Астахов Андрей Львович: другие произведения.

След менестреля, пролог, глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В нашем мире его звали Кирилл Москвитин. В мире Элодриана он стал Кириэлем Сергиусом, Повелителем кошек, магом поневоле и врагом номер один для могущественного Вальгардского королевства, огнем, мечом и магией покорившего эти земли. Его разыскивает зловещий Звездный Орден, а он сам пытается найти свою сотрудницу Веронику, попавшую в другую реальность вместе с ним, и таинственного менестреля де Клерка, человека из 14 века, который по невероятному стечению обстоятельств является его отцом и виновником происходящих в Элодриане событий. Найти де Клерка и Веронику и вернуться домой, в свой мир и свое время - это главная цель для Кирилла. Но есть еще Элодриан, и какой будет судьба этого некогда чудесного мира, тоже во многом зависит от него. Ибо битва началась, и остаться в стороне не получится

  
  
  
   Андрей Астахов
  
  
   След менестреля
  
  
   Пролог
  
  
  ...Мне трудно вспомнить все в подробностях, но я попробую.
   Это была ночь Бури. Той самой бури, которая сопровождала мое бегство из Станфорда. Святая Инквизиция разыскивала меня, и я бежал из родного города в страхе, в неведомое, спасая свою жизнь. Буря застигла меня по дороге в Дувр: ветер сбивал меня с ног, громы гремели над головой, как обличения Господа, молнии сверкали, словно меч палача, который ждал меня. Потом начался ливень. Дорога превратилась в море грязи, и я побежал лугами, стремясь найти хоть какое-то убежище. Так я оказался на берегу моря, хотя, как помнилось мне, бежал совсем в другую сторону.
   Я смотрел на грохочущие у берега волны и чувствовал темный ужас. Сердце мое болело. Мне казалось, что все силы ада спущены с поводка в эту ночь. Воющий ветер сбивал меня с ног, соленые брызги с моря стыли на моем лице. Жуткое чувство безысходности владело мной. Берег моря был границей, за которую я не мог бежать, а позади меня была погоня. Я знал, чем все это кончится - церковный трибунал отлучит меня от церкви, а потом меня ждет казнь. Все это казалось мне ужасно несправедливым. Что я такого сделал? Я всего лишь сочинял песни, которые пел людям. Песни о том прекрасном мире, который я видел. Мире, где нет угнетения и войн, где люди свободны, где земля родит богатые урожаи, где искусства и науки не служат средством наживы, а приносят радость всем без исключения. Церковь сочла мои песни ересью, и вот я объявлен вне закона, на дверях церквей во всем графстве Кент висят прокламации о моем розыске, и если меня найдут...
   О, об этом я даже не хотел думать. Я жалел, что когда-то принял решение покинуть Долину эльфов, волшебный Элодриан. Я совершил ошибку, за которую теперь придется расплатиться самой дорогой ценой...
   Призрак появился на берегу внезапно, в тот самый момент, когда буря, казалось, ненадолго стихла. Возник из ночного мрака и двинулся прямо ко мне. Странно, но это не вызвало у меня страха. От призрака не исходил ужасный потусторонний холод, который сопровождает появление таких сущностей. Он был не ужасен, а печален. Его лицо было темным и скорбным, а глаза горели как звезды.
  - Де Клерк! - сказал он, подойдя ближе. - Я искал тебя, де Клерк!
  - Кто ты? - Я невольно отступил от привидения, прижав ладони к груди, точно боялся, что этот темный гость из загробного мира вытащит мое сердце.
  - Я тот, кто был до тебя.
  - Ты говоришь загадками. У тебя есть имя?
  - Когда-то меня звали Томасом. Сейчас мое имя - Дух.
  - Боже всемогущий! Я знаю, кто ты. Ты тот шотландский бард из дома Лермонтов, который заставил самого короля Александра плакать и смеяться. Ты был великим бардом.
  - Я нес великое бремя, подобное твоему, мой друг. Нам выпала схожая судьба - мы оба увидели мир, который смертному не положено видеть. Я удостоился милости самой королевы сидов и стал ее возлюбленным. Но это не сделало меня счастливым. Увидев совершенство и красоту мира сидов, я еще больше возненавидел уродство и жестокость мира людей.
  - Почему это случилось с нами, Томас?
  - Я не знаю. Так распорядилась судьба, и роптать бессмысленно. Ты ищешь спасения от преследующего тебя Духа разрушения, я знаю. В такие минуты человек слаб и падает духом. Я хочу помочь тебе, ибо сам прошел через подобные искушения. Ты должен сделать выбор, Вильям.
  - Какой выбор?
  - Слушай свою душу, и ты поймешь...
   Я не успел ответить барду - все вокруг меня завертелось, берег моря исчез, и я обнаружил вдруг, что стою под серым шотландским небом, затянутым морозными тучами, вокруг меня бескрайняя торфяная пустошь. В клочьях тумана прямо передо мной угадывались торчащие из земли каменные пальцы, древний языческий кромлех, камни которого были испещрены зловещими рунами.
  - Иди вперед! - сказал мне Голос ниоткуда.
   Я вошел в круг камней и сразу услышал музыку. Печальную и прекрасную песню, в которой перекликались флейта и фидель. Туманная пелена вокруг меня сгустилась в сияющую стену, и в ней, как в волшебном зеркале, я увидел картину, которая заставила мое сердце сжаться от боли и счастья. Я увидел мой старый дом, очаг, в котором горело яркое пламя. Мой давно покойный отец, молодой и красивый, сидел за столом и мастерил игрушку из куска дерева - это была игрушка для меня. У очага моя мать качала люльку и пела песню, которую я буду помнить всегда:
  
   В звездном небе звезды гаснут,
   Ярко светит месяц ясный.
   Мышка, денежку возьми,
   Нашу детку усыпи.
  
   В горле моем закипели рыдания, взгляд заволокло слезами, сердце сжалось - столько тихого счастья, столько безмятежности и добра было в этой тихой картине, что я, несчастный, гонимый, измученный выпавшими на мою долю страданиями, одинокий и преданный всеми, особенно остро ощутил свое нынешнее несчастье. Ноги мои ослабли, подломились, я упал на колени, протянул к видению руки - и все исчезло.
   Я еще не успел опомниться от увиденного, но тут новое видение посетило меня. Я узрел королевский двор Лондона, самого короля, восседающего на троне и окруженного придворными - и себя, разодетого в шелка и дама, с унизанными перстнями пальцами, с покупной арабской лютней из дорогого дерева. И я пел королю свою балладу, посвященную его подвигам. Я пел королю о том, как победоносное войско государя разбило рати изменника, французского короля, как склонилась смиренная Франция перед величием короля Эдуарда. И я видел, что суровое лицо старого короля светлеет, а глаза его полны удовольствия.
   Но увидел я тут, что за троном, на котором восседал король, появились языки пламени и столбы черного дыма. В звуки лютни вплелись удары колокола и человеческие вопли, топот лошадей и звон оружия. Я увидел кровавое поле недавней битвы, заваленное изрубленными телами, и мародеры обдирали с мертвецов пропитанную кровью одежду. Я увидел большую яму, у края которой английские лучники резали глотки пленным французам, а еще трепещущие тела их сбрасывали в эту яму, и мертвые глядели в небо полными слез глазами. Я увидел сожженные деревни, на пепелищах которых волки и одичавшие собаки обьедались человечиной. Я узрел, как над обезлюдевшими поветами, над заброшенными полями, неслись в небе четыре призрачных всадника, имя которым - Война, Чума, Голод и Смерть. И в песню, которую я пел королю, вплелись их восклицания. Они кричали: "Так хочет Король! Слава королю Англии!" Песня моя встала комом в горле, руки ослабели, и я не мог продолжать. А король Эдуард подался на троне вперед, глянул на меня сурово и сказал:
  - Ну что ты, Вильям де Клерк? Пой дальше! Я велю - пой!
   Вновь все исчезло, и вновь я обнаружил, что стою в кругу рунных камней на торфяной пустоши - там же, где и был ранее. И снова сердце мое оледенил гиблый ужас, ибо из тумана и мрака появились шесть черных зверей, подобных гигантским псам в кованых стальных ошейниках, и взяли меня в смертельное кольцо. Я видел их кровавые глаза, горящие во тьме, ощущал их смрадное дыхание. Псы разевали пасти, показывая мне свои клыки, и я почти ощущал, как впиваются эти клыки в мою плоть, раздирая ее.
  - Эти псы - твои страхи, Вильям! - сказал мне уже знакомый голос. - Подчини их себе, или покорись им, и они разорвут тебя на части.
  - Я боюсь! - простонал я, пряча лицо в ладонях.
  - Почему? - спросил Голос. - Ты же читал книги Азарра. Ты помнишь, что там написано: "Страшит только неведомое. То, что мы познали, страшит нас меньше". Чего ты боишься, де Клерк?
  - Я боюсь своего будущего, - признался я.
  - Тогда взгляни, что ждет тебя впереди...
   Я поднял лицо и увидел, что страшных зверей больше нет рядом со мной, и я стою на огромном лугу, усыпанном великолепными цветами - таких цветов нет на земле, ибо красота их превосходила всякое воображение. Будто ветер обдал мое лицо, и удивительное существо явилось моему взору. Крошечная и прекрасная женщина с крыльями бабочки села на цветок у моих ног и тихо засмеялась.
  - Фейри? - спросил я, глядя в ее сияющие как звезды глаза. - Ты ведь фейри?
  - Я твоя душа, Вильям, - ответила бабочка. - И я могу летать. Видишь, какие у меня красивые крылья? Это потому, что ты не покрыл их грязью. Ты дал мне возможность вечно летать над этими чудесными цветами, наслаждаясь свободой и красотой. Увы, не всем душам так повезло. Посмотри!
   Я огляделся и увидел поразительную картину. Чудесные бабочки-души окружили меня сверкающим облаком. Ветерок от их крыльев обвевал мое лицо, я мог слышать их тихий смех, подобный звону хрустального стекла. Но еще я видел и других фейри, которые тяжко бились на земле, не в силах подняться в воздух - их крылья были в безобразных пятнах и отяжелели. А были среди них и вовсе бескрылые, которые с тяжкими вздохами и стенаниями ползали у корней.
  - Что значит все это? - спросил я бабочку, заговорившую со мной.
  - Это значит, что твой путь чист. Ты идешь дорогой красоты и любви и должен пройти ее до конца. Не дай сомнениям и страхам поработить себя, не поддавайся соблазнам, которые в итоге тяжким грузом лягут на твою душу. Скажи сам себе, чего ты хочешь больше всего?
  - Я хочу вернуться в мир, который показал мне Тейо. В мир, где я прочитал Книги Азарра.
  - Ты выбираешь самый тяжелый из всех путей, Вильям, - вдруг сказала мне бабочка-душа. - Разве ты не понимаешь, что твоя главная битва состоится здесь, в мире, в котором ты был рожден?
  - Я устал от крови и жестокости, нищеты и убожества. Я хочу снова увидеть долины Элодриана, эти удивительные звезды, эти дивные леса, волшебных животных, прекрасные лица женщин того мира, и снова вдохнуть воздух счастья.
  - Псы, которых ты видел, последуют за тобой. Они станут в том мире твоими спутниками, и кто знает, к чему это может привести?
  - Мне все равно. Я устал от страха и тоски, фейри. Позволь мне снова увидеть мир, в котором я был счастлив.
  - А как же баллады, Вильям? Как же Слово, к постижению которого ты так стремился? Разве, будучи абсолютно счастливым в волшебном мире Элодриана, ты сможешь сочинять, находить самые честные слова и самые прекрасные созвучия?
  - Я не могу петь сейчас, ибо я несчастен и гоним. Страх давит мне душу, и в ней не осталось места для красоты.
  - Я поняла тебя, - душа покачала головой. - Ты бежишь от зла вместо того, чтобы попытаться победить его. Но зло найдет тебя везде, даже там, за порогом реальности. Готов ли ты к этому, Вильям де Клерк?
  - Да, я готов.
  - Хорошо. Ты прислушался к своему сердцу, но не услышал его. Я не могу судить тебя. Ты выбрал. Да будет так...
   Когда волшебный луг исчез, я внезапно понял, что граница миров перейдена мной. Ибо камни кромлеха вокруг меня были покрыты другими рунами, которыми написаны Книги Азарра. Сам воздух стал другим, небо над моей головой стало быстро очищаться от мрачных туч. Необыкновенное, непередаваемое счастье нахлынуло на меня. Я ушел от погони, я больше не беглец, не изгой, и я снова в мире, который когда-то полюбил всем сердцем! Бог услышал меня.
  - Ты так думаешь? - сказал мне голос, и я узнал его. Это был Тейо. Эльфийский колдун стоял рядом со мной и смотрел на меня печальным взглядом.
  - Учитель, - я опустился перед эльфом на колени, - я снова здесь и прошу тебя: не отталкивай меня.
  - Ты совершил великую ошибку, Вильям, - сказал мне эльф. - Я учил тебя законам Элодриана во имя блага твоего мира. Но ты испугался своего предназначения. Два пути было перед тобой - путь Певца Любви и путь Мученика, и оба они вели тебя к главной цели твоей жизни. Я вижу твое будущее в том мире. Хочешь узнать его?
  - Зачем мне это?
  - Чтобы понять, какую ошибку ты совершил.
  - Хорошо, учитель. Я слушаю.
  - Инквизиция не сразу нашла бы тебя. Она бы охотилась за тобой несколько месяцев по всей Британии. За это время ты обрел бы счастье.
  - Как так? Я не понимаю.
  - Все просто. Спасаясь от инквизиции, ты бы встретил женщину, которая стала бы твоей единственной любовью. Ты написал бы много баллад и стихов в ее честь. У тебя появились бы тайные последователи и ученики. Да, твои враги в конце концов нашли бы тебя, и твоя жизнь закончилась бы в застенках инквизиции, но память о твоей любви и твои сочинения сделали бы тебя бессмертным. А главное - все, что ты написал бы за месяцы скитаний и борьбы, позже стало бы книгой. Тем Словом, которое было тебе даровано, де Клерк. И эта книга изменила бы ваш мир. Сотни лет люди вспоминали бы Вильяма де Клерка как человека, которому были дарованы великая любовь и великая мудрость. Вот от какой судьбы ты отказался, бард. И уже поздно что-то исправлять.
  - Я готов принять все, как есть.
  - Другого ответа я не ожидал. Хорошо, я не могу оттолкнуть тебя. Пусть решают Сестры...
   Теперь я понимаю смысл моих видений, всего того, что случилось со мной в ночь бегства из Станфорда. Тейо был прав. Я ошибся. Я поддался страху и отчаянию, не захотел быть частью моего мира и вернулся в Элодриан. Ныне я ясно вижу, к чему это привело. Я должен вернуться, но я...
   Я не могу.
   Душу мою гложет стыд, потому что я позволил своему страху победить меня. Я сошел с пути, которым должен был идти.
   Я не подарил моей бессмертной душе крыльев, которые позволили бы ей летать над вечными цветами рая.
   Несовершенный человек в совершенном мире - вот кто я такой.
   И что самое ужасное, я изменил этот мир к худшему. Тейо и Сестры оказались правы.
   Прости меня, Элодриан, я погубил тебя! Но я понял свою ошибку. Я буду нести свое бремя до конца. Я не брошу тебя, как когда-то бросил мой мир.
   И я знаю, что на этот раз я обязательно увижу конец пути, которым иду.
  
  
  
  Глава первая
  
  
   Елки-моталки, какое прекрасное утро!
   Красивые тут места. И хоть эти горы по-эльфийски называются Доль-Кригиан, Темные горы, это название им совершенно не подходит. А уж долина Лиден-Мур прямо просится на картину.
   Встав у входа в шатер, я глубоко вдохнул морозный воздух - аж голова у меня закружилась. Какая красота, какая тишина! Воздух звенел, я мог слышать даже шум далеких водопадов, расположенных далеко к западу от Лиден-Мур. Снега на вершинах обступивших меня гор сверкали в свете утреннего солнца так, что я зажмурился. А хвойные леса в долинах, кажется, растут тут от начала времен. И сейчас моя милая Уитанни наверняка охотится в этих девственных чащах...
  - Sava, drannac! - Эльф подошел так тихо, что я не услышал его шагов. - Пойдем, Холавид тебя зовет.
   За минувшую неделю я довольно близко познакомился с обитателями этого лагеря, где три десятка молодых эльфов проходили что-то вроде военной подготовки. Старшим тут был уже знакомый Даэг ан Грах, но я видел старого волшебника только один раз, в тот самый день, когда мы с Уитанни прибыли в Лиден-Мур. Старый эльф совсем по-дружески потрепал меня за плечо и сказал только одно слово:
  - Молодец.
   Вторым по старшинству в лагере был Холавид, боевой инструктор. Это был тот самый эльф, который когда-то спас меня от оборотней Лёца близ развалин Арк-Мората. Определить истинный возраст эльфов невозможно, на вид Холавиду было лет сорок - это если по человеческим меркам. И еще, он единственный из всех обитателей лагеря ходил всегда в черном и не носил никаких украшений. Когда я появился в лагере, то он сразу заговорил со мной, и первое, что он меня спросил - как мне удалось убить Мертвого бога дханнанов в катакомбах под Роэн-Блайн.
  - Удивительно, - сказал он, выслушав мой рассказ. - Когда мы в первый раз встретились с тобой там, на Вокланских пустошах, я даже не подозревал, что ты можешь быть полезен для нашего дела. Но ты доказал свою силу, и теперь врагам придется считаться с тобой.
  - Прости меня, - ответил я, - но я не понимаю, что вам мешало покончить с этими тварями раньше. Ваши маги...
  - Наши маги не владеют магией Разрушения, - перебил меня Холавид. - Той магией, которую применяют наши враги-дханнаны. Я не маг, я воин, drannac. Мое оружие - это мой меч и мой лук, и все прочие мои товарищи обучаются владеть таким же оружием. Но стрела и клинок хороши, когда сражаешься со смертными людьми, а против тварей из Мрака они бессильны. Ты и представления не имеешь, сколько моих братьев и сестер погибли в этой войне, и душа моя болит, когда я думаю, скольким же еще придется в ней погибнуть. Ты же непостижимым мне образом сумел обратить магию Разрушения против тех, кто ее применяет.
  - Хочу тебе сказать кое-что, Холавид, - я решил, что этому мрачному эльфу можно доверить тайну, которую открыл мне Тхан-ха-Григг. - Видишь этот перстень? Я получил его в чертогах Арк-Альдора от эльфа, ставшего вампиром. И благодаря этому перстню я сумел противопоставить черному колдовству Вечного силу, уничтожившую проклятую тварь. Но главное - Огненный эльф открыл мне секрет сумрачной стали, смертоносной для оборотней. Я готов передать его тебе и твоим друзьям.
  - Значит, ты еще полезнее, чем я считал еще минуту назад, - сказал Холавид после долгой паузы. - Если у нас будет оружие, которое станет смертоносным для порождений Ордена, мы станем гораздо сильнее и увереннее в себе.
  - Чем же вы раньше сражались с вильфингами? Орден использует против женщин-кошек особый волчий бальзам, которым они смазывают свое оружие. А что используете вы?
  - Вот это, - Холавид коснулся ножен меча, висевшего у него на поясе, а потом показал в угол, на длинный тисовый лук и колчан со стрелами, приставленные к изголовью его кровати. - И тот же самый бальзам, который ты называешь орденским. Это не Орден придумал яд, парализующий оборотней - его придумали мы, народ Саратхана. Орден умеет использовать наши секреты нам же во вред.
  - Я знаю, как лечить отравление волчьим бальзамом.
  - Это было ясно, когда ты исцелил Уитанни. Но ты говорил о секрете сумрачной стали.
  - Он прост, Холавид. Только что откованный клинок, закаленный в крови оборотня, станет смертоносным для любого из созданий магии Айтунга.
  - Действительно, очень просто. Я поговорю с нашими кузнецами. И попрошу тебя никому больше не говорить того, что ты сказал.
  - Ты сомневаешься во мне, Холавид?
  - Я надеюсь на тебя, drannac Кириэль, - эльф впервые назвал меня по имени. - Мне приятно думать, что ты на нашей стороне. Все, что ты сделал за это время, говорит мне об одном: без твоей помощи нам придется тяжелее сражаться со злом, терзающим нашу землю. Я знаю, что у тебя другая цель, но попробуем быть полезными друг другу...
   Разговор с Холавидом оставил у меня приятное чувство. Я не один, у меня есть союзники, и кроме моей Уитанни у меня есть на кого опереться. Еще бы милорда Джарли найти, а потом можно думать, как искать де Клерка ( я все еще не могу поверить, что он на самом деле мой отец!) и Веронику.
   Впрочем, сейчас, вероятно, разговор пойдет о чем-то важном. Всю эту неделю Холавид с мной почти не общался. Если он хочет меня видеть, значит, есть какое-то важное дело.
   Чтобы дойти до шатра Холавида, нужно было пройти через весь лагерь. По дороге мне встречались эльфы, со многими из которых я за минувшие дни познакомился, так что приветствовали они меня вполне по-дружески.
  - Эй, drannac! - Очаровательная зеленоглазая Зендра помахала мне рукой, и ее браслеты зазвенели в морозном воздухе, как колокольчики. - А где твоя кошка?
  - Охотится, - я улыбнулся и подошел ближе. - Утро уже наступило, скоро она будет тут.
  - Хочешь травяного чаю?
   Зендра завела меня в шатер, предложила сесть к столу и налила горячий чай в большую кружку.
  - А себе? - спросил я.
  - Я уже пила. Сейчас пойду на стрельбище. Надо поупражняться немного.
   Я хмыкнул. Я как-то наблюдал, как Зендра и ее друзья стреляют из луков. И попросил дать мне пострелять. Результат был такой, что мои ушастые друзья чуть не померли со смеху...
  - Сегодня утром с равнин пришел разведчик, - сообщила мне эльфийка, загадочно сверкая своими глазищами. - Холавид разговаривал с ним наедине. Наверняка он принес важные вести. Честно говоря, я устала сидеть в этих горах. Хочется показать этим дханнанам, что нашу землю так легко они не получат.
  - Я как раз иду к Холавиду. Он попросил меня зайти.
  - Холавид доверяет тебе. Наш народ когда-то разочаровался в людях, и теперь нам трудно поверить, что человек может сражаться с нами бок о бок - уж прости мне мою откровенность. Но ты... ты другой. Я бы пошла с тобой в бой.
  - Спасибо тебе. И за добрые слова, и за чай.
  - Ты мне нравишься, drannac, - Зендра улыбнулась мне. - Береги себя.
   Холавид был не один. За столом напротив эльфа сидел молодой человек с усталым и больным лицом, одетый в старый дубленый полушубок.
  - Рескер - наш друг, - сказал Холавид, представляя мне своего гостя. - Он сегодня прибыл из Брутхаймы и привез новости. Рескер, расскажи Кириэлю то, что рассказал мне.
  - Хорошего мало, - парень тяжело вздохнул. - Большая часть моей страны захвачена войсками маршала Хагена. С ними идут Звездоносцы и орденские охотники со своим зверьем. Я слышал, вальгардцы бросают пленных на съедение этим тварям.
  - Этого стоило ожидать, - заметил я.
  - Это бесчеловечно! - Рескер хлопнул ладонью по столу. - Поганые вальгардцы заплатят за это сполна, и очень скоро, клянусь!
  - Что-нибудь слышно о герцоге Джарли?
  - Ничего. Люди, с которыми я разговаривал в Набискуме и прочих городах, не очень-то расположены говорить о происходящем. Все перепуганы последними событиями.
  - Это все новости?
  - Нет, я самого главного не рассказал. В Набискуме я встретился с одним человеком, который иногда продает мне ценную информацию. Дорого берет, правда, но его сведения всегда очень ценные и точные. Так вот, он рассказал мне одну интересную новость. В резиденции командора Звездного Ордена Луки Валленхорста несколько дней назад прошло тайное совещание, на котором присутствовали сам король Готлих, прибывший на нее из Вортинора, Валленхорст, главный королевский Псарь, несколько магов и маршал Хаген. Обсуждались многие вопросы, но еще, - тут Рескер как-то странно на меня посмотрел, - ты был объявлен врагом Вальгарда номер один.
  - Это честь для меня, - ответил я и постарался улыбнуться, хотя внутри у меня все похолодело. - Значит, мне надо быть осторожнее, только и всего.
  - Я это сказал потому, что ты, как говорит Холавид, ищешь некоего де Клерка.
  - Ты что-нибудь знаешь о де Клерке?
  - Да.
  - Йес! - воскликнул я, сжав кулаки. - Наконец-то! Выкладывай.
  - Герольды Ордена объявили несколько дней назад во всех крупных городах Брутхаймы, что Орден схватил изменника по имени Вильям де Клерк и его спутницу, и теперь они доставлены в прецепторию Ордена в Вальфенхейме, - тут Рескер извлек из сумки у себя на поясе помятый и надорванный листок бумаги и подал мне. - Взгляни сам.
   Я взял бумагу. Это было написанное от руки объявление, видимо, сорванное с какого-нибудь столба или церковной двери - на обратной стороне листа были следы клея и прилипшие щепки:
  
  
  
  
   Всем друзьям Вальгарда! Я, командор Лука Валенхорст, сообщаю всем верноподданным его величества короля Готлиха, что смутьян и изменник, известный как Вильям-бард или Вильям де Клерк, долго скрывавшийся от правосудия, а также его спутница-ведьма, схвачены в одном из городов Брутхаймы и заключены под стражу в крепости Вальфенхейм. Доброму подданному короля Готлиха, указавшему убежище поименованных злодеев, выплачена награда размером в три тысячи полновесных золотых риэлей и пожалована королевская грамота, пожизненно освобождающая от всех налогов и повинностей.
   Если кому известно о местонахождении врага Вальгарда, святой веры и государя, беглого раба, опасного чернокнижника, колдуна, убийцы и государственного изменника, известного как Кириэль Сергиус, прозванного Повелителем кошек, ваш священный долг рассказать об этом Звездоносцам. Тот, кто укрывает названного преступника, разделит его судьбу. Награда за поимку презренного Кириэля Сергиуса - двенадцать тысяч риэлей.
  
  
  
  - Уже двенадцать тысяч, - сказал я, возвращая бумагу Рескеру. - Еще недавно было десять.
  - Я думаю, это ловушка, - сказал Рескер. - Орден знает, что ты ищешь де Клерка и пытается сыграть на этом. Странно, что они огласили новость о поимке де Клерка буквально сразу после того, как был убит Вечный. Мне кажется, их главная цель не де Клерк, а ты, drannac.
  - Если это ловушка, то очень неуклюжая, - ответил я. - Вряд ли Орден думает, что узнав о поимке де Клерка и Вероники я брошусь их спасать и сам приду к ним в лапы. Нет, тут что-то другое. Знать бы наверняка, захватили они их на самом деле, или же просто блефуют!
  - Их могут казнить, - заметил Рескер.
  - Нет, - ответил за меня Холавид. - Не казнят. Пока Кириэль не попал к ним в руки, де Клерку ничего не угрожает. Они его даже беречь будут. Но я почему-то думаю, что де Клерк свободен и где-то прячется.
  - И мне надо его найти, - подытожил я.
   Холавид и Рескер уставились на меня, как на ненормального.
  - Да-да, - продолжал я. - Именно де Клерк ключ ко всему. Если он погибнет или в самом деле будет схвачен этими псами, все будет кончено. Надо найти его и... и мою знакомую и доставить в безопасное место. Например, сюда.
  - Да, хороший план, - Холавид с иронией посмотрел на меня. - Жаль только, неосуществимый.
  - Я думаю, у нас есть только одна возможность разузнать о том, что происходит на самом деле в Брутхайме, - сказал я. - И это я могу попробовать сделать. Не сидеть же мне в Лиден-Муре до седой бороды! Но сначала попробуем такую штуку. Рескер, ты можешь помочь мне со одной затеей?
  - Все, что в моих силах, Повелитель кошек, - развел руками брутхаймец.
  - Тогда за дело. Холавид, у тебя найдется перо, чернила и листок бумаги?
   За полчаса мне удалось составить вот такой вот текст. Признаться, я ощутил немалое удовлетворение, когда прочел его своим собеседникам:
  
  
   Всем жителям Брутхаймы!
  
   Я, Кириэль Сергиус, Ллэйрдганатх, тот, кого преступный Орден и вальгардские захватчики объявили своим врагом номер один, имею честь сообщить следующее всем добрым людям Брутхаймы:
   - я жив, здоров, нахожусь в безопасном месте и полон решимости продолжить борьбу за освобождение этой страны от вальгардских головорезов и фанатиков из Звездного Ордена:
   - я утверждаю, что Валенхорст, главарь шайки, именующей себя Звездным Орденом, бессовестно лжет, утверждая во всеуслышание, что человек по имени Вильям де Клерк схвачен Орденом и находится в заключении. Орден не представил никаких доказательств того, что это так. Кроме того, я утверждаю, что де Клерк - честный и добрый человек, талантливый бард и поэт, - не является ни смутьяном, ни изменником. Вся его вина перед Орденом лишь в том, что он говорил и говорит людям правду. Если Орден и в самом деле, как утверждается в его лживых объявлениях, расклеенных по городам и весям Брутхаймы, схватил де Клерка и его спутницу, пусть вальгардцы назовут имя этой самой спутницы. Дело в том, что я знаю ее ИСТИННОЕ имя и разоблачу любую ложь, которую Орден попытается выдать за правду.
  - наконец, я во всеуслышание заявляю, что все разговоры о причастности Сестер Ши и народа Саратхана к нападениям оборотней на людей в Пограничье, являются клеветой и ложью. Это Орден и его прислужники Псари выводят и используют людей-волков для своих грязных целей, и Орден же, стремясь замести следы своих чернокнижных деяний, преследует и убивает ни в чем не повинных людей, объявляя их колдунами и ведьмами, повелевающими оборотнями. Все это делается для того, чтобы запугать людей и заставить их принять власть захватчиков и управляющей ими злорвещей нежити, известной как Вечные. Впрочем, заявляю во всеуслышание, что одного из Вечных я собственноручно прикончил в подземельях города Роэн-Блайн. Если вальгардцы и Орден смогут опровергнуть мои слова, пусть сделают это, а я посмотрю, как у них это получится.
  
   С любовью ко всем добрым и честным людям,
  
   Кириэль Сергиус, слуга богини Алиль и истины.
  
  
  
  
  - О, да ты менестрель не хуже де Клерка! - восхитился Холавид, когда я прочел свое обращение. - Отлично сказано. Теперь награда за твою голову станет еще выше.
  - В моем мире это называется идеологическая война. Я хочу, - добавил я, обращаясь к Рескеру, - чтобы в ближайшие дни копии этого текста появились по всей Брутхайме. Это возможно?
  - Я и мои друзья сделаем это с величайшим удовольствием, - ответил Рескер, забирая у меня бумагу. - Хотел бы я взглянуть на рожи Валенхорста и прочих вальгардских собак, когда они это прочитают.
  - Отлично. А я за это время попробую сделать одно крайне важное дело. Есть еще один человек, с которым я обещал встретиться. Очень мне кажется, что исход начавшейся войны зависит от него не меньше, чем от Вильяма де Клерка.
  - И кто же он? - в один голос спросили меня Рескер и Холавид.
  - Милорд Джарли. Новый герцог Роэн-Блайна, человек, которому есть что терять и за что отомстить вальгардцам. И я знаю, как его найти.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Светлова "Следователь Угро для дракона. Отбор" (Юмористическое фэнтези) | | О.Обская "Босс-обманщик, или Кто кого?" (Современный любовный роман) | | Д.Рымарь "Десерт по имени Аля" (Современный любовный роман) | | А.Ариаль "Сиделка для вампира" (Любовное фэнтези) | | К.Ши "Жена на день" (Современный любовный роман) | | Е.Ночь "Я научу тебя летать" (Романтическая проза) | | Е.Кариди "Бывшая любовница (старая версия)" (Современный любовный роман) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки. Печать демонов" (Любовное фэнтези) | | С.Доронина "Любовь не продаётся" (Романтическая проза) | | С.Грей "Галстук для моли" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"