Астахов Андрей Львович: другие произведения.

Covert Fratrum: Русский Волк, глава 8

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

  АРДБОЛГ
  
   ***
  
   О воинском братстве фейнов, якобы существовавшем в конце Второй эпохи и сыгравшем решающую роль в опустошительных войнах того времени, почти ничего не известно. Каких-либо документальных источников, достоверно относящихся к тем временам, не сохранилось, и потому упоминание о фейнах осталось лишь в легендах и старинных народных песнях. Единственный письменный источник, подтверждающий факт существования подобных воинов - "Песнь о короле Громобое", датированная 5-6 вв. Третьей Эпохи и написанная неким Гунбертом Шестипалым. Само слово "фейн", по всей видимости, восходит к древнеэлайскому aphainohen, что означает "посвященный, просветленный". Мои более чем трехлетние поиски хоть сколько-нибудь исторически достоверных свидетельств существования фейнов оказались, увы, безуспешными...
  
   (Лотар Берси "Тайные общества Аркуина", том 3)
  
  
   ***
  
   Где-то совсем рядом поет ночная птица. Эх, и здорово поет!
   Прямо вокализ какой-то: сначала длинная переливчатая трель,что-то вроде 'пи-ту пи-ту пи-ту уиллоуи', потом несколько коротких щелчков, и снова трель. Слушаешь этого маленького певца, и окружающая нас ночь кажется мирной и доброй.
  - Беа, - спрашиваю я демонессу, - что за птица?
  - Не знаю, - признается она. - Может, козодой, а может, совка-монашка. Ты чего не спишь?
  - Не спится мне. Воздух тут такой, что хочется дышать и дышать. Прямо молодое вино, а не воздух.
   Костер освещает лицо Беа, и я вижу, что она улыбается.
  - Бери пример с нее, - говорит она и кивком показывает на завернувшуюся в одеяла Флавию, которая, похоже, уже десятый сон видит. - С восходом поедем дальше.
  - Ты говорила, мы почти на месте.
  - Почти. Вчера на закате мы проехали Марблскалл, он остался справа от нас, за лесом. Прямо перед нами Белые горы, где находится нужное нам место, а сразу за ними начинаются Улайские равнины. Они тянутся на два дня пути до самого побережья. Сегодня Флавия вроде как узнала дорогу, по которой они с отцом ехали три месяца назад - теперь она нас поведет.
  - Славно. А то поднадоели мне эти шастанья по лесам. Страшноватые они у вас.
  - Пока нам везет, - Беа бросила в пламя еще веток. - Сама Никти, покровительница путников, бережет нас. Много в этих лесах всякого...
   Я не спросил, чего именно в этих лесах много. Довольно и того, что прежде мне не доводилось путешествовать в таких диких местах. Но красотища тут, надо сказать, необыкновенная. А уж простор, как у нас в средней полосе.
   Я понял, что хотела сказать Беа - пока нам действительно везет. За восемь дней пути мы не повстречали ни опасных зверей, ни лихих людей. Миновав Гиблую топь, мы к вечеру следующего дня въехали в Долину Мертвецов - живописнейшее урочище, заросшее орешником и молодыми березами и разрезанное множеством мелких ложбин. По дну некоторых из них текли ручьи и небольшие речки, через которые приходилось искать брод. Пару раз в зарослях я увидел остатки каких-то небольших каменных зданий, настолько разрушенные, что они казались просто кучами камней. А еще через некоторое время, спускаясь с пологого холма, мы увидели прямо перед собой самые настоящие мегалиты - несколько торчащих из буйной изумрудной травы остроконечных менгиров и невысокий дольмен, едва заметный за густыми зарослями орешника и дикого винограда.
   Я подъехал поближе, чтобы рассмотреть камни, и тут раздался пронзительный крик. Посмотрев наверх, я увидел парящего в раскаленном полуднем небе коршуна. Совсем низко над нами.
  - Когда-то тут жило племя карликов, родственных алмутам, - пояснила Беа. - Их называли Племенем с Медными Амулетами. Они умели плавить металлы, варить мед и были искусными колдунами. И еще, они поклонялись драконам и даже умели разговаривать с ними.
  - И куда они делись?
  - Учитель Рамимор рассказывал, что карлики были уничтожены во время войн Кровавой Звезды. Они не захотели присоединиться к полчищам Проклятого и заплатили за это своими жизнями.
  - Так вот почему это место называют Долиной Мертвецов?
  - Может быть. - Беа показала рукой на запад. - Вон за теми холмами будет Духов Мост, и дальше мы поедем по тракту до самой переправы Шо.
   Духов Мост оказался совсем не тем, что я представлял. Это была цепь островков, вытянувшаяся поперек широкой, раскинувшейся почти до самого горизонта реки Эрк-ан-Туре. Действительно удобное место, чтобы построить настоящий мост. Неподалеку проходил ведущий из Лота на север тракт, но поехали мы лесами, для большей безопасности, и с наступлением темноты оказались у переправы Шо.
   На заставе у переправы образовался целый табор из желающих переправиться на противоположный берег. Народу было много: те, кому не хватило места у заставы и на обочинах дороги, устроились на пологом берегу реки справа и слева от переправы. Еще я заметил немало пеших воинов в красно-черных и зеленых сюрко, алебардщиков и меченосцев: они прохаживались между фурами и рассевшимися на земле у костров людьми, видимо, следя за порядком. Поднятая колесами фур и копытами многочисленной крупной и мелкой скотины пыль висела в воздухе пеленой, и даже на таком расстоянии от переправы резко пахло навозом и козлиной мочой. Я обратил внимание, что большинство собравшихся у переправы людей выглядят настоящими нищими.
  - Это переселенцы, - пояснила Беа. - Едут осваивать бывшие земли сидов. По королевскому указу каждый желающий может получить в Хэвнвуде пятьдесят арпанов и еще по двадцать пять арпанов на каждого члена семьи.
  - Не думаю, что сиды от этого в восторге, - заметил я.
  - Переселенцев охраняют солдаты, да и многие лорды за эти годы закрепились на завоеванных землях. Построили в Хэвнвуде замки и форты.
  - Освоение Дикого Запада, - сказал я. - Что будем делать?
  - Поедем дальше, пока на нас не обратили внимания.
   Переночевав в лесу, мы с рассветом двинулись дальше. Я вполне адаптировался к верховой езде, ноги и спина болели уже не так сильно, как первые дни. Ну, тут еще и настрой у меня был самый боевой - такое многодневное путешествие верхом уже само по себе обалденное приключение, да и еще и спутницы у меня симпатяжки. В моей прошлой жизни мне приходилось порой делать на мотоцикле по пятьсот километров в день, и даже больше, но это немного другие ощущения, так что я мог с полным основанием считать, что открыл для себя в жизни что-то новое и неизведанное.
   На север, к Марблскаллу, мы вновь ехали лесными дорогами, ведомыми, наверное, только Беа. Я спросил ее, почему бы нам не путешествовать по тракту.
  - Парень, которого ты прирезал, был магом и работал на Циркулюм ин Тенторио, - ответила она. - Убей ты простолюдина, или даже рыцаря, все бы закончилось для тебя за границей Лота. Но маги мстительны. Большие дороги для нас опасны. У меня достаточно приметный облик.
  - Мы с отцом тоже так думали, - внезапно сказала Флавия. - И тоже ехали тайными тропами. Но нас настигли.
  - Все в воле Божественных. Если нам суждено умереть, мы умрем, и не в нашей власти что-то изменить. Поэтому не стоит задумываться о будущем...
   Птица смолкла. Или устала потрясать мир своим бельканто, или ее что-то спугнуло. В кронах огромных корабельных сосен, окруживших поляну, вздыхал ветер. На краю поляны тихо всхрапывали наши стреноженные лошади.
  - Луна высоко, - сказала Беа, поворошив палкой горящие в костре поленья. - Тебе надо поспать.
  - А тебе?
  - Я привыкла. И ты же не хочешь, чтобы нас застигли врасплох.
   Я хотел спросить, что она имеет в виду, но тут увидел, что Флавия проснулась и смотрит на меня, приподнявшись на локте.
  - Что-то мне нехорошо, - сказала она и сбросила с себя одеяло. - Мне надо... отойти. Сим, пойдем со мной, я боюсь.
   Меня удивило, что она обратилась с подобной просьбой ко мне, а не Беа, но с готовностью встал и пошел за девушкой к краю поляны, где между деревьями плотно росли жимолость и орешник. Беа забралась в кустарник, шелестя ветками, и я услышал ее быстрый шепот:
  - Стой так, как стоишь, она смотрит в твою сторону. Ага, отвернулась...Ничего не говори и слушай. Ты должен убить ее. Прямо сейчас.
  - По-моему, тебе действительно нехорошо.
  - Молчи! Ты и впрямь доверяешь этой твари? Она сказала, что знала моего отца, но я ни разу не видела ее в нашем доме. Она ничем не доказала эту дружбу. Она демантр, а их могут создавать только маги. Ей нужен папин меч - зачем? - Налетевший порыв ветра зашелестел ветками и заставил Флавию замолчать, но пару мгновений спустя она зашептала снова: - Она заведет нас в ловушку, или убьет, получив меч. Надо опередить ее. Убей ее, Сим. Или дай мне кинжал, я сама ее заколю. Другого момента у нас не будет. Или она, или мы.
   Признаюсь, я немного опешил. Смотрел на Беа и понимал - нанести сейчас смертельный удар будет нетрудно. Демонесса сидит спиной к нам и вряд ли подозревает что-нибудь.
  - Я отвлеку ее, - продолжала шептать Флавия, - сейчас подойду к ней и заговорю. А ты подойди сзади и бей. Я пошла...
   Девушка вышла из кустов, поправила юбку и направилась к костру. У меня вдруг пересохло во рту. Тихонько вытянув из ножен кинжал и спрятав его за спиной, я двинулся следом, стараясь ступать бесшумно. Нет, я все еще не принял решения, но в доводах Флавии все же было что-то убедительное. История с Ингольфином уже показала мне, что в этом мире никому нельзя доверять. С самого начала поведение демонессы было подозрительным. Следила за нами, подслушивала. И этот меч....С чего это вдруг она им так интересуется? Неспроста это. В конце концов, Беа не человек, демантр. Убить воплощенного демона и убить человека не одно и то же. И нанести один точный удар кинжалом я сумею, нас в армии учили, как правильно снять вражеского часового...
  - Не делай глупостей, Сим! - громко, продолжая сидеть к нам спиной, сказала Беа.
  - А? - Я встал как вкопанный. - Чего?
  - Ты прекрасно знаешь, о чем я, - она все же посмотрела на меня, и глаза ее горели в полутьме, как угли. - Я все равно убью вас раньше, чем ты нанесешь мне хоть один порез.
   Флавия вскрикнула и бросилась бежать, но демонесса одним прыжком настигла ее и повалила на траву. Я выхватил кинжал и бросился к ним, но тут острие батара уперлось мне в грудь.
  - Видишь, я могу проколоть тебя насквозь, но не делаю этого, - спокойно сказала Беа, продолжая удерживать меч у моей груди и одновременно прижимать к земле бьющуюся и вопящую Флавию. - Я не хочу вам зла. Эй ты, заткнись! Убери кинжал и сядь на землю.... Я сказала - заткнись!
   Флавия замолчала и села на траве, дрожа всем телом. Беа убрала меч в ножны.
  - Молодые идиоты, - сказала она с презрением. - Я знала, что может случиться что-то подобное. Но только кишка у вас тонка меня убить. Эта придурошная сегодня подмешала мне в суп порошок рвотной коры, - тут демонесса неожиданно и сильно ударила Флавию по щеке. - Мерзавка!
  - Не бей ее! - крикнул я, бросаясь к Флавии и обняв ее за плечи. Девушка прижалась ко мне всем телом, затряслась в рыданиях. Беа расхохоталась.
  - Отравительница паршивая! - воскликнула она. - Пора бы знать тебе, дуре, что на демантра яды не действуют. А заодно запомни, что у меня острый слух. И я прекрасно слышала, что ты сейчас шептала Симу из кустов.
  - Если ты тронешь ее, я буду драться с тобой, - сказал я, глядя прямо в эти звериные, полные багровой ярости глаза.
  - Вы глупцы, - с неожиданной мягкостью сказала демоница. Потом отцепила с пояса оба батара и бросила в нашу сторону. - Вот, держи. Можете убить меня прямо сейчас, я безоружна, и одолеть меня даже вам будет нетрудно. Но сначала послушайте, что я вам скажу. Да, я демантр, и создал меня маг, учитель Рамимор. Человек, которому я обязана тем, что получила возможность прожить еще одну жизнь. Да, я эльфийка, и всю свою жизнь не любила людей - сейчас мне кажется, что заслуженно. Но я не чудовище. И мы с лордом Дейсоном Лорианом на самом деле были друзьями.
  - У тебя нет доказательств! - выпалила сквозь слезы Флавия. - Ты просто подслушала, как я рассказала про меч!
  - Верно, я все слышала. Но откуда я знала имя твоего отца - ты ни разу не назвала его, рассказывая Симу о вашем бегстве и гибели лорда Лориана! И Кулот Нанн не мог мне его сказать, потому что не знал, чья ты дочь. Узнай он это, ты давно была бы мертва. Уж Нанн нашел бы способ вызнать у тебя, где ты спрятала Ардболг!
  - Ардболг? - переспросил я.
  - Так называется этот меч. Он очень древний, его отковал еще во Вторую эпоху знаменитый алмутский оружейник Гертензерик в кузнице Вингомартиса. Ардболг одна из древнейших святынь Аркуина. Я знаю, что учитель Рамимор сам передал его твоему отцу, и лорд Дейсон был достойным хранителем. Маги даже не подозревали, что клинок, который они искали веками, находится у них под носом, в Румастарде!
  - И в чем же ценность этого меча?
  - Я не знаю, - Беа, казалось, немного успокоилась. - Это может сказать только учитель Рамимор. Но сейчас речь не о мече, а о нас. Вы считаете, что я хочу завлечь вас в западню? Прекрасно. Но почему же я не рассказала Кулоту Нанну, что за милашку он купил у наемников в таверне "Сельские прелестницы"?
  - Ты не могла этого знать! - прохныкала Флавия.
  - Ошибаешься, милочка. Я знала, кто ты такая, потому что видела тебя, хоть ты и не этого не помнишь. И тому есть объяснение. Вспомни, что случилось с тобой в месяц Дургах, два года назад. Тебе тогда было семнадцать лет, верно? И ты тяжело болела. У тебя была злокачественная горячка. Ты лежала в бреду и никого не узнавала.
  - Откуда ты..., - Флавия изумленно посмотрела на демонессу.
  - Я застала твоего отца в отчаянии, потому что маг-целитель сказал ему, что нет лекарства, которое способно тебе помочь. И я отдала лорду Дейсону свиток с рецептом одного древнего эльфийского целебного эликсира. Моя мать была шейши, целительницей, и этот свиток я хранила на память о ней. Я всегда носила его при себе.
  - Эльфийский эликсир Дара Ассуинты, - Флавия заулыбалась сквозь слезы. - Три части порошка единорожьего рога, пять частей экстракта темной оссии, пять частей альбедума, эльфийская цветочная роса...
  - ...и кровь девственной эльфийки, взятой в час Нуанах, в час утренней зари, - закончила Беа. - Я дала для эликсира свою кровь, и ты выздоровела.
  - Беа! - Флавия заревела белугой, подползла на четвереньках к демонессе и уткнулась головой ей в грудь. - Простииии меняяяяя!
  - Я демантр, я эльфийка, которая убила много людей, но я не подлая тварь, убивающая исподтишка, - сказала демонесса, прижимая плачущую девушку к себе. - Если бы я хотела убить вас, то давно сделала это. Но глядя в глаза, а не так, как это собирались сделать вы.
  - Беа, - давно я не чувствовал себя в таком дерьме, - прости. Мы... вобщем, даже не знаю, что и сказать.
  - Ладно, ладно, - проворчала Беа, продолжая прижимать к груди хнычущую Флавию. - Хватит реветь. Мне тоже впору прощения просить - погорячилась, ударила. Хорошо еще, своими когтями тебя не поранила, шрамы бы остались, а так все за пару дней сойдет....В конце концов, ваши опасения понятны. Мы в ситуации, когда никому нельзя доверять. Слишком могущественное зло идет по нашему следу, я это чувствую. Но теперь, когда все выяснилось, я хочу, чтобы вы делали все так, как я скажу. А сейчас идите спать. Хватит с меня вытья, слез, соплей и извинений.
  
   ***
  
  
   Еще до рассвета Беа разбудила нас и велела готовиться в дорогу. Неприятный ночной разговор, казалось, мне только приснился - о нем напоминал только заметный синяк на левой скуле Флавии. А так девушки вели себя, словно ничего не случилось. Мне даже показалось, что Флавия смотрит на демонессу куда более дружелюбно, чем прежде.
   Мы наскоро перекусили остатками сухарей и копченой свинины, оседлали лошадей и покинули лес, так что восход солнца застал нас на открытой местности, красивее которой трудно представить. Километрах в пяти прямо перед нами нависала над пологой долиной высокая трехглавая гора. Ее почти отвесные склоны, сложенные из белого известняка, изрезали глубокие ущелья, а поросшие лесом отроги замыкали долину справа и слева. На фоне затянутого темными предгрозовыми облаками неба этот пейзаж смотрелся очень эффектно.
   Проехав по долине километра два и миновав несколько маленьких, окруженных полями и огородами хуторов, мы оказались у дорожной развилки, и тут стало ясно, что мы почти у цели. Мои девушки не ошиблись - дорожный указатель сообщал, что, поехав налево, мы окажемся в городе Рагге, а прямо - в той самой, расположенной на горе злополучной деревне Иль-Флор, до которой мы добирались столько дней. Сердце у меня радостно застучало, а вот Флавия сильно побледнела и сразу опустила глаза, едва я встретился с ней взглядом. Что же до Беа, ее лицо осталось невозмутимым.
   Мы пустили коней быстрой рысью, и скоро дорога пошла на подъем. Я обратил внимание на то, что эта дорога в отличие от всех, что я видел прежде, вымощена камнем.
  - Ее двайры строили, - пояснила Беа. - Когда-то тут были их поселения. Я, кажется, теперь понимаю, почему Дейсон поехал не через Рагге, а выбрал путь напрямик. Через Рагге вы бы сделали ненужный и опасный крюк почти в пятьдесят лиг. По землям владетелей Аварис, а это первейшие холуи магов.
   Уклон дороги становился все круче, лошади перешли на шаг. По обочинам дороги вставали высокие скалы, заросшие невысоким сосновым лесом. Небо становилось все темнее, послышались отдаленные раскаты грома.
   И вот тут Беа внезапно остановилась. Ее взгляд был устремлен вниз, в долину.
  И выражение ее глаз мне очень не понравилось.
  - Что такое? - спросил я.
  - Смотри, - она показала на тучи лесных птиц, круживших над лесом. - Не нравится мне это. Предчувствие у меня нехорошее.
  - Думаешь, погоня? - У меня внутри все опустилось.
  - Не исключено, - демонесса придержала коня, который беспокойно храпел и мотал головой. - И лошади беспокоятся. То ли грозы боятся, то ли...
  - А гроза вот-вот начнется, - сказал я, глянув на быстро темнеющее небо.
  - Давайте-ка съедем с дороги, от греха подальше, - предложила Беа и первой пустила лошадь в ложбину между скалами.
   После недолгих поисков мы нашли маленькую, но уютную пещерку под корнями деревьев, и вовремя: ударил такой ливень, что даже под густыми кронами мы в считанные секунды промокли до исподнего. Вокруг грохотало, как при артобстреле. Нет, я люблю летнюю грозу, но лучше любоваться ей из уютного, сухого и имеющего надежную крышу убежища. Впрочем, продолжалось все не более получаса, и ливень прекратился так же внезапно, как начался.
  - Хорошо, что мы нашли эту дыру в земле, - сказал я, глядя на насупленную Беа. - Хоть какое-то убежище.
  - Верно, убежище, - ответила демонесса, захваченная какой-то своей мыслью, а потом повернулась к Флавии: - Тебе придется какое-то время побыть здесь с лошадьми.
  - А вы? - обеспокоилась Флавия.
  - Сходим, посмотрим. Не дают мне покоя эти птицы. - Она посмотрела на меня. - Ты со мной?
   Я кивнул.
   Беа шла впереди. Очень скоро мы нашли отличное местечко для наблюдения: густо заросший подлеском склон, нависший над дорогой каменным козырьком. Заметить нас снизу было совершенно невозможно, а сами мы видели все прекрасно. Однако беспокойство Беа передалось и мне. Я попытался заговорить с ней, но она сделала мне знак молчать, и я подчинился.
   Поскольку Беа, не отрываясь, следила за дорогой, я воспользовался выпавшей минутой для отдыха. Удобно улегся на мокрой траве, закрыл глаза и подставил лицо выглянувшему из-за уходящей тучи солнышку. И в этот момент демонесса коротко шлепнула меня по руке.
   Я перевернулся на живот и осторожно выглянул из-за дерева. По дороге поднималась процессия, которую надо бы описать поподробнее.
   Впереди, на могучем гнедом сталионе, покрытом доспехом из нашитых на кожу стальных блях, ехал рыцарь - кстати сказать, первый рыцарь, виденный мной в Аркуине. На воине был пластинчатые латы из вороненой стали, которая на таком расстоянии казалась почти черной, и закрытый шлем горшком (кажется, такие шлемы назывались топфхельмами), так что лица рыцаря не было видно. Когда он подъехал ближе, стало видно, что на шлем надет еще и бурлет из кусков красной и черной кожи. На спине рыцаря висел наполовину прикрытый плащом треугольный щит без герба, а вот чем он был вооружен, я так и не разглядел - мешал скрывающий левую половину тела плащ, ниспадающий почти до стремян. За рыцарем, по правую и левую руку от него, держались два всадника в кожаных стеганках и шлемах-бацинетах с бармицами, скорее всего, оруженосцы рыцаря - один вез длинное копье с прапорцом под наконечником, второй секиру с полулунным лезвием. Сразу за ними, на лошади без доспехов ехал пожилой человек в темной одежде. Этот старик живо так напомнил мне грифа: наголо обритая голова на тонкой длинной, дряблой как у черепахи шее, бледная кожа, покрытая коричневыми старческими пятнами, сморщенное обезьянье личико, впалые глазницы, крючковатый нос и рот щелью. За стариком катилась, гремя по дорожным камням, открытая четырехколесная повозка, запряженная четверкой першеронов; ими управлял воин без шлема, в легком кожаном панцире. В повозке лежал большой черный прямоугольный ящик, то ли сундук, то ли саркофаг, закрепленный широкими ремнями. Справа и слева от повозки ехали воины сопровождения, в черно-красных сюрко без эмблем поверх кольчуг и в сферических шлемах. За повозкой плелась группа одетых в грязные промокшие лохмотья женщин и детей: я заметил даже женщину с младенцем на руках. Замыкали колонну еще два верховых воина в черных с красным сюрко. У одного из них в руке был свернутый кольцом хлыст.
   Странная процессия неспешно проехала мимо нас в сторону вершины и вскоре скрылась за деревьями. Я посмотрел на Беа, и понял, что она очень встревожена. Ее глаза горели мрачным пламенем, вся ее поза выдавала напряжение.
  - Проклятье! - сказала она. - Мы опоздали.
  - Куда опоздали? - Я дотронулся до ее руки. - Что это вообще за перцы?
  - Эскорт вампиромага.
  - Это вон тот чахлый дед - вампиромаг?
  - Нет, Сим. Это маг-ассистент. Он командует эскортом в дневное время, пока его господин спит. Вампиромаг в саркофаге на повозке.
  - А женщины и дети зачем?
  - Это рабы, - Беа сверкнула глазами. - Вампиромагу для пополнения магической силы нужна живая кровь.
  - Тьфу, мерзость какая! - Меня аж передернуло всего. - Они гонятся за нами?
  - Не знаю, - Беа продолжала напряженно смотреть на дорогу. - Думаю, они прибыли сюда из-за меча.
  - Почему ты так думаешь?
  - Маги убили лорда Дейсона, но меч так и не нашли.
  - Что будем делать?
  - Пока не знаю. По-любому, мы никак не сможем проехать незамеченными. Придется возвращаться и ехать в объезд.
  - А меч? Мы тащились за ним через полстраны. Так и отдать его этим уродам?
  - Ты собрался сражаться с ними, Сим? Рыцарь, возглавляющий охрану - такой же демантр, как я. Я почувствовала это. Оно бы ничего, но с ним десять воинов охраны. Плюс маг. Даже днем в бою с ними у нас нет никаких шансов, а уж после заката солнца, когда их главарь проснется... - Беа сбила носком сапога торчащий из травы гриб. - Надо уходить.
  - И признать свое поражение? Не, так не пойдет. Мы что-нибудь придумаем.
   Беа только усмехнулась и покачала головой. Я понял, что она в отчаянии. Да и мне не хотелось верить, что наше путешествие так и закончится ничем. В самом деле, девчонка права - вдвоем мы ничего не сделаем. Если только...
  - Слышь, Беа, - сказал я, захваченный новой мыслью, - у меня есть идея. Может, я чокнутый, но другого варианта у нас все равно нет.
  - Что ты задумал?
  - Главное - не натиск, главное - разведка. И я, кажется, знаю, как можно проникнуть в деревню без особого риска.
   Я начал излагать демонессе свой план. Беа слушала меня и не перебивала, но потом сказала:
  - В вашем мире все сумасшедшие, или только ты?
  - У нас есть два преимущества, Беа. Они не знают, где меч, а Флавия знает. Мы тихонько заберем меч у них из-под носа и свалим отсюда. У нас целый день впереди. Сделаем дело, пока вампиромаг будет кочумать в своем черном ящике.
  - А второе преимущество?
  - Подумай, где в сожженном поселке может расположиться отряд?
  - В одном из уцелевших домов, конечно.
  - Точно. И потому они не будут выставлять посты по всей деревне, тем более что людей у них для этого маловато. Посты у самого дома, у въезда в деревню и у выезда, все. Их можно обойти или тихонько вырезать.
  - Давай вернемся к Флавии и там поговорим, - предложила Беа: я понял по ее глазам, что моя идея пришлась ей по вкусу. - Нет, ты и впрямь чокнутый!
  - Я русский, и этим все сказано, - ответил я, и мы побежали обратно в лес.
  
  
   ***
  
   Удивительно, но Флавия поддержала мой план. И даже вызвалась идти с нами, хотя я был против.
  - Ты просто скажи, где меч, - потребовал я, - а достать его мы сами сможем.
  - В том-то и дело, что я не могу сказать, - заявила Флавия. - Я закопала его в сарае около мельницы, в которой мы прятались. Но я не помню, где именно в деревне расположена эта мельница, одна ли она, или есть другие. Без меня вы будете искать меч целую вечность.
  - А если попробовать вспомнить? - спросил я, прекрасно понимая, что Флавия врет, что она в лепешку разобьется, но заставит нас взять ее с собой.
  - Нет, - упрямо сказала девушка. - Я смогу вспомнить только на месте, по-другому никак.
  - Я могла бы отвлечь этих ублюдков, - предложила Беа. - Атаковать их.
  - Не пойдет, - отрезал я. - Тебя убьют.
  - Полагаешь, меня это страшит? - улыбнулась демонесса.
  - Полагаю, что прикончив тебя, они быстро прочешут деревню и найдут нас. Я не хочу, чтобы вампиромаг полакомился нашей с Флавией кровушкой. И ты все время забываешь, ради чего мы тут.
  - А если дождаться, когда они уйдут? - спросила Флавия. - Они же не будут оставаться в Иль-Флор вечно.
  - Я тоже об этом подумала вначале, - ответила демонесса. - Но за нами самими охотятся, и каждый день промедления может стоить нам жизни. К тому же, никто не знает, сколько дней они тут проторчат. А потом возьмет и заявится другой отряд. Уж не говоря о том, что за это время они могут найти меч.
  - Нет, все надо сделать быстро, - я почесал подбородок, заросший двухнедельной щетиной. Появилась странная мысль: за проведенные в этом мире несколько недель я ни разу не мылся и не брился и выгляжу сейчас, как самый настоящий бомж. Я перевел взгляд на Флавию, злую, со свисающими сосульками волосами и фиолетовым синяком на щеке, в мокром грязном платье. Постой-ка, постой-ка...
  - Беа, - начал я, - я кажется знаю, как нам без особого риска пройти в деревню. Да еще так, что воины охраны сами будут держаться от нас подальше.
  - Неужели? - В голосе Беа удивительным образом смешались ирония и интерес.
  - Есть такая отличная детская книжка, называется "Черная стрела". Когда-то она мне очень нравилась. Слушай, мы сможем раздобыть где-нибудь одежду поплоше, дерюжный мешок, веревку, посох и колокольчик?
  - В долине есть хутора, там можно купить, - Беа внимательно посмотрела мне в глаза. - Неужто придумал что стоящее?
  - Вроде да. Так как насчет шмоток?
  - Сперва расскажи, что придумал.
   Я рассказал. У Флавии загорелись глаза. Беа долго ничего не отвечала, а потом хлопнула меня по плечу и пошла к своей лошади.
   Она вернулась через пару часов со всем необходимым, и мы начали подготовку к разведрейду. Я хорошенько вывалял привезенную одежду в грязи, натянул ее на себя и велел Флавии надеть мокрое и грязное поверх своей одежды. Беа прорезала в мешке кинжалом дырки для глаз, и я напялил его Флавии на голову.
  - Фу, я задохнусь в нем! - прохныкала девушка.
  - Не задохнешься, - я привязал к ее левому запястью веревку, вручил посох и колокольчик. - Только не забывай звонить время от времени. Как мы смотримся, Беа?
  - Неплохо, - ответила демонесса, окинув нас взглядом ценителя. - Я бы поверила.
  - Тогда мы пошли.
  - Я буду недалеко от вас, - пообещала Беа. - И да помогут нам Божественные!
  
  
   ***
  
   Я ошибся - постов на входе в деревню не было.
   Мы прошли по раскисшей после утренней грозы дороге до самого центра Иль-Флор. Зрелище было печальное: разгромленная три месяца назад деревня к жизни так и не возродилась. Вдоль дороги громоздились груды закопченных известковых плит, головешек и углей, оставшиеся от крестьянских домов, огороды заросли травой. Нигде ни живой души, ни людей, ни животных.
   Деревенская корчма, большое деревянное здание с черепичной крышей, почему-то уцелела, и именно здесь расположился отряд вампиромага. У коновязи стояли расседланные лошади и повозка, уже без страшного ящика. Дальше, под навесом сидели на корточках несчастные рабы, предназначенные на прокорм чудовища - их охранял только один солдат. И тут нас заметили.
  - Эй, вы!
   Я повернулся и тут же склонился в самом раболепном поклоне.
  - Кто такие?
   Я поднял глаза и увидел лицо говорившего со мной солдата - одутловатое, покрытое оспинами и багровыми шрамами, заросшее седой щетиной. Блеклые серые глаза смотрели на меня с брезгливостью и подозрением.
  - Добрый сэр, - запричитал я, сложив руки, - смилуйтесь, добрый сэр! Я Джастин Бибер, бондарь из Рагге, а это моя жена Лотина. Мы идем в Род, добрый сэр!
  - В Род? Какого демона вам понадобилось в Роде? И почему твоя жена в этом дурацком мешке?
  - О, добрый сэр, моя бедная жена очень-очень больна, - я даже не ожидал, что мне так натурально и легко удастся расплакаться. - Праведный человек в Рагге говорил, что наш добрый принц-калека Дуган так праведен, что исцеляет больных наложением рук. Я собираюсь умолять его высочество, чтобы он исцелил мою птичку, мою Лотину.
  - Болван! - Солдат злобно осклабился. - Дугана давно нет в замке. В Эленшир сбег этот предатель!
  - Добрый сэр, неужто это правда? - Слезы так и текли из моих глаз, и это было здорово. - И где же теперь обрести надежду?
  - Чем больна твоя жена? - осведомился солдат, с подозрением глядя на Флавию.
  - Гнев Змагра обрушился на нее, добрый сэр. У моей бедной жены проказа, добрый сэр.
  - Что?! - взвизгнул солдат и отшатнулся от нас, едва не оступившись и не упав в лужу. - А ну пошли вон оба, быстро!
  - Да-да, добрый сэр! - зачастил я, кланяясь. - Да благословят вас Тринадцать, добрый сэр!
   Я дернул за веревку, и Флавия, брякнув зажатым в руке боталом, поплелась за мной, а я еще и запел, гнусавя и фальшивя как можно больше:
  
   Пресветлый Змагр, помилуй нас!
   Милостивая Луэнь, помилуй нас!
   Могучий Ягн, помилуй нас!
   Великий Волкан, помилуй нас!
  
  
  И дальше, в том же духе. Краем глаза я заметил, что допрашивавший меня солдат сделал знак, отвращающий злых духов, а еще двое, стоявших у входа в корчму, смотрят на нас с ужасом и отвращением. Увлекая за собой Флавию, я пошел вверх по улице, продолжая распевать свою импровизированную молитву. Мы прошли, наверное, метров тридцать, и тут Флавия ткнула меня посохом в поясницу.
  - Вон мельница! - шепнула она. - А вон сарай! Точно, точно!
  - Ты уверена? - Сердце у меня радостно заколотилось.
  - Я запомнила место, где погиб мой отец.
   Глубоко вздохнув, я повернулся и посмотрел назад, на площадь. Солдат на площади не было, они вернулись в таверну. Похоже, маскарад удался на славу. Мы дошли до конца улицы, пока сгоревшие дома совершенно не скрыли от нас корчму, а затем быстро перелезли через плетень и побежали к сараю.
   Внутри было пусто. В пробивающихся сквозь кровлю лучах закатного солнца плясали золотистые пылинки. И Флавия тут же показала посохом в правый от входа угол.
  - Там, у самой стены! - выпалила она.
   Быстро, лихорадочно, в четыре руки мы начали разгребать мягкую, смешанную с навозом землю, и очень скоро увидели что-то завернутое в дерюгу. Флавия радостно вскрикнула. Еще через несколько секунд мы извлекли сверток из земли, и я дрожащими руками развернул рогожку.
   Меч был в простых ножнах из черного сафьяна, с кольцами для перевязи и металлическим наконечником. Обшитая черной кожей рукоять с выгнутыми вперед дужками гарды и яйцевидным оголовником была сантиметров тридцать пять-сорок в длину, а весь меч где-то метра полтора. Типичный бастардный меч, если я что-нибудь понимаю в холодном оружии. Я вытянул меч из ножен на треть клинка. Сталь была голубоватая, когда-то безупречно отполированная, а теперь покрытая сеточкой крошечных царапинок, оставленных временем. Вдоль фухтеля до самых долов на клинке шла надпись, выгравированная письменами, которые я уже видел в подземелье Аранд-Ануна: "Мастер Гертензерик из Вингомартиса", а выше, между чойлами, красовалось клеймо - четырехпалая драконья лапа. Я перевернул меч: на другой стороне лезвия тоже были клеймо и надпись "С ним одержишь победу". Давно я не испытывал такого волнения. Флавия, стащившая с головы грязный мешок, смотрела на меня сияющими счастливыми глазами.
  - Нашли! - вздохнул я. - Теперь надо сваливать отсюда поскорее.
  - Давай меч, я его спрячу под одеждой, - предложила Флавия.
  - Погоди, - я прислушался. - Слышишь?
   Голоса приближались. Секундой спустя послышались шаги у входа в сарай.
  - Они только что были на дороге, - сказал голос, который я узнал: говорил солдат, остановивший нас у корчмы. - Куда подевались?
   Воин задержался на мгновение на пороге, а потом шагнул внутрь сарая. Следом за ним вошли еще двое: один с мечом на плече, второй с арбалетом в руках.
  - Вот они! - воскликнул солдат, увидев нас. - Стоять!
  - Хренасе! - крикнул я, рванул Ардболг из ножен и рубанул прислужника магов наотмашь. Солдат без звука опрокинулся назвничь, забрызгав кровью бревенчатую стену. Мечник заорал, вытягивая клинок из ножен, но я оборвал его крик точным ударом по голове. Арбалетчик не успел выстрелить - Флавия своим посохом выбила у него арбалет из рук, а я довершил дело, вогнав солдату клинок в живот.
   Держа меч обеими руками, я выбежал из сарая, Флавия с посохом в одной руке и ножнами от Ардболга в другой - следом за мной. Но тревога уже поднялась, и нам навстречу от таверны бежали через поле сразу четыре черно-красных, яростно вопя и размахивая оружием.
   Эх, помирать так с музыкой!
  - Ах, вашу мать! - взревел я и побежал навстречу врагам, держа меч клинком вверх. Страха я не испытывал, только ярость и дикое, нечеловеческое желание победить.
   Передний воин обогнал остальных на несколько метров и мчался прямо на меня - его лицо было перекошено злобой. Я увернулся от опускающегося мне на голову меча и широко, как косой, саданул его по ноге, да так хорошо, что отсек ее по колено. Черно-красный опрокинулся на траву и взвыл, зажимая руками фонтанирующую кровью культю. Двое неслись ко мне с разных сторон: я приготовился встретить их, но тут мимо моего уха что-то пролетело, и враг справа на бегу опрокинулся назад, смешно взбрыкнув ногами - в его груди торчал хорошо мне знакомый эльфийский батар.
   Развернувшись к набегавшему противнику лицом, я увернулся от его меча и, с трудом удержав равновесие, повернулся на каблуках, как заправский матадор. Воин, разворачиваясь, занес меч, но я опередил его. Влепил ему оголовником прямо в зубы, а потом резанул с потягом по корпусу, всем телом почувствовав, как сталь Ардболга разрезала и сюрко, и кольчугу, и стеганый гамбизон, и брюшные мышцы. Черно-красный упал на колени, завыл, схватившись за распоротый живот.
   Беа, появившаяся, как из-под земли, рассекла череп третьему. Четвертый черно-красный, увидев, что остался один, бросил меч и, упав на колени, взмолился о пощаде, но Беа на бегу прикончила его коротким ударом в затылок.
  - Туда! - закричала она, показывая на корчму.
   У входа в таверну нас уже ждали черный рыцарь, его оруженосцы и похожий на драного стервятника маг. Мы неслись прямо на них - Беа впереди, я за ней. Рыцарь протянул к нам руку с секирой, и его оруженосцы побежали нам навстречу. Но это была тщетная попытка нам помешать: Беа не останавливаясь, поравнялась со своим противником, и оруженосец с воплем отшатнулся от нее, тщетно пытаясь зажать смертельную рану на шее. Мой противник, не добежав до меня несколько шагов, внезапно встал, и я отчетливо увидел ужас на его лице. Впрочем, о милосердии в те секунды я думал меньше всего. Оруженосец попытался показать мне какой-то хитрый фехтовальный прием, но я разгадал его и, отскочив назад, острием меча чиркнул его по горлу, над воротом стеганки. Оруженосец захрипел и, выплевывая кровавую пену, мешком осел в высокую траву.
   Беа уже рубилась с черным рыцарем, а маг активно ворожил - в руке у него был уже знакомый мне Кровавый камень. Развернувшись в мою сторону, старый стервятник что-то громко выкрикнул и послал в меня огненный шар. Я увернулся - шар пролетел мимо меня и, ударившись в стену конюшни, взорвался, распугав лошадей. Увидев, что промахнулся, маг поступил очень неожиданно - струсил, бросился обратно в таверну, оставив рыцаря одного.
  - Он мой! - крикнула Беа, напав на черного рыцаря и обмениваясь с ним ударами. - Мой! Маг! Займись... магом!
   Я ударил ногой в дверь, ворвался в корчму и увидел старого мага - тот стоял в нескольких шагах от меня среди разбросанных стульев и посуды и водил перед собой руками, окружая себя искрящимся защитным коконом. Подскочив, я махнул мечом. Клинок легко прошел сквозь защитный экран и рассек стервятнику плечо.
  - Я сдаюсь! - завопил старикашка, упав на колено. - Не...
   Я уже не мог удержать руку. Да и, по правде сказать, не хотел. Проколол мага насквозь, как бабочку, сам поразившись тому, как легко клинок прошел сквозь тело старого колдуна, будто горячая игла сквозь кусок воска. Маг со слабым стоном повалился на пол, и я, упершись ему ногой в грудь, вырвал из умирающего врага меч.
  - Молодец! - сказала появившаяся в дверях Беа. Лицо ее было густо забрызгано кровью. - А я уделала рыцаря. Остался только хозяин. Давай покончим с ним.
   В зале корчмы саркофага не было. Осмотревшись, мы подошли к входу в подвал.
   - Вроде плачет кто, - сказала Беа, прислушавшись.
   Дверь подвала была заперта на засов. Я попытался отодвинуть его, но засов почему-то не поддавался.
  - Чары, - Беа поднесла к засову Кровавый камень. Послышалось шипение, засов отодвинулся сам собой, и дверь открылась.
   Саркофаг был в погребе. Рядом с ним, на полу, лежала связанная по рукам и ногам девочка лет четырнадцати - по всей видимости, одна из рабынь. Живая и невредимая. Рот ее был стянут куском холста, глаза полны слез. Беа быстро разрезала веревки, но у девчонки так затекли руки и ноги, что она не могла и шагу сделать.
  - Отнеси ее наверх, - велела мне Беа. Я подхватил девчонку, вынес в зал и усадил на пол, а потом поспешил вниз. Попутно заметил, что солнце вот-вот сядет. Надо спешить.
   - Он запирается изнутри, - сказал я, осмотрев саркофаг. - Постучимся? Или магию попробуешь?
   Беа не стала мудрить: просто, глянув на меня, взяла свой батар лезвием назад и с воплем вонзила его в крышку саркофага, пробив ее насквозь.
   Саркофаг будто взорвался изнутри. Крышка разлетелась вдребезги, осыпав нас обломками, крепкая вонь падали ударила в ноздри. Вампиромаг, долговязый, облаченный в пурпур, сел в саркофаге, скрежеща зубами, рывком вырвал батар из своей груди. Глянул на меня из-под капюшона мертвыми, затянутыми бельмами глазами, раскрыл мокрую от крови алую пасть, показывая острые желтые клыки - и завыл, жутко, утробно, на одной ноте.
   Дрожа от ужаса и омерзения, я обеими руками всадил Ардболг прямо в эту кровавую смрадную пасть, и вой оборвался. Вампиромага окутал сизый дым, белесые глаза провалились внутрь глазниц, гнилая бледная плоть сползла с черепа слизистыми хлопьями, и монстр рассыпался кучей праха, бурых костей и заскорузлых тряпок.
  - Уф! - Беа вытерла лицо, подобрала свой батар. - Хвала Божественным, все конечно. Будь он сытый, мы бы его так просто не прикончили.
  - Погань какая, - я с трудом поборол накатившую тошноту. - Пошли наверх, меня сейчас вырвет от этой вони.
   Флавия, завидев нас, с радостным визгом бросилась мне на шею. Спасенные нами рабы, сбившись в плотную группку, стояли чуть поодаль.
  - Чего стоите? - крикнул я. - Марш по домам, вы свободны!
   Они продолжали стоять. Потом из толпы вышла девочка, найденная нами в подвале корчмы. Испуганно косясь на Беа, она медленно, с опаской направилась к воротам таверны и, еще раз, оглянувшись, покинула двор. Остальные все еще не решались двинуться с места, точно не верили, что свободны.
  - Идите, девчонки, идите! - сказал я им. - Никто вас не тронет.
   На этот раз из группы вышла молодая женщина с младенцем на руках, та самая, которую я заметил еще на дороге. Подошла, посмотрела мне в глаза, и от этого взгляда сердце у меня сжалось. Женщина протянула руку, коснулась пальцами моей груди, а после накрыла ладонью головку своего малыша. Этот жест был так красноречив и трогателен, что никаких слов не требовалось. Поклонившись мне и Беа, женщина пошла к воротам, и остальные рабы, точно опомнившись, направились за ней следом.
  - Хороший сегодня день, - сказала Беа. - Ты хорошо дрался, Сим.
  - Я старался. Но поджилки до сих пор трясутся.
  - У меня тоже, - Беа отошла от нас и села на ступеньку крыльца.
  - Ты проводишь меня? - шепнула Флавия, почти коснувшись губами моего уха.
  - Куда?
  - К отцу. Я должна. А потом...
  - Что "потом"?
  - Ничего, - она виновато улыбнулась. - Глупая мысль. Очень глупая.
  - Опять хочешь убить кого-то?
  - Нет, - она шагнула к воротам и посмотрела на меня. - Хорошо, что ты не умеешь читать мысли.
  
  
   ***
  
   Усадьба мельника сгорела дотла. Закопченный каменный цоколь ветряка торчал из груд окруживших его головешек. Запах гари за три месяца так и не выветрился.
   Флавия стояла у руин долго. Потом положила на головни букет собранных по дороге полевых цветов и, взяв из кучи золы уголек, пошла в деревню. Мимо меня, будто не замечая.
  - Флавия! - позвал я.
  - Она не обернулась, но остановилась. Я подошел и коснулся ее плеча.
  - Не надо, Сим, - сказала она.
  - Что?
  - Просто не надо прикасаться ко мне, - она пошла дальше, и вечерний ветер развевал ее волосы.
  - Флавия! - Я догнал ее, забежал вперед, посмотрел в глаза. - Ты не хочешь поговорить со мной?
  - О чем? О моем отце? Об этом? - Она показала мне уголек. - Знаешь, мне всегда казалось странным, что люди ходят на могилы близких. Приносят цветы, разговаривают с мертвыми, будто те их слышат. А сейчас поняла, что не могу даже это сделать - положить цветы на могилу отца. Потому что ее нет. Есть место, где он погиб - и все.
  - Это голос боли, Флавия. Нельзя позволять боли овладеть собой.
  - Я сейчас вспоминала ту ночь и спрашивала себя - остановился бы отец на ночлег в этой деревне, если бы был один? Позволил бы догнать себя?
  - То есть, ты обвиняешь себя в его смерти? Это глупо, Флавия.
  - Ты терял кого-нибудь из близких, Сим? Нет, не отвечай, если терял, ты поймешь, что я хочу сказать. У тебя никогда не возникало чувства, что ты мог бы сделать для ушедших больше, чем сделал? Что их смерть стала для тебя пробным камнем, выявляющим истинную цену всему, что было между вами?
  - Это чувство знакомо многим, Флавия. И мне оно знакомо. Мне приходилось его испытывать.
  - Тогда ты знаешь. Но мне от этого не легче.
  - Флавия, послушай! - Я все-таки взял ее за плечи. - Психолог из меня, конечно, никакой. Но я тебе вот что скажу: твой отец погиб с оружием в руках, защищая тебя и все то, чему он служил всю жизнь. Встретил опасность достойно. Не стал бегать от нее, как трус. Любой может пожелать себе такой же смерти. И в последние минуты он думал о тебе. Он велел тебе уходить, потому что любил тебя и хотел, чтобы ты жила.
  - Ну, я живу, - ее глаза потемнели, в них появилось что-то недоброе, холодное, чужое. - Жертва была не напрасной, так? Ты получил меч, и все хорошо.
  - Зря ты так, милая. Это не мой меч, и я ехал сюда не ради него.
  - А ради чего? Потому что Беа так велела?
  - Флавия, это что, ревность?
  - Ревность? - Холод в ее глазах стал еще злее. - Сегодня двенадцатый день Иллайх. Священный день Ирни, Божественной покровительницы семьи. На сегодня была назначена моя свадьба, Сим. Я ждала этого дня много месяцев, с самого дня нашей помолвки.
  - Ты была помолвлена?
  - Теперь это не имеет значения. Той, другой жизни больше нет. И та Флавия Лориан умерла.
  - Знаешь что, - рассердился я, - а ну, хорош себя хоронить! Ты молодая красивая девушка. Храбрая, с душой. Да любой парень за тебя в огонь и воду пойдет!
  - Любой - это ты? - Она улыбнулась, но холод в глазах не исчез. - Не льсти мне, Сим. И не тешь себя надеждой. Я не люблю тебя. И мы никогда не будем вместе.
  - А я вообще-то не набивался тебе в сердечные друзья, - сказал я, хотя на душе у меня стало горько-прегорько: когда девушка говорит тебе, что ты ей безразличен, это всегда неприятно. - Хотя в Аранд-Ануне и в Вогрифе мне казалось, что нас что-то связывает. Ладно, я ошибся, и не будем об этом. Люби, кого хочешь.
  - И ты так просто откажешься от своих желаний? - внезапно спросила она. - Я же не слепая, а твои взгляды порой были так красноречивы.
  - В отличие от тебя я скрываю своих чувств.
  - Уж не хочешь ли ты сказать, что влюблен в меня? - Флавия остановилась.
  - Да, солнце мое. Немного.
  - Я польщена, - тут она внезапно влепила мне пощечину, да такую, что в голове зазвенело. - Запомни, я дочь лорда Лориана, леди Флавия. Впредь обращайся ко мне согласно этикета, чужак. И этот меч не твой. Поноси его, пока я позволяю!
   - Прекрасно! - крикнул я, когда она отошла метров на пять. - Только я все равно тебя трахну, высокородная леди! Причем ты сама меня об этом попросишь, компрене?
   Она остановилась, обернулась и сделала шаг ко мне. Я приготовился получить добавки, но Флавия только зло засмеялась и пошла дальше, в сторону корчмы.
  - Вот стерва! - пробормотал я, массируя саднящую щеку. - И почему мне вечно такие нравятся?
   Ответить на мой вопрос было некому, так что оставалось одно - вернуться в корчму и обсудить с Беа наши дальнейшие действия.
   Демонесса уже успела привести во двор корчмы наших коней, расседлать и стреножить их, задать им корм, и теперь сидела в зале на единственном уцелевшем стуле со спинкой, крест-накрест закинув ноги на стол.
  - О-о, мою оплеуху вернули тебе с процентами! - поиздевалась она, когда я вошел. - Не обращай внимания. Наверное, у детки месячные. Она пронеслась мимо меня злая, как голодный вампир. Можешь попробовать поговорить с ней, она наверху.
  - Какие идеи на вечер? - поспешил я сменить тему.
  - Для начала глянь вот на это, - Беа бросила мне через стол свернутый в трубку свиток. - Это было в сумке у лысого старикашки.
   Я развернул забрызганный кровью свиток. Это был приказ следовать в Вингомартис и ожидать на месте дальнейших инструкций.
  - Мы ошиблись. Они не ради меча сюда прибыли. Просто остановились здесь на отдых, - сухо сказала Беа. - Направлялись в Вингомартис. Интересно, что им там нужно?
  - Что дальше будем делать? - спросил я, сев на лавку. - Меч у нас.
  - Надо искать того, кому лорд Дейсон собирался его передать. Задачка не из простых.
  - Словом, мы попусту рисковали жизнями.
  - Почему попусту? У тебя появился отличный меч. Кстати, у рыцаря, что лежит во дворе, хорошая броня. Работа оружейника Виорда из Румастарда. Я бы посоветовала ее снять и надеть на себя.
  - Я не мародер.
  - Ага, - с сарказмом заметила Беа, - ты щедрый парень, который оставит ржаветь под открытым небом комплект доспехов стоимостью в полста левендалеров. Что ж, твое дело.
  - Я хочу знать, что мы будем делать дальше?
  - Давай подумаем. Как насчет поужинать?
  - Я о мече спрашиваю.
  - Меня это тоже интересует, - раздался голос Флавии: она стояла на лестнице, ведущей на мансарду. - Полагаю, все согласны, что меч принадлежит мне?
  - Конечно, миледи, - со всей серьезностью ответила Беа. - Сим, будь любезен, отдай госпоже меч.
  - Сей момент, - сказал я, отцепил Ардболг от пояса и положил на стол. - Прошу вас, миледи.
   Девушка порывистой походкой сошла вниз и взяла меч.
  - Я заберу одну лошадь, - сказала она.
  - Можете взять не одну, миледи, - подсказала Беа. - Нам от охотников Круга досталось в наследство несколько неплохих скакунов. Выбирайте любых, нам не жалко. Только не возьмите по ошибке моего жеребца или лошадь этого человека - они недостойны носить вас на своей спине.
  - Флавия, может, хватит выделываться? - не выдержал я. - Куда ты поедешь одна?
  - Это меч моего отца, - повторила девушка, чеканя каждое слово. - И я не нуждаюсь в опекунах.
  - Пусть едет, - подала голос Беа. - Я подозреваю, что она задумала. В Румастарде у нее остался нареченный. Думаю, она хочет преподнести ему этот клинок в дар, как компенсацию за свою нечаянно утраченную девственность.
  - А вот это, - прошипела Флавия, сжавшись как кошка, - не твое дело, дьяволица!
  - Конечно. Вам туда, - Беа когтем показала на дверь. - Передавайте мой привет палачу Круга, когда он будет тянуть из вас жилы!
  - Прекратите! - Я встал между дверью и Флавией. - Вы что, рехнулись обе? Никуда я тебя не отпущу, поняла? Никому не нужен твой меч. Держи его при себе, если так хочется. Но лезть волку в пасть...
  - А ты кто такой, чтобы мне приказывать? - взвизгнула Флавия. - Муж? Любовник? Старший братец? Прочь с дороги!
  - Оставь ее, Сим, - устало сказала Беа, не глядя на нас. - Неужели не понимаешь: мы для нее никто. Она использовала нас, чтобы заполучить этот клинок и теперь считает, что солнце у нее в кармане. Хорошо, что лорд Дейсон этого не видит.
  - Не смей говорить о моем отце! - У Флавии, казалось, вот-вот начнется истерика. - Папа мне отдал меч, мне! И я знаю не хуже вас, как мне с ним поступить!
  - НЕ ЗНАЕШЬ, ДЕВОЧКА! - сказал тихий усталый мужской голос.
   Мы, все трое, разом обернулись на этот голос. В дверях корчмы стоял старик. Высокий, тощий, белобородый, в сильно поношенной одежде. Я опешил. Флавия испуганно вскрикнула. А Беа, приглядевшись, вскочила со стула и выпалила:
  - Мастер Рамимор! Вы?
  - Мы давно не виделись, Беа, - сказал старик с теплотой. - Рад, что ты жива и продолжаешь битву.
  - Мастер Рамимор! - Демонесса бросилась к старику, упала перед ним на колено и поцеловала сухую, в коричневых пятнах руку. - Вы живы!
  - Еще жив, - старик коснулся головы Беа, потом шагнул к нам с Флавией. - Я слышал ваши слова. Каждый из вас считает, что прав, но истина всегда одна.
  - Постой, мне знаком твой голос, - сказал я, чувствуя нарастающий по всему телу жар. - Это ты говорил со мной в подземелье!
  - Да, я. Тот разговор - ты помнишь его?
  - Конечно. Можно сказать, каждое слово.
  - Тогда мне не придется повторяться, - старик устало опустился на стул, предложенный Беа. - Дай мне меч, дочка.
   Флавия, поколебавшись мгновение, все же шагнула к старику и вручила ему Ардболг. Старик взял его двумя руками, вытянул клинок на ладонь из ножен и сокрушенно покачал головой.
  - Он стал тяжел для меня, а когда-то был овручь! - вздохнул он. - Это мой клинок. Много столетий он был моим спутником - и символом надежды.
  - Столетий? - переспросил я. - Сколько же тебе лет, мастер?
  - Это неважно. Иногда мне кажется, что я живу слишком долго, а иногда - что вся моя жизнь пролетела мгновенно, как пущенная лучником стрела.
  - Как ты нашел нас?
  - Я искал, и нашел, - ответил старик и, запустив руку в сумку на поясе, извлек темно-красный прозрачный кристалл, в котором теплилась искорка света. - Когда-то этот камень светился так, что его сияние могло наполнить светом самый большой зал в Аркуине. А теперь лишь крохотная искра теплится в нем, а скоро и она погаснет.
  - Ты маг?
  - И маг тоже. Я черпал энергию из своей прошлой жизни, но она иссякла. Я знал, что вы будете искать меч, потому что так было предначертано свыше. Я торопился к вам и шел тайными путями, чтобы успеть. Вижу, я опоздал помочь вам в битве, но это и к лучшему - вы еще раз доказали, что я не ошибся, видя в вас спасение для Аркуина. Вы достойны правды, которую я должен вам поведать.
  - Ты сказал, мастер, что это твой меч.
  - Да. Лорд Дейсон Лориан был последним моим преемником, и меч этот я вручил ему.
  - Так он тоже был твоим фейном? - спросил я.
  - Да, отчасти. Он принял лишь часть моей силы. - Странный старик повернулся к Беа. - Как и ты. Для тебя и Дейсона я был всего лишь учителем, наставником, старшим из вас, поскольку пророчество Квинакора еще не исполнилось. - Рамимор поднял на меня воспаленные слезящиеся глаза. - Первым за тысячу лет истинным фейном станешь ты, человек. И только в твоей власти сделать так, чтобы братство восстало из тысячелетнего праха.
  
  
   ***
  
  
  - Я рад, что вы можете выслушать мою исповедь. До этого часа я не мог открыться никому, потому что ждал, когда сбудутся слова Квинакора, и придет тот, кто должен решить исход последней схватки - Ожидаемый, пришелец из другого мира, способный противостоять Проклятому. Но Ожидаемый не только покончит с Безумием, он единственный может помочь мне вновь стать самим собой. И тогда я смогу встать бок о бок с ним и его товарищами по оружию в последней битве, в которой наконец-то будет сокрушен Проклятый.
   Тысячу лет тому назад, в недобрый час последней битвы за Вингомартис, когда черные тараны били во врата цитадели, и пламя пожаров поднялось до небес, я выполнил предсмертную волю Квинакора. Это была наша последняя встреча. Я знал, что задумали мои собратья, и не мог их отговорить. Квинакор же сказал мне: "Прошло время Первосозданных, брат мой. Мы уходим, потому что нет на этот час другого пути остановить Проклятого. Но ты должен жить, чтобы подготовить будущую победу. Твоя плоть останется здесь, но дух твой будет жить в новом обличье, и ты дождешься прихода Ожидаемого. Вы станете опорой друг для друга в день, когда будет окончательно решена судьба Аркуина. Мы не увидим последнего сражения, не испытаем радости окончательной победы, но души наши всегда будут с тобой!" Мог ли я ослушаться того, кого любил всем сердцем и кому верил безраздельно?
   Два пророчества были сказаны в тот день. Откровение об Ожидаемом и откровение о возвращении Проклятого, Разрушителя. И мне предстояло стать свидетелем исполнения обоих пророчеств.
   Я выполнил волю Квинакора. Я стал Скитальцем. Одиноким и несущим на плечах гнет вечной вины и вечной боли. Человеческая судьба стала моей судьбой, человеческие страхи и горести - моими страхами и горестями. Мои братья навсегда остались там, в великом пожаре Вингомартиса, который горел девять дней и девять ночей, а я продолжал жить. Но слова лучшего из нас сбылись - Проклятый попал в ловушку, придуманную Квинакором. Великая жертва была не напрасной. Убив моих собратьев, Проклятый сам утратил свою силу, а душа его канула в бездны Тенебры, ибо, потеряв сущность Первосозданного, он не мог противостоять зову Темного мира. Его полчища рассеялись, как чумной туман под свежим ветром, и Аркуин был спасен. Проклятый потерпел поражение, потому что Первосозданные не могут существовать друг без друга. Сила Анги каждого из них испокон веков брала начало из одного источника и была частью общей Силы. Смерть Квинакора и его соратников лишила Проклятого его магической мощи, и черная бездна поглотила его.
   Проклятый был повержен, но мои братья ушли в вечность, а я... Я стал человеком. Я радовался победе, но у этой победы был вкус меда и желчи одновременно. Когда ливень погасил догорающие руины Вингомартиса, я оплакал моих братьев-Первосозданных и моих братьев-фейнов и отправился на восток, в земли людей. Там я видел, что принесло Аркуину великое Безумие. Полчища Проклятого рассеялись, но пасть Темного мира не закрылась с его падением. Вырвавшиеся из Тенебры темные твари, ужасные чудовища и мерзкая нежить разбрелись по земли, алча человеческой крови и плоти. Люди, не наделенные силой Первосозданных, не могли сражаться с ними, и само появление этих тварей вызывало у них ужас. Я шел по земле и видел деревни и города, опустошенные кровожадными тварями, ступал по костям человеческим, усеявшим дороги. Повсюду, от Эмеберттского побережья до Азуджа, от Печального берега до прибрежных низин Лота, я видел страх, горе и смерть. И еще я видел, что для магов наступил звездный час, ибо на людском страхе перед порождениями Тенебры зарабатывали они золото, уважение и почет. Да, маги могли бороться со многими из темных существ, но делали это не из человеколюбия - честолюбие, жажда власти и наживы двигали ими. А еще маги, одержимые страстью к запретным знаниям, заражались Безумием и становились чудовищами похуже порождений Тенебры. И я начал свою войну, которая продолжалась тысячу лет, и которая, хвала Силе, близка к завершению.
   Я искал и находил тех, кто становился моими учениками, соратниками и спутниками, и вместе мы истребляли заполонившую Аркуин нечисть. Меня знали под многими именами. Я был учителем Джославом и учителем Мерулайном, учителем Рамимором, и учителем Тейраком. Но я всегда искал и находил чистых сердцем, благородных и отважных людей, сидов и двайров, которые становились воинами, наследовавшими фейнам. Я был рядом с королем Громобоем, когда Черные ведьмы сеяли ужас в западных марках Аркуина. Громобой принял мой дар фейна и этот меч, и победил - слепой, но благородный и бесстрашный, как и все фейны. Мои ученики по всему Аркуину уничтожали всю эту расплодившуюся мерзость, вампиров и гулов, Неупокоенных и скимров, ведьм и оборотней, безумных магов и их омерзительные творения. Я пытался воссоздать братство фейнов, когда вместе с рыцарями Севера учредил орден приграничников. Все эти годы со мной были память о моих собратьях и этот меч, который некогда принадлежал мне. Меч Ардболг, Холодный Пламень, закаленный в моей крови, откованный мастером Гертензериком для моего ученика, Джослава Лотийца, одного из шести первых фейнов. Человека, с которым я стал одним целым. Годы шли, и мои ученики уходили в вечность, а я оставался, и меч снова возвращался ко мне.
   Лорд Дейсон Лориан стал предпоследним моим учеником - последним была ты, Беа. Это случилось восемнадцать лет тому назад, в день, когда юная княжна Эдвина прибыла в Румастард, чтобы стать женой короля Осмуна Хемфрика. Мы с лордом Дейсоном были в ее свите. После свадьбы Осмун приблизил Дейсона к себе, а год спустя, когда Лориан одержал победу над картенскими мятежниками, возложил на него цепь королевского десницы. Появилась призрачная надежда, что нам в канун прихода Ожидаемого и Разрушителя удастся восстановить орден приграничников. Но судьба надсмеялась над нами...
   Видение Квинакора о Разрушителе гласило: "Возродится Проклятый в царственном порфире от преступной связи короны с рыкающим львом, и вся сила магии Анги-Круайн будет на его стороне. По обе руки встанут от него рати, и ни огонь, ни ветер, ни другая сила Анги не смогут причинить ему вреда. Он войдет в Драконеум и обретет истинное обличие, и тогда узрит Аркуин битву, равной которой не бывало прежде". Приближалось время исполнения древнего откровения, и я сказал о нем Дейсону. Мы искали Проклятого далеко, а он был близко. И Дейсон впервые нарушил мою волю. Совершил роковую ошибку, за которую расплатился дорогой ценой. Страшная правда сломила его дух.
  - О какой ошибке ты говоришь, старче? - не выдержал я. - Твои речи смутны и непонятны.
  - Я велел Дейсону найти воплощенного Проклятого и убить его. Но Дейсон не смог этого сделать, поскольку ему пришлось бы убить собственного ребенка.
  - Что?! - Я повернулся к смертельно побледневшей Флавии. - Так она...
  - Нет, - старик покачал головой. - У Флавии Лориан есть сводный брат по отцу, которого король Осмун считал своим сыном. Когда Осмун взял в свой дом красавицу Амбер Феон, он был уже слишком стар и слаб. У королевы Амбер было сердце гадюки, но она была красавицей. Дейсон, ослепленный ее красотой, полюбил ее, и она без колебаний ответила на эту любовь. Ей нужен был страстный молодой мужчина, а не бессильный Осмун. Тайная преступная страсть принесла свой плод. Рогер - вот о ком я говорю. Рожденный в царственном доме от тайной связи королевы и рыкающего льва. Что изображено на гербе твоего дома, Флавия?
  - Рычащий лев, - прошептала Флавия, и мне вдруг стало по-настоящему страшно.
  - Да. Дейсон не хотел мне верить, хоть и признавал мою правоту. Мне было жаль лорда Дейсона. Он разрывался между долгом и отцовской любовью. У тебя есть дети, тунак?
  - Есть, - ответил я, - дочка. Маленькая.
  - Спроси себя: пролил бы ты кровь своей дочери, если бы даже от этого зависела судьба твоего мира?
  - Никогда, - ответил я без малейшего колебания.
  - Вот и Дейсон так говорил, и я не мог переубедить его. Он считал, что есть способ избавить Рогера от одержимости. Осмун к тому времени был смертельно болен, и последним, кого он призвал к своему смертному одру, был лорд Лориан. Умирающий король взял с Дейсона торжественную клятву, что лорд-десница будет опорой его сыну и наследнику во всех испытаниях. Дейсон дал ее, зная, что у короля есть лишь один наследник его крови - Дуган, сын от лотийской княжны Эдвины, больной калека, отправленный Осмуном в вечную ссылку в замок Род. И после смерти Осмуна Дейсон решил бежать из столицы в Род, к принцу Дугану. В те дни мы виделись в последний раз. Это был жест отчаяния, я знаю, но бедный Дейсон считал, что другого выхода у него нет. Он надеялся, что как-то сможет остановить это безумие, не проливая кровь сына. И я вновь не смог убедить его. Что было дальше, вы знаете. Высшие маги Циркулюм ин Тенторио, знавшие о пророчестве и связывающие с пришествием Проклятого свои планы, сделали все, чтобы лорд Дейсон не доехал до замка Род.
  - Разве нельзя было найти другого человека, чтобы убить этого вашего Проклятого? - спросил я.
  - Предать Лориана? Решить судьбу сына за спиной отца? Нет, я не мог так поступить. Я до последнего верил, что Лориан исполнит свой долг. Но он был убит, - старик посмотрел на Флавию. - Я скорблю вместе с тобой, девочка. Твой отец был чистый и честный человек, истинный рыцарь, храбрый и благородный. Мне не в чем его упрекнуть.
  - И ты решил, что я могу его заменить? - спросил я.
  - Узнав о гибели Лориана и его дочери, - тут старик посмотрел на Флавию, которая плакала, спрятав лицо в ладонях, - я отправился на север, в Улай, к древнему алтарю Первосозданных. Там я видел твое пришествие в Аркуин, тунак. И пока ты пребывал на границе миров, я говорил с тобой. А дальше ты повстречал спасшуюся дочь Дейсона и Беа и вместе с ними прибыл сюда, чтобы отыскать Ардболг. И мы встретились. Дороги, предназначенные каждому из нас судьбой, сошлись в одной точке.
  - И что теперь?
  - Мы с Лорианом так и не смогли создать новое братство защитников Аркуина. За все последние годы мы нашли лишь трех достойных. Двое из них сейчас направляются в Эленшир, чтобы присоединиться к свите принца Дугана и защищать его. Беа останется с тобой, тунак.
  - Да, учитель, - ответила демонесса.
  - А ты?
  - Я отправлюсь в Эленшир, чтобы встретиться с принцем Дуганом и королем сидов Аврелем. Сиды недооценивают опасность, считают, что междоусобная война в Гардлаанде им только на руку. Надо переубедить их. После же нам всем вместе предстоит встретиться в Вингомартисе.
  - Отряд, который мы вчера перебили, напряавлялся в Вингомартис, - сказал я.
  - Тебя это удивляет, тунак? Проклятый сделает все, чтобы закрыть нам путь в Вингомартис. Поэтому нужно поспешить. Флавия может поехать со мной, - неожиданно добавил старик. - Если желает, конечно.
  - Почему ты решил, что мне следует ехать в Эленшир? - спросила девушка, покраснев.
  - Предстоящие испытания слишком опасны, и не каждый мужчина может пройти их. В Эленшире ты будешь в безопасности, дитя. Принц Дуган будет рад видеть тебя рядом с собой.
  - Это верно, миледи, - сказал я. - Вам лучше...
  - Я сама знаю, что мне лучше! - воскликнула Флавия. - И не смей называть меня "миледи"! Никуда я не поеду.
   Старик покачал головой. Беа тихонько фыркнула. Я только развел руками.
  - Да будет так, - подытожил Скиталец. - Осталось только решить, что делать с мечом.
   Он еще раз вытянул меч из ножен, полюбовался на то, как играют на стали клинка зайчики от горящих на столе свечей, и я заметил на его губах грустную улыбку. А после старик повернулся к Флавии, которая стояла, прислонившись к столбу и сердито сверкая глазами.
  - Ты все еще хочешь получить назад этот меч, дочка? - спросил он.
  - Он напоминает мне о моем отце, - ответила Флавия. - Но меч твой. Так что решай сам.
  - Я уже решил, - старик поднес меч к губам и протянул мне рукоятью вперед. - Возьми. Доблестные воины владели им до тебя. Так пусть же ты будешь достоин этого клинка, а он - достоин тебя!
  
  
   ***
  
  
   Утром, в первые секунды пробуждения, я вспомнил ночной разговор, и мне подумалось, что старик мне всего лишь приснился. Но меч - он лежал рядом с моим тюфяком, освещенный проходившими сквозь дырявую кровлю лучами утреннего солнца. Я коснулся его, ощутил холод металла, и внутри меня что-то дрогнуло.
   К запаху пыли и давно заброшенного жилья примешивался аппетитный запах мяса, тушеного с травами. Я встал с тюфяка и вышел к лестнице в зал. Флавия стояла ко мне спиной, у растопленного камина, и помешивала ложкой варево в котелке, подвешенном над огнем.
  - Доброе утро! - сказал я.
   Девушка не ответила. Даже не посмотрела в мою сторону. Я вспомнил, что ночью она отказалась отправиться со стариком в Эленшир, пожелала остаться с нами. Зачем? Чтобы и дальше трепать нам нервы?
   Я молча спустился по лестнице и пошел к выходу. И тут Флавия меня окликнула.
  - Да? - Я развернулся к ней лицом.
  - Сим, я...я дура. Пожалуйста, не сердись на меня.
  - Ты о чем?
  - Вчера я вела себя как стерва. Ударила тебя ни за что, ни про что. Мне очень стыдно. Ты прощаешь меня?
  - Знаешь, я рад это слышать, - я подошел к ней, улыбнулся. - Поцелуемся?
   Она подставила мне щеку. Немного разочарованный, я поцеловал ее и заглянул в котелок.
  - Вкусно пахнет, - сказал я. - А где Беа?
  - Во дворе.
  - Тогда я пойду? - я показал на дверь.
   Демонесса оказалась девушкой хозяйственной. Пока я спал, она собрала оружие и снаряжение перебитых нами людей Круга и теперь, критически рассматривая разложенное на земле добро, высчитывала, сколько мы сможем за все это выручить при продаже.
  - Помирились? - с ехидством спросила она.
  - А мы и не ругались. Но бзик у нашей подруги, кажется, прошел. И как, хороши трофеи?
  - Получается прилично, - заявила она. - Не меньше ста левендалеров. И еще сорок монет, которые я нашла на трупах, и кольцо, что было на вампиромаге. - Беа продемонстрировала мне великолепный перстень с красным камнем. - Оно не волшебное, но очень красивое, правда? Его я, пожалуй, оставлю себе.
  - И ты собралась тащить все это с собой?
  - И в чем трудность? Навьючим все на запасных лошадей, их у нас аж шесть. Плохо, что лошади с тавром Круга, могут возникнуть ненужные вопросы. И продать их вряд ли удастся, если только каким-нибудь конокрадам. За половину цены возьмут без разговоров.
  - Все-таки я был прав, - сказал я, улыбаясь. - Из тебя получилась бы замечательная бизнес-леди.
  - Какая леди?
  - Тебе надо открыть свое дело, Беа. Станешь богатой.
  - Я воин, а не торгаш. Но воинам тоже нужны деньги.
  - Никто не спорит. - Я посмотрел на раздетый до исподнего и облепленный мухами труп черного рыцаря, лежавший неподалеку, и поморщился. - Нам не стоит оставаться тут долго. Погода жаркая, и эти ребята скоро начнут благоухать...Беа, ты что?
   Она не ответила. Просто смотрела куда-то за мое плечо. Я повернулся. В воротах, шагах в сорока от нас, стоял всадник на прекрасной вороной лошади и сам одетый во все черное. Лицо его скрывал низко надвинутый капюшон. Мне этот всадник почему-то не понравился.
  - Эй, тебе чего? - крикнул я.
   Он не ответил и не сдвинулся с места. Я взялся за рукоять меча, но Беа остановила меня.
  - Погоди, - голос ее дрогнул. - Я...
  - Что такое?
  - Эйтан? - Губы Беа задрожали, демонские кровавые глаза наполнились слезами. - Эйтан!!!
   Я отчетливо услышал, как всадник охнул и воскликнул "Нет! Что они с тобой сделали?". Но Беа, разрыдавшись, бросилась к нему, крича:
  - Эйтан! Эйтаааааааааан!
   Черный всадник будто испугался. Ударил коня шпорами и помчался прочь от корчмы, поднимая тучу пыли. Беа по-звериному рыкнула, бросилась к стоящим у коновязи лошадям, буквально взлетела в седло и погнала галопом следом за черным. А я стоял и смотрел, не понимая, что происходит.
  - Что случилось? - спросила взволнованная Флавия, прибежавшая на крики. Я рассказал.
  - Я слышал, как он сказал "Что они с тобой сделали", - добавил я. - И говорил, между прочим, на лланшихарне, языке сидов. Наверное, какой-то ее знакомый.
   Беа вернулась одна, на взмыленной лошади, запыленная и зареванная. Я подошел к ней, но она оттолкнула меня, села на ступень крыльца и залилась слезами. Плакала она долго, совсем по-женски, в голос, вздрагивая всем телом и размазывая слезы по грязным щекам. Наконец, выплакавшись, Беа встала, вернулась к лошади и, взяв ее под уздцы, повела к коновязи.
  - Беа! - Я подошел к ней один: Флавия не решилась и наблюдала за нами от крыльца. - Беа, что случилось?
  - Ничего не случилось, - буркнула она.
  - Я вижу, тебе плохо.
  - Я не догнала его. Он исчез, как сквозь землю провалился.
  - Кто он?
  - Эйтан.
  - Он эльф, верно?
  - Он мой младший брат, - Беа все же посмотрела на меня, будто проверяя мою реакцию на ее слова. - Нечего тут торчать. Седлайте коней, пора ехать!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Манило "Назад дороги нет" (Современная проза) | | О.Обская "Босс-обманщик, или Кто кого?" (Короткий любовный роман) | | В.Свободина "Наследница проклятого мира" (Попаданцы в другие миры) | | В.Елисеева "Черная кошка для генерала. Книга первая." (Приключенческое фэнтези) | | Е.Вострова "Мой хозяин - дракон" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Свадьба как повод познакомиться" (Современный любовный роман) | | В.Лошкарёва "Вторжение" (Любовная фантастика) | | О.Герр "Захватчик" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Стопхамка" (Женский роман) | | М.Леванова "Я не верю в магию" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"