Аспар: другие произведения.

Виджаянагар - Забытая империя. Перевод книги Р.Сьюэлла. Хроника Паиша

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод первой из двух хроник, входящих в качестве дополнения в книгу Сьюэлла - повествования Доминго Паиша. Описание Виджаянагара в зените его величия


   Хроники Паиша и Нуниша
  
   Письмо (историку Баррушу ?), отправленное вместе с текстом обеих хроник из Индии в Португалию около 1537 г.
  
   Поскольку я живу в настоящее время в городе (Гоа ?), то считаю своим долгом выполнить то, о чем Ваша Честь просила меня, а именно: найти людей, которые прежде побывали в Биснаге, ибо я знаю, что никто не возвращается оттуда, не привезя с собой десть бумаги (десть, "quire" - старинная мера счета бумаги) с записью о тамошних делах. Таким образом я получил эти записи от некоего Доминго Паиша, который отправился туда и находился в Биснаге во время правления Кришнарао, когда там же пребывал и Криштован де Фигередо. Другие записки я получил от Фернана Нуниша, который жил там три года, занимаясь торговлей лошадьми (оказавшейся убыточной). Поскольку один человек не может сообщить всё - ведь один считает нужным запечатлеть на бумаге то, что пропустит другой, - я посылаю оба документа, написанные вышеназванными лицами, а именно: один - во времена Кришнарао, как я сказал, а другой - отправленный оттуда 6 месяцев назад. Я желаю сделать это как ради того, чтобы Ваша Честь извлекли из этих документов всё, что может оказаться полезным для Вас, так и ради того, чтобы Ваша Честь оказали больше доверия некоторым сведениям, содержащимся в хронике королей Биснаги, поскольку они соответствуют один другому. Копия сообщения, сделанного им (Паишем ?) [370], когда он впервые отправился в королевство Биснага, прилагается ниже.
  
   Повествование Доминго Паиша (написанное, вероятно, в 1520 - 22 гг.)
   О вещах, которые я увидел и узнал относительно королевства Нарсимга, и т.п. [371]
  
   Оставив Индию [372], чтобы направиться от морского побережья в королевство Нарсинга, вы (вначале) проходите через горную цепь (Serra), разделяющую упомянутое королевство и те территории, что прилегают к морю. Эта горная гряда (Serra) протянулась вдоль всего побережья Индии, и в ней есть проходы, через которые люди проникают во внутреннюю часть страны; что касается всей остальной части страны, то она очень скалиста и покрыта тиковым лесом. У названного королевства есть несколько мест (принадлежащих ему) на побережье Индии; это морские гавани, с которыми мы находимся в мире, а в некоторых находятся наши фактории, именно, Амкола, Миргео, Хонор, Батекала, Мамгалор, Бракалор. И как только мы переваливаем за эту Сьерру, мы оказываемся в равнинной стране, в которой нет больше горных цепей, но только несколько гор, и они невелики; вся же остальная часть (страны) подобна области Сантарена [373]. Только по дороге, ведущей из Батекалы в город, называемый Замбуйя, есть несколько гряд, поросших лесом [374]; несмотря на это, дорога очень ровная. От Батекалы до этого города Замбура [375] - 40 легуа (лиг); по всем сторонам дороги много водных потоков, и благодаря этому в Батекалу стекается такая масса товаров, что каждый год туда приходит пять или шесть тысяч быков, навьюченных поклажей.
   Теперь расскажем о вышеупомянутом королевстве. Это страна, где леса встречается очень редко, за исключением местностей, которые расположены вдоль этой Сьерры с восточной стороны [376], но кое-где вы можете пройти 2 или 3 лиги под сенью древесных рощ; и за городами, селениями и деревнями разбиты плантации манго, фруктовых деревьев, тамаринда и других деревьев, которые представляют собой места отдыха, где останавливаются торговцы со своим товаром. Я видел в городе Рекалем [377] дерево, под кроной которого нашли себе пристанище 320 коней, - стоящих в таком же порядке, как в конюшне; и по всей стране вы можете увидеть множество небольших деревьев. Земля в этих владениях очень хорошо обработана и плодородна, здесь повсюду пасется множество скота, как, например, коров, буйволов и овец; много есть и птиц, как диких, так и домашних, гораздо больше, чем в наших краях. Местные жители выращивают рис, маис, пшеницу, фасоль и другие культуры, которые не растут в наших краях; также есть бесчисленное множество хлопковых полей. Здесь большое количество зерна, которое, помимо того, что используется в пищу людьми, служит также кормом для лошадей, ибо здесь не произрастает других видов ячменя, но в ней есть также много других видов пшеницы и она хороша на вкус. Вся страна густонаселенна и имеет множество больших и малых городов и селений; король позволяет окружать их только земляными насыпями, из опасения, чтобы они не слишком возгордились. Но если малый город расположен на окраине его владений, король дает согласие на обнесение его каменными стенами, но никогда не позволяет того же в отношении крупных городов, так что они могут возвести укрепленные городки, но не многонаселенные города.
   Поскольку страна эта вся равнинная, здесь дуют более сильные ветры, чем в других частях (Индии). Производимое здесь масло они получают путем выжимки из семян, посредством особых сооружаемых ими приспособлений. Эта страна испытывает недостаток воды, поскольку она велика, а рек немного; поэтому они делают искусственные озера, в которые собирают дождевую воду и используют ее впоследствии на свои нужды. Некоторые из местных жителей лучше обеспечены водой благодаря имеющимся у них водным источникам, тогда как другие вынуждены довольствоваться только дождевой водой; если же они видят, что источник пересох, они отправляются к его прежнему руслу в надежде найти там воду, хотя бы в небольшом количестве. Причиной нехватки воды является отсутствие у них зимы, как в наших краях и в Индии (Португальской); в это время года у них только идут дожди, причем в одном году осадков может выпасть больше, чем в другом. Вода в этих озерах - очень грязная, особенно там, где нет источников, а грязная она из-за сильного ветра и приносимой им пыли, которая, постоянно попадая в воду, делает ее мутной, а также из-за множества скота - быков, коров, буйволов и другой живности, - который пьет из этих озер. Вам следует знать, что в этой земле они не режут быков или коров; быки используются в качестве вьючных животных, а кроме них для той же цели, т.е. переноски грузов, используются мулы; на них перевозят все товары. Они поклоняются коровам, и имеют в своих храмах их статуи, сделанные из камня, а также статуи быков; у них есть много быков, которых они дарят этим пагодам, и эти быки свободно разгуливают по городу, и хотя и причиняют много вреда и ущерба, никто не смеет поднять на них руку. Далее, в этой стране есть ослы, но они малы по размеру и их используют только для перевозки небольшой поклажи; те, кто занимается стиркой одежды, навьючивают на них тюки с тканями или еще что-нибудь в этом роде. Вам следует знать, что протяженность береговой линии королевства Нарсимга вдоль цепи холмов, о которой я говорил, вплоть до городов Баллагат или Харамаодель [378], которые принадлежат этому королевству, равна 300 граос, а каждый граос равен лиге; ширина же территории королевства составляет 164 граос; каждый большой граос равен двум нашим лигам, так что в длину по побережью королевство насчитывает 600 лиг, а ширина его составляет 328 лиг... от Баллагата до королевства Ория [379].
   И это королевство граничит [380] со всей территорией Бенгалии, а с другой стороны - с королевством Ория, которое лежит к востоку от него; еще с одной стороны, а именно, к северу, - с королевством Декан, которому принадлежат земли, находящиеся под властью Идалькао [381] и Оземеллуко [382]. Гоа находится в состоянии войны с этим Идалькао, поскольку названный город раньше принадлежал ему, пока мы (португальцы) не отняли его у него.
   И это королевство Ория, о котором я упоминал выше, как говорят, превосходит по своей величине королевство Нарсимга, ибо оно граничит со всей Бенгалией, и находится в состоянии войны с ним; и оно граничит со всем королевством Пегу и по морю - с Малаккой. Оно простирается вплоть до королевства Камбайя и королевства Дакхан; и они (местные жители) сообщали мне, не испытывая и тени сомнения, что оно простирается даже вплоть до Персии. Население вследствие этого почти светлокожее, и мужчины - очень хорошего телосложения. У короля есть множество сокровищ, много солдат и много слонов, которые в изобилии водятся в этой стране. Мои осведомители хорошо это знают и говорят, что нет более великого правителя. Он - язычник.
   Возвращаясь к предмету нашего рассказа, я скажу сразу, что не стану подробно описывать местоположение городов и поселений в этом королевстве Нарсимга, чтобы избежать многословия; я упомяну только о городе Дарча [383], в котором есть памятник, подобный которому едва ли можно увидеть где-либо еще. Этот город Дарча очень хорошо укреплен стеной, хотя и не каменной, по причине, которую я уже приводил. С западной стороны, обращенной к Индии (Португальской), город окружен очень красивой рекой, а с другой, обращенной к внутренней части страны, - равниной, и вдоль стены тянется крепостной ров. В этой Дарче есть памятник, о котором я говорю, такой красивый, что другого подобного ему невозможно найти на большом расстоянии окрест. Это - круглый храм, сделанный из цельного камня, все ворота которого покрыты замечательной резьбой, по виду напоминающей столярную. Там есть много различных скульптурных изображений вышеуказанной работы, на локоть выступающих из камня, которые можно увидеть со всех сторон (храма), настолько хорошо вытесанных, что лучше и быть не может, - лица, а также все остальное; и каждое из них словно укрыто под сенью листвы; а над ними - другие изображения, выполненные в римском стиле, да так искусно, что нельзя и желать лучшего. Кроме этого, у храма есть своего рода меньший портик под каменными колоннами, и колонны с их пьедесталами [384] так хорошо обтесаны, что выглядят так, как будто над ними работали итальянские резчики по камню; все перекрестья и балки также сделаны из камня, без применения каких-либо досок или древесины, и точно также вся земля вокруг вымощена каменными плитами, как внутри храма, так и снаружи. И вся эта пагода окружена решеткой, сделанной из того же самого камня, вслед за которой идет вторая, очень прочная стена, превосходящая даже городскую стену, ибо она сложена из очень крупных камней. В храм можно попасть через трое входных ворот, которые очень велики и красивы, и к одним из ворот, расположенным с восточной стороны и обращенным к двери пагоды, примыкает некая постройка, напоминающая веранду, небольшая и невысокая, где сидят йоги [385]; и внутри этого сооружения, в котором есть также другие веранды красноватого цвета под открытым небом, установлен камень, по виду напоминающий корабельную мачту, с четырехсторонним пьедесталом и восемью гранями от основания и до самого верха. Я не удивился, увидев его, поскольку раньше имел случай видеть шпиль собора Святого Павла в Риме, столь же высокий или даже больший [386].
   Эти пагоды представляют собой постройки, в которых они молятся и поклоняются свом идолам; их идолы весьма разнообразны, а именно: изваяния мужчин и женщин, быков и обезьян, тогда как другие представляют собой не более чем круглый камень, служащий, однако, тоже объектом поклонения. В этом храме в Дарче, который я описал, есть идол в виде статуи с телом человека и головой слона с хоботом и бивнями [387], с тремя передними лапами с каждой стороны и шестью руками. В отношении этих лап они утверждают, что четыре из них уже обрушились, и когда падут все остальные, то настанет конец света; они искреннее убеждены в этом, воспринимая сказанное как пророчество. Они приносят идолу каждый день пищу, перед ним танцуют женщины, принадлежащие этой пагоде, которые приносят ему еду и все необходимое, и все девушки, рождающиеся у этих женщин, являются собственностью храма. Эти женщины обладают свободным нравом, живут на самых лучших улицах, какие только есть в городе; точно так же обстоит дело в других городах; на улицах, где они проживают, самые лучшие ряды домов. Они очень высоко ценятся и пользуются таким же почетом, как любовницы капитанов; любой уважаемый человек может свободно ходить к ним в дом, не навлекая на себя никакого порицания. Этим женщинам (позволяется) даже находиться в присутствии королевских жён, и они остаются с ними и вместе жуют бетель, - вещь, совершенно непозволительная какому-либо другому человеку независимо от его общественного положения. Этот бетель представляет собой траву, у которой есть листья, напоминающие листья перца или плюща в нашей стране; они постоянно жуют эти листья и держат их во рту вместе с другим плодом под названием арека. Арека похожа на мушмулу, но очень жесткая, однако она хорошо освежает дыхание и имеет много других достоинств; она позволяет наилучшим образом подкрепить свои силы для тех, кто не придерживается нашего рациона питания (т.е. не ест мяса. - Aspar). Некоторые из них (индийцев) едят мясо; они употребляют в пищу все его виды, кроме говядины и свинины, несмотря на то, что не прекращают весь день жевать бетель.
   Отправившись затем из этого города Дарча в город Биснага [388], который находится от него на расстоянии в 18 лиг, и является столицей всего королевства Нарсимга, где постоянно пребывает король, вы увидите много городов и деревень, обнесенных стенами; за 2 лиги от города Биснаги дорогу преграждает очень высокая сьерра; через нее проложен проход, ведущий в город. Он носит название "ворота" (portas). Вам придется пройти через них, поскольку иначе в город попасть невозможно. Эта гряда холмов, окружающая город, насчитывает 24 лиги (в длину), и внутри этой гряды есть и другие скалистые цепи, которые вплотную подступают к городу. Там, где в этих горных грядах есть ущелья, они перекрыты очень прочными стенами, таким образом, что все подступы к городу остаются недосягаемы, за исключением тех мест, где через "ворота" в первой гряде проложена въездная дорога. В таких местах есть ряд небольших шахт (или пещер?) [389], которые могла бы защищать всего горстка людей; эти горные гряды простираются вплоть до внутренней части города. Между всеми этими преградами - равнины и долины, где выращивают рис и разбиты сады со множеством апельсиновых, лимонных и цитрусовых деревьев, а также посадками редиса (rabaos) и других огородных растений, как в Португалии, за исключением только салата или капусты. Между этими грядами холмов - множество озер, из которых берут воду для орошения вышеупомянутых посевов; все эти холмы безлесны, там не увидеть даже зарослей кустарника, за исключением только редких куп зелени. Эти холмы - одно из самых диковинных зрелищ из всех когда-либо виденных мной, поскольку они состоят из беспорядочного нагромождения глыб белого камня, выглядящих так, будто они, эти глыбы, подвешены в воздухе и не скреплены друг с другом; город расположен в середине этих холмов и полностью окружен ими.
   Сьерры тянутся вплоть до королевства Дакем [390], и граничат с территориями, принадлежащими Идалькао, а также с городом под названием Рачол, что прежде принадлежал королю Нарсимги; за обладание им раньше шла ожесточенная война, и этот король отнял его у Идалькао. Так что эти горы служат своего рода естественными рубежами обоих королевств, никогда не объединяющихся и постоянно враждующих друг с другом; и даже со стороны Орьи есть такие гряды, но отличающиеся тем, что, подобно нашим, покрыты зарослями кустарника; эти холмы невысоки и между ними простираются обширные равнины. К востоку от этих двух королевств страна полностью поросла густым и жестким кустарником, в котором водятся крупные звери, и образующим такую прочную естественную преграду, что она защищает обе стороны; правда, в кустарнике проложены просеки, служащие дорогами, которые связывают два королевства. В этих проходах на границе король Нарсимги держит отряды стражи под началом капитана, но со стороны (Португальской) Индии не имеет никаких пограничных дозоров, за исключением тех случаев, о которых я говорил.
   Обращаясь теперь к воротам первой горной гряды, я расскажу о входных воротах, через которых проходит дорога, ведущая из Гоа, и являющаяся главным входом с западной стороны. Этот король выстроил с внутренней стороны ворот очень сильный город [391], укрепленный стенами и башнями, с очень прочными воротами и привратными башнями; эти стены не похожи на те, что существуют в других городах, но воздвигнуты из очень прочной каменной кладки, подобную которой можно обнаружить также в некоторых других местах; а внутри тянутся очень красивые ряды домов, построенных по их обычаю с плоскими крышами. Город густонаселен, и здесь проживает множество почтенных торговцев, поскольку король убедил их переселиться туда из других принадлежавших ему городов, и там есть обилие воды. Кроме этого города, король построил водоем [392], ширина которого, как мне кажется, равна дальности выстрела из фальконета [393]; водоем, о котором идет речь, находится в устье двух холмов, так что вся вода, стекающая с одного или другого склона, собирается в нем, и, кроме того, вода поступает сюда еще и по трубам, проложенным на расстоянии более чем 3 лиги вдоль подножия цепи холмов с наружной стороны. Эта вода поступает из озера, которое само изливается в небольшую реку. У водоема есть три небольших колонны с искусно вырезанными изображениями; они служат опорой для определенных труб, по которым в резервуар поступает вода, используемая для орошения садов и рисовых полей. Для того чтобы сделать этот водоем, вышеупомянутый король приказал срыть до основания холм, находившийся на его месте. Я видел такое множество людей, занятых на строительстве водоема, что их численность, по-видимому, доходила до 15 или 20 тысяч мужчин; они копошились там подобно муравьям, так что даже не было видно земли, на которой они работали, так много их было; король распределил работы по строительству водоема среди своих капитанов, каждый из которых должен был наблюдать, чтобы находившиеся под его началом люди выполнили порученный им объем работ, и чтобы сооружение водоема было полностью завершено.
   Случилось так, что дамба этого водоема два или три раза давала течь; и король обратился к брахманам с просьбой, чтобы они узнали у своих идолов, в чем причина столь частого прорыва насыпи. Брахманы отвечали, что таким образом идол проявлял свое недовольство и желал, чтобы ему принесли в жертву кровь людей, лошадей и буйволов; и как только король услышал это, он немедленно приказал отсечь в воротах пагоды головы 60 мужчинам, а также скольким-то коням и буйволам, и это сразу же было исполнено.
   Эти брахманы похожи на наших монахов, и они почитаются как святые люди, - я имею в виду брахманов-священников и людей, приписанных к пагодам, - поскольку, хотя во владениях короля проживает много брахманов, они являются всего лишь городскими чиновниками и занимаются делами управления; другие же - торговцы и живут за счет собственного имущества, а также даров полей и садов, которое произрастают на пожалованных им землях. Те же брахманы, которые отвечают за храмы, - образованные люди, они питаются только растительной пищей, избегая употреблять мясо и рыбу, и не пьют никакой жидкости, которая имеет красный цвет, поскольку утверждают, что это кровь. Некоторые другие брахманы, о которых я упоминал, и которые стремятся к служению Господу и к делам покаяния, не употребляют в пищу ни мяса ни рыбы, словом, никакой плоти смертных существ, но только овощи [394] и масло и другие кушанья, которое они готовят из фруктов [395], а также риса. Все они женаты и имеют очень красивых жён; жёны их очень скромные и крайне редко выходят из дома. Женщины (брахманской касты) светлокожие, и в касте этих брахманов и мужчины и женщины принадлежат к самым красивым людям, какие только есть на земле; хотя и в других кастах встречаются люди с более светлым цветом кожи, но в очень незначительном количестве. В этой стране много людей, которые называют сами себя брахманами, но их образ жизни весьма сильно отличается от тех, о ком я говорил раньше, ибо этим последним король оказывает многочисленные почести и относится к ним с большим уважением.
   Этот новый город, построенный королем, носит имя его жены по причине любви, которую он питает к ней и которая вдохновила его на постройку [396]; вышеупомянутый город стоит на равнине и окружен садами, которые насадили его жители на подходящих участках земли, каждый отдельно от остальных. В этом городе король выстроил храм со множеством образов (богов). Храм - исключительно хорошей постройки, и рядом с ним есть несколько колодцев, вырытых по их обычаю; дома горожан, в отличие от наших, все одноэтажные, имеют плоскую крышу и башни [397], непохожие на наши, ибо в них можно переходить с этажа на этаж. У них есть колонны, и все внутренние покои дома открыты с улицы, но снаружи и внутри опоясаны верандами, где они при желании могут легко разместить людей, так что их жилища напоминают дома, принадлежащие королю. Королевские дворцы окружены стеной. Прежде чем вы войдете в покои, где пребывает король, вы должны миновать двое ворот, где неотлучно несут караул много стражников, не допускающих во дворец никого из посторонних, кроме капитанов и тех лиц, у которых там есть какие-либо дела; и между этими двумя воротами находится очень просторный двор, где эти капитаны и другие почтенные люди терпеливо ожидают, пока король не призовет их к себе.
   Этот король - человек среднего роста, пропорционального телосложения и приятной наружности, скорее полный, чем худощавый; на лице у него видны оспины. Он наиболее совершенный и могущественный властитель, какого только можно себе представить, обходительный и очень веселый; он гостеприимно встречает при своем дворе всех уважаемых чужестранцев, расспрашивая их обо всех делах, независимо от того, в каком положении они находятся. Он великий правитель и поборник правосудия, но подвержен внезапным вспышкам ярости [398]. Его титул - "Кришнарао Макакао [399], король королей, владыка великих владык Индии, господин трех морей и земли". Он носит этот титул, поскольку по своему рангу он является величайшим властителем из всех, а также потому, что владеет многочисленными армиями и обширными территориями, и представляется, что этот титул принадлежит ему по праву - настолько он человек совершенный и непревзойденный во всех отношениях. Этот король постоянно враждует с королем Орьи, и однажды вторгся в его королевство, захватив и уничтожив много городов и селений; он обратил в бегство множество воинов и слонов своего соперника и взял в плен его сына, которого он держал долгое время в этом городе Биснага, где он и умер; и для того, чтобы заключить договор и (упрочить) мир, король Орьи отдал ему свою дочь, с которой король Биснаги вступил в брак и сделал своей женой.
   У этого короля есть 23 законных жены, из них 3 главные, сыновья каждой из которых являются наследниками королевства, в отличие от рожденных другими женами; такой порядок установлен на случай, если у царствующего монарха есть много сыновей, но когда у короля только один сын, то, от какой бы жены он не был рожден, он признается полноправным наследником. Одна из этих главных жен - дочь короля Орьи, а другая - дочь короля, его вассала, правителя Серимгапатао; еще одна жена - куртизанка, которая в молодости была его любовницей еще до того, как он взошел на трон, и она взяла с него слово, что если он станет королем, то женится на ней, и таким образом получилось, что бывшая куртизанка стал его законной супругой. Из любви к ней он построил этот новый город и его называют ... (пропуск в тексте). У каждой жены есть свой собственный дом, свои служанки и фрейлины в ее палатах, и женщины-стражники, и вся прочая женская челядь, которая только нужна ей; их окружают одни только женщины, и никому из мужчин не позволяется входить к ним, за исключением евнухов, что охраняют их. Никто их посторонних мужчин никогда не видит этих женщин, кроме, возможно, нескольких старцев высокого ранга, пользующихся расположением короля. Они покидают свой дом только сидя в закрытых носилках [401] и в сопровождении всех своих евнухов, числом от трех до четырех сотен; а все прочие люди держатся на почтительном расстоянии от кортежа. Нам рассказывали, что у каждой королевы есть большие суммы денег и сокровищ, множество личных украшений, а именно: ножных и ручных браслетов, перламутра [402], жемчуга и алмазов; и говорят также, что при особе каждой из них находится 60 девушек, наряженных так богато, как только возможно, и увешанных множеством драгоценностей, рубинов, алмазов, жемчугов и перламутра. Мы видели их впоследствии, и постоянно удивлялись: мы видели их на некоторых праздниках, о которых речь будет впереди, равно как и о том, в каких нарядах они приходили на эти торжества. Внутри (покоев королевских жен) вместе с этими девушками, по их словам, пребывало 12000 женщин; и знайте, что одни женщины вооружены мечами и щитами, другие занимаются борьбой, третьи же - трубят в трубы и другие инструменты, отличные от наших; и также у них есть женщины-носильщицы (boois) и женщины-мойщицы, и выполняющие другие работы в их покоях, так же как и у короля в его дворце есть слуги, выполняющие каждый свой круг обязанностей. Эти три главных королевских жены ведут одинаковый образ жизни, так что между ними никогда не возникает ссор или вражды; они очень дружны между собой и живут каждая отдельно. Из приведенного описания можно заключить, какую обширную площадь занимают эти дома, где проживает так много людей, и сколько народа ежедневно заполняет городские улицы.
   Король живет в собственном дворце, и когда он желает видеть одну из своих жен, он приказывает евнуху пойти и позвать ее. Евнух не входит в ее покои, но останавливается у порога и передает королевское повеление женщине, несущей там стражу, которая, в свою очередь, ставит в известность королеву, что король желает ей нечто сообщить, после чего приходит одна из ее комнатных девушек или камеристок узнать, чего же желает король, и после этого королева идет к королю или король к ней, и проводят время так, как им хочется, не ставя в известность об этом никого их посторонних. Среди этих евнухов есть фавориты короля, которые спят в одном помещении с ним; они получают большое жалование.
   У короля есть обычай каждый день еще до наступления рассвета выпивать квартилью (quartilho; 3/4 пинты) масла из gingelly [403], и умащать этим маслом свое тело; затем он опоясывается небольшим куском ткани, берет в руки тяжелые гири, сделанные из глины, и после, взяв саблю, он тренируется с ней до тех пор, пока масло не стечет с его кожи вместе с выступившим на ней пСтом, после чего занимается борьбой с одним из своих борцов. После этих упражнений он садится на коня и скачет галопом по равнине туда и сюда до восхода солнца, ибо он занимается всем этим в предутренних сумерках. Затем он идет мыться, и моет его брахман, который считается святым человеком, находится в большой милости у короля и обладает огромным богатством; вымывшись, король направляется в пагоду, расположенную внутри его дворца, и совершает молитвы и обряды согласно обычаю. Отсюда он идет в постройку, возведенную в форме портика без стен, где есть много колонн, обвешанных отрезами материи с правой стороны вплоть до самого верха, и с красиво расписанными стенами; с каждой стороны находятся две женские статуи доброй работы. В этой постройке он занимается рассмотрением различных государственных дел вместе с теми людьми, которые занимают высокие посты в его королевстве и управляют его городами, и его фавориты беседуют с ним. Величайший фаворит короля - старец по имени Темерсеа [404]; он распоряжается всем дворцовым хозяйством, и все великие сеньоры обращаются с ним как с самим королем. После того, как король побеседует с указанными сановниками относительно угодных ему предметов, он предлагает войти сеньорам и капитанам, которые ожидают у ворот, и они сразу же появляться, оказывая короля при этом почесть, называемую "салам". Как только они входят, они приветствуют его "саламом" и становятся вдоль стен поодаль от него; они не переговариваются между собой и не жуют бетель перед ним, но прячут руки в рукава своих туник (cabayas) и опускают долу свои глаза. Если король желает поговорить с кем-либо, он обращается к нему через другое лицо, и тогда тот, кого король желает услышать, поднимает глаза и отвечает на заданные вопросы, а затем принимает прежнюю позу. Так они стоят до тех пор, пока король не отпускает их, а затем поворачиваются, делают "салам" и уходят. "Салам" - выражение величайшей почести, которая существует среди них, заключающееся в том, что они поднимают над головой сомкнутые руки так высоко, как только могут. Каждый день они приходят воздать этот "салам" королю.
   Когда мы прибыли в эту страну, король находился в этом новом городе, и именно туда отправился Криштован де Фигередо [405], чтобы увидеться с ним, со всеми нашими португальцами, сопровождавшими его, очень изящно разодетыми, по нашему обычаю, со всем пышным убранством; король принял его очень радушно, и выказывал ему различные знаки своего благоволения. Король был так рад ему, как будто перед ним предстал один из близких ему людей, и окружил его заботой и вниманием, равно как и всех нас, прибывших вместе с ним (Криштованом де Фигередо). Нам позволили так близко подойти к королю, что он прикоснулся каждому из нас и все никак не мог наглядеться. Затем Кристован де Фигередо вручил королю письма от капитан-майора [406] и подарки, привезенные для него, отчего король пришел в восторг; главным образом его восхитили определенные оргАны [407], которые привез вышеупомянутый Криштован де Фигередо, а также другие вещи (pecas). На короле было одеяние из белой ткани, расшитое золотыми розами; на шее у него висело ожерелье (pateca) [408] из алмазов, очень крупного размера; на голове у него был парчовый колпак, напоминающий галисийский шлем, обтянутый куском тонкой шелковой ткани; он был босой; поскольку никому не дозволяется входить туда, где находится король, с грязными ногами, то большинство людей, если даже не все, ходят в этой стране босиком. Сандалии имеют заостренный нос, по древнему обычаю, и есть другие сандалии, которые состоят только из одной подошвы и нескольких шнурков, которыми их привязывают к ноге. Они сделаны подобно тем, которые имели привычку носить древние римляне, как можно видеть по изображениям в некоторых рукописях или по рисункам на предметах древности, привозимых из Италии. Прощаясь с Криштованом де Фигередо, король подарил ему тунику (cabaya) из парчи и колпак, похожий на тот, что носил сам король [409], и наделил также всех португальцев отрезами ткани, расшитыми множеством красивых изображений; король подарил их нам, соблюдая принятый обычай, в знак любви и дружбы.
   Когда король отпустил Криштована де Фигередо, мы отправились в город Биснага, который находится на расстоянии одной мили от этого нового города, и здесь он приказал поселить нас в нескольких очень хороших домах; и Фигередо навещали многие знатные люди и капитаны и другие лица, приходившие от имени и по поручению самого короля. И король прислал ему много овец и домашней птицы, а также много сосудов (caloees), полных масла и меда, и много других кушаний, которые он (Фигередо) сразу же разделил среди всех солдат и людей, прибывших с ним. Король не скупился на похвалу для Криштована и расспрашивал его о том, что собой представляет государство, которым правит король Португалии; и когда Криштован удовлетворил его любопытство, он выглядел очень довольным.
   Возвращаясь теперь к описанию города Биснага, вам следует знать, что он соединен с новым городом улицей, такой же широкой, как площадь для турниров, с обеих сторон которой тянутся два ряда домов и торговых лавок, где продают всё, что только можно; и на всем протяжении дороги растет множество деревьев, высаженных здесь по приказу короля, чтобы путники могли укрыться в их тени от палящего солнца. На этой же дороге король приказал воздвигнуть очень красивый каменный храм [410]; есть здесь и другие пагоды, построенные на средства капитанов и знатных сеньоров королевства.
   Итак, вернемся к городу Биснага. Знайте, что перед входом в городские ворота есть другие ворота со стеной, охватывающей все другие городские постройки, и эта стена очень прочная и сложена из массивных каменных глыб; но в настоящее время она повреждена на некоторых участках. Цитадели [411] внутри нет. Рядом с этой стеной, там, где она проходит через низменности, местами прорыт крепостной ров, заполненный водой. И есть еще, отдельно от этой стены, другое укрепление, построенное следующим образом. На высоту человеческой груди в землю врыты некие заостренные камни; в ширину они равны размеру древка пики и еще половине древка, такое же расстояние отделяет их от большой стены. Эта стена выведена во всех низменных участках до такой высоты, где она становится вровень с самим холмами или скальными массивами. Между этой первой цепью укреплений тянутся поля, на которых выращивают рис, а также сады, которые орошают водой из расположенных здесь же двух озер. Вода поступает через первую линию стен, и есть много воды в озерах, куда она поступает из источников; здесь есть сады, небольшая пальмовая роща и много домов.
   Возвращаясь, затем, к первым городским воротам, перед тем, как вы подойдете к ним, вы минуете небольшой пруд, а затем окажетесь у подножия стены, которая вся сложена из прочной каменной кладки, и делает изгиб прежде, чем вы подойдете к воротам; на входе в эти ворота - две башни, по одной с каждой стороны, очень прочные на вид. Они велики и красивы. Как только вы пройдете вовнутрь, вы увидите два небольших храма; один из них окружен стеной, обсаженной множеством деревьев, тогда как другой представляет собой скопление построек; и эта стена, в которой проделаны первые ворота, опоясывает весь город. Затем, следуя дальше, вы подходите к другим воротам с другой линией стен, и она также окружает весь город внутри первой, и от нее и до дворца короля тянутся улицы и ряды домов, очень красивых, и дома капитанов и других богатых и достопочтенных людей. Эти дома отличаются обилием статуй и других архитектурных украшений, приятных для глаз. Следуя по главной улице, вы достигаете главных ворот [412], которые ведут на большую открытую площадь [413] перед королевским дворцом; напротив них - другие ворота, через которые проходят на другую сторону города; и через это открытое пространство движутся телеги и повозки, везущие съестные припасы и все прочее, и поскольку оно находится посредине города, то им не могут не пользоваться.
   Этот дворец короля окружен очень прочной стеной, похожей на некоторые другие, и занимает бСльшую площадь (teraa moor cerca), чем весь зАмок Лиссабона.
   Продолжая идти вперед и пройдя через вторые ворота, вы видите два храма, примыкающих друг к другу, по одной с каждой стороны, и у двери каждого из них местные жители закалывают много овец, ибо во всем городе не режут ни одной овцы, - ни для нужд язычников (индусов), ни для продажи на рынках, кроме как в воротах этой пагоды. Их кровь они приносят в жертву идолу, находящемуся в храме. Они оставляют ему головы (овец), и за каждую овцу они дают 1 "сасо" ("чакрам"), - монету наподобие квартильи (quartilha - эквивалент фартинга).
   При заклании этих животных присутствуют йоги (священники), которые надзирают за храмом, и как только они отрежут голову овце или козлу, эти йоги трубят в рог как знак того, что идол принял жертву. В последующем я расскажу об этих йогах более подробно, что за род людей они собой представляют [414].
   Рядом с этой пагодой находится триумфальная повозка, покрытая резным рельефом и изображениями, и каждый раз в один из дней во время праздника ее провозят по всему городу, по тем улицам, по которым она может проехать, - ведь повозка большая и не способна развернуться на перекрестке.
   Идя дальше, вы увидите широкие и красивые улицы с множеством красивых домов, подобным тем, о которых я писал выше; и вы должны понимать, что эти дома принадлежат богатым людям, обладающим достаточным состоянием, чтобы их содержать. На этой улице проживает много купцов, и вы можете найти там драгоценные камни всевозможных видов: алмазы, изумруды, жемчуга, перламутр, а также такни и каждую вторую вещь, которая только есть на земле, - все это вы можете приобрести там. Каждый вечер там устраивают ярмарку, где продают много лошадей и змей (rocis e semdeiros), а также много цитрусовых плодов: апельсинов, лимонов и других, и виноград, и каждый второй плод, созревающий в саду или в лесу; все есть на этой улице. В конце ее вы видите другие ворота со стеной, которая идет навстречу стене вторых ворот, о которых я уже говорил, так что этот город окружен тремя линиями укреплений, не считая ту, что заключает в себе королевский дворец. Пройдя через эти ворота, вы оказываетесь на другой улице, где живет много ремесленников, продающих тут же свои изделия; на этой улице есть также два небольших храма. Вообще же храмы есть на каждой улице, ибо они принадлежат особым корпорациям ремесленников и торговцев, похожим на братства в наших краях [415]; но самые главные и крупнейшие пагоды расположены за пределами города. На этой улице поселился Криштован де Фигередо. Каждую пятницу там проходит ярмарка, на которой они продают множество свиней, домашней птицы и вяленой морской рыбы, и другие произведения этой страны, названия которых я не знаю; похожие ярмарки устраивают каждый день и в других частях города. В конце этой улицы находится мавританский квартал; там проживает много мавров, которые являются уроженцами этой страны [416], платят подати королю и служат в его гвардии. В этом городе можно увидеть представителей всех народов и стран, привлеченных сюда размахом торговли и возможностью приобретения драгоценных камней, главным образом, алмазов.
   Я не описываю здесь размеры города по той причине, что его невозможно целиком обозреть с какого-то одного места, но я поднялся на холм, откуда я смог рассмотреть бСльшую часть города; я не смог увидеть его весь, поскольку он лежит между несколькими грядами холмов. Та часть, которую я увидел, показалась мне такой же громадной, как Рим, и очень красивой на вид; внутри городской стены много древесных рощ, садов при домах, и водных каналов, которые текут среди них, а местами встречаются и озера (tamques); рядом с королевским дворцом растут рощи пальм и других плодоносных фруктовых деревьев. Ниже мавританского квартала - небольшая река, на берегах которой разбито много садов, где произрастают фруктовые деревья, главным образом, манго, арека и хлебное дерево, лимонные и апельсиновые деревья, растущие так тесно, что кажутся похожими на дремучий лес; есть также белый виноград. Вся вода поступает в этот город из двух водоемов, о которых я уже говорил выше, расположенных снаружи от первой ограждающей стены.
   В этом городе такое неисчислимое множество народа, что я не хочу даже писать об этом из опасения, что слова мои сочтут досужим вымыслом; но я уверяю вас, что нет такого отряда, конного или пешего, который мог бы перегородить какую-либо из городских улиц, настолько густая толпа людей и слонов постоянно движется по ним.
   Этот город превосходит все остальные города в мире по части обеспеченности продовольствием, и в нем есть склады продовольственных запасов, таких как рис, пшеница, зерно, индийское зерно и определенное количество ячменя и фасоли, "мунг" [417], бобовые, фуражное зерно [418], которые произрастают в здешней стране и которыми питается тамошний народ; запасы зерновых культур велики и дешевы, но пшеница не так распространена здесь, как другие зерновые, поскольку ее не ест никто, кроме мавров. Но вы найдете то, что я упомянул. Улицы и рынки запружены бессчетными вереницами нагруженных вьюками быков, так что по ним нельзя и пройти, а на многих улицах этих животных так много, что вам приходится долго ждать, пока они пройдут мимо, или искать обходную дорогу. Есть множество птицы; в городе отдают три домашних птицы за монету, стоящую 1 винтем (vintem) [419], - монеты эти называются "фаваос" (favaos) [420]; за пределами города за тот же самый винтем можно купить 4 птицы.
   В этой стране водится много куропаток, но они не похожи на тех, что обитают у нас; скорее, они напоминают итальянских пулярок [421]. Эти птицы бывают здесь трех видов: у одного из них есть маленькие шпоры, как у наших, португальских куропаток; у другого на каждой ноге две очень острые шпоры, почти такой же длины и толщины, как палец; у третьей разновидности цветной окрас перьев, и все рынки полны этих птиц, а также перепелов, зайцев и всевозможной дикой и домашней птицы, и других пернатых, обитающих в озерах, которые похожи на гусей. Всех этих птиц и животных продают живыми, и они очень дешевы, - так, на 1 винтем можно купить 6 или 8 куропаток, или 2 зайцев (лишь в редких случаях - всего лишь одного). Других птиц отдают за те же самые деньги так много, что их невозможно пересчитать, и даже тех, которые отличаются крупными размерами, отдают так много, что о мелких породах, таких как дикие и домашние голуби, не стоит и говорить. Здешние голуби бывают двух видов: некоторые похожи на тех, что водятся у нас, в Португалии, а другие - такие же крупные, как дрозды; за 1 фавао отдают 12 или 14 голубей; голуби стоят столько же, сколько и остальные птицы. Затем следуют овцы, которых режут каждый день в неисчислимом количестве; на каждой улице есть люди, которые продают баранину, причем такую чистую и жирную, что она скорее напоминает свинину; есть и свиньи, которых продают на некоторых улицах мясники у своих домов; свиное мясо такое нежное и чистое, что лучше вы нигде не найдете; свинья стоит 4 или 5 фанамов [422]. Здесь ваш взгляд останавливается на грудах цитрусовых плодов, который каждый день привозят в город в таком изобилии, что то, что продается у нас в "Povos", в сравнении с этим кажется незначительным [423]; а также горы сладких и кислых апельсинов и дикорастущих баклажанов (brinjals) и других садовых плодов в таком множестве, что диву даешься. Поэтому по изобилию съестных припасов этот город несравним со всеми другими городами, столь часто оказывающимися под угрозой голода или нужды вследствие нехватки продовольствия, тогда как в нем всего в достатке. Также здесь каждый день продают такое количество масла и молока, что я не могу удержаться от упоминания об этом. И что касается верениц коров и буйволов, которых гонят в город, то их так много, что едва ли вы где-нибудь еще найдете нечто подобное. Также здесь есть много гранатов; виноград продается по три грозди на 1 фанам, а гранаты - по 10 штук на фанам.
   С северной стороны город омывает очень большая и полноводная река, в которой много рыбы, но рыба эта не годится в пищу; и когда река протекает мимо ... (пропуск в тексте), в нее впадают другие потоки и она, соединяясь с ними, становится очень большой.
   Теперь что касается местностей по берегам этой реки. Там есть город, который они называют Сенагундим [424], и местные жители утверждают, что он был в старину столицей королевства, но теперь оставлен почти всеми жителями; в нем сохранились хорошие и очень прочные стены, и он расположен между двумя холмистыми грядами, имеющими лишь два прохода. Вместо короля в этом городе проживает его капитан. Люди переправляются на это место на лодках, которые имеют круглую форму и похожи на корзины [425]; они сплетены из прутьев тростника и снаружи обтянуты кожей; они могут выдержать вес 15 или 20 человек, и в них можно перевезти через реку даже коней или быков, если в этом есть необходимость, но обычно животные переправляются вплавь. Мужчины гребут неким подобием весла, но лодки обладают малой устойчивостью и всегда крутятся на воде, ибо из-за своей формы они не могут плыть прямо, в отличие от наших; на реках всего королевства не увидеть других лодок, кроме этих [426].
   В этом городе есть также мест, где продают живых овец; множество их пасется на полях, окружающих город, а вместе с ними много коров и быков, что представляет очень живописный вид; козлы их такие крупные и сильные, что мальчики-подпаски взнуздывают их и катаются на них верхом, точно на лошадях.
   За пределами городских стен на севере есть 3 очень красивые пагоды, одна из которых называется Vitella [427], она возвышается прямо напротив этого город Нагундим; другая называется Aoperadianar [428], она является одной из наиболее почитаемых пагод, к которой совершают многолюдное паломничество.
   В этой пагоде напротив ее главных ворот, обращенных на восток, есть очень красивая улица, застроенная не менее привлекательными домами с балконами и аркадами, под которыми находят приют стекающиеся сюда пилигримы, и есть также дома, предназначенные для проживания представителей высших сословий; у короля есть дворец на той же самой улице, в котором он останавливается, когда посещает эту пагоду. Над первыми воротами раскинулось гранатное дерево [429]; у ворот построена очень высокая башня, вся покрытая резными барельефами, изображающими мужчин, женщин, сцены охоты и другие картины; и по мере того, как башня сужается к вершине, так и эти изображения, чем выше от земли, тем меньше становятся в величину. Пройдя через эти первые ворота, вы попадаете в большой двор со вторыми воротами, во всем похожими на первые, за исключением того, что они меньше по размеру; миновав вторые ворота, вы окажетесь в еще одном просторном дворе, который весь окружен каменной колоннадой, и посредине этого двора - здание, где находится их идол.
   Напротив главных ворот стоят четыре колонны, две позолоченных и две медных, с которых, как мне кажется, позолота сошла под действием времени, поскольку они выглядят очень древними. Те, что стоят ближе к воротам храма, были воздвигнуты королем Кришнарао, который теперь правит здесь, и другими королями, его предшественниками. Вся внешняя сторона храмовых ворот вплоть до крыши покрыта медью и позолотой, и с каждой стороны крыши наверху видны стати больших животных, все позолоченные. Как только вы войдете в святилище их идола, вы заметите, что между колоннами, на которые опирается его свод, есть много небольших отверстий, в которых установлены масляные лампы, горящие, по их словам, каждую ночь; этих светильников насчитывается 2500 или 3000. Пройдя это святилище, вы попадете в другое, меньшее по размеру и похожее на склеп (cinzeyro) некоторых церквей [430]; по обеим сторонам этого помещения есть две двери, и если отсюда пройти вперед, то вы окажетесь в третьем помещении, напоминающем часовню, где находится идол, которому они поклоняются. Не доходя до него, вы увидите три двери; само святилище сводчатое и темное, в него не проникает дневной свет, и оно освещается постоянно горящими свечами. В первых воротах дежурят привратники, которые не позволяют входить в святилище никому, кроме брахманов, которые отвечают за него, но поскольку я кое-что дал им, мне разрешили войти. Между этими и следующими воротами находятся изображения небольших идолов. Главный идол представляет собой всего лишь бесформенный круглый камень; они испытывают великое благоговение перед ним. Снаружи все здание храма покрыто позолоченной медью. С тыльной стороны храма, снаружи, рядом с верандами, о которых я говорил, стоит небольшой идол, изваянный из белого алебастра, с шестью руками [431]; в одной из них он держит ... (пропуск в тексте) [432], в другой - меч, а в остальных - священные эмблемы (armas de casa), а у ног его статуи буйвола и некоего большого животного, которое помогло ему (идолу) убить этого буйвола. В этой пагоде непрерывно горят лампы из сезамового масла, и вокруг него расположены маленькие храмы, выполняющие роль молелен.
   Другие храмы построены в том же стиле, что и вышеописанный, но этот - главный и старейший из них; во всех храмах много разных построек и пышных садов, в которых брахманы выращивают свои овощи [433] и другие растения, которые они употребляют в пищу. Всякий раз, когда они справляют один из храмовых праздников, они вывозят из храма некую триумфальную повозку, которая катится по земле на колесах, и вместе с тем из храма выходит много девушек-танцовщиц и музыкантш, везя идола (на этой повозке) вдоль вышеуказанной улицы с большой помпой. Я не берусь объяснить вам, каким образом приводятся в движение эти повозки, поскольку за все то время, что я пробыл в городе, они ни разу их не вывозили. В городе есть также много других храмов, о которых я не буду распространяться во избежание многословия.
   Знайте, что у этих язычников, как и у нас, есть (определенные) дни, в которые они отмечают свои праздники; и у них есть свои постные дни, когда они ничего не едят и принимают пищу только в полночь. Когда наступает время главного праздника, король переезжает из нового города в этот город Биснага, ибо он - столица королевства, и у них существует обычай именно там собираться и отмечать свои праздники. На эти торжества они призывают всех танцовщиц королевства, чтобы они украсили их своим присутствием, а также капитанов и великих сеньоров со всеми их свитами, - за исключением только тех, кого король может направить на войну, или тех, кто пребывает в отдаленных частях королевства, находящихся под угрозой вражеского нападения, например, на границе с королевством Орья и владениями Идалькао; и даже если такие капитаны и не находятся постоянно в указанных мной местах, они несут там дозорную службу в дни праздников, о которых я расскажу ниже.
   Эти праздники начинаются 12 сентября [434], продолжаются 9 дней и отмечаются в королевском дворце.
   Дворец построен следующим образом: у него есть ворота, открывающиеся на обширный пустырь [435], о котором я говорил, и над этими воротами воздвигнута башня определенной высоты, окруженная, подобно другим, верандой; за пределами этих ворот начинается окружающая дворец стена, о которой также было упомянуто. В воротах много привратников [436], держащих в руках кожаные плетки и жезлы, и они не позволяют входить во дворец никому, кроме капитанов и сановников, в отношении которых получено соответствующее распоряжение от начальника стражи. Миновав эти ворота, вы проходите на открытый двор, в конце которого есть другие ворота, также с привратником и охраной; пройдя через них, вы попадаете еще в один открытый двор, с обеих сторон которого идут низкие веранды, где рассаживаются капитаны и сеньоры для того, чтобы любоваться на зрелища, и с левой стороны, к северу от этого двора, находится большое одноэтажное здание (terrea); все остальные похожи на него. Это здание опирается на колонны, изваянные в форме фигур слонов и других животных, и имеет полностью открытый фасад; к нему поднимаются по каменным лестницам. Вокруг него, снизу - терраса (corredor), вымощенная очень хорошей плиткой, где стоят некоторые люди, наблюдающие за праздником. Это здание называется "Дом Победы", ибо оно было построено, когда король вернулся победителем с войны против Орьи, как я уже говорил. С правой стороны двора находятся небольшие узкие подмостки, сделанные из дерева и такие высокие, что они выступают даже над верхом стены; сверху они покрыты темно-красным и зеленым бархатом и другими красивыми тканями, и завешены отрезами других тканей сверху донизу. Не думайте, что ткани эти шерстяные, поскольку таковые в этой стране отсутствуют; нет, все они изготовлены из тонкого хлопка. Эти подмостки не всегда стоят там, их сооружают именно к этим праздникам; всего их 11. Напротив ворот находятся два круга, в которых собираются танцовщицы, богато наряженные и увешанные множеством драгоценностей, алмазов и жемчугов. Напротив ворота, которые находятся с восточной стороны, снаружи от двора, и посредине двора есть две постройки, похожие на Дом Победы, о котором я уже говорил; к этим зданиям примыкают две лестницы из искусно обработанного камня, - одна посередине, а вторая в конце здания. Эти здания полностью задрапированы дорогими тканями, как стены, так и потолок, а также опоры, и настенные ткани украшены вышивкой в виде различных фигур. У этих зданий есть две платформы, одна выше другой, покрытые красивым рельефом, а бока их хорошо сделаны и обработаны; на эти платформы поднимаются по праздникам сыновья фаворитов короля, и иногда его евнухи. На верхней платформе, рядом с королем, находился Криштован де Фигередо, со всеми нами, которые пришли с ним, поскольку король приказал выделить ему такое место, с которого он мог бы наилучшим образом видеть все великолепие праздников. То, что я упустил в свое время рассказать об улицах, которые находились в пределах дворца, я вспомню здесь. Знайте, что во дворце, о котором я говорил, находятся апартаменты короля, его жен и других женщин, которые прислуживают им; как я уже сказал, всего их - 12 тысяч; и у них есть проходы между рядами домов, по которым они ходят из одного в другой. Между этим дворцом и Домом Победы - ворота, которые служат в качестве прохода к нему. Всего здесь (т.е. внутри дворцового комплекса. - Aspar) насчитывается 34 улицы.
   Возвращаясь к празднику, мне следует поведать вам, что в этом Доме Победы король приказал сделать некое подобие комнаты (casa) из ткани, с закрытой дверью, где находится святилище идола; в другой же (комнате), посредине постройки, напротив ведущей к середине здания лестницы, установлен помост; на этом помосте поставлен королевский трон, который выглядит следующим образом: он четырехсторонний, плоский, с круглым верхом и отверстием посредине для сидения. В отношении тех деталей трона, что сработаны из дерева, знайте, что он полностью обтянут шелковыми тканями (soajes) [437]; перед ним находятся изображения золотых львов, а промежутки между тканями покрыты тонкими золотыми пластинами, инкрустированными множеством рубинов и жемчужин; со всех сторон трон окружен золотыми изображениями, украшенными множеством драгоценных камней. На этом троне восседает идол, также золотой, усыпанный розами и цветами. По одну сторону от этого трона, на находящемся ниже его помосте, положен головной убор короля; сделан он следующим образом: он прямой формы и равен примерно пяди в высоту, с круглым верхом и весь инкрустирован жемчугами, рубинами и другими драгоценными камнями, а на вершине его - жемчужина, крупная как орех, хотя и не идеально круглой формы. С другой стороны - ножной браслет, сделанный в такой же манере; он также является одной из главнейших коронных драгоценностей, усыпан крупными жемчужинами, рубинами, изумрудами, алмазами и другими ценными камнями; его толщина - в руку человека. Перед всем этим, на краю [438] помоста, поддерживаемого опорами, разложены несколько подушек, на которых восседает король во время этих празднеств.
   Праздник начинаются таким образом: когда наступает утро, король приходит в Дом Победы и направляется в ту комнату, где находится идол, вместе со своими брахманами; здесь он читает свои молитвы и выполняет все положенные ритуалы. За пределами дома - несколько его фаворитов, а на площади - много танцовщиц. На верандах, окружающих площадь, появляется много капитанов и сеньоров, которые приходят туда в качестве зрителей; и на земле, около платформы дома - 11 коней, покрытых попонами тонкой работы и замечательно украшенных, а за ними - 4 слона, также обвешанных различными украшениями. После того, как король проведет некоторое время внутри (святилища), он выходит наружу, а вместе с ним и сопровождающий его брахман, который держит в руке корзину, полную белых роз, подходит к королю на платформе, и король, взяв из корзины три охапки эти роз, бросает их на коней [439], после чего берет сосуд с духАми и кропит ими все вокруг, размахивая им как кадилом; сделав это, он подходит к коням и делает то же самое. И когда король завершает этот обряд, брахман берет корзину и сходит на платформу [440], а отсюда бросает эти розы и другие цветы на головы коней, а сделав это, снова возвращается к королю. Затем король снова уходит туда, где находится идол, - и как только он оказывается внутри, занавес [441] комнаты, сделанный наподобие полога шатра, поднимается, и все видят восседающего там короля и падают ниц. Отсюда король наблюдает за тем, как происходит забой 24 буйволов и 150 овец, которых приносят в жертву этому идолу. Резники, отвечающие за убой скота, отрубают головы буйволам и овцам одним ударом особых больших серпов, которыми они мастерски владеют. Когда весь скот будет обезглавлен, король выходит (из шатра) и направляется к другим большим зданиям, на платформах у которых его уже ждет толпа брахманов, и как только король поднимается к ним, они бросают королю 10 или 12 роз, - те, что стоят рядом с ним. Затем он снимает колпак со своей головы и, положив его на землю, простирается ниц на земле. Поднявшись, он направляется вовнутрь здания и заходит в сад (или огороженный стеной двор - quyntal), где, как говорят, разводит костер и бросает в пламя порошок, сделанный из истолченных в мелкую пудру жемчужин и различных других драгоценных камней, а также алоэ и других благовоний. Сделав это, он возвращается в пагоду, где ненадолго остается, в то время как в другую дверь заходят его фавориты и воздают ему "салам". Затем он возвращается к тому месте, откуда бросал цветы на коней, и как только оказывается здесь, все капитаны и сеньоры подходят и приветствуют его, совершая "салам", а некоторые из них, если желают, преподносят ему разного рода дары; затем они удаляются обратно так же, как и пришли, и расходятся по своим домам. И король также удаляется во внутренние покои своего дворца через те ворота, о которых я уже упомянул, - находящиеся между двумя постройками, что на арене (terreyro); куртизанки и баядерки [442] остаются здесь, долгое время танцуя перед храмом и идолом. Так проходит утро всех девяти дней празднеств, с упомянутыми церемониями, причем каждый последующий день затмевает по размаху и великолепию зрелищ предыдущий.
   Снова обратимся к праздникам. В 3 часа пополудни все собираются во дворце. Привратники не впускают всех одновременно (они разрешили нам пройти только в открытый двор, который расположен между воротами): сначала внутрь дворца проходят только борцы и танцовщицы, за ними идут слоны с восседающими у них на спинах воинами, вооруженными щитами и дротиками и одетыми в стеганые туники [443]. Как только они оказываются внутри дворцовых стен, они выстраиваются вокруг арены, каждый на отведенном ему месте, и борцы приближаются к лестнице, которая находится посредине этой постройки, где танцовщицы тем временем готовят для состязаний по борьбе большой участок земли. Тогда через парадные ворота, расположенные напротив постройки, входит много других людей, а именно: брахманы, сыновья королевских фаворитов и их родственники; все они - молодые люди знатного происхождения, состоящие на службе у короля. Среди них расхаживают дворцовые чиновники, наблюдая за поддержанием порядка среди всех этих людей и следя за тем, чтобы каждый находился строго на своем месте. Различные павильоны разделены дверями, чтобы никто из числа тех, кто не удостоился приглашения на прием, не смог проникнуть во дворец.
   Сальватиника [444], - главное лицо из всех присутствующих, надзирает за всем, поскольку он был воспитателем короля и возвел его на трон, так что король почитает его как родного отца. Всякий раз, когда король призывает его к себе, он обращается к нему: "сеньор Сальватиника", и все капитаны и знатные люди относятся к нему с большими почестями. Этот Сальватиника стоит на арене, где продолжается праздник, около одной из дверей, и оттуда распоряжается всем необходимым.
   После того, как все приготовления завершены, король проходит вперед и усаживается на помосте, о котором я упомянул, и где находится трон и все другие вещи, а все присутствующие делают ему "салам". Как только они поприветствуют его таким образом, борцы садятся на землю, - им позволено сидеть, но любому другому человеку, сколь бы высокое положение он не занимал, сесть разрешается только по личному распоряжению короля; также борцы жуют бетель, что опять-таки запрещено для всех, кто находится в присутствии короля, за исключением танцовщиц. Как только король займет свое место, он предлагает сесть вместе с ним трем или четырем мужчинам, его родственникам, которые сами являются королями и отцами его жен; главный среди них - король Серимгапатао и всех земель, граничащих с Малабаром. Этот король носит имя Кумарвирья [445], и он сидит впереди всех, подобно королю, на другой стороне помоста, тогда как остальные - позади.
   Король восседает здесь, облаченный в белые одежды, сверху донизу расшитые золотыми розам, и увешанный драгоценностями, - он носит много этих белых одеяний, и я не видел его иначе как в них, - а вокруг него стоят его пажи, один из которых держит его коробку с бетелем, другой - меч, остальные - еще какие-либо предметы, относящиеся к королевским регалиям. Вокруг трона, где помещен их идол, стоит много брахманов, обмахивая его опахалами из конских хвостов, ручки которых инкрустированы золотом; эти опахала являются знаком отличия особ самого высокого ранга; они также обмахивают ими короля.
   Как только [446] король садится, к нему подходят капитаны, каждый отдельно, в сопровождении первых лиц своей свиты, и так далее, все в свой черед; они делают королю "салам", а затем занимают свои места в павильонах (veramdas), которые я прежде описал. Как только эти представители знати поприветствуют короля, приближаются капитаны щитоносцев и копьеносцев, а за ними - капитаны лучников; все эти офицеры выстраиваются на земле вокруг арены перед слонами и составляют охрану короля, не позволяя пройти на арену или приблизиться к королю ни одному человеку, который может иметь при себе оружие. Как только все эти солдаты займут свои места, танцовщицы начинают танец, в то время как некоторые из них размещаются в циклических галереях, которые, как я сказал, был (воздвигнуты) во входных воротах. Кому под силу должным образом описать то обилие драгоценностей, которыми украсили себя эти женщины? - их золотые ожерелья со множеством алмазов, рубинов и жемчуга, браслеты на запястьях и на предплечьях, пояса ниже и непременные ножные браслеты. Чудо заключается в другом, а именно в том, что женщины подобной профессии сумели скопить такое богатство; но среди них есть и женщины, владеющие землями, пожалованными им, а также носилками и таким множеством девушек-служанок, что никто не в силах перечислить все их имущество. В этом городе есть женщины, которые, по слухам, имеют состояние в 1100 пардаос [447], и я верю этому, поскольку сам видел их.
   Затем начинаются состязания борцов. Их борьба не похожа на нашу; они наносят друг другу такие сильные удары, что выбивают зубы, выкалывают глаза и обезображивают лица, в такой степени, что кое-где борцов в бесчувственном состоянии уносят с арены их друзья; они наносят и легкие раны также. У них есть свои капитаны и судьи, которые находятся каждый на своем конце поля и присуждают награду победителю.
   В течение всей этой части дня, кроме упомянутой борьбы и женских танцев, ничего больше не происходит; но с закатом солнца они зажигают множество факелов, сделанных из ткани, и устанавливают их вокруг арены таким образом, что везде становится светло как днем, и даже вдоль верха стен, в то время как на крепостных стенах зажигаются лампы, и место, где восседает король, полностью освещено факелами. Как только все факелы зажгут, начинается множество очень приятных игр и состязаний, которые продолжаются довольно долго; участвующие в них только приближаются к тому месту, где сидит король, и уходят прочь. Их сменяют другие виды развлечений, со схваткой всадников; их лошади похожи на пони, которых можно увидеть в Португалии на празднике Тела Христова (Corpo de Dios); другие появляются с рыбачьими сетями и ловят людей, находящихся на арене. Когда эти развлечения подходят к концу, они запускают в небо множество зажигательных снарядов и различного вида огней, а также (подобие) горящих замков, брызжущих множеством бомб и ракет.
   Когда этот фейерверк завершается, начинается шествие триумфальных колесниц, принадлежащих капитанам; некоторые из них присланы теми капитанами, что ведут войны в чужеземных краях; и они поваляются в следующем порядке. Первой въезжает колесница Сальватиники, а за ней уже все остальные. Некоторые колесницы задрапированы множеством роскошных тканей, расшитых изображениями девушек-танцовщиц и других человеческих фигур; на других колесницах устроено несколько ярусов, один над другим; и, согласно их обычаю, они подъезжают туда, где сидит король. Когда колесницы удаляются, их немедленно сменяет целая вереница коней, покрытых попонами и тканями из очень тонкой материи королевских цветов; головы и шеи коней усыпаны розами, а уздечки все позолочены. Впереди всех коней ступает лошадь, над которой несут два королевских зонта, более роскошно убранная, чем остальные; одни из младших конюших ведут ее под уздцы. Перед этой лошадью идет другая, изящно гарцующая и галопирующая на месте, как делают все здешние лошади, обученные этому искусству. Знайте, что эта лошадь, которую ведут с такой помпой, - та самая, на которой восседает король, когда принимает присягу на верность от своих подданных, и на ней должны принимать клятву все его преемники; и если эта лошадь околеет, то они заменяют ее другой. Если же какой-нибудь король не захочет принимать присягу верхом, они делают это, восседая на слоне, с которым они обращаются с равным почетом.
   Эти кони дважды описывают круг по арене и затем выстраиваются посреди арены в пять или шесть рядов, один за другим, а впереди всех - королевская лошадь; все обращены лицом к королю; они выстраиваются таким образом, чтобы между ними и людьми оставалось свободное пространство. Как только они разместятся таким образом, причем в полной тишине, из дворца выходит брахман, обладающий самым высоким рангом в государстве после короля, и двое других вместе с ним, и этот главный брахман несет в руках чашу с кокосами, рисом и цветами, тогда как другие несут горшки с водой; они обходят ряды коней с задней стороны, выполняя все необходимые обряды, после чего возвращаются во дворец.
   После этого вы увидите, как из дворца выходит процессия, состоящая из 25 или 30 женщин-привратниц с тростями в руках и хлыстами на плечах; вслед за ними идет много евнухов; и когда эти евнухи скроются с глаз, проходит много женщин, играющих на барабанах и трубах (не похожих на наши), виолах и различных других музыкальных инструментах, а за этими женщинами следует около 20 женщин-швейцаров, также несущих в руках трости, покрытые серебром, после чего появляются женщины, одетые следующим образом. Они облачены в очень дорогие наряды из тонкого шелка; на голове они носят высокие колпаки, которые они называют "коллы" (collaes) [448], а эти колпаки украшены цветами, сделанными из больших жемчужин; их шеи обвивают ожерелья из золота, инкрустированные множеством изумрудов, алмазов, рубинов и жемчужин; кроме этого, они увешивают себя нитями жемчуга, напоминающими портупеи. Кисти рук этих женщин украшены браслетами; предплечья у них обнажены и на них также надеты браслеты, унизанные драгоценными камнями; на талии красуются много поясов из золота и драгоценных камней, которые надеты один над другим, спускаясь таким образом вниз почти до середины бедер; кроме этих поясов, у них есть другие драгоценности и много нитей жемчуга, обвитых вокруг щиколоток, не говоря уже о ножных браслетах, которые по своей ценности превосходят все остальные. В руках они несут золотые сосуды такой же величины, как небольшой бочонок для воды, внутри которых находятся фитили из жемчужин, скрепленных воском, а также зажженные лампы. Они шествуют в установленном порядке, одна вслед за другой, всего около 60 молодых и красивых женщин в возрасте от 16 до 20 лет. Кто может рассказать о бесценной стоимости тех украшений, что были на каждой из них? Их золотые браслеты и драгоценности были настолько массивными, что многие из них буквально сгибались под их тяжестью, и их сопровождали особые женщины, помогавшие им и поддерживавшие их под руки. Эти женщины являются фрейлинами королев, и в каждый из 9 дней, что продолжаются праздники, женщины из свиты одной из королев поочередно сменяют женщин из свиты других. Придворные, по случаю праздника, делят дни между собой в соответствии с обычаем, установленным королем, и эти женщины приходят каждый день в своих самых богатых нарядах, находя удовольствие в том, чтобы выставить напоказ все, чем они обладают.
   Когда эти женщины возвращаются обратно, коней также уводят, и затем приходят слоны, также обученные приветствовать короля, и уходят. Как только они удалятся, король ухолит через небольшую дверь, которая находится в конце здания. Затем брахманы уходят и забирают с собой идола и уносят его в Дом Победы, где есть комната из ткани, о которой я уже говорил; туда же является и король и, оказавшись перед идолом, он возносит свои молитвы и выполняет определенные обряды. Затем они приводят туда много буйволов и овец и закалывают их точно таким же образом, как было описано выше, а затем приходят женщины-танцовщицы. Как только заклание буйволов и овец подходит к концу, король возвращается и идет на ужин, поскольку все эти девять дней он постится, да и все они (каждый день) воздерживаются от пищи вплоть до наступления темноты; дело в том, что у них в обычае приступать к трапезе только в полночь. Баядерки же остаются танцевать перед идолом еще длительное время спустя после того, как все закончится.
   Таким образом справляется этот девятидневный праздник; в последний день они режут 250 буйволов и 4500 овец.
   Когда праздник проходит, король устраивает смотр всех своих вооруженных сил. Происходит смотр следующим образом. Король приказывает разбить его шатер из мекканского бархата на расстоянии лиги от города, на месте, отведенном для этой цели; и в этом шатре они помещают идола, в честь которого отмечаются все эти празднества. От этого шатра до королевского дворца выстраиваются в боевом порядке капитаны со своими войсками, причем каждый занимает место в соответствии со своим званием при дворе короля. Таким образом, солдаты выстраиваются в ряд, но это не значит, что они образуют только одну линию, - напротив, в некоторых местах они становятся в две или три шеренги, одна за другой. Если на их пути лежит озеро, они окружают его; если дорога сужается, то они растекаются по равнине; и также на склонах холмов и возвышенностей, таким образом, что вы не видите ни равнины, ни холма, настолько тесно вся прилегающая местность запружена войсками. Пешие воины стоят перед конными, слоны - за всадниками; здесь присутствуют все капитаны со своими отрядами. Капитаны, чьи части расквартированы внутри города, размещают солдат (ибо их невозможно выстроить на плоских крышах домов) на помостах вдоль улиц, чтобы все были в наличии, как снаружи, так и внутри городской черты.
   Теперь я хотел бы описать вам их вооружение и украшения. Всадники восседали верхом на конях, полностью покрытых попонами, отороченными бахромой из сученого шелка всех цветов радуги, и с поводьями, сделанными из него же [449]; у других попоны были из мекканского бархата, у третьих всадников - сотканы из разных видов шелка, как например, "дамаскина" и парчи из Китая и Персии [450], также различных цветов, и украшены подвесками и расшитым орнаментом; а лбы коней были защищены металлическими щитками, у некоторых из серебра, но большей частью позолоченными. У некоторых всадников налобные щитки коней были инкрустированы множеством драгоценных камней, а по краям украшены подобием филиграни из камней меньшего размера. У некоторых коней к налобным щиткам были приделаны головы змей и других крупных животных различных пород, сделанных в такой удивительной манере, что они выглядели правдоподобнее, чем живые. Всадники были одеты в простеганные туники [451], а также в парчу, бархат и шелк. Эти туники сделаны из нескольких слоев очень толстой сыромятной кожи с нашитыми поверх нее железными бляшками, которые усиливают их прочность; у некоторых эти защитные бляшки позолочены внутри и снаружи, у других сделаны из серебра. Их головные уборы представляют собой разновидность шлемов с полями, закрывающими шею, и чем-то вроде забрала для защиты лица; они сделаны тем же способом, что и туники. Они носят на шеях латные воротники (cofos), у одних полностью покрытые золотом, у других - сделанные из шелка и обложенные золотыми и серебряными пластинками, у третьих - сработанные из стали, блестящей, словно зеркало. К поясу у них подвешены сабли и небольшие боевые топоры, а в руках они держат дротики, древки которых покрыты золотом и серебром. Все они имеют роскошные зонты из вышитого бархата и дамаскина. Они машут множеством знамен с белыми и разноцветными бунчуками - бунчуки эти представляют собой конские хвосты. Слоны также с головы до ног покрыты попонами из расшитого золотом бархата с бахромой, и дорогостоящими цветным тканями, а к шее у них подвешены колокольца, от звона которых гудит земля; на их головах нарисованы лица гигантов и разных диких животных. На спине каждого слона находятся 3 или 4 человека, одетых в стеганые туники, вооруженных щитами и дротиками и снаряженных так, как будто они приготовились к набегу. Затем, возвращаясь к пешим воинам, я должен сказать, что их такое множество, что они заполняют все холмы и долины, - ни с чем в мире не сравнимое зрелище. Среди них есть воины, облаченные в одеяния из таких роскошных тканей, что я не знаю, откуда они их привозят, равно как ничего не могу поведать о том, сколько цветов они имеют; щитоносцы со своими щитами, украшенными множеством золотых и серебряных цветов, а другие расписаны изображениями тигров и других сильных зверей, еще одни - покрыты серебряными пластинами искусной работы, третьи - с раскрашенными цветами, четвертые - черные и (так отполированы, что) вы можете смотреться в них, как в зеркало, а сабли их так богато украшены, что лучше и нельзя. Относительно стрелков из лука я должен рассказать вам, что луки их позолочены и посеребрены, а у других они полированные; стрелы их очень хороши и превосходно оперены; на поясе у них висят кинжалы, боевые топоры, с рукоятями и навершиями из золота и серебра. Затем перед вами предстают мушкетеры с мушкетами и бландербассами (бландербасс - короткоствольное ружье с большим раструбом. - Aspar) и с ... [452], одетые в плотные туники и стоящие в боевом строю; вид их исполнен храбрости и стоит того, чтобы это увидеть. Заости и стоит тогог, чтобы увидеть. тами и бландербасами, одетые в плотные туники и стоящие в боевом строю; вид их сиполнен хратем мавры - не стоит забывать и о них, - также присутствующие на смотре со своими щитами, дротиками и турецкими луками, с бомбами, копьями и огненными снарядами; и я был весьма удивлен, оказавшись среди людей, которые так искусно умели владеть оружием.
   Король выезжает из своего дворца верхом на лошади, о которой я уже говорил, одетый в наряд из упомянутых выше белых тканей; он едет под двумя зонтами, позолоченными и обтянутыми темно-красным бархатом; на нем надеты драгоценности и украшения, предназначенные специально для такого рода торжественных выездов. Что же касается великолепия сопровождающей его свиты, то я не могу описать его, и не знаю, поверят ли мне, если я попытаюсь сделать это. Всадники облачены в броню, а кони их покрыты металлическими пластинами, и я не могу найти слов, чтобы выразить свое восхищение увиденным, тем более, что одни всадники заслоняли собой других; и я полагаю безнадежным занятием даже пытаться рассказать вам обо всем, упомяну лишь, что когда я ехал вдоль строя, я столь часто крутил головой то влево, то вправо, старясь все рассмотреть, что чуть было не потерял равновесия и не свалился с крупа своей лошади от избытка чувств. Меня даже не настолько поразила стоимость всех этих нарядов, сколько то обстоятельство, что на земле есть так много денег и такое множество богатых вождей.
   Перед королем шествует много слонов, покрытых попонами и обвешанных украшениями, как я уже говорил; также перед королем ведут около 20 коней в полной сбруе, с седлами, покрытыми золотым шитьем и драгоценными камнями, которые демонстрируют величие и могущество их обладателя. Рядом с королем несут клетку, подобную той, что можно увидеть в Лиссабоне на празднике Тела Христова, целиком позолоченную и очень большую, сделанную, как мне кажется, из меди или серебра; ее несут 16 человек, по 8 с каждой стороны, не считая еще нескольких, которые придерживают ее за углы; в ней находится идол, о котором я уже говорил. В сопровождении всей этой пышной свиты король проезжает вдоль рядов войск, пристально рассматривая своих солдат, которые при его приближении поднимают неистовый шум и крик и бряцают своими щитами; лошади ржут, слоны ревут, так что складывается впечатление, что вот-вот рухнут городские стены; холмы, долины и вся земля содрогаются от грохота оружия и пальбы из мушкетов, а если прибавить к этому взрывы бомб и вспышки огненных снарядов над равнинами, то это зрелище производит незабываемое впечатление. Поистине, казалось, будто весь мир собрался там.
   Так это продолжается вплоть до того момента, когда король подъезжает к месту, где был разбит его шатер, о котором я уже упоминал, входит в него и совершает свои обычные обряды и молитвы. Не думайте, что после проезда короля войска снимаются со своих мест, напротив, они неподвижно стоят на прежних позициях до того времени, пока король не вернется обратно. Как только король завершит свои церемонии, он снова садится на лошадь и возвращается в город тем же путем, каким приехал, в то время как войска буквально надрываются от приветственных кличей; как только он проезжает мимо их рядов, они начинают маршировать. Тогда можно было увидеть и всех тех, кто находился на холмах и пригорках, и их склонах, и услышать их громогласные крики, грохот щитов, потрясание луков и стрел, которых было без числа. Поистине, я был так поражен, что все это представлялось мне неким видением или сном. Затем войска снимаются с места и начинают расходиться по своим шатрам и павильонам на равнинах, которых было множество, а все капитаны сопровождают короля вплоть до дворца, и отсюда возвращаются к своим находившимся за пределами города сослуживцам, чтобы сменить их.
   Теперь я хочу уведомить вас, что у короля всегда находится в боевой готовности миллион воинов [453], и в том числе 35000 всадников в доспехах; все они состоят у него на жалованье, и по первому его слову собираются вместе и выступают в поход. Я видел, находясь в этом городе Биснага, как король направил армию против города, одного из тех, которыми он владеет на морском побережье: он послал 50 капитанов со 150000 солдат, среди которых было много всадников. У него есть много слонов, и когда король хочет продемонстрировать силу своего могущества кому-либо из трех соседних королей, его соперников, он, как говорят, выводит в поле армию в 2000000 солдат; вследствие чего в этих краях его боятся больше всех других. И хотя во время походов он отнимает от своих очагов такое количество мужчин, не следует думать, что королевство становится полностью обезлюдевшим, поскольку оно такое густонаселенное, что уход на войну даже такой огромной массы воинов остается почти незамеченным; причиной этому еще и множество торговцев, которые постоянно пребывают в его королевстве. Там есть множество земледельцев и других людей, занятых различными ремеслами, кроме военнообязанных; есть также много брахманов. Во всей этой земле живут много брахманов; это - мужчины, не употребляющие никакой животной пищи; они слишком тщедушны, чтобы носить оружие.
   Если бы кто-нибудь пожелал узнать, откуда берутся такие доходы и богатства, позволяющие королю содержать такую огромную армию, раз под его властью пребывает такое множество могущественных правителей, которые, по большей части, имеют свои собственные доходы, я отвечу так: эти капитаны, которые командуют его войсками, являются знатью его королевства; они - правители и держат (в ленном владении) города и деревни в королевстве; среди них есть капитаны, имеющие доход в 1,5 миллиона "пардаос", другие - в 100 тысяч "пардаос", третьи - в 200, 300 или 500 тысяч "пардаос", и так каждый имеет доход, установленный ему королем в зависимости от количества воинов, которых он должен содержать, - пеших и конных, а также слонов [454]. Эти войска всегда готовы к службе своему верховному повелителю, куда бы их не направили в поход; и благодаря этому у него (короля) всегда есть под рукой миллионная армия. Каждый из этих капитанов заботится о том, чтобы экипировать своих людей как можно лучше, потому что он платит им жалованье; и на военном смотре, о котором я говорил, присутствовали самые отборные молодые люди, каких только можно увидеть, поскольку среди всей этой армии я не видел ни единого человека, который производил бы впечатление труса. Кроме содержания этих войск, каждый капитан вносит еще ежегодные платежи королю, и король имеет собственные войска, состоящие у него на жалованье. У него есть 800 слонов и столько же погонщиков, в его конюшнях всегда стоит под седлом 500 коней и на содержание этих слонов и коней он тратит все доходы, которые поступают в его казну от города Биснага. Вы вполне можете представить себе, насколько велики эти затраты, не говоря уже о содержании слуг, которые должны заботиться об этих слонах и коленях, и благодаря этому понять, какой великий доход приносит этот город.
   Этому королю Биснаги подвластны 5 королей, его подданных и вассалов [455], кроме других капитанов и сеньоров, владеющих большими территориями и собирающими с них крупные доходы; всякий раз, когда у этого короля рождается сын или дочь, вся знать королевства преподносит ему большие подарки деньгами и драгоценностями, и точно такие же дары они вручают ему каждый год на день его рождения.
   Знайте, что когда праздники, о которых я говорил выше, подходят к концу, в начале октября, по истечении 11 дней этого месяца, они отмечают другое большое торжество, в течение которого жители города облачаются в одежды из новых, роскошных и красивых тканей, согласно своему вкусу, а все капитаны дают своим людям красивые такни, каждая своего особого цвета и фасона. В этот же день они преподносят большие дары королю, - как говорят, их стоимость доходит до 1500000 золотых "пардао", а каждый "пардао" равен 360 рейсам, и пересчитав эту сумму на наши деньги, вы поймете, сколько рейсов будут стоить эти дары. Хочу также сообщать вам, что в этот день начинается их календарный год; это - их день Нового Года, и по этому случаю они устраивают праздник и делают подарки, что не должно удивлять, поскольку мы делаем то же самое в наш Новый Год. Они начинают год в октябре месяце с новолуния, и считают месяцы от луны до луны [456].
   И теперь я хочу поведать вам о том, что у предыдущих королей в течение многих лет был обычай пополнять свою казну, а после смерти каждого из них казна запиралась и запечатывалась таким образом, чтобы никто не могу видеть или открыть ее, и даже короли, наследовавшие на троне своим предшественникам, не открывали казну и не знали, что находится в ней. Она открывается лишь в тех случаях, когда у королей появляется насущная потребность в средствах, и таким образом у королевства всегда есть неприкосновенный запас для обеспечения его нужд. Этот король (Кришна Дева) изменил данному обычаю: в отличие от своих предшественников, он помещает в казну каждый год по 10 миллионов пардаос, не забирая из нее ни на один пардао больше суммы, которая расходуется им для покрытия затрат на содержание своего двора. Все прочее остается ему, за вычетом этих расходов и расходов на содержание домов его жен, которых, как я уже говорил, у него 12000; из этого вы можете понять, насколько велики богатства этого короля, и какое состояние он скопил.
   И если кто-нибудь не знает, что означает слово "пардао", то сообщаю, что этот круглая золотая монета, которая не чеканится нигде больше в Индии за пределами этого королевства; на одной стороне монеты выбиты два изображения, а на другой - имя короля, при котором они отчеканена; те, которые отчеканены при этом короле (Кришна Деве) имеют только одно изображение. Эта монета ходит по всей Индии. Каждый "пардао", как я уже казал, равен 360 рейсам.
   Когда эти праздники заканчиваются, король возвращается в новый город, о котором я уже говорил вам, что он является излюбленной резиденцией короля, поскольку он его построил и заселил. Король строил этот город в течение двух лет. Жители города встречают короля с большим ликованием, устилают улицы роскошными тканями и воздвигают триумфальные арки, под которыми он проезжает. В этом городе король проводит другой смотр своей гвардии, и выдает им жалованье, поскольку у них в обычае выплачивать его раз в год в начале нового года. Проверкой (численности воинов) занимаются должностные лица его двора: они записывают имя каждого, и особые приметы, которые есть у него на лице или на теле. Есть гвардейцы, которые получают жалованье в размере 1000 "пардаос", другие - 800, третьи - 600 и так далее; некоторые мужчины, имеющие более высокий ранг, имеют двух или трех коней, тогда как другие - не более одного. Эти войска находятся под началом своих капитанов, и каждый капитан расставляет стражников во дворце согласно приказу и обычаю. Есть два смотрителя внутренних покоев, а также люди, вооруженные саблями и щитами.
   Когда король находится в своем новом городе, как я уже говорил, Криштован де Фигередо попросил его ради той благосклонности, которую он питал к нему, позволить ему осмотреть дворец города Биснага, чтобы португальцы, которые прибыли вместе с ним и прежде никогда не посещали город, смогли попасть во дворец и поведать об увиденном своим соотечественникам, как только по милости божьей вернутся в родные края. Король сразу же приказал показать нам его резиденцию, поскольку ее никто не видит, за исключением его жен. Как только мы вернулись в Биснага, губернатор этого город, по имени Гамдараджо, брат Сальватиники [457], вызвался быть нашим проводником при осмотре дворца.
   Знайте, что ворота, о которых я уже говорил и которыми пользуются дамы, прислуживающие королевским женам, когда являются на праздник, расположены напротив других подобных ворот. Когда мы прошли через них, нас попросили на какое-то время задержаться, пересчитали и после этого допустили поодиночке в небольшой двор с гладко вымощенным полом и белыми стенами [458]. В конце этого двора, напротив ворот, через которые мы вошли, находились с левой стороны другие ворота, а рядом с ними - еще одни, закрытые; эти, как нам объяснили, ведут в покои короля. При входе в эту дверь с наружной стороны мы увидели два раскрашенных изображения, выглядевших как живые и нарисованные в их стиле; то, что находилось с правой стороны, представляло собой отца этого короля, а то, что слева, - самого короля. Отец был смуглолицым сеньором, более дородным, чем сын; они изображены в тех одеяниях, которые носили или носят при жизни. После этого, хотя мы уже вошли в эту дверь, нас снова пересчитали, а закончив подсчет, ввели в небольшой дом, где мы увидели все то, что я сейчас постараюсь передать.
   Как только вы окажетесь внутри, с левой стороны будут две палаты, одна над другой, выглядящие следующим образом: меньшая из них находится ниже уровня земли, туда ведут две небольшие ступени, которые прокрыты позолоченной медью, и сверху донизу полностью выложена золотом (я не говорю "позолочена", но именно "выложена"), а потолок ее имеет форму купола. У нее есть четырехсторонний портик, сделанный из тростника [459], над которым виден целый ряд украшений из рубинов, алмазов и прочих видов драгоценных камней и жемчужин, а еще выше - две золотые подвески; все драгоценные камни выложены в форме сердца, а между одними и другими - витые жемчужные нити; на своде палаты такие же подвески. В этой палате стояла кровать, основание которой было похоже на крыльцо, поперечины ее были покрыты золотом, и на ней лежал матрас из черного атласа; она была окружена оградой из жемчужных нитей; на ней были две подушки и никаких других покрывал. О палате, расположенной над этой, я ничего рассказывать не стану по той причине, что я ее не видел, а подробно рассмотрел только ту палату, что находилась с правой стороны. В этом доме есть комната с колоннами из резного камня; стены этой комнаты целиком сделаны из слоновой кости, также как стены палат сверху донизу, и колонны с поперечными балками покрыты резьбой в виде роз и цветков лотоса, и резьба эта настолько искусная, что лучше и представить нельзя. На этой же стороне есть настенные картины, изображающие в живописной форме род занятий всех людей, вплоть даже до португальцев, и благодаря которым жены короля могут представить себе образ жизни, который ведут все люди в его стране, даже слепцы и нищие. В этом доме два трона, покрытых золотом, и серебряная кровать под балдахином. Здесь я видел небольшой кусок зеленой яшмы, которая считается очень ценной вещью. Рядом с этой яшмой, т.е. под арками, через которые проходит вход во дворец, есть небольшая дверь, запертая на несколько висячих замков; они рассказали нам, что за ней находится сокровищница одного из прежних королей.
   Как только мы покинули этот дом, мы вошли во двор, такой же большой, как арена для звериной травли, очень хорошо вымощенный, почти в самой середине которого стояло несколько деревянных колонн с поперечными балками на вершине, полностью покрытых позолоченной медью, а в середине - четыре цепи с замками, которые входят один в другой; эти цепи служат качелями для жен короля. Оказавшись в этом дворе, мы сделали пять или шесть шагов направо и вошли в некоторые красивые дома, которые были построены так же, как и остальные их здания, т.е. имели только один этаж и плоские крыши, хотя на крыше могли быть построены другие дома; они похожи на террасы. Также там есть постройки, возведенные на нескольких колоннах, сделанных из камня и точно такая же крыша, а все остальное из дерева (maneria), и все колонны позолочены, так что кажется, что они покрыты золотом.
   Пройдя из того здания в средний притвор, мы увидели стоящий на четырех колоннах балдахин, покрытый множеством фигур, изображающих танцующих женщин, помимо других маленьких изображений [460], которые вырезаны в камне. Все они также покрыты позолотой, а также красной краской с нижней стороны листьев, которые выступают наружу из скульптур. Знайте, что они не живут в этих зданиях, потому что они посвящены их идолу и храму. В конце этого дома есть небольшой закрытый двор, где находится их идол. Когда они отмечают какой-либо праздник в честь этого идола, они усаживают его на золотой трон и помещают под балдахин, который предназначен именно для этой цели; и тогда являются брахманы, чтобы выполнить свои обряды, и приходят танцовщицы, чтобы танцевать перед ним.
   Спустившись с этого здания, мы прошли на левую сторону двора и вошли в коридор, ведущий через целую анфиладу покоев, в котором мы увидели несколько диковинок. На входе в коридор находится легкая подвесная кровать, висящая над полом на серебряных цепях; нижняя часть кровати была сделана из чистого золота и так хорошо, что лучше и нельзя; а поперечины кровати были позолочены. Перед этой кроватью был коридор, где мы увидели другую кровать, подвешенную над полом на золотых цепях; основание этой кровати было сделано из дерева и украшено вставками из драгоценных камней, поперечины ее также позолочены. Над этой палатой находилась другая, меньшая по размеру, совершенно пустая, но раззолоченная и расписанная. Пройдя эту палату, вдоль того же самого коридора впереди мы увидели палату, которую приказал возвести король; с внешней стороны стен были изображены фигуры женщин с луками и стрелами, напоминающие амазонок. Они только начали покрывать эту палату росписью, и, по их заверениям, она будет выглядеть лучше всех других; стены ее будут покрыты золотом, так же, как и все остальное. Пройдя этим коридором и поднявшись наверх, в другую палату, мы видели там 1 и 3 золотых котла, таких больших, что в каждом из них можно было бы сварить корову целиком, а рядом находились другие, также больших размеров, сделанные из серебра, а вдобавок еще несколько больших и малых золотых горшков. Отсюда мы спустились по небольшой лестнице, и вошли через маленькую дверь в здание, которое выглядело следующим образом. Это зал, куда король отправляет своих женщин брать уроки танцев; он большой в длину, но не очень широкий, с каменными барельефами на колоннах, которые отстоят от стен на длину ладони; между соседними колоннами - расстояние в длину ладони и еще пол-ладони, возможно, немного больше. Эти колонны возведены в том же стиле вокруг здания; это полуколонны (?) [461], все они позолочены и в них видны различные отверстия (?) [462]. На основаниях (или пьедесталах) [463] много скульптур больших животных, похожих на слонов, и других форм; между ними (колоннами) нет простенков, так что видны все внутренние помещения, а с внутренней стороны этих зверей есть другие изображения, каждое выполнено в соответствии с его характером; есть там также фигуры людей, повернувшихся спинами друг к другу, и другие животные различных пород. В каждом случае от колонны до колонны тянутся поперечные балки (архитравы), которые подобны панелям, и между колоннами много таких панелей; они покрыты изображениями старцев, позолочены и имеют толщину в локоть руки. Каждая из этих панелей сработана одинаково. И на колоннах есть другие изображения, меньшие по размеру, причем выполненные в таком стиле, что эти изображения, вместе с обрамляющим их орнаментом, постепенно уменьшаются в величину, от колонны до колонны, и каждый раз становясь меньше примерно на пядь; итак, они постепенно уменьшались до тех пор, пока из всей рельефной работы не оставался один только купол, самый красивый из всего, что я когда-либо видел. Между этими изображениями и колоннами вьется лиственный орнамент, подобный листовому металлу (maneyra de lamines), весь позолоченный, а обратная сторона листьев выкрашена в красный и синий цвета; изображения, которыми расписаны колонны, - волы и другие животные, морды которых все раскрашены в розовый цвет; но другие фигуры, показанные восседающими на слонах, а также те, что изображены на панелях, - представляют танцующих женщин, бьющих в барабаны (тамтамы).
   Изображения на этих панелях показывают позиции в конце танцев таким образом, что на каждой панели есть танцовщик в соответствующей позиции в конце танца; они предназначены для обучения женщин, так что если они забывают положение, которое следует принять по окончании танца, им достаточно взглянуть на одну из панелей, где имеется соответствующее изображение. Поэтому они всегда знают, что им следует делать.
   В конце этого дома, с левой стороны, есть раскрашенный выступ, за который женщины цепляются своими руками для того, чтобы вытягивать и ослаблять их тела и ноги; там они учатся делать все тело гибким, с той целью, чтобы танцы их смотрелись более изящно. В другом конце, справа, на месте, где восседает сам король, наблюдая за их танцами, все перекрытия и стены покрыты золотом, и в середине стены - золотое изображение женщины возраста двенадцатилетней девушки, руки и тело которой изображены в том положении, какое она занимает по окончании танца.
   Нам не показывали ничего, кроме этого. В женские покои нет доступа никому, кроме евнухов, о которых я уже говорил. Отсюда мы вернулись тем же путем, по которому вошли, ко вторым воротам, и здесь нас снова пересчитали.
   В городе Биснага, как говорят, есть более сотни тысяч жилых домов, все одноэтажные и с плоскими крышами, каждый из которых окружен невысокой стеной; в этом городе король проводит большую часть жизни. С северной стороны, - скалистые холмы; между ними течет река, а по верху холмов идет стена, и на дальней стороне - город под названием Нагундим; он имеет только трое ворот, а именно: одни выходящие к реке, через которую они переправляются на лодках, причаливая прямо у этих ворот [464]; вторые - с северной стороны, это - прочные ворота; и третьи - на северо-западной стороне, небольшие ворота между двумя очень высокими гребнями; через них ведет такая плохая дорога, что одновременно по ней может проехать только один всадник.
   И с северо-западной стороны (от Биснаги) - другой город, называемый Кришнапур [465], соединенный с Биснагой, в котором находятся все наиболее почитаемые их пагоды; все доходы, собираемые с этого города, пожалованы пагодам, и говорят, что общий размер доходов составляет сто тысяч золотых "пардаос". Пагоды высокие и имеют большие постройки со множеством фигур мужчин и женщин, все в похотливых позах.
   С южной стороны - другой город, под названием Нагалапур, на равнине; в нем останавливался Идалькао со всеми его войсками, когда он осаждал Биснагу, и он разорил его до основания; но очень скоро город был отстроен заново, и находится он на расстоянии лиги от Биснаги [466].
   С восточной стороны - другой город, называемый Ардегема [467], по имени главной жены короля, и этот новый город он построил ради любви к ней.
  
   Примечания
   [370] "Он" здесь - Доминго Паиш.
   [371] "Королевством Нарсимга" португальцы и другие путешественники часто называли Виджаянагар.
   [372] Термин, применявшийся здесь для обозначения небольшой территории Португальской Индии вокруг города Гоа. Так, Линсхотен (1583 г.) пишет, "В конце Камбайи начинается Индия, и земли Декама и Кункама", подразумевая, что непосредственно к югу от территории Камбая (Гуджарат) начинается Португальская Индия, тогда как другими пограничными странами были Декан и Конкан.
   [373] В Португалии.
   [374] Это был, очевидно, обычный маршрут, по которому путешественники следовали от побережья до Виджаянагара. Брат Луиш использовал его, чтобы добраться из Кочина в столицу в 1509 г. (выше, p. 123, и примечание).
   [375] Вероятно, Сандур, около 120 миль от берега в Бхаткале. Сандур - небольшое маратхское княжество в 25 миль от Виджаянагаре.
   [376] То есть, на востоке Португальской Индии, к западу от территории Виджаянагара.
   [377] Местоположение неизвестно. Большое дерево, конечно, - баньян.
   [378] Коромандель. Это название применялось португальцами для обозначения стран восточных тамилов и южных телугу. У него не было отчетливо выраженных пределов, и часто понятие "Коромандель" расширяли на север вплоть до реки Кришна, или даже до Ориссы. Юл и Бёрнелл придерживаются теперь общепринятой этимологии названия от "Chola-mandala", "страна Чолов" (Глоссарий, S.V. Coromandel).
   [379] Орисса.
   [380] "Comquista com" - очевидно, ошибка, вместо "confina com". То же слово используется три раза в следующем параграфе.
   [381] Адиль-хан, султан Биджапура. Его имя иногда писалось португальцами в форме "Idalxa" ("Xa" вместо "Шах"). В старых хрониках его имя писалось в различных вариациях, например, Hidalcan, Adelham, и т.д.
   [382] Т.е. Низам-уль-Мульк, или Низам-Шах, султан Ахмаднагара. Аналогично Кутб-Шах Голконды назван в этих хрониках "Cotamaluco". Имад-Шах Бирара назван "Imademaluco," или даже "Madremaluco", причем это слово используют как голландцы (Линсхотен), так и португальцы. Барид-Шаха Бидара называли "Melique Verido".
   [383] Орфография названия в подлиннике очень сомнительная. Сначала оно читается Archa, в следующем случае - несомненно, Darcha. При третьем упоминании места оно читается как Larcha. Но в каждом случае R не очень ясное, и может быть, я ошибаюсь. Кроме того, вместо C, возможно, следует читать E, и название могло звучать как Archa или Dareha. Если мы примем последнюю конъектуру, мы можем идентифицировать город с Дхарваром, и предположить, что то же самое название обозначало и Duree у Нуниша (ниже, p. 292).
   [384] -- Pranhas в подлиннике, вероятно, вместо Pianhas или Peanhas (смотри ниже, p. 288).
   [385] - "Йоги", индусские аскеты.
   [386] - Здесь, вероятно, имеется в виду египетский обелиск у собора Св.Петра в Риме.
   [387] - Очевидно, бог Ганеша.
   [388] -- "Bisnaga", искаженное португальское название Виджаянагара, "города победы". Орфография, принятая другими авторами, имела бесконечное множество вариантов. У нас есть Beejanugger и Beejnugger в переводах Фиришты; Bisnagar, Bidjanagar, Bijanagher, у португальцев; Bicheneger в описании русского путешественника Никитина; Bizenegalia у итальянца Николо деи Конти.
   [389] BUQUEYROIS. Слово подразумевает что-то вырытое в земле, как противоположность тем редутам, которые возводились на поверхности земли.
   [390] Декан.
   [391] Это - Нагалапур, современный Хоспетт (EPIG. IND., iv. 267).
   [392] Этот водоем или озеро описано Нунишем (смотри p. 364).
   [393] HUU TIRO DE FALLCAO, сокращенно от "фальконет", старая разновидность пушки.
   [394] BREDOS, "blites", бесцветный кухонный овощ. Но так как слово не распространенное, и так как брахманы используют большинство овощей, я предпочел более общий термин.
   [395] -- MACAAS, буквально, "яблоки".
   [396] -- Обычно его называли Нагалапур, но Нуниш сообщает, что имя дамы было Чиннадеви (ниже, p. 362).
   [397] -- CORUCHEES. Смотри p. 200, примечание 3.
   [398] -- GRANDES SUPITOS.
   [399] -- Очевидно, смесь слов "Маха", "великий", и "Шах".
   [400] Смысл следующей фразы в подлиннике не очень ясный.
   [401] Слово, последний раз использованное - SELLADOS, буквально "запечатанный."
   [402] ALJOFAR. Это слово постоянно встречается в хрониках. Гарсиа да Орта (Colloq. xxxv.) производит его от мыса Джульфар в Аравии, около Ормуза. Кобаррувиас сообщает, что оно происходит от арабского jauhar, "драгоценности" (Словарь Юля и Бёрнелла). Да Орта пишет: "CHAMA-SE perla EM CASTELHANO E perola EM PORTUGUEZ, E EM LATIM unio, E ISTO NO aljofar GRANDE; PORQUE O MIUDO CHAMA-SE EM LATIM margarita, E EM ARABIO lulu, E EM PERSIO E NEST' OUTRAS GERACOES DA INDIA moti, E EM MALAVAR mutu, E EM PORTUGUEZ E CASTELHANO aljofar;" т.е. большой жемчуг называется на испанском "PERLA", на португальском "PEROLA", на латыни "UNIO"; небольшой жемчуг на латыни называется "MARGARITA", на арабском "LULU", на персидском и многих индийских языках "MOTI", на языке малаялам "MUTU", и на португальском и испанском "ALJOFAR".
   [403] -- EMGELLYM, сезам или gingelly, масляное семя.
   [404] -- Это был великий Салюва Тимма, министр Кришна Девы. Окончание -RSEA, вероятно, представляет ARASA, канаресскую форму от слова "Раджа". TEMERSEA = TIMMARASA = TIMMA RAJAH.
   [405] Согласно Корреа, Криштован де Фигередо был послан губернатором, Лопе Суарешем, в 1517 в Виджаянагар в качестве торгового представителя (фактора), с лошадьми и слонами (LENDAS DA INDIA, ii. 509 - 510); но сеньор Лопиш отмечает (Введение в его "Хронике", lxxxii. примечание), что мы не знаем, насколько это утверждение соответствует истине. Он, несомненно, жил в Гоа, и вскоре после этой битвы был назначен правителем TANEDAR в материковой части владений Гоа, с резиденцией в храме Мардор. Он несколько раз подвергал опасности свою жизнь от рук мусульман, и в 1536 г. участвовал в битве, которая происходила между португальцами и Асад-ханом из Белгаума, с которым он поддерживал дружеские отношения. М-р Данверс (ii. 507) указывает, что он был также одно время представителем фактории Гоа.
   [406] Очевидно, подразумевается Руи де Мелло (смотри выше, p. 142 ff.). Если бы здесь имелся в виду де Секвейра, он был бы назван "губернатор".
   [407] HORGAOS. М-р Фергюссон отмечает, что это, несомненно, были музыкальные инструменты. Каштаньеда (v. xxviii.), описывая посольство к "Пресвитеру Иоанну" во главе с доном Родриго де Лима в 1520 г. (тот же год), указывает, что среди подарков, посланных этому властелину, были "некоторые органы и клавикорды, и человек, умеющий играть на них." Эти оргАны также упомянуты в описании посольства, оставленном отцом Алваришем (Hakluyt Society Trans., p. 10).
   [408] PATECA, что-то носимое вокруг шеи. По-видимому, здесь в текст вкралась некоторая ошибка, так как PATECA означает "своего рода длинный халат или платье (которое носят) в Индии" (Michaelis' Dict.).
   [409] Вартема сообщает: "король носит колпак из золотой парчи в две пяди высотой". Это был предшественник Кришна Девы, Нарасимха.
   [410] Здесь может подразумеваться красивый храм Anantasayana, на расстоянии мили или около того от Хоспетта по дороге на Камалапур. Деревья все еще растут в той местности.
   [411] "Fortalezas". Вероятно, автор отмечает бастионы или башни, или сильно укрепленные постройки на вершинах холмов, служившие местом убежища. Смысл фразы не вполне ясен.
   [412] Четыре слова, "temdes hua porta primcipal", случайно пропущены в печатной копии.
   [413] TERREIRO. Ворота, о которых здесь идет речь, - наиболее вероятно, главный вход в дворцовый комплекс, прямо к северу от деревни Kамалапур.
   [414] Автор забыл выполнить это обещание.
   [415] POR QUE SAO COMO AS COMFRARYAS que NAS NOSSAS PARTES HAA.
   [416] ТЕРРА MUYTOS NATURAES DA.
   [417] MUNGUO. "Мунг... зеленый горошек... тип гороха" (Юл и Бёрнелл, Словарь).
   [418] MACHARUY.
   [419] VINTEM = 1 7/20 пенни.
   [420] Вероятно, вместо FANAOS. Но множественное число FANAO обычно приводится в форме FANOES.
   [421] Еstarna. "Своего рода небольшая куропатка с черными ногами" (Michaelis' Dict.).
   [422] Здесь у нас есть множественное число "fanoees".
   [423] Povos - место около Лиссабона.
   [424] Анегунди.
   [425] Ниже, pp. 292, 293.
   [426] Каменный мост, опирающийся на ряды грубых монолитных опор, остатки которого все еще видны около храма Vitthalasvami, очевидно, судя по отсутствию намека на его существование, был построен в позднейшее время.
   [427] -- Здесь определенно подразумевается красивый скульптурный храм Vitthalasvami, который находится на описанном месте.
   [428] -- Это слово является загадкой. Если храм будет, как кажется больше всего вероятным из описания, главным храмом в Хампе, который все еще посещают паломники, я полагаю, что AOPE представлял "Hampi" или "Hampe." RADI может быть "раджой," или RADIAN может быть "rajyam." Название, возможно, было дано Паэшем тому, который описан как "королевский храм Хампе" и он должен был точно описать его. Храм был посвящен Вирупакше, и был собором большого города.
   [429] -- Использованное слово - "romeyra", что может означать или гранатовое дерево, или женщину-паломницу. Намек на барельефные фигуры и изображения на башне (corycheo) над воротами.
   [430] - "Cinzeyro", очевидно, обозначает место для праха (cinza). "Cinzas" - "прах мертвого". Указание может относиться к месту в церкви, где происходило сожжение ладана, или, как я думаю, одинаково хорошо подходит и к склепу, и это последнее значение кажется лучше соответствующим контексту.
   [431] - "seus" вместо "seis".
   [432] -- Слово опущено в подлиннике.
   [433] - "bredos". Смотри выше, pp. 227, 245, примечания.
   [434] -- О дискуссии по поводу дат, приводимых Паэшем, смотри p. 140 ff. выше.
   [435] -- TERREYRO. Смотри выше, p. 254. Очевидно, имеется в виду место для проведения воинских смотров.
   [436] -- PORTEYROS, PORTEYRO MOOR. Эти люди часто упоминаются в хронике. Их вождь был одним из наиболее важных офицеров короля, и я даю ему титул "Командующий гвардией".
   [437] -- Я неуверен в этом переводе. Использованное слово имеет, вероятно, несколько техническое значение. В словаре Юля есть SOOSIE от персидского susi. "Некоторая разновидность шелковой ткани, но мы не знаем, какая именно." Оригинальный пассаж звучит так: - " Quoanto ao pao, sabereis que he toda chea de sues soajes, e de liois todos d ouro, e no vao d estas soajes tem huas chapas d ouro com muytos robis," &c.
   [438] -- CABO. Я думаю, это должно означать край, внешнюю сторону, а не самый конец балкона короля.
   [439] - Слово указано в единственном числе, вероятно по ошибке, так как сразу же после этого используется множественное AO CAVALLO... OS ENCEMCA.
   [440] -- TAVOLEIRO.
   [441] -- PAREDES, вероятно, вместо " purdahs" (Персидский, PARDA), занавес или ширма. Португальское слово означает "стена".
   [442] -- MOLHERES SOLTEIRAS E BAYLHADEIRAS, т.е. девушки-танцовщицы из храма и дворца.
   [443] -- LAVODES. Смотри ниже, p. 276, примечание относительно LAUDES.
   [444] - Салюва Тимма, министр. Имя пишется по-разному в хрониках как Паэша, так и Нуниша. Кришна Дева обязан ему троном (ниже, p. 315).
   [445] - Королем Серингапатама в это время был Беттада Чама Райя (Bettada Chama Raya), который управлял страной Майсур с 1513 до 1552. У него было три сына. Двое старших унаследовали после его смерти части его владений, но оба умерли, не оставив потомства. Третий сын носил имя "Hire" или "Vira" Чама. Он был, очевидно, наиболее сильным, и любимцем своего отца, поскольку он получил в качестве своей доли наследства после смерти последнего главную область Майсура, сам город, и соседнюю провинцию. После падения Виджаянагара в 1565 он стал практически независимым, и правил вплоть до захвата власти его родственником, Райя Удайяром, в 1578. Слово KUMARA (= "сын"), часто применялось в королевских семействах в Индии к одному из родственников царствующего короля, и я осмеливаюсь предположить, что CUMARVIRYA представляет KUMARA VIRAYYA; король Серингапатама сам не присутствовал на этих праздниках, и лицом, увиденным Паэшем, был его сын Вира.
   [446] -- Автор начинает снова, "но возвращавшись к праздникам." Я опустил здесь фразу, так как она становится довольно монотонной.
   [447] -- Небольшая золотая монета, точную стоимость которой очень трудно правильно оценить. Абд ар-Раззак (1443) утверждает, что она равняться половине пагоды; Вартема (1503 - 7) - самой пагоде; и это последнее является значением, которое нам следует принять. Вартема называет ее "золотой дукат". Пёрчас сообщает, что в его время она приблизительно соответствовала стоимости фламандского доллара. Общая стоимость, установленная в более позднее время для пагоды - 3 1/2 рупии, или семь шиллингов, когда рупия имеет номинальную стоимость. (Смотри Словарь Юля и Бурнелла, "Hobson-Jobson," S.V. "пагода" и "pardao." Юль, очевидно, оценивает ее, в период обращения, как приблизительно 4s. 6d.) Барруш и Каштаньеда оба соглашаются с Паэшем, что пардао был равен 360 рейсам. (Ниже, p. 282.)
   [448] - "Куллайи" на языке телугу. Смотри pp. 210, 252, примечание 2, и p. 383. Эти женщины, очевидно, носили мужские головные уборы.
   [449] -- Поводья были не кожаные, но из шелка, скрученного в веревку.
   [450] -- Я прочитал слово в МС. Как XISMAEL, и м-р Лопиш убежден, что оно обозначает "Шейх (XEQUE) Исмаил". Если так, то оно, несомненно, означает Персию.
   [451] -- LAUDEIS. Это слово, различно написанное по буквам, постоянно встречается в тексте. Как оказывается, Паэш обозначает им толстые стеганые туники, усиленные кожаными или металлическими вставками, которые так часто носили в Индию в старые времена. Они были во многих случаях богато украшены, и обеспечивали хорошую защиту против сабельных ударов. Колонны, искусно украшенные KALYANA MANDAPA храма в форте в Веллоре в Северном Аркоте, который был создан в течение эпохи Виджаянагара, покрыты резьбой с изображением задней стороны коней, чьи всадники облачены в короткие камзолы, очевидно, кожаные, застегивающиеся на пуговицы и петли. Возможно, что это и была одежда, упомянутая хроникером. Я не могу объяснить происхождение слова, если оно не связано с канаресским LODU, "набивочная ткань или прокладка." Барруш, описывая одежду индийской кавалерии во время Райчурской кампании 1520, сообщает, что они носили LAUDEES из хлопка (EMBUTIDOS, все, что, что может означать в этом контексте - литер. "инкрустированные"), охватывающие тело, голову, и руки, достаточно прочные, чтобы защищать их против ударов копий и сабель; лошади и слоны были защищены аналогичным образом. Пешие солдаты не имели никакой защитной брони, "но только LAUDEES." -- Дек. III. l. iv. c. 4.
   [452] -- LIOES. Значение не ясно.
   [453] - В отношении этого большого числа см. p. 147 ff. выше.
   [454] -- Некоторые детали сообщает Нуниш (ниже, p. 384 f.).
   [455] -- Согласно полностью независимому свидетельству Нуниша (ниже, p. 374) эти были "короли" Банкапура, Герсоппы, Баканура, Каликута и Бхаткала.
   [456] -- Полное примечание по поводу этих хронологических деталей смотри выше, p. 140 ff.
   [457] -- "Guandaja" Нуниша (ниже, p. 361).
   [458] -- Все эти постройки совершенно уничтожены, но нет сомнения, что тщательные и систематические раскопки должны прояснить целый план дворца, и что в руинах и обломках должны быть обнаружены остатки описанных красивых скульптур. Огороженное место позади большого украшенного павильона, с которого король и его двор любовался праздниками, описанный Паишем, и, следовательно, находившееся рядом с только что упомянутыми воротами, по-видимому, наполовину погребено под землей и обломками двух больших каменных дверей, каждая из которых сделана из единственного монолита. Камень был покрыт резьбой, имитирующей резьбу по дереву, и большие скобы были вырезаны из того же блока.
   [459] -- FEYTO DE HUAS MEYAS CANAS. Я сомневаюсь относительно его значения. Обследование массы уцелевших развалин позволило бы уточнить местоположение всех этих пунктов. Каменные скульптуры были сброшены с пьедесталов и оставлены в таком виде. Они не были перемещены. (Смотри также p. 288 ниже.)
   [460] -- М-р Фергюссон удачно исправляет чтение сеньора Лопиша с YINAGEES POR QUE NAS QUE ESTAO METIDAS на YMAGEES PEQUENAS QUE, &c... В МС., тем не менее, который сам является копией, написано POR QUE NAS.
   [461] -- SAO DE MEAS CANES (смотри выше, p. 285). Значение не понятно, если только оно не соответствует приведенному варианту.
   [462] -- Это описание заслуживает особого замечания. Автор, очевидно, описывает MANDAPA, с ее множеством барельефов, значительное количество которых все еще видны в храмах, и он указывает, что вся каменная резьба была щедро окрашена и позолоченный. Это, вероятно, всегда было в таком случае. Следы раскраски все еще остаются во многих этих постройках в Виджаянагаре.
   [463] -- PRANHUS (СМОТРИ выше, p. 241). Вероятно, скульптуры были похожи на те, что еще до сих пор сохранились в относящихся к этому времени храмах в Южной Индии, где основания колонны покрыты искусной резьбой, с гротескными фигурами слонов, коней и чудовищ.
   [464] -- Ворота все еще существует напротив парома Анегунди.
   [465] -- Кришнапура, где есть развалины красивого храма.
   [466] -- Похоже, что это предложение представляет собой позднейшую вставку (интерполяцию), как, возможно, и все последние четыре параграфа. Предпоследнее предложение не могло быть частью оригинальной хроники Паэша, написанной в 1522, или где-то около этой даты, т.к. оно относится к событию, которое произошло в 1535-36.
   [467] - Также называемый "Ondegema." Другое его название было Нагалапур. Это - современный Хоспетт. (Смотри ниже, Нуниш, p. 387.)
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Власова "Мой муж - злодей"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк) С.Бессараб "Не в добрый час: Книга Беглецов"(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"