Астахов Андрей Львович: другие произведения.

Rpg: Машина Апокалипсиса. Главы 5-11

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.41*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Размещаю новые главы романа. Главный Квест Лехи Осташова продолжается на горе злобным магам, чудовищам и разбойникам и на радость иномирским красавицам. Всем своим друзьям с радостью сообщаю, что "Ленинградское издательство" готовит к изданию так полюбившийся вам роман "RPG".

А.Астахов RPG: Машина Апокалипсиса
_________________________________________________________________

1

А.Астахов

RPG: Машина Апокалипсиса

Главы 5-11

Глава пятая: "У пьяного студента"

Место встречи обновить нельзя

Знаменитый на весь здешний мир Королевский университет Авернуа, или как его здесь называли сокращенно - Корунна, - оказался именно таким, каким я его и представлял - группой живописных зданий в готическом стиле, расположившихся вокруг просторной университетской площади. Справа административный корпус, фасад которого зарос плющом, слева учебные корпуса, прямо по курсу - часовня Бессмертных, в которой, как сказала мне Марика, по праздникам устраивают выступления университетского хора и концерты органной музыки. По площади прогуливалось несколько студиозусов в суконных коричневых мантиях и круглых шапочках - нас они встретили любопытными взглядами, но заговаривать не стали. Мы направились к административному корпусу, и тут Марика сказала мне:

- Подожди здесь. Ты с оружием, тебя вовнутрь не пропустят. Я скоро.

Она скользнула мимо важного привратника в красном, который стоял, раскачиваясь на каблуках, и наблюдал за мной - видимо, ждал, что я тоже попробую войти, и тогда он покажет, что не зря получает жалованье из казны университета. Я его разочаровал, даже не попытался войти. Когда Марика вошла в корпус, я начал от нечего делать прогуливаться вдоль фасада и тут заметил доску с объявлениями - на таких обычно вывешивают результаты вступительных экзаменов и всякую полезную информацию. К доске было приклеено несколько листов желтой бумаги. Первое объявление сообщало, что спевка хора состоится в пятницу после четвертой пары. Второй листок был расписанием дополнительных занятий для студентов факультета герметики и мантики. Ниже висел листок со следующим текстом:

Братья!

За последние три недели с факультета прикладной магии было отчислено три студента - Жен Бартель, Офир Саламэль и Тома Маркош. Вы все знаете этих парней, они проучились с нами почти два года. Вся их проблема только в том, что они не люди. Университетское руководство давно уже притесняет наших братьев, эльфов и гномов, и на этот раз решило показать нам свою власть. Не допустим произвола! Вступимся за наших братьев! Администрация должна или восстановить отчисленных с сохранением стипендии, или объяснить вразумительно, по какой причине она пошла на такой шаг. Мы начинаем сбор подписей под хартией протеста. Требуйте справедливости! Нет самодурству преподов-расистов!

Комитет за расовое равноправие

Р. S. Если ты с нами, оставь свою подпись.

Чуть ниже прямо на щите было коряво написано красными чернилами:

ПРОФЕССОР ЛАВАЛЕТ - СТАРЫЙ ИМПЕРСКИЙ МУДИЛА!

- Милостивый государь?

Я обернулся. Рядом со мной стоял типичный ученый муж - сухопарый, постный, длинноносый, с козлиной седой бородкой и в круглых очках. Его холодные серые глаза смотрели на меня с редким недружелюбием.

- Милостивый государь? - повторил сухарь, сверля меня взглядом инквизитора.

- Я жду свою подругу, - ответил я. - Она вошла вот в это здание и скоро должна вернуться.

- На территории университета не позволено находиться без специального разрешения его превосходительства ректора, - проскрежетал козлобородый. - Тем паче cum gladiis. У вас есть разрешение?

- Нет.

- Вы нарушили университетский Устав, юноша.

- Виноват, я этого не знал.

- Теперь знаете. Будьте любезны, немедленно покиньте университет, - блюститель правил задрал подбородок, нацелив в меня свою козлиную бороду, и топнул ногой.

- Хорошо, уважаемый, - сказал я, прекрасно понимая, что спорить с этим типом бесполезно. Натужным выражением лица и скрипучим голосом иномирский академик напомнил мне моего собственного преподавателя по философии Эдуарда Ивановича Пучкова - тот был редкостным занудой и буквоедом, и этот ученый перец, судя по всему, такой же. Краем глаза я заметил, что слонявшиеся по площади студенты наблюдают за нашим диалогом. По их насмешливым взглядам я понял, что мой собеседник тут давно всех достал. Я кивнул козлобородому головой и направился к выходу с площади.

Рядом с воротами стояла любопытная компания - высокий синеглазый эльф, гном, который доставал до эльфу только до пояса, и темноволосая девушка с хорошими карими глазами и румянцем во всю щеку. Она одна в этой компании была в серой студенческой мантии, и это меня удивило: насколько я знаю историю, в средневековые университеты женщины не допускались. Хотя, чему удивляться, это же другой мир. Все никак не привыкну к тому, что я нахожусь в стране Виртуалии.

- Надо же, какой грозный! - воскликнула девушка, когда я подошел ближе. - Пришел по объявлению?

- По какому объявлению? - не понял я.

- Ты что, ничего не знаешь? - Девушка перестала улыбаться. - Ну, извини. Я обозналась.

- Не стоит извиняться. Что за объявление?

- Кафедра магической механики ищет опытных бойцов для работы в Орморке. Странно, что ты не видел их объявлений, они по всему городу расклеены.

- Я только сегодня приехал в Лоэле.

- А здесь что делаешь?

- Пришел с одной девушкой. У нее дела в университете, а я ее жду.

- Понятно, - девушка протянула мне руку. - Меня зовут Шарле. А это мои друзья, Офир Саламэль и Тома Маркош.

- Те самые, которых исключили? - спросил я, пожимая руку гному: эльф мне руки не подал.

- Что делать? - пожал плечами гном. - Хоть августейший король Авернуа Гримо Высоколобый и даровал нам своим эдиктом равные права с людьми, расовые предрассудки остались. Гномов считают тупыми прожорливыми пьяницами, неспособными к обучению. Нам-де только молотом махать, да брагу варить, а науки не для нас. А эльфам приписывают высокомерие и тайную ненависть к людям. Даже в Корунне полным-полно тех, кто так думает.

- Сочувствую вам, - сказал я, обращаясь сразу и к эльфу и к гному. - Нет ничего хуже несправедливости.

- Мы не в обиде, - сказал эльф. - Лично мне пришлось пережить много разочарований за свою жизнь. Переживу и это.

- Не расстраивайся, Офир, - сказала Шарле, - ребята этого так не оставят. Студенческий комитет сейчас ведет переговоры с администрацией. Мы сделаем так, что вас восстановят в университете, обещаю.

- Желаю вам успеха, - сказал я самым любезным тоном. - Самое главное - не опускать руки.

Хорошенькая Шарле наградила меня чарующей улыбкой, гном на прощание еще раз пожал руку, а эльф Офир скептически покачал головой. Мне хотелось расспросить этих ребят о жизни в Лоэле, но я понял, что они не настроены на праздные разговоры. И к тому же, в воротах появилась Марика. Вид у нее был озадаченный.

- Что-то не так? - спросил я ее.

- Я не нашла Доппельмобера.

- Кто такой Доппельмобер?

- Мой хороший друг. Я надеялась, что он нам поможет. А он, оказывается, уже три недели как уволен. У них тут что-то странное происходит. Я не узнаю университет. Совсем не та атмосфера, что раньше.

- Извини за глупый вопрос, но зачем нам Доппельмобер?

- Он специалист по сканирующей магии. Я хотела, чтобы он помог мне с контрсканированием.

- Опасаешься имперцев?

- А тебя это удивляет? Хорошего мага мой маскарад не обманет. Надо поработать над установкой магического экрана. Доппельмобер в этом деле дока, он в свое время преподавал у нас на потоке. Кстати, один из немногих преподавателей-эльфов.

- Я погляжу, у них тут вообще эльфов не жалуют. Вон, видишь, стоит эльф в зеленом камзоле? Его отчислили. И гнома тоже. Я только что прочел одну писульку: студенты считают, что в университете началась расовая чистка.

- И все это странно. - Тут Марика хлопнула себя ладонью по бедру. - Ветер Инферно, как я сразу не догадалась!

- Что такое?

- Слушай, зайка, есть одна идея. Давай прогуляемся до местного кабачка. Уж там наверняка подскажут, где найти Доппельмобера.

**************

Заведение, о котором говорила Марика, располагалась в квартале от университетского кампуса, и называлось "У пьяного студента" - очень красноречивое название. Несмотря на то, что до вечера было еще далеко, в кабачке было многолюдно. За круглыми дубовыми столами расположилось сразу несколько компаний: судя по тому, что столы были буквально уставлены бутылками, ребята собирались пофестивалить по полной программе. За стойкой здоровенный смуглый парень с пышными усами раскупоривал очередной кэг с пивом.

- Желаете пива? - спросил он, окинув меня изучающим взглядом. - Или чего покрепче? Крепкие напитки только после семи вечера.

- Мы ищем господина Доппельмобера, - сказала Марика. - Не скажете, где его найти?

- А что его искать? Этот старый ханыга тут. Только что заказал очередную кварту эля.

- Здорово! - Марика тут же окинула взглядом полутемный зал паба. - Я его что-то не вижу.

- Верно, поссать вышел. Так будем что заказывать?

- Ты будешь что-нибудь? - спросил я Марику.

- Поллитра крови, группа первая, резус-положительная, - сказала Марика бармену.

- Ишь, ты! - захохотал бармен, уперев руки в бока. - У дроуши, оказывается, с юмором все в порядке. Нет, милочка, могу только организовать тебе бифштекс с кровью. А уж какая там у него группа и резус, мне фиолетово.

- Отлично, - Марика сверкнула глазами. - Сделай две порции. Нет, три.

- Ты что, братишка, свою девчонку не кормишь? - спросил меня бармен. - Или вы с ней только любовью питаетесь?

- И любовью тоже. Дай мне кружку портера.

- Портер есть, но он еще не охлажден. Возьми стаут.

- Хорошо, пусть будет стаут.

Мы сели за столик справа от входа, и Марика сообщила мне, что этот паб вроде как признанный студенческий пятачок, студенты Корунны здесь главные клиенты. Тут можно не только выпить и поесть, но также узнать последние университетские сплетни, послушать вагантов и менестрелей, завести знакомства и даже пообщаться с преподавателями - многие из них бывают в "Пьяном студенте" довольно часто. Говорят, тут даже за кружкой пива принимали пересдачи. Я слушал Марику, и вспоминал нашу "стекляшку", в которой мы с друзьями-согруппниками зависали после лекций. И что-то такая на меня ностальгия накатила, что захотелось напиться.

В мои размышления вторгся громкий восторженный писк Марики. Я поднял лицо от столешницы и увидел, что моя вампирша обнимает очень колоритного парня, который подошел к нашему столику, держа в руках кружки с элем. По всей видимости, это и был искомый нами Доппельмобер.

Вообще, то я всегда считал, что эльфы народ рослый и изящный. Я ошибался. В Доппельмобере было едва ли полтора метра роста, а брюхо у него было, как у женщины на девятом месяце беременности. Вообще, специалист по сканирующей магии сильно смахивал на Санта Клауса, каким его изображают на рождественских открытках - румяная физиономия пройдохи, записного бабника и пьяницы, кудлатая седая борода, блестящая лысина и круглые голубые глаза за золотыми очками.

- Марика! - пробасил маг, таращась на девушку. - Хэй-дидл-дидл! Дерьмо и молния! Клянусь болотами Эредунна, ты! Каким ветром тебя занесло в наши края?

- Профессор, как я рада вас видеть! - Марика чмокнула эльфа в румяную щеку. - Как вы поживаете?

- Здоров, как видишь, - Доппельмобер повернулся ко мне. - Кто твой друг, Марика?

- Это Алекто, рыцарь Полуночного Грома, - представила меня Марика.

- Профессор магии Хатвар Аврелиус Каро Доппельмобер, ваш покорный слуга, - отрекомендовался маг. - Рад знакомству, юноша.

- Профессор, а вы нисколько не постарели! - восхитилась Марика.

- Я же скогсра. Возраст над нами не властен, - Доппельмобер поставил кружки с пивом на стол. - Хэй-дидл-дидл! Позволите угостить вас пивом, молодой человек?

- С удовольствием выпью с вами, - сказал я. - А что значит скогсра?

- Скогсра - это нордические лесные эльфы, - пояснил маг, усаживаясь напротив меня. - Никогда не слышали о нас?

- Не приходилось.

- Еще бы, нас осталось слишком мало. И нас чаще всего называют просто эльфами, не понимая, что мы немного другие... Хэй-дидл-дидл! Ваше здоровье!

- Хорошее пиво, - сказал я, сделав глоток из своей кружки.

- Не такое, как на моей родине, но вполне сносное. В Лоэле не сыщешь пива лучше, чем в "Пьяном студенте". Но я бы сейчас отдал полжизни, чтобы выпить настоящего эредуннского эля! Ах, юноша, знали бы вы, какой эль у нас варят! Хэй-дидл-дидл! Кстати, вам не приходило в голову, что слова "эль" и "эльф" очень похожи? Это потому, что именно эльфы изобрели этот божественный напиток, да. А еще здесь можно попробовать коктейль "Пять смертей". Слышали о таком?

- Не приходилось.

- Хэй-дидл-дидл! Да вы просто невежда, юноша. Уж простите старика за откровенность. Этот коктейль такая же местная достопримечательность, как и сам университет Корунна. И его создатель - тоже эльф. Наверняка вы и о Сэмуэле О`Гоне ничего не слышали?

- Увы, профессор, не слышал.

- Славный был парень, из наших, из скогсра, но его погубила любовь к алкоголю и эпатажу. Он, знаете ли, был в некотором роде гений и поэтому позволял себе в нетрезвом виде всякие отвязные шуточки. Например, мог прилюдно облапать хорошенькую студентку или помочиться в цветочный горшок. Короче, старичок был веселый, хэй-дидл-дидл! Однако заметьте - пойла из лавок и таверн он никогда не пил. Употреблял исключительно напитки собственного курения. У нас даже обычный перегон в Корунне начали называть по имени этого парня - "Сэм О`Гон". Коктейль "Пять смертей", или вырвиглазовку, он состряпал из этого самого перегона и травяных настоек, вроде настойки горькой полыни и бадьяна. Убойная вещь, хэй-дидл-дидл. Теперь его рецепт - один из секретов Корунны. А здесь в "Пьяном студенте" его очень даже неплохо смешивают....Рассказывай, Марика, как поживаешь.

- Неплохо, профессор. Почти без неприятностей.

- Так все-таки, как же тебя угораздило снова попасть в Лоэле?

- Я искала вас.

- Меня? - Доппельмобер был искренне удивлен. Так удивлен, что поставил кружку на стол, вытер пивную пену с губ расшитым носовым платком и уставился на Марику поверх золотых очков. - Дерьмо и молния! Ты приехала в Лоэле ради меня?

- Именно так, профессор. Мне нужна ваша помощь. Я искала вас в университете, но мне сказали, что вас...

- Уволили? Не надо смущаться, это то самое слово. Официально все звучит гораздо торжественнее - меня с почетом проводили на заслуженную пенсию. Хэй-дидл-дидл! Но на деле именно уволили. Выставили из университета любезным пинком под зад. Этот старый кретин Корнелий и раньше косо смотрел на эльфов, а после открытия в Орморке у него просто форменная алдерофобия началась.

- Алдерофобия?

- Боязнь эльфов. Знаете, в мире полно идиотов, которые считают, что эльфы представляют для людей угрозу. Боятся нас. Вот и старина Корнелий такой. Он и раньше добивался сокращения квот на зачисление эльфов в университет, а теперь и вовсе устроил на них форменную травлю. Дерьмо и молния! Помнишь Алькаста, Марика? Был такой тихий дроуши-аспирант на кафедре гербологии. Корнелий сделал все для того, чтобы парень не защитился. Сволочь, одним словом, - Доппельмобер осушил свою кружку. - Хэй-дидл-дидл! Хорошее пиво, ваша правда.

- Я еще закажу, - предложил я и помахал официантке, подзывая ее к столику.

- И вы не пробовали добиться справедливости? - спросила Марика, с сочувствием глядя на Доппельмобера.

- А толку? - Эльф махнул рукой. - Сейчас в Корунне все встало с ног на голову. С тех пор, как ректором университета стал архимэтр Эйгар Корнелий, - чтоб его сифилис изглодал, вонючку! - там правят бал проклятые имперцы. Наш августейший монарх Лагэ слишком любит своего кузена Эльдареда, а тот пользуется этим, чтобы распространить имперское влияние на Авернуа. Из Корунны тихой сапой выжали половину преподавателей, а на смену им посадили ставленников имперского Магисториума. Все началось после открытия в Орморке, хотя и раньше имперцы старались прибрать к рукам Корунну.

- О каком открытии вы говорите? - поинтересовался я.

- А вы не знаете? Дерьмо и молния! Странно. Хотя, что я удивляюсь, вы же не маг... Марика, помнишь профессора Верне Лавалета с кафедры магической механики? Пару месяцев назад Лавалет неожиданно стал проректором по магии и одновременно получил крупный грант. По слухам, учредителями гранта являются какие-то очень богатые меценаты, связанные с Большим кругом магов. После этого Лавалет развивает на полученные денежки бурную деятельность: направляет своего ученика и любимчика Бораниуса Чомски в Орморк якобы для каких-то полевых исследований, и - о чудо! - Чомски находит в руинах Орморка вход в древнее алдерское подземелье. Хэй-дидл-дидл! До сих пор считалось, что там нет ничего, кроме развалин и куч дерьма, оставленных туристами. Вот тут и начались художества в Корунне. Результаты экспедиции Чомски тут же засекретили, в Лоэле появились какие-то заезжие маги с востока, а в самом университете начались гонения на эльфов. Натурально, они и раньше случались, но тут вошли в систему. Сначала отчислили пару парней, которые работали вместе с Чомски в Орморке. Потом Корнелий вызвал меня в свой кабинет и тактично, между делом так, предложил уйти на покой. Я отказался. Через две недели я узнал, что ректор подписал приказ о сокращении кафедры дистантной магии - якобы, там слишком много народу, а денег в бюджете Корунны не хватает. Понятное дело, начали с меня. А еще через некоторое время я узнаю, что из университета отчислили Офира Саламэля, одного из самых талантливых студентов факультета прикладной магии. За компанию с ним турнули двух гномов, якобы за неуспеваемость, но я-то знаю, что все дело в Офире. Он специализировался как раз по магической механике и писал работу у Чомски. Дерьмо и молния! Короче, у всех этих событий дурной запах, печенкой чую.

Официантка принесла заказанное пиво и бифштексы для Марики. Я расплатился за заказ, дождался, когда она уйдет, а потом спросил Доппельмобера:

- Мне говорили, что университет ищет бойцов для работы в Орморке.

- Ищет. Даже объявления по городу расклеили. Да только фигу найдет. Во-первых, Корнелий жмот. Вряд ли они найдут охотников работать на Корунну за сто дукатов в месяц. Во-вторых, маги напускают такого тумана, что Боевое Братство не хочет с ними сотрудничать. Впрочем, король Лагэ выделил им солдат для охраны места работ в Орморке, однако магам нужны люди совсем для других дел. Только вот для каких?

- Интересно, что они могли там найти?

- Этого никто не знает. Ходят разные слухи: одни говорят, что Чомски откопал в Орморке гробницу одного из алдерских королей. Другие говорят, что в подземельях Орморка скрыт какой-то действующий до сих пор древний портал. Третьи считают, что маги не могут пробраться внутрь Орморка, поскольку там полно нечисти, и им нужны те, кто смогут эту нечисть прикончить. Ваше здоровье!

Я перевел взгляд на Марику. Девушка с жадностью уписывала бифштекс, позабыв обо всем на свете. Было видно, что она очень проголодалась.

- Как вы думаете, профессор, мне стоит предложить свои услуги университету? - спросил я.

- Не советую. Денег вы не заработаете, а риск велик. - Доппельмобер перегнулся ко мне через стол, зашептал взволнованно. - Я думаю, с Орморком что-то не так. Уж очень все засекречено.

- Уф! - вздохнула Марика, отложив вилку. - Кажется, я начинаю чувствовать себя человеком.

- Тут по вечерам бывает один парень, - сказал Доппельмобер, пристально посмотрев на девушку. - Зовут его Венц. Я слышал, он приторговывает разными зельями - ну, ты понимаешь, о чем я. Возможно, у него есть болюсы "Анти-Дракула".

- Не беспокойтесь, профессор. Я почти в порядке.

- Ты говорила, что искала меня.

- Да, профессор. У нас две проблемы. Алекто, расскажи профессору о своих друзьях.

Я вкратце изложил Доппельмоберу все, что приключилось со мной в Коловашии. Эльф выслушал меня, не перебивая, а потом сказал:

- Хэй-дидл-дидл! Как я понял, ваши друзья выходцы из другой точки Универсума, как и вы. Это значит, что у вас особая магическая аура. Не такая, как у жителей нашего мира. Думаю, вам можно помочь. Но сначала я должен замерить параметры вашей ауры. Вам придется зайти ко мне в гости.

- Как прикажете, профессор.

- Я живу тут неподалеку, на Гвардейской улице, дом с красной крышей и зелеными ставнями. Марика, а что у тебя?

Моя подруга обрисовала ситуацию. На этот раз Доппельмобер ответил не сразу.

- Тут сложнее, - сказал он, наконец. - Сбить с толку имперских инвестигейторов не так-то просто. Но попробуем что-нибудь придумать. Вобщем, сегодня после полуночи жду вас обоих у себя. И никому ни слова. Тут слишком много любопытных ушей.

- Уже уходите, профессор? - спросила Марика, увидев, что Доппельмобер встал из-за стола.

- Пойду подышу воздухом, а заодно обдумаю, чем я могу вам помочь. Чем намерены заняться в Лоэле?

- Пока не знаем, - сказала Марика.

- Если задержитесь в столице, советую сходить на концерт эльфийской певицы Шагирры, - сказал Доппельмобер. - Она будет выступать через две недели в Королевском холле.

- Мы подумаем, - ответил я, думая о своем.

- Подумайте, - Эльф пожал мне руку, обнял и поцеловал Марику и допил остатки пива из своей кружки. - Хэй-дидл-дидл! До полуночи!

- По-моему, он испугался, - сказал я, когда маг ушел. - Тебе так не показалось?

- Доппельмобер отличный дядька. Вот увидишь, он нам поможет.

- Хотелось бы надеяться. Чем займемся?

- До полуночи еще долго. Можно погулять по городу. - Я наклонился к уху Марики и зашептал: - А можно снять комнатку и немного расслабиться.

- Ты думаешь, я скажу "нет"? - Марика фыркнула и по-кошачьи потерлась щекой о мою грудь. - Ошибаешься, женишок. Сто раз "да". Идем, тут недалеко есть хорошая гостиница. Постели в ней чистые, а хозяин нелюбопытен. Не станет задавать дурацкие вопросы, почему воин и эльфийка желают снять одну комнату на двоих.

Глава шестая: Сеанс практической магии

Ищете собеседников с паранормальными

способностями? Вам сюда!

Несмотря на то, что ночь была темная, а фонари на улице не горели, мы очень быстро нашли дом Доппельмобера. Эльф нам долго не открывал. Увидев нас, он буквально втащил нас в дом и тут же запер дверь на засов.

- За вами никто не шел? - осведомился он.

- Никто, - ответил я. - Я лично никого не видел.

- И я тоже, - подтвердила Марика. - Вы стали мнительным, профессор.

- Дерьмо и молния! Не стоит недооценивать имперских магов. Идемте наверх.

У Доппельмобера был большой хорошо обставленный и очень уютный дом. Первый этаж - просторный зал с камином, дубовой старинной мебелью и дорогими коврами: на втором этаже располагались кабинет и лаборатория. В лаборатории мое внимание привлекли странные устройства - нечто вроде сложных шестеренчатых механизмов, заключенных в большие стеклянные призмы. Эльф тут же объяснил нам, что это энергетические машины.

- Любой магический эксперимент требует Силы, - сказал он, разливая по чашкам свежеприготовленный чай. - Даже самый могущественный маг нуждается в ее источниках. Поскольку исмэны сегодня большая редкость, каждый из практикующих магов выкручивается, как умеет. Эти машины я сконструировал сам. Они не особенно мощные, но стабильную подпитку энергетического поля обеспечивают. Помогают мне сохранить силы, если угодно.

- Исмэны? - не понял я.

- Источники магической энергии. - Доппельмобер пристально на меня посмотрел. - Где вы учились, юноша? Хэй-дидл-дидл! Простейших вещей не знаете.

- Не забывайте, уважаемый магик, что я из другого мира. У нас есть электричество. Если нам нужна энергия, мы включаем устройство в розетку. Или вставляем в него батарейку. А про исмэны у нас никто и не слышал.

- Возможно, вы и правы... Тогда я попробую вам кое-что объяснить. Эффективность любого заклинания зависит не только от квалификации мага, но еще от его маны. Это вы знаете?

- Это знаю. И что из того?

- Чем выше мана, тем более сильные заклинания вы можете использовать. Но мана при этом расходуется, и на ее восстановление нужно время, которое не всегда есть. Поэтому маги используют исмэны - дополнительные источники энергии. Они могут быть разными, но общее у всех у них то, что они когда-то аккумулировали Силу. Или же их намеренно зарядили Силой. Маг при помощи заклинаний высвобождает эту Силу, целиком или частями и тем самым подпитывает свою энергетику. Подобные источники придумали алдеры задолго до нашего с вами рождения. Их могущество как раз и основывалось на умении мгновенно освобождать Силу, необходимую для самых мощных заклинаний. Очень просто: бах - и получите! Хэй-дидл-дидл! - Доппельмобер хлопнул в ладоши. - Марика, это клюквенное варенье просто чудесное. Обязательно попробуй.

- Интересно, - сказал я, глядя на механизмы в стекле. - И какую энергию могут дать эти штуки?

- Конкретно эти - небольшую. Это ведь самоделки, юноша. Я сам собрал их из подручных деталей. Их энергии хватит для того, чтобы стабилизировать небольшой портал. Или создать магический щит для общения с элементалом. Потом приходится их перезаряжать.

- И как вы их перезаряжаете?

- Насыщаю своей собственной маной.

- Короче, это магические аккумуляторы. Разрядились - заряди, так?

- Правильно. Пейте чай.

- А что, разве не любой маг может создать подобные... исмэны? - продолжил я развивать тему.

- Любой квалифицированный. Но настоящий исмэн ценится гораздо больше. Вот, взгляните, - Доппельмобер открыл ключом металлический ящик на столе и показал мне голубоватый кристалл величиной с крупное яблоко. По граням кристалла пробегали разноцветные искорки. - Вот настоящий алдерский исмэн. Последний из тех, что у меня были. Берегу его как зеницу ока. Знаете, сколько стоит эта штучка? От трех до пяти тысяч дукатов в зависимости от энергетической емкости. Дерьмо и молния! В Магисториуме по слухам есть артефакт стоимостью в два миллиона дукатов. Хэй-дидл-дидл! Его энергии хватит для того, чтобы при помощи направленного заклинания уничтожить такое королевство, как Авернуа.

- Круто, - сказал я. - Прямо термоядерная бомба.

- К счастью, подобных исмэнов остались единицы. В основном, попадаются маломощные. Энергии вот этого кристалла хватит на десяток экспериментов первого уровня. Да что я все языком треплю! Давайте, я покажу вам, что и как.

Эльф засунул драгоценный кристалл обратно в ящик, запер его на ключ, потом подошел к своим агрегатам и активировал их заклинанием. Послышалось гудение, будто работал мощный трансформатор. Доппельмобер сделал несколько движений руками, что-то произнес, и нас окружила голубоватая призрачная сфера, похожая на огромный мыльный пузырь.

- Я активировал Защитный Кокон, - сказал Доппельмобер. - Теперь направленные на нас сканирующие импульсы будут отражаться от поверхности кокона. Конечно, энергии моих исмэнов хватит ненадолго, но за полчаса я отвечаю. Приступим к делу.

Доппельмобер велел мне сесть на стул и нахлобучил на мою голову что-то вроде круглой тюбетейки с торчавшими из нее стальными иглами. Затем он сел напротив меня, закрыл глаза и раскинул руки, будто собирался меня обнять. Так он просидел, наверное, минуты две, а потом открыл глаза и сказал:

- Хэй-дидл-дидл! Она очень необычная.

- Что?

- Ваша аура. Определенно могу сказать, что маны у вас совсем немного, зато харизма просто зашкаливает. С такой харизмой вам в политику идти.

- Это хорошо или плохо?

- Это необычно. Вы позволите сделать более точные замеры?

- Да Бога ради, - мне самому стало интересно, к чему вся эта клоунада приведет.

Доппельмобер велел мне не снимать шипастую тюбетейку, полез в шкаф, вытащил оттуда какую-то штуковину, похожую на большие карманные часы. Он что-то шепнул над ней, и штуковина мелодично зазвенела. После этого Доппельмобер велел мне подойти к рабочему столу и начал что-то записывать, сверяясь, как я понял, с показаниями своего странного прибора. При этом он как-то странно приплясывал и строил уморительные рожи.

- Замечательно! - приговаривал он. - Такого я еще никогда не видел. Хэй-дидл-дидл! Просто чудесно!

- Что вы там нашли? - спросил я, чувствуя себя, как пациент врача, подключенный к энцефалографу или кардиографу. - Может, поделитесь?

- Милый, не мешай профессору, - с улыбкой одернула меня Марика.

- Ваш АК, юноша - то бишь адаптационный коэффициент, - превышает стандартную норму в пять раз! Дерьмо и молния! - воскликнул Доппельмобер.

- И что сие означает?

- Вы от природы наделены способностью противостоять магическим воздействиям. Особенно заклинаниям Подчинения и Воздействия. Вас очень трудно заставить исполнять чью-либо волю.

- Это радует.

- И еще: показатель скептицизма у вас составляет 24 единицы. Для сравнения у меня он всего 18 единиц. Хэй-дидл-дидл! В Бессмертных веруете?

- В определенной степени.

- Очень странно. Обычно люди с таким показателем скептицизма не верят никому и ни во что. Они доверяют только собственному мнению и собственной интуиции. Поразительно!

- Я всегда говорила тебе, дорогой, что ты циник, - вставила Марика, наливая себе еще чаю.

- Если ваши пропавшие друзья хоть немного похожи на вас, юноша, - сказал Доппельмобер, - вам будет совсем нетрудно их найти. Таких индивидуумов в нашем мире просто нет. Однако добавлю ложку дегтя в ваш мед - вы очень уязвимы к магии Очарования. Попросту говоря, к женским чарам.

- Это есть, - признался я. - Красивые женщины моя слабость.

- Профессор, а нельзя ли избавить его от такой уязвимости? - поинтересовалась Марика.

- Увы, никак, - заявил Доппельмобер. - А теперь вам придется подождать немного. Я изготовлю для вас типовой детектор, настроенный на параметры ауры, сходной с вашей.

Доппельмобер возился около получаса. При этом он, не переставая, трындел на самые разные темы. Сначала рассказывал про университет, потом про придворную жизнь в Лоэле. В этом смысле он был весьма осведомлен. Выходило так, что наш малоформатный эльф знаком с половиной придворных и даже пару раз бывал на приеме у короля Лагэ. В числе прочего рассказал много интересного о Боевом Братстве. Оказывается, среди странствующих рыцарей Братства есть воины-маги. В большинстве своем это выходцы из Уэссе, небольшой северной страны, в которой, как заявил Доппельмобер, колдовство такое же обычное явление, как дождь осенью. Я слушал и мотал на ус. Марика все больше и больше проявляла нетерпение.

- Ну, вот и все, - наконец-то сказал он, протягивая мне медальон из серого металла на цепочке, - вот ваш персональный магофон. Если на расстояние в двадцать ярдов от вас окажется кто-нибудь, обладающий аурой вашего типа, детектор подаст звуковой сигнал. Берегите его.

- Спасибо, профессор. Сколько я вам должен?

- Пустяки. Сканирование и идентификацию я провел бесплатно, так что с вас всего двадцать дукатов за этот маленький кусочек металла.

Я развязал кошель и выложил на стол монеты. Доппельмобер тем временем пригласил Марику сесть на стул, на котором я сидел четверть часа назад.

- Тебе придется раздеться, милая, - сказал он девушке, - чтобы я мог закрепить датчики.

- Алекто, выйди пожалуйста, - попросила Марика, расстегивая куртку.

Я вышел. Послонялся по коридорчику. От нечего делать рассмотрел получше магофон, полученный от Доппельмобера. Ничего необычного, круглый медальон, в центре которого вычеканен замысловатый иероглиф, а на реверсе красуется изображение неизвестного мне цветка, похожего на лилию. Эльфийская штучка и, судя по всему, достаточно дешевая. Металл похож на серебро, но я почему-то подумал, что это митрил. Двадцать дукатов эта штуковина точно не стоит. Интересно, каким образом он будет звенеть?

Я повесил магофон на шею, спустился вниз, осмотрел зал профессорского дома. Здесь было зеркало, и я смог полюбоваться на свое отражение. Не скажу, чтобы мой новый образ меня разочаровал - выглядел я вполне грозно. Два меча и щит за спиной, кинжал на поясе кого хочешь сделают орлом. Лицо у меня сильно загорело, отросли усы и борода - во время болезни я не брился. Короче, мое отражение в зеркале мне понравилось. Герой, что ты! Потом я поднялся обратно на второй этаж и приложил ухо к двери. В кабинете было тихо, единственным доносившимся оттуда звуком был вибрирующий гул магических машин. Я ощутил странное чувство, что-то среднее между ревностью и досадой. Похожее чувство, как мне кажется, бывает у молодого влюбленного мужа, который пришел вместе с женой к врачу, а врач выставляет его из кабинета. Елки зеленые, что они там делают? В замочную скважину я мог видеть только кусок стены и край лиловой бархатной портьеры. Чертыхнувшись, я оторвался от скважины и снова заходил по коридору в ожидании. Тут я вспомнил о Говорящем камне.

- Шаба, что они там делают? - спросил я алмаз.

- Проводят сеанс практической магии, - фыркнул камень. - Что, ревнуешь?

- Не нравится мне физиономия этого парня. Видно, что он до баб охочий жуть.

- Знаешь, в чем твоя беда, хозяин? Ты не научился доверять женщинам. Это плохо.

- Скорее, это женщины научили меня им не доверять.

- Не волнуйся. Доппельмобера не интересуют прелести твоей подружки. Он чокнутый батан, и сейчас видит в Марике только объект исследования. Ну, погладит ее немного, пощупает, и только.

- Камень ты и есть камень, - сказал я сердито. - А я человек. И мне неприятно, когда мою девчонку раздевают догола, а меня при этом просят удалиться.

- Надо же, чувствительный какой! - съязвила Эль-Шаба. - Никогда не думала, что блистательный мессир Алекто такой ревнивец.

- Ладно, замяли. Конец связи.

- Тебе больше не хочется со мной разговаривать?

- Нет, уж прости за прямоту. Не то настроение.

Прошло довольно много времени, прежде чем дверь открылась, и из кабинета выглянул Доппельмобер. У него была подозрительно довольная физиономия.

- Соскучились, хэй-дидл-дидл? - спросил он и подмигнул мне. - Все в порядке. Мы закончили.

Секунду спустя из кабинета вышла Марика.

- Ну что? - осведомился я ледяным тоном.

- Все отлично, зайка, - сказала моя вампирша. - Профессор просто мастер своего дела.

- Не сомневаюсь. Надеюсь, он прикрепил датчики там, где нужно?

- Ты ревнуешь? - Марика была удивлена. - Ах, дорогой, наконец-то я увидела это звериное выражение в твоих глазах!

- Что такое? - встрепенулся Доппельмобер.

- Наверное, я должен заплатить профессору за услуги, - произнес я, глядя на эльфа.

- Не беспокойся, милый, - промурлыкала Марика. - Профессор делал все бескорыстно.

- О, от чистого сердца! - воскликнул Доппельмобер.

- И с самыми чистыми помыслами. - Я поклонился с ледяной учтивостью. - Думаю, нам пора идти.

- Да-да, конечно! - засуетился эльф. - Я провожу вас...

- Что он сделал? - спросил я Марику, едва мы вышли на улицу.

- Ничего особенного. Замерил мою ауру, а потом при помощи манокоррекции изменил ее. Теперь я определяюсь, как настоящая дроуши. Доппельмобер просто гений. Поздравь меня.

- Надеюсь, он не позволил себе ничего...

- Знаешь, мне безумно нравится твоя ревность, - Марика поднялась на цыпочки и чмокнула меня в щеку. - Ты такой милый.

- Я серьезно спрашиваю.

- Осташов, я тебе не изменила, - торжественно сказала Марика. - Ни телом, ни душой. Так что перестань исходить на дерьмо, и давай подумаем, что делать дальше.

Я собрался съязвить, но тут краем глаза увидел, как из переулка между домами в нашу сторону метнулись какие-то тени.

- Марика, берегись! - успел крикнуть я.

Девушка вскрикнула. Раздался треск, в глазах у меня полыхнул ослепительный белый огонь, и я упал навзничь, ударившись головой о булыжники мостовой. Сознание завертелось водоворотом, и это было последнее, что я помню.

Глава седьмая: Предложение, от которого нельзя отказаться

Лучшего провайдера вам все равно не найти.

Вначале была нестерпимая боль в затылке. Я застонал и обхватил голову ладонями. Попытался встать на ноги. А мгновение спустя увидел нечто такое, что заставило меня позабыть о головной боли.

Я оказался на громадном форуме. Над головой висели серо-багровые тучи. С четырех сторон меня окружали бетонные арки, очень напоминающие арки Колизея. В центре площади на каменном возвышении стоял саркофаг из черного камня. А еще, было очень жарко. Пахло нагретым железом, горелым жиром и еще чем-то тошнотворным. Никаких положительных эмоций этот пейзаж у меня не вызвал.

Первое, что мне пришло в голову, так это вызвать Консультанта.

- Что происходит? - спросил я, едва Консультант материализовался в моем поле зрения. - Где я? Где Марика?

- Вы находитесь на Среднем Уровне Инферно.

- Это что, я опять умер?

- Нет, просто тот, кто искал вас, решил пообщаться с вами в более привычной для себя обстановке.

- Где Марика?

- Об этом вам скажет хозяин Уровня.

- Послушай, приятель, я ужасно не люблю загадок. Во что вы опять меня втянули?

- Произошло то, что должно было произойти. Поскольку первоначальная линия Главного Квеста была вами пройдена, теперь вы продолжаете его по своему сценарию. Однако и прочие участники Квеста тоже это делают. Один из ваших партнеров по игре пригласил вас в свой мир.

- Партнеров по игре?

- Ну да. А вы считали, что вы единственный?

- Понятно, - я помотал головой, чтобы избавиться от остаточной боли. - А вот с этого места поподробнее. Вы ничего не говорили мне о партнерах.

- Когда мы только свели знакомство, я говорил вам о геймерах, которые виртуально проникают из вашего мира в наш. После Катастрофы, о которой я вам говорил, они застряли тут точно так же, как и вы. Но геймер геймеру рознь. Некоторые из них чувствуют себя тут вполне комфортно. Не буду забегать вперед, скоро вы сами все узнаете. Не забудьте заглянуть в саркофаг, там для вас кое-что припасено.

Он исчез. Я дошел до саркофага, заглянул под крышку. Там лежали великолепные сапоги с высокими голенищами и не менее великолепная кольчуга из золотистого, похожего на латунь металла, с наборным поясом и отличной перевязью для меча. На перевязи были нашиты кармашки, куда можно было спрятать мои метательные ножи. Здесь же я нашел записку:

Для игрока Алекто

1. Сапоги хождения по огню - 1 пара

2. Гномская добротная кольчуга - 1 шт.

Не совсем понятно, для чего мне нужны сапоги хождения по огню, но вот кольчуге я реально обрадовался и сразу натянул ее на себя. Кольчуга оказалась довольно тяжелой, будто дубленку надел, но движений не стесняла. Сапоги тоже оказались впору. Мои старые сапоги пришлось оставить в саркофаге, тащить их с собой было бы глупо. Покончив с переодеванием, я начал искать выход из периметра.

Я обратил внимание, что в арках висят на цепях прямоугольные таблички, испещренные странными знаками. Письмена походили на иврит и располагались в одинаковом порядке - восемь строк по четыре знака в каждом. Судя по всему, на всех табличках был один и тот же текст. Несмотря на Дар Полиглота я так и не смог прочесть его. Вскоре я нашел выход - вырубленную в камне широкую лестницу, уводящую под землю.

В следующем зале я почувствовал тошноту. Пол был усыпан пеплом и обугленными человеческими костями, и запах был такой - вобщем, не опишешь. Я постарался как можно быстрее выбраться из мерзкого места и оказался в огромной пещере с низкими сводами. Здесь выход оказался отрезан широким лавовым потоком, протекавшим по дну пещеры. Глядя на раскаленный поток, который с шорохом и свистом полз у моих ног, я понял, для чего мне были оставлены сапоги хождения по огню.

Когда я ступил на шлаковую корку, покрывавшую поверхность потока, я ощущал себя самоубийцей. Но мои ноги прочно стояли на ползущей лаве, я даже не чувствовал идущего от нее жара. Перебравшись через поток, я двинул дальше, сначала по анфиладе пещер, а потом вышел в новый зал с циклопической колоннадой. Эти колонны и простенки между ними были разрисованы изображениями каких-то чудовищ и адских мучений грешников, причем из-за колебаний горячего воздуха мне временами казалось, что изображения движутся. Выхода из зала не было, вернее, он был, но совсем не такой, какого я ожидал - одна из четырех сторон зала обрывалась пропастью, на дне которой бурлил огонь. Поискав глазами по сторонам, я увидел справа от себя рычаг, торчавший из пола. Рычаг привел в действие какой-то невидимый механизм, пол завибрировал, и с той стороны провала выдвинулся узкий мост, соединивший края пропасти. Идти по нему было реально страшно, мост вряд ли имел в ширину больше метра. Однако я быстро перебрался на другую сторону, и мост немедленно втянулся обратно в скалу.

Дальше я шел по узким тоннелям, где дул сильный холодный ветер и вскоре выбрался из пещер на поверхность. Пейзаж был величественный и жутковатый: бескрайняя пустынная равнина, красное небо в клочьях свинцовых облаков, черная растрескавшаяся земля, гейзеры и фумаролы, обломки скал, похожие на торчащие из земли клыки, чахлые деревья без листьев. Я услышал карканье и поднял голову. Над моей головой кружились несколько тварей, очень похожих на крупных птеродактилей. Я вытянул из ножен катану, положил ее на плечо - на всякий случай, - и пошел дальше, время от времени поглядывая наверх и по сторонам.

Замок я увидел очень скоро: он постепенно выплывал из серо-багровой мглы, висевшей над равниной, и выглядел настоящей твердыней. Каменная щедро декорированная острыми шпилями, башнями и аркбутанами громадина, настоящий оплот темных сил. Я сверился с картой - все верно, мне сюда.

В воротах стояла стража в рогатых шлемах и с огромными бердышами в руках. На меня они не обратили никакого внимания. Я вошел внутрь обширного двора, зашагал к донжону. Здесь меня уже ждал посланный за мной слуга: чернокожее существо с огненными глазами и длинным хвостом.

- Валадыка эжедет вассс! - прошипел слуга, выпустив из пасти струю дыма. - Исселедуйте за мааной!

Странный, однако, геймер, подумал я. Что-то с головой у него не в порядке, если подобный мир его привлекает. Не иначе, в нашем мире был готом или сатанистом. А впрочем, мне-то какое дело? Гораздо важнее то, что я узнал от Консультанта. В Главном Квесте есть и другие игроки. И каждый из них создает свою реальность. История сказки, недописанной умершим мальчиком, получает различные варианты продолжения. Очень, очень интересно...

Похоже, во всей этой запутанной истории мне придется иметь дело с очень необычными противниками. Это не могло радовать - слишком много недругов я успел себе нажить. Шамхур Рискат, Захариус, Мастер, имперские маги - кто следующий?

А еще полученный от Доппельмобера медальон подал голос. Будто кто-то сыграл длинное замысловатое арпеджио на высоких нотах. Через секунду сигнал повторился, а потом еще раз. Магофон уловил близость землянина. Человека из МОЕГО мира.

Черт его знает, стоит ли по этому поводу радоваться.

Перстень Детекции Магии полыхал оранжево-красным пламенем. На всякий случай я выпил тинктуру Ящера, но не особенно полагался на действие магических снадобий. Зелье напоминало вкусом разбавленный водой коньяк и ударило мне в голову. Оставалось надеяться, что снадобье, да еще Перстень Закаленного Ума помогут мне противостоять магии пришельца.

Черный бес привел меня в большой зал. А еще через мгновение я увидел повелителя этого мира и сразу узнал его.

Это был Мастер. Я сразу узнал его, хотя на этот раз он выглядел гораздо моложе и был без доспехов.

- Добро пожаловать, мессир Алекто! Звучит торжественно и весомо, но человеческое обращение "Леша" мне нравится больше, - В голосе мага звучала издевка. - Не ожидаю от тебя искренней радости, но я в самом деле рад, что ты мой гость. Надеюсь, тебе понравились мои подарки.

- Подарки понравились. Не понравилось приглашение.

- Прости. По другому бы ты не пошел, а у меня нет времени на политесы. Надеюсь, ты не в обиде на меня за замок Чоп.

- Кто ты такой на самом деле?

- Мое настоящее имя Артур. В том, нашем мире я был двадцатитрехлетним менеджером маленькой торговой компании, жителем небольшого подмосковного поселка, который стал геймером не по своей воле. Банальная травма позвоночника. Нелепо и страшно все получилось: возвращался с корпоративной вечеринки слегка датый, оступился на лестнице, упал спиной прямо на ступени. Когда врачи сказали, что ходить я больше не смогу, от меня ушла жена. Я ее не осуждаю, она женщина красивая, продвинутая, на кой хрен ей инвалид, колчушка с глазами? Друзья обо мне тоже как-то сразу забыли. Все, что мне оставалось в той жизни - это мучить моих бедных родителей и коротать время за компьютером. Я играл в компьютерные игры. Я прошел очень много игр, Леша. Самых разных игр. И в последней игре я дошел до конца и стал Темным Мессией. Как раз в этот момент и произошел Переворот Миров.

- Значит, это не ты запустил вирус в систему?

- Не я.

- Самое смешное, что я тебе верю. И знаешь почему? Уж больно говеное место жительства ты себе отвел в этом мире.

- Это не мой выбор. Я же говорю, я стал Темным Мессией. Я не повелитель Инферно, но обладаю всей его силой. В этом мире я всемогущ и всесилен.

- У тебя мания величия Артур.

- Артура больше нет. Есть Мастер. И я счастлив, что все так случилось. Тот, кто запустил в компьютерные сети "Клонера", дал мне возможность прожить новую жизнь. Ты не представляешь себе, что значит быть в двадцать три года прикованным к постели. Стать инвалидом без всяких шансов на выздоровление. А здесь я стал почти что богом. И этот мир мне нравится. Я не хочу возвращаться обратно, понимаешь?

- Сочувствую, но это твои проблемы. В отличие от тебя мне есть что терять. И я очень хочу домой.

- Твои планы не совпадают с моими, дружище. Поэтому тебе придется или сражаться со мной, или служить мне.

- Где Марика?

- Там, где ей полагается быть. В Кубикулум Магисториум.

- Сволочи! Не смейте издеваться над ней!

- Любовь, да? - Мастер засмеялся. - Вот только не говори, что ты влюбился в эту вампирицу, как лох. Не стоит она того.

- Я не лох. Я Рыцарь...

- ...Полуночного Грома? И ты всерьез полагаешь, что этот нелепый титул сделал тебя благородным человеком? Опомнись, брат. Ты как был в этом мире лохом, так и остался. Тебе еще очень многое придется доказывать.

- А вот ты сто пудов вжился в роль Темного Мессии! Что там за таблички с письменами висят у тебя в приемной? Молитвы в твою честь? Или распорядок дня Великого и Ужасного?

- Всего лишь предписания магам Великого круга. Разочарован?

- Отпусти Марику.

- К чему она тебе? Она всего лишь проминж, искусственное существо. Таких в Кубикулум Магисториум изготавливают десятками. Хочешь, мы изготовим тебе дюжину таких вот Марик. Блондинок, брюнеток, шатенок, с любым обхватом задницы и номером бюста.

- Мне нужна моя Марика.

- Влюбился, - тоном врача, ставящего диагноз, сказал Мастер. - Твоя Марика не оправдала нашего доверия. И по закону подлежит передачи на Донорство. Кстати, это не установил эти правила, так распорядился Большой Круг. А я, хоть и являюсь иерофантом Круга, пока еще не готов идти с ним на конфликт. Впрочем, если так хочешь, я могу пересмотреть ситуацию и оставить Марике жизнь. Понимаешь, что для этого надо делать?

- Еще бы. Работать на тебя. Гребаный шантажист, киднеппер, сволочь последняя, мать твою перетак! Морду бы тебе набить, чмо полоумное!

- Ругайся, приятель, ругайся. Злоба выйдет, здравый смысл останется. А для нашей совместной работы тебе понадобится хладнокровие и много-много здравого смысла.

- Чего ты хочешь?

- Для начала - побранить тебя. Когда мы встретились с тобой впервые в Саграморе, ты произвел впечатление адекватного парня. Не шибко умного, но адекватного. Я даже не ожидал, что ты окажешься настолько непредсказуемым.

- Зачем ты приставил нас к саграморскому спецназу? Хотел, чтобы нас прикончили в первом же бою?

- Как раз наоборот. Твой меч, эльфийская кора, эманировал мощнейшей магией. Я знал, что на стороне Лансана воюют эльфы, и мне нужно было, чтобы этот меч попал им в руки. Не спрашивай зачем, это не твое дело. Поговорим лучше о тебе. Ты расстроил мои планы в Коловашии. Я даже не предполагал, что ты выберешь такой способ выйти из игры. А зря, Леха, зря - титул графа Коловашии дал бы тебе большие возможности. Ты смог бы почти на равных бороться с Шамхуром Рискатом. И быть вампиром совсем не так плохо, как ты думаешь.

- Позволь мне самому решать, кем быть в этой жизни. Вы сожгли город, убили людей. Из-за вас я потерял своих друзей. Где мои друзья?

- Понятия не имею. Мне они совершенно неинтересны. Мне нужен ты.

- На кой черт?

- Для работы. В Саграморе я уже обрисовал тебе ситуацию. Мне нужны реликвии Заламана.

- Почему для этой работы тебе нужен я, Мастер?

- Потому что я так решил. Ты ищешь реликвии, и я их ищу. Мы можем помочь друг другу.

- Самому слабо их найти, так? Давай начистоту, Мастер. Я не буду играть втемную. Однажды ты меня развел, едва не превратил меня в вампира. Что теперь?

- Мои цели тебя не должны интересовать. Это все не твое дело. Я не собираюсь перед тобой отчитываться. Или ты будешь работать на меня, или Марику пустят на переработку. Хочешь увидеть свою телку, будешь делать то, что я скажу.

- Ну, хорошо, - я понял, что деваться мне некуда. - Чего ты хочешь?

- Все того же. Ты разыскиваешь реликвии и передаешь их мне.

- Зачем тебе реликвии?

- Это тоже не твое дело.

- А если я скажу, что твоя шпионка-вампирица мне фиолетова? Если я откажусь на тебя работать, а? - Я показал Мастеру язык. - Как заставишь? Вот возьму сейчас и пошлю тебя на хутор бабочек ловить.

- Не пошлешь. Ты сейчас говоришь не от сердца. Я знаю, что Марика тебе небезразлична. А еще, ты все равно должен разыскать эти реликвии. Одна из реликвий у агентов Риската - из-за тебя, между прочим.

- Рискат не знает про остальные реликвии. Это благодаря мне - между прочим, - ты заполучил "Аль-Рисалат".

- Не надо недооценивать Риската. Не сомневаюсь, что он знает о реликвиях очень многое. И он могущественный маг.

- Один вопрос: Рискат тоже из наших?

- Судя по тому, что я о нем знаю - нет. Но исключать такой возможности нельзя. В одиночку ты его не одолеешь, силенок не хватит. А я мог бы тебе помочь.

- Сейчас заплачу от умиления. Хорошо, предположим, я согласился. Что я должен делать?

- Выполнять свой квест. Ищи реликвии. Но когда найдешь, свяжись со мной.

- И каким образом?

- Через моего человека в Авернуа. Я так понимаю, ты пока решил остаться здесь, чтобы вступить в Боевое Братство. Хорошая идея, одобряю. Кстати, если хочешь, могу подсобить, прямо отсюда отправлю тебя в Балк.

- О каком человеке ты говоришь?

- Ты знаком с ним. Это бармен в пабе "У пьяного студента".

- Так это он вам стукнул про меня и про Марику? У, сволота!

- Не советую с ним ссориться. Он мастер боя на мечах и в совершенстве владеет искусством рукопашного боя утэн-цайпо. Кстати, если есть желание, можешь взять у него пару уроков. Для тебя он сделает скидку.

- И все-таки, Мастер - зачем я тебе нужен?

- Однажды я об этом скажу. Но не сейчас. А пока что разговор окончен. Запомни, Артур умер. Есть Мастер. Начальник имперской разведки, великий иерофант Большого круга магов и Темный Мессия. Будешь путаться у меня под ногами, не посмотрю, что мы земляки. Так что веди себя хорошо, рыцарь Полуночного Грома. И все будет тип-топ. Ты поможешь мне, а я помогу тебе.

- Где гарантии, что с Марикой ничего не случится?

- Нет, Леха, ты и впрямь тормоз, - устало сказал Мастер. - Ну, посуди сам, раскинь своими гладкими мозгами - на кой черт она мне нужна? Я тебе русским языком говорю: сделай, о чем я прошу, и ты получишь свою телку обратно в ценности и сохранности.

- Мне нужны гарантии. Не хочу, чтобы меня обманули.

- Обещаю тебе, что с Марикой ничего не случится, если ты будешь вести себя хорошо. За твои незапланированные фортели расплатится она, учти.

- Почему я должен тебе верить?

- А у тебя выбора нет. Аста ла виста, бэби!

Глава восьмая: Бруххада

Дерьмо игра. Подставы на каждом шагу.

Даже в этом мире трудно привыкать к чудесам. Поэтому когда я обнаружил, что уже не нахожусь в Инферно, а стою на разбитой немощеной улице у входа в деревенский трактир, я был слегка ошеломлен. Трактир назывался "Боевой конь", и приписка на деревянном щите над входом сообщала, что это "самый луччий троктир в городе Балк и акруге. Калбаса и пиво пачти дарам". Итак, я в Балке. Мастер сэкономил мне массу времени и сил, перебросив меня сюда из своего адского царства. Да уж, магия!

Я вошел в трактир, и на меня сразу уставились сидевшие в зале люди. Я не стал сразу приставать к ним с расспросами о бандитах, подошел к стойке и спросил холодного пива. Трактирщик немедленно наполнил глиняную кружку и самым любезным тоном осведомился, не нужно мне чего-либо еще.

- О банде знаешь? - спросил я, прекрасно понимая, что трактирщик обязательно о ней знает, такое у него занятие, да и все городские слухи перетираются аккурат в его заведении.

- Банда? Какая такая банда? - Трактирщик искусно изобразил изумление. - Шутите, господин хороший. У нас мирные люди живут.

- Ну-ну, - сказал я, сделав глоток. Пиво было хорошим. - Так уж и нет никакой банды?

- Истинно говорю, господин, ничего о банде не слышал. Непуть есть, а как же без нее. Пьянчуги, лодыри, балахвосты, таких повсюду полно. А чтоб банда! - Трактирщик внимательно посмотрел на меня. - А вы кто будете, господин хороший?

- Так, проездом у вас. Говоришь, хороший город?

- А то! Свинина у нас лучшая в Авернуа. Наши колбасники на все королевство славятся. Кстати, колбаски не желаете? Есть сырокопченая с перцем и мускатным орехом, есть ливерная, а есть кровяная.

- Может быть, попозже.

- Хозяин - барин. С вас три соверена за пиво.

Я расплатился, отошел от стойки и сел за один столов, ощущая на спине напряженные взгляды из зала. С трактирщиком я говорил нарочно громко, так, чтобы все слышали. Возможно, кто-нибудь из этих людей при делах. Я не ошибся: один из посетителей бросил на стол монету и быстро вышел, стараясь не глядеть в мою сторону. Дело сделано, очень скоро местная мафия узнает, что появился чужак, который сует нос туда, куда не следует.

Меня больше занимало другое. Я пил пиво и думал о Марике. Что с ней сейчас? Я и предполагать не мог, что так привяжусь к ней. Я просто на дерьмо исходил от чувства бессилия. Скотина Мастер так меня прижал, что плотнее некуда. Хотя, конечно, это опять может быть подстава. Я ведь по сути ничего о Марике не знаю. У меня появилась мысль вызвать Консультанта и переговорить с ним, но я подумал, что мой ангел-хранитель все равно ничего мне не расскажет. То, что сейчас со мной происходит - часть Главного Квеста, и некоторые секреты знать мне по мнению Консультанта не положено. А может, все-таки попробовать?

Я допил пиво, вышел из корчмы и трижды произнес свой ник. Консультант поприветствовал меня в своей неизменной манере, до тошноты вежливо и с казенной улыбкой.

- Марика? - Он задумчиво почесал нос. - Я думал, Мастер вам все рассказал.

- Я не могу позволить, чтобы с ней что-нибудь случилось.

- Мне кажется, вы должны верить Мастеру. Он заинтересован в успехе вашего Квеста.

- Почему?

- А вы не поняли? Реликвии Заламана дают возможность исполнения желаний.

- Какие желания могут быть у Темного Мессии?

- Темные, мой друг. Самые темные. Помните, я говорил вам, что появление подобных пришельцев в нашем мире не всегда идет ему на пользу. Это как раз тот самый случай.

- Вы, как я понимаю, не любите Мастера.

- Он всего лишь часть нашего мира. Он принял его правила, и у меня нет причин относиться к нему с предубеждением. Пока его влияние на ход событий не слишком меня беспокоит. И потом, с вашим появлением Светлая и Темная Стороны бытия уравновесили друг друга.

- Будем откровенны, Консультант. Вы заинтересованы в том, чтобы Мастер вернулся обратно в наш мир и стал обычным паралитиком по имени Артур. Я прав?

- Мне безразлично, что будет с Мастером. Для меня он элемент общей картины мира. Наш мир живет по своим законам, дорогой Алекто. Здесь Добро и Зло не абстрактные понятия, они воплощены в конкретных образах. Если мы избавимся от Мастера, с вашей помощью или без нее, на его место придет другой геймер, поскольку в нашем мире должен быть Темный Мессия. Ситуация такая же, как с графом Радулеску - им не стали вы, но другой пришелец непременно станет им, как только мы с вами выполним нашу задачу.

- Меня все это не интересует. Я хочу найти друзей. И получить назад Марику.

- Простите меня, но что вы в ней нашли? Марика принадлежит Темной Стороне, миру Мастера. Вы же начали свой Главный Квест как представитель Добра.

- Марика мне небезразлична.

- Любовь?

- Можно и так сказать.

- Странный вы человек, господин Осташов. Влюбились в проминжа?

- Вы сами говорили мне, что Марика будет мне полезна.

- Одно другому не противоречит. Одно дело использовать ее, а другое дело совершать ради нее необдуманные поступки.

- Использовать? Как вещь, как предмет личной гигиены?

- Ваша ирония совсем неуместна. Вы ведете битву, мой друг. Нешуточную битву, смею сказать. У вас сильные и беспощадные враги. Вам предстоит очень много испытаний. А вы, позволю себе заметить, ведете себя не совсем правильно. Сначала вы связываетесь с другими людьми из своего мира, теперь вот влюбляетесь. Здравый эгоизм...

- Я все понял. Вы советуете мне забить на Марику, на Хатча, на Тогу. Не выйдет, дружище. Я скорее на ваш Квест забью. Вот так.

- Зачем же так сурово? Если вам так уж необходимы эти спутники, поступайте, как знаете. Это ваш выбор. Только помните, что у вас всего лишь две жизни в запасе. Погибнете здесь - никогда не вернетесь обратно в свою реальность.

- Вот только запугивать меня не надо. Не маленький, не боюсь.

- Никто вас не запугивает. Просто дружеские советы.

- Я в них не нуждаюсь. Если вам больше нечего сказать, до свидания.

- До встречи, мессир Алекто.

Консультант растворился в вечерних сумерках. Я поправил перевязь меча и шагнул было к дверям корчмы, но тут меня окликнули.

Я обернулся. Ко мне бежала молодая и на редкость хорошенькая женщина.

- Сэр рыцарь! - Она замахала руками. - Прошу вас!

Когда меня просит красивая женщина, я не могу отказать. А незнакомка была весьма хороша собой. Беленькая, голубоглазая, с приятными чертами лицами и ладной фигуркой, которую очень эффектно облегал охотничий костюм из темно-синего бархата.

- Вы ведь рыцарь, да? - Она подбежала ко мне, остановилась, переводя дыхание. - Я ведь не ошиблась?

- Нет, сударыня, не ошиблись, - я поклонился женщине. - Я действительно рыцарь.

- О, слава Бессмертным! - Женщина бросилась ко мне и схватила меня за руку. - Вы, только вы можете мне помочь!

- Что случилось?

- О, эти бандиты! - Лицо женщины задергалось, слезы хлынули из глаз. - Эти негодяи, будь они прокляты! Они похитили моего мужа. Моего милого Тибо.

- Бандиты? Успокойтесь, прошу вас, и все мне расскажите.

- Рассказать вам? - Женщина изящным жестом смахнула слезы с щеки. - Да-да, конечно! Вы же рыцарь, вы спасете моего дорогого Тибо. Спасете?

- Конечно, я попытаюсь что-нибудь сделать. Но вы должны рассказать мне, что с ним случилось.

- Только не здесь, умоляю вас. Нас могут увидеть. У этих мерзавцев кругом глаза и уши. Пойдемте ко мне в дом. Я живу совсем рядом.

Признаюсь, я меньше всего думал в эту секунду о ее муже - уж очень аппетитно выглядела грудь незнакомки, обтянутая сильно декольтированным охотничьим лифом. Естественно, я согласился пойти к ней. Женщина улыбнулась и взяла меня за руку.

- Меня зовут Рена, - сказала она и очень недвусмысленно потерлась о мою руку своим бюстом. - Уверяю вас, вы не пожалеете, что согласились мне помочь, сэр рыцарь. Я могу быть очень благодарной.

При этом она так на меня посмотрела, что меня прямо обожгло всего. Я понял, что теперь буду не знать ни сна ни отдыха, пока не отыщу ее супружника - и не получу обещанную благодарность.

Мы вошли в какой-то небольшой двухэтажный домик. Рена провела меня в темную комнатку, закрыла дверь и ставни на окнах и задернула на них занавеси. Было заметно, что она очень напугана.

- Итак? - спросил я, оглядев ее с головы до ног.

- Я думаю, я могу вам доверять. У вас такое открытое мужественное лицо и такие великолепные мечи! Вы, как мне кажется, славный рыцарь.

- Спасибо за похвалу. Что там случилось с вашим мужем?

- О, мой несчастный Тибо! - Она снова залилась слезами. - Если бы вы знали, милорд, какой у меня муж! Сущее золото. Добрый, ласковый, непьющий. Эти мерзавцы требовали с него какой-то долг. Двести дукатов. Тибо сказал, что не станет платить, и они похитили его.

- Когда это произошло?

- Три дня назад. Тибо поехал на ярмарку в соседний город и не вернулся. А потом, - женщина посмотрела на меня беспомощными заплаканными глазами, - потом ко мне подошел какой-то человек и сказал, что если я не заплачу двести дукатов, моего мужа убьют. И меня тоже. Боги, как я испугалась! С тех пор я живу в страхе за бедного Тибо и за себя. Помогите мне!

Рена прижалась ко мне всем телом, и я почувствовал, что она на самом деле вся дрожит. А еще я почувствовал исходящее от нее приятное возбуждающее тепло и тонкий запах каких-то духов.

- Спасите Тибо, - прошептала Рена, глядя на меня огромными глазищами испуганного ребенка, - спасите меня. Я ничего для вас не пожалею. Все, что захотите.

- Успокойтесь, сударыня, - сказал я, гладя ее волосы (шелковистые и мягкие, надо сказать!) - Расскажите мне, что за человек к вам подходил.

- Я никогда его прежде не видела. Но его лицо... Он был отвратителен. Я знаю, что он из банды. Эти бандиты запугали здесь всех. Их все боятся. Весь Балк живет в страхе. Наш бургомистр, судья, полиция - все пляшут под дудку этих бандитов. Никому нельзя верить. Простите меня, мне надо выпить. Не желаете попробовать моего домашнего вина?

- С удовольствием.

Красотка тут же открыла шкафчик, достала оттуда пузатую узкогорлую бутыль из темного стекла и два высоких стакана. Вино оказалось отличным, терпким и приятным на вкус.

- Куда вам следует отнести деньги? - спросил я, допив вино из стакана.

- На заброшенную ферму к востоку от города. Еще налить?

- Не откажусь. У вас отличное вино.

- Ах, благодарю вас! Но что мне делать? У меня нет денег. Двести дукатов - это огромные деньги для таких бедняков, как мы.

- Не волнуйтесь, у меня есть деньги. Я одолжу вам эту сумму. На ферму мы пойдем вместе - вы и я. А потом...

- Что потом?

- Ничего, - я попытался сфокусировать взгляд на ее лицо: вино что-то уж очень сильно шибануло мне в голову. - Мы пойдем вместе на эту ферму, и вы... и я...

Голова у меня закружилась, в глазах потемнело. Потом на мгновение я пришел в сознание и увидел над собой ухмыляющуюся и очень знакомую физиономию.

Я увидел Жиля Кацбалгера, хозяина таверны в Мартенеке.

- Ну, вот и свиделись, лошок, - сказал мне трактирщик. - Со свиданьицем!

Ответить я не смог, потому что язык меня не слушался. А еще через пару мгновений я вырубился окончательно.

****************

Я не могу сказать, сколько времени я находился в отключке. Наверное, очень долго. Когда я начал приходить в себя, то понял, что дела мои плохи.

Думалка у меня работала с трудом, видать, зелье, которым меня опоили, было очень сильным. Чувствовал я себя как после общего наркоза. Но все-таки кое-какие выводы я сумел сделать. Во-первых, я находился в каком-то лесу, а если точнее, то на большой поляне, со всех сторон окруженной деревьями. Во-вторых, была ночь. В-третьих, я был обезоружен, раздет и привязан к вкопанному в землю столбу. В-четвертых, в десятке шагов от меня горел большой костер с подвешенным над ним котлом, вокруг которого расселась весьма любопытная компания.

Неизвестных было пятеро, и это были не люди. Мне еще не доводилось видеть в этом мире таких существ. Коренастые, крепкие, длиннорукие, кривоногие, большеголовые, с торчащими длинными ушами, темными злобными рожами и горящими красными глазами. Безобразные меховые одежды делали их еще уродливее. Гоблины? Орки? Я заметил, что на траве у костра валяются обглоданные кости, сильно напоминающие человеческие.

- Эй, чужбаны, лох очнулся! - Прямо передо мной возникла оскаленная морда шестой твари, я почувствовал тяжелое зловоние из ее пасти. Голос существа звучал странно, будто нос у него был забит соплями, и напомнил мне знаменитые переводы на старых видеокассетах. - Оклемался, урод? Добро пожаловать на пикник. Эш-хупш-бамат-бухбар-дум!

Прочие твари заржали в восторге, что-то заговорили наперебой. Я не могу описать звуки их речи - неприятные, рыкающие и вместе с тем тягучие, будто простуженная кошка кашляла. Видимо, последняя фраза шестого была шуткой, которую я не мог оценить: Дар Полиглота не распространялся на язык неведомых тварей.

- Где я? - спросил я шутника. - Кто вы такие? Орки, что ли?

- Какие еще нахрен орки? - не поняла тварь. - Эй, братва, да этот герой вверх дырой никогда гримлингов не видел!

- Слышь, Гвоздюк, дай-ка я с ним потолкую! - заверещал один из сидевших у костра уродов, вскакивая на ноги. - Ща заряжу ему в сопатку, сразу научится нас уважать, рыцаришка затраханный!

- Сядь, Космач, не время еще, - велел Гвоздюк. - Хозяин не велел пленника мочить.

- Хозяин? - спросил я. - Так вы просто наемники, мать вашу! На кого шестерите?

- Ты меня не зли, человечек, - глаза Гвоздюка зажглись нехорошим алым пламенем. - Скажи спасибо, что мы тебя сразу на ужин не пустили. Видать, хозяину охота с тобой наперед побалакать малость.

- Твой хозяин Кацбалгер, так?

- Гы-гы-гы! - заржал гримлинг, тряся головой, и прочие твари подхватили его смех. - Кацбалгер! Твой Кацбалгер у нас так, подай-принеси. А хозяин - это хозяин. Ему и подчиняться не западло. И еще запомни, твоя вшивая жизнь сейчас медяка ломаного не стоит. Нам тебя пришить, что кость обглодать.

- Вот в это верю. Так все-таки, Гвоздюк, кто вы такие?

- Мы сильнее всех, - ответил гримлинг, обернулся к своим. - Ну-ка, парни, скажем этому неудачнику, кто мы!

- БРУХХАДА! - выдохнули твари хором.

- Слыхал? - Гвоздюк ухватил когтистой лапой меня за подбородок. - Если не хочешь подыхать медленно, веди себя смирненько и не пыли. Мы тебе не лохи какие-нибудь, не дешевые гоблины с бритыми башками, нас на фуфле не проведешь, усек?

- Усек, - мне до ужаса захотелось засмеяться, уж слишком знакомыми словечками сыпал этот приблатненный гримлинг. - Типа правильные пацаны, так?

- Ты не остри, я шуточек этих не люблю. Лучше утухни и не зли нас. - Тут Гвоздюк заметил у меня на шее "Светляк". - Ух ты, классная цацка! Где ты ее сп... украл?

- Так, купил по дешевке.

- Теперь моя будет, - сказал Гвоздюк и сорвал с меня медальон.

Я отвернулся от твари, всем видом показывая, что разговаривать больше не желаю. Гвоздюк постоял еще пару секунд, сверля меня хищным взглядом, потом проверил веревки, которыми я был примотан к столбу и ушел к костру. Его товарищи затеяли какую-то игру, бросая на медвежью шкуру разноцветные камешки. Видно было, что игра их очень занимает. А мне вот было тошно. Так тошно, что и словами не описать.

Единственное, что я смог сделать, так это вызвать Консультанта.

- Я здесь, - ответил мне его голос. - Что-то хотели?

- Идиотский вопрос. Развяжите меня немедленно!

- Увы, не имею права. Мне запрещено вмешиваться в ход событий и оказывать игроку прямую помощь.

- Слушай, ты, умник долбаный, - прошипел я, - развяжи меня, а то из меня супец-рататуй сварят! Что, не понимаешь, во что я влип?

- Все понимаю. Но из вас скорее сварят похлебку, если я вас развяжу. У вас нет оружия, одолеть шесть гримлингов голыми руками у вас не получится - убьют не напрягаясь. Наберитесь терпения, все не так плохо, как вы думаете.

- Уж куда лучше! Ну, пожалуйста, освободи меня!

- Тсс! Сюда идут.

В самом деле, Гвоздюк, который у этой кодлы был, по всей видимости, старшим, направился в мою сторону.

- Чего ты там бормочешь, лось? - осведомился он. - Жизнь не дорога?

- Песенки пою, - ответил я. - Что, и попеть нельзя?

- Ща хозяин придет, ты у нас реально запоешь. А потом мы тебя лу-гару скормим.

- Это еще какому лу-гару?

- А вона, глянь, сидит чувак в клетке и звука не подаст. Хоть и скотинка, а поумнее тебя будет.

Так, подумал я, хороша уха из петуха. Мало того, что меня стерегут шесть образин-людоедов, так тут еще и оборотень по соседству. Я посмотрел, куда показал лапой Гвоздюк, и увидел нечто похожее на большой решетчатый ящик, в котором двигалось что-то крупное и темное. Я почувствовал, как у меня по всему телу выступил холодный пот.

- Что, обосрался? - хмыкнул Гвоздюк, учуявший мой страх. - Ладно, не бойсь. Целиком тебя не скормим, вначале сами попробуем.

Зыркнув на меня красными глазами, гримлинг ушел к своим приятелям продолжать игру.

- Эй! - позвал я. - Консультант, ты еще здесь?

- К вашим услугам, - ответил голос.

- Это что, они про оборотня серьезно?

- Более чем. В той клетке действительно лу-гару, правда совсем молодой и потому не очень крупный.

- Мне надо освободиться!

- Невозможно, мой друг. Потерпите еще немного. Поверьте, я знаю, что говорю.

- Да пошел ты... знаешь, куда? Все, свободен.

Хоть я и был зол на Консультанта, его слова дали мне хоть какую-то надежду. Видимо, в самый последний момент, когда ножи гримлингов будут у моего горла, должен кто-то появиться и спасти мне жизнь. Тьфу, как пошло! Я бы предпочел освободиться сам. Но сукин сын Консультант прав - гримлинги вооружены, у каждого на поясе здоровенный тесак, больше похожий на меч, а я безоружен. Да и мечи им ни к чему, они меня просто когтями и зубами разделают на антрекоты. И еще этот, оборотень. Я, правда, не мог разглядеть сидевшее в клетке существо - клетка стояла довольно далеко от костра, в тени деревьев. Но вряд ли стоит ожидать, что лу-гару окажется похожим на болонку. Из слов гримлинга я понял, что оборотень здесь такой же пленник, как и я. На кой черт он им сдался - вопрос десятый, главное в другом. Хоть я мало похож на Красную Шапочку, вряд ли зверь откажется мной перекусить, если ему предложат.

Тут я ни с того ни с сего вспомнил историю почти пятнадцатилетней давности - я тогда приехал на летние каникулы в деревню к бабке. Был август месяц, и у бабкиного соседа в саду поспели отличные красные яблоки. Ясен пень, что у нас с деревенскими пацанами возник план частичной экспроприации урожая в нашу пользу. Проблема была в том, что в саду постоянно бродил здоровенный двортерьер по кличке Казак. Но мы все равно полезли тырить яблоки, пытаясь при этом отвлечь кабыздоха при помощи припасенных нами мясных обрезков. Казак нашу милостыню не принял и грудью встал на защиту урожая. Из всех грабителей он выбрал меня, и я, спасаясь бегством от разъяренного пса, одним прыжком перемахнул через высоченный забор, оставив в зубах Казака клок своих шорт. К счастью, укус оказался пустяковым, и я отделался легким испугом и бабушкиными нотациями, но все равно было неприятно. У представителей славного семейства псовых на меня странная идиосинкразия - собаки меня не любят. Поскольку оборотень в каком-то смысле тоже собачий родственник, не думаю, что он сделает для меня исключение...

Мои мысли прервала громкая перебранка гримлингов - видимо, кто-то из них проигрался и теперь качал права. Я попытался ослабить веревки на руках, но мои запястья были так туго стянуты, что любое движение вызывало сильнейшую боль. Выругавшись, я снова посмотрел в ту сторону, где стояла клетка. Мне показалось, что я увидел светящиеся зеленые огоньки в темноте - глаза лу-гару. Снова по коже потек холод. Черт, да будет меня кто-нибудь спасать, или нет?

Тут мне послышался тихий хруст где-то за спиной, будто кто-то наступил на ветку. Я напрягся, прислушался. Несколько минут было тихо. Я слышал только азартное повизгивание гримлингов и шум ветра в кронах деревьев. Почудилось? Вполне возможно. Но внезапно я услышал тихий и, тем не менее, отчетливый шепот:

- Ни звука!

Самое удивительное, что голос был женский. Я попытался заглянуть назад, себе за спину, вертел головой вправо и влево, однако никого не мог разглядеть. А еще через некоторое время я почувствовал, как распустились стягивавшие мои руки веревки. От радости у меня перехватило дыхание.

- Стой и не двигайся! - прошептал тот же голос. - Как начнется спектакль, беги с поляны и лезь на дерево.

- Понял, - шепнул я, понимая, что намечается что-то серьезное.

Стоять пришлось недолго: пару минут спустя я увидел, что гримлинги внезапно насторожились и все как один посмотрели в ту сторону, где стояла клетка с вервольфом. А потом кто-то из них завопил. Еще мгновение - и что-то огромное, темное и поразительное быстрое с рычанием ворвалось в круг света от костра и врезалось в группку гримлингов, отчего они разлетелись как кегли в боулинге. Один из них на мгновение замешкался: темная тварь схватила его зубами поперек тела, мотнула огромной головой и швырнула прямо в костер. Таган с котлом опрокинулся на огонь, пламя погасло. Теперь можно было тикать отсюда. Не теряя времени, я бросился бежать к ближайшему большому дереву и с трудом вскарабкался на него, расцарапав о сучья руки и физиономию. Между тем на поляне началась настоящая бойня. Выпущенный из клетки вервольф рвал моих тюремщиков одного за другим. Один из гримлингов - мне показалось, что это был Гвоздюк, - попытался отбиваться от лу-гару своим тесаком, но вервольф встал на дыбы (в этот миг он был похож на какой-то ужасный гибрид волка и медведя) и так махнул лапой, что голова гримлинга превратилась в месиво. После этого уцелевшие гримлинги с воплями разбежались кто куда, и на поляне стало тихо.

Я сидел на дереве и чувствовал, что у меня пот стекает по спине, а руки и ноги трясутся. Я слышал тяжелое дыхание вервольфа, который с ворчанием рвал безжизненные тела охранников. А потом на поляне появилась женщина, и я узнал великолепную блондинку Ричарделлу, ту самую, что была с имперцем Вандайном.

То, что произошло вслед за ее появлением, и вовсе заставило меня разинуть варежку на весь просвет. Ричарделла ласково заговорила с оборотнем, и чудовище повело себя, как добрый домашний пес. Громадина, в которой было не меньше полутора метров в холке и двух центнеров веса, игриво повизгивала и вертелась вокруг красавицы Ричарделлы. В конце концов, девушка надела на вервольфа ошейник и крикнула мне:

- Теперь можешь слезать!

Я спрыгнул с дерева и подошел к этой странной паре. Оборотень встретил меня недовольным ворчанием и злобными огоньками в глазах, но Ричарделла погладила его по загривку, и зверь успокоился.

- Не бойся, - сказала блондинка, глянув на меня своими громадными синими глазищами (ну, просто аниме, а не женщина!). - Теперь я его контролирую.

- Ты умеешь обращаться с оборотнями?

- Только с одним. Уходи.

- Как бы не так! Мне надо вернуть мое имущество.

- У этих псов ничего не было. Все забрал их хозяин. Можешь поискать его в лиге отсюда, на заброшенной ферме. Там у них логово.

- Ты предлагаешь мне сразиться с ними в одиночку?

- Ты же хочешь вернуть свои вещи.

- Я думал, мы могли бы вместе навешать ублюдкам. Кстати, а где твой приятель Вандайн?

- Он... занят. Без него я в драку не полезу. Так что уходи.

- Спасибо тебе. Ты спасла мою шкуру.

- Не за что. А теперь вали отсюда, а то мой лу-гару начинает сердиться.

Я обыскал труп Гвоздюка, забрал свой "Светляк", активировал его, поклонился красавице и побежал по тропинке, едва различимой в темноте под деревьями. Странная пара осталась на поляне, и я немного сожалел о том, что мне пришлось расстаться с Ричарделлой. Потрясающая женщина, просто супер.

И вот тут я засмеялся. Ну, идиотство полное. Меня опоили отравой, обчистили до нитки и едва не пустили на гримлингский ужин. Я освободился благодаря чистой случайности - думаю, Ричарделла искала своего мопса-переростка, а не меня, - а теперь вот сам топаю к логову разбойников, полураздетый и безоружный. Сам ищу неприятности на свое седалище. Более безумного поступка не придумаешь. И о чем я при этом думаю? О Ричарделле и о том, что никогда не смогу обратить на себя внимание подобной женщины.

И это чертовски печально.

Глава девятая: Старые знакомые

Новых писем: одно, но какое!

Ферма, о которой сказала мне Ричарделла, находилась в полукилометре от леса, на небольшом пригорке. Когда-то это, наверное, было доброе хозяйство, но потом его забросили, и поля вокруг фермы заросли густым кустарником, что, впрочем, было мне на руку - я сумел незаметно подкрасться к самому дому.

Мыза была сильно разрушена. Осторожно перебравшись через полуповаленный забор, я оказался во дворе и крадучись подобрался к стене дома. Перед входом в дом стояла оседланная и взнузданная лошадь, внутри горел тусклый свет. До меня донеслись громкие и, как мне показалось, нетрезвые голоса. Похоже, верхушка банды в сборе. Непонятно почему, но никакой охраны нет - или эти ребята так уверены в своей силе? Некоторое время я размышлял, что мне делать. Попробовать изобразить в лицах картину Репина "Не ждали"? Глупая идея. Я понятия не имею, сколько там внутри народу. В одиночку и без оружия я не справлюсь с собравшейся в доме кодлой. Надо бы поискать, чем вооружиться.

Я обогнул дом и оказался около заброшенных и полуразрушенных хозяйственных пристроек. Начал осторожно рыться в куче наваленных досок и разного хлама, шепотом проклиная темноту, пыль и занозы. В конце концов, мне удалось надыбать в этой куче барахла тупой заржавленный серп. Конечно, еще то оружие, но на безрыбье и рак рыба. Ничего более подходящего я отыскать так и не сумел.

Вооружившись, я направился к дому, но тут услышал голоса на крыльце и скрип двери. Я тут же лег на землю и замер. Из-за угла фермы показались две качающиеся фигуры. Пристроившись у стены, они начали с шумом опорожнять мочевые пузыри, обмениваясь какими-то нечленораздельными замечаниями. Я понял только два слова - "допить" и "сучья баба". Отлив, братки вернулись в дом, но я еще какое-то время лежал неподвижно, сжимая серп.

Прошло, наверное, минуты две, и я решил, что теперь можно подобраться поближе к дому и разведать обстановку, но тут опять из дома вышли двое - мужчина и женщина. На этот раз я отчетливо слышал их голоса и узнал обоих. Это были Кацбалгер и та блондинистая дрянь, что опоила меня снотворным в Балке.

- Меня начинает раздражать ваша безалаберность, Жиль, - говорила женщина, и в голосе ее звучал металл. - Ваши люди опять пьяны. Шукра будет очень недоволен, когда узнает об этом.

- Да что вы так волнуетесь, миледи? - заплетающимся языком ответствовал трактирщик-разбойник. - Он ничегошеньки не узнает, коли вы ему не расскажете. А вы не расскажете, ведь верно?

- Расскажу. Кто сторожит пленников?

- Эти... черномордые, не к ночи будь помянуты.

- А ваши люди? Все здесь? И все в лоскутья пьяны. И какой от вас толк, Жиль? Мне начинает действовать на нервы ваша дурацкая бравада и ваша глупость.

- Да что вы волнуетесь так, миледи? Никуда эти субчики не сбегут. А утром приедет хозяин и решит, что с ними сотворить. Только так вам скажу, обоих этих сукиных детей мы на кусочки порежем, слово!

- Избавьте меня от мерзких подробностей. Теперь идите прочь, не хочу с вами разговаривать.

- Небезопасно ходить благородной даме по лесу-то. Можбыть, парочку молодцов вам приставить, а?

- Ваши молодцы не стоят на ногах. Не беспокойтесь, я могу за себя постоять. Послушайте моего совета, отправьте половину людей в лесной лагерь. У меня предчувствие. Девку, которая была с ликаном, вы так и не нашли.

Опаньки! Когда я увидел, как совершенно по-собачьи вервольф радовался появлению Ричарделлы, я сразу заподозрил что-то неладное. А теперь все стало понятнее понятного. Итак, великолепный сэр Гас Вандайн - оборотень. Интересное кино...

- Будет исделано, миледи, - заявил Кацбалгер.

- Смотрите, Жиль, вы головой отвечаете за пленников. Если они сбегут, я вам не завидую.

- Будьте спокойны, миледи.

Белокурая бандерша вскочила в седло и галопом вынеслась со двора фермы. Кацбалгер продолжал стоять во дворе и смотреть ей вслед. Я с трудом поборол желание врезать этому уроду серпом по репе, и слава Богу - пару мгновений спустя из дома вышло еще двое мерзавцев.

- Зла... злая чегой-то эта... ик... эта Рена, - выдавил один из них.

- Да уж, сука! - Кацбалгер плюнул себе под ноги. - Слышь, Кышпа, возьми Зюзюлю и Точильщика и топайте в лесной лагерь.

- Зачем это? - удивился второй.

- Рена так приказала. А приказ - он и есть приказ.

- Понял, - Кышпа рукавом подтер нос и слинял в дом.

Кацбалгер и второй бандит остались на крыльце. Но тут в доме поднялся пьяный гвалт: я так понял, что ни Зюзюле, ни Точильщику совсем не улыбалась перспектива оторваться от застолья ради охраны узников.

Я сидел под стеной, прислушиваясь к шумной перебранке внутри. Наконец, все стихло, и на улицу вывалились три пьяненьких и рассерженных перца, вооруженных топорами и самострелами. Я дождался, когда они свалят со двора. Теперь, когда моих врагов стало немного меньше, можно переходить ко второму акту спектакля.

Очень осторожно, чтобы не засветиться, я заглянул в разбитое окошко. В доме осталось четверо бандитов - они сидели за большим столом и продолжали гудеть. Из оружия при них были только ножи и кинжалы. В углу у двери я заметил парочку арбалетов и колчаны со стрелами. Кацбалгер сидел ко мне спиной, опершись локтями на стол, и что-то наворачивал из большой миски.

Будь у меня при себе меч или хотя бы кинжал, я бы не раздумывая ворвался в дом и навел шорох. Но у меня всего лишь тупой серп. Впрочем, налицо были все признаки того, что компашка явно приняла лишнего. Один из разбойников начал клевать носом и в конце концов свалился на стол. Еще через четверть часа другой разбойник поплелся куда-то, еле переставляя ноги. Я ждал. А потом услышал голос Кацбалгера:

- Царап! - И еще через несколько секунд. - Фига! Кля..клянусь своим кар...карманом, слабаки вы! Сла-ба-ки!

Шатаясь, трактирщик вышел во двор. Я подумал, что второго такого случая у меня не будет. В последний момент я все же поддался порыву человеколюбия и вооружился найденной у стены тяжелой доской. Подкравшись к Кацбалгеру, который возился с завязками своих штанов, я от всего сердца нагрузил его этой доской по башке. Кацбалгер без звука ушел в глубокий нокаут.

На всякий случай я связал голубчику руки его собственным кушаком и прокрался в дом. Двое из разбойников сидели ко мне спиной, третий лежал на столе в луже собственной блевотины. Прямо у двери стояли арбалеты: я тихонечко взял один из них, оттянул рычагом тетиву. Орех арбалета громко щелкнул. Ближайший ко мне разбойник встрепенулся, повернул голову.

- А-а-а-а-а! - протянул он, пытаясь поймать меня в фокус. - Чо-о-о?

- Тихо! - шепнул я, наставив на него арбалет. - Кинжал на пол!

- А-х-у-у-у-у! - выдохнул разбойник и, замахав руками, пошел на меня.

Я нажал на спусковой рычаг. Кованый железный болт с чавканьем вошел бандиту под ребра, он всхлипнул и повалился на пол. Второй разбойник вскочил из-за стола, зацепил ногой табурет и рухнул на пол, вопя и матерясь. Перезаряжать арбалет я не стал, просто врезал им разбойнику, целясь в голову. Хрястнула кость, и бандит заткнулся. Третий из головорезов пребывал в глубокой пьяной отключке, и я вздохнул с облегчением - убивать его не было никакой надобности.

Покончив с врагами, я активировал "Светляк" и начал обыскивать ферму, пытаясь найти свои вещи, но во всех ящиках и ларях было только грязное тряпье и разный хлам. Я нашел пару кожаных башмаков, подходивших мне по размеру, и только. Как-то случайно на глаза мне попался смятый клочок бумаги, лежавший на полу у горящего очага: мне показалось, что это бумажку хотели бросить в огонь, но не докинули до цели. Я поднял бумажку и почувствовал запах дорогих духов. Наверняка ее здесь оставила эта мерзавка Рена. Я развернул клочок: это был смятый маленький конверт, а внутри оказалось письмо, написанное на имперском языке. Очень интересная эпистола оказалась, а главное - я, наконец-то, нашел способ подобраться к Рискату:

Ты меня разочаровываешь, Шукра. До меня дошли слухи, что ты по-прежнему ведешь дела с шайкой грязного саграморца Кацбалгера. Учти, я этим недоволен. Мне неприятно, что в наше святое дело вовлекаются разные подонки. Однако, коль скоро ты используешь этих бандитов, постарайся использовать их с умом, а не только для личного обогащения.

Теперь о деле. Медальон следует передать моему агенту в Лоэле. Он будет ждать тебя на старом городском кладбище каждую ночь с воскресения на понедельник, рядом со склепом графа Тарлога. Ты покажешь ему мой перстень и скажешь пароль: "Истина и путь". Отдашь ему медальон Черного Венсана, а он отдаст тебе деньги. После этого ты отправишься в Университет Корунны и встретишься с профессором Лавалетом. Назовешься представителем Фонда изучения древностей, отдашь ему полученные от агента деньги якобы как очередную часть гранта и предложишь себя в качестве боевого мага для охраны раскопок в Орморке. Я специально послал тебе своих лучших гримлингов, чтобы с их помощью ты смог подобраться к Орморку. Используй их способности на благо нашего святого дела. Я свяжусь с тобой, когда ты мне понадобишься.

Учитель

Я ошибся - письмо здесь оставил сам Шукра. Но это уже не имело значения. Письмецо было ценной находкой: ясен пень, что Учитель и есть человек-призрак Шамхур Рискат. Я засунул письмо в спорран и продолжил поиски своих вещей, но ферма была пуста. Делаем вывод - если моего добра нет на базе бандитов Кацбалгера, значит, оно у Захариуса-Шукры. Пора побеседовать с трактирщиком.

Кацбалгер очнулся не сразу - видать, я его крепко приложил доской. Но когда он пришел в себя, то сразу узнал меня и взвыл от страха.

- Н-не уб-бивайте! - выдавил он, выстукивая зубами чечетку. - П-пааажалуйста!

- Это от тебя зависит, чмо болотное, - я приставил к его горлу кинжал, позаимствованный у одного из убитых бандитов. - Значится, так: мы не окончили разговор в Мартенеке. Серия вторая: сейчас ты мне расскажешь, во-первых, где Захариус, а во-вторых, куда вы подевали мои вещи.

- В-ввещи у-у За..Захариуса.

- А где Захариус? Ну, говори, урод! - Я кольнул трактирщика кинжалом, и он заскулил, как побитая дворняга.

- Он.. он у л-леди Рены жи...живет, - прохныкал Кацбалгер. - Он... меня за...заставил!

- Ври больше, сволочь. Сам, небось, на большую дорогу подался с радостью, бабосы кистенем заколачивать. Я-то помню, как меня твои морды у пещеры чуть не прибили из-за фляги с акваголем.

- Я...я не виноват. Я отдам вам долг, добрый сэр.

- Какой еще долг?

- Деньги вашего отца, - Кацбалгер от страха трезвел прямо на глазах. - Двенадцать тысяч дукатов.

- Сколько? - Я не поверил своим ушам. - Ты говорил, отец вложил в твое дело двенадцать дукатов.

- Двенадцать, но только тысяч, - Кацбалгер попытался мне улыбнуться.

- Наколпачил меня, сука? А я, значит, должен оставить тебе жизнь, да?

- Вы... вы деньги получите!

- А почему я должен тебе верить? Может, ты меня опять разводишь, как... как лоха.

- К- клянусь!

- Я тебе не верю.

- Слово чести! - взвыл Кацбалгер. - Можете сам проверить, добрый сэр. Ваши деньги лежат в моем сундуке в трактире. Ступайте и возьмите их. Ключ у меня в кошеле лежит, тута. Только, во имя Бессмертных, не убивайте!

- Ладно, - я вытащил из калиты Кацбалгера ключ и убрал кинжал. - Живи пока. Только помни, гнида, я ведь вернусь, если ты меня наколол.

- Я правду говорю!

- Врет, - услышал я возмущенный голос.

Я обернулся. В воротах фермы стояли Вандайн и Ричарделла. Рыцарь-оборотень был снова в человеческом облике, при шикарных доспехах и мече.

- Посторонись, приятель, - заявил мне имперец. - Теперь я по своему побеседую с этими сволочами.

- Да ту, почитай, уже нет никого, - сказал я. - Я уже все разрулил.

- Да? - Имперец как-то странно на меня посмотрел, потом взял за локоть, отвел в сторону и зашептал горячо: - Хочу тебе сказать, собрат рыцарь, что в твоих интересах было бы молчать о том, что ты видел этой ночью.

- Ты мне угрожаешь?

- Нет. Пока прошу. Любезно.

- Ладно, заметано. Разбирайся с этой швалью, а я валю отсюда. У меня в Балке осталось незаконченное дело.

- Помни, что я тебе сказал.

- Не беспокойся. Меня все это не касается.

- А ты благородный человек, хоть и варвар, - сказал с видимым облегчением Вандайн.

- Я бы на твоем месте не бросался словечками вроде "варвар". Не люблю, когда меня оскорбляют, - я посмотрел на Ричарделлу, которая впервые с момента нашей первой встречи смотрела на меня с интересом. - Ладно, бывайте. Спасибо за помощь. Может, еще когда и пересечемся.

Глава десятая: Первое испытание

Задание обновлено, вредоносный НПС обезврежен

В Балк я пришел еще до рассвета. Поскольку я совершенно не помнил, где живет миледи Рена, пришлось расспрашивать ранних прохожих. Результат меня обескуражил, никто ничего не знал о леди Рене. Все делали удивленные глаза и говорили, что благородной дамы с таким именем в Балке нет.

Потаскавшись с полчаса по городу, я зашел в местный филиал Боевого Братства. Комиссар Братства, худой лысый имперец в поношенной одежде и с двумя короткими мечами на поясе, с пренебрежением оглядел меня с головы до ног, но все же соизволил выслушать меня.

- О банде-то я знаю, - сказал он, когда я закончил говорить. - Но вот про гримлингов и мага по имени Шукра впервые слышу. И честно говоря, тебе не верю. Ты вообще кто такой будешь?

- Меня Руди фон Данциг прислал.

- Руди, говоришь? А рекомендательное письмо где?

- Оно было у моей спутницы. Но ее похитили. Спутницу в смысле. Так что письма у меня нет. Есть только вот это, - я протянул имперцу записку, найденную в логове бандитов. Он равнодушно пробежал ее глазами и отдал мне.

- Фальшивка, - сказал он. - Ложный след.

- Я не был бы в этом так уверен.

- Послушай, приятель, уж не знаю, чего ты хочешь, но только за четверть часа до тебя тут был настоящий рыцарь, посланный Братством. И он привез неопровержимые доказательства того, что с бандой покончено. Не желаешь ли взглянуть?

- Да уж хотелось бы.

- Тогда пошли, - имперец подвел меня к большой корзине в углу зала и сдернул с корзины накрывавшую ее тряпку. Меня затошнило. В корзине лежали окровавленные головы, одна из которых принадлежала Жилю Кацбалгеру.

- Так, - сказал я, когда меня отпустил рвотный спазм. - Вандайн, не так ли?

- Вандайн и Ричарделла. Лучшие воины во всей империи. Гордость Империи. Это они покончили с бандой. А ты лузер и дешевый сказочник. Если даже тебя прислали из Лоэле, можешь поцеловать меня в зад и отправляться обратно, никаких рекомендаций я тебе не дам. Будешь там рассказывать дурацкие сказки про гримлингов и шпионов Риската.

- Ну, хорошо, - я понял, что Вандайн меня обставил по всем статьям, и никакие мои объяснения теперь не помогут, - тогда один вопрос. Что ты знаешь, добрый сэр, о женщине по имени леди Рена?

- Леди Рена? В городе нет женщины с таким именем.

- Я слышал, что разбойники ее так называли. И она мне так представилась. Она блондинка, очень светлая, с голубыми глазами, - я начал описывать имперцу подружку Шукры. Внезапно воин расхохотался.

- С каких это пор шлюхи стали называться благородным титулом "леди"? - спросил он. - Конечно, я знаю эту, как ты говоришь, Рену. Первый раз слышу, что ее имя Рена. Если это та проблядушка, о которой я думаю, то ее зовут Крашеная Мими. Она живет рядом с Площадью Короля Порто. Советую зайти к ней, если у тебя есть лишняя пара дукатов - она отлично делает минет.

- Учту. Спасибо, вот теперь ты мне реально помог.

- Желаю хорошо повеселиться, парень.

- Послушай, - спросил я имперца, - а я могу взять у вас напрокат какое-нибудь оружие? Обещаю, отдам в целости и сохранности.

- Вообще-то не положено. Но судя по твоему жалкому виду, ты действительно по уши в дерьме. Какое оружие предпочитаешь?

- Что-нибудь рубяще-колющее.

Я вышел из представительства Братства хоть и в расстроенных чувствах, но с некоторой надеждой. Во-первых, я разжился длинной шпагой, чуть тяжеловатой, но острой и довольно удобной. Во-вторых, мне удалось напасть на след Рены. Хуже то, что я не выполнил задание Братства, не прошел первое испытание. Ай, Вандайн, ай, молодца! Натаскал я для него каштанчиков из костра.

Стоп! Меня как молнией ударило. Сразу вспомнилось, что рассказал мне Консультант о неведомом хакере, устроившим весь этот бардак. В момент проведенной им атаки он находился в виртуальной реальности, как и я. Он здесь, и он будет пытаться найти способ выбраться в свой мир. Выполнять свой собственный Главный Квест. Он обязательно будет разыскивать артефакты вместе со мной. И в этих поисках мы обязательно должны будем пересечься. Он выполняет свой Главный Квест, я свой. И еще, то, что вирус "Клонер" был создан этим парнем для одной-единственной цели. Он позволял его создателю использовать все бонусы и артефакты, полученные другими участниками одной очень популярной сетевой игры и, соответственно, присваивать себе их результаты. Вандайн присвоил мою победу. Уж не он ли мой главный противник?

Мне нужно с ним обязательно встретиться еще раз. Но уже с магофоном. Только детектор Доппельмобера сможет определить, кто такой на самом деле Вандайн - местная достопримечательность, или пришелец из моего мира. И значит, я должен кровь из носу вернуть свои вещи.

Мать твою тру-ля-ля, как же все запутано-то!

Тем не менее, надо заняться Реной. Это сейчас главная задача.

Четверть часа спустя я был на Площади Короля Порто. Я начал расспрашивать нищих, но они клянчили у меня деньги, а вот денег у меня не было. Тогда я обратился к какой-то старушке, бредущей по площади с облезлым мопсом под мышкой.

- Срамник! - пожурила меня старушка. - И как не стыдно даже спрашивать об этой бесстыжей Мими?

- Мамаша, у меня к ней дело. Важное.

- Знаю я эти ваши дела! Вон ее дом, крайний у спуска.

- Респект, мамаша, - поблагодарил я и побежал к дому.

Дом оказался запертым. Ломиться в закрытую дверь среди бела дня было совсем неблагоразумно, и я обошел дом, пытаясь найти черный ход. Его не оказалось. Поразмыслив немного, я решил влезть в окно. Ставни были заперты изнутри, однако мне удалось концом шпаги подцепить крючок и открыть одно из окон. Оглядевшись по сторонам, я влез вовнутрь. Все точно, это то самое место, где я был. Похоже, дом был пуст. Сняв башмаки, я на цыпочках пробрался в холл и по лестнице поднялся на второй этаж. В первой комнате не было никого, вторая тоже была пуста. Дверь третьей была заперта изнутри. Я опять использовал шпагу и сумел откинуть крючок.

Оба-на! На кровати дрых без задних ног Захариус Сто Бутылок, собственной персоной. Я сразу узнал этого козла. Судя по крепкому запаху перегара, ученик Риската накануне хорошо погулял.

Помня, что Захариус маг, я не стал особо мудрствовать, как мне быть. Поднял с пола тяжелое покрывало, набросил парню на голову и заехал ему по башке эфесом шпаги. Шукра булькнул, дрыгнул ногами и обмяк. Я размотал покрывало - рискатовский шпион был в отрубе. На его лбу наливалась радующим глаз пурпуром здоровенная шишка.

- Это тебе за то, что убил меня, козел, - сказал я.

Комната была завалена самым разным хламом, - похоже, добычей с праведных трудов бандитских, - и я с тоской подумал, что искать мои вещи придется очень долго. Но в этот миг мне пришла в голову отличная идея.

- Шаба! - позвал я громко. - Ты где?

- Я здесь, хозяин! - радостно пискнул знакомый голосок откуда-то из-под кровати.

Я заглянул под кровать Шукры и вытащил оттуда здоровенный плоский сундук. Ключ от него я обнаружил в штанах мага и отпер крышку. Шаба прямо вся засияла, когда я взял ее в руки.

- Милый хозяин! - проворковала она. - Как я рада, как я рада! Мне было так плохо в этом сундуке!

- Помолчи, дорогая, - попросил я и занялся содержимым сундука.

Мой гномий композит, ножи и кольчуга сгинули без следа, но катана Такео, щит, магические кольца, карта локаций, мои сапоги огнеходца и магофон были тут. Похоже, Шукра забрал себе все, что обладало магической силой, остальное разобрали братки Кацбалгера. Тут же, в закрытой коробочке, я нашел медальон Венсана Уйе. Еще одной приятной находкой стал мешок с золотом. В другой коробке лежали склянки с зельями, серебряный браслет с искусной гравировкой и два свитка. Я развернул один из них и прочитал следующее:

Шукра!

Мой агент сообщил мне, что ты ведешь дела с Кацбалгером и его разбойниками. Берегись! Если власти получат доказательства твоей противозаконной деятельности, я не смогу тебе помочь. Немедленно оставь Саграмор и перебирайся в Авернуа. В Балке найдешь моего агента Рену. И помни, что я слежу за тобой.

Учитель

P.S. Гримлинги будут ждать тебя на Гибельной топи. Дальнейшие указания получишь от Рены.

- Приплыли, брателло, - сказал я бесчувственному Шукре, пряча письмо. - Это твой смертный приговор, и я его доставлю по назначению.

Второй свиток был написан на альбарабийском языке. Всего несколько фраз очень странного содержания:

Иди Истинным путем, и обретешь милость в очах Владыки.

Помни, что предательство приведет тебя в объятия Смерти.

Нигде и никогда не укроешься ты от Ока Владыки.

Наша цель близка. Наше царствие грядет.

Пророчества не лгут. Источник близок, и печать будет снята.

Желание Владыки исполнится.

Истинный путь будет пройден верными.

Помни, ты один из Избранных мною!

У меня не было никакого желания гадать, есть ли этой белиберды какой-нибудь тайный смысл. Гораздо важнее то, что я отыскал-таки свои причиндалы, пусть и не все, да еще паче ожидания и медальон Заламана вернул. Я был вправе гордиться собой. Одна загвоздка - в сундуке не оказалось перстня Риската. Без него я не смогу встретиться с агентом. Надо поискать получше.

Перстень оказался на пальце Шукры. На черненой печатке была изображена голова тигра. Помнится, тот же самый знак я видел на ларце, в котором Шукра в Мансее держал свои зелья. Отлично, дело сделано. Надо убираться из этого дома.

Перед уходом я добросовестно закатал мага в ковер и уложил поперек кровати, а затем быстренько покинул дом. Никто меня не видел, все было сделано на пять с плюсом.

Имперец-комиссар был удивлен, когда я заявился к нему вернуть шпагу. Я так понял, его поразила не моя честность, а моя катана. Но еще больше его удивило письмо, которое я забрал у Шукры.

- Надеюсь, сэр, ты не скажешь теперь, что это подделка? - язвительно спросил я.

- Теперь не скажу. Сейчас же пошлю людей арестовать этого Захариуса. По правде сказать, он мне всегда был подозрителен. Отличная работа, приятель.

- Ну-ну. Так как насчет испытания?

- Убедил, - имперец больше не смотрел на меня с пренебрежением. - Сейчас подготовлю рапорт для фон Данцига. Жди здесь.

Он вышел из приемной, а секунду спустя появился Консультант.

- Поздравляю вас, Алекто! - сказал он мне преувеличенно-радостным тоном и подал свиток. - Ознакомьтесь, прошу вас.

Я сломал печать, развернул свиток и прочел рескрипт о своем очередном повышении:

Дорогой игрок Главного Квеста!

Спешим уведомить Вас, что Вы перешли на одиннадцатый уровень. Вам присвоен статус "Странствующий рыцарь - гроза разбойников". Вам присвоены следующие очки опыта: стрельба - 1, выживание - 2, обаяние - 2, искусство взлома - 1, репутация - 2. Поздравляем!

Осмелюсь напомнить, что при переходе на новый уровень, Вы получаете право на приз. Вам предлагаются:

Деньги - 1500 дукатов

Здоровье - + 10 единиц (действие постоянное)

Снаряжение - серебряная уэссанская кольчуга и перчатки. ( Класс защиты 3, авторская работа кузнеца Эмира Харалуги, Цена за единицу 825 дукатов. Перчатки бесплатно. )

Магические способности - способность читать магические тексты.

Напоминаем Вам, что Вы можете выбрать ТОЛЬКО ОДИН приз. Вы сможете активировать свой приз в трактире "Боевой Конь" в Балке.

Искренне Ваша

Компания "Риэлити".

- Вот так бы давно, - сказал я довольно, прочитав свиток. - Кстати, по условиям Квеста мои гномий меч и кольчуга являются вечными предметами. Почему мне их не вернули?

- Вы утратили эти вещи в ходе выполнения Главного Квеста, и в этом случае возвращению они не подлежат. Сожалею.

- Ага, ложка дерьма в мед. Жаль, меч был отличный. По поводу приза - я выберу кольчугу.

- Весьма мудрый выбор. Есть вопросы?

- Вы знаете что-нибудь о Марике?

- Увы, ничего. Имперские маги хорошо охраняют свои тайны. Вы мне не верите?

- Сделаю вид, что поверил.

- Если хотите быстро добраться до Лоэле, используйте почтовый дилижанс. Он отправляется через два часа с главной площади Балка.

- Рыцарь на дилижансе? - Я вспомнил свою поездку на единороге и вздохнул. - Пожалуй, вы правы. А коня где тут можно купить?

- У шепелявого Тимати. Он продает боевых лошадей всего за две тысячи дукатов.

- Дорого. Лучше дилижанс. Что за браслет был в сундуке Шукры?

- Браслет Обаяния. Помогает нравиться людям.

- А зелья?

- В синих флаконах тинктуры восстановления здоровья и энергии, в зеленых - эликсир ночного зрения. Еще вопросы?

- Нет. Благодарю за информацию.

- Тогда до встречи, мессир Алекто.

Он по своему обыкновению растворился в воздухе. А ко мне уже шел комиссар с грамотой в руке.

- Вот, держи, парень, - сказал он и протянул рекомендацию. - А теперь извини, дела ждут. Пойдем брать твоего бандита.

- Желаю успеха, - я пожал имперцу руку и вышел на улицу. На душе было светло и хорошо, хотелось петь. Еще один день прожит не зря. Теперь самое время отправится в "Боевой конь", забрать свой приз, выпить пива и отведать местной хваленой колбаски. А потом отправиться в Мартенек - благо, тут недалеко до саграморской границы, - и забрать из сундука покойного Кацбалгера наследство папаши Пертинакса.

И еще - самое время в деталях обдумать план операции "Пятая реликвия".

Глава одиннадцатая: Белая лошадь

Не, на такой спам я жаловаться не буду!

В последующие пять дней я был очень занят. Во-первых, я получил свой приз. Серебряная кольчуга с наплечниками и наборным латным поясом оказалась весьма эффектной на вид и очень легкой - не более пяти кил весом, так что ходить в ней было совсем не утомительно. Во-вторых, я зарулил в Мартенек за деньгами. В таверне, принадлежавшей Кацбалгеру, меня встретили его сыновья - два тщедушных хилых типа с бегающими глазками. Ясен пень, про героическую кончину папаши-отморозка я им ничего не сказал. Представился корешом их отца и заявил, что Кацбалгер поручил мне привезти ему деньги из сундука.

- А чегой-то батяня сам не приехал? - с подозрением осведомился старший из сыновей, поедая меня взглядом.

- Некогда ему. Его хозяин припахал по полной. А ты мне, что не доверяешь, баклан? Тогда на, глянь, - я сунул парню под нос свою левую руку с перстнем Шукры на пальце. - Узнаешь сигнетик?

- Вроде как Захариуса кольцо, - промямлил парень. - Выходит, верно ты говоришь.

- А ты мне не поверил, холоп? - Я сделал зверскую физиономию. - Тебя что, прямо тут на кусочки нашинковать?

- Да ладно, господин хороший, это я так, пошутковал трохи, - парень испуганно попятился от меня. - Идите наверх, там сундук-то.

Сундук Кацбалгера был великолепен - он был полон золотом до самой крышки. Зрелище, достойное пещеры Али-Бабы или Форт-Нокса. Но меня эта картина натолкнула на невеселые мысли. Сколько народу лишилось жизни ради того, чтобы проклятый паук сумел собрать такие сокровища? Есть повод гордиться собой - разбойничья карьера Кацбалгера завершилась не без моего участия. И еще, я почти с отвращением подумал о человеческой жадности. Иметь столько денег, и жить в грязной халупе, больше похожей на сарай, объегоривать любого, с кем тебя сводит жизнь, ради пары монет прибыли, чахнуть над каждой копейкой? Мне это все было непонятно. Хотя, чего я так удивляюсь, об этом, помнится, еще Пушкин Александр Сергеевич писал.

Унести все это добро я не мог, сундук весил, наверное, не меньше полутонны. Я отсчитал двенадцать тысяч дукатов, которые честно причитались мне по завещанию покойного папаши Пертинакса, закрыл крышку, бросил ключ на стол - из принципа не возьму разбойничье золото! - и покинул Мартенек, с трудом таща тяжеленную сумку, набитую деньгами.

После Мартенека я не удержался и завернул в Мансее. Даже Марика не заставила меня забыть о моей милой мадам Франсуаз. А юная трактирщица так обрадовалась, увидев меня, что просто кинулась мне на шею. Надо ли говорить, что сразу вслед за моим появлением в трактире "Ручной единорог" на его двери появился висячий замок, а милая Франсуаз вместо того, чтобы обслуживать своих посетителей, потащила меня наверх, в гостевой номер, и мы тут же занялись крайне нужным и полезным делом - любовью.

- Ангел мой, - сказал я трактирщице, когда мне было позволено немного отдохнуть, - я все это время думал только о тебе. И мне очень хотелось сделать тебе что-нибудь приятное. Маленький подарок.

- Ты уже сделал мне подарок, - промурлыкала она, обхватив меня ногами. - Хочу еще!

- Непременно, мой круассанчик. Но сначала давай разберемся с одним небольшим дельцем. Я тут получил наследство и хочу вложить энную сумму в твой бизнес.

- Куда вложить?

- В твой трактир. Короче, у меня есть тринадцать тысяч дукатов.

- О! - Глаза Франсуаз распахнулись на пол-лица. - Тринадцать тысяч золотых?

- И ни совереном меньше. Двенадцать штук я получил в наследство, и еще тысячу получил в уплату за одну работенку. Я хочу оставить эти деньги у тебя. Не все, конечно, пару тысяч я заберу, потому что мне очень нужна лошадь.

- Ты собираешься купить конину за две тысячи золотых? - ужаснулась Франсуаз. - Никогда! Я не позволю. Лошадь можно купить гораздо дешевле.

- Вряд ли. Я...

- Ни слова больше. Утром пойдешь в северный конец Мансее к нашему лошаднику мэтру Альдомаре. У него отличные кони, и он продаст тебе любого за гораздо меньшую сумму.

- Он что, благотворительностью занимается?

- Нет, просто мы с ним друзья.

Я не стал уточнять, какого сорта дружба связывает Франсуаз и мэтра Альдомаре, однако понял, что глупо спорить с работником торговли относительно честных цен и правильного вложения денег.

- А разницу мы вложим в мою таверну, - сказала Франсуаз, поцеловав меня в кончик носа. - Твоих денег хватит на то, чтобы превратить "Ручной единорог" в настоящий отель с гостевыми номерами. Я сама куплю мебель для них. Знаешь, что я придумала?

Я лежал и слушал ее милую чисто женскую болтовню о том, какие в номерах будут занавески, какие кровати и какие покрывала на кроватях, какого цвета мы купим шпон для коридоров, какие канделябры поставим в вестибюлях и прочее, и прочее, и прочее.

- А потом, когда мы поженимся, - заявила она на закуску, - мы построим большой дом, и в нем будет спальня под балдахином, как у знатных дам. И на этой кровати мы будем днем и ночью делать вот это, - и мадам Франсуаз тут же на практике показала мне, что она собирается делать на кровати под балдахином днем и ночью.

Признаюсь, в эти мгновения я еще больше полюбил Марику. Она никогда не говорила мне о женитьбе. Ни разу ни заикнулась о розовых шелковых гардинах, кружевных простынях и пижамках с аппликациями. И я почему-то слегка пожалел о том, что решил из Мартенека заглянуть в Мансее.

Трактирщица - она и в Африке трактирщица, и ничего тут не попишешь. Однако мой капитал она уж точно приумножит, даже говорить не стоит.

Утром Франсуаз накормила меня роскошным завтраком, а затем еще раз показала свою практичность - выписала мне расписку на десять тысяч золотых, которые отныне были инвестированы мной в ее предприятие. Расписку мы скрепили нашими подписями и долгим поцелуем, а после я с тремя тысячами дукатов в кармане - мне все-таки удалось убедить Франсуаз в том, что деньги мне могут понадобиться не меньше, чем ей, - отправился к мэтру Альдомаре за лошадью.

Альдомаре оказался до тошноты подобострастным сухоньким мужичком неопределенного возраста. Узнав, что меня прислала Франсуаз, он тут же повел меня на конюшню, где стояли в стойлах десятка два лошадок. Я хотел выбрать конягу посмирнее и поспокойнее и присмотрел рыжего мерина с добродушными глазами по кличке Альфред, за которого Альдомаре запросил всего восемьсот дукатов. Но когда вопрос был, казалось, почти решен, стоявшая в соседнем стойле белоснежная лошадь внезапно начала ржать и сердито перебирать ногами.

- Чего это она? - спросил я торговца.

- А, не обращайте внимания, милорд! - махнул рукой торговец. - Это Ариа. Хорошая лошадь, молодая, резвая и выносливая, хоть и помесь - ее мать Арлена была чистокровной альбарабийской кобылой, а отец Иарус имел честь принадлежать к почтенной породе уэссанских гунтеров. Но иногда мне кажется, что в нее вселилась душа моей покойной жены. Своенравная и упрямая до ужаса. Уже полгода не могу ее продать, не подпускает она к себе покупателей, хоть ты тресни. Брыкается, лягается, кусается, как бешеная. Сдать ее на колбасу у меня духу не хватает, но я уже смирился, что продать эту скандалистку мне вряд ли удастся. Так что рано или поздно она окажется на скотобойне. Бросовая кобыла, одни словом.

- Наверное, она ждет принца, - пошутил я.

К моему удивлению, лошадь встретила мою шутку радостным ржанием. Мы с Альдомаре переглянулись.

- Эй, красотка, но я-то не принц, - сказал я, обращаясь к лошади.

Ариа зафыркала, тряхнула роскошной расчесанной гривой и потянулась ко мне мордой из стойла.

- Похоже, вы ей нравитесь, - сказал мне торговец, и я услышал в его голосе удивление.

- Ариа, я тебе нравлюсь? - спросил я у лошади.

Белая коняшка ответила мне радостным ржанием.

- Кажется, я неотразимо действую на женщин, даже если они четвероногие, - сказал я, ласково потрепав Арию по морде. - Я бы купил ее. Но я плохой наездник. И эта лошадь стоит наверняка дороже восьми сотен.

- Милорд, была бы это нормальная лошадь, меньше чем за три тысячи золотых я бы ее даже герцогу Альбано не уступил. Но вам отдам за восемьсот, как договорились за Альфреда, плюс двести полная сбруя и седло, - расщедрился Альдомаре. - А насчет наездника... Давайте оседлаем Арию, и попробуйте прокатиться на ней. Если вы ее заинтересовали, она не будет, как мне кажется, шибко выделываться.

- Хорошая мысль, - сказал я. - Седлайте!

Через четверть часа я уже сидел верхом на белой лошадке по имени Ариа. И что вы думаете? Никакого сравнения с тем ужасом, который я испытал, когда ездил на единороге. Ариа сама без моей просьбы показала мне все виды конского аллюра - пошла сначала ступой, потом шагом, переступом, приструской, затем, убедившись, что я крепко сижу в седле, перешла на рысь, затем на развал, а после показала, что отлично идет иноходью. Альдомаре смотрел на нас во все глаза. После этого Ариа испытала мои навыки верховой езды, перейдя с проезда на перевал, а потом рванулась в галоп. Она словно насмехалась надо мной. Или стремилась показать, какая же она душка и умница. Мы мчались по полю, и Ариа перешла с обычного галопа на карьер, а потом и вовсе понеслась растяжкой, отчего у меня сердце ушло в пятки. Но стоило мне натянуть поводья - и лошадь остановилась, а потом кокетливо, изящным шагом, двинулась к конюшне, у которой нас ждал мэтр Альдомаре.

- Невероятно! - крикнул он. - Глазам своим не верю. Эта лошадь рождена для вас, милорд.

- Я тоже так думаю. Вы на единороге ездили когда-нибудь?

- Не приходилось.

- После единорога эта коняшка - будто "Лексус" после "Лады".

- Что вы сказали?

- Я беру эту лошадь.

Ариа фыркнула и благодарно заржала. Я соскочил с седла, похлопал лошадку по шее, на что она мне ответила шумным выдохом, и полез за деньгами. Вот так я и обзавелся лошадью.

Из Мансее я уехал через день. Конечно, Франсуаз рассчитывала, что я задержусь у нее подольше, но я отговорился тем, что в Лоэле меня ждут важные дела. Через два дня, в субботу утром, я был в столице Авернуа. И первое, что я сделал - отправился в Боевое Братство.

Несмотря на ранний час Руди фон Данциг был занят - мажордом сообщил мне, что у делопроизводителя в кабинете сидят сразу два кандидата на вступления в Братство. Попутно Мальден напомнил мне про катану. Я отговорился тем, что мой гномий меч сломался в схватке, и мне теперь будет просто нечем сражаться, если я отдам ему клинок Такео. Мажордом был расстроен, но уговаривать меня не стал.

Вскоре из кабинета фон Данцига вышли кандидаты - ну очень прикольные ребята. Оба были в старых железных латах, и по этой причине шли медленно и при ходьбе громыхали, как груженный металлоломом самосвал. Я тут же мысленно окрестил их "чугунами". Кроме того, эти двое, по-видимому, были близнецами - оба одного роста, комплекции и на одно лицо. Различить их можно было только по вооружению: у одного был старый длинный меч, а у второго - булава.

- Приветствую, собрат, - сказал мне один из "чугунов", тот, что с мечом, протягивая руку. - Я Джон Сламбо из Лоджа. А этой мой брат Эрик.

- Рад знакомству, - ответил я. - Желаете вступить в Братство?

- Всей душой! - напыщенно ответил Джон Сламбо. - Мы с братом ищем славы и почестей. А еще мы мечтаем прославить нашими подвигами благородную леди Кимберли Бейнзингер из Кардауэлла. Самую прекрасную и добродетельную деву на свете. Или ты так не считаешь, собрат рыцарь?

- О, готов прославлять ее вместе с вами! - воскликнул я: мне совершенно не улыбалась перспектива терять время на разборки с этими чудиками. - Истинно, леди Кимберли образец красоты и благородства.

- Ты знаешь ее? - с неожиданными подозрением осведомился "чугун".

- Эту великолепную блондинку с потрясающей фигурой? Много слышал о ней в родном Хирне, - тут же ответил я.

- И от кого, если позволено спросить?

- От других рыцарей. Возможно, мы говорим об одной леди, не так ли?

Лицо "чугуна" приобрело прокисшее выражение. Видимо, парень даже представить не мог, что они с братом единственные, кому пришло в голову прославлять по миру красоту леди Кимберли. Я не стал вдаваться в подробности и поднялся к фон Данцигу в кабинет. Делопроизводитель прочел донесение из Балка и тут же поздравил меня с прохождением первого испытания.

- До тебя тут уже Вандайн побывал и весьма лестно о тебе говорил, - заметил попутно фон Данциг. - Сказал, что боец ты, может, и неважный, но отваги тебе не занимать.

Неважный боец? Я чуть не задохнулся от ярости, но все же взял себя в руки. И вместо того, чтобы рассказать, что из себя представляет этот урод Вандайн, я выдал ответный комплимент. Похвалил мужество Вандайна, а главное - сообразительность его помощницы-блондинки.

- Короче, первое испытание ты прошел, - сообщил мне фон Данциг. - Готов ко второму?

- Всегда готов.

- Это хорошо. У нас лежит заявка от одного негоцианта из Ло-де-Мало. У него какая-то проблема на складах товаров. Отправляйся туда и реши вопрос.

- А Вандайн?

- Он тоже получил задание. Но в другом месте.

- Хорошо, отдохну немного и займусь вашим негоциантом.

- Желаю успеха.

Когда я вернулся в холл, "чугунов" уже не было. Бертье Мальден посмотрел на меня умоляющими глазами, но о катане больше не заикался. Я помахал ему рукой и вышел из здания Братства. Теперь мне предстоял разговор с трактирщиком из "Пьяного студента".


Оценка: 6.41*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"