Астахов Андрей Львович: другие произведения.

След менестреля, глава 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:

  Глава шестая
  
   Будь я проклят, но только теперь я кое-что начинаю понимать.
  Правильно говорится, что у правды много обличий. После встречи с Валленхорстом я понимаю, что это так. Великий гроссмейстер встретился со мной и раскрыл карты - и тем еще больше смутил меня.
   В самом деле, до меня только сейчас дошла незамысловатая истина - я с самого начала находился на виду. И впрямь, на что я рассчитывал? Что орденцы настолько глупы, чтобы не увидеть в человеке с эльфийским посохом того, кого они повсюду и без устали ищут? Один раз меня спасли эльфы Холавида. Второй раз я ушел сам, чудом одолев Вечного. Но третьего раза не будет - Тейо был прав, я стал слишком приметной личностью в этом мире. Только слепой идиот не узнает в странствующем лекаре, сопровождаемом красивой и таинственной девушкой, того, за чью голову обещана баснословная награда. И тут на сцену выходит Валленхорст - и дает мне отпущение грехов по всем правилам. Вручает орденский перстень, которым я могу ткнуть в рожу самого ретивого фанатика и посмотреть, как он тут же сменит гнев на милость и превратится в моего союзника и благодетеля.
   Забавно. И непонятно. Чему я обязан такой странной перемене? Что такого случилось в этом мире, если мой злейший враг внезапно предлагает мне союз? Хотя, если подумать, это может быть хитрая, искусно расставленная ловушка. Получив перстень, я могу вообразить, что сам черт мне не брат, и потерять осторожность. Впрочем, если бы Валленхорст хотел моей смерти, что ему мешало покончить со мной на заброшенной ферме?
   Но главное в другом. Я, наконец-то, начал понимать, что произошло в этом мире, и что может произойти в ближайшем будущем.
   Итак, некогда ши, великие маги и ценители красоты, создали в Элодриане что-то вроде огромного райского сада с четвероногими и двуногими зверушками, но этого им показалось мало. Любознательный маг Тейо сконструировал нечто вроде пространственно-временного портала, чтобы побывать в других мирах. Может, для того, чтобы сравнить их с Элодрианом, а может и с более утилитарными целями - найти для магии ши новые области применения. Портал привел Тейо в нашу действительность, которая, по его словам, его ужаснула. Ничего удивительного. И вот тут на сцене появляется Вильям де Клерк. Пес его знает, каким образом ему удалось втереться к Тейо в доверие, но эльф организовал ему турне в Элодриан. Позволил, так сказать, побывать в раю при жизни. Но вот одно не учел - де Клерк был человеком своего времени. Бардом, менестрелем, трубадуром, трувером, как не назови. И пел он песни соответствующего содержания. Песни о доблестных воителях, военных походах, кровавых битвах и радости победы. О том, что никак не вписывалось в золотой век, царивший в Элодриане. Поняв это, Сестры Ши решили с помощью Тейо просветить глупого англичанина, перенаправить его незаурядный талант в некое полезное направление - и дали ему прочитать книги Азарра, а потом устроили так, что де Клерк был возвращен в свое время и в свой мир. Уготовили де Клерку роль Мессии (прости, Господи, за богохульство!). В нашем мире просвещенный де Клерк оказался никем не понят и заработал славу опасного смутьяна и колдуна, поэтому бежал обратно в Элодриан. Но дело было сделано по обе стороны портала - Слово из Элодриана начало менять человеческую цивилизацию, а вот воинственные песни де Клерка были услышаны дикарями в Драганхейме и стали для них чем-то вроде руководства к действию. Орды из Драганхейма двинулись на юг, и золотому веку Ши пришел конец. Вот почему Тейо говорит о Духе разрушения, и считает, что именно де Клерк виноват в том, что случилось. Естественно, мои друзья ши решили, что если избавиться от де Клерка, ситуация изменится. Они раз за разом отправляли его обратно, и он всегда возвращался - почему?
   Наверное, на этот вопрос мне сможет ответить только сам де Клерк. Точно так же, как и на другой вопрос - как ему удавалось прожить так долго. Отметиться в нашем мире не раз и не два, да еще и в таких ипостасях - Вийон, Шекспир.
   И мой отец. Да уж, чудны дела твои, Господи!
   Так или иначе, главное случилось - мир Элодриана стал меняться по образу и подобию нашего мира. А сейчас что-то пошло не так. Что-то случилось. А может, это связано с моим появлением?
   Когда-то в юности я очень любил читать фантастику. Помню, прочел я как-то один рассказ, где группа охотников отправляется во времена динозавров, чтобы поохотиться на какого-нибудь тираннозавра, и один из этих ребят случайно так в мезозойском лесу наступил на бабочку. А потом, по возвращении выяснилось, что их собственный мир изменился неузнаваемо. Временной парадокс - кажется, так эта фишка называется.
   Может, и я наступил на бабочку и сам того не заметил?
   Знать бы еще когда, и что это была за бабочка...
   Чувствую, искать ответы мне придется еще долго. А раз так, еще раз попробуем положиться на русский "авось". Сейчас у меня есть цель, мне нужен Джарли. И значит, надо идти в Айи, как я и собирался с самого начала. Наверняка новый герцог Роэн-Блайн знает что-то такое, чего не знаю я.
  
  
   *************
  
   В Айи я пришел, когда уже сильно стемнело. Начался сильный снегопад, и улицы городка были пусты. Одинаковые срубные дома с высокими двускатными крышами казались вымершими, даже лая собак я не слышал. После недолгих поисков я нашел таверну "Веселый менестрель" - единственное строение, в окошках которого горел свет.
   Я уже привык к тому, что мое появление везде и всегда привлекает внимание. Это понятно - в подобных городках все друг друга знают, и любой чужак немедленно оказывается на перекрестье взглядов, как инфузория под микроскопом. Едва я зашел в таверну, как все сидевшие там люди повернулись в мою сторону.
  - Мир вам, добрые господа! - сказал я, стряхивая с плаща снег.
   Мне ответили вопросительным молчанием, а после из-за столов одновременно поднялись несколько человек. Крепкие рослые бородачи, одетые в вареную кожу и меха. У всех на поясах висели большие охотничьи ножи, а старший в этой компании держал в руке тяжелую окованную железом дубинку.
  - Мир и тебе, чужак! - сказал человек с дубинкой, однако радушия в его голосе я не услышал. - Кто таков?
  - Кириэль, целитель, - ответил я. - Путешествую с компаньонкой по здешним местам.
  - Целитель? - Старший вздохнул, сверкнул глазами и оглядел меня подозрительно с головы до ног. - Ого! И кому служишь?
  - Никому. Сам себе господин.
  - Разве такое возможно? - Старшой не сводил с меня изучающего взгляда. - Кто нынче может сказать о себе, что железный сапог не стоит у него на груди?
  - Верно говоришь, отец, времена нынче лихие, - сказал я. - Но стоит ли говорить о печальном? После долгой дороги мне больше всего хочется выпить горячего пунша, а потом лечь в постель и проспать до полудня.
  - Погоди, и до пунша время дойдет, - сказал старшой, знаком предложив мне сесть на лавку. - Но сперва хочу поговорить с тобой. Я Аллейн, здешний олдермен и управляющий высокого лорда Риссена. А потому должен я задать тебе несколько вопросов, а ты, если не желаешь неприятностей, должен отвечать мне честно и правдиво.
  - Хорошо, хорошо, - сказал я примирительно, - я ведь человек мирный. Чего хочешь узнать, старче?
  - Зачем пришел в Айи?
  - Просто шел по дороге, вот и пришел.
  - А куда направляешь и откуда?
  - Шел с Вокланских пустошей, а как узнал о войне, решил добраться до города побольше. Сначала думал в Набискум идти, а вот теперь не знаю, как быть. Говорят, в Набискуме вся королевская армия стоит.
  - Верно, стоит, - олдермен испытующе посмотрел на меня. - Сам его величество король Готлих нынче в Набискуме. Большая война будет. Вот мы и ждем, чем это все закончится.
  - А чем войны заканчиваются? - Я пожал плечами. - Кому слава, кому крест могильный. Тех, кому крест, всегда больше почему-то. Так могу я выпить, или нет?
   Аллейн кивнул. Ощущая спиной внимательные взгляды, я подошел к барной стойке и спросил пуншу. Трактирщик тут же повернулся к Аллейну - тот едва заметно кивнул, и я получил свой пунш. Я едва поднес кружку к губам, как олдермен положил мне руку на плечо.
  - Целитель, говоришь? - спросил он.
  - Целитель, - я понял, что сейчас начнется настоящий разговор. - Что, помощь нужна?
  - Видишь ли, какое дело, парень - тут у нас соседи завелись беспокойные. То ли наемники, то ли дезертиры, шут их пойми. Пару раз уже наведывались к нам в Айи и спрашивали, есть ли у нас тут в городе знахарь или травник опытный.
  - Ну и что?
  - Вроде как главарь их болен, - продолжал Аллейн, - а вылечить его некому. Мы-то люди темные, наше дело землю пахать да скот пасти, целительству никто не обучен.
  - Неужто у вас ни одного знахаря на весь город?
  - Как же, есть одна баба, Сидрун ее зовут, она у нас и за травницу, и за повитуху.
  - И что же? Пусть бы и полечила их главаря.
  - Это легко сказать. Коли вылечит она его, так ганза ее с собой заберет, чтобы постоянно она их там пользовала. А коли нет - убьют. А нам как быть потом?
  - И ты хочешь, чтобы я этим занялся? - Я усмехнулся. Вот за что люблю я этих простолюдинов, так это за прямоту. - Мол, если моя голова полетит, вам ни убытку, ни прибытку, так?
  - Ты прости, конечно, мил человек, но деваться нам некуда, - Аллейн сразу перешел с властного тона на просительный. - Мы люди мирные, с разбойниками нам не сдюжить. И без того в страхе живем, с оружием под подушкой спим. И бежать нам некуда - хозяйство у нас, семьи, дети. А ты человек вольный, как изволишь говорить - сам себе хозяин. Вот и помог бы нам, бедолагам. А мы заплатим тебе. Сколько скажешь, столько и заплатим.
  - А коли сто золотых риэлей попрошу?
  - Сто золотых у нас нет. Но по-божески расплатимся, хочешь деньгами, хочешь товаром.
  - Не надо мне от вас платы, - помолчав, сказал я. - Где эта ганза остановилась?
  - Так ты...
  - Я тебе вопрос задал, отец. Потрудись дать ответ.
  - У Медвежьего ручья они стоят, на старой охотничьей заимке, - ответил Аллейн. - Десятка два их там, не меньше. Неужто по своей воле пойдешь?
  - А пойду, - сказал я не без куража. - Утром.
  - Храбрый ты человек, сударь, впервые такого вижу.
  - Храбрый не храбрый, а дело свое делаю. Как до этой заимки добраться?
  - Просто. Как выйдешь из таверны, направо по дороге и до развилки, а потом налево, мимо леса. Потом ручей этот самый Медвежий увидишь, так по течению и иди. Заимка через полмили будет.
  - Понял. Теперь дай мне спокойно пуншу выпить.
  - За мой счет господину лекарю еще нальешь, - сказал Аллейн трактирщику, кивнул мне и присоединился к своим товарищам.
   Я сделал хороший глоток пунша и закрыл глаза, прислушиваясь к приятным ощущениям в желудке. Итак, я снова, совершенно добровольно и сознательно, лезу в пасть к волку. Зачем? На кой леший мне эти крестьяне и их проблемы?
   Горбатого, говорят, могила исправит...
  - Еще пуншу, милостивец? - поинтересовался трактирщик, с собачьей преданностью глядя мне в глаза.
  - Пожалуй. А скажи мне, любезный, не оставлял ли тебе кто письма для герцогского лекаря?
  - Было письмо, - кивнул трактирщик. - Приносил мальчонка какой-то. Сейчас гляну, милостивец.
   Воодушевленный словами трактирщика, я допил кружку и почувствовал себя вполне комфортно. Сам корчмарь прибежал через минуту и вручил мне сложенный вчетверо грязный листок бумаги. Я дал ему монету, развернул листок и прочел:
  
   "Чтобы твоя женушка ничего не заподозрила, милый, приходи ко мне только в среду и пятницу после заката к старой сыроварне и жди там. Люблю и жду встречи."
  
   Я усмехнулся. Трактирщик подобострастно сложил губы в улыбку: я почти не сомневался, что он читал эту записку.
  - Может, милостивцу, поесть чего? - осведомился он.
  - Комнату бы мне, - ответил я.
  - Лучшая комната у нас свободна. Пять фельдов в сутки.
  - Хорошо, только деньги завтра, когда разбойнички ваши заплатят.
   Хозяин с готовностью закивал. Я понял, что в корчме Айи мне открыт кредит - пока открыт. Все будет зависеть от того, как пройдет мой поход к заимке на Медвежьем ручье. Ничего, не в таких переделках бывали. Все будет тип-топ.
  - Тогда покажи мне мою комнату, - сказал я, допивая вторую кружку пунша. - Я спать хочу.
  
  
   ************
  
   Ночлежная комната в деревенской корчме не отличалась комфортом, но выспался я неплохо - зимние путешествия очень утомляют, да и выпитый пунш меня согрел и расслабил. Трактирщик был уже на ногах. Я перекусил жареным хлебом с сыром, взял в дорогу бутылку вина (опять же в счет будущей платы) и вышел во двор, в утренний, свежий, пробирающий до костей мороз. Немедленно черная тень отделилась от примыкавшего к таверне амбара, и я с радостью узнал Уитанни.
  - Ах ты, моя девочка! - прошептал я, прижимая гаттьену к груди. - Куда же ты от меня сбежала-то?
  - Уиттани фиен ньярр а-лайн уин дханнаник вирр Ллэйрдганатх самраарр! - простонала гаттьена, посмотрела мне в лицо круглыми от ужаса глазами. - Дханнан Валльенхоррст нрар прраи Ллэйрдганатх йоста?
  - Точно, кисуля. Сам Валленхорст со мной говорил. И предложил мне сотрудничество, представляешь? Видать, крепко его жареный петух в жопу клюнул.
  - Най хенна! - испугалась Уитанни.
  - Придется. Чую я, за такой внезапной милостью стоит что-то очень и очень скверное, киса. Надо во всем разобраться. Я ж как-никак детектив, пусть и хреновый.
  - Най хенна!
  - Вот только без капризов, хорошо? Пойдем, у нас дело есть. Прогуляемся немного.
   Дорогу до заимки, о которой говорил старый Аллейн, я нашел без труда - тут и впрямь заблудиться было просто невозможно. Мы дошли до развилки, повернули налево, и очень скоро я увидел впереди группу домиков, почти утопавших в снегу, а возле них - людей и лошадей. Сердце у меня екнуло, но страха я не испытывал. В конце концов, я лекарь, а у военного врача даже на поле боя неприкосновенный статус. Хотя, черт его знает, вдруг этот раненный вожак уже ласты склеил - тогда мне ничего хорошего не светит.
   Мне навстречу, проваливаясь в глубокий снег, шли двое. Метров за тридцать подали знак - стоять. Я остановился, опершись на посох. Уитанни за моей спиной недобро зафыркала.
  - Спокойствие, киса! - велел я.
   Бандиты подошли ближе. Мужчина с алебардой в руках и молодая женщина, оба в мехах и коже, на мужчине шапка с пером, на женщине бархатный берет. Я вздрогнул - лицо женщины от брови до подбородка пересекал страшный шрам, правого глаза не было, а левый, водянистый и холодный, смотрел на меня крайне недружелюбно.
  - Стоять! - повторила дама, наставив на меня пистоль с дымящимся фитилем в замке. - Оружие на снег!
  - У меня нет оружия, мадам, - ответил я самым любезным тоном. - Я лекарь. Крестьяне в Айи сказали, ваш командир болен и нуждается в помощи. Вот я и пришел.
  - Ты не местный, - сказала с подозрением наемница. - Я тебя не знаю.
  - Все верно, мадам. Я странствующий лекарь. Пришел в Айи и узнал о болезни вашего начальника.
  - Если вылечишь командира, получишь награду, - произнесла женщина, сделав знак подойти ближе. - Если обманул, или причинишь ему вред, я тебя на костре заживо зажарю.
  - Я не ради награды пришел, и не ради смерти на костре, - ответил я. - Веди к своему командиру.
  
   *****
  
   Во дворе заимки нас встретили еще человек пять вооруженных бандитов. Следуя за женщиной с пистолем и под тяжелым взглядами прочих разбойников, мы с Уитанни прошествовали в дом. Внутри низкой темной продымленной избы стояла жуткая тошнотворная вонь. В самом углу, у натопленной печи, едва освещенный тусклой масляной коптилкой, лежал человек, накрытый одеялами из шкур. Я подошел ближе и удивленно воскликнул:
  - Люстерхоф?
  - Ты? - проскрипел бывший орденский охотник, силясь оторвать голову от грязной подушки. - Хвала Вечным! Теперь...кх-кх... я не умру!
  - А ты собрался умирать? - Я опустился на табурет, который поднесла все та же одноглазая наемница, Уитанни осталась стоять рядом со мной. - Я запомнил тебя крепким парнем. Правда ты сильно отощал и осунулся.
  - Ты еще жив, крейонская сволочь, ха-ха-ха! - Люстерхоф закашлялся. - Любят тебя боги, любят!
  - Что с тобой?
  - Нога. Знаешь, Кириэль, даже тебе ее не вылечить.
   Я откинул одеяло и чуть сознание не потерял от вони. Правой ноги у Люстерхофа по сути не осталось. Было черное, сочащееся гноем, гнилое месиво, облепившее обнажившуюся кость.
  - Господи помилуй! - Я закашлялся, с трудом удержав съеденный утром хлеб и сыр в желудке. - Ты что ногу, в землю закапывал?
  - Антонов огонь это, знаю, - проскрипел Люстерхоф. - Бриш, идиот, решил атаковать вальгардскую хоругвь, что на границе его земель лагерем встала. Показать, кто хозяин. Ну, и пошли мы...
  - И что дальше?
  - Дальше каюк всем был. Ловушка это была. У них в сосновой роще неподалеку засадный эскадрон стоял, а холоп, что барону весть о вальгардском лагере принес, их лазутчиком оказался. Прямо под клинки и пули нас привел, паскуда!
  - Крепко вас потрепали.
  - Не то слово. Бришу ядром башку оторвало на моих глазах, Лабиш, собака, струсил, вильфингов из боя стал выводить, так они его самого порвали, а потом стали на всех без разбору нападать - с ними такое сплошь и рядом случается... - Люстерхоф замолчал, знаком показал одноглазой, что хочет пить. Я выждал, пока он напьется. - Короче, весь отряд Бриша там остался, хоть и вальгардцев мы порубили немало. Подо мной коня убили, две пули в ноге, одна в боку - я ее потом сам кинжалом вытащил. А ногу на второй день дергать начало, и понял я, что отбегался... Спасибо Биргит, притащила меня сюда, хоть не в чистом поле сдох...
  - Рановато ты собрался помирать, Ромбранд, - я прекрасно понимал, что сейчас только магия ши может помочь охотнику и надеялся, что все получится. - Попробую тебя полечить.
  - Погоди, - Люстерхоф положил мне на запястье раскаленную жаром ладонь. - Это она?
  - Да, та самая гаттьена.
  - Я могу поговорить с ней? - Люстерхоф все же попытался приподняться на локте, уставился на Уитанни. - Ты понимаешь меня?
  - Йенн, - холодно ответила гаттьена.
  - Хорошо. Я друг Маргет. Ты помнишь Маргет?
  - Йенн, - произнесла женщина-кошка. - Уитанни ну-арр майн Маррргьет.
  - Я не виноват в ее смерти, - лихорадочно сверкая глазами, зашептал Люстерхоф. - Не виноват! Я любил ее. Клянусь, любил, как свою жизнь. Ты мне веришь?
  - Йенн, - в третий раз повторила Уитанни, сверкнув глазищами из-под капюшона.
  - Хорошо, - Люстерхоф откинулся на подушку. - Биргит!
  - Да, командир? - Одноглазая появилась в дверях.
  - Сейчас этот человек попытается меня вылечить, - сказал охотник. - Если у него получится, отдашь ему все деньги, что у меня остались. Если не получится, ты отпустишь его с миром. Приказ ясен?
  - Да, командир, - с военной четкостью ответила наемница.
  - Тогда ступай... Вот, тебе ничего не грозит, Кириэль. Но я прошу тебя...умоляю... постарайся. Я боюсь уходить. Мне страшно. Я хочу пожить еще немного. Ради Маргет, ради мести. Ты постараешься?
  - Да.
  - Клянешься?
  - Я клянусь.
  - Что ты собираешься делать?
  - Попробую почистить твою ногу. Будет больно.
  - Биргит! - крикнул Люстерхоф. - Принеси спирт!
  - Отличная мысль, - одобрил я. - И еще пусть устроит горячей воды и чистый холст на бинты.
   Я встал с табурета, подошел к столу и начал раскладывать инструменты. Понятное дело, надежды на весь этот инструментарий никакой - ампутировать ногу у меня умения не хватит, Люстерхоф умрет от шока или кровопотери. Одноглазая, вооружившись ухватом, вытащила из печи горшок с кипятком, поставила на полку печи. Я кивнул ей - мол, то что надо. Люстерхоф лежал неподвижно, только кадык спастически ходил, будто он пытался что-то проглотить.
   Я разложил инструмент и посмотрел на охотника.
  - У меня все готово, - сказал я.
  - Сейчас, - Люстерхоф взял жбан с выпивкой у подошедшей наемницы. - Прежде чем ты начнешь... Биргит, выйди, мне с лекарем поговорить надо!
  - Да, командир, - отчеканила наемница и вышла в сени.
  - Исполнительная дама, - сказал я.
  - Она молодец. И любит меня, я знаю. - Люстерхоф сделал большой глоток из жбана, заперхал, закашлялся. Я похлопал его по спине. - Если останусь жив, женюсь на ней.
  - Останешься и женишься. Ты мне что-то рассказать хотел?
  - Да, - Люстерхоф сделал еще один глоток. - Новость я слышал. В Звездном Ордене новое начальство. Король отстранил Валленхорста, поставил на его место твоего приятеля Леца, а за Лецем стоит еще кто-то.
  - Разве король может отстранить орденского гроссмейстера?
  - Может. Король будто взбесился. Только и говорит, что о походе на Саратхан.
  - Это точная информация?
  - Перед этим несчастным походом на Пустоши у Бриша в замке побывал человек Валленхорста и привез грамоту от гроссмейстера. Валленхорст ищет союзников.
  - Я сам с ним разговаривал.
  - И что? - Люстерхоф был удивлен.
  - Я еще не решил.
  - Кириэль, не хочу накаркать, но грядет что-то страшное. Орден сорвался с цепи. Валленхорст был зверем, но маги еще хуже, особенно эта сволочь Лец.
  - Так и мы не пальцем деланы. Ты готов?
  - Да, - Люстерхоф припал к жбану и начал глотать сивуху жадно, большими глотками. Слабость и алкоголь быстро вырубили его, жбан упал на пол и покатился мне под ноги.
   Посмотрев на дверь, я приставил посох Алиль к кровати так, чтобы он золотым концом касался тела охотника и смоченной в горячей воде тряпкой начал стирать грязь, кровь и гной с его ноги.
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  У.Соболева "Отшельник" (Современный любовный роман) | | Жасмин "Несносные боссы" (Современный любовный роман) | | В.Ксения "Леди-детектив" (Магический детектив) | | А.Емельянов "Мир Карика 5. Бесконечная война" (ЛитРПГ) | | Д.Тараторина "Равноденствие" (Короткий любовный роман) | | С.Волкова "Невеста Кристального Дракона" (Попаданцы в другие миры) | | М.Славная "Горячий босс. Без сахара" (Современный любовный роман) | | О.Валентеева "Прокляни меня любовью" (Любовное фэнтези) | | Д.Дэвлин, "Забракованная невеста" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Кариди "Невеста чудовища" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"