Астафьева Валентина: другие произведения.

За-мечта-тельный роман

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    А виной всему- шаблонное мышление и чёрт из табакерки!!!

   За-мечта-тельный роман
  
  
   Глава I
  
   Ну, кто сказал, что шаблоны - это плохо? Какой дурак придумал, что шаблонное мышление ограничивает творческое развитие и не дает человеку быть счастливым?!
   - Париж - город влюбленных! - именно эта мысль пришла в голову первой, когда женщина приятной наружности внимательно рассматривала себя в зеркале, висевшем в ванной комнате парижского отеля.
   - Ну, и что, что уже перевалило за...? Любви все возрасты покорны! - это был уже второй за последнюю минуту затасканный штамп, который выскочил из ее подсознания, как черт из табакерки.
   - Точно, черт! - подумала она.
  А в голове толклись и путались друг у друга под ногами разные мысли, главным лейтмотивом которых было искушение:
   - У мужиков - бес в ребро, а у женщин что? Черт из табакерки? - думала она, рассматривая свои округлые прелести (предмет ее оправданной гордости, мужского внимания и зависти подружек).
   - Да хоть откуда! Никогда не курила, а любви все равно хочется... Тем более, что я еще "очень даже ничего-с!" Хоть в фас, хоть в профиль, - продолжала думать женщина, поворачиваясь перед зеркалом и принимая соблазнительные позы. Ей стало обидно, что всю жизнь она верна одному, не оценившему ее женской привлекательности, мужчине.
   - Ему можно, а почему тебе нельзя? Ну, сколько можно подавлять в себе женщину? Такую роскошную женщину!.. - зашептал на ухо черт, а изображение в зеркале томно улыбнулось в ответ.
   - А, правда, почему? Ему - можно, а мне - нельзя?! Баста! Хочу влюбиться со всеми вытекающими последствиями, и прямо сегодня. Господи! Пошли мне, пожалуйста, встречу с французом! - взмолилась она, - ну, что тебе стоит? Неужели за всю мою праведную жизнь ты не можешь наградить меня, хотя бы раз? Романтическая встреча в Париже - ведь для тебя это пустяк, Ты все можешь! Ты слышишь меня, Господи?
  Подождав несколько секунд и не дождавшись ответа, женщина как-то странно вздохнула, то ли усомнившись, что ее услышали, то ли подумав, что очередь к Господу ох какая большая: пока мольба дойдет, пока ее рассмотрят, пока решение примут... В небесной-то канцелярии, поди, бюрократия покруче земной будет. Если все живущие на Земле к небесам обращаются каждый день не по разу, то без бюрократического порядка ну никак не обойтись.
  Вытерев насухо свое соблазнительное тело, женщина быстро, как человек принявший решение, накинула халатик. Уложив с помощью фена длинные рыжие волосы, которые пышным облаком легли на плечи, она надела стильную дымчато-серую блузку, купленную в Галери Лафайет. Блузка - просто блеск! Она очень выгодно подчеркивала красивый бюст и стройную фигуру. Брюки на тон светлее блузки, шикарные лодочки на ногах, сумка по последней моде, классический макияж для подчеркивания выразительных глаз, капелька духов. Всё, готова!
  
   Глава II
  
  Пробегая мимо портье, с которым она в день приезда успела поругаться из-за отвратительного номера с окном, выходящим в колодец (так в Европе называют внутренний дворик в домах средневековой постройки), женщина загадочно улыбнулась.
  Она фыркнула, вспомнив растерянное лицо первого в своей жизни живого француза, с которым ей довелось вести беседу. Он был невысокого роста, худой и подвижный. Удивившись, что мадам говорит по-французски, и при этом у нее есть претензии к условиям проживания, он предупредительно пропустил ее в малюсенький лифт, который мог вместить только одного человека, а сам поднялся на четвертый этаж по лестнице. Портье никак не мог понять, почему мадам так недовольна, ведь отель отвечает своим заявленным двум звездам:
  - Да, мадам, отель небольшой, но он находится в исторической части Парижа в старинном средневековом здании - поэтому и лифт, и номера маленькие. К сожалению, не все комнаты отремонтированы, - оправдывался он, как мог, видя откровенно недовольное лицо дамы.
  А "мадам", заплатившая за проживание огромные по ее меркам деньги, была просто шокирована убогой обстановкой комнаты, отсутствием платяного шкафа, обшарпанными обоями и сломанным бачком в туалете. Её привели в ужас подставка под телевизор в виде неработающего мини-холодильника и напольное покрытие неопределенного цвета, заляпанное пятнами. И это - Париж?! В самой захудалой гостинице России она не видела подобного убожества.
  - Что это? - с возмущением спрашивала она, показывая на оборванный, непонятно на чем держащийся плафон единственного бра.
  Портье смущенно переминался с ноги на ногу, видимо, ошарашенный так явно выказываемым недовольством, и поспешил сказать, что если мадам хочет сменить отель, то ей придется снова заплатить, поскольку по условиям договора с туристической фирмой возврат денег невозможен.
  Это была последняя капля, которая переполнила чашу терпения. До этого момента женщина говорила достаточно медленно, подбирая слова и стараясь говорить правильно. После этой злополучной фразы плотину словно прорвало, и она, уже не думая об ошибках, сказала всё, что думает по этому поводу.
  -Всё ЭТО (она интонационно выделила слово) мне не нравится. Номер мне абсолютно не подходит, - заявила она решительно, показывая жестом, что именно ее не устраивает.
  От возмущения она незаметно для себя заговорила быстро. Видя, что ситуация становится опасной, портье тут же предложил ей другой номер этажом выше, где недавно произведен ремонт и есть платяной шкаф, отсутствие которого больше всего возмутило русскую туристку. Смешно. Оказалось, что судьба нарочно отправила ее в плохой отель, чтобы спустя десятилетия после окончания иняза вернуть спонтанность французской речи.
  Конфликт был улажен, извинения принесены, а вещи немедленно перенесены в более приличную комнату на пятом (шестом - по русским меркам) этаже. Это был последний этаж здания, поэтому, несмотря на то, что окно также выходило в колодец, солнце достаточно хорошо освещало комнату "привередливой" постоялицы. Чистое белоснежное белье из хлопка высшего качества и вовсе примирило ее с обстоятельствами. Но более всего, конечно, порадовало, что в номере были и действующий холодильник, и новый телевизор последнего поколения, а под ногами - абсолютно новое ковровое покрытие. "Ура! Очередная победа русских над французами после войны 1812 года, - подумала она тогда, немного смущаясь своей напористости. - Но ведь игра стоила свеч?!"
  Прошло два дня, в течение которых русская "мадам", побывав на обзорной экскурсии, познакомилась с Парижем, покаталась по Сене на прогулочном кораблике, посетила фабрику по производству духов Фрагонар, купила очень дёшево на распродаже фирменные вещи (был сезон скидок).
  В студенческие годы она слышала, что нужна длительная адаптация к языковой среде. Как правило, первые дни пребывания за границей никто не понимает ни слова. Наша же "мадам" (видимо, от злости), слыша повсюду французскую речь, удивлялась и наслаждалась тем, что практически всё понимала и могла общаться. Туристка без гида ездила на метро, не стесняясь спрашивать парижан, как проехать к Восточному вокзалу или к Опера Гарнье, откуда начинались все экскурсии.
   Вечерами в номере смотрела подряд все передачи парижского телевидения, вспоминая лексику, с удовольствием следила за сюжетом художественных фильмов, непроизвольно проговаривала про себя услышанные и узнанные ею слова. Спасибо портье, который вытерпел ее натиск, и благодаря которому адаптация произошла так быстро.
  На третий день пребывания в Париже женщина посетила Версаль. Дворцовый ансамбль произвел неизгладимое впечатление, на которое, несомненно, повлиял экскурсовод русской группы.
  Гид был просто замечательный, говорящий на прекрасном литературном русском языке. Выходец из Армении, еврей по происхождению, он переехал с родителями во Францию в возрасте пяти лет. Образованный, остроумный, ироничный, он умело проводил параллели между историческими фактами и современной жизнью, умно подшучивал над Людовиком XIV (Королем-Солнцем), живописал жестокие нравы тех лет, рассказывая, что во Франции королева была вынуждена рожать в присутствии короля и всех придворных (дам и кавалеров), дабы избежать подмены наследника престола.
  Стоя рядом с красивейшим королевским ложем, женщина подумала, каково было королеве предстать перед всем двором в таком виде, и ощутила ужас. Гид в это время рассказывал, что от огромного количества людей и зажженных свечей в королевской спальне не хватало кислорода. Королева задыхалась и была на грани смерти. Будущий отец - король, вняв мольбам жены, пробился сквозь толпу придворных и разбил витражное окно, чтобы зимний морозный воздух помог королеве родить наследника.
  - O tempora, o mores! - подумала русская туристка, когда гид рассказывал, что парики, духи и пудру в прежние века французы использовали потому, что... редко мылись. Они создавали более приятные запахи, чтобы заглушить запах пота. Огромные дамские прически, которые мы видим на картинах той эпохи, были произведением искусства и дорогостоящим удовольствием, поэтому дамы носили прически неделями. Изобретение пудры, имевшее целью скрыть насекомых, которые селились в этих прическах, похожих на Вавилонскую башню, а позднее - мода носить парики, позволили решить проблему немытых волос.
   Женщина, слушая экскурсовода, мысленно возмутилась:
  - Обидно! Весь мир уверен, что французы - высококультурная нация, а русских считают варварами. Однако, эти варвары, хоть и носили огромные бороды и рядились, не зная европейской моды, в кафтаны да сарафаны, "испокон веку" мылись в бане "по-черному".
  
   Глава III
  
  Портье в отеле работали посменно, сменяя друг друга через двое суток. Вечером третьего дня выйдя из лифта и увидев за конторкой месье Клода, женщина вспомнила забавный эпизод и загадочно улыбнулась, а мужчина понимающе улыбнулся в ответ:
  - Добрый вечер, мадам ... - сказал он, с необычайным старанием выговаривая непривычную для французских связок русскую фамилию. - Как дела? Вы очаровательны! Вы настоящая парижанка в этой прелестной блузке! Как Вам Париж? Вы успели его полюбить? - протараторил он в мгновение ока.
  На этот раз "мадам", внутренне улыбаясь явной лести и зная её причину, была сама любезность. Она поблагодарила за комплименты, ответила, что всё хорошо, что Париж нельзя не любить - он просто восхитителен. Спокойно попросила месье Клода порекомендовать ресторан (было время ужина). Получив ответ, она с достоинством сказала "спасибо" и вышла из отеля, а портье смотрел вслед скандалистке, удивляясь произошедшей перемене...
  Вечерний Париж был особенно хорош. В этот теплый июльский вечер, когда жара спала, а солнце близилось к закату, воздух был тягучим, настоянным на разных ароматах: вина, вкусной еды и чего-то неуловимого... Уличные кафе были полны народу. Было видно, что сидящие за столиками люди никуда не спешат, пьют и едят с видимым удовольствием, обсуждают что-то, пребывая в хорошем настроении.
   Свернув направо, женщина направилась в сторону указанного ресторана, но, услышав вскоре живую фортепианную музыку, доносящуюся из кафе, на котором было написано Piano-Bar, остановилась. Поняв, что играют попурри из русских мелодий, она вошла. Выбрав столик в углу возле открытого окна, за которым на тротуаре также стояли столы, женщина похвалила себя за стратегически верно выбранное место, которое позволяло видеть посетителей, находящихся и внутри, и снаружи.
  Русская туристка заказала тирамису. Ожидая заказ, она незаметно рассматривала посетителей и слушала музыку с непередаваемым чувством...
  Не может быть! Она - в парижском кафе, вокруг одни французы, повсюду звучит французская речь... Фантастика!
  Рядом за соседним столиком расположились любовники - худая жеманная женщина в возрасте с редкими, но пушистыми волосами до пояса и приятный мужчина, который был моложе ее лет на двадцать. Можно было бы подумать, что это мать и сын, если бы не игривый тон дамы и не подчеркнутая галантность ее спутника, свидетельствующие о том, что это романтическое свидание. Их стол был заставлен таким количеством блюд, как будто это званый обед на десять персон.
   - Неужели они все это съедят?! - с ужасом подумала женщина, видя, с каким аппетитом едят и пьют ее соседи по кафе.
  Однако она тут же забыла о них потому, что в этот момент музыка смолкла. Пианист, игравший в глубине зала спиной к нашей даме, встал и, поклонившись, пошел к выходу. Посетители кафе наградили артиста аплодисментами, к которым наша "мадам" с удовольствием присоединилась: музыкант играл действительно виртуозно, делая нужные акценты и паузы в русских, экзотических для французов, мелодиях.
  Француз был высокого роста, крепкого телосложения, скорее похож на борца сумо, чем на музыканта, явно с примесью южной крови. Его черные глаза блестели от возбуждения и удовольствия, вызванного аплодисментами.
  Пианист шел к выходу между столами, кланяясь посетителям. Развернувшись вполоборота и издалека нечаянно встретившись с ним глазами, женщина чуть слышно, как бы про себя, произнесла "Браво!" Француз не мог ее услышать, однако понял по артикуляции произнесенное слово, и с театральной улыбкой поклонился ей персонально. По его реакции женщина мгновенно поняла, что понравилась ему: его черные с поволокой глаза влажно заблестели.
  - А вдруг он сейчас подойдет? - подумала она взволнованно, но волнение оказалось напрасным.
  Музыкант вышел из помещения кафе и подошел к столику на улице, за которым ужинали двое мужчин. Он сел за стол так, чтобы видеть незнакомку. Женщина по тому, что мужчины повернулись в ее сторону и заулыбались, поняла, что разговор зашел о ней.
  Прошло несколько долгих минут, в течение которых ужинающий музыкант и незнакомка невольно встречались глазами.
  Женщина проглядела, когда пианист вновь направился внутрь кафе к инструменту. Заметив, что музыканта уже нет за столом, неопределенно пожала плечами. Но в этот самый момент она увидела, что француз решительно идет к ее столику.
  - Господи, неужели?! - подумала она, и ее сердце от волнения забилось часто-часто.
  - Добрый вечер, мадам! Вы - русская?
  - Добрый вечер, месье! Да, я из России.
  - Вам понравилась моя музыка?
  - О. да! Вы играли превосходно. Спасибо за доставленное удовольствие, - ответила она с неожиданной смелостью, стараясь выговаривать как можно четче каждое французское слово.
  - Большое спасибо, мадам. Следующее произведение я посвящаю Вам! - сказал он и галантно поклонился.
  Музыкант подошел к фортепиано и стал играть, помогая инструменту выплеснуть волшебные звуки танго. Его руки просто летали над клавишами. Столько страсти было в этой музыке, что тут же раздались возгласы одобрения и громкие аплодисменты. Все последующие произведения он играл с большим вдохновением. Посетители кафе были в восторге и награждали музыканта неизменными аплодисментами. Несмотря на позднее время, они и не думали расходиться.
  Волнение зашкалило, когда женщина увидела, что пианист, закончив играть, снова идет к ее столику. Спросив разрешения, он присел напротив и представился:
  - Меня зовут Жан-Пьер. Позвольте узнать Ваше имя?
  - Очень приятно. Меня зовут Таня. Вы великолепный пианист, Жан-Пьер. У Вас волшебные руки! - похвалила она искренне.
  Музыкант был явно польщен:
  - К Вашим услугам.
  "Боже, какая галантность и какое тщеславие!" - подумала женщина и улыбнулась в ответ.
  - Вы впервые в Париже? Сколько продлится Ваш визит? Позвольте пригласить Вас завтра послушать мою новую программу, - француз говорил быстро, но Таня отлично все понимала потому, что его произношение было классическим, таким, какому ее учили в институте.
  - Благодарю за приглашение. К сожалению, завтра у меня экскурсия по замкам Луары, и я вернусь поздно. Не уверена, что после такой длительной экскурсии я смогу прийти, - ответила Таня.
  - Тогда приходите послезавтра. Я буду весь вечер играть только для Вас, - многозначительно произнес Жан-Пьер. - Придете?
  Таня неуверенно кивнула головой. События стали развиваться столь стремительно, что она растерялась, не зная, как поступить. В эту секунду она подумала, что прежняя мысль о бюрократии в небесной канцелярии была напрасной, раз ее желание сбывается так быстро. В ее голове возникло: "Бог есть, и Бог меня любит!"
   Господи, да что это такое? Что за вечер сегодня! В голову приходят одни штампы. Видимо, заклинило, и оригинальных мыслей сегодня от ее всегда творческой головы не дождаться.
  - Извините, Таня, сейчас мне нужно играть. Я буду ждать Вас послезавтра. О`кей?
  Таня в ответ снова кивнула. Они поднялись из-за стола. Попрощавшись, Таня направилась к выходу, спиной ощущая оценивающий мужской взгляд. Она невольно оглянулась и поняла, что мужчине понравилось то, что он увидел, глядя вслед уходящей женщине.
  Музыкант снова сел за фортепиано. Зазвучала новая мелодия, под которую Таня вышла из кафе. На сегодня с неё было достаточно. Столько эмоций за один вечер!
  
   Глава IV
  
  Назавтра по дороге к замкам Шамбор, Шенонсо и Амбуаз, расположенным в долине реки Луары, слушая гида, Таня не могла не думать о вчерашней встрече. Достопримечательности приобрели особый смысл. Она думала о людях, которые когда-то жили в этих замках, носили рыцарские доспехи и прекрасные платья, поднимались с канделябром в руке по винтовым лестницам, видели с высоты башен красивейшие окрестности, от которых у Тани захватывало дух.
  Мысленно возвращаясь к событиям вчерашнего вечера, она думала о музыканте, вспоминала каждую фразу разговора. Похвалила себя за грамотную речь и достойное поведение. Ей очень хотелось встретиться с ним снова.
  Исторические факты, касающиеся замков, перемешались в ее голове. Она с удивлением обнаружила, что ничего не запомнила, потому что все время думала о встрече с музыкантом.
  После позднего обеда в замке Амбуаз, где подавали знаменитое Бордо и не менее знаменитую, понравившуюся Тане "утку по-пекински", экскурсанты возвращались в Париж. На обратном пути они продегустировали местные вина в поместье виноделов торгового дома "Бру и сыновья".
  Солнце уже склонилось за горизонт, наступили сумерки. В комфортабельном автобусе включили видео, чтобы побаловать пассажиров комедией с участием Пьера Ришара. Но все экскурсанты, утомленные долгим путешествием (они проехали за день более семисот километров), разморенные сытным обедом и прекрасным вином, дремали, а гид наслаждался возможностью дать отдых голосовым связкам.
  В Париж автобус въехал ближе к полуночи, подвозя пассажиров к их отелям. Тане "повезло" больше всех - её отель оказался последним. Долгий и утомительный день, насыщенный яркими впечатлениями и эмоциями, закончился...
  На пятый день пребывания в Париже Таню ждала долгожданная встреча с Лувром. Прекрасные залы со всемирно известными шедеврами оставили неизгладимое впечатление. Знаменитая Джоконда с живыми глазами, глядящими на каждого посетителя, в каком бы месте зала он ни находился, просто потрясла Таню.
  Изумительное тело спящего мраморного гермафродита, лежащего на мраморном ложе, выглядело как живое. Даже мраморные подушка, простыня и матрац выглядели так, как будто были изготовлены из ткани. Венера Милосская в зале Кариатид оказалась неожиданно высокой скульптурой, а "Три грации" - наоборот, значительно меньшего, чем Таня ожидала, размера. Они были ниже среднего роста и очень изящными. Безголовая Ника с крыльями за спиной парила над залом.
  Все скульптуры, выставленные в зале, пели гимн красоте человеческого тела. Диана Охотница и Купальщица поражали целомудренной красотой, а Сатир и Вакханка были изображены в откровенно чувственной позе. Залы Лувра были полны народу, в них стоял приглушенный гул восхищенных разноязыких голосов...
  Вернувшись в отель, Таня приняла душ и прилегла немного отдохнуть, вытянув уставшие от долгого хождения ноги. Мысли о новом знакомом будоражили, заставляли мысленно представлять встречу, но незаметно для себя Татьяна задремала. Она совсем не планировала спать, желая тщательно подготовиться к свиданию, но, видимо, и тут без чёрта не обошлось...
  Женщина проснулась внезапно, с мыслью, что опоздала. Посмотрев на часы, Таня увидела, что уже действительно поздно. Была половина десятого. Вероятно, француз уже решил, что она не придет.
  - Вот засоня! А, может, и правда не ходить? Время позднее. Кафе уже скоро закроется. Хотя в прошлый раз я ушла в одиннадцать, а кафе было полно посетителей. Еще светло, а до кафе всего пять минут ходьбы. Была не была! Если поторопиться, то можно успеть добежать до канадской границы! - подумала она с улыбкой.
   Быстро умывшись, слегка подкрасив глаза и чуть тронув помадой губы, она надела любимые белые брюки и блузку цвета нежной зелени, которая была ей к лицу. Поглядев на себя в зеркало, Таня осталась довольна своим внешним видом.
   Войдя в кафе, она услышала фортепианную музыку и увидела спину музыканта, одетого в гавайскую разноцветную рубашку. К счастью, ее место в углу было свободно. На этот раз она заказала бокал Бордо и сырную тарелку. Слушая музыку, Таня загрустила. Как жаль, что скоро ей придется покинуть Францию и уже не придется сидеть в этом уютном кафе. Через два дня ей останется только вспоминать об этом счастливом времени...
  Поток грустных мыслей прервал гарсон, который поставил перед ней бокал вина, блюдо, наполненное шестью сортами сыра, корзинку с нарезанным французским багетом и нож. Поняв, что попала в затруднительное положение, женщина сделала для храбрости глоток вина, подняла руку и попросила у официанта вилку, которую он тотчас принес. Позже дама узнала, что сыр едят только с помощью ножа, намазывая на хлеб, и весело посмеялась над своим невежеством.
  Вино и сыры были восхитительно вкусными. Рокфор, Бри, Камамбер. Одни названия вызывали эйфорию. Только съесть так много было нереально. Величина порций в ресторанах и кафе Парижа стала для Тани потрясением. Француженки во всем мире считаются эталоном изящества. Как же они сохраняют идеальную форму при такой обильной еде?
  Франция и французы со студенческих времен были для Тани просто иконой. Назвать французов обжорами (даже мысленно) было для нее святотатством. Однако именно это слово вертелось у нее в голове, когда она наблюдала, как небожители уминают огромное количество пищи. Ей казалось, что еды в одной порции столько, что ей запросто хватило бы на два дня при трехразовом питании.
  - Значит, секрет стройности француженок в генетике: метаболизм плюс хорошее вино и оливковое масло, - решила она.
  Женщина задумалась, покручивая стоящий на столе бокал. Погрузившись в свои мысли, женщина не заметила, что музыка смолкла. Она вздрогнула от неожиданности, услышав голос Жан-Пьера:
  - Добрый вечер, Таня! Очень рад Вас видеть!
  По его восхищенному взгляду она поняла, что черт вовремя заставил ее поспать: лицо, разгоряченное от волнения и спешки, с которой она собиралась в кафе, покрылось нежным румянцем, глаза блестели, улыбка выдавала волнение.
  - Добрый вечер, Жан-Пьер!
  - Спасибо, что Вы пришли. Вы великолепно выглядите! О, да Вы, как настоящая француженка, заказали Бордо и сырную тарелку?!
  - Спасибо! Да, очень люблю сыры. И мне хотелось попробовать настоящее Бордо. Великолепное вино!
  - Вы не возражаете, если я угощу Вас?
  - Не возражаю. Спасибо. Присаживайтесь.
  - С удовольствием, но только после окончания работы. Вы пьете пиво? Здесь очень вкусное живое пиво. Сейчас я сделаю заказ и пойду играть для Вас, как обещал. Жаль, что Вы пришли позднее, чем я ожидал. До конца моего рабочего времени осталось полчаса. Кафе еще будет открыто до последнего посетителя, и мы с Вами сможем выпить по кружке пива и пообщаться. Согласны?
  - Согласна, - ответила польщенная вниманием француза женщина.
  Музыкант играл самозабвенно. У него была великолепная техника, руки так и летали над клавишами, извлекая волшебные звуки. Музыка вела Таню в страну любви и страсти...
  Когда волшебство окончилось, Жан-Пьер подошел к Таниному столу. Мужчина и женщина выпили за знакомство. Это разрядило некоторую неловкость. Жан-Пьер попросил Таню рассказать о себе. Таня смущалась, но храбро поддерживала беседу. Она сказала, что живет на юге Западной Сибири, что много лет назад учила французский и мечтала о поездке во Францию, что счастлива оттого, что мечта ее, наконец, осуществилась.
  - А теперь Ваша очередь, расскажите Вы о себе, - сказала Таня.
  - Я - профессор консерватории по классу фортепиано. Но сейчас каникулы, и, чтобы не терять технику, я помогаю моему другу - владельцу кафе - привлекать посетителей. Мой друг платит мне тем, что никогда не берет с меня и моих гостей платы за трапезу.
  Знакомство с французом, да еще профессором Парижской консерватории, несомненно, воодушевило Таню, которая любила музыку.
  "Странно, - подумала она, - у нас профессор консерватории никогда не станет играть в кафе или ресторане. Сочтет ниже своего достоинства. Да кто их разберет, этих европейцев? У них капитализм диктует условия игры. Возможно, для них это нормально" - рассуждала женщина с большой долей сомнения.
  - Вы, вероятно, удивитесь, но моя мама - русская. Её имя - Татьяна. Вы похожи на неё. К сожалению, её уже нет в живых, но именно ей я обязан тем, что получил музыкальное образование. Я люблю все, что связано с Россией.
  - Так вот откуда такое знание русской души, которое звучало в Вашей музыке! - сказала Таня, ощущая разочарование. Оказывается, все очень просто: она похожа на маму. Мечта о романтике, как говорится, накрылась медным тазом...
  - Вы такая красивая, Таня. Все русские женщины - красавицы! Я просто сражен! - крутой вираж в разговоре заставил женщину покраснеть, но сегодня она была удивительно смелой:
   - Спасибо за комплимент, Жан-Пьер! Вы тоже импозантный мужчина.
  А невидимый чёрт зашептал на ухо:
  - Вот-вот, всё правильно. Да улыбайся ты, чёрт (то есть я) тебя побери! Комплименты и соблазнительная улыбка - это всё, что тебе сейчас нужно. Ведь ты хотела романтическую встречу? - Вуаля!
  Танина улыбка, адресованная внутреннему собеседнику, привела Жан-Пьера в полный восторг.
  - Таня, какие планы у Вас на завтра? Хотите, я покажу Вам Париж? Правда, я смогу это сделать только во второй половине дня. В первой я занят.
  Видя, что Таня замялась, музыкант нашел верное решение, подав ей свою визитку.
  - Если сочтете, что я могу быть Вам полезен, позвоните по этому телефону. Мы с Вами погуляем по городу, а вечером вместе поужинаем.
  Таня смущенно улыбнулась. Она еще не могла привыкнуть к тому, что явно нравится этому симпатичному мужчине.
  - Спасибо за приглашение. Мне пора. Уже поздно, - сказала Таня, думая, что новый знакомый выразит желание проводить ее до отеля. Не тут-то было. Музыкант попрощался, сказав, что он еще не ужинал.
  Идя по хорошо освещенным улицам к отелю, Таня подумала, что русский мужчина никогда бы не позволил женщине идти ночью одной, даже если бы был голоден, как зверь. Она решила, что завтра не будет звонить французу.
  
  
   Глава V
  
  На шестой день у Тани не было оплаченных экскурсий. Она подумала, что сможет самостоятельно купить билет и подняться на Эйфелеву башню. Утро было чудесное. Было солнечно, в небе плыли огромные белые облака. Увидев в окно такую красоту, женщина почувствовала себя счастливой. Погода всегда влияла на ее настроение. Вернее сказать, Танино настроение было изменчиво, как погода. Позавтракав в буфете отеля, Татьяна поехала на метро к символу Парижа.
  Увидев многокилометровую очередь, похожую на фантастического извивающегося удава, женщина покаялась, что не купила заранее билет на групповую экскурсию. Люди разных национальностей стояли в очереди не по одному, а по пять - шесть человек, что делало очередь нескончаемой. При этом группы экскурсантов, возглавляемые гидами, проходили вне очереди. Стоять предстояло несколько часов, и Таня подумала, что лучше поднимется на башню в следующий раз, когда снова приедет в Париж.
  - Ну, конечно! Следующего раза надо ждать еще тридцать лет! - зашипел черт, - к тому времени уже ни Эйфелева башня, ни Париж тебе будут не нужны. Так что покупай билет и терпеливо жди!
  Три часа стояния в очереди были вознаграждены великолепным видом, открывающимся с верхней площадки. С высоты птичьего полета Татьяна увидела знакомую красоту соборов Нотр Дам, Сакре Кёр, Елисейских полей. Город лежал внизу такой прекрасный и величественный, что Таня захотела снять эту чудесную панораму на видео, но, не обнаружив в сумке фотоаппарата, вспомнила, что забыла его в отеле, еще вечером поставив батареи на зарядку.
  Разочарованной своей забывчивостью женщине не оставалось ничего, кроме как наслаждаться удивительной красотой и надеяться на свою зрительную память. Ей стало грустно, что не с кем поделиться впечатлениями от увиденного. В безотчетном порыве Таня набрала номер Жан-Пьера, который все-таки внесла вчера в свой телефон. Услышав обрадованный голос музыканта, Татьяна сказала, что восхищена видом, открывшимся с Эйфелевой башни.
  Пианист выразил сожаление, что Таня не позвонила ему раньше и не взяла его с собой на эту экскурсию. Оказывается, он очень ждал звонка.
  - Таня, Вы уже побывали на Монмартре? Нет? Тогда я Вас приглашаю. Давайте посмотрим работы художников и посетим Сакре Кёр. Согласны? Я Вас буду ждать на станции метро Жорес через сорок минут.
  Жан-Пьер был одет в белые футболку и джинсы, что придавало ему очень моложавый вид. Фактурный мужчина в начищенных до блеска черных туфлях и благоухающий дорогим парфюмом был похож на большого симпатичного медведя.
  Было видно, что француз очень волнуется.
  Жан-Пьер принес Тане в подарок почтовые открытки с видами Парижа, маленький сувенир в виде Эйфелевой башни и свое фото, где он изображен за фортепиано. Таня поблагодарила своего французского знакомого за внимание. Они сели в метро и быстро добрались до нужной станции.
  Когда пара вышла из подземки, погода резко испортилась. Подул сильный ветер, небо покрылось тучами, стал накрапывать мелкий дождь. На Монмартр можно было подняться как на лифте, так и по крутой высокой лестнице. Таня предпочла бы первый вариант, но компаньон уверенно повел ее к лестнице. Уставшие Танины ноги просили пощады, а их хозяйка ругала себя за то, что не повернула к лифту.
  Когда мужчина и женщина добрались до верхней площадки, дождь усилился. Таня сегодня была Машей-растеряшей, которая оставила в номере не только фотоаппарат, но и зонт, за что ругала себя нещадно. Сработал закон подлости. Все предыдущие дни, когда дождя не было, она брала его с собой, но именно сегодня решила, что хватит напрасно носить лишнюю тяжесть.
  Жан-Пьер и Таня не успели сильно вымокнуть, потому что быстро забежали в собор. Они прошли внутрь и сели на скамьи в середине зала. Шла католическая месса. Собор был высоким и величественным. Огромные цветные витражи освещали его сверху. Звуки органа плыли под сводами, заставляя душу вибрировать. Жан-Пьер с волнением взял Таню за руку, но Таня мягко высвободила ее, почувствовав, что мужчина расстроен таким поворотом событий.
  Они тихонько вышли из собора. На выходе скопилось много туристов, ожидающих окончания дождя, который стал значительно менее сильным, но на лужах были большие пузыри.
  - Таня, давайте пойдем, иначе мы опоздаем.
  - Куда опоздаем?
  - К сожалению, я не успел предупредить, что сегодня вечером не буду играть в кафе. Это нужно сделать сейчас. А потом я приглашаю Вас поужинать со мной. Вы - не против?
  - Конечно, нет. Спасибо за приглашение.
  - Тогда нужно поторопиться.
  Мужчина и женщина храбро шагнули под дождь, который начал быстро набирать обороты. Спускались они снова по лестнице, потому что возле лифта образовалась большая очередь.
  Таня подумала, что они идут к станции метро, но оказалось, что Жан-Пьер любит ходить пешком, а летний дождь ему не помеха. Танины красивые туфли были безнадежно испорчены, как и настроение.
  В русской женщине возникло тихое раздражение. Она не понимала, почему мужчина не останавливает такси или не идет в направлении метро, несмотря на то, что женщина под проливным дождем уже напоминала мокрую курицу. Таня промокла и замерзла. А еще она ненавидела себя за то, что вопреки своей воле вот уже полчаса идет под дождем через весь Париж даже не рядом, а из-за узкого на старой улице тротуара - позади мужчины, который или ничего не замечает, или делает вид, что все в порядке.
  В этот момент зазвонил ее телефон. Расстегнув сумку, Таня достала его, увидев при этом, что все документы в сумке стали мгновенно мокрыми, что не добавило женщине оптимизма.
  Звонил сын, который по какой-то причине не получил от мамы SMS, что она благополучно добралась до Парижа, и разыскивал ее. Найдя очень выгодный тариф, он был расположен обсудить все накопившиеся вопросы. Таня сказала, чтобы он перезвонил через полчаса, когда она будет в отеле, так как разговаривать под проливным дождем некомфортно. Сын "врубился" не сразу, спросил, почему она не взяла зонтик, что вызвало в Тане откровенное раздражение:
  - Все, сынок! Перезвони через полчаса.
  - Проблемы? - спросил Жан-Пьер, наконец почувствовав неладное.
  - Нет проблем, все хорошо, - ответила Таня, едва сдерживаясь.
  Дойдя до перекрестка, Жан-Пьер и Таня пошли в разные стороны. Пианист направился в Piano-Bar, сказав, что будет ждать Таниного звонка. Встречаются они в метро на Восточном вокзале, когда оба переоденутся. Таня молча кивнула и пошла к отелю.
  
   Глава VI
  
  Войдя в номер, женщина скинула насквозь мокрую одежду и обувь. Стоя под горячим душем, она никак не могла успокоиться и все время спрашивала себя, за что этот незнакомый и вроде приятный на вид мужчина подверг ее такой экзекуции? Таня чувствовала себя оскорбленной таким равнодушием к ее состоянию.
   "Бог с ним, с такси! Но что помешало воспользоваться метро? Больше всего женщину раздражала непонятность поведения француза, отсутствие в его действиях хоть какой-то логики. Может, он не хотел платить за Танин проезд? Так она в состоянии заплатить за себя. Любит ходить под дождем? Ну, не до такой же степени, чтобы выглядеть на улице болотной лягушкой! И потом, рядом женщина, которой это может совсем не нравиться. Оглянись, рыцарь, спроси, комфортно ли ей!" - думала она.
  Горячая вода стала понемногу оказывать успокаивающее действие. Минут через пятнадцать Татьяна смогла, наконец, включить рациональное мышление: " Это не Россия, где мужчины пропускают женщин вперед, помогая и подавая руку при входе и выходе из транспорта. Русские мужчины считают оплату за проезд женщины, за которой ухаживают, естественным явлением. Во Франции же попытка мужчины заплатить за женщину может быть расценена как сексуальное домогательство и покушение на гендерное равенство. Просто разная ментальность и разные обычаи, а также известная всем, кроме Татьяны, французская экономность. Теперь женщина за то, что не озвучила свое желание ехать на метро или взять такси, злилась на себя. Глупо было надеяться, что француз догадается о буре чувств в душе русской женщины, поскольку она промолчала. Вывод: сама виновата!"
   Эти мысли снизили накал страстей. Согревшись, Татьяна вышла из душа в более-менее нормальном состоянии: "Уффф! Вроде, отпустило!"
  В это время снова позвонил сын, с которым она уже спокойно смогла выяснить, почему ее SMS-сообщение не дошло до адресата: он купил еще одну SIM-карту, забыв об этом предупредить, а мама послала сообщение на старую. Они посмеялись над Таниным приключением и ее способностью оставлять нужные вещи в номере тогда, когда они больше всего нужны, а потом договорились о времени, когда сын сможет позвонить ей завтра.
  Таня высушила феном волосы и решала, что надеть, когда позвонил Жан-Пьер. Голос у него был виноватый:
  - Таня, я Вас чем-то обидел или просто не понравился? У Вас испортилось настроение. Вы, вероятно, не хотите со мной встречаться? Если Вы передумали, я пойму.
  - Все нормально, Жан-Пьер! Я буду готова через полчаса, - ответила Таня суше, чем обычно. Все-таки обида в ней еще не прошла.
  - Хорошо! - откровенно обрадовался мужчина, - значит, я Вас жду в метро.
  В этот раз Таня, не желая никому нравиться (как будто в отместку), решила надеть скромную, но теплую жаккардовую кофточку, серые брючки и удобные дорожные туфли. Взяв зонт, она вышла из отеля. Подлый дождь, как назло, кончился. Было свежо и сыро, но лужи исчезли.
  - Потом я буду вспоминать эту историю, как один из самых смешных эпизодов в моей жизни, - подумала Таня и, наконец, облегченно вздохнула.
  
  Вечер прошел фантастически. Жан-Пьер повел Таню в Brasserie, владельцем которого был его друг Паскаль. Судя по объемной фигуре, Танин кавалер любил пиво и хорошо покушать, поэтому осознанно выбирал себе в друзья рестораторов и владельцев пивных баров.
  Позже она с улыбкой вспоминала, как Паскаль, узнав, что дама из России, одобрительно прокомментировал Жан-Пьеру ее внешность и показал исподтишка большой палец. Таня лукаво улыбнулась, а ее кавалер тут же отреагировал:
  - Осторожно, дама говорит по-французски!
   Жан-Пьер умело ухаживал, угощая ее вином и приятными разговорами. Культура распития спиртных напитков во Франции и России абсолютно разная. В России принято пить, одновременно закусывая, а во Франции пьют аперитив в одном заведении, а ужинают в другом. Вино сняло сильное напряжение, и Таня почувствовала себя немного свободнее. Теперь она, не стесняясь, поддерживала беседу на разные темы, включая политику.
  За разговорами Жан-Пьер не заметил, что они опаздывают на ужин. Поблагодарив Паскаля, пара направилась в ресторанчик, который должен был вот-вот закрыться. Пешеходов в это время почти не было, по ночным улицам мчался нескончаемый поток машин. Попытка поймать такси окончилась неудачей, поэтому второй раз за день им пришлось идти пешком. Хорошо, что асфальт уже высох, а настроение, поднятое аперитивом, не позволило унывать.
  Они шли быстрым шагом, взявшись за руки. Танина рука утонула в сильной и одновременно нежной мужской руке. Аперитив и понимание, что она нравится французу, вызвали в женщине радостную эйфорию. Таня принялась шалить напропалую, ощущая себя рядом с этим крупным мужчиной молоденькой девчонкой: она с выражением прочитала стихотворение "Мост Мирабо", сопровождая ударные слоги шагами в такт, затем спела Марсельезу, а музыкант подпевал, удивляясь, что Таня помнит национальный гимн Франции. Оба почувствовали себя молодыми и счастливыми.
  Они едва успели до закрытия ресторана, и Жан-Пьеру пришлось уговаривать официанта обслужить их, поскольку знакомый пианисту хозяин заведения уже ушел домой.
  Наконец гарсон принёс красиво оформленные блюда. Мясо пахло так вкусно и знакомо, что Таня невольно произнесла слово "шашлык". Жан-Пьер рассмеялся, ответив, что это именно он и есть. Он решил угодить русской гостье, заказав мясо и овощи на гриле. После аперитива аппетит разыгрался так, что Таня съела чуть ли не всё, уже не думая, что порции во Франции большие. Так, за вкусной едой и разговорами, вечер промелькнул, как одно мгновение.
  Было близко к полуночи, когда Жан-Пьер подвел Татьяну к отелю и поблагодарил за превосходный вечер.
  - Жаль, что завтра мне нужно лететь в Арабские Эмираты, там у меня не будет возможности Вам позвонить. Надеюсь, что мы еще встретимся, Таня? Я вернусь через три недели и обязательно Вам позвоню, если Вы позволите.
  Танин спутник почувствовал, что она не готова сейчас пригласить его к себе, и с видимым сожалением галантно распрощался.
  Закрыв за собой дверь комнаты, Татьяна сто раз назвала себя дурой, что не смогла преодолеть свою застенчивость. Она никогда не изменяла мужу, и не очень понимала, как смогла бы это сделать, несмотря на то, что отношения с ним давно перешагнули в разряд "бывших". Внутреннее табу прочно сидело в ней и диктовало свои условия помимо её воли.
   - Он не позвонит тебе! Не надейся зря, - зашептал черт. - Что же ты такая недотрога? Для кого ты бережешь свое роскошное тело, позволь узнать? Для мужа?! Да вы друг другу уже давно не нужны в этом смысле. Был шанс - и сплыл! Дура!!!
  - Ты прав! Дура. Но изменить-то ничего нельзя, поезд уже ушёл. Надежды на то, что он позвонит - никакой. И мне звонить некуда. В Эмиратах у него будет другая SIM-карта. И другая женщина, которая будет смелее меня... Ладно. Спасибо Богу и за это...
  - Спасибо Богу! Спасибо Богу!" - с издевкой передразнил ее черт. - Где он, твой Бог? Он что, не видел, что ты сама не справишься? Мог бы помочь бестолковой, закомплексованной женщине. А ты тоже хороша! На кой черт весь шашлык слопала? Туда же: французы-обжоры! А сама - кто? Весь алкоголь насмарку. Ведь твою скромность на трезвую голову даже Алену Делону не победить!!!
  - Да, ладно тебе, не ворчи! Что сделано, того не воротишь. Проехали! Пора спать...
  
   Глава VII
  
  Утром следующего дня самолёт приземлился в аэропорту в положенное время. Франция и Жан-Пьер остались далеко позади. Жизнь вернулась в привычное русло. Дом - работа. Работа - дом. И только внутри звенела радость от сбывшейся мечты, озарившей её жизнь новым светом.
  "Даже если он не позвонит, я всё равно счастлива! Ведь я побывала во Франции, в Париже... Пусть не всё сбылось, но то, что знакомый француз весь вечер (ну, или часть вечера, что одно и то же!) играл персонально для меня в парижском кафе - это дорогого стоит! Я преодолела языковой барьер, снова могу общаться по-французски! Какая я молодец!" - возвращаясь домой думала Татьяна.
  А дома, к сожалению, всё складывалось как нельзя хуже. Отношения с мужем разладились окончательно.
   В период перестройки, благодаря некой "даме", которая лестью и хитростью втянула его в грязный бизнес, он стал обеспеченным человеком. Таня была совсем не рада этим внезапно свалившимся на голову деньгам, которые изменили мужа до неузнаваемости. Он не хотел слышать доводов о том, что бешеные деньги не приносят счастья, что они разрушают жизнь и развращают людей.
   Таня не узнавала мужа. Он стал спесивым и наглым, демонстративно показывающим, что Таня для него ничего не значит. Его бурный роман с втянувшей его в аферу бизнес-вумэн чуть не стоил Тане жизни.
  Грязные деньги как пришли, так и ушли: на кутежи в ресторанах, на покупку бриллиантов для любовницы. А тут партнеров плотно "прижал" криминал. Не прошло и полгода, как от бизнеса не осталась и следа. "Любимая" со всеми совместно с любовником заработанными деньгами исчезла с горизонта. Танин муж ушел в черный запой, поняв, что его просто "постригли, как барана". Таня же мстительно думала, что его настигла заслуженная кара.
  Алкоголь превратил некогда красивого и самоуверенного мужчину в нечто невообразимое. Был мужик - и весь вышел. Таня подала на развод, думая, что это остановит мужа. Не тут-то было... Жить под одной крышей стало просто невыносимо, а подходящего размена всё не было. В эти тяжелые дни Таню спасала ставшая домом работа.
  Однажды, вернувшись о службы, Татьяна обнаружила, что Алексея нет дома. Думая, что он остался ночевать у кого-то из собутыльников, она даже обрадовалась этому. Запах перегара доводил её до умопомрачения. Не пришел он и утром. Днем на телефонные звонки с работы ответа тоже не было. До конца рабочего дня она не теряла надежды, что бывший муж пьян и не слышит звонков. Но его не было и вечером.
  Поняв, что случилось что-то серьезное, Таня стала обзванивать приемные покои городских больниц. С третьей попытки ей удалось узнать, что Алексей находится в реанимации травматологического отделения. Его привезла скорая помощь, которую вызвали прохожие, видевшие, как мужчину на пешеходном переходе сбила легковая машина. На большой скорости, летя на красный свет, она как пушинку отбросила высоченного мужчину и, не останавливаясь, уехала.
  Травма была очень серьезная. Алексея привезли в больницу без сознания. Огромная потеря крови, две тяжелые операции с перерывом в 2 дня, аппарат Илизарова на разбитом вдребезги бедре, заражение гепатитом от переливания крови во время второй операции, тяжелые часы беспамятства и боли, перенесенные бывшим мужем, заставили Таню забыть о нанесенной обиде. Она ухаживала за ним и молилась о его душе. Алексей был очень плох. Надежды на то, что выкарабкается, почти не было. Четыре с половиной месяца Таня разрывалась между работой и больницей. Иногда помогал сын, который тоже сжалился над непутевым отцом.
  Алексей, удивив весь медперсонал и Таню, пошел на поправку. Он стал строить совместные планы, делая вид, что не помнит о разводе. Они прожили вместе много лет. Этого нельзя вычеркнуть из жизни. Таня, любя его, прежде не раз прощала. Бывший супруг снова надеялся на прощение. Оскорбленная его хитростью, Таня расставила все точки над "i". Она прямо заявила, что если Алексей собирается дружить с алкоголем, то о совместном будущем пусть даже не мечтает.
  - Таня! О спиртном не может быть и речи! Спасибо тебе, ты спасла меня от смерти. Сейчас все будет по-другому. Прости меня-дурака! Это было какое-то умопомрачение. Я получил жестокий урок. Ты самая лучшая женщина на свете! Ты - мой счастливый лотерейный билет! Понимаю, что я тебя не стою, но если ты еще, хоть немного, любишь меня - прости, и давай начнем все с начала! Ведь мы вместе вынесли столько испытаний и выстояли!
  Таня подумала, что это "она" выстояла, решив дать Алексею шанс... Но чудес не бывает! Вскоре после выписки из больницы супруг снова стал пить, заказывая друзьям и знакомым водку по телефону. Смерть отступила, а жизнь стала невыносимой.
  Совсем недавно муж был красавцем-мужчиной, от которого женщины сходили с ума. А теперь рядом с Таней жил постоянно пьяный, передвигающийся по квартире на костылях инвалид. Таня жалела его, а простить не могла.
  Долг и жалость боролись в ней с желанием бросить опостылевшего мужчину. Но оставить человека без средств к существованию, когда он не может работать, она не могла: это противоречило её моральным принципам. Всё это время Таня содержала супруга. Он попал в аварию, когда потерял работу и бизнес, поэтому больничного листа не было. Инвалидность по закону назначают только через год после выписки из больницы. Тане осталось потерпеть полгода, чтобы дождаться назначения пенсии бывшему супругу. Тогда она сможет уйти от него с чистой совестью. Алексей все понял и стал невыносим.
  Жизнь стала каторгой для обоих. Таня всё чаще задерживалась на работе, обманывая себя, что работы стало больше. Хотя ее объем реально стал значительно больше. Но иногда женщина ловила себя на мысли, что она придумывает себе дело, чтобы оттянуть время прихода домой.
  В этот трудный период она купила себе туристическую путевку во Францию, надеясь хоть как-то "подсластить" свою горькую жизнь. И только приехав в Париж, вдохнув воздуха, напоённого любовью, она поняла, что женское начало в ней всё еще живо.
  После поездки Алексей почувствовал перемену в Тане. Она стала уверенней в себе, апатия и уныние отступили. Теперь она с удовольствием и шиком носила наряды, привезенные из Франции.
  Несмотря на внезапно возникшую ревность мужа, она знала, что ей не в чем себя упрекнуть. Иногда она думала, что можно позвонить на номер, который указан в визитке, но останавливала себя. Ни к чему. Всё и так было замечательно. Осталась память об удивительной встрече. И потом: если бы мужчина захотел ей позвонить - он давно бы это сделал. Прошло много времени. Он явно не один, в его жизни наверняка есть обязательства перед женщиной. Мало ли какие слова он произносит незнакомкам, если учесть горячую южную кровь? Теперь она была научена горьким опытом и никому не верила. Если родной человек лжет и предает - то почему надо верить мужчине, которого видела всего три раза? Он не обещал ей ничего, кроме того, что позвонит. Общепринятые фразы вежливости, не более. Значит, пусть всё остаётся, как есть...
  
  
   Глава VIII
  
  Однажды ночью, спустя четыре месяца после поездки во Францию, раздался телефонный звонок. Муж (в этот раз трезвый) быстрее, чем Таня, дошел из своей комнаты до телефона, расположенного в прихожей. В ночной тишине было слышно, что мужской голос на ломаном русском языке просит пригласить Татьяну.
  Таня обмерла... Неужели Жан-Пьер?! Она со словами "Это меня" выхватила у мужа трубку.
  Услышав Танин голос, мужчина тут же перешел на французский язык, заговорив взволнованно и быстро. Таня объяснила, что не может сейчас говорить, продиктовала ему номер своего рабочего телефона, попросив перезвонить завтра. Боже, как хорошо, что муж не знает французского! Однако не в языке дело. Все и так понятно. Лицо у мужа вытянулось и стало серым. Теперь, полностью убежденный в ее измене, он ушел в свою комнату, усмехаясь и всем видом показывая, что поймал жену с поличным. На лице читались ревность и злорадство, что не такая уж она и святая... Такая же, как все!
  Таня вернулась в свою спальню и попыталась уснуть. Но сон не шел. Несмотря на то, что близких отношений с мужем уже давно нет, она почему-то чувствовала себя виноватой и сожалела, что он оказался свидетелем ее разговора с Жан-Пьером. Первый раз в жизни ее совесть была нечиста. Так сложилось в их совместной жизни, что она была убеждённой праведницей, а муж регулярно кающимся грешником, который восхищался моральными качествами жены. Вероятно, её праведность была ему вечным укором. После злополучной измены он, прося у неё прощения, сказал, что лучше бы она ему изменила - тогда, может быть, им было бы легче пережить семейный кризис... " Кто знает, может, это и правда смогло бы изменить мое отношение к его измене" - подумала тогда Таня.
  Алексей был признателен жене за неустанную заботу о нем, когда он был беспомощен после тяжелейших операций. Теперь он постоянно твердил ей о своей любви, а отношения со своей бывшей пассией называл не иначе, как умопомрачением, без конца поминая беса, который в ребро.
  Тане хотелось верить, что он искренне раскаивается, но ничего поделать с собой не могла. Она больше не верила. Таня видела, что Алексей все еще любит свою беспутную подругу, которая, бросив очередного любовника, благополучно поживает со статусным мужем. Такая страсть вряд ли могла испариться бесследно. "Эту" женщину Алексей любил, потеряв голову, так же, как когда-то Таня любила его.
  Татьяне в голову пришла парадоксальная мысль: "Бросив Алексея, любовница отомстила ему за его за меня... Выходит, я должна ей быть благодарна?!"
  В ночь, когда Жан-Пьер позвонил, Татьяна отчетливо поняла, что она сама позволила бывшему мужу украсть свою жизнь. Прежде, без ума любя Алексея, она искала ему оправдания, и только сейчас поняла, что их в принципе не могло быть...
  Каким мучительным было прозрение!.. Эта бессонная ночь круто изменила ее отношение к себе. Она поняла, что достойна счастья и теперь жизнь дает ей шанс.
  "Завтра мне позвонит Жан-Пьер! Если спустя четыре месяца он все же вспомнил обо мне - значит, не всё потеряно, а что подумает так называемый "супруг" - мне абсолютно наплевать. Хочу любить и быть любимой! Нет смысла сохранять развалившийся брак. Пришло время платить по счетам, господин хороший!" - с этой мыслью она крепко заснула.
  
  
   Глава IX
  
  Назавтра в Татьяниной душе, несмотря на ноябрь, зацвела весна. Жан-Пьер позвонил ей в разгар рабочего дня. Музыкант извинился перед Таней, объяснив причину долгого молчания тем, что уезжая в Эмираты, второпях забыл записку с номером ее телефона дома на столе. За границей предложили очень выгодный контракт, и он остался там работать. Вернулся домой только вчера и сразу же стал звонить Тане.
  Таня не стала вникать в эти подробности. Она просто обрадовалась возможности с ним разговаривать. С этого дня Танина жизнь стала зависеть от звонков из Франции. Ежедневные телефонные разговоры были полны намеков и комплиментов, поднимали самооценку и давали возможность говорить по-французски, что само по себе было несказанным счастьем. Таня помолодела и похорошела: глаза сияли, походка стала летящей, за спиной было ощущение крыльев. В эти дни она невольно притягивала внимание своих сослуживцев и просто купалась в мужских комплиментах.
   Разница во времени с Парижем была достаточно большая, поэтому пианист, зная теперь, что Таня не всегда может разговаривать, посылал SMS, в котором просил разрешения позвонить. Они договорились созваниваться по сотовому телефону во время Таниного обеда, когда в кабинете не было посторонних.
  Роман в SMS-сообщениях набирал обороты. Каждое сообщение француза начиналось с обращения "ma сherie", от которого сердце женщины просто таяло. Жан-Пьер сообщил ей свой адрес и попросил выслать фото. Татьяна очень удивилась, что адрес не парижский: Бург-ан-Бресс.
  Пианист расписал красоту своего городка, находящегося в горах, расхвалил своих учеников, которых обучает игре на фортепиано в Культурном центре. Тане еще во время знакомства показалось странным, что он играет в кафе, будучи профессором консерватории. Оказалось, что от волнения при встрече она не приняла во внимание особенности перевода: по-русски профессор - это должность в высшем учебном заведении, professeur во Франции - это учитель, преподаватель. То есть значения слов не полностью совпадают. Но почему в памяти сохранилась информация, что Жан-Пьер преподает музыку в Парижской консерватории?.. Может, хотел произвести большее впечатление? Это, с одной стороны, польстило Тане, с другой - не очень понравилось, что мужчина не сказал всей правды.
  - Да ты замучила уже своим правдолюбием! - произнёс внутренний голос, по интонации напоминающий голос знакомого черта. - Ну, приукрасил мужик действительность, раз ты ему действительно понравилась. Что тут криминального?!
  - А, правда, что я ко всем цепляюсь?
   Муж в это время не прекращал пить, вел себя дерзко и вызывающе. Не раз Таня пыталась его усовестить, но безрезультатно. На все её увещевания у него был один ответ, что он не может смириться со своей хромотой и ненужностью, намекая на ночной звонок из Франции.
  Таня понимала, что Алексей пытается манипулировать ею, и однажды в ультимативной форме заявила, что если он не прекратит пить, то очень сильно пожалеет об этом. Услышав в ответ издевательский смех и ругательства, Таня приняла твердое решение разъехаться, как только ему назначат пенсию по инвалидности.
  Жан-Пьер все чаще говорил о желании встретиться, но Танин отпуск был по графику только в августе следующего года. В начале декабря разговор зашел о праздновании Нового года.
  - Было бы здорово встретить Новый год вместе! Приезжай ко мне! Ведь в России тоже есть новогодние каникулы? - убеждал нетерпеливо музыкант. - 31 декабря я играю в ресторане моего друга и приглашаю тебя в качестве моей почетной гостьи. Ресторан находится в маленьком уютном городке Перуж недалеко от Лиона. Соглашайся, Таня! Ты украсишь наше общество своим присутствием. У нас будет возможность провести зимние каникулы вместе. Я оплачу все расходы по твоему пребыванию во Франции, как приглашающая сторона.
  Таня подумала, что идея заманчивая: сколько раз она мечтала встретить Новый год во Франции! Но каким образом она туда поедет? Финансово ей будет сложно оплатить вторую за пять месяцев поездку за границу, но она знала, что если примет решение поехать, оплачивать будет сама. Моральные принципы пришли в полное противоречие с желанием немедленно принять приглашение.
  - Спасибо за приглашение, Жан-Пьер, мне нужно подумать, - сказала она неуверенно. - Думаю, что я опоздала с покупкой туристической путевки во Францию, а оформить приглашение на визит и вовсе нереально, до праздника осталось только две недели. И потом, мне хотелось бы побывать и в других странах. Ну, например, в Швейцарии, - произнесла она первое, что пришло в голову, давая понять, что колеблется.
  - Здорово! От Женевы до Лиона всего два часа на автомобиле! Я встречу тебя там в аэропорту. Решено!
  - Все будет зависеть от наличия путевок, - сказала она, внутренне радуясь такой настойчивости. - Я напишу тебе, когда будет известен результат.
  К Таниному удивлению, путевка в Швейцарию нашлась, и даже с шикарным отелем на берегу Женевского озера. Правда, это удовольствие было недешевым, пришлось одолжить значительную сумму денег на оплату путевки и для покупки валюты.
  Приобретя путевку, Таня вдруг поняла, что совершает безумный поступок, который кардинально изменит её жизнь. Никогда прежде она не бывала в подобном щекотливом положении. Внутренняя чистота пришла в такое противоречие с действительностью, что она решила отказаться от этой авантюры и написала, что время, к сожалению, упущено, хотя ваучер был уже у нее в руках.
  Ответ музыканта озадачил её. Сообщение выглядело как ультиматум: если Таня не приедет на праздник, то Жан-Пьер обрывает всякие отношения.
  "Ничего себе! Еще не было никаких отношений, а их уже собираются прекратить. Странно... Южная кровь?" - подумала она. Такое заявление её насторожило. Женщина хотела аннулировать путевку, но не учла, что та была "горящей", а потому деньги ей не вернут.
  "Заплатить огромную сумму (да в двойном размере - долг-то все равно нужно возвращать), чтобы не поехать в Швейцарию?! Ну, это уж слишком! Никто не может меня принудить встречаться с кем бы то ни было, если я этого не захочу. А побывать в Швейцарии, увидеть горы и знаменитое незамерзающее Женевское озеро - это же просто сказка! Значит, это судьба! Лучше еще раз побывать в Европе, чем встречать Новый год в компании с пьяным мужем, который стал просто отвратителен из-за беспробудного пьянства" - подумала она.
  Как же обрадовался пианист сообщению, что Таня прилетает в Женеву 31 декабря! Он написал, что ради неё наденет свой лучший красный костюм и попросил её одеться нарядно для новогоднего вечера.
  - Почему красный? А... Вероятно, это концертный костюм, - догадалась Татьяна.
  - Я хочу, чтобы ты была красивой, и надень, пожалуйста, платье, - написал он. Таню рассмешило это заявление. Мужчина намекнул, что брюки будут неуместны. Такая забота о наряде для дамы странным образом примирила её с ультиматумом. Музыкант хотел, чтобы Таня выглядела "комильфо", желая похвастать своей новой знакомой из России.
  Конечно, она и сама не хотела ударить в грязь лицом. К счастью, всего неделю назад она купила черно-белое платье для коктейля (с болеро по последней моде), которое подчеркивало стройную фигуру. От волнений Таня сильно похудела, что добавило ей шарма.
  Жан-Пьер каждый день писал в SMS, что готовится к Таниному приезду: спрашивал, какие блюда Таня любит, чтобы знать, чем ее угощать, обещал играть для нее самую красивую музыку на своем фортепиано, посвящал ей замечательные стихи. Однажды, пожелав ей спокойной ночи, написал, что всю ночь он будет думать о ней...
  Тане такое признание было лестно, но все время было ощущение нереальности происходящего. На следующий день последовал вопрос: "Ты меня любишь?"
  Таня пришла в замешательство и кое-как вырулила из сложной ситуации, поблагодарив музыканта за прекрасные стихи. Ситуация вышла из-под контроля, и Татьяна уже не могла этому сопротивляться.
  
  
   Глава X
  
  Две недели до Нового года прошли в суматохе и радостном волнении. Татьяна купила на рынке мясо, овощи, фрукты, конфеты, забив холодильник до отказа. Муж, наконец, вышел из запоя и, пытаясь задобрить Таню, обсуждал с ней меню новогоднего стола, обещая всё приготовить сам. Он не терял надежды на примирение, суетился, искал рецепты новогодних блюд, обещал побаловать первоклассным холодцом.
  Таня хранила молчание по поводу своего отъезда. 30 декабря, вернувшись с работы раньше обычного, она объявила, что будет встречать Новый год в Швейцарии. Самолет улетает завтра в пять часов утра, поэтому в два часа ночи ей нужно быть в аэропорту.
  Это был нокаут. На лице Алексея читалась полная растерянность. Он и представить не мог, что его всегда покорная жена способна на такой демарш. Стараясь не замечать его жалкого вида, Татьяна продолжила:
  - Я обещала тебе, что, если ты не прекратишь пить, то пожалеешь об этом? Обещала? - Вот, чтобы выполнить своё обещание, я купила путевку, - сказала она твёрдо, хотя внутренне понимала слабость своей позиции (муж уже неделю был трезвым).
  Увидев реакцию мужа, Таня, сжалившись, объяснила, что хотела сдать купленную сгоряча путевку, но тогда пришлось бы заплатить двойную цену: отдавать одолженные деньги пришлось бы все равно, а деньги за путевку уже не вернут.
  Эти слова немного успокоили Алексея. Он уцепился за них, как утопающий за соломинку: помогал укладывать вещи в сумку, давая дельные советы, но глаза выдавали такую боль, что у Тани защемило сердце. Они присели по русскому обычаю на дорожку, а когда пришло такси, Таня обняла и поцеловала мужа на прощанье, заметив в его глазах едва сдерживаемые слёзы.
  "Так-то, дружок... Теперь ты хоть отчасти чувствуешь то, что я испытала, когда ты, не скрываясь, бегал на свидания к своей "свиристелке", - подумала она с горечью. В этот момент ей совсем расхотелось ехать. Не нужна ей никакая Швейцария! Если бы можно было отменить поездку, сейчас она бы сделала это с радостью. "Что? Опять пожалела его? А, может быть, пора пожалеть себя?! Не упускай реальный шанс проучить ловеласа и пьяницу! Пусть получит по заслугам!" - твердо сказал внутренний голос.
  Татьяна резко повернулась и вышла. Сев в такси, она странным образом забыла о муже. Получив сообщение от Жан-Пьера, что он с нетерпением ждет её приезда и желает счастливого пути, Таня успокоилась и стала думать о предстоящем путешествии.
  
  
   Глава XI
  
  Самолет приземлился в Женевском аэропорту с опозданием на два часа.
  Татьяна увидела в толпе встречающих огромную фигуру Жан-Пьера, который был на голову выше остальных.
  Француз, заметив Таню среди прилетевших пассажиров, широко заулыбался и радостно замахал рукой. Его внешний вид привел Татьяну в замешательство. Черная шляпа с маленькими полями по сравнению с большой головой и крупным лицом выглядела куцей. Шляпа на самом затылке, черное демисезонное пальто, яркий пестрый галстук, красные льняные брюки и светлые туфли составляли какой-то нелепый ансамбль, который выглядел гротескно на фоне одежды остальных людей, одетых по погоде, но Жан-Пьер чувствовал себя абсолютно комфортно в своем наряде.
  - Боже, так это же ради меня он надел свой лучший концертный костюм! Правда, очень неожиданно, что именно в нём он приехал меня встречать. Господи, дай мне силы не показать, о чём я сейчас думаю! - подумала она в эту минуту, зная, что обычно все эмоции читаются на её лице.
  Татьяна смутилась, увидев, сколько людей обращают на них внимание, но столько искренней радости было в лице Жан-Пьера, когда он кинулся навстречу, что ей стало стыдно за свои мысли.
  - Здравствуй, ma cherie! - сказал он, обнимая и касаясь дважды по французскому обычаю своей щекой её щеки. - Пойдем, Алэн ждёт нас в микроавтобусе. Мы уже опаздываем. В шесть часов мы должны быть в ресторане, где я буду играть, а ты будешь рядом со мной весь вечер. Дорога до Лиона займет около двух часов, а нам нужно заехать в городок Перонна в ресторан к Алэну, чтобы познакомиться с его очаровательной женой Кристин, потом нас ждет чудесный новогодний праздник в средневековом городке Перуж.
  - Так вот почему ты в концертном костюме! Значит, у меня мало времени? Тем не менее, мне нужно поселиться в женевском отеле, принять душ и переодеться, - сказала Таня.
  - Мой друг Бернар (хозяин ресторана, где мы будем встречать Новый год) забронировал для тебя номер в своем отеле. Разумнее принять душ в Перуже, ведь дорога нам предстоит неблизкая. Ты поселишься сейчас в своем "Эдене", сообщишь портье, что уедешь на праздник во Францию. Возьми с собой всё необходимое, и поедем. Нам пора, мы опаздываем, ma cherie!
  Жан-Пьер познакомил Таню с Алэном, который оказался невысоким лысоватым мужчиной, восседавшим за рулем шикарной машины. Танина рука утонула в большой и сильной ладони музыканта, когда он помогал ей сесть на переднее сиденье, и оставалась в ней всё время, пока они ехали. От руки Жан-Пьера исходили тепло и нежность. Мужчина осторожно перебирал гибкие женские пальчики, пожимая маленькую и удивительно мягкую ладонь. Рядом с этим большим, ласковым мужчиной Таня почувствовала себя в безопасности и поняла, что все годы замужества ей не хватало именно чувства защищенности.
  На душе стало тепло. Она уже не обращала внимания на одежду своего спутника, который в дороге был немногословен. Видимо, его тоже переполняли чувства, которые недвусмысленно выражала чуткая рука музыканта.
  Дорога из Женевы в Лион пролегала через живописные горы: Юра и Альпы. Завораживающий пейзаж за окном и близость Жан-Пьера странным образом изменили Танино настроение. Теперь она испытывала радость от того, что решилась приехать, и хвалила себя за смелость. "Я - удивительная авантюристка! Правда, поневоле, но это сейчас не имеет значения. Кто бы мог подумать, что я буду праздновать Новый год во Франции?!" - весело думала женщина.
  
   Глава XII
  
  Было уже темно и холодно. А может, Таня от волнения не могла согреться? Уже больше суток она в дороге, позади бессонная ночь. Последние дни перед поездкой и во время нее она практически ничего не ела: аппетит от переживаний пропал. Татьяна с ужасом думала, что Жан-Пьер расценил ее приезд как согласие на близкие отношения, к которым она не готова. Несмотря на состоявшийся развод, Таня ощущала себя замужней женщиной. Мысль, что она осознанно идет на измену, терзала её. "Чем ты думала, когда приняла приглашение на праздник? Ведь взрослая женщина должна знать, о чем думает взрослый мужчина, когда зовёт ее в гости? Ладно, к черту эмоции! Что сделано, то сделано. Назад дороги нет. А потом - что я теряю? Юридически я - свободная женщина" - думала она, злясь на свою наивность и неопытность в таких делах, ощущая себя при этом развратницей. Это неиспытанное ранее чувство было просто отвратительным.
  В двух нарядных залах ресторана, оформленных в рыцарском стиле, было холодно, камины ещё не успели нагреть помещение. Таня не могла согреться, от волнения её знобило, поэтому она выбрала столик у тёплой стены, разделявшей залы, возле камина рядом с металлическим рыцарем.
  Впервые в жизни она будет присутствовать на празднике с французскими буржуа. Залы ресторана понемногу заполнялись довольно скромно одетыми людьми. Французы солидного возраста приходили целыми семьями: с детьми и внуками. Дамы были одеты, в основном, в черное, но с дорогими, эффектными украшениями. Таня похвалила себя за правильный выбор платья: оно оказалось уместным и достаточно нарядным.
  Выбранное Таней место позволяло видеть всех входящих в ресторан людей, которые в свою очередь бросали на неё любопытные взгляды. Внимание такого количества людей очень смущало. В этот момент Татьяна хотела, чтобы праздник, наконец, начался.
  И он начался! Но совсем не так, как Таня представляла. Она думала, что французы просто будут кушать под приятную живую музыку, но Жан-Пьер, как заправский аниматор, стал вести новогодний праздник:
  - Добрый вечер, дамы и господа! Я рад приветствовать вас в этом зале! Мы собрались с вами, чтобы радостно отпраздновать наступающий Новый год. Сегодня вас всех ждет сюрприз! Хочу представить вам Татьяну - моего друга из России. Она специально приехала встречать Новый год вместе с нами. Представьте себе - она живет в холодной Сибири, где морозы ниже 40 градусов! Татьяна преодолела расстояние более четырех тысяч километров, потому что любит Францию и французский язык. Поприветствуем её!
  Такого поворота событий Таня не ожидала. В этот момент ей захотелось стать невидимкой. Десятки пар глаз, направленных на неё, привели её в замешательство.
  Женщина очень растерялась, но правила хорошего тона заставили её выйти в центр между залами:
  - Добрый вечер, дамы и господа! Желаю всем вам счастливого Нового года! Мои наилучшие пожелания всем присутствующим в этом красивом праздничном зале: здоровья, удачи и счастья! - произнесла она, как во сне.
  Около восьмидесяти французов слушали ее речь в полной тишине, а затем наградили громкими аплодисментами и возгласами "bravo!". Жан-Пьер заиграл бравурную музыку, подогревая несмолкающие аплодисменты.
  В зале ресторана стало очень шумно. Французы от души веселились: с удовольствием под музыку пили вино и наслаждались изысканными, красиво оформленными блюдами. В меню были и знаменитая фуа гра и фруктовый сорбе с алкоголем.
  Люди за столами дружно пели популярные песни под аккомпанемент пианолы, с которой Жан-Пьер проделывал просто чудеса. Он был явно в ударе! Француз играл, то приплясывая, то стоя на одной ноге, а другой в это время, держа её навесу параллельно полу, отбивая такт. Это было удивительно при таком, как у него, весе. Публика просто восхищалась им и награждала аплодисментами, в которых пианист тщеславно купался.
  Официанты меняли блюда одно за одним, а Таня от волнения совсем не могла есть, только пила минеральную воду и пригубила немного вина.
  Неожиданно к ней подошла молодая красивая женщина, которая представилась подругой Бернара (хозяина ресторана). Беатрис с любопытством расспрашивала Татьяну о дальнем путешествии.
  В этот момент Бернар - красивый стройный брюнет, сознающий свою мужскую привлекательность - занял привычное место рядом с инструментом и запел превосходным баритоном "O, sole mio!". Публика, слыша, как легко он брал высокие ноты, наградила певца бурными аплодисментами.
   Разговор с Беатрис то и дело прерывали другие посетители ресторана, которые хотели познакомиться с Таней. Они все спрашивали одно и то же, качая при этом головой:
  - Неужели морозы в Сибири бывают ниже сорока градусов? Как же Вы там живете и не замерзаете?!
  Таня всем с улыбкой отвечала, что это нормальная температура для резко-континентального климата.
  В этот момент пение сменилось танцами. Татьяна наблюдала удивительный танец, который французы исполняли, встав по одному в шахматном порядке, на достаточном расстоянии друг от друга. Мелодия была ритмичная, движения простые и синхронные: шаг вперед - шаг назад, поворот и наклон, шаг вправо - шаг влево, тронь колено - тронь стопу. Каждый танцующий двигался легко и непринужденно, кружась вокруг своего места, повторяя хорошо заученные движения с множественными вариациями. Танец точно отражал французский дух: каждый из них - индивидуальность, а вместе они - единое целое. Одна из танцующих дам настойчиво взяла Таню за руку и жестами пригласила присоединиться. Не успев ничего понять, русская гостья оказалась вместе со всеми танцующими. Таня ощутила себя частью целого. Ей стало тепло и уютно. Никакого снобизма. Все вели себя просто, естественно и искренне веселились, невзирая на солидный возраст.
  Давно перевалило за полночь. Было уже четыре часа утра по французскому времени и девять - по уральскому. Татьяна провела без сна более двух суток и очень устала. Сев после окончания танца за стол, она уже не могла бороться со сном. Её глаза непроизвольно закрывались. Оценив обстановку, Жан-Пьер взял тайм-аут, чтобы проводить Таню к отелю, а сам вернулся вести праздник до рассвета.
  
  
   Глава XIII
  
  Татьяна проснулась в ощущении полного безвременья. Было пасмурно и темно, как перед рассветом. За окном шел нудный, моросящий дождь. В отеле стояла тишина, как будто в нем никого, кроме Тани, не было.
  - Который час? - подумала она и протянула руку к часам. - Не может быть! Уже два часа дня! Почему же так тихо? Господи, да что это я? Ведь сегодня первое января. Все нормальные люди веселились до утра и просто еще спят.
   В этот момент раздался стук в дверь. Таня вздрогнула. Она неосознанно хотела оттянуть момент встречи с Жан-Пьером наедине.
  - Кошмар! Прилететь во Францию за четыре тысячи километров к симпатизирующему ей мужчине, чтобы поводить его за нос?! Нет, это даже не кошмар. Это уже паранойя! Да забудь ты о своем алкоголике! Он сделал свой выбор, а ты - свой, - громко зашептал внутренний голос.
  Жан-Пьер порывисто вошел в комнату и прямо у порога обнял Татьяну, касаясь щеками, в знак приветствия.
  - Таня, какая ты красивая сегодня! Вчера ты выглядела немного уставшей. Видимо, дорога была очень утомительной? - спросил Жан-Пьер.
  - Спасибо, Жан-Пьер. Да, большая разница во времени и двое суток без сна - ответила Таня, смущаясь.
  - Ты хорошо спала?
  - Да, спасибо.
  - Ты вчера покорила моих друзей и всех присутствующих в ресторане своим знанием языка и смелостью. Они все завидуют, что ко мне из России приехала такая очаровательная женщина, - произнес мужчина и, стремительно прижав Таню к себе, страстно поцеловал.
  Татьяна не успела опомниться, как Жан-Пьер, подхватив её на руки, понёс к кровати. Он был такой большой и сильный, что Таня едва могла сопротивляться. Но эта противная пуританка ухитрилась-таки отбить атаку, выставив кулачки между своей и его грудью, сказав, что не готова "так сразу".
  Зверь был большой, но ласковый, и он отступил с едва сдерживаемым стоном.
  Сев рядом, он взял Таню за руку, приобнял за плечи, едва касаясь её губ, поцеловал, закрыв при этом от удовольствия глаза.
  "Боже, какой он нежный! Великан с такой тонкой душой..." - подумала Таня, испытывая к мужчине удивительные чувства: доверие, нежность, желание быть рядом и ощущать его тепло, но прыгнуть в постель к мужчине почти при первой встрече - это не про неё. Комплекс добродетели был абсолютной доминантой.
  - Какие у нас на сегодня планы, Жан-Пьер? - спросила Таня, не убирая мужской руки со своего плеча.
  - Ты хочешь кушать? Вчера ты практически ничего не ела. Тебе не понравилась французская кухня?
  - Новогодний ужин был шикарный, меню превосходное, но твоя русская гостья была так взволнована, что не могла есть. Так жаль, что я не смогла вчера оценить вкус блюд! Мне правда жаль... Этому виной и долгая дорога, и подряд две бессонные ночи. Сегодня я готова реабилитироваться, - Таня лукаво улыбнулась.
  Взявшись за руки, они вышли из отеля. Дождь перестал моросить. Стояла тихая безветренная погода. Друзья добрались до ресторана, в котором работа не прекращалась с прошлого вечера. Сестра Бернара Франсуаза, худенькая женщина лет пятидесяти, уставшая после бессонной ночи, умело управлялась на кухне. Она готовила второй завтрак для постоянных клиентов.
  Франсуаза предложила горячие блюда, но Таня отказалась от плотного завтрака, который в России по времени совпадал уже с ужином. Из-за смены часовых поясов, постоянного волнения Татьяна перестала ощущать время и оказалась в своего рода безвременье. Режим сна и питания в поездке был нарушен полностью, а это повлияло на аппетит - вернее, вызвало полное его от-сутствие.
   Гостья ограничилась сэндвичем и чашкой кофе со сливками. Жан-Пьер стал помогать Франсуазе, начав ополаскивать и протирать холщовой салфеткой бокалы для вина, подвешивая их за ножки на стойку над кассовым аппаратом. Он делал эту привычную для женских рук работу, весело напевая незнакомую Тане мелодию и всем своим видом показывая, что он в этой семье "свой".
  Оказалось, что они пробудут в Перуже до вечера. Бернар будет занят рестораном и сувенирной лавкой, а когда освободится, то увезет Жан-Пьера с Таней в Бург-ан-Бресс, захватив музыкальный инструмент.
  Время ожидания за разговорами летело незаметно. Музыкант, попросив у Франсуазы разрешения воспользоваться ее компьютером, показал видеоклип на You-tube. На видео Жан-Пьер в знакомом красном костюме играл в каком-то торговом центре, где мимо проходили люди. Было видно, что он моментально воодушевлялся, как только кто-нибудь обращал внимание на его игру, остановившись перед пианолой. Его пальцы летали над клавиатурой еще стремительней, а по лицу было видно, что он очень старается понравиться каждому подошедшему зрителю. Такая нарочитость была неприятна Татьяне. Было в ней нечто унизительное, неприемлемое для русской натуры.
  Татьяна не понимала, что с ней происходит. С одной стороны - она отмечала, что Жан-Пьер очень артистичен, обаятелен и всем нравится, а с другой - с удивительной настойчивостью выискивала в нем недостатки. В нем было что-то притягательное и отталкивающее одновременно.
  - Ну, что тебе опять не так, принцесса на горошине?! - зашипел на ухо черт, - Конечно! Постоянно пьяный и изменяющий тебе мужик, который предпочитает сидеть на твоей шее - просто эталон мужской привлекательности! Да очнись ты, включи мозги!!! Ах, ну да - их же просто нет, включать нечего!
  - Ты прав! Сто раз прав! Удивительно, почему ты стараешься мне помочь?
  - Да потому, что больше некому!
  Последний довод был настолько убедителен, что Татьяна запретила себе придираться к мужчине, прилагающему столько усилий, чтобы ей понравиться, и, как настоящая рыба, "поплыла по течению" предлагаемых обстоятельств. Теперь, когда Жан-Пьер, сидя возле компьютера, обнял Таню за талию, она уже не стала, как прежде, отстраняться.
  - Будь, что будет! А вдруг это - судьба? Ведь ты сама об этом просила - так получай романтику в чистом виде!
  Почувствовав перемену, произошедшую в Тане, Жан-Пьер от волнения жарко задышал, нежно касаясь губами завитка волос над ушком:
  - Пойдем в отель, Таня!
  - Ты думаешь, пора?
  - А ты, ma сherie?
  - Да, конечно... - ответила Таня взволнованно, тая от нежности, звучащей в голосе мужчины. Они почти бегом направились в сторону отеля, быстро вошли в номер...
  
  
  
   Глава XIV
  
   По дороге в Бург-ан-Бресс, Жан-Пьер позвонил Алэну и пригласил его к себе вечером на блины, которыми Таня обещала угостить друзей.
  Было уже поздно, когда все четверо вошли в скромную квартиру Жан-Пьера, находящуюся на втором этаже самого старого в городе здания, известного как дом братьев Гийо. Высокие потолки зрительно делали квартиру еще больше. Трехметровые стены в квартире были окрашены в яркий оранжево-желтый цвет, который создавал ощущение праздника. На них повсюду красовались афиши с фотографиями Жан-Пьера.
  Бернар и Алэн с одобрением наблюдали за умелыми действиями Таниных рук, которые быстро и ловко завели тесто, а потом также ловко стали выпекать блины. Таня начинила их привезенной из России красной икрой и подала к столу.
  Она с удовольствием наблюдала, как французы сначала ели форель холодного копчения, привезенную в подарок Жан-Пьеру, и с одобрением качали головами. Потом очередь дошла до блинов. Мужчины ели их с нескрываемым аппетитом. Во французском языке отсутствует звук "ы", поэтому они часто повторяли слово, произнося его как "блини" и добавляли "супер".
  Разговор за столом шел неспешный, гости никуда не торопились, наслаждаясь едой и общением, а Татьяна чувствовала себя уставшей и хотела только одного - спать. В России уже было пять часов утра. Получается, что она провела уже третью бессонную ночь подряд. Как бы то ни было, Жан-Пьер должен был позаботиться о гостинице для нее, но он не обмолвился по этому поводу ни словом. До Женевы - больше двух часов на машине. Было непонятно, хотел ли он вызвать такси или договорился с Алэном, который знал расположение отеля в Женеве.
  Видя уставшее лицо русской гостьи, мужчины распрощались, пожелав спокойной ночи. На вопрос, как Жан-Пьер планирует отправить Таню в отель, он заявил категорично, что ни за что не отпустит ее, и что Таня останется здесь, чтобы они могли дольше побыть вместе.
  - Завтра мне нужно провести урок музыки, и я хочу, чтобы ты посмотрела, где и как я работаю. Послезавтра я планирую вместе с Бернаром и Беатрис показать тебе Лион, там мы побываем в ресторане, а вечером Алэн и Кристин ждут всю нашу компанию на ужин. Они закроют свой ресторан для посетителей, чтобы оказать честь моей подруге. Тебя ждет приятный сюрприз!
   И Таня согласилась. А кто, скажите на милость, мог устоять перед таким вниманием и нежнейшими поцелуями?!.
  На следующий день музыкант устроил для Тани пешеходную прогулку по Бург-ан-Бресс. Городок был маленький, очень уютный, но почти безлюдный в этот день. Было пасмурно и ветрено. Свинцовые тучи висели низко, практически задевая крыши домов. Несмотря на непогоду, Тане было тепло рядом с этим сильным, крепким мужчиной. Ее не покидало чувство защищенности. Жан-Пьер рассказывал, что в городе есть русские эмигранты, которые попросили политического убежища. Он показал дом, где живет эта семья, говоря, что такой статус не позволяет им переехать жить в другой город или покинуть приютившую их страну. Многозначительно посмотрев на Татьяну, он вдруг произнес:
  - Если ты выйдешь за меня замуж, то автоматически станешь полноправной гражданкой Франции, и у тебя не будет таких проблем.
  Таня растерялась, не зная, что ответить. По сути это было предложением.
  - Мы можем зарегистрировать наш брак там, где ты пожелаешь, - продолжил Жан-Пьер, - хоть во Франции, хоть в России. Я хочу, чтобы твой сын переехал к нам.
   Таня растроганно посмотрела на спутника, не зная, что сказать. Не слыша ответа, мужчина добавил:
  - Когда-нибудь о нашей истории любви в театре поставят пьесу, а, может быть, она станет сюжетом для кино.
  Таня подумала, что этот мужчина - умелый обольститель, знающий, что женщина любит ушами. Скольким женщинам он говорил эти слова, которыми можно растопить любое женское сердце?
  - Спасибо, дорогой! Твое предложение лестно для меня, - произнесла Таня растроганно, прижавшись головой к плечу мужчины, - но это так неожиданно. Не обижайся, пожалуйста, давай вернемся к этому разговору чуть позже.
  Теперь наступила очередь Жан-Пьера удивляться. Он ожидал другой реакции. По лицу мужчины было видно, что он разочарован и даже не на шутку обижен. Спасло положение то, что, посмотрев на часы, он увидел, что опаздывает на урок.
  Сидя в музыкальном классе, Татьяна поняла, что именно игра Жан-Пьера на фортепьяно стала причиной их знакомства в Парижском кафе. Он тогда играл так страстно, что Танина душа начала вибрировать в ответ и заставила произнести роковое "Браво!"
  Вечер закончился потрясающе. Они вдвоем приготовили ужин, накрыв праздничный стол: выпили бутылку вина, съели овощной салат, приготовленные Таней котлеты, сыры и другие вкусности, которые Жан-Пьер специально купил к Таниному приезду.
  Все было бы просто превосходно, если бы не Танина бесхитростность. Она хотела, чтобы их отношения с самого начала были честными, поэтому сказала, что не может немедленно переехать во Францию, бросив нуждающегося в ее заботе человека.
  Жалость, присущая русским женщинам, вызвала в мужчине удивление и досаду. Она увидела, как лицо Жан-Пьера стало замкнутым. Он сел в закрытую позу, скрестив руки и ноги. Стало понятно, что ему не нужны чужие проблемы, он отгородился от них непробиваемой стеной.
  В этот момент она вспомнила рассказ Жан-Пьера о том, что он отказался поехать на похороны родного отца, с которым некогда поссорился. Тут же на память пришел SMS-ультиматум, в котором было жестко поставлено условие, что если она не приедет на Новый год, то это будет концом отношений.
  В Тане сработало чувство самосохранения: "Стоп, Таня! Не спеши принимать решение!Кто ты ему? Приглянувшаяся женщина, каких в его жизни было немало. А что, если, поссорившись со мной, он однажды вычеркнет меня из своей жизни, как когда-то вычеркнул родного отца? Как я останусь одна в чужой стране?"
  Они легли спать, как супруги после размолвки - спиной друг к другу. Через мгновение Жан-Пьер повернулся к Тане, нежно обнял, поцеловал. Поцелуй был такой нежный и страстный, что все недоразумения растворились, как дым...
  
  
   Глава XV
  
  На следующее утро пара проснулась рано: предстояла поездка в Лион. Таня выпила кофе с бриошем, а Жан-Пьер, как всегда, не завтракал.
  Они быстрым шагом шли на вокзал, когда в кармане Жан-Пьера зазвонил сотовый телефон. Таня поняла, что звонок важный. Разговор был короткий, но взволновал мужчину. По лицу Жан-Пьера было видно, что у него испортилось настроение. Она почувствовала, что звонила женщина.
  Татьяна не стала задавать вопросов. Поэтому, когда Жан-Пьер спросил, как она собирается вернуться в Женеву (поездом или на такси), ответила, что ей все равно.
  Почувствовав разительную перемену в поведении мужчины, Таня решила, что после поездки в Лион покинет Францию. Они договаривались ранее, что послезавтра вместе поедут в Женеву, где проведут два дня, а потом Жан-Пьер проводит ее в аэропорт.
   Ситуация изменилась. Жан-Пьер сказал, что у него завтра день будет занят уроками. Таня на весь день останется одна. Днем она может погулять по городку, посетить ярмарку, которая открывается по субботам, а утром следующего дня они смогут поехать в Женеву.
  Таня сдержанно ответила, что можно сделать иначе. Поскольку Жан-Пьер будет занят, то она поедет завтра утром на первом поезде одна, а он приедет в Женеву, как только освободится. Таня хотела осмотреть достопримечательности Женевы и побродить по берегам незамерзающего озера. Ведь тур у нее был в Швейцарию, на которую осталось всего два дня. Что она будет рассказывать подругам о Женеве? Ведь она ее не видела!
  Говоря все это, Татьяна надеялась, что Жан-Пьер станет ее отговаривать, чтобы провести еще одну ночь вместе. Напрасно! Он согласился без лишних слов.
  На вокзале Жан-Пьер купил два билета до Лиона на сегодня и один до Женевы на завтра.
  Сидя рядом с ним в комфортабельном вагоне, Таня вдруг почувствовала, что готова ехать с ним куда угодно, так ей было хорошо с ним рядом.
  "Да ты, подруга, похоже, влюбилась?!" - подумала женщина и невольно прислонилась головой к плечу мужчины.
  К ее удивлению мужчина повел плечом, строго покачал головой. Во Франции объятия и поцелуи в общественных местах - дело обычное, поэтому Таня, обиженная этим жестом, резко отстранилась.
  "Может быть, он уже сожалеет о сказанных в безотчетном порыве словах? В течение двадцати лет после развода с женой он был холостяком и привык жить один. Ему просто не хочется терять свободу. Неженатый мужчина - всегда жених, который может ухаживать за любой понравившейся женщиной. Вероятно, добиваясь женщин, он легко делал предложения руки и сердца, зная, что это срабатывает безотказно: женщины любой национальности без исключения хотят выйти замуж. Гениальная приманка!" - думала она.
  Таня усмехнулась, вспомнив изобретенную ею "формулу всеобщего счастья", которой в юности удивляла друзей. Суть ее состоит в том, что всеобщее счастье возможно только тогда, когда все женщины выйдут замуж, а все мужчины при этом останутся свободными.То есть практически - невозможно!
  Не очень веселые мысли в Таниной голове текли параллельно немногословному разговору с музыкантом, который был удивительно серьезен. В основном, они обменивались репликами по поводу красивого пейзажа за окном и названий городков, которые поезд проезжал на большой скорости.
  Пара приехала в Лион ближе к полудню. На вокзале их встретил Бернар, готовый провести экскурсию по одному из красивейших городов Франции на своей машине.
  Из окна автомобиля Таня разглядывала красивый город, разделенный рукавами двух рек - Роны и Соны. Ее взгляд отмечал особенности архитектуры, большое количество мотоциклистов, лица и одежду прохожих.
  Бернар комментировал достопримечательности, а Жан-Пьер несколько раз звонил другу - владельцу ресторана в Лионе (третьему участнику музыкальной группы, в которую несколько лет назад входили сидящие в машине друзья), где был запланирован французский завтрак, соответствующий по времени английскому ланчу или русскому обеду. Что-то не срасталось, и пианист явно нервничал. В результате выяснилось, что Паскаль внезапно уехал по делам в другой город и не может сказать точно, когда вернется. Возможно, очень поздно.
  Планы изменились. Обедать (т.е. завтракать) они поедут к Беатрис, которая спешно едет с работы домой. По пути мужчины зайдут в супермаркет за рыбой, которую вдвоем приготовят для своих дам.
  Такой поворот событий был неожиданным, но приятным. Тане очень хотелось еще раз увидеться с подругой Бернара, которая ей очень понравилась своей красотой и простотой общения.
  
   Глава XVI
  
  После завтрака Беатрис вернулась на работу, а остальные отправились на экскурсию по городу. Таня внимательно слушала Бернара, который рассказывал о городе и его достопримечательностях. Они пересекли несколько мостов, связывающих берега Роны. Поднявшись на один из трех холмов, на которых расположен Лион, они посетили знаменитый собор Сен-Жан и базилику Нотр-Дам-де Фурвьер, которые ослепляют всех своей дивной красотой и величественностью.
  С высоты холма открывался чудесный вид. Панорама города, лежащего у подножия, была завораживающей. Дома с такой высоты казались маленькими и очень красочными. Красные черепичные крыши делали их похожими на пряничные домики.
  Уже вечерело, когда друзья подъехали к месту слияния рек Соны и Роны. Они любовались белыми лебедями, которые, увидев людей, резко сменили курс и подплыли к берегу в надежде чем-нибудь поживиться. Лебеди, стараясь достать Танины руки, тянули шеи, но, увидев, что руки пусты, сердито зашипели.
  По российским меркам оставался час до полуночи, и русская гостья (жаворонок от рождения) уже мечтала об отдыхе, но оказалось, что компания сейчас направляется не в Перонна, где ее ожидают к ужину Алэн и Кристин, а в ресторан к Паскалю, который примерно через час должен возвратиться в Лион. Стемнело, и друзья долго искали ресторан, в котором никогда не бывали, по названию. Когда они, наконец, его нашли в огромном крытом городском рынке, то к их удивлению оказалось, что ресторан закрыт, даже света в нем не было. В это время к компании присоединились Беатрис со своей очаровательной дочкой Авророй, удивительно похожей на свою маму не только внешностью, но и манерой говорить.
  Таня не могла понять, что они тут делают. По всей видимости, Паскаль приедет еще не скоро, поужинать в этом ресторане друзья не смогут, поскольку он не работает. При этом все терпеливо ждали, не выказывая ни тени раздражения.
  Ждать пришлось еще не менее получаса. Когда Паскаль, наконец, появился, Таня уже хотела только одного - поскорее уехать. Познакомив Таню с третьим участником джаз-банды, Жан-Пьер и не думал торопиться. Мужчины разговаривали неспешно о том - о сём, уточняя детали ресторанного бизнеса. Паскаль, которому на вид было не более тридцати пяти, говорил степенно, пытаясь выглядеть опытным ресторатором, хотя хозяином заведения стал совсем недавно, выгодно женившись на дочери состоятельного бизнесмена.
   За разговорами прошло еще минут сорок. Татьяна, которая трудно переносила разницу часовых поясов, уже очень хотела спать. Друзьям еще предстояла дорога до Перонна и поздний ужин. Алэн и Кристин уже заждались своих гостей.
   Наконец все сели в машину и поехали. Таня изо всех сил старалась не уснуть, ведь в России наступило предрассветное время, когда сон особенно сладок. Беатрис деликатно подложила русской гостье под голову маленькую подушку, за что Таня была ей безмерно благодарна.
   Ужин в ресторане Алэна и Кристин был великолепен. Когда все утолили жажду и голод, Жан-Пьер сел за пианолу. Начался великолепный музыкальный вечер. Сначала песни из репертуара Эдит Пиаф пела Беатрис, потом к ней присоединился Бернар и они вдвоём пели арии из опер. Потрясающе! Голоса певцов Лионской оперы звучали в честь русской гостьи. Таня была растрогана до слез... Ей хотелось сказать так много теплых слов в адрес гостеприимных французов, но от волнения она растерялась, застеснялась так, что все французские формулы вежливости вылетели у нее из головы. Она смогла произнести в ответ только три фразы:
  - Мои дорогие друзья! Спасибо вам за теплый прием! Я пью за ваше здоровье!
   Лицо Жан-Пьера стало недовольным. Вероятно, он хотел, чтобы Таня произнесла более длинный и яркий по содержанию тост, ведь французы склонны говорить высокопарные фразы и комплименты. Таня это почувствовала, но не смогла больше сказать ни слова. Ей вдруг стало очень грустно. Она внезапно поняла, что это их последний вечер. Тень разлуки уже витала над головами...
  
  
   Глава XVII
  
   Наутро Жан-Пьер чуть отстраненно, по-деловому советовал, как уложить в чемодан вещи и многочисленные подарки, которые он купил для Тани. Француз принес из погреба шампанское, коньяк и сухое вино, настаивая взять с собой. Потом, немного подумав, попросил забрать на память свою полосатую красно-белую толстовку, в которую нежно одевал Татьяну, когда она мерзла. Вещи не входили в Танину дорожную сумку. Тогда Жан-Пьер отдал свой небольшой чемодан, который позволил бы упаковать бутылки без риска быть разбитыми при сдаче в багаж.
   - У тебя еще есть время до поезда, упакуй все аккуратно.
   Потом он посмотрел на часы и буднично сказал, что уже опаздывает на уроки, поэтому на вокзал Таню увезет Паскаль, что работает в доме напротив. "Как? Снова Паскаль?! Уже третий по счету! Это что, любимое мужское имя Жан-Пьера?" - думала Таня, с удивлением слушая, что этому Паскалю нужно отдать ключ от квартиры. Он обнял Таню на прощание, запечатлев на ее губах легкий дежурный поцелуй, пообещал позвонить, помахал рукой и вышел, не оглядываясь.
  Женщина выдержала удар, не показав, как ей больно. Унижение, которое она испытала, дало силы собрать нервы в кулак. Сначала она решила, что не возьмет подарки. Потом разозлилась и подумала: "Все это предназначено мне! Теперь я из вредности возьму и толстовку, и вино, как вещественное доказательство моей наивности и глупости. Старая дура! Романтики ей, видите ли, захотелось! Ах, Франция! Ах, французы! Ах, пианист! - Только такая наивная идиотка, как я, могла попасть на такую удочку!!!"
  Женщина упаковала чемодан и дорожную сумку, обвела взглядом квартиру бедного музыканта, мысленно помолилась, присев на дорожку по русскому обычаю, и по крутой лестнице спустила тяжеленную поклажу на первый этаж. Ей показалось, что чемодан и сумка наполнены кирпичами. Таня уже сожалела, что взяла вино и коньяк, но возвращаться не стала - плохая примета.
  На улице везти багаж на колесах было значительно легче, и она обрадовалась: "Не бойся, Таня, прорвемся!"
  Воспрянув, Татьяна дошла до назначенного места в тот момент, когда Паскаль уже открыл машину. Поздоровавшись, он положил вещи в багажник и повёз Таню к вокзалу. Женщина рассчитывала, что француз поможет ей поднять багаж в вагон, но Паскаль сказал, что очень торопится, поэтому не может посадить ее на поезд. Поставив чемодан и сумку возле высокой лестницы, ведущей к вокзалу, он вежливо попрощался и пожелал счастливого пути. Таня поблагодарила, чувствуя, как непрошеные слезы закипают в глазах. " Вот она, хваленая французская галантность! В течение получаса два француза бросили женщину в трудной ситуации, предоставив ей самой нести тяжелый багаж" - думала Таня с горьким разочарованием.
  Дорога до Женевы показалась Тане очень длинной, несмотря на то, что скоростной поезд домчал ее до станции назначения за полтора часа. Она любовалась удивительным пейзажем за окном. Лес, покрытый в этот прохладный день инеем, был сказочно красив. Зеленеющие под изморозью поля казались изумрудными на фоне покрытых белыми шапками гор. Красота природы заворожила Таню и подарила ей счастливые минуты.
  В Женеве вытащить вещи из вагона ей помог симпатичный мужчина, который с улыбкой предложил свою помощь, увидев, что багаж у Тани тяжелый, и донес его до стоянки такси, доверив ей свой легкий портфель. Таня совсем оттаяла, когда предупредительный шофер такси, узнав, что она из России, восхищенно присвистнул и произнес знаменитое "Oh-la-la!". Он занес Танины вещи в отель и поставил у лифта. Дальше Танин багаж поехал на четвертый этаж в сопровождении носильщика. Все незнакомые люди были предупредительны, что сразу сказалось на настроении женщины.
  Таня приехала вовремя, до окончания завтрака оставалось тридцать минут. Она умылась с дороги и спустилась в буфет. Выпив кофе с круассаном, женщина повеселела и мысленно послала свои переживания к черту, который, вероятно, осознавая свою вину, давно не комментировал ее поведение. Татьяна вышла погулять в зеленый парк на берегу знаменитого незамерзающего озера, напротив которого через дорогу находился ее отель.
  День стоял солнечный, Женевское озеро во всем своем великолепии искрилось под яркими лучами солнца. На противоположном берегу стояло огромное количество яхт разного водоизмещения преимущественно белого цвета. Неподалеку был причал, от которого по озеру курсировали водные трамвайчики. На рецепции отеля Татьяна получила специальную карту гостя, по которой все виды общественного транспорта (кроме такси) в Женеве для туристов являются бесплатными.
   Она дошла до причала и взошла на судно, которое по виду напоминало прогулочный корабль, катающий по Сене приехавших в Париж туристов, но только гораздо меньшего размера. Часть пассажирских мест находилась в закрытом помещении с большими окнами по периметру и тонированным прозрачным потолком, что позволяло иметь круговой обзор.
  Татьяна выбрала место в носовой части на открытой палубе, чтобы лучше видеть красоту гор, освещенных солнцем. Вокруг царила тишина, которая только изредка нарушались голосами уток и лебедей, плавающих у берега. Тихий плеск волны за бортом, облака, тонущие в синеве неба, и потрясающая красота озера принесли умиротворение Таниной мятущейся душе. Теперь женщина поняла, почему русские нувориши стремятся в Швейцарию. Здесь человека настигает ощущение такого покоя, что все проблемы отступают, кажутся простым недоразумением...
  Через час причалил тот же водный трамвайчик, который доставил Таню обратно к отелю. На обратном пути она оказалась единственной пассажиркой и привлекла внимание работников пассажирского катера. Они разговорились. Женщина-билетёр и водитель, мужчина лет шестидесяти, узнав, что пассажирка из России, сказали Тане комплимент, который поднял и так хорошее настроение.
   - Какое прекрасное произношение у красивой русской дамы! Очень приятно, что в далекой России изучают французский язык.
   Поблагодарив за приятную прогулку, Таня попрощалась и пошла по парку вдоль набережной к центру города. Она заглянула в несколько маленьких магазинчиков, купила сувениры и подарки.
  Зимой в горах темнеет рано. Было пора возвращаться в отель. По пути Таня купила себе на ужин вкуснейший манговый сок. Вкус манго был восхитителен и подсластил женщине горькую пилюлю, преподнесенную французом. Впервые за всю поездку ложась спать вовремя, она решила, что завтра снова купит пакет этого лекарства от плохого настроения.
  Татьяна уже задремала, когда позвонил Жан-Пьер. Первый порыв был - не брать трубку, а потом она подумала, что нельзя показывать, что обижена. Много чести!
  - Я слушаю, - ответила она спокойно и с достоинством.
  Последовала небольшая пауза. Видимо, тон был все-таки суше необходимого.
  - Привет, Таня! Почему ты мне не позвонила, как ты доехала? Я волновался.
  - Нормально доехала, по расписанию. Нет причин для волнения. Я взрослая девочка.
  - У меня только что закончились занятия. Очень поздно! Я думаю, что нет смысла ехать на ночь в Женеву, потому что рано утром мне, к сожалению, нужно возвращаться, и я не смогу завтра проводить тебя в аэропорт. Остановка автобуса находится недалеко от отеля. Конечно, нести два чемодана неудобно, но это ничего. Ты поезжай пораньше, чтобы не опоздать.
  Внутри у Тани всё закипело, такая "забота" была для нее хуже пощечины.
  - Конечно, нет смысла приезжать в Женеву, если рано утром тебе надо возвращаться. Не беспокойся, я справлюсь. Спокойной ночи!
  - Спокойной ночи, Таня! Завтра я тебе позвоню.
   У Тани в голове была полная сумятица. Она просто не понимала, что произошло: варианты один хуже другого приходили на ум.
  "Зачем он позвонил? - думала она. - Неужели он не понимает, что обидел меня?! Вероятно, все дело в другой женщине, которая, узнав, что к музыканту приехала "русская", решила вернуться. Зачем тогда был нужен этот маскарад с приглашением на Новый год и предложением руки, если я ему не нужна? Не понимаю!
  А, может, когда та "другая" бросила его, он решил доказать, что чего-то стоит, поэтому позвонил Тане, спустя четыре месяца после знакомства?..
  Нет, не может быть! Его намерения в отношении Тани со дня приезда были так очевидны! Если они не были серьезны, зачем бы он стал ее знакомить с друзьями и так откровенно гордиться ее приездом во время новогоднего праздника?
  Может он решил, что потратил на гостью слишком много денег? Французы народ бережливый, но царский прием, оказанный Татьяне, и количество преподнесенных подарков говорили о том, что он был готов для нее на все. Да и Таня без раздумий влезла в огромные долги, зная, что ей понадобится целый год, чтобы расплатиться за поездку.
  Тут что-то не так. Может, все дело в его характере? Мужчина - повелитель не может терпеть, когда его женщина не подчиняется ему? Жан-Пьер изменил свое отношение к Тане, когда она настойчиво повторила, что не сможет переехать во Францию, пока бывшему мужу не назначат пенсию. Как настоящий "Телец" он хотел, чтобы последнее слово было за ним, а если нет - "Рassez votre chemin! (Идите мимо!)"
  У Тани совсем испортилось настроение. Она чувствовала себя униженной. Видимо, Жан-Пьер "вычеркнул" Таню из своей жизни. Какое гадкое чувство...
  "Так тебе и надо, наивная дурочка! - думала она. - Какая, к черту, романтика, если она входит в противоречие с эгоизмом мужчины? Тебя использовали и выбросили. Ты стала превосходной рекламой для музыканта. После твоего визита все будут говорить: "А давайте позовем на праздник Жан-Пьера, того пианиста, к которому приезжала женщина из России. Представляете, из Сибири, за четыре тысячи километров приехала! Значит, он действительно классный музыкант!" Словом, "Мавр сделал свое дело, мавр может уходить."
  
   Глава XVIII
  
  Самолет прилетел рано утром. В аэропорту ее встретил соскучившийся сын. Проезжая на такси по плохо освещенным улицам провинциального городка, Таня не замечала ни грязных сугробов вдоль улиц, ни убогости старых домишек. Она безумно радовалась своему возвращению домой, стараясь забыть нелепую историю.
  Сообщение пришло в два часа дня.
   - Привет, ma сherie! Сегодня у нас очень хорошая погода. Я только что вернулся с рынка. Надеюсь, что ты хорошо доехала. Сегодня я обедаю у Алэна. Я буду думать о тебе. Крепко целую тебя. До скорого.
  Таня и не подумала отвечать.
   В двенадцатом часу ночи, когда Татьяна уже легла спать, вновь прозвучал сигнал пришедшего сообщения:
   - Ma сherie! Я ужинаю со своими друзьями, обнимаю твоих. Твой пианист, который будет играть для тебя до самого утра. Тебе - моя нежность и крепкие поцелуи.
   Через пятнадцать минут пришло еще более страстное послание:
   - Ты же знаешь, что с 26 февраля по 14 марта у меня будут каникулы. Ты уехала в Женеву, потому что у меня были занятия. Я опоздал тебя проводить. Я оплачу твой билет т.к. я с нетерпением жду встречи с тобой. Постарайся увидеться с твоим патроном. Я готов на все, моя сладкая, чтобы он освободил тебя от работы. Я куплю для него все, что он захочет! До скорого, твой пианист Жан.
   Таня заснула отмщенной.
   Вечером в воскресенье в телефоне "булькнуло" сообщение:
   - Добрый вечер, моя дорогая. Сейчас я смотрю по телевизору регби. Все время думаю о тебе. Когда я могу тебе позвонить? Я люблю тебя.
   В двенадцать часов ночи Таня получила новое послание:
   - Моя дорогая, я надеюсь, что ты сладко спишь. Я хотел сказать, что мне тебя очень не хватает. Я люблю тебя, мое сердце. Целую. До скорого.
   Наконец Таня ответила, что все нормально.
   На работе дела шли хорошо, как никогда. Почувствовав себя любимой и желанной, Татьяна расцвела и стала потрясающей красавицей. Да это и понятно - ведь счастье всем к лицу! Она лучилась внутренним светом, освещая всех, кто с ней общался.
  Женщина летала на крыльях любви, но вдруг эти крылья ... враз отпали. Целых три дня от Жан-Пьера не было ни звонков, ни сообщений. Таня заволновалась и набрала знакомый номер. Француз долго не отвечал. Наконец он поднял трубку, в которой неожиданно раздался молодой женский голос:
  - Алло!
  Таня обомлела. Отвечала явно русская женщина с характерным для русских твердым звуком "л". Татьяна положила трубку. Сначала она подумала, что ошиблась, и проверила набранные номера. Нет, все точно. Высветилось "Жан-Пьер". Земля стала уходить из-под ног, голова закружилась, в глазах потемнело.
  - Боже! За что?! Ведь еще позавчера он написал, что любит меня!
  Боясь вновь услышать женский голос, Таня застыла с телефоном в руке. Она вдруг очень устала и стала похожа на воздушный шарик, из которого выпустили воздух. Мир обрушился, и с ним - надежда на счастливое будущее...
  "Разве можно быть такой наивной? Тебе сколько лет? Почему ты, как ребенок, до сих пор веришь в сказки? Любовь-морковь... Вот и вся любовь! Ты что, дурища, и вправду собралась осенью переезжать во Францию? - прозвучал вдруг над ухом уже забытый голос. - Учишь вас, учишь! Это - жизнь! А в жизни и не такое бывает. Не кисни! Сказка была? - Была! Хоть и короткая. Что тебе еще надо?
   Остаток рабочего дня Таня провела как во сне. Она, привычно улыбаясь, что-то кому-то отвечала, визировала документы, говорила по телефону, но душа ее в этот момент отсутствовала в теле. Душа полетела во Францию, надеясь, что произошла какая-то ошибка.
  Придя домой раньше обычного, Таня ждала звонка или сообщения. У женщины сердце рвалось на части. Не выдержав, она отправила SMS с вопросом, что за женщина ответила ей по телефону.
  Вскоре позвонил возмущенный Жан-Пьер:
  - У меня нет никакой женщины, кроме тебя. Как ты могла такое подумать обо мне?!
  - А что я должна была подумать? Ты не пишешь, не звонишь, а тут еще женский голос отвечает по твоему телефону. Я слышала по голосу, что это была русская женщина. Мой слух не мог меня обмануть.
  - Ты ошиблась! Если ты мне не веришь, значит между нами все кончено!!!
  - Прости, я не могла ошибиться. Я слышала голос русской женщины. Ведь я не сумасшедшая!
  Жан-Пьер бросил трубку. Через несколько минут пришло резкое послание:
  - Твое сообщение, которое я сейчас получил, очень сильно задело меня. Я с тобой всегда честен по отношению к тебе (повтор говорил о сильном волнении) и ты это знаешь. Но если ты мне не веришь - между нами все кончено. Огромный поцелуй. Я люблю тебя.
  Таня заплакала. Она снова стала проверять телефон, надеясь на чудо. И чудо произошло! Оказалось, что Таня позвонила на телефон, с которого Жан-Пьер звонил ей в Париже. Она сохранила парижский номер, а потом он, вернувшись в Бург-ан-Бресс, сообщил ей новый, по которому они и общались последнее время.
  - Господи! Спасибо Тебе! - воскликнула Таня и стала немедленно писать сообщение с извинениями, объяснив причину роковой ошибки. Ответа долго не было. Наконец, Жан-Пьер ответил сообщением:
  - А... А А
  Таня написала, что у них сегодня большой христианский праздник - Крещение Господне.
  Жан-Пьер в ответ прислал удивительное поздравление:
  - ЯжелаюТебеЗамечательногоРусскогоПраздникаЦелую
  На следующий день на обрадованное сообщение от Тани он написал:
  - Салют. Большой поцелуй... Я еще нахожусь в школе. Крепко целую тебя.
  Наконец Таня смогла облегченно вздохнуть. Надежда вернулась в ее сердце. Целую неделю она не спала по ночам, а утром едва поднималась, чтобы идти на службу. Получив это сообщение, она легла и тут же провалилась в сон.
  На другой день Таня позвонила Жан-Пьеру, но он сбросил звонок, написав, что находится на занятиях, что целует и позвонит завтра. Таня назавтра не дождалась обещанного звонка и позвонила сама. Жан-Пьер не ответил, но позже прислал сообщение:
  - Сожалею, что не мог ответить. Я был занят, у меня много работы. Я тебе позвоню завтра, обещаю. Целую.
   В течение долгих четырех дней ни звонков, ни сообщений не поступало. Танина гордость была уязвлена. Она страдала, борясь с искушением снова позвонить первой. В день рождения сына она, в последней надежде на чудо, сообщила, что передала его подарок (вино) своим подругам. Ответ не замедлил прийти.
  - Моя дорогая, я только что закончил занятия. Я желаю счастливого дня рождения твоему сыну, надеюсь, что у тебя все хорошо. Привет твоим подружкам, желаю тебе хорошего вечера. Созвонимся через неделю. Целую.
  Всё! Это было его последнее сообщение...
   Горькое разочарование настигло Таню, когда она только-только поверила в возможность снова быть счастливой. Вокруг воцарился вакуум... В голове с настойчивостью молотка во время ремонта в квартире соседей стучало: " Мужчинам не нужны ни любовь, ни верность, ни семья! Это все женские выдумки! Разве может любовь испариться в одно мгновение?! А если испарилась - любовь ли это? А если не любовь, то зачем было разыгрывать комедию?!"
  Как говорит русская пословица: "Любовь зла, полюбишь и... француза!"
  
  
  *******
  
  Тишина в зрительном зале на последнем эпизоде нарушилась вздохами и шмыганьем. Женская половина зала вытирала слезы, когда на экране появился оптимистичный кадр:
  Обставленная красивой мебелью квартира залита ярким солнечным светом. Над дверью, ведущей на балкон, колышется прозрачная штора. Увиденное создает ощущение чистоты и гармонии. В центре комнаты за столом, покрытым скатертью, сидит красивая пышногрудая женщина. Она что-то увлеченно печатает в ноутбуке, с улыбкой наклоняясь к монитору, чтобы внести поправки в текст. Затем - наезд и крупный план монитора.
   Зрители, ахнув, читают: СЦЕНАРИЙ к фильму "Любовь зла - полюбишь и ... француза".
  
  
  *******
  
  - Подзуживал-подзуживал и доподзуживался-таки, рогатый! - чуть слышно произнесла сидящая в зрительном зале голубоглазая, элегантно одетая дама, и вдруг над её ухом прозвучал тихий и язвительный, до боли знакомый голос:
  - Бойтесь своих желаний - они могут сбыться!!!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"