Астахов Андрей Львович: другие произведения.

Heaven: Сборщики пепла, части 1,2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Год 2115, который не наступил. Мир, который был уничтожен. Люди - потомки тех поколений, которые в глубине убежищ рождались и умирали, никогда не увидев солнечного света. Но восьмидесятилетняя ядерная зима закончилась, и узники убежищ вышли на поверхность, чтобы получить в наследство жестокий мир, где свирепствуют смертельные болезни, хищники и безжалостные кланы Диких, идет тайная война между военными группировками за обладание научным и технологическим наследием прошлого, чудом уцелевшим после Катастрофы. Мир третьего ледникового периода, населенный мутантами, на которых охотится человек по имени Зих. И так уж обернется, что пути Зиха и таинственных "сборщиков пепла" -бойцов элитного постъядерного спецназа HEAVEN, - однажды пересекутся. У них разные цели, но цена победы или поражения велика - жизнь. Жизнь одного-единственного человека, и жизни всех, кто пережил ядерную зиму.

  
  
  
  
  
  
   HEAVEN: СБОРЩИКИ ПЕПЛА
  
  
  
   Пролог
  
  
   Тридцатиметровая труба заводской котельной, непонятно как выстоявшая все истекшие со дня Катастрофы десятилетия, возвышалась над руинами и была отличным наблюдательным пунктом - с ее верхушки Зверь мог сканировать местность на много километров кругом. Очень хорошее место, второго такого в этих местах просто нет.
   Зверь не знал, что много лет назад его нынешние владения назывались "Приреченский судостроительный завод", и людей - его самой любимой, вожделенной добычи, - здесь было очень много. Рядом с заводом стоял маленький уютный городок с многоэтажными домами, в которых эти люди жили. Теперь от домов, цехов и хозяйственных построек завода остались одни развалины, в которых обитало множество крыс, да и мутапсы сюда частенько заходили, чтобы на этих самых крыс поохотиться. Зверь пришел сюда несколько месяцев назад с севера, истощенный, мучимый голодом - и сразу обнаружил, что эти развалины сделала своим домом молодая самка. Случись эта встреча хотя бы парой недель раньше, природа взяла бы свое, но течка у самки уже прошла, и она встретила пришельца очень неприветливо. Убив свою предшественницу, новый хозяин Приреченского поступил так, как привык поступать все последние голодные месяцы в случае удачной охоты - не стал пожирать драгоценную плоть сразу, без остатка, но, утолив первый голод, лучшие части тела убитой самки спрятал в подземелье под развалинами, так, чтобы вездесущие крысы не могли до них добраться. Когда мясо стало заканчиваться, Зверь внезапно понял, что мутапсы и прочие бродячие хищники, раньше заходившие в руины на охоту, будто почувствовали появление в Приреченском настоящего монстра и теперь не рискуют охотиться на его территории. Тогда Зверь схитрил, на время покинул свои новые владения и затаился в меловых пещерах, недалеко от Приреченского. И надо же, глупые животные купились на его уловку - вернувшись через неделю в Приреченский, Зверь сразу обнаружил стаю мутапсов, вольготно расположившуюся в его владениях. Плоти убитых зверей ему хватило на две недели, и теперь Зверь знал, как ему правильно поступать, чтобы впредь не испытывать голода, который так мучил его на северных пустошах.
   Сегодня перед рассветом он как раз вернулся в Приреченский в надежде, что в его охотничьи угодья в очередной раз забрело какое-нибудь животное. Голода он пока не испытывал: накануне недалеко от пещер ему попались павшие от какой-то болезни сурки, и Хозяин не только наелся до отвала, но еще и сделал запас на черный день. Но плоти никогда не бывает много - скоро выпадет снег, большая часть живых существ заляжет в многомесячную спячку, искать добычу станет труднее, и запас пищи просто необходим. Нужно запасать драгоценную плоть при любом удобном случае.
   Он не ошибся: в Приреченском появилась добыча. Это была самая лучшая, самая желанная добыча для Зверя, и называлась она "человек". Впервые за много ночей в его владения забрело не четвероногое, а двуногое мясо. Редкая добыча, в последний раз Зверь полакомился человечиной много дней назад, как раз после поединка с самкой. Потом он еще дважды чувствовал появление человека на своей территории, но человек приходил днем, а при свете солнца Зверь не нападал.
   Присутствие пришельца Зверь почувствовал сразу, как только влез на трубу. Пока еще человек был достаточно далеко, однако Зверь уже мог его почувствовать. Зверь был слеп, но его острый слух уловил ритмические сокращения сердца пришельца, тепловые рецепторы засекли точку, где двигалась плоть - горячая, живая, мягкая, так хорошо утоляющая голод. Зверь сжался в ком на верхушке трубы, пасть наполнилась вязкой слюной, длинные пальцы с острыми кривыми когтями сжались в кулаки. Человек, если он один - очень легкая добыча. Когда людей много, и они вооружены, охотиться на них сложнее и опаснее. А этот был один, Зверь слышал стук только одного сердца, и стук этот приближался. Человек шел через развалины прямо к нему.
   Цепляясь когтями за выбоины в трубе, Зверь быстро спустился на крышу цеха и оттуда спрыгнул на землю. Цель была совсем недалеко, рецепторы животного четко определяли радужное светящееся пятно, медленно передвигающееся в нескольких десятках метров впереди него. Совсем близко, если бы не остатки кирпичной стены, Зверь бы преодолел расстояние до жертвы парой прыжков. Застиг врасплох, как делал это уже сотни раз, невидимый и молниеносно быстрый, вцепился бы клыками в хрупкую шею, да так, чтобы кровь из прокушенных артерий сладким обжигающим фонтаном ударила в небо, разодрал бы беззащитное тело когтями и...
   Вылетевшая из темноты крупнокалиберная пуля с надпиленной головкой ударила Зверя прямо в затылок в тот самый миг, когда хищник собрался для прыжка. Вторая пуля, выпущенная через секунду, попала уже в труп. Прошло довольно много времени с того мгновения, как стих звук второго выстрела, а потом в развалинах вспыхнул мощный фонарь, и темная фигура не спеша подошла к еще вздрагивающему трупу Зверя.
  - Ну, вот и все, - с удовлетворением сказал стрелок, положив винтовку на плечо и с удовлетворением разглядывая безобразную голову твари, развороченную разрывной пулей. - Э-эй, ты где? Иди сюда!
   На куче обломков, некогда бывших стеной заводского цеха, показался еще один человек, одетый в рваную парку из шкур мутапсов. Он шел неуверенно, спотыкаясь - руки у него были связаны. На стрелка он смотрел злобно и вместе с тем испуганно.
  - Иди сюда! - Человек с винтовкой помахал ему рукой. - Быстро!
   Человек с опаской приблизился к распростертой на забрызганном темной кровью бетоне смрадной туше. Подошел, присел на корточки, протянул к мертвому зверю связанные в запястьях руки и громко заскрипел зубами.
  - Да-да, приятель, вот так он выглядит, Ночной Ужас, - сказал человек с винтовкой. - Ты первый из Диких, кто увидел его и остался жив. Можешь этим гордиться.
   Опустившись рядом с мертвым зверем, охотник достал из ножен охотничий нож и его рукоятью быстро и сноровисто, и вместе с тем аккуратно, чтобы не замараться в крови и кожном секрете твари, выбил из лунообразной пасти мертвого чудовища длинные, в указательный палец взрослого мужчины, красноватые клыки. Три клыка он положил в карман своего комбинезона, а один клык показал человеку со связанными руками.
  - Вот, Дикий, смотри, - сказал он. - Это твоя доля. Хоть ты с дружками и пытался меня убить, но я парень не злопамятный. Ты помог мне, и я тебя отпущу целым-невредимым, да еще с трофеем. Моя башка вам не досталась, ну да ладно, подарочек я тебе все равно сделаю. За этот зуб ты получишь в жены любую телку в своем клане. Сегодня твой счастливый день, Дикий.
   Охотник подошел к связанному, одним взмахом ножа перерезал веревки на запястьях пленника и протянул ему клык. Дикий замер, не сводя с лица охотника напряженного взгляда, но все же выхватил из пальцев зверя клык - и бросился в темноту, громко крича, не то от ужаса, не то от радости. Охотник проводил беглеца взглядом в тепловой прицел, точно раздумывал, не послать ли пулю вслед счастливчику, который этой ночью сыграл в его охоте роль живца, но потом передумал - патрон стоил дороже жизни никчемного дикаря. Постояв еще немного у трупа зверя, будто любуясь им, стрелок положил винтовку цевьем на сгиб локтя и побрел прочь. После пятичасового сидения в засаде ему больше всего хотелось согреться, поесть и выспаться.
  
  
  
  
  1. ДЖЕНТЛЬМЕНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ
  
   Сигареты были сухие, приятно похрустывали в пальцах, горели ровно и красиво, и дым имел тонкий смолистый аромат. Даже не сравнить с тем дерьмом, которое привозят в город странствующие торгаши. И где только проклятый Усач берет такой отменный товар? Или места надо знать? Зих давно не курил таких отличных сигарет, а чувство хорошо сделанной работы еще больше увеличило удовольствие от курения.
   Живоглот мертв. На этот раз зверюга не успела серьезно испортить жизнь обитателям здешних мест - счастье, что ее вовремя засекли и тут же сообщили Усачу. Мозги твари и осколки ее черепа разлетелись по бетонным обломкам на несколько метров вокруг туши. Теперь люди в городке ?13 будут спать по ночам гораздо крепче и спокойнее. Надолго ли? Пройдет совсем немного времени, и в округе опять объявится какая-нибудь неведомая тварь, очередное порождение Внешнего мира. Или шайка Диких заявится за добычей. Тогда Усач опять начнет искать желающих заняться мужской работой, и он, как всегда, будет первым в списке кандидатур.
   Зих усмехнулся, достал из плоской металлической коробки еще одну сигарету и прикурил ее от окурка - спички следовало беречь. Спички достать трудно, даже труднее, чем патроны. Впрочем, однажды, на Южных пустошах, ему невероятно подфартило - он нашел в развалинах целый ящик спичек. Большинство упаковок пришли в негодность, но те, что были в середине ящика, оказались очень даже ничего. Несколько десятков коробков со спичками сделали Зиха настоящим богачом, а ведь ему еще восемнадцати в ту пору не было. Тогда он в полной мере насладился всем, что может дать богатство - хорошей едой, настоящей выпивкой и любовью профессионалок из городского борделя. Деньги кончились через неделю, но второй такой роскошной недели в его жизни больше не было.
   Это была первая большая удача в его жизни. А вторично ему крупно повезло, когда он наткнулся в руинах к западу от городка ? 13 на незамеченный прежними искателями добычи полузасыпанный мусором и обломками вход в подвал дома. А там...
   Зих снял перчатку и любовно погладил ствол винтовки. Он нашел ее в оружейном шкафу в том самом подвале. Она будто ждала его там все эти годы. Новенькая, в масле и в полиэтилене, будто только что покинувшая оружейный завод. Даже не верилось, что ее выпустили больше ста лет назад. В ящике шкафа Зих нашел четырехкратный тепловой прицел в кожаном футляре и коробку с патронами. В том подвале он второй раз в жизни почувствовал себя по-настоящему счастливым.
  - Ни хрена себе! - присвистнул Усач, когда увидел винтовку. Буквально вырвал ее у Зиха из рук, тискал, мял, гладил, будто женщину, заглядывал в дуло, щелкал затвором и все время сыпал восхищенными ругательствами. - Ну и везуч ты, паренек! Это же настоящий бельгийский "Стормер" FN205, полуавтомат. Я и не видел таких прежде вживую ни разу, только картинки в старых журналах! Продай! Триста банкнот дам и любой ствол из моих на выбор в придачу.
   Зих не продал. Он бы не продал винтовку за три тысячи банкнот, за триста тысяч, за миллиард, за все деньги мира. Эта десятизарядная винтовка с полированным ложем из красного дерева, такая красивая, изящная и такая смертоносная, стала его первой любовью. Она била точно и неотразимо, никакое оружие не могло с ней сравниться по точности и убойности. Он спал с ней, прижимая ее к груди, не расставался с ней ни на миг. Ни одна женщина, кроме разве что его Лизы, не могла в городке ? 13 похвалиться тем, что Зих любил ее так же нежно и самозабвенно, как эту винтовку. Когда кончились "родные" патроны, найденные в подвале, Зих отдал все свои сбережения мастеру, который переделал его винтовку под стандартный армейский патрон калибра 7,62 - и не пожалел. Из своего "Стормера" Зих за истекшие годы убил не одну сотню порождений Дикого мира - двуногих и четвероногих. И при этом ни единой осечки, ни одной нештатной ситуации. До Катастрофы умели делать оружие, кто бы что ни говорил.
   Охотник вспомнил труп живоглота, который остался в Приреченском. Крупный экземпляр, наверное, не меньше двух метров ростом и килограммов под сто восемьдесят весом. Кожа угольно-черная, голая, морщинистая и блестит, будто ее варом облили. Зих знал, что у живоглота имеются множество сальных желез, которые обильно покрывают кожу густой теплоизолирующей смазкой, потому-то чертова зверюга и в самые свирепые морозы активна и не впадает в спячку. Бродит в морозные ночи и безошибочно определяет логова заснувших животных и человеческие укрытия, и спасения от нее нет никому. Зубы и длинные и острые как боевые ножи когти на лапах слегка красноватые - живоглот только-только вышел из юношеского возраста, начал матереть. В самой силе был мутант. И такое чудло он, считай, с одного-единственного выстрела завалил. Выследил тварь по следам слизи на камнях, подманил на Дикого, которого сделал отличной приманкой, удачно выбрал позицию - и покончил с чудовищем одной пулей. Есть повод гордиться собой. Зих вспомнил, как однажды охотники с востока рассказали ему, как такой же вот мутант ворвался в городок "Бетонная скала" далеко на восток от их мест, и за пару часов растерзал там больше тридцати человек. Люди пытались спрятаться в домах, так зверюга ударами лап двери и окна шутя выносил. Тварь, в конце концов, пристрелили, но потребовался на это не один десяток зарядов. Даже после двух прямых попаданий из ДШК живоглот пытался атаковать. После визита монстра уцелевшие жители разбрелись из "Бетонной скалы" по другим поселениям, не желая больше жить там, где погибли их близкие, и на карте этого умирающего мира добавился еще один город-призрак.
   Плохо все это, подумал Зих. Внешний мир все время порождает новых чудовищ. Прошлой зимой в окрестностях городка ? 13 появился здоровенный кабан-падальщик, который не только могилы разрывал, но и живыми людьми весьма сильно интересовался, теперь вот Ночной Ужас пожаловал. Про Диких и говорить нечего, эти появляются постоянно. Весело, мать его так.
   Зих сделал последнюю затяжку, обжигая губы, бросил окурок на землю, раздавил его носком ботинка, встал и побрел в сторону одинокого столба с прибитой к нему поржавевшей жестяной табличкой, на которой еще можно было разобрать надпись: "Поселение ?13. Всем добрым людям и торговцам душевно рады, сволочь отстреливаем без предупреждения!" Пора двигать к Усачу и получить награду за упокоенного живоглота.
  
  
   ****************
  
   Девушка Зиху понравилась. Да, она была рабыней Усача, из пленных Диких, ее услуги были частью платы за уничтожение Ночного Ужаса в развалинах завода, но Зих получил то, что хотел, а это было главное. И потом, девушка была славная - молоденькая, с испуганными черными глазами, с пышной гривой и славными крепкими титечками, ласкать которые было так приятно. Такая свежая, молодая, аппетитная, совсем не похожая на Лизу. И еще - она сама получила от близости с ним удовольствие, Зих прочел это в ее взгляде. Поэтому он презентовал ей целую банку сгущенного молока и показал знаками, чтобы она съела молоко прямо тут, на его глазах - не надо, чтобы Усач считал, будто он балует его рабов. Он наблюдал, с какой жадностью девчонка поглощает редкое лакомство, а сам думал о том, что теперь нескоро ему выпадет случай так хорошо и разнообразно поиграть с женщиной. Может, договориться с Усачом и оставить девчонку у себя еще на недельку-другую? Хорошая мысль, ему давно пора как следует отдохнуть. И потом, после всех этих мотаний по Внешним землям, после рискованной охоты на ночного живоглота, так приятно лежать в постели, в безопасной и теплой гостинице, особенно если красивая молодая девчонка лежит рядом с тобой и согревает своим теплом. За такое удовольствие и заплатить не грех...
   Он и сам не заметил, как заснул крепким сном полностью удовлетворенного мужчины, а когда проснулся, девчонки в его комнате уже не было, зато был Усач - он-то его и разбудил.
   Если Зих был в городке ?13 первым охотником, то Усач просто был тут первым человеком. И мэром, и приставом, и владельцем единственной в городе гостиницы, в которой располагались бордель и единственный в городе магазин - тоже собственность Усача. Пристав выглядел очень довольным.
  - Как прошла ночка, герой? - спросил Усач и игриво подмигнул Зиху. - Вспомнил, как вставлять бабам горячего? Судя по лицу Ланки, она осталась довольна вашими ночными кувырканиями.
  - И я тоже, - сказал Зих. - Хорошая девушка. Ты ее всем своим партнерам подкладываешь?
  - Всем, - признался Усач. - И все наутро мне предлагали то, что собираешься сейчас предложить ты.
  - И что я собираюсь предложить?
  - Продать тебе девчонку. Или предоставить попользоваться ею еще пару недель. Не выйдет, Зих. Ланка моя собственность, и я сам люблю ее иногда потискать.
  - Жаль, - Зих свесил со скрипучей железной кровати ноги, потянулся, хрустнув суставами. - Тогда нам не о чем говорить.
  - Эх ты, черт старый! - Усач по-дружески ткнул Зиха кулаком в лицо. - Девку молодую ему на постоянку захотелось, ишь ты. А что Лиза скажет?
  - Это не твое дело.
  - Ну да, конечно. Только о себе думаешь.
  - Нет, это ты больше ни о ком, кроме себя, не беспокоишься.
  - А вот тут ты прав. Я эгоист, каких поискать еще. Ты так и не рассказал мне, как тебе удалось прикончить эту тварь.
  - Удалось, и все тут. Какая разница?
  - Просто интересно. Не каждый день слышишь, что кому-то удалось пристрелить Ночной Ужас. Это тебе не мутапса или крылатку кончить.
  - Термокомбинезон, Усач, - сказал Зих. - Все дело в нем. Тварь просто не учуяла мое тепло. Бронещитки на груди отлично заглушили стук сердца. А Дикий оказался отменной наживкой. Зверь зациклился на нем, верно, очень голодный был. Впрочем, эти твари всегда голодные.
  - А что ты сделал с Диким после охоты?
  - Отпустил. По правде сказать, парня надо было пристрелить - он с тремя дружками напал на меня у переправы. Корешей я положил, а этого прихватил с собой, и он мне пригодился. Так что я решил поиграть в благородство.
  - Глупая была идея. Надо было пристрелить урода, еще одной сволочью меньше бы стало.
  - Дикий меня нисколько не волновал. А убивать безоружных я пока еще не научился.
  - Твое дело, - Усач развел руками. - Но хватит о прошлом. Я ведь с новостью для тебя пришел. Есть новая работа, Зих. Можно хорошо заработать.
  - Хорошо - это сколько?
  - Я же сказал - хорошо. Хочешь, заплатят деньгами, хочешь бартером. Патроны, спички, спирт, концентраты и консервы, соль, табак, лекарства, любое оружие или снаряжение - словом, все, что пожелаешь.
  - Такая щедрость меня настораживает. Мне хотят поручить начать войну с Дикими и истребить их до последнего человека? Или опять объявился какой-то неизвестный до сих пор монстр?
  - Я не знаю. Ты все узнаешь от человека, который ждет тебя внизу, в моем кабинете.
  - Кто такой?
  - Военный с Дальних Озер.
  - Военный? - Зих с интересом посмотрел на собеседника. - С каких это пор ты имеешь дело с военными?
  - С давних пор, Зих. Это мои дела, и тебя они не касаются. Ты хочешь очень хорошо заработать, или нет?
  - Теперь понятно, откуда у тебя хороший товар, - Зих достал сигарету из коробки, закурил. - А я-то думал, военные из наших мест давным-давно свалили.
  - Им в нашей дыре просто делать нечего, скажем так, потому и сидят они тихо на своей базе и к нам не суются. Но о тебе они наслышаны.
  - Не от тебя ли?
  - И от меня тоже. Короче, заинтересовались они тобой. Хотят предложить тебе одну путную работу.
  - Я вообще-то собирался отдохнуть. Учти, я две недели выслеживал зверя в развалинах, устал и намерзся.
  - Зих, некогда отдыхать. Я правду говорю - контракт отличный. Не согласишься, будешь жалеть до конца жизни.
  - Чем платят?
  - Я же сказал, цену ты сам назначишь. В разумных пределах, конечно.
  - За пустяковую работу так щедро не платят. И еще, я не доверяю военным. Нашего брата они ни во что не ставят. Что Дикие, что мы - для них все едино.
  - Этого парня я знаю, Зих. Он честный малый, поверь мне. Он просил разыскать надежного человека, а лучше тебя в наших краях никого нет. И тебе корысть, и людям помощь.
  - Ладно, - буркнул польщенный словами Усача охотник, надевая фуфайку. - Я поговорю с ним. Посмотрим, чего он хочет.
  
  
   ****************
  
  
   Час был ранний, и в зале гостиницы "Лунный свет", единственной в городе ?13, был только один человек - заказчик. Рослый, крепкий, седеющий, одетый в зимнюю камуфлированную форму и новенький бронежилет, чистый, с хорошо сохранившимися зубами, такой непохожий на жителей города. Увидев Зиха, он встал и протянул ему руку.
  - Майор Бескудников, - представился он. - А ты Зих-Охотник, верно?
  - Так, - Зих ответил на рукопожатие. - Усач сказал, у тебя ко мне дело.
  - Хочу поговорить с тобой. Выпьем?
   Усач был тут как тут - подал разогретую тушенку и разбавленный спирт в жестяном кофейнике. Майор разлил выпивку по кружкам, подал Зиху.
  - За знакомство, - сказал он и выпил спирт.
   Спирт был низкокачественный, с сильным привкусом пластмассы, но от него по венам пошло тепло, и это было здорово. Зих ухватил вилкой большой кусок тушенки и вопросительно посмотрел на майора.
  - За мой счет, - сказал военный и улыбнулся. - Ешь на здоровье. Усач сказал мне, ты вчера в развалинах Приреченского слепого живоглота завалил.
  - Завалил, ну и что?
  - Раньше Ночной Ужас в наших краях был большой редкостью. А теперь постоянно на них натыкаемся. Два месяца назад в Камышах мы спецоперацию проводили, чтобы такую же тварь прикончить. Тогда у нас два человека пострадало, одного так и не спасли.
  - Ваши проблемы. Чего надо тебе, майор?
  - Верно, давай о деле, - Бескудников налил спирт в кружки. - Сколько тебе Усач за мутанта заплатил?
  - Это не твое дело.
  - Верно, не мое, но все-таки?
  - По совести заплатил, - сказал Зих, помолчав. - Двадцать патронов, двести старых банкнот, пять банок консервов, литр спирта и услуги женщины на ночь. Плюс пятнадцать банкнот за клыки. Хорошая плата?
  - Неплохая. Ну, женщин на ночь у нас нет, так что обойдемся без сладкого, - майор повернулся к Усачу и крикнул: - Покажь ему!
   Хозяин гостиницы вытащил из-под прилавка какой-то предмет в тяжелом продолговатом чехле с ручками и поднес его к столу. Майор взял предмет, раскрыл "молнию" на чехле. Зих увидел новенькую короткоствольную снайперскую винтовку "буллпап" с голографическим прицелом и массивным дульным тормозом.
  - Вот, гляди, это АСВ2-02УМ. Что в периметре, что за ним ты такую в свободной продаже днем с огнем не сыщешь, - сказал майор, взяв оружие в руки. - Разработка еще времен Цивилизации, но мы ее у себя в мастерской модернизировали с учетом... последних реалий. У тебя какое оружие?
  - Самозарядный "Стормер" с тепловым прицелом, - ответил Зих, глядя на винтовку, как зачарованный.
  - Отличная у тебя пушка, но эта малышка раза в два покруче будет, уж поверь. Не смотри, что ствол короткий - дальность прямого выстрела со штатным прицелом УГАП до девятисот метров, как у крупнокалиберных винтарей. Можно стрелять в трех режимах: одиночными, по три выстрела и полный автомат. Магазины на двадцать и тридцать пять патронов, прицел шестикратный с автозахватом цели и лазерным дальномером-целеуказателем. А главное - в комплекте есть съемный ствол под патрон калибра 5,45, самый ходовой во Внешних землях. Усач, сколько дашь за такую пушку?
  - Пятьсот довоенных банкнот без всякой торговли, - заявил хозяин.
  - Так вот, Зих, если согласишься помочь нам, получишь эту винтовку сразу, как задаток, - сказал Бескудников. - Плюс сорок 7,62-миллиметровых разрывных патронов.
  - Купить меня хотите? - сказал Зих.
  - Хотим, - признался Бескудников. - Очень хотим. Нам позарез нужен такой человек, как ты. И мы готовы заплатить больше. Назови свою цену.
  - Что я должен сделать?
  - Давай еще выпьем, - майор отложил винтовку, налил спирта себе, Зиху и Усачу. - За тех, кто не вернулся с задания!
  - Пророческий тост? - Зих повел бровью.
  - Как раз мне нужно, чтобы ты помог моим людям вернуться обратно живыми и невредимыми. Потому и обратились к тебе, охотник.
  - Понятно, - Зих жахнул спирт, закрыл глаза, наслаждаясь тем, как огонь струится по венам, согревая тело. - Теперь говори.
  - Ты слышал что-нибудь о сборщиках пепла?
  - Ничего.
  - Верно, о них мало кто слышал. Официально у этих ребят другое название - подразделения сохранения наследия, сокращенно ПСН. В Гласкоме, Главном Соединенном Командовании, их называют подразделение HEAVEN - Heritage Assault Venture, что означает "Штурмовое предприятие "Наследие", если по-нашему. Они занимаются розыском и спасением того немногого, что уцелело после Катастрофы, начиная с памятников искусства и заканчивая старыми технологиями. Пепел прошлого, короче. На каждой военной базе есть такое подразделение, есть оно и у нас, на Дальних Озерах. Группой "Икс-3", базирующейся на базе "Дальние Озера" командую я.
  - И что дальше?
  - У нас есть информация, что к северу отсюда, на территории, известной тебе как Каменный Лес, есть объект, который нас очень интересует. Мы предполагаем, что там могли сохраниться тысячи единиц Наследия - книги, электронные носители, машины, механизмы, комплекты запчастей. Все это необходимо нам, как воздух. Командование приняло решение послать в Каменный Лес разведгруппу, чтобы убедиться в существовании этого объекта. Нужен проводник.
  - И вы решили, что таким проводником могу быть я?
  - Верно. Нам нужен человек, который отлично знает эти места, опытный и хороший боец.
  - Так, - Зих бросил короткий и мрачный взгляд на Усача. - Не знаю, кто вам насвистел о том, что я отлично знаю эти места, но вот что я тебе скажу, майор - Каменный Лес находится в трехстах километрах отсюда, в самом центре Внешних Земель. Никто из местных жителей не забирался туда уже десятки лет, хотя про Каменный Лес много чего говорят.
  - Что говорят? - Майор достал из кармана пачку сигарет, угостил Зиха и Усача и закурил сам.
  - Болтают, что добра там всякого много можно найти. Мол, склады там тайные, нетронутые остались, да и просто в разрушенных домах можно немало ценного отыскать. Да только разговоры это все, болты пустые. Никто ничего оттуда не приносил, да и был ли кто там, сомневаюсь. Я еще ребенком был, когда разговоры ходили о смельчаках, пытавшихся туда пройти, да только никто не вернулся обратно. Сгинули они там. Я сам, если хочешь знать, там ни разу не бывал, хотя признаюсь - как пройти туда в принципе знаю. Я как-то любопытства ради добирался до Старых Башен, майор, а оттуда до Каменного Леса день пути, ежели не меньше. Но места там серьезные. Если кто и забредает туда, так только Дикие, которые к северу от города ?13 кишмя кишат. Понимаешь, что это такое, майор? Попасть в руки к Диким означает или смерть, или рабство, и если на нас навалится сотня дикарей, никакие твои чудо-пушки не помогут. Да и зверья всякого-разного в тех местах полно. Тот живоглот, которого я в развалинах уделал, тоже судя по всему с севера в наши края забрел. А уж точно сказать, какие твари там водятся, тебе никто не возьмется.
  - Да, это большой риск. Но поэтому мы и обратились к тебе. Лучше тебя проводника все равно не сыскать.
  - Почему же? Есть Кривой. Он уже старик, но за пачку банкнот согласится вести ваших сборщиков хоть к черту под хвост. И Петруха-Миг-Счастья проводник не хуже меня, да и охотник неплохой.
  - Усач говорил мне об этих людях, - сказал майор. - Они нам не подходят.
  - Значит, они хреном сделаны, а я карандашом, так получается?
  - Зих, ты же знаешь, что у Кривого чахотка, и он последнее время кашляет кровью, - сказал с упреком Усач. - А Петруха дальше Котловины на север не ходил. Чего ты себя с ними равняешь? Тоже мне, сравнил жопу с пальцем!
  - Короче, вот такая у нас задача, - сказал майор. - Я все сказал, ты все слышал. Какой будет ответ?
  - Нет, - не раздумывая, сказал Зих. - Я не сумасшедший. Нет.
  - Это твое последнее слово?
  - Последнее. Забирай свою пулялку и звездуй с ней... ну понял меня.
  - Усач, - негромко сказал побледневший майор, - выйди-ка на минутку.
  - Что, морду мне бить будешь? - спросил Зих, когда Усач вышел в подсобку. - Давай, не стесняйся. Только я ведь и на кулачках могу не хуже, чем стрелять.
  - В последний раз тебя прошу, мужик - помоги.
  - В последний раз говорю тебе, майор - отвали. Ищи другого дурака.
  - Значит, я дурак, - сказал Бескудников, стиснув кулаки. - Потому что когда центральное командование отдало мне приказ сформировать разведгруппу для обнаружения объекта, я включил в нее своего сына. Капитана Алексея Бескудникова. На верную смерть его отправляю, выходит.
  - На жалость бьешь, майор? Так я не жалостливый. Зря стараешься.
  - И я не знаю, что такое жалость. Я военный, и для меня существуют две святые вещи - долг и приказ. Тебе вот сколько лет - сорок есть?
  - Есть. И что из того?
  - Никогда не задавался вопросом, как тебе удавалось выжить все эти годы? Почему тебя до сих пор Дикие на шашлык не пустили, мутанты не сожрали, инфекции не прикончили? Откуда у тебя патроны, лекарства, жратва, наконец? Или ты все эти годы мутапсами да крысами питался, а, Зих?
  - Что-то я не пойму, куда ты клонишь, майор.
  - Давай выпьем, - Бескудников плеснул спирт в кружки. - Давай выпьем за тех, кто своей кровью и своими жизнями поддерживает существование вот таких вот островков более-менее нормального существования, как ваш городок и такие же городки, разбросанные по всему миру - по всему этому гребаному подыхающему миру, который все труднее спасать и еще труднее в нем выжить. Благодаря кому мы получаем все необходимое для того, чтобы производить оружие и патроны, латать электронные устройства и транспорт, выпускать медикаменты. За тех, кто находит старые забытые склады и хранилища стратегических резервов, убежища, арсеналы, защищенные минными полями, ловушками, прочей хренью. За тех, кто роется в руинах сгоревших библиотек и вычислительных центров и часто жизнями платит за один-единственный листок из книги, чудом уцелевший после Катастрофы. За сборщиков пепла, Зих. За тех, кто идет на задание, даже если оно кажется безнадежным, и никто не хочет им помочь его выполнить. Потому что цена выполнения любого из заданий, которое получают сборщики пепла - жизнь. Твоя, моя, Усача, жителей этого городка, ребят с Дальних Озер. Всех нас, Зих. Такая вот цена. - Майор вздохнул и залпом опорожнил кружку. - Все, свободен. Вопросов к тебе больше нет.
  - Погоди, майор. Ты это серьезно про сына сказал?
  - Нет, пошутил, - взгляд Бескудникова стал холодным и злым. - Вольно, охотник, иди, спи дальше.
  - У меня был сын, Ленька, - сказал Зих. Поколебавшись, полез за пазуху и извлек из внутреннего кармана комбинезона старый жестяной портсигар. В портсигаре был сложенный вчетверо ветхий листок бумаги с полустершимся детским рисунком - три взявшихся за руки человечка рядом с домиком под овальным улыбающимся солнцем. Самый обыкновенный детский рисунок, только нарисованный угольком, а не карандашами. - Вот, все что мне от него осталось.
  - А я своего хоронить не собираюсь. Не согласишься, хрен чать с тобой, другого проводника найдем, - Бескудников замолчал, вцепился пальцами в пустую кружку. - Так что убери рисунок, мужик, не трави душу.
  - Майор, у вас же карты должны быть.
  - Есть карты. Но они старые, чуть ли не столетней давности, напечатанные еще до Катастрофы. Не годятся они. Новых карт мы не сработали. Все сказал?
  - Все. Давай теперь к делу вернемся. Этим, - Зих показал пальцем на винтовку на столе, - ты меня не купишь. Мне другая плата потребуется.
  - Какая? Спирт, патроны, еда, лекарства, бронежилет? Чего именно ты хочешь?
  - Я хочу получить пропуск на вашу базу, - сказал Зих. - А еще лучше, красный пропуск на двух человек.
  - Зачем он тебе?
  - Старею я, - Зих подумал, что не стоит открывать майору всей правды. - Хочется с женой моей остаток жизни прожить спокойно.
  - Пропуск, говоришь? - Бескудников потер подбородок. - Это реально. Но все будет зависеть от исхода операции.
  - Слово?
  - Если проведешь людей туда и обратно без потерь, гарантирую тебе получение красного пропуска.
  - Что я должен делать?
  - Я же сказал - довести разведгруппу до Каменного Леса и вывести обратно в точку эвакуации.
  - Сколько человек в группе?
  - Три. Эксперт по Наследию и два бойца сопровождения.
  - А чего так мало людей посылаете?
  - А того, что рискованно это очень. Знаешь, что сейчас главное сокровище в этой жизни? Люди. Подготовленные, умелые и преданные делу. Посылать их на безнадежное задание нельзя. Риск оправданный должен быть. Вот если найдут разведчики объект, а в нем стоящее что-нибудь, отправим уже эвакуационную группу с армейским прикрытием. Заодно наши люди пути выдвижения к объекту разведают,
  - Я могу с ними поговорить?
  - Если ты согласен, я немедленно доложу начальству и устрою вам встречу где-нибудь за городом.
  - Тогда слушай. Я буду ждать твоих людей послезавтра в шесть утра у разрушенного моста к северу от города. Ты должен знать, где это.
  - Знаю, - Бескудников вздохнул. - Все-таки согласен?
  - Жалко мне что-то твоих пацанов стало, майор. Сгинут они без проводника. Вы же их все равно пошлете - со мной, без меня, без разницы. Не хочу, чтобы они мне потом по ночам снились. - Зих разлил остатки спирта из кофейника по кружкам. - Я люблю спать крепко и сладко, майор. Без кошмаров. Да и своя корысть у меня есть, но о ней тебе знать не стоит. Только помни, о чем я тебя просил. Про пропуск помни. Сделаешь - до конца дней добром вспоминать тебя буду. А не сделаешь, врага себе наживешь, - Зих залпом выпил спирт, вытер рукавом губы. - Это я тебе обещаю.
  
   ****************
  
   Лиза была дома. Сидела у окна и чистила добытую где-то картошку - большую кастрюлю картошки. Зих вошел, коснулся губами ее волос. Когда-то у Лизы были великолепные волосы, но в последние месяцы они сильно поредели, на голове появились проплешины.
  - От тебя пахнет спиртом и другой женщиной, - сказала Лиза, продолжая чистить картофель.
   Зих промолчал. Поставил в угол винтовку и рюкзак, сбросил с плеча кофр с подаренной Бескудниковым снайперкой, стащил грязные ботинки, потом расстегнул комбинезон.
  - Это была одна из девок Усача? - спросила Лиза, не поднимая головы.
  - Я принес немного денег и еды, - сказал Зих.
  - Я не осуждаю тебя, - Лиза бросила очищенную картофелину в таз в мутной водой. - Я понимаю, что ты меня больше не любишь. Но я не виновата в том, что моя красота исчезла. Это все болезнь.
  - Я люблю тебя, - Зих подошел к жене, опустился на корточки, обнял ее за талию. - Для меня ты самая красивая и самая лучшая и всегда ей останешься.
  - Но спишь ты с другими. - Лиза устало улыбнулась. - Я не сержусь. Я знаю, тебе нужно быть с женщиной. Ты здоров, а я не могу дать тебе того, чего хотела бы.
  - Приходил военный, предложил мне работу, - поспешно сказал Зих. - Я поставил условие - мои услуги в обмен на красный пропуск.
  - И он согласился?
  - Он обещал поговорить со своим начальством. Если мы получим пропуск, ты сможешь лечиться у военврачей на стационарной базе.
  - Заботливый мой! - Лиза уткнулась лицом в плечо мужа. - Ты ведь и правда думаешь обо мне?
  - Конечно. Мы уйдем из этого города, получим место на базе, и у нас будет все необходимое. Еда, лекарства, безопасность. Мы будем вместе стареть, и у нас будет надежда, - Зих ласково провел пальцами по щеке жены. Лиза посмотрела на него, и от этого взгляда сердце охотника дрогнуло. В глазах Лизы не было веры - только боль и какой-то странный неземной свет. - Тебя вылечат. Я сказал о тебе военному, и он пообещал мне особенное лекарство. Твоя болезнь, оказывается, замечательно лечится, на закрытых базах давно нашли способ бороться с ней.
  - Все, чего я хочу, это быть рядом с тобой. - Лиза коснулась сухими губами губ Зиха. - Обещай мне одну вещь.
  - Какую?
  - Не бросай меня. Будь со мной, пока я... пожалуйста.
  - Не говори чепухи! - Зих сделал страшные глаза. - Я всегда буду с тобой. Ты моя жена.
  - Знаешь, я сегодня видела такой странный сон, - сказала Лиза, глядя в сторону, - яркий, красивый. Будто мы гуляем по тому лугу, за старыми складами, где летом иногда вырастает зеленая трава. Ты, я и Ленечка, и он совсем маленький, годика три ему всего. Мы держим его за руки, - ты справа, я слева, - и ходим по лугу. Солнце яркое, теплое, и я чувствую, что вот-вот полечу. А потом ты говоришь: "Простите, мои милые, мне надо пойти поохотиться". И уходишь. И мы с Ленечкой остаемся вдвоем.
  - Пустой сон, - Зих покрепче прижал к себе жену. - Сны вообще дело пустое. О жизни надо думать, не о снах.
  - Прости, я не успела приготовить поесть. Ты отдохни, я сейчас сварю тебе картошки. Ева дала мне кусочек настоящего свиного жира, у нас будет чудесный обед.
  - А к картошке будут концентраты, - Зих начал выкладывать из сумки припасы, полученные от Усача. - Смотри, это самая настоящая вермишель. Редкая штука. А еще есть гороховое пюре и вот это, витаминизированные сухие завтраки. Их военные получают. Хорошая штука.
  - А картошка и жир настоящие, - ответила Лиза, даже не взглянув на коробки и пакеты с едой. - И полезные.
  - Не спорю, - Зих достал из кармана куртки лекарства. - А это я у Филлипыча выменял на тушенку. Тебе. Он специально для тебя их приберег, я просил.
  - Врет он все, - с обреченной улыбкой произнесла Лиза. - Но спасибо тебе, ты все такой же заботливый. Родной ты мой, ласковый...
  - Лиза, не надо. Я делаю, что могу.
  - Я знаю. Подождешь еще немножко, пока твоя копуша-женушка обед сготовит?
  - Я не голоден. Лучше поговори со мной.
  - Когда ты уходишь?
  - Завтра утром. Меня не будет неделю-другую, но ты ведь не будешь без меня скучать?
  - Постараюсь. - Снова эта слабая почти детская улыбка, от которой сжимается сердце. - Ты так внезапно и надолго пропадаешь, что я не могу к этому привыкнуть.
  - Пора бы. Сколько мы вместе, почти двадцать лет?
  - Девятнадцать лет, семь месяцев и тринадцать дней.
  - Так точно? Ты что, считаешь каждый день?
  - Нет, просто однажды вот так вот сидела одна дома и решила посчитать, сколько же времени я тебя терплю. Удивила?
  - Да, если честно. - Зих еще раз поцеловал жену. - Я отдохну немного, меня что-то от выпивки морит.
  - Конечно. Я сейчас закончу с картошкой и займусь обедом. А когда все будет готово, разбужу тебя.
   Зих еще раз посмотрел в лицо жены. Падающий в окно свет осеннего пасмурного дня сделал его и вовсе безжизненным, будто восковым. А глаза Лизы - они будто пеплом засыпаны. Тоска в них, смертельная тоска. Болезнь берет свое, еще немного, и никакой красный пропуск для Лизы больше не понадобится...
   Зих вспомнил - в который раз, - какой красивой была Лизонька, когда они начали встречаться. Красивее ее не было девушки во всем мире. Это все холод. Страшный могильный холод, который господствует в этих местах семь месяцев в году. Это он, холод, выпил жизнь из Лизы, его единственной, любимой, ненаглядной. Он наполнил ее тело вечным ознобом и смертной слабостью замерзающего. И теперь этот холод будет очень трудно прогнать, если вообще возможно.
   Здесь она умрет, как умерли до нее сотни. Красный пропуск - вот спасение.
   Зих лег прямо на колючее пахнущее псиной покрывало и закрыл глаза. В голове шумело, тело отяжелело и отказывалось подчиняться, а на душе было темно и смутно. Возможно, завтра он уйдет из этого дома и уже никогда не вернется обратно. Оставит Лизу один на один с этим проклятым миром и с болезнью, которую они все еще надеются победить. Внезапно Зиху стало страшно. Если Лиза покинет его, что у него останется?
   Ничего. Его семья, его жена и сын станут просто воспоминанием.
   Зих приоткрыл глаза и посмотрел на жену. Лиза по прежнему сидела над ведерком с картофелем и чистила клубни. Аккуратно, типично по-женски, снимая кожуру тоненькими лентами. Тяжелый страх сразу отступил, стало легче дышать. Зих больше не чувствовал себя одиноким.
   Лиза пока еще с ним. И он сделает все, чтобы она осталась с ним навсегда. До самой последней минуты его жизни. Надо верить, что все будет хорошо. Он много раз обманывал смерть, обманет еще раз. Все, что ему нужно - это красный пропуск в реальность, в которой еще может случиться чудо.
   В которой еще можно будет надеяться на исцеление.
  
  
   ***************
  
  - И пришел день, о котором говорили Пророки.
   Предания говорят, что это был обычный солнечный летний день - солнце будто прощалось с человечеством. Мы никогда не узнаем, как же ярко светило оно в тот последний день. Люди наслаждались его теплом, и мало кто обращал внимание на глухие раскаты, похожие на звук далекого грома.
   Люди думали, что приближается гроза.
   Думали...
   Никто не догадывался, что раскаты - это эхо от рева двигателей запущенных боевых ракет, уже летевших к своим целям.
   Сначала была вспышка, затмившая солнце, и сам воздух стал пламенем. Кипели озера и реки, плавились камень и металл, испарялась живая плоть. Ударная волна сметала города, целые кварталы взлетали в воздух, превращаясь в пыль, огненный ураган нес над горящей землей вагоны, автобусы, арки мостов, многотонные обломки зданий. А потом стало тихо, и в этой тишине был только гул бесчисленных пожаров, заглушавший крики миллионов умирающих. Крики затихли быстро, а пожары бушевали еще много дней, пожирая все то, что не сгорело в первые мгновения Катастрофы, и небо стало черным от дыма и пепла, и солнце больше не светило, потому что настала ночь, подобная мраку смерти.
   Мир погрузился в тьму и свирепый холод, и продолжалась Великая Тьма восемьдесят лет. Погибли миллиарды, спаслись единицы. Их уделом стало вечное заточение в подземных убежищах, жизнь без солнца и надежды...
  - Учитель, почему это случилось?
  - Это было предопределено, Зих. Так решили высшие силы.
  - Бог?
  - Да. Возможно, это Бог так решил.
  - Но почему погибли все? Ведь люди бывают разные, хорошие и плохие. Почему погибли хорошие?
  - Не все хорошие люди погибли, Зих. Мой дед выжил. И твой прадед, и предки всех, кто сегодня живет в нашем городе. Они спаслись, и когда закончилась Вечная Тьма, вышли из убежищ и начали заселять этот мир.
  - Зачем они это сделали, учитель? Здесь плохо.
  - У них не было выбора. Их убежища приходили в негодность, и оставаться в них было нельзя.
  - Учитель, если все они были хорошие, откуда тогда появились Дикие?
  - Не все смогли остаться людьми в этом мире, Зих. Он был слишком жесток.
  - Я бы лучше оставался в убежище.
  - Человек не может без солнца, Зих. Когда ядерная ночь кончилась, и в сгоревший мир снова пришел свет, потомки выживших узнали об этом, и не было силы, которая могла бы остановить их стремление снова увидеть солнце. Их не пугали мороз и льды, покрывшие землю, семимесячная зима, отсутствие пищи, радиация и свирепые чудовища, порожденные новым миром. Они хотели жить, Зих. И это было правильное решение. Они видели, как жизнь понемногу возрождалась, как на пепелищах вырастали новые деревья из чудом уцелевших в ядерном пожарище семян. Бог не оставил этих людей, они смогли вернуться и пустить корни, подобно тем деревьям, что сегодня растут на вчерашних пожарищах. Бог видел их стремление жить, и то, что мы сегодня можем видеть свет солнца, говорит о многом. Учись видеть скрытое, тайное, и ты поймешь, что все не так плохо, как кажется. Я уже стар, и не увижу нового прекрасного мира, который обязательно будет, но ты его увидишь. В этом смысл веры, Зих. Этот мир наследуют только те, кто будет верить несмотря ни на что. Научись верить, мальчик. Научись верить...
  
   ***************
  
  
   Идти по раскисшей земле было тяжело, черная липкая грязь прилипала к подошвам ботинок, но Зих не останавливался, пока не дошел до погоста, окруженного оградой из прибитых к кольям проржавевших кусков кровельного железа. Вход был закрыт рогаткой из колючей проволоки. Зих отодвинул его и прошел к могилам.
   Могила старого Снигиря была в дальнем конце погоста. Просто осевший почти вровень с землей холмик, из которого торчал кусок ржавого металла. На железке еще можно было разобрать нацарапанную надпись - "СНИГИРЬ УЧИТЕЛ ВЕРЫ". Зих постоял у могилы, выкурил сигарету, потом положил на холмик пару сигарет и сушеную рыбину, и пошел дальше, в Детскую, туда, где жители городка ?13 хоронили детей.
   Здесь было много могил. Дети в городке ?13 умирали часто. Еще несколько лет назад место, где покоился ее Ленька, было с самого края Детской, теперь же ряды могил потянулись дальше, к ограде. Зих нашел Ленькин холмик, опустился возле него на корточки и снова закурил. Сидел молча - у Зиха не было привычки разговаривать с покойниками. Они все равно ничего не слышат, какой смысл в таких разговорах? Да и времени у охотника было немного. Начинает светать, а до разрушенного моста идти около часа. Зиху не хотелось, чтобы его ждали.
   Он докурил сигарету, оставил на могиле разноцветную обертку пищевых концентратов и вареную картофелину из своих припасов, а потом встал, скинул с плеча "Стормер" и выстрелил в воздух. Горячую стрелянную гильзу подобрал, положил рядом с оберткой и картофелиной и, не оборачиваясь, вышел с кладбища. Впервые в жизни ему казалось, что души умерших смотрят ему в спину.
  
  
  
  
  
  
  2. СЕКРЕТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  
  
   Порыв северного ветра налетел внезапно, и Зих почувствовал его леденящее дыхание даже в термокомбинезоне. Мост был метрах в ста прямо перед ним - восходящее солнце окрасило его ржавые арки в кроваво-кирпичные тона. У входа на мост Зиха ждали четверо: армейцы оказались людьми пунктуальными.
  - Рад видеть тебя, - сказал майор Бескудников, глядя на охотника. - И рад, что ты не передумал.
   Зих не ответил, лишь машинально пожал протянутую руку майора. Двое из людей Бескудникова были в стандартном армейском снаряжении: камуфлированных утепленных комбинезонах, тактических шлемах и бронежилетах, за спинами тяжелые рюкзаки, через плечо у обоих штурмовые винтовки АСР "Шквал" с четырехзарядными подствольными дробовиками ближнего боя. Хорошее оружие, надежное, мощное и очень дорогое. А вот такого обмундирования как у третьего члена группы Зих раньше не видел - оно было черным и лоснящимся, совсем как кожа живоглота. Лица за тактическим шлемом с тонированным забралом не разглядеть. Тяжелый бронежилет был тоже черным, с эмблемой на груди - голубой кружок, в нем черная человеческая фигура, поднявшая вверх обе руки, будто желая коснуться неба. Рюкзак у военного в черном был, а вот оружия никакого почему-то не наблюдалось.
   Зих заметил, что нигде не видно следов от транспорта, доставившего спецгруппу к мосту. Значит, одно из двух - либо военных перебросили сюда по воздуху на каком-нибудь летательном аппарате, либо они еще вчера или позавчера находились в городке, и Бескудников встретился с ним уже уверенный в том, что отказа не последует.
   Военные в камуфляже при приближении Зиха сняли шлемы, и он мог видеть их лица - совсем еще молодые люди, лет по двадцать пять, не старше. Сильные, здоровые. Зих почувствовал нечто вроде злобы. Эти молодцы будто из другого мира сюда прибыли. В городке ?13 нет людей с такими цветущими лицами.
  - Капитан Бескудников, - представился первый, протягивая Зиху руку. - Можно просто Леша.
  - Зих, - коротко бросил охотник и посмотрел на майора. Бескудников сказал правду, послал сына на задание. Значит, доверяет...
  - Лейтенант Небогатов, - сказал второй военный, глядя на охотника ясными серыми глазами. - А вы...
  - Зих, - повторил охотник. - Почему третий без оружия?
   Человек в черном поднял тонированное забрало шлема. Зих увидел лицо и вздрогнул. Женщина. Совсем еще девочка, чтоб ее.
  - Баба? - спросил он ледяным тоном. - Хотите, чтобы я за бабу отвечал?
  - Не баба, а старший эксперт группы HEAVEN, капитан Елена Гернер, - сказала женщина. - А что, собственно, наш великий истребитель мутантов имеет против женщин?
  - Ничего не имеет, если они не лезут в мужские дела, - сказал Зих и повернулся к майору. - Я отказываюсь быть проводником у твоих людей. Счастливо оставаться. Твою винтовку и патроны заберешь у Усача.
  - Постой, ты чего? - Майор явно не ожидал такого развития событий. - Мы же...
  - Мы договаривались, что со мной пойдет боевая группа, - Зих выделил слово "боевая". - Разведчики. А нянчиться с девками я не подписывался.
  - Погоди, не горячись, выслушай сначала. Елена такой же офицер спецподразделения, что и другие ребята. Просто у нее другая задача.
  - Задача? - Зих сделал вид, что не замечает, с каким презрением смотрит на него девица в черном. - У нее даже оружия нет. Какой от нее толк, если напоремся на Диких или на тварь какую? Она хоть соображает, куда собралась идти?
  - У меня пистолет есть, - заявила Елена.
  - Пистолетом будешь от себя надоедливых женихов отгонять, - бросил Зих. - Пистолет у нее, ишь ты! Рогатку бы еще взяла...
  - А вот не твое это дело, - ответила Елена, сверкнув глазами.
  - Ты обманул меня, майор, - Зих даже не взглянул на рассерженную девицу. - Я не хочу лезть во все это.
  - Зих, ты неправ, - примирительным тоном сказал Бескудников-старший. - Елена боевой офицер. Она отлично стреляет и владеет взрывным делом, а еще умеет управлять сознанием. Ты же понятия не имеешь, как их готовят...
  - Не надо, товарищ майор, - сказала женщина, шагнула к Зиху и посмотрела ему прямо в глаза. - Он же просто цену себе набивает. Без него обойдемся.
   Так, вот в чем дело, подумал Зих - в этой группе девчонка командует. Она здесь старшая. И еще охотник заметил, что у сердитой девицы очень красивые глаза. Янтарно-золотистые, оттененные длинными черными ресницами и полные хищного блеска. И в этих глазах был гнев.
  - Обойдетесь, так обойдетесь, - Зих криво улыбнулся. - Счастливого пути на тот свет.
   Он повернулся к военным спиной и зашагал к мосту, но тут женщина его окликнула. Он не остановился, но немного сбавил шаг.
  - Показал характер? - спросила Елена, догнав его. - Я так и знала, что ты устроишь нам маленькое представление. А теперь взгляни сюда.
   В ее руке был красный пропуск - маленький квадратик красного пластика с голограммой в центре. То, что Зих назвал своей ценой за помощь разведгруппе.
  - Это пропуск для одного человека, - сказала Елена. - Для твоей жены, Зих. Если мы все сдохнем в этой дыре, Лиза все равно попадет на базу. Я знаю, что ты ради нее на это дело подписался. Если ты сейчас уйдешь, я этот пропуск выброшу, а файл в компьютере базы будет уничтожен. Так будем говорить, или нет?
  - Я просил пропуск на двоих, - сказал Зих, стараясь не встречаться с сердитой девицей взглядом.
  - Будет тебе пропуск, обещаю. Если вернемся живыми, ты сможешь без всяких формальностей пройти на базу. Твои данные уже вписаны в компьютер. Этот пропуск я сделала на тот случай, если мы все погибнем. Согласишься сопровождать нас, и я отдам его майору Бескудникову, он обо всем позаботится.
  - Ты можешь мне объяснить, что происходит?
  - Секретная операция происходит, вот все, что тебе следует знать.
  - Секретная операция, значит? - Зих шумно втянул носом воздух. - Тааак. От меня вы хотите, чтобы я провел вас в Каменный Лес. Самой безопасной дорогой и вывел потом без потерь. Трех человек, один из которых невооружен, да еще баба. Такая значит у вас секретная операция?
  - Тебе что за дело? - спокойно спросила Елена. - Есть задача, вот и выполняй. Остальное мы будем делать.
   Зих хотел ответить резко и недвусмысленно, куда им всем идти с их задачей. Но кусочек красного пластика был все еще в пальцах женщины-офицера, и Зих справился с собой. Как бы то ни было, он согласился помочь военным только ради Лизы. Другого шанса просто не будет. Никогда.
  - Ты невооружена, - сказал он, чтобы хоть что-то сказать. - Хочешь сказать, я должен прикрывать твой зад?
  - Я сама позабочусь о своей заднице, - презрительно ответила Елена. - Хочешь покажу кое-что?
   Она скинула с плеч рюкзак, раскрыла его и вытащила длинноствольный автоматический пистолет с закрепленным под дулом лазерным дальномером.
  - Это, - начала она тоном, которым обычно разговаривают со слабоумными, - тактический пистолет Гриссом М-25, модификация "Уайлдкэт", калибр 38, с усиленной остроконечной пулей. Бронежилет стандарта CRISAT такая пуля пробивает со ста метров. Магазин на 16 зарядов. Мое любимое оружие. Выбери какую-нибудь цель, я тебе кое-что покажу.
  - Цель? - Зих усмехнулся. Поискал глазами и остановился на покосившемся ржавом дорожном знаке в дальнем конце моста. До него было метров сто-сто двадцать. - Хорошо. Вон тот знак у выезда с моста. Хоть одной пулей в него попади, и тогда я тебя в зад поцелую.
  - Да? - Елена хмыкнула, передернула затвор и, ухватив пистолет обеими руками, повернулась лицом к мишени. - Тогда вытри губы, чтобы мне гузно не обслюнявить.
   Она почти не целилась. Стреляла бегло, на то, чтобы расстрелять все шестнадцать патронов, ей понадобилось секунд шесть-восемь. Закончив пальбу, с вызовом посмотрела на Зиха.
  - Иди, проверяй, - предложила она.
   Зих не стал ничего говорить. У него звенело в ушах от стрельбы, а еще больше его раздражала глупая бравада девки. Этот дурацкий спор затеял не он, так что нечего болтать, лучше просто посмотреть на результат. Он шел по мосту и чувствовал, что девица следит за каждым его шагом. И еще за десяток метров до знака он понял, что проиграл спор. Железка была просто искорежена выстрелами. Вряд ли эта чертова девка хоть раз промахнулась.
  - Ты выиграла, - сказал он, вернувшись. - Все шестнадцать пуль пришли домой. Тебя прямо тут поцеловать, или в сторону отойдем?
  - Перебьешься, - девица убрала пистолет обратно в рюкзак, с еще большим вызовом, чем прежде, посмотрела на Зиха. - Ну, так как, надо меня пасти, или нет? Все еще думаешь, что если женщина, ее только раком ставить можно?
  - Не все ли равно, что я думаю? - Зих перехватил взгляд майора. - Только запомните все трое, герои - главный в группе я. Мне плевать на ваши уставы и на ваши таланты великие, хоть раз не послушаетесь меня, считайте, что не жильцы. Не о вас забочусь, о своей душе. За три жизни я потом перед Богом ни за что не отчитаюсь.
  - Хорошо, Зих, - Бескудников явно испытал облегчение. - Они все поняли.
  - Я все поняла, - сказала Елена. - Теперь ты созрел для того, чтобы начать работать?
  - Да, - ответил Зих. Он уже ненавидел эту девку всей душой, но у нее был красный пропуск для Лизы, и ради этого стоило засунуть свою ненависть поглубже в душу. - Только пистолет держи под рукой. Так мне спокойнее будет.
  
  
   ***************
  
  
   Труп живоглота исчез. Остались только бурые брызги крови на камнях и серебристые следы подсохшей слизи. Мутапсы, сожравшие труп, даже кровавую лужу вылизали подчистую. Военные ничего не сказали Зиху, но по их лицам и взглядам было заметно, что они разочарованы. Уж очень они хотели увидеть легендарного монстра в натуре. Зих почти не сомневался, что самых опасных тварей Внешних земель эти щеголеватые ребята видели только на картинках. Молокососы, да еще с большим гонором...
  - А логово? - спросил его капитан Бескудников. - Там среди останков может быть что-нибудь интересное.
  - У живоглота нет постоянного логова. Свою добычу он рвет на части и прячет в разных местах. Так надежнее, если до мяса доберутся падальщики, кое-что обязательно останется.
  - И много ты убил живоглотов? - спросила Елена.
  - Одного. Если надо - еще убью.
  - Самонадеянно, но звучит сильно. - Елена показала охотнику какой-то приборчик, который держала в левой руке. - Радиации тут нет. Совершенно нормальный фон. Ты здесь все осматривал?
  - До меня эти развалины куча народу облазила, - Зих усмехнулся. - Думаешь, найдете тут что-нибудь интересное? Не трудись. Одни ломаные кирпичи да дерьмо собачье, ничего больше не попадется. Отсюда давно унесли все мало-мальски ценное.
  - Я о живоглоте, - сказала Елена. - Хорошо бы его припасы найти, осмотреть.
  - Ищи, - Зих достал из коробки сигарету, закурил. - Я не буду.
   Глаза Елены гневно сверкнули, но она промолчала. Зих был рад этому - у него не было ни малейшего желания спорить с девкой.
  - Ветер поднимается, - сказал он. - Надо искать место для ночлега. Я знаю тут одно безопасное местечко, пошли, проведу.
  
  
   *****************
  
  
   Военные быстро и сноровисто обустроили стоянку у подножия холма к северо-востоку от руин Приреченска. Вбили в землю четыре телескопически раздвигающиеся стойки из легкого металла, зацепили на них тончайшую матовую пленку - получилось нечто вроде маленького периметра, защищавшего от пронизывающего ветра. Еду согрели на портативной спиртовке. Когда ужин был готов, Елена протянула Зиху пластиковую миску с разогретым зеленоватым пюре.
  - Что это? - спросил Зих. Ему до сих пор не доводилось пробовать такого. Пюре имело слабый грибной запах и напоминало по вкусу кашу из съедобного мха, который можно было в теплое время года собрать в болотистых местах.
  - Концентрат из водорослей, - пояснила Елена. - Мы его в наших лабораториях получаем. Полезная штука, много витаминов и йода, от радиации помогает здорово.
  - Интересно, - Зих отправил в рот очередную порцию пюре. - Вы на базах сами пищу получаете?
  - Да уж, получаем. Если бы только на довоенных запасах жили, давно бы с голоду передохли.
  - У нас этого нет, - Зих постучал ложкой по краю чашки. - Негде жратву выращивать.
  - Ну, картошку вы растите, ведь так?
  - Растим. И морковки немного, бывает, уродится. Но в холодное время на овощах одних не выживешь. Без мяса никуда. Мясо в нашем мире - это жизнь.
  - Знаю, - Елена сполоснула свою ложку водой из фляги. - Видела в городках свиней. Интересно, что они у вас едят. Картошку?
  - И картошку тоже. Свинья вообще-то всеядна, как человек. Снигирь, мой учитель рассказывал, что потому-то после Великой Зимы только свиньи и собаки выжили, что все едят. Коровы, овцы и куры еще лет эдак тридцать назад повсеместно передохли от бескормицы. Не жильцы они были в нашем мире.
  - У нас в исследовательских центрах они есть, - сказала Елена. - Немного, но есть. Уже шестое поколение животных, когда-то сохраненных в специальных убежищах. Проект "Ноев ковчег", я, между прочим, по нему свою диссертацию защищала. Твоя правда, прокормить их куда труднее, чем свиней. Но мы что-нибудь придумаем. Сейчас новые технологии по производству биомассы отрабатываются, они помогут. Мы даже от коров немного молока получаем. Здорово, да?
  - Свиньи лучше, - сказал Зих. - Они не привередничают. Бывает, Дикими их подкармливаем. Прикончим Дикого, и свинкам его на съедение.
  - Это что, шутка? - нахмурилась Елена.
  - Ничуть. Зачем добру пропадать?
  - Свиньи-людоеды, - Елена издала растерянный смешок. - Вот этого я не слышала.
  - А сами-то вы пробовали что-нибудь из нашей еды? Тех же мутапсов или крыс?
  - Бог миловал, - ответил за всех Бескудников и покраснел, будто сказал что-то нехорошее.
  - Будет оказия попробовать, - сказал Зих, и по его тону было неясно, то ли шутит он, то ли серьезно говорит. - Сразу скажу, крысы вкусные. Мясо нежное, косточки мелкие, но есть надо аккуратно, легко губу или небо наколоть. А у мутапса мясо как подошва жесткое и вонючее. Но жрать захочешь, и его упишешь за милую душу.
  - Меня сейчас вырвет, - сказала Елена.
  - Привыкай, капитан, ты не на базе своей, а в моем мире, и тут на все пойдешь, чтобы выжить. Ваших припасов из рюкзачков может не хватить, так что охотиться будем. А то и человечину отведаем.
  - Ну, это хрен тебе! - взорвалась Елена. - Мы тебе не каннибалы какие-нибудь. Сам жри свою человечину.
  - А я ее ел, было дело, - спокойно ответил Зих, закуривая. - Пришлось однажды, два года назад. Попал я в сильный буран и заблудился. Мороз под тридцать пять, ветер с ног валит. Хорошо, вышел на какие-то развалины, а там парочка Диких убежище нашла. В обычное время мы бы перестреляли друг друга, а тут перемирие заключили - им жить было охота, да и мне белый свет еще не настаиграл до конца. Короче, трое суток сидели в этих руинах, буран пережидали. Припасов у меня ноль, а у Диких только половина женской ноги, они со мной и поделились за пару сигарет. Вот и умяли мы эту ногу в три морды под вой бурана. Чего смотришь так на меня?
  - И ты так спокойно об этом говоришь? Вообще непонятно, к чему ты это рассказал.
  - А к тому, что смотрю я на вас и думаю: неправда все это, что в этом мире всем одинаково горько. Вот все у вас по-людски - пленочка ветронепроницаемая, спиртовочка с сухим спиртом, концентраты разные, лекарства, чистая вода. На такое снаряжение как у вас мне за всю жизнь не заработать, а я в своем деле и в этом мире не последний человек. Человечину, крыс и собак вы не жрали, сами говорите. Трудно мне потому вас понять, а вам меня. Общий у нас мир? Наверное, общий. Но вам в этом холодном мире местечко потеплее досталось. А мне довелось в самих глубинах ада родиться и жить. Сам не понимаю, почему до сих пор живой хожу. - Зих помолчал. - Чего-то не так говорю?
  - Наверное, все то. Но ты ведь главного не знаешь. Этот мир такое пережил, что не опишешь. И мы стараемся хоть немного помочь всем. И тебе в том числе.
  - Помочь? Может быть. Но только помощи вашей что-то не видно пока.
  - А ты чего хотел? - Елена начала злиться. - Знаешь, сколько военных баз осталось в этой зоне? Всего три плюс научная лаборатория на Дальних Озерах. Остальные объекты давно заброшены. Вот это зеленое пюре - думаешь, много его у нас? Наша установка производит его всего восемьдесят килограммов в месяц. И наше снаряжение, которое у тебя такую зависть вызвало, не у всех есть. И на базе люди порой голодают, болеют и умирают. Так что не надо тут делить всех на чистых и нечистых. Если думаешь, что база - это рай, то ты ошибаешься.
  - Рай, не рай, а если подойду я к военной базе, меня туда не пустят. И жену мою, хоть болеет она. И всех моих соседей из городка. Ладно, просто не пустят, а то еще выстрелами отгонят, как Диких. Или неправду говорю?
  - Ты просто системы не знаешь. Зих, - Елена отчаянно пыталась сохранить спокойствие, ее злил этот разговор, но еще было ощущение, что этот седеющий, костлявый человек с непроницаемым изможденным лицом говорит правду - горькую, страшную, но правду. - Это не потому, что мы вас ни во что не ставим. У каждой базы свой ресурс выживания, понимаешь? Не можем мы всех принять, при всем желании не можем. Не думай о нас плохо.
  - Ничего я не думаю, - Зих отшвырнул окурок. - Ложитесь спать, бойцы. Подниму вас рано, потому что завтра пойдем на Котловину. Там надо путь по минутам рассчитывать, потом поймете, почему. Хватит о пустом говорить. Все равно, не поймем мы друг друга до конца. Не поймем...
  
   ****************
  
   Переход до Котловины прошел без происшествий, и Зих слегко успокоился. Военные оказались крепкими и хорошо подготовленными, тридцать километров с полными рюкзаками преодолели всего с двумя короткими привалами, без нытья. Зих повел группу не обычным путем к Котловине, по разрушенному шоссе, а по руслу давно высохшей реки - здесь обзор местности был гораздо лучше, поскольку леса в речной долине практически не было, а значит, гораздо меньше был риск неожиданно наткнуться на Диких. Местность к югу от Котловины была ничейной землей, Дикие не считали ее своими владениями, но появлялись тут время от времени, и встреча с ними не сулила отряду ничего хорошего. Так что Зих не стал рисковать ради нескольких выигранных километров расстояния и повел своих подопечных путем более длинным, но менее опасным.
   Как и надеялся Зих, к закату они вышли к лучшему убежищу в районе Котловине - руинам фермы, посреди которых торчала силосная башня. Часть ее обшивки отвалилась, особенно наверху, но в нижней части башни Зих не раз во время своих вылазок находил отличное укрытие от непогоды и мутантов. Оставалась одна, последняя предосторожность - проверить башню на предмет нежелательных квартирантов.
  - Ждите здесь, - велел Зих своим спутникам и двинулся к башне.
   Вокруг башни громоздились кучи битого кирпича и щебня, искореженные ржавые останки машин, покрытые мхом и сизой ядовитой плесенью обломки бетонных плит. Зих почувствовал острый мускусный запах, непременный спутник мутапсов, но самих тварей было не видно. Хорошо это было или плохо, Зих пока не знал - с одной стороны, отсутствие вездесущих и надоедливых собак сэкономит время, нервы и патроны. Но псов, которые постоянно тут ошивались, мог кто-то спугнуть. Существо, которое было сильнее и опаснее.
   Зих снял винтовку с предохранителя, медленно, глядя по сторонам, зашагал к башне. Никаких признаков того, что сюда наведывался живоглот, пока на глаза ему не попались. Впрочем, такие вот удобные укрытия, возвышающиеся над местностью и дающие отличный обзор местности, жалуют и мартихоры, и крылатки - и кое-кто пострашнее...
   У пробитого в корпусе входа Зих задержался, прислушиваясь к звукам внутри башни, собрался и быстро скользнул внутрь. Башня была пуста. В углублении на полу виднелась большая куча белого пепла и обгоревших собачьих костей - совсем недавно тут ночевали Дикие. Теперь можно со спокойной душой вести гостей в башню.
  - Уютное местечко, - сказала Елена, когда они вошли внутрь. - И почти совсем не дует.
  - Вы останетесь здесь, - сказал Зих. - Никуда не выходите после наступления темноты, это опасно.
  - А ты?
  - Я буду рядом. Первую половину ночи, потом кто-нибудь из ваших меня сменит. Сами решите, кто.
  - Я сменю, - сразу вызвался молодой Бескудников.
   Зих кивнул и вышел из башни. Ему очень хотелось побыть одному.
  
  
   *******************
  
  
   Славную штуку придумали эти ученые. Стоит нажать маленькую кнопку на вмонтированном в пояс пульте - и по тысячам проводков, проложенных в подкладке комбинезона, как по кровеносным сосудам, начинает струиться божественно приятное тепло. Конечно, элемент питания надо заряжать, и за такую зарядку проклятый Усач берет целое состояние - сто довоенных банкнот, - но в холодную погоду о потраченных деньгах как-то сразу перестаешь жалеть. Тем более что с недавних пор Зих пользовался у Усача неограниченным кредитом.
   Есть только одна опасность - в дозоре систему обогрева лучше надолго не включать. Тепло просто-напросто сморит. Так, самый короткий режим обогрева можно себе позволить, чтобы не закоченеть на ледяном ветру, который дует по ночам даже летом. Да и элемент в коротком режиме разряжается медленно, хватит надолго.
   Свой комбинезон Зих купил в рассрочку, и в общем отдал Усачу тысячу двести банкнот. Эти деньги он собирал очень долго, зарабатывая на трофеях, и тщательно обыскивал развалины, стремясь углядеть то добро, до которого за минувшие годы не добрались мародеры. Деньги попадались в самых неожиданных местах - однажды Зих нашел целую пачку банкнот в трубе разрушенного туалета. Проклятый Усач рассматривал каждую банкноту, не брал надорванные или попорченные плесенью, хотя сам частенько платил именно такими. Так или иначе, Зих получил комбинезон. Это была старая модель ТКБС "Альпин", несомненно, армейского образца, таинственными путями попавшая в магазин Усача, как и многое другое снаряжение, которым тот торговал. В ту пору Зих не знал наверняка, что Усач плотно сотрудничает с военными - так, догадывался. Но только у Усача можно было купить штуки, которых Зих не встречал больше нигде - те же оптические, коллиматорные или тепловые прицелы, или сверхъемкие энергобатареи. Купленный у Усача комбинезон был великолепен. Да, он был старым, чиненным, в защитной кирасе не хватало одной титановой бронепластины (Зих потом докупал ее, опять же у Усача), но система обогрева работала исправно, элемент был новеньким, а это было главное. Второго такого комбинезона в городке ?13 не было ни у кого. После собачьей парки такой комбинезон казался чудом, достойным богов. Однако радость Зиха была омрачена - в тот месяц, когда он наконец-то расплатился с Усачом за покупку, у Лизы появились первые признаки болезни.
   Прежде Зих думал, что самыми ценными вещами в жизни являются мясо, спирт и боеприпасы. Мясо давало жизнь, спирт - радость, патроны - силу и надежду. Однако, когда доктор Филиппыч сказал ему, что с Лизой, Зих понял, что есть еще одна, главная ценность, о которой он прежде никогда не задумывался.
  - Я спасу ее, - сказал он тогда Филиппычу. - Скажи, что надо делать.
  - Вот, - врач протянул ему грязный листок, на котором были написаны названия лекарств. - Усача попроси, он достанет.
  - Они вылечат Лизу?
  - Нет. Но какое-то время она еще поживет.
  - Что может ее вылечить?
  - Ничто, - Филиппыч похлопал Зиха по руке. - Но несколько лет жизни ты можешь ей подарить.
  - Я не верю, - сказал Зих. - Должен быть способ.
  - Возможно, Зих. Но я ничем больше не могу помочь Лизе и тебе. Если у меня появятся новые лекарства, я сообщу...
   Усач взял с него двести банкнот за две маленькие коробочки пилюль - весь его гонорар за уничтожение мартихор-людоедов в Забытых тоннелях. Лекарства стоили очень дорого, куда дороже спирта, мяса и патронов. И Зих впервые спросил Усача о военных.
  - Брось, - сказал ему Усач. - Им не до тебя. Им на всех нас плевать. Они сидят по своим базам, окруженным минными полями, и думают только о себе. Им все равно, будем мы жить, или сдохнем.
  - Я хочу вылечить Лизу.
  - Мне очень жаль, Зих, но это пустая затея, уж поверь мне. Люди умирают, и твоя Лиза будет ни первой, ни последней. Найдешь себе другую бабу.
  - Мне не нужна другая, - сказал Зих и вышел из магазина, сжимая в кулаке купленные таблетки. Он был зол на Усача, но в глубине душе понимал, что проклятый торгаш прав. Снежная болезнь давно поселилась в их городке, и из ее цепких когтей еще никто не ушел живым.
   Таблетки не помогли Лизе. И Зих стал бояться, что однажды, вернувшись с охоты, он обнаружит дома только смертную тишину и пустоту, которую уже ничто не сможет заполнить...
   Воспоминания Зиха прервал мелодичный сигнал блока питания - нужный микроклимат был установлен, и нагрев комбинезона автоматически отключился. Охотник посмотрел на часы: время подходило к двум ночи. Его подопечные сейчас уже десятый сон видят. Пора возвращаться в башню и будить Бескудникова, пусть покараулит.
   Чувство опасности пришло внезапно, его будто принес холодный порыв налетевшего ветра. Оттуда, с северной стороны, с неглубокого оврага, подходящего к башне. Зих немедленно вжался в землю, как встревоженный хищный зверь, припал к окуляру прицела. Осторожно включил тепловой режим.
   Вначале в прицеле была тьма. А секунду спустя Зих заметил два очень слабых источника тепла. Дальномер определил дистанцию - порядка пятидесяти метров. Кинжальная дистанция, неведомые твари подобрались слишком близко. Зих похолодел: такое слабое тепловое излучение вполне может быть у живоглота. Оно даже ниже, чем у мутапса, кожный секрет твари хорошо поглощает тепло. Два живоглота, подобравшихся на расстояние в полсотни метров - это верная смерть и для него, и для военных.
   Одно из слабо светящихся пятен оказалось на перекрестье прицела, вспыхнула зеленая точка автозахвата цели. Зих задержал дыхание, и нажал на курок. Не успела отзвенеть стрелянная гильза, и в валуны над головой Зиха что-то влетело с неприятным шелестом, выбивая из камней искры и крошево, осыпавшее охотника. Зих поймал в прицел второе пятно и выстрелил, потом еще раз. Из оцепенения он вышел, лишь когда перед его глазами заплясали лучи фонарей и возникло испуганное лицо Бескудникова.
  - Зих, что случилось? - выпалил военный.
   Охотник не ответил. Несколько секунд они смотрели друг на друга молча.
  - Я, кажется, попал, - наконец, ответил охотник. - Идем, посмотрим.
  
  
   ***************
  
  
   Люди. Один лежал на пригорке, уткнувшись лицом в замшелый камень, второй скатился на самое дно оврага, и его не сразу обнаружили. Зиху очень не понравились лица военных, рассматривавших мертвецов.
  - Значит, они нашли нас, - сказал Бескудников, глядя на Елену. - Конспираторы, мать вашу!
   Елена ничего не сказала, просто присела на корточки возле трупа у камня и попыталась перевернуть его на спину. Небогатов помог ей. В свете фонарика Небогатова Зих мог рассмотреть покойника. Это не Дикий. Такого снаряжения Зих никогда не видел. Комбинезон почти такой же, как у Елены, но бронежилет другой, с высоким воротником. Материал комбинезона без блеска, и Зиху показалось, что его фактура непонятным образом копирует цвет и фактуру черной промерзшей земли, на которой сейчас лежал труп. Никаких знаков отличия, никакой поклажи, кроме фляги с водой и сумки с боекомплектом и аптечкой. Пуля Зиха поразила чужака в голову, и от черепа мало что осталось - просто кроваво-костяное месиво, наполнившее простреленный шлем. Рядом с трупом валялась короткоствольная снайперская винтовка. Зих не удержался, поднял ее, отвел назад затворную раму - патрон был в патроннике. Похоже, он лишь на долю секунды опередил врага, готового выстрелить.
  - У второго пуля в сердце, - сообщил Бескудников, вернувшись к группе. В руке у капитана был трофей, точно такой же "Шквал", как и у самого Бескудникова, но с подствольным огнеметом и глушителем, и Зих понял, почему не слышал выстрелов, и что прошелестело по камням за миг до его второго выстрела. Смерть в эту ночь прошла в каком-то полуметре над его головой. - Однако стреляешь ты, мужик...
  - Я стрелял трижды, - сказал Зих, не в силах оторвать глаз от покойника у камня. - Одной пулей промахнулся. Опозорился.
  - Впору тебя спиртом поить от пуза, - сказал Бескудников. - Вовремя ты их заметил.
  - Их? - Зих пристально посмотрел на молодого капитана. - Это не Дикие. Объяснишь что-нибудь?
  - Есть только один способ узнать наверняка, - вздохнула Елена. - Мальчики, тащим того, что внизу, в башню. Надо провести аутопсию.
  
  
   *******************
  
  
   Капитан Гернер работала быстро и сноровисто. Пока ее спутники снимали с мертвеца шлем, она подготовила портативный набор хирургических инструментов, извлеченный из рюкзака, натянула резиновые перчатки. В свете фонарей скальпировала труп, включила трепанатор. Взвыло сверло, в башне запахло горелой костью. Зих заметил, каким страдальческим стало лицо лейтенанта Небогатова.
  - Точно, - с удовлетворением в голосе сказала Елена через несколько минут, показывая спутникам что-то крошечное и блестящее, извлеченное из мозга покойника. - Нейрошунт, тип Н-78, самый современный. Теперь никаких сомнений. Вот сволочи!
  - О чем ты говоришь? - спросил Зих.
  - Неважно. Артем, - обратилась Елена к Небогатову, - готовь радио. Надо доложить на базу. Сделаем запрос на реализацию резервного сценария.
  - Есть, капитан, - Небогатов бросился к своему рюкзаку.
  - Что происходит? - Зих затянулся сигаретой, пытливо посмотрел на Елену. - Кто это?
  - Неважно. Они нашли нас в самом начале пути. Все, все летит коту под хвост!
  - Что летит?
  - Все, - Елена устало опустилась на корточки рядом с мертвецом. - Даже не думала, что так все обернется. Даже не знаю, как теперь быть. Слишком много сил было вложено в подготовку этой операции.
  - Капитан, - голос Небогатова дрогнул, - связи нет. В эфире сильные помехи, такое ощущение, что нашу волну кто-то старательно глушит.
  - Переходи на аварийный канал.
  - База не отвечает, - сказал Небогатов, повозившись с радиостанцией. - Все каналы связи заблокированы. Они знают все наши частоты.
  - И что это все значит? - спросил Зих, уже совершенно уверенный в том, что происходит что-то очень скверное. - Я понимаю, что ситуация дерьмовая, но поподробнее можно?
  - Тебе-то какое дело? - ответила Елена, глядя в одну точку. - Это не твои проблемы.
  - Понятно. Значит, пропуск для жены я не получу.
   - Держи, - Елена протянула Зиху красный пропуск. Зих подумал, что там, у моста, она не отдала его майору, как обещала, оставила его при себе - почему? - И убирайся, пока не поздно.
   Зих взял карточку - на сердце как-то сразу потеплело. Не хотелось думать ни о чем, кроме хорошего. Он даже не сразу понял, о чем говорит Бескудников.
  - Как же так? - Молодой капитан растерянно смотрел на Зиха. - Ты уходишь, а как же мы?
  - Леша, оставь его, - раздраженно сказала девушка. - Пусть уматывает.
  - Нет, погодите! Нам сейчас каждый ствол нужен. Эти двое были только разведчиками. Может, у них не было приказа убивать нас, они просто следили за нами. Теперь они знают, где мы, куда двигаемся. Нам нужна помощь, чтобы попробовать от них оторваться.
  - Чего стоишь? - сказала Елена, все же подняв взгляд на охотника. - Уходи.
  - Ты единственный сын у отца? - спросил Зих Бескудникова.
  - А тебе-то что?
  - Просто спросил, - Зих посмотрел на мертвеца в черном комбинезоне, распластанного на полу башни. - Может, все-таки скажете, что это за парень?
  - Это секретная информация, - ответила Елена. - Тебя она не касается.
  - Дело ваше, - Зих сбросил с плеч свой вещмешок, распустил горловину, взял флягу с водой, сигареты и пакет с сухой вермишелью, рассовал по карманам, мешок бросил к ногам Елены. - Тут немного вяленого мяса и картошки, оставляю вам. Может, пригодятся. Удачи!
  - Зих, - Елена поднялась, шагнула к охотнику, - ты, в самом деле, хочешь нам помочь?
  - Я так понял, моя помощь вам теперь ни к чему.
  - Как тебе удалось их засечь?
  - Я их почувствовал. Не забудь, что я уже двадцать шесть лет охочусь, кое-чему научился. В этом мире без чутья не выжить.
  - Это невозможно. У них стелс-комбинезоны. Лучшая маскировка из всех возможных.
  - Я их в тепловой прицел засек. Сначала принял за мутантов. Кто это?
  - Коммандос из отряда 505.
  - Это мне ничего не говорит.
  - Твое счастье, что ты засек их раньше, чем они тебя. Видел, что я вытащила из головы трупа? Это устройство в разы повышает их реакцию. А еще их пичкают особыми мутагенами.
  - Ну и что?
  - Случилось то, чего я боялась. О нас знают, и это очень, очень плохо. Надо запрашивать помощь базы. Или просто возвращаться обратно ни с чем.
  - База на Дальних озерах?
  - Да. - Елена помолчала. - Поможешь?
  - Самое лучшее, что я могу для вас сделать - это провести обратно в город, а там вы будете в безопасности. Усач найдет способ связаться с вашим командованием.
  - Нельзя возвращаться в город, - категоричным тоном заявил Бескудников. - Они придут туда, и начнется бойня. Мы не можем нарушать Устав.
  - Есть другие предложение? - Зих несколько секунд ждал ответа, не дождался. - Кстати, я бы хотел забрать снаряжение убитых, оно, между прочим, хороших денег стоит.
  - Твое право, - Елена махнула рукой.
   Зих кивнул, шагнул к мертвецу. Тебе все это больше не нужно, мысленно обратился он к убитому, открывая его поясную сумку. В сумке была аптечка, армейская фляга с водой, несколько сигнальных ракет и отдельно - коробка с детонаторами.
  - Посмотри в аптечке, - посоветовала Елена. - Там может быть криптолан.
  - Что за криптолан? - спросил Зих, прикидывая в уме, за сколько он сможет продать Усачу полученное сегодня трофейное добро.
  - Лекарство от синдрома Гриннига. Болезни, которой страдает твоя жена.
  - Лекарство? - Зих мгновенно забыл о дорогущих комбинезонах, оружии, детонаторах, ракетах и деньгах, открыл аптечку. Там были таблетки для обеззараживания воды, антирад, два шприц-тюбика с промедолом, капсулы нейростимулятора. Все это стоит целого состояния, но вот препарата, о котором сказала Елена, в аптечке не было.
  - Нет, - сказал Зих, провел ладонью по лицу, будто хотел этим прикосновением вернуть себе самообладание. - Нет таблеток. Пойду, посмотрю у второго.
   Он выбежал из башни, после недолгих поисков нашел второго убитого. Таинственного криптолана в аптечке мертвеца не оказалось. В башню Зих возвращался с твердым намерением заставить Елену рассказать все, что она знает.
  - Давай так договоримся, - сказал он, войдя в башню. - Я помогу вам, но и вы поможете мне. Я подписался на это дело только ради Лизы. Хотел, чтобы ей дали пропуск на вашу базу, подлечили ее. Теперь я узнаю, что от ее болезни есть настоящее лекарство. Мне нужно это лекарство. Как я могу его найти?
  - У нас его нет, - сказала Елена. - Я только слышала о нем.
  - Где? От кого?
  - Капитан, наверное, ему можно довериться, - сказал Бескудников. - Расскажите ему все.
  - Я не имею права, - Елена тряхнула шевелюрой. - Это секретная...
  - Плевать! - рявкнул Зих. - Мне опротивело слышать: секретная информация, секретная информация! Хотите, чтобы я помог, выкладывайте все, что знаете. Иначе я ухожу, и выкручивайтесь сами, как хотите.
  - Хорошо, - вздохнула Елена. - Я тебе все расскажу. Если нас прикончат, ты все равно никому ничего не успеешь рассказать.
  - Не сейчас, - остановил ее Зих. - Надо сваливать отсюда. Пойдемте, проведу вас в одно местечко, тут недалеко. И еще совет: переоденьтесь в комбинезоны покойников. Я так думаю, они получше вашего снаряжения будут, если стелсы. Только быстро, ночь скоро кончится.
  
  
   ****************
  
  - Сегодня у нас на календаре шестое апреля две тысячи сто пятнадцатого года, - неизвестный говорил торопливо, глотая слова, казалось, он возбужден или немного нетрезв, - и я, кажется, принял окончательное решение. Проснулся утром и понял, что только напрасно теряю время. Тоха и Радик не вернутся, это очевидно. Уже месяц они не выходят на связь, и я чувствую, что они мертвы. Или окончательно забыли обо мне. Я не верю в это - ведь они мне жизнью обязаны! Я выбрал их, сделал их достойными жизни, а они меня предали? Нет, нет, это невозможно. Они просто погибли по пути в "Лабиринт".
   Так или иначе, в этой крысиной норе я остался совершенно один. Еще немного, и я окончательно сойду с ума. Я уже часами разговариваю с моим единственным дорогим другом, компьютером, а по ночам мне снится, что потолок падает и давит меня, как таракана. Уж лучше сдохнуть во Внешнем мире, чем превратиться в сумасшедшего отшельника, прячущегося на глубине двести метров в компании иссохших скелетов и теней, которые бродят по коридорам бункера каждую ночь, не давая мне спокойно спать и нарушая мое уединение. Еще бы - с тех пор как ушли мои последние товарищи, Радик и Тоха, я остался в проклятом убежище один. Совершенно один!
   Вчера я окончательно привел в порядок все свои записи. Плоды моих почти шестилетних исследований по проблемам постъядерных мутаций и все то, что я накопил в ходе работы с моими пациентами во время эпидемии в убежище. Все архивы уместились на одном оптическом диске. Вся моя жизнь вместилась в один диск, ха-ха-ха! Я сделал две копии - одну возьму с собой, а вторую оставлю здесь, в надежном месте. Если мой побег из Б90 окажется неудачным, и меня сожрут твари, которыми кишат развалины города, мои исследования не пропадут бесследно - однажды кто-нибудь наверняка доберется до этой проклятой дыры и, может быть, отыщет диск. Я запер его в сейфе в хранилище сектора "С", а ключ положил рядом. Уж не знаю, поможет ли моя работа этому миру протянуть хоть еще немного, но определенное моральное удовлетворение я чувствую, и это здорово. Мой диск найдут, мое имя не будет забыто. Жаль только, я слишком поздно нашел решение.
   Я решил уйти из убежища после того, как мне приснился очень тяжелый сон. Будто бы в мою комнату набились чуть ли не все, кто жил бок о бок со мной в этом убежище, и кто давно ушел в лучший мир. Они тыкали в меня пальцами и говорили: "Ты не спас нас, доктор Дроздов! Сам-то ты выжил, исцелился от этой гадости, а мы умерли. И как тебя после всего этого называть?" Я проснулся, и на душе у меня было гадко. Я оказался эгоистом. Всю свою жизнь я думал только о себе, сидел под землей, надеясь выжить, а люди умирали. Но зато теперь я вправе гордиться собой! Я, только я могу спасти тысячи жизней!
   Никто больше не умрет, я знаю. Я спасу всех. Я Господь Бог, Будда, Христос, Мессия, вот кто я!
   Вот и мой компьютер сейчас смотрит на меня и шепчет: "Правильно, правильно, правильно... иди наверх. Радик и Тоха не дошли, ты дойдешь. Оставь меня, мы слишком долго были вместе, мы слишком много работали... Я не хочу с тобой расставаться, но так надо, так надо!"
   Дьявол, я опять начинаю заговариваться.
   Так, на всякий случай, немного предыстории. Год назад - именно тогда штамм Гриннинга впервые попал в Б90. Это все из-за идиота-коменданта, который позволил нескольким семьям покинуть бункер. Они, видите ли, хотели попробовать жить во внешнем мире, на солнышке. Нельзя было этого делать, нельзя! Мы десятилетиям жили в закупоренном стерильном убежище, у нас не было иммунитета против новых микроорганизмов. Я предупреждал проклятого болвана, но он смеялся надо мной и говорил: "Иди, доктор, дальше лечи геморрой нашим программистам! Тут я принимаю решения!"
   Семья Большаковых - да, кажется, их фамилия была Большаковы, - вернулись через месяц. Они со слезами просили впустить их - мир наверху был слишком страшен. Они состояли в родстве с комендантом, и этот идиот, конечно же, впустил их обратно. Большаковы рассказали всем, что все, кто ушел вместе с ними из Б90, погибли. Каюсь, я тоже допустил страшную оплошность - я должен был заставить коменданта продержать Большаковых в карантине. Я совсем забыл об этом, просто вылетело из головы. Прошло несколько недель, и Большаковы заболели. Вся семья. Я думал, это обычная простуда, а потом понял, что все гораздо хуже. Болезнь оказалась заразной, начали заболевать остальные. Счет моих пациентов пошел на десятки. Сначала заболевали дети. У всех одни и те же симптомы - истощение, кашель, выпадение волос, лихорадка, позже кровавые выделения, часто кома. Я наблюдал, записывал, фиксировал и понимал, что столкнулся с чем-то новым. Я не знал в чем дело, сначала подумал, что в нашу систему водоснабжения попали радионуклиды с поверхности. Симптомы этой дряни очень напоминали лучевую болезнь. Замеры показали, что вода чистая. У меня не было никакой информации, я терялся в догадках. А люди заболевали один за другим. Я решил попросить у коменданта доступа во внешние сети - у меня была надежда, что хоть один канал должен работать. Идиот-комендант был напуган: на учете в моем медпункте было уже больше двухсот человек, еще тринадцать тяжелых в госпитале, а этот гад заперся в своем кабинете и даже не хотел разговаривать со мной. Я все-таки добился у гада разрешения воспользоваться его персональной станцией, и мне удалось войти в локальную систему "Лабиринт". Мой милый компьютер все сделал сам, мне даже не пришлось ничего искать! К вечеру у меня на руках была вся информация о синдроме Гриннига - так называется эта пакость. Проклятый псевдотуберкулез проклятой новой эры от Начала Ядерного Полураспада, будь она проклята! Он свирепствует там, на поверхности, с того самого дня, когда выжившие начали выползать из своих нор. Сведения о болезни нашлись в банках данных "Лабиринта". Я сразу понял, как болезнь настигла нас. Наши эмигранты, вернувшись обратно в убежище, принесли инфекцию в Б90. Мы все были обречены.
   Смерти начались очень скоро. Сначала умирали дети, потом взрослые. Комендант, получив мои отчеты и поняв, что случилось, совсем рехнулся, отдал приказ уничтожать больных. Его охрана за сутки застрелила триста десять человек, всех, кого я занес в медицинскую картотеку с подозрением на синдром Гриннинга! Я был против, но меня не восприняли всерьез. Меня никто не слышал, все были напуганы волной смертей. Эти гниды хотели выжить любой ценой. Я все записал в компьютер, всю хронику этих убийств. На диске есть список всех моих пациентов, всех, кого убили гориллы коменданта. Там сто сорок мужчин, сто две женщины и шестьдесят восемь детей в возрасте от 2 до 15 лет. Комендант догадывался, что я сохранил медицинские карты больных, поэтому приказал уничтожить мой личный компьютер, но мне удалось незаметно подменить жесткий диск, и все мои записи сохранились, ха-ха-ха-ха! Теперь они записаны на мои диски, и еще их хранит мой последний друг в вычислительном блоке убежища Б90.
   Жаль, очень жаль, что я не могу взять тебя с собой, милый мой, единственный друг!
   О чем я говорил? Да, о болезни. Они ее не остановили. Я был почти счастлив, когда заразился сам комендант. Он требовал найти лекарство. Он немедленно выписал мне доступ к стратегическим запасам лекарств и химикатов, расконсервировал лабораторию ?2 и отдал мне ее в полное распоряжение. Только теперь, когда сотни человек уже были мертвы, хотя мог сделать это раньше, раньше, раньше! Хотел жить, сволочь. Он подох на третий месяц болезни в страшных мучениях . Даже если бы я получил к тому времени лекарство от болезни Гриннига, коменданта бы я спасать не стал.
   Вот, последнее. Судьба посмеялась надо мной - когда вымерло почти все население убежища, я нашел лекарство. Криптолан, он оказался единственным средством. Запасы этого препарата в Б90 минимальны, его только-только начали производить до войны. Но он и только он оказался эффективным. В начальной стадии он полностью излечивает эту дрянь, на второй и третьей стадии переводит болезнь в хроническую форму. Особенно эффективно применять его параллельно с иммуностимуляторами. Все препараты были давно просрочены, но, тем не менее, подействовали отлично! Я испытывал его на себе, когда сам заразился. Меня подняли на ноги двенадцать внутривенных инъекций 5-типроцентного криптолана гидрохлорида плюс витамины. Я сообщил об этом в сеть "Лабиринт", и они ответили мне! Они поздравили меня! Они уже давно искали средство от синдрома Гриннинга, но их ученые оказались не такими гениальными, как я. Они сообщили свои координаты, и теперь я могу передать им результаты опытов, которым суждено спасти человечество. О, у меня есть чем поделиться! Об этом пока знаю только я и ты, мой единственный друг, который помогал мне все эти годы. Мы с тобой войдем в историю - гениальный дуэт, благодаря которому возрожденное человечество сможет снова вернуть себе солнечный свет. Они будут обязаны нам всем - всем, всем, всем, совершенно всем!
   Я снова отвлекся... Тоху и Радика я поднял, когда их болезнь уже была в конечной стадии. Криптолан, на этот раз в сочетании с инъекциями циклоферона. Я и криптолан спасли их! К тому времени вся сволочь в Б90 уже передохла, все холуи коменданта, все те, кто убивал моих пациентов и ночами выносил из убежища их тела на поверхность, их чада и домочадцы, ха-ха-ха! Я, как истинный ангел смерти, решал, кому жить, а кому нет. Я спасал достойных и покарал мразь.
   Я вылечил сорок человек. Сорок жизней! Все они, выздоровев, уходили из убежища, боялись оставаться здесь дальше. Ключ коменданта теперь был у меня, и я разрешил им взять из кладовых все, что они захотят. Бог ты мой, сколько там всякого добра! А мы долгие годы питались картонной лапшой и крахмальным хлебом! Сволочи, поганые сволочи! Со мной остались только Тоха и Радик. Они помогали мне. Но и они потом решили уйти. Захотели помочь мне, найти "Лабиринт" и передать им некоторые мои материалы. Я не стал их отговаривать. Я тоже хотел уйти с ними, но потом подумал о компьютере, моем компьютере - и решил пока остаться...
   Если Тоха и Радик все-таки живы и добрались до "Лабиринта", мои исследования в надежных руках. Если нет, я сам это сделаю. Координаты у меня есть. У меня есть все необходимое.
   Душа болит. Я оставляю моего единственного друга тут... Если кто-нибудь однажды заберется в бункер и захочет прочитать мои полные архивы, они в компьютере в вычислительном центре. Он согласится предоставить вам доступ к архивам, если введете пароль: "МОЙЕДИНСТВЕННЫЙДРУГ" Он все вам расскажет. Он хранит имена тех, кого я не мог спасти.
   Наступила пауза. Елена, будто выйдя из транса, нажала кнопку на своем гаджете, и снова послышался тот же голос. Теперь он звучал по-другому - тускло, безжизненно, будто говорил смертельно уставший человек:
  - Восьмое апреля, начало шестого вечера. Я добрался до назначенного места и готов встретиться с посланцами "Лабиринта" и всего человечества. У меня на душе светло и хорошо, я достиг своей цели. Очень скоро я получу заслуженную награду. На всякий случай я решил пойти на первую встречу без диска. Надо убедиться, заслуживают ли эти люди моего доверия, те ли они, за кого себя выдают. Без меня им диск не найти, так что пусть докажут мне, что достойны заполучить его.
   А это запись на моем личном коммуникаторе - всего лишь окончание моего дневника и послание человечеству, которое должно знать, кому оно обязано своим будущим.
   Мне - главному врачу убежища Б90 Виктору Ильичу Дроздову. Последнему его обитателю.
  
  
   *********************
  
  
   Елена выключила гаджет. Зих зажег новую сигарету и равнодушно посмотрел на девушку.
  - Болтовня сумасшедшего, - сказал он. - Это и есть твоя секретная информация?
  - За эту болтовню сумасшедшего, как ты выразился, пять человек заплатили своими жизнями, - ответила Елена. - Два месяца назад, у одного из объектов к юго-востоку от Каменного Леса. Наша группа натолкнулась на коммандос из отряда 505. Противник был уничтожен. Эта запись была у одного из убитых врагов. С нее все и началось.
  - Понимаю. Тебе поручено найти архивы Дроздова. Но две вещи я никак не могу объяснить. Во-первых, кто те двое, которых я сегодня ночью пристрелил? И во-вторых, зачем вам понадобился я?
  - Много лет назад на базе одной из секретных лабораторий Гласкома был создан научно-исследовательский центр "Лабиринт", занимавшийся проблемами выживания остатков человечества. Когда люди начали после восьмидесяти лет ядерной зимы выходить на поверхность, стало ясно, что просто так выжить в новых условиях человечество не сможет. В убежищах еще до создания "Лабиринта" шла подобная работа, но координации не было, потому что связь между убежищами была потеряна сразу после Катастрофы. Надо было наладить эту связь, обеспечить обмен информацией и ее обобщение и систематизацию. Поэтому первым делом Гласком еще много лет назад активировал беспроводную сеть передачи данных AIRBUS, которая использовала технологии, позволявшие войти в резервные базы данных тех убежищ, в которых еще работала система жизнеобеспечения.
  - Слишком много умных слов, - сказал Зих. - Кто эти ребята?
  - Первоначально отряд 505 был спецподразделением, приписанным к центру "Лабиринт". Именно им поручалось проникать в заброшенные убежища и...
  - Постой, а как же "Наследие"? Твоя организация? Ведь это вы, как мне говорили, этим занимаетесь.
  - Какой же ты идиот, Зих! - взорвалась Елена. - Центр, о котором я говорила, больше не подчиняется Гласкому! Они мятежники, они отделились много лет назад, и теперь они наши враги, как ты не поймешь? Между Гласкомом и "Лабиринтом" уже давно идет настоящая война.
  - То есть, вы с ними конкуренты, верно? И что вы делите? Эти развалины? Или нас, бедных? - с иронией спросил Зих. - Или это так важно, кто первым доберется до архивов сумасшедшего ублюдка?
  - Поверь, это важно. Дроздов мог докопаться до чего-то важного. Он упоминает свои исследования по мутациям. Это имеет огромное значения для Гласкома. Все дело в секретных научных программах "Лабиринта". То, чем занимаются их ученые, лежит за пределами морали и человеческого понимания.
  - Опять умные громкие слова. Без них никак нельзя?
  - Можно, - Елена загадочно сверкнула глазами. - Но сначала давай я у тебя кое-что спрошу, Зих. Сколько ты уже охотишься на тварей Внешнего мира?
  - Я уже говорил, почти двадцать шесть лет.
  - Чудесно. Наверное, ты повидал самых разных мутантов. С крысами и мутапсами все ясно, они появились еще в новый ледниковый период. А что до остальных... Когда ты впервые услышал о живоглотах?
  - Года три тому назад. Ну и что?
  - Поколения у крыс и собак сменяются достаточно быстро, так что любые мутации могут проявиться в течение короткого времени. Но живоглот - это не крыса. Даже мартихора в теории живет так лет двадцать пять, не больше. Со времени Катастрофы прошло чуть больше ста лет, Зих. Простая математика - могли такие невероятные мутации проявиться всего за четыре поколения?
  - Что-то я не смекну, о чем речь.
  - Все о том же, Зих. "Лабиринт" изучает ВСЕ возможности восстановления биосферы. В том числе, допускающие наличие сильно мутировавших форм жизни. Это они создают мутантов, Зих.
  - Чушь. Мутанты были всегда.
  - Вспомни, приходилось тебе охотиться на живоглота еще три года назад. И честно ответь мне - приходилось, или нет?
  - Нет, но это ничего не значит, - Зих ощутил волнение: ему не хотелось верить в то, что говорит Елена, но у него возникло ощущение, что девушка сейчас правдива, как никогда. - У тебя нет доказательств.
  - Прямых нет, только косвенные. Скажи, ты ведь сдавал Усачу образцы?
  - Какие образцы?
  - Части тел убитых тобой мутантов. Когти, кожу, мясо. Думаешь, почему Усач тебе заказывал это все ему приносить - только потому, что не доверял твоему искусству охотника? Нет, Зих. Это был наш заказ. Мы давно занимаемся этим, и на нас вольно или невольно работал не только ты. Нам нужно много образцов, и наши собственные специалисты по мутантам не всегда справляются, так что привлекаем поселенцев. Усач переправлял все эти материалы на нашу базу, и там их исследовали. Я сама этим занималась. Взамен Усач получал с наших складов снаряжение, оружие и продукты. В материалах, которые мы получали от тебя - я не говорю, от Усача - присутствуют химические соединения, которые говорят об искусственно вызванных мутациях. В том числе и тканях живоглота.
  - Зачем это все нужно было делать?
  - У нас нет точного ответа. Здесь смешались все факторы - научная безответственность, политика, военное соперничество. "Лабиринт" стремится завладеть новым миром, пусть даже едва-едва оправившимся от постигшей его катастрофы. Это война, и она ведется без правил и без пощады.
  - Я начинаю жалеть, что сто с лишним лет назад кто-то выжил в Катастрофе. А зачем вам я понадобился?
  - За последние годы мы хорошо изучили методы и тактику спецподразделений "Лабиринта", но и они о нас многое знают, больше, чем нам хотелось бы, - ответил за девушку Бескудников-младший. - Когда стало известно о Дроздове и его открытии, командование HEAVEN тут же поставило задачу отыскать его архивы. Мы все понимали, что коммандос "Лабиринта" тоже поставлена такая задача. Но мы опоздали: наша разведка получила информацию, что спецназовцы "Лабиринта" уже проникли в убежище Б90. Оставался только один шанс - найти диск, который был у Дроздова. Он должен быть где-то в руинах Каменного Леса. Вот какую задачу мы должны выполнить.
  - Безумие, - Зих обвел взглядом военных. - Найти диск в развалинах огромного города? И вы думаете, что я могу вам в этом помочь?
  - Нам был нужен опытный проводник, который провел бы группу в город маршрутом, неизвестным "Лабиринту". Выбор пал на тебя, - сказал Бескудников. - А уж поиски копии архивов Дроздова наша задача.
  - Я ненавижу безнадежные предприятия, - сказал Зих. - Вы втянули меня в полное сумасшествие. Уж если рисковать жизнью, то со смыслом. Здесь я не вижу никакого смысла.
  - Поверь, он есть. Можешь назвать это чудом, но мы еще до всех этих событий случайно получили важную информацию. Были найдены списки персонала убежища Б90. Там и полная анкета Дроздова есть. И его адрес, и адрес больницы, в которой он когда-то работал. Он жил в городе, развалины которого называют Железным Лесом.
  - Ну и что?
  - Спроси себя, Зих - где бы ты спрятал что-то очень важное для себя? Что-то особенно дорогое?
  - В тайнике, и заминировал бы его как следует. О чем мы вообще говорим?
  - Ты говоришь, нам никогда не найти второй диск Дроздова. А я уверена, что знаю, где он. Дроздов вряд ли стал бы прятать его в случайном месте, среди сплошных руин, где очень легко забыть точное расположение тайника. Я почти уверена, что он выбрал хорошо знакомое место. Например, развалины собственного дома. Или больницы, в которой работал до того, как стал штатным врачом убежища Б90. Нужно только хорошенько поискать, но нам это не впервой.
  - Разумно, - Зих окинул взглядом всю троицу. - А если диска не существует? Если все это бред сумасшедшего?
  - Тогда мы просто вернемся на базу. Ты поможешь нам вернуться.
  - Эх, молодежь! - Охотник тяжело вздохнул. - Все-то у вас просто и легко. Поможешь вернуться! Конечно, помогу. Если только не кокнут меня. Я так понимаю, очень серьезные ребята у нас на хвосте повисли.
  - Очень, - кивнула Елена. - Но мы тоже кое-что умеем. Нас так просто не схарчить, подавятся. И Бог нам поможет.
  - Был у меня знакомец один, - начал Зих, раскуривая очередную сигарету. - Тоже охотник, мы с ним одногодки. Можно сказать, друзья даже были. Хороший был мужик, только хвастливый малость. Как выпьет, так и хорохорится - я, мол, самый-самый, и мутантов бил десятками, и Диким кровь пускал и еще пущу, потому как на мне Божья милость. А потом исчез он. Никто не знал, куда подевался. Только год или два спустя я одного пленника, который к Диким попал, подрядился вытащить - год тогда обильный на дичь был, так что Дикие пленного не сожрали, как обыкновенно поступают, а предложили обменять его на спирт и табак. Ну, я и пошел за пленником - они в ту пору у Котловины кочевали, аж три клана. Так у вождя Черных Пауков в жилище среди прочих голов - моего дружбана голова на почетном месте. Торчит эдак на колышке и смотрит на меня дырами вместо глаз. Так и хотел я этой башке пустой сказать: "Ну, где твоя Божья милость?" - Зих помолчал. - О каком резервном плане ты говорила в башне?
  - После того, как мы достигнем контрольной точки на окраине Каменного Леса, база по нашему запросу вышлет в район объекта четыре мобильных боевых группы, чтобы отвлечь коммандос "Лабиринта". Командование готово пожертвовать двадцатью жизнями ради того, чтобы мы выполнили свою задачу. То же самое они готовы предпринять, если мы натолкнемся на противника раньше запланированного срока. Понимаешь, какова цена нашего успеха или нашего провала?
  - Это был твой план, Елена, так ведь? - Зих впервые назвал девушку по имени.
  - Да, мой, - ответила она с некоторым вызовом в голосе. - Я несу ответственность за успех операции. И я доведу ее до конца, с тобой или без тебя.
  - Что скажешь, Зих? - спросил Бескудников. Он выглядел осунувшимся, и у него был взгляд маленького мальчика, которого испугали.
  - А что тут скажешь? - Охотник бросил на землю окурок, смял его носком ботинка. - Пропадете вы без меня, молокососы. И люди из-за нас погибнут. Так что два часа на отдых, и топаем дальше. Авось, кривая куда-нибудь и вывезет...
  
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"