Астахов Андрей Львович: другие произведения.

След менестреля, глава 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  Глава четвертая
  
  
   Вот и пришла в земли Колдомании настоящая зима. Снежная, чистая, морозная, пахнущая свежестью. От отрогов гор Доль-Кригиан и до Вокланских пустошей земля покрылась снегом, и этот пейзаж еще больше напоминает мне Россию.
   Я ушел из лагеря Лиден-Мур на рассвете. Даэг-ан-Грах, Зендра и Холавид провожали меня. Накануне Даэг долго пытался меня отговорить от путешествия в Айи, но я решения не изменил.
  - Подумай сам, - говорил я эльфу, - сейчас, когда большая война началась, вам нужны преданные друзья. И не найти народу ши лучшего союзника, чем герцог Джарли. Я должен встретиться с ним, я обещал. И еще, я обязательно должен найти де Клерка и Веронику.
  - Вижу я, что тебя не переубедить, - старый маг обреченно развел руками. - Хорошо, я не буду настаивать. Поступай, как знаешь. Но, прошу тебя, обещай мне три вещи.
  - Какие?
  - Во-первых, будь осторожен. Никому не доверяй и старайся передвигаться не по трактам, а по проселочным дорогам. Лучше сделай крюк, но не рискуй столкнуться с орденскими охотниками на большой дороге. Путешествуй только днем, а на ночь ищи надежное укрытие. Уитанни будет все время рядом с тобой, но она не всегда сможет тебя защитить. Кроме твоей бьенагат, у тебя есть еще один могучий союзник - огонь. Всегда разводи по ночам костер. Он защитит тебя от тварей, приходящих из тумана.
  - Я не хочу, чтобы Уитанни меня сопровождала. Я велел ей оставаться тут.
  :- Она не послушается тебя, drannac. У тебя нет власти удержать вдали от себя любящее сердце.
  :- Но я же Повелитель кошек! Уитанни обязана меня слушаться.
  :- Да, ты Лэйрдганатх. И я знаю, что ты очень дорожишь ей. Но Уитанни жрица Алиль и служит тебе, выполняя волю богини и повинуясь зову души. Ты не сможешь отговорить ее. Девушка действительно сильно привязана к тебе, Кириэль. И она будет тебе очень полезна. Ее сила и ее магия защитят тебя в любой битве - с людьми, с призраками, с тварями из Тумана.
  - Что это за твари?
  - Мы не знаем, что они из себя представляют. Может быть, это какая-то злобная нежить, может, существа, порожденные черной магией Ордена. Они появились в наших землях вместе с пришельцами с Севера. Вальгардцы пытаются убедить людей, что Зло, приходящее из тумана, порождено магией ши. На самом деле это не так. Приходящие из тумана твари не трогают вальгардцев, но уносят жизни их рабов и тех несчастных, кто отваживается бежать через Пустоши в Саратхан. Есть только одна вещь, которой они боятся - открытый огонь. Он смертоносен для них. Если бы твоя магическая Сила была больше, я бы выучил тебя заклинанию Огненной Атаки, но Магия Пламени тебе, увы, недоступна.
  - Открытый огонь? - Я сразу вспомнил все, что видел в замке Гальдвика, вспомнил, что говорила мне бедняжка Эльгит о зле, приходящем из туманов. - А камень крови Дракона?
  - Он дает тепло и свет, северные чудовища боятся его эманации, если камень достаточно велик, но огонь все же эффективнее. Я нарисовал для тебя вот это, - Даэг вручил мне пергамент с подробным планом той части Саратхана, который вальгардцы называли Колдоманией, земель, лежавших к югу и западу от Доль-Кригиан вплоть до границ с Вальгардским королевством. - На карте отмечены все дороги и древние святилища ши. Ты уже видел такие на Вокланских пустошах. Там есть каирны со священными камнями: старайся останавливаться на ночлег именно в этих местах. Магия камней хоть немного защитит тебя от тварей из Тумана.
  - Ты говорил о трех вещах, - напомнил я, поблагодарив старика и спрятав карту в свою сумку.
  - Во-вторых, - и это очень важно для меня, - если найдешь де Клерка, возьми с него обещание встретиться со мной. Я знаю, что он задумал. Он хочет добраться до Нильгерда и там убедить Сестер еще раз позволить ему пройти единственным уцелевшим порталом Омайн-Голлатар. Но сперва я должен поговорить с ним. Если отыщешь де Клерка, приведи его сюда, в Лиден-Мур.
  - Хорошо, Даэг, я попробую убедить его. А третья вещь?
  - Мне тяжело это тебе говорить, но скажу - постарайся не предать нас.
  - А вот этого ты мне мог бы не говорить! - ответил я, несколько озадаченный и рассерженный словами старого эльфа. - Я уже выбрал свою сторону в этой войне. Это мой выбор, и я не изменю ему.
  - Отрадно это слышать. Прости, что я позволил усомниться в твоей решимости и твоем мужестве. Давно мне не встречались люди, похожие на тебя. Пойдем, Холавид и его воины тебе кое-что собрали. Все это тебе очень пригодится.
   Даэг говорил правду: втайне от меня Холавид и его эльфы приготовили мне массу приятных подарков. Во-первых, полный комплект теплой меховой одежды, от сапог и перчаток до великолепного мехового плаща, который можно было использовать и как одеяло. Саратханские ши оказались искуснейшими меховщиками: сработанные ими вещи были очень теплыми и прочными и при этом почти ничего не весили. Уж не знаю, как они так обработали меха. Во-вторых, Даэг и отрядный лекарь Уларэ снабдили меня отличным набором снадобий и ингредиентов для приготовления лекарств. В моей сумке, вдобавок к набору хирургических инструментов, с которым я когда-то начал свои скитания по этому миру, появились порошки и мази, помогающие от ран и раневой горячки, ушибов, язв, простуды и прочих недугов. Мне было не совсем понятно, зачем они это сделали, ведь я всегда мог исцелить любого больного прикосновением посоха Алиль, но Даэг прояснил ситуацию.
  - Пользоваться целительной силой посоха без нужды не следует, это привлечет ненужное внимание, - сказал он. - Снадобья помогут тебя исцелять больных так, как это делают обычные знахари. Не стоит прибегать к магии ши, если нет особой необходимости.
   Это было резонно, и я понял, что мои остроухие друзья предусмотрели решительно все. В придачу к лекарствам я получил немного провизии на первое время - копченое мясо, соль и клубни квашедара, - и большую флягу с эльфийским самогоном, настоянным на травах, очень полезным и нужным напитком в холодное время года. А вот оружия мне даже не предложили. Собственно, оно мне было ни к чему - Магия Запечатывания рунами и мой посох были хорошими аргументами при встрече с любым негодяем или какой-нибудь тварью. Плюс Уитанни, ее сила, когти и клыки. Так что ни в луке, ни в мече, ни в кинжале я не нуждался.
   Но больше всего меня тронул подарок, который сделала мне Зендра. Когда все остальные дары уже были вручены мне и я, растроганный и обрадованный таким вниманием, горячо благодарил моих друзей, девушка протянула мне красивый расшитый бисером кошелек, который можно было носить на шее, как торбу.
  - Я хотела вышить для тебя на этой сумке блатанну, древний знак единения с миром, чтобы он отгонял от тебя зло и придавал чистоту твоим помыслам, - сказала Зендра, подавая мне свой подарок, - но дедушка отговорил. Злые глаза увидят на тебе знак ши и поймут, кто ты. Поэтому я вышила всего лишь свои любимые цветы. Я хочу, чтобы ты взял этот кошелек на память обо мне.
  - Ох, Зендра, если бы ты знала, как я не хочу с тобой прощаться! Но и сидеть тут дальше мочи нет. Так что... - тут я сделал паузу, чтобы не сказать чего-нибудь лишнего. - Спасибо тебе, милая. Как говорите вы, эльфы - yascar!
  - Yascar tuin ve`la drannac, - ответила мне Зендра с улыбкой, которая показалась мне печальной. - Тебе спасибо, чужеземец. Ты дал нам надежду, и этого мы никогда не забудем.
   Я очень хотел обнять и поцеловать очаровательную эльфийку, но в двух шагах от меня стояла Уитанни, и я сдержался. Не стоит делать такие вещи на глазах моей гаттьены.
   Итак, я покинул лагерь Лиден-Мур, в котором провел почти месяц, и по заснеженной горной дороге отправился в путь. До подножия хребта меня сопровождал Аглайр, один из лучников Холавида, а дальше мы с Уитанни пошли вдвоем. Было холодно, но погода была ясная, солнечная, и красота вокруг меня была такая, что дух захватывало.
  - Хорошо-то как! - вздохнул я, сбросив с головы капюшон и подставляя лицо солнечному свету. - Жаль, лыж у меня нет. В такой день и по такому снежку на лыжах самое то. А, Уитанни?
  - Ллеу айн фьерр гуамм, - промурлыкала гаттьена, глядя на меня искрящимися глазами. - Солайн-лларр!
  - Конечно, идем дальше. С тобой, киса, хоть к черту на завтрак!
   Судя по карте, дорога, по которой мы шли, через пару поприщ должна была вывести нас к большому тракту, проложенному через эту равнину еще в незапамятные времена. Если идти этим трактом и делать в день километров двадцать-двадцать пять, то через три дня я окажусь на землях Брутхаймы. Места тут совершенно пустынные, и вряд ли орденские охотники тут частые гости. Если и стоит кого-то опасаться, так это зверья и этих, из Тумана.
   А с ними мы с Уитанни справимся. Плевое дело.
  
  
   *************
  
   Никогда бы не поверил что я, человек двадцать первого века, способен на такие первобытные штуки, как ночевка в зимнем лесу при морозе в десять-двенадцать градусов ниже ноля (точно не могу сказать, термометров в мире Элодриана пока что не изобрели). Между тем, две ночи пришлось поспать совершенно по-дикарски.
   Рецепт для всех путников от Кирилла Москвитина: оказавшись зимой в лесу, выройте в снегу глубокую яму, разведите рядом с ней костер, желательно с подветренной стороны, чтобы дым не доставал, поешьте плотненько, выпейте пару глотков чего-нибудь покрепче для согрева, а потом устраивайтесь в яме на ночлег в обнимку с вашим персональным оборотнем, а яму накройте вашим плащом, оставив пару отдушин для дыхания. Я провел так две ночи, и вот что скажу - ни разу за последние двадцать лет я не спал так сладко и спокойно. И тепло, и безопасно. И все благодаря Уитанни.
   На третий день пути погода начала портиться. Мороз спал, но зато пошел сильный снег, и идти по тракту стало тяжелее. Уитанни в своем человеческом облике начала явно уставать, да и у меня ноги болели с каждым пройденным километром все сильнее. Немного успокоило меня то, что, поднявшись по дороге на какой-то плоский холм, мы увидели в долине за холмом несколько избушек, окруженных забором - то ли ферму, то ли факторию.
  - О, наконец-то! - обрадовался я. - Теперь хоть узнаем, куда пришли.
  - Ллеу ньярр-найн а туата, - сказала Уитанни каким-то нехорошим тоном. - Уитанни фарр тира драннак. Мелай-на брана муин.
   Я понял мою кошечку - она почувствовала запах людей, и это ей не нравилось.
  - Конечно, тут есть люди, - сказал я, показав на хутор в долине. - Топаем туда, котюлечка. Горячая еда и информация именно то, что мне сейчас нужно.
   Уитанни не стала спорить, но очень скоро я убедился, что она была права. Спускаясь по глубокому снегу с холма в долину, я увидел впереди на дороге какие-то темные продолговатые пятна. Когда мы подошли ближе, то увидели торчащие из сугроба у обочины дороги почерневшие и обглоданные кем-то человеческие руки и ноги.
  - Тааааак, - протянул я и полез в сумку за флягой, чтобы выпить и избавиться от охватившего меня неприятного озноба. - И что это все значит?
   Очень быстро я разбросал руками рыхлый снег, засыпавший трупы, и увидел пять тел, лежавших в ряд. Трое стариков, двое мужчин и женщина, и двое детей - девочка лет семи и совсем еще крошечный младенец-мальчик. Все они, кроме завернутого в рогожу младенца, были совершенно голыми - кто-то снял с них всю одежду. Смотреть в их застывшие искаженные лица без содрогания было невозможно.
  - Господи ты Боже! - выдохнул я. Ноги у меня разом ослабли, захотелось сесть, но я подумал, что если сейчас сяду, то встать уже не смогу. - Это еще что такое?
   На телах не было ран или увечий, кроме следов звериных зубов и птичьих клювов. Мертвецы выглядели истощенными до предела - кожа да кости, ребра торчат так, что едва не прорывают посиневшую тонкую кожу. Яснее ясного, что несчастные просто замерзли. И кто-то их забрал с покойников одежду. Или же их намеренно выгнали на мороз голыми? Похоже, ответ на эту страшную загадку следует искать впереди, на ферме.
   Вблизи хутор выглядел необитаемым и давно заброшенным - забор покосился, крыша избы завалилась набок, в соломенной кровле зияли огромные дыры. Окна были заколочены досками.
  - Аей, - сказала шепотом Уитанни, показав на дом. - Уитанни фарр тира драннак ваиррр.
  - Люди? В доме есть люди? - Признаться, я ожидал услышать что-то подобное. - Отлично, сейчас познакомимся с ними.
   Дверь избы, низкая и сколоченная из неструганных досок, была заперта изнутри. Я несколько раз ударил в нее посохом, но внутри было тихо. Если бы не слова Уитанни, я бы усомнился, что в избе кто-то прячется. Но гаттьена не могла ошибаться.
   Видимо, моя настойчивость возымела эффект. Я услышал тихие осторожные шаги за дверью, а потом испуганный женский голос спросил, кто стучит.
  - Откройте, - сказал я. - Я знахарь, иду в Роэн-Блайн. Не бойтесь, я не причиню вам никакого вреда.
  - Знахарь? - Я услышал громкий вздох. - Двенадцать Вечных, вы знахарь?
  - Да, именно так. Откройте же!
   Внутри началась какая-то возня, дверь дрогнула, послышался стук - видимо, сидельцы приперли дверь изнутри чем-то тяжелым. Потом дверь открылась, и я увидел грязную, закутанную в невообразимое тряпье женщину с больным исхудавшим лицом и расширенными, окруженными темными кругами глазами.
  - Господин знахарь! - Женщина всплеснула руками, лицо ее задергалось, на глазах заблестели слезы. - Боги, да вас сама судьба нам послала. Входите же!
   Мы с Уитанни вошли в зловонный полумрак, который едва рассеивал свет костра в очаге посреди дома. Вокруг костра сидело пять человек, одетые в лохмотья - мужчина, две женщины и два ребенка, мальчик и девочка. Увидев меня, они встали и начали униженно кланяться.
   Разглядывая их, я заметил еще одного обитателя странного дома - он лежал за костром на досках, покрытых соломой. Проникшая в избу следом за мной и Уитанни волна холодного воздуха достигла лежащего, и он начал надрывно кашлять. Видимо, этот человек был болен.
  - Кто вы? - спросил я, понимая, что сейчас услышу что-нибудь нехорошее.
  - Мы из Ланли, господин знахарь, - ответила та самая женщина, что пустила нас в дом. - Деревня есть такая... была.
  - Была?
   Женщина не ответила. Прочие тоже молчали, старались не глядеть мне в глаза.
  - Послушайте, - сказал я, - я нашел на дороге несколько мертвецов. Они лежат там, выше по склону. Их раздели и бросили умирать на морозе. Там есть даже младенец. Может, объясните мне, что за хрень тут творится?
  - Господин, господин! - Старший из мужчин, мрачно сверкнув глазами, шагнул ко мне. - Клянусь, мы не виноваты в том, что они умерли. А одежду мы забрали, признаю, но уже потом, когда бедняги умерли. Им она не нужна, а нам надо выжить.
  - Что с вами случилось?
  - Я бы не хотел об этом говорить, господин знахарь, - совсем уж недружелюбно ответил мужчина. - Ни к чему вам, господам хорошим, знать о наших простецких горестях.
  - Жаль, что вы не хотите рассказать мне правду, - я шагнул к лежавшему на соломе человеку, присел, коснулся его лба. Это был юноша лет двадцати, и он был в сильном жару. - Он что, болен?
  - Это мой сын Жано, - всхлипнула женщина, открывшая нам дверь. - Он простудился.
  - Немудрено, - ответил я, порадовавшись, что этому мальчику я наверняка смогу помочь. - Простудился, так вылечим.
  - Погоди, господин хороший, - мрачный мужчина навис надо мной, как скала, готовая обрушиться мне на голову. - Платить у нас нечем.
  - Матис, что ты говоришь? - воскликнула женщина.
  - Я к тому, что лекари без платы вошь с головы не снимут, - заявил мужчина. - Нечем нам платить, господин хороший.
  - А кто сказал, что я плату возьму? - ответил я. - Нечем, так нечем, не больно и хотелось. А парню помочь надо, он горит у вас весь.
  - Это...это ты правду говоришь? - Матис схватил меня за локоть. - Ты ему поможешь?
  - Чем смогу, помогу. И твоего позволения не спрошу, приятель.
  - Я...ты прости меня, господин. - В колеблющемся свете костра я мог видеть, как побледнело лицо мужчины. - Я ведь...
   Жано вновь закашлялся. Кашель был сухой, лающий, нехороший, и хоть я медик еще тот, но почти не сомневался, что у парнишки самая настоящая пневмония. Да и еще и жар такой, что хоть чайник на лоб ставь.
   Для отвода глаз я вытащил флягу с самогоном, налил несколько капель в крышку, а сам аккуратненько положил свой посох на землю так, чтобы окованный золотом конец посоха коснулся тела парня. Приподняв голову больного, я влил ему в рот самогон, отчего Жано вновь начал кашлять. Подмигнув Уитанни, я завинтил пробку, убрал флягу в сумку и сказал:
  - Ну вот, теперь подождем немного. Так кто же вы такие?
  - Мы из Ланли, господин.
  - Это я уже слышал. Вас что, вальгардцы разорили?
  - Нет, овцы.
  - Овцы? Ты сказал - овцы?
  - Это все затея нашего высокого лорда Хинтена, господин лекарь. Осенью, когда закончился сбор оброка, он сказал нам, что мы ленивые свиньи, и что денег с оброка ему не хватит даже не булавки к камзолу. А посему принял он решение - все наши участки, пашни и огороды забрать под пастбище. Его управитель заказал брегендским торговцам доставить в поместье высокого лорда тонокорунных овец. Целое стадо. А высокий лорд Хинтен сказал нам, что оставит из всех своих вилланов только двести душ, чтобы они у него работали на этой... как ее... мухоктуре.
  - Мануфактуре? - поправил я. - А остальные?
  - Остальным велено было убираться с земель высокого лорда, - ответил Матис: губы у него дергались, глаза блестели. - Восемьдесят девять семей было в Ланли, всех высокий лорд велел выгнать. Пришли его солдаты и заставили нас уходить подобру-поздорову.
  - И куда?
  - А этого нам никто не сказал, господин хороший. Куда хошь, туда ступай. Мир - он большой, всегда найдется две сажени земли на могилку взрослому и сажень для ребятенка. Так нам высокий лорд Хинтен сказал, чтоб ему... Вот и ушли мы, на зиму глядя. Кто куда. Оставаться в Брутхайме мы не могли.
  - Это почему?
  - А закон теперь такой вышел. Без земли и без хозяина нет крестьянина. Все, у кого земли нет, либо в армию Вальгарда должны идти, либо на принудительные работы наниматься, а коль откажешься, так сразу вне закона тебя объявют. А для тех, кого вне закона объявили, дорожка одна - на шибеницу.
  - Это твоя семья? - Я показал на людей, продолжавших безучастно сидеть у огня.
  - Моя. Все, кто выжили по дороге.
  - А те, наверху?
  - Дядька мой, сосед Филас с женой, их внучка Шарлин, - тут Матис сделал паузу, чтобы овладеть своими эмоциями. - И самый младший мой, Тома. Так мы их и оставили на дороге. Хоронить сил не было. Не дошли они самую малость.
   Мне было нечего сказать. И еще - этот мрачный крестьянин, с таким стоическим спокойствием рассказывающий мне историю уничтожения своей родной деревни и гибели своих близких, добавил очень важный штрих к картине происходящего. Итак, сначала мы имели варваров-завоевателей и обращенное в рабство местное население. Потом в Элодриане появились классические феодальные отношения. Совсем недавно я узнал, что тут начали применять огнестрельное оружие. А теперь мне говорят, что местные лорды начали то, что в школьном учебнике истории называлось загадочным словом "огораживания". Ту самую штуку, с которой когда-то в Англии началась эпоха капитализма. Вот так-то, Дух разрушения принимает все новые и новые обличия. Новый Элодриан вступил в период первоначального накопления капитала. История моего мира повторяется здесь, причем события развиваются с устрашающей быстротой. Очень бы хотелось ошибиться, но, похоже, такими темпами скоро дойдет черед и до пулеметов, броненосцев, концентрационных лагерей и газовых камер...
  - Мама! - вдруг подал голос лежавший на соломе Жано.
   Женщина немедленно бросилась к нему, обхватила, прижала к себе, и я услышал ее плач. Матис тоже бросился к сыну, прочие поскакивали на ноги и окружили нас плотным кольцом. Подняв посох, я как бы мимоходом пощупал лоб парнишки - он был холодный и в испарине. И мне стало так радостно на душе, даже словами не передать.
  - Чародей! - воскликнула женщина, глядя на меня восторженными глазами. - Волшебник! Да мы за тебя, господин лекарь...
   Мне почему-то было неприятно слышать эти излияния благодарности. В сущности, я ничего сам не сделал. Это магия исцелила парня, а не я. Уитанни поняла мои чувства и так громко и зловеще зашипела, что женщина сразу замолчала и испуганно уставилась на нас, продолжая прижимать к груди сына.
  - Мальчик выздоровеет, - сказал я, чувствуя на себе внимательные взгляды этих людей. - Что будете дальше делать?
  - В Саратхан пойдем, - ответил за всех Матис. - К ши пойдем. Лучше быть рабами у ши, чем у этих сволочей.
  - У ши нет рабов. Запомните это. Они вам не враги. Все, что про ши говорят вальгардцы и Орден - гнусная ложь. Так что правильные у вас планы. Идите в Сартахан.
  - А ты, господин лекарь, идешь в Брутхайму?
  - Да.
  - Не шел бы ты туда. Там сейчас горе и смерть кругом.
  - Я должен.
  - Горевать мы будем, если такого человека убьют, - сказал Матис. - Святой ты человек, господин лекарь, убогих пожалел. Век у тебя в неоплатном долгу будем.
  - Да уж, не забудь про этот долг. И я себе на посохе зарубку сделаю, чтобы не забыть. Но только ты долг можешь сразу мне вернуть, да еще с процентами. Позволь нам с компаньонкой моей погреться тут немного, - сказав это, я сел у огня и протянул к пламени руки. - Холодновато снаружи, да и устали мы. Пустишь на ночлег? А я с вами едой поделюсь.
   Матис только поклонился. Я видел, что он потрясен, но подтрунивать над беднягой не стал.
  - Ну, вот и ладушки, - сказал я. - Соломы тут много, как-нибудь разместимся. Не "Хилтон", конечно, но получше будет, чем в лесу. Да, Уитанни? Организуешь нам что-нибудь пожевать?
  - Йенн, ллеу найар, - ответила моя киса, и это означало, что ничего не имеет против моего предложения.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Респов " Небытие Ковен" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | Т.Сергей "Мир Без Греха" (Антиутопия) | | В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | Е.Боровикова "Подобие жизни" (Киберпанк) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"