Астахов Андрей Львович: другие произведения.

Крестоносец: Железная Земля. Часть первая. Рейвенор (продолжение 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:

  3. Тюрьма Бельмонт
  
   Кажется, мы пришли.
   В каменном каземате без окон была устроена самая настоящая, стопудовая комната пыток. Конечный пункт моего печального ночного путешествия по Рейвенору и переходам имперской тюрьмы Бельмонт в обществе судейского и четырех стражников. Просто образцовая камера пыток, освещенная коптящими факелами и снабженная всеми необходимыми девайсами - дыбой, пыточным станком с раздвигающейся рамой, жаровней, полной раскаленных углей, длинным столом, на котором присутствующий тут же палач, качок со зверской рожей и в кожаном переднике, заботливо разложил весь свой тщательно заточенный и отполированный инструментарий. Интересно - антисептику сделал, или нет?
   За вторым столом, поставленным под прямым углом к палаческому, сидели двое. Первый, одетый во все темное пожилой мужчина с худым, болезненным лицом и седой бородой, сцепил пальцы рук и смотрел на меня не мигая, как змея. Второй, видимо, секретарь-протоколист, уткнулся в свои бумаги.
   Палач подошел ко мне, велел вытянуть руки и со сноровкой настоящего профессионала надел мне на запястья тяжелые железные наручники. Теперь руки у меня были скованы. Оглядев "браслеты", палач хмыкнул и отошел к столу со своими садистскими штукенциями.
  - Ступайте, - велел седобородый приставу и стражникам. Несколько мгновений мы смотрели друг на друга.
  - Что все это значит? - спросил я.
  - Ваше имя, - ответил седобородый
  - Полагаю, вы его знаете, - ответил я.
  - Ваше имя.
  - Гассан Абдурахман ибн-Хаттаб, - ответил я. - Национальность: чатланин. Пол деревянный. Возраст не помню. Наверное, мне около тысячи лет от роду. Родился в селе Большие Говнищи Большеговнищенского района.
  - Это вы так шутите, шевалье? - ответил человек со змеиными глазами. - Совсем не смешно. Хотя, вы, кажется, желаете посмеяться? Отлично. Тогда позвольте, и я немного пошучу, - он встал, подошел к столу с живодерским инструментом и взял нож с длинным и очень узким лезвием. - Очень острая вещица, куда острее ваших шуточек. Знаете, как называется эта милая игрушка? Бритва Безбрачия. Ей очень удобно отрезать у мужчины член вместе с яичками. Причем она позволяет резать быстро или медленно, в зависимости от силы нажатия. А вот этот интересный механизм, - седобородый положил нож и взял со стола что-то вроде ручного коловорота с длинным зубчатым цилиндром, - мы зовем "Крот в норе". Им можно пытать и мужчин, и женщин. Мужчины всегда кричат страшнее. Кроме того, у нас есть Маска Удушения и длинные гвозди, который наш палач, любезный мэтр Тома, замечательно умеет забивать в коленные и локтевые суставы. С чего желаете начать?
  - Чего вам нужно? - ответил я, чувствуя, что покрываюсь ледяным потом.
  - Для начала назовите свое имя.
  - Для начала снимите с меня это железо.
  - Имя!
  - Эвальд Данилов, эрл де Квинси, маркиз Дарнгэм.
  - Прекрасно. Теперь и я представлюсь, как того требует процессуальный кодекс. Арно де Бейлер, судья-следователь Святой инквизиции. Я назначен расследовать ваше дело, шевалье.
  - Какое дело, черт возьми? Я ни в чем не виноват!
  - Вы обвиняетесь в государственной измене.
  - И кто же меня в этом обвиняет?
  - Империя и пресвятая Матерь-Церковь. Вот, ознакомьтесь, - де Бейлер вручил мне свиток. Я с трудом развернул его, пальцы у меня дрожали.
  - Это ложь, - ответил я, бросив свиток на стол. - Я не вступал ни в какие сговоры с целью свержения законной власти.
  - Нам виднее, вступали вы в них, или нет, - сказал следователь с мерзкой улыбкой. - Поэтому не вижу смысла устраивать с вами препирательства и предлагаю сразу перейти к сути. Матьен, дайте мне признание!
   Секретарь тут же вручил де Бейлеру свиток, и следователь передал его мне.
  - Мы все написали за вас, друг мой, - сказал инквизитор со все той же гаденькой ухмылкой. - Вам остается лишь поставить свою подпись.
  - Я ничего не буду подписывать!
  - Вам придется это подписать. Вы же не хотите поближе познакомиться с мэтром Тома и его игрушками?
  - Повторяю, я ни в чем не виноват и ничего не буду подписывать.
  - Вы даже не прочли свиток.
  - И не собираюсь! - Я швырнул бумагу к ногам следователя.
  - Хмель, который еще не выветрился из вашей головы, добавляет вам куража, шевалье. - Следователь спокойно, даже как-то лениво подобрал свиток с пола. - Послушайте доброго совета, не доводите дело до пытки. К тому же, чистосердечное признание и раскаянье смягчит вашу участь. Святая инквизиция помнит о ваших заслугах и сожалеет о вашем падении, посему мы готовы проявить максимальное милосердие.
  - Милосердие? Какое, к дьяволу, милосердие?
  - Вы же не хотите умереть тяжело, шевалье? В муках и страданиях?
  - Еще раз повторяю, я ни в чем не виноват!
  - Ну до чего же вы упрямы! - Инквизитор вздохнул, развел руками. - Мэтр Тома, вы готовы?
  - Да, монсиньор, - ответил палач и шагнул ко мне. Я невольно отшатнулся от него, вжался в стену.
  - Назад! - крикнул я. - Вы не имеете права так со мной поступать. Я фламеньер и знатный человек!
  - Тем горше то обстоятельство, что вы так низко пали, - ответствовал инквизитор. - Вам была оказана великая честь, а вы отплатили за нее изменой! Вы предали императора и орден, вступили в сговор с врагами империи, спровоцировали мятеж на Порсобадо, убили имперское должностное лицо и пытались путем подлога посеять раскол среди командоров.
  - Это ложь.
  - Ваша вина доказана, отпирательства бессмысленны.
  - Я требую адвоката!
  - Кого? - Инквизитор засмеялся. - Ах да, вы же свалились в наш мир с Луны. Я совсем забыл. Может быть, на Луне у вас принято другое судопроизводство. Но мы живем по нашим законам, шевалье. Мэтр Тома!
  - Я хочу написать прошение императору!
  - Нет, шевалье. Император даже не станет читать то, что написала рука изменника.
  - Стойте! - Я отчаянным усилием попытался взять себя в руки. - Что будет, если я подпишу этот лист?
  - Вы признаете свою вину, и Святая инквизиция, как я уже сказал, проявит к вам снисхождение.
  - Что это значит?
  - Вместо квалифицированной казни за государственную измену вы будете приговорены к публичному покаянию, лишению чести и ссылке, как это установлено нашими законами для знатных особ, совершивших менее опасное деяние.
  - Квалифицированной казни? - Волосы зашевелились у меня на голове.
  - Да. Государственная измена - самое тяжкое преступление против империи. Согласно статье 49 Уложения о наказаниях за него предусмотрено колесование для простолюдинов, сожжение на костре для духовных лиц и четвертование для знатных особ. Поскольку вы фламеньер, то есть лицо, облеченное правами и привилегиями как рыцарского сословия, так и духовенства, к вам будет применена комбинированная казнь - публичная пытка огнем и только после нее четвертование. Перед этим вы будете отлучены от святой Матери-Церкви, имя ваше будет предано проклятию, а герб публично опозорен.
  - Герб дома де Квинси? - Во рту у меня пересохло. Странно, в этот момент я, хоть и охваченный паническим ужасом, подумал не о своей судьбе, а о сэре Роберте, имя которого будет опозорено.
  - Да, - подтвердил инквизитор. - Будете подписывать признание?
  - Сначала несколько вопросов, а там я решу.
  - Конечно, - мне показалось, что де Бейлера удивили мои слова. - Что вы желаете узнать?
  - Где доказательства моей измены? Вещдоки, как у нас принято говорить? Письма, расписки о получении денег от врагов империи, свидетельские показания, изобличающие меня?
  - Они будут предъявлены вам на суде.
  - Я бы хотел видеть их сейчас. Немедленно.
  - Это невозможно, - нахмурился инквизитор.
  - Отлично, - сказал я, ободренный его словами. - То есть вам нечем подкрепить обвинение против меня. Доказательств у вас нет. Я знаю точно, что их просто нет. Вы лжете, нагло и неуклюже. Вы пытаетесь пыткой вырвать у меня признание и на этом обвинить меня в вещах, которые я не совершал. Рассчитываете, что я под страхом пытки подпишу ваше сфабрикованное признание. Забыли одну вещь - я на суде запросто могу отречься от признания, полученного под пыткой. Но не это главное, господин законник. Желаете, я вас сейчас очень удивлю? Не вы один знаете Уложение о наказаниях Ростианской империи. Я еще в Паи-Ларране неплохо его изучил. И там есть Статья 68, где сказано: "Ежели подданный империи, дворянин, духовное лицо, либо человек подлого сословия, будет обвинен некоей стороной в преступных деяниях, и таковому обвинению не будет прямых доказательств, видоков и послухов, готовых дать показания под присягой, либо письменных документов, обличающих вину оного подданного перед короной, обвиняемый имеет право требовать суда Божьего и выставить своего защитника на поединок со стороной, обвинившей его в совершении противозаконного деяния, либо самому защищать свое доброе имя и репутацию, ежели к тому будет охота и способность". Я правильно цитирую закон, сударь?
   Это был удар в самое сердце. Чистое туше, как сказал бы Пал Палыч Сычев, наш инструктор по рукопашному бою из клуба "Лориен". По лицу инквизитора я понял, что сукиному сыну нечем крыть. Он, гадина, блефовал, а я побил всю его мелкую шваль старшими козырями.
  - Истинно так, - медленно заговорил инквизитор, видимо, пытаясь прийти в себя, - но это правило не распространяется на виновных в государственной измене.
  - Покажите мне статью, где это сказано!
  - Я не уполномочен это делать, шевалье.
  - Я требую Божьего суда и сам буду защищать свою честь и доброе имя!
  - Мэтр Тома! - позвал инквизитор жестяным голосом.
  - Да, иди сюда, мордатый! - заорал я в том порыве отчаяния, когда уже ничто не имеет значения и хочется только одного - чтобы происходящий ужас побыстрее закончился. - Иди, тащи свои гвозди и жоповерты! Ссыкло ты, а не палач, только и можешь мучить безоружных и беззащитных. Попался бы ты мне в другом месте, я бы тебе самому яйца отрезал и на нос повесил! Гниды вы, подлюки и лжецы! Пиндосины сраные! Плевать я на вас хотел! Сдохну, а не подпишу вашу фальшивку!
   Я ждал самого худшего, но де Бейлер внезапно жестом остановил палача, уже готового вцепиться мне в глотку, взял со стола колокольчик и позвонил. В каземате тут же появилась стража.
  - Отведите шевалье в камеру, он, верно, еще не понял своего положения, - велел инквизитор. - Идите, мой друг, и хорошенько подумайте над тем, что вас ждет. Может быть, милостивая Матерь надоумит вас, и вы раскаетесь в своей гордыне. А утром мы поговорим с вами немного в другом ключе. Более... жестком.
  
   ***
  
   Этот проклятый вой просто выворачивает меня наизнанку.
   Вначале я подумал, что это сторожевой пес, но потом понял - нет, человек. Какой-то бедолага, который рехнулся в этом застенке от одиночества или пыток, и теперь воет в своей камере. Мне и без этого вытья тошно так, что словами не выразить, а уж когда слышишь такое...
   Когда меня привели в эту камеру и оставили одного, я определенно был не в себе. Странное состояние, раньше со мной такого не случалось. Мне казалось, что это кошмар, дурной сон, что все это происходит не со мной, и вот-вот окружающие меня мучители расхохочутся и скажут: "Парень, это шутка! Все нормально, вали отсюда с Богом!" Но меня закрыли в камере и ушли. Спать я не мог, меня мучили сердцебиение и дрожь во всем теле. Мне было очень трудно думать связно, разобраться в происходящем - разум не воспринимал то, что меня окружало и что со мной происходило. Постепенно я понял, что лежу на деревянном лежаке, у каменной стены, в маленькой камере, такой темной, что разглядеть что-нибудь было невозможно. Тьма была такая густая и плотная, что меня охватила клаустрофобия - меня будто погребли заживо в этом мраке. Промозглый холод и смрадная вонь мучили меня едва ли не больше, чем этот могильный мрак.
   Впрочем, время шло, мой страх улегся, безумец на время перестал выть - то ли выбился из сил, то ли успокоился, то ли уснул, - и я попытался встать и осмотреться, точнее ощупаться. Вытянув руку, я по стенке дошел до мощной окованной железом двери, потом до противоположной стены, споткнулся о кадку - местный эквивалент тюремной параши, - потом дошел до внешней стены. Под самым потолком было крошечное окошко: я смог нащупать тесно вмурованные в стену прутья. Может быть, днем в камере будет чуть светлее, подумал я. Камера была крошечной - три на три метра, не больше. Кроме лежака и бадьи никаких предметов в камере не было, и я решил, что в этот склеп меня посадили временно, возможно, до утра.
  - "Утешай себя, утешай! - шепнуло отчаяние. - Они просто забудут о тебе, и ты сдохнешь в этой камере от голода, или рехнешься тут без света и надежды. Это же средневековье, будь оно..."
   Я постарался взять себя в руки, сел на лавку и довольно долго сидел, обхватив плечи ладонями. Укрыться мне было нечем - плащ у меня отобрала стража, как, впрочем, шапку и пояс. Хорошо еще, теплый камзол с меня не сняли - без него я бы задубел насмерть. Я начал раскачиваться взад-вперед и вскоре почувствовал, что чувство холода уходит, и даже дрожь в теле стала как будто слабее. Потом я почувствовал голод.
  - Покормят, как же! - буркнул я, продолжая поглаживать себя ладонями по плечам. - Суки!
   За дверью вновь раздался вой - сумасшедший узник начал вторую часть концерта. Выл он долго, душевно, душераздирающе. Я надеялся, что стражникам, которых я видел по дороге сюда, надоест этот рок-н-ролл, и они заткнут парню рот, но никто не пришел, и безумец продолжал драть себе глотку в жутком концерте.
   Ничего, думал я, пытаясь побороть дрожь, друзья не оставят меня в беде. Де Фаллен что-нибудь придумает. Тьерри наверняка сообщил отцу о том, что случилось в таверне. И Берни де Триан мне немного обязан своим возвышением. Хотя, я же осмелился ослушаться самого императора...
   Снова накатил ледяной безнадежный ужас, сжал сердце, начал противно ворочаться в животе. Мне захотелось закричать, завыть, подобно безумцу, воющему там, за дверью, и я с трудом сдержался. Надо успокоиться, надо взять себя в руки. Они хотят сломать меня, напугать, раздавить, превратить в безвольную дрожащую тварь, в медузу, заставить оклеветать самого себя.
   Нет, я буду бороться! Буду, буду, буду, буду! Не дождутся, падлы, не на того нарвались. Бог мне поможет, Домино мне поможет, правда на моей стороне. Все будет хорошо, только надо гнать от себя панику, нехорошие мысли, надо быть мужиком....
   - Ауууууууаааааааа! - разнеслось по всей тюрьме.
   Господи, кто-нибудь заткнет этому уроду глотку, или нет?!
   Когда я услышал шаги за дверью, то решил, что стражникам, наконец, опротивел этот кошачий концерт, и они решили успокоить чокнутого узника. Но я ошибся. Шаги пролязгали по коридору и стихли прямо у моей двери. Я напрягся. Раздался лязг, открылось окошко в двери, и свет факела на какое-то мгновение ослепил меня. Я зажмурился и услышал издевательский смех.
  - О-о, наш лунатик не спит! - сказал голос.
  - Эй! - крикнул я. - Откройте дверь!
  - Непременно, - ответил голос и снова заржал.
   Я кинулся к двери, глянул в коридор и увидел фламеньера в оранжевом плаще. Рядом с ним стоял стражник с факелом в руке. За спиной фламеньера еще кто-то. Я сразу узнал этого рыцаря - Дитрих де Хох собственной персоной. Мы старый лютый друг еще по Паи-Ларран.
  - Дит, ты?
  - Не Дит, собака, а мессир Дитрих, шевалье Морензак. - Лицо Дита расплылось в улыбке. - Как тебе новые покои, Лунатик? Самое место для грязной плебейской свиньи.
  - Что происходит?
  - Происходит очищение ордена от швали. Сержант!
  - Три шага назад! - скомандовал тюремщик.
   Я подчинился. Застучал ключ в замке, и дверь открылась. Дит встал на пороге, уперев руки в бока. Вид у него был самый довольный. За его спиной стояли солдаты в форменных коттах вспомогательных войск.
  - Ну не мог я отказать себе в таком удовольствии! - захихикал Дит. - Как тебе покои, Лунатик? Хороши, да?
  - Какого черта?
  - Просто истинным сынам империи надоело терпеть изменников и мужланов в своих рядах, - Дит шагнул в камеру. - Мы вычистили орден от мусора. А уж когда я узнал про тебя, просто не мог не воспользоваться случаем. У меня к тебе счетец, если помнишь.
  - Помню, я тебе нос поправил. Чего лыбишься, мажор? Говори, зачем пришел.
  - А вот зачем, - Дит вытащил из-за пояса смятый свиток. - Видишь этот приказ? Теперь ты в моем распоряжении и пойдешь со мной.
  - Куда?
  - Не твое дело.
  - А все-таки?
  - Я сказал - идешь со мной! - рявкнул Дит, свирепея.
  - Да ну? - Я отступил вглубь камеры. - А рожа не треснет?
   Ответом мне был удар в лицо. Рукой в латной перчатке. К счастью, Дит не попал по носу, смазал по скуле. Второй удар пришелся в живот - он согнул меня пополам и заставил упасть на колени.
  - Научился... драться! - прохрипел я.
  - На еще! - Удар ногой в плечо опрокинул меня на пол. Встать-то я встал и даже собрался дать поганцу сдачи, но один из солдат Дита очень профессионально двинул мне по коленной чашечке. Я снова оказался на полу, и на меня накинулось сразу трое шакалов. Их удары сыпались градом, а я прикрывал ладонями голову и вопил. Истошно, яростно, не хуже сумасшедшего соседа по застенку, вообразившего себя волком. Впрочем, избиение продолжалось всего несколько секунд - эта крыса явно не собиралась забить меня до смерти.
  - Совсем неплохо! - Голос Дита дрожал от ярости. - Еще?
  - Уроды! - выговорил я, оторвав щеку от пола и сплюнув кровь. - Кучей на одного, рыцари за...траханные...
  - А может, поступить с тобой так, как я поступил с твоим цветочком? Обоссать тебя, лунатик? - Я услышал, как залязгали доспехи над моей головой. - Да, сейчас я тебе...
  - Развлекаетесь? - вошел в мое сознание негромкий, спокойный и будто бы знакомый мне голос. - Кажется, я успел к началу танцев.
  - Ты? - В голосе Дита было удивление. - Ты как тут оказался?
  - Эй, а на этом парне все еще символы братства, - сказал спокойный голос. - Ты же не хочешь, молодой барчук, обоссать святой крест? Или хочешь?
   Превозмогая боль, тошноту и головокружение, я все же поднял голову и увидел тощего долговязого человека в черной коже и смушковом полушубке. Я сразу узнал его и почувствовал такую радость - словами не выразить.
  - Защищаешь изменника, Суббота? - прошипел Дит.
  - Выполняю приказ, - дампир подошел ко мне, ухватил за плечо и помог подняться. - А ты его нарушаешь. Это во-первых. А во-вторых, никто не смеет бить фламеньера. Или устав забыл?
  - Он не фламеньер! Он предатель!
  - Да, - Суббота вытащил из рукава какой-то свиток, кинул Диту. - На, прочти.
   Стало тихо. Потом Дит выругался.
  - Магистр де Бонлис отдал этого изменника мне! - выпалил он.
  - Мальчик, ты умеешь читать, или нет? - ответил Лукас Суббота. - Видишь, кем подписан приказ?
  - Ты сам изменник, потому и защищаешь изменника! - пролаял лотариец.
  - Послушай, сопляк, мое терпение на исходе. Еще немного, и оно лопнет, - дампир сверкнул глазами. - Сам уйдешь, или тебя вышибить отсюда пинком под зад?
  - Я тебе это припомню, проклятый мельник. Ты у меня...
  - Пошел вон! - лениво и устало ответил дампир.
   Я видел, в каком бешенстве был де Хох. Но бросить вызов Субботе он не решился. Трус всегда трус. Я слышал, как он, уходя, бормочет угрозы, а мне хотелось плюнуть ему вслед. Но я не мог, разбитые губы не слушались.
  - Спасибо, Лукас, - сказал я.
  - Не надо меня благодарить, - ответил дампир. - Я не освободитель.
  - Ты...
  - Пришел за тобой. Приказом императора ты отправлен в бессрочную ссылку в Хольдхейм. Мне поручено сопроводить тебя.
  - Так значит...
  - Идем, - дампир вытолкнул меня в коридор и знаком велел тюремщику запереть дверь. - Нам предстоит долгая и трудная дорога...маркиз де Квинси!
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  У.Соболева "Бывший" (Романтическая проза) | | К.Кострова "Горничная для некроманта" (Любовное фэнтези) | | Д.Тараторина "Кривая дорога" (Приключенческое фэнтези) | | A.Michi "Чародейка его светлости" (Попаданцы в другие миры) | | С.Грей "48 причин чтобы взять тебя..." (Современный любовный роман) | | И.Лисовская "Отражение его глаз" (Городское фэнтези) | | К.Амарант "Будь моей парой" (Любовное фэнтези) | | В.Чернованова "Мой (не)любимый дракон. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская "Ненависть и другие побочные эффекты волшебства" (Современный любовный роман) | | Н.Лакомка "Карт-Бланш для Синей Бороды" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"