Астахов Андрей Львович: другие произведения.

Крестоносец: Железная земля. Часть вторая. Хольдхейм. Пограничная марка. Мертвецкие равнины (продолжение)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  4. Отец Лукаса
  
   Остаток ночи я проспал, как бревно, без сновидений, и был на заре разбужен Ганелем, который выглядел так, будто всю ночь не смыкал глаз. Наступившее утро, не по-весеннему морозное и хмарное, не обещало приятного дня. Общей утренней трапезы не было - нам с Ганелем принесли простой, но сытный завтрак (пресная и чуть недоваренная овсянка на воде, холодная курица, яйца вкрутую, белый хлеб и сидр) в мою комнату, и компанию нам составил только де Фанзак, появившийся уже после того, как мы с профессором сели за стол.
  - До Форт-Джеронима, менее дня пути, будете на месте к вечеру, - сообщил он, очищая от скорлупы яйцо. - Дорога достаточно безопасна, хоть и проходит по диким местам. Охрана вам посему не понадобится, но проводника вы получите.
   Ганель неожиданно поддержал графа. Вроде как однажды ему довелось в здешних краях побывать. Дорога, заявил он, не вызовет у нас затруднений. Несмотря на свое зловещее название Мертвецкие равнины всего лишь пустынное болотистое всхолмье, по которому разбросаны небольшие сосновые рощицы. Через равнины, мимо небольших ферм, которых немало на равнинах, вполне проезжая дорога ведет прямиком к Форту-Джероним, так что заблудиться у нас никак не получится. В принципе, звучало все это обнадеживающе, но это были всего лишь слова, а что там дальше будет, я предугадать не мог. Прожевывая безвкусную кашу, я думал над тем, хватит ли мне сил впрягаться в дело, о котором я до сих пор мало что знал - полунамеки-полудогадки Элики и туманные речи де Фанзака только добавляли путаницы.
  - Что будем, если мы найдем Ратберга? - спросил я, ковыряя овсянку в чашке и понимая, что не смогу съесть больше ни единой ложки этого лошадиного корма.
  - Вы все узнаете на месте, - де Фанзак вытер рот салфеткой и встал из-за стола. - И прошу вас, поторопитесь со сборами.
  - Вы обещали мне оружие, - напомнил я.
  - Конечно. Вы получите его перед отъездом.
   Сборы не заняли у нас много времени. У меня никакого багажа не было, а Ганель захватил только свою сумку, которая за время пребывания в Эшевене сильно разбухла. Что туда наложил этот всезнайка, я представления не имел. Потом за нами зашел паж и проводил во двор, где меня ждал очередной и очень приятный сюрприз.
   Во-первых, Элика и Домаш уже ждали нас, сидя в седлах своих коней. Эльфка опять оделась по-мужски и сидела на своей изящной гнедой лошадке как заправский кавалерист. Я заметил, что седельные сумки ее лошади туго набиты, а к лук седла приторочен вроде как магический посох. Домаш был в неизменном смушковом полушубке, накинутым на кольчугу, в стальном шишаке и с круглым щитом за спиной. Но вот чего я никак ожидать не мог - в Эшевене оказался мой оруженосец Джарем. Парень буквально ошалел от радости, увидев меня, да и мне встреча с ним была очень приятна.
  - Милорд, так вы живы! - Я видел, что Джарем едва сдерживался, чтобы не броситься мне на шею. - Творец-Владыка, а мы вас уже оплакали.
  - Рановато, - я решил отбросить условности и крепко обнял парнишку. - Рад тебя видеть.
  - И я рад, милорд. Как же Назария обрадуется!
  - Что с ним?
  - Здоров, милорд, хоть и беспокоился за вас страшно. Судейские его дважды на допрос вызывали, так я потом лекаря к нему приглашал. Но старик крепкий, все обошлось... Эх, да как же я рад снова вам служить!
   Я не стал интересоваться у парня, каким образом он оказался в Эшевене, да и в том не было нужды - и так понятно, что это де Фанзак все организовал. Так или иначе, появление Джарема меня ободрило. А известие о том, что старик Назария жив и не оказался из-за меня в тюрьме, и вовсе обрадовало.
   Во-вторых, Джарем привез мне мои вещи. Странно было то, что оруженосец "не догадался" захватить мои доспехи, наверняка это было сделано по указке де Фанзака. Парень привез кое-какую одежду, мой шлем, подаренный когда-то сэром Ричардом, амулет с сердоликом, который я получил от Лео де Бургоньера в Паи-Ларран, но главное - привел в Эшевен моего жеребца Шанса. Конь не забыл меня и так воодушевленно и радостно начал фыркать и ржать, что мне пришлось его успокаивать при помощи ласк и припасенной Джаремом груши. Правда, конский доспех, по словам Джарема, остался в Рейвеноре - Шанса защищала лишь легкая попона из кольчужной сетки. Мол, де Фанзак распорядился доспех не брать. Я забрался в седло и сразу почувствовал себя сильнее и увереннее. И тут появился де Фанзак в сопровождении двух пажей.
  - Возьмите, - де Фанзак подал мне орденский медальон, который у меня забрали в тюрьме. Потом мне подали оружие: ,длинный прямой меч весьма простой работы, а еще два кинжала, орденскую мизерикордию из фламенанта и широкий кинжал-мечелом с крестообразной гардой.
  - Кузнец наточил клинки по моей просьбе, можете быть уверены, - с усмешкой добавил де Фанзак, видя, как я пробую пальцем лезвие меча.
  - Спасибо и на этом, - ответил я, хотя был слегка разочарован. Подобные мечи и кинжалы я прежде видел у стрелков вспомогательных войск: их ковали из неплохой стали, но это была явная штамповка, не штучная работа. Де Фанзак угадал мои мысли.
  - Этот меч не хуже других, шевалье, - сказал он. - Уверен, он хорошо вам послужит. И вот еще, - граф бросил мне кошель с деньгами. - Здесь тридцать гельдернов, должно хватить на расходы, хотя бы на первое время. Лукас говорил, что у него плохо с деньгами.
  - Лукас? - Я вздрогнул. - Лукас Суббота?
  - Именно к нему вы едете, - заявил де Фанзак. - Разве я не говорил об этом раньше?
  - Неважно, - я не стал объяснять, почему мне неприятно слышать о Субботе. - Ваша власть, ваша воля.
  - Лукас обо всем позаботится, шевалье, - заметил граф. - От вас требуется лишь беспрекословно выполнять его приказы. Он отвечает за успех предприятия.
   Это была не та новость, которую я хотел бы услышать, но ничего отвечать графу я не стал. Просто промолчал. Прицепил меч к перевязи, а кинжалы к поясу и направил коня к воротам, где нас уже ждал всадник в окружении нескольких пехотинцев, видимо, наш проводник по Мертвецким равнинам. Де Фанзак окликнул меня.
  - Что еще? - спросил я.
  - Удачи вам, шевалье, - сказал граф. - Оправдайте доверие императора.
  - Я постараюсь.
  - Конечно. И... будьте осторожны, - добавил де Фанзак и, махнув мне рукой, повернулся и пошел к входу в донжон.
  
   ***
  
   Проводника звали Матис, и это было все, что я от него смог узнать. На все прочие расспросы проводник отвечал либо "Посмотрите, ваша милость", либо вообще отмалчивался. Секретность, чего уж там.
   Дорога начиналась прямо за воротами Эшевена и была хорошо различима на фоне чистых снегов окружающей равнины. Мы двинулись по ней за проводником и ехали довольно долго - часа, наверное, два-три, - пока не увидели впереди придорожную таверну.
   Отдых получился коротким. Нам не понадобилось много времени на то, чтобы выпить по кружке горячего вина с пряностями, а кузнецу - осмотреть копыта наших лошадей. После этого Матис повел нас дальше. До полудня мы миновали несколько ферм, дальше дорога пошла между пологими холмами. Снег стал глубже, ветер крепче, лошади пошли тяжелее.
   За моей спиной Элика и Ганель о чем-то говорили на языке виари. Домаш втихомолку ругался, когда ветер начинал дуть нам в лицо. Действительно неприятный был ветер, обжигал кожу и заставлял глаза слезиться. Так мы доехали до развилки, и дальше дорога повела нас через пустынную равнину с разбросанными по ней маленькими рощицами.
  - Топи, - сказал Матис. - Держитесь прямо за мной.
   Я только пожал плечами. Растянувшись цепочкой, мы ехали следом за проводником, и об опасности я не думал. Мне хотелось только одного - побыстрее попасть в тепло. Из прострации меня вывел Домаш.
  - Так где же ты пропадал, сударь? - спросил он тихо, верно, не хотел, чтобы его услышал проводник.
  - В аду, - ответил я.
  - Скверно шутишь, твоя милость.
  - Я не шучу. - Мне почему-то не хотелось откровенничать с байором. - Как-нибудь расскажу.
  - Матерь пресвятая, сохрани и оборони нас, скорбных и болящих! - воскликнул Домаш и отстал от меня.
   Элика не делала попыток заговорить со мной. Странно, но факт. Может быть, обстановка казалась ей неподобающей для душевного разговора. Было холодно, ветер усиливался, и по заснеженной равнине замела небольшая поземка. Здесь мы были как на ладони, и почему-то мне было очень неуютно от мысли, что укрыться от чужого недоброго взгляда нам просто негде.
   Де Фанзак сказал правду - облачное небо начало темнеть, когда я увидел впереди, в какой-нибудь паре километров от нас, Форт-Джероним - бревенчатые стены и срубленные из дерева вышки, что-то вроде форпостов пионеров, осваивавших североамериканский континент. Признаться, на душе сразу стало легче. Я услышал, как облегченно выругался Домаш, а на красивых губках Элики появилась улыбка, которую я не видел с утра. Кажется, мои друзья не меньше меня желали оказаться под защитой стен и гарнизона форта.
   На дороге перед воротами форта нас ждали три всадника. При нашем приближении один из них пустил коня шагом нам навстречу, двое остались на местах.
  - Судари мои, - сказал встречающий, учтиво кивнув нам. Это был мужчина лет пятидесяти, облаченный в кольчугу и при мече. - Добро пожаловать в Форт-Джероним.
   За воротами располагался обширный, очищенный от снега плац, с трех сторон замкнутый мощными двух- и трехэтажными бревенчатыми постройками под двускатными драночными крышами. У одного из них находилась коновязь, где нам предложили спешиться, и подоспевшие мальчики-служки забрали наших лошадей. Вообще, форт производил весьма внушительное впечатление, несмотря на то, что его укрепления не были каменными. Крепость окружал двойной частокол. Составленный из мощных сосновых стволов тын высотой никак не меньше десяти метров еще и был усилен железными коваными скрепами, а в крепостных воротах железа было вообще больше, чем дерева. Солдат в форте было не так уж и много - в основном, арбалетчики и алебардщики, причем не в орденских коттах, оранжевых с черным, а в ярко-алых, с изображением серебряной бычьей головы на груди. Тем не менее, юнцов среди них не наблюдалось: все воины гарнизона выглядели бывалыми солдатами, в отлично подогнанных доспехах и с хорошим оружием. На стенах я заметил гонфалоны с имперскими орлами, все той же бычьей головой на алом поле и черные, без всяких гербов.
  - Вас ждут, шевалье, - сказал встретивший нас воин.
   Я кивнул и направился к дверям комендатуры, но, к моему удивлению, воин не позволил моим спутникам следовать за мной.
  - Таков приказ коменданта форта, шевалье, - сказал он, когда я спросил его, в чем дело. - Он хочет говорить с вами с глазу на глаз.
  - Какое свинство! - воскликнула Элика. Она была разъярена, это отчетливо слышалось в ее голосе. - Что этот сельский вояка себе вообразил!
  - Простите, сэра, но таков приказ, - ответил с самым почтительным поклоном воин и жестом предложил мне проследовать в комендатуру.
   Я вошел внутрь, в пропахший кожей, дымом, сосновой смолой и конским потом полумрак огромного холла, который едва рассеивали чадящие факелы, установленные в железные поставцы на столбах, подпиравших кровлю. Мы поднялись по лестнице на второй этаж, прошли мимо воинов охраны, прогуливавшихся по галерее с арбалетами на плечах. Потом мне было предложено войти в комнату в самом конце галереи.
   В комнате было еще темнее, чем в холле комендатуры, но зато гораздо теплее. Стоявший ко мне спиной рослый худой человек грел ладони у большого, жарко пылающего камина. Мой проводник немедленно вышел, оставив нас наедине.
   Я шагнул вперед, но человек не обернулся.
  - Де Фанзак тебе все рассказал? - спросил он.
  - Кое-что. Остальное, по его словам, расскажешь ты.
  - У меня нечем тебя угостить, - сказал дампир, наконец-то соизволив повернуться ко мне лицом. - К ужину вы опоздали.
  - Де Фанзак просил передать тебе это, - я швырнул кошелек с деньгами на заваленный бумагами и книгами огромный стол между мной и Субботой.
  - Прекрасно, - дампир взял кошель, подбросил на ладони и, развязав горловину кошеля, аккуратно и видимо наслаждаясь моментом, пересыпал монеты в свою мошну. - Этих денег должно хватить. Сядь, не стой столбом.
  - Почему Элику, Ганеля и Домаша не пустили внутрь? - Я проигнорировал предложение Субботы.
  - Потому что есть вещи, которые не должны слышать посторонние уши, - с легким раздражением в голосе ответило дампир. - Им не все полагается знать. Это особо секретное дело.
  - Да неужели?
  - Поухмыляйся, это не запрещено. Признаться, я бы предпочел видеть на твоем месте сэра Роберта. Или любого другого персекьютора с опытом.
  - Я не напрашивался к тебе в компаньоны, сразу говорю. - Я сделал паузу, глянул дампиру прямо в глаза. - Ты мне не нравишься, Суббота.
  - Я знаю. Я тоже не в восторге от такого напарника.
  - Какого "такого"? - спросил я не без вызова.
   Суббота хмыкнул.
  - Неопытного и зеленого, - ответил он после короткой паузы. - Не бойца, не мага, наивного болтуна, воображающего себя рыцарем. Но такова воля императора, а она не обсуждается. Алерий считает тебя чем-то вроде талисмана, который должен принести империи удачу. Поэтому спрячь свою неприязнь себе в задницу и считай, что служишь не мне, а империи.
  - Тогда говори по сути. Без красивостей.
  - Хочешь по существу? - Суббота сел в кресло, положил перед собой руки на стол. - Хорошо, тогда обойдусь без предисловий. Зерама Ратберта помнишь? Он сбежал вместе с тобой с рудника Уэстанмеринг. Надо выяснить, куда и зачем.
  - И только?
  - Ага. Видишь, все просто, как на бабу залезть.
  - Странно, зачем понадобилось устраивать парню побег. Он ведь очень хорошо сидел на руднике.
  - Сидел. И сгнил бы там, если бы не одно обстоятельство. Сам этот долбанный виссинг - никто. Де Фанзак считает, что он связан с какой-то тайной, за которую сулийцы многое дадут.
  - Меч Зералина, так?
  - Возможно. - Субботу совершенно не удивили мои слова. - Но не обязательно. Сулийцам нужен не сам Ратберт, а что-то с ним связанное. - Дампир взял со стола свиток и протянул мне. - Прочти.
   Я развернул свиток. Это было письмо без адресата, написанное на имперском языке.
  
  "Парри, друг мой, ты провалил четыре попытки добраться до Татуированного, и пятого провала я тебе не прощу. Я предупреждал, что стерегут его на совесть, а теперь, из-за твоей нерадивости, его стерегут еще строже. Но я ценю тебя, друг мой Парри, и хочу дать тебе последний шанс. Податель этого письма опытный маг, он поможет тебе справиться с магическими печатями и замками. Вдвоем вы справитесь. Можешь нанять еще людей, только найди таких, с которыми потом не возникнет хлопот. Используй городскую клоаку - это лучший способ проникнуть в крепость. Учти, что Татуированный должен быть доставлен ко мне не позже, чем за три недели до дня Остара. Промедление недопустимо. Я жду от тебя безусловного выполнения задания."
  
  - Что это? - Я свернул бумагу в трубку, поднял глаза на дампира.
  - Перевод. Оригинал был написан на байле.
  - Говори яснее, Лукас.
  - Это письмо написал мой папаша. Его вампирская светлость граф Эмиль де Сантрай. И он написал это письмо барону Парри, своему фактотуму в Ардессе.
  - Они хотели освободить Ратберта?
  - Хотели, но я не позволил.
  - С чего ты взял, что это письмо написал твой... отец? Тут нет ни подписи, ни печати.
  - Вот оригинал, - Суббота протянул мне другой листок, измятый и потрепанный в уголках, написанный знакомыми мне виарийскими письменами. В углу листка под текстом я заметил вычурную, сделанную красными чернилами монограмму, сплетающую вместе буквы Е и С.
  - Вампиры очень ревнивы, если речь идет об их персонах, - пояснил Лукас. - Ни один вампир не позволит кому-то использовать его подпись, печать, монограмму или оккультный знак. Я видел эту же монограмму на тех немногих вещах, которые де Сантрай дарил моей матушке - носовые платочки, кружева... Это во-первых. Во-вторых, Парри перед смертью признался, что работал на де Сантрая.
  - Ты убил его?
  - Я даровал ему покой.
  - День Остара - это ведь весеннее равноденствие, так? А Татуированный это Ратберт?
  - Соображаешь, парень, - с издевательской снисходительностью ответил Суббота.
  - Тогда зачем нужно было его выпускать из Ардессы, устраивать весь этот дебильный спектакль с моим участием?
  - Мы не могли ответить на вопрос, почему вампиры так упорно пытались освободить Ратберта. Предположений было много, но ни одно не объясняло такой настырности и такого интереса к узнику. Заметь, Ратберт не вампир, не маг, всего лишь дикий варвар из захолустья, но ради вызволения Ратберта агенты Суль вынуждены были засветить Парри, в которого даже я верил до последнего. Они начали нервничать, потому что Ратберт, согласно их планам, должен был в нужное время оказаться в нужном месте, а вместо этого он попал в имперскую тюрьму. В каком месте, в какое время? Вот этого мы не знаем, а это дьявольски важно, виконт.
  - И как же планировалось вытащить виссинга из тюрьмы?
  - Сначала пробовали подкупить стражу, потом пытались использовать одного молодого следователя, шантажируя его. Когда провалились все попытки подкупа и шантажа, решили напасть на тюрьму, используя катакомбы под замком Ардессы. Живых людей Парри не использовал, только солдат праха. И вот что интересно - маг, присланный в помощь Парри, был виарийцем из независимого клана. Нужны очень веские причины, чтобы заставить свободного виари служить сулийцам, или же Морской Народ ведет свою, никому неведомую игру. Слишком все запутанно.
  - Хорошо. Я так понял, нам нужно выследить Ратберта. Но с чего начать?
  - С этого, - Лукас показал на оригинал письма. - На бумагу обратил внимание?
  - На вид будто старая. Надо думать, она особенная?
  - На бумаге есть водные знаки. Она изготовлена в Харемской обители.
  - Мне это ни о чем не говорит.
  - Сто лет назад это была процветающая обитель недалеко от Левхада. Большой и богатый монастырь. Но с началом войны за Марвентские острова на эти земли начали совершать набеги проплаченные сулийским золотом корсары. До них дошли слухи о скрытых в Харемской обители богатствах, и корсары осадили обитель. Их командиры поклялись, что не впустят в Харем ни одной повозки с продовольствием, пока монахи не отдадут им свое золото.
  - Ну и что?
  - Золота у монахов не было, поэтому осада затянулась, - продолжал Лукас. - Незадолго до нападения корсаров в округе случился неурожай, поэтому в монастырские кладовые были пусты: харемские братья раздали все свои припасы голодающим. В обители начался голод. Вскоре умер настоятель. И тогда обезумевшие от голода монахи начали поедать трупы умерших собратьев.
  - Все это интересно, но причем здесь...
  - Осаду в конце концов удалось снять, но освободители, войдя в Харем, обнаружили лишь два десятка полубезумных истощенных людей и обглоданные человеческие останки. Когда стало ясно, что случилось в обители, наместник Кланх-о-Дора приказал заколотить ворота Харема, оставив безумцев внутри, по сути, замуровать их заживо, а саму обитель предали проклятию. С тех пор Харем стоял заброшенным многие десятилетия, а все, кто пытался попасть туда, исчезали бесследно.
  - Значит, мы отправляемся в Харем. - Я пристально посмотрел дампиру в глаза. Он, верно, пытался меня напугать, но у него не получилось. . - Что ж, я готов.
  - Нет, - неожиданно сказал Суббота. - В Харем отправлюсь я. Возьму с собой этого болвана Домаша. А ты вместе с нашей жеманной эльфийкой и всезнайкой Ганелем отправишься в Левхад. Нанесешь визит королю Эдельфреду и королеве-матушке.
  - И что я должен буду делать там?
  - Явишься ко двору и предложишь свои услуги. Попросишься на службу правящему дому виссингов.
  - Полагаешь, меня ждет успех? Виссинги ненавидят имперцев, или я что-то упустил?
  - Все верно. Но хорошими воинами король и его мамаша разбрасываться не станут. Их величества должны поверить, что ты не служишь империи, что ты изгой из братства, словом - убежденный враг Ростиана. Учти, что королева-мать женщина очень умная и проницательная, и твоя ложь должна выглядеть очень натурально. Если дела обстоят так, как думает де Фанзак, королева, сама или через Эдельфреда даст тебе некое поручение. И тогда мы сможем понять, кто сидит во дворце Левхада - враги или друзья империи.
  - Больно мудрено это все, - вздохнул я. - Но тебе виднее.
  - Я тебе больше скажу, - Лукас вытащил из поясной сумки небольшой округлый металлический предмет, показал мне. - Помнишь?
  - Это же монета! - воскликнул я, присмотревшись. - Та самая, из Баз-Харума! Откуда она у тебя?
  - Удивлен? - Дампир подбросил монету на ладони и положил обратно в сумку. - Когда Роберт умер, всем было не до этой штуки, верно. Все забыли, ради чего отдали свои жизни три хороших человека. А я вот не забыл.
  - Думаешь, есть связь?
  - Что-то сильно мне кажется, что Роберт, мир праху его, не довел тогда дело до конца, - сказал дампир. - Меня мучает мысль о том, что я не уберег Роберта, позволил ему пожертвовать собой, чтобы покончить с этой..... Надеяться на то, что важные рейвенорские шишки станут продолжать его поиски, у меня нет, так что я решил сам этим заняться. Да, верно, мне очень сильно кажется, парень, что все эти события взаимосвязаны. Но это только мои догадки, как ты понимаешь. А пока наша главная задача разобраться с Ратбертом и познакомиться с владыками Кланх-о-Дора.
  - Хорошо, - я понял, что разговор окончен. - Когда мне отправляться?
  - Завтра утром. Своим спутникам про де Сантрая не слова. Это наши с тобой дела. Семейные. - Тут Суббота осклабился в жутковатой, почти волчьей улыбке. - Будь осторожен с эльфкой. Она еще та штучка.
  - О чем ты?
  - Просто предупреждаю. Она слишком красива, чтобы не вызывать опасений. Все, свободен, солдат.
  
   ***
  
   Разговор с Лукасом оставил у меня неприятное послевкусие. Вроде как бы упрекать дампира мне было не в чем - он командует операцией, изложил мне то, что счел нужным изложить, если и есть что-то сверх того, то мне это знать не полагается. Зато заинтриговал он меня по полной, надо сказать. Особенно эффектно он нарисовал тему с этой треклятой монетой, из-за которой погиб сэр Роберт. И как она оказалась у дампира - я вообще забыл о ее существовании!
   Слдовом, я был уверен, что Суббота ничего по сути мне не рассказал. Так, верхушки. Отправил меня в Левхад. Ладно, черт с ним, надо так надо, поедем ко двору здешнего короля и его августейшей мамаши. Наверняка дополнительные указания придут позже.
   Элика выглядела очень раздраженной. Она сидела в пустой таверне (обитатели гарнизона форта еще не подтянулись на вечерний расслабон), у большого жарко пылающего камина. Когда я вошел, она сделала вид, что пламя в камине занимает ее гораздо больше, чем мое появление. На столе рядом с ней стояла глиняная чаша с печеньем и стакан, до половины наполненный гретым красным вином.
  - А где Домаш и Ганель? - спросил я, подойдя к ней поближе.
  - Не знаю, - ответила эльфка, даже не глянув на меня. - Интересная была беседа?
  - Чисто о делах. Почему тебя так рассердило то, что меня пустили одного?
  - Не люблю, когда ко мне относятся как к шавке, которая путается под ногами. Впрочем, я слышала, что Суббота гнусный тип. Теперь убедилась в этом лично.
  - Мы едем в Левхад, - сообщил я. - Ты, я и Ганель.
  - Что тебе сказал Суббота?
  - Как всегда, посетовал, что ему приходится работать с разными уродами. Это я о себе. По правде сказать, из его речей я ничего не понял. Слишком много "я".
  - То есть, ты не желаешь пересказывать мне содержание беседы, так?
  - Пересказывать нечего, - сказал я, вспомнив, что Суббота просил меня не распространяться о его папаше-вампире. - Он сказал, что нам всем придется искать Ратберта. Сам он собирается продолжить поиски в Хареме и берет с собой Домаша.
  - Понятно. Здесь воля самого Алерия и высшие государственные интересы. Де Фанзак птица высокого полета, ради рядового дела не приехал бы в эти гибельные края. Итак, Суббота отправится в Харем. А нам надо будет искать этого сумасшедшего виссинга в Левхаде, под юбкой королевы-матери. Эти идиоты всерьез полагают, что беглец прямиком отправится в Левхад. Но ведь дело не в Ратберте, не так ли?
  - Выходит, ты знаешь, больше меня.
  - Ничего я не знаю, - эльфка вздохнула, бросила на лавку митенки из тонкой зеленой шерсти, провела ладонями по щекам. - Только подозреваю.
  - Хорошо, тогда поделись подозрениями.
  - Мы уже говорили с тобой о моих предположениях.
  - Меч Зералина?
  - Да, возможная цель всей операции. Но не только.
  - Что еще?
  - Люди в волчьих шкурах. Оборотни виссингов.
  - О них Суббота ничего не сказал.
  - Он и не скажет. Это как бы запретная тема, потому что братство фламеньеров уже несколько раз заявляло, что в Кланх-о-Доре последователей Триады не осталось, что культ уничтожен до основания. В первый раз это случилось после разгрома Вендры и ее сторонников. В правление императора Максимина о лу-гару заговорили вновь.
  - Лу-гару - это оборотни-вампиры, не так ли?
  - Не только. Это магия, Эвальд. Могущественная и древняя магия, пропитавшая самый воздух Железной Земли. Мы не знаем, где ее корни. Только можем предполагать. И виссинги используют ее, чтобы бороться с империей. Вендра умерла много лет назад, но ее безумная мечта жива, и у нее множество тайных сторонников. Виссинги только ждут момента, чтобы начать мятеж. Кровавый, неукротимый, цель которого - полный разрыв с империей. Это мечта последователей Вендры.
  - Понимаю. Сулийцы могут использовать ненависть виссингов к Империи.
  - Не просто использовать, Эвальд. Сулийцы давно пытаются восстановить против Ростиана соседние народы. Сделать так, чтобы ослабить империю, окружить ее врагами. Они мечтают уничтожить нас. Самое ужасное, что схватка неминуема. Между светом и тьмой не может быть мира. Или мы, или они. Ты не слушаешь меня?
  - Лукас показал мне часть украшения Иштар, - произнес я, - ту самую, из-за которой погибли Джесон и Вортан.
  - В самом деле? Вот это уже интересно.
  - Что интересно?
  - Я помню эту историю. Иштар и пробудивший ее маг были уничтожены, но мы так и не получили ответы на многие вопросы. - Тут она опустила глаза. - Извини, тебе, наверное, тяжело это вспоминать.
  - Я думал, что в Халборге была поставлена точка. Но Лукас другого мнения. Он так и сказал мне: "Сэр Роберт не довел тогда дело до конца".
  - Значит, Суббота знает то, чего не знаем мы с тобой, - ответила Элика, загадочно сверкнув глазами.
  - Я это уже понял. - Я вдруг почувствовал, что голоден. - Закажем ужин?
  - Я не хочу есть.
  - Элика, - я коснулся руки волшебницы, - почему они так поступили со мной?
  - Не только с тобой. Я тоже пострадала. Меня изгнали из Ложи.
  - Что? - Я был удивлен. - Почему, за что?
  - За провал на Порсобадо. Харрас Харсетта не был доставлен в Ростиан. Этого мне не простили.
  - В письме ты сообщала совсем другое.
  - В письмах подобные вещи не пишут, мой милый. Или ты совсем глуп?
  - Что ж, получается, работа, которую нам поручили - это задание для неудачников?
  - Получается так.
  - Элика, но ведь это... Я слышал, магов, нарушивших присягу, или проваливших задание, ждет тюрьма.
  - Ты, видимо, совсем глупенький, Эвальд, - Эльфка протянула руку, чтобы коснуться моей щеки, но я не позволил, отпрянул назад, и они хмыкнула. - Я и была в тюрьме. Вместе с Ратбертом. Он меня видел там.
  - То есть, ты как бы...
  - Да, черт тебя забери совсем! Он знает меня. И поэтому приказ Субботы неудачен, мой милый. Если Ратберт каким-то образом связан с королевой Вотаной, наше совместное появление во дворце сразу вызовет подозрения. Таких совпадений просто не может быть. Ты явишься ко двору Эдельфреда в обществе Ганеля. А я буду неподалеку.
  - Если бы ты знала как меня.... Как мне надоели эти ваши хитрые коленца! - Я встал, едва не смахнув полой плаща стакан с остывшим вином. - Я иду спать. Спокойной ночи.
  - Помни, у тебя есть цель, - бросила мне в спину Элика, заставив остановиться. - Ты знаешь, о ком я говорю.
   - Мне нечего было сказать, и я промолчал. Просто смирился с тем, что Элика опять кольнула меня в самое больное место - и пошел искать хозяина корчмы.
  
  
   ***
  
   Странное было чувство. Не сон, не явь - что-то посередине. На столе между моей кроватью и окном горела свеча, хотя я точно помнил, что задул ее прежде, чем лечь в постель. Темная фигура стояла неподвижно, спиной ко мне, но я знал, кто это, и потому страха не испытывал. Только интерес.
  - Сэр? - позвал я, сев на постели.
   Сэр Роберт обернулся. Он совсем не изменился с того момента, как мы встретились в Лашеве. Только борода его стала совсем седой.
  - Ты возмужал, - сказал он, улыбнувшись. - А ведь еще недавно был сущий птенец. Очень скоро орден будет гордиться тобой, сынок.
  - Вы мне снитесь, сэр?
  - Какая разница? Давай считать, что это сон. Я не испугал тебя?
  - Нет, сэр.
  - Это плохо, - сэр Роберт сделал несколько бесшумных шагов: мне даже показалось, что он не идет, а парит над половицами. - Вспомни, как я умер. Ведь я мог стать вампиром.
  - Братья сделали все, чтобы вас не постигла такая участь сэр. Комтур Ольберт сказал мне, и я...
  - Ты слишком доверчив, - с печалью в голосе сказал призрак. - Это может стоить тебе жизни. Персекьютор должен всегда быть начеку, потому что его враги легко меняют свои обличья.
  - Я учту это, сэр.
  - К счастью, ты не совсем беззащитен, - призрак протянул руку и указал пальцем на полученный от де Бургоньера амулет, висевший на моей шее. - Этот оберег отгонит от тебя бестелесных врагов. Видишь, даже я не могу приблизиться к тебе ближе, чем на две сажени. А где твой медальон фламеньера?
  - Здесь, сэр, - тут я вспомнил, что так и не надел медальон на шею, и мне стало как-то не по себе. - Он... в моей сумке, сэр!
  - Ты должен научиться пользоваться им, сынок. Фламенант-медальон - один из главных инструментов персекьютора. Он позволит тебе определять принадлежность любого материального предмета к миру Нави. Это крайне важно, когда речь идет о снадобьях, письменах или артефактах.
  - Вы пришли научить меня, сэр?
  - Нет, - с какой-то грустью в голосе ответил призрак. - Это невозможно. Если бы я был частью Нави, неупокоенным духом, или вампиром, я бы имел возможность влиять на события в этом мире. В противном случае, я могу лишь иногда посещать тебя и говорить с тобой.
  - Сэр Роберт, я был очень опечален вашей смертью. И я... я сжег письма Агнесс де Монмерай, чтобы никто не мог их прочитать.
  - Я знаю. - Рыцарь издал звук, похожий на тихий тяжелый вздох. - Ты поступил правильно, сынок. И Агнесс благодарна тебе за это.
  - Вы встретились?
  - Да. Иногда любовь не прекращается за порогом жизни.
  - Я рад за вас, сэр, - мне почему-то казалось, что я говорю ерунду, но рыцарь благодарно кивнул мне в ответ, и я понял, что ему приятно это слышать. - И хочу сказать вам, что всегда буду помнить вас.
  - Я пришел предупредить тебя. Иногда нам это позволено. Очень скоро тебе придется сражаться с воинами праха. Я знаю, ты уже однажды встречался с ними в чертогах Суль. Тогда тебя спасло вмешательство Элики.
  - Воины праха? Да, припоминаю. Их было шесть, и они взяли меня в кольцо. Я еще тогда подумал, что они именно так называются. Странно, откуда я мог это знать?
  - Это могло быть внушение магистров. Они хотели внушить тебе ужас.
  - Да, я был тогда уверен, что умру.
  - Помнишь, как мы сражались с вампирами в Баз-Харуме? Воины праха очень похожи на них, но есть важное отличие. Они вооружены и часто имеют доспехи. Когда-то, в своей прежней жизни, все они были воинами. Вампирами их сделал не роковой укус, а магия - черная, смертельная магия Суль, корни которой уходят в глубокую древность, во времена первого Нашествия. Воины праха сохранили свои прижизненные навыки владения оружием. Лучших солдат и пожелать нельзя.
  - Но ведь фламеньеры знают, как драться с ними?
  - Конечно. Главным твоим оружием должна быть магия - и правильно построенная тактика боя. Когда-то меня учили первым делом выводить из боя их командиров.
  - Забавно, - хмыкнул я: меня захватила эта странная беседа. - У них и звания есть?
  - От латника до сенешаля.
  - Очень интересно. Вы встречались с ними в бою, сэр?
  - Только один раз. Это было в Роздоле, вскоре после войны с кочевниками. Я был бойцом группы, которую послали уничтожить маликара, поселившегося в древнем некрополе. Маликар оказался сильным чародеем и поднял против нас целый отряд нежитей во главе с кондотьером. К счастью, у нас в группе был боевой маг, обученный нейтрализовать команды кондотьера. Нам удалось внести замешательство в ряды врага, расколоть его на маленькие группы и перебить. Мы тогда потеряли одного человека - он был укушен. Поэтому я рад, что с тобой Элика. Она хороший маг и боец.
  - Жаль, что вы не можете научить меня сражаться с ними.
  - Действительно жаль. Помни три вещи, сынок: не позволяй себя окружить в бою - это верная смерть. Береги мага - без него вы будете уничтожены, и никакое оружие и никакие доспехи вас не спасут. Перед битвой обязательно запаситесь снадобьями, лечебными мазями в первую очередь. Клинки и стрелы воинов праха не заразят тебя вампирским проклятием и не отравят трупным ядом, но почти неминуемо нанесенные ими раны воспалятся, и ты умрешь от гангрены или раневой горячки. И еще одно: среди воинов праха очень часто могут быть гипновампиры. Это страшные противники, хоть и действующие всегда в одиночку. Поэтому защитная магия должна использоваться постоянно. Поговори с Эликой - она научит тебя.
  - Хорошо, сэр.
  - Ты так и не назвал меня ни разу отцом, - с неожиданной грустью в голосе сказал призрак. - Но я не порицаю тебя за это. Удачной тебе битвы, сынок.
   Он исчез так быстро, что я не успел ответить. Не успел спросить про монету, которую видел у Лукаса. Растаял в одно мгновение, оставив только чувство щемящей тоски и понимание, что я всего лишь жалкий дилетант, которому еще очень многому нужно научиться.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Респов " Небытие Ковен" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | Т.Сергей "Мир Без Греха" (Антиутопия) | | В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | Е.Боровикова "Подобие жизни" (Киберпанк) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"