хронологии в тексте отсут­ствуют. В целом эта стратиграфия очень напоминает стратиграфию по­мещения "Б" раскопок 1994 г. Создается впечатление тождественности "слоя зеленоватой глины" в помещении "Б" и "слоя серо-зеленой глины" на разрезе В. В. Майко. Такое же впечатление тождественности произво­дят и слой коричневой глины помещения "Б", разделенный слоем угля на два, и "слой серо-коричневой глины" на разрезе В. В. Майко, также разделенный на два84. При условии их идентичности слой серо-зеленой глины можно отнести ко второй половине VIII в., а слой серо-коричневой глины -- к первой половине IX в.
   В этом случае сравнительная стратиграфия дает следующую карти­ну (табл. 8):

Таблица 8

N слоя в помеще­нии "Б"

Название слоя или комплекса по разрезу помещения "Б" 1994 г.

Название слоя или комплекса по "архитектурно-археологической стратиграфии" В. В. Майко

Дата слоя

   111.2
  
   "Слой светло-коричневой глины 2"
   "Кладка второй по­ловины X в."
   Вторая половина Хв.
   IV
   "Слой пожара и печины"
  
   950-960 гг.
   V
   "Слой углей и ракушки"
  
  
   Ш.1
  
   "Слой светло-коричневой глины 1"
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Кладка второй по­ловины IX в."
   Вторая половина IX в.
   VI
  
   "Слой коричневой глины"
   "Слой серо-коричневой глины"
   Первая половина IX в.
   VIII
  
   "Слой зеленоватой глины"
   "Слой серо-зеленой глины"
   Вторая половина VIII в.

Синхронизация стратиграфических колонок Судакского городища VII--XI вв.

   Теперь, получив все возможные на сегодняшний день стратигра­фические колонки, попытаемся их синхронизировать. Результатом та­кой синхронизации должна стать единая археологическая периодизация истории Судакского городища рассматриваемого периода.
   Синхронизация может быть представлена в таблице 9.
   123

N слоя

Название слоя

N слоя

Название слоя или объекта

N слоя

Название слоя или объекта

Название слоя или объекта

Название слоя или объекта

Название слоя или объекта

Дата слоя

   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Зольник
   третьего
   периода
  
  
  
  
  
  
  
   "Слой
   коричне-
   вого су-
   глинка
   или слой
   желто-
   кори
   чневого
   грунта"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Вторая
   полови
   на XI --
   начало
   XII в.
  
  
  
  
  
   III.2
  
  
  
  
  
  
  
   "Слой
   светло-
   коричне-
   вой гли-
   ны 2"
  
  
  
   III
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Слой
   темно-
   желтого
   грунта"
  
  
  
  
   "Кладка
   второй
   половины
   Хв."
  
  
  
  
   Вторая
   полови-
   на X в.
   -- по-
   следняя
   треть X
   -- нача-
   ло XI в.
   IV
  
  
   "Слой
   пожара и
   печины"
  
  
  
  
  
  
   1(?)
   Слой
   X в. (?)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   950-
   960 гг.
  
   V
  
  
   "Слой
   углей и
   ракушки"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   III. 1
  
  
  
  
   "Слой
   светло-
   коричне-
   вой гли
   ны 1"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Желто- коричневый плотный суглинок с углями и известью или серо-коричневый плотный грунт с углями"
  
  
   Первая половина -- середина X в.
  
  
   124

Продолжение табл. 9

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   IV/
   V
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Очаги
   со слоем
   извести.
   Заполне
   ние по-
   меще
   ния "Б"
   произ-
   водст-
   венного
   компле-
   кса
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Желто-
   коричне-
   вый пло-
   тный су-
   глинок"
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Кладка
   второй по-
   ловины
   IX в."
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   860-
   880 гг.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   VI
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Слой
   коричне-
   вой гли-
   ны
  
  
  
  
  
  
   VI
  
   Глиня
   ная об-
   мазка
   II
   ?
  
  
  
  
  
  
  
   "Слой
   зелено-
   ватой
   глины с
   прос­лойка-
   ми золы"
   (золь-
   ник) (?)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Слой
   серо-ко-
   ричневой
   глины"
  
  
  
  
  
  
   Первая
   полови-
   на IX в.,
   весьма
   предпо-
   ложите-льно --
   вторая
   четверть
   IХв.
  
  
   VII
  
   Слой
   дерева
  
  
  
  
  
  
  
  
   VШ
  
   Слой
   песка
  
  
  
  
  
  
  
  
   IX
  
  
   Слой
   бута и
   щебня
  
  
  
  
  
  
   VII
  
  
  
  
  
   "Слой
   зеленова
   то-корич-
   невой
   глины"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   VIII
  
  
  
   "Слой
   зелено-
   ватой
   глины"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Слой
   серо-зе-
   леной
   глины"
   Вторая
   поло-
   вина
   УШв.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Заполне-
   ние ям
   под до-
   мом N 1
   1993г.
   X
  
  
  
  
  
  
  
   Развал
   пост-
   ройки
   ("капи-
   ща" или
   христи-
   анского
   храма)
   III
  
  
  
  
  
  
  
   "Слой
   развала
   "святи-
   лища
   первого
   перио-
   да"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   570
   /580 --
   конец
   VII в.
  
  
  
  
  
  
   IV
  
   "Слой корич- невой глины"
  
  
  
  
  
  
   До конца VI-650/
   670 гг.
  
  
   V
  
   "Слой золы и углей"
  
  
  
  
  
  
  
  
   125

Окончание табл. 9

   Заполнение помещения "Б" дома 1994 г. (Баранов И. А., Майко В. В. Праболгарские горизонты Судакского городища. Рис. 2.)
  
   "Святилище второго периода" на участке куртины XV Судакской крепости. Очаги, производственный комплекс по разрезу А-Б.(Баранов И. А., Майко В. В. Тюркское святилище Сугдеи. Рис. 3, б)
   Разрез по оси север-юг (А-Б) святилища Сугдеи". (Баранов И. А., Майко В.В. Тюрское святилище Сугдеи. Рис. 1, 3)
  
  
   Зольник. Разрез по оси запад-восток (А-В) "святилища Сугдеи третьего периода" (Баранов И. А., Майко В. В. Тюркское святилище Сугдеи. Рис. 6)
   Стратиграфия района куртины между башнями Якобо Торселло и Безымянной N5. (Айбабина Е.А. Отчет о раскопках средневековой Сугдеи-Солдайи в 2001 г. Рис. 6, Рис.8
   "Архитек-турно-археологическая" стратиграфия на участке Судакского городища (Майко В.В. Сугдея во второй половине X -- начале XI в. Рис. 3
  
  
  
  
   Предложенная стратиграфическая колонка позволяет предложить следующую периодизацию истории раннесредневековой Сугдеи: VI-VII вв. Ранневизантийский период; вторая половина VIII -- первая половина IX в.; вторая половина IX -- середина -- третья четверть X в.; последняя треть X -- начало -- первая половина XI в.; вторая половина XI -- начало XII в. Перейдем к рассмотрению этих периодов.
  
   I. VI-VII вв. Ранневизантийский период
   Данный период можно характеризовать как ранневизантийский.
   Согласно концепции И. А. Баранова, Судакская крепость была основа­на в третьей четверти VII в. сугдами -- этнической группой родственной адыгам (зихам), входившей до середины VII в. в состав протоболгарской конфедерации в Приазовье. Жители приазовской Нижней Сугдеи, раз­громленной, вероятно, в ходе хазаро-болгарской войны, бежали в Таврику в составе оногурской орды. Они осели на берегу бухты, пригодной для корабельной стоянки и торжища, дав новому городу свое родовое имя. Следы материальной культуры сугдов на городище почти не прослежива­ются85. Большая часть первоначальной застройки затоплена морем. Имен-
   126
   но на дне бухты на глубине 5-8 м обнаружены остатки ювелирной мастер­ской второй половины VII в., в производственном браке которой найдены фрагмент золотой проволочной серьги с каплевидной аметистовой под­веской, находящей прямую аналогию в Перещепинском кладе, золотые серьги пастырского типа с подвесками в виде стилизованных виноградных гроздей и пробные отливки поясной гарнитуры геральдического типа, по­лучившей широкое распространение среди кочевников Причерноморья. Помимо этого на склоне горы Перчем, в 300 м к северу от Крепостной горы (Дженевез-Кая), обнаружен грунтовый могильник с погребениями в неглубоких ямах, ориентированных на север. В одной из могил зачищен погребальный инвентарь северо-кавказского типа середины -- второй по­ловины VII в.: пять поясных серебряных щитовидных блях с подпрямоугольными прорезями, выполненных в технике литья и крепившихся на поясе тремя заклепками, литой бронзовый браслет с разомкнутыми кон­цами, украшенными насечками, литые бронзовые бубенчики с прорезью и низка мозаичных пастовых бус с подвеской из раковин каури.
   К тому же времени относится строительство замка Кыз-Куле на вершине Крепостной горы и маяка на мысу Лимена-Судак-Бурун, функционировавшего на протяжении всей жизни города. От замка первого периода сохранился лишь пятиметровый участок куртины над западным обрывом. Эта стена сложена из небольших известняковых блоков в два панциря с забутовкой на розовом цемянковом растворе. Толщина стены 1,42--1,5 м при высоте до 2,5 м. Она датируется около середины VII в. Замок и портовая слобода служили градостроительной основой, на которой начал развиваться портовый город, включенный также во второй половине VII в. в состав Византийской империи86.
   Таким образом, первоначальный список ранневизантийских памят­ников Судака был предложен в статье И. А. Баранова. К ним исследо­ватель относил Приморское укрепление, замок Кыз-Куле, маяк на око­нечности мыса Дженевез-Кая, так называемое "тюркское святилище", могильник у замка Кыз-Куле и храмы около него87.
   И. А. Баранов также полагал, что на ранневизантийском этапе (VII -- первая половина VIII в.) Сугдея представляла собой рядовую приморскую крепость, служившую для обслуживания и охраны каботажного плавания византийских судов между Боспором и Херсоном. Исходя из этой зада­чи ее первоначальная оборона была сосредоточена в портовой части и на вершине горы Дженевез-Кая, где находился небольшой замок с византий­ским гарнизоном. В 1985 г. на площадке перед замком было раскопано небольшое кладбище, состоящее из плитовых могил византийского типа и датированное поясной бляшкой-тройчаткой с пуансоном VII в.88.
   127
   Ревизия списка И. А. Баранова была проведена в обобщающей ста­тье А. В. Джанова, дополнившим и пересмотревшим перечень ранне-византийских памятников Сугдеи89. Из сведений, изложенных в статье А. В. Джанова, мы и исходим.
   1. Кладки ранневизантийского времени в башне Кыз-Куле И. А. Баранов считал, что от замка первого периода сохранился лишь пятиметровый участок куртины над западным обрывом. Эта сте­на сложена из небольших известняковых блоков в два панциря с за­бутовкой на розовом цемянковом растворе. Толщина стены 1,42-1,5 м при высоте до 2,5 м. Она датируется фрагментами западнопонтийских амфор и кувшинов-ойнохой "баклинского" типа временем около се­редины VII в. Портовый поселок, включая затопленную часть, занимал береговую полосу и был защищен с севера каменной оградой толщиной 1,1 м. Последняя сложена в той же технике, что и стена цитадели.
   А. В. Джанов, осматривавший этот участок, отметил, что следы со­оружения ранневизантийского времени в остатках башни Кыз-Куле не прослеживаются. Хотя, по мнению исследователя, византийские фор­тификаторы не могли не защитить господствующую над всем городом высоту, тем не менее о характере объекта можно только догадываться90. Иными словами, достоверные данные о ранневизантийских строитель­ных остатках здесь отсутствуют. Никакой документации по сборам подъ­емного материала не существует.
   2. Остатки стены на юго-западном склоне горы
   Они принадлежали крупной раннесредневековой башне. Материалы раскопок пока не изданы. По сведениям В. В. Манко, немногочисленный археологический материал датируется не ранее середины VII в.91. Тем не менее, по справедливому мнению А. В. Джанова, до полного исследо­вания и детальной публикации архитектурных остатков всякая попытка датировать памятник будет носить предварительный характер92.
   3. Храмы у башни Кыз-Куле
   Наличие маяка ранневизантийского времени на оконечности мыса Дженевез-Кая является плодом фантазии И. А. Баранова93. То же самое касается и храмов у башни Кыз-Куле94.
   4. Так называемое "тюркское святилище" на участке куртины XV Руины, по мнению И. А. Баранова, тюркского святилища обнару­жены в 1985 г. и начали изучаться в 1990 г. Оно, как считают авторы раскопок, представляло собой круглое в плане сооружение башенного типа, высотой около 2 м и диаметром не менее 5 м (точные разме­ры пока неясны), стоявшее на краю крутого оврага. "Башня" в конце IX -- начале X в. была почти полностью перекрыта хазарской оборони-
   128
   тельной стеной, из-под которой выступает лишь незначительная часть циркульной кладки. Она сложена из известняковых блоков на глине без фундамента. С южной стороны к "башне" подводила мощеная дорожка длиной около 3 м, ориентированная строго по сторонам света. Ее слан­цевые плиты, шириной до 0,5 м при длине 1,5-1,7 м, до разрушения в результате сильного землетрясения с запада опирались на крепиду вы­сотой в один рядок кладки: дорожка и крепида в результате динами­ческого удара сползли по склону в промоину, образовав упорядоченный завал. При зачистке завала обнаружены крупные профилированные блоки с орнаментальным изображением. У подножия "башни" зачи­щен полуметровый зольник, перекрытый ее завалом после землетря­сения. В зольнике обнаружен небольшой идол из белого известняка, аналогичный идолу в бурке из Саркела. Авторы раскопок предполо­жили, что на площадке святилища находилось кострище священного огня, зола которого собиралась в зольнике под "башней". Это место являлось священным для тюрок и сугдов даже после разрушения святилища: еще в X в. здесь находился большой зольник95.
   Предложенная И. А. Барановым интерпретация комплекса была рас­смотрена А. В. Джановым, С. Б. Сорочаном и нами. Ни А. В. Джанов, ни С. Б. Сорочан96, ни А. В. Сазанов и Ю. М. Могаричев не согласились с предложенной И. А. Барановым трактовкой комплекса как святилища. А. В. Джанов отмечает, что на чертежах фрагмента стены святилища хо­рошо видно, что развал стен находится под субструкцией сохранивше­гося фрагмента стены святилища, что говорит об их разновременности. Конструкция не может стоять на своем же развале. Тот участок стены, который И. А. Баранов упорно называл субструкцией стены тюркского святилища, является, вероятно, ремонтной латкой раннесредневековой городской стены. Участок, где он расположен, представляет собой глубо­кий овраг. Циркульные очертания плана этого фрагмента стены являются результатом воздействия стихии на этот участок крепостной стены. Уже одна эта поправка разрушает утвердившийся взгляд на памятник97.
   Анализ материалов из комплекса "святилища" показал, что для его трактовки как тюркского святилища нет веских оснований. На это же ука­зывают и находка при расчистке завала крупных профилированных блоков так называемого портала, украшенного простым рельефным веревочным орнаментом, а также обломки ступенчатого известнякового карниза98.
   Анализ архитектурных фрагментов, а также надпись позволили вы­сказать вполне правдоподобное предположение, что данные архитектур­ные фрагменты относятся к развалинам христианского храма. Наличие монументального саркофага, а также ктиторская надпись указывают, что
   129
   это был действительно христианский храм. Ранее опубликованные ре­зультаты раскопок объекта говорят не в пользу интерпретации его как святилища тюркского бога Тенгри99.
   5. "Приморское укрепление"
   Пожалуй, наиболее выразительные остатки ранневизантийского пе­риода представлены в так называемом "приморском укреплении", рас­полагавшемся в портовой части Сугдеи. Последнее достаточно полное и подробное описание комплекса было сделано А. В. Джановым, который по особенностям строительной техники датировал башню временем не позднее начала VI в.100.
   Напротив, Е. И. Лопушинская считает, что датировка VI в. с точки зрения архитектурного анализа спорна. Как показали исследования кре­постных стен с северной стороны Крепостной горы, кладки VI в. сложе­ны из квадров кордонной кладки на известковом растворе без примене­ния елочных укладок. Кладка и размер сооружения, открытого на южном склоне Крепостной горы, характерны для более раннего, чем VI в., пе­риода. Такая кладка и габариты башни соответствуют оборонному стро­ительству эллинистического и римского времени, что подтверждают и археологические находки на морском дне, пока очень редкие.
   Сооружение, по мнению Е. И. Лопушинской, относится, видимо, к Ш-IV вв., являясь одной из башен системы укреплений, возведенной вдоль моря и защищавшей поселение и порт на южном склоне Крепост­ной горы, где археологами обнаружено множество построек, правда, пока более позднего времени -- VIII-XII вв.
   Стены башни, подчеркивает Е. И. Лопушинская, сложены на известково-цемяночном растворе, снаружи кладка кордонная, изнутри -- "в елку". Например, кладкой "в елку" сложены крепостные стены Ш-V вв. Вероны. Большие размеры башен, подобные раскопанной, тоже характер­ны для III-V вв. Размер раскопанной башни по наружному контуру в пла­не 16 х 14 м. Башня Каламиты того же периода имеет размер 14 х 13 м, башня Золотых ворот Константинополя III в. -- 18 х 16 м, херсонесская башня Зинона в III в. имела размеры в диаметре 11,5 м. Позже в крепост­ном строительстве башни подобные размеры не встречаются101.
   В аргументации Е. И. Лопушинской, несмотря на некоторое рацио­нальное зерно, заключающееся в попытке удревнения башни на осно­вании архитектурных особенностей, содержится большое количество фактических ошибок. Во-первых, башни такого размера второй чет­верти VI в. известны в Восточном Крыму, о чем будет сказано дальше. Во-вторых, непонятно как редкие находки на морском дне могут под­тверждать строительство сооружения эллинистическим (подчеркнуто
   130
   нами. --Авт.) и римским временем. В-третьих, приведенные архитекто­ром аналогии с башнями других памятников являются абсолютно произ­вольными. Чего стоит хотя бы сравнение с херсонесской башней Зинона. Наконец, полностью проигнорированы археологические материалы.
   Вместе с тем характер кладки, особенно во внутреннем панцире на участке куртины XV, требует объяснения. А. В. Джанов со ссылкой на А. Л. Якобсона пишет, что кордонная кладка применялась позднеримскими архитекторами, а наиболее поздние случаи ее применения отно­сятся ко времени правления Зинона, то есть к концу V в.102. Заметим, что в случае с XV куртиной речь идет о трехслойной двухрядной орфостатной сложной кладке по типологии С. Д. Крыжицкого103. Обратим вни­мание еще на один момент. Если внутренний панцирь стены на участке куртины XV имеет характер двухрядной орфостатной кладки, то внеш­ний -- однорядная постелистая ложковая104. Создается впечатление, что первоначально стена была сооружена в орфостатной технике. Позже, при ремонте, внешний панцирь был выложен в обычной однорядной постелистой технике. К какому же времени могла относиться первона­чально стена в орфостатной технике? Этот тип кладки известен с IV в. до н. э.105. Нас более интересует верхняя дата. Такой тип кладки, хотя и в гораздо больших размерах блоков, применен в крепиде Зевсова кургана в Ольвии, датирующегося II в. н. э.106. Классическим примером являют­ся оборонительные стены Херсонеса, где аналогичная кладка датируется концом V и первой половиной VI в.107. Тем самым стена в орфостатной технике, по-видимому, была построена не позже VI в.
   Теrminus ante quem прекращения функционирования башни дают находки в слое желтой глины на вымостке внутри башни. К сожалению, рисунки сосудов не приведены в статье, поэтому приходится оперировать только текстом А. В. Джанова. Как пишет исследователь, "среди нахо­док представлены горла и донышки так называемых колхидских амфор, фрагменты северопричерноморских амфор с зональным рифлением, что заставляет омолодить время их исчезновения с рынка по крайней мере на сорок лет и отнести это событие ко времени завоевания Колхиды ара­бами (около 742 г.)"108. Ключевыми здесь вновь являются так называе­мые амфоры "с перехватом". Вопрос об их верхней дате неоднократно обсуждался. Как мы уже писали, верхняя граница амфор "с перехватом" может быть определена рубежом VII и VIII вв., возможно их захождение в первую половину VIII в. Однако в любом случае в это время амфоры оседают в комплексах уже после прекращения их выпуска109. При этом вряд ли стоит жестко привязывать конец выпуска этих амфор ко времени завоевания Колхиды арабами. Глина этих поздних сосудов равным об-
   131
   разом может указывать на их происхождение из района Южного При­черноморья, характерной чертой глинищ которого являются включения вулканических минералов (например, Трапезунд). Еще раз подчеркнем, что печи для обжига этих амфор пока не обнаружены.
   Сам тип зонального рифления также появляется раньше и получает широкое распространение на амфорах с воронковидным горлом, проис­ходящих из контекстов конца VI--VII в.110. Таким образом, стенки с зо­нальным рифлением могут не относиться к амфорам "причерноморского" типа. Вместе с тем окончательные суждения явно преждевременны. Необходима полная публикация керамики из рассматриваемого слоя.
   В любом случае, башня в конце VII -- начале VIII в. уже не функцио­нировала по своему прямому назначению.
   В связи с новым прочтением комплекса башни "Приморского укре­пления" представляется очевидным, что речь идет о крупном фортифика­ционном сооружении, имевшем самостоятельное стратегическое значе­ние. Эта башня не была включена в замкнутую оборонительную линию, так как следов крепостных стен вблизи нее не обнаружено. Принципиа­лен сделанный А. В. Джановым вывод о том, что в ранневизантийский период Сугдея не была защищена сплошной оборонительной линией со стороны моря. Справедливы и аналогии с башней поселения "Золотое восточное в бухте"111.
   6. Куртина к югу от "замка на вершине Дженевез-Кая"
   По утверждению И. А. Баранова, от оборонительной системы VII в. сохранился лишь пятиметровый участок куртины к югу от так называе­мого "замка на вершине горы Дженевез-Кая". У ее внутреннего панциря образовался культурный слой, в котором задержаны смытые с верхней части скалы фрагменты западнопонтийских амфор -- круглодонных с кручеными ручками и амфор типа "Истрия", датированных в комплексах Истрии, Херсонеса и Ильичевки второй половиной -- серединой VII в. Фрагменты таких же амфор обнаружены и на замковой площадке, а так­же на мысу над морем, где имеются кострище и остатки стен средневе­кового маяка112.
   Что касается слоя, о котором пишет И. А. Баранов, то публикации этих материалов не существует. Остается лишь верить на слово автору и рассчитывать на правильность сделанных им определений амфор. Кроме того, в любом случае мы имеем дело с переотложенным слоем. Учитывая эти моменты, можно предположить, что в переотложенном слое были обнаружены фрагменты светлоглиняных амфор с рифлением типа "на­бегающей волны" и амфор с воронковидным горлом. Оба типа имеют широкую датировку примерно от V до VII в., что позволяет датировать
   132
   слой в этих широких границах. Датировать их только второй половиной VII в., как это делал И. А. Баранов, было бы явной ошибкой. Кроме предложенной нами широкой даты переотложенного слоя ничего более кони кретного сказать нельзя.
   7. Ранневизантийский маяк на Дженевез-Кая
   Как отмечалось исследователями, ранневизантийский маяк на оконечности Дженевез-Кая является плодом фантазии И. А. Баранова. В на­стоящее время здесь отсутствуют какие-либо остатки постройки. На голой скале не прослеживаются даже следы вырубок под фундаменты. Источник сведений об остатках маяка находится в туманных высказываниях Палласа, соединенных со сведениями Челеби113.
   8. Ранневизантийский замок на Дженевез-Кая
   Публикации планов и материалов отсутствуют.
   9. Район Угловой башни
   По сведениям А. В. Джанова, в 1969 г. при раскопках около угловой башни М. А. Фронджуло обнаружил материал конца VII -- начала VIII в.114. Кроме этой фразы, никакой информации о слое и находках в нем нигде не содержится, что не позволяет оценить корректность пред­ложенной датировки.
   10. Оборонительная стена на западном фланге, примыкающая к обрывам горы Полвани-Оба
   В 1969 г. М. А. Фронджуло открыл еще один участок оборонительной стены на западном фланге портовой стены, где она примыкала к обрывам горы Полвани-Оба. По сведениям А. В. Джанова, "среди камней которой (стены. --Авт.) им (М. А. Фронджуло. --Авт.) был найден материал второй половины VII в."115. Эти материалы нигде не приводятся, соот­ветственно, проверить правильность атрибуции невозможно. Непонятно также, что означает фраза "среди камней стены". Речь может идти или о находках в развале стены, или в толще кладки, что предлагает принципи­ально разные подходы и выводы.
   В целом на сегодняшний день картина фортификации Сугдеи ранневизантийского времени выглядит следующим образом. Портовая часть была защищена сплошной линией крепостных стен со стороны суши116. Важное значение в этой системе обороны придавалось вершине горы Крепостной, единственный подход к которой со стороны моря был укреплен мощной башней. Береговая стена, по всей видимости, отсутствовала. Для защиты города со стороны побережья возводились отдельно стоящие башни. Не ясно, существовала ли линия крепостных стен на северном склоне горы Крепостной. Во всяком случае, элементы фортификации ранневизантийского времени с кордонным типом кладки были обнаружены.
   133
   11. Хозяйственные ямы в юго-западной части раскопа I у подно­жия Крепостной горы. Раскоп I 1964/1965 гг.
   По сведениям В. В. Майко, у северной стены помещения обнаружена небольшая каменная печь, по центру -- хозяйственная яма, содержащая археологический материал второй половины VII в.
   Вокруг постройки встречены фрагменты кладок, также относящихся к раннесредневековому периоду. Под углом постройки частично раско­пана хозяйственная яма, содержащая всевозможные сосуды, в том числе обломки круглодонных амфор и горшков, венчики стаканов и рюмок117. М. А. Фронджуло датировал находки из ямы V--VI вв., В. В. Майко -- VI-VII вв. Последняя дата вероятнее.
   12. Портовый район. Раскоп 1993/1995 гг. Ямы под домом N 1
   Под домом N 1 в 1993 г. были обнаружены хозяйственные ямы и днища срубленных при его строительстве пифосов. Недавно В. В. Май­ко уточнил характер комплекса первого строительного периода. Теперь он интерпретирован исследователем как овальная в плане, глубокая, каркасно-столбовой конструкции полуземлянка второй половины VII в. и нижняя часть вкопанного с западной стороны пифоса, расчлененная позднесредневековыми хозяйственными ямами118. Материал из заполне­ния представлен ойнохойей "баклинского" типа, мелкими фрагментами амфор с воронковидным горлом и светлоглиняных амфор с рифлением типа "набегающей волны". Исследователи датировали комплекс сере­диной -- второй половиной VII в., что допустимо119. Отметим, однако, что данные материалы имеют более широкую хронологию. Ойнохойи "баклинского" типа известны не только в комплексах второй половины VII в., но и в более ранних. В Ильичевке они обнаружены в комплексах 570-580 гг.120, в Херсонесе -- в контекстах конца VI в.121. В Скалистинском могильнике однотипные ойнохойи происходят из комплексов как второй половины, так и первой половины VII в.122.
   Тем самым корректнее датировать время засыпи ям более широко -- от 570-580 гг. до конца VII в. Уточнить эту дату на сегодня вряд ли воз­можно.
   13. Бухта Крепостная
   При подводных археологических исследованиях среди прочего ма­териала обнаружены ювелирные украшения и монеты VII в.123, а также знаменитая коллекция печатей -- моливдовулов, которой посвящен спе­циальный раздел в настоящей работе.
   В целом весь рассматриваемый период Сугдея несомненно принад­лежала Византии. Надежная хронология комплексов пока не может быть установлена. Предварительно можно высказать предположение,
   134
   что комплексы этого периода могут быть отнесены к VI -- первой по­ловине VII в. и второй половине VII в. Скорее всего это произошло до конца VI в.
  
   II. Вторая половина VIII -- первая половина IX в.
   В литературе бытует достаточно распространенная точка зрения об этом времени как о хазарском периоде. Она исходит из концепции, в свое время выдвинутой И. А. Барановым.
   По мнению И. А. Баранова, высказанному в статье 1989 г., хазарский период Сугдеи, датированный им второй половиной VIII--X в., характери­зуется упадком порта и его разрушением хазаро-булгарами. Жилые и хозяй­ственные постройки хазаро-булгар были сосредоточены исключительно на территории портовой слободы и повсеместно перекрыли предшествую­щие им византийские строительные остатки и культурные отложения. Ка­питальных сооружений хазарской эпохи в порту Сугдеи не найдено124.
   Годом позже, в 1990 г., И. А. Баранов утверждал, что в VIII в. под­чиненный хазарам тюркский отряд занял стратегически важную часть Судакской крепости -- ее порт и цитадель. При этом салтовские жилища сооружаются непосредственно на полах византийских построек и даже на плитах пола византийской укрепленной цистерны, разрушенной при вторжении хазар. Первоначально салтовцы не возводили новых оборо­нительных сооружений. В порту они использовали сохранившуюся ви­зантийскую оборонительную стену, защищавшую слободу с севера, а в цитадели на вершине горы (башня Кыз-Куле) был размещен, вероятно, хазарский отряд и находилась ставка наместника-тархана125.
   В другой работе, опубликованной в 1991 г., И. А. Баранов уточнил ранее высказанную точку зрения. Теперь исследователь утверждал, что в 30-х гг. VIII в. византийская Сугдея была разгромлена болгарами второй миграционной волны, входившими в состав хазарского войска кагана Бу­лана. В приморской части города раскопками выявлены повсеместные следы пожаров и разрушений, перекрывшие отложения первого периода. Остатки салтовских построек и культурный слой мощностью до 2 м вы­явлены в береговом обнажении на всей территории порта. Дома распола­гались на искусственных террасах, укрепленных подпорными стенами. Жилища сложены из плитняка "в елку" насухо, без перевязи углов, то есть в технике, характерной для таманских и крымских салтовцев126.
   А. И. Айбабин, развивая идеи И. А. Баранова, пришел к еще более радикальным выводам.
   Исследователь считает, что под давлением хазар в Юго-Восточный Крым переселились и сугды. Так византийцы называли прикубанских
   135
   адыгов. Они основали на побережье ремесленно-торговое поселе­ние Сугдея. А. И. Айбабин утверждает, что опубликованные в статьях И. А. Баранова находки из раскопок в Судаке датируют возникновение города не ранее последней четверти VII в. В письменных источниках Судак впервые упомянут в Космографии Равеннского анонима конца VII в., где он назван Сугдеей "Sugdadon"127 (на самом деле название зву­чит как "Sugdabon"128). По мнению А. И. Айбабина, в первой полови­не VIII в., благодаря динамичному росту экономики Восточного Крыма, Сугдея стала важным хазарским торговым портом региона. Вероятно, в начале VIII в. хазары создали в городе таможню. В акватории порта найдено свыше 400 византийских печатей VIIIII вв. Опубликованные В. С. Шандровской печать Кириака и печати главных коммеркиариев го­ворят о ведении Сугдеей прямой торговли с Константинополем и други­ми византийскими портами Малой Азии.
   При этом сугдейцы хоронили в обычных для христиан плитовых мо­гилах и в земляных склепах. В одном из склепов лежали типичные для салтовской культуры перстень второй половины VIII -- первой полови­ны IX в. и пуговицы129.
   А. В. Джанов констатирует, что о судьбе города во второй половине VII -- первой половине VIII в. известно очень мало. Вероятно, около 670 г., как и вся Таврика, он был захвачен хазарами. Археологическими исследованиями слой VIII в. зафиксирован лишь однажды -- в Портовой части. Для характеристики материальной культуры населения этого явно недостаточно130. Абсолютно противореча сказанному выше, А. В. Джа­нов пишет: "...однако необходимо сказать, что элементы салтово-маяцкой культуры зафиксированы не были"131. Получается, что, хотя город захва­чен хазарами, элементов салтово-маяцкои культуры не прослеживается.
   Альтернативная точка зрения была высказана С. Б. Сорочаном. По его заключению, ни остатки материальной и духовной культуры города, -- греческие, провинциально-византийские в своей массе, -- ни наличие следов властного вмешательства византийской администрации, ни роль крупнейшего христианского религиозного центра на крымской земле не позволяют согласиться с заявлением о том, что в 30-40-е гг. VIII в. Сугдея была захвачена болгарами и превратилась в столицу Крымской Хазарии, каковой и оставалась до 40-х гг. X в. Если это и была своеобразная столица, то лишь юга Таврики, на которую ромейские власти с конца VII в. до 30-х гг. IX в. смотрели вместе с хазарами как на кондоминантную территорию, а затем целиком забрали под контроль империи132. Взаимоотношения Ви­зантии и Хазарии имели характер кондоминантный с конца VII до 40-х гг. IX в. Каганат сохранял прочный, долговременный союз с Византией, а
   136
   также заключил выгодный для обеих сторон договор о совместной борьбе против общего врага -- арабов -- и о разделе сфер влияния в Закавказье. В подобной ситуации Таврике, а значит и Сугдее, вероятно, гораздо проще было оставаться зоной двойного владения обеих держав133.
   М. А. Фронджуло считал, что на рубеже VIII-IХ вв. приморское укрепление было разрушено, возможно, во время взятия Бравлина134. Ни дата, ни интерпретация ничем не подтверждаются.
   1. Нижний горизонт помещения "Б" дома 1994 г. в Портовом районе
   Исследовавшие комплекс И. А. Баранов и В. В. Манко интерпрети­ровали его как праболгарский135. С. Б. Сорочан отметил, что при возве­дении этой постройки использовался прием -- ориз зрюаидт и что даже сторонник ее "праболгарского" авторства вынужден был заметить, что это был городской тип жилого сооружения и что его оставило население, находившееся в тесных контактах с Византийской империей. Таким об­разом, С. Б. Сорочан пришел к выводу: ничего сугубо хазарского здесь нет, как нет и признаков некоей "гнездовой" планировки, типичной для хазарского города136.
   В любом случае перед нами типично провинциальный византийский комплекс. Даже пряжка с крестовидным щитком является типично ви­зантийской и не имеет никакого отношения к кочевникам.
   2. "Слой коричневой глины" в помещении "Б" дома 1994 г. в Портовом районе
   Слой коричневой глины, перекрывающий вышеописанный, характе­ризуется поясным набором первой половины IX в., отсутствием бело-глиняной поливной посуды и кувшинов с плоскими ручками. Это дало основание исследователям отнести рассматриваемый слой ко второй по­ловине VIII -- первой половине IX в.137. С учетом нашей поправки на нижележащий горизонт слой можно отнести к первой половине IX в.
   3. Комплекс сооружений на участке куртины XIV-XV Остатки железоделательной мастерской датированы в последней пу­бликации В. В. Майко второй половиной IX -- первой половиной X в. Она представляла собой дом-пятистенку, пристроенную к оборонитель­ной стене138. Реальная дата, как будет показано ниже, находится в преде­лах первой половины -- середины IX в.
   4. Склепы и погребения на участке куртины XIV На участке куртины XIV к рассматриваемому периоду, VIII -- сере­дины IX в., были отнесены четыре каменных склепа со ступенчатыми дромосами и прямоугольными, несколько вытянутыми, погребальными камерами с цилиндрическим сводом. Как отмечает В. В. Майко, перво­начальные захоронения внутри погребальной камеры выполнены в виде
   137
   плитовых могил, сооруженных из поставленных на ребро песчаниковых блоков. Во всех случаях первоначальные погребения ориентированы головами на юг, последующие -- на север, юг и запад. Помимо разной ориентации захороненных, во всех склепах присутствуют языческие (жертвоприношения в склепе N 1 в виде конского и бараньего черепов и отдельных костей животных) и ярко выраженные христианские чер­ты. Последние отмечены в каждом погребальном сооружении и погре­бальном инвентаре. Обнаруженный во всех склепах немногочисленный погребальный инвентарь мог сосуществовать в рамках середины VIII -- первой половины IX в. Погребальные сооружения использовались и в более позднее время, в течение всего X столетия139.
   Этническо-конфессиональная интерпретация комплекса исследова­телями неоднозначна.
   По мнению И. А. Баранова, погребальный обряд в склепах имеет ярко выраженные иудейские и языческие черты. К иудейским исследователь относил ориентацию погребальных сооружений. Как языческие И. А. Ба­ранов рассматривал конструкцию погребального сооружения, прежде всего "елочную кладку" и остатки обряда кремации. В целом эти склепы предназначались для хазарской знати, принявшей иудаизм140. Погребения по обе стороны от основного в склепе N 4 были уложены на приподнятых над ящиком деревянных решетках, покрытых кошмой, и ориентированы на север, то есть в противоположную от основного погребения сторону. В лобной части и темени этих погребенных также имелись прижизнен­ные пробои черепа, связанные с ритуальным убийством, Во всех случаях с жертвоприношениями связаны находки византийских и салтовских ве­щей, в том числе поясной гарнитуры, датируемой А. И. Айбабиным VIII в. В антропологическом отношении лучше всего сохранились костяки основного погребения в склепе N 4, где в большом каменном ящике 1,54 х 2,18 м, на галечной вымостке, были уложены семь покойников -- двое взрослых, один юноша, остальные подростки и дети. Погребенные, по определению С. И. Круц, брахикранны со сравнительно невысоким сво­дом и уплощенным в средней части лицом, что характерно для салтов­ских антропологических групп Зливок и Волоконовки. Следовательно, как считал И. А. Баранов, можно предположить, что этнические хазары, погребенные в судакских склепах, антропологически были близки про-тоболгарам зливкинской группы. Он отмечал, что в склепах погребения совершены одновременно по трем разным обрядам: с западной ориента­цией -- христианские, с северной -- салтовские языческие (возможно, потомки сугдов) и основные погребения в каменных ящиках -- с южной ориентацией, впервые встреченной в Крыму. В соответствии с И. А. Ба-
   138
   рановым, в деталях погребального обряда последней группы очевидны элементы монотеизма, характерные для иудаизма. Погребениям послед­них присущи каменные склепы с южной ориентацией и захоронением в каменном ящике, совершенном без погребального инвентаря в саване. Такие склепы известны в синагогах Иерусалима и Библоса, где они были распространены среди иудеев с античной эпохи. Следовательно, тип по­гребальных сооружений и погребальный обряд основного погребения позволяют связать судакские склепы с иудаизмом и датировать их инвен­тарем из сопутствующих погребений VIII в. На иудаизм хазарской элиты Сугдеи, по мнению И. А. Баранова, указывает и находка надгробия с се-мисвечником, вторично использованное в византийской плитовой могиле X в. в некрополе Судак-П (раскопки М. А. Фронджуло 1964 г.), а также плита обкладки могилы с руно- и тамгообразными знаками, свастикой и стилизованным семисвечником, обнаруженная в 70-е гг. на территории го­родища. Наличие в судакских склепах человеческих жертвоприношений, согласно И. А. Баранову, не противоречит монотеизму. Имеются сообще­ния письменных источников о сохранении языческих реликтов у хазар и после принятия ими иудаизма. В частности, интерпретируя сведения Иуды бен Барцнлая, О. Прицак и другие исследователи считали, что жертвопри­ношения у хазар сохранялись еще в X в. при царе Иосифе. Итак, раскопки в Судакской крепости, по мнению И. А. Баранова, подтвердили предпо­ложение ряда исследователей, что хазары исповедовали не ортодоксаль­ную, а сектантскую форму иудаизма, позволявшую совершать ритуальные жертвоприношения. То есть налицо -- религиозный синкретизм141.
   Добавим, что в поздней работе И. А. Баранов счел возможным даже интерпретировать эти усыпальницы как место захоронения легендарно­го Георгия (Юрия) Тархана142.
   Предложенная И. А. Барановым интерпретация комплекса является абсолютным нонсенсом, основанным исключительно на желании авто­ра видеть то, что ему хотелось бы. Никаких данных, даже косвенно до­пускающих подобное толкование, не существует.
   В. В. Майко считает, что склепы были возведены для знатного пра-болгарского населения Сугдеи салтово-маяцкого периода, активно при­нимавшего христианство143.
   С. Б. Сорочан расценивает судакские склепы как типичные провинциально-византийские. После совершения первых одиночных захоронений, в том числе в гробу, сюда стали перемещать тела других умерших, так что склепы в скором времени превратились в многоярусные погребения. Судя по немногочисленному, как и полагалось у христиан, погребальному инвентарю вполне провинциально-византийского обли-
   139
   ка (бронзовые перстни со вставками из синего стекла, обычные гладкие височные кольца, серьги с подвеской в виде шарика, подвески пугович­ной формы, стеклянные браслеты, бусы, нательный и железный кресты), склепы на участке куртины XIV функционировали в УШ-1Х вв., т. е. бо­лее 150 лет. Особенно примечателен склеп N 4, в потолке которого имел­ся железный крюк для подвешивания лампадофора или свечника, а на восточной стене краской по штукатурке был аккуратно прорисован про­цветший крест с христограммой и той же краской, но более небрежно, выполнена греческая надпись: "Аминь. Упокой, Господи, имярека"144.
   С. Б. Сорочан акцентирует внимание на том, что к наиболее раннему погребению относится костяк мужчины 30-40 лет, ориентированный, как и положено у христиан, на запад, с нательным железным крестом. Хотя на черепе его были видны следы травмы от острого предмета, однако все­го этого недостаточно, чтобы считать указанные усыпальницы принад­лежащими "тюркской родовой знати", а тем более местом захоронения легендарного Георгия Тархана, который был в городе во времена пред-стоятельства Стефана Сурожского. Храм же над этим склепом-криптой вместе с соседним склепом носил поминальный характер и являлся типичным ромеиским мартирием145.
   Для решения вопроса об этнической и конфессиональной принад­лежности погребенных обратимся к материалам раскопок.
   В склепе N 1 обнаружен железный крест. Крест также был про­царапан по сырой штукатурке южной стены камеры146. При зачистке склепа у южной торцовой стены обнаружены конский череп и копыта, а также череп барана, что расценено В. В. Майко как остатки жертво­приношения147. Но такая картина плохо поддается объяснению. На стене изображен христианский крест, перед которым совершаются языческие жертвоприношения. Видимо, это и заставило исследователей говорить о праболгарах, принявших христианство. Для корректной интерпретации комплекса следует учитывать два обстоятельства. Первое -- является ли наличие в склепе останков коня и барана характерным для других скле­пов, или речь идет о единичном случае. Второе -- какова целостность комплекса склепа N 1.
   Ответы на оба вопросы однозначны. В соседних склепах никаких останков животных найдено не было, а сам склеп N 1 был разграблен в XIII в. через отверстие в своде. Скелет погребенного был вытащен из могилы, а ее заполнение выбрано до материка. Разрозненные кости погребенного грудой свалены с южной стороны плитовой могилы и в юго-западном углу склепа148. По всей видимости, тогда в склеп и попали останки коня и барана.
   140
   В склепе N 2 обнаружена бляшка, представляющая из себя гераль­дический щиток, украшенный рельефным мальтийским крестом. Пред­положение о том, что эта бляшка была изготовлена по мадьярскому об­разцу для салтовцев-христиан, не подтверждается149.
   В склепе N 3 на стене выявлена фреска с изображением процвет­шего креста и христограммы. Под крестом -- христианская заупокойная надпись150.
   В склепе N 4 обнаружены уже упоминавшиеся крюк в своде для подвешивания светильника-лампады, а на стене -- греческая надпись с остатками христианской заупокойной формулы. На груди погребенного находился железный кованый крест151.
   Подводя итог исследованию четырех склепов, приходим к очевидным выводам. Архитектура склепов является, без сомнения, византийской. Как справедливо подчеркивали исследователи, сооружение, в котором обнару­жена надпись (склеп N 3) представляет собой обычную для ранне- и средневизантийской эпохи погребальную конструкцию для балканской части Византии и Черноморского бассейна152. Помимо типично византийской конструкции, весьма характерно, что внутри склепа погребенный лежал в плитовой могиле. Несомненно также, что погребенные были христиа­нами. Нет никаких достоверных материалов, хотя бы косвенно указываю­щих на присутствие среди погребенных хазар, иудеев или язычников. Как точно отметили А. В. Джанов и А. Ю. Виноградов, столь явные черты христианской погребальной обрядности не подтверждают высказанного ранее в литературе мнения о принадлежности склепов на участке XIV ха­зарской знати, принявшей иудаизм153. Тем самым точка зрения С. Б. Сорочана полностью соответствует имеющемуся материалу. Данные склепы можно с полным правом характеризовать как ромейские.
   К западу от склепов были исследованы четыре синхронные склепам грунтовые могилы. Обнаруженный в одном из погребений инвентарь да­тируется также в рамках середины VIII -- первой половины IX в. Веро­ятно, этот некрополь возникает одновременно со склепами и, очевидно, составлял с ними единое целое154.
   5. "Очажное святилище" к западу от могил на участке курти­ны XV в 1990г.
   Святилище, по интерпретации И. А. Баранова и В. В. Майко, вероят­но, было обнесено четырехугольной каменной оградой, от которой сохра­нился лишь участок южной стены с западным углом. Непосредственно на обмазанном полу "ритуальной площадки" зачищено девять, располо­женных бессистемно, очагов диаметром 0,7-1,0 м155. Судя по рыхлости грунта и пепла, они существовали непродолжительное время.
   141
   Как отмечает В. В. Майко, святилище содержит разнообразный архе­ологический материал. Наличие более архаичных фрагментов кухонной посуды, амфор, столовой керамики свидетельствует о возникновении объекта еще во второй половине VIII в. и существовании его до середи­ны X в.156. Однако длительности существования святилища противоречат стратиграфия и непродолжительность функционирования самих очагов, отмеченная выше.
   Трактовка комплекса как салтовского святилища сомнительна. Во-первых, там не найдено никаких ритуальных предметов. Представлен­ные на таблице сосуды -- обычные кухонные сероглиняные горшки и миски. Более того, при расчистке очагов 1 и 2 был обнаружен комплекс железных предметов. Во-вторых, комплекс не находит никаких аналогий среди собственно салтовских культовых памятников. В-третьих, рядом с очагами располагалась постройка (N 3 по нашему списку), имевшая производственный характер. Тем самым салтовское святилище в реалии таковым не является. По всей видимости, это была часть производствен­ного комплекса, связанного с железоделательным производством. При условии синхронизации очагов и постройки очаги также следует отнести к середине IX в. Очаги могли отражать последний этап функционирова­ния производственного комплекса.
   6. Дома-пятистенки внутри башни Приморского укрепления
   В. В. Майко относит ко второму строительному периоду VIII -- пер­вой половины X в. два дома-пятистенки, расположенных внутри ранневизантийской башни. При этом исследователь обоснованно предлагает широкую дату и замечает, что обе постройки использовались и во второй половине X в.157. Уточнить дату, к сожалению, невозможно.
   7. Фрагмент крепостной стены, ведущей на г. Полвани-Оба
   Стена спускается через балку к башне Астагуэрра. Условно датиру­ется VII-IX вв. У северной стены храма Двенадцати Апостолов при рас­копках в 1990 г. обнаружен фрагмент оборонительной стены VШ-IX вв., по мнению И. А. Баранова и А. В. Джанова, связанный с прямоугольной синхронной башней закрытого типа158. Даты гипотетические и пока не могут быть подтверждены.
   Приведенные археологические материалы не подтверждают концеп­цию о захвате хазарами Сугдеи. Они не содержат материалов, которые можно было бы интерпретировать как хазарские.
   Важнейшую информацию о Сугдее конца VII -- первой половины VIII в. дают печати. Их подробный анализ смотрите в следующей главе. Отметим лишь, что идеям И. А. Баранова и А. И. Айбабина противо­речат как данные археологии, так и нумизматики и сфрагистики. Если
   142
   первоначально Е. В. Степанова, следуя схеме И. А. Баранова, писала о том, что на территории порта, непосредственно на полах византийских разрушенных построек, были возведены хазарские жилища, то после внимательного изучения архива печатей ее точка зрения кардинально изменилась159.
   Она считает, что, если бы портовые сооружения были разрушены, а порт не функционировал (как это следует из выводов И. А. Баранова), следовало ожидать, что в архиве отсутствовали бы печати этого времени и оказались бы уничтоженными более ранние памятники. Однако этого не произошло. В данном регионе не только не отмечается спад византий­ской активности, но отмечается даже значительный подъем. Важнейший вывод был сформулирован Е. В. Степановой: византийцы не ушли из Сугдеи во время господства на этой территории Хазарского каганата160.
   Крайне показательна также находка в Судаке золотых монет Кон­стантина V (741-775 гг.). Исследовавшая их В. В. Гурулева пришла к однозначному выводу, что золотые монеты, найденные в Судаке, несо­мненно, были в обращении, причем именно среди грекоязычного населе­ния города. Свидетельством этого являются граффити в виде греческих букв на некоторых из них и обрезанные края денег. Тот факт, что многие монеты, найденные в Судаке и других городах Крыма, обрезаны столь значительно, говорит не о мошенничестве, а скорее о сознательной и, возможно, даже санкционированной местными византийскими властями акции. Даже то, как были обрезаны эти монеты, говорит о том, что дела­ли это не варвары, а подданные Византийской империи161.
   Вывод представляется очевидным. В положении Сугдеи в VIII -- первой половине IX в. не произошло существенных изменений. Мате­риальная культура по-прежнему носила провинциально-византийский характер, а сам город оставался принадлежать Византии. Концепцию "Крымской Хазарии" с центром в Сущее следует признать историо­графическим мифом.
  
   III. Вторая половина IX -- середина -- третья четверть X в.
   Хронологически комплексы этого времени могут быть разделены на два этапа. Первый охватывает последнюю треть или, более широко, вто­рую половину IX в., второй -- фиксирует время прекращения существо­вания комплексов в третьей четверти X в.
   К первому этапу можно отнести оборонительную стену так назы­ваемого квартала I между башнями Якобо Торселло и Безымянной N 5. В связи с фортификационными сооружениями возникает вопрос о том, кто и когда создавал эту оборонительную линию.
   143
   Согласно концепции И. А. Баранова, со второй половины IX в. пред­принимается строительство хазарских укреплений Сугдеи. Скорее всего, это произошло одновременно с расширением территории салтовского поселения, жилища которого появляются в это время на северном склоне горы Дженевез-Кая, ниже цитадели. Остатки салтово-маяцких жилищ со стенами, сложенными "в елку", обнаружены в горизонтах 1Х-Х вв., под­стилающих квартал у Главных городских ворот, на участке храма Девы Марии и на северо-восточном участке городища, где салтовское соору­жение пристроено к внутренней стороне оборонительной стены. От­сутствие на этом участке византийских сооружений предшествующего периода, по мнению И. А. Баранова, дает основание связывать первый строительный период с салтовцами и датировать его фрагментами вы-сокогорлых кувшинов и византийских белоглиняных поливных тарелок второй половиной 1Х-Х в. Оборонительная стена прослежена на трех участках: с внешней стороны куртины, перекрытой башней Коррадо Чиккало, под византийской и генуэзской куртинами у башни N 3 и в основании генуэзской цистерны у Главных ворот. Оборонительные сте­ны 1Х-Х вв. оградили территорию более 20 га162.
   1. Оборонительная стена на территории так называемого квар­тала I между башнями Якобо Торселло и Безымянной N 5
   Исследовалась И. А. Барановым, В. В. Майко, А. В. Джановым, А. М. Фарбеем в 1997-1998 гг. В настоящее время прослежена на 35 м с за­пада на восток. В западной, наиболее изученной части, внешний панцирь крепостной стены сложен в технике кордонной кладки на известковом рас­творе. Внутренний -- из штучных камней, обработанных зубаткой. В за­падной же части к стене пристроены две параллельные кладки, возможно, перестроенная, синхронная стене, башня. И. А. Баранов датирует стену второй половиной IX в.163, а А. В. Джанов -- не позже начала VI в.164.
   Раскопки Е. А. Айбабиной 2001 г. позволяют более или менее ар­гументирование датировать время сооружения стены. Археологические исследования 2001 г., по мнению Е. А. Айбабиной, показали, что оборони­тельная стена (кладка 3) возводится во второй половине X в. Она функ­ционировала до первой трети XIV в.165.
   Проведенный выше анализ стратиграфической колонки показывает, что стена стоит на слое желто-коричневого плотного суглинка, который за­легает, по всей видимости, до уровня ее фундамента. Материал позволяет отнести этот слой к 60--80 гг. IX в., что существенно меняет предложенную в отчете Е. А. Айбабиной дату.
   Полученная дата синхронизируется с комплексом сооружений в рай­оне XIV куртины. Учитывая то, что в этом случае остатки мастерской при-
   144
   строены к уже существовавшей стене, оборонительную стену корректно датировать чуть более ранним временем.
   2. Приморское укрепление. Дом-пятистенка в восточной части раскопа IIIМ. А. Фронджуло
   В. В. Майко отмечает, что дом-пятистенка в заполнении на уровне фундаментов кладок и на первоначальном полу содержал археологический материал, датируемый второй половиной IX -- первой половиной X в.166. Основания для датировки не приводятся.
   Ко второму этапу (середине -- третьей четверти X в.) могут быть от­несены "слой пожара середины X в. в жилище N 3 в Портовой части Сугдеи" и "горизонт первоначального пожара и предшествующего ему культурного слоя" в районе угла "дома на извести" в Портовой части на участке раскопа 1993/1994.
   3. "Слой пожара середины X в. в жилище N 3 в Портовой части Сугдеи"
   По сведениям И. А. Баранова, "салтовские дома" были выявлены в зоне современного пляжа. Два из них сооружены на каменных полах разрушенной хазарами византийской цистерны, один -- под крепидой дороги, ведущей к портовым воротам. В помещениях и рядом с ними в землю были закопаны большие желобчатые и гладкостенные пифосы для запаса воды. И. А. Баранов считал, что состав керамики характерен для салтовских поселений Юго-Восточной Таврики. Керамическая тара пред­ставлена фрагментами амфор "причерноморского" типа и высокогорлыми кувшинами с ленточными ручками таманского производства второй половины IХ-Х в. Столовая посуда византийского типа: белоглиняные тарелки с рельсовидными венчиками и штампованным орнаментом (тарелка в доме N 3 украшена рельефным крестом под желтой и зеле­ной поливой), а также кувшины-ойнохойи "баклинского" типа. Особое внимание И. А. Баранов уделил маленькому широкогорлому кувшинчи­ку с желобчатым туловом и выпуклым линзовидным дном. По мнению исследователя, этот тип сосудов редок в Таврике и в большом количе­стве впервые встречен лишь в позднем зольнике на участке святилища. За пределами Крыма он встречается лишь на памятниках Северного Кавказа, уходя корнями в гончарное ремесло Кавказской Албании.
   Кроме того, И. А. Баранов отмечает незначительное количество (ме­нее 1%) в салтовских домах Сугдеи и Аи-Фоки стеклянных рюмок из зеленоватого прозрачного стекла. Кухонная керамика, в отличие от ти­пологической пестроты столовой, представлена однообразными буро- и сероглиняными горшками с линейно-волнистым орнаментом. Все кухон­ные сосуды изготовлены на ручном круге. На днище горшка из судакского
   145
   дома N 3 имелось рельефное клеймо в виде креста в круге, находящее прямые аналогии на Тепсене167.
   Анализируя эти сведения, обратим внимание на следующее. В ста­тье проиллюстрирована только часть сосудов из жилища N 3. Это тот материал, который должен считаться безусловно достоверным. В тек­сте статьи говорится суммарно о находках в помещениях (выделено нами. --Авт.) Таким образом, для корректного анализа мы можем при­влечь только достоверную таблицу с материалами по жилищу N 3 и до­бавочные сведения об остальных находках в том же помещении, не от­раженных в таблице. Будем исходить из достоверности находки в этом помещении упомянутых И. А. Барановым материалов.
   Из датирующих материалов изображены кувшин с плоскими ручка­ми, стеклянная рюмка, дно кухонного горшка с клеймом в виде креста. Упомянута белоглиняная тарелка с рельсовидным венчиком, украшенная штампованным орнаментом в виде креста.
   О дате кувшинов с плоскими ручками уже говорилось выше. По­ливные миски описанного типа относятся к типу 2 группы "GWW II" Дж. Хэйса. Время появления этих сосудов дискуссионно. Наиболее ран­ние экземпляры происходят из слоя стадии III Большого дворца, кото­рая относится к началу X в. Однако значительное количество изделий этой группы происходят из комплексов с монетами 925-950 гг. Далее они составляют большую часть поливной посуды в комплексах второй по­ловины X -- начала XI в. Цикл же их заканчивается во второй полови­не -- конце XI в.168. Штампы на таких сосудах появляются в комплексах с монетами 925-950 гг., а штампы в виде креста -- на сосудах из комплек­сов с монетами Иоанна Цимисхия 969-976 гг. и контекстов конца X -- начала XI в.169. Тем самым упомянутую И. А. Барановым миску, судя по всему, можно датировать второй четвертью X -- началом XI в.
   Аналогии клейму в виде креста на дне сероглиняного горшка из­вестны в комплексах Тепсеня (дом N 5, полуземлянка 1957 г, раскоп "А", раскоп "К" 1998 г.)170. Обычно такие сосуды датируют достаточно широким временем -- от второй половины VIII по X в.171. Однако эта датировка представляется слишком растянутой. На памятниках района Среднего Донца они не выходят за пределы второй половины IX в.172 аналогична и их дата в комплексах Тепсеня173. Хотя близкие клейма встречены на горшках из Саркела, там они связаны с древнерусской керамикой174. По всей видимости, верхней границей горшков с таки­ми клеймами в Крыму следует признать середину -- вторую половину IX в. В силу этого обстоятельства рассматриваемое дно с клеймом в виде креста из Судака может быть примесью более раннего материала.
   146
   На это указывает и сохранность фрагмента дна, в то время как осталь­ные сосуды представлены крупными фрагментами с археологически реконструированными формами.
   Следовательно, данный комплекс, являющийся, по И. А. Баранову, закрытым (слой пожара), может датироваться по сочетанию циклов най­денных в нем предметов в рамках второй-третьей четверти X -- нача­ла XI в. Учитывая отсутствие "воротничковых" амфор, появляющихся к контекстах с монетами 969-976 гг., рассматриваемый комплекс может быть отнесен ко времени в пределах второй-третьей четверти X в., что близко дате, предлагаемой И. А. Барановым.
   Крайне важным представляется наблюдение В. В. Манко, согласно которому до середины X в. в заполнении объектов не прослежены следы каких-либо разрушений или пожаров. С середины VIII в. идет процесс эволюционного развития материальной культуры175. К этому, как нам кажется, есть все основания добавить уточнение -- "провинциально-византийской материальной культуры".
   4. Район угла "дома на извести" в Портовой части на участке раскопа 1993/1994 гг.
   При исследовании был выявлен так называемый "горизонт первона­чального пожара" и предшествующего ему культурного слоя. Он содер­жит керамический комплекс, в состав которого входят фрагменты раз­ных типов амфор X--XI вв. типа "Gunsenin I", "воротничковых" амфор, кувшинов с плоскими ручками. В слое обнаружены три медные монеты Константина VII и Романа II 948-959 гг.176. "Воротничковые" амфоры, как и амфоры "Gunsenin I", фиксируются в самых ранних комплексах последней трети X в.177.
   Учитывая эти находки, а также то, что перекрывающий слой содер­жит те же типы амфор, образование слоя пожара может быть отнесено к третьей четверти X в.
   Остановимся на этом вопросе чуть более подробно.
   Проблема датировки слоя пожара, отделяющего горизонты этого времени от вышележащего слоя, а также его распространение (локаль­ный или общий), пожалуй, одна из самых принципиальных.
   Важнейшим является наличие в части комплексов "пожаров", шести медных херсоно-византийских монет с крестообразными монограммами Константина VII и Романа II, датирующихся 948-959 гг. Они обнаруже­ны непосредственно на полах сооружений и в горизонтах пожаров, что дает terminus post quem для этих слоев. Учитывая хронологическую од­нородность монет и идентичность материала, эти нумизматические на­ходки можно рассматривать как либо соответствующие дате образования
   147
   слоя пожара, или как предшествовавшие ему. Поэтому с предложенной В. В. Майко датой -- середина X в. -- можно согласиться, может быть, с несущественной корректировкой примерно в 10 лет, то есть к началу правления Иоанна Цимисхия178. На возможность такого сдвига указыва­ет появление "воротничковых" амфор и амфор "Gunsenin I".
   Степень распространения пожара не ясна. В. В. Майко пишет: "в некоторых случаях (выделено нами. -- Авт.) указанные горизонты расчленены слоем пожара толщиной 3--7 см"179. Сказанное не позволяет расценивать пожар как глобальный, хотя делать какие-либо выводы пре­ждевременно.
  
   IV. Последняя треть X -- начало -- первая половина XI в.
   И. А. Баранов полагал, что после разгрома Хазарского каганата Свя­тославом и окончанием хазаро-византийских войн в Таврике пустовав­шие территории бывшего хазарского лагеря в Сугдее за короткий срок были застроены греческими кварталами. В течение второй половины Х-ХI в. Сугдея превратилась в один из крупнейших портов на Черном море и приобрела все атрибуты городского пейзажа, характерного для провинциальных центров Византийской империи180.
   По мнению В. В. Майко, именно в середине X в. в Сугдее, как и во всем Юго-Восточном и Южном Крыму, происходит смена материальной культуры. Характерной ее особенностью, в отличие от салтово-маяцкой, является то, что она в основном представлена разнообразными, прежде всего, городскими объектами и синхронными им горизонтами181.
   Историческая интерпретация этого периода была предложена в той же статье В. В. Майко и основывалась на так называемом Кембридж­ском Анониме. После преследований христиан, начатых хазарским царем Иосифом в ответ на гонения иудеев в Византии при императоре Рома­не I Лакапине, последний договаривается с киевским князем Игорем о совместных антихазарских действиях. Соблюдая союзнические обяза­тельства, Игорь, скорее всего, в 940 г. посылает своего воеводу или род­ственника Хельгу с дружиной не только разгромить хазарские владения в Крыму, но и попытаться закрепиться на полуострове. При этом, видимо, большая часть христианизированных праболгар Таврики, недовольных гонениями христиан, начатыми Иосифом, находившихся, с одной сторо­ны, в номинальной зависимости от Хазарии, с другой -- под идеологиче­ским влиянием Византии, поддержала союзные империи войска Хельгу и не оказала им серьезного сопротивления. Каганат ответил карательной экспедицией под предводительством полководца Песаха. Песаху удалось вернуть захваченный руссами С-м-к-р-ц, который оказал Хельгу сопро-
   148
   тивление, разгромить большинство праболгарских поселений и захватить крупнейшие города. Вероятно, праболгары были вынуждены в спешке бе­жать, оставив жилые дома. Как считает В. В. Майко, воспользовавшись походом и победами Песаха, в Крым переселяется значительная масса сложного в этническом плане тюркского городского населения. С другой стороны, нарастающая опасность со стороны печенегов также стимули­ровала процесс переселения в более спокойные места. Именно после это­го в Сугдее появляется совершенно новая материальная культура.
   Дальнейшие события В. В. Майко представляет следующим образом. Во второй половине X -- начале XI в., после гибели и упадка Хазарского каганата, особенно после ускорившего это событие похода Святослава 965 г., территория Юго-Восточной Таврики, переходит под власть Ви­зантии. Однако эти события мало изменили этнический состав населе­ния Сугдеи. Вероятно, сразу после подчинения Византии, юго-восточная Таврика представляла собой своеобразный реликт Хазарского каганата, находившегося под контролем империи182.
   Как считает В. В. Майко, вполне вероятно, что после подчинения Византией Юго-Восточной Таврики во второй половине X в. на этой территории возникают две фемы -- Боспора и Понта Эвксинского. Дан­ное явление было типичным для византийского государства в последней трети X в. Основным же населением, проживавшем на территории этих фем, особенно фемы Понта Эвскинского, были тюрки, переселенные на полуостров в середине X в. В состав местной администрации входили представители тюрко-хазарского происхождения. Номинальное подчи­нение этих территорий Византийской империи косвенно подчеркивает тот факт, что во второй половине X в. Сугдея переходит под власть пече­негов. Скорее всего, полагает В. В. Майко, эта зависимость была кратков­ременной и номинальной. Однако такая расстановка сил не устраивала империю. Поводом для ликвидации этой ситуации стало так называемое восстание 1015г. под предводительством Георгия Пулы. Для подавления мятежа, помимо византийского отряда, были привлечены русские воины во главе со Сфенгом. Поход оказался удачным для императора Василия II. Византийская власть на полуострове была восстановлена. Возможно, что с этими событиями связано исчезновение археологических комплексов Сугдеи второй половины X -- начала XI в.183.
   В другой статье А. В. Джанов и В. В. Майко трактуют события, свя­занные с восстанием Георгия Пулы, следующим образом. Присоедине­ние хазарских территорий в Восточной Таврике к Византии, очевидно, было связано с трудностями. В Таврике с давних пор были сильны сепа­ратистские устремления местной служилой знати, особенно выходцев из
   149
   варваров. По сообщению Скилицы, в 1015 г. в Таврике вспыхнул мятеж под предводительством Георгия Цулы. Для его подавления, помимо ви­зантийского отряда, были привлечены русские воины, возглавляемые бра­том Владимира Сфенгом. О подробностях военных действий источник умалчивает. Известно лишь то, что поход оказался удачным: византийская власть на полуострове была восстановлена. Предполагается, что Георгий возглавил мятеж, будучи стратигом Боспора. Связь его с Восточной Тав-рикой подчеркивается еще и происхождением. Некоторые исследователи придерживаются мнения о его болгарском происхождении, а источник ло­кализует события в Хазарии, что лишний раз подчеркивает связь мятеж­ника с кочевой средой. Мятеж, по мнению А. В. Джанова и В. В. Майко, охватил не только Боспор, но и другие пункты. Исследователи склонны связывать с этими событиями разрушение археологических комплексов с тонкостенной керамикой, иногда сопровождавшихся пожарами. Эту ке­рамику содержали две постройки в "Приморском укреплении", предше­ствовавшие горизонту второй половины XI -- начала XII в.184.
   Что касается Георгия Цулы, то, суммируя все имеющиеся материалы, Г. Г. Литаврин отмечал, что в настоящее время, после нескольких попыток специального анализа сообщения Скилицы и сфрагистических материалов из Крыма, в основном возобладала точка зрения Е. Ч. Скржинской. Она от­клонила, как малообоснованную, гипотезу А. Л. Якобсона, следовавшего в целом за М. В. Левченко, который усматривал в Георгии Цуле хазарско­го наместника. Е. Ч. Скржинская убедительно определила "архонта стра­ны" (Хазарии) Георгия Цулу как лицо, идентичное "Георгию, царскому протоспафарию и стратегу Херсона Цуле", владельцу печати, найденной при раскопках Херсонеса. Восстанавливая причины и характер "восста­ния" Георгия Цулы, Г. Г. Литаврин показывает, что наиболее характерной особенностью восстания в Херсоне в 1015-1016 гг. был тот факт, что во главе восставших встал стратиг фемы, призванный самой своей должно­стью обеспечивать законопослушность населения вверенного ему округа. Это объясняется тем, что стратиг представлял наиболее могущественный и влиятельный местный род. Скорее всего, именно Василий II после ухода из Крыма Владимира был вынужден доверить одному из видных членов этого рода управление разоренным городом, в котором резко усилилась оппози­ция императору, не пришедшему на помощь изнемогавшим в осаде горожа­нам. Через четверть века, упрочив в городе свое влияние, этот род, на этот раз в лице Георгия Цулы, решил править фемой Климаты как совершенно независимым от Константинополя княжеством. Георгий Цула предпринял в течение 1015 г. какие-то решительные шаги для реализации своего за­мысла, побудившие встревоженного императора сначала обратиться за по-
   150
   мощью к Владимиру, а затем, когда обстановка в Херсоне еще более осложнилась, вернуться с театра военных действий в столицу, чтобы снарядить морскую военную экспедицию и повторить просьбу к Руси о присылке в Херсон русского военного отряда. Цула не предвидел появления у берегов Херсонской бухты в разгар зимы военного флота империи, а у стен горо­да отрядов русов. Возможно, он был схвачен или в результате внезапной атаки против города объединенных отрядов из Константинополя и Руси, или же, как предполагают И. И. Соколова и Н. М. Богданова, на него было совершено нападение, когда он с небольшими силами находился вне укре­плений Херсона, недаром Скилица пишет, что войскам пришлось подчи­нять "страну"185. В. П. Степаненко считает, что мятеж Георгий Цула поднял на Боспоре. В настоящее время известны три моливдовула с именем этого человека. Согласно им, он имел высокий, по византийским табелям о ран­гах, титул протоспафария и являлся правителем сначала Херсона, а затем и Боспора. Вероятно, находясь на Боспоре, он по каким-то причинам поднял мятеж, подавить который и была послана карательная экспедиция186.
   Все имеющиеся на сегодня данные по комплексам этого времени собраны в статье В. В. Майко, содержащей развернутую характеристи­ку объектов. Всего насчитывается шесть построек на территории горо­дища, зольник на участке куртины XV и могилы в некрополях Судак-II, Судак-IV, Судак-VI187.
   1. Приморское укрепление. "Второй горизонт дома-пятистенки" в восточной части раскопа III М. А. Фронджуло
   По мнению автора раскопок М. А. Фронджуло, в X в. дом был разде­лен на два помещения188. В. В. Майко считает более вероятным, что уже в предшествующий период второй половины IX -- середины X в. данное сооружение являлось обычным домом-пятистенкой, использовшимся в середине X в. без существенных перестроек. Такая же стратиграфическая картина наблюдается и в заполнении второго жилого объекта в западной части раскопа М. А. Фронджуло. Исследователь не исключает, что это была жилая однокамерная постройка с открытым двориком, обнесенным с восточной стороны стеной, заканчивающейся откосом189.
   Материалы раскопок комплекса не изданы, датирующие вещи ком­плекса не приводятся и даже не упоминаются. Видимо, основанием для хронологии служит общая стратиграфическая ситуация, сопоставленная со стратиграфическими колонками на других участках городища.
   2. Раскоп I М. А. Фронджуло. Дом-пятистенка и однокамерная постройка
   По сведениям В. В. Майко, аналогичные предшествующим жилые комплексы с кладкой "в елку" с подобной стратиграфической картиной
   151
   заполнения обнаружены на участке раскопа I М. А. Фронджуло190. Сам М. А. Фронджуло писал об открытии стен построек VIII--IX вв., сложен­ных на глине "в елку". Найденная здесь керамика включала фрагменты амфор "причерноморского" типа, кувшинов с плоскими ручками, серо-глиняных рифленых кухонных горшков191. Если речь в статье В. В. Майко идет об этом объекте, то его датировка только X в. проблематична. Такой набор дает возможность широкой датировки в пределах второй половины IX -- конца X в.
   3. Раскоп I М. А. Фронджуло. Подвал и водосток около берегово­го откоса
   Около берегового откоса расчищены подвал с большим количеством фрагментов кувшинов с плоскими ручками и водосток, датированный автором раскопок Х-Х1 вв.192.
   Преобладание кувшинов с плоскими ручками над амфорами обычно характеризует комплексы второй половины -- последней трети X -- на­чала XI в.193.
   4. Заполнение помещения "А" дома-пятистенки в Портовой ча­сти на участке раскопа 1993/1994 гг.
   Заполнение помещения "А" было в рассматриваемый период вы­брано до уровня фундамента кладок. По В. В. Майко, основную часть заполнения составляли горизонты, содержащие археологический мате­риал, характерный для второй половины X в.194.
   В заполнении помещения было обнаружено значительное количе­ство археологически целых форм тонкостенной кухонной и лощеной ке­рамики, амфора Хв. константинопольского производства с грушевидным туловом, коллекция византийской поливной оелоглинянои посуды195. Такие амфоры, связанные с производством Ганоса, соответствующие типу "1 по Н. Гюнзенин" = "наш класс 45", датируются по комплексам време­нем от последней трети X до первой половины XII в.196.
   5. Угол "дома на извести" в Портовой части на участке раскопа 1993/1994 гг.
   Этот комплекс подстилался проанализированным выше слоем пожа­ра третьей четверти X в., что и дает terminus post quem комплекса197.
  
   VI. Вторая половина XI -- начало XII в.
   В это время была ликвидирована фема Сугдеи. Как полагает В. В. Майко, в ней отпала необходимость и она была просто соединена с фемой Херсона. Об этом свидетельствует известная надпись 1059 г. патрикия Льва Алиата, именуемого в ней стратигом Херсона и Сугдеи одновременно198.
   К этому периоду относится так называемый "третий период функ-
   152
   ционирования святилища", а также "культурные остатки ХI-ХП вв. на "Приморском укреплении".
   1. Третий период функционирования "святилища". Зольник
   Обоснование для предложенной нами датировки комплекса было из­ложено выше. Теперь остановимся на интерпретации. В последней статье В. В. Майко смягчил предложенную ранее им и И. А. Барановым трактов­ку комплекса. По его мнению, отсутствие каких-либо архитектурных де­талей или капитальных сооружений, с которыми можно было бы связать столь мощный памятник, может являться одним из аргументов в пользу предположения, что зольник был земляным святилищем с ритуальными площадками. Вместе с тем атрибуция таких памятников как зольников сложна и неоднозначна. Большинство исследователей ставят в прямую зависимость процесс накопления зольника с функционированием того или иного культового сооружения. Ряд специалистов придерживаются мнения, что часть зольников связана не с ритуальными обрядами, а с про­изводственной деятельностью. Однако, как все-таки считает В. В. Майко, отсутствие каких-либо сооружений как культового, так и ремесленного характера, которые можно было бы связать с описываемым зольником, при достаточно полном археологическом исследовании этого участка Сугдеи, позволяет предположить, что сам зольник является земляным культо­вым объектом. Не исключено, что появление его, безусловно связанного с культом огня, -- следствие влияния зороастрийского ритуала. Исследова­тель полагает, что, помимо, сообщений письменных источников, обнару­жено довольно много археологических материалов, свидетельствующих о приверженности хазар этой религии, и прежде всего в Сугдее199.
   Сразу отметим, что попытки связать появление зольника с зоро-астрийскими ритуалами исключительно субъективны и не подтвержда­ются никакими сколько-нибудь серьезными аргументами. Это касается и так называемой "модели зороастрийского храма", не имеющего даже отдаленных аналогий с реальными зороастрийскими святилищами. Глав­ным, однако, является другое. В материалах зольника нет никаких свиде­тельств в пользу трактовки его как ритуального. Это -- обычный мусор­ный зольник, аналогии которым хорошо известны в античных городах.
   2. Слой, перекрывающий руины так называемого "Приморско­го укрепления"
   Материалы этого слоя и строительные остатки опубликованы в статье А. В. Джанова и В. В. Майко200. Напомним, что на площади раскопа было зафиксировано несколько последовательно существовавших комплексов. Наиболее раннее сооружение относилось к ранневизантийскому времени. В середине IX в. его мощеный двор был использован под строительство
   153
   двух двухкамерных жилых домов. Они просуществовали, по мнению ав­торов раскопок, без перестроек до первой четверти XI в. В это время на данном участке была произведена перепланировка. Восточная жилая по­стройка 1Х-Х вв. была разобрана до уровня двух рядов кладки. На ее месте, по мнению авторов, в первой четверти XI в. возводится однокамерная двух­этажная постройка N 1, просуществовавшая до рубежа ХП-ХШ вв.201.
   Культурный слой, связанный с этими постройками, дал хорошую коллекцию керамики. Тарные сосуды представлены "воротничковыми" амфорами, амфорами с веретенообразным корпусом, кувшинами с пло­скими ручками, амфорами Ганоса. Комплекс поливной посуды составля­ют "Аеgеаn Wares, Fine Sgraffito Wares". Дату слоя уточняют монеты. Это фоллисы 976-1030/1035 гг., 1035-1042 гг., монета Михаила VII 1067-1078 гг. и херсоно-византийская монета конца XI -- первой половины XII в. Все это позволяет относить слой не ко второй половине XI -- на­чалу XII в., а скорее все-таки к концу XI -- началу XII в.202.
   Состав керамического комплекса не оставляет сомнений в его визан­тийском характере.
   3. Место Сугдеи среди синхронных памятников Крыма. Сугдея, Боспор и Херсон
   Теперь сопоставим стратиграфическую колонку Сугдеи с колонками других памятников.
   Сугдея и Херсон. Синхронизацию с ключевыми комплексами Херсо­на показывает табл. 10.

Таблица 10

Период

Фаза

Название слоя

Монеты

Название слоя или объекта

Монеты

Дата слоя

1

2

3

4

5

6

7

   V
  
  
  
   "Слой коричневого суглинка или слой желто-коричневого грунта".
   Слой, перекрывающий руины "Приморского укрепления". Зольник третьего периода
   976-1030/
   1035 гг.; 1030/1035-1042 гг.; 1067-1078гг.; херсоно-византийская монета конца XI -- начала XII в.
  
   Цистерна в VII квартале (раскопки 2002-2006гг.) (Бернацки А., Кленина Е. Водосборная цистерна... -- Хсб. 2006. Suррl. 1.
   976-1025 гг; 976-989; после 989-1025; 1025-1034 гг.; 1067-1071 гг.; херсоно-византийские монеты анонимного выпуска конца XI в.
   Вторая половина XI -- начало XII в.
  
  
   154

Продолжение табл. 10

1

2

3

4

5

6

7

   IV
  
  
  
   "Слой светло-коричневой глины 2"
  
  
  
   Цистерна 3 квартала X б Северного района (Рыжов С. Г., Седикова Л. В. Комплексы Хв...)
   963-969 гг. Теrminus ante quem- монета Василия II и Константина VII 976-1025гг.
   Вторая половина X в. -- последняя треть X -- начало XI в.
   III
  
   3
  
   "Слой пожара, углей, ракушки, печины"
   Константин VII и Роман II 945-959 гг.; 948-959 гг.
  
  
  
  
   950-960 гг.
  
  
  
   2
  
   "Желто-коричневый плотный суглинок с углями и известью" или "серо-коричневый плотный грунт с углями"
  
  
  
  
  
  
   Первая половина -- середина
   Х в.
  
  
  
   1
  
   "Желто-корич- невый плотный суглинок"
  
  
  
  
  
   Цистерна 5 квартала X б Северного района (Рыжов С. Г., Седикова Л. В. Комплексы Хв.); Засыпь колодца в Цитадели; Засыпь подвала "К" в Северном районе; (Седикова Л. В. Керамическое производство и импорт... дис. ...канд. ист. наук. -- С. 73-79)
   Василий I
  
   860-880 гг.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   867-886 гг.
  
  
  
   155

Продолжение табл. 10

1

2

3

4

5

6

7

   II
  
  
  
   "Слой зеленова той глины"
  
  
  
  
   Засыпь водо- хранилища (Седикова Л. В. Керамиче- ское произво­дство и импорт в Херсонесе в IX в.)
   705-711 гг.
  
   Вторая половина VIII в. -- первая половина IX в.
  
  
   I
  
   2
  
   Заполнение ям под домом N 1993 г.; развал постройки ("ка­пища" или христианского храма)
  
  
  
   Заполнение цистерны Е в XV квар­тале Север­ного района; заполнение цистерны Н в помещении 21 Северного берега; слой разрушения в I Портовом квартале в районе XVII куртины; слои разрушения усадьбы с пифосами в Портовом квартале II (Голофаст Л. А. Стекло ранневизан-тийскогоХерсонеса. -- Комплексы 21-24,26)
   666-668 гг.; 641-668 гг.; 610г.
  
  
   570/580 -- конец VII в. 570/580 -- конец VII в.
  
  
  
  
   1
  
   "Слой коричне­вой глины. Слой золы и углей"
  
  
  
  
  
  
   До конца VI-650/670 гг.
   Период
   Фаза
   Сугдея
   Херсон
  
   Более точно современное состояние изучения комплексов Херсонеса VIII -- первой четверти IX вв. может быть выражено в таблице 11.
   156

Таблица 11

Этапы, соответ- ствующие этапам Сугдеи

Название херсонесского комплекса или номер контекста

Докумен-тация

Тип комплекса

Кувшины с плоскими ручками

Монеты

Дата

   II
  
   "Засыпь водохрани­лища в южном районе Херсонеса
  
   Полная (См.: Седикова Л. В. Керамиче­ское производство и импорт в Херсонесе в IX в. Дис. ... канд. ист. наук. -- М., 1998)
   Полуза­крытый
  
  
  
   705-711 гг.
  
   Вторая половина VIII -- первая чет­верть IX в.
  
  
  
  
   "Засыпь колодца в Портовом районе (пом. 131)"
  
   Отсутству­ет (См.: Седикова Л. В. Кера­мическое производство и импорт в Херсонесе в IХв. Дис....канд. ист. наук. -- М., 1998. -- С. 60)
   Полузак­рытый или
   от­крытый
  
  
  
   Нет
  
  
  
  
  
   "Засыпь цистерны "Е" в Се­верном районе"
  
   Отрывоч­ная (См.: Седикова Л. В. Кера­мическое производство и импорт в Херсонесе в IХв. Дис....канд. ист. наук. -- М., 1998. -- С. 10)
   Полуза­крытый
  
  
  
   Нет
  
  
  
   157

Продолжение табл. 11

  
  
   "Контексты Цитадели" 2006 г. 3, 7, 9, 10, 12, 17, 18, 24, 26, 30, 38, 40, 41, 47, 52
   Полная (См.: Сорочан С.Б., Сазанов А. В., Крупа Т. Я., Иванов А. М. Отчет о раскопках ... за 2006 г. // Архив ГНЗХТ)
   Полуза- крытый
  
  
  
  
   Нет
  
  
  
   III
  
   "Засыпь ямы в общественном здании в Цитадели. Середина -- вторая половина IX в."
  
   Отсутствует (См. Седикова Л. В. Керамическое производство и импорт в Херсонесе в IX в. Дисс. ...канд. ист. наук. -- М., 1998. -- С. 67-72)
   Открытый или полузакрытый
  
  
  
   Нет
  
   840-860-е гг.
  
  
  
  
   "Засыпь колодца в Цитадели. Вторая
   половина IX в."
  
  
  
  
  
   Отрывочная (См. Седикова Л. В. Керамическое производство и импорт в Херсонесе в IX в. Дисс. ...канд. ист. наук. -- М., 1998. -- С. 73-77)
   Полуза- крытый
  
  
   867-886 гг.
  
  
  
   158
  
  
   "Засыпь подвала "К" в Северном районе"
   Отрывочная (См. Седикова Л. В. Керамическое производство и импорт в Херсонесе в IX в. Дисс. ...канд. ист. наук. -- М., 1998. -- С. 79)
   Полуза- крытый
  
  
  
   867-886 гг.
  
  
  
  
   "Контексты Цитадели" 2005 г. 5, 6, 21, 27, 28; "Контексты Цитадели" 2006 г. 21, 46, 49, 29, 8, 25
   Полная (См.: Сорочан С. Б., Сазанов А.В., Крупа Т.Н., Иванов А. М. Отчет о раскопках... за 2005 г.; Сорочан С. Б., Сазанов А.В., Крупа Т.Н., Иванов А. М. Отчет о раскопках... за 2006 г.)
   Полуза- крытый
  
  
   842-867
   867-886 гг.
  
  
   III. 1
  
   Цистерна 5 квартала Хб в Северном районе Херсонеса
  
  
   Полная (См.: Рыжов С. Г., Седикова Л. В. Комплексы X в. из раскопок квартала X "б" Северного района Херсонеса. -- С. 312-320)
   Полуза- крытый
  
  
   867-886 гг.
   870-е гг. нач. X в.
  
   159
   Оговорим коррекцию даты засыпи херсонесского водохранилища.
   Сразу отметим, что комплекс требует новой переработки и исследо­вания по слоям.
   Единственными более или менее твердо датированными являются по­ливные сосуды., опубликованные Л. В. Седиковой в отдельной статье203.
   Определяемые миски относятся к группе "GWW I", типу 1, 81;Stevenson 58,3.
   1. Сосуд с выдающимся бортиком (Седикова 1997. Рис. I, 1, 2, 4, 6).
   Их больше всего -- 4 экз. Он имеет аналогии в стадии II Большого дворца с монетами 813-820 гг. и депозите 36 Сарачан с монетами 820-829 гг.204 Отметим, что в последнем случае они сочетаются с "GWW II", которой нет в водохранилище.
   2. Сосуд со врезанным орнаментом группы "GWW I" (Седикова, 1991. Рис. 1, 9)
   Поливные сосуды с такой морфологией известны в комплексах се­редины -- второй половины VII в.205 Однако они имеют меньший диа­метр и иную орнаментацию -- крест с расходящимися линиями. Он, безусловно, датируется раньше. Аналогичные сосуды, но с большим диаметром, происходят из депозита 35 Сарашан конца VIII -- начала IX в.206.
   Кроме того, венчик имеет аналогии в слое Большого Дворца ста­дии II, содержащей самые поздние монеты Льва V 813--820 гг.207 Орна­мент в виде завитков имеет сходство с орнаментом на сосуде из депозита 34208 второй половины VIII в. Это позволяет отнести наш сосуд ко второй половине -- концу VIII -- первой четверти IX в.
   3. "GWW 1". Тип 1 (Седикова, 1997. Рис. 1, 12, 14).
   Сосуды этого типа происходят из Deposit 34209 середины -- конца VIII в., Deposit 35 конца VIII -- начала IX в.210. Как отмечал Дж. Хэйс, он склонен датировать большую часть этих сосудов серединой VIII в., что раньше, чем стадия II Большого Дворца в Константинополе, но некото­рые -- синхронные им -- концом VIII в.211.
   Поиски синхронных комплексов позволяют говорить, что поливная керамика водохранилища хорошо укладывается в формы контекстов 34 и 35 Сарашан212. Депозит 36 с монетами 820-829 гг. уже содержал полив­ные миски "GWW II", отсутствующие в водохранилище.
   Тем самым поливная керамика из водохранилища укладывается во вторую половину VIII -- первую четверть IX в. Засыпь была за­вершена, по всей видимости, в первой четверти IX в. Это позволяет существенно сдвинуть хронологию керамики, происходящей из во­дохранилища.
   160
   Любопытно отметить, что самая поздняя монета из херсонесского водохранилища относится к 705-711 гг., а из слоя стадии II Большого дворца Константинополя -- к 813-820 гг.
   Требует комментария соответствие с периодами судакской стра­тиграфической колонки. Из таблицы 11 ясно, что комплекс из "зеле­ного слоя Сугдеи" -- нижний горизонт помещения "Б" дома 1994 г. в Портовом районе, передатированный нами на вторую половину VIII в., примерно соответствует комплексу засыпи херсонесского во­дохранилища.
   "Слой коричневой глины" в том же помещении Сугдеи, датирован­ный нами в пределах первой половины IX в., соответствует в Херсонесе комплексам засыпи колодца в Портовом районе (пом. 13), засыпи цистер­ны "Е" в Северном районе, контекстам 3, 7, 9, 10, 12, 17, 18, 24, 26, 30, 38, 40, 41, 47, 52 Цитадели 2006 г. Видимо, засыпь ямы в общественном здании в Цитадели относится к более позднему периоду.
   Наконец, комплексы "слоя желто-коричневого плотного суглинка", который связан с сооружением оборонительной стены в районе кварта­ла I между башнями Якобо Торселло и Безымянной N 5, соответствуют в Херсонесе засыпи подвала "К" в Северном районе, контекстам 5, 6, 21, 27, 28 херсонесской цитадели 2005 г., контекстам Цитадели 21,46, 49,29, 8, 25 раскопок 2006 г. Они могут относиться к 840/860-880-м гг.
   Практически совпадают и все остальные этапы, что позволяет гово­рить о том, что развитие двух городов шло почти параллельно.
   Сугдея и Боспор
   Стратиграфическая колонка Боспора, анализ комплексов и хронологиче­ское обоснование изложены в статье А. В. Сазанова и Ю. М. Могаричева213.
   Теперь попытаемся синхронизировать стратиграфические колонки Сугдеи и Боспора (табл. 12).
   161

Таблица 12

Период

Фаза

Название слоя

Монеты

Название слоя или объекта

Монеты

Дата слоя

1

2

3

4

5

6

7

   V
  
  
  
  
  
  
   2
  
   "Слой коричневого суглинка или слой желто-коричневого грунта". Слой, перекрывающий руины "Приморского укрепления". "Зольник третьего периода"
   976-1030/1035 гг.; 1030/1035-1042гг.; 1067-1078 гг.; херсоно-византийская монета конца XI -- начала XII в.
  
   "Темно-серый суглинок (слой В). Фаза 2"; "плотный гумусированный слой остатками построек Корчева". Слой пожара
  
  
   Вторая половина XI -- начало XII в.
  
  
  
  
   1
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Темно-
   серый суглинок (слой В). Фаза 1"; "Плотный гумусированный слой "с остатками построек Корчева". Слой пожара
  
  
  
  
  
  
   Первая по-
   ловина --
   середина
   XI в.
  
  
   IV
  
  
  
   "Слой светло- коричневой глины 2"
  
  
  
  
   "Слой под улицей и мостовыми"; "серый суглинок". Слой пожара
  
  
   Вторая половина X в. -- последняя треть X --начало XI в.
   162

Продолжение табл. 12

1

2

3

4

5

6

7

   111
  
  
  
  
   3
  
  
  
  
   "Слой пожара,
   углей, ракушки,
   печины"
  
  
   Констан-
   тин VII и
   Роман II
   945-959;
   948-959
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   950-
   960 гг.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
  
  
  
  
   "Желто-
   коричневый
   плотный сугли-
   нок с углями и
   известью" или
   "серо-корич-
   невый плотный
   грунт с углями"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Первая по-
   ловина --
   середина
   Хв.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Желто-кори-
   чневый плот-
   ный суглинок"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Серо-
   коричне-
   вый слой"
   (Слой Г);
   "темный
   г у м у с и -
   рованный
   слой "ха-
   зарского
   времени"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   860-
   880 гг.
  
  
  
  
  
  
  
  
   II
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Слой зелено-
   ватой глины"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Вторая
   половина
   VIII в. --
   первая по-
   ловина
   IX в.
   I
  
  
  
  
   3
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Серо-ко-
   ричневый
   слой в по-
   мещении
   N 12"
   612-638
   гг.; 686-
   687 гг.
  
  
   Конец
   VII -- на-
   чало
   VIII в.
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
  
  
  
   "Заполнение ям
   под домом N 1
   1993 г."; раз-
   вал постройки
   ("капища" или
   христианского
   храма)
  
  
  
  
  
  
  
   "Коричневый суглинок" (слой Д), и слой пожара
   (слой по-
   жара В)
  
  
  
  
  
  
  
   570/580-
   650/670 гг.
  
  
  
  
   163

Окончание табл. 12

1

2

3

4

5

6

7

  
  
   1
  
   "Слой коричне­вой глины. Слой золы и углей"
  
  
  
  
   "Глинистый влажный слой позднебоспорского времени -- т. н. слой "юстиниановского времени"; зеленый слой "Е и слой пожара А"
  
  
   До конца VI-650/670 гг.
  
  
   Период
   Фаза
   Сугдея
   Боспор
  
  
   Основные периоды и фазы Керчи и Сугдеи совпадают. Отличия за­ключаются в выделении в Керчи в периоде I фазы 3, датирующейся кон­цом VII -- началом VIII в., отсутствии на сегодняшний день в Керчи сло­ев периода II, слоев фаз 2 и 3 периода III и наличии в Керчи слоя фазы 1 периода V
   Сугдея и Партенит
   Обобщающая статья по комплексам Партенита принадлежит Е. А. Паршиной214.
   Синхронизацию комплексов Сугдеи и Партенит иллюстрирует та­блица 13:
   164

Таблица 13

Период

Фаза

Название слоя

Монеты

Название слоя или объекта

Монеты

Дата слоя

1

2

3

4

5

6

7

   V
  
   2
  
   "Слой коричневого суглинка или слой желтокоричневого грунта. Слой, перекрывающий руины "Приморского укрепления". Зольник третьего периода"
   976-1030/1035гг.; 1030/1035-1042гг.; 1067-1078 гг.; херсоно-византийская монета конца XI-- начала XII в.
   "Второй строительный горизонт"
  
  
   1042-1050гг.; 1067-1071 гг. 920-944 гг.; 969-976 гг.
  
  
   Вторая половина XI -- начало XII в.
  
   IV
  
  
  
   "Слой светло- коричневой глины 2"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Вторая половина Хв. -- последняя треть X -- начало XI в.
   III
  
   3
  
   "Слой пожара, углей, ракушки, печины"
   Константин VII и Роман II
   945-959; 948-959
  
  
  
  
   950-960
  
  
  
   2
  
   "Желто-коричневый плотный суглинок с углями и известью или серо-коричневый плотный грунт с углями"
  
  
  
  
  
  
   Первая половина -- середина Хв.
  
  
  
  
   1
  
   "Желто-коричневый плотный суглинок"
  
  
   "Первый строительный горизонт"
   869-879гг.;
   811-813гг.
   860-880 гг.
  
   165
   II
  
  
  
   "Слой зеленоватой глины"
  
  
  
  
  
  
  
  
   Вторая половина VIII в. -- первая половина IX в.
  
  
   2
  
   "Заполнение ям под домом N 1 1993 г."; развал постройки ("капища" или христианского храма)
  
  
   "Самые ранние комплексы"
  
  
  
  
   570/580- 650/670 гг.
  
  
  
   1
  
   "Слой корич­невой глины.
   Слой золы и углей"
  
  
  
  
  
  
   До кон­ца VI- 650/670 гг.
  
   Период
   Фаза
   Сугдея
   Партенит
  
  
   К сожалению, в статье Е. А. Паршиной не приведена стратиграфия, поэтому синхронизация проведена с выделенными исследовательницей горизонтами, что, конечно, дает лишь приближенный результат.
   Тем не менее здесь основные периоды также совпадают.
   Проделанная синхронизация стратиграфических колонок, на наш взгляд, свидетельствует об общей исторической судьбе Херсона, Боспора и Сугдеи. Все эти три памятника следует рассматривать как провинциально-византийские. Их судьба была неразрывно связана с Ви­зантийской империей, в состав которой они и входили. Некоторое ис­ключение составляет только "тмутараканский этап" для Керчи, после которого, однако, город снова перешел под власть Византии. Матери­альная культура этих городов имела ярко выраженный провинциально-византийский характер, в основе которой лежал "ромейский" компо­нент. Различия между этими центрами заключаются в возрастании роли "варварского" компонента в материальной культуре по мере удаления от Херсона. Тем не менее византийцы считали эти территории ромейскими, таковыми должны считать их и мы.
   Подведем итоги.
   1. На всем протяжении существования Сугдеи, вплоть до генуэзско­го времени, прослеживается преемственность материальной культуры. Она выражается как в архитектуре жилых построек, фортификации, по-
   166
   гребальных сооружениях, так и в характере керамического комплекса. Архитектурные особенности построек однозначно указывают на их ви­зантийское происхождение. Наличие варварского компонента в керами­ческом комплексе является типичным для провинциально-византийских городов, каковым, несомненно, и была Сугдея.
   2. Предпринимавшиеся исследователями попытки связать те или иные комплексы с тюркскими или хазарскими святилищами следует признать несостоятельными. Ни в одном из случаев реально не был за­фиксирован даже "кочевнический" комплекс.
   3. Приходится признать, что на сегодняшний день в Сугдее отсут­ствуют какие-либо материальные следы, связанные с походом Бравлина (Пролиса). В слоях города нет следов глобальных разрушений вплоть до последней трети X в.
   4. Анализ письменных, нумизматических, сфрагистических источ­ников и их сравнение с данными археологии однозначно указывают на то, что на протяжении всего рассматриваемого периода Сугдея была и оставалась провинциально-византийским городом, принадлежность которого Византии абсолютно очевидна. Концепцию о существовании "Крымской Хазарии" с центром в Сугдее следует признать историогра­фическим мифом.
   5. Сооружение городской оборонительной стены, открытой раскопка­ми Е. А. Айбабиной и С. Г. Бочарова, датируется примерно 860-880 гг.215 и, безусловно, связано с созданием фемы216. Кроме Судака, имперские власти развернули в это время в Крыму фортификационное строитель­ство в Херсоне217, на Бакле218, вероятно, Чуфут-кале219, возможно, возво­дится Сюреньская крепость220. Археологический комплекс Мангупа сви­детельствует о переменах в хозяйственной жизни поселения и усилении роли производства экспортной продукции221. Вероятно, деятельностью в Сугдее фемной администрации объясняется и изменение исторической топографии городских некрополей222.
  

Примечания

   1 Баранов И. А., Майко В. В. Праболгарские горизонты судакского городища // Българите а Северното Причерноморие. Изследвания и материала. -- Т. 7. -- Велико Търново, 2000. -- Рис. 2.
   2 Баранов И. А., Майко В. В. Тюркское святилище Сугдеи // Российская археология. -- 2001. -- N 3. -- Рис. 1,4; Рис. 3,2; Баранов И. А. Болгаро-хазарский горизонт средневе­ковой Сугдеи // Проблемы прабългарската история и култура. -- София, 1991. -- Т. 2. -- С. 149-158.
   3 Айбабина Е. А. Отчет о раскопках средневековой Сугдеи-Солдайи в 2001г. // Архив КФИА НАН Украины. -- Инв. Кн 5. -- Инв N 761. -- Папка N 1179. -- Рис. 6; Рис. 8.
   167
   4 Майко В. В. Сугдея во второй половине X -- начале XI в. // Сугдейский сборник. -- К, 2004. --Рис. 3.
   5 Баранов И. А., Майко В. В. Праболгарские горизонты судакского городища. -- Рис. 2.
   6 МогаричевА. В., Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского... -- С. 125.
   7 Айбабин А. И. Погребения конца VII -- первой половины VIII в. в Крыму // Древ­ности эпохи великого переселения народов У-УШ вв. -- М., 1982. -- С. 174, 175.
   8 Айбабин А. И. Хронология могильников Крыма позднеримского и раннесредневеко­вого времени // МАИЭТ. -- 1990. -- Вып. 1. -- С. 44, 45.
   9 Там же. -- С. 45.
   10 Айбабин А. И. Погребения конца VII -- первой половины VIII в. в Крыму. -- С. 184.
   11 Айбабин А. И. Этническая история... -- Табл. XXXII.
   12 Айбабина Е. А. Об этнической атрибуции могильника Узень-Баш // МАИЭТ. -- 1993. -- Вып. III. -- Рис. V, 19.-- С. 119.
   13 Айбабин А. И. Этническая история... -- Табл. XXXII.
   14 Могаричев А. В., Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского... -- С. 125.
   15 Баранов И. А., Майко В. В. Праболгарские горизонты судакского городища. -- С. 84.
   16 Там же. -- С. 84.
   17 Баранов И. А., Майко В. В., Джонов А. В. Раскопки средневековой Сугдеи // Архео­логические исследования в Крыму. 1994 г. -- Симферополь, 1997. -- С. 40.
   18 Там же. -- С. 84.
   19 Майко В. В. Сугдея во второй половине X -- начале XI в. -- С. 203.
   20 Баранов И. А., Майко В. В. Праболгарские горизонты судакского городища. -- С. 84.
   21 Баранов И. А., Майко В. В.,ДжановА. В. Раскопки средневековой Сугдеи. -- С. 40.
   22 Майко В. В. Памятники VIIвв. Судакского района АР Крым (дополнение к ар­хеологической карте) // Хазарский Альманах. -- К.-Харьков, 2007. --Т. 6. -- С. 168.
   23 Баранов И. А., Майко В. В. Раскопки в Портовом районе Судакской крепости // Ар­хеологические исследования в Крыму. -- Симферополь, 1994. -- С. 45.
   24 Гавритухин И. О., Паромов Я. М. Ильичевское городище и поселения его округи // Археология. Крым. Северо-Восточное Причерноморье и Закавказье в эпоху средневеко­вья. IVIII вв. -- М., 2003. -- Табл. 63, 38.
   25 Сазанов А. В. К хронологии первой оборонительной линии Баклинского городища // История и археология Юго-Западного Крыма. -- Симферополь, 1993. -- С. 45.
   26 Веймарн Е. В..Айбабин А. И. Скалистинский могильник. -- К., 1993. -- С. 191.
   27 Баранов И. А., Майко В. В. Тюркское святилище Сугдеи. -- Рис. 3 б, Рис. 5.
   28 Там же. -- Рис. 3, б. Мы сохраняем название и определения слоев авторов раскопок.
   29 Джонов А. В. Сугдея в III-VII вв. // Сугдейский сборник. -- К., 2004. -- Вып. 1. -- С. 59.
   30 Баран о в И. А., Майко В. В. Пастирско-пенковската култура и проблемът разселване-то на прабългарските племена от средното Поднепровие и Таврика //. Българите в Север­ното Причериоморие. -- София, 1995. -- Т. IV. -- Рис. 2, 8.
   31 Баранов И. А. Болгаро-хазарский горизонт средневековой Сугдеи... -- С. 149.
   32 Sazanov A. Les amphores "LA 1 Carthage" dans la region de la mer Noire (typologie et chronologic: Ve-VIIe s.apr. J-C.) // Production et commerce des amphores anciennes en Mer Noire. Colloquc International organise a Istanbul, 25-28 mai 1994 par le GDR 830. Textes reunis par Y. Garlan. --Aix-en-Provence, 1999. -- Fig. 8, 8.
   33 Sazanov A. Les amphores "LA 1 Carthage" dans la region de la Mer Noire. -- Fig. 8, 11.
   34 ГолофастЛ. А. Стекло ранневизантийского Херсона //МАИЭТ. --2001. -- Т. VII. -- Рис. 66, 1. -- Комплекс 22.
   35 Сазанов А. В. О хронологии Боспора ранневизантийского времени // СА. -- 1989. -- N 4. -- С. 44, 45. Признак 6.
   36 Sazanov A. Les amphores orientales d'epoque protobyzantine au nord de la mer Noire: chro­nologic et typologie // LRCW 2. Late Roman Coarse Wares, Cooking Wares and Amphorae
   168
   in the Mediterranean. Archaeology and archaeometry. -- Oxford, 2007. -- BAR (i), 1662 (II). --V. П. -- Р. 804, 805. -- Fig. 4.
   37 Могаричев Ю. М., Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского в кон­тексте истории Крыма "хазарского периода". -- С. 105-107.
   38 Рыжов С. Г., Седикова Л. В. Комплексы X века из раскопок квартала X "Б" Се­верного района Херсонеса // Херсонесский сборник. -- Севастополь, 1999. -- Вып. X. -- С. 325. Датировка комплекса в пределах первой половины X в., на наш взгляд ошибочна.
   39Баранов И. А., Майко В. В. Комплексът салтовски съоръжения в судакската крепост //Българите в Северното Причерноморие. -- Изследования и материали. -- Т. 5. -- Велико Търново, 1996. -- Рис. 3,12.
   40 Hayes J. W. Ecavations at Sarachane in Istanbul. The Pottery. -- Princeton, 1992. -- Fig. 53, dep. 34, 11, fig. 56, dер. 35, 8.
   41 The Great palace of the Byzantine emperors. -- London, 1947. -- Р. 15, 24.
   42 Баранов И. А., Майко В. В. Тюркское святилище Сугдеи. -- Рис. 3.
   43 Баранов И. А., Майко В. В. Тюркское святилище Сугдеи. -- Рис. 1,3.
   44 Там же. -- Рис. 5, 2.
   45 Там же. -- Рис. 5, 1
   46 Там же. -- Рис. 6.
   47 Баранов И. А., Майко В. В. Тюркское святилище Сугдеи. -- С. 108, 109.
   48 Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи //Проблемы истории, фило­логии, культуры. --М.-Магнитогорск, 1998. -- Вып. 5. -- С. 56. -- Признак 17.
   49 Плетнева С. А. Древнерусский город в кочевой степи: историко-стратиграфическое исследование. -- Воронеж, 2006. -- Рис. 73.
   50 Там же. -- Рис. 75.
   51 Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- С. 56.
   52 Там же. -- С. 56
   53 Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- С. 56. Рис. IX, 9; Рис. II, 17.
   54 Плетнева С. А. Древнерусский город в кочевой степи. -- Рис. 73, 6, 8.
   55 Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- Рис. XIV, 1, 6.
   56 Нессель В. А. Керамический комплекс // Херсонесский сборник. Supplementum I. То­пография Херсонеса Таврического. Водосборная цистерна жилого дома в квартале VII (1Х-Х вв.). Под ред. А. Бернацки и Е.Клениной. -- Севастополь, 2006. -- Рис. 13, 1,8, 13; Рис. 14, 1.
   57 Майко В. В. Сугдея во второй половине X -- начале XI в. -- С. 225. -- Тип 2.
   58 Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- С. 56, 57. -- Признак 16.
   59 Sazanov A. Les amphores de 1'antiquite tardive et du Moyen Age: continuite ou rupture? -- Р. 97. -- Fig. 4, 46. Туре 46.
   60 Hayes J. W. Ecavations at Sarachane in Istanbul. The Pottery. -- Fig. 8, 6. Fig. 72, deposit 44, 2, 4, 7.
   61 Ibid. -- Р. 35.
   62 Нессель В. А. Керамический комплекс. -- Рис. 35, 3.
   63 Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- С. 63. Признак 45.
   64 The Great palace... Р1. 20, 10.Р. 51
   65 Сазанов А. В. Хронология средневековых слоев Керчи. -- Рис. 3, 20. -- При­знак 20. -- С. 57.
   66 Плетнева С. А. Древнерусский город в кочевой степи. -- Рис. 69.
   67 Баранов И. А., Майко В. В. К вопросу о типологии столовой лощеной посуды юго-восточного Крыма второй половины X в. //Херсонесский сборник. -- 1999. -- Вып. X. -- С. 287.
   68 Авторы выражают глубокую благодарность Е. А. Айбабиной и С. Г. Бочарову за возможность использовать в данной статье материалы их отчета.
   69 Айбабина Е. А. Отчет о раскопках средневековой Сугдеи-Солдайи в 2001 г. -- С. 2.
   70 Айбабина Е. А. Отчет о раскопках средневековой Сугдеи-Солдайи в 2001 г. -- Рис. 129, 1.
   169
   71 Там же. -- Рис. 129,19,2.
   72 Там же. -- Рис. 129,3-14, 16-18.
   73 Там же. -- Рис. 129, 15.
   74 Там же. -- Рис. 129, 19. Рис. 130, 1,2.
   75 Там же. -- Рис. 130,3.
   76 Там же. -- Рис. 130,4,5.
   77 Там же. -- Рис. 130,7. -- Колл. 112.
   78 Там же. -- Рис. 130.6.
   79 Там же. -- Рис. 130.7. Колл. 112
   80 The Great palace of the Byzantine emperors. L., 1947. -- Р1. 16, 1.
   81 Ibid. --Р1. 15, 12.
   82 Hayes J. W. Ecavations at Sarachane... --Fig. 11,8.
   83 Майко В. В. Сугдея во второй половине X -- начале XI в. -- Рис. 3.
   84 Баранок И. А., Майко В. В. Праболгарские горизонты Суданского городища. -- Рис. 2.
   85 Баранов И. А. Болгаро-хазарский горизонт средневековой Сугдси. -- С. 145. См. так­же: Гадло А. В. Византийские свидетельства о Зихской епархии как источник по истории Северо-Восточного Причерноморья // Из истории Византии и византиноведения. -- Л., 1991. --С. 100.
   86 Баранов И. А. Болгаро-хазарский горизонт средневековой Сугдеи // Проблема на прабългарската история и култура. -- Шумен, 1991. -- С. 145, 147.
   87 Баранов И. А. Сугдея VII--XIII вв. К проблеме формирования средневекового города // Труды V Международного конгресса славянской археологии. -- М., 1987. -- Т. 1. -- Вып. 2а. -- С. 19,20.
   88 Баранов И. А. Периодизация оборонительных сооружений Судакской крепости // Северное Причерноморье и Поволжье во взаимоотношениях Востока и Запада в XII-XVI вв. -- Ростов, 1989. -- С. 47.
   89 Джанов А. В. Сугдея в III--VII вв. // Сугдейский сборник. -- К., 2004. -- Вып. 1. -- С. 45-74.
   90 Джанов А. В. Сугдея в III--VII вв. -- С. 53.
   91 Майко В. В. Памятники VII-Х вв. Судакского района АР Крым (Дополнение к археологической карте). -- С. 169.
   92 Джанов А. В. Сугдея в III--IV вв. -- С. 54.
   93 Там же. -- С. 54.
   94 Там же. -- С. 54.
   95 Баранов И. А. Болгаро-хазарский горизонт средневековой Сугдеи. -- С. 147, 149.
   96 Сорочан С. Б. О положении и статусе Сугдеи в VI-IX вв. // Древности 2006-2008. -- Харьков, 2008. -- С. 111.
   97 Джанов А. В. Сугдея в П1-1У вв. -- С. 56.
   98 Могаричев Ю. М., Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского в кон­тексте истории Крыма "хазарского периода". -- С. 124, 125.
   99 Джанов А. В. Сугдея... -- С. 59; Сорочан С. Б. О положении и статусе Сугдеи в VI-IX вв. --С. 111.
   100 Джанов А. В. Сугдея. -- С. 69.
   101 Лопушинская Е. И. Крепость в Судаке. -- К., 1991. -- С. 98, 99.
   102 Джанов А. В. Сугдея... -- С. 69.
   103 Крыжщкий С. Д. Жилые дома античных городов Северного Причерноморья. -- К., 1982.-- Рис. 5, 9
   104 Там же. -- Рис. 5, 12.
   105 Крыжицкий С. Д. Жилые дома античных городов Северного Причерноморья. -- Рис. 5,9.
   106 Крыжщкий С. Д. Архитектура античных государств Северного Причерномо­рья. -- К., 1993. -- С. 205. -- Рис. 144.
   107 Якобсон А. Л. Раннесредневековый Херсонес //МИА. -- 1959. -- N 63. Таблица А. Южный фасад 16-й и 17-й куртин и 19-й куртины с расчленением средневековых ярусов.
   170
   108 Джанов А. В. Сугдея... -- С. 68.
   109 МогаричевА. В., Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского... --С. ИЗ.
   110 Там же. -- С. 70.
   111 ДжановА. В. Сугдея... --С. 67.
   112 Баранов И. А. Периодизация оборонительных сооружений Судакской крепости // Северное Причерноморье и Поволжье во взаимоотношениях Востока и Запада в XII-XVI вв. -- С. 47.
   113 Джанов А. В. Сугдея... -- С. 54.
   114 Там же. -- С. 69.
   115 Там же. -- С. 69.
   116 А. В. Джанов, как нам кажется, допускает ошибку, когда пишет о сплошной линии крепостных стен с севера -- со стороны суши. Они защищали не портовую часть, а сам город. По отношению к городу они расположены южнее.
   117 Фронджуло М. А. Раскопки в Судаке. -- С. 142.
   118 Майко В. В. Памятники VII--X вв. Судакского района АР Крым (Дополнение к ар­хеологической карте). -- С. 168.
   119 Баранов И. А., Майко В. В. Раскопки в Портовом районе Судакской крепости. -- С. 45.
   120 Гавритухин И. О., Паромов Я. М. Ильичевское городище и поселения его окру­ги. -- Табл. 63, 38.
   121 Сазанов А. В. К хронологии первой оборонительной линии Баклинского. -- С. 45.
   122 Веймарн Е. В., Айбабин А. И. Скалистинский могильник. -- С. 191.
   123 Майко В. В. Памятники VII-Х вв. Судакского района АР Крым (Дополнение к ар­хеологической карте). -- С. 169.
   124 Баранов И. А. Периодизация оборонительных сооружений Судакской крепости. -- С. 49, 50.
   125 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. -- К., 1990. -- С. 54.
   126 Баранов И. А. Болгаро-хазарский горизонт средневековой Сугдеи. -- С. 149.
   127 Айбабин А. И. Памятники крымского варианта салтово-маяцкой культуры в Восточном Крыму и степи // Археология. Крым, Северо-Восточное Причерноморье и Закав­казье в эпоху средневековья IV-ХШ вв. -- М., 2003. -- С. 57.
   128 Подосинов А, В. Восточная Европа в римской картографической традиции. -- М., 2002.-- С. 194.
   129 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 205.
   130 Джанов А. В. Сугдея... -- С. 71.
   131 Там же. -- С. 71.
   132 Сорочан С. Б. Сугдея в "темные века" // Сугдейский сборник. -- К., 2004. -- С. 343; О положении и статусе Сугдеи в VI-IХ вв.
   133 Сорочан С. Б. Сугдея в "темные века" -- С. 333; О положении и статусе Сугдеи в VI-IX вв. --С. 119.
   134 Фронджуло М. А. Раскопки в Судаке // Феодальная Таврика. -- К., 1974. -- С. 141.
   135 Баранов И. А. Болгаро-хазарский горизонт средневековой Сугдеи. -- С. 149-158.
   136 Сорочан С. Б. Византийский Херсон (вторая половина VI -- первая половина X в.). Очерки истории и культуры. -- Харьков, 2005. -- Ч. I. -- С. 426.
   137 Баранов И. А., Майко В. В. Праболгарские горизонты Судакского городища. -- С. 84.
   138 Майко В. В. Памятники VII--X вв. Судакского района АР Крым (дополнение к ар­хеологической карте). -- С. 170-171.
   139 Майко В. В. Памятники VII--X вв. Судакского района АР Крым (дополнение к ар­хеологической карте). -- С. 171.
   140 Баранов И. А. Болгаро-хазарский горизонт средневековой Сугдеи. -- С. 145-159.
   141 Там же. -- С. 154, 155.
   142 Баранов И. А. Таврика в составе Хазарского каганата: Автореф. дис. ...д-ра. ист. наук.--К, 1994. --С. 28.
   143 Майко В. В. Средневековые некрополи Судакской долины. -- К., 2007. -- С. 246.
   171
   144 Сорочан С. Б. Византийский Херсон (вторая половина VI -- первая половина Хв.). -- С. 431.
   145 Сорочан С. Б. Византийский Херсон (вторая половина VI -- первая половина Хв.). --С. 432,433.
   146 Майко В. В. Археологические аспекты религиозного синкретизма Крымской Хазарии VIII -- первой половины X в. // Взаимоотношения религиозных конфессий в многона­циональном регионе. -- Севастополь, 2001. -- С. 39.
   147 Там же.
   148 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. -- С. 133.
   149 Майко В. В. Археологические аспекты религиозного синкретизма. -- С. 40.
   150 Виноградов А. Ю., Джанов А. В. Греческие надписи Сугдеи // Сугдейский сбор­ник. -- К., 2004. -- С. 415, 416.
   151 Майко В. В. Археологические аспекты... -- С. 40.
   152 Виноградов А. Ю., Джанов А. В. Греческие надписи Сугдеи. -- С. 415.
   153 Там же. -- С. 416.
   154 Майко В. В. Памятники V1I-X вв. Судакского района АР Крым (дополнение к ар­хеологической карте). -- С. 171.
   155 Баранов И. А., Майко В. В. Комплексът салтовски съоръжения в судакската крепост // Българите в Северн ото Причерноморие. -- Изследования и материали. -- Т. 5. -- Велико Търново, 1996. -- С. 88.
   156 Майко В. В. Археологические аспекты религиозного синкретизма Крымской Хазарии. --С.41,42.
   157 Майко В. В. Памятники VII--X вв. Судакского района АР Крым (дополнение к ар­хеологической карте).-- С. 175.
   158 Майко В. В. Памятники VII-X вв. Судакского района АР Крым (дополнение к ар­хеологической карте). -- С. 170; Джанов А. В. Сугдея... -- С. 69, 70.
   159 Степанова Е. В. Судакский архив печатей: предварительные выводы // АДСВ. -- 2001. --Вып. 32.-- С. 100,101.
   160 Степанова Е. В. Судакский архив печатей: предварительные выводы. -- С. 101. Подробнее см. главу IV.
   161 Гурулева В. В. Золотые монеты Константина V (741-775), найденные в Судаке // Сугдейский сборник. -- К.-Судак, 2004. -- Т. 1. -- С. 438-440.
   162 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. -- С. 55, 57.
   163 Баранов И. А. Периодизация оборонительных сооружений Судакской крепости. -- С. 50-52.
   164 Джанов А. В. Сугдея... -- С. 70.
   165 АйбабинаЕ. А. Отчет о раскопках средневековой Сугдеи-Солдайи в 2001 г. -- Пап­ка N 1179.
   166 Майко В. В. Сугдея во второй половине X -- начале XI в. -- С. 205.
   167 Баранов И. А. Болгаро-хазарский горизонт средневековой Сугдеи. -- С. 149-152.
   168 Hayes J. W. Excavations at Sarachane in Istanbul. The Potttery. -- P. 18-23.
   169 Ibid. -- P. 18, 19, 214; The Great Palace of the Byzantine emperors. -- L., 1947. -- PI. 16,47.
   170 Майко В. В. Средневековое городище на плато Тепсень в юго-восточном Крыму. -- К, 2004.-- Рис. 116,2,3,6,8-11.
   171 Baranov I. Die Keramik der Saltovo-Majaki-Kultur in der Krim // Die Keramik der Saltovo-Majaki kultur und ihrer varianten. -- Bud., 1990. -- Taf. 4, 10; Abb. 2. -- S. 42.
   172 Krasilnikov K. I. Die Keramik der Saltovo-Majaki-Kultur am Nordlichen Mittellauf des Donee // Die Keramik der Saltovo-Majaki kultur und ihrer varianten. -- Bud., 1990. --Таf. 2. -- Тип I, подтип В.
   173 Могаричев Ю. М, Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского в кон­тексте истории Крыма "хазарского периода". -- С. 150--152.
   174 Плетнева С. А. Керамика Саркела-Белой Вежи // МИА. -- 1958 -- N 62. -- Рис. 44, 4-6.
   172
   175 Майко В. В. К вопросу о выделении средневековых горизонтов Боспора второй половины X -- начала XI в. //175 лет Керченскому музею древностей. Материалы между­народной конференции. -- Керчь, 2001. -- С. 94.
   176 Баранов И. А., Майко В. В., Джонов А. В. Раскопки средневековой Сугдеи. -- С. 40.
   177 Sazanov A. Les amphores de 1'antiquite tardive et du Moyen Age: continuite ou rupture? Le cas de la Mer Noire La ceramique medieval en Mediterrannee. Actes du Vie congres de 1'AIECM 2. -- Aix-en-Provence, 1997. // Type 45. -- P. 97. -- Fig. 4, 45. -- Type. 52. -- Fig. 4, 52.
   178 Баранов И. А., Майко В. В., Джонов А. В. Раскопки средневековой Сугдеи. -- С. 40; Майко В. В. Сугдея во второй половине X -- начале XI в. -- С. 203.
   179 Майко В. В. Сугдея во второй половине X -- начале XI в. -- С. 204.
   180 Баранов И. А. Болгаро-хазарский горизонт средневековой Сугдеи. -- С. 158, 159.
   181 Майко В. В. Сугдея во второй половине X -- начале XI в. -- С. 201.
   182 Там же. -- С. 240, 241.
   183 Майко В. В. Сугдея во второй половине X -- начале XI в. -- С. 242-244.
   184 Джанов А. В., Майко В. В. Византия и кочевники в Восточной Таврике в ХIII вв. // Херсонесский сборник. -- 1998. -- Вып. IX. -- С. 172-175.
   185 Литаврин Г. Г. Восстание в Херсоне против византийской власти в 1016 г. // ПО??ТРОПО? К 70-летию В. Н. Топорова. -- М., 1998.
   186 Степаненко В. П. К истории средневековой Таврики // Византия и средневековый Крым. Античная древность и средние века. -- Барнаул, 1992. -- Вып. 26. -- С. 125.
   187 Майко В. В. Сугдея во второй половине X -- начале XI в. -- С. 201.
   188 Фронджуло М. А. Раскопки в Судаке. -- С. 141.
   189 Майко В. В. Сугдея во второй половине X -- начале XI в. -- С. 205.
   190 Там же. -- С. 205.
   191 Фронджуло М. А. Раскопки в Судаке. -- С. 143.
   192 Там же.
   193 Могаричев А. В., Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского... -- С. 106.
   194 Майко В. В. Сугдея во второй половине X -- начале XI в. -- С. 207.
   195 Баранов И. А., Майко В. В.,ДжановА. В. Раскопки средневековой Сугдеи. -- С. 40.
   196 Sazanov A. Les amphores de 1'antiquite tardive et du Moyen Age: continuite ou rupture? // Le cas de la Mer Noire La ceramique medieval en Mediterrannee. Actes du Vie congres de l'AIECM2. --Aix-en-Provence, 1997. -- Type 45. -- P. 97. -- Fig. 4, 45.
   197 Баранов И. А., Майко В. В..Джонов А. В. Раскопки средневековой Сугдеи. -- С. 40.
   198 Майко В. В. Сугдея во второй половине X -- начале XI в. -- С. 244.
   199 Там же. -- С. 212, 213.
   200 Джонов А. В., Майко В. В. Византия и кочевники в Восточной Таврике в Х1-ХП вв.
   201 Там же. -- С. 160, 161.
   202 Там же. -- С. 160-171.
   203 Седикова Л. В. К вопросу о времени появления византийской поливной посуды в Херсонесе // МАИЭТ. -- 1997. -- Вып. VI. -- С. 646-650.
   204 Hayes J. W. Excavations at Sarachane. -- P. 113. -- Fig. 58, 3.
   205 Ibid. -- Fig. 50, 4.
   206 Ibid. -- Fig. 56, 1, 2.
   207 The Great Palace. -- PI. 21, 14. PI. 15, 18.
   208 Hayes J. W. Excavations at Sarachane. -- Fig. 5, 3.
   209 Ibid. -- Fig. 53, 1-4.
   210 Ibid. -- Fig. 56, 3.
   211 Ibid. --P. 17.
   212 Седикова Я. В. К вопросу о времени появления византийской поливной посуды в Херсонесе. -- Рис. 1, 12, 14 = Hayes J. W. Excavations at Sarachane. -- Dep. 34, 1-3 -- сере­дина -- конец VIII в.=Dер. 35, fig. 56, 3 -- конец VIII/ нач. IX в.
   173
   213 Сазанов А. В., Могаричев Ю. М. Боспор и хазарский каганат в конце VII -- начале
   VIII в. 1. Проблемы "хазарских слоев" Керчи // Проблемы истории, филологии, культу­ры. -- М.-Магнитогорск, 2002. -- Вып. XII. -- С. 500; См. также -- Сазанов А. В. Хро­нология слоев средневековой Керчи. -- Табл. 20, 21; Sazanov A. Les niveaux de la premiere moitie du Xle siecle a Kerch (Crimee) //Anatolia Antiqua. -- 1996. -- Vol. IV.
   214 Паршина Е. А. Торжище в Партенитах // Феодальная Таврика. -- К., 1991.
   215 Эта дата совпадает с окончанием хазарского присутствия на полуострове. К. Цукерман показал, что ко времени путешествия Константина Философа (начало 60-х гг. IX в.) у хазар, вытесненных венграми, на полуострове уже не оставалось опорных пунктов (Цукерман К. Венгры в стране Леведии: новая держава на границах Византии и Хазарии ок. 836-889 г. // МАИЭТ. -- Симферополь, 1998. -- Вып. VI. -- С. 677; О происхожде­нии двоевластия у хазар и обстоятельствах их обращения в иудаизм // МАИЭТ. -- 2002. -- Вып. IX. -- С. 527-530). Пытаясь вернуть крымские владения или получить дань, они мог­ли совершать походы на полуостров только из-за его пределов. А. И. Айбабин считает, что хазар изгнали из Крыма "спустя некоторое время" после 861 да именно, ближе к 873 г. Основанием для такой хронологии послужил как анализ археологического материала, так и письмо константинопольского патриарха Фотия архиепископу Боспора поддержавшего желание последнего крестить проживавших там иудеев (Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 222): "Если же ты, пленив тамошних евреев на послу­шание Христу, обратишь от тени буквы к благодати, как написал, то получаю и с избытком получаю прекрасные плоды добрых надежд, которые постоянно к тебе питал" (Байер Х.-Ф. История крымских готов как интерпретация Сказания Матфея о городе Феодоро. -- Ека­теринбург, 2001. -- С. 118-119). Возможность неоднозначного толкования письма Фотия (его следует рассматривать в контексте византийской истории того времени. Известно, что в период правления Македонской династии при Василии I (867-886), после ряда попыток убедить византийских евреев принять христианство, был издан декрет об обязательном и насильственном их крещении (Васильев А. А. История Византийской империи. Время до Крестовых походов. -- СПб., 1998. -- С. 437; Хазанов А. Евреи в раннесредневековой Ви­зантии // Вестник Еврейского университета в Москве. -- М.: Иерусалим, 1994:-- N 1 (5). -- С. 25). Мы не знаем, были ли крещены местные евреи и что произошло с непокорными. Но, вероятнее всего, желание Антония крестить иудеев можно рассматривать в большей степени как "рапорт с мест" о поддержке политики императора. Это не исключает факта прекраще­ния хазарского господства в Крыму к началу 70-х гг. IX в. В. Е. Науменко сначала датировал окончательный выход Таврики из сферы влияния Хазарии временем "к 70--80-м гг. IX в." (Науменко В. Е. Место Боспора в системе византийско-хазарских отношений // Бахчисарай­ский историко-археологический сборник. -- Вып. 1. -- Симферополь, 2001. -- С. 353), а затем ограничил 80-ми гг. IX в (Науменко В. Е. Таврика у контексті візантійско-хозарських відносин: политико-адміністративний аспект. -- Автореф. дис. ... канд. іст. наук. -- К., 2004. -- С. 17). Проведенный нами анализ "хазарских" поселений показывает, что практи­чески все так называемые "хазарские" памятники заканчивают свое существование в преде­лах второй половины IX в. (Могаричев А. В., Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского... --С. 145-155).
   216 По мнению ряда исследователей, фема Климатов (таким было ее первоначальное название) была создана летом 841. г в ответ на появление в припонтийских степях венгров (Цукерман К. К вопросу о ранней истории фемы Херсона // Бахчисарайский историко-археологический сборник. -- Симферополь, 1997. -- Вып. 1. -- С. 320; Zuckerman C. Short notes. Two notes on the early history of the thema of Cherson // Byz­antine and modern Greek studies. -- 1997. -- 21; Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 215-216; Дагрон Ж. Двуликий Крым // МАИЭТ. -- Симферополь, 2000. -- Вып. 11. -- С. 297-298), которые в середине 830-х гг. полностью перекрыли хазарам доступ к Крыму с севера (справедливости ради отметим, что не все исследователи считают "венгерскую угрозу" причиной создания фемы. См. подр.: Петрухин В. Я. Хазария, венгры и Русь у Константина Багрянородного: тезисы к новому комментарию // Хазары: Тез. докл. -- М.,
   174
   2002; Сорочан С. Б. Рождение фемы. Херсон и Таврика в системе византийских военно-административных преобразований VIII-IХ вв. // Проблемы истории, филологии, культу­ры. -- М.: Магнитогорск, 2004. -- N 14. -- С. 358; Византийский Херсон. -- Ч. 1. -- С. 565). Те более не могли удерживать подвластные им территории. По мнению К. Цукермана, в 50-х гг. IX в. территория, принадлежавшая империи, ограничилась только Херсоном и его ближайшей округой. В результате фема Климатов была переименована в фему Херсон (Цукерман К. К вопросу о ранней истории фемы Херсона. -- С. 320). Данный вывод основан не столько на анализе археологического материала или общеполитической ситуации, сколько на изучении моливдовулов, зафиксировавших с 50-х гг. появление стратигов Херсона. Веро­ятно, смена названия фемы означала не столько потерю имперского контроля над Климата­ми или ослабление там власти, сколько коррекцию византийской политики на полуострове. Очевидно, поняв нерациональность выбора в качестве политического центра создаваемой фемы горного Юго-Западного Крыма, а возможно, и потерпев фиаско в попытке христиани­зации Хазарии, вернулись к привычному и более удачному херсонскому варианту. Соответ­ственно, по имени нового центра меняется и название фемы. К этому же выводу, анализируя данные сфрагистики, пришел и Н. А. Алексеенко (Алексеенко Н. А. Архонтия Херсона VIII-IX вв. по данным сфрагистики // МАИЭТ. -- Вып. IX. -- Симферополь, 2002. -- С. 486).
   217 Антонова И. А. Рост территории Херсонеса // Византия и сопредельный мир. -- АДСВ. -- 1990. -- С. 22-23; Юго-восточный участок оборонительных стен Херсонеса // Херсонесский сборник. -- Севастополь, 1996. -- Вып. VII. -- С.114.
   218 Сазанов А. В. К хронологии цитадели Баклинского городища 1Х-Х1 вв. // Пробле­мы истории и археологии Крыма. -- Симферополь, 1994.
   219 Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. Еще раз о дате появления крепости на плато Чуфут-Кале // Проблемы истории "пещерных городов" в Крыму. -- Симферополь, 1992. -- С. 190.
   220 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 218.
   221 Герцен А. Г. Дорос -- Феодоро (Мангуп): от ранневизантийской крепости к фео­дальному городу // АДСВ. -- Екатеринбург, 2003. -- Вып. 34. -- С. 104.
   222 Майко В. В. Средневековые некрополи Судакской долины. -- К., 2007. -- С. 253.
  
  

ГЛАВА IV

Находки печатей в Судаке

  
   Роль византийской сфрагистики в исторических исследованиях труд­но переоценить1. Ближайший пример -- византийский Херсон. Именно сфрагистические памятники помогают осветить многие темные страни­цы истории этого средневекового города. Особую ценность приобретают моливдовулы, происхождение которых известно. Информация, содержа­щаяся в легендах печатей такого рода, начинает звучать гораздо интен­сивнее, накладываясь на местный исторический контекст; упоминание в легенде моливдовула географического названия, позволяет проследить связь "адресатов" и "адресантов". Таким образом, расширяются возмож­ности исторического анализа материала и появляется основа для допол­нительных выводов. К сожалению, сфрагистических памятников, места находок которых известны, сравнительно немного, большинство печа­тей, в силу целого ряда причин, беспаспортно.
   Что касается Судака, то находки византийских печатей в Судаке ста­ли исключительно важным источником информации по истории средне­вековой Сугдеи, послужив толчком к появлению целого ряда предполо­жений и гипотез, касающихся разных периодов ее существования. Их значение как исторического источника оказалось велико, несмотря на сравнительно широкие датировки, которые в отдельных случаях дости­гают столетия.
   Первые находки печатей в Судаке относятся еще к началу XX в. Они были приобретены знаменитым русским ученым и коллекционером Н. П. Лихачевым. Одна из печатей XI в., принадлежавшая монаху Нико­лаю, была найдена в 1910 г. на горе Сокол, недалеко от современного Су­дака2. Точное место находки двух других моливдовулов неизвестно. Они были проданы Лихачеву неким Коровиным в 1912г. Обе печати фрагмен-тированы, одна из них содержит стихотворную легенду с многократным повторением просьбы о защите, обращенной к Богоматери3.
   Массовые находки печатей связаны с последними десятилетиями. Моливдовулы были обнаружены вблизи Судакской крепости, в районе бухты Лимена-Кале при подводных работах. В средние века на этом ме-
   176
   сте располагался порт византийской Сугдеи. Печати были найдены на глубине полутора-двух метров и, по первоначальной информации, рассе­яны на одном участке площадью 30 на 50 квадратных метров4. Опираясь на данные о компактном расположении материала, И. А. Баранов предпо­ложил, что на берегу моря в древности находилось здание, где хранились документы с подвешенными к ним печатями. В 1984 г. остатки этого зда­ния вместе с печатями (документы к тому времени истлели) в результате строительных работ оказались в море5. Проведенные в бухте подводные исследования спустя двадцать лет выявили не один, а три участка обна­ружения печатей вместе с другими, в основном свинцовыми, предмета­ми6. Возможно, изменения в расположении сфрагистического материала произошли под влиянием внешних воздействий, в результате деятельно­сти моря (штормов, подводных течений и т. д.). В данном случае я имею в виду только распределение самих печатей.
   До недавнего времени печати регулярно поднимали с морского дна. Вследствие нахождения в воде большинство памятников было сильно повреждено и подверглось коррозии. Многие из них, вероятно, в течение долгого времени перемещались по дну и были обкатаны водой, как галь­ка, важная информация была стерта с поверхности печатей в буквальном смысле слова. В настоящее время общую численность печатей, найден­ных на территории древнего порта, приблизительно можно оценить не менее чем в 500--600 экземпляров, включая заготовки печатей7. Моливдовулы датируются второй половиной VI -- первой половиной XII в.
   Несмотря на плохую сохранность, часть моливдовулов удалось про­читать. Первыми стали печати коммеркиариев разных провинций Визан­тии конца VII -- первой половины VIII в. и главных логофетов 1Х-Х1 вв., что позволяет предположить, что мы имеем дело с таможенным архи­вом средневековой Сугдеи. Однако впоследствии, после того как удалось расшифровать еще ряд печатей (включая личные), наше мнение стало склоняться в пользу городского архива, который в силу разных обстоя­тельств оказался в море8. Подобное же произошло со знаменитыми госу­дарственными архивами Константинополя9.
   Уже не раз печати, входящие в состав судакского архива, станови­лись объектом научных исследований10. Это закономерно, поскольку об­наружение архивов такого рода -- большая редкость и всегда вызывает пристальный интерес11. Печати эти разной степени информативности. Большинству из них можно дать лишь хронологические характеристи­ки, ориентируясь на сфрагистические типы, размер и толщину заготовок, шрифт отдельных проступающих букв надписей и другие параметры. На некоторых печатях удается прочитать лишь часть надписи: имя, титул
   177
   или должность. Максимально полезными в историческом плане оказы­ваются, к сожалению, не более 20% от всего объема найденных печатей (то есть около 100 экз.).
   Весь материал можно разбить на несколько хронологических пе­риодов: вторая половина VI -- первая половина VIII в., вторая полови­на VIII-IX в., вторая половина 1Х-Х в., X -- первая половина XII в.
   К первому периоду существования архива относятся печати визан­тийских чиновников: Иоанна, табулярия (VII в.), и Петра, хартулярия (первая половина VII в.); печати, владельцы которых имели почетные титулы: Сисинния, ипата (конец VII -- первая половина VIII в.); Страте­гия (?), ипата (VII в.); ипата, имя которого прочитать не удалось (VII в.); Адриана, апоипата (середина VI -- середина VII в.) (рис. 1а, 1б); Ан­дрея, апоэпарха (VI-VII вв.); а также личные печати: Феодосия (VII в.) и
   Рис. 1а. Печать Адриана, апоипата. Л. с.
   Рис. 16. Печать Адриана, апоипата. О. с.
   Адриана или Андрея (VII в.), в число ранних печатей входит также моливдовул второй половины VII -- первой половины VIII в., с необычной крестообразной инвокативной монограммой на лицевой стороне и кре­стообразной монограммой имени и должности (или титула) на обороте12. К этому же периоду следует отнести также недавно открытые печати Ио­анна, епископа Херсона (первая половина VIII в.), и еще одного неиз­вестного епископа Амастриды (?) (конец VII -- начало VIII в.)13. Находки печатей епископов в Сугдее этого периода -- интересное свидетельство истории, если учесть тот факт, что время образования Сугдейской епар­хии -- вопрос дискуссионный. Рукоположение св. Стефана в епископы Сугдеи относят к разным годам середины VIII в. (не ранее 752 и не позд-
   178
   нее 787 г.). Некоторые исследователи предполагают, что Стефан стал первым епископом Сугдейской епархии14. Появление печатей епископов: Херсона и Амастриды (?) в Судаке могут свидетельствовать: 1) о нала­живании внутрицерковных связей; 2) о неких торговых операциях, про­водимых под эгидой архиереев Херсона и Амастриды (?), или 3) о зем­левладельческих интересах этих епископов. Первый вариант достаточно гипотетичен, так как, во-первых, неизвестно время создания епископии Сугдеи, а во-вторых, в этом случае печати скорее были бы обнаружены на территории крепости, где, вероятно, находилась резиденция епископа. Второй вариант тоже достаточно спорен, учитывая спад торговых связей и определенную натурализацию экономики в VIII-IХ вв. по всей импе­рии, в том числе в Херсоне15. Возможно, речь идет о третьем варианте.
   В составе архива вышеприведенные печати -- самые ранние, и, по-видимому, именно они определяют время начала сложения данного комплекса. В этом контексте они представляют собой исключительный интерес в связи с отсутствием надежных свидетельств исторического и археологического характера о времени образования Сугдеи. Однако эти экземпляры не в состоянии дать однозначного ответа на дату осно­вания города, поскольку существующие на сегодняшний день знания о византийской сфрагистике не позволяют датировать большинство печа­тей узкими хронологическими рамками. Особенно это касается ранних памятников. Наличие личных печатей и, вероятно, печатей, где указан только титул заказчика, может означать, что уже с самого начала функ­ции архива не были связаны с исключительно торговыми документами. По всей видимости, это был общегородской архив, в котором также нахо­дилась местная документация, распоряжения местных властей, церков­ные грамоты, возможно, документы о земельных сделках и т. д.
   Исследователи истории средневекового города Сугдеи предполага­ют, что в ранневизантийское время он служил форпостом на северных рубежах империи и охранял морские каботажные маршруты между Херсонесом и Боспором16. Об участии Сугдеи в морских торговых опера­циях свидетельствуют печати коммеркиариев конца VII-VIII в., которые были прочитаны и опубликованы В. С. Шандровской и Е. В. Степановой. Коммеркиарии -- это чиновники, в обязанности которых входил надзор за торговлей и, первоначально, за производством шелка. Позже на них были возложены обязанности по сбору коммеркия -- десятипроцентной пошлины с торговли на всей территории империи17. Коммеркиарии опе­чатывали тюки с товарами и таможенные документы своими печатями, причем они были одними из немногих чиновников, кто имел привиле­гию помещать на них изображение императора. Указание в поле печати
   179
   индикта дает возможность датировать эти сфрагистические памятники очень точно -- вплоть до года18.
   Благодаря печати апоипата Кириака, главного логофета апотеки Кон­стантинополя, было установлено, что уже в конце VII в. Сугдея имела торговые связи с Константинополем19. От следующего столетия сохрани­лось несколько таможенных печатей, свидетельствующих о тесных эко­номических контактах Сугдеи еще с одним регионом империи: южным побережьем Черного моря, а именно Онориадой, Пафлагонией и побе­режьем Понта. Это -- печати Анастасия, ипата, императорского вални-тора и коммеркиария апотеки (Рис. 2а, 26) , и Иоанна, ипата и главного коммеркиам апотеки (рис. За, 36), обе датируются 720-741 гг. Несколько более поздний моливдовул, принадлежавший императорским коммерки-ариям епархий богохранимого императорского Опсикия 745/746 гг., по­зволяет говорить о торговле с Малой Азией20. Еще одна -- фрагментиро-
   Рис. 2а. Печать Анастасия, ипата, императорского валнитора и коммеркиария апо- теки Онориады, Пафлагонии и побережья Понта. Л. с.
   Рис. 26. Печать Анастасия, ипата, императорского валнитора и коммеркиария апотеки Онориады, Пафлагонии и побережья Понта. О. с.
   ванная -- печать датируется 735/36 гг.21 и принадлежит императорским коммеркиам, действовавшим на территории "вплоть до Полемония" (географическое название не сохранилось полностью), т. е. речь идет о территории, примыкающей к южному побережью Черного моря. Най­денная таможенная печать -- первая среди печатей коммеркиариев, где обозначено данное топонимическое название.
   Значительная часть печатей относится ко второй половине У1П-1Х в., периоду, весьма неоднозначно оцениваемому в современной историогра-
   180
   Рис. За. Печать Иоанна, ипата и главного коммеркиария апотеки Онориады, Пафла гонии и побережья Понта. Л. с.
   Рис. 36. Печать Иоанна, ипата и главного коммеркиария апотеки Онориады, Пафлагонии и побережья Понта. О. с.
   фии Крыма. Принято считать, что около 670 г. Сугдея, как и вся Таврика, была захвачена хазарами. По предположению И. А. Баранова, которому исследователи обязаны интересом к сфрагистическому материалу по Су­даку, в крепости был размещен хазарский отряд и располагалась ставка наместника -- тархана. На территории порта, непосредственно на полах византийских разрушенных построек, были возведены хазарские жили­ща. По его мнению, Сугдея оставалась главным политическим центром хазар в Крыму вплоть до середины X в.22. А. И. Айбабин считает, что Сугдея была основана сугдами (прикубанскими адыгами) не ранее по­следней четверти VII в. В первой половине VIII в. она стала важным тор­говым портом хазар, которые и создали таможню23. Другой точки зрения придерживается С. Б. Сорочан. Основываясь в том числе и на находках византийских печатей, он выдвинул теорию о кондоминиуме -- совмест­ном владении Византией и хазарским каганатом югом Таврики, в том числе Сугдеей, с конца VII в. до 40-х гг. IX в.24. Еще одна точка зрения на этот период представлена в третьей главе настоящего издания: ее авторы считают, что и в VIII -- первой половине IX в. Сугдея оставалась про­винциальным византийским городом.
   В работах, посвященных печатям Судака, уже приходилось писать о том, что если бы Сугдея полностью находилась во власти хазар, то пе­чатей этого периода в Судаке не было бы найдено. Уничтоженной оказа­лась бы и самая ранняя часть печатей, относящихся ко второй половине VI -- первой половине VIII в., поскольку архив византийских докумен­тов вряд ли бы сохранился при хазарах25. Напротив, спад византийской
   181
   Рис. 4а. Печать Епифания, императорского протоспафария и главного логофета. Л.с.
   Рис. 46. Печать Епифания, императорского протоспафария и главного логофета. О. с.
   активности в данном регионе не только не наблюдается, но отмечается даже значительный подъем. Прежде всего это касается торговых связей города, которые, судя по сфрагистическому материалу, в это время сохра­нялись. Подтверждением служит печать Косьмы, главного коммеркиария Понта (речь идет о Понте Полемониакском, расположенном на Южном побережье Черного моря)26. Она датируется серединой или второй по­ловиной IX в. В Сугдею продолжали вести товары, в том числе медь, о чем свидетельствует уникальная для византийской сфрагистики печать второй половины VIII -- начала IX в., принадлежавшая Феофану, халкопрату -- торговцу медью27.
   К IX--XI вв. относятся многочисленные печати главных логофетов, гражданских чиновников центральной администрации высокого ранга, воз­главлявших главную фискальную службу империи геникон28. Как известно, основная задача геникона -- сбор разнообразных налогов, в том числе и зе­мельных. По-видимому, главные логофеты играли важную роль в жизнеде­ятельности города: сегодня день известно уже 17 экземпляров печатей этих чиновников (из них четыре датируются IX в.) (см., напр., рис. 4а, 4б)29.
   Вместе с тем на основании данных сфрагистических памятников можно говорить также об активных политических контактах как с бли­жайшими соседями, так и с весьма отдаленными. Так, печать Фоки, им­ператорского спафария и стратига Востока IX в., служит доказательством сохранения отношений с Малой Азией30.
   Тесные связи Сугдеи и Херсонеса нашли отражение в появлении в судакском архиве наиболее многочисленной группы печатей, в легендах
   182
   Рис. 5а. Печать Льва, императорского спафарокандидата и архонта Херсона. Л. с.
   Рис. 56. Печать Льва, императорского спафарокандидата и архонта Херсона. О. с.
   которых указано название "Херсон". Так, из всех прочитанных печатей не менее пятнадцати принадлежат архонтам Херсона31, шесть -- стратигам Херсона (наиболее интересна печать Карпа (?) 40-50-е гг. IX в. с очень низким для должности стратига титулом императорского спафария32 и две -- стратигам Климатов Херсона (40-е гг. IX в.)33.
   На лицевой стороне всех печатей архонтов помещена крестообраз­ная монограмма с тетраграммой ТW СW ?ОV?W. Все экземпляры дати­руются первой половиной IX в. На печатях читаются титулы: император­ский спафарий или императорский спафарокандидат, должность архонта и топоним "Херсон". Удалось восстановить некоторые имена владельцев печатей: это -- Григора, императорский спафарий; Лев, императорский спафарокандидат (рис. 5а, 56); Григорий, императорский спафарий; Кон­стантин, императорский спафарий. В ряде случаев деятельность того или иного архонта поражает своим размахом. Так, печатей Григория в общей сложности известно не менее 20 экземпляров, большая часть из них была найдена в Херсонесе34.
   Печать Карпа (?), императорского спафария и стратига Херсона (рис. ба, бб)35, относится к самой ранней и весьма малочисленной группе печатей стратигов Херсона, на лицевой стороне которых помещена кре­стообразная инвокативная монограмма с тетраграммой ТW СW ?ОV?W. Н. и В. Зайбт отнесли эту группу моливдовулов к первоначальному пе­риоду существования фемы Херсон, т. е. к 40-50-м гг. IX в.36. Особо­го внимания заслуживают две фрагментированные печати одной пары матриц, возможно принадлежащие спафарокандидату и стратигу Кли-
   183
   Рис. ба. Печать Карла (?), императорского спафария и стратша Херсона. Л. с.
   Рис. 66. Печать Карпа (?), императорско­го спафария и стратига Херсона. Л. с.
   матов Херсона. Аналогичная надпись была прочитана И. В. Соколовой на экземпляре из Херсонесского музея37. Если чтение печатей верно, то это первые материальные свидетельства существования фемы с таким названием. Все печати чиновников Херсона IX в. объединяет одна осо­бенность: размеры их матриц превышают размеры заготовок, вследствие чего легенды не оттиснулись полностью, что затрудняет их чтение и по­иск аналогий. Вероятно, это -- свидетельство большой нехватки свинца в Крыму в то время. Как и медь (печать Феофана, халкопрата), свинец приходилось привозить на полуостров.
   В целом, такое значительное количество печатей Херсона, найден­ных в Судаке, безусловно, свидетельствуют не только о близких кон­тактах этих двух регионов, но и о подчиненном положении Сугдеи по отношению к Херсону, и прежде всего в административном плане. От­метим также, что хронологически эти отношения в IX в. не прерывались: на смену печатям архонтов пришли печати вначале стратигов Климатов Херсона, затем стратигов Херсона.
   Подводя итоги анализа второго -- "хазарского" -- периода суще­ствования судакского архива, нельзя не заметить, что уже тот сфрагисти-ческий материал, который имеется сейчас в нашем распоряжении, позво­ляет говорить, что византийцы не ушли из Сугдеи в VIII-IХ вв. Особый интерес вызывают печати главных логофетов, самые ранние из которых датируются IX в. Их наличие подтверждает, что и в это время Сугдея на­ходилась в постоянном контакте со столицей империи. Учитывая же ха­рактер деятельности этих чиновников и большое количество их печатей, можно предположить, что и в IX в. на территории Сугдеи шел сбор нало-
   184
   Рис. 7а. Печать Петра, архиепископа Сугдеи. Л.с.
   Рис. 76. Печать Петра, архиепископа Сугдеи. О. с.
   гов, что вряд ли было бы возможно на враждебной Византии территории. При решении проблем, связанных с оценкой исторических процессов в Юго-Восточной Таврике в этот период, данный сфрагистический мате­риал нельзя не учитывать.
   Следующая серия печатей с изображением креста датируется вто­рой половиной 1Х-Х в. Наиболее полно среди них представлены печати главных логофетов: Феодула, императорского протоспафария; анфипата патрикия и императорского протоспафария (имя не сохранилось); Кон­стантина, патрикия; Феодора, императорского протоспафария; Иоанна, императорского протоспафария; Льва, примикирия, императорского про­тоспафария; Николая, магистра, анфипата патрикия, императорского про­тоспафария; Феодосия, императорского кандидата и китонита38. Среди других печатей выделяются: печать Константина, императорского спафарокандидата и коммеркиария Херсона, еще одна печать коммеркиария Херсона (имя не определяется), Василия, нотария, ряд печатей страти-гов, из заказчиков которых читается только имя Иоанна, императорского протоспафария и стратига Херсона (вторая половина X в.)39.
   К этому же периоду относится первая из известных печатей архи­ереев Сугдеи -- печать архиепископа Петра (рис. 7а, 76) (сохранились два экземпляра)40. Она относится к наиболее "темному" периоду исто­рии Сугдейской эпархии и датируется второй половиной X в. В списке епархий Льва VI (886-912 гг.) Сугдея уже упомянута в числе архиепископий41, что и подкрепляется находкой данного моливдовула. Архиепи­скоп Петр упомянут в одной из маргиналий Сугдейского синаксаря42. Его память отмечалась 15 апреля. К сожалению, неизвестно, когда жил этот
   185
   Рис. 8а. Печать Иоанна, протоспафария и стратша Фракисийцев. Л. с.
   Рис. 86. Печать Иоанна, протоспафария и стратига Фракисийцев. Л. с.
   архиепископ, и, соответственно, можно ли его отождествлять с владель­цем печати. Другая печать архиепископа Сугдеи -- Льва -- была недавно найдена в составе Херсонесского архива печатей43.
   Группа печатей второй половины IX--X в. подтверждает преем­ственность политических и экономических процессов предшествую­щего периода.
   Больше половины печатей всего сфрагистического архива относит­ся к X -- первой половине XII в., когда преобладает тип печати с изобра­жением на лицевой стороне. Такое большое их количество определяется двумя причинами. В это время Сугдея -- что хорошо прослеживается и по письменным источникам, и по археологическому материалу -- бога­тый, большой город. С другой стороны, XI -- первая половина XII в. -- последний, ближайший к нам, период существования этого комплекса.
   Из прочитанных экземпляров следует отметить печать Епифания, им­ператорского протоспафария и стратига Херсона (с погрудным изображе­нием св. Николая и круговой надписью "Святой Николай, помоги своему рабу" на лицевой стороне (Х/Х1 в.). Обращение за помощью к святым, а не к Христу или Богоматери очень редко встречается на печатях44. Кроме того, к этому времени относятся печати Никиты, императорского прото­спафария и главного логофета; и, вероятно, тому же Никите принадлежит еще одна печать, где он уже анфипат патрикий (X -- первая половина XI в.)45; две печати Феодора, проедра и главного логофета (вторая поло­вина XI в.); две печати Иоанна, протоспафария и стратига фракисийцев (рис. 8а, 86) (XI в.); Варды, протоспафария и стратига Херсона (?) XI в.;
   186
   Рис. 9а. Печать Георгия Кедрина, вестарха. Л. с.
   Рис. 96. Печать Георгия Кедрина, ве­старха. Л. с.
   примикирия и евдомария, несшего службу в константинопольском двор­це (имя не сохранилось, XI в.); Феодула, монаха; Евморфия Педиасима, протоспафария, тагматофилака и стратига, представителя знатного ви­зантийского рода Михаила Мелиссина, иллюстрия и стратига (XI в.)46.
   Большой интерес представляет печать дуки Куркуаса (ХI/ХП в.)47. В результате дополнительных исследований письменных и сфрагистических памятников Болгарии и Крыма удалось установить, что она, вероят­но, принадлежала Григорию Куркуасу, дуке Филиппополя, занимавшему там этот пост в 90-х гг. XI в. Возможно, появление его печати в Сугдее было связано с необходимостью в 1091 г. концентрации всех военных сил империи для борьбы с печенегами, для чего письмами из разных об­ластей Византии были вызваны военные отряды48.
   Другая печать, также датируемая концом XI -- началом XII в., принад­лежала вестарху Георгию Кедрину (рис. 9а, 9б)49. К настоящему моменту пе­чатей этого чиновника насчитывается достаточно много, и, что очень важно, все они происходят с Балкан или из Крыма. И. Барня и Н. Зайбт высказали предположение, что заказчиком печати мог быть автор известной всемирно-исторической хроники ?????? ???????? ("Обозрение историй") рубежа XI-XII вв., которая включает историю от сотворения мира до 1057 г.50. Обна­ружение печатей Георгия Кедрина на обширной территории, включающей Балканы и Крым, возможно, было связано с исполнением некоего поручения императора, которое, скорее всего, носило дипломатический характер. Воз­можно также, что рассылка писем была предпринята Георгием Кедриным во время написания его исторического труда для сбора информации.
   187
   Рис. 10а. Печать Георгия, протоспафария и стратига Сугдеи. Л. с.
   Рис. 106. Печать Георгия, протоспафария и стратига Сугдеи. О. с.
   Печати Георгия Кедрина и Куркуаса показывают, насколько увели­чивается историческая ценность сфрагистических памятников, даже не имеющих в легендах указания места службы владельцев, в том случае, если известно их происхождение.
   Следует отметить значительное количество личных печатей этого времени: Никиты Пипери, Кирилла, Никиты (родовое имя не читается), Феодора Мацариса, Иоанна Номопидата, Константина Коскины и др.51.
   Наиболее важной находкой среди печатей, относящихся к этому пе­риоду, стали уникальные печати, проливающие свет на административ­ное устройство Сугдеи в XI в. Четыре из них, с погрудным изображением св. Георгия, принадлежат Георгию Муселе, протоспафарию и стратигу Сугдеи (рис. 70а, 70б)52. Заказчиком двух других моливдовулов, также с изображением святого воина (его имя не сохранилось), был патрикий Иоанн, также стратиг Сугдеи53.
   Сугдея, как место службы стратига, упоминалось в источниках лишь однажды, причем в сочетании с Херсоном. Имя стратига Херсона и Суг­деи, патрикия Льва Алиата, фигурирует в надписи 1059 г. на мраморном карнизе, найденном в Херсонесе. В. Латышев, издававший этот памят­ник, прокомментировал его следующим образом: "Вновь открытая над­пись свидетельствует, что в середине XI века Корсунь и Сугдея находи­лись под крепкой властью Византии, и последний город входил в состав Херсонской фемы"54. Возможно, однако, что в этом случае речь идет не о вхождении Сугдеи в Херсонскую фему, а об объединении двух фем под командованием одного стратига.
   188
   Рис. 11а. Печать Олега-Михаила, князя Тмутаракани. Л. с.
   Рис. 116. Печать Олега-Михаила, князя Тмутаракани. О. с.
   Возведение отдельного города, в данном случае Сугдеи, в ранг стра­тегии или фемы -- явление типичное для последнего этапа существова­ния фемного строя в Византии. Тенденция дробления фем, получившая свое начало на рубеже VII-VIII вв., продолжала нарастать и в последую­щие века. В конце X в. "Эскуриальский Тактикон", наряду со стратигами старых больших фем, упоминает множество новых стратигов преиму­щественно небольших регионов или городов. "Стратеги этих маленьких фем, часто кратковременных, защищали со своей армией территорию одной крепости или одного города и его пригородов"55. Стратига Сугдеи в "Эскуриальском Тактиконе" нет. Вероятно, эта должность была учреж­дена в самом конце X или начале XI в.
   Особую тему при исследовании судакских печатей составляют печа­ти древнерусских князей Давида Игоревича, князя Тмутаракани (1081-1083)56 и Олега-Михаила Святославича, князя Тмутаракани (1083-1094) (Рис. 11а, 11б)57. Печатей последнего, найденных в Судаке, известно четыре экземпляра. На их лицевой стороне представлен архангел Ми­хаил в рост со скипетром в правой руке. На обороте надпись в семь строк: "Господи, помоги Михаилу, архонту Матрахи, Зихии и всей Хазарии". Мне уже приходилось писать о первой найденной печати Олега-Михаила. Возможно, с обнаружением еще трех печатей этого князя и печати Давида Игоревича, также князя Тмутаракани, нужно будет еще
   189
   раз вернуться к теме взаимоотношений этого древнерусского княжества и Византии в конце XI в.
   Подводя итоги, следует сказать, что главный вывод о характере сфрагистических находок в Судаке, сформулированный ранее, остается прежним. По всей вероятности, в бухте Лимена-Кале были обнаружены остатки архива. Он начал складываться в конце VI или в первой полови­не VII в. и существовал вплоть до середины XII в. непрерывно. Состав архива, куда наряду с таможенными печатями и печатями логофетов вхо­дят печати представителей местной администрации, других провинций и фем, личные печати, заставляет предположить, что он выполнял функции не только хранилища таможенных документов, но и документов общего­родского характера.
   Дальнейшее изучение судакского архива моливдовулов в комплексе с данными археологических раскопок Судака и сведениями исторических источников, несомненно, принесет новые результаты.
   Следует заметить, что на сегодняшний день, к сожалению, не из­вестно ни одной печати, найденной на территории самой крепости. В то же время, например, в Херсонесе, в разных местах городища, в том числе при раскопках жилых помещений, было обнаружено несколько со­тен экземпляров. Причем этот список пополняется практически ежегод­но. Вероятно, в Херсонесе, как и в любом другом византийском городе, документы хранили не только в городском архиве, но и за его предела­ми, в монастырях, в различных городских службах, в домах горожан58. Интересно, однако, что основная часть моливдовулов Херсонеса (около 1000 печатей вместе с обломками и заготовками) также была найдена в море недалеко от берега уже после обнаружения судакских печатей. Предположение Н. А. Алексеенко о том, что и в этом случае речь идет о городском архиве, кажется правомерным. Пример Херсонеса вселяет на­дежду на то, что в результате планомерных раскопок Судакской крепости на свет появятся новые византийские моливдовулы, откроются новые страницы истории Сугдеи.
  

Примечания

   1 См., например: Панченко Б. А. О византийских печатях как историческом источнике //ИРАИК. -- 1901-1902. --Т. VII. -- С. 215-226.
   2 Лихачев Н. П. Моливдовулы греческого Востока / Сост. и авт. коммент. В. С. Шандровская. -- М., 1991. -- Табл. ЬХ1, 13.
   3 Степанова Е. В. Печати Крыма из коллекции Н. П. Лихачева // Сто години от рождението на д-р Васил Хараланов (1907-2007). -- Шумен, 2008. -- С. 190-191.
   4 Такие данные приводятся в работах И. А. Баранова. Их, вероятно, сообщил ему В. В. Кузьминов, благодаря подводным работам которого и была поднята большая часть сфра-
   190
   гистических памятников. К обработке этого уникального материала И. А. Баранов привлек сотрудников Государственного Эрмитажа В. С. Шандровскую, позже -- Е. В. Степанову.
   5 Баранов И. А. Торгово-ремесленные кварталы византийской Сугдеи // ВугапЮпогиз-51са. -- М., 1994. -- N 1. -- С. 51-52.
   6 Булгакова В. И. Сигиллографический комплекс порта Сугдеи (материалы подводных ис­следований 2004-2005 гг.) // Сугдейский сборник. -- К.-Судак, 2008. -- Вып. III. -- С. 296.
   7 Около 200 экземпляров хранятся в Государственном Эрмитаже, более 30-ти -- в фондах Судакской крепости, 198 -- в фондах Национального заповедника "София Киев­ская", кроме того, значительное число, несколько десятков нечитаемых печатей, находи­лось у И. А. Баранова (судьба их неизвестна).
   8 Теория о том, что печати были связаны исключительно с деятельностью средневеко­вого порта и должны рассматриваться в связи с "торговыми и иными операциями, произ­водившимися непосредственно на стоянках кораблей" (Булгакова В. И. Подводные сфра-гистические находки в Судаке: к характеристике типа объекта // Причерноморье, Крым, Русь в истории и культуре. Материалы II Судакской международной научной конферен­ции. -- К.-Судак, 2004. -- Ч. II. -- С. 37), не имеет никакого реального основания.
   0 Соде К. А. Д. Мордтман Младший (1837-1912) и начало византийской сигиллографии // ВВ -- 2001. -- 60(85) -- С. 178-182. Автор приводит письмо А. Д. Мордтмана И. Г. Штикелю, в котором он сообщает о почти 2000 исследованных им византийских свинцовых печа­тей, которые были обнаружены в 1865 г. на площади Эски-Сарая во время строительства Во­енного министерства -- Сераскерата (сегодня главное здание Стамбульского университета). Часть печатей сразу же попала на антикварный рынок, другая часть, вместе с землей, была сброшена в Мраморное море. При сильном южном ветре печати были снова вымыты на берег. По предположению А. Д. Мордтмана, большое число обнаруженных печатей должно быть связано с размещением на территории Эски-Сарая византийских архивов.
   10 Sandrovskaja V. Die Funde der byzantinischen Bleisiegel in Sudak // SBS. -- Washing­ton, 1993 -- Vol. 3. -- P. 85-98; Sandrovskaja V. Die neuen Funde an byzantinischen Bleisiegeln auf der Krim// SBS. -- Washington, 1995-- Vol. 4.-- Р. 153-161; Шандровская В. С. Тамо­женная служба в Сугдее УП-Х вв. //Античная древность и средние века. -- Симферополь, 1995. -- Вып. 27: Византия и средневековый Крым. -- С. 119-123; Stepanova E. New Seals from Sudak // SBS. -- Washington, 1999. -- Vol. 6. -- P. 47-58; Sandrovskaja V. Das siegel eines XA?KOПPATH? aus Sudak // ibid. -- Р. 43-46; Баранов И. А., Степанова Е. В. Церковная и военная администрация византийской Сугдеи // Археология Крыма. -- Симферополь, 1997. -- Т. 1. -- С. 83-87; Степанова Е. В. Судакский архив печатей: предварительные вы­воды // АДСВ. -- Екатеринбург, 2001. -- Вып. 32. -- С. 97-108; Stepanova E. New Finds in Sudak//SBS. -- 2003. -- Vol. 8. -- P. 123-130; Степанова Е. В., Шандровская В. С. Еще раз о Судакском архиве печатей // АДСВ. -- Екатеринбург, 2004. -- Вып. 35. -- С. 295-297; Булгакова В. И. Печати стратигов Херсона из находок в Сугдее // Сугдейский сборник. -- К.-Судак, 2004. -- С. 384-388; Степанова Е. В. Печати из Судака (к вопросу об интерпрета­ции) // Сугдейский сборник. -- К.-Судак, 2005. -- Вып. II. -- С. 537-545; Степанова Е. В., Фарбей А. М. Византийские свинцовые печати, найденные в Судаке в 2005 г. // Причерно­морье, Крым, Русь в истории и культуре. Материалы конференции. -- К.-Судак, 2006. -- Т. 2. -- С. 303-306; Булгакова В. И. Сигиллографический комплекс. -- С. 296-330.
   11 Наиболее сохранившийся сфрагистический архив -- архив стратигов Болгарии 971--1088 гг. -- был открыт в Преславе в результате археологических раскопок. Йорданов И. Печатите от стратегията в Преслав (971-1088). -- София, 1993.
   12 Stepanova E. New Seals. -- N® 3-10. Stepanova E. New Finds. -- N® 3, 4.
   13 Булгакова В. И. Сигиллографический комплекс. -- N 1,5. Предложенное В. Булга­ковой чтение топонима "Амастрида" нуждается в дополнительном исследовании печати.
   14 О дискуссии, см. Могаричев Ю. М. О некоторых вопросах истории Восточного Крыма VIII-IХ вв. // Сугдейский сборник. -- К.-Судак, 2005. -- Вып. II. -- С. 237-247.
   15 The Economic History of Byzantium From the Seventh through the Fifteenth Century / Editor-in-ChiefLaiou A. E. -- Washington, 2005. -- Vol. 1-3.
   191
   16 Баранов И. А. Сугдея УП-ХШ вв. К проблеме формирования средневекового го­рода // Труды V Международного конгресса славянской археологии (К. 18-25 сентября 1985 г.). -- М., 1987. -- С. 19; Джонов А. В. Сугдея в Ш-УП вв. // Сугдейский сборник. -- К.-Судак, 2004. -- С. 70.
   17 Недостаток письменных свидетельств и разница в оценке экономической ситуации в Византии в VII-VIII вв. приводят исследователей к разным выводам относительно харак­тера деятельности коммеркиариев в это время. См.: Antoniades-Bibicou H. Recherches sur les douanes a Byzance. -- Paris, 1963; Oikonomides N. Silk trade and production in Byzantium from the sixth to the ninth century: the seals of kommerkiarioi // Dumbarton Oaks Papers -- Washington, 1986. -- Vol. 40. -- P. 33-53; Haldon J. Byzantium in the seventh century. The transformation of a culture. -- Cambridge, 1990. -- P. 238-244; Hendy M. Studies in the Byzantine monetary econ­omy c. 300-1450. -- Cambridge, 1985. -- P. 626-34, 654-62; Treadgold W. Byzantium and its Army. 284-1081. -- Stanford, 1995. -- P. 179-186; DunnA. The Kommerkiarios, the Apotheke, the Dromos, the Vardarios and the West // Byzantine and modern greek studies. -- Birmingham, 1993. -- Vol. 17. -- P. 3-24; The Economic History of Byzantium. -- Vol. 3. -- P. 983-988.
   18 Такие печати датируются 673/74-833 г. Zacos G. -- VegleryA. Byzantine Lead Seals. -- Basel, 1972.-- Vol. I/I. -- P. 137-138.
   19 Sandrovskaja V. Die neuen Funde an byzantinischen Bleisiegeln auf der Krim. -- P. 153-155.
   20 Sandrovskaja V. Die Funde der byzantinischen Bleisiegel in Sudak. -- Р. 86-90; Шандровская В. С. Таможенная служба в Сугдее VII-X вв.
   21 Stepanova E. New Finds. -- N® 6.
   22 Баранов И. А. Сугдея VII-XIII вв. К проблеме формирования средневекового горо­да. -- С. 21; Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. -- К., 1990. -- С. 151.
   23 Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- Симферополь, 1999. --С. 205.
   24 Сорочан С. Б. Сугдея в "темные века" // Сугдейский сборник. -- К.-Судак, 2004. -- С. 333-347.
   25 Степанова Е. В. Судакский архив печатей: предварительные выводы. -- С. 100, 101.
   26 Stepanova E. New Seals. -- JV® 20.
   27 Sandrovskaja V. Das siegel eines XA?KOПPATH? aus Sudak. -- P. 43-46.
   28 Guilland R. Les logothetes: etudes d'histoire administrative de 1'Empire byzantine // REB.-- 1971.-- Vol. 29. -- P. 5-115.
   29 Sandrovskaja V. Die Funde der byzantinischen Bleisiegel in Sudak. -- P. 90-93; Stepano­va E. New Seals. -- N®. 17-19; Stepanova E. New Finds. -- N®2; Булгакова В. И. Сигиллографический комплекс. -- N 3, 10-14, 36. Печать Феофилакта также следует датировать IX в. (Булгакова В. И. Сигиллографический комплекс. -- N 3).
   30 Stepanova E. New Seals. -- N 21.
   31 Sandrovskaja V. Die Funde der byzantinischen Bleisiegel in Sudak. -- P. 96--97; Stepano­va E. New seals. -- P. 52-54 -- N® 11-15; Stepanova E. New Finds. N® 1; Степанова Е. В., Фарбей А. М. Византийские свинцовые печати, найденные в Судаке в 2005 г. -- С. 303.
   32 Sandrovskaja V. Die Funde der byzantinischen Bleisiegel in Sudak. -- P. 95-98; Stepano­va. New Finds. -- N 5; Булгакова В. И. Печати стратигов Херсона из находок в Сугдее; Булгакова В. И. Сигиллографический комплекс. -- N 21.
   33 Stepanova E. New Seals. -- N 16; Степанова Е. В., Фарбей А. М. Византийские свинцовые печати, найденные в Судаке в 2005 г. -- С. 305.
   34 Библиографию см.: Булгакова В. И. Сигиллографический комплекс. -- С. 301-302. -- N 7. Определения В. И. Булгаковой не всегда убедительны.
   35 Stepano­va. New Finds. -- N 5.
   36 Зайбт Н., 3айбт В. Печати стратигов византийской фемы Херсон // АД СВ. -- Сим­ферополь, 1995. -- Т. 27: Византия и средневековый Крым. -- С. 92.
   37 Соколова И. В. Монеты и печати византийского Херсона. -- С. 149-150. -- N 14.
   38 Sandrovskaja V. Die Funde der byzantinischen Bleisiegel in Sudak. -- P. 91-92; Stepano­va. New Finds. -- N 2; Булгакова В. И. Сигиллографический комплекс. -- N 10--14.
   192
   39 Булгакова В. И. Сигиллографический комплекс. - N15,16,21,28,31,33,34.
   40 Stepanova E. New Seals. -- N 1.
   41 Darrouzes J. Notitiae episcopatuum ecclesiae Constantinopolitanae. -- Paris, 1981. -- P. 273-274.
   42 Nystazopoulou M. 'Н ?? ?? ??????? ????????? ????? ???????? ??? ??? ?? ????? ??? ?? ??????. -- Аthens, 1965. -- Р. 136. -- N 192.
   43 Алексеенко Н. А., Самотенко Ю. Н. Моливдовулы деятелей церкви из херсонского архива: новые находки // Acta Musei Varnensis. -- Varna, 2008. -- Т. 5.
   44 Sandrovskaja V. Die Funde der byzantinischen Bleisiegel in Sudak. -- Р. 97-98. Ана­логии см.: Алексеенко Н. А. Стратиги Херсона по данным новых памятников сфрагистики 1Х-Х1 вв. // МАИЭТ. -- Симферополь, 1998. -- Т. VI. -- С. 715-717. -- N 15-19.
   45 Sandrovskaja V. Die Funde der byzantinischen Bleisiegel in Sudak. -- P. 92-93; Stepano­va E. New Seals -- N 19.
   46 Sandrovskaja V. Die Funde der byzantinischen Bleisiegel in Sudak. -- P. 94-96; Stepano­va E. New Seals. -- N 23; Stepano­va. New Finds. -- N 11; Булгакова В. И. Сигиллографический комплекс -- N 33, 34, 36.
   47 Stepanova E. New Finds. -- N 8; Степанова Е. В. Печати из Судака (к вопросу об интерпретации). -- С. 538-540.
   48 Анна Комнина. Алексиада / Пер. с греч. Я. Н. Любарского. -- СПб., 1996. -- С. 232.
   49 Stepanova E. New Finds. -- N 7; Степанова Е. В. Печати из Судака (к вопросу об интерпретации). -- С.540-542.
   50 Barnea I., Seibt N. Byzantinische Bleisiegel aus Romanien. Eine Nachlese zu Stiicken mit Familiennamen. -- JOB. -- 1999. -- Bd. 49. -- S. 90.
   51 Stepanova E. New seals from Sudak. -- N 22; Булгакова В. И. Сигиллографический комплекс -- N 25, 35, 38, 51, 54.
   52 Stepanova E. New seals from Sudak. -- Р. 49-50. -- N 2; Булгакова В. И. Сигиллогра­фический комплекс -- N 30.
   53 Степанова Е. В., ФарбепА. М. Византийские свинцовые печати, найденные в Суда­ке в 2005 г. -- С. 304; Булгакова В. И. Сигиллографический комплекс -- N 29.
   54 Латышев В. В. Этюды по византийской эпиграфике // ВВ. -- СПб., 1895. -- Т. 2. -- С.186-187.
   55 Glykatzi-Ahrweiler H. Recherches sur 1'administration de 1'Empire byzantin aux IXe-Xle siecles. -- Paris, 1960. -- P. 49.
   56 Булгакова В. И. Сигиллографический комплекс -- N 39.
   57 Stepanova E. New Finds. -- N 12; Степанова Е. В. Печати из Судака (к вопросу об интерпретации). -- С. 542-543; Булгакова В. И. Сигиллографический комплекс -- N 40.
   38 Такая ситуация в настоящее время вырисовывается, к примеру, на Городище Ве­ликого Новгорода. Традиционно считалось, что сотни древнерусских вислых свинцовых печатей с Городища скрепляли документы княжеского архива. В последние годы, однако, около 15 печатей Х1-ХП вв., в том числе княжеских, и их заготовок были найдены при раз­борке различных небольших срубов. Главный вывод, к которому пришли исследователи, заключается в том, что эти печати относятся не к остаткам архива новгородских князей, ра­зоренного в московский период истории города, а хранились непосредственно с докумен­тами в домах некоторых жителей Городища, которые, очевидно, принадлежали к высшим социальным слоям новгородского общества. Носов Е. Н. Тридцать лет раскопок Городища: итоги и перспективы // У истоков русской государственности. -- СПб., 2007. -- С. 36-38.
  

ГЛАВА V

Стефан Сурожский в истории средневекового Крыма

  
   Как свидетельствуют все версии Жития, Стефан Сурожский родился в Каппадокии. ЦСЖ и ГЖ сообщают нам и имя малой родины свято­го -- селение Морисава (Мориваса). С определенной долей вероятности можно установить и приблизительную дату рождения святого. ЦСЖ ука­зывает, что Стефан покинул Каппадокию и приехал в столицу "в год царя Феодосия Аньдримиина (Аньдраминдина) и патриарха Германа Свято­го" в возрасте пятнадцати лет. АЖ подтверждает, что данное событие случилось в период патриаршества Германа, но Стефану при этом испол­нилось уже восемнадцать. На этот же возраст указывает и ГЖ, правда, сведения последнего можно понимать и в том смысле, что к моменту прибытия в Константинополь Стефану было более 18 лет.
   Важным хронологическим репером является указание на правление Феодосия III и патриаршество Германа. Мало чем выдающийся и непо­пулярный Феодосии III правил с конца лета 715 г. до 25 марта 717 г.1. Герман занял кафедру 11 августа 715 г. и успел венчать Феодосия на цар­ство2. Хронологический отрезок, на который указывает Житие, продол­жался чуть более полутора лет. Поэтому представляется возможным эту информацию считать достоверной и исключить ее искусственное проис­хождение. АЖ также сводит Феодосия вместе с Германом, но в другом контексте: "В дни в те почил епископ Сухты, и озадаченные князья города и священники отплыли в Костандинуполис к святому архипастырю Германосу и к царю Тэодосу, прозвище Андрамандинос, и попросили себе предводителя у царя и у патриарха и (те) повелели дать". С. А. Иванов убедительно показал, что этот эпизод из АЖ не соответствует истори­ческим реалиям: "Проблема в том, что Феодосии правил с 715 по 717 г., стало быть, Стефан должен был родиться ок. 680 г. -- но тогда он, при­быв в 18 лет в столицу, не застал бы еще патриарха Германа.. ."3.
   Мы считаем, что возникшее противоречие может быть устранено, если предположить, что автор АЖ при переводе и сокращении подроб-
   194
   ного Греческого Жития случайно или целенаправленно переставил со­вместное упоминание Феодосия и Германа из сюжета о прибытии Стефа­на в Константинополь (как зафиксировано в ЦСЖ), в эпизод о назначении Стефана епископом. Вероятно, для армянина конца XIII -- начала XIV в. были уже неактуальными и малознакомыми страницы византийской истории первой половины VIII в., а последовательность упоминания им­ператоров и патриархов в данном случае не противоречила общей ли­нии повествования. Более того, это позволяло гармонично и лаконично соединить сюжет избрания Стефана епископом с рассказом о свержении Феодосия, воцарении Льва и начале иконоборчества и при этом избежать повторений и некоторых несоответствий, которые, судя по ЦСЖ, присут­ствовали в греческом тексте.
   Если принять во внимание, что на момент прибытия в Константино­поль Стефану было 18 лет, он мог родиться приблизительно в 697-698 гг. Если взять за основу его 15-летний возраст, то это произошло в 700--701 гг. Однако, учитывая, что две редакции из трех называют цифру 18 и выводы С. А. Иванова о времени кончины святого4, то первый хронологический промежуток представляется более вероятным.
   Сюжет о детстве Стефана и его обучении в Константинополе практи­чески полностью заимствован из Жития Иоанна Златоуста (см. главу I). Скорее всего, оттуда же в ГЖ перекочевал рассказ об обучении Стефана в Афинах5. Поэтому достоверная информация о детстве и юношестве сурожского святого до нас не дошла. Мы можем только предполагать, что Стефан Сурожский действительно мог получить неплохое образова­ние и Константинополе. По крайней мере, его дальнейшая карьера пред­полагает это.
   Не представляется возможным также однозначно вычленить истори­чески достоверные сведения из "константинопольского" и "монастырско­го" периодов жизни святого. Судя по тексту источника, особенно ЦСЖ, здесь скомпилированы эпизоды из Жития Иоанна Златоуста, Жития Сте­фана Нового и Хроники Георгия Монаха (см. главу I). Подробности этих эпизодов изложены в АЖ и ЦСЖ по-разному: по АЖ, Стефан сразу по прибытию в Константинополь приходит к Герману, на которого произвел хорошее впечатление. Вскоре Герман рукоположил Стефана дьяконом "и после немногих дней... священником". ЦСЖ утверждает, что Герман призвал Стефана не сразу, а после того как "услышав от многих о нем", причем факт рукоположения в этой версии не упомянут, однако подчер­кнуто, что Стефан прожил в Константинополе 15 лет.
   Рассказ о пребывании Стефана в монастыре более полно изложен в АЖ, которое отмечает, что уход Стефана в обитель случился после его
   195
   рукоположения в священники. Причем в монастыре Стефану исполни­лось тридцать пять лет. По ЦСЖ, там Стефан пробыл 30 лет. Несмотря на указанные различия в деталях, которые, вероятно, необходимо отне­сти на счет славянского и армянского компиляторов, можно попытаться восстановить основные параметры подробного греческого текста.
   Версия АЖ, что в монастыре Стефану исполнилось тридцать пять лет, не противоречит ЦСЖ: Стефан прибыл в столицу в 15 лет, еще столь­ко же там прожил, после чего ушел в монастырь. То есть в монастыре ему действительно исполнилось 35 лет (даже если примем во внимание, что в Константинополь Стефан прибыл в 18-летнем возрасте).
   С этой точки зрения и с позиций исторической достоверности стран­ным выглядит 30-летнее пребывание святого в обители6. Если сложить вместе даже 15-летний возраст приезда в столицу, 15-летнее пребывание там и тридцать лет монашеского уединения, то выходит, что на сугдейскую кафедру Стефан вступил не раньше, чем в 60-летнем возрасте, при­близительно в конце 50-х -- начале 60-х гг. VIII в. Совершенно ясно, что Герман к этому времени уже давно не был патриархом и, следовательно, не мог его рукоположить. Более того, в таком случае Стефан, естествен­но, не мог пострадать и от Льва III Исавра, который скончался в 741 г. Если допустить, что он в 60-летнем возрасте возглавил сугдейскую ка­федру при Германе (даже абстрагируясь от определенной нами даты его рождения), то случится сие могло только до 730 г. (тогда патриарх был отстранен от должности). Учитывая, что на свою кафедру Стефан вер­нулся уже после 741 г. и еще какое-то время ее возглавлял, то скончался он явно после 70 лет, что противоречит информации АЖ о возрасте его смерти. Более сходятся цифры в АЖ. Приблизительно в 35-летнем воз­расте, возглавив Сугдейскую епархию (при Германе) и тридцать пять лет пробыв ее главой, Стефан действительно скончался приблизительно в 70-летнем возрасте7.
   Надо думать, что несоответствия исторических реалий с датами и цифрами, представленными в различных редакциях Жития, присутство­вали уже в подробном греческом тексте. Крайне маловероятно, чтобы и славянский, и армянский редакторы независимо друг от друга попыта­лись искусственно запутать своих читателей.
   Очевидно, что армянин, составляя свое произведение, стремился "подогнать" хронологические реперы источника под возраст появления Стефана в столице и год смерти. Отсюда встреча своего тридцатипяти­летия в монастыре и еще тридцать пять лет епископства. Другое дело, что ему не удалось, в силу явного незнания подробностей византийской истории VIII в., соотнести цифры с историческими реалиями.
   196
   Славянский компилятор, вероятно, более адекватно отобразил то, что присутствовало в первоисточнике. Поэтому вряд ли именно ему сле­дует приписывать тридцатилетнее пребывание Стефана в монастыре. Эта подробность выглядит искусственной. Без нее действительно полу­чается относительно стройная и адекватная ситуация. Конечно, прибыв в Константинополь в 715--717 гг. в 15-летнем возрасте и прожив в столице 15 лет и еще некоторое время пробыв в монастыре, Стефан, естественно, не мог быть рукоположен Германом. Однако он "успевает" еще возглав­лять Сугдейскую епархию, пострадать от Льва, быть амнистированным Константином V и умереть в возрасте 70 лет. С учетом того, что дан­ный сюжет был вставлен уже в переработанное Житие не раннее конца IХ-Х в., (см. далее), общая картина выглядит логичной. Следовательно, можно предположить, что длительное пребывание Стефана в монастыре попало в подробное Греческое Житие из протографа и отображало факты из реальной жизни нашего героя.
   Нынешний уровень источниковедческой базы не позволяет достовер­но выявить, действительно ли Стефан был знаком с патриархом Германом и действительно ли он некоторое время монашествовал. Несомненно, что он был современником Германа и, очевидно, определенный период нахо­дился в Константинополе. Поэтому факт знакомства этих двух историче­ских личностей нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть. Что же касается монашеской жизни Стефана, то мало сомнений, что он действительно мог быть иноком. Его дальнейшее назначение на Сугдейскую кафедру, в таком случае, представляется естественным развитием карьеры.
   Сюжеты о назначении Стефана сугдейским епископом и его "пер­вое" епископство в Сугдее, как мы попытались показать в первой гла­ве, практически полное повторение соответствующих эпизодов Жития Иоанна Златоуста с вкраплениями из "Луга Духовного" Иоанна Мосха и перепевов из Жития Стефана Нового. Нам сложно здесь найти что-то оригинальное, за исключением связывающих фраз и указания ЦСЖ, что первое епископство продолжалось пять лет. Следует также обратить внимание на некоторые противоречия в этом рассказе. Из предыдущих разделов Жития нам известно, что Герман лично знал Стефана и покро­вительствовал тому. Однако, когда встает вопрос о назначении сугдейского епископа, на Стефана Герману указывает ангел, а из контекста по­вествования следует, что оба персонажа не знакомы (см. ЦСЖ, раздел 4). Еще более отчетливо это проявилось в АЖ: "Когда по собственной воле собрались достойные предводительства, и один это имя назвал, и другой-то, (тогда) и умолили патриарха попросить Бога указать им достойного (на сугдейскую кафедру. --Авт.). И уединился тот просить у Господа, и
   197
   вот явился ему ангел Господа и говорит: "Степаннос инок, кто есть в пу­стыни такого-то имени, он есть достойный того престола", -- и показал ему [патриарху] вид и рост (Степанноса)".
   Несомненна вторичность эпизодов и о воцарения Льва III, начале иконоборчества, борьбы патриарха Германа и Стефана со Львом Исав-ром, пребывании Стефана в тюрьме (последний, очевидно, полностью заимствован из Жития Стефана Нового). Как видно из первой главы, эта часть Жития -- соединение (не всегда логичное) пересказов, а часто и дословных цитат из Георгия Монаха, Феофана Исповедника, Жития Стефана Нового, Жития Иоанна Златоуста и, возможно, и из Агапия. По крайней мере, информация, что Лев III убил сына Феодосия, противоре­чит Феофану и другим византийским источникам. Вероятно, автор, что­бы усилить кровожадность Льва, действительно взял этот фрагмент из "Всемирной истории" Агапия, как считает С. А. Иванов8 или из какого-то другого неизвестного нам источника.
   Если судить по ЦСЖ, компиляция данного раздела оказалась неуклю­жей, с повторами. Например, о воцарении Льва III мы узнаем несколь­ко раз, причем с заимствованиями из разных источников. Сначала (гла­ва 18) -- из Георгия Монаха, второй раз (глава 23) -- из Агапия. В главе 23 сообщается о назначении патриархом Анастасия (по Георгию Амартолу), а в главе 24 этот же сюжет повторяется, однако там он, скорее всего, заимствован из Жития Стефана Нового. Практически одними и теми же словами повествуется о дискуссии патриарха Германа с Львом-Кононом и споре Стефана с тем же персонажем. Однако, как нам представляется, в первом случае за основу взята "Хронография" Феофана9, а во втором "Хроника" Георгия Монаха (глава I). Автор АЖ более осмысленно по­дошел к редактированию, изъяв все повторы. Из двух персонажей, обли­чающих Льва Исавра, в АЖ остался один -- Стефан Сурожский, а многие слова, по ЦСЖ, принадлежащие Герману, вложены в уста Стефана.
   С точки зрения выявления реальных исторических свидетельств о жизни сугдейского святого особый интерес представляет сюжет о смерти Льва III, воцарении Константина V и возвращении Стефана в Сурож. Учи­тывая отмеченное нами выше, можно считать доказанным, что эпизоды, связанные с Константином Копронимом, присутствовали еще в протогра­фе и отражали действительные факты из жизни Стефана. АЖ передает сей рассказ более осмысленно и близко к оригиналу и историческим реалиям. "И спустя немного дней сдох окаянный царь, и по заслугам отправилась душа его в тартары преисподней. После него царствовал Костандинос, сын Коприна10, (муж) с христианской верой и благочестием. И привезли от Лаза-ров, из города Керча, дочь царя Вирха в жены Костандиносу, и было имя ца-
   198
   рицы Ерини. А по прибытии царицы соответственно имени (ее) настал мир во всей стране. И поскольку прежде царица Ерини была наслышана о славе чудес святого Степанноса, сказала царю: "Желаю попросить у тебя нечто". И говорит (тот): "Проси, как и желаешь". И говорит (она): "Желаю, чтобы освободил заключенных епископов". И тотчас выведя, освободил всех и от­правил святого Степанноса на царском корабле в престол его". Вероятно, рассказ о происхождении невесты Константина взят из Феофана: "732/733 г. В этом году василевс Лев женил сына Константина на дочери хагана, вла­стителя скифов, обратив ее в христианство и назвав Ириной. Она же, изучив Священное писание, отличалась благочестием, порицая их нечестие"11.
   Можно предположить, что определенное покровительство Стефану со стороны Константина Копронима12, которого тот отправил "на цар­ском корабле в престол его", действительно присутствовало. Учитывая отмеченное выше отношение к фигуре Константина Копронима в пости­коноборческой историографии, эта линия корнями уходит в протограф.
   Возможно, и Ирина также благоволила к Стефану. Однако вполне допустимо и другое предположение. Феофан, несмотря на неприятие фигуры Константина V, как мы видим, положительно относился к Ири­не Хазарской. Составитель подробного Греческого Жития, стремясь со­хранить реалии, хорошо известные сугдейцам по протографу, вынужден был сохранить образ Константина V в своем произведении в целом как положительный. При этом он сознательно или по незнанию соединил черты этого императора с чертами Константина VI (см. главу II). Однако, покровительство святому он приписал не фигуре "неправильного" Кон­стантина, а его супруге, о которой положительно отзывался проиконопо-читательский и популярный тогда автор13.
   Много споров в историографии вызывал рассматриваемый сюжет в изложении ЦСЖ: "По молитве святых вскоре умер злочестивый царь, и взошел на престол его сын Константин Копроним (иначе Гноетезный). Царица же его была дочерью Феодора, Корчемьскаго (Керченского) царя. Она знала святого Стефана, была наслышана о добродетели его и об уче­нии его и о чудесах его. И сказала она своему мужу: "Господин царь, отец твой посадил в темницу нашего архиепископа Стефана Сурожского, молю тебя, если любишь меня, отпусти его!" Царь послал за ним и при­казал так, чтобы его привели к нему. И в то время родился у царя сын, и крестил его святой Стефан. Царь же, одарив, отпустил святого Стефана на корабле с великой честью в Сурож на свою кафедру. И пришедши в Сурож, пас свою паству учением своим".
   Константин здесь, в отличие от АЖ, правильно назван Копронимом (а не его сыном). Вероятно, это заслуга древнерусского переводчика, ко-
   199
   торый не только адекватно интерпретировал императора, но и перевел на русский язык его прозвище. Долгое время не совсем ясна была ин­терпретация имени императорской жены. В. Г. Васильевский, а вслед за ним и И. Шевченко считали, что славянский компилятор мог перепутать жену-хазарку Ирину с другой женой-хазаркой, действительно Феодорои, супругой Юстиниана II14. Ф. Вестберг предположил, что данный отры­вок следует понимать не как отображение имени императрицы, а имени царя -- Феодора, дочерью которого и была царица15. Этой же точки зре­ния придерживался и О. Прицак16. При сопоставлении этих эпизодов в ЦСЖ и АЖ становится очевидным, что в ЦСЖ речь идет о царице, кото­рая была дочерью хазарского царя Вирхова (Феодора).
   Не совсем ясно, то ли Феодор армянским автором был обозначен Вир-хором, то ли, наоборот, Вирхор русским автором назван более понятным для него именем -- Феодор17. По информации Т. Э. Саргсян, имя хазар­ского царя в АЖ не предполагает возможности иного прочтения, кроме Вирхор, поэтому более достоверным может считаться второй вариант.
   Имя Вирхор, кроме АЖ, не зафиксировано более ни в одном источ­нике. В АЖ оно встречается в двух местах: в уже упомянутом нами и в рассказе о Георгии Тархане: "И был в то время царь Вирхор, (который) проживал в Керчи; вызвал (он) князя Сухты, имя которого был Георг, про­звище Тархан, по какой-то причине; и этот опасался ехать". Очевидно, что "Вирхор" не выдумка армянского переписчика и подобное или похо­жее имя было им заимствовано из пространного Греческого Жития. Учи­тывая, что сюжет с Георгием Тарханом был уже в протографе, то можно с большой долей вероятности предполагать, что это имя в пространный греческий текст попало оттуда. Конечно, мы не знаем, как дословно этот эпизод был сформулирован в протографе. Действительно ли Вирхор там являлся царем или был обозначен традиционным для местных правителей того времени термином -- "кир" (кйрюд- -- владетель, господин)18. Игна­тий Диакон, составитель Жития Патриарха Никифора, называл правите­ля Готии "игемоном"19. Этот же термин используется в одной из версий Жития Феодора Студита20. В источниках также по отношению к местным правителям иногда применялся термин "топарх", которым византийцы обозначали правителей государств, которые некогда входили в состав им­перии, владетелей небольших областей на окраинах империи. Последние два термина являются эквивалентом "киру"21 и также могли быть интер­претированы компиляторами и переводчиками как царь.
   Второй вариант, учитывая, что Георгий обозначен как князь (ар­хонт?), очень возможен. В царя же он был превращен или составителем пространного Греческого Жития или переписчиком ХIIIIV вв.
   200
   Возможно и предположение, что наш Вирхор действительно мог быть каким-то хазарским представителем, контролировавшим получение пода­тей и появившимся в Крыму в период хазарской экспансии на полуостро­ве, пиком которой было так называемое восстание Иоанна Готского22.
   Нам представляется следующая цепочка превращения некого Вирхо-ра в хазарского царя Вирхора: как уже отмечалось, сюжет о каком-то пра­вителе с похожим именем, который находился на Боспоре (совершенно очевидно, что автор греческого протографа использовал топоним Боспор, который мог означать как город, так и область23), имелся уже в первона­чальном Житии. Информация о происхождении Ирины, скорее всего, как было показано выше, заимствована из Феофана. Однако там не упомина­ется никакой Вирхор. Поэтому очень возможно, что автор пространного Греческого Жития, сидя в Константинополе и компилируя свое произ­ведение, "домыслил", что Вирхор, который находился на Боспоре, и ха­зарский царь, отец Ирины, -- одно и то же лицо. Кроме того, это давало логическое объяснение, почему Ирина заступилась за Стефана24.
   Таким образом, если попытаться собрать воедино исторически до­стоверные сюжеты из Жития Стефана Сурожского, то получается следу­ющая картина. Стефан родился в Каппадокии в самом конце VII в. Оче­видно, в 18-летнем возрасте он оказывается в Константинополе и через некоторое время становится монахом. В период правления Константи­на V назначается главой Сугдейской епархии, где и умирает приблизи­тельно в 70 лет, во второй половине 60-х гг. Все эпизоды, повествующие о назначении Стефана на сугдейскую кафедру при патриархе Германе, борьбе со Львом III, нахождении в тюрьме, заимствованы из других ис­точников и не могут считаться отражающими реальную жизнь святого25. Следовательно, нет никаких оснований говорить и о существовании Суг­дейской епархии при патриархе Германе26. В связи с этим напомним вы­вод В. Г. Васильевского: Стефан "принадлежал к исповедникам иконо-почитания при царе Константине Копрониме... подвергся... тюремному заключению и разным истязаниям, но затем отправлен был... в... Сугдею, много потрудился над распространением и утверждением христианства между местными жителями и сделан был епископом названного города, по-видимому, первым в ряду будущего ряда его архипастырей"27.
   Конечно, вряд ли Стефан действительно был "исповедником иконопочитания"28. Поверить в то, что самый последовательный иконобо­рец -- Константин V назначил фанатичного иконопочитателя (каким пред­стает Стефан в Житии) главой епархии или просто допустил, чтобы тот им стал, невозможно. Вывод же о том, что Стефан был первой главой Суг­дейской епархии, заслуживает самого пристального внимания. По крайней
   201
   мере, это позволяет объяснить некоторые "темные" моменты источника. В. Г. Васильевский заметил, что в заметке на полях Сугдейского синаксаря значится: "в этот самый день торжественно празднуется в городе Сугдаи, декабря 15, смерть святейшего отца нашего Стефана Исповедника, архи­епископа Сугдаи, потому что просветил он сугдайцев и сделал их христиа­нами и пятнадцатого (числа) декабря месяца скончался, то есть упокоился в Господе. Запись Георгия" (Приложение III. -- N 141). Стефан там не упомянут как иконопочитатель, пострадавший за веру, а показан как че­ловек, много сделавший для христианизации Сугдеи. Отметим, что этот источник отражает не официальную позицию церкви по отношении к Сте­фану, зависящую от различных политических и идеологических коллизий, а представление местных жителей, которое передавалось из поколения в поколение через местные хроники (существование которых можно пред­полагать), основанное на реальных исторических событиях. Кроме того, В. Г. Васильевский обратил внимание, что в службах св. Стефану Сурож-скому (Приложение I) тот назван просветителем и первопрестольником Сурожа: "О, преславное чудо, / яко усердно ты, Стефане, / Сурожу быв просветитель/ и чадам его везде заступник, / пастух Церкви Сурожской, / обуреваемым же тихое пристанище,/ врач душевным страстем, вкупе же и телесным, / отонюду же все вкупе вещают и призывают твое имя"; "Ты Сурожу быв просветитель и живущих в нем везде заступник, / обуревае­мых же в скорбех тихое пристанище,/ врач душевных страстей вкупе и телесных, / отнюдуже вси вкупе вещают и призывают твое имя"; ".. .первопрестольника Сурожскаго восхваляюще, тако рцем:/ всесвяте Стефане,/ предвари, и избави нас искушения всякаго,/ и спаси паству сию молитвами твоими", что предполагает его первенство на местной кафедре29.
   В пользу указанных выводов можно привести и следующий аргу­мент. Если до Стефана на сурожской кафедре уже был настоятель, то за­чем главу этой далекой маленькой, непрестижной епархии необходимо было присылать из столицы (вряд ли следует воспринимать как реаль­ность, а не как дань агиографической традиции сообщение Жития, что местные жители сами не могли выбрать епископа). Проще было найти кого-либо из местных претендентов или из ближайших Боспорской и Херсонской епархий. Тот же преемник Стефана -- Филарет -- местный священник. Современник Стефана, Иоанн Готский, также был тавриче­ским жителем. Если же вопрос стоял об учреждении новой епархии, то тогда становится понятной присылка пастыря из столицы (напомним, "в отношении епископий "иноплеменников" в Азии, Понте и Фракии, ру­коположение кандидата на вакантную должность... совершалось самим Константинопольским Патриархом"30). Скорее всего, сугдейская епархия
   202
   действительно была создана при Константине V. Причем это согласуется с информацией источников, что Константин V, в противовес всем нор мам, сам назначал епископов31.
   Вряд ли в качестве хронологического ориентира можно использовать сообщение Микология32 Василия II. Приводимый ниже греческий текст воспроизведен по В. Г. Васильевскому, который опубликовал "статью Василиева Микология в сопоставлении с тестом синаксаря, даваемым в печатных греческих минеях"33
   (С.202-203. - Греческий текст)
   203
   "Подвиг святых, которые вместе со св. Стефаном Новым приняли мученичество за святые иконы.
   Многие из стратиотов34, опять же православных, уволенные без средств к существованию, стали монахами. Но и их самих убил безза­конный царь (Константин V. -- Авт.) в наказание.
   А также еще одного, по имени Василий, (царь) ослепил и повредил пинком его внутренности, когда услышал, что тот говорил о поклонении святым иконам. И в таком состоянии тот был сослан, и после травмы скончался.
   А другой, будучи заключенным в (темнице) Состении35, подвергся отрезанию носа, был сослан в Херсон, где его намеревались убить, бежал в Хазар ию, в которой стал епископом и позднее скончался.
   Другой же, Стефан по имени, был сослан в Сугдию и многим принес пользу, (там) обрел конец жизни.
   Равным образом два Григория со многими другими умерли, будучи сосланы. А также Иоанн, который был сослан в Дафнусию36 легатария­ми37 и по приказу царствующего подвергался постоянно истязаниям и ушел из жизни в свое время".
   "Многие из стратиотов, будучи православными, были уволены без содержания, стали монахами, их же беззаконный царь в наказание тайно вывел из жизни.
   И еще одного из них, по имени Василий, вызванного (на суд) за его заблуждение и найденного неверным, но говорящего о том, что он чтит поклонением святые иконы, ударил его пинком (ноги) в живот, и повре­дил внутренности. И так он скончался. Другой, заключенный в Состении, подвергся отрезанию носа, был сослан в Херсон, где его намеревались убить, бежал в Хазарию, в которой стал епископом и позднее скончался. Другой же (из двух), Стефан по имени, был сослан в Сугдаию и многих облагодетельствовал, обрел окончание жизни.
   Равным образом и два Григория, сосланные вместе со многими дру­гими, скончались.
   А также Иоанн, сосланный легатариями в Дафнусию и постоянно избиваемый, оставил эту жизнь".
   Как правило, данный документ используют в качестве первоисточ­ника реальных фактов из жизни Стефана Сурожского или Стефана II. Как нам представляется, эта информация может выступать не первич­ной, основанной на недошедших до нас древних документах, а вторич-
   204
   ной по отношению к Житию Стефана. Напомним, в самом тексте Жития Стефана Нового упоминаний о ссылке некого Стефана в Сурож нет38. Появление в Микологии (и других синаксарях) данного сюжета может быть вставкой авторов конца X -- второй четверти XI в. (в этих хроноло­гических пределах датируют рассматриваемый Микологии39), стремив­шихся подчеркнуть масштабность репрессий Константина Копронима и знакомых уже с "переработанной" редакцией Жития Стефана Сурожско-го. Напомним о присутствии в этом синаксаре и других статей "крым­ского цикла" -- о херсонских епископах40 и Иоанне Готском41. Следует также заметить, что в греческих вариантах ничего не сообщается о по­следующем епископстве в Сугдее ссыльного Стефана. Эта информация присутствует только в ВМЧ42 и вполне могла быть вставлена русским редактором, несомненно знакомым с Житием Стефана Сурожского и ото­ждествившим репрессированного Стефана с одноименным и известным ему сурожским епископом. Отметим, что сам факт ссылки в Сугдею сви­детельствует исключительно в пользу византийской принадлежности го­рода и прочных позиций там центральной власти.
   К сожалению, слабая археологическая изученность Сугдеи не по­зволяет при решении проблемы времени создания Сугдейской епархии широко использовать археологические материалы. Все известные на данный момент сугдейские некрополи датируются не раннее середины VIII в.43, а выявленные христианские культовые сооружения -- не ранее второй половины IX в.
   Позволим себе выдвинуть предположение о возможной связи между основанием Сугдейской епархии и конкретными историческими событиями.
   В середине -- второй половине VIII в. в Крыму появляется порядка 250 новых поселений, причем приблизительно 85% из них -- на Керчен­ском полуострове. Остальные 15-20% относительно равномерно разбро­саны по Северо-Западному, Центральному и Юго-Восточному регионам. Все они возникают на свободных землях; по крайней мере, не зафиксиро­вано не одного случая, когда пришельцы селились на уже существующих поселениях или кого-либо изгоняли с обжитых мест. Новые населенные пункты не имели фортификационных сооружений. Археологические материалы не отмечают и изменений в жизни уже существующих на­селенных пунктов, в частности городов Боспора и Сугдеи44, окруженных новым, пришлым населением.
   На ряде рассматриваемых памятников, а большая часть их археоло­гически не изучалась, были выявлены христианские культовые соору­жения. Крупные храмы исследованы на Тепсене, что дало возможность ряду авторов локализовать здесь центр Фульской епархии45, небольшая
   205
   церковь открыта на Кордон-Обе46, известны христианские памятники на поселениях Героевка и Пташкино47.
   И. А. Баранов определяет количество жителей Тау-Кипчака -- не менее 120 человек48. Даже если предположить, что в среднем число оби­тателей на каждом поселении составляло половину от этой цифры (не все постройки существовали одновременно, некоторые поселки имели меньшие размеры, чем Тау-Кипчак и другое), число людей, мигрировав­ших в Крым во второй половине VIII в., можно определить как не менее 12-15 тыс. человек, хотя мы понимаем всю условность этих подсчетов.
   Возникает вопрос о причинах такой массовой миграции, обстоятель­ствах и условиях расселения вновь прибывших по территории полуострова.
   Скорее всего, данное перемещение населения с территории Хазарии в Крым не было уникальным явлением. Возможно, оно происходило па­раллельно с другими миграционными процессами на территории кагана­та, в частности с переселением алан и болгар из центрального и запад­ного Предкавказья в области Северского Донца и Дона49. Эти события традиционно связывают с поражением хазар во второй арабо-хазарской войне (722-737)50. Хотя по данной проблеме существуют и другие гипо­тезы, однако практически все исследователи не сомневаются, что такая крупномасштабная акция могла проходить без участия со стороны пра­вителей Хазарии51. В. Б. Ковалевская, уточнив хронологию памятников и сведения письменных источников, пришла к выводу, что миграцию на­селения каганата следует относить к 50 -- началу 60 гг. VIII в., когда хазары переносят центр тяжести своих владений на северо-запад и укре­пляют позиции на Кубани52.
   Вероятнее всего, учитывая известные на сегодняшний момент мате­риалы, близко к этому времени следует датировать и появление рассма­триваемых крымских памятников.
   Принимая во внимание условия появления новых поселений (а имен­но: подавляющее большинство из них основывается на Керченском полуо­строве; пришельцы селятся исключительно на "чистом" месте; поселения не ограждаются оборонительными стенами; население "старых" городов остается неизменным; господствует христианская религия), можно с боль­шой степенью вероятности предположить неконфликтное проникновение новых жителей Крыма. В связи с этим напомним замечание С. А. Плетне­вой: "В настоящее время мы практически не располагаем на территории Крыма погребениями второй половины VIII--IX вв., которые можно было бы связать с пришедшими из Хазарии воинами"53. Если бы пришельцы ми­грировали, как это предполагалось, в подвластный хазарам Крым, то вряд ли могло бы обойтись без серьезных конфликтов со "старым" населени-
   206
   ем. Но они заселяют исключительно свободные земли, в основном степи Керченского полуострова, и в очень небольших количествах появляются в более благоприятных для жизни Юго-Восточном и Центральном Кры­му. Причем основной отраслью экономики жителей данных поселений, по крайней мере на Керченском полуострове, было земледелие54.
   Можно, конечно, дискутировать о степени хазарского влияния в Кры­му, которое мы отнюдь не пытаемся оспорить, о степени зависимости от Византии. Но весь круг источников указывает на то, что Константино­поль, несомненно, считал данные территории своими55. Поэтому, учи­тывая перечисленные факты, вряд ли со стороны Хазарии была возмож­на односторонняя акция по переселению такого числа людей в Крым. Можно предположить, что данный процесс проходил с согласия и под контролем византийских властей, которые выделили вновь прибывшим земли Керченского полуострова, и лишь крайне ограниченному числу людей позволили селиться за его пределами (если вообще появление нового населения за пределами Керченского полуострова не произошло несколько позднее. Однако современная степень изученности памятни­ков и уровень знания археологического материала не позволяют сделать более конкретные выводы).
   Широко известна политика Константинополя, позволявшая варва­рам селиться на границах империи, чтобы использовать их в качестве пограничников и приобщить к христианству56. По крайней мере, подоб­ные примеры для Крыма византийского периода известны. По Прокопию, готы страны Дори добровольно остались в Крыму, были союзника­ми византийцев и "отправлялись... в поход, когда римляне шли на своих врагов"57. Согласно "Аланскому посланию епископа Феодора", в XIII в. аланы жили близ Херсона "столь же по своей воле, сколько и по жела­нию Херсонцев, словно некое ограждение и охрана"58.
   Учитывая союзнический уровень взаимоотношений Византии и Ха­зарии в указанное время, нет ничего удивительного, что части христи­анского, или согласившегося принять христианство, населения из под­вергшихся арабскому разгрому хазарских земель позволили поселиться в Крыму на пустующих землях.
   Что касается Сугдеи, то, с одной стороны, город оказался в окружении пришлого населения (И. А. Баранов и А. И. Айбабин на своих археологи­ческих картах помещают в районе юго-восточного побережья примерно 10 памятников хазарского времени59). С другой, согласно данным сфраги­стики (см. главу IV), здесь усиливается византийская активность.
   Вероятно, активизация в городе деятельности византийской админи­страции, способствовавшей повышению роли Сугдеи, и появление ново-
   207
   го населения, которое необходимо было христианизировать, и привело византийские власти к идее создания здесь отдельной епископии. Таким образом, Сугдейская епархия должна быть основана в конце 40-х -- на­чале 60-х гг. VIII в60. Если верно наше предположение о появлении ука­занных поселений в 50-е гг. VIII в. и если имеют историческую основу сведения источников о покровительстве Стефану Ирины Хазарской (а это отмечают все редакции Жития), то возникновение Сугдейской епи­скопии следует датировать до 752 г. (дата смерти императрицы)61. А если принять во внимание сообщение ЦСЖ (впрочем, не совсем надежное), что Стефан, находясь еще в столице, крестил старшего сына Константи­на и Ирины, будущего Льва Хазарина, то Сугдейская епархия возникла между 749 г. (рождение Ириной Льва Хазарина) и 752 г.62. Косвенным подтверждением такой датировки могут служить и выводы Е. В. Степа­новой в отношении места находки печатей Иоанна, епископа Херсона (первая половина VIII в.), и неизвестного епископа Амастриды (?) (конец VII -- начало VIII в.) (см. главу IV). Если бы тогда Сугдейская епархия уже существовала, то данные моливдовулы должны были бы находить­ся не в городском архиве, а в резиденции епископа. Отметим, что среди известных на данный момент моливдовулов сугдейского архива, дати­рующихся после середины VIII в., печати епископов других епархий не встречаются (печати же местных архиепископов свидетельствуют о пе­реписке между светскими и церковными властями Сугдеи).
   Откуда же мог появиться сюжет о борьбе Стефана со Львом III и его рукоположении при патриархе Германе. Совершенно очевидно, что после 843 г. назначенный при Константине V глава окраинной северной епархии не имел шансов быть канонизирован. Но было бы нелогично, если бы рукоположенный при Льве III или Константине V епископ вдруг стал идейным иконопочитателем. Поэтому автор вынужден развести во времени рукоположение Стефана и начало иконоборчества. Отсюда появилась версия о назначении Стефана при "правильном" патриархе Германе и Феодосии III (АЖ прямо называет этого императора, ЦСЖ имя государя не упоминает, но из контекста следует, что это было до воцарения Льва III). При этом агиограф был вынужден в какой-то мере руководствоваться и протографом, где были отражены реальные факты из жизни героя. Поэтому в Житии и появились хронологические несо­ответствия между отдельными вехами из жизни святого и реальными датами жизни персонажей произведения (как мы попытались показать выше, вряд ли автор Жития хорошо ориентировался в истории империи конца VIII в.). Естественно, согласно традиции жанра, Стефан не мог не принять участия в борьбе с иконоборцами. Отсюда появились эпизоды
   208
   борьбы и страданий, заимствованные из биографий патриарха Германа и Стефана Нового, но приписанные агиографом Стефану Сурожскому.
   Составляя свое произведение, автор выполнил еще одну важную зада- | чу -- показал древность Сугдейской епархии. Все редакции утверждают, что Стефан сменил умершего епископа63, которого ЦСЖ также называет Стефаном. Упоминание этого имени не случайно. Вспомним, что в 787 г. сугдейскую кафедру возглавлял епископ Стефан. В Микологии Василия II в контексте Сугдеи также упомянут некий Стефан. Одним из главных ис­точников для компиляции, как было показано выше, было Житие Стефана Нового (вспомним, что в начале ЦСЖ эти два святых вообще перепутаны: "В тот же день житие и жизнь иже во святых отца нашего и исповедника святого Стефана Нового, архиепископа Сурожского"). Поэтому вполне возможно, что редактор Греческого Жития соединил в образе Стефана Сурожского (или спутал, ведь спутал он императоров Константинов) не­скольких Стефанов, в том числе и сугдейских епископов.
   С. А. Иванов предположил, что Стефан Сурожский скончался в 765 г. Эти выводы он сделал на основании информации АЖ, что святой окон­чил свое земное существование в воскресенье, 15 декабря, в возрасте около 70 лет. Воскресенье на 15 декабря выпадало только в 754 и 765 гг.64. ЦСЖ и ГЖ подтверждают, святой действительно скончался 15 декабря без указания дня недели. Однако АЖ прямо не сообщает, что Стефан скончался именно в воскресенье. В этот день он рукоположил Филарета в священники, после чего и умер: "И в день воскресенье, собравши всех наследников церкви, рукоположил его (очевидно, Филарета --Авт.) в священники. И был в то время святой Степаннос летам к семидесяти, дошедши благополучно до старости, и предвидел в душе кончину свою, и собрал всех священников и князей, иноков, простых, и весь народ свой, вообще христиан, благословил их и увещевал божественными примера­ми, вручая их Господу, говорил: "Дети мои, время мое близко, и иду к тому, которого вожделел с детства моего". И обняв всех, угас с миром во Христе, в декабре 15, в день праздника епископа Елевтериоса и архипа­стыря Акоба Мцбинского".
   В первой заметке из Сугдейского синаксаря, упоминающей Стефа­на и датированной между 1214 и 1217 гг., то есть еще до создания АЖ, ЦСЖ и ГЖ, день поминовения святого определен не 15 декабря, а 17 де­кабря: "(за 17 декабря) в этот самый день торжества святого Стефана архиепископа Сугдаи, который погребен в святом алтаре святой Софии (запись Феодора, сына Льва) (без года)" (Приложение III. N 4). В 1337 г. св. Стефана Сурожского чтили и 30 января: "(за 30 января) в 30-й (день) января месяца торжественно празднуем (поминовение) 3-х иерархов, Ва-
   209
   силия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста и празднуем (поминовение) святого Стефана Сугдайского. (без года, около 1337 г.)" (Приложение III. N 164). Уже упоминавшийся армянский Айсмавурк, опубликованный Баяном, сохранил более древнюю традицию почитания Стефана не 15 декабря, а 10 августа65.
   Таким образом, традиция почитания Стефана Сурожского именно 15 декабря зафиксирована в Сугдее только в начале XIV в. (Приложе­ние III. N 141), что хронологически совпадает со временем появления известных нам версий Жития сурожского святого. Следовательно, у нас нет твердой уверенности, что Стефан скончался именно 15 декабря и, тем более, в воскресенье. Поэтому 765 г., как год смерти Стефана Сурож­ского, не может считаться единственно верной датой. Будет более пра­вильным, если определять время кончины сугдеиского епископа середи­ной -- второй половиной 60-х гг. VIII в. (если считать установленным его рождение в конце VII в. и смерть в возрасте около 70 лет).
   Прижизненные и посмертные чудеса Стефана Сурожского вызывают не меньше вопросов, чем сюжеты из его земной жизни. Более понятными представляются рассказы об исцелении Ефрема и клирике Филарете.
   "Исцеление Ефрема" -- традиционный сюжет житийной литерату­ры, скорее всего присутствовавший в протографе.
   "История с Филаретом" -- эпизод, вставленный в древнейшее Житие самим Филаретом или при его непосредственном участии. В изложении ЦСЖ и АЖ он по последовательности развития событий очень напоми­нает рассказ о назначении Стефана сурожским епископом, а тот в свою очередь является заимствованием из Жития Иоанна Златоуста. Вероятно, составитель подробного Греческого Жития изложил это чудо, присутство­вавшее уже в протографе, в соответствии со стилем своего произведения.
   Рассказ о Георгии Тархане, более внятно изложенный в АЖ, пред­ставляет собой пересказ сюжета из протографа66, причем в явно со­кращенном объеме. Очевидно, уже компилятору конца IX--X в. данное повествование было непонятно, и изложенные в нем исторические реа­лии казались анахронизмом. Напомним, согласно АЖ, хазарский царь ([*** [т'агавор] -- 'царь, король, государь, монарх'67) Вирхор про­живал в Керчи. Мы не имеем ни одного достоверного свидетельства, что какой-либо правитель Хазарии бывал в этом городе и, тем более, долго там проживал. Более того, весь комплекс источников свидетельствует, что в "хазарский" период Боспор продолжал постоянно оставаться ви­зантийским городом и подчинялся империи68. Нельзя, конечно, исклю­чать появление там представителя кагана, занимавшегося сбором пода­тей, однако говорить о принадлежности города хазарам нет оснований.
   210
   Как мы попытались показать выше, вероятно, царь Вирхор -- отражение должности и имени то ли византийского чиновника -- кира (игемона, топарха), то ли хазарского представителя (хотя первое более правдопо­добно). Что касается Георгия Тархана, то здесь ситуация еще более нео­пределенна. Несомненно, речь идет о христианине. У него и имя христи­анское -- Георгий, и к Стефану он обращается "Отец святой", и церковь во имя св. Троицы он должен построить. Что же касается его должности, то здесь много непонятного. ЦСЖ называет его князем. Это же подтверж­дает и АЖ -- (*** [ишхан] 'князь, владетель, начальник, господин, властитель, повелитель'69. Несомненно, это поздняя интерпретация его должности. Можно предполагать, что в первоначальном варианте стояло "архонт". Маловероятно, что это был представитель хазарской власти70. Весь комплекс источников, проанализированный в главах III и IV, пока­зывает, что Сугдея являлась византийским городом и в некоторой степе­ни подчинялась Херсону. Поэтому сюжет с Георгием Тарханом никак не может свидетельствовать о хазарской зависимости Сугдеи.
   Самыми дискуссионными сюжетами Жития Стефана Сурожского, особенно в российской историографии, являются истории "нашествие Бравлина (Пролиса)" и "исцеление Анны". Ведь если следовать хро­нологии источника, то упоминание о нашествии на Таврический полу­остров новгородского князя Бравлина -- одно из самых ранних сведений о начальной истории Руси, а в числе исторических личностей -- "пре­тенденток" на Анну -- несомненное лидерство занимает Анна Киевская, супруга киевского князя Владимира Великого.
   Несмотря на то что общая канва повествования АЖ и ЦСЖ схожи, в деталях имеется несколько достаточно серьезных отличий.
   Поход Бравлина (Пролиса): по ЦСЖ, имя варвара -- Бравлин, и ро­диной его был Новгород, по АЖ, его зовут Пролис, и происходил он из безымянного "злого и неверного народа"; по ЦСЖ, набег на Сурож со­стоялся "мало лет после смерти святого", по АЖ -- "спустя времена"; по ЦСЖ Бравлин шел от "Корсуня до Корчева" и потом десять дней осаждал Сурож, по АЖ, сначала он разрушил Керчь, затем Херсон и от­туда пошел на Сурож; по ЦСЖ, Бравлин ворвался в церковь Св. Софии, где находился гроб Святого, по АЖ, Пролис "вошел в церковь святого Степаноса"; АЖ не подтверждает присутствия Филарета при крещении Бравлина (Пролиса).
   Исцеление Анны: АЖ уточняет, что это произошло в "те времена", когда случилось "нашествие Пролиса"; по ЦСЖ, Анна заболела на Чер­ной Воде, а по АЖ -- просто по дороге из Херсона в Керчь; в славянском варианте царица заболела "смертным недугом", а в армянском -- просто
   211
   мучилась от боли; в ЦСЖ -- исцеление наступило после явления Стефа­на ночью во сне, в АЖ время явление святого не упоминается.
   Некоторые из указанных разногласий объясняются особенностями армянского и славянского переводов.
   Как показала Т. Э. Саргсян, буква "о", стоящая в центре имени (Пролиса -- Авт.), в армянском оригинале дана двумя буквенными символа­ми -- "а" и "вюн", которые в данной последовательности могут быть прочтены как "о", так и "ав". Во втором случае чтения получим "Правлис", что ближе к имени того же вояки из церковнославянской версии на­шего жития -- новгородского князя Бравлина"71. Вероятнее всего, Бравлин72 и Пролис (Правлис) -- славянский и армянский варианты одного и того же имени, которое было помещено в греческом тексте. В средневе­ковом греческом языке для передачи смычного звука "б" -- чаще всего использовалась буква "пи", то есть "п-", так как "бета" (вернее, "вита") произносилась уже много веков как "в-"; армянские "а" и "вюн" -- не что иное, как точная передача греческих "альфа" и "юпсилон". Таким образом, с большой вероятностью можно реконструировать имя в гре­ческом первоисточнике как П?????? (именительный падеж) и П?????? (винительный падеж), отсюда происходят как армянское Правлис, так и церковнославянское Бравлин. Следовательно, оба извода своими сред­ствами передали имя собственное греческого оригинала, в котором оно было явным варваризмом, то есть негреческим, варварским, именем.
   Как мы попытались показать ранее, под "церковью Святого Степан-носа" автор АЖ подразумевал церковь Св. Софии. Следовательно, и это разночтение объясняется особенностью переводов.
   Иные различия представляются более серьезными, из них самые су­щественные:
   1. Время нашествия Бравлина (Пролиса) и хронологическая связь этого события, на чем настаивает АЖ, с путешествием Анны. Как нам пояснила Т. Э. Саргсян, более короткие промежутки времени армянский автор отмечает выражениями "в дни те", "спустя дни", "спустя немного дней". В предложении: "И был в то время царь Вирхор..." слово "вре­мя" стоит в единственном числе. Имеется в виду, что царь Вирхор "был" тогда, когда вернувшийся из Константинополя Стефана Сурожский про­славился своими предсказаниями. В предложении "И был в то время святой Степаннос лет семидесяти" слово "время" также в единственном числе. Оно стоит в единственном числе и в предложении "В то время благочестивая царица по имени Анна, выйдя из Шрсона...". Автор под­разумевает, что царица Анна затеяла свою поездку лишь немного позже нашествия Пролиса. В предложении же "Спустя времена некий Пролис,
   212
   из злого и неверного народа, пришедши с войском, и разрушил Керчь и страну его" использовано слово "времена" (множественное число). Следуя логике всего сказанного, можно заключить, что в данном случае подразумевается значительно больший промежуток времени, нежели в предыдущих эпизодах. Надо понимать, что нашествие Пролиса имело место спустя длительный период после смерти Стефана Сурожского.
   2. Происхождение Бравлина (Пролиса). Главарь нападавших, по АЖ, происходит "из злого и неверного народа". Его русское и, тем более, нов­городское происхождение (ЦСЖ) там вообще не упоминается.
   3. Последовательность варварского нашествия. Враги, по АЖ, сна­чала захватывают Керчь, а не Херсон, как в славянском варианте. Это позволяет предположить, что враги пришли с Азиатского Боспора.
   4. Присутствие Филарета при крещении Бравлина. В АЖ этот мо­мент опускается.
   Во введении к настоящей работе мы уже указывали основные исто­риографические обзоры по проблемам подлинности сюжета, времени нашествия и происхождения Бравлина. В подтверждение сложности их напомним высказывание Г. В. Вернадского, который, соглашаясь с пред­положением Н. Т. Беляева, что имя Бравлин следует связывать с участи­ем князя в битве при Бравалле (770 г.), пишет: "Все это не более чем цепочка предположений, но следует сказать, что толкование Беляевым имени князя Бравлина является единственным объяснением, имеющим, по меньшей мере, какую-то степень вероятности"73.
   К настоящему времени в историографии превалирует мнение, что на­бег русских на Крым -- историческая реальность. Дискуссии в основном сводились к проблеме: следует ли нападение Бравлина отождествлять с известным походом киевского князя Владимира в 988/989 гг.74 или это было самостоятельное событие, действительно случившееся вскоре по­сле смерти святого75. В некоторых редакциях в качестве исходной точки похода отмечен Киев76. Следует отметить, А. В. Карташев полагал, что Бравлин был выходцем из Неаполя (Новгорода77 -- позднескифское го­родище на территории современного Симферополя78), а А. Л. Якобсон считал, что Бравлин был тмутараканским князем79.
   "Самостоятельность" похода Бравлина на серьезном научном уровне первым попытался обосновать В. Г. Васильевскии80. Напомним, в результате анализа различных редакций Жития и других связанных с ним источников ученый пришел к выводу, что "Сказание о Бравлине" было создано в Визан­тии не позднее второй половины X в., но ранее похода Владимира, и отражало реальное событие, случившееся максимум в 30-х гг. IX в.81. Для аргументации своих выводов В. Г. Васильевский использовал следующие доказательства:
   213
   - источник акцентирует внимание на том, что рассматриваемое со­бытие случилось "мало лет после смерти святого", а Стефан скончался не позднее конца VIII в.82;
   - в сюжете фигурирует "архиепископ Филарет, очевидно тот же самый, который и выше был упомянут в качестве ученика и непосред­ственного преемника Стефана"83; при этом Филарет Жития Стефана Су-рожского, скорее всего, является тем самым "боголюбезнейшим отцом и архиереем господином Филаретом", о котором сообщает Феодор Студит в письме к архимандриту Готии (821-826 гг.)84.
   Казалось бы, противоречить таким выводам должно то, что сразу за "Сказанием о Бравлине" следует последнее из зафиксированных Жити­ем посмертных чудес Стефана Сурожского -- "исцеление Анны". Если следовать логике повествования источника, то нашествие Бравлина должно было случиться в период, близкий к походу Владимира (если, конечно, интерпретировать царицу Анну как сестру Василия II и жену Владимира Киевского). Понимая это, исследователь считал, что Анна -- хазарская царица, дочь "керченского царя". А само прочтение ее имени в ЦСЖ ненадежно85.
   В аргументации В. Г. Васильевского присутствуют слабые места:
   1. Славянское Житие составлено не менее чем через 400 лет после по­явления греческого оригинала (вернее, той редакции, на основании кото­рой оно создавалось). Поэтому все хронологические привязки в нем, учи­тывая и жанр, и характер источника, могут носить условный характер.
   2. Имя Анна зафиксировано и в АЖ, поэтому иного варианта про­чтения здесь быть не может.
   3. В славянском Житии присутствуют исторические и хронологиче­ские несоответствия, анализ которых и был проведен самим В. Г. Васильевским.
   4. Рассматриваемый сюжет относится к чудесам, в истинности кото­рых (кроме самого факта похода) сомневался и сам ученый86.
   5. Филарет -- имя распространенное, соответственно присутствие нескольких архиереев с таким именем вполне реально. Упоминаемый же в письмах Феодора Студита Филарет не мог быть преемником Сте­фана. После него, в 787 г., Сугдейскую епархию возглавлял уже другой Стефан. Но даже если допустить, что этот священник второй раз занял сугдейский престол, то выявляются несоответствия. Даже если у Фила­рета в конце 60-х гг. (на момент рукоположения) был минимальный для епископа возраст -- 35 лет, то в 821 г. (минимально возможная дата на­писания письма Феодора Студита готскому архимандриту) ему должно быть как минимум 86 лет. Феодор Студит прямо не указывает, кто был
   214
   его корреспондентом: "для этого мы вынуждены были послать письмо и боголюбезнейшнму отцу и архиерею господину Филарету"87. Таким об­разом, все рассуждения об отождествлении этого Филарета с Филаретом Сугдейским основаны только на тождественности имен88.
   6. Современные наблюдения за стратиграфией культурных напласто­ваний Керчи, Судака, Херсона и других памятников Восточного и Юж­ного Крыма не фиксируют никаких следов вторжений конца VIII -- пер­вой половины IX в., которые, несомненно, имели бы место, учитывая отмеченную Житием масштабность акции (см. главу III).
   Поход Бравлина в Крым в первой половине IX в. не находит под­тверждения в иных источниках.
   Конечно, полностью исключать факта русского нашествия в Крым в конце VIII-IХ в. мы не можем. Например, Кубасовский хронограф и поздняя Новгородская летопись сообщают, что рассматриваемое собы­тие свершилось вообще в 851/852 гг., в царствование византийского им­ператора Михаила III89. По Житию Георгия Амастридского, нападения Руси на византийские провинции предпринимались уже в первой поло­вине IX в. В. Г. Васильевский датировал данный источник вторым иконо­борческим периодом90. X. Лопарев определял дату написания Жития -- около 865 г.91. С В. Г. Васильевским соглашался и И. Шевченко92. Правда, необходимо учесть, что, по мнению ряда исследователей, отрывок это­го агиографического произведения о нападении Руси на Амастриду по­явился там только после переработки Жития Симеоном Метафрастом93, а само нашествие есть отражение похода Игоря в 941 г.94.
   В 860 г. русские на 20 судах совершили новый поход на империю и оказались у стен Константинополя. Правда, затем сняли осаду и ушли95.
   Как отмечалось нашими предшественниками, описание нашествия Бравлина на Сурож очень напоминает нашествие россов на Амастриду из Жития Георгия Амастридского96. "Было нашествие варваров, Руси, народа, как все знают в высшей степени дикого и грубого, не носящего в себе никаких следов человеколюбия. ...Начав разорение от Пропонти­ды и посетив прочее побережье, достигли наконец и до отечества свято­го, посекая нещадно всякий пол и всякий возраст, не жалея старцев, не оставляя без внимания младенцев. Но противу всех одинаково вооружая смертоубийственную руку и спеша везде принести гибель, сколько на это у них было силы. ...Когда варвары вошли в храм и увидели гробницу (Георгия. -- Авт.), они вообразили, что тут сокровище. Устремившись, чтобы раскопать оное, они вдруг почувствовали себя расслабленными в руках, расслабленными в ногах и, связанные невидимыми узами, оста­вались совершенно неподвижными, жалкими, будучи полны удивления
   215
   и страха и ничего другого не имея сил сделать, как только издавать звуки голоса. А их предводитель, когда увидел необычное явление, исполнил­ся того же страха и ужаса и, приказав привести одного из уведенных в плен, спрашивал его, что означает случившееся и какого Бога эта сила, и что такое было здесь закопано и каким образом пострадали воины. Тот отвечает: "...Вследствие того и твои воины, как видишь, осмелившись раскопать этот гроб (были наказаны): так как прикосновение нечистых рук варварских было оскорблением лежащему в нем, то по своему дерз­новению перед Богом он связал руки и ноги их. Но, если хочешь узнать, что все это истина, то принеси Ему дары. Умилостивив через посредство нас, христиан, и люди твои освобождены будут от обдержащих их печа­лей". -- "А какими дарами можно Ему угодить, и какие приношения Он принимает?" -- "Елей и воск, как это обычно у христиан, освобожде­ние пленных и сохранение почтения к храмам" ...Варвар, пораженный этим, обещал все сделать как можно скорее. Дав вольность и свободу христианам, он поручил им ходатайство пред Богом и пред святым. И вот устраивается щедрое возжжение светильников, и всенощное стояние, и песнопение; варвары освобождаются от божественного гнева, устраива­ется некоторое примирение и сделка их с христианами, и они уже более не оскорбляли святыни, не попирали божественных жертвенников. Уже не отнимали более нечестивыми руками божественных сокровищ, уже не оскверняли храмов кровью"97.
   Еще С. М. Соловьев показал, что здесь нет прямого заимствования98. Схожим является только общая канва повествования: святой покровитель наказывает варваров-язычников, захвативших город и потревоживших его мощи. Детали во многом разняться: Стефан заставляет Бравлина кре­ститься; Георгий только требует от варваров не трогать христианские свя­тыни; Стефан обездвиживает главаря и насылает на того, судя по всему, приступ эпилепсии; Георгий парализует войско, не трогая предводителя.
   Вероятно, перед нами традиционные сюжеты -- наказание варваров за причиненные ими страдания христианам и осознание истинности хри­стианства через чудесное избавление от болезни. Например, Продолжа­тель Феофана, повествуя о колдовских способностях патриарха Иоанна Грамматика (837-843), передает такую историю: "Когда одно неверное и жестокое племя во главе с тремя вождями напало и подвергло грабежам ромейскую землю, естественно приводя в уныние Феофила и его поддан­ных, Иоанн дал совет не унывать, но преисполниться радостью и надеж­дой, если только захочет последовать его совету. Совет же заключался в следующем. Говорили, что среди сооруженных на барьере ипподрома медных статуй есть одна с тремя головами, которые он с помощью каких-
   216
   то магических заклинаний соотнес с предводителями племени. Он велел доставить огромные железные молоты, числом столько, сколько было го­лов, и вручить их трем мужам, силой рук отличным. В определенный час ночи они должны были с занесенными молотами в руках приблизиться к статуе и по его приказу, разом, с огромной силой опустить их на головы так, чтобы одним ударом отбить их от статуй. Обрадованный и изумлен­ный его словами Феофил распорядился все исполнить. Когда глубокой ночью явились мужи с молотами, Иоанн, скрывшись, чтобы не быть узнанным, под мирской одеждой, принялся шептать про себя магические слова, перевел на статую сущую в вождях силу, изгнал ту, что вселили в нее магическими заклинаниями прежде, и приказал ударить со всей мощью. Два мужа, ударив со всей силой, отбили от статуй две головы. Третий же, ударив слабее, только немного отогнул голову, но не сбил ее целиком. Подобное случилось и с вождями. Между ними началась силь­ная распря и междоусобная война. Один из вождей умертвил двух других усекновением головы, в живых остался только один, и то не в целости и сохранности. Впавшее в ничтожество племя в беде и горести бежало на родину"99. Наконец, вспомним, что, по "Повести временных лет", после захвата Херсона и приезда Анны "По Божественному Промыслу разбо­лелся в то время Владимир глазами и не видел ничего. И скорбел сильно, и не знал, что сделать. И послала к нему царица сказать: "Если хочешь избавиться от болезни этой, то крестись поскорей; если же ты не кре­стишься, то не избудешь недуга своего". Услышал это, Владимир сказал: "Если вправду исполнится это, то поистине велик Бог христианский". И повелел крестить себя. Епископ же Корсунский с царицыными попа­ми, огласив, крестили Владимира. И когда возложил руку на него, тот час же прозрел Владимир. Владимир же, ощутив свое внезапное исцеление, прославил Бога: "Теперь узнал я истинного Бога"100.
   Вероятно, стоит признать безосновательной попытку отождествле­ния Бравлина с Владимиром Киевским101: военные действия тогда велись исключительно вокруг Херсона и Восточный Крым не затронули; агио-граф не связывает между собой сюжеты о Бравлине и Анне (кроме ука­зания АЖ о хронологической близости событий); непонятно, как князь, славянское и христианское имя которого хорошо было известно и в Ви­зантии и на Руси, превратился в Бравлина, при этом автор знает Анну и не знает Владимира.
   Армянский, более достоверный в крымской части и близкий к ори­гиналу, вариант Жития не содержит никаких оснований для датировки похода Бравлина-Пролиса первой половиной IX в. и не связывает напа­давших с Русью. Учитывая, что чудо с "исцелением Анны" следует сразу
   217
   за "сказанием о Бравлине-Пролисе" с пояснением "в то время", можно с некоторой долей уверенности предполагать, что оба этих события от­носятся приблизительно к одному времени.
   Один из авторов настоящей работы, пытаясь найти подтверждение "нашествию Бравлина" в других источниках, обратил внимание на хоро­шо знакомый исследователям документ102, известный как "Кембрижский аноним" (или "Анонимное письмо" из каирской генизы)103. Он был соз­дан в Константинополе зимой 949/950 г. хазарским евреем на древнеев­рейском языке104.
   В нем повествуется, что преследования императором Романом Ла-капином (919-945) евреев вызвали напряженность в отношениях между христианской Византией и иудейской Хазарией (напомним, что хазары в 861 г. в качестве официальной религии приняли иудаизм105). Император Роман заручился поддержкой русского князя Олега106, послав тому бога­тые подарки. Олег захватил и разгромил город С-м-к-рай (Тмутаракань), воспользовавшись отсутствием в нем хазарского военачальника Песаха. Песах в свою очередь начал войну с византийцами на территории Кры­ма. Он завоевал три города и много селений. Затем он напал на Херсон и разгромил византийцев в сражении, убив 90 человек, многих взял в плен, а остальных рассеял. Данные события произошли в 920-940-х гг.107. Не­смотря на очевидную схожесть описаний этих двух походов на Крым108, необходимо признать, что все гипотезы о личности Бравлина и времени его нашествия на Таврический полуостров, было ли это реальное собы­тие или плод фантазий составителя агиографического произведения, до обнаружения подробного Греческого Жития, скорее всего, останутся не­достаточно аргументированными.
   Не менее "проблемной" личностью, чем Бравлин-Пролис, является загадочная Анна, которая благодаря святому Стефану Сурожскому чудес­ным образом излечилась во время путешествия из Херсона в Керчь. АЖ называет ее "благочестивой царицей по имени Анна"109, ЦСЖ определя­ет ее также как царицу, при этом название главы 32 звучит: "О исцелении царицы корсуньской". Напомним мнение В. Г. Васильевского по ее по­воду: "...трудно найти какую-нибудь другую Анну, которая была бы ца­рицей и притом имела бы несомненный исторически известный случай посетить Крым не позднее конца X века, кроме византийской царевны, выданной за Владимира Русского... не разумеется ли тут просто хазар­ская царица -- другая по отношению к той, которая раньше была назва­на дочерью керченского царя? Наконец, само чтение Анна, как видно из вариантов, не вполне надежно"110. Ф. Вестберг писал: "Если керченский наместник великого кагана величается в русском Житии "царем", то под
   218
   царицею корсунскою следует понимать супругу хазарского наместника в Корсуни"111 С. Б. Сорочан считает Анну супругой стратега фемы Хер­сон112. Однако с середины XIX в. превалирует мнение, что Анна Жития Стефана Сурожского -- супруга Киевского князя Владимира и сестра ви­зантийского императора Василия II113.
   Как местная, так и константинопольская гипотезы имеют больше слабых мест, чем аргументов "за". Если наша Анна действительно Анна Киевская, почему ее называют царицей, ведь она таковой не была? Хотя вспомним, что "Повесть временных лет" называет ее именно царицей114. Известно, что все события, связанные с ее замужеством, развивались во­круг Херсона. Что она делала в Керчи и почему путешествовала по суше, а не традиционно морем? Куда делся Владимир, о котором молчит источ­ник? Если она жена какого-то местного правителя, почему источник это­го не объясняет, да и могла ли в таком случае она называться царицей?
   АЖ позволило устранить некоторые спорные моменты, которые воз­никали при прочтении ЦСЖ. Этот персонаж действительно зовут Анна. Она действительно царица ([*** [т'агупи] -- 'царица, королева, государыня'115). Более того, в АЖ она названа благочестивой. Последнее исключает возможность ее замужества как за хазарским царем, так и за хазарским наместником. Ее путешествие состоялось приблизительно в одно время с нашествием Бравлина-Пролиса. К сожалению, источник не поясняет нам, кто такая эта Анна, в итоге это единственный персонаж Жития, о котором, кроме имени и статуса, мы ничего не знаем. С той же позиции, что и Анну, источник подает только исторических деятелей, ко­торые были хорошо известны, -- императоры и патриархи. Например, в чудесах, где и помещен рассказ об Анне, о других персонажах мы знаем такие подробности: Вирхор -- хазарский царь, отец императрицы Ирины; Георгий Тархан -- князь Сугдеи, Филарет -- дьякон, рукоположенный Стефаном в священники и преемник Стефана, Ефрем -- инвалид-сугдеец, излеченный святым, Бравлин-Пролис -- главарь варваров, напавших на Сурож. И только об Анне нет никаких пояснений. Единственный вывод, который может быть сделан в этой ситуации, -- Анна была настолько известна, что пояснять, кто она такая, не было никаких надобностей, то есть, скорее всего, действительно царицей. Причем текст составлялся именно тогда, когда о ней еще хорошо помнили.
   Конечно, можно предположить, что наша Анна -- не сестра Василия II, а другая византийская царица с этим же именем. Можно найти и подходя­щие кандидатуры. Из произведения Феофана мы знаем, что у Артавасда, куропалата и комита Опсикия, зятя Льва III, смещенного Константином V с престола, супругу звали Анна116. Нельзя, конечно, исключать возможно-
   219
   сти того, что после казни соперника Константин мог сослать свою сестру и жену казненного по традиции в Херсон. По крайней мере, источники о дальнейшей судьбе этой Анны ничего не сообщают, кроме смутного от­рывка из того же Феофана: "Захватив их (Артавазда и патрикия Вахтанга) в крепости Пузанис, царь (Константин) ослепил Артавазда вместе с его дву­мя сыновьями, Вахтанга же обезглавил на Кюнигии, а голову его вывесил на три дня в Милии. Спустя 30 лет (т. е. около 773/774 гг.!) злопамятный и бессердечный царь распорядился, чтобы его жена пошла (отправилась) в монастырь в Хорах, ибо там он был погребен, вырыла его кости, перенесла их в собственном плаще на так называемое кладбище Пелагия и бросила их там вместе с другими заживо погибшими (казненными)"117.
   Можно попытаться найти и другие примеры, однако, как справед­ливо заметил В. Г. Васильевский, нет ни одного даже косвенного свиде­тельства о присутствии в Крыму царицы Анны, кроме жены киевского князя. Таким образом, в отношении "царицы Анны" приходится сделать тот же вывод, что и в отношении "нашествия Бравлина" -- до обнаруже­ния подробного Греческого Жития мы, скорее всего, не сможем реально продвинуться в решении этой проблемы.
   Вряд ли можно однозначно ответить, действительно ли в греческом тексте, как и в ЦСЖ, упоминалась местность "на Черней воде", где Анна "разболелась смертным недугом среди пути". АЖ название этой мест­ности вообще опускает. Конечно, на территории Крымского полуострова можно найти такое название. Напомним, этот термин встречается еще в Not. III, или Нотиции Де Боора. Согласно этому нереализованному про­екту или черновому наброску, датирующемуся, вероятно, второй поло­виной IX в. (см. подр. главу II)118, в состав Готской митрополии входило епископство хотциров, среди главных центров которого упоминаются (город) Фулов и Харасий на так называемом Маврон Нерон (Черной Воде): ?' ? ???????? ???????? ?????? ??? ??? ???????? ?? ?? ??????? ?? ?????? ?????? 119 = "1. епископа (О)хоциров, вокруг Фулов и Харасия на так называемой Черной Воде". К сожалению, данная местность в по­следующем в иных документах византийского периода не встречается. Более известно в источниках поселение Фулы, являвшееся также епар­хиальным центром. Где находился этот населенный пункт и, соответ­ственно, епархия -- вопрос дискуссионный. В историографии сложились две основные точки зрения о месторасположении Фул -- в Восточном и Юго-Западном Крыму. При этом насчитывается более 20 вариантов их локализации120. Нам представляется, что, если не будут обнаружены дополнительные эпиграфические или сфрагистические источники, вряд ли может быть дан окончательный ответ на данный вопрос.
  
   220

Примечания

   1 Сюзюмов М. Я. Социально-политическая борьба и внешнее положение империи в конце VII -- начале VIII в. // История Византии. -- М., 1967. -- Т. 2. -- С. 47-48.
   2 Кулаковский Ю. А. История Византии. 602-717 годы. -- СПб., 1996. -- С. 296, 309.
   3 Иванов С. А. Древнеармянское Житие Стефана Сурожского... -- С. 311.
   4 Там же. -- С. 315.
   5 Василъевский В. Г. Житие Стефана Сурожского. -- С. ССХХП; Ivanov S. The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- Р. 112.
   6 В. Г. Васильевский настаивал на достоверности данной цифры (Житие Стефана Су­рожского.-- С. ССХХХУШ). Ф. Вестберг, понимая несоответствие, предположил, что в пер­воначальном тексте стояла цифра не 30, а 4 (О житии св. Стефана Сурожского. -- С. 229). Однако его поправка основана не на реальном прочтении текста, а на желании "подогнать" хронологические отрезки жизни Стефана, указанные в Житии, под исторические реалии.
   7 Иванов С. А. Древнеармянское Житие Стефана Сурожского... -- С. 311.
   8 Ivanov S. The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- Р. 113.
   9 "В этом году обезумевший Лев, нечестивый царь, принуждал блаженного Германа и начал прельщать его льстивыми словами против правой веры. Он же, блаженный архиерей, сказал ему: "Слышим мы, что грядёт уничтожение святых и почитаемых икон, но не в твое царствование". Когда же тот принуждал его сказать, в царствование какого (царя придет уничтожение иконам), (Герман) сказал: "при Кононе (??? К??????, К??????, К??o???)". Он же сказал: "Воистину, мое имя при крещении -- Конон (К????, К????, К??o?)". Па­триарх же рек: "Да не случится и не совершится этого зла, о, господин, в твое царствова­ние! Ибо предтеча антихриста есть исполнитель (сего) и разрушитель во плоти божествен­ного домостроя". При этих словах сильно разъярился тиран на блаженного, как некогда Ирод на (Иоанна) Предтечу" (Theophanis Chronographia -- Р. 407).
   10 Как мы попытались показать в главе II, скорее всего, ошибочное определение им­ператора не как Константина Копронима, а как сына Копронима, могло содержаться уже в Греческом Житии. Хотя в данном случае можно предполагать и ошибку армянского переводчика.
   11 Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. -- С. 68. Поэтому предпо­ложение, что наследник византийского престола женился не на дочери кагана, а на дочери крымского наместника правителя Хазарии (Иванов С. А. Древнеармянское житие Стефана Сурожского. -- С. 315), вряд ли имеет право на существование.
   12 Хоть В. Г. Васильевский и пытался доказать, что Стефан пострадал именно от Кон­стантина V (Житие Стефана Сурожского. -- С. ССХL), это выглядит малоубедительным. Источник однозначно указывает на покровительство Константина Стефану.
   13 О популярности Хронографии Феофана см.: Чичуров И. С. Византийские истори­ческие сочинения. -- С. 19-20.
   14 Василъевский В. Г. Житие Стефана Сурожского. -- С. ССХХХ1; Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period. -- Р. 29; См также: Gero S. Byzantine Iconoclasm During the Reigh jf Constantine Y, with Particular Attention to Oriental Sources. -- Louvain, 1977. -- Р. 22; Brubaker L., Haldon J. Byzantium in the Iconoclast Era (са. 680-850)... -- Р. 227.
   15 Вестберг Ф. О житии св. Стефана Сурожского. -- С. 231.
   16 Pritsak O. At the Down of Cristianity in Rus. -- Р. 100.
   17 Иванов С. А. Древнеармянское Житие Стефана Сурожского... -- С. 313. The Slavonic Life of Stefan of Surozh. -- Р. III. Об собенностях ЦСЖ см. главу П.
   18 Впервые появление этой должности отмечено Житием Иоанна Готского для 80-х гг. VIII в. Согласно источнику, во главе Готии появляется Господин (Кир), которому подчине­ны архонты. По мнению А. И. Айбабина, данные изменения провели хазары, которые "для облегчения сбора дани объединили архонства Горного Крыма, подчинив их архонту Дороса". А произошло это во второй четверти VIII в. (АйбабинА. И. Этническая история ранне-византийского Крыма. -- Симферополь, 1999. -- С. 327). Однако нет никаких оснований
   221
   утверждать, что до конца третьей четверти VIII в. хазары имели возможность влиять на ад­министративное устройство Юго-Западной Таврики. По мнению Н. А. Алексеенко, упоми­наемый в "Житии Иоанна Готского" Господин Готии -- "кир", скорее всего, по должности являлся наместником пограничной византийской области с особым статусом управления. Подобная должность появилась в конце VIII в. и в Херсоне (Алексеенко Н. А. Новые наход­ки печатей представителей городского управления Херсона // МАИЭТ. -- Симферополь, 1996. -- Вып. 5. -- С. 159-160; Херсон на византийско-хазарском пограничье в начале IX в. // Сугдея, Сурож, Солдайа в истории и культуре Руси-Украины. -- К.-Судак, 2002. -- С. 22). В обязанности этого провинциального чиновника, "помимо обычных гражданских функций по сбору налогов и податей, контроля за прохождением товаров через погранич­ную область, очевидно, входило обеспечение обороны района" (Алексеенко Н. А. Херсон и хазарско-византийское пограничье в начале IX в. Печати Киров // Боспорские исследо­вания. -- Симферополь-Керчь, 2005. -- Вып. IX. -- С. 218). С. Б. Сорочан уточнил, что Киры -- это "постоянные сановные должностные лица, гражданские правители вполне имперского облика, которые существовали по крайней мере на протяжении IX в." (Со­рочан С. Б., Смычков К. Д. Киры византийского Херсона: проблемы статуса и датировки // Проблемы истории, филологии, культуры. -- М.-Магнитогорск, 2006. -- Вып. XVIII. -- С. 213). Таким образом, отмеченные преобразования были проведены в Таврике византий­скими властями перед лицом хазарской опасности, которая уже назрела к концу 50-х гг., а к 80-м гг. стала очевидной.
   19 Ignatii Diaconi Vita Nicephori patriarhae Constantinopolitani // Nicephori arhiepiscopi Constantinopolitani opuscula historica. -- Lipsiae, 1880. -- Р. 160, 20--30; Сорочан С. Б. Византия и хазары в Таврике: господство или кондоминиум // Проблемы истории, филоло­гии, культуры. -- М.-Магнитогорск, 2002. -- Т. XII. -- С. 524; Византийский Херсон. -- Ч. I. -- С. 574, 612-613.
   20 Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. II -- С. 1374.
   21 Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. II. -- С. 1374-1375; Науменко В. Е. К вопросу о характере византийско-хазарских отношений в конце VIII -- середине IX в. // Проблемы истории, филологии, культуры. -- М.: Магнитогорск, 2002. -- Вып. 12. -- С.546-547.
   22 Могаричев Ю. М., Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского в кон­тексте истории Крыма "хазарского периода". -- С. 198-205.
   23 Могаричев Ю. М., Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского... -- С. 84.
   24 Вряд ли можно согласиться с мнением С. А. Иванова, что Ирина защищала Стефана с позиций "крымского или хазарского патриотизма (Древнеармянское Житие... -- С. 313). У нас нет никаких сведений, что Ирина когда-то вообще была в Крыму и тем более из Крыма уехала в Константинополь (Древнеармянское Житие -- С. 313). Кроме того, утверждать, что до второй половины VIII в. полуостров или его часть принадлежали хазарам, нет никаких оснований.
   25 Напомним замечание М. В. Бибикова, что "историзм агиографии проявляется кос­венно, в глубинном, подспудном смысле происходящего, что соответствует социально-психологическим и историческим условностям средневековья" (Бибиков М. В. К проблеме историзма византийской агиографии. -- С. 55).
   26 См., напр.: Бертье-Делагард А. Л. Исследование некоторых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде//ИТУАК.-- 1920. -- N57. -- С. 43, 50; ГадлоА. В. Византийские свидетельства о Зихской епархии как источник по истории Северо-Восточного Причерно­морья // Из истории Византии и византиноведения. -- Л., 1991. -- С. 100; Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 206; Иванов С. А. Древнеармянское Житие Стефана Сурожского и хазары. -- С. 312.
   27 Василъевский В. Г. Житие Стефана Сурожского. -- С. ССХVI.
   28 См. также: Сорочан С. Б. О положении и статусе Сугдеи в VI-IX вв. -- С. 115.
   29 Васшьевский В. Г. Житие Стефана Сурожского. -- С. ССХII-ССХШ.
   222
   30 Сорочан С. Б. Византийский Херсон. Очерки истории и культуры. -- Ч. П. -- С.1351-1352.
   31 Васильевский В. Г, Житие Иоанна Готского. -- Труды. -- С. 406.
   32 Мы посчитали возможным, следуя русской византиноведческой традиции, писать "Минологий", а не "Менологий".
   33 Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- С. ССУШ-ССХ. Например, краткое сообщение о ссылке некого Стефана в Сугдею содержится в Синаксаре Константинополь­ской церкви (рукопись dе Sirmond). См. Delehaye H. Propylaeum ad Acta sanctorum. Novembris. Synaxarium ecclesiae Constanti­nopolitanae e Codice Sirmondiano. -- Brussel, 1902.
   34 Солдат.
   35 Состений -- училище в Константинополе.
   36 Дафнусия -- местность на берегу пролива Босфор, недалеко от Гиерия.
   37 Легатарий -- византийская должность, исполнитель завещания, легат, посланец, поверенный, представитель, уполномоченный.
   38 Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового. -- С. 349.
   39 Миналогий Василия II являлся сводом сокращенных Житий святых, включенных в общий текст в соответствии с церковным календарем. Кроме того, произведение содер­жало 430 иллюстраций -- миниатюр, изображавших библейские сюжеты и лики святых (Sevcenko N. P. Menologion of Basil II // ODB. -- Oxford, 1991. -- V. 2. -- Р. 1341-1342; МоховА. С. "Житие Св. Евдокима Праведного"... -- С. 140.
   40 Васильевский В. Г. Житие Стефана Сурожского. -- С. ССХУП.
   41 Васильевский В. Г. Житие Иоанна Готского // Труды. -- С. 420.
   42 Васильевский В. Г. Житие Стефана Сурожского. -- С. ССУШ-СС1Х.
   43 Майко В. В. Средневековые некрополи Судакской долины. -- К., 2007.
   44 Айбабин А. И. Этническая история... -- С. 189, 205; Хазарский слой в Керчи // МАИЭТ. -- Симферополь, 2000. -- Вып. VII; Науменко В. Е. Место Боспора в системе византийско-хазарских отношений // Бахчисарайский историко-археологический сбор­ник. -- Вып. 1. -- Симферополь, 2001; Сазанов А. В., Могаричев Ю. М. Боспор и Хазар­ский каганат в конце VII -- начале VIII в. I. Проблема "хазарских слоев" Керчи // Пробле­мы истории, филологии, культуры. -- М.-Магнитогорск, 2002. -- Вып XII; Сорочан С. Б. Сугдея в "темные века" // Сугдейский сборник. -- К.-Судак, 2004; Степанова Е. В. Судак-ский архив печатей: предварительные выводы // АДСВ. -- Екатеринбург, 2001. Вып. 32. -- С. 100-104; и др.
   45 Подробнее см.: Майко В. В. О локализации Фулл и Фулльской епархии в раннесредневековой Таврике // Православные древности Таврики. -- К., 2002; Городище на плато Тепсень в свете изучения основных проблем истории Юго-Восточного Крыма VIII -- пер­вой половины X в. // Россия и Крым: Сборник Русского исторического общества. -- М., 2006. --Т. 10(158).
   46 Баранов И. А. Таврика в эпоху... -- С. 133--137.
   47 Гадло А. В. Раскопки раннесредневекового селища у деревни Героевка в 1964 г. // СА. -- 1969. -- N 1; К истории Восточной Таврики VIII--IX вв. // Античные традиции и византийские реалии. -- Свердловск, 1980. -- С. 136--139; Айбабин А. И. Этническая исто­рия. .. -- С. 207-208; См. так же: Пономарев Л. Ю. К истории археологического изучения салтово-маяцких памятников керченского полуострова (30-60 гг. XX в) // Боспорские ис­следования. -- Симферополь-Керчь, 2008. -- Вып. XIX.
   48 Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. -- К., 1990. -- С. 37.
   49 Плетнева С. А. На славяно-хазарском пограничье. -- М., 1989. -- С. 268. Несколько другая интерпретация см.: Гадло А. В. Кавказ в IV--X вв. (проблемы этнической истории). -- Автореф. дис. ... д-ра ист. наук. -- М., 1984. -- С. 25-26; Петрухин В. Я., Раевский Д. С. Очерки истории народов России в древности и средневековье. -- М., 1998. -- С. 201 и др.
   50 Плетнева С. А. Хазары. -- М., 1986. -- С. 41. и др.
   51 См. подр: Афанасьев Г. Е. Где же археологические свидетельства существования хазарского государства? // РА. -- 2001. -- N 2. -- С. 52; Михеев В. К. Подонье в соста-
   223
   ве Хазарского каганата. -- Харьков, 1985. -- С. 8; Тортика А. А. Лесостепное Подонье-Придонечье и Горный Крым в хазарское время: опыт сравнительного анализа // МАИЭТ. 2005. -- Вып. XI. -- С. 462;
   52 Ковалевская В. Б. Связи Восточной Европы в эпоху Хазарского Каганата (на осно­вании анализа массового археологического материала) // Хазарский альманах. -- Харьков, 2002. -- Т. 1. -- С. 66--67. В любом случае, по мнению большинства исследователей это происходило в 40-60-е гг. См: Афанасьев Г. Е. Донские аланы: Социальные структуры алано-ассо-буртасского населения Бассейна Среднего Дона. -- М., 1983. -- С. 5; Торти­ка А. А. Лесостепное Подонье-Придонечье и Горный Крым в хазарское время.. -- С. 462.
   53 Плетнева С. А. Очерки хазарской археологии. -- М.-Иерусалим, 1999. -- С. 168.
   54 Зинъко В. Н., Пономарев Л. Ю. Степи Восточного Крыма в эпоху Хазарского кага­ната. // МАИЭТ. -- 2005. -- Вып. XI. -- С. 411.
   55 О понимании византийцами собственной идентичности см.: Шукуров Р. М. Кон­фессия, этничность и византийская идентичность.
   56 См., напр.: Иванов С. А. Миссия восточнохристианской церкви к славянам и ко­чевникам: эволюция методов // Славяне и их соседи. -- М., 2001. -- Вып. 10. -- С. 18-19; Константин Багрянородный. Об управлении империей. -- М., 1989. -- С. 137, 141 и др.
   57 Прокопий Кесарийский. О постройках // ВДИ. -- 1939. -- N 4. -- С. 349-350.
   58 Кулаковский Ю. А. Епископа Феодора "Аланское послание" // ЗООИД. -- 1898. -- Т. 21. --С. 17.
   59 Баранов И. А. Таврика в эпоху... -- С. 8., рис. 1; Айбабин А. И. Этническая исто­рия.-- С. 184.--Рис. 78
   60 В. Г. Васильевский определял дату конфликта Константина V и Стефана и, соответ­ственно, ссылки последнего в Крым -- 767 г. (Житие Стефана Сурожского. -- С. ССХL, ССLХIV). М. Ф. Озепи -- 766 г. (Auzepy M.-F. Gothie et Crimee de 750 a 830 dans les sources ecclesiastiques et monasti-ques grecques. -- С. 206). А. И. Айбабин, основываясь на том, что в Минологии Василия II Стефан не назван епископом, а подпись под протоколами VII Вселен­ского собора 787 г. принадлежит именно Стефану Сурожскому, датировал его рукоположение периодом между 766 и 787 гг. (Этническая история ранневизантийского Крыма. -- С. 206).
   61 Артамонов М. И. История хазар. -- СПб., 2001. -- С. 323.
   62 Подробнее об указанных поселениях и времени возникновения Сугдейской епар­хии см.: Могаричев Ю. М. О некоторых вопросах истории Крыма середины -- второй половины VIII в. // Херсонесский сборник. -- Севастополь, 2004; О некоторых вопро­сах истории Восточного Крыма VIII-IХ вв. // Сугдейский сборник. -- К.-Судак, 2005. -- Вып. II; Могаричев Ю. М, Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма "хазарского периода". -- С. 139-145, 171-175.
   63 Вспомним, что Житие Иоанна Готского также сообщает, что у того был предше­ственник. Однако, скорее всего, именно при Иоанне была предпринята попытка создания Готской епархии (Могаричев Ю. М., Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Гот­ского в контексте истории Крыма "хазарского периода". -- С. 192-214).
   64 Иванов С. А. Древнеармянское Житие Стефана Сурожского. -- С. 315.
   65 Там же. -- С. 311.
   66 Присутствие данного сюжета в АЖ показывает ошибочность выводов А. И. Айба-бина и К. Цукермана и ряда других авторов, которые считают, что этот эпизод, равно как и рассказ о Бравлине, был выдуман автором славянской версии (Айбабин А. И. Этниче­ская история ранневизантийского Крыма. -- С. 206; Цукерман К. Два этапа формирования древнерусского государства. -- С. 79).
   67 Армяно-русский словарь, составленный по лексикону, изданному в Венеции, и умноженный вновь введенными словами Александром Худобашевым. -- М., 1838. -- Ч. I. -- С. 422 (факсимильное издание: Ереван, 1986).
   68 Сазанов А. В., Могаричев Ю. М. Боспор и Хазарский каганат в конце VII -- начале VIII в. I. Проблема "хазарских слоев" Керчи; Крым и Хазарский каганат в первой поло­вине -- середине VIII в. // Россия -- Крым -- Балканы: диалог культур. -- Екатеринбург,
   224
   2004; Крым и Хазария в конце VII -- середине VIII в. // Проблемы истории, филологии, культуры: Межвузовский сборник. -- М.-Магнитогорск, 2006. -- Вып. XVI/!; Могари-чев Ю. М., Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма "хазарского периода". -- С. 39-166.
   69 Армяно-русский словарь, составленный по лексикону, изданному в Венеции, и умноженный вновь введенными словами Александром Худобашевым. -- С. 461.
   70 Хотя в историографии укоренилась точка зрения, что Юрий Тархан был именно хазарским наместником, см., напр.: Кулаковский Ю, А. Прошлое Тавриды. -- К., 2002. -- С. 149-150; Артамонов М. И. История хазар. -- С. 409; Более того, на основании прозви­ща Георгия "Тархан" (именно прозвища, о чем однозначно говорит АЖ) был сделан вывод о присутствии в Сугдее хазарского тумена. См.: Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. -- С. 151; Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. 1. -- С. 359, 428; Иванов С. А. Дрсвнеармянское Житие Стефана Сурожского. -- С. 314.
   71 Саргсян Т. Э. Житие Стефана Сурожского в армянских манускриптах.
   72 Бравлин (по ЦСЖ) по форме напоминает германское имя вестготского епископа Бравлиона (Вraulioni episcopi, аrchidiacono, Вraulionis episcopi Isidoro) "(письмо) еписко­пу Бравлиону от архидиакона епископа Бравлиона Исидора" (Isidori Hispalensis episcopi epistolae // Раtrolog. Latin. -- Т. 83. -- Со1. 898, 908, 910, 911, 914). Однако утверждать, что именно так именовался предводитель варваров в греческом тексте, нет оснований.
   73 Вернадский Г. В. Древняя Русь. -- Тверь-М., 2000. -- С. 289.
   74 Куник А. А. О записке готского топарха // Записки Императорской академии наук. -- СПб., 1874. -- Т. 24. -- Кн. 1. -- С. 97-116; Иловайский Д. И. Разыскания о на­чале Руси. -- М., 1882. -- С. 325; Васильев А. А. Готы в Крыму // ИГАИМК. -- М.-Л., 1927.-- Вып. 5.-- С. 252.
   75 См., напр.: Макарий. История христианства в России до Владимира. -- СПб., 1846. -- С. 171; Филарет. История русской церкви. -- Харьков, 1849. -- Т. 1. -- С. 4; Голубинский Е. Е. История русской церкви. -- М., 1901. -- Т. 1. -- Ч. 1. -- С. 56-57; Васи-льевский В. Г. Житие Стефана Сурожского // Труды. -- С.ССLХХIV; Вестберг Ф. О Житии св. Стефана Сурожского. -- С. 234; Карташев А. В. Очерки по истории русской церкви. -- С. 67; Вернадский Г. В. Древняя Русь. -- С. 289; Мавродин В. В. Образование русского национального государства. -- М., 1941. -- С. 20, 22; Левченко М. В. Очерки по истории русско-византийских отношений. -- С. 52; Артамонов М. И. История хазар. -- С. 408; Оболенский Д. Византийское содружество наций. -- М., 1998. -- С. 194; Сахаров А. Н. Дипломатия Древней Руси. -- С. 28; Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая Степь. -- М., 1992. -- С. 124--127; Яшин А. В. Крещение князя Бравлина. К вопросу об утверждении Христианства на Руси // Крымский Архив. -- Симферополь, 1999. -- N 5; Петрухин В. Я. Начало этнокультурной истории Руси IХ-ХI веков. -- М., 1995. -- С. 89, 217-218; Якоб­сон А. Л. Средневековый Крым. -- С. 35; Зубарь В. М., Павленко Ю. В. Херсонес Таври­ческий и распространение христианства на Руси. -- К., 1988. -- С. 81-82; Сорочан С. Б. Византийский Херсон. --Ч. 1. -- С. 373; Ч. 2. -- С. 1164.
   76 Рапов О. М. Русская церковь в IX -- первой трети XII в. Принятие христианства. -- С. 69. Данный автор считает, что сказание о Бравлине появилось в связи с походом Влади­мира и явилось идеологическим оружием, которое пытались применить сугдейцы против русских. А когда опасность для города миновала, эта местная история была забыта, а Сте­фан так и не стал общевизантийским святым (С. 71-72).
   77 Карташев А. В. Очерки по истории русской церкви. -- М., 1991. -- Т. 1. -- С. 67.
   78 См., напр.: Высотская Т. Н. Неаполь -- столица государства подних скифов. -- К., 1979; Зайцев Ю. П. Неаполь Скифский (II в. до н. э. -- III в. н. э). -- Симферополь, 2003.
   79 Якобсон А. Л. Средневековый Крым. -- М.-Л., 1964. -- С. 159. Эта точка зрения близ­ка к мнению Е. Е. Голубинского, что нашествие на Сурож совершили азово-таврические русы (Голубинский Е. Е. История русской церкви. -- М., 1901. -- Т. 1. -- С. 42).
   80 Отметим, что с момента выхода в свет работы В. Г. Васильевского доказательная база практически не расширилась.
   225
   81 Васильевский В. Г. Житие Стефана Сурожского. -- Труды. -- С. ССLХХШ.
   82 Там же. -- С. ССLХХП.
   83 Там же.
   84 Там же. -- С. ССLХХШ
   85 Там же. -- С. ССLХХХУ-ССЬХХХVI.
   86 Там же. -- С. ССLХХIV.
   87 Творения преподобного отца нашего и исповедника Феодора Студита в русском переводе. -- СПб., 1908. -- Т. 2. -- С. 553.
   88 См. подробнее: Сорочан С. Б. Византийский Херсон. -- Ч. 2. -- С. 1391.
   89 Василъевский В. Г. Житие Стефана Сурожского. -- С. СХЫ1-СХЫП.
   90 Васильевский В. Г. Введение в Житие св. Георгия Амастридского -- С. ХС1П.
   91 ЛопаревХ. Византийские Жития святых У1П-1Х вв. (продолжение). // ВВ. -- СПб., 1913. -- Т. XVIII. -- Вып. 1-4 (1911). -- С. 865.
   92 Sevcenko I. Hagiography of the iconoclast period. -- Р. 121-125;См.также:ЛипшицЕ. Э. О походе Руси на Византию ранее 842 г. // Исторические записки. -- М., 1948. -- N 26.
   93 Da Costa-Louillet G. Y eut-il des invasions Russes dans L'Empire Byzantin avant 860? -- Р. 246.
   94 Впервые эту мысль высказал харьковский архиепископ Филарет (История русской церкви. -- С. 8-12); См. подробнее: Левченко М. В. Очерки по истории русско-византийских отношений. -- С. 40--60.
   95 Литаврин Г. Г. Византия и Русь в 1Х-Х вв. // История Византии. -- М., 1967. -- Т. 2. -- С. 227-229.
   96 Эту мысль высказал еще А. А. Куник (Die Berufung der schwedishen Rodsen: Zweite Abtheilung // Bulletin de la classe historico-philologique de L'Academic de Saint-Petersbjurg, 1845. -- Т. II. -- 8. 353). Правда, позднее он отождествил Бравлина с Владимиром Киев­ским (О записке Готского топарха. -- С. 104.
   97Васильевский В. Г. Житие Георгия Амастридского. -- С. 64-68.
   98 Соловьев С. М. Сочинения. -- М., 1988.--Кн. 1. --Т. 1. --С. 130,296.
   99 Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей. -- СПб., 1992. -- С. 68-69.
   100 Повесть временных лет / Пер. Д. С. Лихачева // Изборник. Повести Древней Руси. -- М., 1987. -- С. 42-43.
   101 При этом интересным и перспективным представляется предположение А. Ю. Кар­пова, что военные действия Владимира в Крыму оказали влияние на отождествление Брав­лина именно с "русским князем" (Карпов А. Ю. Владимир Святой. -- М., 2004. -- С. 239).
   102 Могаричев Ю. М. Об одном из сюжетов Жития Стефана Сурожского (Бравлин из Новгорода или Песах из С-М-К-Рая?) // Хазарский Альманах. -- К.-Харьков, 2007. -- Т. 6.
   103 Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка. -- Л., 1932. -- С. 113-123; Новосель­цев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. -- М., 1990. -- С. 138-142; Цукерман К. О происхождении двоевластия у хазар и обстоятельствах их обращения в иудаизм // МАИЭТ. -- 2002. -- Вып. IX. -- С. 526; Голб Н., Прицак О. Хазаро-еврейские документы X в. -- Иерусалим, 1997.
   104 Хотя этот источник является проблемным, большинство современных исследо­вателей склонны верить как в подлинность самого документа, так и в правдивость опи­санных в нем событий (Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. -- С. 7-8). Подробнее обзор историографии см. Майко В. В. Средневековое городище на плато Тепсень в Юго-Восточном Крыму. -- С. 33-39; Семенов И. Г. К интерпретации сообщения "Кембриджского Анонима" о походе Хельгу, "царя Руси" // Хазары. -- Евреи и Славяне. -- 2005. -- Т. 16.
   105 Zuckerman C. On the date of the khazars' conversion to Judaism and the chronology of the kings of