Астахов Андрей Львович: другие произведения.

Чейзер, глава 12

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:

  Глава двенадцатая: Vervogler
  
   Первым ощущением было чувство холода. Он пронимал до костей, буквально наполнял все тело. Я вздохнул, попробовал повернуть голову. Движение отозвалось сильной болью в затылке.
   Да уж, неплохо меня приложили! Знать бы, какая сволочь...
  - Будь внимателен, Дуда, - донесся откуда-то сверху знакомый мне голос. Вроде как Озрек говорит. - Негодяй мог быть не один.
  - Как вы распознали его, господин? - ответил тот, кого назвали Дудой. Говорил он странно, будто паралич перенес.
  - Он не назвал паррроль. - Озрек сделал паузу. - Надеюсь, он доживет до прриезда господина Цоллеррра.
  - Надо было его сразу убить, господин.
  - И не узнать, кто его послал? Ничего, господин Цоллеррр ррразвяжет ему язык. Это не пррростой наемник, клянусь адом. Ты видел его оррружие и доспех? Стррранно, что за тррри дня это уже вторррой лазутчик. У обоих отличные кони. Сегодня ближе к вечеррру хочу прррокатиться на них. Надеюсь, господин Цоллеррр подаррит мне одного из этих жеррребцов. Он будет доволен нами. Стеррреги их хорррошо, Дуда. И следи, чтобы к темнице никто не подходил.
  - Да, господин.
   Я уже понял, что нахожусь в какой-то глубокой яме с бетонированными стенами, закрытой решетчатой крышкой. Дневной свет, проникающий в яму сквозь эту решетку был единственным освещением. Послышался металлический лязг - похоже, мои тюремщики проверяли запор на решетке, а потом стало тихо. Собравшись с духом, я повернул голову и посмотрел наверх. Озрек и его подручный ушли. Видимо, решили, что птичка попалась в клетку.
  - Не думал, что мы встретимся, - сказал негромкий голос за моей спиной.
   Я вскрикнул от неожиданности и перекатился на спину. Человек сидел, привалившись спиной к стене и смотрел на меня с улыбкой.
  - Не узнаешь? - спросил он.
  - Джи Кей? - Я был удивлен и, честно сказать, обрадован. - Что ты здесь делаешь?
  - Дурацкий вопрос, мой друг. Сижу, как и ты.
  - Это я понимаю. Как ты попал сюда?
  - Говори потише, - Джи Кей беззвучно подался ко мне. - Я шел по следу Борга и оказался здесь. Дальше было примерно так же, как и с тобой. Я недооценил проклятого Озрека. Меня оглушили и бросили в эту яму.
  - Давно ты здесь?
  - Третий день. Сидел и гадал, как мне выбраться, но ничего не приходило в голову. - Тут Джи Кей протянул мне руку. - Рад видеть тебя, айслинг.
  - Здесь не самое лучшее место для дружеской встречи, не находишь?
  - Место скверное, согласен. - Джи Кей поднялся на ноги, посмотрел вверх, на решетку. - Даже если я встану тебе на плечи и вытяну руки вверх, до решетки останется еще фута два. Глубокая яма. Прежние хозяева фермы выкопали ее под резервуар для вина, а эти скоты превратили в тюрьму. Отсюда не выбраться.
  - Должны быть варианты, - я едва не сказал об Окане, но решил не торопиться. - Мы обязательно выберемся отсюда.
  - На ферме полно Порченных, вроде тех, что мы видели в Альдре, - ответил Джи Кей. - Есть и простые мужики-земледельцы, странно, что они еще не стали одержимыми. Противники они слабые, но их много, и у нас нет оружия. Даже если выберемся из этой ямы, далеко не уйдем.
  - Значит, без вариантов? - Я почувствовал отчаяние.
  - Не все так мрачно. Главное, мы живы и отделались ушибами. Могло быть хуже. Ты можешь ходить?
  - Могу. И драться смогу, если что.
  - Тогда все совсем неплохо. Что-нибудь придумаем.
  - Звучит обнадеживающе, - я попробовал встать. Голова кружилась, и подташнивало, но вроде я был в порядке. Только вот проклятые уроды обобрали меня до нитки. Мечи, куртка, кольца, флаконы с эликсирами, деньги - все исчезло. А главное, исчез мой смартфон, твари и его забрали. Как говорят в народе - "полная жопа". Второй раз в этом мире меня оставляют ни с чем.
  - Так здесь прячется Борг, или нет? - спросил я рассеяно, продолжая ощупывать карманы.
  - Я не слышал про Борга. Ферма принадлежит какому-то Цоллеру, если я правильно запомнил его имя. Он тут главный.
  - Да, Озрек только что упоминал этого Цоллера. Но Жанин Гроу тут, а это значит, Борг был на ферме.
  - Кто такая Жанин Гроу?
  - Девушка, которую я разыскивал. - Я достал из кармана желудь, который мне дал Окан. На него никто из наших поработителей не позарился. Лучше бы его забрали, а смарт оставили. Хотя...
  - Слушай, Джи Кей, я кажется, знаю, что делать, - сказал я, захваченный волнением. - Окан говорил: "Если окажешься в месте, откуда нельзя выбраться". Наверное, это желудь волшебный.
  - Возможно, - равнодушным голосом ответил кан. - Но я предпочел бы кинжал.
  - Кинжала нет, так что будем копать руками, - я встал на колени и начал раскапывать мягкую землю в середине ямы. Джи Кей вначале смотрел на меня с сочувствием, как на сумасшедшего, а потом все же присоединился, и дело пошло быстрее. Очень скоро мы выкопали ямку глубиной сантиметров в пятнадцать, я опустил туда желудь и засыпал землей.
  - Полить нечем, - сказал я, глядя на аккуратный земляной холмик. - Разве что помочиться на него.
  - И что дальше? - спросил Джи Кей.
  - Не знаю. Наверное, надо еще какое-нибудь заклинание сказать, но я волшебных слов не знаю, - я чувствовал себя полным идиотом. - Будем ждать, выбора у нас нет.
   Стряхнув с рук налипшую землю, я сел у стены и обхватил колени ладонями, чтобы согреться. Джи Кей последовал моему примеру. Минуту мы молчали, не зная что друг другу сказать.
  - Самое смешное будет, если выбраться из ямы не так сложно, как мы считаем, - наконец, прервал тишину кан.
  - Ага, как в анекдоте про индейцев, - ответил я. - Поехали индейцы на охоту и пропали. Неделю нет, две нет, третья пошла, все племя на ушах, женщины плачут, дети плачут, все думают, что мужчины погибли. А они в конце третьей недели возвращаются, живые и невредимые. Естественно, в племени по этому случаю праздник. Съели целого оленя, сели у костра, закурили трубку мира, и старики спрашивают вождя: "Скажи нам, о Серый Медведь, где вы пропадали столько времени? Мы думали, вы погибли, или бледнолицые взяли вас в плен". "Истинно так, - отвечает вождь, - мы были в плену у бледнолицых. Они застали нас врасплох, обезоружили, связали и посадили в огромный каменный вигвам". Все племя в ужасе вздыхает "О!". Старики спрашивают: "Как же вам удалось спастись?" "Мы сидели девять дней и спокойно ждали смерти, как и подобает храбрым воинам нашего племени, - ответил вождь, - но на десятый день Зоркий Сокол заметил, что у каменного вигвама нет одной стены".
  - Ух ты! - воскликнул Джи Кей удивленно, но это восклицание не было реакцией на мой вобщем-то бородатый анекдот.
   Я хотел спросить, в чем дело, но тут сам увидел, что из земли появился зеленый росток, который тянулся вверх с невероятной скоростью. За считанные секунды росток превратился в молодой дубок, и он продолжал расти. Мы как зачарованные следили за тем, как утолщался ствол, как шелестящая листьями крона подбиралась к решетке, закрывающей яму.
  - Ни хрена себе! - вырвалось у меня.
   Дуб уперся ветвями в решетку. Раздался громкий треск, затем скрежет металла, и дерево сорвало решетку, будто она была сделана из бумаги.
  - Давай! - крикнул Джи Кей, хватаясь за один из боковых сучьев. Я последовал его примеру и почувствовал, как дерево увлекает меня вверх, к выходу. Меня охватила сумасшедшая радость: елки-палки, такое и во сне не приснится! Удивительный дуб спасал нас из заточения. Еще несколько мгновений, и в глаза мне ударили лучи заходящего солнца. Я увидел двор фермы и обладателя той самой отвратной рожи, которая привиделась мне за мгновение до потери сознания - это парень ковылял в нашу сторону, держа наготове большие вилы. Видимо, пытался нам помешать. Физиономия его, и без того страшная, была перекошена, глаза бешеные. Отпустив сук, я спрыгнул на землю и приготовился защищаться, но Джи Кей меня опередил - эффектным ударом ноги в челюсть опрокинул урода на землю, а потом пригвоздил его к земле его же вилами.
   Впрочем, радоваться было нечему: со стороны повозок к нам с угрожающими криками бежали еще двое, один с топором, второй с мотыгой. Джи Кей бросился им наперерез, а я метнулся к стене амбара, пытаясь найти что-нибудь для самозащиты. Мне попались на глаза приставленные к стене длинные палки, вроде как опоры для шпалер. Я схватил одну из них, и вовремя - из дверей прямо на меня выскочил мордатый крепыш в войлочной шляпе, вооруженный косой. Я опередил его, ткнул концом в палки прямо в живот, заставив остановиться, а потом съездил ему по черепу, да так, что раздался треск то ли кости, то ли дерева. Парень издал мычащий звук и попытался занести косу, но я успел наддать ему по руке, и коса со звоном упала на землю. Пока вражина пучил глаза, я подхватил косу и вогнал ему ее в грудь до середины, после чего он навзничь опрокинулся на землю. Джи Кей между тем успел расправиться со своими противниками, вооружился топором и бежал мне на выручку.
  - В дом, быстрее! - крикнул он.
   Мы ворвались в холл, где я уже был, пронеслись по лестнице наверх, на второй этаж, и в коридоре столкнулись с Озреком, выбежавшим на шум. Он завопил, увидев нас, но Джи Кей ударил его концом топорища в грудь, и управляющий упал, стукнувшись затылком о дверь. Левой рукой кан вцепился ему в воротник, правой приставил лезвие топора к горлу Озрека.
  - Где наши вещи? - спросил он таким зловещим тоном, что я сам почувствовал страх.
  - На помощь! - прохрипел управляющий.
  - Говори, тварь, где наше оружие!
   Озрек запрокинул голову, показывая глазами на дверь в торце коридора. Джи Кей врезал ему кулаком в зубы, и управляющий отключился. Добротная дверь из резного дерева оказалась прочной и запертой на ключ, но мой канский друг, орудуя топором, вскрыл ее меньше чем за десять секунд. За дверью оказалась просторная обставленная со вкусом подобранной отличной дорогой мебелью комната - спальня и кабинет одновременно, с двумя книжными шкафами, письменным столом, широкой кроватью и угловым камином с кованой декоративной решеткой. А еще в комнате были высокое напольное зеркало в бронзовой раме и большой сундук, запертый на висячий замок. Джи Кей несколько раз ударил по замку топором, и дужка с щелканьем открылась.
   Мои вещи (слава Богу!) оказались в сундуке, как и кольчуга Джи Кея и его пояс с кинжалами. Я так понял, каналья Озрек решил порадовать своего хозяина дорогими подарками. Мелкие вещи и деньги лежали в металлической коробке без замка, и мы их быстро рассовали по карманам и сумкам. Во дворе между тем началась какая-то движуха: выглянув в окно, я увидел с десяток вооруженных молодцов, окруживших дуб, который уже был в два обхвата толщиной и накрыл своей кроной чуть ли не половину двора.
  - Уходим! - крикнул Джи Кей, держа в каждой руке по кинжалу.
   Я хотел ответить, но тут язык прирос у меня к небу, и ноги ослабли. В сундуке, под нашими вещами, были аккуратно сложены вещи хозяина фермы господина Цоллера. И на самом верху лежал черный мундир офицера Ваффен СС. Выгляженный, новехонький, прикрытый чистым полотном.
  - Ах ты, мать твоя чирлидерша! - только и мог вымолвить я.
  - Надо уходить, айслинг, - поторопил меня Джи Кей, наблюдая за происходящим внизу. - Врагов слишком много. Нельзя медлить.
  - Да, конечно. Я сейчас...
   Я не мог не поворошить содержимое сундука. Схватил белоснежную, пахнущую лавандой и корицей рубашку, нашел ярлык портного - рубашку сшил Георг Дюстерберг в Страсбурге. Среди предметов одежды в сундуке не меньше половины были вещами, созданными в моем мире! Рубашки, галстуки, носки, пара отличных костюмов - все было пошито в Рейхе. На самом дне сундука оказались эсэсовский кинжал в ножнах, пустая коробка от сигар и толстый блокнот в переплете из черной кожи с тисненным золотом имперским орлом. Большинство страниц были исписаны, и это был немецкий язык. Я засунул блокнот в сумку, преодолев соблазн начать чтение прямо тут. Мне не хотелось заставлять Джи Кея ждать.
  - Иду, иду! - бросил я, захлопывая крышку сундука и осматривая комнату в поисках чего-нибудь важного. Мне ужасно не хотелось уходить, пока я тут все как следует не осмотрю. Я почти не сомневался, что найду в кабинете таинственного господина Цоллера много такого, что поможет мне разобраться с загадками, на которые я искал ответы с первого дня пребывания в Десятигорье. И я бы наверное, тянул до последнего, но тут на улице раздались громкие крики и я, подняв раму окна, выглянул наружу. К нашим врагам подошло подкрепление, не меньше трех десятков народу, причем минимум двое были вооружены арбалетами. А еще они тащили большие лестницы, чтобы забраться в дом через окна.
   Покидая комнату, я не удержался и посмотрел в зеркало. Физиономия у меня была бледная, измазанная грязью, на лбу надулась большая сизая шишка. И вот тут случилась удивительная вещь: мое изображение в зеркале заколыхалось, и вместо отражения себя самого и комнаты за моей спиной, я увидел богато убранный покой и женщину в кружевной рубашке, сидящую на низкой банкетке ко мне спиной. Неизвестная дама расчесывала длинные русые волосы гребнем.
  - А, это вы, Преследователь! - сказала она, не оборачиваясь. - Позвольте, я закончу свой туалет. Вы ведь не торопитесь?
   Я вздрогнул - голос женщины был мне знаком. Очень знаком. Где я мог слышать его?
   Незнакомка продолжала расчесывать волосы. Я знаю еще одну девушку, у которой такая же великолепная шевелюра. Почему-то мне стало очень страшно.
  - Должна вам сказать, что Ковен очень беспокоит то, что случилось в Эммене, Лектуре и Альдре, - говорила она. - Преследователь Санктура ускользнул от нас трижды. Он не такой идиот, каким казался вначале. Сестры Эвгена и Салима не справились с заданием, сестра Джетта едва не погибла, потому что у паршивца непонятным образом оказался один из мечей Торна. Кто дал ему это оружие? У санктурских магов не было мечей Торна. Значит, у него есть другие союзники. Ему помогли уйти из Лектура, и вы его не обнаружили. Это очень плохо. Вы слушаете?
   Я молчал, чувствуя, что воздуха мне определенно не хватает. Сердце у меня колотилось, как сумасшедшее. Женщина сняла волосы с гребня и продолжила туалет.
  - Книга и записи вашего противника у нас, но это ничего не значит - наши враги смогли призвать Преследователя через новый портал. - В ее голосе отчетливо зазвучало раздражение. - Не мы одни теперь владеем пространственной магией. Поэтому у Ковена для вас будет новое задание, Преследователь. Мы отправим вас в прошлое, вы найдете Андре в своем мире и уничтожите его. Только так мы сможем окончательно избавиться от досадной помехи в лице этого нового пришельца, ведь он потомок Андре. Как вам мой план?
   Она обернулась. Наши взгляды встретились, и я подумал, что это какой-то невозможный кошмар.
  - ЭЭЭЭ...ЭЛИНА?!!!
   Ее лицо помертвело, исказилось в жуткой гримасе, и зеркало погасло, осыпав меня зелеными искрами. А я просто не мог сдивинуться с места. И только Джи Кей, резко рванув меня за рукав, вернул мне возможность осознавать реальность.
  - Чего застыл? - крикнул он. - Они уже в доме!
   То, что произошло в следующие мгновения, я запомнил смутно. Слишком сильным было потрясение от того, что я увидел в зеркале пару секунд назад. Мы выскочили из кабинета Цоллера, побежали к лестнице - по ней уже поднимались несколько вооруженных парней. Джи Кей ударами кинжалов сбросил их вниз. Что-то пролетело мимо моего уха - наверное, это был арбалетный болт, - я с воплем двинул какому-то малому эфесом меча прямо в физиономию, перепрыгнул через упавшего и выбежал на улицу, прямо на толпу, которая поджидала нас. И был бы нам трындец, если бы не дуб, который уже спас нас сегодня.
   Неприятели побежали прямо на нас, но миг спустя разлетелись в разные стороны, сбитые, как кегли могучими ветвями дуба - дерево-спаситель, оказывается, не только вызволило нас из ямы, но теперь дралось на нашей стороне, размахивая сучьями, как боксер руками. Восторгаться новыми чудесами друидской магии не было ни времени, ни желания - все, чего я хотел, так это выбраться со двора фермы. Пока враги поднимались с земли, мы добежали до ворот и выскочили на дорогу. С полдесятка отчаянных голов решили нас преследовать, однако мы и здесь не оказались без помощи - пролетевший мимо нас с Джи Кеем файерболл попал точнехонько в толпу преследователей и разорвался, разбросав по обочинам дороги обугленные клочья тел и дымящиеся тряпки.
   Я посмотрел в ту сторону, откуда прилетел огненный шар и увидел метрах в десяти от нас Зальбера Окана. Аптекарь стоял, разведя руки в стороны, и на его пальцах плясали язычки пламени.
  - Ко мне, скорей! - крикнул он.
   Нас не надо было просить дважды, тем более что из ворот уже появилась вторая группа преследователей. Новый огненный шар покончил с ними так же, как и с первыми.
  - Ну что, пригодился желудь? - с усмешкой спросил Окан, когда мы подбежали к нему. - Рад видеть тебя целым и невредимым.
  - Воистину, - я помотал головой, пытаясь прийти в себя. - Чудом ушли.
  - Твой друг? - Окан с подозрением посмотрел на Джи Кея. Вытащил из-за кушака какой-то зеленоватый кристалл и направил его на моего приятеля. Кристалл наполнился зеленым сиянием. - Все в порядке. Надо уходить отсюда.
  - Моя лошадь осталась там, - заявил я. - Нельзя оставлять им Бреса.
  - Моя тоже, - заметил Джи Кей. - Но мы не можем туда идти.
  - Чудо-дуб задержит их, - ответил Окан. - А за лошадей не волнуйтесь.
   Аптекарь коротко свистнул, и из-за деревьев появилась его лошадь. Окан что-то прошептал ей на ухо. Лошадь тряхнула гривой и заржала так, что я невольно отшатнулся. С фермы раздалось ответное ржание, послышались грохот и удары, и из ворот "Яблочной Башни" на дорогу вынеслись мой Брес и вороной конь Джи Кея.
  - Все, можем уходить, - заявил Джи Кей, забравшись в седло.
  - Нет, не можем, - возразил я. - Жанин осталась на ферме.
  - Боюсь, ей уже не помочь, - сказал Окан. - Она во власти зла, и нам ее не спасти.
  - Я обещал отцу вернуть ее, - отрезал я. - Уезжайте, я сам справлюсь.
   Окан посмотрел на меня с состраданием и собрался было сказать мне, какой я идиот, но тут раздался крик, и мы увидели Жанин, бегущую в нашу сторону от ворот. За ней гнались пять человек, вооруженных кто чем. Не дожидаясь, пока Окан применит свои заклинания, я вытащил из ножен Солер и бросился навстречу девушке. Блеснуть своими фехтовальными талантами мне, однако, не пришлось: Окан применил против преследователей Жанин новое заклинание - просто разорвал землю поперек дороги глубокой трещиной, в которую бедняги благополучно свалились, после чего трещина закрылась, будто пасть насытившегося чудовища. Страшная смерть, однако.
  - Добрый сэр, спасибо вам, спасибо! - Жанин кинулась мне на шею, и мне стало неловко от такой эмоциональной реакции девушки. - Я вечно буду вас помнить!
  - Все так говорят, - меланхолически заметил Окан, счищая с рукава куртки засохшую грязь. - Но все равно приятно.
   Смартфон у меня за пазухой издал мелодичную трель. Черт, черт, да как же я рад этому звуку! Высвободившись из крепких объятий Жанин, я достал смарт. Сообщение касалось моего задания:
  
   Задание "Исчезновение" обновлено.
   Найди способ избавить Жанин Гроу от проклятия черной магии.
   Помни, у тебя только три дня.
  
  - Плохие новости? - усмехнулся Окан.
  - Не вижу повода для веселья, - огрызнулся я, пряча смарт. - Все, едем искать Борга. Из-под земли его достану.
  - Если так, то я с тобой, айслинг, - отозвался Джи Кей. - Ты помнишь мою историю.
  - И я с вами, сэр! - заявила Жанин, сияя глазками. - Я теперь ваша должница по гроб жизни.
  - Конечно, конечно, - пробормотал я с идиотской улыбкой, думая о том, какое количество проблем я себе заполучил.
  - Без меня вам крышка, - заявил Окан, поправляя седло. - Так что едем втроем.
  - Вчетвером, - поправил я.
  - А, ну да, вчетвером. - согласился Окан и добавил: - Надо же кому-то ухаживать за лошадьми.
  
  
   ***
  
   Как я уже упоминал, загадочное поместье "Красные Камни" находилось судя по карте милях в двадцати севернее злополучной фермы, но Окан выбрал другую дорогу - повел нас на восток, через лес. Вскоре мы добрались до одинокого, укрытого в чаще бревенчатого сруба с маленьким заросшим сорняками огородиком и колодцем под окнами. Похоже, хозяева домика давно тут не жили. Здесь мы и остановились на ночлег.
   В пути я очень плохо воспринимал все, что со мной происходит - все мои мысли были о виденном в зеркале. Я пытался убедить себя, что это была иллюзия, что я обознался, приняв женщину в зеркале за Элину, что она всего лишь иномирская двойница моей Мурлыки, что меня обманул и испугал неведомый дьявольский морок . Но еще я вспомнил, что случилось со мной перед тем, как я попал в Десятигорье, странный звонок загадочной Кристины, похищение записок Кузнецова, и то, как это объяснил мне Гаттскон. Выводы напрашивались самые пугающие и невероятные. Думая обо всем этом, я понимал, что отныне не буду знать ни сна, ни покоя, пока не узнаю правды.Впрочем, в запутавшей меня паутине загадок появился определенный просвет. Черный Человек из Лектура и владелец "Яблочной Башни" Цоллер, походу, один и тот же человек (человек ли?), и он связан с ведьмами Тойфельгартена. Кто он, как оказался в этом мире, почему жив до сих пор? Это были вопросы, на которые я не мог дать ответы. Оставалось надеяться, что найденный в сундуке Цоллера дневник даст мне хоть какие-нибудь подсказки.
   Английский у меня на неплохом уровне - в выпускном классе я изъявил желание основательно изучить язык Чосера и Шекспира, и мама, Царство ей Небесное, нашла мне отличного репетитора, свою подругу по институту, которая за каких-то полгода так выучила меня с самых азов, что на первом курсе меня сразу определили в английскую реферативную группу, а еще через год я на отлично сдал TOEFL- тест. А вот немецкий я год назад начал изучать по переписке. Познакомился в Интернете с девушкой из Берлина, вначале переписывались на английском, а между делом я ее немного учил русскому, а она меня немецкому. Продолжалось все с полгода, потом я познакомился с Элиной, и переписка была заброшена. Так что кое-какие познания в немецком у меня есть, но хватит ли их для того, чтобы понять хотя бы главные моменты в дневнике нациста? Ладно, попытка - не пытка, надо попробовать.
   Пока Жанин готовила ужин и варила на открытом очаге глинтвейн для всей компании, Джи Кей приводил в порядок свое снаряжение, а Окан, развалившись на единственной в доме кровати, единолично хомячил из своего мешка какие-то вкусняшки, я запалил найденную в домике свечу, устроился у окна, раскрыл дневник Цоллера и принялся читать. Задача оказалась легче, чем я предполагал, все-таки английский и немецкий очень похожи, и будь у меня под рукой немецко-русский словарь, я бы без труда перевел все записи в дневнике. Но даже от того, что мне удавалось прочесть, волосы на голове вставали дыбом.
  
  20 апреля 1944 года.
   Сегодня день рождения фюрера. Бёме (комендант лагеря "Объект 43") накрыл стол. Собрались все - Энгель, Шлегер, доктор Бахманн, начальник охраны Вольф, Ева Хаан. Пили "Вдову Клико" и отличный марочный довоенный "Камю" за здоровье фюрера, скорую победу Рейха и обсуждали новости и слухи. У всех отличное настроение. Позавчера Ева и доктор отобрали еще 25 голов из числа восточных скотов и провели новый эксперимент с установкой. Наши успехи радуют. "Прямая линия" действует в штатном режиме. За это тоже выпили, тем более что Энгель уже должил в Берлин о последних удачных запусках. Пусть это будет нашим подарком фюреру!
   Вечером написал письмо Хелене и читал "Фауста" Гете. Свежий весенний вечер за окнами удвоил удовольствие от чтения.
  
  1 мая 1944 года.
  
   Энгель и Хаан провели очередной эксперимент. Нет никаких сомнений, что установка работает как надо. Контрольные приборы не фиксируют никаких опасных отклонений. На обед сегодня подавали суп из бычьих хвостов, жаркое по-венски и штрудели с яблоками. Во время обеда Энгель намекнул, что хочет поручить мне очень ответственное задание. Я готов. Я давно ждал, что мое начальство оценит мои способности и желание послужить Рейху. Так что настроение у меня отличное. Сегодня заходил к Еве, подарил ей коллекционную фарофоровую куклу от Леона Брю. Эта милашка оказалась в вещах одного еврея, которого вчера перевели в Освенцим. Наша Рапунцель в восторге! Посмотрела на меня так, что я, пожалуй, готов изменить моей Хелене с нашей умной докторшей (Шучу). Надо расспросить Еву о планах Энгеля. Мне самому интересно, что там приготовил для меня старик.
  
  5 мая 1944 года.
  
   Беседовали с Энгелем в его кабинете, и шеф разоткровенничался. То, что я узнал от него, с трудом укладывается в голове. Энгель празднует успех и считает, что пора кому-то из офицеров СС воспользоваться установкой. С одной стороны, это честь, что выбрали меня, а с другой... Уж не хочет старикашка Удо избавиться от меня?
   Я своими глазами видел, что происходило во время первых экспериментов. При попытках транспортации от подопытных оставалась только бурая вязкая жижа. Шлегер был уверен, что гибель заключенных происходила из-за воздействия неведомой нам силы, связанной с оккультными схемами из книги Августа Вюртембергского. О них я вообще ни черта не знаю - работа с мистическим наследием прерогатива Шлегера и Хаан, они специалисты по оккультизму. Шлегер как-то проговорился, что Август умел открывать проходы в иные миры, но насколько это реально? Вряд ли средневековое чернокнижие хоть как-то связано с наукой. Мне это непонятно, я специалист по электротехнике, а не оккультист. Но не в этом суть вопроса. Группа ничего не знала о том, какой эффект может возникнуть при синтезе средневековой магии и техники. Но Шлегер, наш многомудрый доктор Фауст, наверное, заключил сделку с Мефистофелем и разгадал эту загадку. Во-первых, нам удалось, как считает Энгель, найти переход в иной мир, во-вторых, теперь войти в установку не означает неминуемо погибнуть. Во время последних трех переходов все подопытные заключенные были переправлены туда и обратно живыми и невредимыми. Позже, когда их ликвидировали, и доктор провел вскрытие, выяснилось, что их внутренние органы в полном порядке. Это большое достижение, теперь мы знаем, как обойти эту опасность....
   Вечером пристутствовал на экзекуции. Вольф лично расстрелял пятерых французов, пытавшихся организовать побег. Зрелище было малоприятное.
  
  14 мая 1944 года.
  
   Я дал согласие на участие в эксперименте. Конечно, меня тревожат возможные последствия, но я, в конце концов, офицер СС, а не какая-то тыловая крыса! Энгель доволен. Старик явно чего-то не договаривает, это читается на его хитрой физиономии.
   В последующие дни нужно составить подробные инструкции для Пауля. Он способный парень, но силовая установка Flucht - это не мотоцикл и не кофеварка. Я должен быть абсолютно уверен в моем заместителе.
  
  
  20 мая 1944 года.
  
   На завтра назначен эксперимент с моим участием. Сегодня полдня проторчал в медпункте, где Бахманн обследовал меня с головы до ног. Моему здоровью, как он заявил, можно только позавидовать. Я настоящий образчик сверхчеловека. Детали перехода уже согласованы, он будет проходить в два этапа. Сначала в установку отправят пятерых поляков, которые примут на себя возможный энергетический удар, потом пойду я. Энгель говорит, что все под контролем, при малейшей нештатной ситуации, установка будет немедленно отключена. Хочется верить, что все пройдет нормально.
  
  21 мая 1944 года.
  
   Всю ночь не сомкнул глаз, сказалось волнение. В 7 утра узнал, что Энгель отменил эксперимент. При проверочном запуске выяснилось, что из-за неполадок системы водяного охлаждения сильно греется внешний контур установки. Райхманн получил выговор от Энгеля. Черт его знает, сколько времени уйдет на ремонт и отладочные работы, так что мой подвиг во имя Рейха и фюрера пока отложен как минимум на несколько дней. Есть возможность спокойно дочитать "Фауста".
  
  
  
  
  
  25 мая 1944 года.
  
   Получил письмо от отца. Он пишет, что дела идут хорошо. В наше поместье прибыли остарбайтеры из Бессарабии и Крыма, и отец считает, что они будут работать с полной отдачей. У отца большие планы, он собирается в этом году предложить на рынок наше вино с классификацией QbA. Если это случится, семейное предприятие "Цоллер и сын" получит новое дыхание. Меня эта новость так взволновала, что я целый час молился за отца и просил Господа помочь ему. Жаль, в такое важное для семьи время я нахожусь не дома! Написал ответ отцу и позже черкнул несколько слов Хелене.
   Вечером играли в карты с Шлегером и интендантом Хюбнером. Я выиграл десять марок.
  
  30 мая 1944 года.
  
   Ремонт установки неожиданно затягивается - доставленные из Страсбурга запчасти не подошли. В документах неправильно указаны электротехнические характеристики. Это или бюрократическая ошибка, или вредительство. Энгель в ярости, теперь придется ждать еще минимум неделю. Надеюсь, что мерзавцев, допустивших такую халатность, расстреляют по законам военного времени.
   Сегодня Отто (Данцигер) сказал мне, что есть секретная информация о возможном десанте англичан через Ла-Манш во Францию. Добро пожаловать! Роммель устроит островным крысам теплый прием.
  
  
  5 июня 1944 года
  
   В ночь с 4 на 5 запустили установку. Сегодня случилось интересное событие. Энгель вызвал меня к себе в кабинет, и там я увидел хорошенькую юную фройляйн, которую Удо представил как Элину Дули...
  
   Тут я остановился - меня снова покрыл холодный пот, началось сердцебиение.
  - Ты чего, айслинг? - Джи Кей заметил мое смятение.
  - Ничего. Все хорошо.
  - Выпейте, сударь, - Жанин подала мне кружку горячего вина с пряностями. Напиток оказался в тему: после пары глотков тепло разлилось по телу, и я продолжил чтение.
  
  ... Фройляйн Дули была весьма странно, я бы сказал, театрально одета - готов поспорить, что так одевались дамы-наемницы во времена Тридцатилетней войны (если, конечно, таковые когда-нибудь существовали!) Однако то, что сообщил мне штандартенфюрер буквально шокировало меня - загадочная дама оказалась во-первых жительницей того самого мира, куда вывели нас эксперименты с установкой, во-вторых, ведьмой, представительницей весьма могущественного в своем мире сообщества, которое, как я понял из ее слов, готово заключить с нами союз. Детали, по ее словам, я должен буду обсудить со штандартенфюрером. После этого Энгель и странная гостья ушли, оставив меня в кабинете одного.
   Значит, это правда! Мы действительно бросили вызов старому доброму трехмерному миру и победили его. Гений Рейха сокрушил время и пространство и...
  
   Бла-бла-бла, не буду я переводить эту нацистскую похвальбу, вряд ли она имеет отношение к делу. Посмотрю-ка лучше, что там дальше.
  
  
   ...Штандартенфюрер вернулся через полчаса, весьма оживленный и в отличном настроении. Он сообщил мне, что в наш прежний план внесены некоторые изменения, и намечается поворот, который может радикально изменить не только наше будущее, но и будущее Рейха.
  - А пока отдыхайте и набирайтесь сил, Генрих, - сказал он мне напоследок. - Очень скоро вам предстоит выполнить чрезвычайно ответственную миссию. Зиверс уже в курсе, и он полностью одобряет все, что мы делаем. Может быть, это громко звучит, но мы с вами на пороге величайшего открытия, которое сделает Рейх непобедимым.
   Я ушел от Энгеля со странным чувством. Я верю в могущество арийского гения, но неужели нам ДЕЙСТВИТЕЛЬНО удалось преодолеть границу между мирами? Мне не хочется думать, что Энгель в каких-то своих мелких карьерных интересах устроил бесстыдную мистификацию. Это было бы отвратительно. Устраивать клоунаду в то время, когда наши товарищи гибнут на фронтах - невозможно! Если это розыгрыш, я непременно сообщу в Берлин.
  
  6 июня 1944 года
  
   Весь день прошел в разнообразных текущих делах. В 17.00 меня вызвали на срочное совещание к Энгелю. Пришли тревожные вести из Нормандии - там началось крупное наступление англичан и американцев. Своим приказом Энгель ввел на "Объекте 43" режим особой охраны. Из Берлина пришла директива, предписывающая не допустить захвата врагом документации и оборудования, связанных с проектом "Прямая линия". Полный отчет для Берлина о результатах проекта должен быть готов не позднее 1-ого сенятбря. Меня эта новость не обрадовала. Если проект будет закрыт, меня отправят на фронт, и не дай Бог, на восточный!
  
  11 июня 1944 года
  
   Весь день приходят скверные новости с севера. Шлегер сообщил по секрету, что англоамериканцы задействовали в операции огромные силы. На душе тревожно. Сегодня присутствовал в Зоне "Х", наблюдал за отправкой очередной партии человеческого материала в установку. Доктор Хаан настроена оптимистично, но мне почему-то не до веселья.
  
  - А ты оказался трусоватой сволочью, Генрих Цоллер! - пробормотал я, прочитав этот фрагмент дневника. - Что ж, это хорошо. Учтем на будущее...
  
  
   19 июля 1944 года
  
   Новости приходят одна хуже другой. Англоамериканские войска заняли Шербур, Роммель тяжело ранен. Наши войска отступают, враг вот-вот выйдет к Парижу. Наш конвой, вывозивший часть оборудования и документации, попал под бомбежку. Погибло девять человек, ранено двадцать шесть, Данцигер контужен, без вести пропал инженер Райхманн (черт возьми, мой сон один в один! Как такое вообще может быть?!) Энгель ходит злой, как черт. Ждем приезда Зиверса. Со мной о таниственной миссии никто не заговаривает. Почему?
  
   21 июля 1944 года
  
   Сегодня узнал, что на фюрера было совершено покушение! Слава Богу, он жив! У Энгеля руки тряслись, когда он сообщал о событиях в Берлине. Говорят, заговор устроили те, кому фюрер беззаветно верил. Проклятые предатели!
   Настроение ужасное. Ничего не хочется писать. Вечером обязательно напьюсь в одиночку.
  
  
  24 июля 1944 года.
  
   Утром в лагерь прибыл штандартенфюрер Зиверс. Почти четыре часа он осматривал лагерь, бараки, мастерские, служебные помещения, медицинский блок и лабораторию, побывал в Зоне "Х", затем проводил совещание в резиденции Энгеля. Сообщил новости о заговоре, о том, что в Берлине и прочих местах идет настоящая охота на предателей. Затем слушали отчет Энгеля и Евы Хаан о результатах эксперимента с установкой. Ева преподнесла всем сюрприз - продемонстрировала Зиверсу пробирку с некоей "субстанцией", полученной от "ведьм". Если верить ее докладу, эта "субстанция" может стать основой для медикаментов, придающих человеку невероятные возможности. Испытания на заключенных дали положительные результаты. Зиверс потребовал продолжить работы на "Прямой линии" до особых распоряжений. Бёме дал праздничный обед с олениной, фуа-гра и отличным коньяком. Но главное, что в мой адрес не было никаких замечаний. Энгель даже похвалил меня за рвение и компетентность.
  
  
  1 августа 1944 года
  
  В лагерь прибыли неожиданно прибыли следователь оберабшнита "Рейн-Вестмарк" Аушбах и представители гестапо - два господина в штатском, которые беседовали со всеми нами по очереди. Меня допрашивали после Шлегера. Гостей очень интересовали мои связи в Берлине, связи моего отца, история нашей семьи и тому подобная информация. Назывались фамилии - много фамилий, но я со всеми этими людьми незнаком и никогда не встречался. После допроса отправился к себе: зашел Шлегер и шепнул, что офицеры гестапо прибыли разыскивать предателей. После покушения на фюрера это происходит везде. Выпили бутылку коньяка на радостях, что не попали в число подозрительных.
  
  3 августа 1944 года
  
   Сегодня в 9.00 был вызван к Энгелю для важного разговора. Штандартенфюрер выглядел мрачнее обычного.
  - Садитесь, Генрих, - приказал он, не глядя на меня. - Выслушайте, не перебивая. Мы начинаем операцию "Преследователь". Пару месяцев назад я намекнул вам, что готов отправить вас в другую реальность. Вам говорили, что все дело в неисправностях портала, но это не так. Ключевую роль в операции должен сыграть офицер, абсолютно надежный и преданный великой Германии и фюреру. Ваша кандидатура утверждена на самом верху, и я вас поздравляю, Генрих.
   Я понял, что он хотел этим сказать. Меня почти два месяца проверяли, и теперь проверка окончена. Я признан лучшим. Это действительно честь для меня.
  - Хочу сразу вас предупредить, гауптштурмфюрер - миссия чрезвычайно ответственная, и ее важность даже не подлежит обсуждению, - продолжал Энгель. - Вам придется действовать в интересах Рейха в очень необычном мире. Вот, возьмите, - он подал мне папку с отпечатанными на машинке бумагами, - здесь краткое описание мира Десятигорья, так он называется. Скажу честно, у нас были две кандидатуры, вы и оберштурмфюрер Шафт. Остановились на вас. Вам оказано высочайшее доверие на самом верху, Генрих. Вы обязаны вывернуться наизнанку, но оправдать его.
  - Я готов, господин штандартенфюрер, - ответил я.
  - Обстановка очень тяжелая, Генрих. Вы солдат, и я солдат, и мы не должны скрывать друг от друга горькую правду. Англичане и американцы захватили Кан, Авранш и движутся к Парижу. Наши войска сражаются героически, но силы слишком неравны. Мы отступаем. Враг господствует в воздухе, мы несем огромные потери. Если Париж падет, их удар будет направлен на нас. На восточном фронте дела обстоят еще хуже, там большевики тоже перешли в наступление. Они буквально перемололи наши армии в Белоруссии. Времени у нас немного, от силы два-три месяца. Поэтому я буду с вами предельно откровенен. Вы пробыли на "Объекте 43" девять месяцев, вы активно участвовали в проекте. И вы соавтор нашего успеха. Теперь мы должны пожать плоды наших трудов. То, что я сейчас скажу вам - высшая государственная тайна. Никто не должен знать о том, что вы сейчас услышите. Мне тяжело это говорить, но Рейх обречен. В Берлине это понимают. Нас спасет только чудо. И это чудо должны сотворить мы с вами, Генрих. Во имя Германии, во имя нашей победы. Мы сделаем это, и я вернусь к своей жене и детям, а вы к невесте и прекрасным винам вашего отца. Мы не можем проиграть.
   В мире Десятигорья у нас есть союзник. Это сообщество чернокнижниц, которые называют себя Ковеном. Они тоже ведут борьбу с врагами и хотят, чтобы мы помогли им. Нашим призом за эту помощь может стать та самая субстанция, которую показывала Зиверсу доктор Хаан. Это могущественный эликсир, способный творить чудеса. Я организую вам встречу с госпожой Дули, она объяснит вам, что Ковену нужно от вас. А сейчас скажу, что нужно нам. Если мы получим стабильный проход в другой мир, мы сможем укрыться там от врагов в день, когда все будет потеряно. Уйти за грань миров, чтобы отдышаться, накопить силы и вернуться для новой битвы. Понимаете, что поставлено на карту? Вам доверена судьба Рейха, Генрих, его будущее. Сам рейхсфюрер Гиммлер поручает вам выполнить задание. Не подведите его и меня...
  
  - Будете ужинать? - Жанин стояла возле меня с дымящейся миской в руках и улыбалась. - Гороховый суп с ветчиной по-деревенски. Поешьте, пока горячий.
  - Спасибо, я не хочу, - я покосился на догорающий огрызок свечи в плошке. - Лучше свечу новую дайте.
  - Интересное чтение? - поинтересовался Окан.
  - Очень интересное.
  - Лучше бы тебе поспать, завтра будет трудный день.
  - Грызи свои сухари и отстань от меня.
  - А-а-а, ну ладно, - протянул он и вытянулся на кровати, закрыв глаза.
  - Надеюсь, друг, твои исследования помогут нам найти эту крысу, - сказал Джи Кей и направился к лестнице на чердак. - Спокойной ночи.
  - Спокойной ночи, - ответил я и вернулся к дневнику Цоллера. Я обратил внимание, что несколько страниц из дневника были вырваны: похоже, Цоллер боялся, что его записки может прочесть кто-то, кому их читать не стоит. Следующая запись была сделана только пятнадцатого октября.
  
  15 октября 1944 года
   Мне все труднее и труднее сдерживать себя. Дела идут из рук вон плохо. Шестого числа была ночная бомбардировка. Несколько бомб легли рядом с территорией лагеря, и залетевший осколок повредил силовую станцию установки. Энгеля едва не хватил удар. Мое второе путешествие в Десятигорье становится невозможным, пока не закончим ремонт, а он займет время. Берлин торопит, нервы у всех взвинчены до предела. Мы работаем днем и ночью. Враг уже на севере Эльзаса и вот-вот двинется на нас. Только бы нас успеть довести начатое дело до конца!
   Беседы с фройляйн Дули многое мне объяснили. И главное - мне ясна поставленная задача. Я не слишком верю в мистику, но моя наставница весьма убедительна... Одно я понимаю ясно: судьба войны и Рейха зависит сейчас во многом от моих усилий. Всего-то нужно найти этого Вечного Жида, этого мага, который знает секрет воды жизни. И еще поразительно, что события в разных мирах развиваются так похоже...
  
  24 октября 1944 года
  
   Установка готова к работе. Энгель сказал, что этот запуск планировался вместе с союзницами из Ковена. Завтра я встречусь с самой Архиматерью, главой этого сообщества. Фройляйн Дули говорит, что встреча с ней необходима, только Архимать может снабдить меня силой, необходимой в поисках Джаримафи. Из Берлина пришло указание закончить эвакуацию к 20-му ноября. Бёме получил приказ организовать отправку человеческого материала в Освенцим, но Хаан просит его подождать - она все еще надеется получить, как она выражается, "изначальную субстанцию".
  
  
  2 ноября 1944 года
  
   Я был там! Я видел все своими глазами! Архиматерь говорила со мной, и я теперь могу выполнить свою миссию до конца.
   Утром Энгель устроил совещание. Пришла секретная информация, что сегодня в восемь вечера английская авиация будет бомбить Страсбург, и среди целей значится наш объект. Поэтому будет задействован план "Курьер". Хаан, Шлегер и Данцигер уже получили приказ. Я пока остаюсь на "Объекте 43" вместе с Энгелем. Мой новый визит в Десятигорье отложен до возвращения научной группы. Энгель разрешил мне написать письма отцу и Хелене. Шлегер возьмет их с собой.
   Мне страшно. Я не знаю, вернусь ли я обратно, сколько понадобится времени, чтобы заново смонтировать и запустить "Прямую линию", и будет ли она вообще работать? Если с установкой что-то случится, я навсегда останусь в Десятигорье. Может быть, это та цена, которую я должен заплатить за победу Рейха. Что ж, я готов. Пусть будет, что будет.
  
  3 ноября 1944 года.
  
   Катастрофа. Иначе это никак не назвать. Французские партизаны подстерегли научную группу на дороге в Сен-Лазар. Все убиты. Энгель готов лезть в петлю. Он уже сообщил Зиверсу о случившемся. Остается ждать реакции Берлина и молиться.
   Состояние у всех подавленное. Пили и вспоминали наших товарищей. Наш проект обезглавлен. Без Евы, Климента и Отто нам не закончить работу, на которую возлагалось столько надежд.
  
  6 ноября 1944 года.
  
  Сегодня последний день моего пребывания в этом мире. Завтра в 6.00 я отправлюсь в путешествие, из которого, возможно, не будет возврата.
  Но страха больше нет, есть только решимость довести свою работу до конца.
  Если я погибну... Нет, не стоит думать о худшем варианте. У нас все получится. Мы немцы, мы раса гениев. Все будет хорошо.
  Писать нет ни сил, ни желания. Коньяк уже не помогает, поэтому лягу спать пораньше. Да смилуется Бог надо мной!
  Прости меня, отец.
  Прости меня, Хелена.
  Хайль Гитлер!
  
   Заметки на последних двух страницах дневника были сделаны разными чернилами и не имели дат написания. Я сразу подумал, что Цоллер делал их через очень большие промежутки времени, и не ошибся.
  
   Мы опоздали. Мой враг сумел ускользнуть. Он прятался в Лектуре под самым носом у меня - и все равно смог уйти. Дули говорит, ему некуда бежать, мы обязательно отправим его вслед за Артобеллой. Но я все равно готов рвать на себе волосы от бешенства. Записи Артобеллы уничтожены, все мои труды пошли прахом. Это все маги, эти проклятые маги! Однажды я рассчитаюсь с ними за все...
  Но откуда он взялся здесь, этот пес?
  
  И еще одна запись, последняя:
  
   Наверное, это то, что могло бы сделать счастливым моего отца. Я всегда мечтал продолжить его дело. Впереди у меня вечность, дарованная мне ведьмами Ковена. У меня есть это имение, доходное предприятие, которое крепнет с каждым годом, и надежда, что в моем мире победа осталась за Рейхом. И еще вера, что однажды я снова вернусь в наше старое поместье близ Ганновера и войду в свою комнату, из которой ушел на войну апрельским утром тысяча девятьсот сорок второго года. Почти семьдесят лет назад. Я часто вижу эту комнату во сне. Сохранилась ли она?
   Они бросили меня. Предали. И боль от этого предательства не пройдет никогда.
  
   Тренькнул смарт. Я вытащил его из сумки и прочитал следующий месседж:
  
   Задание "Проклятие" обновлено.
   Узнай больше о Преследователе Ковена.
  
  Я закрыл дневник и положил его на лавку перед собой. Заметил, что у меня дрожат пальцы. В доме было достаточно тепло, но меня знобило. Приготовленный Жанин глинтвейн остыл, я с жадностью выпил его в несколько глотков. Мысли, устроившие в моей бедной голове настоящую толкучку, начали понемногу проясняться. Сегодня я узнал очень важные вещи, но в моей задаче осталось предостаточно иксов и игреков.
   Во-первых, как могло случиться такое, что я увидел во сне во всех деталях и подробностях операцию, в которой участвовал в 1944 году Андрей Кузнецов? Генетическая память? Скорее всего, других объяснений просто нет. Записи эсэсовца подтвердили, что мой сон не был простой игрой спящего разума. Все это было, все случилось именно так, как мне приснилось. А потом случилось все остальное - находка в квартире Кузнецова, встреча с Ильиным, переход между мирами. Невероятная, фантастическая цепь событий, в которую я оказался вовлечен.
   Свеча погасла, выпустив струйку дыма. Я посмотрел на Окана - аптекарь растянулся на кровати и мирно посапывал во сне. Сегодня я увидел в его исполнении некоторые магические кунштюки. Если рядовой маг способен на такое, то чего ожидать от могущественных ведьм Ковена - да они меня в порошок сотрут, не напрягаясь! И потому непонятно, почему именно меня выбрали маги Санктура. Или же есть что-то такое, чего я еще не знаю?
   И это видение в зеркале. Я по-прежнему отказывался верить увиденному. Но есть еще записи Цоллера, где упоминается ведьма по имени Элина. Черт, а может, у меня просто разыгралось воображение, и я поверил тому, что в принципе невозможно?
   Так, минуточку, а магия возможна? Файерболлы и разверстая заклинанием земля, поглощающая врагов? Ведьма-оборотень, превращающаяся в мантикору? Бродячие мертвецы и воплощенные демоны? Нацистский Преследователь, проникший в этот мир благодаря непостижимому синтезу германской техники и германского же средневекового оккультизма? Пришелец из прошлого, которому должно быть за сто лет? Это все возможно?
   Я тут за последние недели такого насмотрелся, что говорить о невероятности чего бы то ни было в этом мире просто смешно
  - Милорд даже не притронулся к еде, - Жанин вывела меня из размышлений. - Вы хорошо себя чувствуете?
  - Да, - я помотал головой точно человек, который никак не может избавиться от остатков неприятного сна. - Я в порядке. Спасибо за заботу. Я бы еще горячего вина выпил.
  - Все вино кончилось, - Жанин смущенно улыбнулась. Когда она улыбалась, у нее на щечках появлялись очаровательные ямочки. - Очень жаль, я бы тоже выпила с вами.
  - Тогда я посплю. - Я посмотрел вокруг себя и понял, что подвинуть сопящего Окана мне не удастся, поэтому придется лезть на чердак, чтобы найти место для ночлега. Глянул на улыбающуюся Жанин. - Да и вам поспать не мешало бы.
  - Я не хочу спать.
  - Можно один вопрос? Как вы оказались в "Яблочной Башне"?
  - Я бы и сама хотела это знать, - по выражению глаз Жанин я понял, что она не врет.
  - То есть, вы не помните, как туда попали?
  - Не помню. Ничего не помню. - Жанин отвела взгляд. - Это как кошмар. Я даже объяснить вам ничего не могу.
  - Но ведь вы уехали из Ланфрена вместе с магом по имени Борг, так ведь?
  - Я помню, что была в Ланфрене. Отец хотел, чтобы я привела в порядок принадлежащий нашей семье старый дом. Я наводила там порядок, наняла работников, чтобы они починили крышу и вынесли из дома весь хлам. А потом темнота какая-то. До той минуты, когда я увидела вас, и вы сказали, что я дочь Майрона Гроу. И мне стало страшно. Очень страшно. Я испугалась, что с вами и со мной случится несчастье.
  - Все это очень странно, - я взял ее за руку. - Не беспокойтесь, мадмемуазель. Все хорошо. Теперь мы обязательно вернемся к вашему отцу.
   Миг спустя я пожалел о своей вольности - Жанин буквально кинулась мне на грудь.
  - Умоляю, милорд, помогите мне! - зашептала она. - Я не знаю, что это такое, но мне очень плохо. Внутри меня будто живет что-то, и оно не дает мне покоя. Оно радуется, когда мне страшно, больно, одиноко, оно все время преследует меня. Я боюсь лечь спать, потому что знаю, что этот ужас придет ко мне во сне! Я знаю, вы необыкновенный человек, и у вас отважные спутники. Я очень хочу избавиться от живущего во мне страха. Вы ведь поможете мне, да?
  - "Конечно, помогу", - подумал я, но понял что не стоит давать таких радикальных обещаний и потому сказал: - Наверное, есть способ помочь вам, мадемуазель. У меня есть знакомый, он прекрасный маг. Уж он-то наверняка знает, как помочь вам.
  - Вы такой добрый! - Она отстранилась от меня, глянула странно, исподлобья, и в полутьме глаза ее зажглись красными огоньками. - Но это вам уже не поможет.
   Наверное, меня спас инстинкт самосохранения. Жанин - или то, во что она в одно мгновение превратилась, - прыгнула на меня, пытаясь вцепиться пальцами в горло, и ей бы это без всякого сомнения удалось (моя чудо-куртка была расстегнута, и шея была открыта), если бы я не успел отскочить назад и встретить одержимую красотку ударом обеих рук в грудь. Жанин отлетела назад и упала прямо на Окана. Я схватил свои мечи, вытянул Селенар из ножен, схватил Жанин за руку и буквально стянул ее с ошеломленного таким необычным пробуждением аптекаря. Жанин завыла, затряслась как бесноватая, и у меня екнуло сердце, когда я увидел, какие у нее появились клыки. Вот уж не знаю, смог бы я ударить ее мечом - скорее всего, смог бы, поскольку выбора у меня не было, - но Окан меня опередил. Он выбросил вперед обе руки, что-то выкрикнул, и сорвавшаяся с его пальцев магическая сеть в один миг спеленала нашу одержимую. Жанин билась в магической паутине, выла, рычала, клацала зубами, выкрикивала самые мерзкие ругательства, но вырваться не могла. Наконец, она вроде как выбилась из сил и притихла, вытянувшись на полу.
  - Я должен был это разглядеть, - сказал Окан, глядя на бесчувственную Жанин. - Но не разглядел. Это плохо.
  - Да уж ничего хорошего, - согласился я, вытерев ладонью пот, заливающий мне глаза. - Она чуть не прокусила мне горло.
  - Она Порченная, - замогильным тоном объявил присоединившийся к нам Джи Кей. - То же самое было с Альмарой. Мы должны отрубить ей голову, а тело сжечь.
  - Нет! - категорически отказался я. - Старик у источника в Бэкуотере сказал, что если убить мага до конца лунного месяца, Жанин исцелится.
  - Осталось всего два дня, - заметил Окан. - Очень мало времени.
  - Я обещал отцу найти его дочь, - ответил я. - Я не могу нарушить слово.
  - Такая дочь ему вряд ли нужна. Но это твой выбор. И как мы повезем ее дальше? Она опасна.
  - У меня в седельных сумках есть веревка, - заявил Джи Кей. - Разорвать ее не под силу даже медведю.
  - Хорошая идея, - одобрил я. - Давай ее сюда.
   Джи Кей кивнул, вышел. Через пару минут он вернулся с волосяной веревкой в два пальца толщиной, и мы этой веревкой самым добросовестным образом связали руки и ноги Жанин. Теперь она даже пошевелиться не могла. Когда мы закончили, Окан снял заклинание. Светящаяся паутина исчезла, но Жанин в сознание не пришла. Мы с Джи Кеем затащили ее на кровать к неудовольствию мэтра Окана, который лишился возможности проспать остаток ночи с комфортом.
  - Только не говори мне, что это любовь с твоей стороны, - заявил он мне, извлекая из своего мешка очередной ванильный сухарик. - Чтобы ее спасти, нужно найти Борга, а это не так просто.
  - Мы найдем его и убьем, - ответил за меня Джи Кей.
  - Мне нравятся кан, им лишь бы кого-нибудь прирезать, и они сразу счастливы, - буркнул аптекарь. - Но я, забери вас демоны, хочу спать. И я буду спать, пока не высплюсь. До полудня или дольше. - Тут он внимательно посмотрел на меня. - Забыл спросить, что написано в книге, которую ты так усердно читал. Судя по тому, какие у тебя были при этом глаза, что-то не очень хорошее.
  - Разное. Так что если ты передумал мне помогать...
  - Я не из тех, кто останавливается на полдороги. И у меня в этом деле свой интерес.
  - У каждого из нас свой интерес, - отозвался Джи Кей.
  - Знаю. Перерезать этому сукиному сыну горло. Но вот что я вам скажу, господа - смерть Борга спасет эту девчонку. Однако мы никогда не узнаем рецепт его снадобья. Поэтому дайте мне всего пять минут поговорить с Боргом, если мы найдем его. А там уж делайте, что хотите.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Ксения "Леди-детектив" (Магический детектив) | | А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга первая" (Любовное фэнтези) | | Е.Литвинова "Сюрприз для советника" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Хищный инстинкт" (Романтическая проза) | | К.Фави "Девственница для идеального чудовища" (Современная проза) | | Э.Грант "Тест на отцовство" (Современный любовный роман) | | Я.Ясная "Как-то раз под Новый год" (Короткий любовный роман) | | М.Кистяева "Аукцион Судьбы" (Романтическая проза) | | Е.Светлакова "Кофе для идеального мужчины" (Женский роман) | | К.Фави "21 ночь" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"