Ночина Марина: другие произведения.

11. Уджбей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Одиннадцатый из рассказов об... оборотне


   Я откровенно завидовал безмятежно спящей у меня на руках Ай. Как и Бо-бо, пытавшийся подремать в седле.
   Ночью удалось поспать лишь пару часов, спал ли Бо-бо - не знаю, но, когда мы с малышкой проснулась, у девочки было всё: от сандалий до платья и разноцветных лент. Вещи новые и явно не с базара. А вот с размером Шут немного не угадал: жёлтое платьице болталось на худом тельце Ай, но малышка всё равно сияла, как новенькая монета. Покружилась перед нами, несколько раз переспросила: идёт ли ей? - получила столько же удовлетворительных ответов как от меня, так и от Бо-бо, и радостная уселась за стол. Разящая тень достал не только одежду для девочки, но и позаботился о нашем завтраке: ещё тёплые медовые лепешки с маслом, сухофрукты и мелко нарезанное жареное мясо в кислом соусе. Куда кётю яратыку без мяса?
   Лично мне Шут предложил завтракать шматом сырого мяса, а потом с удивлением на слегка посеревшем лице, смотрел, как я с удовольствием его поедаю.
   Изумрудный город лихорадило из-за ночной бойни и пожара в доме известного ювелира. Стража лютовала, по улицам, как ужаленные носились пешие и конные отряды янычар. Люди боязливо перешёптывались, уже породив несколько откровенно нелепых слухов: чуть ли не сам Хозяин всех Иблисов заявился на праздник ювелира, утащив того в подземный мир, вечно вариться в огненном котле. Из того, что слышал собственными ушами из гуляющих по улицам слухам: всех охранников гостей ювелира, которых так любезно напоил выпивкой со снотворным Шут, повязали, и теперь с азартом допрашивали.
   Беднота потешалась над горем богача, как могла, а мне было не до шуток, для начала нужно выбраться из города.
   Шут был молчалив и мрачен, но лишь по причине присутствия в нашем маленьком отряде внучки убитого ювелира, что отлично вписывалось в его новую роль - моего охранника.
   Сначала Бо-бо предлагал уезжать из столицы по отдельности, но, помня желание уджбея о доставке наёмника в целости и сохранности, я предложил альтернативу. Шуту она не понравилась, однако спорить он не стал. И, пока я собирал Ай в дорогу, успел забрать своего коня из конюшен гостевого дома нашего связного в Зюмрют Шехире, и вновь сменить внешний вид: смыл с волос краску, сбрил усы, где-то нашёл лёгкий кожаный панцирь и обзавёлся двумя ятаганами, так же на лице наёмника появился рассекающий щёку приметный шрам.
   Увидев новый образ Шута, Ай сильно испугалась, пришлось успокаивать её сладостями, иначе она ни по чём не соглашалась остаться с Шутом, пока я забирал свою кобылу из конюшен.
   Зюмрют Шехир слишком большой город, и ворота просто так не закроешь, но это не мешало янычарам досматривать каждого выезжающего. Некоторых без причин хватали, и куда-то уводили, одни быстро возвращались и после выезжали из города без очереди, вторые не возвращались вовсе.
   Нам повезло: на отца с дочерью... На посланника уджбея с дочерью и охранником, внимания не обратили. Так, мельком осмотрели, заглянули в бумаги, и выпустили.
   Ай вела себя послушно, с интересом рассматривала улицы и людей, и улыбалась. Даже хмурые янычары с ворот при виде улыбки девочки смягчались, и на их лицах нет-нет, да мелькала ответная улыбка.
   Малышка не спрашивала куда её везут, не задавала вопросов о семье, не просилась домой, вела себя тихо, словно мышка. Мне такое поведение ребенка (Ай, кстати, было не шесть лет, как я вначале решил, а девять с половиной) казалось странным. Бо-бо было плевать, наёмник лишь пожал плечами: известных ему детей у Разящей тени, по его словам, не было, поэтому...
   - Да какая разница, Джинн! - Устав от моего кудахтанья, вспылил убийца. - Если по приезду на виллу, наш наниматель оторвёт тебе башку?
   Арслан мог. Я не раз видел с каким холоднокровием он убивает. Во что выльется такая выходка гадать бесполезно, отыгрывать назад тоже поздно.
   От моей Рыжей, Ай пришла в восторг, и всё время норовила угостить кобылу чем-нибудь вкусненьким: то кусочек сухофрукта сунет, то конфету. Пришлось объяснять малышке, что для лошади такое угощение вредно, Ай всё быстро поняла, и прекратила.
   Кобыла новому ездоку была не рада, но от угощения, зараза такая, не отказывалась, пока давали - брала.
   Жеребца же Бо-бо Ай назвала "страшненьким".
   Мшистого цвета низкорослый крепкий конёк с равнины, с густой гривой и длинным хвостом, действительно производил такое впечатление. Но, несмотря на неказистый внешний вид лошади равнинных жителей отличались удивительной выносливостью и неприхотливостью, даже уджбей Назар в своих конюшнях, не мог добиться схожего результата. Однако моя Рыжая по всем пунктам выигрывала у плюгавого конька Бо-бо экстерьером.
   Рыжую я оставлял у Восточных ворот города, через них и выехали, потом свернули на дорогу, ведущую к новому поместью Арслана. Вила располагалась приблизительно в пятидесяти милях к востоку от Зюмрют Шехира, при желании за день добраться можно.
   Только не было у меня такого желания, к тому же с нами был ребенок, поэтому не спешили.
   По правде говоря, я специально придерживал темп. Не то, чтобы боялся реакции уджбея, однако опасался. За Ай. Оставалось надеяться, что в Лии взыграет материнский инстинкт и она позаботиться о девочке, ели Арслан будет резок со своим посланником.
   На ночь остановились в большом придорожном гостевом доме, судя по внутренней обстановке и лоснящейся морде хозяина, дела здесь шли хорошо. Сняли два соседних номера на втором этаже: Бо-бо занял крошечную угловую коморку, нам с малышкой досталась просторная светлая комната с двумя широкими топчанами. К счастью без клопов и прочей живности в тюфяках.
   Бо-бо за ужином поворчал для приличия, напомнив мне про отрывание башки, и сразу после еды поднялся к себе. Вымотался парень за эти дни. Я бы тоже не отказался вздремнуть, но... выспавшаяся в дороге Ай активно крутила головой по сторонам, с аппетитом кушала, делилась впечатлениями, и завалила меня градом вопросов. Хорошо, ни одного про семью и дом, а то не знал бы, как выкручиваться.
   Бо-бо снова прав: дети - это головная боль, но вот не смог я её убить. Не смог и всё тут.
   То ли образ дочери Арслана и Лии наложился на внешность Ай, то ли сыграла роль недавняя Одержимая, высосавшая у меня на глазах всю жизненную энергию из крошеного младенца...
   Да мне первой причины вполне хватало!
   Я терпеливо отвечал на детские вопросы: Ай интересовало всё, что она видела вокруг себя. У меня сложилось впечатление, что малышку все эти годы держали взаперти, не выпуская дальше дверей родного дома, а, чтобы ей не было скучно, учили счёту, письму и прочим наукам. Как рассказала Ай: мама настояла, хотя отец был против.
   Спать малышка не хотела совершенно, но я всё же уложил её в постель. Ай долго ворочалась, раздражая мой чуткий слух шуршанием, потом всё же уснула. Следом заснул и я.
   Проснулись рано. Я бы не отказался вздремнуть ещё пару часиков, но малышка подскочила чуть ли не с восходом и попросилась в туалет. А потом кушать.
   Бо-бо на ранний подъём отреагировал громким матом и, кажется, метнул в дверь нож. Толстую доску лезвие не прошило, но звук был соответствующий.
   К повороту дороги, ведущей на виллу, мы добрались через два часа после обеда. Я снова тянул время и придерживал Рыжую. Ну, и остановился пообедать в придорожной корчме - надо же кормить малышку!
   Бо-бо молчал, но взгляд наёмника выражал всю гамму его эмоций. Ай крутила головой, рассматривая пейзажи, иногда задавала вопросы. В общем, идиллия.
   Первым на территорию виллы въехал Бо-бо, буквально влетел, проскакав последние ярды галопом.
   Я никуда не спешил и въехал во двор только спустя пять минут.
   Когда мы миновали высокую воротную арку, уджбей, скрестив руки на груди, уже стоял на крыльце и, с суровым выражением на лице, внимал Бо-бо. Шут докладывал быстро и эмоционально, иногда начиная размахивать руками.
   Взгляд Арслана остановился на нас с Ай, и у меня по спине пробежал холодок. Из глаз моего нанимателя на секунду выглянуло нечто древнее и злое.
   Бо-бо умолк и отошёл на шаг назад, понял, что сейчас лучше не лезть.
   Человек Арслан или нет, но с его силой приходится считаться.
   Несколько секунд уджбей пристально смотрел на притихшую и прижавшуюся ко мне девочку, потом поднял взгляд на меня. Сказал Бо-бо несколько слов, отослав наёмника на гостевую часть дома - к Шуту моментально подскочил чернокожий слуга, поклонился и предложил следовать за ним.
   Арслан всё это время, не моргая, смотрел на меня. А я на него. Мы бодались взглядами, как два быка рогами, каждый, не желая уступать другому на узкой тропинке. Вот только у этой тропинки с одной стороны возвышалась каменная скала, а с другой простиралась бездонная пропасть. Один неверный шаг и падать придётся долго и больно.
   Ко мне давно подскочил слуга, взяв Рыжую под уздцы, но я не спешил покидать седло.
   Наконец, уджбей ухмыльнулся левой стороной рта, скосил глаза, и чуть повернул голову, развернулся и ушёл в дом.
   Мимику Арслана я изучить давно, поэтому вздохнул, неохотно сполз на землю и снял с лошадиной спины Ай. Чересседельные сумки с личными вещами на этот раз брать не стал.
   Ай молчала. В глазах малышки читалось любопытство, смешенное с лёгким испугом.
   - Не бойся, - сказал я ей. - Я не дам тебя обидеть.
   - Я не боюсь, - отозвалась девочка. - Просто дядя... странный.
   - Что в нём странного? - заинтересовался я. Помня свою удивительную способность находить "легендарных" существ и прочих сверхъестественных созданий, слова малышки могут быть не простым детским воображением. Вдруг Ай что-то видит? Как тот же Коскун?
   Хотя, если бы она видела, не стала бы загадывать того желания...
   - Странный, - пожала тощенькими плечиками девочка. И больше ничего не сказала.
   Как только я поднялся на крыльцо, из дверей вышла уже знакомая чернокожая Шерефли, поклонилась, передала, что уважаемый хозяин ждёт меня в своём кабинете на втором этаже, и предложила оставить девочку на её попечение.
   Ай я не отдал. Окатил женщину волной дикой злобы - она, бедная, аж отшатнулась, налетев спиной на постамент и едва не сбив с него дорогую вазу.
   В кабинет Арслана малышку я не понёс, побоялся. Зашёл на веранду, где мы разговаривали с уджбеем в прошлый раз, усадил в плетеное кресло, вручил девочке персик, взяв тот из стоящей на столике вазы, и попросил подождать. Ай обещала ждать и с удовольствием впилась в сочную мякоть фрукта. В другой руке малышка сжимала так полюбившуюся ей бронзовую фигурку волка.
   Перед дверью в кабинет уджбея я ненадолго задержался. Постоял, порефлексировал, нашёл на дереве несколько трещинок, потом резко дёрнув ручку, и вошёл.
   Арслан стоял спиной ко мне у широкого оконного проёма без стекла. Стекла из рам на лето обычно вынимали, чтобы было не так душно.
   В левом углу, словно статуя, застыл Турабак. Правая рука телохранителя лежит на рукояти короткого кривого клинка, вторая спрятана за спиной. Судя по гаденькой ухмылке на лице Турабака, жать от него можно любой гадости, Арслану надо только подать знак.
   Закрыв дверь, я прошёл вперед, и встал перед столом уджбея, между двумя резными креслами. Неудобными даже на вид, но сделанными, несомненно, мастером своего дела. Кружева узоров были настолько тонкими, казалось, дунь - рассыплются.
   Я специально так встал, чтобы получить пару секунд форы. С Турабаком я справлюсь, с его хозяином...
   Однако уджбей не спешил отрывать мне голову, как предсказывал Бо-бо. Стоит, молчит. Я тоже не спешу начинать разговор.
   - Итак, - десяток минут спустя, наконец, произнёс Арслан. Всё это время я стоял перед столом и перебирал варианты развития дальнейших отношений с моим нанимателем. А их, в общем, всего два: либо меня убьют, либо пожурят и отпустят заниматься делами уджбея. Как бы там ни было, ничего предосудительно я не сделал, виноватым себя не считаю, и мук совести не испытываю.
   Арслан заговорил, но не повернулся, продолжая смотреть через окно на внутренний двор, откуда доносились голоса Лии и Мэрием, и тихое хныканье сына уджбея.
   "Итак" - это привычно. Это значит, что от меня ждут доклада. Я гордо поднял голову, с пренебрежением окинул взглядом Турабака, и коротко доложил о выполненной работе.
   Арслан всё так же молча, выслушал, после чего повернулся к телохранителю, и сделал жест оставить нас.
   С лица Турабака моментально сошла раздражавшая меня ухмылочка, и тот покорно вышел в коридор. В левой руке, которую он всё это время прятал за спиной, ничего нет. Турабак попросту издевается.
   Дверь за чернокожим телохранителем закрылась, минуту ничего не происходило, а потом...
   Движение Арслана я заметил, но отреагировать не успел. Фигура уджбея буквально размазалось в пространстве: вот он стоит, повернувшись ко мне полубоком, а через мгновение я хриплю пережатым стальной хваткой горлом и сучу ногами, пытаясь нащупать пол. Уджбей стоит прямо и, словно я ничего не вешу, держит меня на вытянутой руке. Глаза Арслана пусты, в них ни гнева, ни злости, только мне от этого не легче. Сожми он хватку чуток сильнее, и мне не жить. Никакая волчья живучесть не поможет, сверни он шею.
   Только я не собираюсь покорно подыхать. Бритвенно-острые когти зверя вцепляюсь в душащую меня руку, создавая опору. Рвётся одежда, рвётся плоть. В нос ударяет сладкий аромат крови. Я подаю нижнюю часть тела назад, и пробиваю по коленям уджбея. Но тот даже не шелохнулся, мои же ноги пронзила острая боль, хорошо, если ничего не сломал...
   Мои трепыхания смешны и бесполезны. Сердце бухает где-то под самым горлом, я сиплю и задыхаюсь, но не сдаюсь, начиная обращаться.
   - Дядя, дядя, отпустите Джинна! Ему же больно! - сквозь собственный хрип и буханье сердца в ушах, слышу писклявый детский голос. Воздуха не хватает, голова соображает плохо, но голос я узнаю, и обмираю. Одно неловкое движение Арслана, одна отмашка, как от назойливой мухи, и Ай просто размажет по стене.
   Я через силу останавливаю трансформацию, и обвисаю на руке уджбея - знак покорности его воле, и в туже секунду пальцы Арслана разжимаются, и я кулем валюсь на пол.
   Хватаю ртом воздух, хриплю и кашлю, сердце бьётся словно бешеное.
   На секунду перед глазами помутилось, а когда я снова сфокусировал взгляд, вижу Арслана, присевшего перед Ай на корточки. Правый рукав рубашки уджбея окровавлен и висит лохмотьями, на руке кровят глубокие раны от моих когтей, но он словно не замечает этого.
   Судя по открывающимся ртам обоих, уджбей разговаривал с девочкой, наверное, вопросы задавал, а Ай отвечала, всё время косясь в мою сторону. В глазах испуг и беспокойство.
   О чём велась беседа, не знаю, всё, что я слышал в тот момент - бьющийся в ушах кровоток. Ту-дух, ту-дух, ту-дух.
   Глотать больно, дыхание тоже затруднено, похоже, Арслан что-то мне повредил, но способность оборотня быстро заживлять раны, сработала как надо.
   Уджбей мельком глянул на меня. Посмотрел, как на какую-то досадную ошибку и отвернулся, возвращаясь к беседе с Ай. Теперь я слышал, о чём они говорили, Ай рассказывала про свой дом и напавшее на него чудовище, которого добрый Джинн, выполняющий желания, обещал покарать.
   - Ай! - поднимаясь на ноги, позвал я восстановившимся горлом. Голос звучал сипло и глухо.
   Девочка прервалась на полуслове, и с готовностью посмотрела на меня.
   - Ай, иди ко мне.
   Малышка шагнула, но уджбей ловко подхватил её на руки.
   Я оскалился, и зарычал. С моим хриплым голосом это получилось особенно угрожающе.
   Арслан не проникся, зря только Ай напугал.
   Хотя, во взгляде уджбея мелькнуло что-то такое, странное. Вроде мелькнуло, мне могло и померещиться.
   В этот момент в дверь постучали, и вошла Лия. Она обвела кабинет удивлённым взглядом, на мгновение задержалась на мне, потом повернулась к мужу. Глаза волшебницы расширились, когда она заметила окровавленный рукав. Лия подалась вперед, желая убедиться, что с супругом всё хорошо, но Арслан отрицательно мотнул головой. Хозяйка дома послушно остановилась, вот только метнула в меня злой взгляд.
   - Пригляди за девочкой, - просит её муж.
   - Арслан? - хмурит бровки волшебница, и снова быстро стреляет глазами в мою сторону. Теперь уже обеспокоенно. То ли за меня волнуется, то ли...
   Да демон его знает! Я вновь балансировал на грани обращения, и все силы уходили на самоконтроль. Давно со мной такого не было. И всё это из-за одной маленькой чужой для меня девочки...
   Моё мнение никого не волнует, говорят, словно я пустое место. Не будь здесь Лии, я бы уж бросился на уджбея, и будь, что будет.
   Да, силы не равны, Арслан сильнее, я прекрасно это понимаю, но не отдам Ай без боя.
   Несколько секунд между мужем и женой шёл беззвучный разговор глаза в глаза, потом Лия неохотно согласилась.
   - Хорошо.
   Похоже, Арслан ещё и телепат. Позвал же как-то Лию в кабинет, и этот разговор без слов. Я уверен, Лия ругалась на мужа, а тот... Не знаю. Я уже ни черта не знаю!
   Арслан передал Ай на руки жене. Я позволил, решив, что Лия в любом случае позаботится об Ай, чем бы сейчас не закончился разговор с уджбеем. Тем более волшебница посмотрела на меня с такой мольбой во взгляде...
   - Он хороший. Не ругайте его дядя! - Неожиданно пискнула Ай, уже сидя на руках Лии - несмотря на возраст, Ай была хрупкой и лёгкой, даже для волшебницы не составило труда удерживать её.
   Пискнула и, испугавшись своей смелости, втянула голову в плечи, и зажмурилась.
   Лия ласково провела рукой по волосам малышки и, напоследок оглянувшись на меня, поспешно вышла из кабинета.
   Я был готов к новой атаке Арслана: мышцы напряжены, меня слегка потряхивает, глаза неотрывно следят за... после сегодняшнего, даже не знаю, как называть моего нанимателя. Уж точно не человеком.
   - Сядь, - приказал Арслан, и одним движением отодрал от рубахи рваный и пропитанный кровью рукав. Обтёр им руку, досадливо поморщился, и бросил тряпку под ноги. На руке уджбея я не заметил ни следа от нанесённых мною ран.
   Ожидаемой атаки не последовало, уджбей неспешно прошёл мимо, подошёл к стоящему в углу открытому бару, налил в стакан из пузатого прозрачного графина жидкость малинового цвета и одним длинным глотком, влил в себя.
   - Сядь, Грэм, - повторил Арслан, отставив стакан. - Пора нам поговорить.
   Почему нет? Захоти он меня убить, давно бы убил. С другой стороны, что бы было не появись Ай так вовремя? Прямо очень вовремя, будто её специально подослали в этот момент.
   Ну к демонам такие мысли!
   Я огляделся, поднял поваленное кресло - наверно, зацепил, когда отбивался от уджбея, и сел. Второе кресло занял Арслан, поставив его точно напротив меня. Нас разделяло не больше четырёх-пяти дюймов.
   Арслан откинулся на плетеную спинку кресла, упёр локти в подлокотники, переплел перед собой пальцы, и спросил:
   - Знаешь кто я?
   Я машинально потёр шею, и сглотнул. Мой голос всё ещё хрипел, но уже нет так сильно.
   - Уже не уверен.
   - Зачем ты притащил сюда ребёнка? - резко сменил тему мой наниматель.
   - Я не смог её убить, - я решил быть максимально честным.
   - Не смог или не захотел? - с нажимом уточнил уджбей.
   По каменному выражению лица Арслана ничего не понятно, в глазах уже знакомая пустота и безразличие. Мне бы испугаться, но я был занят другим. Я думал, потому что не знал, как ответить на его вопрос.
   Не смог ли? Или, не захотел?
   Арслан не торопил, прикрыл свои бездушные глаза, время от времени сжимая и разжимая пальцы пострадавшей от моих когтей руки, и терпеливо ждал.
   Бездушные...
   Я зацепился за эту мысль, и мои размышления резко скакнули в другую сторону. Я раз за разом прокручивал всё, что знал об Арслане, всё, что видел и слышал за эти четыре года. О нём, и об остальных уджбеях. И с каждой секундой мрачнел сильнее, Арслан же наоборот, улыбался всё шире.
   - Решил загадку? - наконец, спросил он.
   - Какую из двух?
   - Обе, разумеется. Не разочаровывай меня, Грэм.
   Решил.
   Как только я перестал думать над ответом, он сам всплыл на поверхность.
   - Не захотел.
   Зверь мог убивать без разбора, ему плевать: старик или молодой, мужчина или женщина, даже мне - человеку было безразлично, но стоило увидеть малышку Ай в разводах крови её няни, и что-то внутри взбрыкнуло.
   Нет, коли так случится, и Арслан не прибьет меня - я продолжу работать на него, продолжу доставлять письма, сопровождать караваны, и убивать по воли уджбея. Просто сейчас я окончательно убедился, что выбрал правильный путь.
   Арслан удовлетворённо кивнул, прочитав мои размышления по моему же лицу, и сделал знак продолжать.
   Ответ на второй вопрос давался куда сложнее, но я не сдавался. Арслан не просто так назвал меня настоящим именем, это подсказка.
   Кто такой Грэм? Охотник на тёмных тварей, пусть и бывший. Вот только не похож уджбей на тварь. А если он не тварь, но при этом обладает нечеловеческими умениями, то...
   - Догадался? - улыбнулся Арслан, продолжая следить за моей мимикой, а может и вправду мысли читал.
   Я сморгнул, не веря подобному. Нет, ересь какая-то! Не мог же я четыре года работать на демона и не понять этого!
   Но его сила...
   - Мыслишь верно, но не совсем, - Арслан прервал метание мыслей в моей голове.
   Я снова потрогал горло, и не весело поинтересовался:
   - Подскажешь?
   - А даже, если я тот, о ком ты подумал... - внезапно весело хмыкнул мой наниматель, и подался вперед. Я тут же отшатнулся, откинувшись на спинку. Вышло машинально, на инстинктах. Уджбей довольно улыбнулся, и продолжил: - Если я демон, что это меняет для тебя, Грэм?
   На этот раз я думал недолго. Всего пара секунд, потом я пожимаю плечами, и отвечаю:
   - Ничего не меняет, уджбей. Уже ничего.
   - Тогда протяни руку.
   Проверяет?
   - Какую? - спрашиваю я. Сначала хотел потянуть таким нехитрым способом время, потом понял - пустое.
   - Какую не жаль, - весело предлагает Арслан.
   Снова пожимаю плечами, и протягиваю левую руку. Если оторвёт - не так страшно, я правша, а рука со временем возможно отрастёт. Не знаю, не проверял.
   Рукава рубахи по старой привычке закатаны, новую одежду я купил ещё в Зюмрют Шехире, благодаря Арслану проблем с деньгами никогда не было.
   - Смотри мне в глаза, - приказывает уджбей, и я подчиняюсь.
   Арслан обхватывает ладонью моё предплечье с внутренней стороны, его глаза вновь наполняет пустота, но на этот раз пустота была живой, осязаемой, и где-то глубоко-глубоко внутри неё, рождалось слепящее оранжевое пламя...
   Я хотел отвернуться, но не смог. Хотел закрыть глаза - тоже не получилось. Меня затягивало всё глубже, туда, где полыхал ослепительный огонь. Казалось, пламя везде, вокруг меня, внутри меня, не обжигая, струиться по венам, сродни крови.
   - Я могу выжечь твоё проклятие, - откуда-то издалека слышу голос Арслана. Сначала не понимаю о чём он, но когда соображаю, накатывает паника - Арслан может сделать меня обратно простым человеком? Убить волка? Но волк - это Я.
   Я не хочу ничего менять. Однажды я уже лишился части своей души из-за ошейника Ордена. Больше не хочу!
   - Это твой выбор, - вновь раздаётся голос уджбея. Или демона. Или... да кем бы он ни был!
   Огонь отступает, откатывается, словно набежавшая на берег волна, унося с собой все страхи и тревоги. И лишь один уголёк остаётся со мной, он жалит в левую руку в районе предплечья, под ладонью Арслана, и уютно устраивается на новом месте.
   Глаза Арслана тускнеют, и он отпускает мою руку. Я смаргиваю и, наконец, могу отвести взгляд. Откидываюсь на спинку кресла, чешу предплечье, и удивлённо рассматриваю появившуюся на коже татуировку, вернее будет назвать это Печатью. Двух дюймовый правильный треугольник чёрного цвета, внутри которого по каждой стороне вьётся сложная вязь неизвестных мне символов. Строки причудливым образом сливаются воедино, переплетаются, словно клубок змей и застывают в самом центре, над тем самым угольком, решившим остаться в моём теле.
   Чем дольше я всматриваюсь в вязь, тем сильнее рябит в глазах, и начинает болеть голова.
   - Грэм! - Арслан щёлкает у меня перед лицом, и я возвращаюсь в реальность.
   Выдохнул, задержанный в лёгких воздух, продышался, успокаивая барабанящее о рёбра сердце, и спросил:
   - Это...
   - Моя защита, - перебив, поясняет уджбей. - В Гюнешли улке нынче неспокойно, лишней не будет.
   - Другие уджбеи?
   Арслан кивает, и несколько секунд задумчиво смотрит на меня, словно что-то решает, потом мрачнеет лицом, и рассказывает историю. Я внимательно слушаю и...
   Нет, сегодня, сил удивляться у меня уже нет.
  
   История берет начало из тех времен, когда Гюнешли улке как государства ещё не существовало. Было много родов: каждый со своим вождём, воинами, обрядами и богами. Крупные рода постепенно поглощали более мелкие; роды частенько объединялись в союзы или неожиданно распадались на несколько противоборствующих за власть агрессивно настроенных группировок. В конечном итоге вперед вырвались четыре самых крупных и влиятельных рода, которые, вроде и жили в мире и согласии, но при удобном случае с удовольствием резали своих соседей. Кое-где ещё боролись за выживание мелкие племена, но в расчёт их никто уже не брал.
   Всё изменилось, когда с востока пришли равнинные кочевники. Их армии (как рассказывал Арслан) не было видно ни конца, ни края, сплошной копошащийся живой ковёр, подобно саранче, уничтожающий всё на своём пути.
   Рода были вынуждены забыть распри и объединиться против внешнего противника, но каждый из Глав рода потянул на себя одеяло власти, соответственно, ни о каких слаженных действиях сборной армии говорить не приходилось. Вожди мелких племен так же вносили свою долю беспорядка. Никто не хотел отдавать своих воинов в чужие руки.
   Пока Главы спорили, встретившиеся на пути враждебной армии люди, гибли, города и деревни - сметались с лица земли.
   На одном из очередных советов, как и все прошлые, превратившийся в балаган, слово попросил выходец из небольшого горского племени - убеленный сединами старец. Он был слеп, но видел намного больше, чем позволено видеть человеку.
   Опираясь на вырезанную из кости трость и молодого юношу из своего рода, старец вышел на середину шатра, где заседали Главы родов, и предложил действительно верное и мудрое решение, с которым согласились все.
   Уже к вечеру Главы пришли к согласию и выбрали единого Военного Вождя, которому доверили свои армии. Имени столь достойного воина, увы, не сохранилось.
   Однако на этом слепой старец не успокоился: после совета отозвал выбранного Вождя, и предложил ему Силу, с которой он не проиграет ни один бой. Силу, которая пронесёт имя воина через века. Силу, при одном упоминании о которой, враги будут трепетать от ужаса.
   Глупо было думать, что новоявленный Вождь пошлёт старца лесом. Конечно же, он не устоял перед таким соблазном.
   Не буду вдаваться в подробности, перескажу кратко: получив обещанную Силу, после проведенного над ним ритуала, Вождь повёл объединённую армию родов в бой. Разумеется, наступающую армию равнинников он разбил, вернулся с победой и..., не остановился на этом.
   Главы родов были вырезаны в течение недели. Армия, буквально благословляющая своего Вождя, прошлась по землям родов, подминая под себя всё и всех. Несогласных вырезали. Иногда целые деревни или города брались на пики и мечи во славу нового Повелителя. И никто не замечал, не обращал внимания на слепого седовласого старца, тенью следующего за Вождём.
   Нетрудно догадаться, что за тварь была Вождём. Демон. Вечно жаждущий власти и смертей в его честь, однако покорно сидящий на строгом поводке никому неизвестного старца из крошечного горского племени.
   Арслан долго молчал, когда речь зашла о неведомом старце, потом покривил губы, и рассказал лишь то, что именно он стал первым султаном новорождённой Гюнешли улке. А Вождь, Повелитель, Великий воин и демон в одном лице, разбивший армию равнинников и преподнесший султану на золотом блюде целую страну, стал не нужен.
   Как я понял, без волшебства и магов эта история не обошлась, а старец, похоже, являлся невероятно сильным волшебником. Или сам был демоном, или Одержимым демоном, или неизвестной мне сущностью, сравнимой по силе то ли с Богами, то ли с теми же демонами, гадать можно долго.
   А ещё старец был невероятно плодовит. Только законных сыновей у него насчитывалось больше десятка, и ещё столько же внебрачных отпрысков обоих полов топтало землю.
   Как только новоявленный султан утвердился на троне, он велел возвести четыре крепости по четырём сторонам света. Те самые крепости, которые уджбеи занимают и по нынешнее время.
   После того, как крепости были готовы, султан бросил их своим детям, как бросают кости голодным собакам.
   Уже через месяц, из более чем двадцати отпрысков, у благородного султана осталось всего четверо: трое сыновей и дочь, такая же хитрая и коварная тварь, как её отец.
   Но и тут старец приготовил для деток сюрприз. Созвал всех в столицу, якобы чтобы вручить короны уджбеев - новых правителей Гюнешли улке.
   Вручил.
   Вместе с коронами каждый из отпрысков получил довеском поселившегося внутри демона, целиком и полностью подвластного их отцу. А может и не демона. Если кто и знал о данных сущностях, так это Первый Султан.
   События эти имели место больше тысячи лет назад. Демоны (я решил не мудрить с названиями) давали своим носителям долгую жизнь и Силу, как ни странно направленную на защиту Гюнешли улке от врагов.
   Отец Арслана, так же, как и его дед, и дед его деда, были носителями этих сущностей, оберегающих людей. Сын Арслана в своё время тоже получит на душу демоническое клеймо, и будет вынужден стать очередным защитником, вернее Гарантом Восточных границ Солнечной страны.
   Назар, Селим и Ахмет, ныне носящие короны уджбеев - так же могут похвастаться засевшими внутри непонятными сущностями.
   Арслан рассказывал долго, наверное, больше часа, я слушал, не перебивая, и лишь в конце задал один единственный вопрос:
   - А как же султан?
   - А что султан? - усмехнулся Арслан, и посмотрел на меня с такой иронией.
   - Да быть не может! - я едва не вскочил с кресла от страшной догадки. - Нет, нереально! Это... невозможно! Я же видел султана. Он...
   - Очередная марионетка седовласого старца, уже много лет скрывающегося в тени, - ошарашил Арслан. - Правда, в последнее время, наш старец забросил политику. Так, мелькнёт иногда серой тенью. А последний налог... явно не его рук дела. Он бы не допустил такой глупости.
   - Ясно, - потрясённо произнёс я, и помассировал виски. Голова от рассказанной уджбеем истории пухла, словно на дрожжах. Получается, что Гюнешли улке с самого начала правил демон?
   Теперь понятно, почему здесь так не любят волшебников и слыхом не слыхивали про Охотников. Если откроется правда...
   Большинство людей, конечно, не поверит, но найдутся и те, кто воспримет информацию всерьёз. А это как минимум угроза спокойствию семье Арслана.
   То, что, уджбей рассказал мне правду, вяжет меня по рукам и ногам, одновременно делая доверенным лицом и угрозой в одном лице.
   Доверенным лицом я был и так, теперь же...
   - Грэм.
   Я откликнулся не сразу, тянул секунд десять, прикидывая, как жить дальше. Потом, не вставая с кресла, сжал правую ладонь в кулак, приложил её к левой стороне груди, и слегка склонил голову. Получилось так себе.
   - Не паясничай, - попросил уджбей.
   - Не буду. Но почему сейчас?
   Снисходительный взгляд Арслана я перевёл как: догадайся сам.
   - Из-за девочки.
   - Из-за девочки, - кивнул тот. - Раньше, ты, не раздумывая, убил бы её.
   - Это всё из-за Одержимой, - неуверенно пробормотал я.
   - Если тебе так спокойнее, - не стал спорить Арслан, и сменил тему: - Как отреагировал Бо-бо?
   Мне понадобилось несколько секунд, чтобы переключится.
   - Не снёс голову, хотя такая возможность была. А в целом, спокойно. Хочешь, чтобы мы работали вместе?
   Странно, ещё час назад Арслан пытался меня убить, а сейчас мы спокойно сидим и ведем беседу, как два старых друга. Сегодня мы практически повторили нашу первую встречу четыре года назад.
   - Я хочу, чтобы ты его обратил, - произнёс Арслан, грубо выбив меня из только-только вернувшегося равновесия.
   Я подался назад, проворочав ножками кресла по деревянному полу, и ощетинился.
   - Спокойнее, Грэм. Я не буду никого принуждать, ни его, ни тебя.
   - Не меня так Долунаю!
   Арслан развёл руками.
   - Навыки Шута в купе с возможностями оборотней...
   - А если он озвереет? Гасить прикажешь мне?
   Я подскочил из кресла и отошёл к окну. Думать и делать две разные вещи. Думать я мог сколько угодно, как, например, с тем раненным парнем Колдуна, когда прикидывал, обратить его или нет, но сделать...
   Признаться, я банально не хотел брать на себя ответственность за последствия своего поступка. А последствия будут обязательно, и я не берусь предвидеть их размер.
   Во внутреннем дворе уже никого не было, видимо Лия увела детей. Только несколько чернокожих рабов, ухаживали за растительностью.
   В лицо дунул порыв горячего ветра, заставив поморщиться и отойти вглубь комнаты, там было немного прохладнее.
   - Успокоился?
   - Нет.
   - Можем выйти на манеж, - предложил Арслан. - Поваляю тебя в песке.
   - Не смешно, - буркнул я, перемещаясь к бару уджбея. Осмотрелся, принюхался к паре бутылок, и выбрал нейтральный морс. Кислый, зараза, зато освежает. Самое то сейчас.
   Арслан продолжал расслабленно сидеть в кресле и лениво наблюдал за мной из-под полуприкрытых век. Хотел бы я знать, что у него в голове.
   - А мысли ты, случаем, не читаешь? - отпив морса из высокого стакана, спросил я.
   Каменная маска на лице уджбея дрогнула. Кто-то мог принять это за проявление гнева, но я-то видел - Арслан едва сдерживает улыбку.
   - А ещё пью кровь девственниц, и по ночам, когда полная луна освещает своим зловещим светом каменные надгробия старых кладбищ, развращаю непорочных дев.
   Первой реакцией было удивление. Такого от Арслана я не ожидал, но быстро понял, что уджбей просто пытается расслабить меня, чувствует, как я напряжен и до сих пор готов скалить зубы, только упомяни он об обращение Шута. Вот и шутит... М-да, тот ещё каламбур получился.
   Я неспешно допил морс, и отрицательно покачал головой:
   - Нет, Лия такого распутства не позволит.
   - Тогда не задавай глупых вопросов, Грэм.
   Я хотел снова отвесить поклон нанимателю, уже сжал ладонь в кулак, и поднял руку, но передумал, и спросил:
   - А Лия знает... обо всём?
   Утвердительный кивок.
   - Хорошо. Я могу идти?
   - Жду тебя на ужине.
   Я коротко кивнул и вышел из кабинета.
  
   На Турабака я наткнулся, как только вышел из кабинета - чернокожий телохранитель подпирал стену прямо напротив двери. И мне сразу стало интересно как Ай проскользнула мимо этой чёрной горы мускулов. Появилось желание вернуться к Арслану, и спросить: нафига он устроил этот показательный спектакль с моим избиением? Что б нагляднее дошло?
   До меня дошло.
   - Турабак, а ты случаем не видел здесь маленькой девочки?
   Телохранитель презрительно выпятил губы, и издал странный звук, нечто среднее между свистом и шипением. Не знаю, как это понимать. Может, какой матерный посыл в его племени. Я был не в лучшем своём настроение, однако предпочёл не устраивать свару.
   Покрутил головой по сторонам, пытаясь сориентироваться в незнакомом месте, втянул носом запахи, выудил из них два знакомых и, свернув налево, пошёл по следу. Вскоре мне попался раб с подносом в руках, у которого я уточнил месторасположение хозяйки дома. Чернокожий парнишка, обритый наголо, смотрел с подозрением и опаской, однако послушно указал верное направление.
   В общем-то, шёл я правильно, с тех пор как человек и волк слились внутри меня в единое целое, нос меня не подводил. В чём я убедился буквально через пару минут.
   Лия и дети, в том числе моя Ай, нашлись в небольшой комнатке на первом этаже. Высокие потолки, на полу шикарные ковры, стены без окон и толщиной с два моих локтя, не меньше. В комнате прохладно, а какая-то магия Лии создаёт лёгкий ветерок почему-то с запахом мяты.
   Мерием и Ай сидели за невысоким круглым столом и с аппетитом налегали на фруктовую кашу, Лия расположилась рядом на мягком диванчике с изогнутыми ножками, на коленях она держала сына и пыталась кормить его. Малыш капризничал, что-то лепетал, и упорно отворачивался от ложки.
   Ай первой заметила меня и подскочила из-за стола.
   - Джинн! - радостно завопила малышка. Я подхватил девочку на руки, и прижал к себе. На душе сразу посветлело и, терзавшая меня всё это время тревога за девочку, отступила.
   - Полдничаете? - задал я очевидный вопрос, но Ай в своё нежном возрасте ещё не подозревала об его очевидности и начала пересказывать, что она ест, да и то, что с ней случилось, с тех пор, как Лия забрала её из кабинета странного злого дяди.
   Я кивал, показывая, что слушаю, сам же в это время поймал встревоженный взгляд волшебницы, и улыбнулся, показывая - всё хорошо. Лия выдохнула, и ответила взаимной улыбкой.
   Мерием тоже отбросила ложку, и подскочила с места, начав прыгать вокруг меня. Пришлось и её поднять на руки. Девочки были лёгонькие, как два пёрышка, так что труда мне это не составило.
   На этот раз я заранее озаботился подарком для дочери уджбея и, как только малышки сползли с моих рук, вручил Мерием бронзовую фигурку волка, почти такую же, какая была у Ай. Только волк моей малышки выл на луну, а волк Мерием, оскалив клыки, гнался за кем-то не жалея лап.
   Увидел фигурку, когда мы шли по рынку в Зюмрют Шехире, и подумал, раз Мерием так нравится "собачка", получится отличный подарок. Ай со мной согласилась, со своим волком она теперь не расставалась ни на миг.
   Волшебница даже бурчать на меня не стала за такой подарок для дочери.
   Получив фигурку "собачки", Мерием моментально забыла о взрослых и затеяла с Ай какую-то понятную только маленьким девочкам игру.
   Пока два "волчонка" с рыком и воем носились вокруг стола, я с аппетитом проглотил подсунутую волшебницей тарелку кашу. Беря с меня пример, сын Лии тоже решил набить живот.
   Волшебница посмотрела на меня с благодарностью, а потом ушла в себя и стала задумчива как никогда.
   Вскоре пришли слуги и увели детей на прогулку. Ай сначала не хотела уходить, забралась ко мне на руки и повисла на шее, но мы с Мерием совместными усилиями уговорили малышку прогуляться. Вряд ли теперь ей здесь что-то угрожало, тем более Мерием обещала показать своих кукол.
   Летний зной всё ещё властвовал над Гюнешли улке, но веранда, на которую привела меня Лия, буквально утопала в свисающих с потолка гибких побегах буйно разросшегося вьюнка, усыпанного крупными красными цветами. Цветы откровенно воняли, но я решил потерпеть ради Лии. К тому же здесь было прохладно и тихо. Круглый бассейн с выложенным белым мрамором низким бортиком и небольшим фонтаном посередине, так же добавлял прохлады. Без магических штучек Лии дело тоже не обошлось.
   Мы сидели рядышком на краю мраморного бортика, Лия задумчиво поглаживал свой пока ещё плоский живот, и молчала. А я развлекался, гоняя плавающих в бассейне крупных золотистых рыб.
   - Он тебе рассказал? - наконец спросила волшебница. Я ждал этого вопроса с самого начала.
   - Рассказал.
   - И что теперь? - Лия старалась выглядеть спокойной, но я прекрасно слышал, как стучит её сердечко. И вот поди пойми, чего она так нервничает. А нервничать ей нельзя.
   - Разве что-то должно измениться? - отвечаю вопросом на вопрос.
   Лия удивлённо смаргивает.
   - Но ты же Охотник!
   - Бывший. Тем более такими сущностями всегда занимался Орден, а Охотники скромненько топтались в сторонке. И, признаться, я даже не уверен в природе сущности твоего мужа. Со стороны посмотреть, я приношу куда больше разрушения и горя, чем Арслан.
   - Спасибо, Грэм, - Лия подаётся вперед, и коротко целует меня в щёку.
   - Что-то часто в последнее время меня стали называть этим именем, - задумчиво потерев место поцелуя, произнёс я. Заодно отметил, что пора побриться, опять начинаю зарастать щетиной.
   - Не бери в голову, - посоветовала Лия, потом сощурила глаза, и голосом ревнивой жены поинтересовалась: - А что за девушку ты недавно привёз Арслану?
  
   Ужин прошёл в спокойной, домашней обстановке. Я к подобным посиделкам давно привык, а вот Бо-бо поначалу чувствовал себя неуютно, но природная наглость быстро взяла вверх и наёмник вновь начал кривляться и шутить. Лия смеялась до слёз, Арслан задумчиво смотрел на убийцу, и барабанил указательным пальцем по столу. Потом покосился на меня. Я тут же отреагировал и указал взглядом на Бо-бо, но уджбей лишь отрицательно покачал головой.
   Бо-бо был профессионалом, поэтому наши переглядывания с уджбеем не прошли мимо него, Шут напрягся, но я добродушно оскалился, и подмигнул убийце. После этого Разящая тень чуть сбавил обороты, но шутить не перестал.
   - Джинн, - привлёк моё внимание Арслан, когда детей увели готовиться ко сну, а слуги убрали со стола грязную посуду, и расставили перед нами сладкие угощения и горячий чай. - Как ты намерен поступить с девочкой?
   Как? Если честно, ещё не думал. Понятное дело, возить малышку с собой у меня не получится, своего дома тоже нет - не считать же домом комнатку в гостевом доме старика Умута? Значит, необходимо устроить её в какое-нибудь приличное место - в Гюнешли улке существовали специальные пансионаты, где обучали девочек. Только принимали в них не раньше, чем ребенку исполнялось двенадцать лет. Это я знаю, как-то пришлось по заданию уджбея выкрасть из одного такого заведения благородную девицу шестнадцати годов от роду. Ох, и намучался же я с ней, пока не додумался купить снотворного, и подмешать благородной деве.
   Почесав в затылке, я пожал плечами, и вопрошающе посмотрел на уджбея, вдруг у него были идеи по этому поводу. Скорее всего, были, иначе не стал бы спрашивать.
   Вместо Арслана ответила Лия.
   - Я подумала, что Ай будет лучше остаться на вилле. Здесь безопасно, и ей будет не так одиноко вместе с Мерием. Девочки за эти часы успели сдружиться.
   Я посмотрел на Арслана, тот прикрыл веки, соглашаясь. Подумав, я тоже решил, что такой вариант, и для меня, и для Ай, самый подходящий.
   После ужина Арслан подозвал Бо-бо к себе и увёл в неизвестном направлении. Меня не позвали, чему я был только рад. И надеялся, что Бо-бо десять раз подумает, прежде чем решится сделать глупость.
   Я слишком давно сроднился со шкурой оборотня, чтобы судить объективно. Хотя, признаться честно, давно уже не жалею о той злополучной ночи, когда, не рассчитав свои силы на Охоте, едва не погиб от клыков тёмной твари.
  
   Следующие два дня прошли тихо, что при моей работе случается весьма редко. Не нужно было никуда бежать, никого охранять, сопровождать или убивать. Мы на пару с Лией возились с детьми и, что самое удивительно, меня это ни капли не напрягало. Старею, наверное.
   Бо-бо часто попадался мне на глаза, и вид при этом всегда имел несколько заторможенный. Думал, наверное. Прикидывал все плюсы и минусы, открывающихся перед ним перспектив и проблем. Однако расспрашивать первоисточник не спешил.
   Арслан был занят посланниками от уджбеев Назара и Ахмета. Селима, то ли не пригласили, то ли сам не захотел отправлять своего доверенного представителя. Скорее первое, чем второе, но могу и ошибаться. Помню я, что ему Арслан написал. Лично я на такое неуважение обиделся бы сильно.
   Ранним утром третьего дня посланники уджбеев разъехались. Мне не спалось - видел их отъезд с манежа на заднем дворе, где гонял застоявшуюся Рыжую.
   Не прошло и получаса с момента их отъезда, как в ворота виллы въехала короткая кавалькада, возглавляемая Колдуном.
   Мне даже не нужно было спрашивать - внешний вид наёмников буквально кричал о предстоящем долгом походе. Я было обрадовался, что смогу смотаться вместе с ними, избавившись от висящей надо мной просьбы уджбея по обращению Бо-бо, но Колдун, к которому я подошёл поздороваться, разбил мои надежды. На ближайшую неделю наёмники собирались зависнуть на вилле.
   - Что-то намечается? - уточнил я у него.
   Колдун дёрнул плечами, снимая чересседельные сумки со спины своего жеребца.
   - Ты на вилле дольше нас.
   Согласен, торчу тут без дела и маюсь от скуки. Порыбачить, что ли, вечерком?
   Я оглядел людей Колдуна, кивнул паре знакомых бандитских рож и пригляделся к новичкам.
   - Смотрю, набрал новое мясо?
   - Тебе что, нечем заняться?
   - Нечем, - не стал отрицать я.
   Северянин одарил меня угрюмым взглядом, сплюнул на песок, и дал своим парням отмашку топать за рабом, который маячил возле крыльца, всё никак не решаясь подойти. Не потому что был таким стеснительным, он боялся меня. Почему? Да, кто ж знает? Может, наплёл кто чего, но теперь все слуги (кроме одной дородной кухарки, с кулаками размером с мою голову) старались как можно быстрее унести ноги, только завидев меня.
   Колдун был не в духе, и я не стал дальше отягощать его своим обществом. Потопал в направлении кухни, дабы устроить себе второй завтрак.
   В течение следующих трёх дней на виллу подтянулись ещё несколько наёмничьих ватаг, ходящих под Арсланом. Кого-то из наёмников я знал неплохо, с кем-то знался шапочно, а некоторых тёмных личностей видел впервые. С одним из таких даже сцепился: уж очень мне не понравился тощий, заросший бородой мужик с хитро бегающими глазками и в драной одежонке. Он шнырял туда-сюда, вынюхивал и подслушивал.
   Повезло мужику: кто-то додумался позвать Арслана, и тот снял с него все подозрения.
   После этого отозвал меня в сторонку, и провёл краткую вразумительную беседу. С тех пор на прибивающих наёмников и прочих личностей я не бросался. Смотрел косо и скалил клыки, но на расстоянии.
   Уджбей заверил, что если кто-то чужой проникнет на территорию, мы об этом сразу узнаем: Лия расстаралась для мужа, и сотворила какое-то массовое заклинание, то ли поисковое, то ли защитное, в подробности я не вдавался. Так что внутри периметра только "свои".
   На вопрос: когда, собственно, война? - Арслан усмехнулся, и заверил, если война и начнётся, мне в ней участвовать не суждено. На судьбе моей написано через пару дней тащиться вместе с Колдуном и его парнями через всю Гюнешли улке, в большой промышленный южный город на границе ответственности уджбея Селима и Змеиного края Генерала Беркера.
  
   Конюшни виллы не могли вместить весь прибывший табун лошадей, и слугам в спешном порядке, пришлось сбивать и ставить навесы, чтобы не держать животных под палящим солнцем.
   Народу тоже хватало, наёмники заняли всё гостевое крыло - селили их по семь-восемь человек на комнату, но места всё равно не хватало, и к вечеру второго дня на заднем дворе вырос небольшой палаточный лагерь.
   Что-то назревало - не ради же развлечения Арслан стягивает своих людей? - однако, причины я так и не вызнал. И, никто не знал. Даже Лия в ответ на вопросы, лишь беспомощно разводила руками.
   Между наёмниками начался тотализатор, каждый пытался угадать, зачем нас всех собрали. Вариантов было много от банальных до самых фантастических. Я по натуре своей не азартен, но тоже принял участие в стихийно возникшем тотализаторе, подкинув пару идей, вдруг угадаю?
   Когда пробегал взглядом по списку уже выдвинутых предположений, наткнулся на весьма... занимательные. И кажется мне, я знаю, кто их автор. Арслан тоже умеет пошутить. Однако пока уджбей сам не захочет, мы ничего не узнаем.
   Мне узнать было не суждено. Арслан неожиданно поднял нас с Колдуном в седло раньше назначенного срока, и на ночь глядя погнал в Шехир аглаян дул - Город плачущих вдов. Странное место. Приходилось мне пару раз заезжать туда. С одной стороны, Шехир аглаян дул огромный промышленный центр, один из богатейших городов Гюнешли улке, в котором люди буквально утопают в деньгах и роскоши. С другой - таких трущоб как там, я не видел ещё нигде. Люди целыми семьями жили на улицах, и питались помоями. Там же рождались и умирали. Здесь никто не следил за порядком и чистотой, здесь могли пырнуть острой палкой или изнасиловать прямо среди солнечного дня на глазах у сотен людей. В трущобах Шехир аглаян дула не жили, там выживали.
   По слухам, доходившим до меня, за последние четыре года в трущобах вспыхивало несколько эпидемий, но большой проблемой для Города они не стали.
   Власти просто проходились по трущобам очистительным огнём, выжигая заразу, а вместе с ней и живущих там людей. И всем было плевать больны они, или ещё здоровы.
   В одну из своих поездок, мне как раз пришлось сопровождать небольшой караван из трёх телег, до отказа набитых бочонками с чёрной маслянистой жижей, так называемым "Ягом". Одна искра и огонь уже не потушить, пламя будет полыхать, пока не иссякнет топливо, а под "Ягом" горит, и вода, и камни.
   Ай - единственная, кто переживал о моём внезапном отъезде. Девочка очень не хотела, чтобы я уезжал. С большим трудом уболтал её и обещал привести много подарков.
   Я же был рад уехать и на время забыть о просьбе уджбея.
   Судя по виду Арслана, когда тот провожал нас в путь, он о просьбе не забудет.
   Бо-бо, кстати, вызвался ехать с нами, но уджбей оставил его при себе.
   В этот раз не нужно было никого убивать, нам предстояло заняться диверсиями.
  
   Дорога заняла три недели. Двигались мы быстро, но вставая на отдых в Караван-сараях или придорожных гостевых домах, вели себя так, словно нам на всё и всех плевать, в том числе на время и на деньги. Наёмники шумели и нагло лапали девок, заливали бездонные глотки пивом и вином, дрались, громили помещения, ломали мебель. В общем, веселились, как могли за счёт и во славу великого уджбея Селима!
   Было немного непривычно носить просторные одежды в цветах личной гвардии Селима, но я быстро приспособился. Одно неудобство - Колдуну и мне постоянно приходилось прикрывать нижнюю часть лица длинными тканевыми отрезами, чтобы нас случайно не признали. Впрочем, так ходила чуть ли не вся мужская половина Солнечной страны, так что подозрений мы не вызывали - никому не хотелось глотать дорожную пыль, а пыль вдоль дорог висела постоянно, её мог прибить только дождь, но, вот незадача, дождей не было уже пару месяцев.
   Мы с Колдуном непосредственного участия в веселье не принимали, всегда оставаясь в стороне, и каждый сам по себе. В основном северянин сидел в тёмном углу и накачивался крепленым пивом, а я, как только темнело, обращался, и носился по округе, в остальное время дремал. Или делал вид, что сплю, сам же постоянно контролировал пространство вокруг: слушал и нюхал.
   Признаться, за время дороги я успел заскучать. Был лишь один неприятный инцидент с нашей стороны, но я быстро решил его с помощью усекания виноватых голов, из-за чего отряд Колдуна лишился двух новичков. Не восприняли парни всерьёз мои слова, что башки оторву, если не угомоняться.
   Немного веселее стало, когда мы, наконец, добрались до Города плачущих вдов. Откуда появилось такое название, я не знал. Возможно, в стародавние времена на город нападали, и большинство мужчин пали, защищая его стены, а новый город возник на слёзах их жён. Колдун с его любовь к традициям и истории, мог знать, но мне было лень его спрашивать. Целые день в седле по жаре и давясь пылью, которая была буквально везде - шарфы не спасали, и пылюга всё равно забивала нос и рот, проникала под одежду и в обувь - не располагают к подобным разговорам.
   Дом для нас снял один из парней Колдуна. Послушав моего совета, северянин послал его вперед сразу после первой ночёвки вне стен виллы. И если мы добирались три недели, Рах - один из старожил отряда Колдуна, проскакал это расстояние в два раза быстрее.
   Дом располагался в Средней части Старого Шехир аглаян дула, в которой в основном жили зажиточные торговцы, был большим и старым, поскрипывал полом и ступенями под нашим весом, и сыпал нам на головы куски штукатурки, зато вокруг небольшого внутреннего двора возвышалась почти трёхярдовая белокаменная стена. Поизношенная, конечно, кое-где по верху кладки нахватало целых кусков, а в одном месте стена просела, и угрожающе накренилась, грозясь вот-вот рухнуть, и погрести под себя крохотную конюшню.
   Рах нанял людей и к моменту нашего приезда, рабочие кое-что подправили, а также пристроили к конюшне навес. Так же Рах позаботился о мебели, продуктах и сменной одежде для всего нашего отряда, а это двадцать четыре головы, включая меня и Раха. Плюс тридцать лошадей, две из которых неожиданно лишились седоков, ещё на спинах четырёх в тюках и переменных сумках ехало наше оружие и золото, выделенное Арсланом для работы. Про прокорм нашего четверенного транспорта Рах так же не забыл.
   Новое задание Арслана было несложным. Фактически сам я ничего не делал, за меня работали наёмники Колдуна. Будучи на должности куратора и надсмотрщика в одном лице, я лишь раздавал указания, пользуясь довольно-таки подробным списком Арслана, а потом слушал доклады. Правда, иногда всё-таки приходилось выбираться в город и беседовать с некоторыми несговорчивыми личностями.
   Вот и сейчас, спустя полторы недели с момента приезда в Город плачущих вдов, я, Колдун и пара его ребят, проталкивались вдоль широкой рыночной улицы в Средней части Старого Города. По обе стороны от дороги возвышались двух, редко трёхэтажные здания, абсолютно все первые этажи которых были отданы под лавки, магазинчики и торговые палатки. Между проходами мелькали торгаши с лотками полными выпечки, дешёвых украшений, сувениров и прочей никому не нужной мелочи. Из магазинов и палаток звучали рокочущие мужские или звонкие детские голоса, предлагающие тот или иной самый лучший товар. Под ногами крутились уличные мальчишки и воришки, что в принципе имело знак равенства, однако к нам никто не лез. Кто ж полезет на людей в одеждах гвардии уважаемого уджбея Селима, покровителя Шехир аглаян дула?
   Шум толпы буквально оглушил меня, поэтому я постоянно мотал головой, пытаясь избавиться от многоголосого гула в ушах, и чихал: обоняние тоже пострадало от обилия резких, горьких и жгуче-перченых запахов готовящейся прямо на улице или в небольших забегаловках еды.
   Даже если максимально приглушить все чувства, выходил один сплошной кошмар. Именно поэтому я почти не выходил в город, и особенно старался обходить стороной такие места, как то, куда мы сейчас направлялись. Улица вела на одну из площадей Города, где обосновались уважаемые торговцы и их не менее уважаемая "крыша".
   Торговцы Арслана тоже интересовали, но сейчас моей целью был некий держала по кличке Жбан. Колдун вчера уже побывал у него в гостях, но Жбан со всей вежливостью и обходительностью выпер его вон, сказав, что будет говорить только с главным. А главный это я.
   Мы уже почти добрались до площади, когда среди какофонии ароматов, бивших по моему обонянию, я уловил нечто знакомое. Я даже остановился, пытаясь понять, что же меня в нём привлекло.
   - Что-то не так? - спросил, остановившийся секундой позже Колдун.
   Я отрицательно покачал головой, и снова принюхался. Потом, не сказав никому ни слова, развернулся и пошёл в обратную сторону.
   - Джин? - Колдун последовал за мной. Сопровождающих нас парней северянин жестами отослал на противоположные стороны улицы.
   - Не мешай, - отмахнулся я.
   - Нас ждут.
   - Подождут, - в моём голосе прорезалось злое рычание, и Колдун понятливо заткнулся. А злился я не просто так. Привлёкший моё внимание запах, то появлялся, то резко пропадал, и мне приходилось вновь и вновь крутиться на небольшом пяточке среди спешащих по своим делам людей, выискивая нужный аромат. А ещё меня бесило непонимание. Я был уверен, что знаю этот запах, знаю, кому он принадлежит, но никак не мог вспомнить. И ведь крутиться на языке. Я даже неосознанно облизываюсь.
   Колдун устал ходить за мной, и встал в сторонке, под натянутым от солнца навесом какой-то лавки. Я слежу за ним краем глаза. Он не понимает, что со мной творится, из-за этого тоже начинает злиться.
   Наконец, я смог уловить сильный след и прошёл по нему к узкому проулку между домами. Даже не проулку, какая-то дыра, и чтобы в неё протиснуться, мне приходится поворачиваться боком.
   - Джин! - грубая ладонь Колдуна сжимает плечо, и выдёргивает из дыры. Я угрожающе скалюсь, и рычу, - северянин не видит оскал из-за намотанного на нижнюю часть лица шарфа, но исходящую от меня угрозу ощущает верно. Медленно выставляет руки перед собой, и отступает.
   - Идите на площадь, - отрывисто приказываю я. - Сядете в любой забегаловке, я сам вас найду.
   По выражению лица северянина видно, что он готов спорить. Несколько секунд мы бодаемся взглядами, а я злюсь всё сильнее.
   Колдун сдаётся первым, отводит глаза, и кивает:
   - Как знаешь.
   Я не стал ничего говорить, снова втянул в себя до боли знакомый запах, и протиснулся в дыру между домами. Кто же? Кто?
   Кишка проулка - по-другому не назовёшь, все плечи ободрал, пока прорвался, - тянется ярдов на двадцать, дальше перекрёсток. Я смакую нужный запах, выделяя его из тысяч других, менее приятных, а порой и довольно отвратительных, и сворачиваю налево. Здесь "кишка" чуть расширяется, и я больше не царапаю плечами кладку домов, однако продолжаю идти полубоком. Медленно, осторожно, всё время стараясь вспомнить. Хорошо, если это друг, а если тот же Николас?
   Впрочем, я буду даже рад повстречать колдуна, у меня к нему старые счёты.
   Нет, запах колдуна я помню и это не он. Сейчас меня ведет вперед нечто дикое, необузданное, страстное... Да быть не может!
   Я срываюсь на бег, и плевать на всё! Если это...
   Да! Теперь я вспомнил! Как я мог забыть?
   Я вылетаю из проулка на какую-то улицу и активно кручу головой по сторонам. Запах очень сильный, она не могла уйти далеко. Где-то здесь должна быть! Совсем рядом! Найду. От меня не убежишь!
   - Грыххыы, - от рвущегося наружу сердитого рыка вибрирует горло. Проходящий мимо мужчина в страхе шарахается от меня.
   Эта улица была не такой широкой и шумной, лишь из нескольких лавок слышались ленивые призывные крики; прохожих тоже немного, но и их я расталкиваю плечами - мешаются под ногами. А волка, как известно, кормят именно ноги.
   И вот...
   Я замираю. Смотрю на неё, и не могу поверить своим глазам. Столько ночей я не спал, думая о ней, столько дорог скрашивал её образ...
   Она меня не видит, разговаривает с лавочником, торгующим лепешками. Улыбается...
   И не чует. Ветра нет, а если и подует легонько, то лишь мою сторону, и тогда я глубоко вдыхаю её аромат, и давлюсь голодной слюной. Я вправду изголодался по ней. Столько раз представлять, и ни разу не получить...
   - Кира... - хрипло произношу я, но, то ли девушка не слышит... Да как она услышит? Я сам едва-едва слышу себя.
   Глянул вниз, на руки - трясутся. Так и тянет сжать в них княжну.
   - Соберись! - приказываю я себе и шагаю вперед. Ещё шаг, ещё. Быстрее.
   Она расплатилась с торговцем, купив несколько лепешек, поворачивается и уходит.
   Я в пятидесяти ярдах от княжны и стремительно сокращаю это расстояние широкими шагами. Трудно сдерживать себя и не побежать, но не стоит привлекать лишнего внимания.
   Девушка внезапно останавливается, и оглядывается. Почуяла?
   Да, почуяла. Может не носом, а седьмым чувством или ещё чем. Увидела меня, стремительно двигающегося прямо на неё - глаза расширились, ноздри бешено втягивают запах, и княжна срывается на бег.
   Я реву и, забыв обо всё на свете, бросаюсь в погоню, давя подошвами ботинок выроненные девушкой лепешки.
   Догнать, сбить с ног, разорвать горло и напиться горячей крови... Оборотни не терпят конкурентов, а княжна сейчас на моей территории, даже если считает её своей. Я сильнее и быстрее. Я расчетливее и злее. И я готов её убить.
   Кира явно знает город: бежит... нет, почти летит, едва касаясь пятками уложенных на мостовой плит. Я не отстаю, но и не догоняю. Любуюсь её тонким станом и гибкой фигуркой. Смакую запах волчицы и борюсь с собой.
   Когда на мне был одет ошейник, это казалось несложно, сейчас...
   Сколько кварталов мы так пробежали, не знаю. Кажется, Кира завела меня куда-то в Нижний Город, причём не самую лучшую его часть: просевшие дома, вытащенные из мостовой камни, грязь, запахи, какие-то оборванцы, шатающиеся без дела по улице. Я сбиваю их, даже не замечая этого. Как и Кира.
   Наверное, она специально сшибает людей, думая, что это меня задержит, но я бегу, не смотря под ноги - хрустят там камни, земля или кости, кому какая разница?
   В нос неожиданно бьет жуткий смрад, буквально на секунду, но сбивая меня с толку, а когда я снова смотрю вперед, Киры уже и след простыл. Вот хитрая чертовка!
   Я довольно улыбаюсь, но тут же морщусь и стараюсь как можно быстрее миновать вонючую помойную кучу.
   Спустя полминуты я снова встаю на след волчицы.
   И в этот раз не нужно далеко идти: в одном из узких проулков, Кира спрыгивает с крыши дома позади меня, и приставляет острые когти к горлу.
   Нет, я не опростоволосился, сам позволил ей это. Переборол себя, загнал инстинкт, куда подальше и постарался расслабиться. Но мышцы всё равно словно каменные, а из горла сам собой вырывается низкий угрожающий рык.
   - Это моя территория! - рычит в ответ Кира, обдавая затылок горячим дыханием, и сильнее надавливает на когти. По проулку разносится запах моей крови.
   Я молчу, широко улыбаясь под скрывающим лицо шарфом. Она тоже меня не узнала. Сколько лет прошло, немудрено.
   - Поспорим, княжна? - из-за рвущего горло рыка, мой голос не узнать. Когти Киры сильнее пропарываю кожу: нет, это не она нервничает, я сам подался вперед, напарываясь на них - признаться от такой игры я получаю удовольствие.
   Княжна в замешательстве, не такой реакции она ожидала, и тем более не таких слов.
   - Ты такая красивая. Волчица, я имею в виду, - уже нормальным голосом произношу я, и добавляю: - Хотя девица из тебя тоже весьма и весьма...
   Секунда, и когти волчицы больше не угрожают вскрыть мне горло.
   Оборачиваюсь, и вижу расширенные от удивления глаза девушки. Она стоит в паре шагов и смотрит таким взглядом...
   - Г-грэм? - заикаясь, выдыхает волчица.
   - Кира, - улыбаюсь я, стаскивая с лица шарф.
   В следующую секунду княжна снова бросается на меня...
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"