Асура: другие произведения.

Моя неправильная сказка (Общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Моя неправильная сказка.
  
  Пролог.
  Трон короля и королевы дивного народа представлял собой не просто произведение искусства. Это был самый настоящий шедевр, который не смогли бы повторить ни смертные мастера, ни бессмертные. В этом символе власти переплетались силы всех шести стихий: земли, воды, огня, воздуха, смерти и жизни. Редчайшая драгоценная горная порода земли выступала как постамент для сего величия; лёд и огонь создали структурную основу для самого трона; режущий ветер придал форму и вырезал рисунки; стихия жизни позволяла своим венценосным владельцам набираться сил при простом прикосновении к трону; а стихия смерти с радостью забирала жизни тех неосторожных и глупых созданий, посмевших лишь прикоснуться к тому, что им не принадлежит и принадлежать никогда не будет. Тронный зал тоже никогда не разочаровывал своих хозяев: имея собственную волю и обладая магией, он творил иллюзии, подстраиваясь под настроение и капризы, коренным образом меняя как объём пространства, так и всю мебель. И лишь двое способны были на создание такого великолепия и таких комбинаций: король Оберон Великий и его супруга королева Титания.
  Не смотря на то, что в официальных документах короля называли Великим, в действительности большинство считало Титанию более величественной, нежели её мужа, хоть ростом он был намного выше. Слишком прекрасная, даже по меркам бессмертных, и умная, даже по меркам друидов, королева вызывала благоговейный трепет. Если её мужа боялись за дикий нрав и вспыльчивость, то настолько же обожали её за доброту и справедливость. А самое главное, только ей было под силу усмирить гнев жестокосердного Оберона, ведь он обожал и любил Титанию больше себя, и поэтому всячески старался ей угодить, даже в мелочах.
  Но как бы это ни было странно, зачастую от нападок короля страдал не только его народ или другие расы, но и его жена. Слишком сильная привязанность и желание удержать при себе сделали из Оберона тирана и ревнивца, но Титания терпела, прекрасно зная, что их ссоры выливаются для всего мира природными катаклизмами, против которых бессильны даже самые сильные маги других рас и народов. Особенный трепет и страх вызывало грозовое небо с молниями, которое появлялось лишь в случаях неконтролируемой ярости всемогущего повелителя. Но все знали, что вот-вот прекрасная королева утихомирит супруга и всё вернётся на свои места. Так в мире худо-бедно поддерживался баланс, ну или хотя бы его видимость, позволяя всем жить и радоваться следующему дню.
  И, наверное, так было бы и дальше, если бы не случилось то, что случилось...
  
  Глава 1.
  
  Рассвет только-только стал проникать сквозь тяжёлые шторы, но хозяйка дворца уже не спала, увлечённо листая страницы тоненькой книжечки. Светлячок заговорщически подмигивал создательнице, подлетая ближе к строкам, которые её особенно заинтересовывали. А рядом, притворяясь спящим, как мальчишка, подглядывал за любовью всей своей жизни Великий. И хотя размеры кровати были очень впечатляющими, пара находилась почти у самого края.
  "До сих пор не знаю, впрочем, и все те, кого я спрашивал, тоже не знают, что нужно было делать в ситуации, которая затронула нас с женой. Вернувшись после путешествия, мы застали в собственной постели своих же любовников. Странные чувства вызвала эта картина у меня, но больше всего удивила меня реакция любовника жены на сей конфуз: "я люблю тебя больше, чем всех других, но иногда мне нужны другие, чтобы в этом удостовериться". На это взъярилась уже моя помощница и любовница по совместительству, сказав, что она не удостоверение и убежала из нашего семейного гнезда в одной шёлковой простыне, кляня свою женскую интуицию и везение. Вытолкав второго любвеобильного изменщика, жена тяжело вздохнула, и мы пообещали, что больше не будем изменять друг другу, а то мало ли, что ещё может произойти!"
  Красивые губы изогнулись в улыбке после прочитанного, а глаза ещё раз пробежались по тексту, заставив ещё раз улыбнуться, но уже более широко, обнажив жемчужные зубки.
  - И что же тебя так рассмешило, моя королева? - спросил её супруг, сев на кровати.
  Она не замечала, что муж проснулся и, усевшись поудобнее, но боясь его потревожить, взялась читать очередную книгу. Иногда книги настолько увлекали её, что королева забывала обо всём, полностью уходя в мир, написанный кем-то. Эту страсть к знаниям и интересным книгам не могли затмить ни самые прекрасные одежды, ни самые дорогие украшения. Иногда во время ссор Оберон специально сжигал одну из многочисленных библиотек дворца, но потом сам же восстанавливал всё, что было уничтожено, добавляя в коллекцию книг парочку редчайших экземпляров, иначе о мире с женой можно было забыть надолго.
  - Ничего важного, мой король, так, занятная биография одного человека, женатого на известной женщине, не более.
  Королева, повернула голову и подняла свои большие глаза насыщенного зелёного цвета, опушённые длинными изгибающимися ресницами, посмотрела на мужа, сердце которого, несмотря на столько прожитых вместе сотен лет, пропустило удар и гулко забилось.
  - Снова твои книги, лучше бы поспала - ворчливый тон нисколько не пугал женщину, ведь она знала, что это вызвано лишь заботой о ней, а ещё ревностью. Кому скажи: Великий ревнует её к книгам!
  - Но они же интересные! Что может быть лучше с утра?
  - И это говорит женщина, рядом с которой лежит практический голый муж - парировал Оберон.
  - Самый красивый во всех мирах муж - протянула она руку, чтобы погладить его волосы, оставив книгу на самом краю кровати.
  Все знали, что самым действенным способом утихомирить повелителя были прикосновения его половины, особенно ему нравилось то, как ловко она пропускала его длинные пряди сквозь свои маленькие пальчики. Даже самые сильные вспышки гнева тут же потухали, стоило этой хрупкой королеве проявить нежность, столь несвойственную высокородным фэйри.
  Оберон, как хитрый кот, потянулся и притянул к себе Титанию, не забыв при этом скинуть несчастную книжку на пол, что вызвало лишь укоризненный взгляд и усмешку на женском лице.
  - Уже светает. Почти утро, - с трудом прервав поцелуй, попыталась протестовать Титания.
  - Утро наступит тогда, когда я этого захочу.
  На этом разговор был кончен. Прерванный поцелуй перерос уже в нечто большее. А утро... оно наступило, когда утомлённая Титания уснула на руках мужа, который с нежностью обнимал самый дорогой подарок своей жизни, который преподнесла ему проказница Судьба, и был благодарен за него безмерно.
  
  Оберон.
  
  Когда-то давно я считал тех, кто верит в любовь, глупцами и слепцами. Особенно почему-то я недолюбливал поэтов и романистов. Мне казалось, что они навязывают своё видение мира и свои идеалы другим дуракам, которые с радостью готовы засорять головы разной бредятиной. А сейчас я сам себя не узнаю.
  А вот и моя королева просыпается, недовольная тем, что в своих раздумьях я перестал гладить её голову. Тише-тише, моё счастье, поспи ещё.
  "Нет равных в мире нам с тобой,
  В тебе любовь, души покой.
  Меня пьянишь ты день и ночь,
  Недаром ты богини дочь."
  Тихо прошептал я ей, заправив за ушко серебристый локон.
  - Красиво. - такой же тихий шёпот мне в ответ
  - Всё для тебя. Весь мир.
  - Главное, весь ты, притом только мой.
  - Даже не сомневайся.
  Всё хорошее всегда кончается. Так и эта идиллия была разрушена осторожным стуком в дверь. Скорее это был даже не стук, а так, какое-то шкрябанье. Терпеть не могу, когда такие моменты просто раздавливаются гнётом обыденности и государственных дел. Вот перевешаю всех гонцов, и охрану, приставленную к покоям, тоже казню, тогда никто не сунется. Триста раз подумают, прежде чем что-либо сделать, а после этого... нет, не постучат в дверь, а сбегут, ещё и на цыпочках убегать будут.
  -Кто посмел? - не сдержался я, прекрасно зная, что она сейчас увидит расправу в моих глазах для всех и вся. Но я не боюсь показывать эту сторону себя, ведь она принимает меня любым: и нежным, и агрессивным, и властным, и зависимым. Лишь она... Я даже догадываюсь, что сейчас она будет меня успокаивать, отправив решать дела и проблемы, а в скором времени и сама придёт мне помогать.
  - Тебе пора. Иди. Наверняка, это Пак послал за тобой. - говорит, с нежностью заглядывая мне в глаза. Ну как после этого я могу вообще сердиться?! Это просто на грани невозможного. Конечно, я сострою страшный вид, грозящий всем медленной и мучительной смертью, но мы оба будем знать, что буря моих чувств уже успокоилась. Хорошо быть женатым!
  - Конечно, это он, паршивец!
  Пак - это Эпакелиас Атар ДэВаст, мой личный секретарь, обладающий очень большими правами, но также и не меньшими обязанностями. До того, как в мою жизнь вошла Титания, я звал его Келиасом, но моя королева с лёгкой руки в первую встречу с Паком, смешно сморщив носик сказала: " Надеюсь, вас не расстроит, дорогой Эпакелиас, если я просто стану считать вас своим другом и называть коротко Пак?". И сказано было с такой премилой и хитрой улыбкой, что отказать было невозможно, сдался даже такой консерватор как Келиус. И тот, кто раньше радел за произнесение полных имён и соблюдение старых традиций, с удовольствием и рвением поддерживал практически каждую авантюру королевы, лишь бы ей это не повредило. Сначала такая дружба мне не понравилась, но потом я тоже сдался. Мне вот, вообще, интересно: есть ли хоть у кого-нибудь шансы против моей хитрой бестии? Я таких не встречал. А даже если и встречу, то уничтожу, чтоб её не расстраивать. А то ещё будет думать, что не так могущественна как ей кажется, и снова ушьётся в свои книги, а мне потом страдай от нехватки внимания. Эх, что-то я отвлёкся...
  Восприняв мои раздумья как желание отлынить от важных дел, Титания быстро подскочила, что я даже не успел среагировать, и стала одеваться, предварительно наколдовав мне завтрак. Обожаю её! Всегда подумает обо мне сначала, а потом о себе.
  - Дорогой, я побежала к себе в гардеробную. Там, наверняка уже вся моя свита собралась, чтобы одеть королеву. А я тут, с тобой прохлаждаюсь. Увидимся в тронном зале, начинай без меня, скорее всего я немного припоздаю.
  Вот знает, как заставить меня работать. Сначала исчезает сама, пообещав встречу при определённых обстоятельствах, а потом появляется в положенное время рядом. Она сдержит обещание любой ценой, значит, ничего другого не остаётся. Надо идти и выслушивать стенания слабых, будь они неладны. Киваю ей в ответ, но её след уже простыл даже в магическом подпространстве. Надобно и мне теперь облачиться в парадные одежды.
  - Пак!
  Вот оно. Начало очередного дня.
  
  Тронный зал, почувствовал гнетущее настроение своего хозяина и отсутствие хозяйки, не стал мудрить с иллюзиями, сделав всё просто и мрачно. Тяжёлые портьеры, мрачные ковры, отсутствие какой-либо мебели и статуй, даже картины были в убийственном антураже, в прямом смысле: где казнь изображена, где черепа. Впрочем, такое оформление было даже предпочтительным для приёма демонов и их повелительницы. Как ни как, а они создания тьмы. И пусть они не совсем любят всё мрачное, всё же красное и яркое им больше по душе, но раз его хозяйка не любит красный цвет, то никаких цветов крови здесь не будет, даже красных дорожек. Так что мрачно, но со вкусом - самое то!
  Король дивных со скучающим видом прошёл к своему трону, чинно уселся и приказал, чтобы пригласили делегацию из Эдемии, царства демонов.
  А вот и они, вышагивают. Впереди, конечно же, инкубы, чтоб произвести впечатление, дальше идут демоны в боевых ипостасях, показывают свою мощь, "плюнуть и растереть!", -подумалось Оберону, который снисходительно смотрел на всё это шествие. Тут демоны расступились, и вперёд вышла суккуба, их новая Повелительница. Вон, каким обожающим взглядом смотрят на неё все демоны, даже некоторые из фэйри и то смотрели на неё не только с деловым интересом, но и анатомическим. А повелительница, не поклонившись Великому гордо шагнула вперёд, надеясь удивить и поразить сердце мужчины. "Эх, девочка, видел я, таких как ты, огромное множество... тряпки красивые, а в душе пустота или гниль", - оценил демоницу король.
  - Приветствую тебя, о Великий Оберон! Позволь этой рабе твоего величия выказать дань уважения, - а голова даже не склонена.
  - Что-то наглое поведение у этой рабы, не так ли ДэВаст? - обратился повелитель к Паку, не смотря на демоницу, на что вопрошаемый ехидно улыбнулся и кивнул.
  - Склонитесь, повелительница демонов Ипполиара, перед властью Повелителя Оберона, - громко и торжественно произнёс Эпакелиас Атар ДэВаст.
  Скрип зубов демоницы был слышен всем присутствующим, а уж какими огненными взглядами, полными ненависти и презрения, разбрасывались демоны. Демоны сейчас напоминала не гордую делегацию мира, а загнанную в ловушку стаю, готовую броситься по велению госпожи на обидчика, зная, что это принесёт лишь смерть. Сам же Великий, как и все остальные высокородные фэйри, находящиеся сейчас в зале начинали откровенно скучать. Они уже за свою долгую жизнь видели тысячи делегаций, среди которых были и покорные и гордые, и заискивающие и вызывающе наглые. Высокородные знали, что как только Великий посчитает себя оскорблённым или уставшим, то судьба новой повелительницы демонов будет незавидной, а может даже просто короткой - одно движение и смерть. И вроде продолжающееся молчание с обеих сторон нагнетало обстановку с каждой секундой всё больше, но тронный зал стал меняться, обретая более яркие краски. Кругом в вазах и горшках появлялись цветы, картины с черепами сменились на пейзажи и портреты. По периметру зала появились мягкие диванчики с резными подлокотниками для дам. Казалось, что сам потолок стал похож на открытое небо, а цвет тяжёлых портьер изменился с непонятного тёмного на ярко-синий. Изменился и трон, на котором сидел король: появилось второе кресло.
  Оберон поднялся со своего места, явно потеряв интерес к происходящему с делегацией, и стал ждать чего-то. Демоны с опаской смотрели на всё происходящее, не веря своим глазам, а вот все фэйри склонились в нижайших поклонах, на какие только были способны, ведь они знали, что единственной причиной изменения зала и трона, а также ожидания Оберона, могло быть лишь появление их драгоценной королевы, а значит, нужно поприветствовать её и выказать должное уважение.
  Распахнулись двери, и вошла свита. Фрейлины и феечки из свиты королевы старались не отстать от своей госпожи, которая решительным шагом направлялась к повелителю, и шла она не в центре свиты и не в конце, а только впереди, так же как любил ходить и её муж.
   Но тут королева заметила повелительницу демонов и остановилась напротив неё.
  Демоница смотрела во все глаза на вошедшую. Молва не обманывала: перед ней действительно стояло воплощение богини. Серебристые волосы водопадом струились по спине, большие зелёные глаза затягивали как море, коралловые губы улыбались, корсет платья демонстрировал великолепную фигуру, и это при том, что рост королевы, как оказалось, был небольшим, как будто одна из прелестниц фей стала ростом с хрупкую человеческую женщину. Пред такой королевой хотелось преклоняться, и повелительница демонов поклонилась, а за ней и все демоны склонились, что вызвало ухмылку Титании и недовольный взгляд Оберона, зато конфликт был исчерпан.
  - Не хмурьтесь, супруг мой, или же вы недовольны своей супругой? - сказала Титания, приблизившись к трону, протягивая руку мужу, ожидая его поддержки.
  - Разве могу я быть недоволен вами, моя королева? - просиял повелитель, усаживая жену на трон, а затем и сам уселся рядом, но руку так и не отпустил.
  - Поднимайтесь все, право слово - обратила внимание королева, что все ещё замерли в поклоне. - Я так понимаю, это ожидаемая делегация? - теперь уже венценосная смотрела на Пака.
  - Так оно и есть, королева.
  - Отлично, я рада, что успела прийти. Мне очень хотелось посмотреть на ту, что унаследовала царство после повелителя демонов Эриэна. Он был очень достойным соперником в шахматах, однажды он даже выиграл у меня одну из моих любимых картин. - вспомнилось её величеству.
  - Это не та ли, на которой изображён дракон? - полюбопытствовала демоница.
  - Она самая - улыбнулась королева.
  Теперь Ипполиара поняла, почему её отец так обожал эту картину. Раньше она считала, что отец восхищается драконами, поэтому так печётся о сохранности какой-то картины, а на самом деле, он хранил её как память о прекрасной дарительнице. Вон и Великий нахмурился, стоило королеве вспомнить о её отце, видно не всё так просто было с его внезапной кончиной. А ещё Ипполиара жалела, что в период становления не выбрала мужской пол, а ведь у неё была такая возможность.
  Особенностью царского рода демона было в том, что рождённый в союзе инкуба и суккубы ребёнок мог выбрать свой пол в зависимости от необходимости заключения брака, это было своего рода способом выживания целой расы. Вот и сегодня она думала своей молодостью и непокорностью покорить сердце Оберона, низложив Титанию до своей первой фрейлины, и занять место королевы рядом с Великим, со временем затмив и его самого своим величием. Но сейчас она понимала: насколько абсурдна была эта мысль, а ведь ей говорили, что это невозможно, стоило вспомнить реакцию короля на появление Титании и всё становилось ясно без слов. И почему-то такое гадкое чувство как зависть к Оберону за обладание таким сокровищем зародилось в душе суккубы, что стало трудно дышать.
  - И всё-таки, вернёмся к обсуждению деловых вопросов. - громогласно заявил Пак, косясь то на повелителя то на суккубу, подмечая все бросаемые последней на его госпожу и молясь, чтоб господин не заметил их.
  - Извините, что вмешалась в столь важные дела глупыми разговорами.
  - Можешь не извиняться, твоё слово равно моей воле - заключил Оберон.
  Дальше шли разговоры и обсуждения торгового и экономического характера, в обсуждении которых принимали участие инкубы и ДэВаст, как представители двух сторон, иногда делая паузы, чтобы дождаться утвердительного или отрицательного кивка со стороны господ. Впрочем, соглашения по всем пунктам достигли быстро, ведь всё это было формальностью. На самом деле советники и министры уже давно пришли к соглашению, но право принять окончательное решение всё равно было лишь за первыми лицами, поэтому и нужно было их согласие.
  - Что ж, встреча прошла продуктивно. Это радует. А теперь мы с королевой уходим на прогулку, свиты могут остаться, а что касается делегации демонов, то мы, Король Оберон и королева Титания, приглашаем их погостить несколько дней в нашем дворце для укрепления дружественных отношений.
  С этими словами Великий поднялся с трона, подал руку жене, создавая второй телепорт, в который они тут же и шагнули, оставив всех гостей. Трон перестал искриться и замер каменной глыбой, а тронный зал снова стал мрачен.
  - Ох уж эти негодники, стоит королеве выйти и они снова за своё! - разозлился Пак, когда запнулся о ковёр, появившийся внезапно перед его ногами.
  - И не говори! - подтвердила первая фрейлина королевы, леди Мааб.
  - И всегда так? - спросил один из инкубов у фрейлины.
  - Постоянно - вздохнули ему в ответ и тут же добавили, - Следуйте со мной.
  А Ипполиара уже не обращала внимание на изменения, она смотрела туда, где недавно стояла королева и улыбалась, жаль что не ей, а этому проклятому королю.
  - Как же они любят друг друга! - вздохнула молоденькая фрейлина, - Он ей всё позволяет, а она ему всё прощает! Замечательная пара!
  - Это точно! Замечательная... - сказала суккуба, но вовсе не о паре.
  - Вы тоже заметили? Это сразу видно стоит на них посмотреть, а ведь страшно представить, сколько лет они уже женаты, а главное, никто никогда из них не изменял супругу. - трещала глупая.
  - Да вы что?! - приторно удивилась демоница.
  - А ведь у королевы всегда столько много поклонников, правда, все они плохо заканчивают. Если честно, я бы с таким мужем тоже побоялась бы изменять, уж слишком страшен он в гневе, наш господин и повелитель.
  - А у короля разве нет поклонниц?
  - Есть, но стоит им узнать его нрав лучше как они сами сбегают, только вот он ни на кого даже не смотрит, кроме жены.
  - Хватит уже, Нерейна. - высказала молоденькой леди Мааб, - а вас, госпожа, прошу за мной.
  А в голове демоницы уже родился план, который она решилась провернуть сегодня же. Зачем откладывать? Ведь не известно, когда Оберон вышлет делегацию из дворца.
  
  Титания.
  
  Сегодняшний день был так богат на события. Столько всего интересного, да и муж порадовал сдержанностью характера, наверняка сегодня будет романтический вечер. Надо бы принарядиться перед тем как зайти в спальни, а то после прогулки в лесу я ещё побывала в конюшнях у своего любимого кершаса Крёза.
  - Адель! - позвала я одну из фрейлин, когда зашла в гардеробную комнату.
  - Я здесь, ваше величество!
  - Дай мне что-нибудь лёгкое с налётом романтизма.
  - Сию минуту. Вот только разве вам не понравился тот страстный наряд, что вы взяли ранее?
  - Не понимаю о чём речь. Ты что-то напутала, я только вернулась с конюшен.
  Фрейлина посмотрела на меня как-то обречённо, но спорить не стала, и принесла мне наряд, но её поведение сильно насторожило меня. Что-то странное творится! Все мои фрейлины преданы мне, да и ошибки практически не допускают, а Адель очень ответственна.
  Когда я переоделась, зеркало отразило хрупкую женщину, в голубом лёгком платьице на завязочках. Я довольная и счастливая направилась к мужу, в коридоре встретила нескольких слуг и охранников, которые побелели лицом. Неужели со мой что-то не так?!
  Но, стоило мне только открыть дверь нашей с супругом общей спальни, как я услышала женский вздох. Потом второй. Это ещё что такое? Отрицая очевидное, но опасаясь в душе, на цыпочках я подкралась, как воровка, к собственной постели. Отодвинула полог. А там! Там мне ИЗМЕНЯЮТ! Некстати вспомнился эпизод из книги про измену, но тут дело обстояло совсем иначе. Муж, который и даже взглянуть на других мужчин не давал, катая скандалы и казня всех неугодных, сам же, на нашей общей кровати, без зазрения совести, в моём присутствии, с демоницей, которую он увидел только сегодня. Эти рассуждения довели меня до такой точки кипения, что в комнате задрожали стёкла, лопаясь и вылетая из окон. Дикий ветер развевал мои волосы, осушая злые слёзы, а за окном пошёл ливень.
  - Кто посмел? - взглянул на меня "любимый" и замер, переводя взгляд с меня на свою любовницу, и побледнел. Испугался!
  - Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! - шевелились мои губы, не произнося ни звука, а в душе билась с каждым ударом сердца решимость изменить свою жизнь.
  - Титания! Успокойся! Всё совсем не так! Эта дрянь...
  Да сам он дрянь! Кто бы посмел сделать что- либо против его воли?! Да никто! Я и сама никогда не шла против него, а мелкие склоки не в счёт. А демоница смотрит на меня сочувственно. Дожилась! Меня жалеют. Такие унижения непростительны, я не смогу простить этого. А ведь я столько вытерпела рядом с ним, задыхалась каждый день от постоянного надзора - но терпела!
  - Господин мой, зачем же вы так?! Нам так хорошо вместе, отпустите жену, сделайте её свободной...
  О чём вообще она говорит? Свобода слишком сладкое слово для меня и слишком нереальное.
  - Так вот что ты задумала дрянь! - сжал он свою руку на шее суккубы. - Решила прикинуться ей, даже меня смогла провести, и всё ради того, чтобы разрушить мою жизнь и освободить её от меня? Не для себя ли изменчивая дрянь? Так вот: я никогда не отпущу её. НИКОГДА! Вечность рядом со мной вот что её ждёт, и ничьё мнение меня больше не интересует! Я так решил уже очень давно! И моё решение - закон!
  Вот она его любовь! Эгоист проклятый! Сейчас решил на демоницу всех собак повесить. Надо же, она его околдовала. Неужели он не смог почувствовать разницу между настоящей мной и поддельной. Бред! А слова его как отрава для сердца!
  - А моё мнение не интересно? - распалялась я вместе с непогодой на улице. - И девочку отпусти, не вини другого в своих ошибках!
  - Демон меня побери, каких ошибках Титания? Я ни в чём не виноват!
  Всё его внимание теперь у меня, даже хватку на горле ослабил, вот и суккуба ртом воздух хватает, хотя не жаль мне её совсем. Может и не стоило его останавливать? Ведь для измены двое нужны.
  - Ты никогда ни в чём не виноват! А кто тогда виноват? Я виновата? Я отдала тебе всю себя, полностью, до последней мысли и капли крови, и что я получаю взамен после стольких лет совместной жизни. Ты предал меня! Предательство, ложь и измена - вот имя тебе, Великий!
  Я знаю, что эти три слова он не переносит, как и то, что они означают. Сейчас я оскорбила его так, как никто никогда не посмел бы. Ещё бы! Кто он, а кто остальные! Но я не дам вытирать о себя ноги.
  Волосы Оберона взметнулись, жёлтые глаза заволокло яростью и гневом, руки обзавелись когтями, а вокруг него сгустились стихии, и стихия Смерти была преобладающей. А за окном грянул гром! Всё! Я его довела. Раньше бы я кинулась к нему успокаивать и обнимать, но не теперь. Какая мне разница, что станет с другими, если моя жизнь сейчас рухнула?! А раз она рухнула, значит, мне нужен новый шанс на новую жизнь. Жизнь без него.
  - Прощай, Оберон. Я с тобой развожусь! Теперь у тебя не будет никаких прав ни на мою душу ни на моё тело.
  Если мне не показалось, то сейчас ярость уступила место испугу, но может я лишь выдаю желаемое за действительное. Неужели он не найдёт себе новую королеву?! Аж самой смешно. И пусть многие меня осудят за то, что я сейчас сделаю, но измену я не прощу. Просто не смогу. А может я и не хочу прощать, чтобы вырваться из этого порочного круга...
  - Нет, Титания, не смей! Ты не посмеешь! Это ошибка! Это всё чужие козни!
  Он даже извиниться не может по нормальному, лишь угрожает, но я больше не боюсь, впрочем, я никогда не боялась, а лишь подчинялась и играла заранее им придуманную роль.
  - Судьба, ответь дщери своей.
  - Я здесь, ребёнок мой - заговорил со мной голосом матери ветер.
  - Убирайся отсюда, надо мной даже Судьба не властна - кинулся прогонять ветер Оберон силой.
  - Помолчи, я не властна над тобой, но над судьбой той, что мне родна, я властна, а значит, она имеет право просить меня. Проси, Титания, я исполню - проснулась в матери обида на моего мужа за его неуважительные слова ей и за его измену мне, ведь Судьба знает всё, поэтому и отозвалась так быстро. А чтобы он не мешал, она забрала меня в подпространство.
  - Я хочу развод! Хочу, чтобы Оберон исчез из моей жизни. Видеть его не могу, слышать не желаю. Я хочу стать самостоятельным творцом своей судьбы и жизни. Я не хочу быть просто оболочкой, созданной утихомиривать этого предателя.
  - Да будет так! Но исчезнуть придётся из его жизни тебе, ведь я над ним не властна, да и в ситуации ты не разобралась до конца.
  - Измена была? - спрашиваю я её.
  - И да и нет. - отвечает она мне.
  - Так да или нет?
  - Скорее да, чем нет.
  - Значит, измена, и я согласна на любые условия вплоть до развоплощения.
  - Мне горько это слышать, но и отказать тебе не могу, видя эту уверенность, ведь когда-то я была бессильна и не смогла помочь, но сейчас я могу выполнить твоё желание.
  - Спасибо!
  А дальше... не знаю, что ждёт меня дальше, надеюсь, свобода.
  
  Судьба.
  
  Дети! Какие они глупые! Сами не знают, что хотят и чего просят. А ещё и не думают вдобавок ни о причинах, ни о последствиях. Но жизнь сама всё расставит по местам. Да и боги стали недовольны поведением Оберона. Слишком он возгордился, слишком сильно всё хотел контролировать. А Титания была создана свободной, это он сделал из неё свою куклу, запечатав душу. Да любимую и бесценную, но куклу, без права на свободу и без права на выбор. Он создал идеальную клетку, к которой она привыкла настолько, что перестала считать её прутья чем-то противоестественным. Слишком долго он манипулировал ей. Так я и потеряла одну из своих любимых дочерей. Ненавижу Оберона и этот мир, пусть страдают. А я уйду...
  Уйду в другие миры, где воспитаю свою дочь сама и никого и близко не подпущу к своей девочке...
  
  Глава 2.
  
  "Здравствуйте! Меня зовут Тияра Ройс. По паспорту двадцать три года. Я аспирантка по направлению Энергетические станции и системы. Имею диплом с отличием по специальности инженер-электрик. Сейчас тема моих исследований лежит в области современных технологий, применяемых для улучшения устойчивости электроэнергетических систем и сетей. По данной теме мною выпущены уже несколько статей в журнале Электроснабжение и Энергетик."
  Внимательно повторив всё, что написала за пятнадцать минут непосильного насилования мозга до выхода, решила, что сойдёт. Действительно, мне всего-то нужно коротко себя представить на мастер-классе очередного гения науки, снисходительно смотрящего на всех аспирантов, которые, цитирую, "стоят только у самых истоков многогранной и до конца неизведанной науки". Ага, а "изведывание" надо проводить под его чутким руководством, и никак иначе, вдруг, кто-то помоложе и даровитее найдётся и обскачет бедное "светило науки", а тот расстроится, что не припишет свою фамилию к очередному исследованию или выпуску нового профессионального журнала. Кошмар! Так мы и живём! Но это всё лирика. Главное, чтобы работа доставляла удовольствие и заставляла кровь кипеть. Вот и я, сейчас как подумаю о том, что сейчас нужно будет слушать несколько долгих часов нудный рассказ о том, как "светило" начинало с самых низов и выбилось в люди, моя кровь начинает закипать, а вот мозг уже расчётливо прикинул, что степень моего "получения удовольствия" окажется по десятибалльной шкале в районе минус десяти.
  Вот мы все расселись в старенькой лекционке, видывавшей и не такие виды, как мастер-класс. Я немного оглянулась, чтобы отметить, что собралось не так много народа, видно, не все тянутся к науке. А зря! Всё самое необычное и необъяснимое начинается именно с неё.
  Хотя в моей жизни и так очень много мистики.
  Моё внимание привлёк странный молодой парень, который самым наглым образом оценивал мой внешний вид и заглядывал в глаза. Нет, я, конечно, всё понимаю, да и студенты, у которых я начала преподавать ещё и не так смотрят, но тут- то можно вести себя и скромнее. Посмотрев на наглеца взглядом "порву как тузик грелку!" приподняла подбородок и повернулась к выступающему, сделав самый заинтересованный вид какой только могла. Но, как истинная леди, я не могла оставить этот наглый объект без внимания, поэтому моё боковое зрение периодически косило в его сторону. А парень-то сник. Ну и отлично, значит, я ещё умею показать своим видом ту надпись, что часто пишут на электрических щитах "Не тронь! Убьёт!"
  В конце лекции, довольная собой и окончанием мучений на сегодня, я быстро направилась по направлению к столовой. Всё-таки институтская столовая это тебе не шведский стол! Здесь нужно иногда проявить всю свою смекалку и хитрость, чтобы увести из под носа очередного голодного студента свой любимый салатик, который как назло оказывается к моему приходу в единственной экземпляре, при этом нужно глазками хлопать очень жалостливо, чтобы конфликт избежать.
  Чувствую себя Нострадамусом, который предсказал конец света. Салатик стоял один, мой любимый, с кальмарчиком, а впереди меня был зам.зав.каф., хорошо что хоть не с моей кафедры, но сути проблемы это не меняло. Так и осталась я без салатика, хорошо, что хоть куриные котлетки были, а то моей депрессии мог бы позавидовать любой эмо.
  Дело сделала, покушала, значит можно теперь заняться и собой. Отзвонившись родителям, а то ведь переживать будут о дите непутёвом, я быстренько прыгнула в маршрутку и поехала до салона. Там сегодня мой мастер работает. У неё не простые руки, а золотые! Таких людей надо беречь и заносить в красную книгу. Марина Аристарховна смогла сотворить с моими волосами чудо. Не знаю почему, но моим родителям нравилось стричь меня в детстве под мальчика, да стрижка была такой, что бант прицепить было просто не за что. Но моё упорное желание и мамино старание позволяли водрузить на мою маленькую голову бант такой же величины, при этом он держался достаточно неплохо. И в том нежном возрасте меня вовсе не интересовало, что волосы мои были короткими, даже радовал тот факт, что вредина Антон из соседнего подъезда, который постоянно больно дёргал всех за хвосты и косы, передо мной был абсолютно безвреден и беспомощен. Но подрастая, я поняла, что моему овалу лица требуется длинный волос - тут и начались мои мучения. Сначала я экспериментировала с длинной, потом с чёлкой, потом с цветом, а потом волосы стали расти как на дрожжах, при этом цвет у них становился с каждым годом всё ближе к пепельному. Но меня это совсем не устраивало! А потом я нашла кудесницу Марину, которая каждый месяц создавала для меня что-то новое, а главное то, что мне нравилось. Вот и сегодня я ожидала подобного чуда.
  Маршрутка остановилась, вышли все кроме меня и никто не зашёл. Я осталась одна, но ведь и так бывает, хоть и редко, да и следующая остановка моя. Я достала телефон из сумочки и посмотрела на время, а то я сегодня по записи, и опаздывать совсем не хочется.
  - Опаздываешь куда-то? - спросил меня парень рядом со мной.
  Рядом со мной?! Только же все вышли! Я отрицательно покачала головой. А потом ещё раз приглядевшись к спросившему поняла, что видела его уже сегодня на мастер-классе.
  - А стоило бы поторопиться, он давно ждёт. - и исчез.
  Моя остановка. Я вылезла из маршрутки, расплатившись с водителем, пребывая в каком-то странном состоянии. Но напоминание телефона о записи вернуло меня к действительности, и я направилась в нужную мне сторону, переходя дорогу. Может это вообще мне привиделось. Ну ведь бывает такое, так почему со мной не может быть?
  Потому что это - Закон подлости! На мне он работает безотказно. Эта мысль была последней, о которой мне подумалось в этом мире. Почему? Да потому что один пр*д*рок резко вывернул из-за угла на своём джипике. А дальше вокруг меня склубилась тьма и всё. Теперь мне ясно, кто меня ждёт...Я боли не почувствовала...просто закрыла глаза. Странно, но уже привыкла... А ведь я так хотела, хоть какое-то время пожить нормальной человеческой жизнью.
  
  Открыв глаза, поняла, что стою, всё так же до боли сжав мобильник в одной руке и сумку - в другой. Вот только я уже была не посреди дороги, где гудят машины, и куда-то по известным только им причинам спешат люди. Мой любимый телефончик сейчас показывал мне фигу, а точнее чёрный экран, что никак не вязалось с моими планами. Истерическое нажатие кнопочки включения, как и поминание всех создателей сего творения лестными словами, нисколько не помогали. От зла я снова зашвырнула этого предателя в сумку, обещая сменить его в ближайшем салоне сотовой связи. А дальше меня постигла гениальная мысль искать выход, стараясь не столкнуться с тем гением, который устроил мне эту аварию.
  - Не спеши уходить! Ты итак слишком редко бываешь здесь, с тех пор как он уснул, - раздался над моим ухом шепот.
  - Велиал! Твоих рук дело? Я так и думала.
  - Не злись, Титания...
  - Я сейчас Тияра.
  - Прости, не удержался от соблазна произнести твоё истинное имя. Ты сама и всё, что связано с тобой, для демонов, которых ты поработила, является сильнейшим искушением. Мне интересно только: он так же на тебя реагирует? Но ведь это практически инцест, ведь вы названные брат и сестра. Судьба крепко привязала тебя к Нему, сделав его своим названным сыном, или же Его к тебе?
  - Сам спроси. Как только он проснётся. Если осмелишься, конечно.
  - Я видел, что происходило с Ним, когда ты здесь появилась впервые, девятьсот девяносто девять лет назад. Я видел, как он выставил даже ангелов, которые явились пригласить к себе дочь Судьбы. Все понимают, что миров много, но Судьба является одним из основополагающих "китов" мирозданья. Да в разных мирах, даже в разных землях есть и другие богини, плетущие нити судеб, но все они лишь помощницы, пусть сильные и уважаемые, но помощницы. - говорит так, словно лекцию читает.
  - И что ты этим хочешь сказать? Что я старая?
  - Ты удивительная. - меня подхватили и крутанули в воздухе, - из всего, что я сказал ты услышала лишь о проведённых годах. Не переживай, я старше тебя, хотя из-за твоей потери памяти возможно, что ты сможешь всех удивить своим возрастом.
  - Отцепись от меня. Это уже слишком. Нечего клеиться к "старушенции". Я уже столько раз пожалела, что заключила с тобой договор.
  - Я был первым, с которым ты поделилась своим светом.
  - Не ты, к счастью...
  Задрожала земля, вокруг нас полыхнул огонь. И вместо прекрасной светловолосой мечты каждой женщины предо мной предстал истинный демон, которого боятся и которому поклоняются.
  - КТО? Кто посмел меня опередить?
  - Очерёдность знаю лишь я да Он, поэтому даже не пытайся строить догадок. Скажу лишь то, что ты был не первым и даже не вторым. Ой-ёй-ёй! Мальчик злится. Разбились иллюзии. Как жаль! - я вздохнула так приторно- сожалеюще.
  - Ты разозлилась из-за сегодняшнего? Посланника? Аварии? Так мстишь?
  - Можно и так сказать. Я не люблю расстраивать других, но ещё больше я не люблю, когда расстраивают меня.
  - Вот она истинная хранительница душ: могущественная, мудрая, но злопамятная.
  Велиал успокоился и снова стал вести себя примерно. Его красные глаза горели, волосы цвета пшеницы были распущенны, и губы улыбались.
  - Ты нас сплотила, сделала сильнее и мудрее. Но есть и побочные эффект: Мы уже не можем без тебя. С тех пор как Он уснул, ты почти забыла о тех, кто доверил тебе остатки своих пропащих и тёмных душ, не нужные ни Раю, ни Земле, ни Аду. Ведь даже здесь мы постоянно боремся за выживание, а Он лишь наблюдает.
  После этих слов перед моими глазами вновь появилась картина из прошлого: вот Велиал стоит на коленях перед троном Павшего, истекающий кровью, в своей истинной сущности, а Его хлыст, не ведая пощады, обрушивается на спину непокорного вновь и вновь. Что тогда толкнуло встать на пути хлыста, я не знаю, ведь удар пришёлся тогда по мне, да и демон такого ранга как Велиал мог выдержать ещё несколько ударов. Но хлыст после этого исчез в воздухе сам, растворяясь в адском пламени. По моему плечу бежала кровь, Он смотрел на всё недовольно и осуждающе, но я отвернулась и шагнула с раскрытыми объятиями к демону, в глазах которого было вечное одиночество. Этот взгляд часто можно встретить именно у демонов высокого ранга, и именно этот взгляд не оставляет меня равнодушной. Неверие. Злость. Непокорность. Вот что было вместо благодарности. Объятие и договор с остатками души. Снова неверие, но появились ещё и отчаяние, и потребность, и надежда. Даже какая-то жажда.
  "Будь собой". Именно эти слова дали ему спокойствие и уверенность вновь.
  - Отойди от неё и не смей порочить моего отца! Я знаю, что ты натворил, чтобы призвать её сюда - раздался один из самых дорогих мне голосов.
  Данталион. Великолепный Герцог Ада. Именно он был первым, чьи осколки души я стала хранить. Красавец с огненной шевелюрой, ещё более огненными глазами, правильными чертами лица и очень искушающей улыбкой - в этом весь он.
  - Нарисовался, любимец Императора Тьмы.
  - Не тревожь даже титул того, кто сейчас отдыхает - разозлилась я.
  - Мы не смеем - тут же склонились они оба, осознав о ком ведут речь, да ещё и в таком тоне.
   - В чём дело?
  А это уже Вельзевул, "Повелитель мух". Один из самых прекрасных и могущественных серафимов, правда, уже бывших. Он пал вместе с Ангелом Тьмы, всегда помогая и поддерживая его, за что и стал вторым чином в Аду. Светловолос и светлоок. Маняще прекрасен и неизбежно смертелен. Вельзевул был вторым, чьи осколки я сейчас храню. Он сам пришёл ко мне - и в этом его главное отличие. Не похожий на других, инакомыслящий, Вельзевул во всех вызывал противоречивые чувства, даже сам Император не мог постичь всей глубины мыслей своего друга и соратника. "Ни в ком не находить себя и оставаться ни кем не понятым!" - это проклятие тяготеет над его сущностью. "Я хочу быть связанным с тобой по собственной воле и своему желанию, ведь мы иные" - слова его осколка души, ставшие основой договора.
  - Велиал пытался убить Тияру, чтобы она оказалась здесь!
  Ну почему Данталион настолько прямолинеен? Для Ада это порок, который нужно искоренять.
  - Вот как? Я смотрю, что ты, Велиал, совсем растерял весь свой ум. Радуйся, что Князь Света спит, иначе тебя уже не защитила даже дочь Судьбы, а ты, Данталион, перестань лезть в дела, которые тебя совсем не касаются. Поняли?
  - Да - раздался недовольный дуэт.
  - Чего тогда стоим? Пошли ВОН! Оба!
  И Велиал с Данталионом ушли, хоть и в разные стороны, ведь ослушаться Вельзевула они просто не могли. Замечательно, всех разогнали, значит, пора мне возвращаться. Открытие пути из Ада в другой мир процедура для многих невозможная, но для меня всего лишь болезненная.
  - Так и уйдёшь? - Вельзевул ждал от меня ответа.
  - Собираюсь, как видишь. А ты отвлекаешь меня. Для тебя самого открытие пути непростое дело, для меня тоже. Отвлечёшь, и я окажусь неизвестно где.
  - Я сейчас подумал, что Велиал был прав. Ты совсем забросила нас, меня, даже Его. После вашей ссоры ты впервые сюда заглянула, а он сразу отправился на восстановительный сон. Даже мне интересно, что же произошло между вами.
  Его глаза цвета самой светлой лазури смотрели на меня изучающее, подмечая любое моё проявление эмоций.
  - Не сошлись во взглядах. - ответила я, игнорируя я первую часть его фраз.
  - Очень расплывчатый ответ. Более того, все, кто был не согласен с Князем Света, сейчас мертвы.
  - А как же тогда вся небесная канцелярия?
  - Удар ниже пояса, Светлейшая.
  - Почему ты называешь Ангела Тьмы Князем Света, а меня Светлейшей?
  - Для меня он Князь Света, тот, кто ведёт меня до сих пор. А ты для меня самое светлое создание во всех мирах. Так кем же тебе быть как не Светлейшей?
  Мы смотрели друг другу в глаза, не мигая. Его глаза были непоколебимы в своей вере и правоте, а мои же - в своём недовольстве, хотя я понимаю его. Опустить взгляд мне пришлось первой, словно признавая его правым.
  - Я понимаю тебя, но это не значит, что во всём с тобой согласна.
  - А я от тебя многого и не прошу. Лишь понимания. Поэтому я и пришёл к тебе сам. Даже Люцифер не знает о нашем союзе и договоре. И это мне льстит безмерно.
  - Я рада за тебя.
  - И всё-таки, не забывай меня. Знаешь, за столько столетий, я очерствел. Из прекрасного серафима я превратился в могущественного демона, но не это меня беспокоит больше всего. Что душой кривить, меня это совсем не заботит. Но вот то, что из-за Князя Света ты отказалась от всех, кто тебе доверился, и в том числе и от меня, меня заботит безмерно. Не забывай, мы демоны, и наша эгоистичная натура требует выполнения наших желаний, капризов и прихотей. И чем могущественнее демон, тем больше его запросы. И Велиал сделал лишь то, что в скором времени сделал бы любой из нас, просто в некрасивом исполнении.
  - Даже ты?
  - Поверь мне, даже я. Более того, советую тебе быть здесь, когда Он проснётся. А лучше всего оставайся здесь на некоторое время. Я всё устрою. Повеселишься. Отдохнёшь.
  - Но моя комната... Насколько я знаю, Он уснул в ней, предварительно разворотив её до неузнаваемости. А другую комнату я не хочу!
  - Не переживай. Я дам тебе собственные покои, мы там будем жить вместе. Ты в моей спальне, а я в гостиной комнате, а залу будем делить. Ты же знаешь, что я ценитель красоты и редкостей, поэтому мои комнаты тебе должны прийтись по вкусу, хотя я понимаю, что они всё-таки будут уступать тем, что создал Он для тебя.
  Так мы и договорились, что до пробуждения Императора я буду здесь. Значит, мне осталось здесь провести около двух недель. Не так уж и много, поэтому я решила остаться. Одно лишь не сказал мне Вельзевул, что в его покои вёл кровавый коридор, который он создал, когда ему было скучно; ведь сам он мог по крови ходить как по воде. А я не любила ни вид, ни запах крови, а уж ходить по ней тем более. И на мои возмущения, он пообещал всё переделать уже к завтра, а пока мне нужно потерпеть. Потом меня подняло в воздух, и понесло вслед за хозяином комнат. Любой другой демон тотчас бы меня на руки поднял, но только не он. За эту его исключительность Вельзевул мне так дорог. А перед глазами эта его гордая и одинокая спина.
  Оттолкнувшись от воздуха ногами, я умудрилась обвить сзади шею этого вредины руками и нагло заявила "Неси", обхватив его при этом ещё и ногами. " А ещё меня называют демоном", - вздохнули мне в ответ, но я готова была поспорить, что его чёрствое сердце забилось быстрее от радости. "Они просто не знают меня", - усмехаюсь. А его широкие плечи сотрясаются от едва сдерживаемого смеха. Так мы и добрались до моей временной спальни.
  - Всё. Устала. Хочу в люльку! - заявила как капризный ребёнок.
  - Тогда приятных снов, Тия.
  Пользуется же тем, что у меня даже сил нет возмущаться на такое обращение. Ну и ладно! Спать!
  
  Он спал и не видел снов, ведь его сны были связаны с той, которая сейчас не в Аду. Такая глупая ссора. Ну что ему стоило уступить ей? И почему она не захотела уступить ему? Зачем так держаться за другие миры, если она может жить в роскоши и достатке здесь, в его владениях, в Аду. Судьба признала его своим названным сыном, но она вовсе не обещала быть к нему милосердной, а потом она привела к нему так называемую сестру. Девчушка, которая не знала ничего, но смотрела на всех гордо и уверенно. Именно этот внутренний огонь, что бежал по её венам и зажёг его интерес. А дальше всё становилось ещё запутанней. Демоны тянулись к ней постоянно, ревностно следя за теми, кому она благоволила, но исполняя её любые капризы. Девушка оказалась хранительницей душ. Он знал, что на Земле и в Аду, даже на небе, уже не осталось никого с подобным даром, а значит, она истинная дочь Судьбы. Этот факт его совсем не удивил, даже заинтересовал. А вот её желание путешествовать по мирам привёло в ярость. Зачем?! Зачем стремиться к тому, что ценности не имеет? Он понимал, что должен постараться уберечь её от этих необдуманных желаний. В ход шло всё: уговоры, угрозы, шантаж, слежка. Он всегда знал, что она делала каждую секунду. "Сестра" - его Аэго. Та, которую он принял, хотела его оставить ради призрачных путешествий по мирам?! Не будет этого.
  Эту внутреннюю борьбу прервал звук шагов. В его сон кто-то пришёл. Но кроме неё некому было, а значит, она вернулась.
  Девушка шла еле слышно, но вот шелестящее платье выдавало её присутствие.
  Она уже поняла, в чей сон она попала. Тем более, что впереди она видела самого прекрасного и могущественного Императора Преисподней.
  - Ты спишь? Наверное, да, иначе бы уже отреагировал на моё появление. Я бы сама не вернулась сюда, и ты это знаешь. Но мне, как бы это правильно сказать, помогли. Я разозлилась, но мой один хороший друг тоже сказал, что в скором времени сам бы меня притащил обратно. И ты злишься. Но ведь я хочу найти место, которое признаю своим домом. Неужели это так сложно понять и принять?
  - Сложно. Практически невозможно.
  - Так ты проснулся?
  - Нет. Физически я ещё сплю, но во снах меня ничего не ограничивает кроме фантазии, а она у меня ох какая бурная. - скрытое ехидство.
  - Уж это-то я знаю. Сердишься?
  - Да.
  - Не разрешишь?
  - Даже не подумаю.
  - Но ведь это же не правильно! Ты не можешь за меня решать. Что мне сделать, чтобы ты мне помог? Попросить? Умолять?
  - Нет. Это не поможет.
  - Мы ещё посмотрим. Я всё равно добьюсь своего.
  Она ушла из сна. Гадкое ощущение появилось у мужчины, значит, нужно пробудиться. Но на пробуждение требуется около месяца, хотя он может уже пробудиться и через пару недель... И Князю Света осталось надеяться лишь на то, что Вельзевул не даст натворить глупостей его Аэго.
  
  Глава 3.
  
  Тияра.
  
  После разговора с Люцифером на душе стало совсем как-то гадко. Я всегда старалась понять его, а он даже не пытается. Эгоист. Хотя от кого я прошу понимания?!
  Странно ведёт себя и Вельзевул. Сначала он приглашал демонов ко мне на встречи, устраивал пиры, но потом он перестал звать даже тех, кого я хотела увидеть сама. Особенно ревностно он относился к Данталиону. Но ведь он же знает, что когда Люцифер сделал Дантэ демоном, то именно я встречала его у ворот в Ад, поэтому я всегда чувствую ответственность за него. Именно из-за Дантэ проснулся мой дар Хранительницы душ. Если Вельзевул будет плохо относится к моему подопечному, то когда я уйду, ему придётся несладко. Надо поговорить с Повелителем мух, и чем быстрее, тем лучше.
  
  
  Бывший серафим видел, что девушка постоянно смотрит на него в течение нескольких секунд, а потом отворачивается. Он уже понял, что предстоит серьёзный разговор, а она просто к нему готовится, а значит, надо и ему быть готовым ко всему. Ведь женщины непредсказуемы, а уж та, что сидела напротив - непредсказуемее всех.
  - Говори уже... А то я начинаю нервничать.
  - Демон Запада нервничает?
  Он посмотрел на неё так, что остальные едкие фразы так и остались невысказанными.
  - Хорошо, я хочу, чтоб ты помог мне открыть проход в другой мир.
  - Ты же итак недавно из Верхнего мира пришла сюда. Зачем тебе туда возвращаться?
  - Ты не понял, я не на Землю хочу вернуться, а попасть в совершенно другой мир.
  Глаза демона сощурились, а зрачок вытянулся. Он прекрасно знал, что выполнение этой просьбы будет стоить ему многого после пробуждения Князя Света. Он может пасть на самое дно Бездны Ада, он может лишиться всех привилегий, да с ним могут сделать что угодно.
  - Ты смерти моей хочешь, Тияра?
  - Нет. Но Он скоро проснётся, и я уже никогда не смогу осуществить то, чего так желаю.
  Грустный голос и серьёзный взгляд девушки говорили о том, что она не лжёт. Скоро Император проснётся и тогда она не то что в другой мир не уйдёт, даже на Землю вернуться не сможет. Вельзевул прекрасно понимал это. Слишком сильная привязанность и не знание меры в проявлении своих чувств - эти качества всегда были присущи спящему, даже тогда, когда тот был одним из самых прекрасных ангелов.
  - Я помогу тебе, но я не смогу отправить тебя в какой-то конкретный мир. Я просто открою для тебя проход, а там тебя притянет к себе мир, которому ты ближе всего по духу. Но у меня тоже есть условие. Мне требуется твоя помощь.
  - Продолжай. Я слушаю.
  - Есть один молодой демон. Он рождён от союза демона и смертной женщины. По непонятным причинам его отталкивает как Земля так и Ад. Я хотел сам помочь ему пройти сквозь врата, но врата не пропускают. Я в замешательстве.
  - Так ты за сына своего просишь, Вельзевул? - сейчас демону показалось, что он говорит с самой судьбой, так разительна была перемена в его собеседнице.
  -Да, за Велфира. Уже две сотни лет он мечется на границе и никто сделать ничего не может, а Император отказался принимать в этом участие.
  - Что ж, я помогу тебе, а ты мне. Скрепим договор. - она протянула ему руку.
  - Обязательно.
  Демон схватил руку девушки и дёрнул на себя, поймав тоненькую фигурку в кольцо своих рук, и поцеловал, одновременно перенося их обоих к самим Вратам.
  
  Велфир смотрел на Врата Ада. Странное творение Императора Тьмы, которое каждый видит по-своему. Кто-то видит их металлическими, кто-то огненными, а для него они выглядели как сплошная кирпичная стена. Не принятый никем, демон не хотел сам принимать никого, также отгородившись стеной от всего мира.
  Но тут Врата изменились и стали похожи на древние Арки, обвитые распустившимися цветами. И на самой границе стоял его отец - великий демон, 'Повелитель мух', правитель Запада, а рядом с ним хрупкая девушка, лицо которой рассмотреть из-за сияния, которое излучали эти двое появившихся, было очень тяжело.
  - Велфир, смотри, пред тобой Светлейшая - произнёс его отец.
  Девушка протянула руку и замерла в ожидании. Велфиру так хотелось коснуться этой руки, почувствовать её тепло, окунуться в это чистое сияние и неожиданно для себя он шагнул вперёд, к Вратам, не думая о них совсем. Он тоже протянул руку и дотронулся до сияния. Улыбка коснулась девичьих губ, а потом она потянула Велфира к себе, прямо во Врата. И Врата пропустили.
  'Не отказывайся ни от чего в этом мире, особенно от дома, каким бы он не был' - раздалось в его голове. А затем сияние померкло, и он понял, что сознание покидает его.
  - Ты взяла и его осколок души себе? - недовольно спросил Вельзевул.
  - Лишь на время. Поверь, так будет лучше. И не надо делать такое лицо, а то я подумаю, что ты ревнуешь к собственному сыну.
  - Ну... - хотел оправдаться мужчина.
  - Не надо ничего говорить. Я знаю тебя прекрасно, Велз. Ты всегда с ревностью относился к тому, что Император и я оберегаем Дантэ, как нашего ребёнка, поэтому ты решил, что я теперь вместе с тобой буду оберегать Велфира. Я всё понимаю. И не забывай, что даже тебя я оберегаю в силу своих возможностей. Так что оправдания излишни. А Велфиру я бы помогла бы всяких условий, если бы просто попросил.
  - Я был неправ. Что ж надо быстрее тогда выполнить свою часть договора, пока не поздно.
  
  Проход закрывался, становилась невидимой спина уходящей, которая так редко оборачивалась.
  
  Тияра.
  
  Не так давно передо мной была дорога, больше похожая на радугу, а теперь я внезапно оказалась в библиотеке.
  Вот и двинулась я между этими горами книг, попутно обращая внимание на названия: 'межрасовые отношения' - думаю о психологии книжечка, 'подручный справочник гнома' - странное название,; '101 способ понравиться эльфу' - туда же; 'легенды создания мира' - небось о мифологии. Дальше названия были ещё более странными, но мой мозг, привыкший объяснять необъяснимое, каждый раз находил весьма правдоподобное объяснение.
  Ноги вели меня вперёд. Так я дошла до огромного окна, которое состояло из витражей различных цветов и оттенков. Окно пропускало достаточно света, чтобы осветить оба ближайших ряда книг, а также стол, располагающийся недалеко от окна. Но моё внимание приклеилось не к самому столу, а к моделям планет, напоминающих обычные глобусы, только сделанные из тончайшего стекла. Я просто не могла оставить без внимания подобное, особенно мне было интересно то, что на Солнечную систему это было совсем не похоже. Следующим, что удивило меня, было наличие особых предметов для письма, похожих на ручку, но ей не являющимися. А дальше всё чудесатей и чудесатей.
  Стоило подойти мне вплотную к столу и взять 'ручку', как с обиженным скрипом отодвинулся стул, приглашая сесть. Зачем же обижать мебель? И что это вообще за мысли? Но я, всё же, села. А стул пододвинулся к столу так, чтобы мне было удобно, притом, что я на нём так и сидела. Подумав о том, что так, наверное, раньше великие люди писали свои дневники, я захотела сделать запись в своём собственном дневнике, но только тот остался дома, в моём ноутбуке под длиннющим паролем и кучей дополнительных защит, да и найти мой электронный дневник в ноутбуке будет непросто даже даровитому программисту. Вот что делают современные технологии!
  Мои размышления прервались тем, что с книжной полки на меня полетела книга. Да быстро так полетела, что я не успела осознать происходящее, а когда она опустилась перед самым моим лицом, то я успела разглядеть название 'Дневник королевы', а дальше пролистав пару страниц абсолютно самостоятельная книженция чистой страницей пододвинулась ко мне, а рука, будто мне не принадлежа, сделала запись: 'Здравствуй, собеседник души моей'. Ой-ё! Что это творится?!
  - Кто ты такая? - раздался раздражённый голос.
  - А ты кто? - вопросом на вопрос ответила я, пытаясь рассмотреть говорящего.
  Ответа не последовало. Был слышен лишь лёгкий шорох ткани, а затем я увидела того, кто меня здесь нашёл.
  Интересный экземпляр. Я впервые вижу образец такой странной мужской красоты. Огромный рост, больше двух метров точно, маленькую меня подавлял; его длинные седые волосы каскадом спадали по спине; взрослое лицо мужчины, которому уже за 40, не выглядело ни молодым не старым; какие-то невыразительные черты лица и тусклые безжизненные глаза дополняли эту картину. Не знаю, вот смотрю на него, а в душе противоречие намечается. Богатые одежды, странные какие-то, навевали мне мысли о косплэе или ролевушке, ведь даже демоны сейчас не одевались подобным образом, стараясь идти в ногу со временем, но слишком уж серьёзное лицо было у этого индивида, поэтому косплэй отпал сам собой.
  - Вы тут ролевыми развлекаетесь? - неуверенный такой вопрос.
  Серое лицо моего собеседника пошло багровыми пятнами, но почему- то в гневе он стал смотреться моложе.
  - Эпакелиас Атар ДэВаст! В подземелье эту девку! - бросил он появившемуся рядом с ним мужчине.
  Появился, опять таки из неоткуда, ещё один колоритный персонаж. Если честно, то он вызвал у меня ассоциации с тёмным дворецким. Весь такой в тёмном, с поклончиком появился, а глаза хитрые, горящие. Красавец! Эх, вот, что со мной творит аниме.
  И вообще, почему в этом мире я на всё так странно реагирую?!
  - Великий, не извольте гневаться, но не торопитесь. Эта девушка не принадлежит нашему миру. Она здесь оказалась по странному стечению обстоятельств. Может, повременим с подземельем?
  - Выполнять!
  - Э-э-э! А моё мнение никого не интересует? Я, может, совсем не хочу ни в какие подземелья! И что это значит 'не принадлежит нашему миру'? Мне удалось всё-таки? Или я чего-то не понимаю? ,- на меня двинулся этот самый дворецкий, как его там, и я с места подскочила - Пак, не сметь! Не сметь меня трогать! Я требую адвоката и чтоб меня отпустили, или хотя бы на выход указали. - повысила я голос на полтона.
  Тот, что с серым лицом, дёрнулся. А вот тот, что дворецкий, посмотрел на меня как-то странно. Ощущение было таким, что он сейчас не знает, что делать. Интересно, их мои требования привели в такое состояние? Так это пожалуйста, я ещё могу понаглеть, даже поугрожать.
  - Значит так, вы меня отпускаете дальше по своим делам, и мы с вами расстаёмся, а не то я вам тут устрою, ролевики-затейники. Знаете, в гневе страшна любая женщина, а уж та, которая пришла из другого мира, тем более, - а потом я не сдержалась и более жалобно добавила, - Да и в подземелье я не хочу, не ждут меня там, вот щас возьму и зареву,- так жалко себя стало, но под их взглядами и поплакать даже не получится. Что они расстроенных девушек не видели? Да что за день такой!
  Всё! Это я уже гневаться изволила. Вечно у меня так с перепадами настроения. Типичный холерик. Вот только я холерик с долей сангвиника. Значит, сейчас разозлюсь, а потом начну искать положительные стороны, должны же они быть.
  - Где тут выход с вашего музея?
  - Смотря куда вам надо, - проблеял этот Пак и выразительно посмотрел на второго.
  А я, уперев руки в стол, грозно взирала на всё это безобразие. Внезапно, с другой стороны, абсолютно скопировав мою стойку нападения, резко стукнув когтями по столу (когтями?), серолицый заглянул в мои глаза. И он полыхнул. Нет не огнём, а каким-то светом. На лице появилась хищная ухмылка.
  - Добро пожаловать в мой мир, а выход, который вы так ищете в той стороне, - неопределённо показал он мне когтем, - он как раз приведёт вас в отведённые мной помещения.
  - Но...я...
  - И не спорьте. - мне, - В подземелье её! - Паку.
  А чернявенький посмотрел на меня с какой-то обречённостью, схватил меня под локоток и сдал кому-то в лёгких доспехах, при этом что-то ещё шепнул одному из них. Так я оказалась в подземелье.
  Что можно сказать об этом месте? Темно и сыро. Даже гадко как-то, особенно такой чистоплюйке как я. Я если голову с утра не помою, то на улицу даже не покажусь, а тут такое. Плюс ко всему, как я поняла из всего сказанного мне ранее, то я попала. Крупно так попала. Да я в другом мире. Хех! Но радоваться рано. Разбаловали меня демоны своей опекой, а тут такой приём мне устроили. Теперь я понимаю, почему Люцифер так реагировал на все мои просьбы 'погулять в другом мире'. Он - то знал, чем это может обернуться. А я не учла абсолютно ничего. Привыкла полагаться на других, а здесь нужно только на себя. Что ж, я учту. Я смогу быстро научиться на своих же ошибках, главное, надо выбраться из этой передряги.
  Решив обследовать место своего заключения, я приподнялась на цыпочки и внимательно осмотрела потолок. Ничего такой. Серенький, тёмненький, с паутинкой. Но пауков я не боюсь. Вельзевул ещё давно привил мне, что бояться больше всего стоит людей, а живность - она сама нас боится, а если её подкармливать, то ещё и помочь может. Только вот применения паучкам я пока не видела, как и еды: ни себе, ни им. Непорядок. Ладно, смотрим дальше. Окон нет. Плохо. Как же мне теперь ориентироваться когда день, а когда ночь?
  Дверь. Хотя это даже не дверь, а какая-то каменная махина с щелочкой для глаза, видно чтоб за пленником наблюдать. А вот фиг вам! В этот мир я пришла точно с той же 'экипировкой', с которой попала в Ад, значит у меня должны быть с собой несколько нужных вещиц с Земли. Достав из сумки ежедневник, вырвала листочек, скомкала и запихала в ту щелочку. А то мало ли.
  - Не положено! - бодро ответили мне снаружи, и листочек упал ко мне в ноги, винясь, что не выполнил возложенную на него миссию.
  - Ну и что! - вернула я листок туда, где по моему мнению, ему самое место.
  - Говорю же нельзя! И зачем ты туда его пихаешь?
  - Потому что я так хочу! - вспомнилось мне название одной комедии.
  - Мало ли чего заключённые хотят. Не положено!
  Я даже стала получать удовольствие от этой перепалки. Тоном нудного профессора я прочитала лекцию о свободе человека и конфиденциальности личной жизни оного. А ещё рассказала о том, что на Земле делают с извращенцами, которым приспичило за порядочной девушкой подглядывать. И видимо убедительно так рассказывала, что оттуда раздалось:
  - Ну ведь нельзя же!
&nnbsp;bsp; - А меня тут запереть сам Бог что ли велел?
  Ответа не последовало, поэтому измятый и замученный донельзя листочек бумаги торжественно был помещён на своё место. Только цвет его напоминал мне белый флаг, и настроение от этого снова упало.
  - А кормить меня будут? - теперь уже жалостно спрашивала я.
  - Указаний не поступало.
  Ещё и голодом морить хотят. Изверги. Я повозмущалась, но результатов это никаких не дало. Печаль. Значит, посмотрим, что мне предложит моя сумка. На самом сухом месте пола я расстелила свой чёрненький плащик и уселась, сложив ноги в позу лотоса, а рядом вытрясла содержимое сумки. Новенький, но уже потрепанный, ежедневник Super Girl, шоколадный батончик, минералочки маленькая бутылочка, помада, блеск для губ, телефончик, ключи от дома с кучей брелков, карандашик, пудра с зеркальцем, два носовых платочка и упаковка влажных салфеток. М-да, не разгуляешься, но уже лучше, чем ничего. Эх, жаль, что не курю, а то была бы тогда зажигалка или спички, а так без огня придётся обходиться. Об удобствах, ещё раз обведя взглядом сие помещение, можно было даже и не мечтать. Началось моё заключение.
  
  Так прошёл первый день. Второй день. Третий день я уже была бессильна. Хотелось есть и пить. Кашель сотрясал мою несчастную тушку. Я старалась больше спать. Во сне организм не требовал ни еды ни воды, даже боль и болезнь не чувствовались. Объятия Морфея спасают от всего, впрочем, если он заберёт мою жизнь во сне, то я даже ничего не почувствую, наверное, так будет лучше. Моё тело совсем ослабло. Я старалась не расплакаться, поэтому размазывала слёзы по впавшим щекам и проклинала тот день, когда уговорила Вельзевула отправить меня неизвестно куда. Никакой магии во мне не просыпалось, казалось, что она запертой птицей бьётся в моём теле. Наверное, это подземелье вытягивает не только физические силы, но и магические и душевные. Иначе, я не нахожу объяснения своему состоянию.
  
  А в это время Пак пристально наблюдал за своим повелителем, который всего за последние пять дней помолодел. У него были мысли по поводу того, чем вызвана эта перемена, но говорить не решался, вдруг ошибся. Но не только он отмечал оживлённость теперь уже не короля, а Императора. С ужасом вспоминая, что вытворял Великий в своём безумии, Эпакелиас опасался повторения. С момента исчезновении Титании прошла почти тысяча лет, а если быть точнее, то целых девятьсот девяносто девять. В день, ставший для него трагедией, Оберон постоянно ходил в её библиотеку и часами бродил среди пыльных книг, но это только последние двести лет. А поначалу всё было совсем не так.
  На следующий же день после трагических событий Оберон казнил всю делегацию демонов собственноручно, приказав из их крови приготовить себе ванну. После этого, ванна из крови демонов стала какой-то своеобразной привычкой. Демонов стали даже жалеть, но заступиться за них боялись, ведь теперь некому было принять на себя гнев повелителя. А дальше были ещё казни, выявления заговоров, шантажирование других народов, увеличение налогов, буйство стихий, природные катаклизмы. Все активно занялись поисками пропавшей королевы, но не было ни единой ниточки, которая могла бы привести к ней. А потом был всеобщий запрет на упоминание имени Титания и даже титула королевы. Этот запрет продлился лет сто, а потом был снят самим же королём по неизвестным всем причинам. Дальше король решил стать Императором, а значит верные ему так и остались верны, а те, кто противился или не хотел отдавать власть, были порабощены или уничтожены. Единая империя, которой он дал имя Фэрайа Тиании, стала одной из самых могущественных во всех существующих мирах, а в этом мире Император стал единым и полноправным правителем, слово и воля которого были незыблемыми и всеми исполняемыми. А ещё дальше была скука. Страшная, бессмысленная, режущая сердце и кромсающая душу скука, имя которой было одиночество.
  А сейчас намечались перемены. И хорошо бы, чтобы перемены были к лучшему.
  - Пак! Приведи ко мне иномирянку. Я хочу с ней пообщаться. Уж больно глаза у неё интересные, может она не так проста как кажется.
  - Великий, я бы с радостью, но прошло уже пять дней.
  - И что?
  - Я лишь хочу сказать, что в течение пяти дней ей не давали ни воды ни еды, да и подземелья для девушки места крайне суровые, поэтому, скорее всего она уже умерла или же находится на грани жизни и смерти, - елейным голосом сообщал слуга, с каждой секундой всё больше пугаясь огня, который разгорелся в глазах повелителя и которого уже так долго не было.
  Пака отшвырнуло к стене, а повелитель исчез в воронке телепорта, который вёл в камеру напрямую.
  
  На чёрном плаще в самом освещаемом месте лежала девушка, волосы которой стали белее снега. Чуть приоткрытые глаза ничего не видели и никого не узнавали, но горели изумрудами на бледном и осунувшемся лице. Фигурка, которая была итак худенькой и маленькой стала настолько хрупкой, что казалось, будто любое прикосновение может повредить.
  Оберон смотрел и не верил глазам. Слишком прекрасна и слишком хрупка снаружи, но с твёрдой волей и большой решимостью внутри - в этом была вся Титания. Его королева. Вот и сейчас глядя на девушку он видел их обеих в одном лице.
  - Кто ты? - вложила все силы она в голос.
  Оберон усмехнулся. Сейчас в своих белых одеждах с серебристыми волосами он наверняка казался ей ангелом, если она из-за слабости не могла узнать его. А может он казался ей монстром, так же как и всем остальным?
  - Забери меня отсюда. Забери. - на этом глаза прикрылись, и послышалось слабое дыхание. Девушка спала болезненным сном.
  - Как пожелаешь... я забираю тебя...себе.
  И мужчина магически скрепил сей устный договор.
  Император взял её на руки очень осторожно, втянув все когти, боясь даже поцарапать. Но перемещаться телепортом он не стал. Слишком нестабильно состояние его ноши, поэтому любое магическое изменение фона может стать фатальным. И он нёс её на руках, через весь дворец, не обращая внимания ни на кого. А все смотрели и не верили, что тот, кто проходит мимо, и есть Император.
  
  
  'Забери меня отсюда. Забери', - этот зов достиг спящего. И в покоях своей Аэго он открыл глаза. Император Тьмы, Князь Света, Предатель, Самый прекрасный Ангел, Падший, Сатана, Дьявол - всё это были его титулы. Титулы Люцифера.
  
  Глава 4.
  
  Тияра.
  
  Я спала. Не знаю, откуда была эта твёрдая уверенность, но я не умерла, а действительно спала. И сны мне снились на редкость удивительные. Я видела своего падщего ангела. Он был прекрасен, и ему хотелось доверить свою жизнь. Даже не так. Ему хотелось не просто доверить жизнь, а отдать. Я скучала по нему, я звала его. Но жизнь несправедлива. Это я ещё поняла, подыхая час за часом на холодной земле подземелья. А значит, не стоит ожидать ничего хорошего, впрочем, мое сознание периодически покидало меня - и это было не так уж и плохо. А потом мне приснилось, что я лечу. Лечу по незнакомым коридорам и комнатам, сквозь удивлённые лица и морды созданий и существ, которых никогда не видела ранее. А потом снова меня накрыло тьмой, только это была уже не моя тьма, а чья-то чужеродная, подавившая и подчинившая всю мою тьму, которой ничего не осталось кроме как уступить и сдаться во власть чей-то неведомой силы. А потом эта сила стала меня успокаивать, казалось, что она меня закутала в мягкое одеяло и баюкала как ребёнка. Вспомнились те, кого я оставила, но потом снова тьма. Когда это издевательство уже закончится?! И кто заберёт меня из этой тюрьмы?
  
  Пробуждение было внезапным и тревожным. Открыв глаза, я подумала, что нахожусь в шатре. К тому же было очень тепло, и этот факт совсем не сочетался с подземельем. Попыталась пошевелиться и поняла, что не в силах. А повернув голову, я поняла причину своего обездвиживания. Рядом со мной лежал серомордый, хотя теперь его назвать-то так уж очень тяжело, ведь выглядеть он стал не в пример лучше. Ну даже пусть бы и лежал рядом, я бы мож ещё и не возмутилась, но он...он голый, ну хоть я в короткой лёгкой тряпочке(по-другому это не назовёшь!)! Слов нет! Одна его рука была для меня подушкой, вторая рука лежала на талии, и не просто лежала, а прижимала к себе, а нос наглеца уткнулся мне в макушку, серебристые волосы, казалось, окружали меня как змеи повсеместно. Приподняла глаза и собралась сдуть чёлку, но увидев, что мои волосы стали седыми и очень-очень длинными меня охватила паника и негодование.
  - Чтоб всех вас чёрт побрал со своим миром, вашим фэнтези и голыми мужиками! Нет, я, конечно, девушка современная. Я не расистка, у меня нет предубеждений, да и на отношения я смотрю свободным взглядом. Но когда ты оказалась в другом мире без каких-либо прав, тебя к себе на кровати размером с футбольное поле прижал огромный голый мужик, который до этого хотел твоей смерти, а волосы в раз поседели, то истерика - это то, что доктор прописал! Но мне нельзя поддаваться эмоциям, а волосы можно и перекрасить, если уж на то пошло.
  - Убери ж ты эту руку!
  Я завозилась на месте, пытаясь скинуть с себя непосильный груз одной рукой, пытаясь второй накинуть на этого нудиста простынь, которая валялась почему-то у меня в ногах. Но у одной моей руки не хватало сил, а у другой - длины. Проделав почти акробатический трюк мне удалось пальцами ноги зацепить горе-простыню, подтащить к себе, и дотянувшись уже рукой, накинуть на беловолосого. Но та накрыла его лишь до колена. Упорно, не зная, куда деть глаза подтянула простынь на него до пояса. Одна маленькая победа! Всё-таки нужно вести себя достойно, а то если узнают... Даже думать об этом не хочется!
  Его рука с меня таки не скидывалась, а лишь сжималась на мне крепче при каждой попытке. А после моей самой отчаянной попытки, его вторая хваталка, которая до этого служила мне подушкой, опустилась ниже - в уровень шеи. В итоге, я оказалась уже сжатой этими тисками с двух сторон без малейшей надежды на освобождение. Это навело меня на мысль, что мой мучитель уже не спит и забавляется моими бессмысленными попытками освободиться. Но вот только бессмысленные они для него, а для меня в них смысла ого-го как много!
  - Тебе нужен сон, отдых и тепло, чтобы восстановиться. - расщедрился на пару слов этот тюремщик, дыша мне в затылок и сжимая крепче.
  - Сжимаешь слишком сильно. Больно же! - возмутилось всё моё существо.
  - Точно. Всё забываю насколько ты хрупкая, иномирянка.
  Вот даже по голосу слышу, что ухмыляется. И чему мне вот интересно. Он даже извинений не принёс за моё заключение или за крепкие сжимания моей тушки. Я обиженно засопела.
  - Сам ты, иномирянин!
  А в ответ мне раздался его грудной смех, который постепенно перерастал в почти мальчишеский. Хватка на мне ослабла, и я отодвинулась от этой живой наглой грелки.
  Вот смотрю на него и думаю: кто он такой, почему я здесь, почему он здесь, как вернуть свой цвет волос и вообще как убраться отсюда поскорее. И кстати, последний вопрос для меня самый значимый.
  - Не хочу тебя расстраивать, но уйти ты не сможешь.
  - П-п-почему это? - задрожал предательски голос. Мне было всё равно: прочитал ли он этот вопрос на моём лице или же в моей голове. Меня интересовали лишь мои шансы вернуть свою старую привычную жизнь.
  - Этот мир принял тебя, а, значит, отпускать не собирается. К тому же, ты заключила со мной договор. Или забыла уже? Ай-яй-яй! Как нехорошо так обнадёживать прекрасного мужчину. М-да, смотрю у него синдром принца развит, или нарциссизм, по-другому говоря. Ох, и не нравится он мне. Темнит. Какой ещё договор, чёрт бы его побрал! Я ничего не помню: ни о сделках, ни о договорах.
  - И что же я тебе такого наобещала? - и сарказма побольше, чтоб не радовался, а он смотрит на меня уже по-другому, будто бросится на меня сейчас и убьёт. Что ж у него за перепады настроения? Мало того, что поседела и чуть не померла, так ещё и на психа нарвалась. Помнится, говорил мне Дантэ: ' Не связывайся с психами, а то сама такой же станешь...', правда это касалось Велиала.
  - Не скажу. Договор скреплён магически, а, значит, если не станешь его соблюдать, то станешь просто марионеткой в моих руках - оскалился - то как довольно. Гад!
  - А разве я уже не марионетка? Ты только и делаешь, что власть свою показываешь. Смерти моей хочешь? Так надо было всего денёк подождать! Фьить! И не стало бы меня. Права мне тут качаешь?! Так обратно в камеру забрось. Это только в первый раз страшно, а потом привыкаешь. Пусть злится. Надоело. Домой хочу! К маме! А мама у меня, ух, какая женщина, богиня. Если верить прочитанному мной когда-то, то после смерти в чужом мире - попадёшь в отправную точку. А для меня это Ад. Кому скажи: хочу попасть в Ад. Была не была. Надо проверить. Двум смертям не бывать, а одной, подлюки этакой, не миновать. Ой, от Люцифера как влетит, наверняка, он уже проснулся и ждёт не дождётся моего возвращения. И ведь из-за этого серомордого мне попадёт больше всего, демоны же ревнивы. Если бы мой злой взгляд мог убивать, то этот представитель сильного пола, что сидит напротив, был бы уже убит раз сто точно.
  - Вот смотрю на тебя и думаю: откуда в таком хилом и маленьком тельце столько воли и эмоций? Столько страсти?
  Ой, а это уже неожиданный поворот. Псих-извращенец! Я его взглядом убиваю, а он не реагирует, точнее реагирует, но неправильно. И приближается ко мне на кровати так...так...так эротичненько. Точно, сама скоро стану извращенкой, если на меня так будет смотреть подобный экземпляр. Провоцировала его на гнев и злость, а оказалось, что пробудила в нём совсем другие чувства и желания.
  - Возьми себя в руки. Ну зачем такому нарциссу, тьфу, красавцу, такая немочь бледная как я, ноги короткие, характер вредный, а сейчас даже седой стала.
  Не, ну кто меня за язык тянет?! Найду мыло, промою рот, чтоб сначала подумать, а потом сказать. У него такие же волосы. Может у них это красивым считается? Хотя ему и вправду идёт.
  А его хапалки снова меня сцапали и сжали. Попыталась освободиться. Результат очевиден.
  - Ты как бабочка, которая трепещет в паутине. Бьёшься и бьёшься, настаивая на своём. Я знаю, чего ты хочешь, но дать тебе это у меня нет никакого желания. Мне нужен кто-то подле меня, подобный тебе, чтобы не скучать и не сходить с ума. Я дам тебе свою силу, магию, даже власть и деньги, которые вы, иномиряне, так цените. Ты сможешь начать искать путь своего возвращения. Но чем больше ты будешь получать от меня, тем сильнее я буду оплетать тебя своей паутиной интриг. Если ты увязнешь в ней, то растворишься в этом мире и во мне, а если же нет - сможешь найти то, что было утеряно. Как видишь, всё просто. Учти только, что своим самым верным союзником будешь ты сама. А насчёт седины не переживай, как проснёшься, то я верну тебе твой первоначальный цвет, хотя мне нравится этот поистине королевский серебристый блеск.
  Нашёл чем меня к себе привязать! Деньгами?! Властью?! Смешно. Уж чего-чего у меня в избытке, так это денег. Магии своей хватает, а сила - это вообще понятие растяжимое. И ведь смотрит на меня, ожидая, что я наброшусь на него. А вот 'виг вам'!
  Поцелуй не застал меня врасплох, а вот то, как он целовался было выше всяких похвал. От его поцелуя все мысли не просто вылетели из головы, они испарились, как будто их там никогда и не было. Сопротивляться не был сил. А он сжимал меня всё сильнее, прижимая к себе всё крепче и крепче. Всё его внимание было сконцентрировано на мне, будто сейчас я для него целая вселенная загадок.
  - Не отталкивай меня и не бойся. А я тогда... буду беречь тебя. - шепнул он мне, кусая мою мочку уха.
  А ведь я никогда не мечтала провести ночь с фэнтезийным супер-пупер-мужчиной. Да я о нём даже ничего не знаю. А ведь и сил совсем нет сопротивляться. Да и вообще, почему я не кричу и не брыкаюсь. Меня ж сейчас тут... И почему в моём случае общие правила не работают?! Где тот мужчина, который пообещает не принуждать и ждать до свадьбы? И вообще я боюсь этого индивида, нависающего надо мной словно гора, я ж по сравнению с ним такая маленькая.
  - Ш-ш-ш! Малыш! Ну что это за слёзки? Я буду нежен, и ты не захочешь уйти.
  И где он там слёзы увидел? Это освещение такое гадкое, темнее нужно сделать. Так, не о том думаю.
  - Может, всё-таки...
  - Нет.
  И меня снова поцеловали, а та тряпочка, что была на мне, уже валялась где-то на краю кровати. Что там говорят '...если не можешь изменить ситуацию, то приспосабливайся и наслаждайся...'. Но это не мой случай!!!
  Собрав последние силы, я с силой оттолкнула от себя мужчину. Удивление и раздражение скользнули по его лицу, на котором уже через пять секунд отлично смотрелся след моей ладони. Пощёчина взбесила несостоявшегося любовника, сверкнули холодным золотом глаза, и я провалилась в небытие.
  
  Не помню, когда и как я заснула. На душе было мерзко.
  
  Закую сердце в доспехи,
  Чтобы не было прорехи,
  Чтобы жизнь текла спокойно,
  Чтобы не было мне больно.
  Ограждаю сердце рвами,
  Чтоб его не разорвали,
  Чтоб оно и дальше билось,
  Чтобы просто не разбилось.
  Для себя ж создам я клетку,
  Жизнь - обёртка, не конфетка;
  Поняла я это рано, -
  На душе остались раны.
  Век сидеть в своей мне клети,
  И жалеть, что мы не дети:
  Жизнь за жизнью разбиваем
  И обиды не прощаем.
  
  И почему вспомнились мне давние стихи Ламии. Видно под настроение.
  Так и я поступлю, закую себя в доспехи. Ясно же как день, что я очередное развлечение, да и тюремщик мне очень странный и безжалостный попался.
  Посмотрим, кто кого, моя жестокая сказка!
  Служанки, которые даже не смели смотреть в мою сторону, появились с одеждой тихо и размеренно, и абсолютно также они ушли. Напротив меня оказалось три манекена с одеждой. Все платья были по-своему красивы, они даже напоминали мне чем-то наряды девушек гаремов, которые я мельком видела, когда демоницы смотрели очередную душещипательную серию земного сериала. Мысль о друзьях больно кольнула. Почему-то моё воображение представило недовольное лицо Дантэ и его создателя, а если бы я познакомила его с ... А ведь я даже имени его не знаю, впрочем и он моё, вроде тоже. Дожили. Ну да ладно. Я девочка умная, современная - он надо мной не властен, а платьишки свои с камешками может себе засунуть в прекрасное далёко. Мне этого добра не надо. Оденусь как гордая гречанка. Где там шёлковая простыня? Эх, жаль, что не белая.
  Нисколько не жалея великолепие кровати, ну не привили мне любовь к украшениям должным образом, отряхнула свой будущий наряд. Кое-где завязала, кое-что подправила, нашла простой поясок и вуа-ля - я готова. Тёмная простынь смотрелась на мне как свободное платье дизайнерского пошива, белые волосы, которые мне обещали перекрасить, но не перекрасили, смотрелись шикарно с таким прикидом. И даже отсутствие косметики не портило меня. Посмотрев на всю обувь, что ровнёхонько стояла у платьев, я пришла к выводу, что если бастовать, то босиком. Так и пошла: босая, с распущенными волосами, в простыне. Ой, как хорошо, что меня никто здесь не знает, а то со стыда сгорела бы, но это не тот случай. Подобрав подол своего наряда одной рукой, а второй, открывая дверь, я вышла из спальни. Думала увидеть слуг и стражу, а тут не было никого. Совсем никого. Но чувство, что за мной наблюдают, не покидало. Так я и шла ведомая своей интуицией, поворачивая то налево, то направо в этих изысканных и бесконечных коридорах, и дошла до массивных дверей.
  Огромные двустворчатые двери казались сделанными из цельного дерева. Гладко налакированная и отполированная поверхность отражала моё отражение.
  - Может, сами откроетесь? - подумала я, объективно оценивая свои попытки открыть это творение рук человеческих. Вот человеческих ли? И вообще не так они должны выглядеть. Совсем не так.
  И они начали меняться. Самое, что интересное, вместо дверей оказалась арка, занавешенная белой сетчатой тканью. Исчезли стены. Я сделала шаг вперёд. И оказалась под открытым небом. Небесная лазурь радовала глаз, а белые пуховые облака формировали из себя разные причудливые фигуры. Медленно идя вперёд, я отмечала боковым зрением, с каким выражением лица на меня смотрели те, кто находился по краям этой странной комнаты.
   А впереди меня на искрящейся каменной глыбе восседал тот, кого я хотела бы видеть в последнюю очередь. Он впился своим колючим взглядом в мою фигуру, и его жёлтые безумные глаза метали молнии. А где-то вдалеке раздался раскат грома.
  - Неужели Титания? - раздался первый голос.
  - Не может быть, посмотри, одета как нимфа. Королева бы никогда...- шепнул ему второй.
  И кто это такая? Какая-то королева... Не я и ладно! Хотя имя резануло слух. А насчёт нимфы, то мне даже приятно.
  Так значит, господин жестокость, вы король. Вот тебе и картина маслом. Теперь мне ясно откуда у него такой взгляд и такие манеры.
  - Король, значит! - сказала я, остановившись на расстоянии трёх метров от каменной глыбы, сложив руки на груди.
  - Перед вами Оберон Великий, Император Фэрайи Тиании, Властитель всего мира Эдинара. - ответил мне сбоку тёмный дворецкий.
  Теперь и имя знаю и титул. Как же мне дуре несказанно повезло. Попала в загребущие ручки самого императора. Щас растаю от умиления. А жёлтые глаза наблюдают за мной всё пристальней, будто душу хотят вывернуть наизнанку, но ведь молчит же, зараза.
  - А ты кто такой?
  - А я, стало быть, Эпакелиас Атар ДэВаст, герцог Ранарский, доверенное лицо и личный секретарь Императора.
  - Ясно, на побегушках, значит. Будешь Паком. И нечего смотреть на меня таким шокированным взглядом. А то будет тебе ыбть.
  Ага, решил меня тут как девочку впечатлить. А вигвам вам известен?! Но злость из жёлтых глаз исчезла. Там теперь такие чувства отражаются. Ой, мама! Интерес, жажда, желание. Зря я всё-таки платьице не надела, всё ж приличней бы было.
  Стоило только подумать об этом, как одна из колыхающихся сеток полетела прямо на меня. Я даже испугаться не успела, да и удивиться, впрочем, тоже, как она, словно мантия, легла мне на плечи, закрывая плечи, руки и грудь.
  - Все ВОН! - поднялся со своего милого креслица мистер величие. И ведь исчезли все. Будто и не было. Даже Пак попятился к выходу, а потом просто исчез. Я даже растерялась, а по зале стал проказничать ветер.
  - И что это за выходка?
  - Которая тебя интересует? Ой, простите, вас, ваша заносчивость.
  Я ещё реверансик такой состряпала, что даже сама удивилась. Вот что значит интернет и телевидение, да адские балы. Дают культуру в массы, можно сказать.
  - Прекрати паясничать. Тебя так не устроили платья, что ты решила прийти в простыне в тронный зал? И вообще...
  А ведь он распаляется. Ругается так интересно. Я аж заслушалась, но меня не так просто напугать мужским недовольством. Страшнее Императора Тьмы в гневе нет никого, пусть бы перед ним права покачал, уж тот бы ему объяснил, что его любимую Аэго трогать нельзя. Эх, мечты. Надо остановить этот его словесный по...ток, а то надоело уже.
  - Ясно.
  - Что ясно? - обалдел он.
  - Всё ясно.
  Главная фишка после этого гаденько улыбнуться, чтоб у твоего оппонента сложилось впечатление, что он полностью проиграл тебе ещё не начав говорить. Вот и мой оппонент растерялся и запал растерял, видно, не привык к такому обращению. Неужели думал, что я теперь буду как покорная собачка по его требованию выполнять команды? Ну, уж нет.
  Наверное, мы бы так и смотрели друг на друга, пытаясь показать кто круче, но Пак появился между нами также внезапно как и исчез.
  - Император, к вам делегация вампиров.
  Вампиры?! А что такого? Должны быть и вампиры, куда же в моём сумасшествии без них. Хотела всю жизнь встретить настоящего, без примеси демонической крови? Получите! Распишитесь!
  Вспомнились мои томные вздыхания о вампирах, когда я смотрела и читала Дракулу. Ведь это до сих пор один из самых моих любимых героев. Я даже в будущего сына хотела назвать Владиславом. И имя хорошее и... просто мне нравится. Да и Люцифер ни под каким предлогом не разрешал мне видеть ни вампиров ни оборотней. Низшие, как он говорил, не достойны благодати лицезреть меня.
  - И что? - зарычали на него.
  - Её возглавляет Верховный - прошептали побелевшие губы секретаря.
  - Уводи мою гостью и приглашай Апполиона.
  - Закройте лицо и скройте волосы, пожалуйста, госпожа - обратился Пак уже ко мне. Резануло по ушам его 'пожалуйста' даже больше чем 'госпожа'. Видно есть причина этому. И я послушалась. Ценю вежливость.
  И ещё имя Апполион. 'Губитель'. 'Ангел Бездны'. Я помню, что Вельзевул когда-то давно говорил о демоне-вампире, который ушёл странствовать. И что некто Апполион смог сам подняться с самого дна Бездны и уйти в другие миры, а это, поверьте, говорит об очень сильном характере. Мы шли к выходу, а нам навстречу шло вампиров десять. Впереди шёл вампир с крыльями, и сложены они были плащиком - красота. Жаль, что на его голове капюшон, но это не страшно. Хочу его за крылья подёргать, хочу с ним полетать и просто хочу на клыки его посмотреть. А ещё хочу: накормить его чесноком, подарить серебряный крест, заставить посмотреться в зеркало и проверить все остальные мифы. И сейчас во мне говорит вовсе не садист, а экспериментатор, который жаждет новых открытий во имя науки.
  - Не смотрите на них, - зашептал Пак, когда мы почти столкнулись с делегацией нос к носу.
  Поздно сказал. Мои глаза встретились с бездной глаз не вампира, как я ожидала, а демона. Ясно, почему он стал верховным, ведь ни один вампир не сможет тягаться с чистокровным демоном Ада. Он споткнулся, а я улыбнулась. Осколок его души зазвенел, будто пытался что-то мне сказать. Так и разошлись, оставив странное впечатление о друг друге. А ещё остался интерес и любопытство.
  Знала бы, чем мне это выльется, смотрела бы в пол!
  
  (Телепатия)
  - Узнай всё, что только сможешь о белокурой девушке, которую так пытались от меня спрятать.
  - Как прикажете, Верховный.
  
  Пак.
  
  Я довёл девушку до дверей, передавая её в руки леди Мааб, глаза которой полыхнули безграничной преданностью и любовью, как только она увидела иномирянку. Да что там говорить, если бы не дурной тон да неподобающее воспитание, которое, скорее всего, было привито девушке в другом мире, то она несказанно походила на пропавшую королеву. Я и сам затаил дыхание, когда она вошла в тронную залу. Да и Великий реагирует на неё слишком эмоционально. Где это видано, чтобы Император в своих покоях поселил девушку, которую толком и не знает?! Но слишком много указывает на то, что иномирянка не является Титанией. Во-первых, выходец из другого мира просто не может быть нашей королевой - это аксиома. Во-вторых, как сильно бы не напоминала девушка волосами и глазами королеву, черты лица и телосложение было другим, пусть даже хрупким, но не тем же. Впрочем, если поразмыслить, то можно было привести ещё несколько серьёзных доводов против.
  Но сейчас вовсе не это беспокоило меня. Слишком странное стечение обстоятельств: недавно прибыла иномирянка, а сегодня с делегацией тут как тут вампиры, да ещё и с Верховным во главе. Для императорского дворца, где десятилетия правили то пустота, то разруха, то одиночество, а иногда и безумие - такое количество визитов было очень подозрительным. Видимо, Судьба снова затеяла свою игру. Уж слишком не любит эта капризная богиня моего повелителя, и причиной её милости или гнева всегда было лишь настроение королевы, её любимой дочери.
  А ведь Апполион тоже когда-то был связан с Титанией сильными узами, которые Оберон разорвал. Судьба благоволила всегда Апполиону, но потом, по известным лишь повелителю причинам она бросила своего почитателя и ученика, повернувшись спиной к Верховному, отказавшись плести нить его судьбы. Так зачем же Судьба снова решила столкнуть двух мужчин, которые сами плетут полотна своей жизни. Неужели ей скучно? Ведь она не любит сюрпризы, а значит, во всём этом есть намного более глубокий смысл.
  - Ну здравствуй, Апполион. Не могу сказать, что рад нашей встрече, но должность обязывает. Не так ли?
  - О Великий Оберон, даже не смею выказать вам непочтение своим нежеланием нашей встречи.
  - Вот как?
  - Именно.
  Я смотрел на этих двух правителей и ощущал себя ничтожеством. В принципе, за столько веков, проведёнными мной в качестве правой руки Великого, я успел принять многие вещи, а некоторые даже переосмыслить. Единственное, что я не могу простить своему Императору, как и многие другие представители не только моего народа, так это исчезновения королевы. Великий и Верховный разговаривали так, будто встретились впервые, соблюдая жёсткий официоз, но в каждой произнесённой фразе было столько зла и желчи, что находится рядом с ними, было просто опасно. Тёмная аура ненависти и разрушения витала в воздухе. Поговаривали, что когда-то очень давно, когда Император был ещё королём, а Верховный только встал во главе своей расы, то имела место кража. Но вот кто у кого, а главное: что выкрал, - то этого не знал никто лишь кроме этих двоих, да богов. Слишком, видимо, большую ценность представляло то сокровище, из-за которого двое сильнейших воюют до сих пор. Эх, хотелось бы мне узнать подробности той истории, хотя, меньше знаешь - крепче спишь. Наверное, это как раз те золотые слова, которые сейчас мне нужны, чтобы остановить своё воображение и снова принять на себя роль верноподданного секретаря и слуги своего господина.
  А ведь странно, что разговор был пусть и на важные темы, но не настолько, чтобы их приехал обсуждать сам Апполион. Да и мой повелитель смотрит на него с подозрением и разгорающейся яростью. Уж мне этот взгляд знаком как никому другому.
  И что же вампир хочет разведать у нас, что даже прибыл в столь ненавистный ему дворец повелителя?!
  Надо подумать об этом на досуге...
  Да и вообще, не мешало бы систематизировать в голове все последние события. Важно понять причинно-следственные связи, а для этого надо перво-наперво разобраться с гостьей и выпроводить под любым предлогом вампиров, чтоб не мешали и не мешались.
  
  Тияра.
  
  Эх, наверное, на сегодня для меня гороскоп должен бы быть следующим: 'Старайтесь сдерживать свой характер и любопытство - в дальнейшем это принесёт положительные результаты'. Но я не сдержала ни характер, ни любопытство, так ещё и мелких пакостей наделала в своей комнате служанкам и Паку, что они смотрят на меня взглядом 'жестоко убить, глубоко закопать'. И всё-таки мне кажется, что это не самое страшное, что меня ожидает сегодня. Чую, ой, чую, объявится Мистер Высокомерие и будет меня воспитывать.
  А вот и его шаги слышно, да и служанки стали убегать через другие двери-выходы. Аж не по себе как-то! Надо перехватить инициативу!
  - И зачем же Император решил посетить эту иномирянку? - я ещё и реверанс снова сделала, уже второй раз за сегодня.
  - Прекрати паясничать!
  - Ого, и снова эта фраза дня.
  - Тия, не провоцируй меня. Ты не знаешь, каким я могу быть жестоким.
  Если честно, то в тот момент, когда он обратился ко мне по имени, я растерялась. Ведь я совсем не помню, чтобы говорила его. А ведь он назвал меня не просто моим полным именем, а именно таким, каким звали меня лишь близкие. Некоторым демонам же больше нравилось сокращение 'Яра', ведь оно не похоже на моё изначальное имя.
  - Я не говорила тебе...Вам своего имени.
  Из его глаз исчез гнев, словно его и не было. Действительно псих, так часто переходить из одного эмоционального состояния в другое.
  - Неужели ты думаешь, что я поселил бы в свои покои девушку, о которой не знал бы ничего, даже имени? - улыбнулись мне в ответ.
  - Но откуда?
  - Что откуда?
  - Узнал...?
  - Пока я не расскажу тебе, но потом ты и сама догадаешься. А насчёт твоей сегодняшней выходки, я, пожалуй, забуду. Всё-таки твоё поведение, скорее всего, является реакцией на стресс. Я не подумал об этом ранее. Но теперь я исправлюсь. С сегодняшнего дня я приставлю к тебе леди Мааб, чтоб она следила за твоим гардеробом и за всеми остальными вещами, которые тебе понадобятся. Если возникнут проблемы, то ты всегда сможешь обратиться к Паку, в принципе, я буду не против, если ты обратишься со своими проблемами ко мне.
  - Как только, так сразу - пробурчала я недовольно. Своим сегодняшним протестом я добилась только того, что ко мне приставили надзирателей.
  - И что тебе опять не нравиться?
  - Всё. Домой хочу! Может ты, такой Великий, сможешь меня отправить? Не знаю как, магией, ритуалом, желанием...
  Он сразу оказался рядом. Приподнял меня над полом так, чтобы я смотрела ему в глаза, и с твёрдой уверенностью правителя чётко ответил:
  - НЕТ!
  - А может..? - пыталась я сказать что-то ещё.
  - Нет, я сказал.
  После, меня так же на руках несли к столу поесть. Зря я босиком решила бастовать.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Бюте "Другой мир 3 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"