Астахов Андрей Львович: другие произведения.

След менестреля, глава 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  Глава седьмая
  
  
   В таверне "Веселый менестрель" меня встретило тяжелое изумленное молчание. Аллейн, трактирщик и прочие уставились на меня, как на выходца с того света, и я их понял. Ни слова не говоря, я подошел к трактирщику и спросил пуншу.
  - Все в порядке, - сказал я Аллейну и позвенел кошельком с золотыми монетами, полученными от Биргит. - Спите спокойно, жители Багдада.
  - Ты вылечил их командира? - Аллейн, казалось, не поверил своим ушам.
  - Еще нет, но он поправится. И вам больше ничто не грозит, - я принял у трактирщика кружку, с наслаждением сделал глоток.
   Тут в корчму вошла Уитанни, грациозно прошла мимо сидевших крестьян, приблизилась ко мне и взяла под руку. Я отчетливо услышал, как кто-то из глазевших на нас мужиков тихонько выдохнул: "Колдун!"
  - Ты не бойся, Аллейн, я долго в вашей общине не задержусь, - сказал я самым снисходительным тоном. - Отдохну денек, и пойду дальше.
   Я так понял, именно это староста и мечтал от меня услышать. Видимо, масштабы моей личности очень сильно его напрягали. Обижаться на неблагодарных жителей Айи было бы смешно и глупо: они заботятся о своей выгоде, и это по-человечески понятно. А я сделал доброе дело. Попутно заработал пятнадцать риэлей, которые лишними не будут. Люстерхоф поправится и будет бить вальгардцев, одноглазая Биргит останется с любимым мужчиной. И хоть в исцелении Люстерхофа нет моей прямой заслуги, все равно приятно.
  - Возьми за жилье, еду и выпивку, - я подал трактирщику золотую монету, и надо было видеть, как он выхватил ее у меня из пальцев! - Сдачу не забудь.
   Трактирщик выдал мне горсть медяков, и я ссыпал их в кошель. Допил пунш и пошел в свою комнату. Уитанни последовала за мной.
   - Слеа? - сказал я ей в комнате, приложив сложенные ковшиком руки к щеке и глазами показав на кровать.
  - Аи? - Уитанни сначала не поняла, потом по-детски открыто улыбнулась. - Най, ллеу слеан друарр ей Уитанни ар-кинн ллеу саррар.
  - Мальчики поспят, а девочки покараулят, так? - Я подмигнул моей кисе. - Знаешь, я и впрямь устал. Верно говорят, что у врачей адски тяжелая работа. Извини, посплю, что-то меня морит.
   Уитанни кивнула, сбросила с головы капюшон и села на табурет. Я поставил посох в угол, не раздеваясь, растянулся на жестком лежаке, закинул руки за голову - и отключился. Сколько я проспал, не знаю, но только, проснувшись, увидел, что Уитанни продолжает сидеть на табурете, даже позы не сменив. Впрочем, заметив, что я проснулся, она заулыбалась.
  - Ллеу буанн, - сказала она.
  - Ага. - Я сел на лежаке, помотал головой. - И чем бы нам с тобой заняться, киса?
   Уитанни пожала плечиками. Я потянулся, повертел головой, пощелкал костяшками пальцев. Сонная слабость проходила, и я чувствовал себя вполне отдохнувшим.
  - Магическая зарядка, - сказал я девушке и, встав в позу теннисиста, скастовал на себя сначала руну "Джель" (получилось неплохо, начертанная мной руна просто засияла в полумраке комнатки!), а потом и руну "Тэль".
  - Фрррр! - испугалась Уитанни, вскочив с табурета и сверкая глазищами. Я засмеялся.
  - Ты меня видишь, видишь, я знаю! - сказал я ей. - Но все равно классно, правда?
  - Ллеу даньярр! - удивленно воскликнула гаттьена. - Грарр-а-мьяр а ллеу, виар Даэг ньем балак?
  - Точно, солнышко, это Даэг меня научил.
  - Най сарат ллеу! - простонала Уитанни, мотая головой.
   Я понял ее. Ей очень не понравилось, что я стал невидимым. Это ее испугало. Я шагнул к бревенчатой стене, вытянул руку, и был поражен тем, как легко, не ощущая никакого препятствия, моя кисть и предплечье прошли сквозь толстые бревна. Потрясное чувство, чумовое заклинание.
   Уже знакомое покалывание в теле дало понять, что действие Запечатывания заканчивается. Я посмотрел на свои ноги: едва заметные полупрозрачные их очертания начали темнеть, обретать материальность. Уитанни облегченно вздохнула.
  - Здорово, да? - спросил я ее. - А главное, у меня все быстро и легко получилось. А если еще настой лигрох выпить? Тогда, наверное, и ты меня не увидишь.
   Уитанни не ответила. Видимо, все еще была под впечатлением. Я решил ее больше не пугать. Да и подзакусить было самое время.
   На этот раз нас обслуживал не трактирщик, а его жена, полная, некрасивая женщина со злым лицом и большой неаппетитной бородавкой на носу. Тем не менее, куриный суп с клецками был великолепен, а главное - в разговоре с женщиной я узнал, что сегодня пятница, а значит, есть повод прогуляться до старой сыроварни и сделать то, ради чего я, собственно, и тащился в Айи.
  
  
   ***************
  
  
   Вечер был морозный, в воздухе искрилась ледяная пыль, снег звонко скрипел под подошвами сапог. Полная луна вышла из-за холмов, черное зимнее небо над головой сияло россыпями звезд, обещая ясную морозную ночь. Идти пришлось довольно долго. Старая сыроварня находилась на восточной окраине Айи, у дороги, которая вела в Блиболах - это сообщал торчащий из сугроба дорожный указатель. Сама дорога была засыпана снегом так, что ни пройти, ни проехать.
  Так или иначе, до старой сыроварни я добрался и встал во дворе, прислонившись спиной к бревенчатой стене и ожидая, что будет дальше.
  - Вирра? - шепнула мне Уитанни.
  - Да, подождем немного, - я достал из сумки фляжку с эльфийским самогоном, сделал пару глотков, и сразу стало теплее. Протянул фляжку гаттьене, но киса только фыркнула.
  - Интересная ты девушка, - сказал я. - Ходишь почти голая, в одном плаще, и никакой мороз тебе нипочем.
  - Ллеу мрранир уинн, - Уитанни красноречиво постучала себя пальцем по лбу.
  - Ну, уж какой есть, - ответил я добродушно. - Но ты ведь и такого любишь, верно?
   Она фыркнула. Я сделал еще глоток, наслаждаясь теплом и чувством легкого опьянения, и было непонятно, от чего я пьянею больше - от самогона, или же от этого чудесного, кристально-хрустящего, первозданного воздуха, которым в моем мире можно подышать, наверное, только где-нибудь в Гималаях. Эх, сейчас бы на лыжи, да пару кругов вокруг этого городка, по целине, под звездами!
   Что бы со мной ни случилось дальше, но если останусь жив и вернусь в свой мир - сто пудов брошу курить...
  - Хэй! - Уитанни легонько ткнула меня в плечо.
   Я посмотрел, куда она показывает, и увидел, что на том берегу маленькой замерзшей речки между деревьями мелькают темные фигуры. Парой мгновений спустя я увидел двух всадников. Один из них вел в поводу запасную лошадь. Они остановились на берегу, несколько секунд наблюдали за нами, а потом женский голос позвал меня по имени.
  - Да, это я! - крикнул я.
  - Идите сюда, господин, - ответила женщина. - Не бойтесь, лед прочный.
  - Уитанни гаен аир Ллэйрдганатх, - сказала Уитанни. - Муарр трайнин.
  - Хорошая мысль, - одобрил я, поняв, что гаттьена собирается меня подстраховать, приняв свой второй облик. - Я пошел.
   Я быстро перебрался по льду на противоположный берег.
  - Милорд Джарли ждет вас, - сказала женщина. - Садитесь на лошадь.
   Я забрался в седло. Женщина, приглашающе кивнув, поехала впереди, я за ней, ее спутник замыкал. Мы довольно долго шли через заснеженный лес, а потом выехали на узкую дорогу, почти неразличимую в высоких сугробах. Здесь лошади пошли быстрее. Очень скоро дорога пошла на подъем, и я понял, что нужное мне место находится где-то на окружающих Айи холмах.
   Ехали мы без факелов и фонарей, но в них не было никакой нужды - луна ярко освещала наш путь. Мир вокруг казался сказочным, уснувшим, нереально красивым. Прямо иллюстрация для какой-нибудь рождественской истории. Впрочем, однажды в эту пасторальную благодать вошел далекий, донесшийся откуда-то из заросшей лесом долины протяжный вой - то ли волка, то ли вильфинга. И буквально секунду спустя я услышал гораздо более близкий яростный тягучий звук, похожий на стенания мартовского кота. Я усмехнулся - Уитанни давала понять, что следует за мной, и я, в ее разумении, в полнейшей безопасности.
   Мы поднялись еще немного, потом за деревьями замелькали огни, и я увидел самый настоящий дом-шале - великолепный, под двускатной черепичной крышей с толстой снежной шапкой, с балконом по всему фасаду, с освещенными стрельчатыми окошками. Перед домом горели костры, стояли длинные рогатки, которыми можно было бы за секунды перекрыть подъезд к дому, и расхаживали несколько вооруженных людей, облаченных в кожу и меха. Они подошли к нам, приняли наших коней и повели их к расположенной справа от шале коновязи. Женщина повела меня в дом.
   Внутри шале соответствовал тому, что я называю "неброская европейская роскошь". Все из дерева, кругом шкуры животных - лосей, туров, горных коз, медведей, - на стенах и подпирающих кровлю столбах головы кабанов, оленей и волков. У пылающего камина на низком карле с выгнутыми ножками сидел Джарли. Увидев меня, он встал, направился в мою сторону, улыбаясь и раскинув руки.
  - Герой! - Джарли облапил меня с медвежьей мощью, отступил на шаг. - Все-таки объявился! Давно я тебя ждал, давно! Дай-ка я на тебя гляну, лекарь. И этот худосочный сукин сын прикончил Вечного? Да весь Элодриан гудит! Орденцы вопят от ярости и ссутся в штаны со страху! Двенадцать тысяч риэлей за голову одного человека - это неслыханно! Это годовой доход с целого графства. Ты крепко прижал им яйца, Кириэль. И я этому несказанно рад, поверь. Где ты был все это время?
  - В Лиден-Муре, в лагере ши.
  - А где наша леди-рыцарь?
  - Бегает где-то.
  - Если она принесет тебе котят, я заберу всех за любые деньги, - с самым серьезным видом заявил Джарли. - А если котята будут от тебя, заплачу вдвойне.
  - Договорились, - сказал я со смехом. - Красивый дом, однако.
  - Он не мой. Одного сукиного сына, который переметнулся к вальгардцам. Когда покину это шале, прикажу сжечь дотла. Но здесь неплохой винный погреб. Кстати, не выпьешь ли со мной?
  - С удовольствием.
   Герцог Роэн-Блайн хлопнул в ладоши. Появилась сопровождавшая меня женщина, уже без мехового плаща и капюшона. Ее лицо показалось мне знакомым.
  - Селена, еще две бутылки аффи и кубок для мессира Кириэля, - распорядился герцог. - И пусть Дарген приготовит что-нибудь горячее.
  - Знакомая женщина, - сказал я, когда Селена вышла.
  - Ты ее запомнил? Она присутствовала при нашей с тобой первой встрече, и я не доплатил ей тогда три аберна. Когда выбирались из горящего Роэн-Блайн, натолкнулись на кучку наемников - они поймали Селену и решили ей попользоваться. Не мог же я допустить такое безобразное насилие! - Джарли приложился к кубку. - Отца я похоронил. Прямо там, на городском кладбище, под выстрелы пушек и треск пожаров. Он всегда любил этот город и остался в нем навечно. Мир праху его!
  - Я виделся с Лукой Валленхорстом, - сказал я. - Он сам меня нашел.
  - С самим Валленхорстом? А вот с этого места поподробнее, прошу тебя.
  - Я думал, мне крышка. Орденцы застигли меня на заброшенной ферме недалеко отсюда. Но Валленхорст паче чаяния предложил мне не меч, а мир.
  - Это невозможно, - нахмурился Джарли.
  - Вот перстень, который он мне дал, - я протянул герцогу орденское кольцо. - И сказал, что люди, которых я давно и безуспешно ищу, находятся в замке Вальфенхейм. Это кольцо дает мне доступ в крепость.
  - Этот перстень просто кусочек золота. Или, вернее сказать, кусочек сыра в мышеловке.
  - Возможно. Но с Валленхорстом был десяток орденских рыцарей, а я был один. Почему они меня отпустили?
  - Погоди, давай сначала выпьем, а потом разберемся, - Джарли взял бутылку с принесенного Селеной подноса, откупорил ее, а женщине глазами показал на дверь. - От таких новостей у меня сразу пересохло во рту. Замок Вальфенхейм, ты сказал?
  - Да.
  - Это орденская прецептория недалеко от Набискума. Большая, хорошо укрепленная. Проникнуть в нее можно лишь с ведома хозяев.
  - Потому Валленхорст и дал мне этот перстень.
  - Нет, они тебя и впрямь за дурака держат? - Джарли посмотрел на меня с изумлением. - Сначала объявляют фантастическую награду за твою голову, ищут тебя по всему Элодриану, а потом, не пойми с какого перепугу, объявляют тебе liberum propiteaberis и дают это кольцо. На что Валленхорст рассчитывает? Что нормальный человек поверит в его искренность и не заподозрит подвоха?
  - Я не верю ему, если честно. Но не только во мне дело. Валленхорст заинтересован в том, чтобы ты продолжил войну с Вальгардом. Более того он желает союза против Вальгарда между Роэн-Блайном и саратханскими ши. - Я принял у герцога кубок с вином. - Интересно, правда?
  - То есть, старый живодер знает, что я не погиб при штурме Роэн-Блайн и продолжаю войну? И хочет, чтобы земля в Брутхайме загорелась под ногами вальгардцев? Тебе это не кажется странным, Кириэль?
  - Кажется. Но Валленхорст сказал, что желает поражения своему королю. И он не только о тебе вспомнил. Один человек сказал мне, что курьер Валленхорста приезжал к барону Бришу с письмом, предлагающим союз.
  - И Бриш согласился?
  - Бриш был недавно убит в пограничной стычке.
  - А человек, о котором ты сказал?
  - Его зовут Ромбранд Люстерхоф, он бывший орденский ловчий. Он был тяжело ранен и сейчас поправляет здоровье на заимке у Медвежьего ручья в окружении своих людей.
  - Я знаю о них. Мои разведчики докладывали, что видели близ Айи какую-то вооруженную ганзу. Я еще думал, не отправить ли их всех в ад.
  - Люстерхоф ненавидит Звездный Орден. Дознаватели Ордена казнили в Норте женщину, которую он любил.
  - Это он сам тебе рассказал? - Джарли посмотрел на меня с интересом. - Иногда ты восхищаешь меня своей поистине детской наивностью, Кириэль.
  - Однажды Люстерхоф спас мне жизнь.
  - И поэтому я должен взять его в свое окружение, ты это предлагаешь? Он вальгардец, а я брутхаймец. Между нами не может быть мира. Я никогда не буду сражаться рядом с человеком из этого племени палачей и захватчиков, на совести которых смерть моего отца. Если ему так хочется, пусть ведет свою войну с бывшими подельниками. Без меня.
  - Я понял тебя. Однако Люстерхоф сообщил мне кое-что важное. Подтверждающее ту информацию, которую я уже получил от Валленхорста. В Звездном Ордене произошел раскол. Собственно, вот причина, почему Валленхорст впал в немилость к Готлиху и лишился - или почти лишился - своей власти и жезла гроссмейстера. Власть в Ордене по факту захватили маги, и это Валленхорсту очень не по душе. Он приверженец старых рыцарских способов ведения войны и боится этих магов. Мол, Орден всю свою историю боролся с магией, а теперь сам сделал ее оружием. Как у нас говорят: "За что боролись, на то и напоролись".
  - Да пусть они там от чумы сдохнут и друг друга сожрут - почему нас это должно волновать? Наоборот, любая грызня между нашими врагами нам только на руку.
  - Разумеется, - я позволил Джарли налить мне еще вина. - Но давай попробуем увидеть перспективу. Чем закончился первый этап Нашествия? Вальгардцы захватили большую часть Элодриана, установили на ней свои порядки, обратили крейонов и прочих в рабов и стали жить-поживать за счет покоренного населения. Население при этом платило подати, Звездный Орден следил за тем, чтобы не было никакой магии, пугал новоиспеченных рабов своими оборотнями, и такой власти ему было достаточно. Богу богово, кесарю кесарево. Но теперь все меняется. Основа армии Вальгарда уже не рыцари, а нанятые за золото наемники и разный сброд, который лютует так, как высоким лордам и не снилось. Лорды сгоняют крестьян с пахотных земель и превращают их в пастбища - я сам видел людей, лишившихся всего по прихоти своих господ. Прежняя модель грабежа больше не работает, Джарли. Вальгардцам нужны деньги, а не рабочие руки. Король Готлих собирается захватить Сартахан и покончить с непокорными ши, а что будет дальше? Боюсь, это будет война не на порабощение, как раньше, а на полное уничтожение. - Я едва не добавил "как в моем мире". - И вместо гроссмейстера Валленхорста, жестокого, фанатичного и властного, но все же придерживающегося каких-то понятий о рыцарской чести и благородстве, Орден возглавят маги вроде Лёца, для которых не существует ничего святого. Я знаю, чем это закончится - уничтожением ши, как расы. Этого нельзя допустить.
  - Я герцог Роэн-Блайн, Кириэль. И меня заботят мои земли. Я хочу только одного - вышвырнуть отсюда вальгардский сброд и сесть на трон моего отца в Герцогском зале Роэн-Блайн как суверенный повелитель своих земель и своего народа. Знаешь, когда я слушаю тебя, у меня возникает ощущение, что ты продался вальгардцам.
  - Понимаю. Но даже если ты победишь в этой войне, вальгардцы вернутся. Дух разрушения рано или поздно возьмет свое.
  - О каком духе разрушения ты говоришь?
  - Чтобы остановить гибель Элодриана, нужно найти одного человека. Именно это я пытаюсь сделать. Он невольный виновник происходящего. Сейчас этот человек, если верить Валленхорсту, находится в замке Вальфенхейм.
  - И кто же он?
  - Его зовут Вильям де Клерк. Я ищу его с самого первого дня своих странствий.
  - Ты предлагаешь мне напасть на Вальфенхейм и освободить этого человека?
  - Нет. Я вопреки всему думаю, не воспользоваться ли мне любезным приглашением Валленхорста. - Я поставил кубок на стол. - Ты сейчас скажешь, что я сумасшедший идиот. Однако давай попробуем подумать: по словам Валленхорста в замке стоит подконтрольная ему Золотая хоругвь, и нет магов. Он дал мне гарантии неприкосновенности, и как благородный рыцарь, не станет их нарушать. Во-вторых, Валленхорст, по его словам, в тяжелом положении, он впал в немилость к Готлиху и вот-вот лишится своего положения, а может, и головы. И он ищет союзников. Много ли потенциальных союзников захочет иметь дело с клятвопреступником, заманившим в ловушку Кириэля Сергиуса?
  - Все это хорошо, мой друг, но ты забыл главное: Орден охотится за тобой. Ты нанес им самый болезненный и жестокий удар, убил Вечного, а такого вальгардцы не простят никому. И они расправятся с тобой любой ценой, а уж потом будут думать, кто и что по этому поводу скажет. Ха! Я бы поступил именно так.
  - Словом, ты не советуешь мне отправляться в Вальфенхейм?
  - Я твой друг и потому говорю "Нет, не советую".
  - Тогда один вопрос: а что собираешься делать ты?
  - Как что? Поднять всю Брутхайму на войну с ублюдками. Очень скоро я соберу большую армию и начну нападать на вальгардские отряды. Люди потянутся ко мне, потому что многие сыты вальгардскими порядками. Мы победим, не сомневайся.
  - То же самое говорили мне ши. Но их мало, и вас мало, Джарли. А вальгардцев много. И у них маги, плодящие вильфингов.
  - Ты думаешь, я боюсь? - Джарли подошел ко мне, и лицо его, еще миг назад добродушное, стало холодным и жестоким. - Я рыцарь. Пусть бастард, но в моих жилах течет кровь двадцати поколений Ленардов. И я готов умереть, если моя смерть хоть на час приблизит освобождение Роэн-Блайн. Так что не пугай меня, лекарь. Рассказывай свои страшные сказки девушкам в тавернах, они их любят. А мне не стоит. - Он взял непочатую бутылку и плеснул себе в кубок. - Ты или мой союзник, или мой враг. Вот такой у тебя выбор. Либо-либо, третьего не дано.
  - Дано, Джарли. Я поеду в Вальфенхейм.
   Герцог только вздохнул.
  - Тогда я выпью за помин твоей души, обещаю, - сказал он после затянувшегося молчания.
  - Я подумал, что кольцо Валленхорста может и тебе помочь, - сказал я. - Если у тебя есть ювелир, который сможет быстро сделать несколько его копий, ты сможешь снабдить им своих разведчиков. Все же какая-то гарантия безопасности.
  - Неплохая идея. - Тут Джарли хлопнул меня по плечу и снова сел на карло. - Но я не верю в волшебные талисманы. Я верю только в меч. И если ты сделал выбор, отправляйся в Вальфенхейм. Скажу только, что мне будет очень горько услышать известие о том, ты погиб. Или - и это будет для меня худшей вестью, - что враг Ордена Кириэль Сергиус стал другом Ордена.
  - Ты не первый мне это говоришь. Тейо говорил мне то же самое.
  - Вот видишь. Ты не слушаешь умных советов, и это плохо. Что ж, значит, так тому и быть.
  - Мне надо идти, Джарли.
  - Боишься, что я не выпущу тебя отсюда?
  - Просто не хочу давать нашим врагам возможность захватить нас обоих в одном месте. - Я шагнул к дверям. - Мы еще встретимся, Джарли.
  - Надеюсь, не как враги? - Герцог поднял кубок.
  - Нет. Как победители.
  
  
   *******
  
  Заканчивается третий день пути, пройдено много, но порой мне кажется, что мы еще слишком далеки от цели, да, киса?
   Молчишь? Что ж, молчи. Я понимаю, в своем втором обличии ты можешь только мурлыкать и рычать. А мне бы сейчас так хотелось услышать твой звонкий голосок!
   Но я тебе благодарен. Без тебя этот путь был бы для меня в сто раз тяжелее. Ты согреваешь меня не только теплом своего тела, но и своего сердца, Уитанни.
   А кольцо Валленхорста работает. Помнишь, какие рожи были у наемников, на которых мы наткнулись вчера у моста? Они ведь собирались разобраться с нами. Меня прикончить, а тебя... Но я показал им кольцо, и они сразу опустили оружие. Съежились, сдулись, потеряли весь кураж. Может быть, старый гроссмейстер и впрямь был честен со мной. Хотелось бы верить.
   Сегодня холоднее, чем вчера. Или, может, я начал уставать? Давно я так много не ходил. Сколько мы с тобой протопали за эти дни, а, киса? Километров сто, не меньше. Тридцать километров в день, пусть налегке - это что-то. Наверное, стоило позаимствовать у Джарли лошадь и ехать верхом.
   Но это неважно. Вспомни, что сказали нам крестьяне на дороге - до Вальфенхейма совсем недалеко. Он вон за тем лесом. А как раз на полпути есть хутор, кажется, "Зеленая лощина". Так сказали крестьяне. Прикупим там продуктов, отдохнем немного и уже без остановок - до самого гнезда белых разбойников. С дороги нам никуда сворачивать не надо - иди себе, иди. Только холодно сегодня. Куда холоднее, чем вчера. Ха, у тебя даже шкура инеем покрылась, а у меня ноги застыли. И пальцы что-то зябнут. Эх, глотну я самогону!
   Во, уже лучше. Знаешь, а Джарли-то на меня волком смотрел. Я не рассказал ему правду - про де Клерка, про Тейо, про порталы, дух разрушения и прочее. Так, обмолвился только. А почему не рассказал? Потому что он бы все равно ни хрена не понял. Хотя... А, ладно, плевать! Сейчас дойдем до хутора, ты станешь снова девушкой-красавицей, хозяева нам нальют горячей похлебки с мясом и стаканчик вина, а мы их поблагодарим, а если болеют - вылечим. А утром доберемся до Вальфенхейма. И вот там...
   Там наступит момент истины. Или я встречусь с де Клерком и Вероникой, или с палачами Ордена. Поэтому ты со мной в замок не пойдешь. Я сказал - нет! Это слишком опасно, Уитанни. И не надо так на меня смотреть. Ты останешься на свободе и возьмешь мой посох. Мне он в замке не понадобится. Прижимаешь уши и злишься? Нет, честно, так нужно. Своей жизнью я еще могу рисковать, но твоей, кисуля - ни за что!
   Смотри, вон он, хутор! Плетень, там за деревьями - видишь? И дым. Эх, и тепло сейчас у них в горнице. Уитанни, ты что? Это же... это.
   Я встал посреди дороги, глядя на столб дыма, уходящий в небо за заснеженными деревьями. И все понял. Что мы остались без ночлега и горячей похлебки.
   От хутора "Зеленая лощина" осталось прогоревшее пепелище. Кучи еще рдеющих в темноте и вспыхивающих языками пламени головешек. Я подошел к ограде, присмотрелся. На ветвях большого платана, росшего во дворе сожженного хутора, висели тела.
   Двое мужчин, три женщины и девушка-подросток. Мужчины были в исподнем, женщины обнажены, на ногах повешенной девушки и младшей из женщин были подтеки замерзшей крови. Их лица и посиневшую кожу покрыл иней, руки были связаны за спинами. У девушки великолепные волосы свисали со склоненной головы до самых лодыжек. Будто пытались прикрыть ее наготу.
  - Смотри, Уитанни, - шепнул я гаттьене, вцепившись пальцами в ее загривок. - Мы с тобой не успели.
   Гаттьена не издала ни звука, только тело ее напряглось. В грудах углей что-то громко выстрелило, вырвался язык огня, осветив двор. Мертвецы на своих веревках медленно поворачивались под прикосновениями ветра, будто исполняли непонятный мне, живому, торжественный и печальный хоровод.
   Уитанни не выдержала первой - убежала с мертвого хутора на дорогу и встала там, нетерпеливо ударяя хвостом по снегу. Я ничего не мог сделать для повешенных, поэтому, постояв еще с полминуты, присоединился к ней. И мы пошли дальше - туда, где скоро решится моя судьба. И кто знает, может, завтрашним вечером я буду точно так же качаться в петле под ветром, застывший, холодный, покрытый инеем, переставший быть частью Жизни?
   Может быть, может быть.
   Помоги мне, Господи!
  
  
   ******
  
   Стражник в бело-золотом сюрко посмотрел на меня с подозрением.
  - Говоришь, по приглашению его светлости гроссмейстера Валленхорста? - спросил он, вертя в пальцах перстень.
  - Да. Я Кириэль Сергиус, может, слышал?
  - Кириэль Сергиус? - И без того длинная лошадиная физиономия стражника вытянулась еще больше. - Неужто тот самый? Дела!
  - Так я могу пройти?
  - Погоди, я позову капитана, - стражник, еще раз глянув на меня, как на ненормального, ушел за обшитый массивными стальными брусьями дубовый створ ворот.
   Я достал из сумки флягу - на дне еще плескались остатки самогона. Я допил все. Посмотрел на серое зимнее небо, на нависшие над моей головой зубчатые стены, на огромные цилиндрические привратные башни с машикулями и бойницами, над которыми кружило каркающее черное воронье, потом перевел взгляд на истоптанный унавоженный грязный снег под ногами - и выпрямился, ожидая встречи.
   Капитан был в доспехах Золотой хоругви и без шлема. Он подошел ко мне, посмотрел пристально мне в глаза и вернул перстень.
  - Вас ждут, господин, - сказал он ровным спокойным голосом. - Следуйте за мной.
   Немного ошеломленный таким приемом, я вошел в продымленный грязный двор, где стояли повозки и расхаживали солдаты в белых сюрко и стальных капалинах. Прошел за капитаном к входу в донжон под вытянутым вимпергом. Вошел в просторный темный холл, где пахло сыростью и факельной смолой. Поднялся по лестнице на второй этаж. Капитан довел меня до огромных двустворчатых дверей и толкнул их, сам отошел в сторону, пропуская меня.
  - Входите, господин, - велел он.
   Я вошел и огляделся. Большой зал, освещенный множеством факелов в поставцах, с арками вдоль стен; в арках висят гонфалоны с золотым драконом. Посреди зала большой стол, и за ним сидит только один человек, облаченный в белоснежную орденскую мантию и белый шерстяной плащ, заколотый на левом плече фибулой в форме пятиконечной звезды.
  - Здравствуйте, Кирилл Сергеевич, - сказал человек со слабой улыбкой. - Удивлены?
  - Немного, - я шагнул вперед. - Но не настолько, чтобы потерять дар речи.
  - Значит, я вас не ошибся, - Александр Михайлович Маргулис встал из-за стола и поманил меня рукой. - Вы действительно незаурядный человек. И я хочу поговорить с вами. Уделите мне несколько минут?
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com  
  А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2." (Научная фантастика) | | А.Лоев "Игра на Земле" (Научная фантастика) | | Т.Сергей "Мир Без Греха" (Антиутопия) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | Д.Деев "Я – другой 2" (ЛитРПГ) | | А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3." (Научная фантастика) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-7" (ЛитРПГ) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 1. Немезида" (Антиутопия) | |

Хиты на ProdaMan.ru Книга 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаАромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаТвои грязные правила. Виолетта РоманЛюбовь со вкусом ванили. Ольга ГронУха из петуха. Чередий ГалинаПобедителей не судят. Александр МихайловскийЛили. Сезон первый. Анна ОрловаИ немного волшебства. Валерия ЯблонцеваТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Верные Клятве. Милана Шторм
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"