Астахов Андрей Львович: другие произведения.

Covert Fratrum: Русский Волк, главы 4.5.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:

  КУКЛА В РОЗОВОМ ПЛАТЬЕ
  
  
   ***
  
  Эленшир, или Эльфийский Удел - королевство сидов, расположенное к западу от Гардлаанда, в междуречье Изена и Эрк-ан-Туре. Это край рек, лесов, холмов и поросших вереском заболоченных равнин. Обширные территории Удела заселены слабо, поэтому Эленшир еще иногда называют Пустошами. Эленширские сиды живут кланами, которые, как считается, происходят от девяти кланов, пришедших из древней Элайи. Самыми многочисленными кланами являются Гилшир, Фемрой, Окланши, Окойн и Манавар. Последние двести лет Эленширом правят короли из дома Окойн.
   Пограничные с Эленширом области Эвр и Хэвнвуд в течение нескольких веков были предметом территориального спора последней эльфийской монархии с Гардлаандом и Ашархандом. Этот спор неоднократно выливался в войны между этими государствами. В ходе последней, так называемой Восемнадцатилетней войны, Эленшир утратил обширные территории в северном Эвре и Хэвнвуде, однако сохранил суверенитет над землями к югу от Чилбрена.
  
  
   ***
  
  
   - О Божественные, помогите Руджере, помогите мне! - прошептал хорошо одетый темноволосый и голубоглазый юноша лет пятнадцати и перевел взгляд на горевший в камине огонь.
   Кроме него в трапезной никого не было: эскорт, сопровождавший юношу в путешествии, которое неожиданно для него началось на Серебряном берегу неделю назад, остался во дворе маленькой и не очень чистой придорожной гостиницы со странным названием "Эль и репейник", расположенной в десяти лигах от переправы Шо на границе Гардлаанда с Эленширом. В том, что юный господин путешествовал с охраной, не было ничего необычного. Земли к западу от крепости Хохнард считались опасными для путешественников. Странно было другое: в охране юноши были люди и сиды, которые всегда недолюбливали друг друга, и неприязнь эта только усилилась со времени подписания Румастардского трактата. Всего шесть воинов-гардлаандеров, на доспехах и щитах которых не было никаких геральдических знаков, и четыре эленширских сида - расцветка их клетчатых шерстяных плащей говорила знающему наблюдателю, что они из правящего Эленширом клана Окойн. Командовал этим разношерстным отрядом лорд Лаэм Джербоу из Луэр-Мало, рослый пожилой воин в отличном кольчужно-латном доспехе гардлаандской работы. Он стоял у входа в таверну, держа в руке флягу с крепким бренди, из которой время от времени делал глоток-другой, и наблюдал, как его люди, рассевшись вокруг колодца, закусывают копченым мясом и сухарями в ожидании горячей похлебки. Все вместе, люди и сиды.
   Пока удача улыбалась им. Ровно семь дней назад они прибыли в замок Род, и лорд Джербоу вручил тамошнему коменданту приказ, подписанный королем Рогером. В приказе было всего две строки:
  
   "Милорду Вольгеру, коменданту крепости Род, сим повелеваем передать нашего возлюбленного брата Дугана в руки барона Лаэма Джербоу, лорда Ашмура и Луэр-Мало. По милости Божественных единственный и законный король Гардлаанда, Эвра, Илле-Ко-Ней и Найнмары Рогер Первый"
  
   Приказ был поддельный, но комендант поверил, и Джербоу успешно выполнил первую часть плана, порученного ему и его людям опальным Советом. За минувшие дни они проехали почти четыреста лиг, и высшие силы благоволили к ним - ни одной неприятной встречи, ни единой опасной ситуации. До границы совсем недалеко. Осталось последнее: дождаться сестру принца, которая вот-вот должна прибыть, и сопроводить королевских детей в Эленшир, где они будут в безопасности.
   Из летней кухни появился хозяин таверны - он на вытянутых руках нес большой чугунок, из которого шел ароматный мясной пар. Следом за ним семенила его некрасивая краснолицая толстушка-жена, неся по караваю ржаного хлеба в каждой руке. Вручив воинам чугунок с похлебкой, хозяин подошел к лорду Джербоу.
  - Что-нибудь еще нужно, ваша милость? - спросил он, склонившись перед лордом.
  - Пока ничего, - Джербоу уплатил хозяину один крейс и, глянув на дружно и жадно поглощающих горячий наваристый мясной суп воинов, вошел в дом.
   - Вы ничего не ели, - сказал он с упреком, глянув на нетронутые блюда на столе.
  - Я не хочу есть, милорд, - ответил молодой человек. - Нет аппетита.
  - Надо поесть, - Джербоу взял с блюда печеную гусиную ножку и надкусил. - Вы должны подкрепиться. В дороге понадобятся силы.
  - Я... волнуюсь. Почему Руджера до сих пор не с нами?
  - Вы скоро увидите вашу сестру, мой принц.
  -- Я наверное умру от радости, когда увижу ее, - Дуган помолчал. - Мы не виделись больше года. Знаете, милорд, я видел ее сегодня во сне. Может быть потому, что мы впервые за неделю ночевали не в шатре, а в теплой и уютной гостинице.
  - Хотите поговорить о своем сне, мой принц?
  - Да. Мне снилось, что я опять нахожусь в замке Род, в цветнике, который старый Фарлам посадил специально для меня, и показываю сестре редкие пурпурные розы. А Руджера только молча смеется. Я прошу ее поговорить со мной, но она показывает рукой на горло, и я понимаю, что ее мучит ангина, потому-то она и молчит. Мне очень захотелось помочь ей - и я проснулся.
  - Вы скоро встретитесь, и ваш сон станет явью.
  - Вы говорите так уверенно, милорд. Хотел бы я поверить вам. Ей ничего не угрожает?
  - Ровным счетом ничего.
  - Приятно слышать такое. Это путешествие - мне еще не приходилось переживать подобных приключений.
  - Боюсь, что ваши приключения на этом не закончены, мой принц, - ответил лорд-протектор. - Не сомневаюсь, что за нами уже направили погоню.
  - До сих пор не могу поверить в происходящее, лорд Лаэм, - ответил юноша, покачав головой. - Будто сон какой-то. Я, наверное, сплю!
  - С вами все будет хорошо, - ответил барон, наливая себе вина. - Очень скоро сюда прибудет ваша сестра, и мы пересечем границу с Эленширом; по ту сторону Эрк-ан-Туре вашим врагам будет совсем непросто добраться до вас.
  - Мне до сих пор не верится, что кто-то хочет моей смерти.
  - Опоздай мы хоть на несколько часов, все было бы кончено.
   Юноша не ответил. Провел ладонью над зеленоватым кристаллом, вмонтированным в подлокотник его кресла-коляски, и отъехал от стола.
  - Все равно не могу понять, зачем им это нужно, - сказал он. - Я всего лишь беспомощный калека и....
  - Вы сын короля Осмуна Хемфрика, - сказал барон, - единокровный брат Рогера Хемфрика.
  - Лорд Лаэм, я не могу претендовать на престол, вы же знаете.
  - Однако те, кто захватил власть в Румастарде, желают вашей смерти. Ваша жизнь в опасности.
  - Вы не можете утверждать этого наверняка, милорд.
  - Так считают ваши друзья. - Барон Ашмур помолчал. - И я так считаю. Может быть, ваша жизнь и судьба нашей несчастной страны связаны воедино. Погибнете вы - погибнет и Гардлаанд.
  - Когда вы говорите такие вещи, лорд Лаэм, мне становится страшно.
  - Не беспокойтесь, мой принц. В Эленшире вам ничто не угрожает. Король Аврель О"Риен еще месяц назад клятвенно пообещал лордам Совета надежное и безопасное убежище для вас и леди Руджеры. Сиды эгоистичны и заносчивы, они не любят нас, поскольку проиграли нам последнюю войну, однако всегда держат данное слово. И потом, в кои веки наши насущные интересы совпали с интересами Народа с Пустошей. Вместе мы защитим вас от любой опасности.
   Юноша посмотрел на Джербоу с любопытством.
  - Вы знакомы с королем сидов? - спросил он.
  - Нет, мой принц. Но мне не раз и не два приходилось иметь дело с эленширцами. Встречался с ними и в бою и за пиршественным столом. Их можно не любить за их презрение к нам, людям и непомерную спесь, но надо отдать им должное: они отличные воины, и честь для сидов - не пустой звук. Они скорее умрут, чем нарушат данную клятву. - Лорд Джербоу сделал паузу. - Кроме того, в Эленшире не забыта древняя элайская магия Нур-Хеон - магия Исцеления.
  - Жестоко с вашей стороны, лорд Лаэм, так говорить, - ответил юноша. - Вы пытаетесь дать надежду тому, кто давно лишился ее.
  - Никогда не следует терять надежду, мой принц.
  - Даже мне? - Юноша невольно посмотрел на свои ноги, накрытые одеялом. - Тому, кого Божественные навсегда ее лишили?
   Джербоу не нашелся, что ответить. Он хорошо знал историю жизни принца. Семью покойного короля Осмуна будто преследует злой рок - или это боги покарали короля за развратную юность и жестокость? Все дети от первой жены Осмуна, королевы Даньеры, умерли в младенчестве. Потом у самой Даньеры появились все признаки душевного расстройства, и Осмун развелся с ней, ушел в пьянство и разгул. Правда, полгода спустя прислушался к советам своего дяди, герцога Арранского, и согласился жениться вторично. Второй женой короля стала будущая мать принца Дугана и принцессы Руджеры, лотийская княжна Эдвина, тихая, некрасивая женщина, которую Осмун, тем не менее, любил искренне, всем сердцем, так, как не любил ни одной из сотен женщин, побывавших на его ложе до и после Эдвины. Она стала единственной настоящей любовью короля Гардлаанда. Именно поэтому так велико было горе Осмуна, когда его ненаглядная Эдвина умерла при родах. Новорожденный мальчик получил тяжелую родовую травму, но выжил. Восемь лет Осмун не желал жениться, пока на дом Хемфриков не обрушилось новое несчастье.
   Якобы в тот год торговцы с юга завезли в Румастард какую-то заразу, поражающую большей частью детей. Начавшийся в торговых кварталах города мор охватил весь город и проник в королевский замок. Руджера выздоровела быстро, болезнь прошла у нее без всяких последствий, а вот Дуган лишился возможности ходить. Может быть, не загадочная болезнь была тому виной, а напомнила о себе через много лет та самая родовая травма, но только придворный лекарь прямо заявил королю, что исцеления от странного паралича нет. По законам Гардлаанда калека не имел права наследовать престол, и шестидесятилетний Осмун все же женился в третий раз, выбрав из двухсот кандидаток в королевы 16-летнюю красавицу Амбер Феон из дома Аварис. Женился, чтобы страна получила наследника престола. Через год родился Рогер Хемфрик. Злые языки болтали, что вряд ли одряхлевший и сильно пьющий Осмун мог быть отцом ребенка. Тем не менее, по всей стране прошли пышные торжества, и счастливый Осмун официально провозгласил Рогера своим единственным наследником, а принц Дуган был отправлен в замок Род. Якобы для "поправки здоровья", на деле - в вечную ссылку. За шесть лет, проведенных в замке, Дугана дважды навещала сестра. Сам же король, считавший сына виновником смерти его любимой Эдвины, забыл о его существовании. Или сделал вид, что забыл.
   Дугану исполнилось пятнадцать лет, когда в замок Род прибыл гонец с вестью о смерти короля Осмуна. Королева-вдова Амбер, ставшая регентшей при малолетнем короле Рогере, правила недолго - усугубленная бурными ночными попойками болезнь почек быстро свела ее в могилу. Своего пасынка и падчерицу она не раз и не два называла "мерзким отродьем" и на попойках поднимала кубки за их скорую смерть. Тело Амбер еще лежало в часовне, ожидая погребения, а шестилетний Рогер уже был провозглашен королем и сразу после своей торжественной коронации собственноручно приложил печать к указу о роспуске Совета знати и передаче его функций магам Циркулюм ин Тенторио во главе с воспитателем Рогера, магистром Бенноном Чардом. Случилось то, чего больше всего опасалась гардлаандская знать - регентшу-королеву при малолетнем короле сменили регенты-маги. И в день похорон королевы о брате маленького короля вспомнили одновременно в Грозовой башне Рашмай-колледжа, резиденции магов, и в небольшом поместье близ столицы, где собрались на тайную встречу бывшие члены распущенного Совета. Именно они поручили лорду Джербоу позаботиться о принце Дугане, и старый барон со своими людьми чудом успел опередить убийц, посланных за головой принца.
  - В библиотеке замка была одна книга, - продолжал принц, - сочинение о подвигах древнего короля Громобоя. Вы читали ее, лорд Лаэм?
  - Нет, мой принц.
  - Там было написано, что в древности гардлеры вели тяжелую войну с Черными ведьмами с Топей, владеющими самой ужасной магией. Ведьмы наслали порчу на короля Громобоя, и он лишился зрения. Однако Громобой не пал духом - он был истинный фейн, потомок Первосозданных, продолжал возглавлять свою армию и, в конце концов, истребил всех ведьм до последней. - Тут принц помолчал. - Однако в книге не говорится о том, вернулось к Громобою зрение, или нет. Печальная история, не так ли?
   Барон хотел было ответить, но тут за окнами раздался топот копыт и громкие голоса. Начальник охраны немедленно выбежал во двор.
   Его люди, обнажив оружие, окружили всадника в заляпанной грязью дорожной кожаной одежде и длинном плаще, на взмыленной гнедой лошади. Завидев лорда Джарвика, всадник немедленно соскочил с седла и бросился к лорду, но два воина немедленно схватили его за руки, а третий быстро снял с незнакомца пояс с длинным полутораручником и кинжалом. Однако новоприбывший и не думал сопротивляться.
  - Где принц Дуган? - крикнул он.
  - Здесь нет никакого принца, - Лорд Джербоу вытянул из ножен меч, шагнул к пришельцу. - Ты кто такой, порази меня проказа?
  - Вы ведь лорд Лаэм Джербоу, верно? Я узнал вас. Я знаю, что вы сопровождаете его высочество в Эленшир.
  - А я тебя не знаю, сосунок. И мне это не по душе!
  - Мое имя Эрвин Терон. Я искал вас.
  - Как ты нас нашел? - Барон сделал своим людям знак отпустить незнакомца, но оружие в ножны не убрал.
  - Прошу вас, ответьте - принц с вами?
  - Я задал вопрос, сэр, - ледяным голосом сказал барон Ашмур. - Извольте ответить!
  - Хорошо, - Терон запустил руку в поясную сумку. Джербоу был удивлен - гонец достал из сумки куклу. Очень дорогую, фарфоровую, с пышной шевелюрой из тончайших золотых нитей и огромными голубыми глазами, которые благодаря мастерству мастера-кукольника могли открываться и закрываться, в нарядном платье из розовых кружев. Присмотревшись, лорд Ашмур увидел на кружевах бурые пятна и брызги - несомненно, засохшую кровь.
  - Вот как я вас нашел, - ответил Терон. - Эта кукла принадлежала принцессе Руджере. Меня привела кровь ее высочества. Ее больше нет в живых.
  - Что?!
  - Принцессу казнили позавчера утром. Циркулюм ин Тенторио от имени народа Гардлаанда обвинил леди Руджеру в измене и заговоре с целью захвата власти и приговорил к смерти.
  - В заговоре? - Джербоу не поверил своим ушам. - В заговоре?! Эти постные длиннополые обезьяны посмели обвинить в измене дочь Осмуна? И Рогер позволил казнить собственную сестру?!
  - Он сам присутствовал при казни, милорд. И улыбался, когда голову принцессы показывали толпе. В Румастарде творится такой ужас, что мне придется рассказывать долго. Бегство принца Дугана из замка Род стало поводом расправиться со всеми, кто неугоден магам. Круг объявил, что раскрыт заговор, в котором участвовали высшие сановники королевства. Теперь всех арестованных ждет смерть. Смертные приговоры стали обычным делом. В Старой тюрьме поставили машину для обезглавливания, и она работает круглые сутки - казни останавливают только для того, чтобы наточить затупившийся нож. Глава Священного Дома Меррел, бывший камердинер короля Олджери, министры, члены королевского Совета знати, многие другие - все мертвы.
  - Невероятно! Вот он, вещий сон принца! - Джербоу с трудом овладел собой. - Как же вам удалось уйти?
  - Я обязательно расскажу все, клянусь. А сейчас нужно покинуть это место. Если принц с вами....
   Последние слова Терона заглушило дружное ржание лошадей, привязанных у коновязи - они будто взбесились. Земля под ногами дрогнула, вспучилась гигантским волдырем и лопнула: из образовавшейся трещины ударили фонтаны дымного пламени. Две многосуставные лапы с длинными тонкими пальцами и когтями в три пяди длиной уперлись в землю, вытягивая из провала в земле покрытое жирной черной слизью тело адской твари. Существо было раза в полтора выше любого из людей: от него валил серный дым, с нетопыриных крыльев сыпались искры. Похожая на голову богомола башка твари была больше лошадиной; на торчащих из висков закрученных винтом рогах плясали язычки огня. Полыхающие синим пламенем раскосые глаза глянули на Джарвика - это был взгляд самого Изначального Зла.
  - Аааааааа! - завопил Джербоу, пятясь назад.
   Демон ударил когтистой лапой ближайшего к нему воина, так, что кровь ударила фонтаном, и, переваливаясь на изломанных по-звериному ногах, двинулся прямо на барона, стоявшего между ним и дверью в гостиницу. В это мгновение воины лорда, опомнившись от первого потрясения, бросились на тварь, на ходу размахивая клинками, глефами и боевыми топорами, но демон хлопнул крыльями - и люди повалились на землю, сбитые мощной волной воздуха.
   Джербоу не видел, как Эрвин Терон на бегу подобрал свой пояс, обнажил меч, подскочил к демону и, держа клинок обеими руками, всадил его под лопатку твари. Рев демона оглушил всех: забыв о своей цели, тварь развернулась к человеку, причинившему ей боль, пошла на Терона, свистя, выпуская серный дым и брызжа ядовитой слюной, размахивая лапами. Один из сидов попал под удар демона, и его голова разлетелась кровавым дождем, будто брошенный с высоты переспелый арбуз. Терон же, взяв в левую руку кинжал и, глядя твари прямо в глаза, сделал движение корпусом, будто хотел уйти вправо. Демон махнул лапами, но ужасные когти ударили в пустоту, а воин, отважно подскочив к твари вплотную, одновременно всадил оба клинка прямо под ребра чудовища, туда, где под черной тонкой кожей сокращалось белесо-гнойное, похожее на бугристого раздутого червя, шестикамерное сердце.
   На этот раз демон не взревел, а взвыл, и от этого воя у всех, кто его слышал, заложило уши. Струя зеленой дымящейся крови с невыразимо мерзким запахом хлынула из пробитого сердца, и едва не окатила Терона. Вскинув лапы, как смертельно раненный медведь, демон задрожал всем телом и грянулся наземь, и в несколько мгновений, прямо на глазах изумленных людей, его плоть растеклась в темную жижу, которая быстро впиталась в почву. На опаленной земле остались лежать только черные, похожие на головешки, кости, от которых шел вонючий черный дым.
  - Великий Волкан! - вздохнул Джербоу: он чувствовал себя так, словно только что пробудился от жуткого кошмара. - Что это за тварь?
  - Случилось то, что ни при каких обстоятельствах не должно было случиться. Магия крови сделала свое дело, - сказал Терон, вытирая с лица пот, кровь и копоть. - Теперь я вижу, что принц с вами.
  - Да кто вы такой, демоны вас побери! - воскликнул барон. - Можете объяснить, что тут происходит?
  - Я друг. И хочу помочь, милорд. Мне нужно видеть принца Дугана.
   Старый барон, еще не оправившийся от потрясения, наблюдал, как Терон очищает клинки от крови чудовища, а потом сделал приглашающий жест, и они вошли в гостиницу.
   Принц немедленно покатил в своем кресле им навстречу. Он был явно встревожен. Дуган слышал вопли и рев во дворе, но сквозь затянутые бычьим пузырем окна не мог разглядеть, что происходит снаружи. Терон шагнул к сыну Осмуна и поклонился.
  - Ваше высочество, - начал он, - я боялся опоздать и, хвала Тринадцати, успел в самый последний момент. Молю вас, выслушайте меня. Вам угрожает смертельная опасность. Ваши враги послали в погоню за вами не только своих прислужников из плоти и крови, но и тварей из мира демонов. Сейчас ваша жизнь зависит только от того, как скоро мы пересечем границу с Эленширом.
   Дуган сглотнул ком в горле и растерянно посмотрел на Джербоу. Лорд Лаэм же глянул на Терона, и в его взгляде был вопрос.
  - Я все объясню позже, в дороге, - ответил Терон, угадав мысли рыцаря. - Прошу вас, давайте поторопимся.
  - Позвольте, я помогу вам, мой принц, - предложил Джербоу. - Терон, помогите вытащить кресло.
  - Стойте! - Принц жестом остановил лорда-протектора. - Мы не можем уехать. Моя сестра - мы должны дождаться ее.
  - Мой принц, вы слышали, что сказал этот человек. Боюсь, мы не можем ждать.
  - Нет! - решительно сказал принц и перевел взгляд на Терона. - Я чувствую, что-то случилось. Не лгите мне, скажите правду.
  - Да, случилось, - лорд Джербоу с мольбой глянул на оруженосца: мол, не стоит, не надо говорить о принцессе, - ваши враги узнали, где вы. Вы слышали, что сказал этот рыцарь - за вами идет охота.
  - Я не об этом, - ответил Дуган со странным блеском в глазах. - Руджера... она ведь не приедет сюда, верно?
  - Ваше высочество, - сказал Терон, делая отчаянную попытку сменить тему, - милорд-протектор прав. С людьми ваша охрана еще может справиться, но демоны страшный противник.
  - Я никуда не уеду без сестры, - повторил Дуган и так посмотрел на Терона, что оруженосец опустил глаза. - Вам все ясно, господа?
  - Мой принц, я... - Джербоу осекся, потому что взгляд принца стал страшным, и рыцарь понял, что лгать дальше не получится. - Мне очень жаль. Терон, покажите!
  - Да, это ее кукла, - сказал Дуган, когда Терон подал ему игрушку. - И это ее кровь. Я чувствую, как она жжет мне не только пальцы, но и сердце. Она мертва?
  - Да, ваше высочество.
  - Вы видели, как она умерла?
  - Ваше высочество...
  - Говорите, я приказываю вам.
  - Я не смею, ваше высочество.
  - Прошу вас. Я должен знать.
  - Ее обезглавили, ваше высочество.
  - Публично? - срывающимся голосом воскликнул Дуган. - Как воровку или отравительницу?
  - Ваш брат.... Он присутствовал при казни. Приговор гласил, что принцесса Руджера приговорена к смерти за участие в заговоре против его величества.
  - Рогер смотрел на это все? Шестилетний ребенок? Смотрел - и не остановил?
  - Да. Если это вас утешит, ваше высочество... ваша сестра умерла легко.
  - И они посмели отрубить голову родной сестре короля, принцессе крови? Так вот почему она не могла говорить со мной и показала на горло, - сказал Дуган: глаза его заблестели, слезы покатились по щекам.
  - Ваше высочество? - не понял Терон.
  - Это его сон, - шепнул Джербоу на ухо молодому человеку.
  - Они показывали ее голову черни, будто моя сестра была преступницей, - продолжал Дуган. - Держа за волосы. Тринадцать Божественных, какие у нее были волосы! Какие во...
   Принц задохнулся: Джербоу бросился к нему, но Дуган оттолкнул лорда-протектора, прижал к груди куклу. Рыдания клокотали у него в горле, а в глазах было бешенство.
  - Когда я вернусь в Румастард и сяду на престол, - сказал он, задыхаясь, - я найду всех, кто это сделал. Я повешу магов на их собственных кишках. Клянусь, что я пролью столько крови, что она погасит пожарище, в которое превратится весь Румастард! И будь я проклят Божественными, если я не сдержу этой клятвы!
  - Ваше высочество, - взмолился барон, - успокойтесь!
  - Она умерла, а я, жалкий калека, жив. Лучше бы наоборот.
  - Ваше высочество!
  - Молчите! Я буду жить, а она.... - Лицо Дугана задергалось, он протянул руку с судорожной зажатой в ней окровавленной куклой к лорду-протектору - и встал с кресла, к которому был прикован больше шести лет.
   Он смог продержаться на ногах лишь несколько мгновений, а потом упал прямо в руки лорда Ашмура.
  - Проклятье, он умер! - воскликнул Джербоу, глядя в помертвевшее лицо принца.
  - Нет, это всего лишь обморок, - сказал Терон, заглянув в полузакрытые глаза Дугана. - Слишком сильное потрясение.
  - Именем Тринадцати! Вы видели - он смог встать на ноги!
  - Да.
  - Воистину, - сказал пораженный барон, - великая скорбь может исцелить не хуже самой могучей магии.
  - Еще один знак, что Божественные на нашей стороне, сэр. Может быть, принц сможет ходить. И у новых хозяев Гардлаанда будет еще больше причин желать ему смерти. Поэтому умоляю вас, давайте поспешим.
   Принц между тем пришел в себя. Барон Ашмур легко подхватил его на руки и понес к выходу. Во дворе их окружили воины: один из них тут же подвел к крыльцу лошадь Дугана, и лорд-протектор посадил юношу в седло. Пара минут ушла на то, чтобы пристегнуть всадника крепкими ремнями к лукам седла и приторочить кресло принца к поклаже одного из запасных коней. Два всадника немедленно встали рядом с принцем, чтобы помочь в случае чего справиться с конем. Дуган Хемфрик даже не взглянул на них - он смотрел на огромную трещину в земле, рассекшую двор таверны пополам, на изувеченные трупы павших воинов и на обугленные кости у колодца.
  - Что было со мной? - шепнул он барону. - Мне нехорошо, милорд. И ноги почему-то сильно болят.
  - Ваше высочество, сейчас не время для разговоров. Мы должны немедленно отправляться в путь, пока... пока солнце высоко.
  - Знаете, Лаэм, - проговорил принц, - раньше я не хотел быть королем. Ни при каких условиях не хотел. А теперь... теперь я жажду власти.
  - Умоляю, держитесь крепче в седле. - Джербоу двумя глотками осушил чуть ли не половину оставшегося во фляжке бренди и повернулся к подъехавшему Терону. - Вы едете с нами?
  - С вашего позволения, милорд. У меня приказ сопровождать принца.
  - Вы что-то знаете о происходящем, не так ли?
  - Кое-что, милорд. Опасность реальна, поверьте. Вы все видели своими глазами. Мы не можем медлить.
  - Объясните немедленно, что происходит.
  - Молю вас, наберитесь терпения. Я все расскажу потом. Надо спасать его высочество.
  - Хорошо, - Старый барон неожиданно для себя почувствовал большое облегчение. - Тогда едем во имя Божественных!
   Эрвин Терон слышал его слова и улыбнулся. Хвала Божественным, он не опоздал, успел вовремя. У них есть немного времени.
   И может быть, за это время они все же успеют добраться до безопасного места.
  
  
  
   ***
  
   Туман рассеялся. Искусно сделанная из колдовского хрусталя карта Аркуина во всю стену зала перестала светиться, красные, золотистые и ослепительно-белые точки Силы померкли. Маг помотал головой, прижимая ладонь к сердцу, сделал глубокий вздох. Он чувствовал себя совсем измотанным.
   Подойдя к магу, магистр Беннон Чард нерешительно коснулся его плеча.
  - Мастер Айнон, - сказал он.
  - Как ты здесь оказался? - глухим голосом спросил маг.
  - Вы так громко кричали, и я подумал...
  - Ты нарушил мой приказ.
  - Да, нарушил.
  - Твое появление могло все испортить. - Маг тяжело посмотрел на Чарда. - Ты должен понимать, какова цена неудачи, если призываешь сильного демона.
  - Он убит?
  - Он ускользнул от нас. В его свите оказался фейн. Мы не предусмотрели такую возможность.
  - Истинный фейн? Разве не все они...
  - Да, - маг скрипнул зубами. - Истинные фейны полегли тогда на улицах Вингомартиса. Но их наследники смогли пережить минувшую тысячу лет.
  - Мне очень жаль, мастер.
  - Пустяки, мой друг. В другой раз он не уйдет. Или я найду способ договориться с сидами. Дай мне воды.
   Маг жадно осушил чашу холодной воды с лимонным соком, сбросил с плеч тяжелый, сплошь затканный золотой нитью плащ из черного шелка, снял с головы высокую шапку с кистями и ладонью расчесал слипшиеся от пота светлые мягкие волосы. Потом его взгляд остановился на хрустальной карте.
  - Когда я открыл портал в Тенебру, я почувствовал что-то, - сказал он. - Внезапное движение Силы.
  - Что это значит, мастер?
  - А ты не понимаешь? Одновременно с ходом между Аркуином и Тенеброй был еще один ход. Секундная вспышка, да-да! Я видел на карте...мост между мирами появился где-то в Ашарханде. Всего лишь на мгновение, но он был, Беннон. Я видел это ясно, как вижу сейчас тебя. Может быть, это произошло случайно. Может быть, я ошибся.
  - Мастер, вы не могли ошибиться, вы...
  - Любой человек может ошибиться, Беннон. Тексты Микала ничего не говорят о параллельных спонтанных ходах. - Маг вновь глубоко вздохнул. - Сила Анги-Круайн бывает непредсказуема.
  - Вам надо отдохнуть.
  - Есть известия от Кулота Нанна?
  - Нет, мастер.
  - Я вытоплю жир из этой жирной свиньи! Мы медлим, слишком медлим. Но пока этот тупой г"линг не разобрался с подземельем Аранд-Ануна, риск остается. Зря мы доверились ему.
  - Нанн справится.
  - Мы поставили перед собой великую цель, Беннон, - сказал маг. - Ничто не должно помешать исполнению наших планов. Даже случайность, которую никто не предусмотрел.
  - Понимаю, мастер.
  - Ты хороший друг и помощник, Беннон. Я благодарен Силе, что она дала мне тебя. А сейчас ступай, позволь мне побыть одному. Мне надо подумать и успокоиться.
  - Да, мастер, - Беннон Чард поклонился еще раз и вышел из зала.
  
  
  
  
   ***
  
  
   Тронный зал Окруманы, Дубового Чертога Колкерри, был ярко освещен утренним солнцем. Стража отсалютовала гардлаандскому принцу своими алебардами, и лорд Джербоу втолкнул каталку Дугана на дорожку из темно-синего бархата, ведущую к тронному возвышению.
   Дуган не стал переодеваться с дороги, остался в своем дорожном костюме и в мягкой шляпе с плюмажем. Ноги принца были укутаны мохнатым эленширским пледом, а в руках Дуган держал куклу казненной сестры. С того момента, как Терон привез эту куклу, принц ни на секунду не выпускал ее из рук.
  - Добро пожаловать, принц Дуган Хемфрик! - сказал король Аврель.
   Повелитель Эленшира говорил на гардлаандском языке и почти без акцента. Король сидов выглядел совсем юным - на вид он казался не старше Дугана, хотя Джербоу знал, что это не так. Возраст сидов не накладывает своих следов на их лица. Аврель правил своей страной уже тридцать шесть лет. Повелитель Эленшира был в ярко-алом бархатном дублете и в чэгги - сидском берете с фазаньим пером, пристегнутым алмазным аграфом. Глаза Авреля были подкрашены по последней эленширской моде, длинные рыжеватые волосы завиты и блестели от ароматного масла, на шее сверкала бриллиантовая звезда на цепи, все пальцы были унизаны перстнями. У королевского трона стояли еще два сида, одетый в черное с серебром маг Холар, советник и воспитатель Авреля, и дядя сидского короля, граф Ромайр, командир королевской гвардии.
  - Добро пожаловать! - повторил Аврель, вставая с трона и делая несколько шагов навстречу гостю. Дуган склонил голову. Сид подошел к гардлаандскому принцу и покровительственно коснулся его плеча пальцами.
  - Мы рады приветствовать вас в Эленшире, брат, - добавил Аврель, - и скорбим вместе с вами. Приветствую и вас, лорд Джербоу. Помню, как успешно вы командовали вашими превосходными арбалетчиками при Эрлиан-Ши. Из-за ваших умелых маневров я так и не смог обойти левый фланг вашей армии. Славная была битва.
  - Сир, - рыцарь поклонился.
  - Благодарю вас за приветствие, за слова сочувствия и за то, что позволили несчастному бездомному изгнаннику найти приют в ваших землях, - ответил Дуган, и голос его задрожал. - Сожалею, что не встречался с вами раньше, сир. Верно говорят, что истинные друзья познаются в беде.
  - Ваша беда - наша общая беда, принц Дуган, - отозвался Холар, направляясь к принцу. - Безумие обрушилось на вашу страну, и если его не остановить, погибнут и Гардлаанд, и Эленшир.
  - Тем горше моя боль, - ответил Дуган и показал королю сидов окровавленную куклу. Лицо Авреля потемнело.
  - Мы уже получили страшное известие, - сказал сид. - Да примет Источник Чистой крови вечную душу вашей сестры!
  - Я готов пожертвовать жизнью, чтобы отомстить за кровь Руджеры. И я отомщу.
  - Ваша решимость похвальна.
  - И смешна, не так ли? В такой момент будущее моей родины зависит от никчемного калеки.
  - Нам сказали, что вы смогли подняться на ноги, - заметил Холар, переглянувшись с королем сидов. - Это говорит о том, что ваше исцеление возможно.
  - Хотел бы я верить в это! - Дуган поднял руки к потолку чертога. - Но я вновь прикован к этому креслу, и мои ноги...
  - Верьте в лучшее, брат, - сказал Аврель и сухо улыбнулся. - Наш добрый советник Холар неплохо разбирается в целительстве. Надейтесь на лучшее.
  - Надежда - все, что мне осталось.
  - Мы наслышаны о происходящем в Гардлаанде, - сказал Аврель, обращаясь уже к Джербоу, - но хотели бы знать все подробности. Прошу вас, расскажите нам о том, что с вами случилось.
   Старый барон поклонился, прокашлялся в кулак, начал говорить. Говорил он долго: за время его рассказа солнце ушло из окон Окруманы, и зал погрузился в полумрак. Глаза сидов сверкали в этом полумраке зелеными огоньками. Наконец, Джарвик довел свое повествование до конца, но еще некоторое время все молчали, будто подавленные услышанным.
  - Это Безумие, - наконец, сказал Холар. - Безумие в чистом виде.
  - Что означают ваши слова, мастер? - спросил Джербоу.
  - Мы мало что знаем о природе Безумия. Оно как чума, только чума поражает тело, а Безумие - душу. Когда-то оно поразило нашу прародину Элайю и погубило ее. Нам известно лишь то, что Безумие напрямую связано с магией. Я почти уверен, что Безумие поразило ваших магов. Оно всегда в первую очередь поражает магов, а уж затем распространяется на прочих людей.
  - Ваши слова туманны, мастер.
  - Магия - великий дар, но она таит в себе огромную опасность. Из наших древних книг мы знаем, что в Первую Эпоху, во времена Элайи, магия была явлением, гораздо более распространенным, чем сейчас. В то же время существовал жесткий баланс магической силы в мире, который обеспечивали Первосозданные. Они следили за тем, чтобы Анги, Изначальная Сила, не могла быть обращена во зло.
  - Первосозданные?
  - Древние боги-хранители, воплощения природных стихий. Вы, люди, иногда изображаете их в облике драконов.
  - Драконы? Я думал, это всего лишь легенда.
  - Нет, милорд. Они существовали в реальности.
  - Простите меня, мастер, - вступил в разговор Дуган, - но я не понимаю, какая связь между древними драконами и тем, что сейчас творится в моем королевстве.
  - Возможно, никакой. Я лишь хотел сказать, что Первосозданных больше нет, и некому остановить безумных магов.
  - Они будут уничтожены! - сверкая глазами, воскликнул Дуган. - Я немедленно начну собирать союзников, и очень скоро в моих землях не останется ни одного живого мага.
  - Решимость вашего высочества делает вам честь, - вступил в разговор Ромайр, - но позволю себе один вопрос: кого вы считаете своими союзниками? К кому вы намерены обратиться за помощью?
  - К кому? - Дуган растерялся, посмотрел на Авреля. - Я считал, что ваше величество могли бы...
  - Граф неверно выразился, - поспешил добавить король Аврель, увидев во взгляде гардлаандского принца растерянность. - Мы, конечно же, готовы помочь вам всем, чем сможем.
  - Именно это я хотел сказать, - Ромайр поклонился. - Но будет ли достаточно этой помощи? Вы только что слышали о призванном демоне. Не сомневаюсь, что узурпировавшие власть маги способны не только на такие штуки.
  - Эленширские маги славятся своим искусством, - сказал Джербоу.
  - Разумеется, - ответил за короля Холар. - Если его величество прикажет, мы готовы помочь соседям. Но...
  - Но? - Дуган, казалось, совсем пал духом.
  - Нас слишком мало. И только маги делу не помогут.
  - Конечно, конечно, - Дуган сжал кулаки. - Вы правы, мастер. Я всего лишь жалкий изгнанник, у которого нет ничего. У меня нет ни воинов, ни денег, чтобы нанять этих воинов. Только милорд Джербоу и его люди.
  - Наши воины говорили, что у самой границы на вас напал демон? - внезапно спросил Холар.
  - Да.
  - Его убил один из воинов вашей свиты, я прав?
  - Точнее, этот человек присоединился к нам перед самым нападением этого демона, - пояснил лорд-протектор. - Именно он принес весть о казни принцессы Руджеры и начавшемся в столице терроре.
  - Убить тварь из Тенебры не так просто. Это не под силу ни человеку, ни сиду.
  - Кто же тогда этот воин? - спросил Дуган.
  - Случись такое во времена Второй эпохи, я бы подумал о фейнах.
  - Фейнах?
  - Так в наших преданиях называли воителей, которых в древности обучали сами Первосозданные, - продолжал Холар. - Эти воители получали от Первосозданных стихийную силу Га-Ремайрн, которая многократно увеличивала их боевые возможности. Они обладали необыкновенными умениями. Например, были обучены сражаться с самыми могущественными магами или с призванными тварями. Или защищать наш мир от проникновения в него демонов из Тенебры, закрывать порталы, созданные темной магией Анги-Круайн. Увы, почти все они погибли во время войн Кровавой Звезды, когда подвластные чернокнижникам полчища разрушили духовный центр фейнов, Вингомартис. Легенда гласит, что последним фейном был гардлаандский король Громобой.
  - Громобой? - оживился Дуган. - Как странно, я только вчера утром рассказывал лорду Лаэму о Громобое. Я читал о его подвигах. Ведь он был слепой, так? И сражался с Черными ведьмами.
  - Истинно так, ваше высочество, - подтвердил Холар.
  - Я тоже слышал, что пару веков назад в Гардлаанде были подобные воины, - вступил в беседу Джербоу. - Их называли приграничниками, однако они сами не называли себя наследниками фейнов. Но уже более двухсот лет приграничников не существует. Король Геровульд распустил этот орден еще в позапрошлом веке.
  - Возможно, сами приграничники хотели убедить всех в том, что их больше нет. Вам стоит поговорить с этим воином по душам.
  - Все это прекрасно, но мне непонятно, куда вы клоните, - произнес барон.
  - Я хочу, чтобы вы правильно поняли мои слова, - сказал Холар. - Слово, данное его величеством, свято и нерушимо. Вы, принц - наш почетный гость, и мы гарантируем вам в Эленшире защиту и соблюдение всех ваших привилегий. Однако вы, как я понимаю, собираетесь не просто гостить у нас, верно? Вы рано или поздно попытаетесь забрать престол Гардлаанда у вашего младшего брата, и вот тут возникают некоторые сложности. Одолеть Рогера и стоящий за его спиной могущественный Циркулюм ин Тенторио без армии, без могучих союзников и без средств будет.... ээээ... невозможно.
  - Вы отказываете мне в помощи?
  - Нет-нет! - Аврель с неискренней улыбкой похлопал готардского принца по плечу. - Советник хочет сказать, что вам понадобится нечто большее, чем эленширские мечи и мой кошелек. Хотя и то, и другое мы готовы предоставить вам по первому требованию.
  - Именно это я и хотел сказать, - Холар поклонился королю. - Поверьте, ваше высочество, что мы очень обеспокоены тем, что сегодня происходит в вашей стране. Но Эленшир не может начать войну с Румастардом, для нас она станет настоящей катастрофой. Мы еще не оправились от последствий Восемнадцатилетней войны, в нашем народе еще свежа память о ее ужасах. Не так ли, ваше величество?
  - Давайте говорить откровенно, - сказал Ромайр, опередив короля Авреля, глянул на Дугана сверху вниз. - Да, мы не должны ввязываться в гражданскую войну, которая вот-вот начнется в Гардлаанде. Вы, ваше величество, знаете мое мнение - нельзя платить жизнями эленширцев за чужую победу. Тем более что принц Дуган прибыл к нашему двору как частное лицо, беженец, а не как законный претендент на престол.
  - Значит, - побледнев, ответил принц, - вы считаете законным королем Рогера? Шестилетнего ребенка, за спиной которого стоят узурпатор Беннон Чард и его свора ублюдков, убившая мою сестру?
  - Вы забываете, что ваш батюшка, король Осмун, назначил своим наследником именно Рогера, - Ромайр, казалось, больше всех пытался унизить несчастного принца. - Когда его величество и мой племянник Аврель согласился принять вас в Эленшире как.... гостя, никто не противился этому. Мы сочувствуем вам и готовы помочь. Но не требуйте от Эленшира того, что не вправе требовать.
  - Понятно, - Дуган сверкнул глазами. - Давайте говорить начистоту, милорды. Чего вы хотите? Пересмотра Румастардского договора? Чтобы я вернул Эленширу северный Эвр и Хэвнвуд за помощь в борьбе с магами? Этого вы хотите?
  - Мы даже не думали об этом, - ответил Холар тоном, ясно говорившим, что маг лжет.
  - Тогда чего? - Дуган обвел взглядом трех высокопоставленных сидов. - Полагаете, есть что-то такое, чем я не готов пожертвовать ради своей мести? Ошибаетесь. Я пойду на все. Я дал клятву, и кровь Руджеры будет отомщена, даже если для этого мне придется продать свою душу демонам Тенебры. Не хотите помочь мне - прекрасно, господа сиды! Я сам найду людей и деньги на войну. Я король Гардлаанда, наследник моего отца, и свою страну магам и своему гнусному братцу-марионетке не отдам.
  - Еще раз повторюсь, ваше высочество - официально у Гардлаанда есть законный король, Рогер Хемфрик, - произнес Ромайр. - Многие в вашей же стране, мой принц, сочтут вас самозванцем.
  - И пожалеют об этом, - ответил Дуган и склонил голову. - Я благодарю его величество Авреля за аудиенцию, сочувствие и поддержку. Милорд Лаэм, будьте добры, отвезите меня в мои покои.
  
  
  
   ***
  
   В гостевых покоях Окруманы, отведенных Дугану и его свите, было тихо и тепло, и обстановка отличалась куда большей роскошью, чем апартаменты принца в замке Род. Однако Дуган этого даже не заметил. Когда Джербоу привез его в спальню, в глазах принца стояли слезы.
  - Они отказали мне, - сказал принц, не глядя на старого лорда. - Отказали. Не думал, что меня будет ждать в Колкерри такой прием.
  - Вы ожидали чего-то другого? - Джербоу подошел к столу, налил из кувшина воды в кружку и, подозрительно понюхав ее, выпил. - Простите меня, ваше высочество, но что еще можно ожидать от сидов?
  - Вы говорили, король Аврель поклялся...
  - Принять вас, - перебил лорд-протектор. - Предоставить вам убежище. Но сиды не станут помогать нам в войне против Румастарда. И вообще, если хотите знать мое мнение, я бы предложил вам поскорее перебраться из Эленшира в Лот.
  - Почему?
  - Во-первых, вы лотиец по матери. Князь Грейслав Торинг Зеленоокий ваш дядя, и он примет вас, как родного. У Лота сильная армия, и единственное, чего нам там следует опасаться - это агентов Рашмай-колледжа. Во-вторых, если стоящий за Рогером Круг-в-Шатре начнет агрессию против Эленшира, действия наших гостеприимных хозяев могут стать непредсказуемыми.
  - Вы хотите сказать - они выдадут нас?
  - Нельзя этого исключать, ваше высочество. Вы сами слышали, что говорил граф Ромайр. Сиды не любят нас, гардлеров, и в этом нет ничего необычного. Десятилетия вражды и минувшие войны просто так не забываются. Но главное все же в другом. Сиды не готовы воевать с Гардлаандом, потому что у них недостаточно сил для такой войны. Вряд ли король Аврель способен сейчас выставить хотя бы двухтысячную боеспособную армию, а маги смогут за две недели собрать десять тысяч воинов, не считая всякого отродья, призванного из Тенебры и воскрешенного некромантами. - Джербоу помолчал. - Но, должен сказать вам, вы выбросили на стол очень крупную карту. Пообещали сидам в случае вашей победы пересмотреть Румастардский договор. Это должно их заинтересовать.
  - Я готов отдать что угодно за помощь в борьбе с этой сворой людоедов.
  - Понимаю вашу горячность, но учтите, что ваши обещания могут быть неправильно поняты нашими друзьями в Гардлаанде. Хорошо, конечно, заполучить в войско сидских стрелков и разведчиков, но гардлаандская знать не поймет ваших намерений пересмотреть границы страны. Многие из наших союзников получили после Восенадцатилетней войны обширные владения в Эвре и Хэвнвуде - понимаете, как они воспримут ваше желание передать эти земли обратно сидам?
  - Мне все равно, - равнодушно сказал Дуган. - Я хочу отомстить.
  - Если вам нужны деньги, предоставьте мне решить этот вопрос. Я попробую раздобыть средства.
  - Как?
  - У нас много врагов, но и немало друзей. - Джербоу улыбнулся. - Старик Лаэм знаком со многими денежными мешками по всему Аркуину. Уверен, некоторые из них захотят помочь нам.
  - Никто не станет помогать мне бескорыстно.
  - Так придумайте, как их можно заинтересовать. Что можно посулить за помощь.
  - У меня ничего нет, лорд Лаэм.
  - Ошибаетесь, ваше высочество, - лорд-протектор поставил пустую кружку на стол. - У вас есть ваше слово и ваш титул. Я заготовил три грамоты, которые вам надо подписать. Первая объявляет вне закона всех, кто сотрудничает с Циркулюм ин Тенторио, а также всех магов, кроме тех, кто вызовется служить нам верой и правдой. В случае нашей победы эти люди будут лишены чести и имения, а их имущество перейдет короне, а впоследствии пожаловано нашим друзьям. Вторая грамота обещает королевскую милость и щедрую награду землями, титулами и имением всем тем, кто поддержит нашу сторону в борьбе с Кругом-в-Шатре.
  - А третья грамота?
  - Мы объявим набор добровольцев в войско законного короля Гардлаанда Дугана Хемфрика. Этим займутся надежные люди в Лоте, Картении и Алмуте.
  - Вы хотите, чтобы я вернул отцовский трон при помощи чужеземных наемников. Слышали, что говорил граф Ромайр? Законный король Рогер, а не я.
  - Да, ваш отец, король Осмун объявил Рогера своим наследником, но вы на тот момент считались безнадежно больным, калекой. Если к вам вернется способность ходить, то по праву старшинства вы должны занять престол. А вы будете ходить, я уверен. Это во-первых. Во-вторых, Рогер еще не король. "Да будет королем тот, кто не младше шестнадцати и не старше семидесяти пяти" - гласит "Белая книга". Регентшей при Рогере Совет знати в свое время назначил королеву Амбер, но она умерла. Беннон Чард и его свора незаконно присвоили себе регентские полномочия, разогнав Совет знати, и это очень легко доказать. Ромайр просто хочет оправдать свою трусость. Я его понимаю - маги обладают огромной силой. Но и на них найдется управа.
  - Все не так просто, милорды!
   Дуган вздрогнул и повернулся к дверям, в которых стоял Терон. Он успел переодеться и выглядел вполне ухоженно, только лицо молодого человека было болезненно-бледным. Поклонившись принцу и Джарвику, воин выпрямился и с ожиданием посмотрел на лорда-протектора.
  - Да покарай вас Тринадцать, вы имеете представление об этикете, сударь! - рассердился Джербоу. - Не заставляйте меня вытолкать вас из свиты принца взашей.
  - Погодите, лорд Лаэм, не будем горячиться. - Дуган подтолкнул коляску к молодому воину, протянул ему руку. - Мы так спешили в Эленшир, что я позабыл поблагодарить вас за помощь. Вы спасли меня... всех нас, уничтожив эту тварь. Примите нашу благодарность и восхищение вашим мужеством. Кстати, как вам удалось убить демона? Это ведь не так просто, верно?
  - Да, ваша светлость. Убивать демонов тяжело, но возможно.
  - И вы можете это делать?
  - Я приграничник.
  - Да ну! - Дуган с интересом посмотрел на воина. - Я думал, приграничники давно стали историей.
  - Нет, ваше высочество. Официально мы давно прекратили существование, но есть еще люди, готовые защитить этот мир от порождений Тенебры. Особенно сейчас, когда приближается самая жестокая война за всю историю Аркуина.
   Джарвик хмыкнул и почесал лысеющую макушку мизинцем. Однако в глазах Дугана был интерес.
  - И какое отношение все это имеет к происходящему в Румастарде? - осведомился Джарвик. - И почему вы считаете, что будет война?
  - В Румастард пришел Архитектор Ночи, милорд. Тот, кто несет погибель Аркуину и всему этому миру.
  - И кто же этот демон?
  - Его имя вам ничего не скажет, милорд. Когда-то его звали Айнон Белеш, и он был могущественными чародеем - пожалуй, не было в Аркуине во все времена волшебника, равного Белешу. Ныне он вернулся к жизни в другом обличье. Сбылись худшие из предсказаний.
  - Разве мертвец может стать живым?
  - Чернокнижники Анги-Круайн еще в глубокой древности открыли секрет переселения души в новое тело. По сути, это бессмертие. Но за это бессмертие надо платить.
  - Чем же?
  - Кровью. Разрушением. Смертями других людей. Тем, что погубило империю сидов Элайю, а позднее погрузило наш мир в череду войн и бедствий.
  - Очень интересно, - Дугану было жутко и интересно одновременно. - Расскажите, прошу вас.
  - Это будет очень долгая история, ваше высочество.
  - Нам некуда торопиться.
  - Поверьте, вам не стоит знать всего. Да и я, по чести сказать, сам мало что знаю. Маги всегда умели продлевать жизнь и молодость за счет жизней других людей. Но Айнон Белеш не просто маг. Он само воплощение силы Анги-Круайн и победить его совсем непросто. Вся истина известна лишь Скитальцу - вот с кем вам следовало бы встретиться. Именно он много лет назад предупредил нас о возможном возрождении Айнона Белеша в Гардлаанде. На это указывали многие предзнаменования.
  - Как вы стали приграничником? - спросил принц.
  - Я родом из Лота. Моя семья жила в Сарсере, и мой отец никогда не держал оружия в руках - он был виноградарем. Когда мне было восемь лет, в наш дом пришел человек. Он долго говорил с отцом, а потом забрал меня с собой. Так я стал его учеником. Мой учитель обучал меня бою на мечах, чтению старинных текстов и способам защиты от магии. И только на тринадцатом году обучения я узнал, что стал приграничником.
  - Все это интересно, но вы, сударь, говорили о Белеше, - напомнил Джербоу.
  - Простите, я отвлекся. Я знаю только то, что мой учитель получил от Скитальца задание найти человека, ставшего новым воплощением Белеша и...
  - Убить его?
  - Да, - упавшим голосом ответил Терон.
  - И он узнал, кто этот человек?
  - Да, милорд.
  - Так почему же он нарушил приказ и не убил его?
  - Потому что...мой учитель не смог этого сделать.
  - Вот как? - Джербоу всплеснул руками. - Ваш учитель нарушил приказ?
  - Да, милорд.
  - Хорош приграничник! Как же такое могло случиться, Терон?
  - Все дело в том, что мой господин... он был королевским десницей.
  - Уж не о Лориане вы говорите? - воскликнул Джербоу.
  - Да, милорд, о нем. О человеке, которого объявили изменником. Но Дейсон Лориан не изменил королю Гардлаанда.
  - Он бежал, едва остыло тело короля Осмуна, - возразил Джербоу. - Бежал, хотя поклялся королю на смертном одре защищать его сына и помогать ему. Что это, как не государственная измена?
  - У него были основания так поступить, милорд протектор. Лориан не нарушал своей клятвы защищать сына Осмуна, - Терон сделал ударение на словах "сына Осмуна". - Это единственная причина, объясняющая его бегство из Румастарда.
  - Что-то я не пойму, куда ты клонишь, парень, - нахмурился Джербоу.
  - Лорд Лориан предвидел, как будут развиваться события в Гардлаанде после смерти короля Осмуна, - ответил Терон. - Он опасался за вашу судьбу. У вашего августейшего отца, мой принц, только один сын - вы. Лорд Лориан знал это наверняка. Он был... тайным любовником королевы Амбер, милорд.
  - Гром и молния на мою голову! - Джербоу в изумлении посмотрел на молодого воина. - Выходит, Рогер...
  - Мой господин считал, что это так. - Терон выпрямился. - Вот почему он покинул Румастард. И по этой же причине не выполнил приказ убить принца Рогера.
  - Он считал, что Рогер его сын? И еще возродившийся к жизни демон древности? Какая чушь! - Джербоу засмеялся. - Лориан просто сошел с ума.
  - Постойте, Лаэм, - Дуган понизил голос. - Если Рогер не сын моего отца, значит, никаких прав на престол у него нет. Сохранились ли какие-либо доказательства того, что он бастард лорда Лориана?
  - Увы, не знаю мой принц.
  - Жаль, - Дуган прижал кулак к губам. - Лаэм, надо нужно разыскать лорда Лориана. Его свидетельство было бы сейчас неоценимо.
  - Вряд ли бы ему кто-нибудь поверит, - возразил Джербоу. - В Гардлаанде и прочих союзных нам землях лорд Лориан объявлен изменником.
  - Лорд Дейсон Лориан так и не покинул Гардлаанд, - сказал Терон. - Он был убит наемниками Круга на пути в замок Род вместе с приемной дочерью. Маги могли простить ему бегство, но не простили знания правды.
  - Вот как! - Джербоу покрутил ус. - Печально это слышать. Лориан был хорошим рыцарем.
  - Я не могу судить моего учителя. Не знаю, как бы я поступил на его месте. Остаться с Рогером, защищать его и при этом знать, что ты служишь демону, который превратит в кладбище всю страну? Или убить его, пролить кровь собственного сына? Задайте себе вопрос, милорды, как бы вы поступили на месте лорда Лориана?
  - Да уж, - проворчал Джербоу. - Трудный вопрос. Но если бы я наверняка знал, что под личиной моего сына скрывается какая-то гнусная тварь из Тенебры, я бы своими руками ее прикончил. Тринадцать мне судьи!
  - А есть ли вообще какие-нибудь бесспорные доказательства того, что мой... что Рогер и есть воплощенный Айнон Белеш? - спросил Дуган.
  - Да, ваша светлость, - ответил приграничник.
  - Доказательство? - оживился Джербоу. - Где же оно?
  - Здесь, - Терон показал на куклу в руках Дугана. - Я могу взять ее, ваше высочество?
  - Зачем?
  - Покойная принцесса Руджера - да упокоится ее душа в мире! - добыла такое доказательство. Оно внутри куклы.
  - Что? - Дуган вздрогнул и машинально отшвырнул куклу. Игрушка упала к ногам Терона. Воин взял ее в руки, безжалостно оторвал кукле голову и вытряхнул из ее фарфорового чрева длинную светлую прядку волос.
  - Это волосы принца Рогера, - сказал он с мрачной улыбкой. - Принцесса Руджера тайком срезала их с головы принца, пока он спал. Сделала это, чтобы рассеять последние сомнения. Лорд Джербоу, поднесите эти волосы к огню, прошу вас.
  - Зачем? - Лорд-проектор брезгливо, кончиками пальцев, поднял локон, вопросительно посмотрел на Терона.
  - Попробуйте их сжечь - и все поймете.
   Джербоу молча поднес прядку к пламени горевшей на столе свечи, и остатки собственных волос встали у него дыбом.
  - Помилуй меня, Тринадцать! - только и мог вымолвить старик.
  - Они не горят! - воскликнул пораженный Дуган. - Не горят!
  - Именно. Огонь не может повредить Рогеру, точно так же, как и другие стихии. Ибо он Айнон Белеш, вернувшийся из небытия. Архитектор Ночи. Тот, кто вот-вот ввергнет Гардлаанд в Безумие и готов превратить в преддверие Тенебры весь Аркуин.
   Джербоу молчал - почтенный лорд-протектор был слишком потрясен, чтобы говорить. А Дуган, проведя ладонью над кристаллом в подлокотнике своего кресла-каталки, подъехал к валявшейся на полу изувеченной кукле, поднял ее и прижал к сердцу.
  - Благослови тебя Божественные, милая Руджера, - шепнул он и добавил громко: - Выходит, наш сводный брат демон? Превосходно. Значит, он не может быть королем Гардлаанда. И он не имеет права жить на этой земле. Мы загоним эту кровавую тварь обратно в Тенебру, милорды. Загоним ее воющей от боли и молящей о пощаде. Я этого хочу, и так будет. Можете не сомневаться.
  - Государь, - Терон встал перед принцем на колено, склонил голову, - я прошу вас о милости. Позвольте мне покинуть вас на две недели. Я должен найти моих собратьев - возможно, кто-нибудь из них еще жив. Затем я готов служить вам верой и правдой. Ваша битва - это моя битва.
  - Что скажете, милорд протектор? - спросил Дуган.
  - Решение за вами, мой принц, - ответил с легким поклоном Джербоу и обратился к Терону: - Мы можем рассчитывать на помощь ваших собратьев?
  - После смерти лорда Лориана нас осталось всего несколько человек по всему Аркуину. Сам я знаю только одного из них, Калвина. Лорд Лориан познакомил нас. Калвин должен сейчас быть в Румастарде, если до него не добрались маги. Нужно разыскать его: я думаю, Калвин знает, где найти Скитальца, старшего из нас, - ответил воин. - Странник примет окончательное решение, мой принц.
  - Конечно, - Дуган протянул рыцарю руку, и Терон поцеловал ее. - Мы будем ждать вас, добрый сэр. Прошу вас, возвращайтесь побыстрее, и с хорошими вестями.
  - Две недели, - подтвердил Терон, поклонился и вышел.
  - Надо уничтожить это, - Лорд-протектор с омерзением на лице швырнул прядку волос в камин. - Клянусь Творцом, никогда даже помыслить о таком не мог!
  - Вы правы, Джербоу - ЭТО действительно надо уничтожить. - Дуган поднял горящий взгляд на лорда-протектора. - Иначе оно уничтожит нас. Оно всех уничтожит. Я это знаю. И я его уничтожу!
  
  
  
  
  
  
  
  БЕА
  
  
   ***
  Г"линг - демон из мира Тенебры, подчиненный магу и выполняющий при нем обязанности слуги, тайного агента или телохранителя. Чтобы создать г"линга маг призывает из Тенебры демона и вселяет его в человеческую плоть. Такой прислужник хорош тем, что может оставаться в мире людей постоянно, поскольку имеет физическое тело. Чем сильнее и опытнее маг, тем более могучего демона он может поставить себе на службу. Известны случаи, когда могущественные маги имели в подчинении несколько г"лингов. Однако г"линги непредсказуемы и могут выйти из-под контроля. Для мага потеря контроля над его демоническим рабом почти всегда заканчивается гибелью.
  
   ***
  
   Утро давно наступило, но тяжелый влажный туман продолжал висеть над землей. Хотя ничего удивительного в этом не было - впереди начинались болота, и травянистая почва чавкала под копытами лошадей. В кронах деревьев кричали птицы. Места были красивые и где-то немного загадочные. Несколько раз в тумане мелькали силуэты каких-то зверей, испуганных нашим появлением. А еще здесь было полно грибов: мухоморы, сыроежки, грузди, рыжики, еще какие-то неизвестные мне грибы с золотистыми бахромчатыми шляпками или похожие на миниатюрные кочаники цветной капусты. В чаще щелкали тетерева и бекасы, а издалека доносились странные, глухие звуки, похожие на негромкое уханье.
   Мы продолжаем наш путь на север, к Марблскаллу. Беа весьма уверенно ведет нас к цели, и я все больше проникаюсь доверием к этой странной особе. А вот Флавии, похоже, Беа не нравится.
   Утром мы были уже далеко от Вогрифа. Мне хотелось верить, что мы оторвались от возможной погони, но Беа заявила что мы будем в безопасности только по ту сторону Топей.
   За первый день мы проскакали, наверное, лиг сто, если не больше и останавливались всего два раза - в маленькой деревне, где перековали лошадей и закупились в местной лавке провизией и одеждой, и на ночлег, в лесу. Беа сказала, что ночевать в деревне опасно, вот мы и провели ночь у костра, под открытым небом. Есть в таких ночевках некая романтика, определенно. Правда, под утро я реально замерз. На рассвете, перекусив сухарями, сыром и холодной курицей, мы собрались ехать дальше, на север. Впереди были Топи.
  - Они тянутся на день пути, - сообщила нам Беа, выбирая из гривы своей лошади репьи и сухие веточки. - Большинство людей считают, что через Топи не проехать, но это не так. В сухое время года пересечь Топи не так уж и сложно. Нужно лишь соблюдать осторожность.
  - А ты знаешь дорогу? - спросил я.
  - Конечно. Видишь вон тот холм впереди? - Беа показала рукой на возвышающийся над долиной холм, похожий на лежащего на брюхе медведя. - Это Ведьмина гора. У ее подножья начинается тропа через Гиблую топь. Она приведет нас к Башне Дьявола, где мы сможем отдохнуть, а потом, миновав Гиблую топь, выйдем в Долину Мертвецов, а там и Духов мост недалеко... Ты что смеешься?
  - Ничего. Названия тут веселенькие. Добавить Кладбище Ходячих Мертвецов и Замок Каннибалов и вообще будет супер. Туристы валом повалят.
  - Я не понимаю, о чем ты говоришь.
  - Забудь, Беа. Просто вспомнил кое-что. И вообще, так ли нам необходимо переться черте куда ради какого-то меча?
  - Нет, ты и впрямь глуп. Рыцарь накануне смертельной битвы отдает свой меч и велит сохранить его. Почему он это сделал? Лорд Дейсон пытался сделать все возможное, чтобы его меч не попал в руки врагов. Это особенный меч, и мы обязаны найти его.
  - И в чем его особенность?
  - Не знаю. Но учитель Рамимор знает, - добавила Беа с уверенностью маленькой девочки, убежденной, что ее папе известно все на свете.
  - Час от часу не легче! Найдем меч, - если найдем, - потом еще и этого Римамора искать?
  - Рамимора, - поправила Беа. - Его не надо искать, учитель Рамимор сам найдет нас, когда сочтет нужным....Как пойдем через Гиблую топь, в некоторых местах придется спешиться. Так безопаснее. Кое-где придется входить в воду, но там неглубоко.
  - Ага, как в том фильме: "Вобщем, вам по пояс будет", - хмыкнул я. - А пиявки тут есть?
   Беа как-то странно на меня посмотрела, но ничего не сказала. Легко вскочила в седло, ударила коня пятками и не оглядываясь поехала вперед. Я помог Флавии сесть на коня, и мы двинули следом за нашей удивительной проводницей, стараясь держаться рядом.
   Ехать до холма пришлось дольше, чем казалось вначале. Лес совсем поредел, стал разбиваться на небольшие группки деревьев, выплывающих нам навстречу из клочковатого тумана. Запах гнили стал сильнее. Миновав редколесье, мы выехали к небольшому ручью и, следуя вдоль его русла, спустились в глубокий заросший кустарником овраг. Влажные от росы ветки хлестали нас, и это было не особенно приятно. В конце концов, вымокшие до нитки, мы выбрались из оврага, и оказалось, что мы находимся у подножия пресловутой Ведьминой горы. К счастью, никуда подниматься нам не пришлось: наш путь вел прямо на север, в затянутую туманом обширную котловину. Это и была Гиблая топь.
   На самом краю болота я заметил сухую площадку, а на ней - остатки кострища. На вкопанных вокруг кострища жердях красовались звериные черепа.
  - Здесь есть люди? - спросил я.
  - Охотники иногда забредают сюда. На болотах много выдр, соболей и водоплавающей птицы.
  - А крупные звери?
  - Волки, кабаны. Хочешь поохотиться?
   Чтобы найти тропу, о которой говорила Беа, нам пришлось проехать сквозь заросли высоченного камыша и рогоза, кишащие комарами и всякой мошкарой. Вокруг нас немедленно собралась туча насекомых, гудевших, как высоковольтный трансформатор. Они буквально облепили наших лошадей. Однако Беа быстро нашла на кровососов управу: достала из сумки бурый кристалл, вроде тех, что мы видели в погребе Ингольфина, и прочла какое-то заклинание. Раздался хлопок, будто кто-то разжег ацетиленовую горелку, и окружившая нас мгновенная вспышка испепелила надоедливых насекомых.
  - Ого, так ты маг? - воскликнул я.
  - Конечно, - ответила Беа не оборачиваясь. - Все демантры воины и маги одновременно.
  - Мастера меча и магии?
  - И гордимся этим.
  - Магия - это зло, - заявила Флавия.
  - Добро и Зло - две стороны одной монеты. Вот взять вашу историю: вы убили Ингольфина. Вы решили, он был злодеем, потому что убивал людей. Может, оно и так. Но сколько бедняков он бесплатно вылечил? Вы лишили бедняков Вогрифа возможности лечиться, и теперь они будут умирать от болезней.
  - Выходит, нам этому Ингольфину надо было мороженку купить? - буркнул я. - Или самим глотки ему подставить и "спасибо" сказать?
  - Ингольфин - пример того, что маг может быть преступником и жертвой одновременно. Он расплатился за то, что дал волю своему Безумию. Но не все маги такие.
  - Нашла, кого жалеть! Мерзавец он был, одно слово.
  - Когда-то мой учитель Рамимор сказал мне: "Сила не в мече, сила в прощении". - Беа соскочила с седла, намотала повод на руку. - Миры создает милосердие, а не насилие.
  - Ага, ага, - закивал я: мне показалась ужасно забавным то, что воин-полудемон рассказывает мне о милосердии. - Похоже, ты провела молодость в монастыре, Беа.
  - И в монастыре тоже, - спокойно ответила женщина-демантр. - Вот и тропа. Пора вам... Ой-ой-ой-ой!
   Беа внезапно запрыгала совсем по-женски, на одном месте, прижав локти к телу. Лицо ее исказил ужас. Я заметил, как что-то проскользнуло в гущу камышей, змеевидно извиваясь в воде.
  - Да это уж! - воскликнул я, спрыгивая на землю. - Ужа испугалась?
  - Уф! - Беа шумно вздохнула, закрыла глаза. - Ненавижу змей. Скользкие холодные гады с мертвыми глазами. И не смейся надо мной!
  - Нет, что ты! - Я поспешил закрыть рот ладонью, задержал дыхание, чтобы успокоиться и не расхохотаться во весь голос. - Я понимаю. Все женщины боятся змей, мышей, тараканов, так что ты не исключение.
  - Я их не боюсь, - Беа с достоинством посмотрела на меня. - Просто они... противные.
   Сказав это, Беа полезла в мелкую темную воду, ведя за собой коня в поводу. Нам с Флавией не оставалось ничего другого, как последовать за ней.
  
   ***
  
   Прогулка по болоту - совсем не то приключение, которое хочется вспоминать во всех подробностях. И хотя мы делали небольшие привалы на маленьких островках, разбросанных по Гиблой топи, к концу дня я чувствовал себя абсолютно вымотанным. Пребывание в ледяной воде не прошло бесследно - появился насморк, голос стал гнусавым и, похоже, поднялась температура. Флавия же совершенно обессилела, и последние несколько сотен метров я тащил ее на себе .
   К закату мы, перемазанные болотной грязью с головы до ног, выбрались на очередной островок, заросший кустарником и молодыми березами, и тут Беа объявила, что на сегодня с нас хватит. Я давно ждал этих слов. Ноги меня уже не держали.
  - На, хлебни! - сказала демантр, подав мне тыквенную бутылку.
   В бутылке оказалась травяная настойка на спирту, да такая крепкая, что от одного глотка меня прошиб крупный пот, и тело будто наполнилось огнем. Откашлявшись, я протянул бутылку Беа, но она велела передать ее Флавии.
  - И что будем делать? - спросил я.
  - Флавия разожжет костер и приготовит поесть. А мы почистим лошадей.
   "Почистим лошадей" растянулось у нас у темноты. Потом, уже переодевшись в сухую одежду и сидя у разгоревшегося костра, мы смазывали сбрую и седла жиром и развешивали на кольях чепраки и потники для просушки. А там и шашлык поспел. Жестковатый получился шашлычок, но вполне съедобный. Тем более что я так проголодался, что был готов сожрать даже кирзовый сапог.
  - Надеюсь, болотная нечисть к нам на огонек не пожалует, - сказал я, прожевывая очередной кусок.
  - Здесь нет нечисти, - отозвалась Беа. - А если и притащится какой-нибудь топлец, я умею отпугивать нежить. Не беспокойся.
  - И что бы мы без тебя делали! - сказал я.
  - Это ирония? - Беа сверкнула глазами. - Лошадям под хвост твое остроумие.
  - Я всего лишь констатирую факт. Вообще, мы с Флавией даже не поблагодарили тебя за спасение.
  - Благодарность принята, - Демонесса взяла очередную палочку с шашлыком. - Не знаю почему, но ты показался мне необычным с самого начала. Как ты вообще оказался в Аранд-Ануне?
  - Поскользнулся, упал, потерял сознание, очнулся - гипс. А если серьезно, сам не знаю. Ехал в своем мире домой, а оказался в вашем.
  - В своем мире? И как же называется твой мир?
  - Он называется планета Земля, страна Россия. Вряд ли ты о нем что-нибудь слышала.
  - Твоя правда, ничего. Но если ты прошел границу миров, значит, ты не такой, как все. Ты особенный.
  - Безусловно. И еще я хорошо играю на гитаре.
  - Я видела, что Кулотт хотел тебя убить. Он вообще был жестоким даже для г"линга. Но потом он почувствовал твою необычность.
  - И решил сделать рабом?
  - Да. Думаю, он намеревался показать тебя магам из Круга-в-шатре. Твое появление в Аркуине...
  - Ну?
  - Оно может иметь непредсказуемые последствия.
  - Знаешь, Беа, когда я очнулся в подземелье, со мной говорил какой-то голос. Он наговорил мне кучу всего и назвал своим фейном.
  - Фейном? - Беа замерла с палочкой в руке. - Голос назвал тебя фейном?
  - Да. И еще там были какие-то плиты с письменами. Вроде как календарь. Я коснулся плиты Волка, в подземелье открылся проход, и я смог выбраться.
  - В древности фейнами называли особенных воинов из числа разных рас, которые служили самим Первосозданным, - сказала демонесса. - Учитель Рамимор рассказывал мне о них. Он говорил, что все фейны погибли во время войны Кровавой звезды тысячу лет назад. С тех пор о них никто не слышал. Если голос назвал тебя фейном, это может иметь очень важное значение.
  - Поживем, увидим.
  - Как называется твой народ, Сим? - внезапно спросила демонесса.
  - Мой народ? Вообще-то, русские мы.
  - Почему же ты говоришь на гардлаандском языке?
  - Я на своем языке говорю. Это все магия. Тот голос в подземелье сделал мне подарок. Он назвал его Дар Понимания.
  - А ты можешь спеть какую-нибудь вашу песню? - внезапно попросила Беа.
  - Прямо так, без музыки? - Я почесал макушку. - Ладно, попробую.
   Собравшись с духом, я прокашлялся и запел:
  
   Как упоительны в России вечера,
   Любовь, шампанское, закаты, переулки,
   Ах, лето красное, закаты и прогулки,
   Как упоительны в России вечера.
  
   Балы, красавицы, лакеи, юнкера,
   И вальсы Шуберта, и хруст французской булки,
   Любовь, шампанское, закаты, переулки,
   Как упоительны в России вечера.
  
   Как упоительны в России вечера,
   В закатном блеске пламенеет снова лето,
   И только небо в голубых глазах поэта,
   Как упоительны в России вечера.
  
   Пускай все сон, пускай любовь игра,
   Ну что тебе мои порывы и объятья,
   На том и этом свете буду вспоминать я,
   Как упоительны в России вечера.
  
   Конечно, пение получилось еще то: я насморочно гундосил и перевирал мелодию, но судя по выражению лица Беа, мое вокальное искусство ей понравилось.
  - Красивая песня, - сказала Беа, когда я допел последний куплет. - А что такое "шампанское"?
  - Это такое легкое белое вино. У нас его женщины любят.
  - Глупая песня, - внезапно сказала Флавия и, поднявшись на ноги, пошла к лошадям.
  - Она ревнует тебя, - усмехнулась Беа. - И напрасно. Ты не в моем вкусе, хоть и неплохо поешь.
  - Понимаю. Ты любишь демонических мужчин. С железными мускулами, двух метров ростом и с мечами в каждой руке.
  - Когда-то я была другой, - ответила Беа, глядя на меня своими звериными глазами. - Я жила в Хэвнвуде, в красивом доме, с родителями и младшим братом. И у меня был друг. Его звали Амирель. Он был невысокий, ниже тебя, тонкий и стройный, и у него были глаза мечтателя. Он не был воином, но зато писал красивые стихи и прекрасно играл на лоэмри - восьмиструнной сидской лютне. Мы любили вместе гулять в лесу, держась за руки, и он пел мне песни о любви, которые сочинял для меня. Но вскоре в Хэвнвуд пришли гардлаандские солдаты и наемники. Началась война. Папа и брат пошли добровольцами в эленширскую армию, а Амирель... его не взяли, у него было плохое зрение. Мы тогда не знали, что гардлаандцы применяли тактику "чистой земли". Они сжигали деревни на захваченных землях, а все население угоняли в рабство. Отряд солдат пришел и в нашу деревню. Их командир увидел у Амиреля лютню и приказал петь ему хвалебные песни, но Амирель сказал, что никогда не будет прославлять убийц женщин и детей. - Беа вздохнула. - Они отрезали Амирелю пальцы и язык, сожгли на его глазах его лютню, а потом отрубили ему голову.
  - Беа, я....
  - Гардлаандцы сожгли нашу деревню, а всех нас разделили на группы и повели куда-то. Была зима, и было очень холодно, но солдаты не позволили нам взять ни теплую одежду, ни даже немного еды. Ночью мы с мамой сумели убежать. Вернувшись на пепелище деревни, я нашла тело Амиреля, оплакала его и похоронила. А потом достала из тайника свой лук и стрелы и ушла сражаться с гардлаандцами. Я отомстила за Амиреля, но боль осталась. До сих пор осталась.
  - Как получилось, что ты стала демантром?
  - В сражении у Алой реки в меня попал пущенным магом огненный шар. Учитель Рамимор нашел меня на поле среди мертвых тел и принес в свою хижину. Он сказал, что есть только один способ спасти мне жизнь. У меня не было выбора.
  - А как ты попала к Кулоту Нанну?
  - Это отдельная история. Не все сразу, Сим. - Тут она неожиданно улыбнулась. - Знаешь, твоя песня до сих пор звучит у меня в голове. Мне понравились слова. Наверное, твой народ, русские, очень мирный и поэтичный.
  - То, что мирный - это точно. Воевать мы не любим, а на нас вечно кто-нибудь лезет. Вот и приходилось всю историю за оружие браться. А вообще, русские очень ценят справедливость.
  - Справедливость, - произнесла Беа, будто пробуя это слово на вкус. - Хорошее слово. Да вот только есть ли она хоть в одном из миров?
  - У тебя была трудная жизнь, но все изменится к лучшему.
  - Пора спать, - ушла от продолжения разговора демонесса. - Завтра будет трудный день. Спите, я покараулю. Демантрам сон не нужен.
  
   ***
  
   Я так уходился за минувший день, что проспал всю ночь сном праведника и проснулся на заре бодрый и отдохнувший. В горле еще першило, но заметно меньше, чем накануне вечером. Еще я заметил, что мои заботливые спутницы укрыли меня толстой шерстяной буркой - видимо, поэтому ночью было так тепло.
   Женщины всегда остаются женщинами, и на Земле, и в Аркуине.
   Флавия, которая до конца решила играть роль нашей поварихи, накормила нас разогретыми на подостывшей золе остатками вчерашнего мяса, и мы, оседлав коней, двинулись дальше, вглубь Топи. То ли я вполне привык к окружающей меня действительности, то ли отдых и еда настроили меня на благодушный лад, но Гиблая топь уже не казалась мне таким мрачным местом. У болота тоже была своя прелесть. Оказывается, здесь было множество цветов, белых, лиловых и пестрых, росших поодиночке и группками на островках и кочках. Пока мы добрались до очередного привала, я собрал большой букет и преподнес его Флавии.
  - Спасибо, - сказала она. - Ты выбрал самые лучшие цветы.
  - Самые лучшие? Тебе нравятся?
  - Да. Вот это, - Флавия вытянула из букета алый цветок с перистыми листьями, - душистая ризория. Из ее лепестков можно сварить отличную микстуру от грудного кашля и хрипунца. А это, - тут она продемонстрировала мне белый, похожий на лилию цветок с полупрозрачными лепестками, - болотный каэмон. Сиды делают из его корней и листьев очень сильный яд для стрел.
  - Ах, я ж забыл, что ты травница! - Я перехватил насмешливый взгляд Беа. - Ну, я рад, что угодил тебе.
  - Спасибо за букет, Сим, - Флавия улыбнулась. - Я не хотела тебя обидеть.
   К обеду мы добрались до маленького, но очень красивого озера с чистой прозрачной водой. На противоположном берегу озера виднелись руины старой каменной башни весьма своеобразной архитектуры. Что-то вроде трехъярусного зиккурата с арочными перекрытиями на каждом из ярусов. Впрочем, башня была так сильно разрушена, что ее первоначальный облик можно было только додумать. Это и была пресловутая Башня Дьявола. Поскольку озеро, по словам Беа, было очень глубоким, нам пришлось обойти его, чтобы оказаться у башни.
  - Эту башню построили еще во времена Первого Завоевания, - пояснила Беа. - Тогда сиды только-только пришли в Эленшир с востока, из Элайи. Это была ничейная земля, и сиды строили на ней свои укрепленные форты.
  - А почему такое название?
  - Наверное, когда-то в ней жил дьявол, - в глазах Беа вспыхнули веселые красные искорки. - Мы почти прошли Гиблую топь. Отдохнем и пойдем дальше.
   Я подошел к озеру. Вода была очень холодной и такой прозрачной, что я мог во всех подробностях рассмотреть каменистое дно.
  - Чего встал? - спросила Флавия, зачерпывая котелком воду. - Собери валежник для костра!
  - С радостью и почтением, - ответил я и пошел за валежником.
   Густой овсяной суп с кусочками мяса и копченого сала получился на славу, и я после двух больших чашек ощутил потребность залечь в счастливую послеобеденную спячку. Но у моих спутниц были другие планы. Едва я пристроился на кошме и начал дремать, на меня упала тень.
  - Вставай, русский! - велела Беа. Я глянул на ее одним глазом (открыть второй не хватило силы воли). Беа стояла надо мной в позе сержанта, держа в руке небольшой круглый щит из расписной кожи - ее собственный щит.
  - Вставай! - повторила она. - Хочу кое-что тебе показать.
  - Ого! - Я открыл второй глаз. - Когда женщина хочет кое-что тебе показать, это всегда интригует.
  - Не то, о чем ты подумал. Пошли!
   Мы отошли на десяток шагов от костра, и Беа вручила мне щит, а потом велела мне встать напротив нее.
  - Хочу посмотреть, какой ты боец, - заявила она, обнажив один из своих кривых батаров. - Надевай щит на левую руку. Да, так правильно. Держи щит перед собой, ровно и смотри мне в глаза. Старайся отбить мои удары щитом. Учти, батары острые, и если ты замешкаешься, то можешь получить рану.
  - Или остаться без башки, - закончил я и поднял щит.
   Она не ответила и ударила батаром в щит. Я ощутил ее удар не только рукой, а всем телом.
  - Больно! - простонал я.
  - Неженка, - добавила Беа и нанесла еще удар.
   Дальше игра шла без вариаций - Беа била в щит из разных позиций, а я отбивал. Постепенно промежутки между ударами становились все меньше, а сами удары сильнее, и мне стоило известных усилий перехватить их.
  - Хорошо, - сказала Беа, сделав паузу. - У тебя неплохая реакция. Это радует. Может быть, что тебе повезет, и ты не погибнешь в первом же бою. Не напрягай руку со щитом, старайся держать щит так, чтобы оружие противника и поверхность щита в момент удара образовали острый угол.
  - Ай-ай, сэр. Есть, сэр.
  - Ты смешной, - сказала Беа и, обнажив второй клинок, продолжила тренировку. Я отбивал ее атаки, но батары с такой скоростью порхали вокруг меня, что я ощутил головокружение.
  - Погоди! - заорал я. - Дай отдышаться...
  - В бою тебе не дадут поблажек, - ответила Беа.
  - Я чувствую себя не бойцом, а китаной. Без оружия как-то не так.
  - Оружие? - Беа улыбнулась и протянула мне один из батаров рукоятью вперед. - Держи.
   Я взял меч. Он был очень легкий, и шершавая рукоять идеально легла в мою ладонь. Отличный меч, если я, конечно, что-нибудь понимаю в мечах.
  - Старайся не отбивать мои удары клинком, - посоветовала Беа. - Не хочу потом править лезвие. Готов?
  - Ан гард! - крикнул я и пошел на демонессу. Однако миг спустя я понял, что обезоружен - Беа ловко выбила у меня батар. Я ощутил сильный удар по самолюбию.
  - Мертвец, - сказала она, нахмурившись. - Подними оружие.
   Я подчинился. Беа еще трижды выбивала у меня меч, а потом сказала:
  - Хороший боец старается избежать столкновения клинков в бою. И еще, ты слишком напрягаешься.
  - Знаешь, я вообще-то не мечник. И, наверное, никогда им не стану.
  - До того, как учитель Рамимор занялся моим обучением, я меча сроду в руках не держала, хотя неплохо стреляла из лука. Однако кое-чему научилась. Признавая свое неумение что-то делать, ты унижаешь себя.
  - Все верно. У нас в армии говорят: "Не можешь - научим, не хочешь - заставим". Правильно, так и надо.
  - Ты был в армии?
  - Был.
  - Почему же ты тогда не владеешь мечом?
  - Потому что в нашем мире армия вооружена совсем другим оружием. Мечи у нас уже лет триста не востребованы.
  - И чем же вы сражаетесь?
  - О, у нас предостаточно разных забавных штук для уничтожения ближних. Танки, артиллерия, ракеты, атомные бомбы. А солдат у нас вооружен автоматом. Это такое устройство, которое стреляет маленькими пулями при помощи пороховых зарядов. За лигу можно человека убить.
  - Это подло, - нахмурилась Беа.
  - Что подло?
  - Убить человека на таком расстоянии. Не давая ему шанса защитить себя.
  - Увы, дорогая, в нашем мире война давно ведется не по рыцарским правилам. У нас одно правило - убей врага. А как ты это сделаешь, никого не волнует. Я мог бы тебе многое порассказать про наши войны... - Тут я спохватился: не стоит подмачивать в глазах Беа имидж человечества, рассказывая о Хиросиме, газовых камерах Освенцима, террористических актах и захватах заложников. - Ну что, тренируемся дальше?
  
   ***
  
   Мы тренировались, наверное, еще с час. У меня разболелось все тело, особенно левая рука, выдержавшая бессчетное количество ударов в щит. Но зато осталось ощущение с пользой прожитого дня. Потом Беа заявила, что на сегодня хватит, и нам пора ехать дальше.
   После привала у башни дорога через топь стала безопаснее, это было заметно даже на глаз. Ноги не так вязли в жирной торфяной грязи, опасные участки попадались реже, и Беа, в конце концов, села в седло и нам разрешила ехать верхом.
  - Мы проехали топи? - спросил я.
  - Нет еще, но дальше дорога не так опасна. Только не позволяйте лошадям сходить с тропы, идите за мной след в след.
   Интересная дамочка, подумал я, глядя в спину Беа. Уверенная в себе, крепкая, боевая. Такая бы в нашем мире наверняка преуспела. Стала бы успешной бизнес-леди или политиком. Умеет заставить людей делать то, что ей надо, а главное - сама знает, что и как правильно делать. А может, наоборот, со своими представлениями о чести и благородстве оказалась бы в полном пролете...
  - Чего замолчал? - не оборачиваясь, спросила Беа.
  - Спрашиваю себя, что бы ты делала, окажись ты в моем мире.
  - Ну и?
  - Так и нашел ответа. Вот Флавии у нас нашлась бы работа, - я подмигнул девушке, ехавшей чуть позади меня. - Стала бы медиком или травницей знаменитой. У нас сейчас модно натуральными продуктами лечиться.
  - Ты говорил, что был в армии, - ответила Беа. - А почему ушел?
  - Потому что у нас не всю жизнь служат, а только некоторое время. Отслужил свое и ушел на гражданку.
  - И чем занимаешься? То, что ты не земледелец и не маг, я уже поняла.
  - Я.... Как бы это правильно сказать? Я помогаю людям, у которых есть товар, выгодно продать его. А другим людям помогаю выбрать хороший товар.
  - Ты купец?
  - Можно и так сказать.
  - У тебя есть жена?
  - Была. Мы в разводе. То есть, вместе не живем - она живет с другим мужчиной.
  - Вот как? - Беа все же обернулась и посмотрела на меня. - И ты это терпишь?
  - В нашем мире немного другие законы.
  - Странные законы. А дети у тебя есть?
  - Дочка. Анастасия Максимовна. Красавица моя золотая. Ей шесть лет. - От воспоминания о Настенке у меня вдруг защипало в глазах и носу. - Она теперь там, в России, а ее папашка черте где шатается.
  - Может быть, однажды ты обнимешь свою дочь.
  - Беа, не надо давать мне надежду. Это жестоко.
  - Надежда есть всегда.
  - Зачем ты все это мне говоришь?
  - Хочу узнать тебя получше. Мы, как-никак, один отряд.
  - Было время, когда ты без раздумий отрубила бы мне голову.
  - Это в Аранд-Ануне? - Беа засмеялась. - Наверное, ты прав. Тогда ты был для меня никто. Просто чужак, которого я не знала. Но ты дерзко отвечал Кулоту и не побоялся биться с Ханнесом. Это было... необычно. Потом я видела, как ты дрался с ашарди и как убил Кулота Нанна. Это расположило меня к тебе. Я поняла, что ты необычный круглоухий, не такой, как все. Оказалось, я не ошиблась - ты фейн, и кто-то из Первосозданных наделил тебя своей силой. Может быть, в Аранд-Ануне мы начали путь, который сможем пройти только вместе.
  - Это что, признание в любви?
  - Нет. Я не так легко влюбляюсь, а уж в круглоухих - особенно.
  - Ты не любишь людей?
  - У меня нет причин их любить. Сиды и люди живут в Аркуине уже не одно тысячелетие, и все это время между ними нет согласия. - Беа вздохнула. - Хотя, как говорят легенды, в древности было все иначе.
  - Может, вы сами виноваты в том, что люди вас не любят?
  - Мы были самым первым цивилизованным народом в Аркуине, - начала Беа с презрительной гримаской на лице. - Когда предки круглоухих бегали в звериных шкурах и жрали сырое мясо, у нас были большие города, прекрасные сады и плодородные поля. Мы выращивали фрукты, делали вина, строили дворцы и купальни, писали стихи и играли на музыкальных инструментах. У нас были праздники, во время которых в небе расцветали созданные из огня цветы, и тысячи костров горели в лесах, освещая наши танцы со светляками и духами! И мы учили людей вместе с Первосозданными. Люди очень многое у нас переняли. А потом отплатили нам злом за добро. Люди разрушили наше древнее царство, а ныне пытаются отобрать у моих сородичей наши последние земли - Эленшир. Ты сам говорил, что твой народ, русские, очень ценят справедливость. Где же тут справедливость, Сим?
  - Был в моем мире один поэт по имени Редьярд Киплинг. Он писал о Бремени Белого Человека. О том, что цивилизованные народы должны помогать всем остальным племенам идти вперед, ни ожидая от них ни благодарности, ни даже хорошего отношения. Может быть, он был прав. Знаешь, один мудрый человек сказал: "Сильнее всего люди ненавидят тех, кому они обязаны лучшим, что имеют".
  - Иногда ты говоришь как учитель Рамимор, - Беа фыркнула. - Не будем спорить. Если честно, мне на все это плевать.
  - Как скажешь. - Я повернулся к Флавии. - Как ты?
  - Хорошо, - мрачно буркнула девушка и отвернулась. Мне показалось, что я услышал издевательский смешок Беа.
   Кони пошли быстрее, и я понял почему - похоже, Гиблая топь осталась позади. И хоть нас еще окружали обширные мочажины и заросли рогоза и прочих болотных растений, запах гнили стал менее резким.
   Мои мысли снова вернулись к дочке. Черт, зачем Беа заговорила со мной о семье? Ведь если я, как говорил голос в подземелье, погиб в своем мире, то маме и моей бывшей наверняка уже сообщили. Маму жалко. Как представлю, что она чувствует... И ведь нет никакой возможности сообщить, что я жив, что не умер, что там на дороге нашли только мое тело и...
   Вот именно. Нашли тело возле мотоцикла. Мертвое тело. Ох, Господи, если бы я только мог сообщить, что жив!
   Ирина - честно говоря, мне без разницы, поплачет она обо мне, или нет. Скорее всего, только огорчится, что потеряла алименты. А вот доча...
   В носу опять предательски защипало, горло сдавило, и я с трудом взял себя в руки. Нельзя плакать на глазах двух женщин. Но мои спутницы очень внимательны.
  - Ты чего? - спросила Флавия, заглянув мне в лицо.
  - Мошка в глаз попала, - я виновато улыбнулся и потер пальцем глаз. - Ерунда.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Волгина "Молчаливый разговор" (Женский роман) | | А.Оболенская "Ненависть и другие побочные эффекты волшебства" (Городское фэнтези) | | С.Волкова "Невеста Кристального Дракона" (Любовное фэнтези) | | Д.Тараторина "Кривая дорога" (Приключенческое фэнтези) | | И.Лисовская "Отражение его глаз" (Городское фэнтези) | | Тори "Я - луна! (мир оборотней - 5)" (Любовное фэнтези) | | С.Грей "Двойной удар по невинности" (Современный любовный роман) | | Н.Лакомка "Карт-Бланш для Синей Бороды" (Женский роман) | | А.Енодина "Слушай своё сердце" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"