Астахов Андрей Львович: другие произведения.

Ядерный Ангел

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Полный текст

  
  
  
   А.Астахов
  
  
   RPG: ЯДЕРНЫЙ АНГЕЛ
  
  
  
   Посвящается М.Ф.
  
  
  
  
  ВНИМАНИЕ! Все события, изображенные в настоящей книге, являются вымышленными. Любое сходство с реально существующими людьми, персонажами, компьютерными играми и технологиями, случайно и не является скрытой или явной рекламой.
  
  
  
   Глава первая: Кубикулум Магисториум
  
  
   Эту миссию я проваливал на любом уровне сложности
  
  
   Теперь, кажется, все. Самое сложное уж точно позади.
   Тяжелая металлическая дверь имела на удивление простой замок. Никаких магических наворотов, чуть ли не замочек на почтовом ящике. Я вскрыл его за пару секунд, и мы очутились в коридоре, ведущем к биохранилищу.
  - Леха! - предостерегающе крикнул Тога. - Впереди!
   Из темноты раздалось угрожающее рыканье. Прямо к нам направлялись два людомеда. Я еще во внешнем кольце заметил, что людомеды, охраняющие Кубикулум Магисториум, гораздо крупнее и темнее своих общевойсковых собратьев. Так и хотелось их назвать людогризли.
  - Хаар! - рявкнул людомед, занося для удара свой хейхен. - Стоять и сдаваться! Иначе умирать!
  - Умирать? - ответил я. - Да как два байта переслать!
   И кинулся на мутанта. Второго зверолюда отвлек Тога - несколько разрядов шокера немного дезориентировали охранника. Людомед отбил мой удар и сам атаковал меня рубящим ударом сверху, но я парировал его атаку, хотя при этом едва не лишился руки. Удар твари был такой силы, что кинжал переломился у самой рукояти. Понимая, что Тога долго не удержит второго охранника, я с воплем кинулся на мутанта и засыпал его ударами. Клинки звенели, людомед рычал и сверкал глазами, я вопил - короче, было весело. На мое счастье, боевые людомеды Империи хоть и невероятно сильны и живучи, но неуклюжи. Так что после слегка затянувшегося обмена ударами мне удалось нырнуть под вражеский клинок и в ответном выпаде подсечь чудищу ногу. Аргентальный клинок легко прорезал кожаные поножи охранника, людомед заревел от боли и попятился назад. Я тем временем напал с фланга на вторую тварь, которую Тога очень своевременно ткнул шокером прямо в правую руку, парализовав ее. Я рубанул катаной людомеда за ухо, да так, что кость громко хрястнула, а потом, избавившись от угрозы с фланга, занялся первым охранником, который теперь, с раненой ногой, не представлял такой уж большой проблемы для меня. Через пару секунд с людомедом было покончено: перешагнув через трупы, мы побежали по коридору к выходу в лабораторный сектор. Здесь Тога попросил пять минут передышки на то, чтобы перезарядить исмэн, питающий его электрошокер.
   Я смотрел, как мой казанский друг насыщает своей биоэнергией кристалл в древке посоха и думал о том, что уж очень удачно у нас пока все получается. План по освобождению Марики, который я начал осуществлять сразу по возвращении в Лоэле из Орморка, шел без сбоев и заминок. Начать с того, что я на удивление быстро сумел уговорить Барнабо раздобыть нам план Кубикулум Магисториум. Триста дукатов и задушевный разговор за рюмкой коньяка - вот и все, что помогло мне расположить к себе трактирщика. Мне даже удалось выяснить, где именно Мастер держит Марику - в так называемой зоне "Х", или штрафной зоне, куда помещали наиболее опасных или непокорных проминжей. Буквально перед самым началом нашей операции я получил через Барнабо новое письмо от Марики: моя милая вампиресса сообщала мне, что любит меня еще сильнее прежнего и ждет не дождется, когда мы наконец-то встретимся. Это письмо стало последней каплей, и я торжественно пообещал Тоге, что разнесу всю Империю по кирпичику, но вызволю Марику из неволи.
  - Твою бы сексуальную энергию, да сублимировать! - ответил мне на это Тога.
   Четыре дня спустя мы были в окрестностях Бевелона, столицы Империи и очень скоро добрались до Кубикулум Магисториум. Имперские маги отгрохали себе серьезную цитадель - больше всего Кубикулум Магисториум напоминал три огромных каменных кольца, вписанных одно в другое и связанных между собой бесчисленным количеством аркбутанов, крытых переходов и галерей, мостов и подземных туннелей. Однако охраны оказалось на удивление немного: в первом кольце, куда мы прошли совершенно свободно - Тога, как-никак, являлся имперским магом-механиком! - нам лишь дважды повстречались патрули людомедов, которые не обратили на нас никакого внимания. Проблемы начались во втором кольце, когда какие-то молодые импозантные маги попытались у нас выяснить, куда и зачем мы топаем. Естественно, мы начали выкручиваться, и маги тут же кликнули охрану. Тогда пришлось прорываться с боем. Прикончив любопытных магов и трех людомедов, мы прорвались по крытой галерее на третий уровень Магисториума.
   Тут пошел самый интересный расклад. Во-первых, переходы третьего уровня были буквально начинены заковыристыми ловушками. Если бы не Тога, я бы ни за что не прошел дальше. Наш гений-самоучка расшифровывал имперские ловушки, как шарады из дешевых газет. Мы обезвредили, наверное, с десяток ловушек, но потом чуть не провалились в какую-то бездонную яму, которая в одно мгновение возникла у нас на пути. Дальше Тога при помощи маленького зеркальца обманул хитроумную оптическую систему, запиравшую дверь в исследовательский сектор - я так и не врубился, как он это проделал. За открывшейся дверью нас встретил уже знакомый мне по Колошарам полосатый инфернатус, голодный и ужасно недружелюбный. Совместными усилиями мы загнали тварюгу в угол, и я достал его удачным колющим ударом. Между тем охрана Магисториума уже расчухала, что происходит, и заблокировала выходы к лабораториям. Тога снова показал чудеса изобретательности: у него в загашнике нашелся запасной алдерский исмэн, и эта штуковина оказалась универсальным ключом, отпирающим магические двери. Про последнюю дверь я уже сказал. И вот нам остался последний рывок - добраться до зоны "Х".
   Пока Тога заряжал шокер, я осмотрел лезвие катаны. Все-таки катана - это не шпага, она не рассчитана на фехтование. Читал я где-то, что у самураев любое столкновение клинков в бою считалось проявлением неуклюжести, мол, мечи при этом портились. Но я зря волновался. Ни одной щербинки, оружие даже не затупилось, хотя мне пришлось не раз и не два отбивать удары эльфийского хейхена из легированной стали. Покойный рыцарь Такео сделал мне отличный подарок, я теперь по гроб жизни должен ставить ему поминальные свечки.
  - Готово! - выдохнул Тога. - Можем идти.
   За дверью в лабораторный сектор оказался еще один длинный и широкий коридор с боковыми дверями. Я на ходу читал таблички на дверях: "Хранилище органов", "Хранилище резервных биоматериалов", "Клонированные сегменты", "Аниматорная камера", "Картотека", "Банк образцов". Прям тебе настоящий медицинский центр. В конце коридора мы уперлись в роскошную двустворчатую дверь с сияющей табличкой "Симпозион". Она оказалась незапертой.
   Мать твою тру-ля-ля! Нас, кажется, уже ждут. То-то я удивлялся, что все так легко получается...
  - Добро пожаловать! - Мастер смотрел на нас с торжеством. - Прими мои поздравления, Леша, ты на редкость упорный парень.
   Я беспомощно смотрел по сторонам. Таинственный Симпозион оказался большим амфитеатром, который теперь был полон людомедов. У меня волосы на голове зашевелились - Мастер нагнал сюда целую армию. Сам же Мастер-Артур, облаченный в черные нордические доспехи, стоял рядом с трибуной в центре зала. Я его едва узнал. В первую нашу встречу в Саграморе Мастер выглядел как пожилой мужчина. Когда мы с ним встречались в Инферно, он показался мне человеком чуть за тридцать. Теперь же Мастер казался моим ровесником. Он что, молодеет по ходу дела? Может, стоило бы подождать еще немного, и наш Темный Мессия начал бы писаться в пеленки...
  - Пришел за Марикой? - спросил Мастер. - Знаешь, меня тронула твоя любовь. И я даже могу позволить тебе увидеться с девчонкой. Но сначала хочу поговорить с тобой.
  - Полагаешь, есть тема для разговора? - Я оглядел ряды людомедов, оцепивших зал.
  - У нас с тобой всегда есть тема для разговора. Для начала хочу сказать тебе, что ты предатель. Ты не выполнил наш договор.
  - Мы ни о чем не договаривались.
  - Ошибаешься. Ты обещал добыть мне реликвии Заламана.
  - Я их добыл. И еще раскрыл тебе планы Риската внедрить своего агента в Орморк.
  - Это верно. Но амулет Венсана Уйе ты подменил. Решил помухлевать, да?
  - Слушай, Артур, все уже кончилось. Все реликвии нашлись, роза Дарса активирована, продолжение истории на подходе. Ты по-прежнему главный шаман в этом стойбище, тебе не грозит возвращение в наш мир, и никто не собирается колотить тебя по репе твоим же бубном. Отпусти Марику.
  - Э, нет, ты неправ! - засмеялся Мастер. - Все только начинается. Ты, сам того не понимая, запустил новый виток истории.
  - Поясни, я что-то не догоняю.
  - Хорошо, я попытаюсь. Времени у нас мало, так что буду краток. Итак, я действительно разыскивал реликвии Демиурга. И Рискат их разыскивал. Цель у нас была одна - тот, кто получал все реликвии, сам становился Демиургом и мог влиять на судьбы мира. Создать свою реальность. До поры до времени все шло по плану. Я знал, что реликвии вели в Орморк, к древнему алдерскому порталу, созданному непревзойденным магом Л`Лархаэном. И догадывался, что случится, если открыть этот портал, активировать последнюю связанную с первоначальной историей мира реликвию - рубиновую розу Дарса, геральдический знак царицы Нуир-Эгатэ, супруги Заламана и матери Меаль. Это была точка невозвращения, тот момент, до которого дошла фантазия Демиурга. Дальше историю этого мира можно было продолжать как угодно.
  - Ага, и стать Демиургом?
  - Именно так. За дверью, которую активировала роза Дарса, находился нуль-портал. Начало и конец мироздания. Библию помнишь: "Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною". Книга Бытие, глава первая, стих второй.
  - Ну да, а ты дух Божий, что носился над водой, верно?
  - Дух Божий есть олицетворение любого Демиурга. Нуль-портал являлся точкой создания нового мира. Л`Лархаэн создал это магическое чудо для того, чтобы реализовать эльфийские пророчества, связанные с Меаль, последней царевной алдеров. Ты же знаешь, что Рискат превратил эту бедную девочку в куклу, и последняя надежда для эльфов была потеряна. Л`Лархаэн решил изменить существующую реальность очень простым способом - создав новую. Для этого надо было войти в нуль-портал и изменить судьбу Меаль. Тогда бы реальность в целом изменилась. Поскольку Л`Лархаэн не успел этого совершить, а портал был все-таки создан, шанс изменить реальность по своему вкусу был у каждого, кому повезло бы добраться до нижних залов Орморка и розы Дарса и разгадать принцип действия эльфийской Машины Реальности. - Мастер помолчал. - В итоге таким везунчиком стал хорошо нам обоим знакомый идиот, который вошел в портал и внес изменения в реальность, но не созданную Демиургом, а создавшую Демиурга. Почувствуйте разницу, как говорит реклама.
  - Выбирай выражения, Артур, а то я не посмотрю на твоих зверей и...
  - Извини. Скажем так - ты поступил, как идиот. Не разобрался, что к чему, не задумался о последствиях. Так или иначе, ты запустил механизм создания новой реальности, которая не соответствует моим планам. И мне пришлось вносить свои коррективы.
  - Воевать, так?
  - У меня нет другого выхода. Я не могу допустить того, чтобы эльфийские пророчества сбылись.
  - Почему? Тебе-то какое дело до эльфов?
  - Потому что в этом случае история прежнего Демиурга будет окончательно дописана до конца. Будет начало и конец.
  - И что же в этом плохого?
  - И ты, и я оказались в этом мире только потому, что Демиург не успел закончить свой замысел. Это привело к искажению реальности. Ты не хуже меня знаешь, почему это случилось. Если этот мир не получит нового Демиурга, если мы примем окончание исходной истории, мы перестанем быть частью этого мира и вернемся в наш. Тебя этот вариант должен устраивать, а меня - ни в коем случае.
  - Так, - пробормотал я. - Значит, есть кто-то, пытающийся сделать все возможное для завершения истории Данилы Савичева?
  - Это ты и есть, придурок! Но я знаю наверняка, что за тобой скрывается еще кто-то. Тот, кто пытается использовать тебя. Каждый из игроков пытается создать свое окончание игры. Только ты еще не определился, играешь потому что играешь. Носишься по этому миру, машешь своей катаной, трахаешь девок и влипаешь в разные неприятности. Попусту тратишь силы и ничего путного не совершаешь, хотя мог бы. Вот почему я хочу, чтобы ты мне помог. Ты можешь остановить войну. Не будет жертв, разрушений, малые королевства Севера сохранят свою девственную независимость от Империи. Больше того, сбудутся пророчества эльфов, их обетованное царство возникнет на карте этого мира. Но, чтобы это случилось, мне нужна Меаль. Царевна-кукла, дочь Нуир-Эгатэ и Заламана.
  - И зачем это она тебе понадобилась?
  - Неужели непонятно? Я найду способ снять с нее чары Риската и женюсь на ней. Стану наследником древнего Алдера и окончательно свяжу себя с этим миром. И вот тогда-то все встанет на свои места. История прежнего Демиурга будет закончена, начнется эра нового Демиурга, а ты благополучно вернешься в свой любимый Питер.
  - Ты забываешь одну вещь, Артур. Ты Темный Мессия. Ты ведь так себя позиционируешь?
  - Тебя это не должно волновать. И вообще, какое тебе дело до этого мира? У тебя есть будущее в твоем мире. А у меня его нет. Дай мне шанс. Помоги мне, или мы окончательно станем врагами.
  - Отпусти Марику, а там будем разговаривать.
  - Нет, - категорически ответил Мастер. - Пока Марика у меня, ты не будешь делать глупостей. Ты непредсказуем, Леша. Я не люблю непредсказуемости.
  - Ну, тогда вот тебе! - Я показал Мастеру вытянутый средний палец. - Или я получаю Марику целой и невредимой, или ты идешь на... последний уровень своего Инферно.
  - Знаешь, Осташов, я все время удивляюсь сам себе - и какого хрена я с тобой церемонюсь? Убить тебя было бы очень легко. Вот сейчас щелкну пальцами, и мои людомеды превратят тебя и твоего приятеля в начинку для шаурмы. - Мастер поднял руку и улыбнулся. - Но я не знаю твоей истинной роли и, честно говоря, опасаюсь, что твоя смерть - или, напротив, твое присутствие в этом мире, - могут создать мне проблемы в будущем. Поэтому я дам тебе еще один шанс. Посмотрим, сумеешь ли ты им воспользоваться.
   Мастер прочел какое-то заклинание. Полыхнул зеленоватый слепящий свет, раздался удар, будто где-то рядом взорвали мощную бомбу, и я увидел, как сразу в четырех концах зала открылись сияющие порталы перехода.
  - Слушай внимательно, Леша, - заговорил Мастер, - я открыл четыре портала, из которых один ведет в Инферно, другой в Орморк, третий откроет для вас выход в вашу реальность, а последний портал выведет вас в случайную реальность. Играем по-честному. Попадете в Инферно, становитесь моими рабами и служите мне до конца, пока я сам не освобожу вас. Окажетесь в Орморке - остаетесь в этой реальности и сможете еще раз обдумать мое предложение. Попадете домой - и ваши приключения в этом мире будут закончены навсегда. Что же до случайной реальности, я сам не могу сказать, что вас там ожидает. В любом случае, вы не будете путаться у меня под ногами. У тебя минута на размышление, Осташов. Через минуту я дам приказ людомедам атаковать вас.
  - Что делать? - шепнул я Тоге.
  - На этот раз, кажется, ты его разозлил по-настоящему, - ответил Тога. - Надо сматываться.
  - Какой из порталов?
  - Понятия не имею. А тебе какой нравится?
  - Да мне один хрен, в какой лезть. - Я шепотом вызвал Консультанта. - Вы здесь?
  - Опять пытаетесь решить трудную проблему? - равнодушным тоном осведомился мой невидимый ангел-хранитель. - Я бы рад вам помочь, но не знаю, как.
  - У этих порталов есть какой-либо секрет?
  - На мой взгляд, они совершенно одинаковы, - ответил Консультант после секундной паузы.
  - Если мы попадем... не туда, куда нужно, вы сможете нас потом вернуть?
  - Ничего не могу вам обещать.
  - А как же 1944 год?
  - Там был сбой. Здесь вы перемещаетесь между мирами, делая сознательный выбор.
  - Короче, опять никакой помощи! - Я выругался. - Тога, лезем в портал справа.
  - Как скажешь, - отозвался Тога.
  - Время вышло! - сказал Мастер и махнул рукой. Людомеды с лязгом обнажили мечи.
   Я видел лицо Мастера. Я видел его торжество. Ну, ничего, сволочь такая, я вернусь, и однажды мы поговорим с тобой по полной программе...
  - Портал по центру! - сказал я Тоге. Не потому, что портал по центру был какой-то особенный. Просто он был ближайшим.
   Тога кивнул, подбежал к порталу и исчез в жемчужном свечении. Я еще раз показал Мастеру "фак".
  - До встречи, задница! - добавил я на прощание и ушел в портал.
  
  
  
  
   Глава вторая. Город Зонненштадт
  
  
   И сколько меня еще будут отправлять по
   гиперссылке?
  
  
   За время моих мотаний по Большой Ойкумене я уже было привык к тому, что частенько непонятным образом оказывался в совершенно неожиданных местах. Но сейчас, пройдя портал Кубикулум Магисториума, я вместо радости избавления от опасности ощутил настоящий шок.
   Мы с Тогой стояли в чистом и местами заснеженном поле, под серым облачным небом: впереди красовался старый ржавый таблоид размером с киноэкран. С таблоида нам ухмылялась скверно намалеванная смазливая морда в веночке из лавров, а справа от нее шел текст на двух языках - немецком и русском:
  
   ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЗОННЕНШТАДТ!
   ВЫ НАХОДИТЕСЬ НА ТЕРРИТОРИИ,
   ПОДКОНТРОЛЬНОЙ ПРАВИТЕЛЬСТВУ Л.И.С.А.
  
  - И что это все значит? - Тога вопросительно на меня посмотрел.
  - Не знаю, - я ощутил противную сухость во рту. - Но ничего хорошего во всем этом нет. Видишь, по-немецки написано? Это не наша Россия. Если только мы не в Калининградской области. Эвон, куда нас закинуло! Я нисколько не удивлюсь, если мы все-таки перепутали порталы.
  - Неудивительно, - равнодушным тоном сказал Тога. - Там их было четыре. Вероятность выбрать верный портал составляла всего двадцать пять процентов.
  - И мы снова попали черте куда, - резюмировал я и попытался вызвать Консультанта. Безрезультатно. Выругавшись, я подошел к таблоиду. Рядом с ним из земли торчал столбик с указательной стрелкой.
  - Нам в ту сторону, - я поежился: поле продувалось холодным ветром, и он крепчал с каждой секундой. - Пошли, нечего тут стоять.
   Итак, я снова столкнулся с совершенно непонятным поворотом событий. Самое скверное во всем этом то, что Мастер, кажется, опять меня переиграл. Я не освободил Марику. Нам каким-то чудом удалось свалить из Кубикулум Магисториум, но есть ли у меня повод для радости?
   Скорее всего, нет.
   Между тем мы вышли на дорогу. Собственно, дорогой назвать ЭТО язык не поворачивался - просто колея в степи, выпаханная колесами и полная жидкой ледяной грязи. Мы шли, шлепая по этой грязи, наматывая дистанцию, и хорошие мысли в голову не приходили.
   Уж не знаю, о чем думал Тога, а я шел и каялся. Говорил себе, что я образцово-показательный идиот. Что сморозил страшную глупость, позволил Консультанту уговорить себя продолжать долбанный Главный Квест. И ничего не добился. Попытка освободить Марику провалилась, и мы с Тогой - вот уж перед кем я виноват по полной программе! - оказались непонятно где. Предчувствия у меня были самые нехорошие. А мои предчувствия меня редко обманывают...
  - Мы промочим ноги и умрем, - мрачно сказал Тога, показывая мне свою ногу, обутую в промокший насквозь бархатный башмак. - Труба дело.
  - Там впереди какие-то здания. Может, не все так плохо.
   Я сам себя успокаивал. Впереди действительно появились здания, но выглядели они так, будто их лет триста не ремонтировали. Через четверть часа мы вышли к окраине города.
   Впечатление было самое тягостное. Помню, однажды в детстве мне довелось побывать в военном городке, заброшенном в годы перестройки. Вот примерно то же самое было и тут. Такие места принято называть городами-призраками. Дома давно стояли необитаемыми. Без окон и дверей, обшарпанные, изъеденные непогодой, закопченные. Мертвые дома, короче. Пустынная грязная улица была завалена грудами мусора, кое-где громоздились ржавые остовы автомобилей, и единственными звуками, которые мы слышали, были завывание ветра и карканье ворон. Эдакий сюрный пейзажик.
  - Веселенькое местечко, - пробормотал я, оглядываясь по сторонам. - Хиросима или Припять. Надеюсь, мы не нахватаемся рентгенов.
  - Такое вполне возможно, - обрадовал меня Тога. - Ты вызывал Консультанта?
  - Не приходит, сволочь. Если так, вывод простой - мы с тобой провалились в очередную параллельную реальность, не связанную с игровым миром Консультанта. Выбрали портал, ведущий в случайный мир. Это называется: здравствуй ж... Новый год! Сбылись твои кошмары, брат. Уж лучше в мезозой попасть.
  - Везде хреново, - заметил Тога. - Но в мезозое хоть было тепло. Ноги мерзнут. Надо поискать, где согреться.
  - У нас огнива нет.
  - Маги меня научили заклинанию Огня. Найдем дров и разожжем костер, без проблем.
   Идея была хороша, тем более, что я чувствовал себя, как курица в морозильнике. Ледяной ветер, гулявший по улице, совершенно не добавлял хороших мыслей. Меня знобило, хотелось есть и спать. Тога нырнул в подъезд одного из домов, и я поспешил за ним. Мы поднялись по лестнице на второй этаж, вошли в одну из квартир. Она была совершенно пуста - ни мебели, ни барахла, голые почерневшие от сырости и копоти стены, вместо полов ямы - кто-то выломал и унес половицы.
  - Типовая хрущевка, - произнес я, оглядевшись. - Черт, не припомню я что-то в России города с названием Зонненштадт.
  - А под Питером? У вас там Ораниенбаум есть, Петергоф, еще какие-то города с немецкими названиями.
  - Зонненштадта точно нет. И потом, почему название было написано на двух языках? Есть в этом что-то странное.
  - Ни одной деревяшки, - вздохнул Тога. - Пойдем, посмотрим в других квартирах.
   Мы добросовестно обошли все квартиры в подъезде, но везде было одно и то же - полное запустение и отсутствие чего-либо ценного. Из домов уволокли решительно все. Дверей и тех не было. После получасовых поисков нам с Тогой удалось набрать с десяток обгоревших головешек и несколько листков из разодранных книг. Тога заявил, что этого пока достаточно.
   Костер разгорелся быстро. Мы сидели у огня, грелись и сушились, и почти ничего не говорили друг другу. Наверное, мы были слишком подавлены случившимся, чтобы разговаривать.
  - Это всего лишь окраина, - вдруг сказал Тога после затянувшейся паузы.
  - Что?
  - Говорю, это окраина города. Может, в центре кто-нибудь есть. Не может быть, чтобы здесь не было ни одного человека. Даже в Чернобыльской зоне люди живут.
  - Точно, и мутанты тоже. Нарвемся на них, и - ага!
  - У тебя меч есть, у меня шокер. Отобьемся.
  - С каких пор ты стал оптимистом, брат?
  - У нас в Казани все оптимисты, - ответил Тога и подбросил дров в костер.
   Между тем, на улице поднялся ветер. Холод стал просто нестерпимым. Я попробовал отойти от костерка - и понял, что ночевку в этих руинах мы не переживем. Тем более что собранные по квартирам щепки и головешки мы почти сожгли. Я чувствовал, что потихоньку начинаю впадать в отчаяние.
  - Надо идти, Тога, - сказал я - Здесь смерть.
  - Пошли, - Тога с сожалением посмотрел на догорающий костер. - Башмаки у меня почти сухие.
   Я покачал головой: за Тогой оставались мокрые следы. Надо спешить, иначе мы оба схватим воспаление легких. В нашем положении это почти что смертный приговор. Вряд ли в этом мире удастся найти хорошего врача и нужное количество гентамицина...
  - Тсс!
  - Ты что? - вздрогнул Тога.
  - Слышишь?
   Мы одновременно бросились к окну, выходившему во внутренний двор дома. Осторожно выглянули наружу. Во дворе был человек - очень странный, одетый во что-то грязно-серое и облезло-меховое, с обритой наголо головой. Неизвестный сидел к нам спиной и копался в куче обломков, оставшихся от детской беседки, гремя железками - этот шум я и услышал.
  - Вот тебе и человек! - обрадовался я. - Сейчас разузнаем, что и как!
   Я выскочил из квартиры, пронесся по лестнице вниз и выскочил во двор. Человек услышал меня, обернулся, и тут случилось то, чего я никак не ожидал.
  - А-а-а-а! - завопил он, злобно оскалив от рождения нечищеные зубы. - Шуцман! Ща я тебе...
   Меня даже не удивило, что неизвестный говорил по-русски и тираду свою приправил отлично выстроенным русским семиэтажным матом. Помню, меня гораздо больше удивило то, что странный парень выхватил из-за пазухи обрез и навел его прямо на меня.
   Уж не знаю, хотел ли неизвестный меня просто попугать, или собирался стрелять на самом деле. Но подоспевший Тога успел ткнуть бомжа своим шокером. Раздался треск, парень отлетел прямо на кучу строительных обломков. Упал он очень неудачно - затылком на торчавшие из кучи арматурные прутья. Один из прутьев пробил его голову насквозь и вышел из левого глаза. Увидев это, мы с Тогой переглянулись и начали дружно блевать.
  - Черт... - прохрипел Тога, когда приступ его отпустил. - Я... я не хотел!
  - Поздно, батенька, расслабьтесь, - я глубоко вздохнул, пытаясь побороть новый накативший спазм. - Хорошее начало. Едва прибыли в этот мир и уже прикончили аборигена. Давай-ка осмотрим его, может, что найдем.
   Стараясь не испачкать в крови руки, я осмотрел мертвеца - Тога так и не смог к нему прикоснуться. Парень оказался набит сюрпризами. На вид ему было лет двадцать-двадцать пять. На парне были штаны военного покроя с множеством карманов, тяжелые ботинки с высокими голенищами, засаленный серый свитер и грубая меховая куртка типа "Аляски". На тыльной стороне ладоней красовались цветные тату - голые девки, орлы и знак, похожий на розу ветров. Кроме обреза винтовки, причем немецкой, модели 98К, я нашел в его карманах шесть патронов к обрезу, выкидной нож, баночку с таблетками и начатый пакет кукурузных хлопьев. Но что меня реально удивило - так это устройство на левом запястье парня. Что-то вроде широкого браслета с прямоугольной панелью на внешней стороне. Я попытался снять браслет, но он был наглухо закрыт. Возясь с замком, я случайно нажал куда-то, металлический флип устройства откинулся с мелодичным щелчком - и я увидел самый настоящий мини-компьютер с дисплеем в крышке и с клавиатурой.
  - Ух, ты! - воскликнул я. - Да тут высокие технологии рулят.
  - Что? - Тога, забыв все сантименты и страх перед усопшими, бросился к мертвецу. - Дай посмотреть!
   Я встал, отряхнул штаны и наблюдал, как Тога возится с устройством. Минуту спустя он посмотрел на меня изумленными глазами.
  - Это микрокомпьютер! - пробормотал он. - Но я не могу войти в меню. Только персональные данные, но написано не по-нашему.
  - Дай взгляну.
   Я взял руку покойника, посмотрел на дисплей. Текст был на немецком языке и достаточно странный:
  
   Имя: Суворов Вениамин
   Дата рождения: 3 ноября 2014 года
   Статус: свободный поселенец.
   Категория: под наблюдением (нарушения списка Б)
   Предупреждений: 2
   Ношение личного оружия: запрещено всегда.
   Идентификационный номер: р72772891
   Проживание: Особый округ Остмарк, земля Восточная Ливония,
   Зонненштадт, Хазенплатц, 3
  
  
  
  - Странная штука, - я попытался снять устройство с руки мертвеца, но браслет был заблокирован намертво. - Сдается мне, эта вещица что-то вроде электронного паспорта.
  - Попробуй открыть меню, - посоветовал Тога.
   Я нажал кнопку пуска, но устройство только мигнуло и выдало опять же на чистейшем немецком языке следующую фразу:
  
   Доступ к основному меню заблокирован паролем. Введите пароль.
  
  
  - Ты можешь эту хреновину взломать? - спросил я Тогу.
  - Если помучиться, то можно. Но я не могу снять ее с руки. Замок браслета с электронным блокиратором.
  - Слушай, парень рылся в этой куче, - я показал на остатки беседки. - Может, там что-нибудь есть?
   Мы в четыре руки начали разгребать обломки и выкопали здоровенный старый чемодан. У меня тряслись пальцы, когда я возился с замками. Наконец, чемодан открылся, и я почувствовал то, что должен чувствовать кладоискатель, которому посчастливилось найти сундук с сокровищами.
   Чемодан был полон разного добра. Во-первых, пакет с лекарствами. Здесь было полно разной химии, и я быстро просек, что к чему.
  - Эй, а он, похоже, наркотой приторговывал, - сказал я, показав на мертвеца. - Или сам катался по полной. Гляди, тут промедол, бупренорфин, трамал, калипсол, эфедрин, таблетки кофеина. И все просроченные. А эти препараты я не знаю. По-немецки написано. Какой-то фенамил. Ого!
   Под аккуратно уложенными в чемодан тряпками и обувью лежал самый настоящий ноутбук. Не "Эйсер", не "Тошиба", не "НР" - какой-то "Адлер". Никогда не слышал о ноутбуках фирмы "Адлер". Тога буквально вцепился в него мертвой хваткой. Я между тем разбирал остальное добро. Кроме наркоты, одежды и компа в чемодане лежали пять сухих армейских пайков в полиэтилене, пять пачек сигарет "Омега" - таких прежде я и не видывал, - какой-то прибор неизвестного мне назначения, коробка с аккумуляторами, завернутые в промасленную тряпку пистолетные патроны и три микрокомпьютера - братья-близнецы устройства на руке покойника.
  - Что эта за штука, Тога? - я показал своему товарищу найденный в чемодане прибор.
  - Штука? А, это дозиметр. На наш "Эксперт" смахивает.
  - Значит, все-таки есть радиация? - Я заскрежетал зубами. - Ну, доберусь я до этого сучьего Консультанта...
  - Нет радиации, - успокоил меня Тога, включив дозиметр. - Фон слегка повышенный, двадцать девять миллирентген в час, но это не страшно. Хорошая находка, полезная. Гляди, у счетчика особо чувствительный детектор, зараженные пятна можно определять на расстоянии.
  - Что с ноутом?
  - Работает! - вздохнул Тога, запустив ноутбук. - Любопытно, на рабочем столе только две папки, "Для Веника" и "E-Schau". Так, и на диске больше ничего. Сейчас откроем...
   Я вздрогнул, когда услышал записанный в ноутбук голосовой трек. По-видимому, запись предназначалась владельцу тайника.
  - Слышь, Веник, - говорил голос, - я у тебя в долгу, поэтому хочу тебе помочь. Долдон предупредил, что Айдар, сука продажная, узнал о ваших делах и стукнул нахттотерам. Ты знаешь, я корешей не бросаю, потому слушай сюда. Вместо платы за последнюю партию я тебе оставляю ноут, три чистых идентификатора и коды к ним - для тебя, Кирзы и Белки. В папке "E-Schau" код разблокировки твоего браслета. Ты знаешь, что делать. Мотайте из Солнечного, пока нахттотеры до вас не добрались. Доберутся, поздно будет, тогда и вам и мне кирдык. Быстрая смерть за кайф покажется. Встретимся в следующую пятницу на моей хазе в Логиново-3. Потом переправлю вас в столицу. Когда перепрошьешь идентификаторы, ноут и браслеты уничтожь, не жадничай. Действуй, братан. Учти, если шуцманы тебя заметут, вытаскивать тебя не буду - себе дороже. За манатки и припас потом сочтемся по совести.
  - Ты что-нибудь понимаешь? - спросил я Тогу.
  - Сейчас посмотрим дальше... Так, идентификаторы нужно прошить через радиомодуль. Ну-ка, надень один себе на руку.
  - Зачем?
  - Проверка теории. Надень, надень! Я так понимаю, тут у всех такие есть.
   Я нацепил один из приборов себе на левое запястье. Тога между тем запустил считывание кодов. Прибор на моей руке пискнул, крышка откинулась, и по дисплею побежали строчки:
  
   Имя: Задонский Алексей
   Дата рождения: 23 мая 2013 года
   Статус: натурализованный гражданин Рейха.
   Категория: благонадежный, расовая категория "С"
   Ношение личного оружия: без ограничений.
   Идентификационный номер: р56683838
   Проживание: Особый округ Остмарк, Адольфсбург, Химмельштрассе, 7
  
  
   Странно, но и на этот раз текст в идентификаторе был на немецком языке. Прибор еще раз пискнул, дисплей на секунду погас, а потом появилось новое сообщение:
  
   Ваши данные соответствуют данным особого архива "Ост-9".
  
  - Так, все-таки Рейх! - процедил я сквозь зубы. - Ну, подкузьмил сука Мастер...
  - Уф! - с облегчением вздохнул Тога. - Порядок. Я пробил тебя по базе данных какого-то Управления по колонизации. Есть такой Алексей Задонский.
  - Правда? Рад слышать. Даже оружие могу носить, о, как! А теперь еще понять бы, какого хрена все это значит.
  - Пока попытаюсь активировать второй браслет.
   Тоге удалось активировать машинку только после того, как он надел ее на себя. Устройство немедленно сообщило, что Тогу теперь зовут Антон Малахов, он свободный поселенец благонадежной категории и тоже житель Адольфсбурга. Попутно мы сделали одно неприятное открытие - браслеты идентификатора заблокировались насмерть, и снять их теперь было невозможно.
  - Все верно, - сказал Тога. - Ноут я прихвачу с собой, пригодится. Такую отличную вещь бросать нельзя.
  - Ему, - я показал на мертвеца, - было приказано все уничтожить. Не боишься?
  - Я знаю один фокус, как вычистить память и при этом не потереть оболочку. Сегодня у нас, - Тога посмотрел на дисплей, - пятое апреля две тысячи тридцать восьмого года. Типа будущее.
  - Знаешь, мне не до смеха. На дворе 2038 год, немецкая винтовка, немецкие лекарства, данные в компе тоже на немецком языке. Упоминание о Рейхе. Шуцманы опять же.
  - Шуцманы?
  - Так во время войны с наци называли полицаев. Надо быть очень осторожным. Чувствую, мы с тобой попали не в лучший из миров. Стоп! - Меня захватила новая, неожиданная мысль. - А как там моя Ариа? Бедняжка, кто о ней позаботится!
  - Вот тоже нашел, о чем думать! - фыркнул Тога. - Хотя, лошадь хорошая, жалко.
  - Так, еще одна проверка, - я полез в спорран за Шабой, но вытащил только сломанный тамагочи. - Здесь технологическая реальность, никакой магии. И реальность говеная.
  - Твоя правда. Идем?
  - Погоди, - я пристально посмотрел на Тогу. - На этом парне неплохие ботинки. Ему они теперь вряд ли пригодятся, по тому свету и босиком побегает.
  - Снять с покойника? Да я тебе что, мародер?
  - Мародер не мародер, а пневмония тебе совсем ни к чему. Или, если ты такой щепетильный, давай я сниму.
   Тога уперся. Я уговаривал его долго и, в конце концов, понял, что мои уговоры ничего не дадут. К счастью, в чемодане покойника оказалась пара весьма уродливых на вид меховых полусапог, явно кустарной работы, и Тога с облегченным вздохом натянул их на себя. Кроме сапог для Тоги нашлись поношенный, но вполне приличный серый бушлат и камуфлированные штаны. Я же, рискуя прослыть мародером, стянул с убитого его меховой прикид - что-то вроде собачьей безрукавки мехом наружу - и накинул его поверх ламелляра. Сразу стало теплее. Припасы из чемодана мы рассовали в наши сумки. Потом Тога четверть часа возился с ноутбуком и в итоге сообщил, что память компа чиста, как брачная фата.
  - Глянь на карту, Леха, - посоветовал он. - Может, что-то узнаем?
  - Ничего. Чистый лист. Только два маркера рядышком - ты, да я, да мы с тобой. Нечего тут сидеть, пошли искать людей. Слава Богу, хоть чем-то для начала разжились.
  - И при этом человека кокнули. Что делать теперь?
  - Главное, не будем зареветь, как говорил один мой приятель. Надо осмотреться, войти в реальность. А то, что человека убили - чувствую, что он не последний.
  - Спасибо, успокоил. Хорошее начало.
  - Главное, чтобы конец был счастливым. Типа хэппи-энд, - буркнул я и пошел к выходу из двора. Тога молча двинул за мной.
  
  
  
  
  
  
   Глава третья. Учитель из ландсшуле
  
  
   Дважды два и в двоичном коде - дважды два
  
  
   Поскольку мы представления не имели о том, куда идти, то пошли по компасу. В Зонненштадт мы пришли с севера - солнце было у нас впереди. Поэтому мы и дальше шли на юг, углубляясь в разрушенные кварталы.
   Город был сильно разрушен. Я уже упоминал, как выглядела окраина Зонненштадта. Однако чем больше мы продвигались к центру, тем меньше были разрушения. Дойдя до конца длинной улицы, мы вышли к набережной. Вода в реке была грязной, на поверхности плавали темные весенние льдины и разный мусор, включая дохлых собак и плотную зеленую пену непонятного происхождения. Слева, метрах в трехстах от нас, был каменный мост.
   За мостом нас ждал сюрприз. Путь дальше, к центру города, преграждала высокая бетонная стена с колючей проволокой по верху. А на выходе с моста был блокпост, и нам навстречу вышли пятеро вооруженных людей.
   Выглядели они очень колоритно - любой панк позавидует. На четверых было наверчено что-то несусветное, гремучая смесь мехов, камуфлы и кожаных ремней. Пятый был с ног до головы упакован в черную кожу, ну прямо тебе Троцкий в 1918 году. У двоих были охотничьи ружья, у остальных - пистолеты-пулеметы, сильно смахивающие на легендарный МР5. Единственное, что объединяло всех пятерых - так это черные шапки-кубанки на головах. Человек в коже сделал нам знак остановиться, направился неспешно нам навстречу.
  - Кто такие? - осведомился он нехорошим тоном. Лицо у кожаного было бледное, испитое, с сизой щетиной на щеках, глаза темные, колючие и злые. Реально уголовная физия.
  - Просто люди, - сказал я. - Идем в город.
  - Стоять смирно! - скомандовал кожаный. - Протянуть руки с пассами!
   Я так понял, что пассами он назвал наши микрокомпьютеры. Я вытянул левую руку, Тога последовал моему примеру. Кожаный вытащил из кармана какой-то приборчик и провел им по моему компьютеру, потом глянул на дисплей.
  - Гражданин Рейха? - удивленно протянул он. - Вот нежданно-негаданно! Из самой столицы, да в нашу дыру? Ой-ой-ой! Простите, гражданин. Я Самоха, командир третьего взвода шуцполиции. К вашим услугам, гражданин.
  - Мы здесь проездом, - сказал я, слегка ошарашенный таким учтивым приемом. - Пришли в Зонненштадт по делу. Где тут у вас можно переночевать?
  - Гостиница для граждан находится на Хейматштрассе, называется "Оплот свободы". Если желаете, могу скинуть вам вектор.
  - Найдем сами, - я понятия не имел, что такое вектор и решил не вызывать подозрений расспросами. - Чему улыбаетесь, Самоха?
  - Если гражданин желает купить самогон, то дешевле всего он на рынке. Но и качество того, не самое лучшее. Спирт, водку и пиво только в арийском кафе на Зонненбульваре купите. А девочки в заведении у Айдара. Это на Кунстплатц. Сервов можно купить в бюро господина Венка.
  - Сервов?
  - Совсем недорого, гражданин. Мужчина у нас стоит пятьдесят патронов, женщину или ребенка отдают за двадцать пять. Коли в ливрах будете платить, получится дороже... Что-то не так?
  - Нет, все так, - я с трудом взял себя в руки. - Дорогие у вас сервы.
  - Как везде. Мой шурин приехал недавно из Руслау, так там за мужчину вообще просят семьдесят пять винтовочных патронов или сто пятьдесят пистолетных. Но с Руслау все понятно, там новые колонисты сейчас строятся, рабочие руки нужны... А кто ваш спутник, гражданин? Могу я проверить его пасс?
  - Естественно, можете.
  - Хм, Антон Малахов, - буркнул Самоха, прочитав показания своего сканера. - Поселенец категории "А". За что такая милость-то?
  - Он ученый, - ответил я за Тогу. - Изобретатель.
  - Изобретатель? - На лице Самохи появилась гримаса презрения, обычная реакция люмпена-пьяницы на интеллигентов. - И что же он изобретает?
  - Мой друг господин Малахов специалист по электронике. Причем высококлассный. Такие люди очень нужны Рейху.
  - Ну, тогда ему стоит зайти в нашу комендатуру. Майор Штаубе нам все уши прожужжал, подайте ему специалиста по американским... этим... как их, чтоб им... чипсам, что ли.
  - Чипам, - поправил Тога.
  - Во-во, чипам. - Физиономия Самохи просветлела. - Так что ступайте сразу к герру Штаубе. Глядишь, заработаете чего-нито. Патронов там, сигарет, марафетику. Тут наш местный учителишка намыливался герру Штаубе угодить, да кишка у него тонка. Только может, что ребятне байки травить.
  - Учитель? У вас есть школа?
  - Ага. Сам герр Штаубе разрешил открыть школу для детей поселенцев. Оно и понятно - кому нужны неграмотные? Неделю назад нам вернули из Трудовой армии семнадцать человек из последней партии работников - им, мол, дурачье ни к чему. Трудовой Армии нужны образованные.
  - А где нам найти этого учителя?
  - Лукошку-то? Он на Курфюрстеналее живет, аккурат рядом со своей школой. А сейчас точно у себя в школе, все учит, - Самоха презрительно сплюнул. - Моя воля, я бы всех этих умников... Даром жратву они переводят, гражданин. В армию их всех, и на Тихий океан. Там бы узнали, как пропоротые кишки воняют.
  - У вас правильный взгляд на вещи, господин Самоха.
  - Рад стараться, гражданин! - Самоха посмотрел на меня с собачьей преданностью в глазах. - Счастливого пути!
  - Хорошей службы, Самоха. Возьмите за труды, - я сунул шуцману одну из пачек сигарет, найденных в чемодане Веника.
   У Самохи отвисла челюсть. Я по его глазам видел, что он готов целовать мне руки. У Тоги на лице застыла гримаса брезгливости.
   Мы прошли мимо шуцманов, таращившихся на нас, как баран на афишу и подошли к воротам. Кто-то невидимый для нас запустил лебедку, ворота загремели и медленно раскрыли створки. За воротами нас встретили еще два шуцмана со злобно лающими овчарками на поводках. У выхода с КПП в город стоял гусеничный бронетранспортер с изображением лисицы на бортах.
  - Как тебе все это? - шепнул я Тоге.
  - Страшно. Будто кошмар снится.
  - Пока нас приняли за своих. Видел, как этот шуцман передо мной бисер рассыпал? Я все-таки гражданин Рейха.
  - Слушай, Леха, причем тут Рейх? Двадцать первый век, компьютеры, чипы - и Рейх?
  - И война на Тихом океане. Знаешь, куда нас занесло, брат Тога? Это альтернативный мир, в котором Германия выиграла вторую мировую войну. Других объяснений у меня нет.
  - Ты серьезно?
  - Серьезнее некуда. Ох, и наваляю я Консультанту, если мы отсюда выберемся!
  - Куда сейчас?
  - Пойдем на рынок. Попробуем разузнать, что тут происходит.
   Мы вышли за ограду пропускного пункта и оказались на улице. Вид был вполне послевоенный, я бы сказал, постапокалиптический - часть домов была разрушена полностью, часть уцелела. Нигде ни одного дерева, только битый камень, кирпич, торчащие из развалин ржавые трубы и серый унылый бетон. Сама улица была расчищена от обломков, и по тротуарам ходили люди - худые, изможденные, с голодными горящими глазами, одетые в самые невероятные лохмотья. Я зазевался, глядя по сторонам, и чуть не столкнулся с пожилой женщиной в рваном пыльнике, валенках и в соломенной шляпе на голове: она вела за руку мальчика лет пяти в неуклюжем пальто, явно сшитом из кусков армейской шинели. На ногах у мальчика были огромные мужские сандалии, надетые на обмотки из старого махрового полотенца. У одного из подъездов худая как скелет девочка играла с куклой, у которой вместо головы была прикручена проволокой ржавая консервная банка. Несколько занюханных и явно нетрезвых мужиков, стоявших группкой на углу улицы, проводили нас бессмысленными взглядами. Налетавший порывами ветер обдавал нас ароматами гари, отбросов, дешевой сивухи. Но вот что меня действительно поразило - так это ездившие по улице автомобили. Старые, ветхие, облупленные и проржавевшие, громыхающие и коптящие, но несомненные автомобили второй половины ХХ века. Их было немного, и я заметил, что все они без номеров. Я спросил встречную женщину, где тут рынок - она неопределенно махнула рукой куда-то вперед и тут же отшатнулась от нас, словно боялась, что ее заметят в нашем обществе. От всего, что я видел вокруг себя в этом жутковатом городе, меня захватила такая тоска, что хоть вой.
  - Прямо гетто какое-то, - шепнул я Тоге. - Такого я даже в кино не видел.
  - У Тарковского в "Сталкере" что-то похожее, - заметил Тога. - Но там кино, а тут...
  - Гражданин? - Какой-то суетливый тип с усиками и челкой возник перед нами, как из-под земли. - Большая честь служить уважаемому гражданину. Чем могу?
  - Мы ищем рынок, - сказал я: мне очень не понравилась физиономия этого перца. - Хотим поторговать.
  - О, рынок прямо перед вами. Дойдете до конца улицы и сразу увидите ворота рынка, - тут типус сделал выразительную паузу. - А что гражданин, прошу прощения, ищет купить?
  - Еду.
  - А что гражданин имеет продать?
  - Сигареты. А у тебя есть что-то на продажу?
  - Первоклассный товар, гражданин! - Усатый ухватил меня под руку, подмигнул. - Не откажите в любезности, пройдемте со мной!
  - Леха, не стоит! - отчетливо сказал Тога, - Вдруг он нас в засаду заманит?
  - Заткнись, поселенец! - зашипел усатый. - Я еще не выжил из ума, чтобы причинять вред гражданину Рейха. Напротив, я хочу оказать уважаемому гражданину маленькую - хе-хе! - услугу. А уважаемый гражданин, возможно, окажет огромную услугу мне...
  - Черт с тобой, показывай, что за товар, - решился я. - Только учти...
  - О, не стоит беспокоиться, гражданин! Вам понравится, обещаю.
   Гадая, чем меня собирается удивить усатый, я вошел в подъезд, распугав разгуливавших по площадке крыс, поднялся на третий этаж. Усатый толкнул одну из дверей и впустил меня в квартиру - надо думать, свою. В гостиной на старом, потерявшем от грязи цвет диване, сидела девочка. Вначале в полутьме я принял ее за взрослую девушку, но секундой позже понял, что девчонке не больше двенадцати лет. Малолетняя прелестница была одета во что-то грязно-ало-блестящее, на голове был белокурый парик, лицо было густо накрашено, что делало девочку похожей на большую замурзанную куклу. Встретившись с ней взглядом, я понял, что ребенка накачали какой-то сильной химией.
  - Вот, гражданин, - усатый выдал похабный смешок. - Это Роза. Мой цветочек, моя ягодка, милая моя девочка. Душистая, сладкая и ласковая. Она давно мечтает познакомиться с приличным гражданином.
  - Ты что? - До меня начало доходить, ради чего меня сюда привели. - Это же ребенок, мать твою! Да я тебя...
  - Гражданин, одно слово! - Усатый закрылся ладонями. - Вы окажете мне большую услугу. Роза моя дочь. Если вы... если она понесет от вас, то по закону ваш ребенок будет гражданином Рейха.... Хорошая перспектива для девочки, не так ли?
  - Перспектива? - Я медленно вытянул из ножен катану. - Я сейчас тебе ребенка сделаю, гнида. А потом сразу аборт с кесаревым сечением.
  - Леха, не надо! - крикнул Тога.
   Окрик Тоги меня бы не остановил. Но убить папочку-сутенера я не успел, хотя руки прям чесались. Потому что из соседней комнаты выскочили два амбала, вооруженные обрезами из охотничьих ружей - ясен пень, что они здесь и находились на случай подобных эксцессов. Усатый заскочил за их спины и завопил:
  - Вот как? Я его от всей души, а он...
  - Заткнись! - Я понял, что бордель-секьюрити стрелять не будут, видимо, за преступление против гражданина Рейха в этой дыре наказывают очень сурово. Так, попугать решили, дешевки, на место поставить. Однако и стоять под дулами двух обрезов мне совсем не улыбалось, тем более что этой бедной девчушке я ничем не мог помочь. - Мы уходим. Уберите пушки.
  - А платить кто будет? - возмутился усатый. - Устроили скандал, испугали ребенка...
  - На, возьми, падла, - я кинул на пол пачку сигарет. - Однажды я тебя без охраны встречу, обещаю.
   Мы выскочили из квартиры, сбежали по лестнице и долго стояли на улице. Я пытался прийти в себя, Тога, по-моему - тоже.
  - Нет, Тога, ты скажи мне, что тут творится? - спросил я, когда ко мне вернулась способность говорить. - Мастер говорил, что один портал из четырех ведут прямо в Инферно. Выходит, правду сказал? Что это такое, если не преисподняя?
  - Нет, это не ад. Хотя очень похоже. То ли еще будет, Леха.
  - Спасибо, утешил, - я поправил перевязь катаны, огляделся по сторонам. - Пойдем, доберемся до рынка, узнаем, что и как. И ночлег поищем, скоро темнеть начнет.
  
  
  
   **************
  
  
   На подходе к рынку мы услышали музыку - бодрые жизнерадостные нацистские марши времен второй мировой. Их, надрываясь и отчаянно хрипя, извергал жестяной репродуктор на столбе у входа в рынок. У ворот нас остановили шуцманы, но, проверив мой пасс, сразу стали слаще халвы и пожелали хороших покупок.
   Рынок был под стать всему городу. Когда-то это был крытый павильон, но крыша обрушилась, и теперь торговали под открытым небом. Прилавки были расставлены прямо среди куч мусора и обломков кровли. Покупателей почти не было. Продавцы, поголовно молодые крепкие мужики, сначала чуть ли не выбегали из-за своих прилавков, чтобы обратить наше внимание на свой товар, но потом затихли и лишь следили за нами настороженными взглядами. Выбор был скудный - дрова, связки старых книг, предназначенных на топливо, свиные кости, копченое мясо с неприятным запахом, собачьи шкуры, кучки каких-то белесых грибов, черная мелкая картошка, мутный самогон, пустые бутылки, всякий хлам, вроде железного лома или старой алюминиевой посуды. Впрочем, свой настоящий товар эти хитрованы на прилавок не выкладывали.
  - Эй, гражданин, - шепнул мне один из торговцев, подросток лет шестнадцати-семнадцати - марафетику надо? Все есть, и цены божеские. Первитин у меня фирменный, крышу сносит в момент. Две дозы за винтовочный патрон, одна за пистолетный. Ливрами не беру.
  - А патроны у тебя есть? - спросил я просто так, от фонаря.
  - Какие надо? Есть маслята для МР19, G-51, 98К, "Зауэр-95", STG 47, для "Люггера". Или тебя модели поновее интересуют? Есть два цинка бронебойных для "Штурмгевер-037", они только-только в вермахт поступать начали. Но дорого, один 037М за пять обычных идет. Гранаты есть, обычные, электромагнитные и объемные. У меня даже 25-тимиллиметровые снаряды для зенитки есть. Скажи сколько нужно, о цене договоримся.
   Я пообещал подумать, и мы двинули дальше. Выйдя из павильона, мы оказались на большой огороженной забором площадке, где торговали автомобилями. Машины были еще те - хлам на хламе, но собравшиеся вокруг них мужики с испитыми лицами, закутанные в уродливые кожухи из собачьих шкур азартно спорили, заглядывали под капоты, рассматривали салоны. Среди покупателей расхаживало несколько вооруженных самозарядными винтовками шуцманов, с пренебрежением посматривавших на суетливых покупателей. Завидев нас, они тут же заинтересовались нашими персонами, проверили пассы и тут же сменили гнев на милость.
  - Если гражданин желает купить приличную машину, - заявил мне старший из шуцманов, - то лучше обратиться в салон господина Лисовских. Там тачки поновее и подешевле.
  - А эти что туда не идут? - я показал на мужиков, слоняющихся между рядами машин.
  - Салон Лисовских только для граждан Рейха, - уточнил шуцман.
  - Понятно. Типа апартеид. Ладно, спасибо за инфу.
  - Леха, нам очень нужна машина? - спросил Тога, когда полицаи отошли от нас.
  - Совсем не нужна. Валим отсюда. Надо ночлег искать.
   Мысль была своевременная, тем более что репродуктор у ворот рынка перестал изливать бравурные марши и бодрым мужским голосом сообщил, что через час свободное передвижение поселенцев по Зонненштадту будет ограничено.
  - А сейчас последние новости с фронта! - добавил репродуктор. - Информационное рейхсагенство сообщает, что победоносные войска Рейха развивают наступление в Калифорнии. Седьмая армия США разбита и отступает к Сакраменто под натиском отважных героев из экспедиционного корпуса фельдмаршала Менке! Тирольские стрелки генерала Вайснагеля установили знамя Рейха на холмах Голливуда! Пропагандистской машине Атлантической коалиции нанесен сокрушительный удар! Палубная авиация Кригсмарине потопила у берегов Азорских островов новейший авианосец янки "Президент Хефнер"! Мы поздравляем отважных Кригсмарине с успехом и молимся за них! А сейчас для храбрых солдат Рейха и жителей Зонненштадта поет умопомрачительная малютка Мими Шварц...
  - Нет, это определенно кошмар, - пробормотал Тога.
  - Тога, ты ошибся. Это не "Сталкер". Скорее, "Кин-дза-дза". Пацаки, чатлане, натуральный обмен - спички на бензин, патроны на наркоту. Грязь, вонь, разруха, безумие. Только в фильме все это выглядело смешно. А сейчас... сейчас мне по настоящему страшно.
  - Душу травишь, да? - Тога вздохнул. - Что дальше будем делать?
  - Ночлег искать.
   Мы вышли с рынка под мяукающее пение умопомрачительной малютки Мими Шварц и поплелись по длинной пустынной улице, которая, как нам сообщил прохожий, назвалась Курфюрстеналее. Возле трехэтажного серого здания мы увидели группку детей, окруживших рослого человека лет пятидесяти с окладистой седой бородой. Человек что-то говорил детям, и они улыбались. Это был первый раз, когда мы видели в Зонненштадте улыбающихся детей. Мы с Тогой подождали, когда дети ушли, направились к мужчине.
  - Здравствуйте, уважаемые, - поприветствовал нас бородач, - Мы ведь незнакомы, не так ли? Я Виктор Лукошин, свободный поселенец, учитель в этой школе.
  - Учитель? - Я протянул бородачу руку, но он почему-то ее не принял, лишь церемонно поклонился. - Это ваши ученики торгуют наркотиками на рынке?
  - Печально, но факт. Отнеситесь к этому с пониманием. Люди выживают, как могут. Кто-то продает препараты, кто-то идет в полицию служить. Каждому свое.
  - Jedem Das Seine. Фраза на воротах Освенцима. И часто вы ее цитируете?
  - Эта фраза была на воротах Бухенвальда, - с грустной улыбкой поправил меня Лукошин. - Я пытаюсь объяснить своим ученикам, что наркотики - это плохо.
  - И только-то?
  - Вы осуждаете меня? Я не делаю ничего плохого. Употребление наркотиков на территории ЛИСА разрешено законами Рейха и автономии. Я могу говорить только о моральной стороне наркомании.
  - Наркотики разрешены законом?
  - Погодите, вы поселенец или гражданин?
  - Я гражданин Рейха. А мой друг - свободный поселенец.
  - Вы не знали? - Учитель с недоумением на меня посмотрел. - Вы не знаете законов Рейха? Как же вы получили гражданство?
  - Получил, и все тут. Ладно, нам пора идти... учитель.
  - Погодите! - Лукошин внимательно посмотрел на меня, потом перевел взгляд на Тогу. - Мне кажется, нам есть о чем поговорить.
  - Не думаю, любезный, - ответил я сухо. - Разве только вы нас поучите чему-нибудь. Вижу, в школе вы весьма успешно учительствуете.
  - Школа в Зонненштадте одна на весь дистрикт. Спасибо нашему коменданту, герру Штаубе - это была его идея возродить в городе ландшуле для детей поселенцев. Правда, не все дети ходят в школу, большинству не до учебы. А я в этой школе единственный учитель, - сказал Лукошин. - Преподаю математику, рисование, немецкий язык, историю Рейха. В основном математику. Цифры и функции никак не связаны с политикой, поэтому власти Рейха одобряют такую программу для детей поселенцев.
  - И немецкий?
  - Основной предмет. Однако для сдачи экзамена на гражданство его надо знать в совершенстве. Не всем даны способности к языку. Мне вот дойч не дается. В общем, язык я знаю, но некоторые тонкости от меня ускользают. Потому я не могу получить статус гражданина. Два раза проваливал экзамен. Судя по тому, что вы гражданин, немецкий вы знаете лучше меня. Чему же вас научить?
  - Истории, - ответил за меня Тога. - Мы с другом кое-чего не понимаем.
  - Вы ведь не местные, - сказал Лукошин. - Я вас раньше не видел в городе.
  - Да, мы пришли сюда только сегодня. Это плохо?
  - И пришли издалека, - интуитивно определил Лукошин. - Вы очень не похожи на всех, кого я знаю.
  - Это хорошо или плохо?
  - Это необычно. Какие у вас планы?
  - Собираемся найти место для ночлега. Мне говорили про гостиницу "Оплот свободы", но Тогу... то есть Антона туда могут не пустить. Можете нам помочь?
  - Конечно. Я живу тут неподалеку. Квартирка у меня маленькая, но два тюфяка я найду. И клопов у меня нет.
  - Принимаем, Тога? - Я посмотрел на своего казанского друга.
  - Человек приглашает, отказываться невежливо, - ответил Тога. Выглядел он очень уставшим.
  - Принято, - я протянул Лукошину руку, и на этот раз он ее пожал. - Идемте. Думаю, нам есть о чем поговорить.
  - Тогда поспешим, - сказал Лукошин. - Скоро станет темно, и оставаться на улице будет опасно.
  - А это еще почему?
  - Нет, вы определенно с Луны свалились! - печально улыбнулся учитель и покачал головой. - Идемте, постараюсь вам все объяснить. Если, конечно, вы захотите меня выслушать.
  
  
   Глава четвертая: Обзор истории Четвертого Рейха
  
  
   Не, это не фича. Это конкретная лажа
  
   Квартира учителя Лукошина находилась на первом этаже полуразрушенного дома в двух минутах ходьбы от школы. Две комнаты - гостиная и спальня-кабинет. Обстановка самая спартанская: в гостиной самодельный стол и ящики вместо стульев, в спальне еще один стол с ящиком и две узкие тахты, сколоченные из неструганных досок, да еще печка-буржуйка. Но зато была полка с книгами. Я невольно взял одну из них в руки. "Опыты" Монтеня, первый том. Странно было видеть такую книгу в этом убогом и страшном мире.
  - Любите Монтеня? - спросил я.
  - Люблю. Эти книги я нашел в руинах городской библиотеки. Все, которые уцелели. Целую неделю рылся в обломках, однажды чуть под завалом не погиб. - Лукошин смотрел на меня с удивленным интересом. - Вы читали Монтеня?
  - Конечно. - Я раскрыл книгу, пролистал несколько страниц. - Вот, замечательные слова: "Хорошие качества не воспитаны во мне ни законом, ни наставлением, ни путем какого-нибудь другого обучения. Мне присуща естественная доброта, в которой немного силы, но нет ничего искусственного. И по природе своей и по велению разума я жестоко ненавижу жестокость, наихудший из пороков". Отлично сказано, верно?
  - Глава "О жестокости". Все верно сказано, не спорю. Но посмотрите год издания книги.
  - Тысяча девятьсот тридцать девятый, издательство "Наука". Старая книжка.
  - С тех пор книги Монтеня вряд ли печатали хоть еще раз. Война и мудрость несовместимые вещи.
  - О какой войне вы говорите?
  - Вы странный человек, гражданин. Не знаете самых простых вещей. Или вам угодно разыгрывать меня?
  - Зовите меня Алексеем. Или Лехой. И не зовите гражданином, сразу чувствую себя под следствием. Я вас не разыгрываю. Я действительно не знаю, что случилось с вашим миром.
  - С нашим миром? А разве вы...
  - Скажите, Лукошин, у вас крепкие нервы?
  - Достаточно крепкие. А в чем дело?
  - Думаю, я должен вам кое-что рассказать. А вы сделаете некоторые выводы. Надеюсь, правильные. И тогда сами решите, стоит ли нам рассказать о новейшей истории вашего мира. Согласны?
  - Вы пугаете меня, Алексей.
  - Я сам испуган. То, что я вижу вокруг себя... - Тут я замолчал: мой взгляд упал на небольшой рисунок в рамке рядом с книгами. - Это вы рисовали?
  - Да.
  - Какое удивительно красивое лицо! Можно я возьму в руки?
  - Конечно.
   Я взял рамку с рисунком, подошел к горевшей на столе керосиновой лампе.
  - Это ваша жена? - спросил я.
  - Моя дочь.
  - Послушайте, да вы просто мастер. Какие глаза!
  - Это всего лишь рисунок, - с улыбкой сказал учитель. - И Кис он не нравится. Она говорит, что на моем рисунке выглядит больной.
  - Кис?
  - Это прозвище моей дочери. Ее все так зовут еще со школы. Однажды я рассказал ей, что это было ее первое слово. Ей тогда было месяцев девять. Она увидела кошку и сказала "Кис!". Не "папа", не "мама", - "кис". Дочка рассказала об этом одноклассникам, ну, они и начали звать ее Кис. А вообще-то ее зовут Алина.
  - У вас очень красивая дочь.
  - Она копия своей матери. Поставьте, пожалуйста, рисунок на полку.
  - Вы не хотите говорите о своей дочери?
  - Просто не думаю, что вы тот человек, с которым стоит о ней говорить, - с подкупающей прямотой сказал Лукошин. - Сначала я хочу выслушать вас. Вы, кажется, собирались меня поразить.
  - Хорошо, - я поставил рамку с рисунком обратно на полку. - Тогда начнем...
   Я говорил долго. Рассказал все, что произошло со мной и с Тогой за последнее время. Вкратце рассказал о второй мировой войне, о том, что она закончилась в 1945 году, правда, не сказал, как. О том, что из себя представляет мой мир и та Россия, в которой я родился. Лукошин слушал. Когда я закончил говорить, он долго молчал.
  - Когда я вас слушал, - наконец, произнес он, и голос его дрожал от волнения, - мне казалось, что вы сумасшедший. Но вы нормальны, безумец не смог бы сочинить такую историю. Мне очень трудно поверить вам, но я вам верю. И знаете, почему? Потому что вы совершенно правильно изложили историю большой европейской войны до 1944 года.
  - А после 1944 года? Что произошло после?
  - Вы, наверное, голодны, - внезапно сказал Лукошин. - Сожалею, но у меня нечем вас угостить. Если хотите, могу согреть для вас кипяток.
  - У нас есть еда, - я полез в свой спорран и вытащил пару сухих пайков, прихваченных из чемодана Веника. - Немного, но мы с вами поделимся.
  - Что? - Глаза Лукошина голодно блеснули. - Офицерские пайки? Откуда они у вас?
  - А вам не все ли равно? Грейте воду, будем ужинать, заодно и поговорим.
  - Меня знобит, - сказал мне Тога, когда учитель пошел разжигать буржуйку. - Я простудился.
  - Офигенно хорошая новость, брат, - я пощупал лоб Тоги, он действительно был в жару. - Ну да ладно, не беда. Сейчас кипятку попьешь, станет полегче.
  - Ваш друг заболел? - Лукошин появился в дверях гостиной. - Ему надо в постель. Сейчас я вытащу тюфяк и одеяло. Печка разгорится, будет тепло.
   - Нечего со мной нянчиться, - запротестовал Тога, - я в полном порядке.
  - Тихо, маг! - шепнул я ему. - Будем лечиться.
  - У меня есть немного лекарственных трав, - сказал Лукошин. - Я приготовлю для вас настой. Вообще-то в Зонненштадте можно найти любые лекарства. До последней войны тут был фармацевтический комбинат, но потом его разрушила американская ракета, и теперь там высокая радиация. Людей это не останавливает, они забираются в старые фабричные склады в поисках наркотиков и лекарств. Шуцманы им не препятствуют - кому какое дело? А вот продовольственные и оружейные склады охраняются строго...
  - Почему люди в Зонненштадте так ужасно живут?
  - Восточная Ливония юридически не входит в состав Рейха. Это резервация для неарийского населения. Таких резерваций много, но Восточная Ливония самая большая. Официально у нас собственное государство - Ливонская Свободная Автономия, сокращенно ЛИСА. Свое правительство, которое возглавляет канцлер Луговой. Своя валюта, ливонский ливр, свой флаг, герб и гимн. Естественно, что властям Рейха наплевать на то, что творится в ЛИСА. Люди предоставлены сами себе, о них никто не заботится. Нет продуктов, нет работы, нет денег. Каждый выживает, как может, а кто не может... - Лукошин с шумом вдохнул воздух. - Мне еще повезло, я считаю. Большинство людей в Зонненштадте живут по-скотски.
  - Ливония? Это что, Прибалтика?
  - Почти. Это часть Остмарка, расположенная восточнее рейхсземель Лифляндия, Литляндия и Эстляндия.
  - Русский Северо-Запад, стало быть. Ленинградская, Псковская, Новгородская области. Послушайте, Лукошин, а Питер?
  - Питер? Ленинград, то есть? Он теперь столица Остмарка и называется Адольфсбург. Думаю, вы понимаете, в честь кого назван город.
  - Вполне, - я почувствовал, что у меня холодеют руки и ноги. - А Москва?
  - Москвы больше нет. Там теперь водохранилище, как и было предусмотрено планом "Ост".
  - А Казань? - спросил притихший Тога.
  - Не знаю, друг мой. Многие города пришли в запустение, потому что власти Рейха переселяли оттуда людей в другие места. Выполняли план "Ост". Так, сейчас вода вскипит. Посидите, я спущусь в погреб за травами...
  - Леха, он ненормальный, - простонал Тога, едва мы остались одни. - Ты слышал, что он несет? Этого... этого быть не может! Невозможно все это!
  - Выходит, друг ситный, не все "Фау-2" ты взорвал тогда под Кале, - ответил я мрачно. - Нацики победили, вот и весь фильдеперс. И теперь России больше нет. И мой родной Питер называется Адольфсбург - тьфу! И на месте Москвы фашистское озеро. И мы с тобой угодили в это дерьмо.
  - Леха, - Тога смотрел на меня сверкающими глазами, полными страдания, - должен быть способ! Мы ведь не случайно сюда попали, я знаю. Это все Главный Квест.
  - Главный Квест я давно выполнил. А теперь в этой долбанной Большой Ойкумене творится хрен знает что... Сейчас поедим, сразу башка лучше варить будет.
   Лукошин вернулся через пару минут с тряпичным мешочком. Мы дождались, когда вскипит вода, часть кипятка отлили в кружку, чтобы приготовить настой трав, а в кастрюлю бросили пару кубиков концентрата из пайка - получился густой коричневый бульон с аппетитным запахом говядины. Мы пили его прямо из кружек, заедая вполне приличной колбасой и хрустящими галетами, и впервые за весь этот тяжелый день я почувствовал себя почти счастливым. Лукошин ел с жадностью - было видно, что учитель здорово недоедает. Тога, несмотря на температуру, тоже попил бульона, а потом Лукошин сунул ему кружку с настоем и велел выпить.
  - Так что же случилось после 1944 года? - спросил я, полагая, что на сытый желудок наш гостеприимный хозяин станет разговорчивей.
  - Спасибо за угощение, - сказал Лукошин, пряча глаза. - Вообще-то, дочка меня балует. Она работает в комендатуре у герра Штаубе и получает паек... иногда.
  - Вы не ответили на мой вопрос.
  - Что вам сказать? Все просто, Германия выиграла войну. Разбила советские войска и оккупировала всю Евразию от Атлантики до Камчатки. Вы это хотели слышать?
  - Но как такое стало возможно?
  - Оружие возмездия. В 1944 году вермахт получил особо мощное оружие - боеприпасы, основанные на эффекте цепной реакции. Дьявольски мощное оружие.
  - Атомные бомбы? - Я в изумлении посмотрел на учителя. - Черт, откуда?
  - Этого никто не знает. Есть официальная легенда о том, что летом 1944 года Третий Рейх осуществил три грандиозных научных проекта. Первый назывался "Копье Вотана" - это и был проект по созданию оружия, которое вы называете атомным. Второй проект назывался "Нибелунг", и благодаря ему вермахт получил особых суперсолдат, их так и называли нибелунгами. А вот о третьем проекте никто ничего толком не знает. Даже его названия.
  - И что дальше?
  - Дальше? После разгрома СССР Рейх продолжил войну с Англией и США. Авиация Рейха уничтожила Лондон, Париж, еще несколько европейских столиц. Американцы к тому времени создали свою атомную бомбу и стерли с лица земли Берлин. Но война продолжалась до 1954 года. Потом было семьдесят лет мира, и все эти годы Рейх осваивал жизненные пространства на Востоке. А в 2024 году Четвертый Рейх начал с Атлантическим блоком новую войну, и она продолжается до сих пор.
  - Так что же, вся Россия захвачена нациками?
  - Тсс, не употребляйте этого слова, молодой человек! За него вас сгноят в концлагере, пусть даже вы и гражданин Рейха. Да, в 1945-1946 году Германия захватила всю европейскую часть СССР. Потом немцы стали реализовывать план "Ост", пошли дальше, за Урал, в Сибирь и Центральную Азию. Украину сделали германским протекторатом со столицей во Львове, Киев разрушили до основания. В состав империи включили также страны Балтии и Крым. А вот в России действовало Управление по колонизации. Оно создало на российских землях несколько государств вроде ЛИСА и занималось вопросами селекции населения и учреждения особых районов - резерваций, вроде Зонненштадта.
  - То есть, славянское население уничтожалось?
  - Напрямую - нет. Не по доброте душевной, безусловно: война с США требовала мобилизации всех ресурсов империи, и у Рейха просто не было средств на массовые этнические чистки. Они даже концлагеря закрыли и всех узников распределили по особым районам. А в этих районах создавались такие условия жизни, при которых люди умирали сами. Власти Рейха такая массовая смертность совсем не заботила. Они называли подобную ситуацию естественным отбором. Слабые вымирают, сильные служат Рейху - вот и вся философия. Натурализацию проходили только те, кто сдавал экзамен по немецкому языку и обладал нужными Рейху профессиями, прочих переселяли в автономии, вроде ЛИСА.
  - Славянские гетто?
  - Можно и так сказать. Немцы даже создавали национальные государства, вроде Независимой Казачьей Республики, Кавказской Горской Автономии или Объединенной Республики Бессарабия-Валахия. А потом, когда началась атомная война с Атлантической коалицией, все эти проекты свернули, народ начали насильно вывозить из городов в резервации, и жизнь стала и вовсе невыносимой. Даже те народы, которые поначалу Расовое управление Рейха объявило "расово близкими", были объявлены неполноценными. Но прямой геноцид... Единственный народ, с которым Рейх не церемонился - это цыгане. Я слышал, их всех истребили еще до 1947 года.
  - А евреи?
  - Простите - кто?
  - Евреи. Их нацисты убивали по всей Европе.
  - Никогда не слышал о том, что евреи жили в Европе.
  - Вы шутите! Вы ничего не знаете о евреях?
  - Нет, я знаю, что в древности был такой народ. Он населял Палестину, так? Но этот народ был вырезан до последнего человека еще в 1 веке нашей эры, когда римляне подавили восстание зелотов. С тех пор евреев просто не существует.
  - Вы что-то путаете, Лукошин, - начал я, понимая, что опять столкнулся с чем-то совершенно необъяснимым. - Да, правда ваша - в первом веке император Тит Флавий уничтожил Иерусалим и еврейское государство, но евреи не были вырезаны, как вы говорите, поголовно. Они расселились по всему миру. Вам-то и не знать таких фактов! В Третьем Рейхе к ним относились как к унтерменшам, людям второго сорта - и уничтожали. Окончательно решали еврейский вопрос. Душили газом в концлагерях, расстреливали, морили голодом. Убили больше шести миллионов человек этой национальности. Если бы не победа в 1945 году...
  - Что? - Глаза Лукошина засверкали. - Что вы сказали? Победа? Какая победа?
  - Война, которую вы назваете большой европейской, а мы - второй мировой или Великой Отечественной, закончилась разгромом Германии, - решился я. - В моем мире Третий Рейх был побежден. Совместно СССР, США и другими странами. В 1945 году Германия была наголову разбита, и весь этот ужас, в котором живете вы, не стал реальностью. Да, немцы пытались создать свое ядерное оружие, но не успели. И суперсолдат-нибелунгов не создали. И Холокост к счастью не завершили, хоть и уничтожили миллионы людей.
  - Вы... вы правду говорите? - Я увидел, что у Лукошина дрожат губы.
  - Чистую правду. Тога, ведь так?
  - Я подтверждаю, - отозвался мой друг, кутаясь в рваное одеяло.
  - Это невозможно! - Лукошин, казалось, вот-вот заплачет. - Значит, в вашем мире Рейх проиграл большую европейскую войну. Почему же в нашем мире случилось все это? Почему?
  - Вот этого я и не могу объяснить, дружище. И это очень печально.
  - Уф! - Лукошин вздохнул так шумно, что я всерьез заподозрил начинающийся сердечный приступ. - Потрясающе! Я с детства слышал каждый день, что Рейх непобедим, что Рейх всегда прав, что Рейх высшая сила на земле. А вот смотрите же - победили. А это значит...
  - Что значит?
  - Ничего, - Лукошин понемногу приходил в себя. - Вы... вам нельзя об этом говорить, понимаете? Для вас это смертный приговор. Вас найдут и уничтожат.
  - Кто найдет? Нахттотеры?
  - Вы знаете? Да, эти существа очень опасны. Если нахттотеры узнают...
  - Кто такие нахттотеры?
  - Ночной кошмар. Твари, о которых люди стараются не говорить. И я не буду.
  - Вы не хотите нам помочь?
  - Хочу. Особенно после того, что вы мне сейчас рассказали. Но я боюсь. Не за себя, за дочку. Прошу вас, никому и никогда не говорите о том, что Рейх проиграл войну. Даже не думайте об этом!
  - Вы меня запугали, - я и в самом деле почувствовал неприятный озноб в теле. - Хотя по-человечески я вас понимаю.
  - Давайте спать. Вы можете лечь на мою кровать, а я пойду к соседям. Я часто у них ночую.
  - Вы это серьезно? - Я с подозрением глянул на учителя.
  - Боитесь, что я побегу доносить? Эх, Алексей, плохо же вы знаете нашу жизнь! Даже если я расскажу властям о нашем разговоре, для меня это означает неминуемую смерть. Мне не простят даже того, что я выслушал вашу историю. Ничего не бойтесь, ложитесь и отдыхайте. Я запру дверь. Питьевая вода в ведре в прихожей, пейте смело, она обеззараженная. Утром я вернусь, и мы продолжим разговор.
  
  
  
  
   Глава пятая: Испытание катаны
  
  
   - Доктор у меня бессонница! После нападения
   зомби в локации "Заброшенный дом" третью ночь не
   сплю...
  
   Все, что происходило со мной с того дня, когда у меня зависла игра, и я получил приглашение компании "Риэлити", приучило меня к терпению. И это неплохо. Вообще-то я по натуре беспокойный парень, часто придаю слишком много значения разным пустякам и жутко злюсь, если у меня что-то не получается с первого раза. Если бы не хорошая школа, пройденная мной в предыдущие дни на просторах Большой Ойкумены, я бы начал пороть горячку и паниковать. Но не теперь, после всего пережитого. Хоть меня и мучили нехорошие предчувствия, и хотелось порвать кого-нибудь голыми руками - а в первую очередь Консультанта, - следовало быть очень осмотрительным, и ни в коем разе не спешить. Ситуация была скверная, хуже некуда. Серьезная ситуация. В такой переделке я за последние две недели еще не был.
   После ухода Лукошина я решил отдохнуть. Тога держался молодцом, и я надеялся, что серьезной простуды он не подхватил - так, небольшое переохлаждение, не больше. Мы еще поболтали немного, избегая разговоров о мире, в который попали - эта тема была неприятна нам обоим. Типа как солдаты перед боем, болтаем о женщинах, выпивке, футболе и рыбалке, но только не о грядущей атаке.
  - Вообще-то, Леха, нам крупно повезло, - лишь однажды заметил Тога, - что мы попали на этого Веника и получили в наследство его добро. Представь, что бы с нами было, если бы не эти перепрошитые пассы? Однозначно, путевка в крематорий вне очереди и расписания.
  - Бог дураков любит. А я дурак, что опять согласился оставаться в этой... Ойкумене. Сидел бы сейчас в Питере, пил пиво, кропал диссертацию и смотрел конкурс "Мисс Вселенная" по телеку... - Я помолчал. - Ладно бы сам влип в этот мерд, а то и тебя втянул. Нехорошо получилось. Но с тайником Веника действительно гладко вышло. Хотя что удивляться, это же игра, мать ее тру-ля-ля! Там предусмотрены такие приятные мелочи.
  - А если не игра?
  - Давай все-таки считать, что это игра. И, как в голливудском фильме, все кончится ха-ра-шо! Два хороших парня накидают нацистским ублюдкам по их юберсопаткам и вернутся в свой мир, зацелованные освобожденными принцессами и обвешанные лаврушкой. Вот только интересно мне, как мы выберемся отсюда?
  - Твой Консультант подсуетится. Мы ведь нужны ему там, в мире Мастера. Уж не даст сгинуть дурной смертью.
  - Будем надеяться. Как ты?
  - Температура спадает вроде. Спать охота.
  - Вот и давай укладываться. Утро вечера мудренее. Будем смотреть хорошие сны и надеяться, что утром разрулим всю эту хрень.
  - Хороший ты парень, Лех, - внезапно сказал Тога. - Никогда не киснешь. Ты и в самом деле такой, или прикидываешься?
  - Прикидываюсь, старичок, - вздохнул я. - Если будем раскисать и посыпать репу пеплом, еще хуже будет. Давай думать о хорошем.
  - Спокойной ночи, мистер Оптимист.
  - Спокойной ночи, мистер Хакер.
   Я сбросил собачью куртку, снял щит Такео (странно, но он никак не изменил свою форму!) завернулся в старое одеяло и попытался устроиться на жесткой кровати так, чтобы твердые участки моего тела вошли в минимальное соприкосновение с еще более твердыми досками. Лампу на столе мы не стали гасить - конечно, нехорошо, что керосин выгорает, да и опасно оставлять огонь непогашенным, но в темноте я бы не смог заснуть. Постепенно я согрелся, а потом, услышав, как похрапывает во сне Тога, успокоился. Начал думать о Марике, потом перешел на Шарле, а потом вспомнил о мадам Франсуаз. Ой, Осташов, да ты, кажись, целый гарем развел! Будут у тебя проблемы, когда ты вернешься в Авернуа. Но едва я подумал о женщинах, с которыми познакомился в последнее время, сразу стало легче на душе...
   Наверное, я заснул. А может, и не спал. Но только на меня упала тень, и кто-то склонился надо мной. Я открыл глаза и вздрогнул.
   За минувшие дни мне приходилось видеть самые разные образины, включая такие, от лицезрения которых у беременных может произойти выкидыш. Но такого жуткого лица я в жизни не видел.
   Есть такие живые твари, которые живут в пещерах или на большой глубине, там, где совершенно нет солнца. Рыбы там всякие, жучки-рачки-паучки, медузы. Так вот, они совершенно белые. Лишенные даже намеков на пигменты. Человек, склонившийся надо мной, был именно таким абсолютным альбиносом. Хотя нет - у альбиносов лица розовые, а глаза красные. А у этого чела и волосы, и кожа, и губы - все было молочно-белым, будто его в хлорном отбеливателе вымачивали. На меня смотрели бледно-серые оловянные глаза с крохотными черными точками зрачков, и от этого взгляда меня буквально парализовал ужас. У меня была только одна мысль - человек с таким лицом и с такими глазами не может быть живым. Наверное, зомби с разложившейся мордой испугал бы меня меньше.
   Мы довольно долго смотрели друг на друга. Белесый никуда не спешил - видимо, его доставлял удовольствие мой страх. А потом он улыбнулся, и от этой улыбки меня просто передернуло.
  - У тебя необычный запах, - сказал призрак по-немецки. - Запах представителя полноценной расы. Недочеловеки так не пахнут. Я чувствую аромат безмятежного и сытого детства, хорошей пищи, чистой одежды и высококачественного мыла. Наверное, ты американский агент. Сейчас мы это проверим.
   Перед моими глазами блеснуло лезвие широкого ножа с серейтором, а потом я ощутил резкую боль в левой руке. Призрак провел по порезу на моем запястье пальцем в черной перчатке, слизал с пальца кровь, почмокал, точно дегустатор вин и одобрительно покачал головой.
  - Определенно славянская кровь, - сказал он все тем же безразличным жестяным голосом. - Я не чувствую привкуса всей это американской химии, вроде кока-колы. Ты ни разу не принимал психостимуляторы и лекарства от радиации. Откуда же ты такой взялся?
  - Кто... ты? - выдавил я через силу, язык меня не слушался, а сердце колотилось так, будто я выпил ведро кофе.
  - А ты не знаешь? Гражданин Рейха не знает, кто стоит на страже его интересов? Кто та сила, что защищает Рейх от тайных врагов? Странно. Может, попробуешь угадать?
  - Ты... нахттотер?
  - Вот видишь, ты же знаешь, кто я, - призрак обернулся и обратился к кому-то, кого я не видел. - Сестра, взгляни, какой забавный парень.
   Из-за спины белесого появилась еще одна фигура в черном - на этот раз девушка и, как мне показалось, просто клон моего собеседника. Только клоны или близнецы могут быть так похожи друг на друга, как были похожи эти два монстра.
  - Мертвый он был бы еще забавнее, - сказала девица, глядя на меня, и в глазах ее были такие мрак и холод, что мне от ужаса стало дурно. - Может, прикончим его?
  - Не стоит, - белесый сложил губы в мерзкую ухмылку. - Мы дадим ему шанс доказать, что он действительно тот, за кого себя выдает. Посмотри на него - он сытый, сильный и здоровый. Он отлично понимает наш язык. И у него необычный меч. Надо выяснить, кто он и откуда.
  - Его надо просто убить, - сказала девка-нахттотер. - Я чувствую, что он опасен.
  - Убить его мы всегда успеем, Ева. Нельзя разбрасываться таким человеческим материалом. От него должна быть польза для Рейха.
  - Чего... вы хотите? - выдохнул я, из последних сил сдерживая панику.
  - Доказательств, - ответил белесый. - Кто ты?
  - А..Алексей Задонский, гра... гражданин Рейха.
  - Это я уже понял. Почему ты здесь?
   Я начал рассказывать, что мы с Антоном-Тогой пришли в Зонненштадт по делу, но тут белесый жестом велел мне замолчать.
  - Я знаю, что ты врешь, - сказал он с улыбкой, от которой меня холодом подрало по телу, - но ты гражданин, а мы не имеем права воздействовать на граждан нашими методами. Так что сегодня ты сохранишь целой свою лживую шкуру. Слушай внимательно, что ты должен сделать. Утром ты направишься к штурмбаннфюреру Эриху Штаубе в местную комендатуру. Скажешь, что ты хочешь пойти добровольцем на фронт. В Зонненштадте сейчас как раз формируют Славянскую бригаду Ваффен-СС для отправки на Тихий океан. Первый батальон отправляется через сорок восемь часов, и ваши имена должны быть в списке. У тебя сорок восемь часов, чтобы доказать свою преданность Рейху. Не выполнишь мой приказ - увидишь воочию все могущество Истинной Тьмы.
  - Но мой друг... он не гражданин.
  - Свободные поселенцы могут быть зачислены в армейские подразделения в качестве прислуги. Так что не вижу проблемы.
  - Ты слишком доверяешь ему, Ханс, - сказала Ева, глядя на меня змеиным взглядом.- Он враг, я это знаю.
  - Я тоже так думаю, - Ханс похлопал меня рукой в перчатке по щеке. - Но тем больше от него будет пользы. Мы за долгие годы научились правильно использовать наших врагов. Помни, я слежу за тобой. И мне понравился вкус твоей крови...
  
  
   ***********************
  
   Я проснулся с ощущением озноба. Надо мной был черный облупленный потолок - это значит, что Зонненштадт 2038 года не был сном, и я не до конца избавился от кошмара. А потом я услышал:
  - С добрым утром!
   Голос был женский. Я повернул голову и увидел девушку с рисунка учителя Лукошина. Ту самую, со смешным прозвищем Кис. Она стояла в дверях и смотрела на меня огромными лучистыми глазами, полными золотистого света. Выше среднего роста, тоненькая, хрупкая, стриженная под каре, одетая в светло-зеленый комбинезон и шнурованные ботинки. Удивительная, чужая для этого мира девушка. И глядя на нее я сразу забыл о том, где я, куда попал, про нахттотеров и прочие ужасы.
   Какая девушка! Эх, какая девушка...
  - Леха! - Тога возник откуда-то сбоку. - Ты проснулся? А я, прикинь, полночи осваивал ноут. Операционка похожа на МАКОС, так что я уже почти разобрался... Ты что, Леха?
  - А? - Я глянул на Тогу, снова перевел взгляд на Кис. - Вы Алина, да?
  - А вы Алексей, - она даже не улыбнулась. И еще, она почему-то говорила со мной на отличном немецком языке. - Папа мне все рассказал. Только я ему не верю.
  - О чем это вы? - Я сел на кровати, пытаясь осознать, что происходит.
  - О ваших россказнях. Мне кажется, вам лучше уйти отсюда. После того, что вы здесь наговорили, вам лучше держаться от нас подальше.
  - Даже так? Хорошо, мы уходим.
  - Что происходит, Леха? - спросил Тога.
  - Нас выставляют за дверь. Девчонка почему-то сердится.
  - Побыстрее, - девушка постучала пальцем по флипу своего микрокомпьютера, как по часам. - У меня нет времени. И предупреждаю, если вы еще раз здесь появитесь, я донесу на вас куда следует.
  - Первое впечатление было лучше, - сказал я, натягивая куртку. - Ладно, как-нибудь переживем.
  - И вещи свои заберите, - велела Кис, показав на паек и сигареты, которые я оставил на столе для Лукошина. - Нам ничего от вас не надо.
  - Слушай, милая, - не выдержал я, - ты чего такая злая? Или нацики теперь сменили сторожевых овчарок на сторожевых динстмедхен?
  - Слушай ты, герой, шел бы ты... А то ведь я не испугаюсь твоей самурайской катаны.
  - Ой-ой-ой! Ладно, счастливо оставаться, - я повернулся к растерянному Тоге, сказал уже по-русски: - А я-то думал, нахттотеры только во сне снятся. Нет, и наяву они тоже встречаются.
  - Нахттотеры? - Кис заметно побледнела. - Тебе что, снились нахттотеры?
  - А вот представь себе. Целых два, мальчик и девочка. Беленькие и пушистые, мать их. А потом я проснулся и увидел тебя. Будь здорова, девонька!
  - Погоди, - Кис шагнула ко мне и быстро заговорила, опять же по-немецки. - Если нахттотеры приходят ко кому-нибудь, они забирают его с собой. Это все знают. Визит нахттотеров- это визит смерти. Почему тебя не забрали?
  - Это надо их спросить. Ну что, еще вопросы есть?
  - Постой, я еще хочу спросить... Ты уверен, что это были именно нахттотеры?
  - Нет, это были моя бабушка и ее неразлучный спутник Альцгеймер. Слушай, я видел двух белолицых и беловолосых ребят в черном. Один из них заявил мне, что у меня хорошая кровь, и что мне надо явиться к герру Штаубе и записаться в армию. Я их спросил, кто они, и они сказали, что они нахттотеры. Парня звали Ханс, а вот имя его подружки я не запомнил. Кажется, ее звали Ева.
  - Это невероятно! - Изумление Кис, казалось, не имело границ. - Мне хочется тебе верить, но...
  - Что "но"? Кто такие вообще эти самые нахттотеры?
  - Рыцари Ночи. Мы очень мало о них знаем. Но их все боятся. Я, когда была маленькая, каждую ночь ждала, что они за мной придут.
  - Ага, типа бабайки с мешками. Забирают непослушных детей и лепят из них пельмешки.
  - Ты просто кретин! - рассердилась Кис. - Засунь свои шуточки себе...
  - О, только не туда, дорогая! Я за минувшие дни нашел на это место столько приключений, что такого объемного вложения оно уже не выдержит. Давай поговорим серьезно. Тебе отец сказал, кто мы такие?
  - Сказал, но я ему не верю.
  - Почему?
  - Папа очень доверчив, и его легко обмануть.
  - Выходит, ты думаешь, что мы провокаторы, так?
  - Именно это я и думаю... думала. Но сейчас я понимаю, что папа был прав. Вы какие-то необычные.
  - Это хорошо или плохо?
  - Я не знаю. Я... мне надо подумать. - Кис глянула на меня своими зеленовато-ореховыми глазищами и шагнула к двери. - И мне надо на работу. Но, если не хотите неприятностей для себя и для нас, лучше уходите отсюда. Спасайтесь.
  - Спасаться от кого?
  - Я не могу больше говорить, - Кис опустила взгляд и выскочила за дверь. Мы с Тогой переглянулись.
  - Ты что-нибудь понял, брат? - спросил я.
  - Ничего. Вы же по-немецки трекали. Куда теперь?
  - Навестим местного коменданта. Надо поговорить о нашем зачислении в действующую армию.
  - Ты что, всерьез собрался служить нацистам? - разинул рот Тога. - Это тебе эта коза сказала, что ли?
  - Послушай, тебе сегодня что-нибудь особо мерзкое не снилось?
  - Нет. Я, честно сказать, почти не спал.
  - А мне снилось. И я очень не хочу, чтобы мой сон оказался вещим. Впрочем, я тебя за собой не тащу, оставайся здесь. Ценные указания получил только я.
  - Ты думаешь, так будет правильно?
  - Так будет безопаснее. - Я почесал макушку. - Давай так и сделаем. Ты ждешь меня тут, а я навещу герра Штаубе. Может, удастся разузнать что-нибудь ценное.
  
  
   *****************
  
   Комендатуру я нашел без проблем: она размещалась в единственном новом здании на Герман Геринг-платц, главной площади города. В холле меня встретил охранник-шуцман и, проверив мой пасс, забрал у меня обрез и велел идти на второй этаж. Я поднялся по лестнице и вошел в длинный коридор со множеством дверей.
  - Штирлиц шел по коридору рейхсканцелярии и с тоской думал: "А какого хрена ты тут забыл, советский полковник Исаев?", - пробормотал я, разглядывая двери. Кабинет Штаубе оказался в самом конце коридора.
   Штаубе встретил меня довольно дружелюбно. Это был седой сухощавый человек лет пятидесяти с узким бледным лицом и выпуклыми голубыми глазами - что называется, истинный ариец. Его форма показалась мне любопытной: на вид типичное эсэсовское обмундирование времен второй мировой, но только сшитое из тонкой кожи. А еще меня удивил вполне современный на вид музыкальный центр на столике в кабинете: из его динамиков звучал старенький фокстрот "Bei Mir bist Du schόn", причем на английском языке.
  - А я о вас уже наслышан, господин Задонский, - сказал мне Штаубе с улыбкой. - Командир шуцполиции с утра был у меня с рапортом. Хорошо провели вечер?
  - Я ночевал у местного учителя, - ответил я. - Очень достойный человек и, как мне показалось, преданный идеалам Рейха.
  - О, у вас превосходный немецкий! - удивился Штаубе. - Где учились?
  - Дома. Мой отец был в состоянии оплатить хорошего учителя.
  - Похвально. Коньяку?
  - Спасибо, нет. Я подумал, что мне стоит известить вас о своем появлении в Зонненштадте.
  - Вы по делу? - Штаубе все-таки вытащил из стола бутылку мартеля и пузатые коньячные бокалы.
  - Я писатель, - начал я сочинять, - хочу написать книгу о жизни национальных меньшинств в Рейхе. Вы же знаете, сколько американцы городят лжи на эту тему. Хотелось посмотреть жизнь аборигенов, так сказать, своими глазами.
  - И ради этого вы приехали в этот проклятый свинарник? Вы удивляете меня, господин Задонский. Здесь вы не увидите ничего интересного. Я служу тут уже седьмой год и ненавижу Зонненштадт всей душой.
  - Я имел в виду...э-э... немного другое. Я слышал, что в Зонненштадте формируется Славянская бригада. Мне бы хотелось вступить в нее. Пообщаться с рекрутами, узнать, почему они вступают в нашу армию, какие у них цели, идеалы...
  - Цели? Идеалы? - Штаубе фыркнул. - У этих обезьян одна цель - пожрать. Они идут в армию, чтобы получать армейский паек. Даже если ради жратвы им придется ставить на карту свои трехгрошевые жизни. Никаких идеалов, господин Задонский. Все на уровне животных инстинктов. Когда мне во Франкфурте рассказывали, что в Остмарке население жрет человечину, я не верил. Пока не приехал сюда. Мой вам совет - не покупайте на местном рынке мясо. Можете съесть какого-нибудь аборигена.
  - Любопытно, - я попытался улыбнуться, но внутри у меня все оледенело. - Неужто все так низменно?
  - Дорогой господин Задонский, буду говорить с вами не как ариец с натурализованным славянином, а как гражданин Рейха с гражданином Рейха. Вы живете в Адольфсбурге, где власти Рейха сумели навести порядок. Правда, у вас там радиация высоковата, но к этому можно привыкнуть. Здесь у меня связаны руки, потому что Зонненштадт подчинен администрации ЛИСА. Этим дорвавшимся до власти уголовникам во главе с мародером и работорговцем Айдаром. У вас у русских есть такая пословица: "Каков поп, таков и приход", нетва? Вот и в Зонненштадте так. Население города почти тридцать тысяч человек - и ни одного завода, ни одного предприятия. Население пьет, разворовывает старые фармацевтические склады, торгует наркотиками. Мы не вмешиваемся, пусть аборигены сами решают свои проблемы. Все, что я могу сделать, как рейхскомендант - так это обеспечить в Зонненштадте хотя бы относительный порядок. Следить, чтобы в городе не орудовали враги Рейха, чтобы шуцманы не стреляли на улицах в граждан Рейха и друг в друга. Была бы моя воля, я бы вывез отсюда всех граждан и взорвал в центре города ядерный боеприпас, чтобы выжечь эту язву. Но такова политика Рейха, и я подчиняюсь. Рейх знает, что делает. Нам остается терпеливо ждать, когда весь этот человеческий мусор сам передохнет от скверного самогона, голода, сифилиса и морфия, перережет друг друга ножами в пьяных драках или замерзнет зимой, потому что вечно пьяным лисовцам будет лень завезти в город дрова из ближайшего леса, а то, что все-таки сумеют завезти, будет тут же разворовано. Надеюсь, это случится очень скоро.
  - А много ли здесь граждан? - спросил я, чувствуя, что мне необходимо сменить тему, иначе я взорвусь от ярости.
  - Примерно два десятка. Все они живут в домах на Кайзерплатц. Представляете - два десятка граждан на тридцатитысячный город. Не понимаю, почему Рейх до сих пор терпит эти грязные резервации. Мой прадед в 1944 году был одним из тех солдат Рейха, которые стерли с лица земли Варшаву. Он любил говорить, что тогда они единым махом избавили Рейх от миллиона неумелых рук и полумиллиона голодных ртов.
  - Наверное, мне пора идти, господин комендант, - я вымучил любезную улыбку. - Приятно было побеседовать.
  - Вы что-то говорили о вступлении в Славянскую бригаду?
  - Да, в начале беседы.
  - Я переговорю о вас с гауптштурмфюрером Берном. Он возглавляет идеологическое управление бригады, там ваши услуги могут понадобиться... Интересный у вас клинок.
  - Да, подарок японских союзников одному из моих предков. Настоящая катана старинной работы.
  - Я слышал, японцы очень своеобразно проверяли качество клинков, - сказал Штаубе. - Новую катану везли в тюрьму, где ее вручали палачу. Тот ставил в ряд нескольких приговоренных заключенных и рубил сплеча, стараясь одним ударом отсечь побольше голов. Говорят, некоторые клинки были так хороши, что опытный палач мог обезглавить сразу трех узников.
  - Да, я тоже слышал что-то подобное. Но не думаю, что это правда.
  - Знаете, - внезапно сказал Штаубе, - у меня появилась одна идея. Мы можем посмотреть, что в легендах о японских катанах соответствует истине, а что нет. Пойдемте со мной.
   Гадая, что задумал комендант, я вышел вслед за Штаубе из кабинета и спустился на первый этаж, а оттуда мы прошли в подвал комендатуры. Здесь находилось нечто вроде тюрьмы. Штаубе подвел меня к одной из железных дверей, постучался - ему открыл крепкий парень в таком же обмундировании, что и у коменданта. Я вздрогнул- в первое мгновение мне показалось, что это тот самый нахттотер, которого я видел во сне. Но эсэсовец оказался просто очень светлым блондином.
  - Он здесь? - спросил Штаубе у эсэсовца.
  - Да, штурмбаннфюрер. Я жду только вашего приказа.
  - Пойдемте, взглянем на этого героя.
   Эсэсовец завел нас в бетонный каземат. В центре каземата под железным крюком на цепи стоял на коленях человек в изорванной и окровавленной одежде. Я втихомолку выругался - лицо бедняги эти звери превратили в сплошное месиво. Я даже не мог определить, сколько этому человеку лет, лишь видел, что волосы у него совсем седые.
  - Вот, господин Задонский, познакомьтесь - это настоящий партизан, - сказал Штаубе, поставив на столик бутылку. - Удивлены? В Адольфсбурге не принято говорить о террористах, нетва? А мы иногда с ними встречаемся.
  - Партизаны? - Мне на миг стало жарко: оказывается, не все так ужасно в этом мире! Еще остались люди, которые пытаются что-то изменить. - Никогда не видел партизан.
  - Теперь увидели.
  - Что он натворил? - спросил я, разглядывая узника.
  - У него был фальшивый пасс на имя некоего Ивана Шумилина, гражданина Рейха и торговца колониальными товарами. У партизан есть неплохие программисты, наша контрразведка не сразу установила факт подделки. Но это неудивительно, партизанам помогают чертовы американцы.
  - В Адольфсбурге действительно ничего не говорят о партизанах.
  - Правильно, зачем беспокоить законопослушных бюргеров? Общаться с этими господами, узнавать о них - наша работа. Ну, что молчишь, скотина? - обратился Штаубе к пленнику. - Я знаю, что тебе есть, что рассказать.
   Пленник молчал. Я ощутил, как в горле у меня встает противный ком. Не знаю почему, но я чувствовал во всем этом какой-то подвох. И я не ошибся.
  - Знаете, господин Задонский, - сказал Штаубе, не глядя на меня, - я хотел бы вернуть вас к разговору о катанах. Покажите нам свое искусство. У вас есть катана, которую вы, как я понимаю, носите не ради пустого форса. И у вас есть человек, приговоренный к смерти. Давайте заключим пари. Если вы снесете этому бандиту голову с одного удара, я ставлю вам бутылку французского мартеля. Если нет - вы угощаете меня выпивкой на свой вкус.
  - Вы... шутите? - Я почувствовал, что в промозглом каземате стало вдруг очень жарко. - Если так, то это скверная шутка.
  - Я серьезно говорю. Покажите же свое искусство.
  - Господин комендант, я не палач. И головы рубить, тем более безоружному человеку, мне не приходилось.
  - Я вас понимаю. Но этот человек - террорист. Они ненавидят натурализованных граждан даже больше нас, истинных арийцев. Может статься, что однажды именно этот господин подложил бы бомбу в ваш автомобиль. Или выстрелил бы в вас из пистолета. И потом, убив его быстро и легко, вы окажете ему услугу.
  - Нет... я не могу! - Я отступил к двери. - Это убийство. Так нельзя.
  - Не заставляйте меня усомниться в вас, герр Задонский, - металлическим тоном сказал Штаубе. - А то я еще подумаю, что вы сочувствуете этим бандитам. Или, что совсем скверно, вы - один из них. Я ведь совершенно ничего про вас не знаю. Только то, что сканировано с вашего пасса. Но и у этого партизана пасс был в полном порядке - на первый взгляд...
  - Почему бы вам самому не испытать мою катану? А я посмотрю, что у вас получится.
  - Выкручиваетесь? - спросил Штаубе с нехорошим огоньком в глазах. - Выполнять приказ, гражданин!
   Если эсэсовец говорит с тобой императивами, шутки кончились. Я медленно вытянул клинок из ножен. Появилась отчаянная мысль - а если броситься сейчас на этих псов и посечь их в винегрет? С двоими я справлюсь без проблем, тем более что пистолет Штаубе был в кобуре, а у светловолосого эсэсовца оружия не было вовсе. Зарублю их, а как выбраться отсюда, вопрос десятый. Я даже шагнул к коменданту, держа катану лезвием вниз, но тут понял, что не все так просто. В левом верхнем углу каземата я заметил вмонтированную в потолок пулеметную турель - ее стволы были направлены на меня. Я сделал еще один шаг, и турель отозвалась тихим жужжанием, снова поймав меня в прицел. Пульт управления турелью был в руке у белобрысого нациста, и этот гаденыш смотрел на меня с нескрываемой насмешкой.
   Ну, и что будем делать, друг Осташов? Умрем со славой, или...
  - Слышь, мужик! - Это говорил пленный. Говорил медленно, тяжело, с трудом двигая чудовищно распухшими разбитыми губами. И говорил по-русски. - Я это... понимаю, что они от тебя хотят. Ты... сделай. Я тебя прошу.
  - Чего сделать? - Я остановился, беспомощно глянул на пленного.
  - Убей, - пленный посмотрел на меня уцелевшим глазом. - Ты мне... покой подари. Они ведь меня сразу не убьют. Этим отдадут... псам своим кровавым. Я тебя по-человечьи прошу... сделай.
  - Да не могу я!
  - А ты сумей. Сумей... очень прошу. Я жил хорошо и умереть смогу... как человек.
  - Даже не проси!
  - Эх, ты! - Пленный опустил лицо, вздохнул. - А я-то думал... ты свой мужик. А ты... сука ты, вот ты кто. Хуже этих...
  - Ну что, герр Задонский, будем дальше тянуть время? - осведомился Штаубе, глотнув коньяку из бутылки.
  - Хорошо, - я еще минуту колебался, но тут перехватил взгляд пленного и понял, что выбора у меня нет.
  - Давай, парень, - прохрипел пленный. - Сделай все быстро. Будь... человеком.
   Я шагнул на ватных ногах к пленному, двумя руками поднял меч для удара. Бедняга понял, судорожно вытянул шею и с одобрением посмотрел на меня: мол, бей, не мучай.
  - Прости меня, брат, - сказал я ему.
  - Уже простил. И Бог ... простит. Я Его там... попрошу за тебя.
   Я кивнул, стиснул зубы, закрыл глаза и махнул катаной.
  - Блестяще! - Голос Штаубе звучал, будто из бездны. - Просто виртуозный удар! Михель, уберите эту падаль отсюда.
   Я стоял и не мог открыть глаз. Такого отчаяния я никогда в жизни не испытывал. Если бы я мог в эту минуту остановить у себя сердце и умереть, я бы это сделал, не задумываясь.
  - Мартель ваш, - сказал Штаубе. - Вы его заслужили.
  - Оставьте меня в покое, - я все же заставил себя открыть глаза, но смотрел только на турель, в черные глазки двух пулеметных стволов, из-за которых я стал трусом и убийцей.
  - Непривычно убивать? Все вы такие, господа интеллигенты. Мастера поучать, а вида крови не переносите.
  - Теперь я могу уйти? - сказал я.
  - Теперь можете. Вы доказали, что я в вас не ошибся. Вы достойный гражданин Рейха. Где вы остановились?
  - В аду.
  - О, я найду вас и там. Не покидайте Зонненштадт, у меня будут для вас кое-какие приятные поручения, - Штаубе похлопал меня по плечу.- И вытрите клинок, а то он заржавеет. Испортите отличную катану.
  
  
   Глава шестая: Товарищ Грач
  
  
   Выберите аватар или загрузите свой.
  
   Тога встретил меня с сияющим лицом - видимо, у него были для меня хорошие новости. Однако, выслушав меня, мой друг сразу сник. Я швырнул проклятую катану в угол, растянулся на кровати прямо в верхней одежде и закрыл глаза. Больше всего в эти мгновения мне хотелось уже никогда их не открывать.
  - Леха! - позвал Тога.
  - Чего тебе?
  - Лех, поговори со мной.
  - Зачем? - Я продолжал лежать с закрытыми глазами. - Зачем тебе говорить со сволочью, убийцей, фашистским головорезом? Оставь меня.
  - Зря ты так, Лех. Я как к тебе относился, так и отношусь.
  - Слушай, казанец, ты что, ни хера фишку не просекаешь? - Я все-таки заставил себя открыть глаза и сесть на кровати. - Не понимаешь, что я натворил? Я убил человека. Нашего человека, патриота, безоружного и беспомощного. Отрубил ему голову, потому что сука Штаубе приказал мне это сделать. А знаешь, почему я это сделал? Потому что струсил. Мне надо было этих подлюг порубить на порционные кусочки, а я...Я предатель, Тога. Меня расстрелять мало.
  - Леха, я все понимаю. Но ты не мог ничего изменить. Этот человек все равно был обречен. Он ведь сам тебя просил его освободить. Они бы его и дальше мучили. Знаешь, как они людей пытали? Я книгу читал, там...
  - Нет, ты все еще не врубишься никак в ситуацию! У меня прадед лежит на Пискаревке. Максим Алексеевич Осташов, 1914 года рождения. Он в 1941 году чуть старше меня теперешнего был. До войны учился, работал бухгалтером. Пятерых детей успел завести. А потом эти лярвы немецкие пришли, и люди начали умирать. Сначала младший брат прадеда погиб на фронте под Клайпедой, потом второго брата убило бомбой на Литейном. А после блокада началась. Прадед сам собственных детей хоронил. Только старшую дочь не смог. Их так потом и нашли вместе в вымерзшей квартире. Мертвого прадеда, дочку и мою прабабку Наталью с трехлетним Лешкой, моим дедом, чуть живых. Они-то двое из всех Осташовых и выжили, остальные на Пискаревке похоронены. А правнучек хренов, раб Божий Лешенька, по нацистскому приказу человека убил. Понял, чувак? И как мне теперь к прадеду на могилу приходить? С какой мордой лица, а? Мол, простите, покойнички дорогие, не по своей воле рубил? - Я помолчал, пытаясь избавиться от сдавившего горло спазма. - Я теперь военный преступник в чистом виде. За такие дела ни прощения, ни срока давности нет. Женевскую Конвенцию почитай. Мог бы, сам бы себе глотку зубами порвал.
  - Леха, ты меня выслушай, а потом рви себе все, что хочешь. Ты в другой реальности, понимаешь? Здесь нет никакой Женевской Конвенции. Здесь нацистов не победили в 45-ом. Они тут хозяйничают. И если ты хочешь сделать так, чтобы люди больше не умирали, надо не башкой о стенку биться, а что-то делать.
  - Интересная у тебя логика, Тога. Я бы на тебя посмотрел, если б тебе под дулом пулемета предложили человеку голову отрезать.
  - Знаешь, Леха, не все рождены героями. Была бы это игра, ты мог бы перезагрузиться и все переиграть. И погиб бы героем вместе с этим Шумилиным. А нацики продолжали бы хозяйничать в Евразии.
  - Нет, ты что меня воспитываешь? Хочешь, чтобы я себя гнидой перестал считать? Не дождешься.
  - Просто хочу, чтобы ты понял простую вещь - твоей вины в случившимся нет. Это испытание. Тебе его нужно было пройти.
  - И я его прошел. Успешно. Хорошо еще, что железным крестом не наградили и тридцать монет не выплатили.
  - Предателем себя считаешь? Я тебе вот что скажу: не всегда можно выбраться из дерьма чистеньким и благоухающим. Читал я про одного парня, которого немцы в 1941-ом взяли в плен. Когда немцы начали предлагать пленным на них работать, этот парень первым вызвался. Естественно, ему сразу клеймо Иуды на лоб. Немцы его в разведшколу отправили, готовили из него диверсанта. А потом к нам в тыл заслали. Так он, едва приземлился с парашютом, сразу сдался в плен и начал на наших работать. И хорошо работал, такие разведдонесения нацикам слал, что все мозги им запудрил. Наверняка не один десяток жизней спас. Реабилитировался перед страной, так сказать. И пострадал выше крыши, но имя себе честное вернул.
  - Тебе бы психологом семейным работать, - буркнул я. - Только теперь Штаубе меня в покое не оставит. Он понял, что из меня можно лепить все, что захочешь. Сегодня я по его приказу одного зарубил, завтра он меня позовет сотню пленных зарезать. Он так и сказал: "У меня будут для вас кое-какие приятные поручения".
  - Тут я тебе ничем не могу помочь. Выбор за тобой.
  - Ну, спасибо тебе. Утешил.
  - Я тебе еще раз говорю - ты как был мне другом, так и остался. Я тебя понимаю и не осуждаю. Только кисель варить сейчас не надо, не время. Выбраться нам отсюда нужно, а там будем судить да рядить, кто героем был, а кто нет.
  - Тога, помолчи, не трави душу.
  - Нет, ты уж послушай. Ты вот почему сейчас на дерьмо исходишь? Считаешь, что поступил недостойно. Струсил, лишил человека жизни. Возможно, что и так. Но давай попробуем порассуждать. Ты мог спасти этого парня? Нет, он был обречен. Вот ты бы отказался, послал бы этого Штаубе куда подальше. Тебя бы убили, и его тоже. И не стало бы в мире двух порядочных людей. А козлы бы дальше свои дела творили. Зато теперь ты сможешь отомстить нацикам. Тому же Штаубе. За себя и за этого Ивана. Можешь? Конечно. И всему их сраному Рейху. Только надо пути для этого найти. Может, нам повезет, и мы найдем способ переиграть эту реальность. Ты же переиграл ситуацию с индийским программистом? А ведь тоже людей убивал ради этого.
  - Я убивал террористов. Это немножко разные вещи.
  - Хорошо, Вот скажи мне, Суворов был хороший полководец, или нет?
  - Допустим, хороший. Что дальше?
  - Чтобы победить, он посылал людей в бой. Тех самых солдат, с которыми, как говорит история, из одного котла ел. И люди гибли в бою. Не думаю, что после каждого сражения он сидел и себя пятками в грудь колотил - ах, я плохой, ах, я столько людей на тот свет отправил! Война это война.
  - Слушай, ты хрен с пальцем не путай, пожалуйста. Я пленного зарубил. По приказу фашиста. А ты мне своего Суворова рисуешь. Ты еще скажи, мне за упражнения с катаной на пленных теперь орден положен. Я рыцарь, понимаешь? Не палач.
  - Рыцарь? - Тога презрительно фыркал. - А что, рыцари святые были? Взяли Иерусалим в первый крестовый поход и такую резню учинили, что весь город залили кровью. Пленных резали прямо на поле боя, а потом окровавленные мечи в землю - и молитвы читать.
  - А ты, брат, циник каких поискать.
  - А ты идеалист, - Тога надул губы. - Тут судьба человечества решается, а ты в истерике бьешься. Тебя эти твари сломать хотели, превратить в свое орудие. Докажи им, что ты сильнее, обдури их, а потом - рррраз! Той же катаной по жирной фашистской шее. И герр Штаубе перед смертью поймет, что очень ошибся, когда решил, будто Алексей Задонский стал его орудием.
  - Все, проповедь окончена? - Я снова улегся на кровать. - Сиди и колдуй над своим ноутом. Больше толку будет.
  - Между прочим, ноут принимает несколько радиостанций. Я тут посидел, послушал немного. Интересно.
  - Ни хрена интересного не вижу.
  - Зря. Мне удалось сканировать пять радиостанций на УКВ-волне. Четыре из них - пропагандистские нацистские конторы, вроде "Радио Свободной Ливонии" или "Рейхслебен". Но вот одну волну нацики старательно глушат. Сигнал слабый, похоже, работает любительский передатчик. Но это не беда. Если мы раздобудем кое-какие детали, я смогу собрать простенький пеленгатор, и мы засечем, откуда идет сигнал.
  - И что дальше?
  - Может, нам удастся связаться с местным Сопротивлением.
  - Ага, и рассказать им, что я прикончил их товарища в застенке! Давай, собирай свой пеленгатор.
  - Опять ты за свое! - поморщился Тога. - А я ведь серьезно...
   Я открыл было рот, чтобы эмоционально отозваться о его идее с пеленгатором, но тут Тога зашипел и приложил к губам палец. Мгновение спустя я услышал, как хлопнула входная дверь.
  - Разговариваете? - На пороге появилась Кис. Вид у нее был встревоженный. - Боже мой, они вас отпустили!
  - Отпустили, - и тут я, невзирая на шиканье Тоги, рассказал свою историю девушке. Глаза Кис потемнели, но она меня не перебивала. Дала выговориться по полной.
  - Значит, Ваня мертв, - сказала она и, что удивительно, не стала прятать от меня взгляд. - Это важная новость. Очень жаль, он был хорошим юношей.
  - Юношей? - переспросил я. - Да у него вся голова была седая.
  - Ему было только двадцать три. - Кис помолчала. - Вы ждете, что я назову вас предателем? Не стоит себя винить. Вы поступили правильно.
  - Вот, я же говорил! - взвился Тога.
  - Правильно? - Я не верил своим ушам. - Правильно?!
  - Это жестокий мир, - сказала Кис. - Иван знал, что его ждет. Он помог вам, а вы ему.
  - Я убил его. Безоружного измученного человека. Убил по приказу эсэсовского офицера.
  - Вы очень мало знаете о нашем мире. Благодаря вам Ваня умер быстро и легко.
  - Ну, знаете! - Мне казалось, что я вот-вот лишусь сознания. - Я уже ничего не могу понять!
  - Пленных после допроса обычно отправляют к Рыцарям Ночи, - сказала Кис. - Уж не знаю, что может быть страшнее.
  - Да кто такие эти Рыцари Ночи, мать их перетак? Что вы меня ими постоянно пугаете?
  - Вы верите в вампиров?
  - В вампиров? - Я аж задохнулся, таким неожиданным был вопрос. А еще мне показалось ужасно забавным то, что его задали мне - тому, кто однажды побывал в шкуре настоящего вампира. - Вы это серьезно?
  - Серьезнее некуда. Вы видели нахттотеров. Вам ничего не показалось странным?
  - Ну, белесые они, как глисты... ой, извините! И глаза у этого Ханса были мерзкие. Оловянные какие-то.
  - Много лет назад, - заговорила Кис, - нацистские расовые теоретики пытались установить взаимосвязь между человеческой анатомией и физиологией и принадлежностью к высшей расе. Этим занимались целые институты. Был установлен даже определенный набор антропологических признаков истинного арийца.
  - Это я знаю, - перебил я девушку. - Линейками и циркулями черепа мерили.
  - Не только. После войны одним из ведущих специалистов по изучению арийского наследия был эндокринолог Манфред Йонге, руководитель медицинского центра "Анненербе" в Ахене. Он считал, что одним из важнейших признаков неполноценных рас считается сильная пигментация тела, волос и радужной оболочки глаз. Йонге проводил эксперимент по уменьшению в организме количества гормона меланотропина. Этот гормон стимулирует синтез в клетках красящих темных пигментов - меланинов. Была создана особая лазерная установка, при помощи которой проводилась хирургическая операция на гипофизе - именно гипофиз вырабатывает меланотропин. Сначала эксперименты проводились на унтерменшах, представителях неполноценных рас, но потом Йонге начал работать с добровольцами, чаще всего солдатами и офицерами охранных подразделений СС.
  - Ну и что? - Я был захвачен рассказом Кис.
  - Дайте мне сигарету.
   Я угостил ее сигаретой, закурил сам. Кис курила жадно и неумело. Было заметно, что мысли у нее в полнейшем беспорядке.
  - Эксперименты с расово полноценными особями - светлоглазыми блондинами - дали очень неожиданные результаты, - продолжила Кис, смяв в миске окурок. - У них вообще исчезла пигментация. Со временем они перестали выносить солнечный свет, он вызывал у них люменофобию и сильнейшие ожоги кожи. Йонге даже хотели отдать под трибунал, но очень скоро выяснилось, что у подопытных проявились необычные и очень ценные с точки зрения военных способности. Во-первых, они могли видеть в темноте. Во-вторых, у этих людей развилась поразительная регенерация. У них за считанные часы заживали ранения, смертельные для обычного человека. В-третьих, у них невероятным образом обострились обоняние и слух. Видимо, воздействие на гипофиз совершенно изменило их природу. Йонге дали карт-бланш на дальнейшие исследования. Вот так и появились эти твари. О них известно очень немного, но даже то, что мы знаем о нахттотерах, достаточно, чтобы их бояться.
  - Почему вы считаете, что эти... мутанты еще и вампиры?
  - Потому что так говорят сами немцы. Они называют нахттотеров Орденом Рыцарей Ночи, Орденом арийских рыцарей-вампиров.
  - И вы верите в этот вздор?
  - Мне приходилось видеть трупы людей, ставших жертвами нахттотеров. У всех у них были раны на горле и почти стопроцентная кровопотеря. Кроме того...
  - Что?
  - Я слышала, что нахттотеры устраивают мистические оргии, на которых.... Вобщем, людей они едят.
  - Прямо исчадия ада, эти ваши обесцвеченные нацики.
  - Вам смешно, да? А люди в автономиях, ложась спать, трясутся от ужаса и мечтают только об одном - проснуться утром. И это повторяется каждую ночь.
  - Теперь вы можете их не бояться, - заявил Тога с подкупающим апломбом. - Алексей большой специалист по борьбе с вампирами.
  - Вы шутите, Тога, - сказала Алина. - Или в вашем мире...
  - Алина, вы все время говорите "мы", - сказал я. - Кого вы имеете в виду?
  - Извините, но я... я слышала ваш спор, стоя за дверью, - Кис красивым жестом убрала упавшие на лоб волосы, виновато улыбнулась. - Вы так кричали... Теперь я знаю, что вам можно доверять. Я хочу, чтобы вы встретились с одним человеком. Он может рассказать вам больше, чем я. И он скажет вам, что делать дальше. Вы готовы нам помочь?
  - Не просто готов, - я почувствовал, что у меня будто крылышки прорезаются. - Я с вами до последнего вздоха.
  - И я тоже, - добавил Тога.
  - Хорошо. Сейчас давайте я вас покормлю, а потом продолжим наш разговор.
  - Значит, друзья? - Я, чуть живой от радости, протянул Кис руку.
  - Друзья, - она улыбнулась, коснулась моей руки кончиками пальцев. - И товарищи по оружию.
  
   *******************
  
   Кис сварила для нас суп из армейских концентратов, и мы втроем пообедали. Я несколько раз пытался завести разговор о делах, но девушка советовала запастись терпением. Лишь после обеда она заговорила о главном.
  - Сейчас четверть третьего, - сказала она, посмотрев на свой пасс. - Мне нужно идти, готовить бумаги для Штаубе. Ровно в три, Алексей, вы выйдете из дома, свернете направо и дойдете до конца улицы. Там увидите двухэтажный дом с красными стенами, на первом этаже дома расположен магазинчик. Подойдете к хозяину магазина и скажете, что хотите купить настоящую имбирную водку. Он покажет вам бутылку с синей этикеткой. Вы скажете, что вам нужна водка в бутылках с красной этикеткой. Хозяин объяснит вам, что делать дальше.
  - А я? - спросил Тога.
  - Вам лучше оставаться тут. Все запомнили, Алексей?
  - Да. Мы еще увидимся с вами?
  - Возможно. Удачи вам.
   Кис быстро накинула форменную куртку и вышла из квартиры. Мы с Тогой переглянулись.
  - Понял теперь? - спросил меня Тога с упреком. - "Предатель я, предатель!" Паникер ты, вот ты кто.
  - Слышь, Тога, я будто заново родился, - Честное слово, я был готов расплакаться от счастья. - Почему все так происходит, а?
  - Вот уж не знаю. Сейчас бы чаю попить.
  - Что ты там за ересь порол про вампиров? Какой я тебе специалист по борьбе с ними?
  - Девушка тебе верит. Нельзя лишать ее веры. И еще, она тебе нравится. Нравится ведь?
  - Такая девушка не может не нравиться. - Я помолчал. - От нее свет какой-то идет.
  - Леха, Леха, а я и не думал, что ты такой бабник.
  - Это плохо?
  - Да нет, нормально. Мне Алина тоже понравилась.
  - Собираешься поухаживать? - Я внезапно почувствовал ревность. - Так и скажи, чтобы я не лез.
  - Я вижу, что ты на нее крепко запал. Нет уж, не буду вам мешать. Но по-моему, ты ее не интересуешь.
  - Вот как? И с чего ты это решил?
  - Не знаю. Интуиция.
  - Знаешь что, Тога? Открой свой лаптоп, включи его и морочь ему жесткий диск. А с Алиной позволь разбираться мне.
  - Успехов, - ответствовал Тога и открыл ноутбук.
   Я не стал доставать его разговорами, просто лег и попытался расслабиться. Я пережил, пожалуй, самый страшный день в жизни, но теперь у меня была надежда. Осталось только дождаться трех часов и сделать то, о чем говорила Кис.
   Нет, ну какая девушка эта Кис! Я внезапно подумал, что Алина очень похожа на мою бывшую любовь Вику Караимову. Такие же темные тяжелые волосы, лучистые карие глаза, тонкий носик, пухлые губы. Внешнее сходство налицо, может быть, именно поэтому Алина так меня поразила с первого взгляда. Но...
   Я представил Алину Лукошину рядом с моим счастливым соперником Русланчиком и понял, что такой альянс просто невозможен. Они духовные антиподы. Мир Русланчика - это мир материального обладания, толстых пачек зеленой наличности, обильных застолий с бухлом, дорогих кабаков и саун с девочками, радостей плоти и погони за новыми удовольствиями. Мир, где презирают всех, кто беднее, слабее, кто живет другими идеалами. Где всех, кто не может похвастаться высокими доходами, снисходительно вопрошают: "Если ты такой умный, то что же ты такой бедный?" Мир Кис - это ставший реальностью фашистский "новый порядок". Это власть подонков и расистов вроде герра Штаубе, голод, разруха, всеобщее сумасшествие, беспросветная жизнь в одном шаге от смерти, постоянная борьба за выживание. Это мир, в котором открыто торгуют наркотиками, детьми, рабами и человечиной. То, что случилось со мной в комендатуре, лишний раз дало мне понять, как тяжело в этом мире остаться человеком. Таким, как учитель Лукошин, как несчастный Иван Шумилин. И в этом мире совершенно другие ценности. Алина-Кис никогда бы не купилась на руслановские большие бабосы и на понтовую немецкую тачку. Немецкую, опять же. Она не такая, как Вика. Внешне они похожи, но суть у них разная. По-другому и быть не может: одна родилась и выросла в благополучном мире, вторая напоминала мне одинокий цветок на ледяном ветру. Чем больше я сравнивал Вику и Кис, тем больше удивлялся тому, что когда-то был безумно влюблен в Вику. Да, меня поражала ее красота, ее грация, ее изысканность. Но я не видел - или не хотел видеть, - ее алчности, ее стремления на халяву хапнуть от жизни побольше благ, продать себя подороже и в итоге обзавестись брачной печатью в паспорте, этим главным знаком женской состоятельности, денежным и престижным супругом, дорогой машиной, уютным еврогнездышком и всеми возможностями для того, чтобы холить и лелеять себя, любимую, радоваться жизни, в которой фитнес-клубы, шоппинги, туры по иноземным курортам и пьянки в гламурных заведениях гораздо важнее, чем маленькие радости совместной жизни искренне любящих друг друга людей - радость пробуждения по утрам в одной постели, совместного завтрака, бесцельных, но таких поэтических прогулок по вечерним улицам, радость маленьких домашних праздников с пахучей выпечкой, крепким чаем и визитами друзей. Я усмехнулся, вспомнив, как вкладывал в почтовый ящик Вики стихи Вийона и вирши собственного сочинения, а она намекала мне, что ждет от меня более существенных подарков. Я, глупый романтик, совсем забыл то, о чем с циничной прямотой пела когда-то Мерилин Монро - бриллианты лучшие друзья девушек. Бриллианты, не стихи.
   К счастью, я узнал о Большой Ойкумене, в которой, как оказалось, далеко не все девушки похожи на Вику Караимову. Да и там, в России, скорее всего, было так же, просто я не на тех девушек смотрел и не за теми ухаживал. Или все дело в том, что я сам изменился?
   Один мой знакомый, талантливый художник, однажды показал мне свои картины. Помню, одна картина меня просто шокировала. На ней был изображен одинокий плачущий уродливый ребенок, прижимающий к груди не менее уродливую тряпичную куклу. Один, в темной грязной комнате, обвешанной кривыми зеркалами, в которых отражался только он, и эти зеркала делали его еще уродливее. Я тогда спросил парня, зачем он написал такой ужас, а он мне ответил: "Хотел сказать, что мир таков, каким мы его видим. Задумайся, что мешает этому малышу перестать плакать, выйти из этой комнаты, выбросить нахрен эту мерзкую куклу? Наверное, ничего. Но он этого не делает. Вот в чем подоплека кошмара".
   Может быть, провалившись по воле Вторженца в новую реальность, я вышел из темной комнаты под названием "Бестолковая жизнь филолога Алексея Осташова"? Увидел, наконец-то, что я впустую тратил свою жизнь? Понял, что я достаточно взрослый для того, чтобы перестать держать у сердца сломанную игрушку по имени Вика Караимова?
   Если так, то мне есть за что благодарить судьбу...
  - Эй, Леха! - вошел в мое сознание голос Тоги. - Три часа.
  - А? - Я посмотрел на Тогу. - Да, все понял. Жди, я скоро вернусь.
  - Очень на это надеюсь.
  - Тога, знаешь что... Не злись на дурака, ладно? Ты мужик что надо. Спасибо тебе.
  - Принято. Хватит патетики. И смотри, опять куда-нибудь не провались. У меня нет никакого желания оказаться в этом занюханном мире одному.
   Не знаю почему, но теперь улица, на которую я вышел, полуразрушенные обшарпанные дома не казались мне такими безнадежно унылыми, как в первый день. Я без труда нашел нужный дом и вошел в магазинчик. Хозяин стоял за прилавком и нарезал на дощечке буханку серого хлеба.
  - Имбирная водка? - Он посмотрел на меня с интересом, тут же вытащил из-под прилавка бутылку с синей этикеткой. - Такая?
  - Мне нужна водка с красной этикеткой, - ответил я.
  - Дверь видишь? - Хозяин указал мне на облезлую дверь в глубине магазина. - На второй этаж и направо, последняя комната. Тебя ждут.
   Я поблагодарил его кивком и поднялся на второй этаж. В последней комнате направо был человек в темном пальто, башлыке и, самое неожиданное, в маске - старой детской новогодней маске медвежонка. На взрослом мужчине она смотрелась на редкость нелепо.
  - Пришел? - спросил человек. - Очень хорошо. Учти, я вооружен. Если у меня возникнут подозрения, сразу открою огонь.
  - Это твое право. Алина сказала мне прийти, и я пришел.
  - А где твой друг?
  - Он остался дома. В смысле, у Лукошина.
  - Алина говорила, он неплохо разбирается в компьютерах. Это верно?
  - Более чем неплохо. Давай о деле.
  - Сначала о тебе и твоем приятеле. Кто вы такие?
  - Боюсь, ты мне не поверишь.
  - Я постараюсь. Итак?
   Я начал рассказывать. Начал с того, как я попал в игру под названием Главный Квест и закончил эпизодом в комендатуре. Рассказывал я долго, но человек меня ни разу не перебил.
  - Да, в такую историю трудно поверить, - ответил он, когда я замолчал. - Кис не говорила мне о том, что ты убил Ивана.
  - Она не знала. Это случилось сегодня утром.
  - Говоришь, Иван сам тебя попросил?
  -Да. Он не хотел, чтобы его отдали нахттотерам.
  - А ты в курсе, что нахттотеры тобой очень заинтересовались?
  - Мне все равно. Я сумею за себя постоять.
  - Ты или глупец, или герой.
  - Я знаю, что поступил ужасно. Я смалодушничал. Если ты осудишь меня, я не обижусь.
  - Осудишь? Другому парню я пустил бы пулю в лоб за Ивана. Но ты - ты совсем другое дело. Твоя смерть не вернет Ивана, а ты можешь быть нам полезен. Будем считать, что ты действовал правильно. В конце концов, Иван был обречен, и мы оба это знаем. Смерть тоже бывает разной.
  - Почему ты считаешь, что я могу быть для вас полезен?
  - Ты рассказал учителю очень важные вещи. Такую информацию нельзя не использовать для нашей борьбы. Если конечно, все это правда.
  - Это правда. Только не пойму, какая вам от этого польза.
  - В мире нет ничего предопределенного. Если Рейх был побежден в твоем мире, он может быть побежден в нашем.
  - Давай поговорим обо мне и о моей роли в победе над Рейхом.
  - Кис сказала, ты гражданин Рейха. Значит, ты отлично знаешь немецкий язык.
  - Более-менее знаю.
  - А другие языки?
  - Английский и французский. Английский даже лучше чем немецкий.
  - Да ты настоящая находка, парень! Только вот не нравится мне история про пасс, который ты заполучил из тайника наркоторговца.
  - Считаешь меня агентом нациков? Что ж, это твое право. Я не обижаюсь.
  - Алина тебе почему-то доверяет, - помолчав, ответил незнакомец. - Возможно, ты ей просто понравился. Она просила поговорить с тобой. Если бы не история с Иваном, я бы предложил тебе поработать на нас в Зонненштадте. Но Штаубе и нахттотеры не оставят тебя в покое. Да и мои люди вряд ли захотят работать с человеком, который... Ну, ты меня понимаешь. Поэтому поступим по-другому. Алине угрожает опасность. У нас есть информация, что нацисты начали проверку всего гражданского персонала в учреждениях ЛИСА. Первой жертвой этой проверки стал Иван. Теперь могут добраться и до Алины.
  - Она ваш агент?
  - Не наш, но она работает на общую победу. И сейчас возникла необходимость переправить Кис в одну из наших боевых групп на севере. Я думаю, ты мог бы в этом посодействовать. Заодно ты и твой друг покинете Зонненштадт.
  - Я готов. Что нужно сделать?
  - После разговора со мной ты вернешься к Лукошину и заберешь своего друга. После этого вы отправитесь на железнодорожный вокзал - он находится к северу от рынка. Там найдете на путях старый пассажирский вагон под номером 9. В вагоне вас будет ждать наш человек. Скажете ему, что вас прислал товарищ Грач. Только будь осторожен - после наступления темноты могут появиться нахттотеры. И еще, тебе нужен псевдоним, под которым ты будешь известен моим людям. Как мне тебя представить?
  - Алекто, - не задумываясь, ответил я. - А моего друга зовите Тога.
  - Хорошо. Я запомню. Есть вопросы?
  - Я все понял. Можно идти?
  - Да. Удачи.
  - Спасибо, что поверил мне, товарищ Грач.
  - Берегите Алину, ее обязательно нужно доставить к месту назначения. Если с ней что-нибудь случится, последствия будут самые нехорошие. А теперь прощай. Вряд ли мы еще раз встретимся. Мне было интересно побеседовать с тобой, человек ниоткуда.
  - А мне с тобой, человек из преисподней.
  - В твоих словах больше истины, чем ты думаешь. Уходи, время поджимает. Нужно торопиться.
  
  
   Глава седьмая: По туннелям
  
   С таким интерфейсом и заблудиться недолго
  
  
   До развалин вокзала мы добрались без всяких приключений - лишь однажды нам встретился патруль шуцманов, которые не только не задержали нас, но еще и предупредили, что даже гражданам находиться вне дома после наступления темноты небезопасно. Я спросил их, чего нам бояться, но шуцманы не стали вдаваться в подробности, лишь посоветовали поискать место для ночлега. Бродить по улицам Зонненштадта в темноте было и впрямь жутковато, тем более что я все время думал о нахттотерах. Мне постоянно казалось, что за нами по улице ползут какие-то тени, а звуки в развалинах домов заставляли сердце неприятно сжиматься. Время от времени где-то вдалеке начинали истерически лаять собаки. За все то время, что мы шли от рынка к вокзалу, нам не встретилось ни единого прохожего. У нас не было с собой ни лампы, ни фонаря, поэтому идти приходилось очень осторожно, чтобы не переломать ноги о разбросанные на дороге обломки домов, или не провалиться в какую-нибудь яму или воронку от бомбы.
   У входа на вокзал нас ожидала неприятная неожиданность - здесь был пост шуцполиции. Дежуривший здесь шуцман, крепкий пожилой человек с окладистой бородой, вышел из будки и велел нам остановиться.
  - Кто такие? - спросил он, наставив на нас ствол винтовки.
  - Я гражданин Рейха... - начал я, но шуцман не дал мне закончить.
  - А мне посрать, кто ты, - сказал он, не убирая оружия. - Комендантский час для всех един. Драпаете из города значицца?
  - Слушай, дед, не ищи неприятностей, - начал я, - говорю же тебе, я рейхсбюргер. Меня сам комендант Штаубе сюда послал. Так что пропускай нас, или я за себя не отвечаю.
  - Так ты Алекто будешь? - внезапно сказал шуцман и сразу опустил оружие. - Так бы и сказал. Идите, ждут вас.
   Я кивнул и быстро проскользнул в решетчатые ворота, увлекая за собой Тогу. Здание вокзала было совершенно разрушено, от него остались одни стены, торчавшие из пирамид мусора, а пути были буквально забиты сгоревшими и изъеденными ржавчиной цистернами, платформами, пассажирскими вагонами. Мы, наверное, не меньше часа искали нужный нам вагон, но, в конце концов, чертов девятый номер нашелся - он стоял на дальних путях в совершенном одиночестве. В одном из окошек вагона я увидел тусклый огонек, и в следующую секунду нас окликнули.
  - Топайте сюда, божьи люди, - сказал появившийся из вагона человек в стеганом бушлате и мохнатой шапке. - Кто такие?
  - Нас товарищ Грач послал, - ответил я. - Сказал, что здесь нам помогут.
  - А имя твое как?
  - Алекто.
  - А друга твоего как звать?
  - Тога, - отрекомендовался казанец недовольным тоном.
  - А-а! - протянул человек. - Значит, это вы и есть. А я Карагод. Лезьте в вагон, живо.
   Карагод буквально втащил нас в тамбур и немедленно захлопнул дверь вагона. Потом мы добрались до одного из купе, и тут я обрадовался по-настоящему. В купе сидела Кис.
  - Как добрались, мальчики? - спросила она, улыбаясь. - Я как раз заварила кофе, сейчас согреетесь.
   Кофе был отвратительный, с сильным запахом жженой резины и привкусом пластмассы, но мне это было все равно. Главное было в другом - я снова был рядом с Алиной. Она пила кофе маленькими глоточками, держа чашку обеими ладонями и грея их. Сейчас, в полутьме купе, Кис казалась мне маленькой, хрупкой и трогательной, как посаженная в старую ржавую клетку тропическая птичка.
   Карагод разрушил идиллическое молчание.
  - Оружие есть? - спросил он.
  - Только это, - я вытащил из внутреннего кармана собачьей аляски обрез Веника. - И еще катана.
  - Дай-ка, - парень взял обрез, пощелкал затвором, заглянул в патронник. - Барахло у тебя пушка. Боек почти сточен, через выстрел будут осечки. А со своей шашкой ты против пулемета или автомата просто мишень. Ну-кась, девонька, поднимись на секунду!
   Он быстро отпер замок, откинул нижнюю койку, на которой до этого сидела Кис, и я увидел в ящике для багажа настоящий арсенал.
  - Ты стрелять-то умеешь? - спросил Карагод.
  - Да как сказать, - я пожал плечами. - Разрядов не сдавал, в спецназе не служил.
  - Значит, не умеешь, - Карагод лязгнул своим огнестрельным добром и вытащил из ящика вороненый помповый дробовик с пластмассовым прикладом. - Тогда держи вот это.
  - Тяжеловатая пушка.
  - Зато убойная. Лучший ствол для ближнего боя. Мне он от одного упокоенного мной ягера по наследству достался. Это Зауэр S-95, его дойчи даже своим шуцманам не дают. С пяти метров стальную дверь с петель вышибает. Осторожно, он заряжен. Запомни, брат, предохранителя у него нет, так что не балуй с ним особо.
  - А патроны к нему?
  - Семь зарядов в магазине, и вот, держи, еще десяток, - Карагод подал мне картонную коробку с патронами, - Снаряжение крупная дробь, так что эффективный огонь метров на пятьдесят, не дальше. Отдача сильная, приклад прижимай к плечу плотнее, не то синяк набьешь. И старайся боезапас экономить, больше патронов у меня нет.
  - А мне? - не выдержал Тога.
  - Тебе только это, - Карагод сунул моему другу пистолет. - Дарю. От сердца отрываю. Настоящий "Вальтер ППК" и к нему две обоймы.
  - А водяного пистолетика у тебя нет? - спросил Тога, взвешивая на ладони подарок Карагода.
  - Извини, у меня остались только штурмовая винтовка и снайперская 98К. Штурмгевер я себе возьму, а к снайперке у меня всего два патрона.
  - Вот, возьми - я выгреб из споррана патроны, что мы забрали у Веника. - Шесть штук для винтовки и двадцать для пистолета. Больше у меня нет.
  - И то хлеб! - обрадовался Карагод. - Тогда знаешь что, брат? Пистолет отдай Алине, а штурмовку возьми. Правда стрелять одиночными придется, к ней всего один магазин патронов. Я тогда снайперку возьму.
   Обмен состоялся: Тога вручил Алине пистолет, а сам получил от Карагода тяжелую, похожую на ручной пулемет винтовку с боковым магазином и сложенным под стволом сошником.
  - FG42? - удивился Тога. - Эх, никогда не думал, что увижу ее натурально.
  - Старая дурында, но работает исправно, - сказал Карагод, заряжая моими патронами снайперку - Вот чего у дойчей не отнимешь, так это то, что руки у них правильным концом вставлены. Умеют, паскуды, оружие делать. Знакомая моделька-то?
  - Можно и так сказать, - Тога наклонился ко мне, зашептал: - Я с такой винтовкой самые сложные уровни в "Солджерс оф Глори-2" проходил. Если по игре, то это вещь. Только там она была с оптикой.
  - Лучше бы тогда в своей "Солджерс оф Глори" все "Фау-2" взорвал, - буркнул я. - Не бегали бы мы сейчас от нахттотеров...
   Карагод закончил возиться с винтовкой и теперь снаряжал обоймы для пистолета - у него оказался еще и новенький "Люггер", который он носил в кобуре под бушлатом. Судя по всему, мои патроны оказались в тему, и выглядел наш каптенармус очень довольным.
  - Ну, вот и ладушки, - вздохнул он, покончив с оружием. - Теперь слушаем меня внимательно, други. Из города мы пойдем по техническим тоннелям. Они выведут нас на станцию Солнечный-Товарная, это уже за чертой безопасности. Туда шуцманы и нацистские ягдгруппы не суются без нужды, бо делать им там нечего. Но есть опасность - одичалые собаки, их там полно. Для собак у меня кое-что припасено, так что приказываю без моего приказа не стрелять. Кто понесет мешок с припасами?
  - Я понесу, - вызвалась Кис.
  - Дело, - кивнул Карагод. - Береги его, там вода, шамовка и лекарства кое-какие. Без него до базы добраться будет трудновато. О, совсем забыл!
   Карагод извлек из кармана баночку с пилюлями и роздал всем по одной.
  - Вервольф-пилюли, - пояснил он. - Помогают видеть в темноте. Без них в коммуникациях не пройдем, темень там, как у черного черта под хвостом.
  - А сколько нам всего идти? - спросил я, проглотив свою таблетку.
  - Ежели без приключений, то дня три-четыре. А с приключениями может дольше.
  - О каких приключениях говоришь?
  - Ну, мало ли что... Можем на шуцманов нарваться, они время от времени по окрестностям шастают, поселенцев шарпают. Правда, дальше Логиново они не суются, там лисовцев не очень жалуют.
  - Партизаны там, что ли?
  - Всякий люд встречается, - вздохнул Карагод. - За Логиново и Козыркой начинаются леса. Так там по чаще много укромных местечек есть. Хутора, целые поселки. Много лет назад народ в эти леса от бомбежек и дойчей бежал, там теперь и живут. Рейху не до беглецов было, вот и оставили их в покое. Власть там у полевых командиров, но с ними еще можно договориться. Хотя и среди полевиков разные люди бывают. Есть такие, что тебе на дорожку боеприпасов или ествы подкинут, и есть те, кто сервом тебя сделает или просто прикончит за горсть соли или пяток патронов. А еще можно с апокалитами или коптильщиками пересечься, не приведи Бог.
  - Это еще кто такие?
  - Апокалиты - это что-то навроде секты. У них даже столица есть в старом военном городке 43-530, это прямо на север от Солнечного, где-то в лесах. По слухам, у ихнего живого бога Ахозии с канцлером Луговым какие-то давние терки, потому-то они с лисовцами постоянно воюют. Автономы много раз пробовали разобраться с сектантами, но те тоже не лыком шиты, у них и оружия полно, и командиры лихие. Где что берут, сволочи, никто не знает, может склады какие военные с прежних времен там остались. К тому же, как говорят, этот самый Ахозия вроде как ясновидящий, заранее знает, где и когда незваных гостей ждать. Так что получали лисовцы от его боевиков не раз и не два. Дойчам все эти войнушки в радость - славяне сами себя истребляют, освобождают арийцам жизненное пространство. А коптильщиками мы людоедов называем - говорят, они пленных живьем коптят, чтобы мясо мягче было. И с теми, и с другими нам никак не стоит встречаться.
  - Да уж, весело, - мне стало по себе не столько от слов Карагода, сколько от того, каким спокойным будничным тоном он все это вещал. - Красивую картину маслом ты нарисовал.
  - Бог милостив, глядишь, и проскочим, - меланхолично сказал Карагод, попивая кофе. - А ты что, испугался?
  - Нет, - соврал я. - Ты еще про какие-то ягдгруппы говорил.
  - Ягеры-то? Это дойчи, юберменши траханные, себе нервишки щекочут. Соберутся где-нибудь в Рейхе в группку, вроде как охотники - и в наши леса, на людей охотиться. Уши им режут, а потом у себя в Фатерлянде похваляются, что, мол, с партизанами воевали. И уши показывают. Только чаще случается, что потом их немецкими ушами коптильщики хрумкают. Хотя с ягерами нам встречаться тоже не стоит - оружие и снаряжение у них ой-ой, да и народ это бывалый, чаще всего ветераны Ваффен-СС или элитных частей, которым дома не сидится, все руки чешутся по старой привычке кому-нибудь кровь пустить. А то бывает, они и рисковать не хотят. Возьмут, какую-нибудь мирную ферму сожгут: поди разберись, чьи уши они потом своим фройляйн да фрау показывать будут - партизанские или фермерские? Ну, что, - Карагод поднял на меня глаза, - еще вопросы будут?
   Я посмотрел на Алину - она была спокойна. Видимо, ужасы, о которых рассказывал нам Карагод, были для нее вполне обыденным делом.
  - Последний вопрос: куда мы идем?
  - Этого вам, братишки, знать не полагается. Идем и идем, а куда - не ваша забота. Веду я, вот и все. Если меня грохнут, Алина знает, к кому идти за помощью. Доволен?
  - Вполне. Когда выступаем?
  - Покурим на дорожку, да и пойдем, - Карагод вытащил из кармана бушлата тяжелый серебряный портсигар, явно трофейный. - Сигаретами не угощаю, у самого мало.
  - Я свои курю, - я вытащил пачку, предложил Алине, но она отказалась.
  - Ты что-то загрустила, - шепнул я девушке.
  - Об отце думаю. - Алина помолчала. - Моего бегства ему не простят.
  - Он мог уйти с нами.
  - Ты не знаешь моего отца. Он всегда говорил, что его место - рядом с детьми.
   Мне нечего было сказать. Тут и без слов все ясно. Думать о том, что ожидает учителя Лукошина, мне не хотелось. Уж наверняка ничего хорошего. Тяжелее всего было другое: мне показалось, что Алина очень спокойно об этом говорит. Вряд ли она так равнодушна к судьбе отца - похоже, единственного близкого ей человека. Все проще и страшнее: люди в этом мире так свыклись с мыслями о смерти, что она уже никого не пугает, а кому-то, возможно, кажется избавлением. И я снова вспомнил Ивана Шумилина.
  - Алина, почему вы мне поверили? - задал я ей вопрос, который меня мучил с самого утра. - Нет, я, конечно, вам всем благодарен, но такая доверчивость опасна.
  - Просто почувствовала, что надо поверить. В вас много всего, и хорошего, и плохого, но хорошего больше. И отец вам поверил, а он... чистый человек. Таких больше нет.
  - Ну что, божьи люди, пора в дорожку, - сказал Карагод, очень кстати отвлекая меня от печальных мыслей.
   Я заметил, что темнота вокруг меня значительно просветлела - начала действовать вервольф-таблетка. Я уже мог хорошо рассмотреть лицо Карагода: молодое, широкое, курносое, с пышными светлыми усами. Холодная апрельская ночь за окном вагона понемногу превращалась в густые сумерки, и я сразу с тоской вспомнил питерские белые ночи. Алина накинула на голову капюшон куртки, взвалила на плечо тяжелый мешок с припасами. Я предложил ей отдать мешок мне, но она покачала головой.
  - Вам придется стрелять с двух рук, - сказала она.
   Карагод взял еще один мешок, перекинул через плечо сумку с припасами, и мы покинули вагон. Прошли по путям, обходя застывший на рельсах прицепной состав, и углубились в железнодорожный тоннель, забитый локомотивами, путевыми машинами и металлоломом. Вскоре мы оказались у пролома в бетонной стене тоннеля, и Карагод нырнул туда первым. За проломом оказалось какое-то эксплуатационное помещение.
  - Мы с Алекто идем первыми, - сказал наш проводник. - Кис и Тога в десяти метрах за нами. Что увидите, сразу стреляйте, разбираться потом будем. Только в нас не попадите.
   Это всего лишь игра. Эти слова я повторил сам себе бессчетное количество раз, пока мы пробирались по заброшенным тоннелям к выходу из города. Мне и в самом деле начало казаться, что все происходящее со мной - нереально. Что это какой-то запутанный, бессвязный сон, похожий на кошмары, которые снятся больному при высокой температуре, когда видишь бесконечное множество каких-то мелких предметов и без конца совершаешь с ними одно и то же действие. Мы переходили из одного тоннеля в другой, и при этом каждый новый тоннель был в точности похож на пройденный. Мы лазали, пригнувшись, по каким-то трубам, гудящими под нашими шагами, перебирались через нагромождения прогнивших досок, металлолома, ржавые бочки, кучи щебня и битого камня, шлепали по дурно пахнущим лужам скопившейся на полу воды и жидкой грязи, опять оказывались в тоннелях, спускались и поднимались по металлическим лесенкам - представления не имею, сколько времени продолжался наш переход по этому лабиринту. Если не считать нескольких крыс, ничего живого в подземных переходах станции я не увидел. Воздух был сырой, пропитанный едкой вонью.
  - Тога, - позвал я, - ты за фоном следишь?
  - Естественно. Сейчас на этом участке сорок миллирентген в час.
  - А на предыдущем?
  - Столько же. Здесь подземелье, сильной грязи не будет.
  - Держи свой приборчик постоянно включенным, понял?
  - Будь спок. От девушек прятаться не придется.
  - Здесь радиации нет, - сказал Карагод. - Дальше, к северу, попадаются пятна. Но мы теми местами не пойдем.
  - И на этом спасибо. Между прочим, сорок миллирентген не есть норма.
  - Я, когда маленький был, люди от радиации больше болели, - сказал Карагод, закуривая: видимо, наш поводырь решил сделать маленький привал. - Мы тогда в подземном городе жили, так каждую неделю кто-то помирал. А потом привыкли, что ли. Наш доктор раз в месяц всем какие-то таблетки дает, а иногда капельницы ставит, если кто из отравленных мест пришел. И ничего, помогает.
  - А где ваш доктор лекарства берет?
  - По-разному. Когда у дойчей или шуцманов бесплатно затовариваемся, - ну, ты понял, - когда американцы присылают.
  - О, у вас с ними связь налажена?
  - Есть маленько. Время от времени их киберпланеры нам кое-какие грузы доставляют. Патроны, оружие, консервы, лекарства, радиоштуки всякие.
  - Радиоштуки? - оживился Тога.
  - Ага, детальки в коробках. Пару раз компьютеры присылали, как у тебя. Только твоя техника немецкая, а у них другая немного. Но много не присылают, то ли жадничают, то ли у самих не хватает. Оно и понятно: дойчи уже на их территории хозяйничают. По радио говорили, они Лос-Анджелес ракетами дотла сожгли, Сан-Франциско захватили вместе с японцами.
  - Так там и японцы воюют? - спросил я.
  - А как же, они с дойчами союзники. Их император Шимода каждый день по радио обещает американцам за водородные бомбежки отомстить. Мы, говорит, всю Америку от океана и до океана кровью зальем. Там от Японии ни хрена не осталось, половина страны после ракетных ударов под воду ушла, а все грозятся, ронины, мать их перетак.
  - Слышь, Леха, - приободрился казанец, - не все так в этом мире скверно, если Ай-Ти прогрессируют.
  - Нашел чему радоваться. Люди друг друга жрут, а ты про Ай-Ти.
  - Спецов у нас не хватает, - внезапно сказал Карагод. - Один Сашка Стриж малость в электронике петрит, но Георгий говорит, что ему учиться надо. А где тут учиться?
  - Георгий - это ваш командир?
  - Ага. Слушай, мастер, - спросил Карагод Тогу, - а ты в электронных взрывателях понимаешь? Мог бы сделать такие?
  - Сделать можно все, что угодно, было бы из чего.
  - А рацию мощную соберешь?
  - Как два пальца об стол. Детали давай, и чем делать - я тебе хоть компьютер, хоть телевизионный ретранслятор соберу.
  - Не слишком ли самонадеянно? - шепнул я Тоге.
  - Я знаю, что говорю.
  - Это хорошо, - посветлел лицом Карагод, отшвырнул бычок. - Значит, не зря я вас с собой тащу. Идем дальше, други. Немножко совсем осталось.
   Остаток пути по туннелям мы прошли почти в полном молчании. Наконец, Карагод привел нас в эксплуатационный колодец, мы поднялись по лестнице наверх и выбрались на поверхность. В первый момент мне показалось, что мы опять вернулись на разрушенный вокзал, с которого началось наше путешествие - опять пути, сгоревшие и разбитые вагоны, повсюду горы металлолома. Но Карагод заявил, что это и есть станция Солнечный-Товарная.
  - Скоро рассветет, - заметил он, посмотрев на светлеющее небо. - Теперь нам надо добраться до моста через Нелибу и потом прямиком на север.
  - До моста далеко? - спросил я. Уже то, что мы все-таки выбрались из проклятого Зонненштадта, было приятной новостью, и на душе у меня сразу похорошело.
  - Километра два. - Карагод сверился с компасом. - Нам туда. Смотрите под ноги, здесь могут быть неразорвавшиеся бомбы.
   Карагод не зря нас предупредил. Одна из таких бомб попалась нам буквально через несколько метров. Я вначале принял ее за теннисный мячик. Карагод тут же велел всем отойти и укрыться за вагоном, а сам с поразительной ловкостью обезвредил бомбу.
  - Красавица! - воскликнул он, подбрасывая бомбу на ладони. - Шариковая бомбочка с фотоэлементом. Подойдешь чуть ближе, и амба. Сохраню себе, ее можно будет потом как ручную гранату использовать.
  - Откуда здесь бомбы?
  - Союзники постарались, - сказал он. - Поначалу американцы автономии не трогали. А вот когда в резервациях стали набирать добровольцев в армию Рейха, их авиация стала бить по военным объектам. В Солнечном фармацевтическая фабрика была, которую концерн "ИГ Фарбениндустри" построил - американцы ее разбомбили. И вокзалы тоже.
  - А давно все это было?
  - Два года назад.
  - Это вы сколько лет уже воюете?
  - А сколько я живу, столько и воюем. Тсс!
   Карагод замер, подняв руку, и секунду спустя мы поняли, в чем дело. Метрах в пятидесяти впереди нас, на путях, появилась стая собак.
  - Туда! - крикнул Карагод, показав рукой на стоявшую неподалеку одинокую платформу.
   Мы припустились к платформе, и вовремя - стая заметила нас и тут же с лаем кинулась в нашу сторону. Мы едва успели влезть на платформу, а собаки уже были рядом. Их было, наверное, десятка два. Звери были очень крупные, и настрой у них был крайне недружелюбный.
   Карагод скинул с плеча мешок, который тащил из Зонненштадта, несколько раз проткнул его ножом и швырнул в самую гущу стаи. Собаки кинулись рвать мешок, в воздухе поплыл резкий запах падали. Мешок оказался набит гнилым мясом.
  - В чем тут фишка? - Я наклонился к самому уху Карагода, чтобы перекричать яростный визг и лай стаи, дерущейся за содержимое мешка.
  - Сейчас посмотришь.
   Собаки в считанные секунды сожрали мясо и начали носиться вокруг платформы, пытаясь найти способ добраться до нас. Я на всякий случай приготовил дробовик, но Карагод посоветовал мне не спешить и не тратить попусту заряды. Меня удивило его спокойствие. Я вообще терпеть не могу собак, а уж эти были особенно отвратительные - здоровенные, крупнее взрослых волков, тощие, грязные, облезлые, с бешеными глазами. Мне ужасно хотелось пострелять, тем более что псы, пытаясь добраться до нас, подпрыгивали почти до края платформы. Просто сам Бог велел пристрелить одну из этих тварей. Но несколько мгновений спустя я понял, что Карагод знал, что делать. Собаки ни с того ни с сего начали скулить, вертеться на месте и биться в корчах. Очень скоро вся стая благополучно передохла у нас на глазах. Когда последняя собака испустила дух, Карагод скомандовал отбой, и мы попрыгали с платформы на землю.
  - Вот так мы с ними расправляемся, - откомментировал он. - Быстро, безопасно и патроны не тратишь. Спасибо Сене-шуцману, выручил.
  - Какому еще Сене-шуцману? - не понял я.
  - В мешке у меня что было? Сеня и был, фрагментами. Если предателя как следует быстродействующим токсином приправить, то и от него польза бывает.
   Я не стал спрашивать Карагода, что случилось бы, если бы мы так удачно не оказались поблизости от платформы. Он пошел вперед, а я все еще пытался переварить то, что он сказал. Хотя, вобщем-то, все было и так ясно...
  - Мы идем? - услышал я голос Алины.
  - Да, - я с шумом втянул воздух, чтобы побороть накатившую тошноту и двинулся по рельсам вслед за проводником.
  
  
   Глава восьмая: Дорога на север
  
   Информации о прохождении данного квеста нет
  
  
  
   Наверное, есть на свете какая-то высшая сила, которая оберегает от бед хороших людей. Карагод так запугал меня своими рассказами о шуцманах, рейхсъягерах, людоедах-коптильщиках и сектантах, что я не ожидал от нашего рейда на север ничего хорошего. Но все обошлось. Три дня мы пробирались к месту назначения: шли по ночам, а днем отсыпались в развалинах, которые довольно часто попадались на пути. Больше всего нас доставал холод, от которого некуда было укрыться. У меня начался сильный ларингит, то ли от переохлаждения, то ли оттого, что мы спали в заброшенных домах. Алина держалась молодцом - мы не услышали от нее ни одной жалобы. Впрочем, - и мне это уже не понравилось, - девушка замкнулась в себе и почти все время молчала. Отвечала на наши вопросы односложными фразами и ни с кем не заговаривала сама. Но в остальном, все шло вполне рулезно. За все это время только два раза пришлось поволноваться. Вечером первого дня мы натолкнулись в руинах на еще одну стаю собак, но эти псы оказались не такими агрессивными, как стая на товарной станции - полаяв на нас, они убрались, уступив нам развалины для ночлега. А вот на второй день, когда мы миновали участок леса и вышли к дороге, нас едва не засекли. По дороге двигалась колонна из двух грузовиков, джипа и трех мотоциклов - судя по намалеванным на технике красным лисицам, это были автономы. К счастью, техника была старая, гремела и тарахтела так, что ее было слышно, наверное, за километр, и мы успели спрятаться в кустах у обочины дороги.
  - Продкоманда, - пояснил Карагод, когда колонна исчезла из виду. - Фермеров шарпают.
  - Здесь есть фермеры? - У меня не укладывалось в голове, что в этом чудовищном мире есть люди, которые не стреляют, не мародерничают, не служат врагу, а просто работают на земле.
  - Конечно. В этих местах много ферм.
  - Неужто не боятся здесь жить?
  - А чего бояться? Жрать все хотят - и лисовцы, и повстанцы. Если б не фермеры, все давно бы с голоду передохли. Так что у них вроде как неприкосновенность имеется. И наши их не трогают, и лисовцы берегут, иной раз даже платят за еду. Даже ягеры у них на постой останавливаются, уважают.
  - А коптильщики?
  - Эти всех хватают. Но фермеры тоже за себя постоять могут.
   Карагод сказал правду - на следующий день мы вышли к одной из таких ферм. Она напоминала укрепленный форт. Усадьба была обнесена мощным частоколом из бревен, густо оплетенным колючей проволокой и усиленным бронелистами от разобранной боевой техники, а на подступах к ферме красовались таблички типа "Чужакам не входить!", "Стреляем без предупреждения!" и "Фугасы!" Над воротами хозяева фермы устроили сторожевые вышки с пулеметами. На одной из вышек был человек, и он устроил нам настоящий допрос. Лишь после этого нам открыли ворота.
   Хозяина фермы звали Евгением. Обликом и повадками он напоминал скорее атамана какой-нибудь банды времен гражданской войны, чем фермера - здоровенный, угрюмый, обросший до самых глаз седой бородой, одетый с ног до головы в немецкую камуфлированную форму. Кроме Евгения на ферме жили его жена, четверо сыновей с семьями и несколько работников-сервов.
  - Еды вам? - буркнул Евгений-Лесовик, когда Карагод объяснил кто мы такие и попросил поделиться продуктами. - А чем платить будете?
  - Да у нас вроде как и нечем.
  - Нечем? Тогда и еды не будет.
  - А шуцманов, небось, кормишь, как гостей дорогих, - набычился Карагод.
  - Коли платят, то кормлю, - ответил фермер. - Мне все едино, что шуцман, что боцман, что хрен, что редиска, лишь бы платили. Нынче весна, свои припасы почти подъели, а тут еще этих дармоедов кормить, - Евгений указал на сервов, складывавших дрова в поленницу. - Так что милости прошу со двора.
  - Погоди, - я вытащил из споррана немецкий выкидной нож, который взял у Веника, прибавил неисправный обрез и последнюю оставшуюся у меня пачку сигарет. - Что за это дашь?
  - За это? - Фермер взял обрез, подергал затвором, потом повертел в руках нож. - Картошки дам полведра и полосу сала.
  - Надеюсь, не человеческого?
  - Не, мы говорящую поросятину не едим, - фермер оскалил в улыбке крепкие и острые желтые зубы. - У нас хрюкающая есть. Будем меняться?
  - Будем, нам еда нужна.
  - Эй, постой, прибавь еще что-нибудь! - потребовал Карагод. - Полведра картошки за винтарь - это грабеж.
  - Винтарь этот еще ремонтировать надо. Так что не гоношись. Все по справедливости. Можете малость отдохнуть на дворе и воды из кадки взять, - разрешил фермер. - Только ради девки вашей позволяю. Но помните, начнете шуметь, мы вас быстро стреножим.
   Он забрал мои вещи и ушел в дом. Карагод выругался, с негодованием посмотрел на меня - он, видимо, планировал каким-то способом раскрутить нашего хозяина на более выгодный для нас бартер. Я между тем наблюдал за сервами. Их было четверо, трое мужчин и женщина. Худые, почти дистрофики, с серыми равнодушными лицами, одетые в лохмотья и грубые кожухи из овечьих шкур. Двое из сервов были определенно европейцы, а вот старший из мужчин и женщина показались мне похожими на азиатов, оба темноволосые и смуглые. Я решился, подошел к ним и заговорил.
  - Кто такие? - спросил я мужчину с азиатской внешностью.
   Он промычал что-то, в глазах его был страх.
  - Язык нет, - ответила женщина и провела несколько раз ладонью перед своим лицом. - Язык отрезать.
  - У него отрезан язык? - уточнил я.
  - Да. Он поспорить, хозяин язык с ножиком отрезать.
  - Какой хозяин? Евгений?
  - Нет, другая, - женщина махнула рукой куда-то вдаль. - Раис Евгений хороший. Бить нет, обижать нет, мало-мало ругать. - Тут женщина на меня как-то странно посмотрела. - Раис хочет серв покупать?
  - А то, что хочешь, чтобы тебя купили?
  - Фейруз все равно, - сказала женщина с той обреченностью, которая бывает только у совершенно отчаявшихся людей. - Фейруз служить любой хозяин.
  - Что, пытался установить человеческий контакт? - спросил Тога, когда я вернулся под навес во дворе, где устроились мои друзья.
  - Просто поговорил. Вон тех чернявых сервов видишь? Похоже, они - новый этап гастарбайтерства в России.
  - Не стоит говорить с сервами, - посоветовал Карагод, - хозяину вряд ли это понравится.
  - По-твоему, это нормально?
  - Они живут в безопасности, и у них есть еда. Многим в этом мире больше ничего от жизни не надо.
  - Эх, Авраама Линкольна на вас нет! - вздохнул я.
   Из дома вышли две молодые женщины, видимо, жены сыновей хозяина: одна несла крынку, вторая - большое блюдо с печеной в золе картошкой. Угощение предназначалось нам: видимо, фермер Евгений все же соблюдал законы гостеприимства. В крынке оказалось сильно разбавленное водой топленое козье молоко, а картошка была сладковатой, видимо, мороженой, но и эта скудная еда была кстати. Тога, перед тем как есть, проверил еду дозиметром.
  - Хорошая ферма, - сказал Карагод, прожевав картофелину. - Козы есть, свиньи, куры. Думаю, шуцманы тут частые гости.
  - Как ты думаешь, хозяин на нас не донесет?
  - Может донести. Поэтому оставаться здесь нельзя. Поедим, и дальше пойдем.
  - У вас тут вообще кому-нибудь доверять можно? - возмутился Тога.
  - Никому. Все люди грешники. И всем своя шкура дороже чужой.
  - Это я уже понял, - сказал я, продолжая следить за работающими сервами.
   Фермер появился через пару минут с холщовым мешком и салом в руке. Мы забрали выменянные продукты, и Карагод заявил, что нам пора.
  - Скатертью дорога! - напутствовал нас фермер. - Будет товар на обмен, заходите, а попусту не надоедайте.
  - Очень любезный господин, - сказал я, когда мы вышли из ворот. - И так везде, Карагод?
  - Этот еще добрый попался. Покормил даже. Бывают и такие, что гостей картечью или очередью из пулемета встречают. Стреляют, а потом разбираются, кто и зачем приходил. Ладно, хватит о пустом. Мы почти на месте. Завтра к утру выйдем к нашим.
  
   *****************
  
   До темноты мы добрались до разрушенного хутора, и здесь у повстанцев оказался добротно оборудованный схрон в одном из погребов. В схроне было топливо, чистая вода и даже немного патронов в тайнике. Карагод разжег печку, Алина сварила картошки, приправила салом, и у нас получился совершенно роскошный ужин. Карагод даже угостил всех крепким самогоном, который до сих пор был неприкосновенным запасом.
  - Почти добрались, - несколько раз повторил он за ужином. - Теперь главное выспаться хорошенько. Эх, хорошо! Давно у меня все так гладко не выходило.
  - Не сглазь, - сказала Алина.
  - А я не глазливый. Тут до Приречного осталось километров восемь. Неспешным шагом часа два пути. И места уже наши, сюда всякие уроды, вроде коптильщиков, не суются. Давайте отдыхать.
   У меня было к словоохотливому Карагоду немало вопросов, но я решил повременить. В конце концов, если наш проводник не преувеличивает, завтра мы будем на месте, и у меня появится много времени на расспросы. К тому же я сильно устал, сытная еда и тепло разморили меня вконец, и я подумал, что мысль о крепком многочасовом сне действительно самая правильная. Забравшись на одну из лавок, я завернулся поплотнее в свою собачью куртку и закрыл глаза.
   Проснулся я с неприятным чувством - мне показалось, что-то очень холодное и мягкое коснулось моей руки, и от этого прикосновения по всему телу пробежала волна озноба. Я немедленно открыл глаза. Вокруг меня была темнота, а потом из мрака на меня глянули бесцветно-серые глаза с крошечными точками зрачков.
  - Вот и все, - сказал по-немецки голос, такой же серый и бесцветный, как глаза. - Думал сбежать? От нас не убежишь. Я дал тебе шанс, а ты его не использовал.
  - Погоди, Ханс, - сказал другой голос, и еще один сгусток мрака приблизился ко мне. - Не пугай его. Дай, я с ним поговорю.
   Нахттотер скинул с головы капюшон, и я увидел его лицо - белое, аскетическое, с глубокими морщинами вокруг рта и на лбу. Настоящая маска смерти.
  - Убить тебя легче легкого, человек, - сказал он. - Одно движение руки, и твой сон станет вечностью, а твои тело и душа окажутся в нашей полной власти. Но ты мне интересен. Ты очень необычен. И я хочу говорить с тобой.
  - Кто ты?
  - Можешь называть меня Шварцкопф. А как твое настоящее имя?
  - Вот уж хренушки тебе! Не скажу...
  - И не надо. Мне не обязательно знать твое имя, чтобы управлять тобой.
  - Управлять?
  - Между нами есть мистическая связь, мой друг. Ханс и Ева почувствовали ее и рассказали о ней мне.
  - Да кто ж ты такой, Шварцкопф?
  - Я один из трех нахтмайстеров Ордена Рыцарей Ночи. Можешь гордиться собой: это первый в истории Ордена случай, когда нахтмайстер лично беседует с неарийцем. Обычно до такого разговора дело просто не доходит.
  - И чем же я тебя так заинтересовал?
  - Всем. Ты не из нашего мира. Ты выбрал путь врага Ордена. И ты подобен нам.
  - Подобен вам? Это еще почему?
  - Я вижу твое прошлое. В нем ты ходил путями Тьмы.
  - Мне совершенно непонятны твои иносказания, нахтмайстер, - я почувствовал, что мой ужас перед этим существом несколько развеялся, зато мной овладело сильное любопытство. - Нельзя ли поконкретнее?
  - Разве ты не был ночным существом?
  - Не был, - соврал я.
  - Ты лжешь. - Нахтмайстер погрозил мне пальцем, будто нашкодившему ребенку. - Твоя природа изменена. Не знаю, как тебе удалось пройти Превращение и снова стать человеком, но ты сумел это сделать. Это ценный опыт, мой друг. Очень ценный. Он открывает для нас невиданные перспективы. И я должен использовать тебя во благо Ордена.
  - Использовать? - Я ощутил новую волну парализующего ужаса.
  - Мы совершенны. Мы всесильны. Мы - настоящая элита Рейха, его душа и его будущее. И мы хотим, чтобы ты был с нами. Это великая честь, пришелец. Никто из людей никогда ее не удостаивался. Люди для нас - всего лишь пища.
  - Я не понимаю, чего во мне такого особенного.
  - Разве я неясно выразился? Ты был вампиром, но снова стал человеком. Как тебе это удалось?
  - Я умер и возродился. Попробуй поступить так же, если хочешь проверить. Может быть, снова станешь человеком.
  - Ты дерзок, но я на тебя не сержусь. Ты все еще не понимаешь, кто я. Кто такие нахттотеры. Я не могу и не хочу снова становиться жалким существом под названием "человек". Речь идет о тебе. Ты можешь быть для нашего Ордена очень ценным приобретением.
  - А если я откажусь?
  - Ты не сможешь. Нет, мы не станем тебя убивать. Это слишком легкий выход для тебя. И потом, смерть необратима. Умерев однажды, ты уже не будешь для нас полезен. Мы пока что сохраним тебе жизнь. Но мы не оставим тебя в покое. Мы будем преследовать тебя до тех пор, пока ты сам не отдашь себя во власть Ордена.
  - Такого не будет!
  - Будет. Запомни - куда бы ты ни шел, какой бы выбор не совершал, ты все время идешь путем Тьмы. И этот путь рано или поздно приведет тебя к Ордену. Только поэтому ты до сих пор жив. - Нахттотер набросил на голову капюшон. - Мы еще много раз встретимся с тобой. А сейчас разрешаю тебе проснуться...
  - Алексей?
   На этот раз я действительно проснулся. И увидел Алину: она смотрела на меня с тревогой.
  - Алина? - сказал я и попытался улыбнуться. - Что, уже утро?
  - Вы разговаривали во сне, - ответила девушка.
  - Мне снились кошмары. Это неудивительно, в вашем мире нормальные сны просто не могут сниться, - тут я пристально посмотрел на нее. - Вот вы-то мне почему-то не снились.
  - Иногда вы говорите забавные вещи, - сказала Алина.
   Я оглядел схрон. Карагод и Тога мирно спали на своих лавках - их дурные сны, по-видимому, не беспокоили.
  - А что вам снилось? - спросил я Алину.
  - Это неважно.
  - Как раз важно. К вам приходили нахттотеры?
  - Нет. Когда приходят нахттотеры, человек больше не просыпается.
  - Почему же я проснулся?
  - Так вы опять их видели? - ужаснулась девушка.
  - Мало того, я беседовал с их нахтмайстером. - Я начал рассказывать Кис свой сон. - Что скажете?
  - Ничего, - Алина опустила глаза и отошла от лавки. Меня очень удивила такая реакция.
  - Послушайте, Алина, - сказал я, понизив голос, - давайте поговорим откровенно. У меня ощущение, что вы что-то знаете. Что-то очень важное для меня. Почему вы не хотите этого сказать?
  - Я ничего не знаю. Все, что я знаю о нахттотерах, я уже вам рассказала.
  - Они приходили ко мне дважды и оба раза пытались внушить мне, что я им нужен. Зачем, почему?
  - На этот вопрос могут ответить только сами нахттотеры, - Алина печально на меня посмотрела. - Мне снился отец. Он уходил по длинной аллее прямо в солнечный закат. Теперь я знаю, что никогда больше его не увижу.
  - Наверное, не стоит верить снам.
  - И это говорите мне вы? - Она попыталась улыбнуться. - Я очень хочу вам помочь, Алексей, но не знаю, как. Но я верю вам. Я, когда увидела вас впервые, сразу поняла, что вы именно тот человек, который нужен этому миру. Если это почувствовала я, то и Рыцари Ночи могли это чувствовать.
  - Вы мне льстите, Кис. Я всего лишь простой парень из той, другой России.
  - Я бы очень хотела представить ваш мир, но не могу. В детстве папа мне читал истории из Библии. Однажды он рассказал мне про рай, в который хорошие люди попадают после смерти. Наверное, ваша Россия очень похожа на этот рай.
  - Нет, не похожа. У нас есть свои проблемы и свои трудности. Но по сравнению с вашим миром... Да, пожалуй, моя Россия покажется райским местом.
  - Папа рассказывал, - продолжала Кис, - что однажды бог рассердился на людей и выгнал их из рая. А ворота запер и поставил там ангела с огненным мечом. И теперь люди не могут вернуться в рай, даже если бы захотели. Ангел не пускает. Я, когда была маленькая, представляла этого ангела со значком шуцмана на груди и с винтовкой за плечами. И плакала - мне было очень обидно, что я никогда не попаду в рай, потому что я не арийка, не гражданка Рейха. Сказала об этом папе, он засмеялся и сказал: "Милая, можно открыть любые ворота. Надо только очень сильно захотеть".
  - Теперь понятно, почему вы стали гражданкой Рейха, - пошутил я.
  - Это была папина идея. Он неплохо говорил по-немецки, но почему-то никак не мог сдать стаатсбюргер-минимум. Зато неплохо научил языку меня. Когда мне исполнилось четырнадцать лет, папа сам подал мои документы на аттестацию, и я успешно сдала экзамены.
  - Вы никогда не пытались уехать из Зонненштадта?
  - Я не могла бросить папу. Он очень хотел, чтобы я училась. Дети поселенцев учатся только до тринадцати лет, такое образование считается достаточным. Папа выхлопотал для меня место в пансионе в Адольфсбурге, но я не смогла там учиться и вернулась домой. Мне было плохо без папы, а ему - без меня. У него не было никого, кроме меня.
  - А ваша мать?
  - Я ее никогда не видела. Папа однажды сказал, что она погибла вскоре после моего рождения. Шла из комендатуры и попала под перестрелку пьяных шуцманов.
  - Простите, что заставил вспоминать все это.
  - Папа много раз говорил мне, что в смерти нет ничего плохого. Все мы однажды умрем. Важно не то, когда ты умрешь, важно, что ты сделаешь перед смертью. Вы знаете про Жанну д` Арк?
  - Конечно.
  - Она прожила всего девятнадцать лет, но это была такая яркая жизнь, хоть и трагическая. Я всегда мечтала быть похожей на нее.
  - Постойте, - меня захватила новая мысль, - в вашем мире тоже была Столетняя война?
  - Была. А что?
  - Дело в том, что она была и в моем мире. Значит, если я правильно все понимаю, мой мир и ваш - это один и тот же мир. Но тогда почему такие странные несовпадения?
  - Какие?
  - Ваш отец образованный человек, но он ничего не знает о Холокосте. Так называли массовое уничтожение евреев в годы войны. Больше того, я узнал, что евреи никогда не жили в Европе.
  - Этого я не знаю.
  - Болтаете? - Карагод проснулся и смотрел на нас, заложив за голову руки. - Чего не спится-то?
  - Уже выспались, - ответил я с раздражением: мне хотелось еще поговорить с Кис, но теперь задушевной беседы не получится. - А ты что не спишь?
  - Так уже утро. Вставать пора, подкрепиться - и в дорогу. Нас уже заждались.
  
  
   Глава девятая: Задание для пришельца
  
  
   - Ну что, прочел мою книгу?
   - Как я ее прочту? Она в дисковод не лезет.
  
  
   Приречный оказался небольшим, до основания разрушенным поселком, в котором когда-то располагался большой судоремонтный завод. Сейчас от завода остались только бетонные каркасы цехов и огромное количество ржавого лома, разбросанного по территории. Зрелище было унылое и зловещее. Миновав эти развалины, мы оказались на берегу небольшого залива, забитого старыми судами. Карагод повел нас прямо через это корабельное кладбище на противоположный берег залива. С корабля на корабль приходилось перебираться по дощатым узким мосткам, под которыми колыхалась темная ледяная вода. В конце концов, мы оказались у огромного парома с опущенной носовой аппарелью.
   Видимо, нас заметили задолго до того, как мы подошли к парому, потому что уже ждали. У аппарели стояли трое вооруженных дробовиками людей в тяжелых черных комбинезонах - их лица закрывали матерчатые маски. Один из них сделал нам знак остановиться, сам шагнул навстречу.
  - Все живы? - сказал он с удивлением в голосе. - Хорошо. Идемте.
   Мы вошли внутрь. Внутри парома горел электрический свет, слышалось гудение каких-то машин. Охранники по решетчатым лесенкам вывели нас на пассажирскую палубу, которую охраняли люди с автоматическими винтовками. У входа в пассажирское отделение нас встретил молодой человек с внимательными серыми глазами.
  - Георгий ждет, - сказал он, осмотрев нас. - Пошли, я отведу вас к нему.
  - Пока, други, - помахал нам Карагод. - Надеюсь, еще увидимся.
   Я успел на прощание пожать ему руку. Потом мы шли по коридору вслед за сероглазым парнем. Миновали медицинский пункт, радиорубку, склад и, наконец, пришли к командирской каюте.
   Георгий выглядел вполне по-домашнему - был в сером засаленном свитере и в камуфлированных штанах. Лицом он чем-то напомнил мне моего любимого актера Андрея Краско. А еще в каюте Георгия был совершенно потрясный красный угол. Типа божница в углу, но по центру ее, между ликами святых Георгия Победоносца и Николая Чудотворца, прямо за лампадкой, красовалась старая пожелтевшая фотография Сталина в рамке. Хотя, чему я удивляюсь - когда началась первая война с наци, в СССР главой был Сталин. Для Георгия и его людей он остается последним руководителем независимого СССР. Может статься, эти люди так и представляют себе Бога. Хотя контраст, конечно, прикольный...
   Георгий повел себя вполне дружелюбно. Первым делом обнял и поцеловал Алину, а уж потом обратился к нам.
  - Ну, люди с Луны, вот и встретились мы с вами, - не без иронии сказал он. - Я Георгий. Грач мне уже сообщил о вас. Точнее, о тебе, - Георгий ткнул в меня пальцем.
  - Интересно, что же он там обо мне сообщил? - не выдержал я.
  - А вот, слушай, - Георгий взял со столика исписанный листок, начал читать: - "Совершенно необычный тип. Явно славянин, хоть и рейхсбюргер. По-немецки говорит превосходно, однако в речи очень много устаревших книжных оборотов и слов. Сам признался в том, что выполнил приказ Штаубе. Чувствуется, что он очень подавлен совершенным. Думаю, Алина права - это тот самый человек, который нам нужен. На всякий случай посоветуйся с Мюрреем". Что скажешь?
  - Скажу, что Грач прав. Хотя не во всем.
  - Я доверяю Грачу. Обмануть его невозможно, есть у него особые способности. Дойчи к нам не раз засылали своих шпионов, но Грач их всех с первой беседы вычислял. Если бы он усомнился в тебе хоть на секунду, ты был бы давно мертв.
  - Нисколько в этом не сомневаюсь.
  - А ты, - Георгий посмотрел на Тогу, - хорошо знаешь электронику, так?
  - Знаю, - подтвердил Тога. - А что?
  - Нам нужно, чтобы ты поработал с оборудованием. Готов?
  - Естественно.
  - Арсений, - обратился Георгий к сероглазому парню, - отведи нашего друга в ремонтное отделение. Пусть со Стрижем пообщается, посмотрит, что можно сделать с R-564.
  - Не обижайте Леху, - сказал Тога на прощание и поплелся вслед за Арсением.
  - Алина, тебе надо отдохнуть, - сказал Георгий девушке. - Можешь пока оставаться здесь. Нам с гражданином Задонским пора заняться делом.
  - Что с моим отцом? - неожиданно спросила Алина.
  - Грач позаботится о нем, - ответил Георгий, и мне очень не понравился тон, которым он это сказал. - Не волнуйся. Отдыхай, а мы пойдем.
  - Алексей, я не прощаюсь с вами, - сказала мне Кис.
  - Конечно, - мне очень хотелось поцеловать ее, но присутствие Георгия меня напрягало. - Я буду думать о вас.
  - Кто ты такой? - спросил меня командир повстанцев, когда мы перешли в соседнюю каюту.
  - Дед Пихто, - я с вызовом посмотрел на Георгия. - Гость с Луны или с Марса, это как тебе больше нравится.
  - Мы рассказали о тебе Мюррею. Он очень хочет с тобой встретиться.
  - Кто такой Мюррей?
  - Офицер армии США. Он прибыл сюда с каким-то важным заданием. Когда мы рассказали ему о тебе, он просто дар речи потерял. Кстати, именно его благодари за то, что ты еще жив. Шумилина я тебе никогда не прощу.
  - Давай не будем о грустном. Где этот Мюррей?
  - Он в лаборатории на палубе Б... Знаешь, спросить тебя хочу - Иван что-нибудь перед смертью тебе говорил?
  - Он просил его убить. Когда я отказался, назвал меня сукой. А потом, когда на меня пулеметы навели...
  - Ну, говори!
  - Сказал, что у Бога для меня прощения там попросит.
  - И все?
  - Все.
  - Он достойно умер?
  - Как герой. Я сделал все, чтобы он ни одной секунды не мучился.
  - Ивана вообще-то не Иваном звали, - сказал Георгий, проведя ладонями по щекам. - Серега он, запомни. Он моим племянником был. Хороший был парень.
  - Вот, - я протянул ему катану рукоятью вперед. - Я его убил этим мечом. Можешь отомстить, я сопротивляться не буду.
  - Дурак ты, - протянул Георгий, сердито сверкнув глазами. - Потом сочтемся, в другое время. А сейчас нас Мюррей ждет.
  
  
   *******************
  
   То, что Георгий назвал лабораторией, оказалось просто большим помещением, тускло освещенным единственной запитанной от генератора лампочкой. Из оборудования здесь был только один компьютер, за которым сидел лысеющий человек лет тридцати с небольшим в оливковой военной форме. Увидев нас, он вскочил на ноги и бросился навстречу, улыбаясь и протягивая руки.
  - Наконец-то! - воскликнул он по-русски с сильным акцентом. - Это и есть вы?
  - Это есть я. Алексей Осташов собственной персоной, - я назвался настоящим именем. - Можно просто Алекто. Или Леха.
  - А я майор армии США Гленн Мюррей. Очень, очень рад знакомиться.
  - Мы можем говорить по-английски, - сказал я, переходя на родной язык Мюррея. - Вам, кажется, так будет удобнее.
  - О! - просиял американец. - Очень, очень хорошо. Нам очень многое с вами нужно обсудить.
  - Я вам больше не нужен? - сказал Георгий и, не дожидаясь ответа, ушел из лаборатории. Мюррей усадил меня на конторский стул, сам сел напротив.
  - Рассказывайте, - велел он. - Все рассказывайте. Мне нужны даже малейшие подробности.
  - О чем это вы?
  - Мне нужно точно знать, кто вы такой.
  - Вы же все равно мне не поверите, если я расскажу правду.
  - Грач сообщил о вас сразу после того, как вы встретились с учителем Лукошиным. Скажу сразу, Лукошин был потрясен. Сначала Грач подумал, что у учителя просто нервный срыв. Но потом...
  - Что потом?
  - Об этом чуть позже. Но главное в другом. У меня нет оснований не верить Лукошину или Грачу.
  - То есть, вы верите, что я попал в ваш мир из другой реальности?
  - Верю, как это ни странно. И я должен знать в мелочах, как вы оказались в этом мире.
   Я в очередной раз пересказал всю историю нашего с Тогой путешествия через портал Кубикулум Магисториум. Поймал себя на мысли, что мне осточертело рассказывать одно и тоже. Мюррей реагировал очень эмоционально - охал, качал головой, закатывал глаза. Едва я замолчал, он прокричал "Three Cheers To Bloody Einstein!" и забегал вокруг стола, размахивая руками.
  - С чего вдруг столько радости? - У меня появилось подозрение, что мистер Мюррей немного не в себе.
  - То, что вы рассказали - это просто замечательно! Это доказательство, совершенно четкое и однозначное. Доктор Айнстайн был прав. Теперь мы обязательно победим, мы закончим эту проклятую бесконечную войну победой!
  - О чем вы говорите?
  - Прошу прощения, - Мюррей перестал метаться, вытер лоб ладонью. - Простите мне мою эмоциональность. Но я слишком возбужден и обрадован. Мне хочется плакать. Я много лет ждал этого мгновения. С того страшного дня, когда моя мать и две сестры погибли под нацистскими бомбами в Чикаго. Вы вернули мне надежду. Вы - вестник радости!
  - Объясните мне все, если вам не трудно.
  - Конечно, - Мюррей заставил себя сесть. - Ваш рассказ подтверждает все, о чем говорил мой учитель, доктор Альбрехт Айнстайн.
  - Альберт Эйнштейн, вы хотите сказать?
  - Айнстайн, это правильное произношение. До войны он преподавал в Принстоне и создал теорию множественности миров.
  - Я слышал, что он создал теорию относительности. И, насколько я помню, он жил в Швейцарии и Германии. Хотя в Америке он вроде бы тоже жил...
  - По-моему, мы говорим о разных людях.
  - Возможно. Продолжайте.
  - Айнстайн доказал существование Внешней Вселенной, то есть множества пространств, расположенных по соседству с нашим миром. Время в этих пространствах течет с разной скоростью. В одном мире еще первобытный строй, а в другом люди уже летают на реактивных самолетах, где-то царство динозавров, а где-то наступила информационная эпоха. Однако при неравномерности, относительности времени в разных мирах, эти условные векторы времени параллельны друг другу. Айнстайн считал, что при обычных условиях миры Внешней Вселенной никогда не входят в контакт, но такой переход теоретически возможен при определенных изменениях в этих пространствах. Он даже создал доказуемую математическую модель такого перехода. Контакт пространств происходит при нарушении строгой параллельности векторов течения времени в соседствующих мирах. При этом время из линейной структуры превращается в нелинейную, что влечет за собой неизбежное искривление пространства и появление точек соприкосновения миров, которые Айнстайн назвал точками пересечения реальности или пространственно-временными порталами.
  - Весьма оригинальная теория, - сказал я с иронией. - В моем мире можно в любом магазине купить кучу фантастических книжек с сюжетами, построенными на подобных теориях. Но я допускаю, что ваш господин Айнстайн не попал пальцем в небо, и я являюсь тому живым доказательством.
  - Вот именно! Ваше появление доказывает, что этот мир вошел в соприкосновение с другим миром через подобный портал. А это возможно только в том случае, если в нашем мире действуют факторы, искажающие время и пространство.
  - О каких факторах речь?
  - Их может быть только два. Первый - это разрыв пространственно-временного континуума, когда возникает разрушение причинно-следственных связей. Такой разрыв не может существовать долго и воздействует только на отдельные события. Второй фактор - искусственное изменение естественного течения времени.
  - А нельзя ли без заумных теорий?
  - Это не теории! Теперь лично у меня нет никаких сомнений, что нацистам удалось изменить реальность, исказив линейное течение времени.
  - С чего эта такая уверенность?
  - Несколько лет назад нам стали известны некоторые подробности таинственного эксперимента, который нацисты проводили в сентябре 1943 - декабре 1944 года.
  - Вам - это кому?
  - Третьему управлению РУМО. Военной разведке США. Я являюсь сотрудником этой организации.
  - Понятно. Вы что-то об эксперименте говорили.
  - Да. Первые сведения об этом эксперименте появились еще в 1945 году - тогда о нем сообщали агенты Нарцисс, Шнайдер и Соллекс. Они работали независимо друг от друга, и их информация много раз проверялась. Агенты сообщали, что по секретному приказу Гиммлера в августе 1943 года в Бонне было создано подразделение СС "Визеншафт" во главе с штандартенфюрером Германом Вальтраубом. Интересно, что до войны Вальтрауб был хорошо известен в научных кругах как талантливый физик - он написал несколько очень дельных исследований явлений гравитации. Вальтрауб якобы получил от Гиммлера задание осуществить некий научный проект военного характера. Чуть позже агент Соллекс передал список ученых, которых эсэсовцы привлекли к этому проекту. Там были физики с мировыми именами, такие как профессор Бехер, профессор Штольц, доктор Кантор - всего тринадцать человек.
  - Погодите-ка, Кантор - это типично еврейская фамилия. Как получилось, что нацисты привлекли к секретным работам еврея?
  - Еврея? - Мюррей растерянно на меня посмотрел. - О чем вы говорите?
  - О евреях. Об иудеях. О представителях народа, который нацисты объявили главным врагом Рейха и уничтожали самой зверской методой.
  - Вы что-то путаете, Алекто. В Рейхе не было евреев. Они были уничтожены как этнос еще во времена римского императора Тиберия.
  - Вот! Отец Алины говорил мне то же самое. Второй человек в вашем мире говорит мне о том, что Холокоста не было. Его не было, потому что не было еврейской нации как таковой.
  - Что такое Холокост?
  - Уничтожение. Истребление целого народа.
  - Я знаю, что нацисты проводили и проводят геноцид в отношении многих народов. Но евреи вряд ли могли от него пострадать. Они исчезли как нация еще в первом веке нашей эры. Были полностью ассимилированы римлянами, утратили свою религию, язык и культуру. Небольшие общины евреев в первом тысячелетии еще жили в Палестине, Сирии, Италии, а с началом колонизации Америки многие из них перебрались в Новый Свет и окончательно растворились среди местного населения. Само название национальности, евреи, встречается только в старинных книгах. Это имеет какое-то значение?
  - Возможно, очень большое. Что там дальше с экспериментом?
  - Все. Это было последнее донесение от наших агентов. Спустя много лет мы узнали, что они были арестованы гестапо и расстреляны. - Внезапно Мюррей заулыбался. - Но нам все-таки удалось выяснить, в чем заключался этот эксперимент и даже его название.
  - Итак?
  - Для начала одна цитата: "Иисус воззвал к Господу...и сказал пред Израильтянами: стой, солнце, над Гаваоном, и луна, над долиною Аиалонскою! И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим". Книга Иисуса Навина, глава 10.
  - И что это значит?
  - Подойдите к компьютеру.
   Я подчинился. Мюррей застучал по клавишам, и сумел прочитать следующий документ:
  
   Совершенно секретно
   Рейхсфюреру Гиммлеру
   Рейхсфюрер!
   Согласно Вашей директиве Љ66 от 27 января 1945 года мной проведена полная инспекция объекта Z-33. По итогам инспекции докладываю:
  - Штандартенфюрером Г.Вальтраубом представлен подробный отчет по эксперименту "Новый Завет". Основная фаза эксперимента завершена 4 декабря 1944 года. Агент "Лукреция" доставлен в пункт назначения. Копия отчета прилагается.
  - Экспериментальная установка, силовая станция и контрольное оборудование находятся в рабочем состоянии и могут функционировать неопределенно долгое время. Энергетическая установка нового типа полностью оправдала возлагавшиеся на нее надежды, даже несмотря на некоторые сложности ее эксплуатации. Инцидент, происшедший на объекте 6 декабря 1944 года, был вызван отказом систем радиационного контроля и охлаждения. Последствия инцидента ликвидированы, виновные наказаны.
   Хайль Гитлер!
   Штандартенфюрер СС Йоахим Зоммер.
  
  - Это копия документа, который был получен четыре года назад во время операции "Холодный Камень", - пояснил Мюррей. - Тогда нашим специалистам удалось взломать защиту нацистских электронных архивов, и в наши руки попало несколько тысяч любопытных файлов. Документы были датированы 1944-1945 годами.
  - Тут есть название эксперимента, но нет его описания.
  - Прочтите следующий документ.
   Я посмотрел в дисплей. Текст был выгоревший, неразборчивый, написанный от руки, но мне удалось разобрать следующее:
  
   Транспортал отправлен этой ночью. Хорошо, что я послушался Нейбаума и убрал из зоны А охрану - польские рабочие, присланные для демонтажа установки, получили смертельную дозу облучения и теперь дохнут, как мухи. Завтра эвакуируем моих умников. Звонил Кунц, говорит, что для восстановления транспортала все готово. Пусть янки попробуют отыскать нас на просторах России! Если нас не накроет в пути какой-нибудь "Либерейтор", я очень скоро продолжу работу. И тогда мы с коллегами придумаем, как покончить с наглыми американцами. Например, нанесем визит генералу Вашингтону или мистеру Джефферсону, ха-ха! А сейчас надо поспать, что-то мне нездоровится.
  
  - Похоже на выдержку из личной переписки, - сказал я, дочитав документ.
  - Это фрагмент из дневника Вальтрауба. Мы нашли его в том самом архиве, о котором я уже вам говорил. Благослови Бог немецкий педантизм, они сохранили даже личные записи Вальтрауба. Этот маленький кусочек текста объясняет, что за установка работала на объекте Z-33. Попросту говоря, это была запитанная от ядерной энергетической установки сверхмощная машина времени, позволявшая воздействовать на прошлое.
  - Так, по-вашему выходит, что нацисты смогли каким-то образом изменить ход истории, потому и выиграли войну?
  - Другого объяснения просто нет.
  - Очень странно, что нацисты решили разместить установку не где-нибудь, а в России.
  - Ничего странного не вижу. К тому времени вермахт уже оккупировал большую часть Западной России, вплоть до Волги. Найти установку на просторах России было бы почти невозможной задачей. Это вам не Европа, где такой крупный проект был бы быстро обнаружен нашей разведкой.
  - Однако вы не обнаружили объект и в Европе.
  - В то время мы просто не знали о его существовании. По архивным данным лаборатория Z-33 была расположена где-то в Швейцарских Альпах, на нейтральной территории.
  - А ядерное оружие? Как получилось, что Германия смогла так быстро его разработать?
  - Пока это загадка для всех. Мы даже не можем сказать, кто конкретно из нацистских физиков занимался разработкой атомного вундерваффе. Только предполагаем, что это были ученики профессора Отто Гана. В нацистских документах мелькают фамилии некоего Рудольфа Местериха, специалиста по физике атомного ядра, и еще одного ученого, Залмана Бойма.
  - Снова еврейская фамилия.
  - По нашим данным, Бойм был австрийцем, - на физиономии Мюррея вновь отчетливо прочиталась растерянность.
  - Мы об атомном оружии говорили.
  - Немецкие войска получили его в начале 1945 года и тут же применили против русских, а потом и против англичан.
  - Завидная оперативность, - заметил я. - Даже вам с вашими технологиями, деньгами и собранными по всему свету лучшими учеными-физиками понадобилось на это несколько лет. Ваши союзники англичане начали работать по атомной теме еще в 1942 году, но не преуспели. Это я к тому, что нацисты не могли создать свою атомную бомбу всего за несколько месяцев. И если я правильно рассуждаю, они и начали вторую мировую войну только потому, что были уверены в успехе проекта сверхоружия. А это значит, что история человечества была пущена по альтернативным рельсам не с 1944 года, а с гораздо более раннего момента.
  - Вы так говорите, как будто в вашей реальности всего этого не было.
  - В моей реальности, - сказал я, - нацисты не смогли или не успели сделать ядерное оружие. Первым его создали вы, американцы. И применили его против японцев в 1945 году. Первый и последний раз в истории. А потом его создал СССР. Не знаю, почему, но мне кажется, что все это связано между собой. Пока не пойму, как. Хорошо, что дальше?
  - А дальше начинается самое главное. И самое для нас неприятное. Факт вашего удивительного появления в этом мире доказывает, что искривление пространства, вызванное гравитационной машиной нацистов, существует до сих пор. То есть, установка Вальтрауба до сих пор работает. И она находится здесь, в России. А точнее, в Ливонии.
  - С чего вы взяли?
  - Мы знаем это наверняка. Последний из ученых, предположительно участвовавший в 1944-1945 годах в эксперименте Вальтрауба, жив до сих пор. Он знает, где расположена установка.
  - Проект осуществлялся почти девяносто лет назад, - сказал я. - Сейчас вашему ученому должно быть хорошо за сто.
  - Все верно. Но он жив, и это факт. Более того, он хочет помочь нам.
  - Мюррей, хватит эффектных вступлений. Я пока еще не понял, в чем моя роль.
  - Вы поможете мне найти Старика. Так мы называем этого ученого мастодонта.
  - С чего вы решили, что он собирается нам помогать?
  - Он сам нашел нас и давно поддерживает с нами контакты. Не знаю, что им движет. Возможно, это раскаяние. Мы даже знаем, где он живет последние двадцать девять лет. Он прячется в городе апокалитов.
  - Сектантов-боевиков? Что он у них делает? И потом, если этот старый фашист так хочет вам помочь, почему он не сообщил, где находится долбанный агрегат?
  - Когда-то он нашел там убежище. Старик особо не распространялся, что случилось на самом деле, только дал понять, что апокалиты не очень-то хотят с ним расставаться, а он желал бы перед смертью исправить зло, которое совершил. Он очень странный господин. Судя по тем сообщениям, которые мы от него получали, он знает что-то необычайно важное.
  - С чего вы взяли?
  - Однажды он просил устроить ему радиообмен с кем-нибудь из ведущих специалистов в области информационных технологий. Говорил, что у него есть какие-то секреты, которые могут все изменить. Честно говоря, мы не понимаем, чего он от нас хочет, но Старик намекнул, что готов заключить сделку: координаты объекта с установкой и коды управления в обмен на его освобождение. Надо вызволить старика из царства Ахозии.
  - Хорошую вы мне предлагаете работку. Может, предложите другой способ покончить с собой?
  - Вы не поняли. Основная миссия поручена Кис. Вы будете лишь сопровождать ее.
  - Вы отправляете девчонку к этим сумасшедшим?
  - Кис - наш агент. Она хорошо подготовлена и знает, что делать. Но совершенно без защиты ее нельзя оставлять. Проводником с вами пойдет Карагод. Все необходимое оружие и снаряжение вы получите на складе у Георгия.
  - Постойте, мне не нравится эта идея. Совершенно не нравится. Вы отправляете девушку, почти ребенка, на очень опасное задание. Карагод рассказал, что апокалиты нетерпимы к пришельцам. Почему бы вам самому не отправиться за Стариком? Или это типично американская политика - платить за победу чужими жизнями?
  - Хорошо, я скажу вам. Алина необычная девушка. Она киборг. Симбиотик. То есть она не совсем человек.
  - Киборг? - Я не удержался и хмыкнул. - Вы лжете. У нее есть отец, который ничего не говорил о том, что Алина симбиотик. И где это над ней проделали всю эту кибернетизацию? Алина сама говорила мне, что всегда жила в Зонненштадте с отцом. Почему вы меня обманываете?
  - Потому что воспоминания Алины о ее детстве имплантированы в ее память. Лукошин не жил со своей семьей. Собственно, семьи-то и не было. Ольга Фальк, мать Алины, была гражданкой Рейха, и об официальном браке не могло быть и речи. Это была просто любовь. Обычная история, мой друг. Ольга была красивой женщиной. Алина в полной мере унаследовала ее красоту. А еще, Лукошин даже не подозревал о том, что его возлюбленная была нашим агентом. Когда Алине было восемь лет, Ольга переехала в Адольфсбург и забрала дочку с собой. Это было как раз перед началом войны. Лукошин не препятствовал этому: это был шанс для девочки. Алина пять лет проучилась в Адольфсбургской школе программистов, и мы связывали с ней большие надежды. Но летом 2029 года они с матерью попали под ракетный обстрел. Ольга погибла на месте, а Алину доставили в госпиталь для граждан. Она была безнадежна: тяжелая травматическая кома, повреждение головного мозга. Нашим людям удалось забрать девушку из госпиталя и чуть ли под носом у нацистов провести сложнейшую операцию по кибер-репликации девушки. Кстати, самую сложную часть работы выполнил доктор Платонов, наш специалист российского происхождения. А потом новорожденная Алина вернулась к отцу в Зонненштадт, благополучно сдала рейхсбюргер-минимум и после школы начала работать в оккупационных структурах. Лукошин знал о гибели жены от Грача, но ничего не сказал дочери. Девушка не помнит, что с ней случилось - ей провели частичную инверсию памяти. Вместо удаленных тяжелых воспоминаний вложили легенду, которую придумали, чтобы у девушки не возникло ненужных вопросов.
  - Она знает, во что вы ее превратили?
  - Конечно, нет.
  - А ее отец?
  - Только часть правды. Грач сообщил ему, что Алина была тяжело ранена в Адольфсбурге и совершенно забыла тот период, когда жила там с матерью. То, что девушка перенесла кибер-репликацию, он не знает.
  - Это ужасно. Зачем вы это сделали?
  - Ну, ничего особенно ужасного в этом всем нет. Алина совершенно нормальная девушка. Специальные биоэлектронные имплантанты заменили лишь некоторые участки мозга, пострадавшие при ранении. Плюс несколько усовершенствований органов чувств, скелета и нервной системы, что значительно увеличивает ее живучесть, сопротивление излучениям и болевому шоку. Такие операции в нашей стране делают с 2027 года, всего их сделано больше трехсот, и технология уже отработана. Симбиотизм никак не влияет на здоровье Алины и ничем ей не грозит. Зато он делает ее очень грозным противником для любого врага. Это было необходимо, Алекто. И я вас прошу - ничего никому не говорите. Даже не прошу, приказываю. Я раскрыл вам секретную информацию. Алина очень ценный агент, мы очень надеемся на нее.
  - Что вы задумали?
  - Вы узнаете все в свое время. А сейчас возвращайтесь к Георгию. Он даст вам все необходимые указания и поможет со снаряжением. А я больше ничем не могу вам быть полезен - пока не могу. Мне было очень приятно общаться с вами. Надеюсь, мы поговорим с вами после, когда вы доставите сюда Старика. Желаю успеха.
  
   ****************
  
   Молчаливый охранник проводил меня в каюту, где Георгий, Карагод и Алина подкреплялись жиденьким супом с неизменными хлебцами и серой вермишелью - муки в ней было явно меньше, чем всевозможных химических добавок. Я невольно посмотрел на Кис: девушка меланхолично помешивала ложкой суп в своей миске и почти не ела. И в самом деле, если она киборг, на кой ей еда?
  - Разговор состоялся? - осведомился Георгий, указывая мне на место за столом.
  - Состоялся. И группа героев тоже определилась. Я в их числе. Не слышу пения фанфар.
  - Чего?
  - Мюррей сказал, что ты поможешь со снаряжением.
  - Это само собой. Сперва поешь.
  - А где Тога?
  - Возится с R-564. Мы его звали, он сказал, что поест позже.
   Суп был безвкусный, но он согрел меня и отвлек от грустных мыслей. После обеда Георгий повел меня, Кис и Карагода в арсенал, находившийся в другой части парома.
  - Интересный у тебя бронник, - Георгий постучал ногтем по моему ламелляру. - Самоделка?
  - Эльфийская работа.
   Георгий посмотрел на меня, как на сумасшедшего. Между тем завхоз повстанцев, бледный и худой парень по имени Борис доставал из железных шкафов предназначенное для нас добро.
   Я облачился в черную, жирно лоснящуюся куртку и широкие штаны, надел тяжелые шнурованные ботинки. Потом мне дали бронежилет - на удивление легкий, с пристегнутой разгрузкой, - и защитный шлем с опускающимся забралом. Чтобы надеть бронежилет, мне пришлось снять ламелляр, пояс Повелителя Стихий и щит Такео. Каптер Борис запер их в один из шкафов, пообещав вернуть мне их в целости и сохранности после операции.
  - Что-то хлипковатый жилетик, - сказал я Георгию, постучав кулаком по своей новой броне. - Кевлара пожалели?
  - Кевлар? Ошибаешься. Это "Энджелл Вингс", боевое снаряжение штурмовых подразделений США. Мюррей привез с собой пять полных комплектов специально для операции. Можешь не бояться - твоя одеждка из сверхпрочного кремнийорганического композита. Штаны и куртка не пропускают воздух, защищают от огня, холодного оружия и ядовитых жидкостей. Вот, смотри, - Георгий вытащил из ножен боевой нож и несколько раз с силой полоснул по моему плечу. Меня подрал озноб, но не от боли, а от звука: будто кто-то ножом по стеклу провел. - Даже следа не осталось. Бронежилет из того же композита, но с внутренним слоем, гасящим динамический удар пули. От осколков и шальных пуль защищает очень даже неплохо.
  - А от не шальных?
  - От них только сила небесная защищает... Эй, полегче со шлемом! Там внутри портативная радиостанция и навигационный комплекс. Вам их потом Стриж настроит.
   Оружие нам предложили немецкое - Георгий сказал, что к нему легче раздобыть боеприпасы. Но это были не старые пушки времен второй мировой войны, вроде тех, которыми нас оделил Карагод. Из знакомого мне нацистского оружия в ассортименте был только дробовик "зауэр" - его-то я и взял. Георгий велел каптеру выдать к дробовику аж сотню зарядов, но посоветовал прихватить еще какую-нибудь автоматическую пушку.
  - Вот этот бери, - сказал он, взяв со стола тяжелый пистолет с кургузым стволом и ребристой рукоятью. - Это 45SSP, лучшая из последних немецких разработок для их специалькоммандо. Он чем хорош, сделан не под дойчевский 9-тимиллиметровый патрон, а под американский, 45 калибра. Двенадцать зарядов, отстрелянная обойма выбрасывается из рукояти автоматически, только на курок нажми. Понадежнее будет, чем "Вальтер", осечек практически не бывает. И скорострельность отличная. К пистолету даю пять обойм, больше бесплатных маслят нет.
  - А платные?
  - Если у тебя что есть на обмен, с Борисом потолкуй, он у нас главный торгаш. Есть желание, можешь оружие в нашем тире опробовать. А можешь патроны поберечь и мне на слово поверить.
  - Я тебе верю. Тем более что стрелок я не ахти, из любого оружия не попаду.
  - У нас хороших стрелков мало. Одного из лучших с вами посылаю, - Георгий кивнул на Карагода. Тот тем временем вертел в руках облюбованную им крупнокалиберную снайперскую винтовку с магазином "буллпап", и я понял, что ее он, в конце концов, и выберет. Я не ошибся. От щедрот своих Георгий добавил к моему снаряжению боевой нож, на этот раз американского производства, пару американских же ручных гранат, отличный 8-микратный бинокль и большой и очень тяжелый ранец, куда все это добро можно было сложить. Плюс ко всему я получил от Бориса за лекарства наркоторговца Веника еще двадцать патронов к пистолету, три пачки сигарет, спички и банку американского кофе "Тестерз".
  - В ранце два отделения, одно для припасов, а во втором автономная система жизнеобеспечения, - сказал мне напоследок Георгий. - Это на случай, если попадете в зараженные места. Карагод позже объяснит, как ей пользоваться. Ты свою саблю тоже с собой возьмешь?
  - Непременно.
  - Дело твое.
   Я заметил, что Кис не получила ранец. Ее снаряжение было похоже на наше, но вот оружие показалось мне необычным. Девушка получила от Бориса по виду легкую автоматическую винтовку с коротким, заделанным в кожух стволом, сложным телескопическим прицелом, рамочным прикладом и цилиндрическим магазином, похожим на помповый затвор дробовика. Выглядела эта футуристическая пушка довольно навороченной. Георгий перехватил мой взгляд.
  - Это оружие не для тебя, - сказал он. - И не для меня. Одна такая машинка стоит почти как вертолет.
  - Что-то особенное?
  - Пучковая винтовка. Американцы называют их пэнсл-ганы, а мы квантоматами. "Нордхаус-Кольт-Файрблейд", модель Мк.23. У нациков похожие системы появились лет пять назад, они их кличут по-своему, "импульсгевер" - импульсная винтовка. Но дойчевские модели громоздкие, раза в два тяжелее и перегреваются при стрельбе. А главный недостаток что у американской, что у немецкой моделей - цена. У них ствол делают из особого углеродного композита, а он очень даже недешевый. Зато убойность и точность у лучевых пушек - ни с чем не сравнишь. Куда выстрелил, туда и попал, ни сноса пули, ни кориолисовой силы, ни разброса. Температура в точке попадания импульса двадцать тысяч градусов, броню легкого танка прожигает. Один солдат с квантоматом стоит двух опытных снайперов, или целого пулеметного взвода. Мне Мюррей обещал подкинуть парочку таких, а пока вот только одну привез, для нашей Кис.
  - Типа лазерное оружие, - сказал я. - Интересно. Далеко у вас ушло искусство убивать.
  - Только это многие и умеют. - Георгий сделал паузу. - Мюррей тут рассказал нам, что у них за морем происходит. Дерутся с нациками насмерть. Если проиграют, то нам совсем худо будет.
  - Я бы американцам особо не верил. Рисовщики они. Их послушать, так все войны только они и выигрывали, хотя перед этим коварный и невероятно сильный враг заставлял их много страдать. А все союзники у них на заднем плане кордебалетом плясали. Так, патроны подносили.
  - Нет, правда дела плохи, - мотнул головой Георгий. - После того, как дойчи Вашингтон разбомбили, американское правительство в Дакоту перебралось, на какую-то военную базу. А немецкие бронемоторизованные части уже в Неваду прорвались, на северо-восток прут.
  - Знаешь что? - взорвался я. - Не верю! Какая-то Германия, пятнышко на карте, Россию захватила, теперь Америку оккупирует? Это ж не Китай, где полтора миллиарда народу! Как вообще такое возможно?
  - Выходит, возможно, если происходит. Ладно, замнем. Сейчас о вас тема. Чем богаты, тем вас одарили. Не голыми-босыми в бой пойдете. Теперь пошли ко мне, обсудим операцию...
  
  
  
  
  
  
   Глава десятая: Живой бог Ахозия
  
   В начале был Word...
   (Евангелие от Майкрософта, глава 1, стих 1)
  
  
   Тога был в хорошем настроении, видимо, чувствовал себя вполне в своей тарелке. Он сообщил мне новость: ему удалось починить пресловутый R-564. Таинственная бандура оказалась многоканальной радиостанцией, в которой, по словам Тоги, накрылся какой-то демодулятор.
  - Технарь у них полный чайник, - заметил Тога. - Начал мне втирать, что нельзя заменять детали, надо ставить только те, что указаны в схеме. А я ему: ты где учился? Подобрать аналог проще простого. Покопался в ящиках с хламом, и нашел все, что нужно. У этого Стрижа зенки на лоб полезли, когда станция заработала. Между прочим, связь у них очень интересно построена. Судя по всему, используется передатчик с фазированной антенной решеткой. Выходящий сигнал передается не в эфир, а узконаправленной волной на целую систему ретрансляторов, которые по всей Ливонии разбросаны. Ощущение возникает такое, будто сотня раций сразу работает. Ни за что не определишь точку, из которой идет передача. Безопасность рулит. Теперь можно не бояться, что тебя по пеленгу накроют бомбой, когда их радист в эфире.
  - Ну, это радует, - согласился я.
  - Тут я, знаешь, о чем подумал? Не исключено, что у нациков есть система отслеживания наших пассов. Например, со спутника. Если так, они в принципе могут знать, где мы находимся. Обратил внимание, у партизан никаких пассов нет? Надо протестировать наши приборчики на предмет радиосигнала. А то накроют нас какой-нибудь ракетой или десантом.
  - Ага, картина Репина "Не ждали?". - Меня всерьез озаботили слова Тоги. - А что этот Стриж говорит?
  - Сказал, что пока мы внутри этой жестянки, бояться нечего - металл любые радиомаяки глушит. Только я ему не верю.
  - И что делать?
  - Надо подумать, как нам эти штуковины снять.
  - Думай. Только не тяни.
  - Прикинь, у них до сих пор ламповая аппаратура используется! - с восторгом вещал мне Тога. - Лампы "Амлайт", я таких уже сто лет не видел. Вещь! Если на таких собрать приемник, звук будет как у хай-эндовского центра. Если выберемся отсюда, я пару-тройку триодов у этого кащея Стрижа экспроприирую. Дома соберу такой усилок - закачаешься! Слушай, а у тебя прикид новый, роскошный. Я тоже такой хочу.
  - С прикида и начнем, - сказал я и тут же сообщил Тоге о планах Георгия и Мюррея.
  - А я? - вырвалось у Тоги, когда я все рассказал.
  - Про тебя разговора не было. Посылают Карагода, Кис и меня.
  - Погоди, выходит, Алина - это...
  - Выходит, что да. Так что поухаживать не получится.
  - А по внешнему виду никогда не скажешь, - Тога даже присвистнул. - Даже не верится, что к 2038 году люди научатся делать такие вещи.
  - Тога, ты не слушаешь, о чем я говорю. Тема такая, что ты с нами не идешь. Ты остаешься на базе.
  - Это еще почему? - набычился казанец. - Я с тобой.
  - Да я бы с кайфом. Но Георгий...
  - Пошли, пообщаемся с Георгием, - Тога решительно шагнул в коридор, ведущий к каютам.
   Георгий был у себя и что-то объяснял Карагоду. Когда я появился на пороге, оба тут же замолчали и вопросительно посмотрели на нас. Так, понял я, меня в некоторые тонкости готовящейся операции не посвящают. Интересно...
  - Ты нам здесь нужен, - сказал Георгий, когда Тога изложил ему претензии. - Стриж говорит, ты мужик башковитый. От тебя больше пользы здесь будет.
  - Я с Лехой, - категорически заявил Тога. - Мы с ним вдвоем сюда попали, вдвоем и выбираться будем. Нам поодиночке никак нельзя.
  - А я говорю - нет. Разговор окончен.
  - А я говорю - да! - вспылил Тога, чем удивил и меня, и, похоже, Георгия. - Не отпускаете меня с Лехой, я вообще ничего делать не буду.
  - Выделываешься? - нехорошим тоном спросил Георгий. - Я тебя сейчас по законам военного времени...
  - Не стоит угрожать моему другу, - заметил я. - Тогда на меня можете не рассчитывать.
   Георгий так хлопнул рукой по алюминиевому столику, что из стоявших на нем кружек выплеснулся чай. Тога втянул в плечи голову, Карагод посмотрел на меня с ужасом.
  - Тааак! - Георгий шагнул ко мне, ткнул пальцем в грудь. - Я бы на твоем месте молчал в тряпочку, чужак. Ты кровью замаран. Если бы не американцы, висел бы ты сейчас у меня на радиомачте. Тебе рот открывать лишний раз не стоит, понял? А то ведь я забуду, что ты кому-то там нужен. Возьму, и прострелю тебе башку.
  - Все сказал? Отвел душу? А теперь, может, о деле поговорим?
  - Вали отсюда, - зло бросил Георгий. - Карагод зайдет за тобой, когда надо будет.
  - За нами, - уточнил Тога, глядя командиру повстанцев прямо в глаза.
  - У меня лишнего снаряжения нет, - заявил Георгий.
  - Перебьюсь без снаряжения, - с вызовом ответил казанец.
  - Тогда топайте отсюда. Не до вас мне.
  - Нам не доверяют, - сказал я Тоге в коридоре. - А ведь он прав. Тебе лучше тут остаться.
  - Я не всегда поступаю так, как лучше.
  - У тебя ведь даже оружия нет.
  - Стриж тут ноутом очень интересовался. Попробую оформить бартер. Пора вспомнить, что однажды я был сержантом Мейсоном.
  - Держи пять, - я крепко пожал Тоге руку. - Теперь у меня как-то и душа меньше болит.
   Внезапно у меня мелькнула мысль, что Тога рвется на задание из-за Кис. Что ж, вполне вероятно. А с другой стороны, если меня прихлопнут апокалиты, Тога останется в этом светлом и прекрасном мире совершенно один. Не думаю, что здесь меня будут воскрешать специалисты компании "Риэлити" по Анастазису. Еще та перспективка.
   Но если Тогу убьют на задании, тогда в полном одиночестве останусь я...
  - Может, все-таки останешься? - сделал я последнюю попытку.
  - Ни хрена, - категорически отрезал Тога. - Мне тоже хочется пострелять. Жди меня в каюте, я пойду на добычу.
   Я вернулся в отведенную для нас на пароме каюту с самым тяжелым сердцем. Свалил снаряжение на одну из коек, сам улегся на другую и закрыл глаза, но заснуть никак не получалось. В голове барахталась жуткая мешанина из мыслей. По сравнению с задачками этой реальности первоначальный Главный Квест теперь казался мне толкиеновской ролевкой с боями на деревянных мечах-самостругах.
   Сегодня мы отправимся искать загадочный объект 43-530 - затерявшуюся в здешних лесах столицу апокалитов. Георгий накануне довольно подробно изложил план операции. Все, что от нас требуется, так это найти в городе апокалитов Старика, какого-то дюже умного фашистского Мафусаила, который непонятно как и непонятно почему оказался в поселке сектантов. Найти и доставить сюда, на паром. Работа еще та. Мюррей признался, что американская разведка мало что знает о секте, только самые общие вещи - апокалиты поклоняются своему живому богу Ахозии, которого считают воплощением Слова. Сама секта возникла еще в конце 40-х годов, после скоротечной ядерной войны между Рейхом и США. Тогда были разрушены десятки городов и погибли сотни миллионов человек. Естественно, появились те, кто заговорил о Конце света - да, по совести сказать, он в некотором смысле слова и состоялся. По слухам, один из этих пророков по имени Ахозия, уже тогда объявил себя живым богом и Судьей Последних Времен. Ему довольно быстро удалось найти своих последователей, и со временем маленькая группка людей, переживших ядерные удары конца 40-х годов, превратилась в мощную военизированную организацию, обосновавшуюся в Ливонии. Почему Ахозия выбрал для своей паствы именно Ливонию, Мюррей не мог объяснить. Американец признался, что и РУМО, и фашистская разведка "Анрайф", - Die analytische Reichsverwaltung, Имперское аналитическое управление, - много лет пытались контактировать с Ахозией и даже засылали в секту своих сотрудников. Сектанты раскалывали агентов и не шли ни на какие контакты. Тогда нацики попытались покончить с сектой руками ливонского правительства - и тоже обломались. За эти годы Ахозия создал целую армию, боеспособную и хорошо вооруженную. Теперь американцы засылали к апокалитам нашу группу. Мюррей ни словом не обмолвился о том, что нас ждет в епархии живого Бога апокалитов. Мы просто стали участниками спецоперации. Веселых мыслей такой вариант у меня не вызывал, однако деваться было некуда. Мы с Тогой не можем бесконечно оставаться в этом мире вне игры, рано или поздно придется определяться, потому что иначе выжить не получится. Поскольку становиться прислужниками нацистов ни я, ни Тога не собирались, оставались повстанцы. Выбор сделан, и, прошу прощения за банальность, отступать некуда. Чтобы выбраться из этого кошмара, надо использовать все возможности. Загадочная нацистская цайт-машина, о которой говорил Мюррей, по сути тот же портал. Кто знает, а вдруг она ведет в нашу реальность, или, хотя бы, в тот мир, из которого мы с Тогой провалились в эту постапокалиптическую задницу? Пробовать надо, искать, бороться, мать его тру-ля-ля!
   Похоже, я сам себя успокаиваю. Правильно, а что мне еще делать? Только говорить самому себе - не все так хреново, Осташов! Прорвемся, Осташов! Хоть одна радость - я не один. Тога мужик башковитый, да и отваги ему не занимать, сам напросился участвовать в операции. Сидел бы на базе в тишине и безопасности, паял бы платы. И Алина с нами. Интересно, а с чего это америкосы так ее вооружили? Никому ведь не дали квантомат, кроме нее. Или первое впечатление обманчиво, и хрупкая милая девушка с солнечными глазами и смешным прозвищем Кис - на самом деле грозный терминатор, который еще покажет, на что способен? Вот будет контраст, елки-моталки...
  - Леха! - Тога появился в дверях каюты. Он просто сиял, и я через мгновение понял, с чего: мой казанский друг разжился таким же защитным обмундированием, как и нас.
  - Махнул? - спросил я.
  - Неа, - Тога мотнул головой. - Георгий меня выцепил, начал воспитывать, а потом вдруг потащил за собой в арсенал. И вот я тут и при полном параде. Ноут остался при мне, - он похлопал по переброшенному через плечо кофру, - короче, все довольны.
  - А оружие он тебе дал?
  - А как же! - Тога повернулся ко мне боком, и я увидел у него на правом бедре шортган в черной нейлоновой кобуре. - Плюс гранатами поделился.
  - Приятно слышать. А шокер твой где?
  - Там же, где твоя катана. Леха, Георгий велел сказать, что они тебя ждут на верхней палубе. Меня вобщем-то за тобой послали.
  - Понял, - я еще раз окинул взглядом довольного до невозможности Тогу. - Если выберемся отсюда, я тебя неделю пою. Как тебе такая идея?
  - Я вообще-то не пью. Но по такому случаю принципы подкорректирую.
  - Ловлю на слове. Идем?
  - Идем. А то моя решимость начинает медленно таять.
  
  
  
  
   Глава одиннадцатая: Могильный лес.
  
  
  
   Вход на ресурс только для авторизированных
   пользователей.
  
  
   Черт, как же холодно. Будто кто-то ледяной рукой водит по телу, заставляя сжиматься в комок. Перед глазами мгла - пустая, бесконечная и мертвая, как этот проклятый лес, как весь этот умирающий мир.
   Опять прикосновение. Но это не просто дуновение холодного воздуха. Их мглы появляется мертвенно-белое лицо с пустыми свинцовыми глазами, и монотонный безразличный голос говорит по-немецки.
  - Вот мы и встретились снова. Рад встрече.
  - Нахтмайстер Шварцкопф! - Мне страшно от чувства моей беспомощности, от той обреченности, которая мной владеет. - Уходи!
  - Э, нет! - смеется нахтоттер. - Я не призрак, которого можно отогнать заклинаниями и крестным знамением. Похоже, ты до сих пор не понял, кто такие нахттотеры. Я и мои братья - истинная сила Рейха. Мы наследники древних рыцарских орденов, который стальным кулаком и клинком насаждали цивилизацию среди диких варваров Востока. Знаешь, мне иногда кажется, что я когда-то было тевтонским рыцарем. Это было очень-очень давно, больше шести веков назад.
  - Что тебе от меня нужно?
  - Ничего. Просто пришел проведать тебя. Укрепить твой дух. Ты ведь боишься того, что тебя ждет?
  - Я ничего не боюсь.
  - Ложь. Ты всего лишь человек. Даже не ариец, славянин, пусть и признанный властями Рейха достойным жизни. Хотя... Я вижу твою истинную сущность. Я знаю, что ты рожден не в этой реальности. Не могу понять, откуда, но я это знаю. Как получилось, что ты попал в эту реальность?
  - Ты бредишь, Шварцкопф. Я житель этого мира.
  - Снова ложь. Твоя слова могут обмануть, но твоя кровь - никогда! Ханс описал мне вкус твоей крови. - Шварцкопф медленно вытягивает из ножен длинный кинжал с вороненой гравировкой на клинке. - И мне любопытно, насколько он был точен.
   Резкая боль от пореза в руке заставляет меня вскрикнуть. Проклятье, ведь это мне не снится! Это все происходит на самом деле, но все слишком похоже на кошмар. Я смотрю на свое правое запястье - крови нет, длинный ровный порез исчезает на глазах. Шварцкопф проводит белесым языком по лезвию кинжала, довольно причмокивает.
  - Кровь, полная жизни, - говорит он после недолгой паузы. - У нее вкус редкого здоровья и силы, которые уже не встречаются в этом мире. Это хорошо. Ты станешь тем побегом, от которого возьмет начало новое поколение нахттотеров, истинных хранителей Рейха. Я бы сравнил тебя, друг мой, с драгоценной бутылкой редчайшего вина, выпить которую сразу было бы невероятной глупостью и невероятным расточительством. Нет, мы попробуем растянуть удовольствие.
  - Бред! Бред это все! Ты мне снишься. Убирайся, оставь меня.
  - Ты ничего не знаешь о снах, мальчик. А что, если именно сон - истинная реальность, а тот мир, который ты называешь реальным, только сновидение? Где граница между ними? Ты не можешь ответить на этот вопрос, и ни один философ этого не знает наверняка. Сейчас, когда ты стоишь один, вокруг тебя тьма и туман, и кровь застывает в жилах, тебе кажется, что все это просто кошмар. Но ты представления не имеешь о том, что такое настоящие кошмары. Те, которые приходят к обреченным, к тем, кого приговорил к встрече с Тьмой наш Юберсгерихт. Ты очень близок к тому, чтобы узнать это. Но я хочу, чтобы твоя кровь и твоя уникальность послужили делу Рейха. Я пока не решил, как лучше тебя использовать. Братья считают тебя опасным и требуют твоей крови, но я пока на твоей стороне. Пока. Не разочаруй меня...
   Меня будто подхватывает ураганным ветром, швыряет в самую гущу мглы, и я просыпаюсь.
  
  
   *********
  - Эй, а я уже собирался тебя будить!
   Карагод жадно затянулся сигаретой, стряхнул пепел на пол землянки. Я приподнялся на лежаке - меня сразу пробрал сонный утренний озноб. В землянке было холодно, дрова в печке прогорели, превратившись в белую слоистую золу.
  - Держи, - Карагод подал мне кружку, из которой шел пар. Чай был скверный, пахнущий березовым веником, но горячий, и это было главное.
  - Где остальные? - спросил я, отпив из кружки.
  - Вышли по нужде. Если тебе надо, дергай за ними. Времени мало.
  - К чему такая спешка?
  - Ночью на северо-востоке стреляли. Нехорошо это.
  - Кто стрелял?
  - Не все ли тебе равно?
  - Слушай, Карагод, все хочу тебя спросить: почему этот лес называют Могильным?
  - Потому что могильный и есть. Здесь народу сгинуло - не пересчитать, - Карагод досмолил сигарету до самого фильтра, швырнул окурок в печку. - Когда по городам атомные удары наносили, беженцы по окрестностям разбежались. Бюргеры-то в убежищах отсиживались, а неполноценных туда не пускали. Вот и бежал народ из городов, куда глаза глядели бежал. Кому повезло, тот в пригородных поселках приют нашел, а прочие прятались кто где. И в этот лес много людей подались. По дороге мерли пачками, кто от радиации, кто от ран, кто от голода. Здесь, в этом лесу, почитай, под каждым деревом могила. А еще больше умерших так и остались на земле, без погребения. Сейчас их кости под снегом лежат, а вот потеплеет... - Карагод чихнул, пробормотал какой-то заговор. - Ладно, вставай, идти надо.
  - Уже встаю.
  - Слушай, все хочу тебя спросить...
  - Ну?
  - Не обидишься?
  - Говори, слушаю.
  - Ты чего серьгу в ухе носишь? И пальцы у тебя в перстнях. Это что, у вас так принято?
  - Ага, мода такая, - буркнул я. Только тут до меня дошло, как нелепо я выгляжу в бронежилете, с ранцем и дробовиком за спиной, и с серьгой Нави в ухе. Самое смешное в том, что серьга-то никакой магической силой в этом мире не обладает! - А я парень модный.
  - Забавная у вас мода.
  - Да уж какая есть. А пожрать мне ничего не полагается?
  - Припасов мало, их беречь надо. В этом лесу ферм почти нет, да и те, что есть, принадлежат сектантам. Вряд ли у них мы чем-нибудь кроме пули разживемся. Так что потерпи до обеда, там поедим.
  - Спасибо, что не отказал, - вздохнул я и взвалил на плечи свой ранец.
   Тога и Кис стояли на улице у входа в землянку. Алина улыбнулась мне, а Тога немедленно объявил о своем новом открытии.
  - Похоже, аккумулятор в ноуте какой-то особенный, сверхъемкий, - сказал он. - Прикинь, уже больше недели прошло, а он даже не подсел.
  - Это хорошо или плохо? - рассеянно спросил я, глядя на Кис.
  - Конечно, хорошо. Надо прихватить его с собой, в нашу реальность. Если разберемся с принципом работы и устройством, станем миллионерами.
  - Мне опять снились нахттотеры, - сказал я Алине по-немецки. - Они меня не отпускают. Можете мне объяснить, что это значит?
  - Нет, - сказала девушка, опустив глаза. - Я не знаю.
  - Вот и я не знаю. И это незнание меня пугает.
  - Скоро все станет ясным. Запаситесь терпением. - Алина зашагала вслед за Карагодом, и мне осталось сделать то же самое.
   В лесу было холодно. На дворе апрель-месяц, а снег почти не тает. Странно, но я думал о том, что лес постатомной эры ничем не отличается от обычного российского смешанного леса. Никаких тебе изувеченных радиацией деревьев, никаких зверей-мутантов - каких-нибудь волкомедведей, зайцелосей или рысебелок. Наверное, встреть мы на пути какое-нибудь по-босховски уродливое нелепое существо, созданное атомными мутациями, мне было бы легче на душе. А так лес, как лес, только необычно притихший. От этой тишины было тревожно. За два дня пути от одного схрона к другому мы не встретили никого. Даже следов человека не видели. Я вспомнил, что рассказывал Карагод про погибших в этом лесу людей и поежился. Может, я сейчас шагаю прямо по костям, покрытым снегом. Ну да ладно, мертвые простят. Им теперь по большому счету все равно.
   Через четверть часа, основательно поныряв в сугробы тяжелого слежавшегося снега, мы вышли к хорошей дороге, идущей прямо через лес. Карагод тут же объяснил, что дорогу когда-то строили военные, и идет она прямо к городку 43-530. А потом вдруг замолк и начал принюхиваться.
  - Ты что? - не понял я.
  - Чуете? - Карагод снова втянул ноздрями морозный воздух. - Резиной горелой пахнет. И тухлыми яйцами. Запах боя.
  - Я ничего не чувствую, у меня нос заложен, - сказал я.
  - Есть запах, - поддержал проводника Тога. - Ветром несет.
  - Идем осторожно, по обочинам дороги. Под ноги смотрите, могут быть мины, - скомандовал Карагод.
   Метров двести или триста мы шли очень медленно, озираясь по сторонам и держа оружие наготове. На меня почему-то напал дурацкий смех. Пару лет назад один из моих друзей-бизнесменов пригласил меня поиграть со своими приятелями в пейнтбол. Мы приехали на какую-то базу, где уже собралось полтора десятка офисных клерков, мечтающих почувствовать себя крутыми парнями из боевиков. Помню, как нас инструктировали, как потом мы разбились на две команды и начали выпасать "противников" по такому же вот заснеженному лесу, действуя, как заправские коммандо, на полном серьезе, будто в руках у нас были не игрушечная пневматика с красящими шариками, а как минимум ручные пулеметы и базуки. Рисовались друг перед другом по полной. Ой, прикол! Вот бы сейчас всех этих кабинетных суперменов сюда, на мое место. Погуляли бы вот так по дороге в постъядерном мире, гадая ежесекундно - пронесет, не пронесет, нахватаюсь или не нахватаюсь рентген, наступлю на растяжку, или нет, хлопнет меня снайпер-кукушка с какой-нибудь елочки, или поживу еще немного. Бояться я уже не мог и не хотел, остался только нервный смех.
   Лес расступился, и мы вышли на огромную поляну, которую дорога разрезала надвое. Здесь нас ждал пейзажик, который я нескоро забуду. В кюветах по обе стороны дороги тлели три обгоревших развороченных джипа, а на черном от гари и запятнанном кровью снегу были разбросаны даже не трупы - фрагменты тел, изуродованных огнем и свинцом. Сколько человек здесь укокошили, подсчитать было невозможно. Но один относительно целый труп все же был - он висел вниз головой на огромном ржавом таблоиде, вкопанном у дороге. На таблоиде над мертвецом сидели вороны и недовольно каркали: видимо, наше появление прервало их трапезу.
  - Ягеры, - уверенно сказал Карагод и выругался. - А вот не хрена в наши леса соваться, на людей охотиться!
  - Кто это их так? - спросил Тога, рассматривая мертвеца на таблоиде. Мертвый нацист выглядел так, будто его пропустили через мясорубку, а потом попытались придать первоначальный вид. Я даже порадовался, что не завтракал - желудок уверенно пополз у меня к горлу.
  - Не наши, это точно, - сказал Карагод. - Думаю, люди Ахозии постарались.
  - Интересно, - заметил я, прочитав надпись на таблоиде. Она была на немецком языке, написана по трафарету вычурной готикой, и совсем недавно ее подновляли:
  
  
  
   Говорит Живой Господь: вот что ждет нечестивых, поднимающих оружие свое на праведных! Сожгу их пламенем, тела их растерзаю железом карающим и подвешу их на воротах града Своего в назидание, ибо плоть их стала добычей смерти.
  
  
  - Манифест от нашего друга Ахозии с наглядной иллюстрацией, - сказал я, отойдя от таблоида. - Суровые ребята.
  - Думаешь? - Карагод невольно огляделся по сторонам. - Надо поискать следы.
  - Думаешь, они где-нибудь неподалеку? - спросил я.
  - Шины у подбитых машин еще тлеют. Вот и объяснение ночной стрельбы. Прошло часов пять-шесть, как тут все закончилось. Если сектанты не ушли к городу, они должны быть поблизости.
  - Неприятно, - заметил Тога.
  - Ладно, нечего тут стоять, все равно поживиться нечем, - сказал Карагод. - Что сектанты не забрали, то сгорело. Идем дальше.
   Пару минут спустя Карагод отыскал свежие следы - они уходили на северо-восток. А потом мы сделали еще одну неожиданную и страшноватую находку: в кустах у дороги лежал труп мужчины лет сорока, обросшего бородой и одетого в кожу и камуфлу. Мертвец лежал на спине, руки у него были сложены крестом на груди и перевязаны проволокой, лицо накрыто грязной тряпкой. Правая штанина была разорвана и пропитана кровью от бедра до голенища сапога. Оружия у него не было, в карманах тоже было пусто. И еще, я заметил на шее трупа глубокую кровоточащую борозду, скорее всего, след проволочной удавки.
  - Слушайте, - мне аж нехорошо стало от моей догадки, - они, похоже, своего прикончили. Видите, у него рана в ноге, наверное, в бою получил и идти не мог. Так они его... чтоб не мучился и движение не задерживал.
  - А ты чего удивляешься? - спросил Карагод. - Апокалитам что жизнь, что смерть, все едино...
   Алина и Тога промолчали, но лица у них были такие - не описать.
   Мне понадобилось довольно много времени, чтобы прийти в себя. Мы шли по дороге за Карагодом, и я думал, что для одного дня, пожалуй, увидел многовато ужасов. Но то ли еще будет...
   Примерно через километр мы натолкнулись на еще один таблоид - на этот раз без висельников и прочих устрашающих деталей. Но надпись была, и я ее прочитал:
  
  
  
   Говорит Живой Господь: открою путь тому, кто одной плоти и одной крови со Мной, человеку не от мира сего, дабы пришел он ко Мне ради спасения всех. Я сотворил сей мир, и Я вверг его в пламя и скорбь, но Я же, Живой Господь, открываю путь для того, кто вышел из Света в Тьму, чтобы волею Моею стать одним из орудий Моих. И да будет шаг его верным, а сердце искренним!
  
  
  - Гребаная сектантская белиберда, - Карагод сплюнул в снег. - Идемте, други, нечего тут стоять.
   Лес расступился, мы вышли на равнину, где снег уже растаял. Карагод велел прибавить шаг, и я его понял. На этой равнине мы великолепные мишени. Но идти стало намного легче, чем в лесу - старое бетонное шоссе хорошо сохранилось. Мы прошли еще с километр под холодным завывающим в ушах ветром и оказались у развилки, где был вкопан еще один таблоид. Но текст на щите я прочел позже. Сначала мы все разом остановились у трех человеческих скелетов, лежавших прямо под щитом.
   У меня ком встал в горле. За эти дни я навидался такого, что на десять жизней хватит. Но эти три скелета, большой и два маленьких, много лет пролежавшие на этом месте, останки взрослого и двух детей, нашедших последнее пристанище на пригорке под ржавым железным щитом с цитатой из Нового Ядерного Завета - это было что-то! Ни полуразрушенный Зонненштадт, полный медленно умирающих людей, ни гибель Ивана Шумилина, ни нахттотеры, ни человечина на рынке, ни тело нациста на щите со словами новоявленного живого бога апокалитов, ни труп сектанта, которого добили собственные братья по вере не потрясли меня так, как это зрелище. Это был символ, жуткий и красноречивый. Ядерная Троица, вот как я назвал эту картину. Меня прямо-таки смертельный холод подрал по хребту. Тем более что Тога сообщил о повышенной радиации.
  - Почти сто миллирентген, - заявил он. - Останки фонят.
  - Разве такое может быть? - Я не мог оторвать глаз от скелетов.
  - Может, - ответила за Тогу Кис. - Я читала архивные медицинские отчеты. Врачи, лечившие в первые дни после ракетных ударов облученных, не знали, что их пациенты сами стали источниками излучения. И тоже гибли от радиации.
   Я поднял глаза и прочел надпись на таблоиде:
  
   Говорит Живой Господь: нет больше надежды, как только во Мне! Пролью огонь и отравленную воду с неба и отравлю плоть их, и пищу их, и разрушу города их, и поражу их безумием с первого дня их жизни до последнего. Отдам этот мир во власть нечестивых и позволю им править народами и упорствовать в безумии своем. Но Я разрушаю, и Я возрождаю миры, и каждый, кто уповает на Меня, будет спасен. Я призову Ангела спасающего и человека чистого сердцем ради мира, который Я разрушил в День Гнева Моего и который восстанет в День Прощения Моего. Я восстановлю плоть вашу, и град разрушенный станет градом цветущим, и возрадуется всякий, кто исполнит волю Мою.
  
  - Леха, что с тобой? - Тога заглянул мне в лицо.
  - Ничего. - Я не мог говорить. Все расплывалось перед глазами, ноги стали чужими. - Мастер, паскуда, какую пытку придумал! Я его... я его в клочья порву, сволоту!
  - Успокойтесь, - Алина коснулась пальцами моего плеча. - Вам нужно быть сильным. Этим людям уже ничем не поможешь.
  - Тогда ради чего все это? - не выдержал я. - Куда мы идем? Какого хрена ищем? На кой нам сдался этот затраханный ученый фриц? Американцев спасать будем? Да насрать мне на эту Америку! Мне-то что до этих американцев, если России больше нет? Вот что от нее осталось - разрушенные города, кости в чистом поле и радиация. Четвертый Рейх, мать его так! Чем нам поможет этот сумасшедший Старик? Вы-то хоть сами знаете ответы? Не знаете, и я их не знаю. Я вообще ничего не знаю. Впору ложиться рядом с этими, - я показал на останки, - и помереть к едрене матери, чтобы всего этого не видеть.
  - Леха, нам идти надо, - мягко сказал Тога. - Тут радиация.
  - Плевать, - я глубоко вздохнул и полез за сигаретами. - Давайте только покурим. Надо в себя прийти.
  - Только не здесь, - сказал Карагод. - Тут нас за пять километров видно. Пойдем?
   Мы побрели дальше по дороге, к лесу, и тут мне в голову пришла новая и очень неожиданная мысль, заставившая забыть о только что виденном печальном зрелище.
  - Слушайте, а ведь эти надписи тут не просто так сделаны, - сказал я. - Кому они в лесу нужны, а? Сами апокалиты и так все их новое писание наверняка наизусть знают. Так что это не наглядная агитация, сто пудов. А чужаков они к себе не пускают, мы только сегодня видели, как они с гостями обращаются. Для кого тогда все эти цитаты?
  - Форсят, сволочи, - заметил Карагод. - Показывают, что это их лес и их власть.
  - Нет, не думаю, - я повернулся к Тоге. - Слышь, Мейсон, есть тема. Помнишь, мы говорили с тобой, что все это для нас как бы игра?
  - Говорили, ну и что?
  - Нет, ну давай допустим, что все это игра, как любая РПГ-овина. А там, в играх, то есть, встречаются такие хинты, тонкие намеки на толстые обстоятельства. Подсказочки игроку, сечешь?
  - Я что-то тебя не пойму. Причем тут подсказки?
  - Смотри, Старик хочет, чтобы его нашли. Типа помогли свалить от апокалитов. Можно предположить, что все эти таблоиды содержат какую-то дополнительную информацию для нас? То, что мы должны знать, чтобы хорошо просечь ситуацию.
  - Так цитаты на щитах не Старик писал.
  - А почему надписи на немецком? Зачем в русском лесу оставлять надписи, стилизованные под язык Библии, сделанные на чужом языке, да еще готикой? Для ягеров сделаны? Для ягеров бы просто написали: "Стоять! Будем стрелять!" Или для упырей-коптильщиков? Копай глубже, брат. Надпись делается для тех, кто ее может прочесть. Мы можем. Это Старик подсуетился, я уверен. Надписи - его идея, а кто писал, вопрос десятый. Он ждет гостей, нас то есть. И в надписях для этих ожидаемых гостей кое-что скрыто. Кое-какая существенная инфа. Например, что нам следует знать об учении Ахозии. Или же как пройти к городку сектантов, чтобы не нарваться на минное поле или на засаду. Дороги ведь мы не знаем, верно? А он позаботился, чтобы мы по лесу попусту не шлындали и время не теряли. Заметил, что таблоид на развилке на правую ветку дороги показывал?
  - Леха, - Тога посмотрел на меня с состраданием, - по-моему, ты переутомился.
  - О чем вы говорите? - спросила Кис.
  - Нет, и смысл этих фраз, - продолжал я, не ответив девушке, - вроде хрень многомудрая, а кое-что есть. Особенно на втором щите: "Открою путь человеку не от мира сего". Так мы с тобой не от мира сего, Тога.
  - А кто у нас Ангел спасающий? Ты или я?
  - Не знаю. Но встретим этого Старика, надо будет с ним перетолковать серьезно. Что-то во всем этом есть.
  - Курим и идем дальше, - сказал Карагод. - Скоро солнце сядет.
  - Солнце сядет? - Я посмотрел на проводника. - А разве в этом мире оно еще встает по утрам?
  - Шутишь, друг, а мне не до шуток, - бросил Карагод и зашагал по дороге.
  - Мне тоже, - сказал я, последовав за ним.
  
  
   Глава двенадцатая: Старик
  
  
   Тема форума: Есть ли Господь Бог?
   Разместил: Господь Бог
  
   Холод, воющий ветер, пустота и постоянное присутствие смерти - вот как я могу описать наш путь через Могильный лес. Сейчас я даже не могу вспомнить, сколько дней мы шли через него. Останавливались на ночлег в каких-то заброшенных срубах или в землянках, устроенных партизанами, пытались согреться, сидя в полутьме, жевали безвкусные пайки, спали, прижавшись друг к другу, чтобы было теплее - а наутро опять шли к логову Ахозии, наматывая километры по мертвому лесу. Карагод сказал правду, этот лес действительно напоминал огромное кладбище - нам то и дело попадались показавшиеся из-под снега человеческие кости, сгнившая одежда, брошенная посуда, детские игрушки, ржавые консервные банки. Я смотрел на них и пытался себе представить, сколько же людей погибли здесь, пытаясь найти убежище, и понимал, что никто никогда этого не узнает. Трудно было даже вообразить масштабы той катастрофы, которая произошла в этом мире. То, о чем я читал в страшных антиутопиях, видел в фильмах про постъядерный мир, теперь окружало меня на самом деле. Привыкнуть к этому было просто невозможно, я все время убеждал себя, что это всего лишь игра. Вот поиграем еще, и все кончится, как дурной сон. Но прошел день, потом другой, третий, а путь продолжался, мы плелись в никуда, вытягивая ноги из слежавшегося тяжелого снега, перешагивая через кости, и Тога постоянно проверял показания дозиметра. Меня все больше заботила одна-единственная мысль - а сможем мы с Тогой выбраться из этого кошмара, или сгинем в нем бесследно? Чем больше я об этом думал, тем тошнее мне становилось. Одна радость: я больше не видел во сне нахттотеров. То ли бледнолицые рыцари-вампиры забыли обо мне, то ли просто не могли меня найти, но две ночи я проспал спокойно. Мне даже приснился Петербург, моя квартира - уютная, светлая, чистая, теплая, с электричеством, чистой водой и канализацией. Будто бы кто-то подарил мне крохотного щенка, и этот щенок весело прыгает вокруг меня, тявкает и лижет мне руки. Когда я проснулся и понял, что это был только сон, и я лежу на полатях в вонючей темной землянке, то чуть не заревел от отчаяния.
   Как бы то ни было, Карагод уверенно вел нас дальше, на север. Я даже заподозрил, что наш проводник слишком хорошо знает, куда идти. А это значит, что Мюррей и Георгий сказали нам не все. Вполне возможно, что у повстанцев давно налажены контакты с сектой Ахозии. Как-то вечером я спросил Карагода, что он знает об апокалитах.
  - Смутная у них вера, - ответил парень. - Вроде как считают они, что должна случиться последняя война, в которой погибнут все. Уцелеют только те, кто верует в их живого бога Ахозию. Останется таких избранных сто сорок четыре тысячи, вот они-то и дадут начало новому миру.
  - Живой бог? Разве такое возможно?
  - Выходит, возможно.
  - А ты встречался с сектантами раньше?
  - Пару раз приходили они к Георгию. О чем говорили, не знаю. А потом, когда американец этот, Мюррей к нам прилетел, Георгий велел Стрижу устроить постоянный радиообмен с апокалитами.
  - Говоришь, хорошие они солдаты?
  - Отменные. Мало того, что обучены по первому классу, так еще и рисковые черти. Смерть для них - ничто. Видать, таково их учение, что умереть они не боятся. В наших краях слухи ходят, что у Ахозии есть какие-то спецподразделения, которые обучены и вооружены не хуже, чем элитные рейхскоммандо, вроде полка "СС-Зигфрид" или диверсионного батальона "Дер Шварце Тодт" . Правда это или нет, но лисовцев они били знатно. И ягдгруппы в их владения стараются не соваться, боятся.
  - Тогда такой вопрос, Карагод: почему немцы до сих пор не занялись этим Ахозией и его сектой?
  - Так им на руку, что славяне друг с другом грызутся. Или просто не хотят людей терять, пока с американцами воюют. Вот разделаются с Америкой, глядишь, и за Ахозию возьмутся. Пока руками лисовцев пытаются с сектой разобраться, да только у автономов кишка тонка с апокалитами воевать. И потом, может этот самый Ахозия на немчуру работает, мы ж не знаем.
  - Вот и странно все это. Я бы давно шарахнул атомной ракетой по логову Ахозии, и все, нет проблемы.
  - Выходит, нужен он всем, этот живой бог. А почему, о том никто из нас знать не может. Мы люди маленькие.
   Помимо разговоров, мы с Карагодом немного совершенствовали наши навыки обращения с огнестрелом. Карагод показал мне, как разбирать и собирать дробовик и пистолет, а Тога научился то же самое проделывать со своим шортганом. Между прочим, эта пушка, - Карагод, великий специалист по стрелковому оружию Четвертого Рейха, сообщил, что это пистолет-пулемет МР19 "Нахтигаль", штатное оружие рейхсполиции, - удивительно напоминала небезызвестный "Узи".
  - Надежное оружие, но расход патронов большой, - так охарактеризовал наш проводник ствол Тоги, - Зато нажмешь на курок, и все, что напротив дула, в момент превратится в сито. Милая вещь для ближнего боя.
   Я, кстати сказать, удивил Карагода тем, что показал ему, как можно стрелять из пистолета с двух рук - видимо, голливудских боевиков в этом мире не знали. Но до стрельбы дело не дошло: Карагод настаивал, что надо экономить боезапас. Я-то еще мог пострелять, а вот Тога получил от Бориса только три магазина к пистолету-пулемету - особо не расстреляешься. Карагод успокоил его тем, что у апокалитов наверняка можно разжиться патронами к любому оружию.
   Нам еще несколько раз попадались железные щиты с цитатами из писания Ахозии. Цитаты были короткими: казалось, Ахозия больше не стремился поразить нас своим красноречием. Привожу по памяти два отрывка, которые показались мне не лишенными смысла:
  
   Я, Живой Господь, говорю: нечестивых ждет очищающий огонь! Идущие ко мне с чистым сердцем будут обласканы Мной, ищущие зла будут отвергнуты Мной.
  
   И второй перл, в котором я тоже углядел некий тайный смысл:
  
   Вот, говорю Я: грядет тот, кто не от мира сего. Приму его в объятия мои и раскрою тайны мои, дабы встал пришедший на Мою сторону. Нет в этом мире правды иной, кроме Моей, и спасения иного, кроме того, что Я подаю в милости Моей.
  
   Прочие граффити были в том же духе. На этот раз леденящих душу украшений в виде освежеванных мертвецов или насаженных на штыри голов не прилагалось - хоть это радовало. Я добросовестно ломал голову над смыслом этих цитат. Мне все еще хотелось верить, что подобные таблоиды в глухом лесу поставлены не ради пустого фанфаронства. Карагод посмеивался, но спорить со мной не стал.
  - Он тебе не верит, - сказал мне Тога после очередной беседы с нашим проводником. - А мне кажется, что ты прав. Неспроста вся эта наглядная агитация тут понавешана. Этот живой Бог чего-то от нас ждет. Странно, почему именно от нас.
  - Не только от нас, - я глазами показал на Алину, которая молча шагала следом за Карагодом впереди нас. - И девчушка наша тут тоже со смыслом. Надеюсь, что ей ничего не грозит.
  - О чем это ты?
  - А вдруг этому божку взбредет в голову ее в жертву принести? Я тогда всех этих апокалитов ломтями настрогаю.
  - Нет, - уверенно сказал Тога, хотя по глазами было видно, что мои слова его испугали. - Не дойдет он до такого. Смысла во всем этом нет.
  - А в остальном есть смысл? Какая-то Германия всю планету чмарит как хочет. Вон, уже Америку завоевывает. Россия черт знает на что похожа. Шуцманы, нахттотеры, коптильщики, сектанты, Адольфсбург! Нет, ты слышал, Тога? Мой Питер теперь в честь австрийского ефрейтора-пейзажиста поименован! Во ужас! Мне бы такое после месячного запоя не привиделось.
  - Слышь, Лех, а ты бывал когда-нибудь в запое месяц?
  - Ни разу, - признался я. - Но если вернусь домой, это случится. После этой реальности...
  - Тсс!
   Тога схватил меня за руку, пригнул к земле. Он сделал это потому, что Карагод подал нам знак затаиться. Видимо, впереди что-то было. Мы замерли, наблюдая за проводником. Прошло, наверное, минуты две, и Карагод сделал нам знак тихо приблизиться к нему и Алине.
  - Глядите! - шепнул он.
   За деревьями была хорошо видна все та же добротная асфальтированная дорога, по которой мы шли последние дни. Метрах в трехстах впереди на дороге стоял гусеничный бронетранспортер, выкрашенный в цвета зимнего камуфляжа, а рядом с машиной расхаживало четверо вооруженных людей.
  - Боевики Ахозии, - уверенно сказал Карагод. - Слушай мой приказ: сидеть тут и не высовываться. Я иду на переговоры.
  - Почему ты? - спросил я.
  - Потому что так нужно. Если меня хлопнут, скрытно отступайте к последнему схрону. Там в пустом бревне у входа лежат инструкции, как вам быть дальше. Приказ поняли?
  - Поняли, - отозвались мы с Тогой. Алина промолчала, настороженно продолжала следить за сектантами, перекрывшими дорогу.
   Карагод отдал мне свою винтовку, быстрыми перебежками добрался до обочины дороги и там, встав в полный рост, направился к апокалитам. Сектанты сразу засекли его, тут же залязгали затворами, и у меня от этого звука внутри все похолодело. Но стрелять апокалиты не стали - приказав Карагоду остановиться и поднять руки, сами подошли к нему для беседы.
   - Договорятся? - шепнул мне Тога.
  - Хотелось бы. Как-то еще пожить охота.
   Честно сказать, я ждал окончания разговора с замиранием сердца и почувствовал просто невероятную радость и облегчение, когда Карагод, кивнув говорившему с ним сектанту, замахал нам руками, приглашая выйти из укрытия.
  - Я первая, - внезапно сказала Алина, разрядив свою лазерную винтовку. - Держитесь за мной.
   Такая команда меня удивила, но спорить я не стал. Только перехватил вопросительный взгляд Тоги и показал жестом - надо, значит надо. Алина двинулась к дозору апокалитов, мы держались за ней, по обе стороны от девушки, как заправские телохранители.
   Человеку, говорившему с Карагодом, было лет сорок пять-пятьдесят: он больше напоминал священника, чем военного - длинные седые, собранные в конский хвост волосы, аккуратная бородка, ясное спокойное лицо. Одет он был в немецкую камуфлированную форму и тяжелый бронежилет, и другого оружия, кроме автоматического пистолета в кобуре и большого охотничьего ножа на поясе, у него не было. На нас он смотрел внимательно и, как мне показалось, вполне дружелюбно, даже с интересом.
  - Я Анфим Дербник, иеростратиг Создателя, - представился он и показал на меня пальцем. - А ты Алекто будешь?
  - Верно.
  - Живой Господь повелел встретить вас и препроводить к нему, - тут Анфим, к моему немалому удивлению, поклонился Алине. - Мы давно ждем тебя, девушка. Хвала Создателю, он давно предсказал твой приход в наш дом.
  - Что с моим отцом? - внезапно спросила Алина.
  - Создатель ответит на этот вопрос. Вы все должны увидеться с ним как можно быстрее.
   Меня между тем заинтересовали сопровождавшие Дербника боевики. Первое, что бросилось в глаза - все они выглядели совершенно одинаково. Все трое одного роста, на всех одинаковая камуфла, новенькая и чистенькая, будто только со склада, легкие бронежилеты, лица закрыты черными трикотажными масками. Вооружены они были гораздо солиднее своего начальника - двое с автоматическими винтовками, похожими на АКМ, плюс у каждого за спиной висело по паре разовых противотанковых гранатометов. Еще один боевик, стоявший у бронетранспортера, был вооружен ранцевым огнеметом. Не знаю почему, но только что-то в этих солдатах Живого Бога показалось мне необычным, а вот что, я пока не мог понять.
   Анфим велел нам забраться в бронетранспортер, следом за нами туда забрались его люди, и нам завязали глаза. Уж не знаю, зачем это было нужно, мы и так ни черта не могли увидеть, сидя под броней, но правила тут диктовали не мы.
  - Леха, куда нас везут? - шепнул Тога.
  - Неужто неясно? Скоро мы увидим самого Господа Бога.
  - Ты все шутишь? Неуклюжая шутка, брат. Если они нас пристрелят, тогда точно увидим, причем настоящего.
  - Тсс! У нас и наших хозяев немножко разные представления о Боге. Так что не серди их. Ребята очень серьезные. Видел, как вооружены? Интересно, где они все это берут? Обмундирование с иголочки, пушки чуть ли не в смазке, и машина совсем новая, слышишь, как мотор работает? Теперь понятно, почему они били шуцманов, как хотели... Прошу прощения, иеростратиг, - сказал я, обратившись к Дербнику, - по дороге сюда мы видели три уничтоженных нацистских джипа. Ваши молодцы постарались?
  - Надо же было вам путь расчистить, - пробасил Дербник.
  - И еще, мы видели тело вашего собрата.
  - Нашего собрата? - Тут Дербник широко улыбнулся. - Ошибаешься, человек. Это шуцман-проводник был. Мы его живьем хотели к нам доставить для допроса, а он идти не мог. Пришлось о его душе позаботиться.
  - Вы убили пленного?
  - Разве это плохо? Хватит пустых слов. В дороге не разговаривать, - приказал Дербник, и БТР тронулся с места.
   Ехали мы долго. Так долго, что я откровенно начал скучать. Сидеть в утробе бронированной машины с завязанными глазами и в полном молчании - не лучший способ путешествия даже по такому унылому месту, как Могильный лес. Честное слово, я был бы в тот момент рад даже пустой болтовне Шабы. Почему-то у меня не было ни малейшего желания нарушать приказ иеростратига. Интересный, однако, у него чин. Надо думать, в армии Бога Ахозии есть и архистратиг. И вообще, у них тут ангельский табель о рангах. Ангельский-то ангельский, но пленных они убивают и считают это нормальным. Вообще, в этом мире человеческая жизнь стоит дешевле патрона, который ее обрывает.
   Черт, чему я удивляюсь, а? Разве может в ненормальном мире быть нормальное отношение к людям? Здесь все воюют со всеми. Насмерть воюют. В таком безумном мире все должны быть в той или иной степени сумасшедшими. Тот же Ахозия явно страдает мегаломанией. А если все-таки я ошибаюсь, и он не сумасшедший, то кто когда? С Темным Мессией я уже познакомился. Неужто и впрямь ожидающий нас Живой Бог апокалитов не фальшивый, а самый настоящий?
   Ой, богохульные у тебя мысли, Осташов!
   Я пробовал думать о другом. О Марике, о прелестях мадам Франсуаз, о Хатче и Шагирре, об эльфах, даже о своей лошадке, которая теперь, если мне посчастливится вернуться обратно в мир, из которого нас занесло в эту постъядерную Тмутаракань, встретит меня какими-нибудь особо ехидными замечаниями. Не получалось, я все равно возвращался мыслями к будущей встрече с Ахозией. И еще странно - чего это иеростратиг Дербник так церемонно кланялся Кис? Все-таки мы с Тогой очень много не знаем. Что-то происходит, что-то пока для нас непонятное, но очень важное. Нам отведена какая-то пока неопределенная роль. Только поэтому мне простили убийство бедняги Ивана в нацистском застенке, вытащили из Зонненштадта, снабдили снаряжением и послали вместе с Алиной к сектантам. Надо думать, божественный Ахозия соизволит нам хоть что-нибудь объяснить. А до того мы все равно ни фига не поймем. Так что пока придется запастись терпением, молчать в тряпочку и слушать гудение дизеля и лязг гусениц по асфальту...
  - Э-эй!
   Я вздрогнул и открыл глаза. Повязку с моих глаз уже сняли, и я увидел улыбающуюся физиономию Карагода.
  - Приехали, земляк! - заявил он. - Выходим.
  - Я что, уснул? - спросил я проводника.
  - Аж храпел. Давай, поспешай.
   Мы вышли из БТРа, и тут я увидел нечто совершенно необычное. Я совсем по-другому представлял себе загадочный город 43-530, столицу апокалитов. Вокруг нас не было ничего, что походило бы на город в привычном смысле слова - только чистое бескрайнее поле, в котором на равном расстоянии друг от друга располагались огромные бетонные параллелепипеды, не то ангары, не то гигантские доты. Едва мы покинули БТР, машина тут же покатила к одному из этих сооружений: в стене немедленно открылась стальная дверь, и бронетранспортер въехал туда, после чего дверь немедленно затворилась. Я заметил на крыше ближайшего к нам дота спаренную ракетную зенитную установку - она медленно вращалась на турели, отслеживая небо над городом. Настоящая суперукрепленная военная база. Нет, неужели шуцманы всерьез рассчитывали выбить апокалитов из такой крепости? И каким образом сектантам удалось в этом полуразрушенном мире соорудить подобную цитадель?
   Чудеса!
  - Идите за мной, - велел Дербник и направился к лестнице, ведущей на крышу дота. Мы шли следом за ним, охрана Дербника держалась позади.
   На крыше располагался вход в бункер. Мы спустились по новой лестнице к двери, Дербник ввел пароль в электронный замок, и дверь с шипением ушла в стену. За дверью находился лифт. На этом лифте мы спустились на верхний уровень бункера. Здесь нас уже ждали офицер охраны и два боевика.
  - Ты, - офицер ткнул в меня пальцем, - пойдешь с нами.
  - Это еще куда? - не выдержал я.
  - Создатель ждет тебя. Он хочет говорить с тобой.
  - Погодите, а остальные?
   Офицер не ответил, повернулся ко мне спиной и пошел по длинному коридору, тускло освещенному лампами дневного света. Я ощутил раздражение и досаду.
  - Идите, Алексей, - сказала Алина и ободряюще улыбнулась мне. - Не заставляйте Бога ждать.
  - Ну да, как пел Владимир Семенович: "В гости к Богу не бывает опозданий", - буркнул я. - Надеюсь, мы увидимся еще и на этом свете.
  
  
   ***************
  
  
   Место, куда меня вели, находилось на последнем уровне бункера. Огромную бронированную дверь открыли после того, как офицер дважды ввел в систему пароль. За дверью нас ждал человек в темной металлической броне. Я подумал, что это и есть Ахозия, но ошибся - человек назвался архистратигом Ермолаем, командующим вооруженными силами апокалитов.
  - Оставь оружие здесь, - Ермолай показал глазами на стол у стены, - и помни, что ты полностью в Его власти. Если Он что-нибудь заподозрит, ты немедленно простишься с жизнью.
  - Я могу и не встречаться с Ним, - ответил я, прекрасно понимая, что мои слова звучат дерзко. Но во мне заговорила гордость, которую я не мог и не хотел скрывать. - Если ваш Бог ищет со мной встречи, то кто кому нужен?
   Удивительно, но Ермолая мои слова не рассердили.
  - Ты прав, - ответил он, - Он действительно желает говорить с тобой. Только поэтому ты до сих пор жив. Так что оцени Его великодушие и не зли Его понапрасну. Идем.
   Мы пошли по длинному коридору, в который открывались огромные помещения, полные самой разнообразной техники. Уж не знаю, откуда апокалиты все это взяли, но зрелище впечатляло. Миновав арсенал и вычислительный центр, мы поднялись по витой лестнице на верхний этаж уровня и оказались в громадном зале, освещенном мощными настенными светильниками - свет был таким естественным и ярким, что после полутьмы бункера почти ослепил меня. В центре зала красовался большой овальный бассейн, из которого к своду бил фонтан. Возле бассейна я увидел вооруженных охранников, а точнее охранниц, облаченных в точно такую же броню, какая была на Ермолае. Присмотревшись, я понял, что девы-валькирии все на одно лицо. Белокурые, миловидные, настоящие Гретхен.
   Ага, вот, оказывается, в чем дело. Боевики Ахозии или клоны, или биороботы. Очень любопытный момент: секта, оказывается, располагает невиданной технологической базой, если может создавать таких вот искусственных солдат. Откуда такие возможности? Ясен пень, дело совсем не в божественности Ахозии...
  - Рассматриваешь моих ангелочков? - Человек, сидевший в шезлонге у бассейна, поманил меня рукой. - Они заслуживают внимания, поверь. Я называю их херувимчиками. Они не мое творение - создал их другой человек. Профессор Рютцель, настоящий мастер своего дела.
  - Ахозия? - Я прикрыл глаза ладонью, чтобы рассмотреть говорившего со мной человека. Он был намного старше меня, почти старик, - узколицый длинноволосый очкарик в застиранных джинсах и синей ковбойке, - и гораздо больше смахивал на престарелого хиппи, чем на живого Бога. Странный, однако, у него имидж. Прямо Джон Леннон на пенсии...
  - Ахозия - просто имя, - сказал человек в джинсах. Говорил он типично по-московски, акая и растягивая гласные. - Так звали того, кто создал эту секту и был ее главой до меня. Я решил не менять традицию. Подозрительно, когда Господь Бог меняет свое имя. Но, если честно, имя Ахозия мне не нравится. Мои люди чаще называют меня просто Он. А ты можешь звать меня Димоном.
  - Димон? - Я насторожился. - Звучит вполне по-земному.
  - Я и есть землянин. Точнее, человек из твоего мира. Восьмое августа две тысячи восьмого года - эта дата тебе что-нибудь говорит?
  - Разумеется, - я почувствовал сильное волнение. - В этот день произошел какой-то компьютерный сбой, из-за которого я оказался в иной реальности. Но откуда...
  - Нас было четверо, - Ахозия-Димон покачал головой. - Четыре идиота, которые решили, что предусмотрели все возможные последствия. Тогда я даже не представлял реальных возможностей моей программы. И Елка их не представляла. Когда я понял, что случилось, было уже поздно.
  - Погоди-ка, получается, что ты и есть...
  - Вторженец? Можно и так сказать. Ты искал меня в реальности, придуманной Елкой, а я уже тридцать лет нахожусь в этой реальности.
  - Ты - моя Тень?
  - Нет. Но я один из тех, кого ты так настырно ищешь. И я рад, что ты меня нашел. Здесь наши желания совпали.
  - Долгожданная встреча, как же, - я с интересом посмотрел на Димона. - Надписи на таблоидах твоя идея?
  - Моя. Вобщем-то я не рассчитывал, что кто-нибудь найдет в них тайный смысл. Просто идиотская любовь к шарадам и кроссвордам. Я в свое время обожал составлять разные заковыристые головоломки.
  - Слушай, мистер Энигма, а может хватит загадок и головоломок? Давай поговорим начистоту. Я действительно тебя искал. Давно и безуспешно. Теперь, когда ты наконец-то нашелся, я жду от тебя объяснений.
  - А что объяснять? Ты искал меня в мире Елки, а я был в этом мире, вот и все.
  - Я находился в реальности, придуманной Данилой Савичевым.
  - А-а, ты не знаешь всей правды, - Димон снял очки, протер линзы полой ковбойки. - Это значит, что до Елки ты пока не добрался. Хочешь узнать, что случилось на самом деле?
  - Просто горю желанием. Тем паче, что у меня есть для тебя плохая новость. Я нашел останки одного из твоих приятелей.
  - Кого? Влада или Самурая?
  - Скелет мне не назвал своего имени. Но, судя по записям, которые у него оказались, это был, скорее всего, Влад.
  - Печально слышать. Что с ним случилось?
  - Его сожрал оборотень.
  - Понимаю. Опиши мне мир, в котором ты побывал до этой реальности.
   Я вкратце рассказал Димону о своих приключениях во вселенной Главного Квеста. Собственно, подробного отчета и не требовалось - глава апокалитов был в теме.
  - Значит, ты попал в реальность Елки, - сказал Димон, когда я закончил рассказ. - Я так и думал. Оборотни, эльфы, гномы, драконы - это все Елкин прикол. Когда этот американский умник Мюррей сообщил мне о тебе, я сразу понял, кто ты и почему здесь оказался. Поначалу я подумал, что ты уже встретился с Елкой, и она рассказала тебе о том, что случилось с нами при входе в нуль-портал. Но сейчас я понимаю, что ошибся. Ты здесь такой же пленник, как и я.
  - Я пришел сюда найти Старика.
  - Я и есть Старик. Единственный в этом мире, кто знает, что случилось на самом деле. Когда я попал в эту реальность, я был твоим ровесником. Кстати, Алексей - это твое настоящее имя?
  - Ага, - я подошел ближе к Димону. - Так как насчет исповеди?
  - Ты хочешь знать, что же случилось? Придуманная мной программа была хороша. Очень хороша, брат. Представь, вначале мне удалось создать пакет универсальных читов практически для любой игры. А потом, поработав с "Альтер Эго" - так я назвал эту программулину, - я понял, что создал нечто невиданное. Я, свежеиспеченный выпускник Бауманки, открыл переход между мирами. Как тебе такое, а?
  - Это кажется мне невероятным.
  - Невероятным? Дай-ка я задам тебе одну задачку. Как-то, еще студентом, я вывел неопровержимое доказательство существования Бога. И это доказательство - обычный персональный компьютер. Ведь человек создал ПК по образу и подобию своему. Как Бог самого человека. Смотри: устройства ввода-вывода - это наши органы чувств. Наш мозг - это процессор. Оперативная память - это высшая нервная деятельность. Жесткий диск - наша память. Постоянная память, БИОС - это душа человека. А наш генетический код, по сути, полный аналог машинных кодов.
  - Ну и что?
  - Вывод: если человек - это компьютер, то кто тогда программист?
  - Получается, Бог. Но я что-то не уловлю сути.
  - Суть проста. Я создал программу, которая позволяла при помощи сверхмощного софта создавать абсолютного виртуального клона того, кто этой программой пользовался. Как Бог создал человека - по своему точному образу и подобию. Что-то вроде голливудской "Матрицы", если ты в теме. Но этот клон не просто следовал готовому компьютерному сценарию. Он мог активно действовать внутри новой реальности, создавать любой сценарий сам, менять события по своему вкусу. Сначала я даже не понял, что создал - на первый взгляд, это была забавная игрушка, которая позволяла перекроить любую компьютерную игру по своему вкусу. Что-то вроде сверхпродвинутого программного редактора. Однако я прошел точку невозвращения, создав своего клона. Сейчас я и сам не могу понять, кто я на самом деле - реальный Димон, или его компьютерный клон.
  - По-моему, ты просто чокнутый маньяк.
  - И я так решил вначале. Подумал, что у меня банально съехала крыша. Но появление Елки все изменило.
  - Кто такая Елка? Может быть, Лена?
  - Да, ее звали Елена, но я называл ее Елкой. Когда мы познакомились, она только что рассталась со своим мужем. Этот козел обманул ее, присвоил ее разработки и вместе с ними смылся в Штаты на ПМЖ. Елка была моей коллегой, отличным программистом и просто классной девчонкой. Началось все со случайного секса, а закончилось хорошим профессиональным тандемом. Она помогла мне доработать "Альтер Эго". Получилась суперпрограмма весом в несколько гигов. В конце концов, мы решили ее испытать.
  - Попытались при ее помощи переделать по-своему сетевую игрушку?
  - О, а ты кое-что знаешь! Да, первоначально у нас был такой план. Мы хотели просто постебаться в сети. Смеха ради утереть нос всем этим фанам, сутками торчащим в сети ради того, чтобы перехватить у конкурентов редкий артефакт или опередить их на пару очей. Перекроить все игры и посмотреть на их реакцию. Хулиганство, конечно, признаю. В двадцать четыре года мы все хулиганы... - Димон помолчал немного. - Но первая же пробная сессия показала такие возможности "Альтер Эго", что нам стало не до стеба. Я и сам не сразу понял, что для нас открылся проход в параллельную реальность - в реальность, которую мы создавали сами.
  - Ты хочешь сказать, что весь этот ужас ты придумал сам?
  - Всему свое время, Леша. Дай мне отвести душу - я тридцать лет держал все это в себе. Если бы ты был программистом, я бы подробно объяснил тебе принцип действия моего пакета. Но ты не математик, не программист, поэтому ты не сможешь оценить гениальность нашего изобретения. Я говорю - нашего, потому что Елка была моим соавтором.
  - Послушай, чем больше я тебя слушаю, тем больше ощущаю собственную ничтожность. Ты гений и Бог, ясен пень. Но скажи мне, боженька дорогой, как так получилось, что ты оказался в таком дерьме? И почему ты просишь американцев о помощи? Вообще, ты можешь мне объяснить, что тут происходит?
  - Именно это я пытаюсь сделать. Но мне хочется описать все, что со мной случилось.
  - Ладно, валяй, - я сел в шезлонг напротив Димона-Ахозии. - Надеюсь, ты не будешь слишком многословен.
  - Вообще-то, я очень рад, что ты здесь. С твоим появлением кошмар, в котором я живу последние тридцать лет, должен закончиться, и все наконец-то встанет на свои места. Но давай по порядку. Итак, мы с Елкой решили попробовать пройти через нуль-портал - тот переход, который "Альтер Эго" открывал между реальным и виртуальным миром. Я тогда еще не знал, что виртуальная Вселенная так же объективна, как и наш мир. Но не в этом дело. Короче, мы с Елкой уболтали двух моих друзей, Влада и Самурая. Соблазнили их возможностью смоделировать свою собственную игру на любой сюжет. Сначала Елка предложила конечную цель путешествия - мир меча и магии, который она называла Эльфийскими Королевствами. Она была романтичной девушкой. Но я предложил другой вариант. Драконы, эльфы и рыцари меня не вставляли, хотелось чего-нибудь покруче и помрачнее. Вот, прочти, - Димон достал из кармана ковбойки донельзя истертый пожелтевший лист плотной бумаги, убористо исписанный ручкой. - Может, кое-что поймешь.
   Я поднес листок к глазам и, с трудом разбирая неровный скачущий почерк, прочел следующее:
  
   Мой сюжет
  
   Вторая мировая война - победили немцы. Россия захвачена Германией и стала частью Четвертого Рейха. Уцелевшее население загнано в гетто, всем заправляют наци и коллаборационисты. Разруха, ядерная война, развалины городов, мутанты, бандиты, прочие радости.
  Технологии не забыты: есть лучевое оружие, авиация, ракеты, компьютеры, клонирование, роботы и киборги. Не в кайф мечом всю игру махать.
  Короче, я агент Деймон, провалился в 2038 год, где уже 16 лет идет третья мировая война - нацики машутся с америкосами. Америка проигрывает, потому что так запрограммировано.
  Я узнаю причину такого Предопределения.
  Три ключевых квеста - Копье Вотана, Плоть Нибелунгов, Ошибка Прокуратора.
  Копье Вотана - атомная бомба у Гитлера.
  Плоть Нибелунгов - клоны. Орден нахттотеров, рыцарей-вампиров, суперклонов, которые всех держат в страхе.
  Откуда все взялось? Разгадка: третий основной квест - цайт-машина. Решение еврейского вопроса руками римлян. Тайна Рейха: агент нацистов попал в прошлое, убедил Пилата распять Варраву, а не Иисуса. Зелоты подняли восстание, римляне уничтожили евреев. Не было антисемитизма, не было евреев, не было Холокоста. Потомки ассимилированных римлянами евреев жили в Европе без всякой сегрегации.
  ( Такая фишка может не попереть в США, где евреев много, и они влиятельны. Но можно подкорректировать легенду!)
  Зачем это нужно: а затем, что ученые, имевшие еврейские корни, создавали для Рейха А-бомбу и солдат-клонов. Интеллект! А то все еврейские ученые сбежали из Германии в 30-ые гг. и работали потом на американцев.
  Если разобраться с цайт-машиной, два прочих проекта не реализуются, и история будет возвращена в нормальное русло. Хороший повод побегать и пострелять.
  Убедительно? Вполне.
  Кстати, агент Деймон и будет у нас евреем. Как я! Плюс герой играет в команде, как в хорошей сетевухе.
  Это вам не хреновы эльфы!
  
  - Что это? - Я понял, что сейчас получу ответ на очень многие мучившие меня вопросы.
  - Мой сценарий. Мы решили, что будет справедливо, если каждый из нас предложит свой мир для будущей риэлити-игры. И разработали четыре варианта мира за нуль-порталом. Сценарий Елки назывался "Пять реликвий", сценарий Влада - "Далекий космос". Фуфло был сценарий, заявка на тупой шутер с инопланетянами. Самурай, естественно, предложил что-то связанное с феодальными войнами в Японии. Хентай, яой, моря крови и толпы большеглазых девочек - ну, ты понял. А я предложил этот сценарий.
  - Ты сам все это придумал? Скажу тебе, фантазия у тебя... Теперь я понял, почему в этом мире не было Холокоста. А дальше что?
  - Дальше? Мой сценарий понравился всем, но он требовал кое-какой доработки "Альтер Эго", а ждать нам больше не хотелось, мы просто горели от нетерпения. И Елка убедила нас принять ее сценарий для пилотных испытаний, чтобы не переделывать программу. Мы согласились. А потом запустили "Альтер Эго" и вошли в портал. И там случилось то, чего никто не ожидал - нас разбросало по разным мирам. Именно по тем мирам, которые были созданы нашим воображением. Вот так я, Дмитрий Игоревич Бухман, тысяча девятьсот восемьдесят четвертого года рождения, оказался в этом мире и застрял в нем на тридцать лет.
  - И случилось это в ночь с седьмого на восьмое августа две тысячи восьмого года, верно? Или, по календарю Эльфийских Королевств, с седьмого на восьмое число Месяца Созревания, что соответствует нашему июлю, - Я глубоко вздохнул, мне было очень и очень не по себе. Даже не верилось, что все это происходит со мной на самом деле. - И вместе с вами в новую реальность залетели те, кто в этот момент играл в сети. И я в том числе.
  - Теперь ты мне веришь?
  - Но это всего лишь бумажка! - Я тряхнул зажатым у меня в руке листком. - Как же придуманная тобой гребаная антиутопия сумела реализоваться?
  - Жесткий диск, Леша, - Старик постучал себя пальцем по лбу и горько улыбнулся. - Каждый оказался там, где хотел оказаться. У меня есть основания думать, что этот мир - мое детище. Иначе как я могу предвидеть будущее? Эти ребята, апокалиты, называют меня Создателем, и, похоже, они совсем недалеки от истины. Но, возможно, я просто угадал по наитию то, что на деле творилось в некоем параллельном мире. Сумел считать то, что витало в информационном поле. Мне кажется, это самое правильное объяснение. Мы же не знаем, что первично, как говорят философы - материя или идея.
  - Так это ты все это создал?
  - Может быть, - голос Димона задрожал. - Но я за это наказан.
  - Наказан? Мать твою, да ты понимаешь, что ты натворил? - Я говорил тихо, чтобы охранницы не обратили на меня внимания. - Ты хоть раз бывал за пределами этого бункера? Видел, что там, наверху, творится?
  - Я все знаю. И хочу все исправить.
  - Исправить? Поздно. России нет, Димон. Она сгорела. От нее остались радиоактивные руины, на которых спятившие дикари жрут друг друга. Вот он, твой сценарий! - Я швырнул бумажку Димону на колени. - Я уже встретил в той, другой реальности одного урода, который попал в красивый сказочный мир благодаря опять же тебе. Он так же, как и ты, клепает клонов, только не баб с автоматами, а монстров с медвежьими головами, и собирается разнести там все по кирпичику. Считает себя Темным Мессией и Демиургом, не больше и не меньше. А ты создал мир, который в тысячу раз хуже его Инферно.
  - То, что создано, можно изменить. И ты мне поможешь. У меня есть план.
  - План? - Я аж подскочил в шезлонге. - План? Думаешь, ты настоящий Бог? Считаешь, ты сможешь поднять миллионы жертв атомных бомбежек из могил? Ты даже не понимаешь, что происходит. У тебя еврейская фамилия, а твоими стараниями твой же собственный народ должен был исчезнуть без следа еще в первом веке. Ты вообще не должен был родиться! Обычный временной парадокс. Тебя нет, чувак. А ты корчишь из себя Бога.
  - Я действительно не Бог. Я программист. И я родился на свет потому, что в нашей реальности - твоей и моей, Леша, - сценарий "Четвертый Рейх" не осуществился. Никакого парадокса нет, в этом мире мы всего лишь залетанцы из параллельной вселенной, где все шло так, как шло. Но именно сейчас мы в силах изменить его. Если удастся отмотать историю назад, никакого Четвертого Рейха не будет. Но сделать это должен я сам. И ты мне поможешь.
  - Блин, сколько пафоса! И как ты собираешься его менять?
  - Я уже начал это делать. Когда я оказался в этом мире тридцать лет назад, он уже испытал первую атомную войну. Наверное, я очень хотел выжить, поэтому решил использовать все варианты. Я стал работать на нацистов. Я отлично говорю по-немецки и по-английски, а еще я хороший программист - ты это знаешь. Стаатсбюргер-минимум я сдал без всяких проблем и сразу получил назначение в компанию "DEAG", крупнейший электронный концерн Четвертого Рейха. Семь лет я верой и правдой служил Рейху, проработал в Мюнхене, потом стал главным программистом филиала в Ганновере. Там мы создали машину К100, полный аналог американского суперкомпьютера "Крей-10". Машина была необходима для реализации проекта "Юбер-Нибелунг" - создания нибелов-киберклонов, усовершенствованных биоэлектронных солдат четвертого поколения.
  - Прости, что перебиваю, но скажи мне - кто такие нахттотеры?
  - Второе поколение нибелов. Их разрабатывали исключительно для диверсионных целей, а тут еще в работу влезли кретины из Расового Управления, которым взбрело в голову создать настоящих арийцев. Первое поколение нацистских механосолдат появилось еще в конце 1944 года - это были тупые неуклюжие роботы, которые стоили кучу денег и не отличались хорошими боевыми характеристиками. Тогда Управление по вооружениям запустило проект доктора Йонге: курировал его главный диверсант Третьего Рейха Отто Скорцени. В итоге получились настоящие монстры. У них было только два недостатка - они не выносили солнечного света и были зависимы от особых химических препаратов, которыми их регулярно накачивали.
  - Это верно, что они вампиры?
  - Насчет вампиров не знаю, я с этими тварями не встречался. Но то, что они сильные псионики - несомненно. Их мозг был очень сильно модифицирован. Кстати, именно благодаря экспериментам Йонге с гипофизом и мозгом в целом стало возможным создание электронных имплантантов для киборгов третьего поколения.
  - Ты что-то говорил о "Юбер-Нибелунге".
  - В 2018 году началось строительство исследовательского комплекса "Вайсхайм", он же центр 43-530. Все, что ты видишь вокруг себя, было построено нацистскими компаниями, вложившими в строительство огромные средства. Когда началась новая война с США, строительство центра стало вестись днем и ночью, и уже через год заработала головная лаборатория, в которой были созданы первые образцы новых нибелов. За создание киберклонов отвечал профессор Вольфганг Рютцель, лучший генетик Четвертого Рейха, а за их программирование - я. И вот тут я понял, что пора возвращаться к первоначальному сценарию игры и превращаться в агента Деймона. Я перепрограммировал нибелов, и они стали выполнять только мои приказы. А я приказал им перебить нацистский персонал и захватить центр. Отблагодарил нацистов, так сказать.
  - Лихо. И что дальше?
  - Дальше? Я был свободен, у меня был мощный суперкомпьютер, масса важнейшей документации, почти неограниченные ресурсы для выживания и не меньше сотни великолепных солдат, вооруженных до зубов. Я тут же связался с американцами и сумел убедить их в своей полезности. Наврал им, что участвовал в работе группы Вальтрауба. Даже передал им кое-какие данные по биоконструированию - кстати, Алина модифицирована с использованием технологий покойного профессора Рютцеля. Американцы никогда этого не признают, но я-то знаю правду.
  - Хорошо, но тогда причем здесь апокалиты?
  - Это была моя вторая идея. Когда я понял, что американцы заняты своими проблемами, а мои решать не собираются, я вышел на старейшин апокалитов. Тогда это была, по сути, шайка фанатиков-разбойников, которая пряталась в лесах и тупо боролась за выживание. Я предложил им сделку: я делюсь с ними своими припасами и информацией, а они меня защищают. Сотня нибелов, конечно, неплохой вариант секьюрити, но иметь свою армию в тысячу человек было еще заманчивее. Апокалиты согласились, их тогда здорово прижали формирования ЛИСА. Я снабжал их чистой водой - в бункере есть артезианские колодцы и дезактиваторы, - боеприпасами, оружием и снаряжением, а они отгоняли от меня незваных гостей. Со временем их Живой Бог отдал концы, и апокалиты сделали своим Богом меня.
  - Выходит, в Рейхе знают, что случилось с их программой "Юбер-Нибелунг". Странно, что они оставили тебя в покое.
  - Я знаю, это временно. Рейх сейчас занят войной на Тихом океане. До твоего появления я не знал, что делать. Когда нацики просекли, что я их сделал, мне сразу перекрыли кислород. Центральный компьютер базы был отрезан от всех рейхсбанков данных, так что влиять на ход событий в мире я не мог. Оставалось отсиживаться в этой бетонной коробке и налаживать осторожные контакты. Но теперь появилась реальная возможность все изменить.
  - По-твоему, я могу чем-то помочь?
  - Слушай, Леша, твое появление здесь раскрыло главную тайну нацистов - их цайт-машина еще действует. Иначе ты никогда не прошел бы через границу миров. Портал Вальтрауба активен и поддерживает прозрачность этой границы так же, как это делала моя программа "Альтер Эго". А это значит, что история обратима. Мы сможем не просто закрыть портал: если нам удастся его активировать и с его помощью не допустить проведения операции "Новый Завет", все встанет на свои места. Не будет ядерной войны, победы нацистов и разрушения России. Не будет никакой альтернативной истории, понимаешь?
  - Опять не пойму, причем здесь я.
  - Ты и твой друг поможете покончить с цайт-машиной.
  - Хочешь выиграть войну нашими руками?
  - Я не солдат, - сказал с печальной улыбкой Димон. - Возраст, знаешь ли. И здоровья нет, моторчик у меня поизносился. За два года три сердечных приступа. Сейчас сижу на сильных немецких таблетках, без них труба. Поначалу хотел плюнуть на все, но совесть не позволяет. Гложет, проклятая. Если я не успею довести игру до конца, это сделают американцы. Знаешь, что мне сказал Мюррей? Их президент уже подписал директиву 22-12. План "Алтимейт Ревендж". Если нацисты прорвутся в 100-километровую зону вокруг убежища американской администрации в Южной Дакоте, янки активируют свой последний стратегический резерв - двести тяжелых ядерных ракет дальнего действия. Их удар накроет всю Европу от Атлантики до Волги. Американцам плевать на Евразию, для них главное остановить нацистов. Это будет настоящий ядерный крематорий для целого континента, окончание Апокалипсиса. Как написано в Откровении - смерть вторая. После этой ядерной атаки не останется ничего.
  - Вот даже как? - Я поежился от неприятного холодка, который на колючих ножках пробежал у меня по хребту. - Армагеддец, значит, без перезагрузки? Хорошо, говори, что у тебя на уме.
  - Мюррей сказал мне, что им стала известна точная дата проведения главной фазы эксперимента "Новый Завет". Якобы поворотным моментом в истории стал день 4 декабря 1944 года. Если удастся уничтожить портал до этой даты, нацистам не удастся изменить историю.
  - Это понятно. Но как его можно уничтожить, знаешь?
  - Портал находится здесь, в Ливонии. Ты и твой друг оказались в Зонненштадте, значит, сам портал должен быть где-то рядом, у него ограниченный радиус действия. На территории Ливонии нацисты разместили несколько секретных объектов, в одном из них и спрятана цайт-машина.
  - А наша роль?
  - Проникнуть на объект, захватить портал, активировать его и отправить нашего агента в прошлое, чтобы покончить с цайт-машиной.
  - Интересно, кого же ты собираешься отправить в прошлое?
  - Алину. Она справится.
  - Постой-ка, чувак, а как она вернется обратно, если машина будет уничтожена?
  - Она не вернется, - Димон даже не попытался отвести взгляд.
  - То есть, как "не вернется"?
  - Очень просто. Она останется в 1944 году.
  - Короче, вы собираетесь отправить девчонку на верную смерть, так?
  - Алина - киборг. Разве тебе не говорили об этом?
  - Слушай, для меня она прежде всего девушка. И мне чертовски не нравится твой план. Есть другой способ покончить с машиной?
  - Нет. Если машину уничтожить в настоящее время, ничего не изменится, просто закроется проход между мирами. Ты и твой друг навсегда останетесь тут, в мире Четвертого Рейха.
  - А если она будет уничтожена в прошлом?
  - Твой приятель Мастер не сумеет открыть в эту реальность портал. Вы опять окажетесь в исходной точке времени, в той самой, из которой попали в Зонненштадт. То есть в реальности эльфийских королевств.
  - Ты же умный, Димон. Ты гений, сам говоришь. Так докажи, что ты гений. Придумай другой способ остановить нациков.
  - Я думал над этим все последние годы, - Димон покачал головой. - Поверь мне, другого выхода нет. Цайт-машина должна быть деактивирована до момента "Альфа" - того мгновения, когда была изменена история. До 4 декабря 1944 года. Не позже. Кто-то должен уничтожить ее в прошлом. Если нам не удастся это сделать, наступит момент "Омега" - массированный ядерный удар американцев по Рейху и неизбежная гибель человечества.
  - Тогда сам и ступай в прошлое. Уничтожь машину, искупи вину. Почему для этого вам нужна Алина?
  - Я скажу искренне - хоть сейчас. Дело не в нашей готовности умереть. Цайт-машину питает силовая ядерная установка. Ни ты, ни я не сможем пробраться в силовой отсек и установить там взрывное устройство. Мы погибнем на полпути от радиации, превратимся в протоплазму. Ни один человек не сможет пробраться в силовой отсек установки, Леша. Такое под силу только киборгу.
  - Ты не можешь знать этого. Это только предположения.
  - Я знаю. Я был посвящен в некоторые тайны Четвертого Рейха. В 1944 году о радиации было известно очень немного. После первых же запусков транспортала погиб от лучевой болезни Карл Бехер, правая рука Вальтрауба. Энергетическая установка, как я думаю, была довольно примитивной - наци слишком торопились запустить свой проект. Сомневаюсь, что нацисты смогли создать эффективную защиту от радиации в зоне реактора.
  - И Алина погибнет?
  - Увы. Я понимаю, тебе ее жаль. И мне жаль.
  - Врешь. Ты не знаешь, что такое жалость.
  - Делаешь из меня злодея? Делай. Я знаю, что виноват. Но я ошибся и теперь хочу исправить свою ошибку.
  - Это ведь была твоя идея использовать киборга, признайся, - я с трудом сдерживал желание броситься на Димона с кулаками. - Ты загрузил ей американцев.
  - Моя. Других вариантов нет и быть не может. Даже если юсовцы с моей помощью или без найдут чертов транспортал и высадят там целую армию, они не смогут отключить реактор. А уничтожение самого транспортала не изменит историю.
  - Но почему Кис? Пошли одну из своих охранниц. Они ведь тоже киберклоны.
  - Это было бы идеально. Но киборги из лаборатории Рютцеля снабжались особым биоэлектронным имплантантом-идентификатором, вроде пасса на твоей руке. Мне не удалось найти способ деактивировать эти имплантанты.
  - Хочешь сказать, что все твои охранницы - работа Рютцеля?
  - Верно. Все они были созданы больше пятнадцати лет назад. Повторить то, что делал этот нацистский Франкенштейн, я не смог. Если с вами будет киборг из "Вайсхайма", нацистская электронная разведка тут же сядет вам на хвост.
  - Ты не можешь знать этого наверняка!
  - Знаю, Леша, знаю. Я читал технологическую документацию Рютцеля. Я мало что соображаю в генной инженерии, но в электронной начинке для киборгов разбираюсь неплохо. Девочки-нибелунги отличные солдаты, но задолго до того, как вы подберетесь к месту, где спрятана цайт-машина, вас засекут нацистские радары. Операция будет провалена в самом начале. У Алины такого биочипа-идентификатора нет, ее электронные имплантанты американские. И не смотри на меня так. Если бы у меня был хоть один шанс из миллиона добраться до реактора прежде, чем излучение разложит меня на молекулы, я бы пошел вместо нее, пожертвовал собой.
  - С чего это такая жертвенность, Димон?
  - А мне нечего терять, дружище. Я стар и все равно скоро загнусь от болезни сердца. Худо-бедно, я прожил свою жизнь. Я провел тридцать одиноких страшных лет в страшном мире, Леша. Я с лихвой расплатился за свою глупость. И смерть меня не пугает, - Димон помолчал, посмотрел на меня печально.- И потом, даже если история будет возвращена в нормальное русло, я останусь в этом мире. Я не смогу вернуться обратно в Москву 2008 года. Никогда.
  
  
  
  
   Глава тринадцатая: Выбор Бога
  
  
   - Ну, как тебе новый "Даунлодер"?
   - Барахло. Мало того, что даун, еще и лодырь.
  
  - Темнит, сволочь.
   Эту фразу Тога повторил, наверное, раз двадцать, пока я пересказывал ему свою беседу с Димоном. Мне всегда казалось, что моего казанского друга очень трудно вывести из равновесия. Но сейчас он был потрясен. Просто шокирован.
  - Ну, и что скажешь? - спросил я, закончив рассказ.
  - Темнит, сволочь.
  - Это я уже слышал. По сути что можешь сказать?
  - А что скажешь? История, конечно, потрясная. Из-за одного умного умника вон что произошло. Конец света в чистом виде.
  - Я про Алину говорю. Димон уготовил ей роль героини, которая должна пожертвовать собой. Мне такой расклад совсем не по душе.
  - Почему?
  - Не по душе, и все тут, - я замотал головой. - Взяли, козлы, ребенка, что-то с ней наделали, превратили в биоробота, а тут еще и собираются в реактор ее послать! Несправедливо это, Тога. Нельзя так. Должен быть другой путь.
  - Похоже, Димон уже все решил. Ничего тут не переиграешь.
  - Надо переиграть! - Я тряхнул Тогу за плечо. - Слушай, компьютерный гений, давай, придумай что-нибудь. Давай сделаем этого Димона. Мне жалко Алину, понимаешь?
  - И мне жалко. Но Димон профи. А я так, чайник-самоучка. Если ты прав, и этот мир создан фантазией Димона, как мир эльфийских королевств был создан фантазией Данилы Савичева, мы вряд ли сможем повлиять на события. Димон уже придумал конец истории. Героиня-киборг спасает человечество, уничтожив нацистскую машину времени - спасает ценой собственной жизни. Как я понимаю, альтернативный конец не предусмотрен.
  - Погоди, нам же удалось изменить ход событий в Орморке!
  - Там немного другая ситуация, Леш. Данила не закончил свою сказку, не успел. Поэтому были варианты. Тебе же Консультант сам сказал: финала истории нет, и каждый участник Главного Квеста рисует собственный финал. Альтернативные развязки налицо. А здесь, как говорят татары, кисмет. Судьба, Леш. Димон определил финал, и я, честно говоря, без понятия, что реально можно сделать.
  - Проклятый говнюк! - Я хлопнул ладонью о металлический косяк двери. - Должен быть способ, Тога. Я не принимаю финал Димона. Мы должны все переиграть.
  - Не горячись. Лучше поспи немного. Мы теперь в безопасности. Димон наверняка даст нам отоспаться и окрепнуть, - Тога взял со столика кружку с горячим душистым кофе. - Вода у них отличная. И продукты хорошие. Можно сидеть в этой крепости хоть сто лет.
  - А я вот думаю, на хрена он нас с тобой сюда притащил. Алина - понятно, для чего она тут. А мы ему на что? Да еще эта исповедь, которую он мне выдал. Зачем все это, Тога?
  - Скажет как-нибудь.
  - Нет, реально, или я что-то недопонимаю, или нам еще не объяснили ситуацию, - я забрался с ногами на пластиковую кровать, достал из пачки сигарету, щелкнул зажигалкой. - Кишками чую какой-то подвох. У Димона в этом склепе целая армия. Апокалиты и его херувимчики. Оружия, как я понимаю, у них тоже навалом, может, даже ядерное есть. На кой хрен ему мы с тобой понадобились? Прислали бы ему америкосы Алину, сам бы Димон со своим архистратигом и прочим небесным генералитетом нашел бы установку и накрыл ее к чертям собачьим. Какова наша роль, Мейсон?
  - Лех, не грузись. Давай отдыхать, наслаждаться тишиной и безопасностью. Утро вечера мудренее.
  - Буду грузиться, - я мотнул головой. - Не хочу, чтобы меня использовали втемную. Надо еще раз поговорить с Димоном. Пусть колется, сволотина. С живого с него не слезу, пока все не выложит. Не для того я сюда тащился, чтобы меня втемную использовали.
  - Послушай, - Тога помолчал, - а как так может быть, что Алина киборг? Что-то не верится.
  - Вот и мне не верится. Поэтому Димона надо расколоть. Завтра скажу ему, что пока не буду знать всей правды от и до, пальцем не пошевелю. Пусть и дальше сидит в этом бункере со своими киберблондинками и со своей больной совестью. Я...
   Договорить мне не дали: дверь в нашу комнату открылась, и вошел Ермолай.
  - Создатель вас зовет, - сказал он сухо. - Идем, быстро.
   Я очень не люблю, когда со мной говорят таким тоном, но здесь правила диктовали не мы. Ермолай повел нас не в апартаменты Димона, а куда-то вниз, на нижний уровень бункера. Мы долго переходили из коридора в коридор, спускались по лестницам и, наконец, оказались у бронированной двери, на которой по-немецки было написано: "Вычислительный блок".
   Большой ярко освещенный каземат был уставлен огромными блоками суперЭВМ - выглядело это чудо техники именно так, как выглядели компьютеры семидесятых годов ХХ века. Однако персоналка на подковообразном столике в центре зала была вполне современной на вид. Димон сидел за столиком и что-то настукивал на клавиатуре.
  - Моя творческая студия, - сказал он, увидев нас. - Между прочим, за тридцать три года ремонтировали эту машину всего два раза. Качество, однако.
  - Есть новости? - спросил я, подойдя ближе.
  - Сегодня опять сердце побаливает, - произнес Димон. - Наверное, разволновался после разговора с тобой. Решил вот еще раз с вами пообщаться, а то вдруг кони двину.
  - Не самая лучшая идея. Но за приглашение спасибо. Что-то хочешь рассказать?
  - Хочу проконсультироваться с вами, - Димон постучал по клавиатуре, и на дисплее появилась карта. Все обозначения были на немецком языке, но, присмотревшись, я узнал район южнее Ладожского и Онежского озер. Димон еще что-то нажал, и на карте появилась россыпь красных точек.
  - Это расположение секретных объектов Четвертого Рейха, построенных в нашем районе с 1945 по 2018 год, - пояснил Димон. - Военные базы, склады, аэродромы, полигоны. Карта старая, многие из этих объектов давно уничтожены или заброшены. Сейчас я уберу те, которые не представляют для нас интереса и те, которые исследовали мои люди. Вот, остается еще двадцать четыре объекта. Наш городок находится вот здесь, - Димон показал на карте на светящуюся точку недалеко от восточного побережья Ладожского озера.
  - Так, а это Зонненштадт, - я показал на другую точку в самом низу карты. - Интересно, как этот город называется в моем мире.
  - Я так думаю, большинство этих объектов действующие, - продолжал Димон. - Получить о них подробную информацию невозможно: мой компьютер отключен от рейхсбанков данных.
  - Можно подключиться через хот-спот, - подал голос Тога.
  -Можно. Но это ничего не даст, сразу вычислят и заблокируют. И потом, за тридцать лет коды доступа сменились тысячи раз. Взломать защиту в принципе возможно, но времени у нас на это нет.
  - Что значит "нет времени"? - спросил Тога.
  - А вот, послушайте, - Димон включил радио. В бункере зазвучала бодрая лающая немецкая речь.
  - Это сообщение они выдают сегодня весь вечер. Переводи, Леша, ты знаешь немецкий не хуже меня.
  - Пропаганда? - Я прислушался. - Что-то об очередной великой победе немецкого оружия.
  - Ты переводи, переводи!
  - Сегодня в 4 часа утра передовые части армейской группы "Вестгот" и 47-ой дивизии Панцерваффен-СС при поддержке ударной авиации 3-его воздушного флота Люфтваффе и палубной авиации дальнего действия начали форсирование реки Миссури у города Хелена, штат Монтана, - переводил я. - Пятая американская армия и части национальной гвардии разгромлены и отступают на север к Грейт-Фолс. На юго-западе США части корпуса фельдмаршала Менке движутся к Солт-Лейк-Сити, не встречая организованного сопротивления. Фюрер собирается выступить с радиообращением к нации, в котором объявит о грандиозном успехе весенней кампании на американском театре военных действий и скором победоносном окончании войны....Фюрер?
  - Конечно. Адольф Гитлер Пятый.
  - Что значит - Пятый?
  - То и значит, - на лице Димона не появилось ни тени улыбки. - Имя первого фюрера стало тронным именем всех прочих вождей Четвертого Рейха. Как у римлян, имя "Цезарь" стало титулом, сечешь?
  - И это тоже ты придумал?
  - Возможно. Я не помню.
  - Знаешь, Димон, убить тебя мало. Что дальше?
  - Дальше? Немцы выигрывают эту войну. И все реальнее становится план "Алтимейт Ревендж". У нас в запасе полторы-две недели, никак не больше. Так что времени на хакерство не остается.
  - И что делать?
  - Попытаться угадать, где может находиться цайт-машина.
  - Методом научного тыка? - Я посмотрел на карту. - Здесь, как ты говоришь, двадцать четыре объекта. Все они, как я понял, охраняются, и нехило. То есть прочесать все объекты мы не сумеем. Не хватит ни времени, ни сил.
  - Именно так. Надо выбрать один, максимум два. Учти, что немцы смогут в любой момент подтянуть резервы.
  - Мда, перспективка, - я почесал лоб, посмотрел на Тогу: мой казанский друг не отрываясь смотрел в дисплей. - Есть соображения, Мейсон?
  - Возможно.
  - Хватит темнить, - разозлился я, - давай, выкладывай!
  - Немцы, судя по твоему рассказу, вывозили установку из Германии в России на поезде. Значит, нужное нам место должно быть расположено рядом с крупным железнодорожным узлом. Так проще, меньше возни с оборудованием, не надо его перегружать, перевозить еще куда-то. Учти, что наша Раша славится своими отличными в кавычках дорогами, а немцы народ экономный - вряд ли даже по такому случаю строили бы новое шоссе.
  - Логично, - сказал я. Димон посмотрел на Тогу с интересом.
  - Давайте глянем, - предложил он и увеличил масштаб карты. После того, как мы в шесть глаз внимательно ее изучили, выяснилось, что из двадцати четырех объектов рядом с железнодорожными станциями находятся пять.
  - Объект W31, - сказал я, ткнув пальцем в карту, - расположен прямо рядом со станцией Волхов.
  - А мне кажется, это D65, - заметил Тога. - Смотрите, здесь в легенде карты указаны параметры железнодорожной колеи. Основная колея путей на станции Бэренбург составляет 1,43 метра. Если я правильно помню историю транспорта, такова стандартная колея в странах Европы, в Германии в том числе. И дорога идет сюда из Эстонии.
  - И что это значит?
  - Немцы могли гнать состав напрямик из Европы, не перегружая оборудование на другой эшелон. Для такого ценного оборудования это очень важно. Выигрыш времени опять же. И вот еще, интересный момент - от станции к объекту идет отводная ветка дороги. Ее будто специально проложили. Ширина колеи такая же.
  - Ну, ты даешь, - я посмотрел на Тогу почти с суеверным ужасом. - Откуда ты, блин, все знаешь?
  - Не все, но кое-что знаю. И вот еще один момент: объект D65 расположен на берегу озера. Для охлаждения ядерного реактора требуется очень много воды.
  - Но и W67-1 находится прямо на берегу Ладоги, - сказал я.
  - Да, но там поблизости нет железнодорожных путей, - Тога вгляделся в карту. - И еще, D65 ближе остальных расположен к Зонненштадту, видите?
  - Резонно, - Димон выглядел очень довольным. - Кажется, вы действительно именно те люди, которые мне нужны. Сейчас пробьем инфу по D65. Ага, есть кое-что!
  - Испытательный полигон войск ПВО, - прочитал я. - Построен в 1946 году. Плюс в двух километрах от него до 1947 года находился Firpenlager... Стоп, лагерь принудительного труда. Почти пятнадцать тысяч заключенных. Русские, поляки, украинцы, литовцы. Значит, тут шли большие работы. И была готовая рабочая сила для монтажа установки и реактора. Информация, как я понимаю, старая.
  - До 2019 года.
  - Леха, смотри, совсем рядом еще один объект, и он тоже обозначен как база ПВО, - внезапно сказал Тога. - Не много ли баз ПВО на таком пятачке?
  - Думаешь, липа?
  - Возможно. Надо бы проверить. Но есть еще одна любопытная вещь. Что может угрожать установке в России? Только ракетные или авиационные атаки американцев. А вот объект ПВО должен быть хорошо защищен от воздушных атак.
  - Чего молчишь, боженька? - обратился я к Димону.
  - Смотрю на вас и любуюсь, - ответил хакер. - Вот чего мне давно уже не хватает, так это вашей пассионарности.
  - Ты ведь нас проверяешь, так? - Я тяжело посмотрел на Димона. - Сам-то, небось, знаешь, где спрятана эта затраханная цайт-машина, просто хочешь с нами поиграть.
  - Я даже не подозревал, что она до сих пор работает.
  - Ой, не вяжется это с твоим сюжетом, Димон! Чтобы ты, гениальный наш, да чего-то и не знал? Ты ведь Алину ждал, не нас.
  - И вас тоже. Сейчас мне будет трудно объяснить, почему и зачем. Скоро все сами поймете без моих объяснений.
  - Слушай, Димон, - я понял, что пришло время поговорить по душам, - давай без уверток: что ты затеваешь?
  - Возвращение истории в нормальное русло. Реализую финал сценария, который ты сегодня читал. Я же тебе изложил.
  - Мне... нам кажется, что ты чего-то не договариваешь.
  - Это только кажется, - Димон хрустнул пальцами. - Итак, объект D65?
  - Что ты планируешь делать?
  - Атаковать. Уничтожить охрану, проникнуть внутрь и дальше действовать по плану. Моему плану, Леша.
  - Хорошенькое дело. - Я посмотрел на Тогу: он был совершенно спокоен. - И когда начнем?
  - Мне нужно немного времени, чтобы все продумать. Внести последние штрихи, так сказать. Спасибо за помощь. Я в вас не ошибся, мужики. Ермолай, проводи наших друзей.
  
  
   *******************
  
  
   Когда мы вернулись к себе, Кис сидела за столом. По ее лицу я понял - произошло что-то нехорошее.
  - Папа, - сказала она, перехватив мой встревоженный взгляд, и протянула мне листок бумаги.
  - "Милая моя, - писал Лукошин, - я попросил товарища Грача найти тебя и передать эту записку, и он обещал выполнить мою просьбу. Я знал, что рано или поздно тебе придется покинуть меня. Товарищ Грач рассказал мне все, и я счастлив, что моя дочь выбрала единственный правильный путь. Я уважаю твой выбор и горжусь тобой, моя радость. Всю свою жизнь я старался изменить этот страшный искалеченный мир, пытался помочь тем, кому была нужна моя помощь. Но главный итог моей жизни в другом: я вырастил чудесную дочь. Мудрую, добрую, прекрасную девушку с чистым сердцем. Я знаю, что ты сумеешь сделать этот мир лучше, и поэтому мое будущее меня не пугает.
   Не беспокойся обо мне. Как говорил мой любимый Монтень: "все, что касается нашей смерти или нашей жизни, должно зависеть от нас". Товарищ Грач дал мне ампулу, которая избавит меня от нацистских застенков, боли, нахттотеров. Все случится легко и быстро. Я прошу тебя - не печалься обо мне. Я прожил слишком хорошую жизнь для того, чтобы бояться смерти. Бог простит меня, потому что знает, почему я иду на такой шаг. Я выполнил свою миссию в этой жизни. Мне не о чем жалеть. Все, что я делал, я делал для тех, кого люблю. В моей жизни был смысл. Единственное, о чем я сожалею, так это о том, что в последние мгновения моей жизни рядом со мной не будет тех, кого я любил и люблю всем сердцем - твоей матери и тебя, милая. Я верю, однажды в лучшем мире я снова увижу вас, и тем больше будет мое счастье, которое уже не омрачат ни война, ни безумие, ни страх.
   Милая, прекрасная моя девочка! Прими с этим письмом мое благословение. Иди своей дорогой до конца. Я люблю тебя, и буду любить всегда. Ты - мой ангел, главное сокровище моей жизни. Прости меня, если я был плохим отцом и уделял тебе меньше времени, чем стоило бы уделять. Будь счастлива. Папа".
  - Алина... - Я сел рядом с девушкой и обнял ее за плечи. - Я с тобой. И Тога тоже. Только попроси, все для тебя сделаем.
  - Папа давно говорил, что готов умереть, - сказала девушка, даже не посмотрев на меня. - Он храбрый человек. Сейчас я понимаю, что в своей школе он каждый день вел свою войну. Пытался помочь детям Зонненштадта остаться людьми несмотря ни на что.
  - Не плачь, - я еще крепче обнял ее, поцеловал в теплые шелковистые волосы. Меня будто обожгло: киборг не может плакать! Мюррей лжет. И Димон лжет. Сволочи!
  - Я стараюсь быть сильной, но у меня не получается, - и тут Кис посмотрела на меня. Как описать этот взгляд? Сказать, что он меня потряс - ничего не сказать. В глазах Алины стояли слезы, но в них был такой свет... Будто ангел на меня посмотрел.
  - Записка была у Карагода, - сказала Алина. - Папа отдал ее Грачу в тот самый день, когда мы ушли из Зонненштадта. А я... я ничего не почувствовала. Все эти дни думала о папе и надеялась, что Грач поможет ему выбраться из города.
  - Успокойся, Алина. Твой отец был настоящий мужик. Я бы таким гордился.
  - И я им горжусь. - Алина перевела на меня взгляд и улыбнулась. - Просто все так внезапно случилось...
  - Мы можем тебе помочь?
  - Не знаю. Пока мне хочется побыть одной. Не обижайтесь.
  - Конечно, милая.
   Мы с Тогой вышли в коридор. Я закурил, Тога уселся на большой зеленый армейский ящик, и какое-то время мы просто молчали.
  - Она плакала, - сказал я, наконец. - Киборги не плачут, Тога.
  - Конечно. Надо убедить Димона изменить его план. Я не прощу себе, если Кис... если с ней что-нибудь случится.
  - Вот знаешь что самое мерзкое в любой войне, Тога? Затевают ее одни, а гибнут в ней другие. Светлые люди гибнут, хорошие. Какой-то падле хочется власти, денег, респекта, а другие расплачиваются за это жизнями.
  - Или кому-то хочется с кайфом поиграть, - заметил Тога со странной улыбкой.
  - Ага, или поиграть. Теперь я хорошо понимаю, о чем говорил Консультант при первой нашей встрече. - Я швырнул окурок в урну, закурил новую сигарету. - Что будем делать?
  - Спасать Кис. Говорить с Димоном. Должны быть варианты.
  - Должны. Только тут эти пиндосы хреновы со своими ракетами! Ведь возьмут и шарахнут, им терять нечего. И все, картина Репина "Приплыли!".
  - Знаешь, Лех, я все никак не могу отделаться от мысли, что все это игра. Когда я пробирался на станцию под Кале, чтобы взорвать цистерны, прямо трясся весь от страха. Потел, как первокурсник на экзамене. Все было более чем реалистично. А тут... Даже самому странно, до чего я спокоен. Привычка уже, что ли?
  - Ты лучше скажи, что нам теперь делать.
  - Пока не знаю. Но Димона надо переубедить. А чтобы его переубедить, надо придумать хороший план. Реально выполнимый.
  - Будем думать. Только вот мне в голову ничего и не идет.
  - Поспать надо, - Тога хлопнул себя по ноге. - Менделеев во сне свою периодическую таблицу увидел. Глядишь, и нам что-нибудь путное приснится.
  
   ******************
  
  
   Мне ничего не снилось. Вообще, я будто спал одну секунду - только заснул, и вот уже кто-то тормошит меня сильно и настойчиво.
   Я открыл глаза.
  - А?
  - Вставай, - надо мной появилась физиономия Ермолая. Он выглядел очень мрачным. - Пойдешь со мной.
  - Что опять случилось?
  - Скоро все узнаешь.
   Я осмотрел нашу комнату. Лампочка под потолком время от времени мигала, пришедшие с Ермолаем охранницы неподвижно стояли в дверях. Постель Кис была пуста, и самой девушки в комнате не было. Тога медленно одевался, поглядывая на меня. Я набросил куртку, вытряхнул из пачки сигарету, щелкнул зажигалкой.
  - Пошли, - велел Ермолай.
   Мы шли за архистратигом, охранницы держались позади. Будто конвоировали нас. Не знаю почему, но предчувствия у меня были нехорошие. Мне не понравилось выражение лица Ермолая. Сто пудов, случилось что-то очень скверное. Неужели американцы привели в действие свой план удара возмездия, и теперь мир за пределами этого бункера - раз и навсегда сожженная атомная пустыня?
   Мы сели в лифт и оказались на жилом уровне, а оттуда попали в личные апартаменты Ахозии. В огромном атриуме нас встретили построенные в две шеренги клоны-боевики - одинаковые, застывшие как статуи, с непроницаемыми лицами, даже их автоматы были опущены к полу под одним и тем же углом. Мы проходили вдоль шеренг, и херувимы Ахозии провожали нас взглядами. Это походило на встречу почетного караула.
   Ермолай подвел нас к двери, нажал на выключатель, и мы вошли в покои Димона. И тут я понял, что случилось.
   Обстановка личной спальни живого Бога апокалитов была самой простой. Пластиковые панели на стенах, кулер в углу, металлический письменный стол с ноутбуком и разбросанными бумагами и дисками, картотечный шкаф и пара стульев. Димон лежал вытянувшись на железной кровати: его руки были сложены крестом на груди, челюсть подвязана. У кровати стояли немолодой человек в белом халате - личный врач Бога, - и невысокий бородатый крепыш в камуфлированной форме.
  - Свершилось! - торжественно сказал крепыш, обращаясь к нам. - Сегодня, в два часа двадцать четыре минуты ночи Создатель покинул наш мир и вернулся в сияющее Царствие Свое.
  - Как покинул? - Я оглядел присутствующих, потом подошел к кровати. Димон был мертв, в этом не было никаких сомнений. Я даже коснулся его руки - она была холодной.
  - Острая сердечная недостаточность, - сказал врач. - Слабая плоть человеческая стала тяготить божественный Дух, и Он ее покинул.
  - Так, - меня будто горячим ветром обдало, - и что теперь?
  - Брат Малахия, - обратился Ермолай к бородачу в камуфле, - огласи предсмертную волю Создателя.
  - Слушаюсь, архистратиг, - крепыш достал из кармана портативный диктофон и включил запись.
  - Привет, мужики, - голос Димона звучал хоть и слабо, но удивительно спокойно, - приходится обращаться к вам таким манером, потому что по-другому не получится. Меня обрадовало ваше появление. Слишком сильно обрадовало, такие бурные эмоции были мне явно противопоказаны. Чувствую, что мои дела плохи. Уж не знаю, сколько мне осталось, но очень скоро мое заключение кончится. Я знаю свою вину, знаю, что натворил. Честное слово, я не хотел. Я даже не представлял себе, чем могут обернуться мои фантазии. Не хочу уходить вот так, не попытавшись исправить то, что натворил. - Димон замолчал, стало слышно только его хриплое болезненное дыхание. - Вот, опять хватает... Короче, слушайте, времени мало. Пустое самобичевание и всю лирику опущу, только по делу. Леха, оставляю свой крест тебе. Теперь ты Ахозия. У тебя нет права ошибиться. Найди эту машину и сделай так, как я сказал. Если хочешь, это мое завещание. Диск с "Альтер Эго" - в дисководе моего ноута. Твой друг башковитый чувак, разберется, что к чему. Исправьте мою глупость, прошу. Может, у вас что-нибудь получится. Не дайте... Ох!
   Мы ждали, слушали, но Димон больше не сказал ни слова. Малахия выключил диктофон. Я оглядел присутствующих - все они смотрели на меня.
  - Ну, и что? - не выдержал я.
  - Все ясно, - Ермолай сделал ко мне шаг, склонил голову. - Воля Ахозии священна. Теперь ты принимаешь свою паству.
  - Что? Хочешь сказать, что теперь я - ваш живой Бог?
  - Не только наш, - Ермолай опустился передо мной на колено, Малахия и врач сделали то же самое. - Единственный живой Бог человечества, Тот, Кому предначертано вести избранный народ в Твое Царство.
  - Ермолай... Господа, послушайте, - я чувствовал, что начинаю терять чувство реальности. - Это невозможно! Я не Бог, понимаете? Это богохульство. Я верующий человек. Бог один, и Он на небе. Мало ли что там записано на кассете? Нет-нет, я не могу!
  - Я жду слов Создателя, - ответил Ермолай. Он будто не слышал того, что я говорил.
  - Мне нечего сказать, - я понял, что все решено. Теперь мне стало понятно, почему Димон так ждал нашего появления. О мертвых не говорят плохо, но я чувствовал, что люто ненавижу покойного программера. Вот подставил, так подставил! Теперь на мне вся ответственность за то, что случится. И если я не справлюсь...
  - Леха, вот он! - Тога держал в руках DVD-R диск, который извлек из ноутбука Димона. - Теперь бы разобраться с ней...
  - Ой, чувак, мне бы твои проблемы! - шепнул я, косясь на ожидающих в смиренной позе апокалитов. - Что делать-то будем?
  - Принимать хозяйство. Деваться все равно некуда.
  - Ермолай, - робко сказал я, - что мне делать?
  - Высказать свою волю. Мы ждем.
  - Мне надо подумать.
  - Как угодно Создателю.
   Мы вышли в атриум, и ряды клонов тут же замерли по стойке "смирно". Уже не помню, как мы добрались до своей берлоги. Меня трясла мелкая дрожь, в башке был полный сумбур. Я смолил одну сигарету за другой и пытался разобраться в собственных ощущениях и мыслях. И у меня ничего не получалось.
  - Тога, я не знаю, как быть! - простонал я.
  - А у меня есть идея.
  - Пошел ты... знаешь куда со своими идеями!
  - Пока не знаю, будет толк от этого диска, или нет. Но новый поворот событий налицо.
  - О чем это ты?
  - Димон умер. Свою игру он до конца не довел, так? Завещал тебе сыграть за него.
  - Нам завещал. Ты тоже в деле, если забыл.
  - Хорошо, нам, - согласился Тога. - Любопытное кино. Появляется альтернативный вариант финала, Леха. Ты можешь сделать так, как планировал Димон, а можешь найти свое окончание истории.
  - Свое окончание? - Я с открытым ртом уставился на Тогу.
  - Именно. Вариант Димона: диверсионный рейд с последующим уничтожением цайт-машины в прошлом, до 4 декабря 1944 года. Так поступил бы Димон, и для этого ему была нужна Кис. Если мы найдем другой способ обезвредить нацистскую машину времени, это и будет другой финал. Смерть Димона развязала нам руки. Теперь Демиург - ты. Вот и давай думать, как быть.
  - Я Демиург? - У меня вырвался истерический смешок. - А ты теперь кто?
  - А я сисадмин Демиурга. Давай поковыряем эту программу. Кто его знает, может она подскажет нам новую сюжетную линию.
  
  
   Глава четырнадцатая: Выбор человеческий
  
  
   Получены очки за комбинацию
  
  
   Именно так я и представлял себе настоящий готический интерьер.
   Огромный полутемный зал, отделанный темным дубом. За тяжелыми гардинами из пурпурного шелка - стрельчатые витражные окна от пола до потолка, но за ними тьма. Громадный камин, в котором бушует пламя. Пол в черно-белых шахматных квадратах. Внушительная коллекция холодного оружия на стенах и в резных пирамидах. Старинные рыцарские доспехи по углам. Резной стол величиной с футбольное поле, и вокруг него - кресла с высокими спинками, на спинках вырезаны замысловатые гербы. Я сижу в одном из них, в торце стола, а напротив меня - он. Его черная одежда сливается с полумраком зала, и я могу видеть только лицо. Освещенное горящими в шандалах на столе свечами, синевато-бледное, неподвижное, обрамленное спадающими на грудь белоснежными волосами. Он смотрит на меня, и его сизые губы кривятся в снисходительной улыбке.
  - Что скажешь, Алекто? - говорит он.
  - Мне нечего сказать. Что это за место?
  - Цитадель. А если точнее - рыцарский зал цитадели. Здесь мои братья собираются для того, чтобы поговорить. Ты первый человек, кому было позволено попасть сюда. Даже высшие офицеры СС не имеют сюда доступа. Даже сам рейхсфюрер. Оцени наше расположение к тебе, живой Бог! Между прочим, открою тебе секрет - именно это место искал твой предшественник. И ты его ищешь. Считай, уже нашел. Транспортал находится здесь, неподалеку. Он теперь собственность Ордена.
  - Ты так спокойно об этом говоришь?
  - Тебе все равно до него не добраться. Твоя армия апокалитов не сможет победить нас. Не веришь - попробуй.
  - Это и есть объект D65?
  - Ты должен сам это знать. Ты же у нас Бог.
  - Вздор, Шварцкопф. Никакой я не Бог.
  - Конечно, нет. Просто наступили времена, когда людям нужны боги. Языческие божки, зримые и материальные. Идея Всемогущего Отца Небесного приказала долго жить в тот день, когда на Земле выросли первые ядерные грибы. У людей возник резонный вопрос: как же Бог допустил такое? Они перестали верить, Алекто. Вернее, стали искать других богов, тех, кто мог спасти их от реальности ядерного мира. Наступило время диктаторов, самозваных пророков, просто безумцев. Для кого-то живым Богом стал Адольф Гитлер. Для кого-то - пророк Ахозия. Сейчас есть те, кто верят в тебя. Слепо верят, заметь. Надеются, что ты сможешь изменить предначертание. Значит, ты бог. И нас это вполне устраивает.
  - Ты можешь мне рассказать, что случилось 4 декабря 1944 года?
  - Зачем тебе это знать? Это старая история, Алекто.
  - Я хочу знать. И уверен, что ты в курсе тех событий.
  - Хорошо. Для начала прочту тебе один фрагмент из Евангелия. - Шварцкопф раскрывает лежащую у него на коленях книгу. - От Матфея, глава 27, стих 19: " Между тем, как сидел он на судейском месте, жена его послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него". Помнишь этот эпизод?
  - Нет, это просто невероятно!
  - Что тебя так развеселило?
  - Эсэсовец-вампир читает Евангелие. Такого даже после лошадиной дозы ЛСД не привидится.
  - Мне нравится твое остроумие. Так ты помнишь этот фрагмент из Писания?
  - Конечно. Жена прокуратора Пилата просит за Иисуса.
  - Этот стих - ключ к природе событий последних девяноста трех лет. Ключ к победе Рейха и к торжеству арийской расы над недочеловеками. Ключ к нашему грядущему мировому господству, Алекто.
  - Не понимаю, что ты несешь. Поясни, сделай милость.
  - Скажи мне, Алекто, ты женат?
  - Нет. А причем тут...
  - Хорошо, но у тебя есть любимая женщина? Та, которую ты любишь всей душой, готов выполнить любую ее прихоть?
  - Предположим. Что из того?
  - Когда сильно любишь, воля женщины - закон для тебя. Вот и Понтий Пилат очень любил свою жену. Когда служанка жены Пилата принесла в преторию табличку с просьбой своей госпожи пощадить проповедника из Назарета, Пилат понял, что должен угодить супруге. Ему хотелось сделать ей приятное.
  - И Пилат приговорил к смерти Варраву, одного из вожаков зелотов?
  - Да. Ему не хотелось огорчать жену. Римский прокуратор даже не подозревал, что служанка фрау Пилат - наш агент с псевдонимом "Лукреция". И что табличку с просьбой помиловать Галилеянина писала вовсе не его жена. Вот так арийская мудрость изменила ход истории, мальчик. Варрава умер на кресте, возмущенные зелоты решили отомстить за него и подняли восстание, охватившее всю Иудею. Римляне подавили его с невероятной жестокостью. Иудейское племя было вырезано почти поголовно, уцелели единицы, которых продали в рабство в Сирию, Египет и Киликию. Храм Соломона был разрушен, свитки Закона уничтожены, Иерусалим разделил судьбу Карфагена. Пресловутый еврейский вопрос был решен еще в первом веке нашей эры.
  - Постой, а как же христианство? Ведь ваша операция изменила бы весь ход истории на корню.
  - Все очень просто. Наши агенты позаботились, чтобы история с Варравой была поскорее забыта. Уже через восемь лет после карательного похода римлян на Иудею наши эмиссары заботливо организовали в Сирии несколько христианских сект. Естественно, использовался оригинальный вариант Священной Истории.
  - Лжешь, Шварцкопф. История изменилась не потому, что вы вмешались в события, изложенные в Евангелии. Все, что случилось - плод воображения человека из моего мира, случайно устроившего весь этот кошмар. Теперь этот человек мертв, и я сделаю все, чтобы остановить вас. Покончить с вашим гребаным Четвертым Рейхом, как покончили с Третьим в моем мире за тридцать семь лет до моего рождения.
  - Остановить? Боюсь, это невозможно. История этого мира подходит к концу. Скоро армия Рейха разберется с американцами, и на всей земле утвердится арийский порядок. Мы - опора этого порядка, мальчик. Новое поколение, которое наследует землю. Раса настоящих сверхлюдей, о которых так много говорили создатели великой арийской идеи. Нас ничто не остановит. Нам не страшна радиация, мы невосприимчивы к болезням, умеем управлять сознанием. Мы -сила, которая создаст Пятый Рейх, империю настоящих арийцев.
  - Грандиозные планы. Упыриный Рейх - это сильно. Но на кой ляд вам нужен я?
  - А ты все еще не понял? Ты ведь не случайно попал в наш мир. Тебе было предназначено стать тем, кто ты есть сейчас. И это нас устраивает. Ты носитель здоровой сильной крови. Ты мог бы участвовать в создании новой расы, которая соединит в себе силу и способности нахттотеров и здоровье мира, который нам пока недоступен.
  - Значит, вы вовсе не так совершенны, как ты пытаешься мне внушить, Шварцкопф, - говорю я со злорадством. - Есть у вас какой-то изъян, Ахилессова пята.
  - Есть. Я и не скрываю этого. Светобоязнь - единственная наша проблема. Наш создатель, доктор Йонге, несколько... увлекся. Стремление к совершенству не всегда дает хорошие результаты. Если первое поколение нахттотеров более-менее адаптировалось к дневному свету, то потомки первых Рыцарей Ночи стали полностью ночными существами. На мой взгляд, это несколько неудобно. Хотя в Ордене не все со мной согласны.
  - Я так и думал. А от меня вам что нужно?
  - Ты не полноценный ариец, но твоя кровь вполне здорова. И расовый тип у тебя почти соответствует норме. Жаль, конечно, что ты не блондин, и глаза у тебя не голубые и не серые, но это не так важно. Ты мог бы произвести потомство от одной из наших сестер. И потом, чисто политический эффект - живой Бог апокалитов заключил союз крови с Рыцарями Ночи!
  - Ага, собираешься превратить меня в быка-производителя. Или в лабораторную крысу. Поздно. Этот мир гибнет, Шварцкопф. Очень скоро люди вымрут, и вы лишитесь источника крови. Для вас это гибель.
  - Химические кровезаменители решат проблему. Но давай поговорим о деле. Подходит время, когда ты должен выбрать. Либо ты спасаешь этот мир, принимая наши условия, присоединяешься к нам, либо ты наш враг, и мы тебя уничтожим. Я ведь знаю, о чем ты думаешь. Ты хочешь спасти эту девчонку, Кис.
  - А если так, что дальше?
   Ничего, - улыбается Шварцкопф. - Любовь подскажет тебе правильное решение. Как когда-то подсказала его Понтию Пилату...
  
  
   *******************
  
  - Леха, я сделал все, что мог. "Альтер Эго" раскрывается только на ноуте Димона. Но я не могу соединить его в локалку с большим компьютером - слишком разные операционные системы.
   Тога выглядел очень расстроенным. Его можно понять: двое суток без роздыха возиться с компьютерами, что называется, до кровавых мальчиков в глазах, и в итоге - окончательный облом. А мне, честно сказать, было не до димоновской суперпрограммы. После того, как мне во сне снова явился Шварцкопф, я думал только о том, что делать дальше.
   С момента смерти Димона прошло больше сорока восьми часов. Пошли третьи сутки с той минуты, когда я нежданно-негаданно стал живым Богом апокалитов. Кис я больше не видел, хотя мне очень хотелось ее увидеть, поговорить с ней. Но я понимал, что мне просто необходимо побыть одному, сосредоточиться, все хорошо продумать. Сейчас даже незначительная ошибка может привести к настоящей катастрофе.
   Нацистские радиостанции больше не передавали праздничные реляции о победах на Американском континенте. Я добросовестно прослушал эмоциональную речь Адольфа Гитлера Љ 5 - она была вполне в духе Адика Љ 1. Параллельно мы слушали американские новости: янки сообщали, что наступление нацистов под Хеленой остановлено, части вермахта измотаны и понесли большие потери. У Солт-Лейк-Сити тоже наступило затишье. На юге дела у янки шли веселее: выдвинувшаяся из Аризоны бронемоторизованная группа "Чиппева" выбила японцев из Палм-Спрингс и теперь наступает на Барстоу, Помону и Сан-Бернардино. Понятно, что доверять и американским и нацистским пропагандистам было бы глупо. Но еще до этого я пообщался по радио с Мюрреем. Американец был, казалось, разочарован тем, что Димон умер, так и не раскрыв штатовской разведке своих секретов. Ясен пень, я не стал откровенничать и делиться тем, что узнал от покойного программера, просто сказал, что теперь придется менять весь первоначальный план.
  - И что вы планируете делать? - осведомился у меня Мюррей.
  - Посмотрю, можно ли использовать апокалитов в поисках машины Вальтрауба. Мне они кажутся очень боевыми ребятами. А еще у меня сотня солдат-клонов и полным-полно самого разного оружия. Сейчас я пытаюсь установить объект, на котором расположена цайт-машина. А потом попробуем с ним разобраться.
   Я не врал Мюррею: объект 43-530, или Град Небесный, как его называли сами апокалиты, имел завидный арсенал. Когда Ермолай познакомил меня с полной описью стреляющего и взрывающегося имущества, у меня глаза от удивления округлились. Шесть тысяч единиц стрелкового оружия, от пистолетов до снайперских винтовок и пулеметов калибра 12,7-мм и к ним почти два миллиона патронов. Мины, гранаты, взрывчатка в ассортименте. Противотанковые ручные гранатометы и ручные огнеметы, пусковые установки ПТУР "Фальке", 80-мм безоткатные пушки, 75- и 105-мм полевые орудия, зенитные автоматы "Фирлинг-390", пусковые зенитные установки "Блаутзаугер", шесть колесных бронемашин "Даймлер", пять гусеничных бронетранспортеров, куча автомобилей и мотоциклов и даже два вертолета - правда, один неисправный. Словом, оружия и снаряжения на целую армию. Большая часть этого добра осталась еще с тех времен, когда объект принадлежал нацистам, кое-что апокалиты захватили трофеями у шуцманов ЛИСА. Армия Ермолая насчитывала шестьсот восемьдесят пять человек - все мужчины апокалитов, способные управляться с оружием и техникой. Плюс херувимчики. Я и не представлял, что имею под ружьем отлично вооруженный и приличный обученный полк. Короче, странствующий рыцарь Леха Осташов по милости Димона превратился в настоящего полковника.
  - Действуйте, - благословил меня Мюррей во время второго радиосеанса. - И помните, что сейчас от вас зависит очень многое.
   Этих слов я от него ждал. Но после разговора с Мюрреем я решил немного отдохнуть, прилег на часок - и пообщался с нахтмайстером Шварцкопфом. Теперь я думал только о том, что говорил мне во сне рыцарь-вампир.
  - У тебя усталый вид, Лех, - сказал Тога. - Много куришь и совсем не спишь.
  - Да ты тоже не цветешь, между прочим, - огрызнулся я, зажигая последнюю сигарету из пачки. - Морда зеленая, глаза красные. Вобщем, все твои усилия коту под хвост. Диск Димона нам никак не сгодится.
  - Похоже на то, - вздохнул Тога. - Чаю хочешь?
  - Наливай, - я откинулся на спинку дивана, закрыл глаза. - Слушай, Мейсон, а может просто скинуть американцам инфу про объект D65? Пусть шарахнут по нему водородной ракетой - и делов!
  - Можно. - Тога помолчал. - Только мы с тобой навсегда останемся в этом мире. И ход истории переменить уже не удастся. Так все и останется, как есть.
  - Верно. Вот чего бы я не хотел, так это прожить здесь остаток жизни. Есть идеи?
  - Ни-ка-ких, - по слогам произнес Тога, подавая мне чашку с чаем. - Алину видел?
  - Нет. Хочу поговорить с ней, но пока мне нечего ей сказать.
  - Карагод все время при ней. Гляди, уведет.
  - Не уведет. Алине сейчас не до Карагода. И не до меня. Лукошина жалко, хороший был мужик.... О, мать твою, что такое?
  - Ты что?
  - Да ничего, голова что-то кружится. Пожалуй, мне и впрямь надо покимарить минуток триста.
  - Леха, я вижу, ты что-то недоговариваешь. В чем дело?
  - Опять ко мне нахттотер во сне приходил. Знаешь, если честно, я боюсь спать. От этих тварей таким холодом веет, будто в могилу попадаешь.
  - Чего они в тебя так вцепились? Хотят что-то?
  - Хотят, проклятущие. Предлагают с их белокурыми Шнеевиттхен потрахаться, чтобы новую расу вывести.
  - И ты отказался? - Тога присвистнул. - Непохоже на тебя, Лех. То, что Марика вампир, тебя не остановило. А тут новые незабываемые ощущения: йа, йа, Алекс, дас ист фантастиш! Шпиль мит мир нох айнмаль!
  - Издеваешься? Ты бы этих красоток увидел один раз, до конца жизни бы импотенцией страдал.
  - Неужели уродливые такие?
  - Красивые. Как сама смерть. И так же, как смерть, ничего, кроме ужаса не вызывают. Но ты прав - надо поспать. Болт на них, на этих нахттотеров.
  - Я пойду еще с компом поковыряюсь. Может, получится что.
  - Флаг тебе в руки. И прошу тебя, придумай что-нибудь. Мне вот в мою бестолковку ничего не лезет.
  - Будем думать, - Тога остановился в дверях, помахал мне рукой. - Иду воевать с нацистским искусственным интеллектом. Пожелай мне удачи.
  
  
   ********************
  
  
   Сон как сон, не самый худший. Слава Богу, на этот раз никаких нахттотеров. Но лучше бы приснился Питер, а не чертова компьютерная игра, с которой начался весь этот кошмар.
   Я снова бегаю по улицам Тайнхолла - мне позарез необходимы деньги на новую лошадь. Тысячу двести монет я заработал на продаже части своего вооружения - Джин-По из "Железной Руки" расщедрился. Теперь я бегу в "Золотой павлин": возможно, для меня есть новая работа.
   Надо же, я не ошибся. Хозяин "Павлина" вручает мне письмо от сенсея и мешок с золотом. В письме только имя клиента - "Граф Николае Радулеску, замок Чоп, восточная Коловашия". Впрочем, этого вполне достаточно. Теперь я знаю имя того, за чью голову мне отвалили аж двести дукатов авансом.
   Забираю деньги, бросаю записку сенсея в горящий камин и ухожу из таверны. Следующий пункт программы - визит к моему консультанту, адвокату Фальконе. Он всегда дает дельные советы. И вообще, он просто кладезь полезной информации. Настоящий банк данных. Наверняка он что-нибудь знает о графе Радулеску.
   Дверь мне открывает дворецкий адвоката, приглашает пройти в дом. Фальконе расслабляется в своей парильне. Вместе с ним в бассейне аж две красотки - видимо, одной уважаемому адвокату недостаточно. Хорошенькие профессионалки награждают меня оценивающими взглядами, томно закатывают глазки, хихикают и выставляют из воды некоторые интересные части тела.
  - О, наш герой! - восклицает Фальконе. - Гроза бандитов и чудовищ! По делу или просто так?
  - По делу, - я улыбаюсь девочкам и сажусь на скамью у края бассейна. - А ты, гляжу, наслаждаешься жизнью.
  - У меня выдалась сумасшедшая неделя. Четыре суда, работа на Королевскую Палату юстиции, чтение лекций в университете. Надо снять стресс. Ничто так не расслабляет, как пара бокалов хорошего бланшевена и горячая ванна в компании молодых красавиц. Присоединяйся к нам, будет веселее.
  - Боюсь, я окажусь в вашем чудесном трио лишним. Мне срочно нужен твой совет, Фальконе. Где нам лучше побеседовать?
  - Понимаю, - физиономия адвоката мгновенно прокисает. - Подожди в атриуме, я сейчас к тебе выйду.
   Я выхожу из парной, в спину мне несутся громкие вздохи и смех. Девочки, хоть и шлюшки, но очень милы. Может быть, я зря отказался присоединиться к веселой компании в бассейне. Но по-другому я не могу - не приучен к скотству...
   Я сажусь в атриуме у круглого богато сервированного стола, беру яблоко и начинаю его грызть. Фальконе появляется через минуту: тучный, лысый, в мокрой белоснежной простыне, он напоминает мне древнеримского сенатора. Или директора преуспевающей коммерческой структуры на отдыхе.
  - Что за спешка, Алекто? - осведомляется он.
  - Расскажи мне про графа Радулеску.
  - Что? - Фальконе смотрит на меня, как на идиота. - Ты это серьезно?
  - Абсолютно. Сенсей прислал мне заказ на графа.
  - Тебе приказали убить графа Радулеску? Святые небеса! Почему не самого дьявола?
  - Я не понимаю тебя.
  - Если сенсей не пошутил, он задумал от тебя избавиться. Ты когда-нибудь имел дело с высшими вампирами?
  - Ни разу. Только с гаркаинами и гарпиями.
  - Значит, твое дело пропащее. Радулеску - самый могущественный вампир-лорд в семи королевствах. Странно, что ты об этом не знаешь.
  - Я не верю в вампиров.
  - И зря. Род Радулеску почти четыреста лет страдает этим проклятием. Первым вампиром в этой семье стал Михай Кароль Радулеску, якобы проклятый какой-то уэссанской ведьмой. Колдунья предсказала Михаю, что он сам и все его потомки будут погибать от рук собственных детей, пока весь род Радулеску не вымрет. Вернувшись домой в Чоп, Михай первым делом зарезал свою жену и пятерых сыновей, всех своих домочадцев и слуг превратил в упырей, а потом всю Коловашию превратил в свои охотничьи угодья. По легенде Михай Кароль убивал любую женщину немедленно после того, как делил с ней ложе. Однако уцелел один из его бастардов, рожденных еще в те дни, когда Михай Кароль был человеком - некий монах по имени Криштиан. Этот самый Криштиан, узнав, что вытворяет его папаша, поклялся его убить - и убил таки, но сам был покусан и стал упырем. Дальше все шло по тому же сценарию. Коловашийские хроники говорят, что Криштиан был еще более лютым вампиром, чем его отец, и был очень охоч до молодых девушек. Это его и сгубило: одной из его жертв удалось бежать из замка Чоп и родить сына, который позже прикончил Криштиана. Ну, и так далее, и тому подобное.
  - Идиотская история. Никогда не слышал ничего более нелепого.
  - Возможно, что у хронистов просто фантазия разыгралась. Но не это главное. Почти четыреста лет замок Чоп - настоящее логово нечисти . Странно, что избавить мир от этой заразы поручили именно тебе.
  - Не вижу ничего странного, Фальконе. Я воин. Профессионал. У меня отличная репутация. Я кое-что умею, и отваги у меня не занимать. Мне приходилось иметь дело с троллями, орками, гоблинами, темными эльфами и оборотнями. И каждый раз мне говорили: "Ты спятил, Алекто! Это безнадежно, Алекто! Ты труп, Алекто!". Но я жив и здоров. Так что я должен знать о высших вампирах?
  - Они не выносят света, - заговорил Фальконе, - но при этом отменно видят в темноте. Они могут воздействовать на твой разум, даже управлять тобой. Серебро, чесночная вода, осиновые колья против них бесполезны. У них иммунитет к ядам, болезням, стопроцентная защита от магических атак и невероятная живучесть. Я читал, что отрубленная рука или нога отрастает у высшего вампира через час.
  - Все это хорошо. Как их убивать?
  - Огонь. Вот единственное, что может им повредить. Еще есть особый алхимический состав, который может парализовать вампира на время и дает возможность отсечь ему голову. Я дам тебе адрес одного алхимика, поговори с ним.
  - И все? Больше ничем ты не можешь помочь?
  - Ничем. Да, вот еще одно - человеческая кровь придает высшим вампирам поразительную силу и живучесть. Если хочешь справиться с Радулеску, иди в замок один. Не бери с собой никого. Если твои спутники будут покусаны упырем, их кровь наделит его сверхъестественной мощью. Действуй сам. В одиночку ты сможешь пробраться в самое сердце замка Чоп и покончить с графом.
  - Один на один драться с высшим вампиром? Ты спятил, дружок.
  - Кто говорит, что один на один? Это ты будешь в одиночестве. А Радулеску будет окружен своим воинством. Его замок полон подобных ему тварей, которых он сам породил. Его охранников, любовниц, слуг и просто приятелей. В его замке ты столкнешься со всеми упырями Коловашии - и не только Коловашии. Тебе придется драться со всеми.
  - Ты это серьезно?
  - Совершенно серьезно, - Фальконе усаживается напротив меня, вытирает краем простыни распаренное лицо. - Единственный твой козырь - это скрытность и внезапность. Твои союзники - сумрак, тишина и мощное оружие, убивающее с одного удара. Если ты завалишься в Чоп с вооруженным табором, вас тут же засекут, и все будет кончено в пару минут. Все, что я знаю о вампирах, доказывает мою правоту. В открытом бою против носферату у тебя нет ни единого шанса. Не помогут ни заклятия, ни самолучшая броня, ни магические предметы. Нет, друг мой, тебе надо незаметно пробраться в замок, незаметно покончить с охраной, незаметно пробраться в апартаменты графа и пришить его до того, как он тебя почует. Или отказаться от этого задания. Конечно, в идеале охотник на высших вампиров сам должен быть вампиром, но приносить такую жертву... Нет, серьезно, послушай моего совета. Выбор за тобой.
  - Ты заставляешь меня сомневаться в успехе, - я недоверчиво глянул Фальконе прямо в глаза. - Может, и вправду отказаться?
  - Я бы отказался. В этом случае ты всего-навсего лишишься своей репутации удачливого сукиного сына, который из всех переделок выходит победителем. Но жизнь ты сохранишь. Но если ты покончишь с Радулеску...
  - Что дальше?
  - Ты, может быть, спасешь нас всех. Зло, поселившееся в замке Чоп, однажды распространится повсюду, это всего лишь вопрос времени.
  - Я все понял, Фальконе. Спасибо за совет.
  - Тебе нужны деньги? Я сейчас располагаю небольшой суммой, могу одолжить пару сотен золотых.
  - Спасибо. Я потерял своего Халифа, поэтому не откажусь.
  - Буду рад помочь. Подожди меня в моем кабинете, дворецкий проводит тебя. И умоляю - не ройся в моих бумагах. Я этого не люблю...
   Фальконе еще что-то говорит, но я уже мыслями в другом месте. Мне видятся ржавые железные двери, привратный мост на цепях, каменные башни и стены, за которыми меня ждет мое главное сражение. То, которое либо сделает меня славнейшим из героев семи королевств, либо закончится тем, что в замке Чоп появится новый хозяин.
   Существо, которое когда-то носило имя Алекто - и стало Тьмой.
  
  
   ****************
  
   Молчание определенно затягивалось. Я смотрел на Тогу, Ермолая, Малахию, Анфима Дербника, Алину и понимал, что мои слова если не поразили их, то очень сильно озадачили. Наверное, они думают, что я спятил. И я их понимаю: если бы кто-то другой изложил мне план, похожий на мой, я просто решил бы, что товарищ решил покончить с собой особо изысканной методой.
  - Ты... это серьезно? - наконец, вымолвил Тога.
  - Совершенно серьезно.
  - Леха! - Тога едва не кричал. - Это был всего лишь сон. Это... другая реальность! Нельзя так рисковать.
  - Это единственный вариант, - я обвел моих собеседников взглядом. - Я доберусь до транспортала, активирую его и вернусь не в тот день, когда нацисты осуществили план "Новый Завет", нет. Я отправлюсь в 2008 год, встречусь с Димоном и сделаю все, чтобы он не испытывал "Альтер Эго".
  - Думаешь, сумеешь его убедить? - спросил Тога.
  - Постараюсь. Я заберу диск. Покажу ему его же записку. Если и после этого он не одумается, я его просто прикончу.
  - Не мое дело обсуждать замыслы Создателя, - начал Ермолай, - но твой план представляется мне невероятным и малоосуществимым. Проникнуть в логово нахттотеров, пробраться незамеченным к установке, одолеть охрану... Это не под силу даже живому Богу.
  - Живому Богу? Возможно. Но человеку должно быть под силу. Иначе все мои титулы, которыми ты меня наделяешь, архистратиг - всего лишь пустой звук. Это, конечно, риск. Но я к нему готов. Если у меня не получится, тогда атакуете вы. Всеми силами, всей мощью. И осуществите план предыдущего Ахозии.
  - Что мешает нам сейчас реализовать этот план? - осведомился Малахия.
  - Природа врага, с которым предстоит иметь дело. Они знают, что происходит и ждут, когда мы попытаемся захватить транспортал. Я не сомневаюсь, что у них есть резервный план на крайний случай. Если мы прорвемся к установке, они ее просто уничтожат вместе с нами. Им радиация не опасна. Потом, пользуясь сохранившейся документацией Вальтрауба, они восстановят транспортал, и все наши жертвы будут напрасными.
  - Откуда ты это знаешь?
  - Я не могу этого объяснить. Когда я говорил с Шварцкопфом, я будто читал его мысли.
  - Леха, а ты не задумывался, что все это всего лишь вампирское внушение? - не сдавался Тога. - Это они внушили тебе идею идти туда в одиночку. Ты сам говорил, они что-то от тебя хотят. Они вынуждают тебя принять их план. И ты поддаешься на провокацию. Так нельзя, так... неправильно!
  - Правильно. Если этот план внушили мне вампиры, я постараюсь разрушить его. Ты же сам мне говорил: докажи им, что ты сильнее, обдури их, а потом - рррраз! А если это моя идея, которую подсказал мне мой сон, такой вариант станет для них полной неожиданностью. Они даже не представляют, что я могу набраться такой наглости и заявиться к ним в одиночку. Они презирают людей, считают нас выморочным отродьем, обреченным на уничтожение. Я докажу им, что они ошибаются.
  - Создатель принял оконательное решение? - спросил Ермолай после долгого напряженного молчания.
  - Да. Мне нужное кое-какое снаряжение. Светозвуковые гранаты и мощное автоматическое оружие с глушителем. Побольше зажигательных патронов. Инфракрасный прибор наблюдения. И еще, нам нужно продумать, как устроить небольшой отвлекающий спектакль. Нахттотеры наверняка предусмотрели вариант массированной атаки на их логово. Днем они не могут покинуть свои норы, стало быть, вызовут армейскую подмогу. Где-то поблизости нацики держат крупные подразделения. Ермолай, надо организовать разведку и разработать план отвлекающих атак на ближайшие к нам объекты - например, на W67-1 и на форпосты ЛИСА. Попробуем атаковать небольшими диверсионными группами.
  - А смысл?
  - Я буду знать, что на подмогу рыцарям-вампирам не явятся части нацистских коммандо. Вот тогда мне точно кранты.
  - Мы даже не знаем, сколько нахттотеров охраняют объект D65, - подал голос Дербник. - И никакая разведка не может этого установить.
  - У меня есть идея. Доктор, - я перевел взгляд на врача, - можете погрузить меня в легкий наркотический сон? Желательно, с программируемыми сновидениями?
  - Что ты задумал? - встрепенулся Тога.
  - Еще раз хочу пообщаться со Шварцкопфом. Попробую его убедить, что я готов присоединиться к его кодле.
  - Ой, Леха, хрен тебя знает, что ты творишь! - Тога махнул на меня рукой. - Я больше ни слова не скажу.
   Я хотел ответить ему шуткой, но тут перехватил взгляд Кис. В глазах Алины были тревога, упрек, боль, удивление. В них был вопрос, который она хотела задать - и не решалась. И я понял, что должен это сказать.
  - Господа, оставьте нас с Алиной на пару минут, - попросил я.
   Мои фельдмаршалы молча удалились. Мы остались вдвоем.
  - Алина, я помню, как однажды ты мне рассказала про рай, про ангела с огненным мечом, - сказал я. - Так вот, я хочу сделать все, чтобы ты увидела если не рай, то хотя бы мир, в котором не нужно бояться шуцманов, прислушиваться к щелчкам счетчика радиации и каждую ночь ждать прихода выведенных учеными подонками кровожадных мутантов. Может быть, я много на себя беру. Мне сейчас трудно говорить, я очень волнуюсь. Но мне хочется, чтобы ты знала - все, что я делаю, я делаю без колебаний. Я не хочу, чтобы снова погибали люди. Такие, как твой отец, как убитый мной Иван. Хочу, чтобы Зонненштадт, ЛИСА, Штаубе, белесые вампиры, Могильный лес исчезли, как кошмарный сон. И чтобы мой Питер снова стал Питером. И еще я хочу, чтобы ты была счастлива. Я все сделаю, как надо, верь мне. Я постараюсь. А если не получится у меня, это сделаешь ты. Я ведь знаю все, Алина. В курсе, чего хочет от тебя Мюррей, и что хотел поручить тебе Старик. Знаю, зачем тебя отправили к апокалитам. Ведь это тебе приказали закрыть транспортал. Скажи мне, что ты должна была сделать?
  - Перепрограммировать главный компьютер цайт-машины, - ответила Алина. - Мюррей дал мне коды управления. Я должна открыть пространственный портал в точку "Альфа".
  - Чевертое декабря тысяча девятьсот сорок четвертого года, верно?
  - Да, именно в этот день.
  - А потом?
  - Потом мне следовало войти в портал и уничтожить силовую установку.
  - Каким образом?
  - Разрушить внешний контур системы охлаждения.
  - А после?
  - После? - Кис слабо улыбнулась. - А после я увижу ворота, в которые так мечтала когда-то войти.
  - И ты так спокойно об этом говоришь?
  - Послушай, Алексей, мой отец умер. Неужели ты считаешь, что у меня не хватит сил отомстить нацистам, даже если ради этого придется умереть?
  - Ты просто не доберешься до реактора. Ты погибнешь в считанные секунды.
  - Алексей, ты не умеешь врать, - Кис шагнула ко мне и, поднявшись на цыпочки, зашептала мне в ухо: - Мюррей мне все рассказал. Только я и могу уничтожить контур. Я знаю, кто я.
  - Ты - Алина Лукошина. Девушка, за которую я всех нахттотеров порву на британский флаг.
  - Это что, признание?
  - Да, - выдохнул я. - Я люблю тебя. Влюбился с самой первой секунды, едва тебя увидел. Поэтому я хочу, чтобы ты всегда была рядом со мной. В этом мире, или в моем - неважно.
  - Ты так легко это говоришь, - Алина выглядела очень удивленной.
  - Люблю, потому и говорю. Не веришь?
  - Неудачное время ты выбрал для объяснения.
  - Другого не будет. Когда ходишь под смертью, торопишься жить. Я хочу, чтобы ты знала. Только не томи меня. Прямо скажи, нужен я тебе, или нет? Не люблю неопределенности.
  - Твои слова... они искренние?
  - Конечно, елки-моталки! А не веришь словам, загляни мне в глаза. Я люблю тебя. Еще раз повторить?
  - Хороший! - Алина провела пальчиками по моему лицу. - Какой ты хороший! Скажи еще раз.
  - Я люблю тебя, Алина, - повторил я (Ой, Осташов, сволочь такая, что же ты творишь, а?). - Люблю, сто раз могу повторить, тысячу, миллион. Люблю, и все тут. До безумия люблю. Теперь ты знаешь.
  - Лешенька, если бы могла плакать, я бы сейчас плакала от счастья. У меня так хорошо на душе, так светло - не передать.
  - Так ты... любишь меня?
  - Разве тебя можно не любить, Леша? Ведь ты герой. А я всего лишь девушка...
  - Конечно, - обрадовался я, - ты же девушка! Самая милая, самая прекрасная, самая необыкновенная...
  - И еще симбиотик, - добавила Алина, будто ледяной водой меня окатила. - Тип специальной модификации "NA-V9005". У меня пятнадцатиминутный ресурс 75-типроцентного сопротивления радиации. Американцы называют таких, как я "Ньюки Энджиз" - ядерные ангелы.
  - Нет! - Я взял девушку за плечи и поразился, до чего же она хрупкая и легкая. Ощутил ладонями идущее от нее мягкое, почти детское тепло. Будто синичку в руки взял. Губы у меня задергались, изнутри накатило к горлу так, что я с трудом взял себя в руки. - Это ничего не значит. Мне фиолетово, что они там с тобой сделали. Для меня ты - женщина. Единственная, любимая и желанная. Я отменяю план Мюррея. Плевать мне на него и на американцев! На весь этот гребаный мир плевать. Мы сделаем так, как я предлагаю. И я справлюсь, Кис. Верь мне. Я покончу с этим кошмаром. А уж если у меня не получится, тогда это сделаешь ты, мой ядерный ангел. Мне уже будет все равно, я не буду всего этого видеть и знать. И буду ждать тебя там, у ворот. Ермолай!
  - Слушаю! - Архистратиг немедленно вошел в кабинет.
  - Скажи мне, я могу перед операцией назначить своего преемника?
  - Конечно, это полное право Создателя.
  - Если я погибну, меня сменит Алина, - я ощутил какую-то странную непонятную радость. - Уж она точно откроет для вас райские врата! А теперь дайте мне несколько часов, чтобы ощутить себя живым человеком, а не живым Богом. А потом начнем нашу войну.
  
  
   Глава пятнадцатая: Логово
  
  
   Быстрое путешествие в этой локации невозможно.
  
  
   На исходе ночи я все-таки заснул. Отключился, забылся счастливым сном, как ребенок после своего дня рождения. Сжимая в объятиях лучший подарок, который мне когда-либо дарила жизнь - Алину.
   Всего несколько минут полузабытья, но я успел увидеть во сне нашу старую квартиру в Колпино. Мою комнату с обоями в мелкий голубой цветочек, пианино у стены, старый музыкальный центр на тумбочке в углу. Я услышал мамин голос с кухни - она занималась английским со своей ученицей.
  - My sweet, - говорит мама, - повтори, пожалуйста! Такие теплые, нежные слова. Интонация должна быть мя-а-а-гкая. Послушай - "my sweet"...
  - My sweet, - повторяет звонкий девичий голос. - Мой хороший. Лешенька, мой славный...
   Моя комната исчезает, надо мной низкий неровный потолок из серого бетона, весь в пятнах копоти и грязных разводах. Я снова в бункере 43-530. Шумит нагнетающий в подземелье воздух вентилятор. Алина смотрит на меня, и в ее огромных глазищах отражаются огоньки горящей на столике свечи.
  - Лешенька, - шепчет она, улыбаясь, - ты так хорошо спал. Как ребенок. Устал со мной, бедненький.
  - Устал? - Я пытаюсь окончательно проснуться. - Да разве можно с тобой устать! Нет, просто сморило.
  - Уже утро. Сейчас там, наверху, светает.
  - Пускай светает, - я привлек Алину к себе, и мы начали целоваться. Я забыл обо всем. Для меня в те минуты в мире не существовало ничего, кроме этой комнаты в бункере, этой постели и этой женщины, которая стала для меня всей Вселенной. Даже подходящих слов не могу подобрать, чтобы описать свои чувства - это надо почувствовать, пережить. Не представить с чьих-то слов, а пережить самому. Назвать это счастьем - слишком просто, банально, избито. Любой самый возвышенный эпитет для Алины казался мне блеклым, недостойным ее. Тогда не хотелось ничего говорить, и сейчас не хочется.
   Ночью я несколько раз подумал о Марике. Вспомнил, как она выхаживала меня после Колошар, как я пытался ее спасти из Кубикулум Магисториум. И мне стало не то, чтобы стыдно - как-то горько. Марика, конечно, не заслужила того, что я сделал. Но я нисколько не жалел о своем выборе. Может быть, придет время, и я буду раскаиваться. Но не сейчас, не в эти минуты, когда не думаешь ни о прошлом, ни тем более о будущем, которого, возможно, у меня просто нет. Алина со мной, и ничего больше я не желаю. Вот только жаль, что ночь не может продолжаться вечно...
  - Для меня ты все под Небом: для меня ты вся Земля, - шепчу я на ушко Алине, хватаю губами ее волосы, вдыхаю их сладковатый весенний запах.
  - Красиво. Ты всегда так красиво говоришь. Сам придумал?
  - Это Мильтон. "Потерянный Рай". Когда любишь ангела и любим ангелом, вспоминается только высокая поэзия.
  - Лешенька, можно я с тобой пойду?
  - Нет. Нельзя, милая. Если ты будешь рядом, я не смогу избавиться от страха. Не за себя буду бояться, за тебя. Наделаю ошибок. - Я взял ее пальцы в свои ладони, поцеловал их кончики. - Ты будешь меня ждать?
  - Глупый! - Алина обхватила меня за шею, прижалась к моей груди своими упругими маленькими грудками, обожгла живым возбуждающим теплом. - Буду ждать, сколько попросишь. И буду мстить, если погибнешь.
  - Ты всегда так легко говоришь о смерти.
  - Сегодня я счастлива. Счастливые люди умирают легко. Они знают, что уже получили от жизни то лучшее, что она может дать.
  - И я счастлив, Кис. Моя Кис, моя "Ньюки Энджи".
  - Почему ты улыбаешься?
  - Вспомнил одну старую песню. Она так и называется "Энджи". Ее пела одна группа, "Роллинг Стоунз". Наивная такая песенка, сентиментальная, трогательная.
  - Наивная, как я?
  - Как я. И трогательная и прекрасная, как ты.
  - Перестань, а то я сейчас расплачусь. Я не хочу больше плакать.
  - Больше не буду.
   Мой пасс издал мелодичный гудок, потом другой - заработал встроенный будильник. Шесть утра. Я приказал зайти за нами в половине седьмого. У нас с Алиной есть еще полчаса. Всего полчаса на обреченную, жадную, бесконечную любовь с сильным привкусом горечи и надежды. А дальше...
   Дальше видно будет.
  
  
   ******************
  
  
   За время нашего знакомства я видел Тогу с разными выражениями лица. Но такой мрачной физиономии, как в этот раз, у него не было никогда. Он прямо посерел как-то, осунулся. Видно, очень сильно переживал.
  - Что скажешь? - приветствовал он меня.
  - Нечего говорить. Надо делом заниматься. Скопировал диск?
  - На винчестер димоновского ноута. - Тога протянул мне оригинал "Альтер Эго". - Ты не передумал?
  - Нет. А что?
  - Я думал, может Алине удастся тебя отговорить.
  - С чего ты взял, что она будет меня отговаривать?
  - Ты ведь ей рассказал про план Мюррея, так?
  - Рассказал, и не жалею об этом. Вообще, Тога, давай не будем говорить об Алине. Не трави душу.
  - Конечно, мы чувствительные все из себя, елы-палы. Сам же девчонке, прости за пафос, сердце разбиваешь.
  - Извини, но это наше с Алиной дело. - Я почувствовал, что начинаю злиться на Тогу. - Сами как-нибудь разберемся.
  - Леха, ты делаешь огромную глупую глупость. Я, конечно, только посоветовать могу. Это не игра, понимаешь? Сохранений и перезагрузки не будет. Ты даже не знаешь, где искать эту установку.
  - Объект D65. Или мы все еще не определились?
  - Это всего лишь мои догадки, за которые ты ухватился, как малое дитя за игрушку. Я не могу проверить эту версию. Центральный компьютер не имеет выхода во внешние сети, а старая информация ничего нам не дает. Ты идешь на огромный, ничем не оправданный риск.
  - Я все продумал, Тога. Риск не так велик, как тебе кажется. Я справлюсь.
  - А ты обо мне подумал? Если тебя.... Я останусь в этом мире один.
  - Не останешься. У Ермолая приказ - в случае моей гибели атаковать базу нахттотеров и выполнить план Димона. По любому вернешься в Казань. Со мной, или без, не суть важно.
  - Понимаю. Ты хочешь дать шанс Алине.
  - Да, хочу. И давай больше не будем об этом.
  - И ты, конечно, не согласишься, если я захочу пойти с тобой.
  - Тога, ну почему ты не хочешь понять меня? Я должен сам все это сделать.
  - Значит, ты у нас герой, а я так, пришей-пристебай, держись-не оторвись? - Тога покачал головой. - Я думал, мы друзья. Теперь начинаю в этом сомневаться.
  - Послушай, старичок, я нисколько в тебе не сомневаюсь. Знаю, что ты молодец. И ты мой лучший друг. Я за тебя кого хочешь порву. Только я хочу, чтобы ты в случае чего помог Алине. Кроме тебя некому. Я справлюсь, вот увидишь, и мы еще с тобой пошатаемся по мирам.
  - А если на D65 нет установки?
  - Тогда я погуляю немного и вернусь домой. Ладно, хватит гадать, что было, что будет. - Я хлопнул Тогу по плечу. - Честно, Тога, не в тебе дело. Во мне, только во мне. Я сам хочу это сделать. Считай, что мне шлея под хвост попала.
  - Погубят тебя бабы, Леха, - неожиданно сказал Тога.
  - Погубят. Но не в этой жизни. Пошли, нас Ермолай ждет.
   Архистратиг встретил меня у входа в тир - он был как всегда спокоен и невозмутим. Тут же подвел меня к столу и показал все, что для меня подобрал в арсенале. Признаюсь, я с трудом удержался от того, чтобы сразу, без всяких стрельб, выбрать огнемет. А потом прикинул - штука тяжелая, утащить на себе большой запас топлива я не смогу, и так буду нагружен снаряжением, как китайский носильщик. Но с другой стороны, что может быть эффективнее против вампиров, чем огнемет?
  - На сколько огнеметаний хватит баллона? - спросил я архистратига.
  - Как метать, - меланхолически ответил тот. - Двадцать-тридцать выстрелов, если не поливать, как из шланга.
  - Ладно, - я провел пальцами по холодному стволу фламменверфера и перевел взгляд на прочие системы. - Ты-то сам что порекомендуешь?
  - Я бы попробовал вот эту штуку, - Ермолай взял в руки снайперскую винтовку с глушителем и торсионным прикладом. - Если хорошо стреляешь, ничего лучше не придумать. "Штайр AUG-303/18", у нас таких всего две. Одна у меня, вторая эта.
  - Можно попробовать?
   Мишень была от меня всего в двадцати пяти метрах, но это был крошечный черный кружок, едва различимый на издырявленном деревянном щите. Я вставил в винтовку магазин, щелкнул затвором. Начал вспоминать все, что знал о правильной стрельбе - как целиться, как дышать, как нажимать на спуск. В прицел мишень казалась больше, но все равно, не такой крупной, как мне бы хотелось. Винтовка фыркнула, дернулась у меня в руках, звякнула о бетонный пол стрелянная гильза. Ермолай посмотрел в зрительную трубу.
  - Шесть, - прокомментировал он. - Не самый лучший выстрел.
  - По такой точке? Выстрели лучше.
  - Как прикажет Создатель.
   Ермолай взял у меня винтовку. Хлоп, хлоп, хлоп - все три пули легли в яблочко, а Ермолай, как мне показалось, почти не целился.
  - Да, стрелять я не умею, - пробормотал я. - Надо брать огнемет.
  - А что дробовик не хочешь? - спросил Тога.
  - Мне нужно бесшумное оружие. Иначе после первых же выстрелов на меня вся бледнолицая шатия-братия навалится. Взять дробовик и снайперку или огнемет я не смогу, я ж не Шварценеггер из "Коммандо". - Я еще раз посмотрел на разложенное на столе оружие. - Учиться стрелять уже поздно. А поскольку поступать надо всегда вопреки логике, я возьму снайперскую винтовку. Для ближнего боя оставлю пистолет, пригодится. Осталось последнее: предупредить хозяев о своем визите.
  
   *****************
  
  
   Доктор сноровисто перетянул мне руку резиновым жгутом, велел поработать кулаком. У меня мелькнула дурацкая мысль: вот и выпала оказия попробовать наркотики.
  - Что у тебя в шприце? - спросил я врача.
  - Пять кубиков смеси тригидрофенанила с легким нейростимулятором. - Врач криво усмехнулся. - Не беспокойтесь, нежелательных последствий не будет.
  - И сколько это зелье будет действовать?
  - Несколько часов. Ага, вот так... Все, ложитесь на кушетку и ни о чем не беспокойтесь. Сейчас я подключу вас к энцефалографу.
   Я растянулся на жесткой больничной кушетке и очень скоро почувствовал, как по телу разливается приятное тепло. Неодолимо захотелось спать. Голос врача зазвучал, будто из колодца, потом я уже не мог разобрать смысла слов. Последней фразой, которую я понял, была "Приятного путешествия!", и сказал ее как будто Тога.
   Небытие оказалось очень коротким. Один неуловимый миг - и вокруг меня начинает пульсировать кокон темного света. Я знаю, что свет не бывает темным, но это была именно светящаяся тьма. Я ощутил приближение жизни - кто-то шел ко мне сквозь эту тьму.
  - А, наш храбрый юноша! - Голос нахтмайстера Шварцкопфа звучал теплее, чем обычно. Мгновение спустя я увидел самого беловолосого рыцаря-вампира: он прошел через стенку пульсирующего кокона и встал напротив меня, держа левую ладонь на рукояти длинного меча, а правую на пряжке пояса. - Не ожидал, скажу честно. Захотелось поговорить?
  - Да, Шварцкопф. Я все эти дни думал над твоим предложением. Ты прав, у этого мира нет будущего. А это значит, что будущего нет и у меня.
  - Вот как? - Шварцкопф сделал несколько театральных хлопков в ладоши. - Браво, мой мальчик. Ты заставляешь меня поверить в то, что представители низших рас иногда умеют неплохо соображать. С чего это вдруг такой резкий поворот?
  - Мне не могут простить казнь пленного. Апокалитам откуда-то стало известно о том, что случилось в Зонненштадте. Я знаю, все они меня ненавидят.
  - И девка?
  - Она презирает меня. Вчера вечером я говорил с ней, и она высказала мне все.
  - Ты удивляешь меня все больше и больше. Но я это предвидел. Ты был помечен Тьмой, а она не отпускает никого. Хотя постой... - Шварцкопф взял мою руку (меня просто оледенило это прикосновение) и полоснул по тыльной стороне моей ладони кинжалом. Слизал с клинка кровь. - Странно, я чувствую привкус каких-то химикатов. Ищешь утешения в наркотиках?
  - Украл кое-что у доктора и немного расслабился. Я не хочу больше быть живым Богом апокалитов. Меня тошнит от этого мира. Я хочу домой, в свое измерение. Ты можешь мне помочь?
  - Давай сначала обсудим вопрос о твоей помощи нашему делу. Помнишь, о чем мы говорили?
  - О моей крови. О том, чтобы произвести для вас потомство.
  - Верно. Я же говорил, что любовь подскажет тебе правильное решение. Позволь, я познакомлю тебя с твоей будущей партнершей.
   Пелена мрака расходится, как театральный занавес. Я оказываюсь в тускло освещенном помещении - это, без сомнения, будуар. Интерьер роскошный, хоть и несколько пошловатый. Слишком много позолоты, роскошной мебели, фарфора, подушечек и рюшечек. Вампирам тоже не чуждо филистерство. Впрочем, все эти вещи - я имею в виду китайский фарфор, картины на стенах и старинную мебель, - были, конечно же, подлинными. Но Шварцкопф привел меня сюда не для того, чтобы восторгаться дорогим антиквариатом. Хозяйка будуара сидела перед огромным венецианским зеркалом и расчесывала свои роскошные белоснежные волосы.
  - Рапунцель, Рапунцель, распусти свои косы! - сказал я по-немецки. - Оказывается, вы все-таки отражаетесь в зеркалах. А это значит, что вы не настоящие носферату. Так, косите под них, или я неправ, Шварцкопф?
  - Познакомься, это Бабелинка, - Шварцкопф улыбнулся юной нахттотерше. - Он нравится тебе, мама?
  - Мама? - Я вздрогнул.
  - Бабелинка фон Майбах - первая носительница чистого генома арийских рыцарей. Она главное достижение нашего Творца, Манфреда Йонге, - сказал Шварцкопф. - И наша Праматерь. Так что не стоит юродствовать. Лучше воспользуйся той милостью, которая тебе оказана. Быть может, ты заслужишь право жить, если понравишься Бабелинке.
  - Очень мил, - сказала вампиресса, даже не глянув на меня. - Я хотела сказать: очень мил для унтерменша.
  - Ах, я совсем забыл, мы же высшая раса! - сказал я, всплеснув руками. - Ах, простите. Где моя подстилка и миска с косточкой?
  - У него есть чувство юмора, - сказала вампирша, продолжая расчесывать волосы. - Это хорошо. Он мне нравится.
  - И когда свадьба? - поинтересовался я.
  - Кто говорит о свадьбе? - искренне удивился Шварцкопф. - Свадьба между арийской принцессой и представителем неполноценной расы невозможна. Даже если этот недочеловек является гражданином Рейха. Это противоречит законам, а мы их уважаем.
  - Значит, речь идет не о браке?
  - Речь идет об оплодотворении. А дальше посмотрим.
  - Погоди, я должен знать, сможешь ли ты вернуть меня в мой мир.
  - Нет ничего невозможного. Помоги нам, и мы поможем тебе.
  - Моя невеста на меня даже не посмотрит? - спросил я, решив до конца доиграть свою роль.
   Она посмотрела на меня. Лучше бы она этого не делала. Встала, шагнула ко мне. Сложена она была изумительно - гордая посадка головы, груди торчком, талию можно обхватить ладонями, ноги от ушей. Праматерь нахттотеров была вызывающе красива, но мертвой во всех смыслах красотой. Всмотревшись в Бабелинку, я понял, в чем дело. Ее лицо, все тело покрывал тонкий слой какого-то молочно-белого вещества, вроде полимерной пленки. Какая-то субстанция, отражающая свет, смертельный для этой племенной твари, вышедшей из лабораторий нацистского вивисектора. Вблизи ее волосы не казались такими роскошными, как на первый взгляд, выглядели по-старчески белыми и неживыми. Бесцветные глаза с крохотными точками зрачков смотрели на меня с холодным интересом. Бабелинка как будто пыталась увидеть мое нутро, мои кости, плоть, внутренности, выворачивала меня взглядом наизнанку, разглядывала меня так же, как опытный патологоанатом разглядывает на столе предназначенный для вскрытия труп. Я представил, что мне придется заниматься с этой тварью любовью - после Марики, после Алины! - и у меня аж в паху все сжалось. Но Шварцкопф ждал моей реакции, и надо было что-то говорить.
  - У меня было много женщин, - сказал я с игривой улыбкой, хотя в животе нарастала противная дрожь, - но такой изысканной красавицы еще не было. Думаю, у нас получится неплохой дуэт. Когда начнем знакомиться поближе, майне либе мэдхен?
  - Как только ты присоединишься к нам, мой мальчик, - подал голос Шварцкопф.
  - Хоть сейчас. Ради такой красоты я прибегу к вам вприпрыжку.
  - Одно условие, - мне показалось, что голос Шварцкопфа дрогнул от радости. - У прежнего вожака апокалитов имелась крайне важная для нас информация. Если ты и в самом деле хочешь примкнуть к нам и добиться расположения Бабелинки, ты должен передать ее мне.
  - О какой информации речь?
  - Она хранится в его личном компьютере. Принеси мне компьютер Ахозии, и сделка состоится. Только тогда я могу обещать тебе возвращение домой.
  - Один вопрос, Шварцкопф - зачем тебе файлы Ахозии?
  - Не хочу, чтобы они попали к американцам. Я патриот Рейха.
  - Хорошо. Ты получишь данные с компьютера Ахозии.
  - Все данные, мальчик.
  - Все данные, папочка. И мамочка, - Я подмигнул Бабелинке. - Куда мне идти?
  - В наше убежище. Ты легко его найдешь: на старых картах оно обозначено, как объект D65.
  - Не боишься, что я приведу с собой апокалитов?
  - Нет, - впервые за весь разговор Шварцкопф улыбнулся. - Попасть в наши владения можно только с нашего ведома. Это слишком надежное убежище. Ты поймешь почему я так говорю, когда придешь к нам. Помни, Бабелинка будет ждать тебя. И я буду ждать. Не обмани наших ожиданий, мальчик.
  - Я приду.
  - Погоди, - Бабелинка шагнула ко мне, оледенила взглядом. - А поцелуй на прощание?
   Она жадно припала к моим губам, и я почувствовал, что задыхаюсь. Замахал руками, но тело начало отказывать. Я начал падать, будто в кошмаре. А потом в глаза мне ударил яркий свет, и я услышал спокойный голос доктора:
  - Все, теперь все в порядке. Аритмии больше нет. Он просыпается...
  - Леха! - Над мной появилось лицо Тоги. - Живой? Фу, и напугал ты нас...
  - Лешенька! - Алина гладит меня по щеке, и от этого прикосновения мне хочется плакать. - Все хорошо, любимый. Все прошло.
  - Как самочувствие? - спрашивает меня доктор.
  - Плохо. Все болит.
  - Ничего, сейчас я о вас позабочусь. Отдохнете пару часов и придете в норму.
  - Некогда отдыхать, - я сжал в ладони пальцы Алины. - Тога, ты молодец. Ты все правильно просек. Они там, они меня ждут. И теперь я знаю, что им от нас нужно...
  - Ты все еще собираешься лезть в это логово один?
  - Постой, не перебивай. Им зачем-то нужны файлы Димона. Его программы, понимаешь? Скопируй еще один диск, Тога. И теперь ты уж точно со мной не пойдешь.
  - Это еще почему?
  - Потому что потому. Высокие технологии, брат. Такие высокие, что выше не бывает. И такая мрачная дьявольщина, что дальше некуда. Демиург умер, и теперь каждый делает свою игру, ты сам говорил. Мы создаем свой финал истории. И нахттотеры тоже.
  
  
   ********************
  
  
   Бронеавтомобиль все дальше увозил меня от города апокалитов, и я все больше жалел о том, что сделал такой выбор. Но вернуться обратно было невозможно. Я уже струсил однажды, дал Штаубе превратить меня в убийцу. Решение принято, жалеть о нем буду позже, когда клыки какого-нибудь белесого Ханса прокусят мне сонную артерию. А сейчас надо попытаться справиться со страхом.
   Сколько я еду? Два часа, три, больше? Снаружи наверняка уже темнеет. И нахттотеры ждут меня в своем логове. Бессчетное количество раз я проверял свое снаряжение, включал и выключал прибор ночного видения на каске, ощупывал разгрузку, в кармашках которой лежат запасные магазины к винтовке, обоймы к пистолету и квантовые гранаты. Ермолай уверил меня, что эти гранаты очень эффективны - вспышку в пять миллионов свечей человеческий глаз перенести не в состоянии, а уж глаз ночной твари тем более. Предупредил, что я сам должен беречь глаза. Я слушал архистратига и понимал, что теперь моя жизнь зависит от мелочи. Неудачный выстрел, неудачный бросок гранаты, неудачно выбранная позиция - и все, конец. Как говорится, шаг влево, шаг вправо и расстрел на месте. Тога отдал мне дозиметр, строго-настрого наказал следить за радиацией. А Алина... Она просто молчала и смотрела на меня. И я ничего не смог ей сказать. Не хотелось говорить избитые дежурные фразы типа "Жди меня, и я вернусь". Только сейчас я, филолог, понимаю, как же трудно передать чувства словами, особенно если эти чувства слишком сильные. Так что мы с моей Кис не сказали друг другу ни слова на прощание. Все слова нам заменил долгий поцелуй, после которого у меня заболело сердце. И я полез в бронемашину, не оглядываясь, чтобы снова не встретиться с Алиной взглядом. Почему-то мне казалось, что она плачет.
   Я подумал о Мюррее. Эх, мог бы я сейчас взять этого сукиного сына за горло, придушить слегка и спросить, что же эти уроды на самом деле сделали с Алиной. И делали ли что-то вообще. Может, просто убедили девчонку, что она симбиотик. Внушили, что она способна сделать то, чего не могут другие. Сделали из нее расходный материал. Запланировали для нее героическую смерть. Останусь жив, не я буду, но узнаю правду. Никогда не поверю, что она прошла кибер-репликацию. Не может киборг плакать. Не может киборг испытывать любовь...
   Машину вел Анфим Дербник, и за всю дорогу он не вымолвил ни слова. Два сопровождавших меня херувимчика с автоматами - тоже. Наверное, нам просто нечего было друг другу сказать. Оно и к лучшему: я должен подумать, собраться, сосредоточиться, все оценить и спрогнозировать. Никогда прежде мне так не хотелось победить.
   Несколько раз я смотрел на пасс. Сегодня двадцать девятое апреля две тысячи тридцать восьмого года. Хороший день я выбрал для своей битвы - теплый, солнечный, погожий. Через три дня у меня день рождения. Мне будет двадцать семь - будет ли?
   Опять противный липкий страх пополз по коже, начал ковыряться холодными пальцами в кишках. Я глотнул из фляги водки: немного полегчало. Курить я не стал, чтобы не было ненужного запаха.
   Бронеавтомобиль взревел мотором, начало сильно трясти. А потом мы остановились, и Дербник, повернув ко мне лицо, сказал:
  - Окраина леса. Объект в километре перед нами.
  - Я выхожу, - ответил я.
   Вечер уже наступил, быстро темнело, холодный ветер немного взбодрил меня. Я развернул карту, которую распечатал для меня Тога - D65 действительно был прямо передо мной. Я не мог его видеть за деревьями, но буквально чувствовал, в какую сторону мне следует идти.
  - Бывай, Анфим, - я пожал иеростратигу руку. - Возвращайтесь обратно.
  - Может, передумаешь? - совсем по-свойски спросил меня Дербник.
  - Нет. Нельзя так. Все, ступайте с Богом, с тем Богом, который на небесах.
  - И ты ступай с Богом, - Анфим поклонился мне и полез в машину.
   Я дождался, когда "Даймлер" скроется за деревьями, и зашагал вниз, к берегу озера. На карте не было обозначено его название - видимо, нацисты не считали нужным сохранять исконные русские слова, а своего обозначения не придумали. Просто Озеро. Было еще не слишком темно, и я шел без фонаря. Возник сильный соблазн поболтать с Тогой по радио, но я его поборол. Мне пока нечего было ему сказать.
   Потом я увидел заброшенный лагерь, который был здесь почти девяносто лет назад. Сначала я увидел ворота - два бетонных столба с металлической фермой над ними. На ферме ржавая табличка с полустертой готической надписью "Кто не работает - тот не ест". Сволочи, на ворота концлагеря повесили цитату из Нового Завета! Я вошел в ворота, оказался на мощеной дороге, ведущей вглубь объекта. От концлагеря практически ничего не осталось, одни бетонные фундаменты сторожевых вышек и бараков, сгнившие балки, груды щебня. Я включил фонарь. Впереди темнела огромная кирпичная труба, похожая на сильно вытянутую усеченную пирамиду. Я шел к ней и вскоре выбрался на бетонный плац, где когда-то строили заключенных. Здесь их было почти пятнадцать тысяч, когда нацики начали строить свой объект D65. Интересно, сколько заключенных выжило? Скорее всего, ни одного...
   Пройдя плац, я оказался у забора, который отделял лагерь от кирпичного завода, на котором когда-то работали заключенные - это его труба до сих пор торчала над развалинами. От завода мало что сохранилось: кучи слежавшейся глины, песка, огромные котлованы, ржавые останки техники, разрушенные печи для обжига, полуразобранные колеи для вагонеток. Миновав эту гигантскую свалку, я оказался у административного здания завода - от него уцелел только первый этаж. Побродив по офисным помещениям, я вдруг понял, что не знаю самого главного - куда мне идти дальше. Где находится вход в убежище нахттотеров.
   На стенах в разрушенном офисе висели плакаты. Большей частью агитационные постеры СС и Трудовой армии времен второй мировой. Я машинально смотрел на них, проходил мимо. Но в одном из кабинетов я увидел схему лагеря Firpenlag5613, того самого, по развалинам которого я бродил. На схеме была обозначена какая-то Особая зона в полукилометре от завода. Скорее всего, мне туда.
   Выбравшись из руин, я потопал на восток, к Особой зоне. Очень скоро я оказался в гигантском овраге, по дну которого была проложена узкоколейка. Сердце у меня забилось от волнения - теперь ясно, что я на правильном пути. И очень скоро я увидел, что меня ждут.
   Луч фонаря уперся в решетчатые ворота, перекрывшие овраг. А секунду спустя я услышал, как кто-то негромко и отчетливо сказал "Halt!"
   Нахттотеры. Двое, оба в черных кожаных плащах с капюшонами. Наверняка посланы встретить меня и убедиться, что я пришел один. Меня прошиб ледяной пот. До сих пор я встречался с тварями только в своих кошмарах, теперь видел их в реале. Рыцари-вампиры не двигались, видимо, изучали меня. Наверняка удивлялись моей наглости и моей наивности. Потом один из них направился ко мне. Он шел по гравию, который усыпал дно оврага, но я не слышал шума его шагов.
  - Оружие на землю! - велел мне нахттотер. Я заметил, что огнестрельного оружия у него нет, только длинный меч на поясе. - Оружие на землю, пять шагов назад.
  - Перебьешься, - сказал я и бросил зажатую в кулаке квантовую гранату, одновременно падая лицом на землю.
   Вспышка была такая, что меня будто просветило насквозь, а сумерки превратились в яркий день. Когда я вскочил на ноги, нахттотер стоял в нескольких метрах от меня, закрыв лицо ладонями в черных перчатках. Я выхватил из-за спины катану, подскочил и ударил из пируэта. Голова и кисти рук вампира упали на землю. Второй нахттотер не двигался, разведя руки, тихо скулил, глядя на меня невидящими сожженными светом глазами. Я только секунду смотрел на это страшное мертвое искаженное лицо, словно нарисованное Питером Брейгелем, а потом ударил катаной, выбивая из нацистской твари жизнь.
  - Два ноль в мою пользу, - выдохнул я, когда обезглавленное тело нахттотера повалилось на землю. - Матч продолжается.
   В карманах убитых вампиров было пусто. Я обратил внимание на их мечи - по сути, обычные рыцарские клинки под средневековье, но на лезвии было выбито по-немецки "Blut Und Reich". Плюс у каждого парный к мечу кинжал с той же цитаткой на лезвии. Ни пистолетов, ни другого огнестрельного оружия у нахттотеров не было, равно как и ключей или каких-нибудь электронных устройств. Это хорошо. Это внушает надежду.
   Морлоки, внезапно подумал я. Гребаные уэллсовские морлоки. Самое то сравнение. Злобные ночные твари, не выносящие света. Герой романа Уэллса отгонял их зажженными спичками. Наивно, но подмечено верно. А уж квантовые гранаты получше спичек будут. Эх, не догадался я спросить у Ермолая мощный ультрафиолетовый фонарь...
   Ворота были незаперты. Я вытер катану (кровь у этих тварей самая настоящая, человеческая, значит, подыхать они будут так же, как и прочие смертные!) и скользнул за ворота. Прошел по узкому проходу мимо нагроможденных друг на друга вагонеток и оказался у очередных ворот, за которыми находилась штольня.
   В штольне крепко пахло тлением и холодным камнем. Я включил прибор ночного видения. Впереди было чисто, никакого движения. Вдоль стен штольни были расположены забранные решетками пещеры, а в них я увидел груды человеческих черепов и костей. Вот куда, по всей видимости, делись узники лагеря - остались здесь, в преддверие царства вампиров. Может быть, послужили для них источником крови на годы. Я скрипнул зубами - тем больше у меня причин разделаться с этой поганью.
   Двигаться на корточках было тяжело, я начал уставать, заболели ноги. Но идти во весь рост я не смел. Прежде чем сделать десяток крадущихся шагов, тщательно осматривал каждый сантиметр в полу, каменных стенах и под сводами штольни в поисках скрытых камер наблюдения, мин-ловушек или пулеметных турелей. Но пока мне везло. Я шел вперед, делал маленькие паузы для отдыха, осматривался, шел дальше. Штольня пошла под уклон, вглубь. Потом я услышал шум работающих внизу вентиляторов.
   В конце концов штольня вывела меня к тяжелой металлической двери с табличкой "Вход только по специальным пропускам". Я опустил рубильник в стене справа от двери, и дверь со скрежетом открылась. Передо мной была густая непроглядная тьма. Теперь уже без всяких сомнений я нашел вход в логово Рыцарей Ночи.
  
  
   Глава шестнадцатая: Сквозь тьму
  
  
   Добро пожаловать на новый уровень!
  
  
   Никогда не думал, что мне придется так беспокоиться из-за обычного гравия.
   В другой раз я бы не обратил на этот гравий никакого внимания. Но теперь он меня дико раздражал. Просто бесил. А все потому, что он скрипел под моими подошвами, и мне казалось, что этот скрип разносится по всему подземелью. Выдает каждый мой шаг, каждое мое движение. В этой неестественной тишине скрип гравия под ногами звучит, как гром.
   Я остановился. Ноги ломило, дыхание стало свистящим. Еще одна причина передохнуть - мое дыхание так же легко услышать, как и предательский скрип гравия. Не сводя глаз с темного туннеля перед собой, я снял с пояса флягу, запил парой глотков очередную вервольф-пилюлю. Впрочем, мрак в логове нахттотеров такой, что от пилюль мало толку. Вся надежда только на прибор ночного видения.
   Прошло, наверное, минут двадцать с тех пор, как я вошел в бетонный тоннель за дверью, и за это время я прошел самое большее метров тридцать-сорок. Было холодно - очень холодно. Я дошел до поворота и повернул направо. Где-то над головой гудел вентилятор. Это хорошо, он наверняка заглушает и скрип гравия, и мое дыхание, и стук моего сердца. Едва я подумал об этом, как в моем сознании зазвучал говоривший по-немецки голос - спокойный и негромкий.
  - Эрих с Освальдом не отвечают, - сказал голос. - Похоже, нас перехитрили. Этот парень уже внутри.
  - Не беспокойся, нахтмайстер, мы наготове, - ответил другой голос.
  - Постарайтесь обойтись без стрельбы, - сказал тот, кого назвали нахтмайстером. - Чертов засранец несет кое-что очень важное. Я бы не хотел, чтобы неудачный выстрел разрушил наши планы.
   Опаньки! Несмотря на чувствительный холод, меня окатило жаром с головы до ног. Теперь понятно, почему у убитых мной нахттотеров не было с собой никаких средств связи - эти твари общаются телепатически. Но самое странное, что и я могу их слышать. Что это - какая-то новая открывшаяся у меня способность, или очередная хитрость рыцарей-вампиров, пытающихся таким образом впарить мне дезу? Второе вероятнее. Надо быть очень осторожным. К тому же, чертовы нацистские морлоки уже знают, что я прикончил на входе в бункер их собратьев и теперь продвигаюсь внутрь. Знают - и ждут меня в глубине этих погруженных во тьму катакомб.
   Но хоть одно радует - стрелять по мне не будут. Интересно, с чего такая забота? Или Шварцкопф всерьез предполагает, что я несу ему ноут Димона?
   Туннель впереди больше всего напоминал огромную бетонную трубу. Меня все больше мучил страх темноты. Держа винтовку наготове, я потопал дальше, вжимаясь в стену. Шаг - пауза, еще шаг - пауза. Туннель был чист. Я без приключений добрался до конца трубы и оказался на пересечении с другим туннелем, по дну которого были проложены рельсы. Теперь следовало подумать, как быть дальше - иди вперед, сворачивать направо или же налево. Принять решение я не успел: из недр поперечного туннеля раздался металлический стук. Я немедленно отступил назад и спрятался за подпиравшей свод бетонной колонной. Распластался на земле и осторожно выглянул из-за колонны.
   На перекресток выкатилось нечто, напоминавшее обычную железнодорожную дрезину с какой-то сложной надстройкой, опутанной кабелями и проводами. Включился мощный электрический фонарь, луч заплясал по бетонным стенам. Потом раздалось громкое жужжание, и я увидел, что надстройка развернулась в мою сторону. Металлические заслонки по бокам надстройки раскрылись, и я заглянул в дула двух крупнокалиберных MG, установленных на дрезине.
   Услышал я однажды такое выражение - "потел, как шлюха в церкви". Уж не знаю, как чувствуют себя в Божьем храме веселые девушки, и как они там потеют, но я в ту секунду взмок так, будто вся вода в моем организме разом выступила из пор. Мне даже показалось, что у меня сердце остановилось от страха. Но залпа, который неминуемо растер бы меня в кровавое пюре, не последовало. Меня не заметили. Робот еще несколько секунд посветил прожектором над моей головой и покатил дальше, в боковой тоннель. Я еще пару минут лежал неподвижно, сил двигаться просто не было. Потом сообразил, что надо идти дальше. Выбрался из-за колонны к стене, выглянул - поперечный туннель был пуст. Я ползком перебрался через рельсы и двинулся дальше, матерясь и проклиная собственную глупость и самонадеянность.
   Впрочем, один важный вывод я сделал - похоже, я на верном пути. Если моя догадка правильная, то робот-охранник - или несколько роботов, - патрулируют бункер по кольцевому тоннелю, пересекающему все входы в убежище нахттотеров. А это значит, что мне следует идти вперед. Судя по компасу, я все это время шел на северо-запад. Продолжим путешествие в том же направлении.
   Очень скоро я убедился, что не сбился с пути. Тоннель привел меня к уходившей вниз бетонной лестнице. Снизу доносился вибрирующий гул. Я сполз по ступенькам на первую площадку, убедился, что внизу никого нет, потом преодолел еще один пролет и оказался у открытого входа в большой подземный зал. Кажется, я попал на какой-то склад - вдоль стен зала стояли штабели ящиков, контейнеры, накрытые брезентом, пирамиды железных бочек. Гул и вибрацию издавала работающая в дальнем конце зала машина - похоже, вентиляционная установка. А еще здесь были нахттотеры.
   Двоих я засек сразу - один из вампиров стоял на крыше контейнера, положив на левый локоть снайперскую винтовку, второй прохаживался у бочек. Минуту спустя я заметил третью тварь: нахттотер вышел из рубки управления козловым краном и, сделав несколько шагов, остановился на решетчатом мостике под потолком зала. Чтобы не совершить фатальную ошибку и не попасть под неожиданный обстрел, я осмотрел в снайперский прицел весь зал, но ни пулеметных турелей, ни роботов-охранников, ни камер наблюдения не нашел. Похоже, я могу рискнуть и попытаться прикончить эту троицу, тем более, что нахттотеры ведут себя очень спокойно - они, кажется, не догадываются, о моем присутствии.
  - Успокойся, Осташов, - шепнул я сам себе, выцеливая нахттотера на крыше контейнера. - Задержи дыхание и...
   Нахттотер дернулся судорожно и нелепо: моя пуля угодила ему в шею и почти оторвала голову. Он еще не упал, а я уже переключился на другую цель, поймал в прицел нацика на мостике. Завалить его с одного выстрела не получилось: уж не знаю, куда я попал, но нахттотер не упал замертво, лишь сложился пополам и затряс головой. Я немедленно послал вторую пулю, которая сбросила его с мостика прямо на бочки. И тут меня заметил третий вампир. Реакция и быстрота у этих тварей феноменальная: он одним прыжком преодолел метров двадцать, которые нас разделяли, и ударом меча выбил у меня из рук винтовку. Второй его удар я отбил уже катаной, ногой толкнул вампира в живот, а потом рубанул наугад - и попал. Нахтоттер свалился на колени и привалился к стене, раскрашивая ее кровавыми брызгами до самого потолка. Вторым ударом я развалил ему череп.
  - Пять ноль, - прошептал я, вытирая клинок катаны. - Теперь хоть не обидно будет умереть.
   Карманы нахттотера были пусты. Я на корточках прокрался ко второму трупу и тоже его обыскал. Ничего. Забираться на контейнер, чтобы порыться в карманах третьей твари, мне совсем не улыбалось. Тем более, что я увидел выход со склада - дверь, а за ней лестницу, теперь уже идущую наверх.
   Пока у меня есть повод гордиться собой. Главное - я не струсил. И реально, какой я молодец, что с самого начала догадался взять меч Такео!
   Давай, Осташов, хвали себя, бодрись! Ты еще ничего...
   Нахттотер возник передо мной внезапно, будто вышел из стены. До сих пор не пойму, как я его проглядел - еще мгновение назад верхняя площадка лестницы была совершенно пуста. Меч рыцаря-вампира угодил мне в левое плечо: не будь на мне композитного бронежилета, этот удар развалил бы меня пополам. Я вскрикнул от боли и неожиданности, попятился назад, подняв винтовку над головой. Новый удар меча пришелся прямо по моей снайперке, выбил ее из рук и отбросил меня по лестнице вниз. Я был в полнейшем замешательстве, но успел таки выхватить катану и отбить очередной выпад. Лицо нахттотера было прямо передо мной - зеленое в инфракрасном свете, перекошенное яростью, с горящими глазами. Недолго думая, я врезал рукоятью катаны в зубы нацистской твари, отпрянул назад, рискуя оступиться и сломать себе шею и ударил уже клинком, разваливая голову вампира. Убитый нахттотер мешком упал мне под ноги и скатился по ступенькам. Дело было сделано, но радости я не чувствовал - в бункере завыли сирены. Меня, похоже, засекли.
   Левая рука у меня онемела, плечо болело нестерпимо - если даже нахттотер не сломал мне ключицу, ушиб я получил самый первоклассный. Моя винтовка была испорчена, удар вампирского меча разбил прицел. Кажется, у меня начались серьезные неприятности.
   Сбежав по лестнице вниз, я вернулся на склад. Забрался на металлический мостик по лестнице и дошел по нему до контейнера, на котором лежал труп убитого мной нахттотера. Прыгать было высоко - метров пять, не меньше, но я прыгнул и даже пятки себе не отбил. Вот только ушибленное плечо дернуло так, что я чуть сознание не потерял. Винтовка нахттотера оказалась той же модели, что и моя снайперка, только без глушителя, а это значит, что у меня снова есть оружие. И есть неплохая огневая позиция - вряд ли Рыцарям Ночи будет легко и просто выкурить меня с этого контейнера.
   Я едва успел перезарядить винтовку, когда заметил движение у той самой двери, в которую входил две минуты назад. На этот раз я не мудрствовал - кинул квантовую гранату, а потом начал короткими очередями добивать набежавших на склад и ослепших от вспышки тварей, укладывая их пачками на бетонный пол. Минуту спустя появилась вторая группа нахттотеров, и я покончил с ними без особого труда. Третьей атаки не было - сирены продолжали надрываться, но твари больше не пытались проникнуть на склад. Я с удовлетворением взглянул на кучу трупов, которую нагромоздил у дверей. Похоже, Кис сильно преувеличивала насчет какой-то там необычайной живучести этих тварей. Бронебойно-зажигательные пули калибра 7,62-мм отлично их упокоили. И мой счет убитых нахттотеров перевалил далеко за второй десяток...
  - Так, - зазвучал у меня в голове зловеще-спокойный голос Шварцкопфа. - Я так и знал, что тебе нельзя доверять.
  - Нахтмайстер, говорит гауптштурмфюрер Шафт. Мы блокировали его в третьем секторе, - встрял бодрый голос. - У нас есть потери, но щенку не уйти.
  - Прикончите его, - сказал Шварцкопф.
   В животе у меня стало холодно-холодно, тем более что сирены разом смолкли, и в подземельях стало сверхъестественно тихо. А потом я услышал негромкий шорох, будто откуда-то сверху, со свода каземата, на ящики сыпался песок. Секунду спустя сразу пять черных фигур появились на решетчатых мостках слева и справа от меня. До сих пор не могу понять, откуда они взялись - скорее всего, прошли невидимым мне путем где-то под потолком склада. Но застать меня врасплох нахттотерам не удалось.
   Вспышку квантовой гранаты я увидел сквозь закрытые веки, а потом услышал хриплые вопли ослепленных тварей. Добить их было делом нескольких секунд. Но перезарядить винтовку я не успел - еще два вампира незаметно зашли мне в тыл и прыгнули на меня сверху, с мостков.
   Я успел выхватить пистолет и разрядить его в живот навалившемуся на меня нахттотеру, но вторая тварь ударила меня эфесом меча по голове, разбив ночной прицел. Я завопил от ярости и страха, левой рукой вцепился в кожаный плащ рыцаря-вампира и начал палить из пистолета в скрывавший нахттотера мрак. К счастью, я не промахнулся - нахттотер повалился прямо на меня, заливая мне лицо кровью из простреленной головы. Я сбросил с себя труп, в панике защелкал тумблером "ночного глаза", но тщетно - он был безнадежно испорчен. Когда я в полной мере просек, что случилось, меня охватил не просто страх темноты - запредельный ужас. Теперь, без ночного прибора я абсолютно беспомощен. Благодаря вервольф-пилюлям я смутно различал контуры крупных предметов - и все. Я чувствовал себя слепым. Вокруг меня была беспросветная тьма, в которой ко мне приближались рыцари-вампиры. Брошенные мной одна за другой две квантовые гранаты уже ничего не могли изменить. Я лежал на крыше контейнера с гранатой в левой руке и с катаной в правой, обливаясь потом и прислушиваясь к шорохам во тьме. Мысль, что сейчас ко мне со всех сторон подкрадываются эти белесые твари, заставляла мои внутренности противно дрожать.
   У меня не получилось. Тога был прав, а я поступил, как последний идиот. Переоценил свои возможности, не предусмотрел каждую мелочь. Прибор ночного видения вышел из строя - и вот я слеп и беспомощен, как новорожденный котенок. Я даже банальный фонарь с собой не захватил, не додумался. И кто я после этого? Форменный кретин, и это еще мягко сказано. Интересно, что со мной сделают эти твари - сразу убьют или покуражатся от души? В любом случае, пусть сначала попробуют взять меня живьем.
   Мать твою тру-ля-ля, а ведь я о самом-то главном забыл!
  - Шварцкопф! - заорал я во весь голос. - Нахтмайстер Шварцкопф, а как же быть с подарком для мамочки Бабелинки? Я ведь несу тебе то, что ты просил!
  - Ну и что? - зазвучал в моем сознании ледяной голос.
  - А то, нацистская задница, что я подорву и себя, и компьютер Ахозии, если твои выродки подойдут ко мне близко! Вряд ли ты потом соберешь кусочки жесткого диска как нужно, нахтмайстер. Ну что, поговорим?
  - Полагаешь, есть тема для разговора?
  - Конечно.
  - А ты испугался, - с удовлетворением в голосе сказал Шварцкопф. - Что случилось, мальчик? Что тебя так напугало? Не можешь мне сказать? А я знаю, откуда этот страх. Это Мрак. Он мой союзник, не твой. Пройдет совсем немного времени, и ты сам будешь умолять меня забрать ноутбук этого сумасшедшего еврея. Мрак задавит тебя, задушит, выпьет из тебя разум, сломает твою волю. Ты сойдешь с ума и будешь бродить по тоннелям нашей обители, ощупью находя путь, пока милосердная смерть не придет за тобой.
  - Ах, так? - Я попытался засмеяться, хотя внутри у меня все трепыхалось от панического ужаса. - Я вытаскиваю чеку из гранаты, Шварцкопф. И поцелуй меня в зад.
  - Взрывай. Тем более что никакого компьютера у тебя нет, ведь так? А тот предмет, который ты заботливо прячешь под бронежилетом, при взрыве не пострадает.
  - Что? Какой предмет?
  - Диск, мой мальчик. Компьютерный диск, который ты взял с собой. Только поэтому ты сумел попасть сюда, в наше убежище. Или ты и впрямь вообразил себя настоящим бойскаутом? Да, ты неплохо подготовился к сражению с нами. Но ты не учел, что мы можем читать мысли наших врагов. Впрочем, мы были к тебе максимально снисходительны. Ты даже не представляешь, какую великую услугу ты оказал нашему делу, доставив программы Ахозии сюда, в нашу цитадель.
  - Шварцкопф, почему я? Почему ты не забрал диск у самого Ахозии?
  - Он оказался хитрее, чем мы предполагали. Много лет он верой и правдой работал на благо Рейха и был вне подозрений. Но потом он разрушил эксперимент профессора Рютцеля, бросил Рейху вызов. Все эти годы он находился в своем бункере, под охраной собственной армии, и мы не могли до него добраться. Не могли покончить с ним, контролировать его сознание, потому что не знали вкуса его крови. Ахозия был слишком умен и хитер для нас. Ты изменил ситуацию. Мы не ошиблись в тебе, недалекий простодушный и самоуверенный человечек со здоровой живой кровью, житель другого мира - того мира, который станет для нас спасением. Однажды ты сказал мне, что этот мир гибнет. Все верно, ты не ошибся. Война, которая сейчас идет на Американском континенте, поставит точку в истории человечества. Но не в нашей истории, мой мальчик. И за это мы должны благодарить тебя. Диск, который ты принес, откроет нам свободный доступ в мир, откуда ты пришел и откуда явился тот, кого называют Ахозией. Все-таки мы правильно делали, что все время держали ГП активным, и фортуна нам улыбнулась.
  - ГП?
  - Гравитационный портал Вальтрауба. Когда-то именно нам было доверено охранять его. Специально для комплекса портала был построен этот бункер, и мы со временем превратили его в нашу неприступную крепость. В плацдарм для создания будущего Пятого Рейха. Однажды этот портал изменил историю, и теперь он изменит ее еще раз. Ведь ты ради портала сюда пришел, мальчик? Наивный ребенок, ты пытался обмануть нахттотеров, не представляя, что они знают даже те мысли, которые ты скрываешь от самого себя.
  - Шварцкопф, что вы задумали?
  - Очень скоро этот мир превратится в выжженную пустыню. К этому приводит нас логика войны - наши войска побеждают, янки рано или поздно нанесут удар возмездия. Откровенно говоря, нам все равно, что будет с людьми. Ты дал нам надежду, мальчик. Если портал открылся в одну сторону, он может быть открыт в другую, не так ли?
  - Значит, все разговоры об улучшении крови, знакомство с Бабелинкой - всего лишь тактическая хитрость?
  - Конечно. Неужели ты и в самом деле поверил в то, что мы позволим какому-то недочеловеку совокупиться с нашими сестрами?
  - Нееет, - протянул я, мотая головой, - ни хренашечки тебе! Ты не получишь этот диск, Шварцкопф. Никогда, понял? Не видать вам моего мира. Ты и твои упыри сдохнете в этих подземельях.
  - Ты уже почти умер, и я почти получил диск. И закончим этот разговор. Попробуй одолеть Мрак, если сможешь.
   Мне показалось, что темнота у меня перед глазами внезапно сгустилась, приняв очертания человеческой фигуры. Я еще успел закрыться катаной. Нечто обрушилось на меня из тьмы, сбило с ног, навалилось на меня, сдавливая в удушающих объятиях. Уже теряя сознание, я подумал, что подвел всех. Принес Шварцкопфу на блюдечке ключ от нового мира, который эти твари очень скоро превратят в подобие Зонненштадта. От своего мира...
   Тьма подхватила меня, завертела в водовороте, оглушила какофонией криков, выстрелов, воя сирен, разрывов, потом швырнула в молчание. И с этого момента я ничего не помню.
  
   ***************
  
   Ага, вот и он - световой тоннель, за которым, как утверждают пережившие клиническую смерть, находится тот свет. Сейчас я по нему пролечу и попаду на божественный фейс-контроль. Меня наверняка пропустят, только уж точно попеняют за мою наглость - мол, позволил называть себя живым Богом, а еще православный...
   Э, нет, тут что-то не так. Это не тоннель в царство небесное. Это кто-то светит мне фонарем прямо в глаза. Да еще воняет нашатырным спиртом...
  - Леха! Леха, как ты? - говорит знакомый голос. Если это ангел, то я Анджелина Джоли. Это Тога. Мать твою тру-ля-ля, как он тут оказался?
  - Тога? - Я зажмурился, отвел рукой фонарь. - Какого хрена?
  - Вот и я хочу тебе спросить то же самое. Как ты себя чувствуешь?
  - Нормально. Я тут децл расслабился... Ты что тут делаешь?
  - Ты что, всерьез решил, что мы бросим тебя одного? Не дождешься, конь питерский. Руки-ноги целы?
  - Да вроде целы, - я попытался пошевелиться. Ребра болели, саднила ободранная щека, ныло ушибленное плечо, но я был определенно жив. В недрах бункера громко и противно выли сирены, слышалась плотная стрельба. Рядом с Тогой я увидел девушку-херувимчика - она оттирала чем-то едко пахнущим мою одежду от залившей ее крови нахттотеров. - Стоп, так ты не один?
  - Все здесь. Вся королевская конница и вся королевская рать. Наши юбердевочки сейчас прессуют твоих белесых друзей на нижних этажах бункера. А к тебе мы успели как в кино - в последнюю минуту. Тобой уже собирался поужинать какой-то нахттотер. Алина продырявила ему башку, а потом мы стащили тебя с контейнера.
  - Погоди, Алина тоже тут?
  - Конечно, - надо мной появилось лицо Кис. Такое прекрасное, такое милое, такое встревоженное. - Лешенька, миленький, как ты себя чувствуешь?
  - Для покойника вполне терпимо. - Я протянул Тоге руку, и он помог мне сесть. - Знаете, ребята, вы действительно вовремя успели. Эти гребаные медузы мне ночной прибор разбили.
  - Там, в городке, мы не стали тебя разубеждать, - сказал Тога. - Ты же упертый, как осел, все равно бы не послушал. Тогда Ермолай решил тебя подстраховать. Сказал об этом мне, а я сказал Алине. Пока ты ехал к логову нахттотеров на броневичке, Ермолай перебросил сюда два взвода наших супердевочек. Да и радиомаяк в твоей каске помог.
  - Артисты! - вздохнул я и обнял Алину. Мне сразу стало легче на душе. - Потом с вами все перетру. А сейчас надо отбить портал, пока нахттотеры его не уничтожили.
  - Ермолай с херувимчиками внизу. Там сейчас пыль столбом. Ты как, идти можешь?
  - Даже бегать могу. Где моя катана?
   Девушка-херувим подала мне катану. Я встал на ноги, сделал несколько шагов. Башка слегка кружилась, но я ощущал небывалый всплеск сил и отваги. Просто руки чесались поскорее кинуться в драку.
  - Держи, - Тога сунул мне в руку фонарь, сам немедленно достал запасной. - Где-то внизу есть энергетическая консоль. Доберемся до нее, включим аварийное освещение, оно тут есть. Я видел в тоннелях силовые кабели.
  - Тога, - я посмотрел на казанца взглядом, полным признательности, - ты молодец. Даже не знаю, как тебя благодарить.
  - Не лезь под пули, - заявил Тога, и мы побежали к тому самому выходу из склада, где прервался мой одиночный рейд. Перешагивая через трупы рыцарей-вампиров и кровавые лужи, вышли на лестницу и поднялись ко входу в длинный коридор. Здесь крепко пахло бензином, паленой кожей и горячим камнем - видимо, девочки-нибелунги расчищали себе путь фламменверферами. Несколько обугленных трупов в дальнем конце коридора подтвердили мою догадку. За поворотом коридора оказался вход в лифт, который охраняли два киборга. Увидев нас, они замерли по стойке "смирно".
  - Отличная работа, кисоньки, - бросил я им на ходу и вбежал в лифт. Тога опустил рычаг, лифт загремел и начал падать вниз. Я встретился взглядом с Алиной. Она улыбнулась мне и опустила глаза. И я почувствовал себя таким счастливым, что просто невозможно описать. Никогда еще я не был так счастлив. Теперь, подумал я, все будет так, как нужно. Ведь со мной мой ядерный ангел. Со мной Тога. И со мной правда. Посмотрим, как будет выглядеть этот хитрозадый нацистский упырь Шварцкопф, когда я доберусь до его рыцарского зала и организую ему сэппуку по всем правилам японского церемониала. А потом будем разбираться с грехами Димона, земля ему пухом. Может, нам и удастся в очередной раз изменить историю.
  
  
  
   Глава семнадцатая: Несостоявшийся импакт
  
  
   И я оказался в даунтауне. А когда
   поговорил с этими парнями, понял,
   что это не даунтаун, а таун даунов.
  
  
   У выхода из лифта нас встретил Ермолай в окружении пяти херувимчиков. Вид у архистратига был как всегда невозмутимый и спокойный. Я тут же выслушал его отчет: за то время, пока я пребывал в отключке, нибелунги Ермолая захватили водонасосную станцию, трансформаторный отсек и часть жилых помещений на четвертом уровне бункера. Но самое главное - удалось захватить один из двух залов управления порталом. Ермолай предложил продолжить разговор там.
  - А потери? - спросил я.
  - Наши безвозвратные потери составляют одиннадцать низших чинов и одного капрала. Потери противники пока неизвестны. Оценочно они потеряли не менее полусотни человек. В зале управления есть план бункера, там я смогу представить Создателю более подробный отчет.
   Захваченный зал располагался в конце коридора за мощной бронированной дверью. Удивительно, но здесь горели неяркие синеватые лампы под куполообразным потолком. Большую часть зала занимали модули вычислительной машины, почти такой же, как и на базе апокалитов. Бой здесь закончился совсем недавно, и в зале крепко пахло кордитом, бензином, горелым мясом и кровью. На полу кое-где виднелись темные брызги и пятна, но все трупы наши девочки-клоны уже сложили в большую кучу у выхода из зала. Несколько нибелунгов, отложив автоматы, чинили проводку в огромном силовом шкафу, остальные заняли позиции у всех выходов из зала. Ермолай подвел нас к включенному терминалу.
  - Вот, - он постучал по клавиатуре, и над нашими головами включилась большая видеопанель. Мы могли увидеть схему бункера, и я ужаснулся - оказывается, я за несколько часов, проведенных в этих катакомбах, даже не добрался до внешних служебных помещений уж не говоря о центральной части бункера. - Мы захватили первый и второй уровень, арсенал, склады, водоочистительный модуль, трансформаторную станцию, прорвались на третий и четвертый уровень. Там сейчас идет бой. Гравитационная машина расположена на четвертом уровне, а зал управления ей, - и Ермолай подсветил разными цветами на схеме наши главные цели, - на третьем, как раз под нами. Я послал одну штурмовую группу на третий уровень и две на четвертый. Пока тактическая инициатива полностью у нас. Какие будут приказы?
  - Никаких, - вздохнул я. - Ты у нас архистратиг, вот и командуй.
  - Благодарю Создателя за доверие, - Ермолай выделил подсветкой несколько тоннелей на плане бункера. - Я предполагаю направить еще две штурмовые группы к залу управления порталом через технические шахты. В случае успеха сможем заложить взрывчатку и взорвать зал управления.
  - Взорвать? Это приведет портал в негодность, а мне он нужен.
  - Не приведет, - уверенно сказал Тога. - Сам портал и его силовая установка управляются из двух мест: с основного пульта и с резервного. Основной мы захватили, ты сейчас возле него стоишь. Если уничтожить резервный, расположенный на третьем уровне бункера, наши бесцветные друзья лишатся возможности управлять порталом. Управлять им сможем только мы.
  - Логично. Ермолай, делай, что задумал.
  - Есть, - архистратиг тут же вызвал по радио одну из групп, и диверсионная операция началась. Между тем Тога уже завладел клавой управления терминалом и загрузил техническое описание того самого телепорта, из-за которого этот мир испытал столько бед.
  - Самое интересное, что машина работает с 1947 года почти непрерывно, - заметил он. - Во качество! А все дело в том, что если отключить ее, то запустить снова уже не получится. Вернее, получится, но придется ждать очень долго, несколько месяцев.
  - Это еще почему?
  - Я не совсем понял принцип действия машины Вальтрауба, но этот нацист, похоже, был большим почитателем теории относительности Эйнштейна.
  - Тога, я ни хрена не петрю в физике, так что можно обойтись без теории.
  - Короче, эта машина основана на относительности движения в гравитационном поле. Чем больше гравитационная сила, тем сильнее кривизна пространства и времени вблизи источника этой силы. Про "черные дыры" читал?
  - Тога!
  - Ладно, понял. Чувствуешь вибрацию? Главный рабочий элемент машины - огромная сфера, которая вращается на оси и создает мощную гравитацию, которая искривляет пространство и время. Сфера раскручивается постепенно, с постоянной ускорением, пока не начинает вращаться с бешеной скоростью, создавая мощнейшее гравитационное поле. Все гениальное просто.
  - Я бы этого гения своими бы руками задушил. Ты лучше скажи, что...
   Договорить я не смог: под сводами зала раздался очень знакомый мне голос - холодный, бесцветный и даже сейчас звучащий равнодушно и отстраненно. Голос нахтмайстера Шварцкопфа.
  - Я знаю, что вы меня слышите, - говорил он, - и это очень хорошо. Вам удалось проникнуть в нашу цитадель и ценой больших потерь добраться до наших служебных центров. Похвально. Однако это все, что вы сможете сделать. Вы хорошие солдаты, но победы вам не видать. Я запустил программу уничтожения портала. Ровно через два часа автоматически отключится система защиты реактора и произойдет взрыв. Перед этим я эвакуирую моих людей и все имеющиеся секретные архивы через портал в безопасную точку пространства. Помешать нам вы не сможете - портал управляется не только с пультов, один из которых вы захватили, но и с моего личного терминала. Кстати, мальчик, если ты меня слышишь - я заблокировал все каналы управления порталом кроме моего персонального канала, так что не трудитесь захватывать зал управления на третьем уровне. Моих людей там уже нет, нам ни к чему бессмысленные потери. Очень жаль, что программа Ахозии погибнет вместе с тобой, Hϋndhen. Поэтому я предлагаю тебе рыцарский поединок - один на один, на мечах. В нашем рыцарском зале. По одному секунданту с каждой стороны. Как это принято у благородных людей. Моя ставка - коды отмены уничтожения портала. Твоя ставка - программа живого Бога апокалитов. Это честная сделка.
  - Я согласен! - крикнул я.
  - Леха! - Тога завопил так, что девочки-нибелунги схватились за оружие. - Ты спятил, ёптамать!
   Ермолай ничего не сказал, но посмотрел на меня с уважением.
  - Вот как? - В голосе Шварцкопфа послышалось удивление. - Да, я с самого начала был о тебе довольно высокого мнения. Жаль, что ты оказался врагом. Но мы, арийцы, умеем уважать наших врагов. Понимаю, в тебе сейчас говорят запальчивость и гордость. Мое предложение - это не жест отчаяния, Hϋndhen. Я знаю свои силы и знаю, что у тебя нет шансов одолеть меня в бою на мечах. Я уверен в победе.
  - Называя меня щенком, ты унижаешь меня, нахтмайстер. И себя тоже. Велика ли будет честь убить жалкого щенка? Но ты бросаешь мне вызов, и я его принимаю. Без размышлений.
  - Похвальная отвага. Еще раз говорю - жаль, что ты наш враг. Будь ты на нашей стороне, для тебя открылись бы великие возможности, мальчик. Я горд, что ты принял мой вызов.
  - Что я должен делать?
  - Выбери секунданта и отправляйтесь вдвоем к входу в сектор 33. Там вас будет ждать мой оруженосец Ханс - вы с ним знакомы. Он проводит вас в наш рыцарский зал. Световые гранаты брать с собой не стоит, если, конечно, ты хочешь честной схватки.
  - Я хочу честной схватки. Где гарантии, что ты выполнишь свою часть договора?
  - Слово нахтмайстера.
  - Леха, это все дрездеж чистой воды! Гонит этот фриц не по-детски!- Тога схватил меня за руку. - Ты ему веришь?
   За меня ответил терминал. Раздался громкий звуковой сигнал, на дисплее появилось сообщение о сбое системы. Тога выругался, начал стучать по клавишам, пытаясь восстановить работу компьютера. Из динамиков послышался издевательский смех Шварцкопфа.
  - Вот видишь, я сказал правду, - сказал нахттотер. - А сейчас еще немного информации...
  - Внимание! - зазвучал под сводами зала холодный и торжественный женский голос. - Активирована программа "Ультима-202". Объявляется стодвадцатиминутная готовность. Персоналу базы немедленно начать эвакуацию. Повторяю...
  - Слышишь? - вмешался Шварцкопф. - У вас осталось меньше двух часов. Выбор невелик, мальчик - либо ты вернешься в свою крысиную нору и повторишь судьбу своего предшественника, либо погибнешь вместе с порталом, либо примешь мои условия.
  - Леха! - Тога смотрел на меня умоляюще. - Ты же не сумасшедший, Леха.
  - Лешенька, он прав, - пальчики Кис коснулись моей щеки. - Они просто убьют тебя.
  - Не будет никакой честной схватки, - продолжал Тога. - Они убьют тебя и заберут диск Димона. Ты понимаешь, что ты делаешь?
  - Понимаю, старичок. Очень хорошо понимаю. Ермолай!
  - Да, Создатель?
  - Мне нужен прибор ночного видения.
  - Лешенька! - У Кис задрожали губы.
  - Плачешь? - Я с шумом втянул в себя воздух. - А я вот не могу. Хоть мне и жалко себя. Мне брошен вызов, родная. Официальный, при свидетелях. Картель по всей форме-с. А я его не приму. Струшу, да? Я уже струсил однажды, там, в подвале комендатуры, и эти белесые сволочи это знают. Надеются, что я струхну еще раз, и все получится так, как они хотят. Ну, уж нет. Кем я буду, если докажу им, что они правильно считают меня трусом? Не проси, милая.
  - Создатель! - Ермолай протягивал мне каску с встроенным в нее прибором ночного видения - Это "Дипуотч", самый надежный.
  - Спасибо, - я надел каску на голову, начал выкладывать на стол у терминала гранаты из разгрузки. Подумав, отцепил кобуру с пистолетом и положил рядом. Я чувствовал, что Алина не сводит с меня глаз, но не мог посмотреть на нее, встретиться с ней взглядом.
  - Леха, - Тога сделал последнюю попытку образумить меня, - если тебя убьют, программа окажется у них. Понимаешь, какой это риск?
  - Придется рисковать. Другого выхода нет.
  - До начала цепной реакции осталось сто пятнадцать минут! - объявил холодный женский голос системы оповещения.
  - Ты не определился с секундантом, - сказал Тога.
  - Ермолай, дай мне одну из своих девочек, - попросил я.
  - А... как же я? - Тога сжал кулаки: казалось, он вот-вот кинется на меня.
  - Компьютер, Тога. Разблокируй его, Христа ради. Может, тебе удастся восстановить управление. И потом, ты еще Ермолаю пригодишься, если вам удастся отсюда выбраться.
  - Нет, ну ты редкостная сволочь! - Тога аж задохнулся.
  - Может, мне самому стоит пойти с Создателем? - предложил Ермолай.
  - Я пойду! - категоричным тоном сказала Кис. - Все, это решено.
  - Алина, я...
  - Молчи, Леша, - она мягко зажала мне рот рукой. - Ты принял решение, и я его приняла. Или со мной, или никуда не пойдешь, выбирай.
  - Алина... Кис... Что ты со мной делаешь?
  - Я хочу быть с тобой, - она печально улыбнулась. - До конца вместе, только так. Или ты еще этого не понял?
  
   **************
  
   К входу в сектор 33 мы с Алиной подошли в тот момент, когда система оповещения объявила девяностоминутную готовность. Стальные ворота были закрыты. Я смотрел на огромного имперского орла со свастикой в когтях, раскинувшего крылья над входом в сектор, и чувствовал, как точно так же, как проклятущий имперский стервятник, в моей душе расправляет свои черные крылышки противный предательских страх. Потом раздался громкий щелчок, заработали сервомоторы, и ворота начали открываться.
  - Алина, тебе страшно? - шепнул я девушке.
  - Нет, ведь я с тобой, - сказала она и потерлась головой о мое плечо.
   В черноте за воротами возникло движение. Облаченные в кожаные плащи с капюшонами фигуры двигались медленно и торжественно. Два нахттотера вышли из ворот, сбросили капюшоны, и я сразу узнал Ханса и Еву - тех самых рыцарей-вампиров, с которыми встретился в свою первую ночь в Зонненштадте.
  - Нахтмайстер ждет, - сказал Ханс, пристально глядя мне в глаза. - Идите за нами.
  - Твое оружие! - скомандовала Ева, обращаясь к Алине.
   Кис спокойно скинула с плеча квантомат и отдала его вампирше. Она была на удивление спокойна, чего нельзя было сказать обо мне - я сильно волновался. После этого мы вошли в сектор 33.
   В конце короткого коридора находилась кабина лифта, и мы вошли туда следом за нахттотерами. Лифт доставил нас в самый центр четвертого уровня, к входу в цитадель Рыцарей Ночи. Надо отдать нацистам должное - им удалось меня по-настоящему удивить. Я уже повидал много впечатляющего, но расположенный в десятках метрах от поверхности рыцарский замок - это было что-то! Не ожидал я, что арийские Рыцари Ночи будут так буквально следовать лучшим вампирским традициям. Так или иначе, у них был свой замок, классическое вампирское логово. Он занимал почти все пространство гигантской рукотворной пещеры, и от шахты лифта к нему вел узкий каменный мост. Мы прошли в ворота, обрамленные вытянутым вимпергом, и оказались в громадном готическом холле, освещенном тусклыми синими огнями. Прямо перед нами была широкая мраморная лестница, над которой красовался все тот же нацистский орел.
   Шварцкопф ждал нас с Алиной в рыцарском зале - том самом, который я однажды видел во сне (во сне ли?). Он был не один - вдоль стен выстроилось с два десятка нахттотеров. Однако большого стола уже не было: нам освободили место для поединка. Увидев нас, Шварцкопф чуть заметно улыбнулся и отсалютовал мне великолепным мечом.
  - У нас еще есть восемьдесят минут, - сказал он. - Вполне достаточно для того, чтобы решить все проблемы.
  - Каковы правила поединка? - спросил я, вытащив катану из ножен.
  - Правила? - Шварцкопф усмехнулся. - Бьемся насмерть, вот и все. Кстати, ты случайно не забыл диск Ахозии, мальчик?
  - Вот он, - я извлек из-под жилета диск Димона и показал его нахтмайстеру.
  - Сестра, возьми заклад у нашего гостя! - негромко приказал Шварцкопф.
   Ева шагнула ко мне, протянула затянутую в перчатку руку ладонью вверх и противно улыбнулась. Я вручил ей диск. Шварцкопф сделал одному из своих нахттотеров знак, и тот передал Еве какой-то круглый предмет - похоже, это тоже был компьютерный диск. Я заметил на столике в дальнем углу зала что-то похожее на раскрытый лаптоп: видимо, это с него Шварцкопф заблокировал систему управления порталом.
  - Сестра Ева будет хранительницей наших закладов, - пояснил Шварцкопф. - Ханс, предложи нашей гостье стул. А теперь можно начинать.
   В зале вспыхнул неяркий, но очень приятный свет. Это было неожиданно. Но самое странное было то, что нахттотеров этот свет, похоже, никак не пугал.
  - Можешь отключить свой ночной глаз, - сказал Шварцкопф, шагнув в центр зала. - Я мог бы использовать преимущество Тьмы, но я хочу, чтобы твои люди видели, как я покончу с тобой, - Нахтмайстер показал концом меча на расположенные под сводами зала камеры наблюдения. - Пусть посмотрят, как ты умрешь.
  - Помнится, говорили наши далекие предки в былинах: "А не рано ли ты, собака, похваляешься?", - сказал я, помахивая катаной. - Мы еще посмотрим, какое кино получится.
  - Посмотрим, - сказал Шварцкопф и атаковал.
   Я не сразу понял, что случилось. Однако когда ко мне вернулось чувство реальности, я обнаружил, что лежу на полу чуть ли не в десяти метрах от места, на котором только что стоял. Шварцкопф показал мне жестом - мол, вставай. Я вскочил на ноги, стараясь не встречаться взглядом с Алиной.
  - Фехтовальщик ты отвратительный, - заявил мне Шварцкопф. - И ноги у тебя слабые. Или просто мой удар оказался таким сильным? Попробуем сменить руку, - рыцарь-вампир ловко перебросил меч из правой руки в левую. - Ан гард!
   Я успел принять удар Шварцкопфа и на этот раз устоял на ногах. Однако не скажу, что я легко отбил выпад нахттотера - силища у твари была еще та. Шварцкопф одобрительно кивнул головой и начал расхаживать вокруг меня, небрежно помахивая клинком. Я ощутил звон в ушах и легкое головокружение. Так, пошла ментальная атака. Вот это я должен был предвидеть. Чтобы правильно парировать удары, я должен все время смотреть противнику в глаза, а только этого ему и надо. Плохо дело...
  - Хочешь, покажу тебе один забавный прием? - Шварцкопф подбросил меч, поймал его правой рукой за лезвие и тут же обрушил на меня удар, целя в голову. Я услышал звон, а секунду спустя раздался дружный смех арийских рыцарей. Когда я понял, что их так насмешило, то помертвел - клинок моей катаны сломался.
  - Такой удар называется мордхау, - сказал довольный Шварцкопф. - Возьми его на заметку, мальчик. Удар гардой меча, как молотом. Если бы ты его пропустил, то твои глаза бы сейчас уже были бы на полу вместе с половиной мозгов. Но ты сумел парировать, за что тебя следует похвалить. Правда, твой меч... Японцы отличные оружейники, но изящество и прочность не всегда можно соединить, не так ли?
  - У меня сломалось оружие, - выдохнул я, отступая от вампира.
  - Ну и что?
  - Невелика честь убить безоружного.
  - Ты говорил о своих остроумных предках. Мои были не так остроумны. Но утрата оружия в их глазах не считалась поводом остановить поединок. Защищайся, чем можешь. Хотя бы этим обломком. Попробуем?
   Меня будто легковушка с разгону ударила. Перехватило дыхание, от жестокой боли в груди потемнело в глазах. Несколько мгновений я пытался прийти в себя, потом понял - новый выпад Шварцкопфа отбросил меня к стене. Я начал подниматься, ойкнул - в правой стороне груди пульсировала боль. Удар рыцарского клинка, похоже, сломал мне ребро. Но Шварцкопф выглядел озадаченным, и я понял, в чем дело. Мое обмундирование из кремниевого композита было лучше любой стальной брони, и даже клинок нахттотера не мог его пробить. Подобрав обломок катаны, я встал в позицию, отсалютовал Шварцкопфу:
  - Продолжим?
   Новую атаку нахттотера я разгадал, перехватил хитрый удар, направленный в голову, своей полу-катаной, и так уж оказалось, что Шварцкопф оказался от меня очень близко, на расстоянии вытянутой руки. Такую возможность я не мог упустить, изловчился и очень удачно ткнул кулаком левой руки прямо в зубы противнику. Шварцкопф отшатнулся, выругался по-немецки, замахнулся на меня мечом, но я уже ушел от удара и очень кстати оказался возле одной из оружейных пирамид, украшавших зал. Я схватил первое, что попалось под руку - а попалась мне длинная и тяжелая рунка, весьма качественной работы, если судить по отделке. Не думаю, что рыцари-вампиры хранили бы в таком важном для себя месте дешевую штамповку. В следующие пятнадцать-двадцать секунд мне представилась возможность испытать рунку в деле: Шварцкопф буквально засыпал меня ударами. Но я отбил их без особого труда и очень быстро просек, в чем дело - меч нахттотера был короче моего оружия, и если раньше Шварцкопф мог без особого риска атаковать меня размашистыми ударами с двух рук, то теперь ему приходилось все время контролировать дистанцию. Клинок его меча постоянно натыкался на полулунные перекладины рунки и соскальзывал с них. Естественно, такое преимущество грех было не использовать. И я сам пошел вперед, делая короткие выпады рункой прямо в лицо нацисту, прижимая его к стенам.
  - Объявляется семидесятиминутная готовность! - сообщила система оповещения.
  - Слышь, нахтмайстер, а драчка-то у нас затягивается, - бросил я вампиру. - Не успеешь ты свои манатки перебросить в безопасное местечко. И мамочка, невестушка моя затраханная, без присмотра осталась. Выпорет она тебя, ой, выпорет!
   Черт, опять волна звона в ушах. В глазах на миг потемнело. Я разозлил нахттотера, и он пытается мной управлять. Внушить мне страх, чувство беспомощности, парализовать мое мужество, лишить меня воли к сопротивлению. Меня снова накрыл темный страх, уж не знаю, по внушению, или же мой собственный: я подумал, что случится, если Шварцкопф начнет проигрывать схватку, и вся эта свора разом кинется на нас с Алиной...
  - Леха! - Возбужденный голос Тоги ворвался в мое сознание из наушников в каске. - Мне удалось войти в систему на правах администратора!
  - Мне бы твои проблемы, - буркнул я, отбив новый удар Шварцкопфа. Рыцарь-вампир явно терял терпение. Он метался вокруг меня будто гигантская летучая мышь, совершал головокружительные прыжки и атаковал то колющими, то рубящими ударами, некоторые из которых я просто не успевал отбить. Выпады порой достигали цели, и меня спасал только композитный бронежилет. Если использовать терминологию спортивного фехтования, то Шварцкопф выигрывал поединок с сухим счетом. Пока мне везло - нахтмайстер никак не мог провести точный удар мне в лицо или в горло, единственные уязвимые места. Мне ужасно хотелось встретиться взглядом с Алиной, но я боялся отвлечься.
  - Блин, система запаролена! - раздался голос Тоги. - Леха, девятизначный пароль. Есть идеи?
  - Ты что, издеваешься? - прорычал я, отгоняя рункой разъяренного Шварцкопфа. - Мне тут кирдык настает, а ты со своим паролем!
  - Объявляется шестидесятипятиминутная готовность! - встряла система оповещения.
  - Леха, подскажи пароль! - предложил Тога.
  - Ага, сейчас, - я изловчился, отбил очень хитроумный удар, который, попади он в цель, раскроил бы мне голову. - Девять знаков, говоришь? Пиши "блютзаугер".
  - А?
  - Ермолай! - заорал я. - Немецкий знаешь?
  - Естественно, - спокойным тоном отозвался архистратиг.
  - Объясни Тоге, как правильно написать по-немецки "кровопийца".
  - Тщетно! - засмеялся Шварцкопф. - Пустая затея, мальчик. Лучше попробуй отбить вот этот удар.
   Он атаковал из синистра, да так точно и мощно, что я едва успел принять его клинок на древко рунки. Удар получился скользящим, и крепкое полированное дерево выдержало, но рунка едва не вылетела у меня из рук.
  - Леха, пароль неверный, - сообщил мне Тога.
  - Не парься, старичок, все равно не подберешь. Надо побеждать, - сказал я, наступая на Шварцкопфа и тыча в него рункой, - побеждать надо, побеждать! Аааа, сволочь, я тебя!
  - Злишься? - Шварцкопф отскочил назад, развел руки, будто крылья расправил. - Это хорошо. Ты не веришь в победу. Ты проиграл этот бой. Остается умереть достойно.
   Черт, опять ментальное воздействие. В глазах у меня потемнело, голова закружилась. Я попятился назад, вжимаясь в угол между статуей какого-то древнего героя и стеной. Здесь я могу отбиваться от нескольких врагов одновременно. Я почувствовал, что Шварцкопф морально созрел для отступления от рыцарского кодекса дуэли. Я мог ощущать его бешенство и его ярость. Он слишком долго возится со мной, хотя рассчитывал убить меня быстро и эффектно. А я его обломил. Мы уже четверть часа машем железками, и поединок затягивается. Это хорошо, надо дать время Тоге разобраться с паролем.
  - Леха, - в голосе Тоги была обреченность, - система сообщает, что у меня одна попытка. Есть идеи?
  - Шварцкопф, скажи пароль! - крикнул я нахтмайстеру, отбив очередную атаку.
  - Хватит, - вздохнул вампир, и я увидел в его бесцветных глазах свою смерть. - Пора заканчивать с тобой, щенок.
   Странно, в это мгновение я подумал не о поединке, не о том, что, возможно, сейчас умру. Я, наконец-то, врубился, почему нахттотеры могут выносить свет в рыцарском зале. Кожа Шварцкопфа была покрыта той самой странной пленкой, которая в моем видении защищала от воздействия света Праматерь вампиров - мою несостоявшуюся невесту фройлейн Бабелинку фон Майбах. Какая-то новая технология, мать их. Морлоки решили устроить из моего убиения телешоу, включили в своем логове свет и...
   Стоп, в имени Бабелинка девять букв. Может, сработает?
  - Тога, забивай слово "Бабелинка"! - заорал я. - По буквам: бэ-а-бэ-е-эль-и с точкой-эн-ка-а...
   Шварцкопф яростно заревел и обрушил на меня такой удар, что рунка разлетелась в щепки. У меня в руках остался обломок древка длиной около метра. Обычный деревянный дрын, слишком жалкое оружие против рыцарского меча. Но я ликовал - реакция нахтмайстера яснее ясного показала, что с паролем я угадал.
  - Есть! - взвизгнул Тога. - Отключаю программу уничтожения.
  - Нет!!! - заорал я. - Запускай "Альтер Эго". Вводи мои данные и новую реальность: Россия, Санкт-Петербург, 6 августа 2008 года...
  - Леха?
  - Вводииии!
  - Убить его! - заорал Шварцкопф, и вся черная свора бросилась на меня.
   Я еще успел краем глаза увидеть, как Алина ударом кулака повалила на пол Еву, сорвала с вампирши свой квантомат и выстрелом в упор превратила голову белесого Ханса в кусок горелого мяса. Я сумел воспользоваться суматохой, уклониться от меча Шварцкопфа, отскочить к Алине и выхватить из руки распростертой на полу Евы оба диска. Алина прикрыла меня, уложив точными импульсами нескольких вампиров. Но Шварцкопф был рядом со мной, и на меня уже несся десяток нахттотеров - я видел их полные бешенства бесцветные глаза, мертвенно-белые лица, слышал их злобный вой. Надо мной сверкнул клинок Шварцкопфа: я успел подставить под удар древко рунки - оно разлетелось в щепки, и меня шарахнуло в плечо с такой силой, что я опрокинулся на спину и юзом проехал по полированным плитам пола прямо под ноги разъяренных нахттотеров. А потом я врезался головой в закрепленный на стойке комплект доспехов, и свет померк.
  
  
   *************
  
   Черт, как больно!
   Я потер ушибленный затылок, осмотрелся. Странно, но я вписался башкой не в рыцарские латы, как мне казалось мгновение назад, а в угол тумбочки, на которой стоит мой компьютер. И лежу я на полу, в своей квартире, на моем паласе, коричневом, с желтыми и черными геометрическими узорами.
   О, блин, метаморфозы! Похоже, у Тоги все получилось...
  - Господи Боже! - вздохнул я, повертев головой и убедившись, что это не предсмертные галлюцинации, и я действительно нахожусь у себя дома. - Вот это драйв! Рехнуться можно...
   Мне хотелось плакать от счастья. Но не это главное. Я дома, в своем времени и в своем мире. Теперь надо сделать то, ради чего я просил Тогу запустить "Альтер Эго" - найти Димона.
   Вместо нацистского пасса на моем левом запястье были часы - мои часы, кварцевые "Сейко". Сейчас в Питере семь двадцать две утра. Я быстро включил компьютер, проверил дату. Все правильно - сегодня шестое августа две тысячи восьмого года. Тога все провернул просто рулезно. До авантюры Димона и до моего попадания в мир Главного Квеста остается чуть меньше двух суток. За это время я должен найти в Москве этого умника и все изменить.
   Кряхтя от болей в ушибленных конечностях и груди, я стащил с себя бронежилет, форменные брюки, куртку и ботинки, выложил на стол диск "Альтер Эго", что скопировал для меня Тога и листок со сценарием Димона, потом залез в ванну и полчаса млел под струей теплой воды, смывая с себя грязь Четвертого Рейха и нервное напряжение. Мое собственное лицо, смотревшее на меня из зеркала в ванной, показалось мне чужим, постаревшим и изможденным. Особенно меня впечатлили седые волосы на висках и в бороде - еще неделю назад их не было.
  - Тяжело быть рыцарем, - резюмировал я и начал бриться. Обработал ссадины на физиономии перекисью водорода, надел чистую футболку и джинсы, достал из холодильника пакет кефира и сел за компьютер. Меня интересовало расписание поездов до Москвы. Ага, вот - 023А "Юность", ходит ежедневно, отправление в 13.15, прибытие в 20.55. То, что нужно. На поиски Димона у меня будет целый день.
   Я глотнул кефира и полез в платяной шкаф, где хранилась моя заначка - двенадцать тысяч рублей, которые я копил на ноутбук. С ноутом придется подождать. Тут судьбы мира решаются, а главное - решается судьба Алины. Мне не хотелось думать, что я оставил ее в замке нахттотеров на верную смерть. Если удастся переиграть сценарий Димона, нашей битвы в логове нахттотеров просто не случится. И план Мюррея тоже не будет реализован. Алина останется жива. Это моя единственная надежда. Сложив пачку банкнот пополам, я сунул ее в карман, кинул в дорожную сумку диск Димона и кое-какую мелочь на дорожку, выключил комп, запер квартиру и поехал на Московский вокзал.
  
  
   И все-таки - какое странное чувство!
   Я лежу на полке плацкарта в вагоне поезда Санкт-Петербург-Москва и не могу отделаться от ощущения, что именно сейчас нахожусь в виртуальной реальности. За окном мелькают лес и луга, станции и придорожные поселки, но они будто обои на экране дисплея. А настоящий мир остался там, в 2038 году, и только то, что происходит в том мире в эти минуты, имеет для меня значение.
   Страшная постапокалиптическая война, которая возникла в воображении хакера и непонятным образом стала реальностью.
   Зонненштадт, шуцманы, людоеды-коптильщики, с которыми я, слава Богу, ни разу не встретился, нахттотеры, с которыми я встречался слишком часто. И состарившийся хакер, тридцать лет проживший в мире, который сам придумал и нашедший в нем свою смерть. Поразительно.
   А чему я удивляюсь-то? Стала же реальностью сказка умирающего мальчика, с которой начались мои приключения.
   Мать твою тру-ля-ля, я совсем запутался, что реально, а что нет. Дело пахнет шизофренией. Как бы не пришлось потом усиленно лечиться. Однажды я вспомню все эти события как невероятный горячечный кошмар...
   Но это будет потом. А пока мне нужен Дмитрий Игоревич Бухман, тысяча девятьсот восемьдесят четвертого года рождения, житель Москвы и выпускник Бауманки. Надеюсь, я смогу его найти. Можно, конечно, разыскать его через сеть, но это рискованно, он может счесть все за розыгрыш. Нет уж, Димон, я с тобой с глазу на глаз побеседую, и попробуй у меня покрутить!
   Темноглазая хорошенькая девушка напротив уже несколько раз взглянула на меня с интересом. Наверняка ее удивляет, почему я до сих пор не попытался с ней зазнакомиться. Я и сам удивляюсь. Мне кажется, что эта девчонка чем-то похожа на мадам Франсуаз. И совсем не похожа на мою Алину.
   На моего ядерного ангела из мира 2038 года.
   До прибытия в Москву остается ровно три часа. Я еще могу немного поспать.
  
  
  
  - Алло! - Голос Степы звучал заспанно.
  - Барселоныч, это Осташов. Не узнал?
  - А, Леха... Давно не появлялся. Решил вспомнить старого приятеля по Домбаю?
  - Прости, Барселоныч, работа проклятущая. Чем занимаешься?
  - А ты угадай.
  - Смотришь футбол по спутниковому ТВ. Кто играет, твоя любимая "Барса"?
  - Не, твой любимый "Зенит" с "Порту". Между прочим, питерцы рулят. Шестидесятая минута, счет один один.
  - В чем же рулез? Я думал, они португалам уже штук семь безответных накидали.
  - Еще накидают... Погоди, ты что, в Москве?
  - Браво, Ватсон. Стою на Октябрьской и думаю, к кому бы попроситься на ночлег.
  - Не вопрос, старичок. Давай ко мне. Адрес помнишь?
  - Улица Волгина 20, квартира 3. Метро "Коньково", верно?
  - Надо же, помнишь... Водку не бери, но меньше чем с дюжиной "Хольстена" в хату не пущу.
  - Буду через пару часов, клянусь честный слово!
  
  
  
  
  
  
   Девушка-секретарь посмотрела на меня настороженно. Видимо, моя поцарапанная физиономия не внушала ей доверия.
  - Вообще-то мы не даем такую информацию, - сказала она, помолчав. - Можете толком объяснить, зачем вам нужен Дима?
  - А вы с ним знакомы?
  - Предположим, - девушка игриво улыбнулась. - Так зачем вам Дима?
  - Понимаете, я работаю в издательстве. Не так давно Дима... Дмитрий Бухман прислал нам рукопись. Книжка по компьютерным программам. Мой начальник попросил встретиться с ним и утрясти кое-какие детали. Так как мне его найти?
  - Странно, вы приехали с ним встретиться, не зная, где его искать?
  - Девушка, вам бы в МУРе работать. Он что у вас, в оборонке трудится?
  - Да нет, не в оборонке. Как, говорите, называется издательство?
  - "Интерлогос". Можете пробить по Инету.
  - Да верю я вам. - Девушка достала мобильник. - Записывайте телефон...
  - Порядок! Вы меня очень выручили, - Я убрал трубку, достал из сумки коробку коркуновского шоколада, который купил специально для такой ситуации. - Это вам.
  - О! - Девушка расплылась в благодарной улыбке. - Вы очень милый.
  - Да какой есть. Спасибо за помощь.
   Я вихрем вылетел из здания и на крыльце набрал номер Димона. Абонент не отвечал довольно долго, а потом я услышал до дрожи в ногах знакомый голос.
  - Да-а?
  - Дмитрий Бухман? - Я старался говорить твердым голосом. - Моя фамилия Осташов. Нам надо срочно встретиться и поговорить.
  - Я не знаю никакого Осташова.
  - Дима, послушайте, не бросайте трубку. Дело очень серьезное. Я по поводу программы "Альтер Эго". Я знаю, что вы задумали. Это вопрос жизни и смерти, понимаете?
  - Так, - Димон с полминуты хранил молчание. - Тебе Елка все рассказала?
  - Нет, старичок, не Елка. Ты сам мне все рассказал. При личной встрече в 2038 году в мире Четвертого Рейха.
   На этот раз Димон молчал еще дольше. Я понял, что мои слова потрясли его.
  - Ты псих? - спросил он наконец.
  - Это выяснится при нашей личной встрече. Скажу только, что у меня с собой копия твоей программы и листок со сценарием игры, которую ты придумал перед тем, как войти в виртуал. Зачитать тебе пару цитат?
  - Не стоит, - он снова довольно долго тянул паузу. - Ты где сейчас?
  - У входа в административное здание Бауманки.
  - А где ты нашел мой телефон?
  - Девушка-секретарь дала. Ну, так как насчет разговора? Учти, времени у нас очень мало.
  - Знаешь, дуй на станцию метро "Кропоткинская". Ты как выглядишь?
  - На вид двадцать шесть лет, волосы темные, стриженные, бородка, одет в красную футболку и джинсы. Через плечо сумка, синяя с белым. Запомнил?
  - Все понял. Через час на "Кропоткинской". И учти, что я не люблю дурацких розыгрышей.
  
  
   *****************
  
  
   Он ждал меня на перроне станции. Я сразу узнал его - щуплого, длиннолицего, в старомодных круглых очках, с пижонской косичкой и с рюкзачком за спиной. Мы долго смотрели друг на друга, потом он сказал:
  - Ну, поговорим о деле?
  - Прямо тут, или найдем местечко получше?
  - Пойдем, погуляем по Гоголевскому.
   День был погожий, солнечный, по бульвару прогуливались люди - мамы с колясками, собачники с собаками, подростки группками. Мы уселись на скамейку, и Димон стрельнул у меня сигарету.
  - Давай, удивляй, - сказал он, затянувшись.
   Я протянул ему выцветший листок со сценарием. Димон пробежал его глазами, облизал губы.
  - Как он к тебе попал? - спросил он, и его голос вроде как дрогнул.
  - Ты мне сам его дал. В той действительности.
  - Все верно, это я писал. И не далее, как вчера. Мы с ребятами прикидывали возможные варианты игровой реальности. - Димон стряхнул с сигареты пепел, помолчал. - А ты сам как оказался там?
  - Благодаря тебе, - я начал рассказывать, стараясь не пропустить ни одной мелочи. Начал с того, как у меня зависла игра, потом перешел к визиту в магазин "Вега" и разговору с Консультантом. Описал мои приключения в Саграморе и замке Чоп, встречу с Данилой Савичевым. Потом рассказал Димону о нашей с ним встрече в мире Четвертого Рейха и постарался в деталях описать этот самый мир. Единственное, о чем я не распространялся - это о моих дамах. О Франсуаз, Марике, Алине. Димон слушал, качал головой и таинственно улыбался.
  - Итак, мой софт работает, - заявил он, когда я замолчал. - Все так, как я предполагал. Это радует. Это колбасит меня по полной. Я знал, что не ошибся в "Альтер Эго". Очень скоро Билл Гейтс будет проситься ко мне на работу простым программистом. Это будет революция в индустрии развлечений. Мда, ради такого стоило попотеть.
  - Послушай, Димон, мне, по чести сказать, наплевать, будет на тебя шестерить Гейтс, или нет. Мне нужно совсем другое. То, что ты собираешься сделать, приведет к непоправимой катастрофе, сечешь? Или то, что я тебе рассказал, тебя не впечатлило?
  - Очень впечатлило. Это значит, что любая наша мысль в принципе может стать материальной, и эта материализация может быть достигнута аппаратными средствами. Потрясающе, чувак. Просто супер. За такое Нобелевской премии мало.
  - Ты или плохо слушал меня, или ты просто шиз убитый. Или тормозишь не по-детски. Ты сам сдохнешь в том мире, в бункере, пытаясь исправить свою глупость. Не будет никакой Нобелевки. Будет радиация, нацисты, новый порядок и конец света. Ты уничтожишь сотни миллионов людей.
  - Людей? Тех людей, которые населяют воображаемый мир?
  - Самый реальный, - я скрипнул зубами: мне до ужаса захотелось двинуть кулаком в эту длинную ухмыляющуюся физиономию. - Ты даже не представляешь себе, насколько реальный. Видишь ссадины у меня на физии? Их оставили твои воображаемые рыцари-вампиры с воображаемыми мечами. А еще могу показать тебе кровопотеки на руках и ребрах. И седина у меня в башке тоже от твоего воображаемого мира. Ты даже не представляешь, чувак, как реально там щелкает дозиметр. И как реально воняют куски человеческой ветчины на рынке. И это Россия, Димон. Не планета Татуин, не какой-нибудь гребаный Гондор с Мордором. Россия, которую ты превратишь в ад. Вот и думай над моими словами.
  - Я думаю. Дай еще сигарету.
   Мы сидели и курили. Димон молчал, время от времени шмыгал носом, мне тоже было нечего ему сказать. Я смотрел на проходивших мимо нас людей и чувствовал, что терпения у меня остается все меньше и меньше.
  - Ну что, будем дальше сопли жевать? - не выдержал я.
  - Мой диск с тобой?
  - Вот он, - я вытащил из сумки диск и подал Димону. - Это копия. Оригинал остался у моего друга в том мире, именно его молитвами я сумел попасть сюда.
  - Хочешь сказать, что твой приятель расколол мою программу?
  - Расколол.
  - Щедра Русь-матушка на гениев... Так, едем ко мне. Я должен посмотреть диск.
  - Не вопрос. Может, это тебя убедит сделать так, как я прошу.
   По дороги с Кропоткинской в Сокольники мы почти не разговаривали. Просто тряслись в вагоне метро. Димон уткнулся в свой коммуникатор, а я думал об Алине, о Тоге и о том, что происходит сейчас в той реальности. Больше всего я боялся ошибки. Мне становилось не по себе от мысли, что я все неверно рассчитал, и Тоги и Алины уже нет в живых. Если так, до конца жизни себе этого не прощу.
   Ага-ага, если узнаю. Вернуться обратно в тот мир я вряд ли смогу.
   Тут только я со всей очевидностью понял, что навсегда потерял Алину. Если Димон откажется от своего эксперимента, мир Алины Кис просто не появится в Большой Ойкумене, и среди порталов, открытых Мастером в Кубикулум Магисториум, не будет того, что привел нас с Тогой к окраине Зонненштадта. Если же я уговорю Димона изменить первоначальный сценарий, будет ли в нем место моему ядерному ангелу? Эта мысль так больно обожгла меня, что захотелось закричать. Броситься с кулаками на этого сопливого батана, уткнувшегося в коммуникатор. На этого сраного компьютерного гения, которому я обязан лучшими и худшими мгновениями своей жизни. Но что это может теперь изменить?
   Увы, уже ничего.
  - Наша остановка, - Димон ткнул меня в плечо.
   Я вышел за ним из вагона, точно сомнамбула. Не помню, как мы добрались до автобусной остановки, потом ехали куда-то, вошли в подъезд московской многоэтажки, поднимались на лифте. Димон отпер дверь, и я вошел в однокомнатную квартиру, которую украшали три сверхнавороченных компьютера. Димон включил все три разом.
  - Садись, - он показал мне на ободранное котом кресло. Сам кот вышел из кухни, обошел меня и, решив, что я не стою его внимания, важно удалился. - В холодильнике есть пиво, если хочешь.
  - Перебьюсь без пива, - я зажег сигарету и сел в кресло. Димон вставил диск в дисковод. Я услышал его приглушенный вздох.
  - Все верно, это он, - сказал программист. - Вот теперь я верю каждому твоему слову, если только вы с Елкой не надумали меня разыграть.
  - Я не знаю никакой Елки, честно говорю.
  - Сейчас проверим, - Димон достал трубку, набрал номер. - Алло, Елешка, чем занимаешься? Есть тема. У меня тут один чел сидит, прикинь, он притащил мне нашу программу...Один в один, реально. Случайный перехват идей исключен, он не программер. Послушай, ты... Точно? Вспомни, может... - Димон поднял на меня глаза, убрал мобильник. - Отключилась.
  - Я ж тебе говорю, я никакой Елки не знаю. Так что хватит дурака валять. Что будем делать?
  - Ничего. Эксперимент откладывается. - Димон достал из ящика коробку с дисками и показал мне DVD-диск, подписанный черным фломастером. - Вот оригинальный "Альтер Эго". А вот твоя копия. Это одна и та же программа. Значит, все, что ты рассказал, чистая правда. Блин, Самурай и Влад будут недовольны, они уже губешки раскатали на суперсафари по виртуалу.
  - Влада в том мире сожрал оборотень. Я сам нашел его кости.
  - У тебя есть доказательства?
  - Представь себе, - я положил на стол сломанный "Вокстел", тот самый, что нашел в берлоге Люпи близ Данделе. Теперь телефон снова стал телефоном, как ему и полагалось в технологической реальности. - Его трубенция. Лежала среди его же мослов. Не думаю, что после этого он будет настаивать на переходе в виртуал.
  - Да, умеешь ты убеждать людей. Водки хочешь?
  - Наливай.
  - Самурай, Влад и Елка должны подъехать к восьми вечера, - сказал Димон, доставая из обшарпанного серванта бутылку "Смирнофф" и пыльные стопки. - Мы еще планировали обсудить возможные варианты нашего импакта, а потом сделать пробный запуск программы. Так что время у нас есть. Подождешь у меня, или есть другие планы?
  - Подожду здесь, - я все еще не доверял Димону. Мало ли что у него на уме? Лучше перестраховаться. Вряд ли эти умники отважутся химичить с программой в моем присутствии. Если что просеку, я не я буду, но все три компа Димона превратятся в начинку для мусорного ведра, и никакой ОМОН меня не остановит.
  - Дело твое, - Димон разлил водку по стопкам. - Откровенно говоря, я тебе рад. За знакомство?
  - Знаешь, что самое смешное? - Я взял рюмку, внимательно посмотрел на Димона. - Мы ведь с тобой уже знакомы. Только тогда тебе было пятьдесят четыре года.
  - Ну, теперь есть возможность познакомиться со мной в молодости, - Димон залпом выпил водку и потянулся за сигаретами. - Правда твоя, я когда-нибудь загнусь от сердечного приступа. Слишком много курю.
  
  
  
  
   Глава восемнадцатая: Ищите женщину
  
  
   The boys play toys, the girls play boys
  
  
  
   До восьми вечера мы уговорили бутылку водки и сбегали в магазин еще за одной. Ходили вдвоем - я все еще не доверял Димону. Он в принципе не возражал. Взяв водки, пива, закуски и сигарет, вернулись обратно в квартиру. Димон захмелел, расспрашивал меня о мире Четвертого Рейха. Хоть и старался казаться невозмутимым, но было видно, что мои рассказы его цепляют по полной.
  - О-очень любопытно! - повторял он время от времени. - Просто супер.
   Я не уточнял, что в понимании Димона можно назвать "супер" в той реальности, из которой я к нему явился. Дебатировать с премудрым программером мне совершенно не хотелось. К тому же я боялся, что ехидные реплики Димона могут вывести меня из равновесия, и дело закончится побиением гения. И вообще, я чувствовал, что ужасно устал. Больше всего на свете я желал только одного - покончить с этой бодягой и вернуться домой, в Питер.
   В начале восьмого заявились Влад и Самурай. Первый оказался крепким спортивного вида парнем с глуповатым лицом, второй действительно смахивал на японца - невысокий, щуплый и чуть раскосый. Впрочем, представился он, как Саша. Мое присутствие их очень озадачило и после того, как нас представили друг другу, оба парня с недоумением уставились на Димона.
  - Непростая тема, мужики, - сказал Димон. - Послушайте нашего питерского друга, он лучше меня все изложит.
   Мы сидели, курили в четыре трубы, и я рассказывал. Самурай сохранял непроницаемое лицо, Влад все время криво улыбался. Когда я замолчал, он сказал с нагловатым апломбом:
  - Ты сам это все сочинил?
  - Почти, - я посмотрел на парня, - и специально для того, чтобы позабавить тебя дурацкой сказкой, купил дорогущий "Вокстел" и расхерачил его по полной. Круто, да?
  - Вот моя трубка, - Влад вытащил из кармана куртку смартфон. - Он при мне. Так что гонишь ты не по-детски, питерец.
  - Хорошо, что телефон с тобой, - сказал я, сделав короткую паузу. - А еще я могу сказать, что лежит в той большой-пребольшой сумке, которую ты оставил в прихожей. Хочешь?
  - Ну и что там лежит?
  - Давай припомним. Обрез вертикальной двустволки без приклада и две пачки снаряженных дробью патронов. Охотничий нож, китайская подделка под Ка-Бар. Бинокль, вроде как туристический. Несколько банок консервов: тушенка, килька в томате, паштеты, сгущенное молоко, бородинский хлеб в полиэтилене. Бутылка "Столичной", жестяная банка с чаем, алюминиевые миска, ложка и кружка, набор для рыбной ловли, аптечка, зубная щетка и рулон туалетной бумаги. Ничего не забыл? А в кармане у тебя лежит бумажник и ключ с брелоком в виде футбольного мяча.
  - Ты... - Влад выпучил глаза. - Ты откуда...
  - От верблюда, - перебил я. - И телефон этот твой. Кстати, карта памяти в нем на месте. Можешь вставить ее в свою трубку и найти десять различий в содержимом, если сумеешь.
  - Правду он говорит, - сказал Димон, разливая по стопкам водку. - Так что импакт отменяется, чуваки. Печально, но слишком все уж нехорошо получится.
  - А ты сам как туда попал? - взвизгнул Влад, глядя мне в глаза. - И оттуда как выбрался?
  - Попал благодаря вам. Вы своим импактом перевернули все с ног на голову. Вот я и оказался в виртуальной реальности. А выбрался оттуда благодаря Димону и его программе.
  - Выходит, мы все там погибли? - спросил Самурай.
  - За тебя не могу сказать, не попадался ты мне там. А кости Влада я своими глазами видел. - Я повернулся к Владу. - Оборотень тебя сожрал, вот такая тема.
   Влад ничего не сказал. Вытащил из развороченного "Вокстела" карту памяти и вставил в свою трубу. Я видел, как у него округлились глаза, когда он вошел в меню.
  - Реально, моя карта, - пробормотал он, очумело глядя на меня. - Во, блин!
  - Звучит, как пьяный базар, - сказал Самурай. - Трудно поверить.
  - Давайте выпьем за несостоявшийся эксперимент, - предложил Димон.
  - А что Елка? - спросил Самурай. - Ты ей сказал обо всем?
  - Не. Она трубку бросила. Сейчас появится, мы с ней все перетрем.
  - Ладно, пьем водку дальше, - вздохнул Самурай.
   Вторая бутылка опустела очень быстро. Димон что-то говорил, и язык у него сильно заплетался. Я почувствовал, что тоже достиг кондиции и дальше заливать неблагоразумно, однако придется. В идеале Димона надо сегодня хорошо напоить - для гарантии, для уверенности. И я достал из бумажника "пятихатку".
  - Еще одну возьмем вдогонку? - спросил я, глядя на Димона.
  - Можно.
  - Я сбегаю, - сказал Самурай, взял у меня деньги и вышел из комнаты.
  - Четверть девятого, - сказал Димон, посмотрев на часы. - Елка что-то опаздывает. Звоним?
   Он набрал номер, криво улыбнулся и включил громкую связь. Система сообщала, что абонент недоступен.
  - Может, в метро едет? - предположил Влад.
  - Леха, разливай остатки, - тряхнул головой Димон.
  - Я пиво буду, - заявил Влад, прикрыв ладонью свою стопку. - И это, Димон, можно я загружу что-нибудь? Страсть охота пострелять.
  - Валяй, - махнул рукой программер.
   Влад уселся за компьютер и ушел в игру. Мы с Димоном чокнулись, я зажевал стопку кусочком копченой рыбы, зажег очередную сигарету, посмотрел на часы. Время подходило к девяти, за окном стемнело. Таинственная Елка определенно заставляла себя ждать.
  - Слушай, Димон, - начал я, - это, конечно, не мое дело, но что ты можешь сказать о Елке?
  - А что тебя конкретно интересует?
  - Вы с ней как - друзья, партнеры или...
  - А вот это тебя не должно колыхать, Леха. Это наше с Елкой дело.
  - Понятно, - протянул я. - Только один вопрос: программу ты с ней вместе бодяжил?
  - Ага, - Димон закурил. - Она программер от Бога. Первый раз вижу бабу с такой головой. Любому мужику сто очков вперед даст. Без нее я бы не справился.
  - Да ладно, не скромничай! - подал голос Влад. - Ты у нас мозга, Димон!
  - Ага, типа Демиург, - хмыкнул Димон. - Леха, наливай.
  - Может, хватит?
  - А чего тогда Самурая заслали за продолжением? Давай бухать, все равно больше делать нечего.
  - Как скажешь.
   Мы выпили еще по одной. Из кухни заявился кот, привлеченный запахом рыбы и копченой колбасы, начал ходить вокруг меня кругами, привлекая внимание. Я сунул ему ломтик колбасы и снова потянулся за сигаретами. Курить не хотелось, но я нервничал. Что-то шло не так, как должно было идти.
  - Позвони Елке еще раз, - предложил я Димону.
  - Окей, - он набрал номер, но с тем же результатом. - Фиг вам, господа. Может, аккумулятор у нее сел?
  - Слушай, я прилягу на минутку? - спросил я, показав глазами на диван в углу комнаты. - Что-то у меня спина болит.
  - Располагайся, - махнул рукой Димон.
   Я лег на диван и попытался расслабиться. В голове пульсировала тупая боль, то ли от водки, то ли от того, что в комнате было накурено, хоть топор вешай. Однако спать мне нельзя, надо пасти Димона, черт его знает, что ему взбредет в голову. Какое-то время мы молчали - я лежал и глядел в потолок, Влад отстреливал зомбаков, Димон сидел, откинувшись на спинку кресла и стучал пальцами по подлокотнику. Кот, покрутившись в комнате, опять свалил на кухню.
   Вроде как я заснул. Судорожно открыл глаза - в комнате ничего не изменилось. Я посмотрел на часы: было начало двенадцатого. Похоже, Елка не придет. И Самурай куда-то исчез. Странно.
  - Димон! - позвал я.
  - А? - очнулся программер.
  - Елке далеко до тебя добираться?
  - Не очень. Она на Чистых прудах живет. Давно должна быть здесь.
  - Должна, да не едет. Ладно, ждем дальше.
   У Влада тренькнул мобильник. Не отрываясь от игры, он вытащил трубку, краем глаза глянул на сообщение.
  - Пойду чайник заварю, - сказал, зевая, Димон.
  - А я домой, - сказал Влад, выйдя из игры. - Если поездка в Виртуалию отменяется, лучше посплю подольше. Пока, мужики.
  - Извини, что сломал тебе кайф, - отозвался я.
   Влад хмыкнул и вышел из комнаты. Было слышно, как они о чем-то тихо разговаривали с Димоном. Потом хлопнула дверь, и Димон вернулся в гостиную.
  - Нет, я все гадаю, куда делась Елка, - сказал он. - Такая необязательность не в ее характере.
  - Расскажи мне о ней.
  - Зачем тебе? Хорошая она девка, умная. Бывший муж у нее козел, мажор долбанный. Кинул ее во всех смыслах.
  - А ты подобрал?
  - И не жалею. Половина "Альтер Эго" - ее работа. Она, если хочешь знать, обалденный программер. Ей бы в крупную фирму воткнуться, типа "Близзард" или "Юбисофт", миллионершей станет без дураков... Накатим еще по одной?
  - А там есть еще? Что-то Самурай с пузырем не спешит.
  - Может, домой поехал. Он парень с приколами.
  - С моими деньгами домой поехал?
  - Ладно, не колотись, я тебе верну бабки, - Димон разлил остатки водки по стопкам. - Давай выпьем за будущее. Ты, я так понимаю, со мной всю ночь собрался сидеть?
  - Именно. Типа Новый год у нас.
  - Тогда пьем и валим в магазин за прицепом. Надо же до утра время скоротать.
  
   **************
  
  
   В начале пятого Димон отрубился окончательно. И хоть я сам напился до дурноты и дважды бегал в туалет, на душе у меня было хорошо. Уложив Димона на диван и накрыв одеялом, я отключил компьютеры и вышел на балкон. Начинало светать, воздух был свежий и холодный. Я стоял, опершись на перила, с наслаждением вдыхал утреннюю свежесть и чувствовал, что начинаю трезветь. Москва понемногу просыпалась, где-то вдалеке проезжали ранние автомобили, в ближайших домах загорались окна. Я вытряхнул из пачки последнюю сигарету, щелкнул зажигалкой. За эту ночь я выкурил, кажется, пачки две, не меньше, но все это было неважно. Мой план сработал, роковой импакт не состоялся. Часа через два я покину квартиру Димона и отправлюсь на вокзал, покупать билет домой. Приеду в Питер и буду спать - долго, сладко, спокойно. А потом...
  - Поздравляю вас!
   Я вздрогнул, порывисто обернулся, выругался. Консультант стоял рядом со мной и по-дружески мне улыбался.
  - Черт, как вы здесь оказались? - я невольно отступил от него к балконной двери. - Или у меня белочка началась?
  - С вами все в порядке. Просто наш друг, господин Бухман, позабыл запереть входную дверь, и я этим воспользовался. Мне надо было с вами поговорить о ваших дальнейших действиях.
  - О моих действиях? Ну что ж, вот вам моя программа - я еду домой в Питер, отсыпаюсь, а потом беру свой компьютер и выбрасываю его в мусоропровод. Думаю, это доставит мне большое удовольствие.
  - Возможно. Не стану вас разубеждать этого не делать. Ваше право.
  - Один вопрос: мне удалось добиться своего? Изменить реальность?
  - Реальность мира, в котором оказался наш друг Димон после своего вторжения? Разумеется. Вы с вашим другом все правильно рассчитали и безупречно проделали. Примите мое искреннее восхищение.
  - Рад это слышать. И все равно, очень странно.
  - Что вам кажется странным, мой друг?
  - Неужели фантазии Димона могли на самом деле создать такой ужас?
  - Помните нашу первую встречу? Я говорил вам о Большой Ойкумене. О том, что наши представления, фантазии и художественные образы очень часто подчерпнуты из информационного поля, окружающего нас и передающего нам сведения о реально существующих мирах. Но это только одна сторона реальности. Другая заключается в том, что люди порой творят целые миры силой своей мысли. И для этого не обязательно использовать высокие технологии. Вспомните, что произошло в России в 1917 году - в основе всего лежали идеи нескольких теоретиков марксизма.
  - Давайте не будем мудрствовать. Алина жива?
  - Еще нет.
  - Что значит "еще"?
  - Она пока не родилась. Ведь мир Алины - это ваш мир, мой друг. Реальная Россия 2038 года. До рождения Алины остается еще одиннадцать лет два месяца и восемь дней.
  - Постойте, получается, фантазии Димона изменили историю именно этого мира? Реальной России?
  - Верно. Вы и ваш друг вернули историю в нормальное русло. Мы с вами сейчас стоим на балконе дома одного из районов Москвы - столицы России. Вот вам и доказательство, что ядерного Армагеддона не случилось. Третий Рейх был повержен в 1945 году, никакого Четвертого Рейха не существовало.
  - Поразительно, - меня бросило от слов Консультанта в жар. - И что теперь? Я потерял Алину?
  - А вы как сами думаете?
  - Потерял. Я предчувствовал это. - Я швырнул окурок за перила. - Но пусть лучше так. Главное, что не будет всего этого ужаса. Алина будет жить, и ее отец будет жить. И крови Ивана Шумилина на мне больше нет. Так спокойнее, хотя... Хотя больно, реально больно. Я не смогу забыть Алину.
  - Я вас понимаю. И сочувствую вам. Но другого варианта быть не может.
  - Послушайте, - я внимательно посмотрел на Консультанта. - У меня есть программа Димона. Та самая гребаная программа, с которой все началось. И есть компьютер. Я могу загрузить эту программу и увидеться с Алиной. Я могу это сделать?
  - Можете. И знаете, что самое интересное? Я не стану вас отговаривать. Действуйте.
   Я кивнул, повернулся на каблуках и вышел в комнату. Димон храпел во сне. Я включил компьютер, взял диск, вставил в дисковод. На экране появился знакомый мне логотип - двуликий Янус. Черт, вот откуда компания "Риэлити" взяла свою символику. Пальцы у меня дрожали, когда я набивал пункт назначения в командную строку - Россия, город Солнечный, 5 апреля 2038 года. Дисковод загудел, началась загрузка данных, появилось сообщение, что "Альтер Эго" готова к запуску.
  - Примите это, - Консультант сунул мне какую-то розовую таблетку.
  - Пичкаете меня галлюциногенами?
  - Помилуйте, это всего лишь таблетка, помогающая быстро протрезветь.
  - Вот это в тему, - я проглотил таблетку и уставился в дисплей.
  - Ну, что же вы? - подбодрил меня Консультант, вставший у меня за спиной. - Нажимайте ввод!
  - Хорошо, - выдохнул я и последовал его совету.
  
  
   *******************
  
  
   Именно так я всегда представлял себе Россию в будущем.
   Типичный еврогород. Отличные дороги, красивые многоэтажки, новенькие машины, модно и со вкусом одетые люди. Много молодежи и детей - веселых, чистых, здоровых, радостных. Ясная солнечная погода, словно подчеркивающая название этого города, который в мое прошлое посещение выглядел филиалом адской бездны. Слава Богу, что нам с Тогой удалось все переиграть.
   С час я гулял по городу, пытаясь выветрить еще дурманившие меня винные пары, а уж придя в относительную норму, пошел искать Лукошина. Школу - огромное трехэтажное здание - я нашел сразу. Уроков в предпасхальную субботу не было, но молодящаяся бабушка-вахтерша тут же сообщила мне адрес Лукошина. Оказалось, что Виктор Иванович Лукошин живет совсем рядом со школой, на улице Фестивальной, в доме сорок один.
   Я не без трепета постучался в дверь Лукошина. Мне очень хотелось, чтобы мне открыла Алина. Но вышел ко мне сам Лукошин. Это был он, без сомнения - теперь хорошо одетый, ухоженный и улыбающийся.
  - Вы кто? - спросил он. Вероятно, он подумал, что я один из его бывших учеников. - Мы знакомы?
  - К сожалению, нет. Моя фамилия Осташов. Я... букинист. Слышал, что вы большой специалист по Монтеню.
  - Любите бумажные книги? - Лукошин был удивлен. - Любопытно. Всегда считал, что они могут интересовать только нас, стариков.
  - Представьте себе, меня тоже интересуют старинные книги. Я бы хотел с вами проконсультироваться.
  - Входите, - Лукошин шагнул в сторону, впуская меня в дом. Я на негнущихся ногах прошел в гостиную. Да, помнится, в мой прошлый визит к Лукошину тут все выглядело совсем по-другому...
  - Вот мои сокровища, - Лукошин взял меня за локоть, подвел к стеллажам, забитым книгами. - Знаете, юноша, книги собирали мои дед и мама, большая часть коллекции здесь, в этих шкафах. Около тысячи книг. Среди них есть уникальные. Бумажных книг остается все меньше, даже в крупных библиотеках их заменяют электронными файлами. А уж дети... Они совсем не читают. А я вот не воспринимаю голографические книги и все эти гаджеты. У бумажных книг есть душа, они как люди, да... Говорите, вас Мишель Монтень интересует?
  - Да. Я слышал, есть издание Монтеня 1939 года.
  - Первое полное издание Монтеня в трех томах на русском языке было предпринято в 1954 году. Кто вам сказал про издание тридцать девятого года?
  - Никто, - я не знал толком, что говорить: не мог же я сказать Лукошину, что видел эту книгу здесь, в этой квартире! - просто случайно прочитал в Интернете.
  - На этот раз Интернет вас не обманул, - Лукошин пошарил взглядом по полкам, нашел нужную книгу, вытащил и показал мне. - Здесь только избранные главы. Книга очень редкая, а у этой особая история. Мой дед, рискуя жизнью, вытащил ее из руин библиотеки в Пулково в 1941 году.
  - Именно так я и представлял себе эту книгу, - сказал я, глядя на Лукошина. - Теперь я знаю, что такое издание есть.
  - Да, но не думаю, что вам легко будет найти такой раритет. А с этой я никогда не расстанусь, сразу говорю. Даже не просите.
  - У вас отличная коллекция, - я шарил по полкам взглядом в надежде увидеть тот самый рисунок, который поразил меня в ТОЙ реальности, но рисунка на полках не было. - Завидую вам.
  - Хотите чаю? - предложил Лукошин.
  - Нет, спасибо. Я пойду. Приятно было познакомиться.
  - Мне тоже. Приходите в гости.
  - Наверное, это будет не совсем удобно, - я обрадовался возможности перевести разговор в нужное мне русло, - ваши домашние вряд ли будут рады видеть незнакомого человека.
  - Мои домашние? - Лукошин пожал плечами. - С недавних пор я живу один. Моя дочь уже четыре года учится в Англии на социального работника.
  - У вас есть дочь? - Я почувствовал, что мое сердце вот-вот остановится от волнения.
  - Да, - Лукошин достал бумажник, вынул из него голографическую фотографию и подал мне. Я впился в нее взглядом. Все верно - это была моя Алина. Моя Кис, мой ядерный ангел из постатомной геенны 2038 года.
  - Она просто красавица, - выдохнул я.
  - Что с вами? - забеспокоился Лукошин. - Вы так побледнели.
  - Ничего, просто я немного устал. Выехал из Питера до полуночи, всю ночь не спал... И еще, ваша дочь очень похожа на одну мою знакомую девушку.
  - Даже так? - Лукошин улыбнулся. - Старая любовь?
  - Да. Именно так - старая любовь, которую я не могу забыть.
  - Алина хорошая девочка. Я по ней очень скучаю. Разговоры по видеофону, конечно, спасают меня от тоски, но все равно - без нее этот дом пуст.
  - А мать Алины?
  - Мы давно в разводе. Вы женаты?
  - Нет, пока не успел.
  - Иногда искренне любящие друг друга люди просто не могут ужиться под одной крышей. Слишом уж они разные. Так и мы с Ольгой - не смогли. Поддерживаем, так сказать, дружеские отношения.
  - Спасибо, - я вернул Лукошину фотографию. - Вы мне действительно очень помогли.
  - Не за что. Будете в наших краях - заходите, поговорим о Монтене.
  - Прощайте, Виктор Иванович.
   Я довольно долго простоял на улице в оцепенении. Мне ужасно хотелось вернуться к Лукошину и рассказать ему все о том, что случилось со мной, с ним и с Алиной в той России - в России Четвертого Рейха. Но я понимал, что это невозможно. И без того моя душа болела так, что никакими словами не описать. И потом, разве Лукошин мне поверит? Тем паче, что я еще и нетрезв...
   Шаги за спиной заставили меня вздрогнуть и обернуться. Лукошин стоял рядом со мной.
  - Мне показалось, что вам не по себе, - сказал он, посмотрев мне в глаза. - Вы ведь не ради Монтеня ко мне пришли, так? И ваше состояние... Что-нибудь случилось с Алиной?
  - Нет-нет, не волнуйтесь, я... Я незнаком с вашей дочерью.
  - Мне кажется, вы лжете.
  - Я говорю правду, - сказал я, стараясь не отводить взгляда. - Меня в самом деле интересовали старинные издания Монтеня.
  - Я уже далеко не мальчик, мой друг, - Лукошин покачал головой, - много лет проработал с молодежью и умею отличить ложь от правды. Я почти уверен, что вы знакомы с Алиной. Но ладно, не моего ума это дело.
  - Простите меня, - я чувствовал сильное смущение, мне хотелось поскорее покончить с этим разговором. - Я не должен был к вам приходить, тем более выпившим.
  - Я ведь все понимаю, - с улыбкой сказал Лукошин, - сам был молодым и старался свято хранить свои сердечные тайны. Мне было столько же лет, сколько вам, когда я познакомился с Ольгой, матерью Алины. Когда вы сказали, что приехали из Петербурга, я все понял.
  - Что вы поняли?
  - Ольга живет в вашем городе, на Васильевском острове. Алина навещает ее, когда приезжает на каникулы. - Лукошин помолчал. - Вы любите мою дочь?
  - Очень, - решился я. - Я безумно ее люблю.
  - А она вас?
  - Хотел бы верить, что могла бы полюбить.
  - Ну, вот видите, все прояснилось, - Лукошин протянул мне руку. - Как вас зовут?
  - Алексей.
  - Ответьте мне на один вопрос - какие у вас с Алиной отношения?
  - Я однажды увидел ее и теперь не могу забыть.
  - Любовь с первого взгляда? - Лукошин был искренне удивлен. - Почему-то я считал, что современная молодежь не способна на подобные безумства.
  - Наверное, вы плохо знаете современную молодежь.
  - Возможно. Я ценю вашу искренность, Алексей, но ничем не могу вам помочь. Алина уехала в Англию. Если хотите, я могу дать вам ее электронный адрес. Напишите ей.
  - Не стоит. Я не хочу ее тревожить.
  - Вы так деликатны?
  - Виктор Иванович, дорогой, я не могу вам всего объяснить. Это будет слишком долгая и слишком невероятная история. Вы мне не поверите, и это причинит мне большую боль. Скажу так: я знаю Алину, но она не знает меня. Поэтому давайте оставим все, как есть.
  - Вы заинтриговали меня, юноша. Задали задачку.
  - Прошу вас, поверьте мне. И давайте на этом закончим. Мне пора идти.
  - Приятно было познакомиться, Алексей. И послушайте совета старого человека: не пытайтесь залить тоску водкой. Это плохой способ уйти от проблемы.
  - Спасибо за совет, я учту. Еще раз простите за вторжение. Прощайте.
   Консультант ждал меня на перекрестке, по-хозяйски облокотившись на шикарную спортивную машину - он уже успел где-то обзавестись транспортом.
  - Виделись с Алиной? - спросил он меня. Я покачал головой.
  - Она в Англии. Я беседовал с Лукошиным.
  - Надеюсь, вы ничего ему не рассказывали о вашей...эээ... прошлой встрече?
  - Я похож на ненормального? Куда теперь?
  - Давайте, я подброшу вас до портала. Заодно обсудим, что вам делать дальше.
  - Я уже сказал, что собираюсь сделать, - ответил я, усаживаясь на место рядом с водителем. - Поеду домой, и буду спать, а потом устрою показательную казнь своей коллекции компьютерных игр.
  - Вы действительно влюбились в Алину, мой друг. Что я могу для вас сделать?
  - Вы ничем не можете мне помочь, - я скрипнул зубами. - Знаете, когда вы забросили меня в виртуальный мир, и я повстречал мадам Франсуаз, мне показалось, что я влюбился в нее. Она была так прекрасна, так сексуальна, так заботлива, что я просто голову потерял. Но потом мне казалось, что я влюбился в баронессу Гранстон. После была Марика, а еще недавно я думал, что вполне могу закрутить и с Шарле. Наверное, я слишком долго был один. Отвык от женского внимания и бросался в очередной роман с головой, с азартом. Даже не думал о последствиях. Я ведь никогда не пользовался популярностью у девушек, а тут такие красавицы! У любого крыша поедет.
  - Вы ужасный бабник, Алексей Дмитриевич.
  - Бросьте, вы бабников не видели. Есть у меня пара приятелей, так они... Ладно, не о том речь. Я ведь искренне считал, что люблю Марику. Но Алина... Безумие чистейшей воды! В 2038 году ей будет всего девянадцать, а мне уже пятьдесят шесть. Все будто приснилось.
  - Значит, вы больше не любите Марику?
  - Не знаю. Я думаю о ней все меньше и меньше. Наверное, я поступаю по-свински. Она все-таки любит меня и спасла мне жизнь.
  - И вы не собираетесь ее освобождать?
  - Освобождать? - Я вздрогнул, поднял глаза на Консультанта. - А разве...
  - Я совсем забыл вам сказать, что ваш Главный Квест все еще не закончен. Мастер сыграл с вами скверную шутку - открыл портал, который забросил вас в реальность, напрямую не связанную с Главным Квестом. Честь вам и хвала, вы блестяще выбрались из тяжелейшей ситуации, больше того - смогли избавить целый мир от гибели. Ваш собственный мир, заметим попутно. Но реальность Главного Квеста продолжает существовать.
  - Погодите, разве мы с Тогой не предотвратили Вторжение?
  - Только частично.
  - Что значит "частично"?
  - Вам удалось отговорить господина Бухмана. Но Вторжение все равно состоялось. Именно в то время, когда вы находились в квартире нашего гениального программиста, в ночь с седьмое на восьмое августа по земному календарю.
  - Это невозможно, - нахмурился я. - Весь этот кошмар начался для меня с компьютерной ошибки. Я играл в Elven Realms и...
  - Совершенно верно. Однако, предотвратив вторжение, которое планировал Дмитрий Бухман, вы опять изменили реальность. И в этой, новой реальности, произошло новое вторжение.
  - Елка! - вздохнул я. - Вот почему она не приехала к Димону.
  - Совершенно верно. Теперь мы знаем, что Вторженец, проникший в наш мир и дестабилизировавший Большую Ойкумену - девушка.
  - Так, теперь я понял, куда девался Самурай с моими деньгами, и почему Влад свалил от нас с Димоном с такой прытью. Елка поняла, что их с Димоном первоначальный план не сработает и решила задействовать какой-то резервный вариант. Связалась втихаря с Владом и Самураем и...
  - И Вторжение произошло. А это значит, что угроза разрушения Большой Ойкумены сохраняется.
  - И Мастер по-прежнему остается в реальности Эльфийских Королевств, - добавил я. - И все мои планы отоспаться и прийти в себя накрылись медным тазом.
  - Я должен сказать вам еще одну важную вещь: то, что вы оказались в реальности Четвертого Рейха, не входило в алгоритм Главного Квеста. Поэтому я, к сожалению, не могу начислить вам очки и вывести на новый уровень.
  - Это неважно. Что теперь?
  - Вам придется вернуться в исходную точку, из которой вы попали в 2038 год.
  - То есть в Кубикулум Магисториум?
  - Извините, другого варианта быть не может.
  - А если я откажусь продолжать игру?
  - Я уже говорил вам, что полного восстановления прежней Большой Ойкумены пока не произошло. Пока Вторженец остается в моем мире, первоначальный миропорядок остается искаженным. Если вы откажетесь продолжать Главный Квест, нам придется искать другого героя, но за это время Мастер может реализовать свой сценарий. К тому же - повторяю еще раз - мы не знаем истинных целей Вторженца.
  - Что-то с трудом в это верится, - я внимательно посмотрел на Консультанта, но тот даже не смутился.
  - Честное слово, - сказал он. - Вы даже не представляете, Алексей Дмитриевич, как важно для нас понять, ради чего Вторженец проник в наш мир.
  - Послушайте, кто вы такой? - спросил я, глядя Консультанту в глаза. - Бог? Ангел? Дьявол? Неведомый мне компьютерный гений? Вообще, вы реальны, или созданы моим больным воображением?
  - Я реален. Абсолютно. И я всего лишь Консультант. Так что не наделяйте меня сверхъестественными чертами.
  - Я вам не верю.
  - Ваше право. Гораздо важнее другое - вы готовы продолжить Главный Квест?
  - Хотел бы я дать другой ответ, - я помолчал, - но пока Марика в лапах этого чмыря Мастера, я не смогу спать спокойно. Одну чудесную девушку я потерял раз и навсегда, так что...
  - Вы настоящий рыцарь, мой друг, - Консультант протянул мне руку. - Я восхищаюсь вами. Такого игрока в Главном Квесте еще не было. Едем?
  - Едем, - я откинулся на спинку сидения и закрыл глаза. - Включай свою машину, боярин...
  
  
  
  
   Глава девятнадцатая: Все сначала
  
  
   Восстановлено более раннее состояние системы
  
  
   Мать твою тру-ля-ля! Нас, кажется, уже ждут. То-то я удивлялся, что у нас с Тогой все так легко получается. Оказывается, все это время мы лезли в заботливо и умело приготовленную для нас ловушку...
  - Добро пожаловать! - Мастер смотрел на нас с торжеством. - Прими мои поздравления, Леша, ты на редкость упорный парень.
   Я беспомощно смотрел по сторонам. Таинственный Симпозион, в который мы прорвались, миновав хитрые ловушки и одолев охрану, оказался большим амфитеатром, который теперь был полон людомедов. У меня волосы на голове зашевелились - Мастер нагнал сюда целую армию. Сам же Мастер-Артур, облаченный в черные нордические доспехи, стоял рядом с трибуной в центре зала. Я его едва узнал. В первую нашу встречу в Саграморе Мастер выглядел как пожилой мужчина. Когда мы с ним встречались в Инферно, он показался мне человеком чуть за тридцать. Теперь же Мастер казался моим ровесником. Он что, молодеет по ходу дела? Может, стоило бы подождать еще немного, и наш Темный Мессия начал бы писаться в пеленки...
  - Пришел за Марикой? - спросил Мастер. - Знаешь, хоть ты и поступил как самонадеянный кретин, меня тронула твоя любовь. И я даже могу позволить тебе увидеться с девчонкой. Но сначала хочу поговорить с тобой.
  - Полагаешь, есть тема для разговора? - Я оглядел ряды людомедов, оцепивших зал.
  - У нас с тобой всегда есть тема для разговора. Для начала хочу сказать тебе, что ты моя самая большая проблема. Ты снова спутал мне все карты. Нарушил договор, который мы заключили.
  - Мы ни о чем не договаривались.
  - Ошибаешься. Ты обещал добыть мне артефакты Заламана.
  - Я их добыл. И еще раскрыл тебе планы Риската внедрить своего агента в Орморк.
  - Это верно. Но амулет Венсана Уйе ты подменил. Решил помухлевать, да?
  - Слушай, Артур, все уже кончилось. Все артефакты нашлись, роза Дарса активирована, продолжение истории на подходе. Ты по-прежнему главный шаман в этом стойбище, тебе не грозит возвращение в наш мир, и никто не собирается колотить тебя по репе твоим же бубном. Отпусти Марику.
  - Э, нет, ты неправ! - засмеялся Мастер. - Все только начинается. Ты, сам того не понимая, запустил новый виток истории.
  - Поясни, я что-то не догоняю.
  - Хорошо, я попытаюсь. Времени у нас мало, так что буду краток. Итак, я действительно разыскивал реликвии Демиурга. И Рискат их разыскивал. Цель у нас была одна - тот, кто получал все реликвии, сам становился Демиургом и мог влиять на судьбы мира. Создать свою реальность. До поры до времени все шло по плану. Я знал, что реликвии вели в Орморк, к древнему алдерскому порталу, созданному непревзойденным магом Л`Лархаэном. И догадывался, что случится, если открыть этот портал, активировать последнюю связанную с первоначальной историей мира реликвию - рубиновую розу Дарса, геральдический знак царицы Нуир-Эгатэ, супруги Заламана и матери Меаль. Это была точка невозвращения, тот момент, до которого дошла фантазия Демиурга. Дальше историю этого мира можно было продолжать как угодно.
  - Ага, и стать Демиургом?
  - Именно так. За дверью, которую активировала роза Дарса, находился нуль-портал. Начало и конец мироздания. Библию помнишь: "Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною". Книга Бытие, глава первая, стих второй.
  - Ну да, а ты дух Божий, что носился над водой, верно?
  - Дух Божий есть олицетворение любого Демиурга. Нуль-портал являлся точкой создания нового мира. Л`Лархаэн создал это магическое чудо для того, чтобы реализовать эльфийские пророчества, связанные с Меаль, последней царевной алдеров. Ты же знаешь, что Рискат превратил эту бедную девочку в куклу, и последняя надежда для эльфов была потеряна. Л`Лархаэн решил изменить существующую реальность очень простым способом - создав новую. Для этого надо было войти в нуль-портал и изменить судьбу Меаль. Тогда бы реальность в целом изменилась. Поскольку Л`Лархаэн не успел этого совершить, а портал был все-таки создан, шанс изменить реальность по своему вкусу был у каждого, кому повезло бы добраться до нижних залов Орморка и розы Дарса и разгадать принцип действия эльфийской Машины Реальности. - Мастер помолчал. - В итоге таким везунчиком стал хорошо нам обоим знакомый идиот, который вошел в портал и внес изменения в реальность, но не созданную Демиургом, а создавшую Демиурга. Почувствуйте разницу, как говорит реклама.
  - Выбирай выражения, Артур, а то я не посмотрю на твоих зверей и...
  - Извини. Скажем так - ты поступил, как идиот. Не разобрался, что к чему, не задумался о последствиях. Так или иначе, ты запустил механизм создания новой реальности, которая не соответствует моим планам. И мне пришлось вносить свои коррективы.
  - Воевать, так?
  - У меня нет другого выхода. Я не могу допустить того, чтобы эльфийские пророчества сбылись.
  - Почему? Тебе-то какое дело до эльфов?
  - Потому что в этом случае история прежнего Демиурга будет окончательно дописана до конца. Будет начало и конец.
  - И что же в этом плохого?
  - И ты, и я оказались в этом мире только потому, что Демиург не успел закончить свой замысел. Это привело к искажению реальности. Ты не хуже меня знаешь, почему это случилось. Если этот мир не получит нового Демиурга, если мы примем окончание исходной истории, мы перестанем быть частью этого мира и вернемся в наш. Окончательно и бесповоротно. Прежнее состояние Большой Ойкумены будет восстановлено. Тебя этот вариант должен устраивать, а меня - ни в коем случае.
  - Так, - пробормотал я. - Значит, есть кто-то, пытающийся сделать все возможное для завершения истории Данилы Савичева?
  - Это ты и есть, придурок! Но я знаю наверняка, что за тобой скрывается еще кто-то. Тот, кто пытается использовать тебя. Каждый из игроков пытается создать свое окончание игры. Только ты еще не определился, играешь потому что играешь. Носишься по этому миру, машешь своей катаной, трахаешь девок и влипаешь в разные неприятности. Попусту тратишь силы и ничего путного не совершаешь, хотя мог бы. Вот почему я хочу, чтобы ты мне помог. Ты можешь остановить войну. Не будет жертв, разрушений, малые королевства Севера сохранят свою девственную независимость от Империи. Больше того, сбудутся пророчества эльфов, их обетованное царство возникнет на карте этого мира. Но, чтобы это случилось, мне нужна Меаль. Царевна-кукла, дочь Нуир-Эгатэ и Заламана.
  - И зачем это она тебе понадобилась?
  - Неужели непонятно? Я найду способ снять с нее чары Риската и женюсь на ней. Стану наследником древнего Алдера, правителем обетованного эльфийского королевства Аэндр-Тоэль и окончательно свяжу себя с этим миром. И вот тогда-то все встанет на свои места. История прежнего Демиурга будет закончена, начнется эра нового Демиурга, а ты благополучно вернешься в свой любимый Питер.
  - Ты забываешь одну вещь, Артур. Ты Темный Мессия. Ты ведь так себя позиционируешь?
  - Тебя это не должно волновать. И вообще, какое тебе дело до этого мира? У тебя есть будущее в твоем мире. А у меня его нет. Дай мне шанс. Помоги мне, или мы окончательно станем врагами.
  - Один вопрос, Артур - ты знаешь, кто такая Елка?
  - Не представляю себе, о ком ты говоришь.
  - Именно благодаря этой даме ты попал в виртуальный мир, стал Мастером. Хочешь сказать, ты об этом не знал?
  - Мне плевать, кто или что позволило мне оказаться в этом мире. Но теперь этот мир станет моим. Остальное меня не волнует. Поэтому еще раз говорю тебе, Леха: или ты на моей стороне, или я сотру тебя в порошок.
  - Отпусти Марику, а там будем разговаривать.
  - Нет, - категорически ответил Мастер. - Пока Марика у меня, ты не будешь делать глупостей. Ты непредсказуем, Леша. Я не люблю непредсказуемости.
  - Ну, тогда вот тебе! - Я показал Мастеру вытянутый средний палец. - Или я получаю Марику целой и невредимой, или ты идешь на... последний уровень своего Инферно.
  - Знаешь, Осташов, я все время удивляюсь сам себе - и какого хрена я с тобой церемонюсь? Убить тебя было бы очень легко. Вот сейчас щелкну пальцами, и мои людомеды превратят тебя и твоего приятеля в начинку для шаурмы. - Мастер поднял руку и улыбнулся. - Но я не знаю твоей истинной роли в происходящих событиях и, честно говоря, опасаюсь, что твоя смерть - или, напротив, твое присутствие в этом мире, - могут создать мне проблемы в будущем. Поэтому я буду милосердным и дам тебе еще один шанс, хотя твои выходки мне до скрежета зубовного настаиграли. Посмотрим, сумеешь ли ты им воспользоваться.
   Мастер прочел какое-то заклинание. Полыхнул зеленоватый слепящий свет, раздался удар, будто где-то рядом взорвали мощную бомбу, и я увидел, как в разных концах зала открылись сияющие порталы перехода.
  - Слушай внимательно, Леша, - заговорил Мастер, - я открыл три портала. Один из них ведет в Инферно, другой в Орморк, третий откроет для вас выход в вашу реальность. Играем по-честному. Попадете в Инферно, становитесь моими рабами и служите мне до конца, пока я сам не освобожу вас. Окажетесь в Орморке - остаетесь в этой реальности и сможете еще раз обдумать мое предложение. Попадете домой - и ваши приключения в этом мире будут закончены навсегда. В любом случае, вы не будете путаться у меня под ногами. У тебя минута на размышление, Осташов. Через минуту я дам приказ людомедам атаковать вас.
  - Что делать? - шепнул я Тоге.
  - На этот раз, кажется, ты его разозлил по-настоящему, - ответил Тога. - Надо сматываться.
  - Какой из порталов?
  - Понятия не имею. А тебе какой нравится?
  - Да мне один хрен, в какой лезть. - Я шепотом вызвал Консультанта. - Вы здесь?
  - Опять пытаетесь решить трудную проблему? - равнодушным тоном осведомился мой невидимый ангел-хранитель. - Я бы рад вам помочь, но не знаю, как.
  - У этих порталов есть какой-либо секрет?
  - На мой взгляд, они совершенно одинаковы, - ответил Консультант после секундной паузы.
  - Если мы попадем... не туда, куда нужно, вы сможете нас потом вернуть?
  - Ничего не могу вам обещать.
  - А как же 1944 год?
  - Там был сбой. Здесь вы перемещаетесь между мирами, делая сознательный выбор.
  - Короче, опять никакой помощи! - Я выругался. - Слава Богу, что хоть портала в Зонненштадт тут нет, так что в случае неудачи мы попадем всего-навсего в ад. Тога, лезем в портал слева.
  - Как скажешь, - отозвался Тога.
  - Время вышло! - сказал Мастер и махнул рукой. Людомеды с лязгом обнажили мечи.
   Я видел лицо Мастера. Я видел его торжество. Ну, ничего, сволочь такая, я вернусь, и однажды мы поговорим с тобой по полной программе...
  - Портал по центру! - сказал я Тоге. Не потому, что портал по центру был какой-то особенный. Просто он был ближайшим.
   Тога кивнул, подбежал к порталу и исчез в жемчужном свечении. Я еще раз показал Мастеру "фак".
  - До встречи, задница! - добавил я на прощание и ушел в портал.
  
  
   *****************
  
  
   Итак, все пока обстоит довольно неплохо. Вот только тоска начинает одолевать меня все сильнее и сильнее.
   Третий день я не выхожу из своей комнаты в гостинице "Добрый отдых", ем, попиваю красное вино "Сабарек" и пытаюсь осмыслить, что случилось со мной и Тогой. Вроде, все закончилось благополучно. Мы живы, здоровы, сумели предотвратить вселенскую катастрофу и уйти живьем из лап Мастера, вот только Марику не вызволили. Портал, которым мы сбежали из Кубикулум Магисториум, вывел нас в Орморк. Так что все вернулось на круги своя, и этому можно реально порадоваться.
   Только вот на душе кошки скребут так, что и не опишешь.
   Я остался в одиночестве. Тога собирался из Орморка отправиться со мной в Лоэле, но мне опять не повезло - моего казанского друга перехватила Саффрон Ле Ло, которая со своими людомедами продолжает там работать. Черт его знает, что они там делают. Да и Чомски все еще там. Я хотел спросить ученого батана про Шарле, но сдержался. Сейчас, когда я все время думаю об Алине, мне вряд ли стоит встречаться с Шарле. Может быть, попозже, когда мои сердечные раны немного подживут. Разве только Ариа и Эль-Шаба могут стать моими собеседниками, но они будто чувствуют, какая мгла у меня на душе. Моя белая лошадка больше не язвит, а Эль-Шаба даже не пытается со мной заговорить.
   Шагирра со своей группой уехала три дня назад в Фиран. Хатч отправился вместе с ней. Я не стал рассказывать ему про наши с Тогой приключения в реальности 2038 года. Мне очень тяжело все это вспоминать. Да и Хатча грузить не хотелось. Пусть гастролирует с легким сердцем. Впрочем, наш нововолжский менестрель взял с меня клятвенное обещание, что я обязательно оставлю свои координаты.
  - Я так скучаю без вас, пацаны! - сказал он мне, когда мы прощались в вестибюле гостиницы "Королевская доблесть", приняв на грудь по литру "Сабарек-Бланшефлер". - Так хочется посидеть всем вместе, попеть, попить, поболтать! Эх, и когда соберемся-то?
  - Соберемся, Валерчик, - пообещал я. - Теперь уж точно ждать придется совсем недолго...
   В Лоэле все чаще говорят о надвигающейся войне. И я верю этим слухам. Наверное, потому, что слишком хорошо знаю одного ублюдка, который зовет себя Мастером...
  - Милорд! - Хозяин гостиницы заглядывает в мою дверь. - Там вас спрашивают.
  - Кого еще черти принесли? - спрашиваю, не открывая глаз.
  - Какой-то паренек, милорд. Говорит, что разыскивал вас по всему Лоэле.
  - Благодарю. Сейчас спущусь.
   Все мое имущество лежит на стуле у кровати. Аргентальная катана Такео, щит, эльфийский ламелляр и спорран с барахлом. Все эти дни я радуюсь, что катана по-прежнему со мной. Помню, когда в бункере нахттотеров Шварцкопф переломил ее своим ударом, я даже расстроиться не успел. Не о том думал в те мгновения. Но такой меч было бы очень обидно потерять. Хорошо, что у Главного Квеста такие правила. Вечные предметы снаряжения - они и есть вечные. А еще, это доказывает, что мы с Тогой все-таки уделали гребаных нахттотеров.
   Я не стал надевать доспехи, спустился в холл гостиницы налегке и без оружия. Меня ждал какой-то подросток в бархатном камзоле и шапочке с пером. Увидев меня, паренек немедленно встал и поклонился:
  - Милорд, это вы Алекто из Лох-Несса, барон Фра-де-Леоне, именуемый также Рыцарем Полуночного Грома? - осведомился он самым почтительным тоном.
  - Натурально я. Что угодно, парень?
  - У меня к вам письмо от милорда Торо Бошана. - Парень извлек из-за пазухи запечатанный свиток и с учтивым поклоном протянул мне.
   Я сломал печать, развернул свиток. Эпистола от Красного Вепря была написана корявым почерком и с чудовищными ошибками - еще одно доказательство того, что настоящие солдаты редко обладают литературными навыками:
  
   Преветствую, милорд Алекто!
  
   Наверна ты удевлен что я пасылаю тебе это псмо. Но я падумал что мы магли бы вмести паработать. Кагда я вернулся из Орморка то решил набрать в Лигу Мечей новых ребят. Ты же знаешь как много моих парней пагибло в праклятых падземельях. Ахотников служить у меня много но мне нужны настаящие воины. Ты паказал себя с самой харошей стараны и памог разоблачить эту имперскую крысу Вандайна. И еще я слышал ты паслал куда падальше этого напыщенново эндюка фон Данцига. Правилно зделал, клянусь моей скъявоной! Мне хочецца чтобы ты работал вместе са мной. Не спиши атказываться падумай какследует над маим придложением. Я пасылаю к тебе моего оружиносца Дени - отправь свой ответ с ним. Лучше на славах я тирпеть не могу разные бумашки. Проста скажи Дени свое ришение и он мне пиредаст. Если надумаеш пресоединица к нам отправляйся пабыстрее в мой замок Мирчмарк - эта на границе Саграмора и Авернуа. Я буду тибя ждать. Если мае придложение тебя неинтересует скажи Дени сразу и иди к дьяволу толко помни - Торо Бошан дважды таких придложений ниделает.
  
   Твой друг
  
   Красный Вепрь
  
  
  - Я дам ответ завтра, - сказал я, дочитав письмо. - Подождешь?
  - Как угодно милорду, - ответил Дени и поклонился.
   Я вернулся к себе в комнату, спрятал письмо Бошана в свой спорран, взял катану и вышел из гостиницы. Хотелось погулять, подышать воздухом. Пару часов я бесцельно слонялся по улочкам Лоэле, глазел на нарядных горожанок, посмотрел развод гвардейских караулов у дворца августейшего короля Лагэ Отважного. О предложении Бошана я почти не думал - у меня впереди весь вечер, там и обмозгую, стоит мне присоединяться к его Лиге Мечей, или нет. Еще до сумерек я вернулся в гостиницу, и тут меня ждали ужин - и новый сюрприз.
   На столе в моей комнате лежало письмо. Коротенькое, всего четыре строчки:
  
   Ты молодец, Алеша. Ты едва не сорвал мои планы. Но я на тебя не в обиде. Придет время, и ты узнаешь правду. Если хочешь приблизиться к разгадке, поезжай в Корман-Эш в Уэссе. Узнаешь кое-что важное.
  
   Тень
  
  
   Меня прошиб ледяной пот. Сжав в кулаке записку, я выскочил из комнаты и бросился к хозяину.
  - Кто ко мне приходил? - крикнул я.
  - К вам? - Хозяин был удивлен и, как мне показалось, испуган. - Никто. Хотя постойте... Тут была девушка. Покрутилась немного и ушла.
  - Она поднималась наверх?
  - Поднималась наверх? - Хозяин раскрыл рот. - Клянусь Бессмертными, я не помню. Я не видел, милорд.
  - Вы не видели, поднималась она наверх, или нет?
  - Не видел, - хозяин сделал жест, отгоняющий злых духов. - Милорд, это все чары! Эта женщина наверняка была ведьмой, чтоб ее на костре сожгли!
  - Так уж и ведьма, - буркнул я. - Вы хоть описать ее можете?
  - Описать? Да, могу. Она была...- тут хозяин снова выпучил глаза, с шумом выдохнул воздух. - Нет, милорд, не могу. Не помню, какая она была.
  - Ну хоть вспомните самое общие моменты - красивая была, некрасивая, блондинка, брюнетка, шатенка, высокая, низкая, толстая, худая!
  - Не помню. Простите, милорд!
  - Вот ведь хрень! - Я в сердцах плюнул на пол и поднялся к себе. Перечитал записку - я почти не сомневался, что ее написала загадочная Елка. Похоже, пошла настоящая игра. Я все ближе подбираюсь к разгадке событий, из-за которых очутился в мире Главного Квеста. И теперь мне реально есть, чем заняться. И отвлечься от моих печальных мыслей. Так что милорду Бошану придется немного обождать. Хлопать дверью я не буду, попрошу хозяину сказать Дени, что я вынужден был уехать по важному королевскому поручению. Хозяин поверит - он до смешного убежден, что я как минимум принц крови.
   Я надел ламелляр, кожаные штаны, натянул сапоги огнеходца, перчатки, повесил на перевязь катану, а на спину - щит. Проверил свои магические цацки - все ли на месте. Пересчитал деньги: у меня еще оставалось двести сорок дукатов. Не Бог весть какие деньги, но на дорогу до Корман-Эш определенно хватит. А там посмотрим. Думаю, в Уэссе меня ожидает что-то необычное. Может быть, я все-таки узнаю, в каком обличье разгуливает моя Тень.
  
  
   КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ КНИГИ
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Академия драконов"(Любовное фэнтези) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"