Астахов Андрей Львович: другие произведения.

Прилив смерти, пролог, часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Четвертая книга из серии "Леодан", продолжение истории о приключениях воителей Забытых богов. То, что предопределено богами, должно сбыться. И вчерашний раб, изнеженный и безвольный, по воле богов получает царскую власть только для того, чтобы ее потерять ради любви. И тогда за спасение незадачливого влюбленного берется старый друг, рискуя ради него жизнью. Только вот пути их ведут в бездны Сабианума - древнего некрополя, в котором жизнь давно уступила место смерти. И может быть именно тем, к кому так суров закон пиратского королевства Сабея, предстоит спасти это самое королевство от нашествия, равного которому эти края еще не знали. А заодно доказать всем, что боги не ошибаются, избирая своим орудием самых достойных.

  
  
  
   ПРИЛИВ СМЕРТИ
  
  
  То, что предопределено богами, должно сбыться. И вчерашний раб, изнеженный и безвольный, по воле богов получает царскую власть только для того, чтобы ее потерять ради любви. И тогда за спасение незадачливого влюбленного берется старый друг, рискуя ради него жизнью. Только вот пути их ведут в бездны Сабианума - древнего некрополя, в котором жизнь давно уступила место смерти. И может быть именно тем, к кому так суров закон пиратского королевства Сабея, предстоит спасти это самое королевство от нашествия, равного которому эти края еще не знали. А заодно доказать всем, что боги не ошибаются, избирая своим орудием самых достойных.
  
  
  
   Пролог
  
  
   Каждый год, в начале весеннего месяца идан на Великую Логарийскую равнину, простирающуюся на сотни лиг от Хейланских гор до границ Саисса и Шура, приходит сезон гроз. Семь дней грохочут над равниной ураганы с ливнями и смерчами, а потом наступает время Возрождения Земли. Семена в почве, оживленные дождями недельной бури, пробуждаются к жизни, бесплодная земля чудесным образом преображается, покрываясь бескрайним ковром из душистых трав и прекрасных цветов. Пересохшие за долгое знойное лето реки, озера и родники наполняются водой, привлекая крупных и мелких животных и стаи бесчисленных птиц, летящих в этот благодатный уголок мира из других краев. А через месяц наступает время Великого Зноя, и солнце испаряет принесенную грозами воду, превращая равнину в сожженные бесплодные земли - до следующего сезона гроз.
   Этот цикл повторялся тысячелетиями, ибо боги не забывали о земле и следили за тем, чтобы время смерти и время жизни чередовались. Но в двести сорок седьмой год Ястреба по шурретскому календарю и в пятнадцатый год правления в Логаре царя Ниппуруши случилось неслыханное - сезон гроз не пришел в начале месяца идан на великую равнину. Ни одна капля дождя не упала на пересохшую землю, ни одна травинка не взошла на ней. Напротив, солнце уже в начале месяца идан светило жарко, как никогда, и даже те немногие источники воды, которые веками питали жизнь в оазисах, начали мелеть и исчезать. Люди, видя это, в панике покидали оазисы, опасаясь за свои жизни. Вдоль Великого Караванного тракта, проходящего через южную часть равнины, начали пустеть деревни, население которых уходило на север, к берегам реки Фарррат. Брошенные деревни, опустевшие, раскаленные беспощадным солнцем и населенные скорпионами и змеями, превращались в деревни-призраки, и суеверные караванщики, встречая на пути покинутые людьми поселки, окруженные рощами погибших сожженных зноем пальм, отбрасывающих на солнцепеке корявые черные тени, шептали заговоры от нечистой силы и гнали вьючных животных, стремясь поскорее проехать нехорошие места. Поползли слухи о грядущей великой засухе, которая, начавшись на равнине, скоро поразит весь Логар. Жрецы в городах устраивали пышные молебны богине неба и небесных вод Энкенанна, прося дождей, но небо оставалось раскаленным, а колодцы и русла рек - сухими, как кости мумии.
   Но, несмотря на адскую жару и сушь, равнины не стали совершенно мертвым местом. По ней продолжали идти караваны, а в тех оазисах, где подземные воды надежно питали колодцы, люди продолжали возделывать землю. Поэтому в оазисе Нишир, расположенном в четырех дня пути от границы земель Дарната, никто не удивился, когда двадцать пятого дня месяца идан за час до рассвета в оазисе появился караван из нескольких верблюдов, груженных поклажей, и пятнадцати запряженных выносливыми черными мулами повозок. Не удивился, но и не обрадовался - это был караван работорговцев из Зуджафара.
   Жители оазиса, пробужденные появлением гостей, с опаской следили за вооруженными людьми, охранявшими караван. Среди всего этого сброда был только один логариец-проводник, остальные были либо чернокожими афаристанцами с украшениями из слоновой кости в широких ноздрях и курчавых волосах, либо северянами неизвестного роду-племени. Встав табором у деревенского колодца, гости спешили напиться сами и напоить животных, которые жадно лакали мутную теплую воду. Впрочем, чужаки вели себя достаточно мирно. Их командир, рослый северянин с длинными волосами, заплетенными в косички и костлявым, покрытым шрамами лицом, потребовал позвать старосту деревни для разговора. Староста явился незамедлительно.
  - Нам нужна еда, много еды, - сказал начальник работорговцев, уперев руки в пояс с подвешенными на нем двумя короткими мечами. - Мука, сушеные финики, рис, масло, баранье сало.
  - Господин, верно, шутит, - сказал староста, подняв руки к пылающему зноем небу. - Нынче засуха, и еды у нас очень мало. Самим едва-едва хватает.
  - Видишь эти телеги? - Работорговец показал на составленные в круг тентованные повозки. - Я везу рэшийских рабов для продажи на рынках Дарната. Это очень хорошие и дорогие рабы. Каждый из них стоит много саккаров золотом. Без хорошей и сытной пищи они будут болеть и умирать. Я же хочу довезти их всех до места живыми и здоровыми. Ради этого я готов взять все, что мне необходимо, силой. Будем договариваться, старик?
  - Ну зачем же так сурово, господин! - староста, казалось, был испуган резкими словами работорговца. - Я только хотел сказать, что еды у нас немного. Но мы можем поделиться с тобой даже тем скудным имением, что у нас есть. Правда...
  - Тебе нужны деньги? - спросил работорговец. - Назови цену, которую ты хочешь за еду. Разумную, конечно.
  - Нет, я с радостью готов поделиться с тобой едой бесплатно, следуя законам гостеприимства и заветам богов, - поспешил сказать староста. - Однако ты сказал, что в этих повозках рабы, и наверняка среди них есть молодые и сильные мужчины.
  - Верно. Что из того?
  - Канал, который по воле богов питает жизнь на наших полях, начал мелеть от небывалого зноя. Мы хотим загородить его запрудой в тенистом месте под скалами, чтобы создать запас воды для полива. Однако у меня не хватает для этой работы рабочих рук. Не согласился бы ты, господин, предоставить своих рабов для строительства запруды? А мы за такую услугу с радостью бы поделились с вами пищей.
  - Да будет так, - согласился работорговец. - За наши труды ты отпустишь нам сто пятьдесят хомаров ячменной муки, пятьдесят хомаров риса, двадцать пять хомаров сушеных фиников, по десять хомаров бараньего сала и лучшего масла для приготовления пищи и умащения тела. И еще ты бесплатно накормишь моих людей и рабов.
  - Согласен, - не раздумывая отвечал староста. - Только работу надо будет сделать в один день, иначе канал может пересохнуть безвозвратно.
  
   **********
  
  
   Больше ста двадцати рабов, мужчин, женщин и подростков, трудились с рассвета и до темноты. Бок о бок с ними работали и жители оазиса, воодушевленные и обрадованные неожиданной помощью. К вечеру запруда была готова, и староста торжествовал - уровень воды в канале начал быстро подниматься.
   После заката солнца работорговцы сели за трапезу с жареной бараниной и пальмовым вином, устроенную для них под навесами у колодца. Рабов накормили жидкой мучной похлебкой с кусочками жареного на сале лука и финиками, а потом развели по фурам. Мужчин при этом связали, женщин и детей не связывали - покупатели очень не любят, когда на лодыжках и запястьях молоденьких рабынь и мальчиков остаются следы от волосяных веревок. Но главное, в этих путах не было никакой нужды: раскаленная безжизненная равнина была лучшим стражем для невольников.
   Утомленные жарой и тяжелой работой пленники уснули быстро, все как один. Но в дальней фуре худенькая темноволосая северянка с серыми, как знойное небо глазами, не спешила засыпать и внимательно прислушивалась к звукам, которые шли от навесов, где пировали наемники. Когда стихли звуки бубнов и визгливые всхлипывания тростниковых дудок, затихли пьяные песни и крики, и наступила тишина, нарушаемая только дружным звоном цикад, девушка встрепенулась и легонько толкнула в бок свою подругу, спящую подле нее, свернувшись клубочком.
  - Вала! - шепнула девушка. - Вала, вставай!
   Спящая открыла глаза и посмотрела на сероглазую. Вала выглядела заспанной и вялой, потому что проспала почти весь день. Она единственная из ста двадцати трех рабов не работала сегодня на строительстве дамбы - а все потому, что начальник каравана Дайнон не захотел, чтобы свирепое дневное солнце сожгло нежную кожу красивой рабыни. Вала была настоящей жемчужиной в этой партии невольников. Женщины, подобные Вале, золотоволосые, пышнотелые и светлоглазые северянки, стоили на рынках Дарната и Логара целого состояния, ибо любой мужчина мечтал иметь такую наложницу. У Валы были правильные черты лица, выразительные чуть выпуклые голубые глаза, изогнутые сросшиеся на переносице брови, очаровательная бархатная родинка над верхней губой и тяжелая грудь с упругими розовыми сосками, на которую заглядывались чернокожие охранники каравана, цокая языками и закатывая масляные глаза.
  - Рослава, ты чего? - заспанным недовольным голосом спросила она.
  - Вала, все готово, - зашептала сероглазая. - Смотри!
   Блондинка равнодушным взглядом посмотрела на узелок с финиками и небольшую тыквенную бутылку с водой, которые ей продемонстрировала подруга.
  - Это мне одна женщина дала, когда я работала на дамбе, - продолжала радостно шептать Рослава. - Теперь у нас есть вода и пища. А еще я узнала, что до границы Саисса тут совсем недалеко. Один день пути на юг. Доберемся до Саисса - и мы свободны.
  - Ты с ума сошла! - лениво ответила Вала, закрывая глаза.
  - Пускай так, - горячо зашептала Рослава. - Но другой возможности у нас не будет, поверь. Сегодня или никогда.
  - Я никуда не пойду.
  - Вот как? Ты не хочешь стать свободной? Хочешь, чтобы тебя тискали эти грязные свиньи, заставляли выполнять их мерзкие прихоти, а потом, когда ты подурнеешь, продали тебя в дешевый лупанар для подонков?
  - Я хочу жить, Рослава. Моя красота и мое искусство любить заставят мужчин выполнять любую мою прихоть, уж поверь. Когда они видят меня обнаженной, перестают думать головой и начинают думать членом. А твоя затея просто самоубийство. Ты не уйдешь далеко. Ты погибнешь от зноя и жажды. Или тебя поймают, и Дайнон прикажет выколоть тебе глаза, отрезать груди, отрубить ступни ног и кисти рук и бросить на солнцепеке на съедение стервятникам. А перед этим они изнасилуют тебя тележной оглоблей. Нет уж, если ты сумасшедшая, беги. Я не хочу умереть страшной смертью.
  - Понимаю, - в голосе Рославы прозвучали горечь и презрение. - Ты готова всю жизнь пробыть подстилкой у этих ублюдков. Ладно, твое дело. Спи дальше, подруженька.
  - Поцелуй меня на прощание, - вдруг попросила блондинка.
   Девушки поцеловались, и Вала всхлипнула.
  - Хотела бы я быть такой же отважной как ты, Рослава, - сказала она, обнимая сероглазую. - Да хранит тебя великая Иника!
  - Прощай, Вала.
  - Прощай, Рослава.
   Вытирая слезы, Рослава еще раз обняла на прощание подругу и осторожно выглянула из повозки. У колодца ярко горели костры, но стражи не было видно. Похоже, напившись пальмового вина и объевшись кебабом, все работорговцы уснули крепким сном. Рослава спрыгнула на землю, перебежками, от повозки к повозке, выбралась из табора и оказалась у пальмовой рощи. Никто ее не видел, никто не поднял тревоги. Невероятное ощущение радости и свободы обрушилось на Рославу, и девушка бросилась бежать прочь от лагеря работорговцев по равнине - одна, под сияющими звездами, навстречу свободе, о которой мечтала так много дней.
  
  
  
  
  
  1. НЕЧЕСТИВЕЦ
  
  
   В кабаке "Клык кракена", одном из множества притонов, разбросанных, как язвы по телу, по Корабельному кварталу Гале, никогда прежде не видели такой мастерской игры в кости. А начиналось все вполне привычно и заурядно - с закатом в кабак начали собираться ищущие простых человеческих удовольствий моряки и их обычные спутницы, местные шлюхи. Хозяин кабака, одноглазый Домициус Брешиа, как обычно поил их мутным нефильтрованным пивом, дешевым вином и граппиньей - крепчайшей виноградной водкой, настоянной на можжевеловых ягодах. А потом, как обычно, в зловонном чадном зале кабачка, за сдвинутыми вместе дощатыми столами, началась игра в "кости мертвеца" - любимое развлечение сабейских пиратов.
   Игроки только-только взяли первые ставки, когда в кабаке появился рослый седеющий мужчина в добротной темной одежде, с широким тесаком на поясе и с продолговатым кожаным футляром за плечами, в котором, по всей видимости, был длинный лук. Мужчина был явно не сабеем и не моряком - то ли наемник, то ли охотник, то ли охранник с одного из чужеземных кораблей, которые стояли на рейде торгового порта Гале. Он подошел к стойке и заказал кубок вина, причем расплатился тут же, и серебром, а потом спросил, где можно снять комнату по божеской цене. Говорил он на дорийском языке, но в его речи слышался какой-то акцент.
  - У меня и можно, - ответил Домициус Брешиа, явно заинтригованный обликом и манерами чужака. - Восемь ассов за ночь, за жратву и услуги шлюх платишь отдельно.
  - Я подумаю, - сказал чужак.
   Рядом с незнакомцем тут же появились две девицы, крашеная блондинка и рыжая, которых привлекли хорошая одежда и оружие гостя, а также то обстоятельство, что расплачивался он не медяками, а серебром. А еще этот мужчина показался им интересным. Неизвестный был хоть и не молод, но весьма привлекателен - во всяком случае, у него было ясное открытое и мужественное лицо, на котором порой появлялась многозначительная усмешка.
  - Угостишь выпивкой, красавчик? - спросила блондинка, подсаживаясь к незнакомцу справа.
  - Соскучился по женской ласке, милый? - добавила рыжая, подсев слева и ласково погладив мужчину по руке.
  - И угощу, и соскучился, - ответил с улыбкой мужчина и сделал кабатчику знак подать еще вина. - Вы работаете вдвоем, или мне договариваться с вами по отдельности?
   Девушки переглянулись.
  - Если у тебя хватит сил и денег на нас обеих, мы не против, - сказала блондинка и снова посмотрела на товарку. Та согласно кивнула.
  - А что там происходит? - спросил незнакомец, глядя на моряков, столпившихся вокруг стола, за которым шла игра.
  - Мальчики играют, - сказала рыжая, - а девочки скучают.
  - Я хочу посмотреть, - вдруг сказал мужчина и с кубком в руке подошел к играющим. Моряки не без ворчания пропустили его к столу.
   Игра между тем была в самом разгаре. Четверо мужчин, метавших кости, были известными в своей среде игроками. Пожилого бородача в хорошей шелковой тунике и с золотой серьгой в левом ухе звали Донус Рениус: ему принадлежало несколько лавок в порту, где торговали товарами для моряков. Игравший с ним в паре светловолосый юнец с безвольным ртом и жиденькими усиками над верхней губой звался Венсениусом Було и мог похвастать тем, что имеет репутацию одного из самых азартных игроков в Гале, и что его отец так богат, что не жалеет денег на прихоти единственного отпрыска. Большинство серебряных асов, которые лежали на игровом столе, еще недавно лежали в кошельке Було. Соперниками Було и Рениуса были Метеус Нигер, известный в Гале пират и пьяница, но при этом удачливый и очень титулованный игрок, и Дарио Марсо, гигант с литыми мускулами и крошечной головкой, чемпион местного цирка и кумир черни. Пара Нигер-Марсо пока была в небольшом выигрыше, оттого с лица атлета не сходила глуповатая довольная улыбка.
   Начался новый кон: игроки метнули кости, и удача снова оказалась на стороне Нигера и Марсо. Молодой Було слегка побледнел, но тут же крикнул:
  - Ставка все на все!
   Это означало, что Було решил отыграться. Рениус нахмурился, но слова были сказаны, и почтенный лавочник был вынужден присоединиться к ставке. Куча серебра на столе удвоилась в размерах. Було с лихорадочным блеском в глазах, что-то зашептал - все видели, как шевелятся губы юноши, - начал трясти стаканчик с костями и выбросил их на стол. Все ахнули - юноша выбросил "череп в шлеме", то есть лучшую из всех возможных комбинаций костей.
  - Эвое! - заорал Було в диком восторге. - Ну-ка, попробуйте бросить лучше.
   С лица великана Марсо сошла блаженная улыбка. Нигер взял стаканчик с костями, свирепо тряхнул его и бросил кости. Выпали две пары, "шея" и "лопатка". Нигер выругался, а Рениус сразу повеселел - им с Було удалось отыграться.
  - Неважный бросок, - сказал незнакомец, наблюдая за игрой.
  - Банк! - сказал Було торжественным тоном и поцеловал висевший у него на шее костяной амулет.
   Марсо сжал кулаки. Наступала кульминация игры, поскольку окрыленный Було решил окончательно добить соперников.
  - Рениус, удваиваем ставку, - провозгласил он и, высыпав из своего кошеля горсть новеньких ассов, добавил их к кучке на столе.
  - Я пас, - мрачно сказал Нигер, хлопнул ладонью по столу и вышел из-за стола. Атлет еще несколько мгновений растерянно смотрел на уплывающее из-под его носа серебро, которое еще недавно казалось верным выигрышем, плюнул и тоже покинул игровой стол.
  - Ну, - задорно сказал Було, обводя взглядом притихших зрителей, - кто желает доказать, что богиня удачи любит его больше?
  - Я, если позволишь, - внезапно сказал незнакомец, до сих пор молча наблюдавший за игрой.
  - Милости просим! - сказал Було. - А денежки у тебя есть?
  - Найдутся, - сказал незнакомец, усаживаясь за стол.
  - Хотелось бы посмотреть, - заявил Рениус, которому не очень понравилась уверенность нового претендента на их с Було деньги.
  - С вашего позволения, - произнес незнакомец, вытащил кожаный мешочек и высыпал его содержимое на стол. У Було заблестели глаза - в кошельке незнакомца были не только медяки и серебряные арджены, но и с дюжину золотых селтонских тулонов.
  - Договоримся о курсе, - сказал незнакомец, держа в пальцах один из тулонов. - Я знаю, что один селтонский золотой менялы в порту обменивают на тридцать шесть ассов. Меня устраивает такой курс.
  - Меня тоже, - запальчиво ответил Було, поглаживая стаканчик с костями. - Но тебе нужна пара, приятель.
  - Не нужна, - вдруг сказал Рениус и встал. - Я не буду играть. Желаю удачи, Венсениус. Давай мне мою долю выигрыша, и я пойду.
   Було почему-то подумал, что его партнер испугался. А у незнакомца на губах снова появилась странная многозначительная усмешка.
  - Хорошо, - решился Було. - Играем вдвоем. Рениус, я отдам тебе твою часть выигрыша позже, обещаю. А пока пусть твоя доля приплюсуется к моей. Хочу крупной игры.
  - Но мне нужны деньги! - запротестовал Рениус.
  - Донус, я беру деньги в долг, - раздельно и сквозь зубы произнес Було. - С процентами.
  - Ладно, - решился лавочник и махнул рукой. Его явно успокоило обещание процентов. - Делай, как знаешь.
  - Ставлю сто ассов для начала, - сказал Було, устанавливая в центр стола несколько столбиков из монет. - Отвечаешь?
  - Конечно.
  - Серия из трех бросков, я держу банк, поэтому мечу первым, - сказал сабей и бросил кости в стаканчик. Незнакомец только пожал плечами.
  - Эвое! - выкрикнул Було и метнул кости. Выпал "малый череп". Незнакомец улыбнулся, собрал кости и сделал свой бросок - у него кости тоже сложились в "малый череп".
  - Повторяешь мои броски? - Було подмигнул сопернику. - Попробуй повторить этот бросок.
   Но на этот раз похвалиться сабею было нечем, ибо кости, раскатившись по столу, образовали "берцовую кость". Зато незнакомец выбросил "правое плечо" и "левое плечо", обыграв соперника вчистую.
  - Неплохо, - сказал Було и выбросил "шлем".
  - Отличный бросок, - одобрил незнакомец и ответил тем, что выбросил "череп в шлеме".
   Зрители зашумели, завздыхали, зашушукались. Рыжая девица смотрела на незнакомца влюбленными глазами, а блондинка, опустившись рядом с ним на колени, гладила его по бедру, томно вздыхая. Побледневший Було улыбнулся одними губами.
  - Хорошее начало, - сказал он. - Ставлю все на все, принимаешь?
  - Принимаю, - не моргнув глазом ответил чужак.
   Тут уж вся таверна собралась у стола - на кону стояли четыреста ассов, деньги нешуточные, и давно уже эти стены не видели такой крупной игры. И вновь странный чужак оказался в выигрыше - он трижды выбрасывал "шею", тогда как Було дважды выбросил "малый череп", но в свой третий бросок опростоволосился, и кости сложились в "колено", что полностью обесценило его предыдущие броски.
  - Будь оно все проклято! - вырвалось к Було, который начал терять самообладание. - А тебе везет в игре, приятель.
  - Мне везет не только в игре, потому и ношу я прозвище Везучий, - сказал чужак и потряс стаканчиком с костями. - Все на все, или желаешь урезать ставку?
  - А со мной не хочешь сыграть, чужеземец? - раздался спокойный и негромкий голос.
   Невысокий седой и очень сутулый человек с острым взглядом глубоких черных глаз прошел сквозь толпу притихших зрителей к столу и знаком велел Було освободить свое место. Юноша тут же подчинился, и человек сел напротив странного чужака, сверля его взглядом.
  - Ты прибыл издалека в наши края, парень, - сказал он. - И в какой такой стране так хорошо умеют играть в "кости мертвеца"?
  - В Рэше, любезный. Я родом из Рэша.
  - Что ж, попробую не посрамить своей родной Сабеи, - сказал черноглазый, и выложил на стол мешочек из золотистой расшитой бисером замши. В нем оказались красивый золотой стаканчик, украшенный великолепной гравировкой, и необычные, ярко-алые кости. - Играем моими костями, идет?
  - Думаешь, они помогут тебе выиграть? - осведомился рэшиец.
  - Нет, всего лишь хочу проверить, насколько ты везуч... Принимаешь мое условие?
  - Если это доставит тебе удовольствие, я готов.
  - Хорошо, - черноглазый положил странные кости в стаканчик. _ Ставлю пятьсот ассов.
  - Принимаю, - ответил рэшиец, вызвав взволнованный шепот в кабаке.
   Черноглазый метнул кости.
  - "Череп в шлеме", - сказал он, даже не глянув на результат.
  - Превосходно, - рэшиец встряхнул стаканчик и сделал свой бросок. - Два черепа в двух шлемах.
  - Брешиа! - крикнул черноглазый, и кабатчик немедленно подбежал к столу. - Подай нам самого лучшего вина. Моего вина.
  - Да, дом Сильваниус, - пролепетал кабатчик и унесся выполнять распоряжение.
  - Моя очередь, - сказал Сильваниус и метнул кости. Снова выпал "череп в шлеме". Рэшиец, меланхолично улыбаясь, собрал кости, встряхнул стаканчиком и сыграл. Все пять костей легли на стол шестерками кверху.
  - У тебя заботливые боги, - заметил Сильваниус. - Рад встрече с настоящим любимчиком судьбы. Тем больше будет счастье выигрыша.
   Сабей в третий раз выбросил лучшую в игре комбинацию. Но странный рэшиец даже не смутился, опять спокойно собрал кости и повторил результат соперника. Зрители недоумевали, кто-то начал шептаться, что чужеземец - просто переодетый маг.
  - Ты научился играть моими костями, парень, - сказал Сильвиус. - Но кто-то из нас должен выиграть, а кто-то проиграть. Поэтому предлагаю сделать четвертый бросок.
   Рэшиец развел руками. Сильваниус долго встряхивал стаканчик, глядя прямо в глаза сопернику, а потом выбросил кости на стол.
  - Многовато сегодня у нас черепов в шлемах, - сказал рэшиец, посмотрев на кости. - Добавить еще один, или не стоит?
  - Хвала богам, наконец-то я тебя нашел!
   Голос принадлежал невысокому полному человеку в шерстяном плаще с капюшоном, который вошел в корчму несколько мгновений назад и, узнав сидевшего за столом рэшийца, радостно вскрикнул, после чего протолкался к нему сквозь плотную толпу зевак, захваченных поединком двух мастеров.
  - Фераний Вар? - Рэшиец узнал толстяка и был сильно удивлен. - Клянусь Цвиром, как ты меня нашел?
  - Нам срочно надо поговорить. Дело очень важное.
  - Вообще-то мы играем, гражданин, - сказал Сильваниус, сверля взглядом так некстати появившегося человека. - а ты нам мешаешь.
   В окружившей стол толпе немедленно появилось несколько верзил самого зловещего вида. Один из них подошел к толстяку в плаще и оттеснил его от рэшийца.
  - Нам надо поговорить! - крикнул толстяк, пытаясь заглянуть за широченные плечи верзилы. - Я подожду тебя на улице!
  - Бросай кости, - с мрачной улыбкой сказал Сильваниус.
   Рэшиец встряхнул стаканчик и сделал бросок. По корчме пронесся всеобщий вздох - у чужака выпал "малый череп".
  - Деньги твои, любезный, - сказал рэшиец, вставая. - Хорошая была игра.
  - Не желаешь отыграться? - спросил Сильвиус, поигрывая стаканчиком.
  - В другой раз.
   Протолкавшись сквозь толпу, окружившую игровой стол, рэшиец вышел из корчмы. Толстяк в темном плаще стоял у большой оливы недалеко от входа в "Клык кракена". Увидев рэшийца, он тут же бросился к нему навстречу.
  - Фераний, из-за тебя я был вынужден сыграть в поддавки и лишился пятисот монет, которые сами лезли мне в кошель, - недовольно сказал рэшиец.
  - Я искал тебя по всему городу, Вислав. Случилась большая беда. Жреческая коллегия арестовала твоего друга.
  - Леодана? - Рэшиец покачал головой. - Он мне не друг. Я не хочу больше слышать об этом мальчишке, и мне все равно, что с ним случилось.
  - Вислав, послушай, я понимаю, что ты зол на него из-за...из-за этой женщины. Но дело слишком серьезное, поверь мне. Леодан совершил два тяжелейших преступления, за которые по нашим законам его ждет смерть.
  - Я же сказал тебе, мне плевать на этого мальчишку.
  - Речь не о нем, а о тебе.
  - Обо мне? Не понимаю.
  - Я прошу лишь выслушать меня, - Вар коснулся руки рэшийца в просительном жесте. - Однажды ты спас мне жизнь, и я считаю себя твоим должником. Сегодня я попытаюсь вернуть тебе долг чести. Удели мне полчаса времени, а потом делай, что хочешь.
  - Хорошо, я тебя слушаю.
  - Не здесь. Пойдем со мной, тут недалеко живет мой друг, у него и поговорим.
  - Ты чего-то боишься, Фераний?
  - Только того, что может случиться в будущем. Пойдем, не будем тратить драгоценного времени. Сейчас каждый час на вес золота.
  
  
   *******************
  
  
   Проснулся Фераний Вар еще до рассвета, измученный духотой и тяжелыми снами. Вытерев пот со лба и шеи, Вар, морщась, сделал глоток теплой воды из кубка на столике и, накинув тогу, отправился в купальню. Здесь все было готово к омовению - вышколенные рабы задолго до пробуждения господина нагрели воду и затопили парную, в которую Вар для начала и отправился.
   Боги, какая тяжелая весна, подумал мудрец, лежа на каменной лавке и обливаясь потом. Никогда в этом сезоне в Гале не бывало такой ужасной жары. Ни ветерка, ни капли дождя, разве в порту еще можно найти прохладу, но вот в Верхнем городе, где жил Вар, воздух с утра подобен горячему тяжелому киселю, и только ночью можно вздохнуть свободно. А что хуже всего - с начала весны не выпало ни одного дождя. Жрецы Аквина видят в этом недоброе знамение, и к Вару уже не раз приходили понтифики из храма Земли и Моря, чтобы узнать мнение ученого о происходящем. Вар не мог дать ответа. Старинные свитки не объясняли, какой тайный смысл содержат подобные причуды погоды. А своего мнения на этот счет у Вара не было. Очень неосторожно толковать волю богов, если не знаешь ее наверняка...
   Когда жар в парной стал невыносим, Вар поднялся с лавки и, выбежав в купальню, бросился в бассейн с подогретой водой. Вынырнув, он издал счастливый стон - о таком удовольствии он мечтал всю ночь, обливаясь потом и отгоняя назойливых комаров, расплодившихся уже в конце весны. Наконец-то он почувствовал себя свежим и умиротворенным.
  - Доброе утро, мой господин!
   В купальню легкой порывистой походкой, звеня золотыми браслетами на щиколотках и запястьях, вошла Нефи, его непетская рабыня. В руках у нее был свежий льняной хитон и легкая тога, которую по сабейским обычаям солидным мужам полагалось носить дома. Нефи развернула тогу, и выбравшийся из бассейна Вар закутался в нее, как в простыню. Раб немедленно внес в купальню поднос со свежими устрицами, черным просяным хлебом, фруктами и разбавленным белым нектаром. Нефи с улыбкой подала хозяину бокал с вином.
   Вар милостиво кивнул рабыне и принял бокал. Нефи была для него не просто рабыней - она была его любовницей, другом, а главное, обладала мистическими способностями, которые очень помогали Вару в работе. Почтенный профессор купил эту девушку два года назад у одного саисского работорговца за баснословные деньги - десять тысяч ассов, что соответствовало годовому доходу с небольшого поместья, или стоимости боевой галеры. Тогда Нефи было всего шестнадцать. За два года хрупкая девочка с огромными карими глазами и белозубой улыбкой превратилась в красавицу-девушку, за которую многие богачи в Гале предлагали Вару огромные деньги. Нефи была красива особенной красотой непетских женщин - высокая, на полголовы выше любой из сабейских прелестниц, тонкая, изящная и гибкая, как древко сабейского копья. Ее ноги были стройными, как у породистой скаковой лошади, а пальчики на руках - тонкими и нервными, словно у самого лучшего кифариста. Голова Нефи была обрита, как и у всех рабов, но это нисколько не портило ее чудесной красоты, напротив, делало ее еще экзотичнее. Ее подведенные черной краской янтарно-карие глаза казались на тонком смуглом лице огромными, а улыбка - ослепительной. Но Вар, говоря всем, что купил Нефи только ради ее редкой красоты, лукавил - отдать огромную сумму за рабыню его заставили не столько ее прелесть и свежесть, сколько сделанные черной краской татуировки на правой и левой щеке девушки. Непетские иероглифы "мер" и "андж". Вар слишком хорошо знал их значение, потому понял, что хрупкая красавица с глазами олененка ко всему прочему посвящена в тайны высшей магии и обладает какими-то тайными способностями. Очень скоро он выяснил, почему Нефи заклеймили на родине иероглифами "жизнь" и "смерть" - девушка обладала даром медиума, ей с рождения дана была способность общения с существами Теневого мира. Это был редкий и очень ценный дар. Впрочем, Вар, человек осведомленный и осторожный, прекрасно знал, какими последствиями чревато такое общение, и за два года лишь дважды использовал способности Нефи.
  - Ты сегодня особенно красива, - сказал Вар девушке, отпив вина.
  - Господин Вар слишком добр, - ответила Нефи. Она отлично говорила по-сабейски, а характерная для языка Непеты картавость только добавляла очарования звукам ее речи. Вар скользнул глазами по безупречной фигурке своей рабыни. Невольно остановился взглядом на промокшей во влажной купальне короткой виссоновой юбочке. Сквозь тончайшую влажную ткань просвечивала темная стрелка волос на лобке и золотые украшения в гениталиях девушки. Нефи угадала, куда он смотрит, и снова улыбнулась.
  - Если господин желает, я могу снять эту юбку, - сказала она.
  - Не надо, - Вар смутился. - Я не расположен к любовным играм. Эта жара слишком сильно мучает меня.
  - Господину надо побывать в Непете, чтобы понять жестокость истинного зноя, - сказала рабыня.
  - Я не был в Непете. Расскажи мне о своих снах, Нефи.
  - Уже несколько ночей мне снятся темные подземелья, в которых я жила, когда была ребенком, - сказала рабыня, очищая для Вара апельсин. - Там было тихо, и огни светильников отражались в рубиновых глазах статуй звероголовых богов. Мне кажется, что кто-то зовет меня туда, но я не хочу возвращаться в эти подземелья. Я знаю, что там поселилась смерть.
  - Пустые сны, Нефи. Мне тоже снится всякая чепуха. Это все от духоты.
  - Господину надо почаще брать меня к себе в спальню. Я сумею отогнать от него злых духов, приносящих кошмары.
   Вар, растроганный тем, каким голосом и с каким выражением лица были сказаны эти слова, собрался было поцеловать девушку, но тут в купальню вошел его домоправитель Антистиус.
  - Господин, к вам верховный жрец Аквина, - сообщил он с довольно растерянным видом.
   Вар был озадачен. Во-первых, еще никогда его не посещал сам верховный жрец, самый влиятельный из магов Сабеи - если глава понтификов прежде обращался к Вару за советом или помощью, то все это делалось через младших жрецов. Во-вторых, час для визита был очень ранний, а это значило, что только некие чрезвычайные обстоятельства могли привести верховного жреца в его дом.
  - Ступай, Нефи, - велел он рабыне, - мы побеседуем с тобой позже. Антистиус, проводи его преосвященство в мой кабинет и подай ему угощение. Я только оденусь.
   Из купальни Вар прошел к себе в опочивальню. Подумав немного, надел парадный шелковый хитон и сверху - тогу из тончайшей пурпурной шерсти с золотыми кистями по подолу. Одежда совершенно не подходила сезону, и Вар очень быстро взмок в ней, но говорить с верховным жрецом в повседневном платье было верхом невежливости.
   Его преосвященство Лусиус Меро, могучий белобородый старик с орлиным профилем и черными пронзительными глазами, выглядел встревоженным.
  - Меня привело сюда дело государственной важности, Вар, - сказал он. - Случилась вещь неслыханная, и мы в замешательстве.
  - Неужели есть вещи, которые могут вызвать замешательство у мудрейших? - осведомился Вар.
  - Оказывается, есть. Гнев богов преследует нас. Сначала Дарнат объявил нам войну. Затем тиф, принесенный саисскими моряками, распространился в наших землях и унес много жизней. А теперь я вижу, что гнев Аквина и его детей не знает границ. Наша надежда, что пророчества Хлодда сбудутся, и мы получим достойного вождя для противостояния Дарнату, рухнули.
  - Что-то случилось с Леоданом?
  - Нет, но теперь случится. Ибо этот несчастный нарушил наши законы.
  - Ваше преосвященство, я не понимаю.
  - Ты знаешь, какую радость я испытал, когда узнал об этом юноше, - начал жрец. - В тяжелый момент его привели к нам пророчества. Мы ждали вторжения дарнатского флота в наши воды. Когда мне донесли, что в наш порт вошла галера дарнатской постройки с дорийскими и фанарскими моряками на борту, я был удивлен. Но позже я был потрясен, узнав, что среди этого сброда есть юноша с бронзовым кинжалом, в котором мои люди узнали древнее оружие Сабиуса, великого основателя нашего государства! Ты знаешь, что было потом - я распорядился найти этого мальчика, и побеседовал с ним. Он показался мне пустым смазливым типом, но кинжал Сабиуса, который висел у него на поясе, оказался подлинным.
  - Да, и вы поступили согласно древним законам предков, - сказал Вар. - Созвали совет Высших и приняли решение короновать пришельца, как законного наследника трона Сабеи. Я помню эту историю. Что же случилось, ваше преосвященство?
  - А случилось вот что, мой друг - на троне Сабеи сидит принцесса Деа. В ее венах течет кровь двадцати поколений царей Сабеи. Могли мы отстранить ее от власти, дабы отдать престол этому юноше? Нет. И совет Высших предложил единственный приемлемый выход - сочетать пришельца браком с Деа. Так была бы соблюдена законность передачи власти и исполнены пророчества.
  - Погодите, ваше преосвященство - неужели Деа отказалась выйти за него замуж?
  - Не Деа, - лицо жреца стало мрачным, как штормовая туча. - Девочке как раз этот человек понравился. Я понимаю ее, мальчишка красив и статен, хоть и слишком женоподобен и хил. Этот негодяй, порази его гнев Аквина, отказался жениться на принцессе.
  - А причина? Он же объяснил вам причину?
  - Он сказал, что не может жениться, ибо любит другого человека. Мужчину.
  - Яйца кракена! - Вар был так ошарашен, что у него невольно выскочило любимое ругательство сабейских пиратов. - Он действительно влюблен в мужчину?
  - Да, в некоего Вислава, рэшийца, человека неопределенных занятий, который прибыл с ним в Гале на одном судне. Так что этот юнец совершил два тяжелейших преступления - во-первых, он оскорбил ее высочество принцессу Деа своим отказом, во-вторых, сознался в противоестественной любви к мужчине. И за то, и за другое положена смерть.
  - Вислава? - Вар задумался. - Я знал одного Вислава-рэшийца. Этот человек спас мне жизнь в Фанаре. И не только мне - благодаря ему спаслись десятки наших соотечественников. Не о нем ли речь?
  - Именно о нем. Этот человек спас жизни многих наших соотечественников, и я принял решение в обход Совета дать ему возможность спастись. Только поэтому я и пришел к тебе, Вар. Неписаные законы благодарности и благородства иногда следует почитать не меньше, чем те, что высечены на каменных скрижалях. Я прошу тебя разыскать этого Вислава - он должен находиться где-то в городе, - и предложить ему покинуть Гале. Если он это не сделает, я отдам приказ арестовать его и посадить в крепость, из которой он и его возлюбленный выйдут только на место их казни.
  - А Леодан? Что будет с ним?
  - Он будет казнен через неделю, в Праздник моря.
  - Но ведь с ним связаны важные пророчества, ваше святейшество. И кинжал Сабиуса, он ведь не просто так у него оказался. Не совершим ли мы ужасной ошибки, казнив этого молодого идиота?
  - Мы не можем допускать разложения нравов, Вар. Сделать своим царем мужеложца - да Аквин покарает нас всех до седьмого колена за такое святотатство! - Жрец встал, ладонями оправил складки тоги. - Леодан умрет, Фераний. Я готов пойти против пророчеств во имя будущего Сабеи и чистоты нравов. Боги помогут нам в войне с Дарнатом, видя нашу ревность. А этот Вислав - он никто. Мне не нужна его жизнь, пусть он хоть трижды развратник и мужеложец. Найди его и дай ему шанс на спасение ради той услуги, которую он оказал тебе и нашему государству. У него есть два дня, чтобы убраться из Гале. Если он этого не сделает, его голова упадет так же, как и голова Леодана. И запомни, о нашем разговоре никто не должен знать. Поспеши, Вар, моя власть не безгранична. Завтра вечером я подпишу приказ об аресте Вислава. Постарайся успеть.
   Сразу после ухода жреца Вар вернулся к себе, сбросил промокшую от пота одежду, переоделся в темное платье адепта магии и велел Антистиусу привести Нефи в свой кабинет для экспериментов, куда сам и отправился. Кроме того, Антистиус получил приказ доставить в кабинет черную курицу, черную нерожавшую овцу и черную кошку.
   Он отпер кабинет, куда не заходил уже несколько недель, разжег светильники вдоль стен и жаровню у стола и начал особыми мелками рисовать на полу теневую мандалу. Он почти закончил это делать, когда пришел Антистиус в сопровождении Нефи и двух рабов, державших животных, что потребовал Вар.
  - Зарежьте их, а кровь соберите в три отдельные чаши, - велел Вар рабам, показав на животных.
  - Господин желает общаться с духами? - спросила Нефи.
  - Да. Ты готова?
  - Как всегда, господин.
   Когда чаши были наполнены кровью, Вар выпроводил Антистиуса и рабов и велел Нефи раздеться. Из запертого шкафчика со снадобьями он достал банку с опалесцирующей мазью, вручил ее Нефи, и девушка начала втирать эту мазь в тело. Пока Нефи натиралась мазью, Вар поставил на столик четвертую, пустую чашу и взял в руку тяжелый короткий кинжал.
  - Господин может взять мою кровь, - предложила Нефи.
  - Нет. Тебе понадобятся силы. - Вар вздохнул и резко полоснул лезвием по руке. Когда в чашу натекло достаточно крови, профессор зажал вену, присыпал рану кровоостанавливающим порошком и принял две капсулы стимулятора жизни, чтобы избавиться от вызванных кровопотерей слабости и головокружения. После этого он велел Нефи сесть в центр мандалы на колени и расставил вокруг нее чаши с кровью - своей, кошачьей, овечьей и куриной. Все было готово.
   Вар принял агрегатор маны и начал нараспев читать заклинания Вызова, при этом бросая в жаровню клочья овечьей шерсти и куриные перья. В комнате резко запахло горелым волосом, но очень скоро этот запах перебил новый - морозный, затхлый, похожий на тот запах, что застаивается в древних заброшенных склепах.
   Кровь в чашах начала кипеть, и Нефи вдруг широко распахнула глаза - они были уже не карими, а трупно-зелеными, и в них светилось потустороннее пламя.
  - Я здесь, - услышал Вар женский голос, и вместе с тем это не был голос Нефи. Маг понял, что с ним говорит существо с Теневой стороны. - Чего ты хочешь, маг?
  - Смиренно прошу посланницу ответить на три вопроса.
  - Задавай, маг.
  - Что ты знаешь о человеке по имени Леодан?
  - Леодан - враг Отца Теней. Если найдешь его, убей. Его смерть обрадует Отца Теней.
  - Второй вопрос, посланница: почему Леодан враг Отца Теней?
  - Потому что о нем говорят пророчества. Забытые боги вручили ему свои реликвии, и он стал опасен.
  - Третий вопрос, посланница: что будет, если Леодан погибнет?
  - Он не сможет помешать Верным получить три святыни Тени - Слово Бездны, Шлем Бездны и Пламя Бездны, - и граница, которая нас разделяет будет уничтожена. Вернется эпоха Шу, и ты маг, получишь свою награду.
  - Благодарю тебя, посланница. У меня больше нет вопросов.
   Бесовское пламя в глазах Нефи погасло, и девушка со стоном упала набок, опрокидывая чаши, кровь в которых выкипела и превратилась в пепел. Вар бросился к рабыне, подхватил ее на руки и вынес из кабинета. Он сам чувствовал себя ужасно: голова раскалывалась, накатывали приступы тошноты, руки и ноги дрожали. С великим трудом Вар добрел с Нефи на руках до своей спальни, опустил девушку на кровать, а сам рухнул на ковер, раскинув руки и жадно глотая ртом воздух.
   Все получилось так, как он и задумал: демон Тени принял его за адепта теневой магии и ответил на все вопросы. Ответил честно - демоны не умеют лгать. Он не зря подверг опасности свою жизнь и жизнь Нефи. Нельзя допустить, чтобы Леодан умер. С того самого момента, когда Вар узнал о том, что у странного безродного дорийца, прибывшего в Гале на пиратском судне, непонятно как оказался кинжал Сабиуса, он ясно понял, что стали исполняться какие-то древние пророчества. Теперь ясно, какие - это пророчества Ингаля о конце света и наступлении Тени. Верховный жрец Аквина даже не догадывается, какова цена жизни и смерти этого глупого мальчишки.
   Обливаясь потом, Вар поднялся с ковра и, цепляясь за столбики кровати, сел рядом с Нефи. Девушка спала крепким сном, восстанавливая выпитые теневым демоном силы. Вар ласково провел по ее татуированной щеке пальцами, с трудом встал и вышел в коридор.
  - Антистиус! - крикнул он.
   Управляющий явился на зов незамедлительно.
  - Когда Нефи проснется, накормишь ее, - велел Вар. - Обязательно дашь ей подогретого красного вина, зеленые фрукты и белое мясо. Не буди ее, пока она не проснется сама. А я уйду в город. Если меня будут спрашивать, всем говори, что я отправился на свидание с женщиной. Все ли ты понял?
  - Да, господин.
   После разговора с управляющим Вар вернулся к Нефи, посидел рядом с ней, послушал ее пульс. Убедившись, что с девушкой все в порядке, он быстро переоделся, взял из бюро мешочек с деньгами, накинул поверх одежды легкий плащ и вышел из дома через черный ход. Теперь оставалось проделать самое трудное - предстояло найти Вислава в Гале и поговорить с ним.
  
   *****************
  
   Они сидели под полной луной, во дворике богатого дома в Приморском квартале, и Вислав внимательно слушал рассказ Вара. Когда профессор закончил свою историю, рэшиец вздохнул и вытер со лба выступивший не то от духоты, не то от волнения пот.
  - Я всегда знал, что этот малый идиот, - сказал он, - но не догадывался, до какой степени он идиот.
  - Послушай, Вислав, Леодану уже ничем не поможешь. Мне больно это говорить, но это так. Если бы он совершил другое преступление, я бы сам охотно дал тебе денег на залог или на подкуп. Я помню, что обязан тебе жизнью. Но ты не сможешь его спасти, поверь. У тебя только один выход - немедленно бежать из Гале. Садись на любой корабль и отправляйся отсюда, - Вар протянул рэшийцу мешочек с золотом. - Здесь тысяча ассов, тебе хватит заплатить за проезд и еще останется. Не заставляй меня винить себя в твоей смерти.
  - Я не могу покинуть Гале, Фераний, - сказал Вислав. - И дело тут не в Леодане и не в моей шкуре. Я должен встретиться здесь с Кастой.
  - Каста? Кто это?
  - Это женщина, ради которой я разнесу по камешку весь этот мир и соберу его заново.
  - Понимаю. Она твоя возлюбленная?
  - Она - моя жизнь. Я оставил ее в Селтонии, когда мы.... Впрочем, неважно. Мы договорились, что я буду ждать ее в Гале. Теперь ты видишь, что я не могу покинуть город.
  - Ты можешь оставить для нее весточку у меня, Вислав. Я охотно передам ей, почему ты должен был покинуть Сабею и куда отправился.
  - Есть еще одно "но" - Леодан.
  - Что Леодан?
  - От Касты я знаю, что ее судьба и судьба Леодана связаны какими-то древними пророчествами. Она считает, что этот глупый засранец - ее живой талисман.
  - Ты можешь рассказать мне о Касте? - предложил Вар.
  - Хорошо, - Вислав подумал, собрался с духом и начал рассказывать. О том, как встретился с Кастой на корабле-призраке для приговоренных, как на том же корабле оказался и Леодан. Как они вместе оказались в Фанаре и получили предложение уничтожить черного мага на острове Тиха. О том, что случилось с Кастой на Тихе, о ее смерти и чудесном воскресении. Рассказал Вислав и о том, как благодаря Касте они одержали победу в морском бою с дарнатской галерой, а потом поведал обо всем, что случилось с ними в Селтонии. Рассказ получился длинный, сбивчивый и путаный, но Вар понял главное и услышал то, что хотел услышать.
  - Теперь мне все ясно, - сказал он. - Судьбу Касты и судьбу Леодана действительно связали боги. Извини, что говорю тебе такие вещи, но я почти не сомневаюсь, что гибель Леодана окажется роковой и для этой удивительной женщины. И я почти уверен, что именно она, а не Леодан избрана богами для исполнения пророчеств Ингаля.
  - Знаешь, друг мой, мне плевать на пророчества и все ваши заумные магические штучки. Все, чего я хочу всей душой - так это увидеть Касту, обнять ее, заглянуть в ее удивительные глаза и сказать, как же сильно я ее люблю. Говоришь, смерть Леодана может повредить ей?
  - Да, Вислав. Их судьбы непонятным мне образом связаны.
  - Значит, нам надо спасти этого говнюка.
  - Спасти? - Вар не смог сдержать смешка. - Прости, друг мой, но Эсквилийская тюрьма для государственных преступников - это не тот цейхгауз в Фанарском порту, из которого ты вызволил меня. Там полно охраны, свидания с узниками запрещены, и пробраться в эту тюрьму иначе как через ее ворота невозможно.
  - Должен быть способ. Нет дверей или окон, которые я не сумел бы открыть.
  - Увы, должен тебя огорчить. Эсквилийская тюрьма окружена высокой стеной, и все подходы к ней охраняются легионерами Совета. Ты можешь попасть туда только в качестве заключенного.
  - Я все понял, Фераний. Спасибо тебе за помощь.
  - Еще раз предлагаю тебе - беги! Уже сегодня вечером верховный жрец Аквина подпишет приказ о твоем аресте.
  - И еще раз благодарю тебя, - Вислав пожал профессору руку. - Ты предупредил меня, а это дорогого стоит. А уж как мне поступать, позволь я решу сам. Утро, как говорят на моей родине, вечера мудренее.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Комарова "Тень ворона над белым сейдом" (Боевая фантастика) | | Э.Тарс "Мрачность +2" (ЛитРПГ) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Е.Боровикова "Подобие жизни" (Киберпанк) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | B.Janny "Дорога мёртвых" (Постапокалипсис) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки - 2. Печать демонов" (Любовное фэнтези) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил. Книга вторая" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"