Атапин Евгений: другие произведения.

Под счастливой звездой.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Наша планета выполняет функцию исправительного лагеря. Именно сюда ссылаются провинившиеся души.
  Любовь Панова. Ренат Гарифзянов. "Откровения ангелов - хранителей"
  
  Художник.
  
  Неприглядная внешность Михаила не позволили ему обрести семейное счастье. Высокий и худой, сутулый, с вытянутым, мрачным лицом напоминающим статую с острова пасхи, Михаил был стеснителен и робок. Уверенный в своем безобразии, он даже не пытался знакомиться с девушками, страшась их. Его неспособность стремиться к чему бы то ни было, робкая инфантильность, не позволили ему добиться успеха в жизни. Все это привело к тому, что Миша остался одинок, зарабатывая себе на хлеб неквалифицированным трудом грузчика в алкогольном магазине, за небольшую зарплату. Отсутствие денег и положения в обществе, также способствовало его не востребованности среди женщин. Он жил, не зная радости, обреченно влача свои серые будни. Одиночество и тяжелый труд, бедность и будничность сопровождали его изо дня в день. Михаил не ждал от жизни уже ни чего, еще в ранней юности похоронив надежды на лучшее. Каждый раз, угрюмым и сгорбившимся он приходил с работы домой, где его никто не встречал, где его ждала холостяцкая квартира и холостяцкий ужин, каждый раз угрюмым и сгорбившимся он шел с утра на работу, куда его никто не провожал, и где его ждали ящики с товаром. Он трудился для того, чтоб прокормиться, и кормился для того, чтоб продолжать влачить свое жалкое существование, заключающееся в постоянной, тяжелей, опротивевшей работе. Но если нет близкого человека и любимой работы, в чем же тогда искать радость, зачем тогда жить. Единственное счастье Михаил находил в живописи и созерцании природы. Он был художник, и все свое свободное время проводил за чертой города в лесу, рисуя пейзажи. Уединившись в свое свободное время на лесной поляне, Михаил в эти редкие часы наслаждался жизнью, стремясь запечатлеть красоту природы на холсте. В эти моменты он был по настоящему счастлив. Любование природой, рождало странные желания и мечты. Одинокий художник хотел стать зайчиком, питаться ягодами и грибами, греться мехом, лечиться травами и все время проводить в безделье, любуясь красотой леса и наслаждаясь пением птиц и лесными запахами. Он хотел стать птичкой, чтоб созерцать с высоты птичьего полета леса, поля, реки, холмы и озера, пением встречать золотой рассвет и засыпать, пряча голову под крыло с закатом солнца. И желал не тратить свою жизнь на тяжелый труд, лишающий человека радости жизни. Именно такую жизнь он видел во сне. А во сне Михаилу снилось, что он златокудрый красивый юноша, с ангельской внешностью, живущий в райских садах средь ярких цветов, зеленых лесов и цветущих полей, среди таких же как он прекрасных созданий. Ему снилось, что он умеет летать как птичка и наслаждаться видом зеркальных озер и рек, густых лесов, зеленых холмов и цветочных долин. Снились необычной красоты девушки и смазливые мальчики (впрочем, отличить одних от других не всегда удавалось) и все они влюблялись друг в друга, и все обитатели сказочного сна любили Мишу, а Михаил любил их всех. Дивная природа (похожая на земную, но несравненно более прекрасная), прекрасные создания (похожие на людей, но несравненно более красивые) заполняли Мишины сновидения. И те красивые жители Мишиного сна называли его другим именем, брали его за руки и уносились вместе с ним к голубым высотам в солнечные ясные дни, и к россыпью разноцветных драгоценностей звезд в таинственные ночи. И во время таких полетов звучала божественная, неземная музыка. Но в сон художника, вероломно и грубо врывался звон будильника, который возвращал его к хмурой реальности, реальности, где он являлся всего лишь работягой грузчиком с грубой, бурлаковатой внешностью. А дальше с утра до вечера развоз товара по точкам и разгрузка машин, тяжелый труд, занимающий большую часть жизни. Возвращение в конце рабочего дня в одинокую, холостяцкую квартиру, тоскливый вечер в четырех стенах и т.д
  
  Явились из темноты.
  
  В очередной субботний день, в свой долгожданный выходной, Михаил расположился на лесной поляне, своем излюбленном месте, захватив с собою краски и мольберт. Он предавался любимому делу до позднего вечера, но, так и не закончив картину, решил оставить до завтра. Августовским вечером, темнело заметно раньше и время для работы оставалось меньше. Художник собрал кисточки, прихватил мольберт и немного задержался на поляне, наслаждаясь прохладными сумерками. Грустное очарование осени не за горами, и это приятно волновало Михаила. Небо становилось темнее, уже зажглась вечерняя звезда на темно голубом небе, лес утратил свой зеленый окрас, все больше превращаясь в черный силуэт волнообразных вершин над лесной поляной, на фоне возгорающихся звезд замелькали крылышки летучих мышей, беззвучных и таинственных вестников ночи. Уходить не хотелось, но темнело слишком быстро, поэтому художник застегнулся и, прихватив вещи, направился домой, опасаясь потерять в темноте дорогу и заблудиться. Тропинка вела через лес к окраинам города, с обеих сторон ее обступали стволы высоких деревьев. Узкая полоса неба тянулась меж деревьев и вдоль тропинки, с нее заглядывали звезды. Михаил приостановившись, задрал голову вверх. Он поздоровался со знакомыми звездами и созвездиями, заглянувшими к нему, и еще раз пожалел о раннем уходе. От любования чудесами природы голова у Миши закружилась. Темный лес с обеих сторон от дороги начал издавать таинственные звуки, немного страшные, но этот страх был приятен художнику, он любил тайны природы и неизведанные чудеса темного леса. Должно быть ночные птицы, никем не видимые издают жуткие звуки похожие на человеческий крик, или пугающий смех. Все это напомнило художнику о его снах, снах, где он жил посреди такой же природы и никогда не разлучался с ней, будучи ее составной частью. Те же волшебные ночи, густые, устрашающе манящие леса, пугающие звуки, яркие звезды и все это сливалось в нечто непостижимо для человеческих чувств прекрасное. Михаил, пребывая в ночном лесу, испытал подобие мистического восторга, испытанного им во сне. Переведя дух от накативших ощущений, Михаил пошел дальше и замер... В нескольких шагах от художника возникли черные, молчаливые фигуры, они стояли на тропинке, преграждая художнику путь. Михаил вздрогнул. "Грабители" пришло ему на ум. Но у Михаила кроме мольберта и красок ничего нет. Художник со страхом ожидал действий со стороны встречных. Привыкшие к темноте глаза разглядели четыре фигуры, замершие в нескольких шагах, и будто сами чего то выжидавшие. Трое из них, судя по силуэтам, имели длинные волосы, а блеск глаз всех четверых, указывал, что и они пристально смотрят на художника. Вдруг одна фигура отделилась от остальных и приблизилась к Михаилу. В свете звезд проявился образ бомжа, бродяги, оборванца. В грязном, рваном пальто, в разбитых, грязных ботинках, с густой, растущей от самых глаз бородой, приблизившийся протянул к Михаилу руку. Миша попятился, боясь увидеть в руке бродяги нож. Но незнакомец лишь положил руку на плечо художника и произнес.
  - Ну вот мы и нашли тебя Джефф.
  - Кто вы? - испуганно спросил художник.
  - Меня зовут Ариус, но это мое неземное имя.
  - Простите.
  - Джееефф - протянул бородатый, после чего обхватил ладонь Михаила своей и начал жать. - Джееефф - продолжал он - Как же давно мы с тобою не виделись.
  - Я вас не знаю.
  - Молчи. Ты знаешь меня, просто не помнишь.
  - Ну, я я - заикнулся художник.
  - Эмилия, Эзар, Садальмелик - произнес бомж.
  - Простите?
  - Ну хорошо, ты вспомнишь, обязательно вспомнишь - проговорил бомж и обнял Михаила, еще раз назвав его странным именем - Джееефф.
   После того как бородатый отпустил Михаила, к нему приблизилась другая фигура. Небольшого роста, коротко стриженный, улыбчивый и азиатской внешности человек, в свою очередь схватил освободившеюся руку художника обеими руками и затряс ее.
  - Меня зовут Ардак, ты помнишь - сверкая белыми зубами на фоне грязного лица, проговорил подошедший.
  - Нет - Не скрывая озадаченности, ответил Миша.
  - Ардак, Ардак - тряся Михаилу руку, продолжал повторять грязновато одетый, похожий на гастарбайтера второй представившейся. - Ооо, я всей душой чувствую в тебе брата.
   Приблизилась третья фигура. Из темноты на Михаила смотрела страшная физиономия. Длинные, слипшиеся волосы, обрамляли пугающее и уродливое лицо. Высокий лоб, на выкате глаза, большой, горбатый нос, искривленный рот, вытянутый подбородок, создавали весьма непривлекательный образ, напоминающей тевтонца или инквизитора.
  - Рауль - представился третий, пожимая Михаилу руку.
  - Михаил - Промямлил художник.
  - Как я рад тебя снова видеть Джефф - будто бы не слышал произнесенного имени горбоносый. После чего обнял Михаила, прижав к своему телу, покрытому длинным, черным плащом.
  Четвертая тень, дождавшись своей очереди, так же приблизилась к художнику. К удивлению Миши перед его взором возникла девушка. Из под челки волос, художника пронзил строгий, совиный взгляд необычно красивой девушки, но строгость взгляда тут же смягчила на редкость приятная улыбка.
  - Меня зовут Брокки - представилась девушка. - Ты узнаешь меня?
  - Эээ - издал невнятный звук Михаил.
  - А помнишь, как мы летали с тобой, взявшись за руки, под ночными звездами и в призрачном свете Гонории. Звучала божественная музыка небесных сфер, и мы сходили с ума от наплыва чувств.
  - Эээ.
  - Мы скоро вернемся Джефф, и все повториться - не давала выговориться Михаилу девушка, и обдав художника ароматом духов, исходящим от короткого осеннего пальто, обняла его.
   Миша растерялся.
  - Ну раз уж мы все в сборе пора начать разговор - предложил назвавший себя Ариусом. - Здесь неподалеку несколько бревен, там и расположимся. Идемте, и соберите хворост по пути, немного согреемся.
  Ариус повел компанию в глубь леса, освещая дорогу идущим карманным фонарем, и предупреждая где следует быть осторожным, чтоб не спотыкнуться. Миша с тревогой последовал за остальными, он испытывал заинтересованность и был слегка напуган. Идущие за Ариусом, набирали сухих веток, и Михаил так же прихватил длинную, сухую палку, влача ее за собой. Сквозь темноту леса, художник со своими новыми знакомыми наконец добрался до указанного бородатым места. Бревна лежали возле потухшего костра. Прибывшие бросили сухие ветки на остывшие угли, и разожгли новый. Художник сел на бревно, поместившись посередине между назвавшимся Ардаком и девушкой. Ариус с горбоносым сели напротив них. Разгоревшийся костер помог лучше разглядеть странных личностей, и художник изучил каждого из них. В свете огня, бородатый выглядел типичным бомжом с привокзальной площади. Грязный и обросший, он глядел на окружающих из под слипшихся, длинных волос. Ардак действительно оказался гастарбатером, одетый в чем то замасленный свитер и такие же нестиранные штаны, обутый в дырявые кроссовки. Лицо гастарбайтера почернело от солнца и грязи. Рауль при желтом отблеске показался еще страшнее. Он грустными выпуклыми глазами глядел прямо перед собой, и видимо, о чем то задумался. Симпатичное лицо Брокки оказалось обезображено побоями, ее губы несколько распухли, а под правым глазом красовался синяк.
  - Друзья мои - нарушил молчание Ариус. - Наконец мы все вместе, вот и Джефф, от нас затерявшийся, снова с нами.
   Члены компании тут же улыбнулись Мише и те кто был ближе, потрепали его по плечу. Михаил же молча принимал знаки дружеского к нему расположения, стараясь изобразить улыбку.
  - Вы уже знаете и помните - продолжал Ариус, - а вот Джеффу, только предстоит узнать и предстоит вспомнить. Джефф - обратился напрямую к художнику бородатый, - мы все существа с другой планеты. Наш дом далекая Эмилия, которая вращается вокруг альфы водолея, звезды под названием Садальмелик, что переводится как "Счастливая". И жизнь под ее лучами полностью соответствует названию звезды. Жизнь наша протекала посреди райских садов, неземной красоты Эмилии. Жизнь духовная, так как на Эмилии живут только души, души незнающие страдания и боли. Но мы посмели не оценить райской жизни, стремясь познать еще больше духовных удовольствий, удовольствий более ярких, более острых, за что бог Эзар отправил нас в низший мир, на планету страданий и бед, на Землю являющуюся тюрьмой для провинившихся душ, отправил с целью перевоспитания. Но недавно ночью Эзар явился ко мне, и объявил о своей к нам милости, объявил о своем прощении, и велел мне собрать вас, недостойные, но любимые дети Эмилии, и велел мне сообщить о скором возвращении в родные края. Эзар прощает.
  
  Эзар великий.
  
  - Эмилия прекраснейшая из миров, и в первую очередь она прекрасна своей богатой природой - освещенный желтым светом костра, повествовал Ариус. - Природа Эмилии похожа на земную, но только дика и не загублена человеком, убивающим созданное богом в угоду своим физиологическим потребностям. Бескрайние поля ярчайших цветов, густо растущие леса лиственных и хвойных деревьев, папоротников, живописные реки, озера, моря украшают планету. Там смена времен года позволяет наслаждаться грустным очарованием осени, холодной красотой зимнего времени года, эйфоричным настроением весной и пышностью красок, ароматом цветов, пением птиц летом. Эмилия рай для поэтов и художников. Мы с вами жили посреди этого рая, предаваясь духовным радостям, любованию природой, занятиям музыкой, поэзией, живописью и любовным переживаниям, ибо все души живущие под ласковыми лучами Садальмелик, прекрасны как ангелы и влюблены друг в друга неземной любовью. Образ души поэта очаровывает своей колдовской красотой. Обитатели Эмилии видят друг друга необычайно прекрасными, прекрасней юных очаровательных девушек, прекрасней красивых юных мальчиков. И любовь к другой душе не знает никакой иной цели кроме самой себя, так как под счастливой звездой не плодятся как здесь и не знают материальных благ и денег. Там не нужно работать, духовная пища не требует денег. И тем миром правит царь лесов и полей, бог Эзар, дарующий душам духовные наслаждения. Но мы с вами оказались неблагодарными, и покинули Эзара, от правясь на поиски бога создателя, в надежде получить от него способность к еще большим наслаждениям, надеясь испытать более острое чувство радости и более глубокие духовные переживания, не будучи для этого достаточно подготовленными. За что огорченный Эзар, заключив наши свободные души в тела, низвергнул нас в низший мир чтобы мы осознали свою неблагодарность. Отправил нас мир жестокости, насилия, войн и порабощения, которые происходят ради удовлетворения телесных потребностей. Мир где одни причиняют боль другим, где одни порабощают других, где одни насилуют других, и все ради удовлетворения собственного тела, ради удовлетворения собственного брюха, приобретения комфорта, удовлетворения похоти. Тут каждый должен трудиться с утра до ночи, работая на свое тело, требующее чтобы его кормили, требующее чтобы его одели и ублажали, работать на детей, чтоб их одеть, обуть и вырастить, а со временем каждый должен работать на лекарство, чтобы облегчить страдания. Но скотский тяжелый труд губителен для души, на духовные радости не хватает времени. Тут каждый пытается поработить другого, чтоб не работать самому, каждый пытается обмануть другого, чтоб сыто жить в телесном комфорте. Здесь нет любви человека к человеку, а есть только любовь к деньгам (маскирующаяся под любовь к ближнему), тут нет любви к природе, ради прибыли ее безжалостно уничтожают. Уничтожают то, что является пищей для души и вдохновением для поэтов и художников. Губят созданное всевышним под застройки и асфальтирование, отравляют трубами, выхлопными газами, засоряют горами мусора, отходами удовлетворения собственной плоти. И в итоге, хозяева и губители природы умирают сами, мучимые болезнями, немощностью, обезображенные старостью. Но есть люди, обезображенные с рождения и являющиеся вечными изгоями. Становясь объектами жестокости и издевок, они обречены на одиночество. Мы низвергнуты в адский мир злобы и разрушения, где все зло проистекает от телесных потребностей требующих удовлетворения, от заключения свободных душ в плоть. Но Великий Эзар, пожалел нас и зовет обратно из скотского бытия, в райские сады Эмилии.
   Ариус замолчал. Остальные углубились в воспоминания об Эмилии, которая часто снилась им.
  - Как ты узнал о том, что Эзар простил нас - обратился к Ариусу Ардак.
  - Да, Эзар прощает и позволяет вернуться нам туда, откуда мы были сосланы.
  - Но как ты узнал о прощении.
  - Сон. Эзар явился ко мне во сне и глядя на меня с любовью произнес " Ариус, твои страдания закончены, как и страдания твоих собратьев, собери всех и объяви о моей готовности простить вас за прискорбное непослушание и принять ваши души в райские кущи, я люблю вас"
  - Но кто такой Эзар - осмелился спросить Михаил у бородатого.
  - Ооо Эзар, великий и милостивый, наместник бога на Эмилии, он трепетно оберегает планету, с ее чудной природой, а так же всех ее обитателей.
  - Наместник бога?
  - Да. На каждой планете есть свой наместник бога, кроме земли. Здешний наместник Пан давно умер, его уморили.
  - А как ты нашел нас - задала вопрос Брокки.
  - Эзар сказал мне, где вас искать.
  - Много нас таких провинившихся? - спросил Михаил.
  - Людей из высших миров, сосланных в мир низший в качестве наказания, немного. В основном такие люди, это гениальные поэты, художники, музыканты и те, кто влюблен в искусство и красоту. Такие люди долго не живут, будучи прощены своими богами, они получают позволение вернуться. Остальные люди (которых большинство) еще не доросли до высших миров, их души переселяются из тела в тело, пока не созреют для большего. Но многие безнадежные отправятся в еще более низший мир, мир насилия, похоти, чревоугодия, где будут снова наделены телами и продолжат предаваться земным удовольствиям, но уже без всякого ограничения.
  - От куда тебе все это известно?
  - Этими знаниями обладал каждый из нас в прошлой жизни. Мне лишь удалось вспомнить.
  - Когда мы улетаем? - спросил Рауль.
  - Завтра ночью - ответил Ариус. - Завтра ночью, когда созвездия водолея достигнет своей кульминации и ее ярчайшая звезда Садальмелик воссияет над нашими головами. Мы полетим сквозь космос, полетим с быстротой превосходящей скорость света, полетим на планету Эмилию, полетим в свои сны, где сжалившийся над нами Эзар примет нас в свои отеческие объятия. И с завтрашней ночи мы все будем счастливы.
  - Но как мы туда полетим - спросил художник. Но его вопрос был заглушен возгласами радости.
   Лица присутствующих засияли улыбками. Сидя у костра каждый выражал свой восторг по поводу возвращения. Ардак прослезился, Рауль бегал вокруг костра и обнимал всех. Строгое лицо Брокки стало по детски миловидным озарившись радостью. Ариус же встав на колени и воздев руки к созвездию водолея, рыдал от счастья, его борода смочилась слезами. Михаил неуверенно изображал радость, принимая дружеские объятия и поцелуи. Провеселившись до поздней ночи, компания наконец стала выбираться из ночного леса в спящий город, где люди спали не подозревая об их запланированном, безумном предприятии. Выбравшись из леса, собравшиеся, еще раз поздравив друг друга со скорым возвращением, разошлись, сговорившись следующей ночью встретиться на той же тропинке, чтоб уже всем вместе покинуть пределы земли.
  
  К далекой Эмилии.
  
  Михаил вернулся домой за полночь. Разговор с "инопланетянами" заинтересовал его, и не выходил из головы всю ночь, мешая заснуть. Безумная речь бородатого, странные люди, странные имена придавали случившемуся ощущение нереальности. Пугала уверенность новых знакомых в том, что они все знают Михаила, и видимо, судя по теплоте встречи, хорошо знают. И откуда взялось имя "Джефф"? Михаила никогда так не называли. А рассказы о прошлой жизни, ерунда какая-то. И стоит ли идти завтра на встречу. Наверно нет. Все это тревожит, и отдает мистичностью. Михаил долго не мог заснуть, перебирая в памяти сегодняшние события, и мучаясь сомнениями о завтрашнем дне. Но под утро художник забылся и провалился в глубокий сон, проспав до обеда. Но проснувшись, он все еще продолжал пребывать в сомнениях, стоит ли идти в лес, стоит ли опять встречаться с той чудаковатой компанией, планирующей космический полет. Как они его себе представляют. Все это бред, и идти туда безумие. Однако жизнь Михаила не баловала его общением с людьми и теплой дружбой. У Миши никогда не было друзей, а эти необычные, новые друзья, очень тепло отнеслись к нему. В том обществе, он почувствовал себя любимым, почувствовал к себе любовь и внимание, чего никогда не было до этого. Люди из темноты называли его братом, обнимали и хлопали по плечу. Это дружеское отношение трогало, привыкшего к одиночеству Мишу. К тому же серая жизнь Михаила, была лишена чего либо интересного. Данные обстоятельства сыграли роль в выборе решения. Михаил решил пойти. День прошел в тревожно азартном ожидании. Новая встреча с эмилианцами заинтриговывала. Наконец наступил вечер. В сумерки художник вышел из дома и с волнением направился в сторону леса, излюбленного места для творчества, куда обычно направлялся с мольбертом, но на этот раз без него. К тому моменту, когда художник добрался до окраин города, окончательно стемнело. Живописный лес встретил художника темнотой своих недр и шуршанием листьев. Михаил углубился в чащу по знакомой тропинке. Глаза во тьме плохо различали дорогу. Художник глядел себе под ноги стараясь не сбиться, и не заметил поджидавших его. Поэтому, когда чей то голос рядом с ним произнес "А вот и Джефф", художник вздрогнул.
  - Все в сборе - произнес тот же голос.
  Михаил узнал голос Ариуса. Бородатый стоял к нему ближе всех, а чуть далее поджидали Рауль, Ардак и Брокки. Поджидавшие окружили Михаила и, как и вчера, радушно поприветствовали его.
  - Идемте - после приветствий и рукопожатий скомандовал Ариус.
  Компания направилась ко вчерашнему месту встречи, и каждый из них подбирал по пути хворост. Бородатый освещал путь фонариком. Чуть погодя показались два бревна и прогоревший костер. Собравшиеся разожгли ветки и расположились в том же порядке, что и вчера. Лица присутствующих были серьезны, будто каждый осознавал всю важность их сегодняшнего мероприятия.
  - Это было тяжелое для нас испытание - нарушил молчание Ариус. - Жизнь в теле явилась жестоким испытанием для наших свободолюбивых душ. О сколько страданий я пережил, будучи закован в это жалкое тело. Я испытал мучительный голод и до костей пронизывающий холод, живя все это время на остановке. Я пережил болезни и боль. Меня мучили вши и прочие паразиты, я страдал от болезней и недомогания, а страшный голод заставлял меня лазить по помойкам, ища пропитание. Я съедал гнилые объедки и пил из луж, страшно мучаясь потом от диареи. От лютого мороза, мне приходилось прятаться в подвал, деля ночлег с крысами. Голодные крысы кусали меня, жестокие подростки били меня и однажды пытались поджечь, облив бензином. Равнодушные люди, не оказывали мне ни какой помощи. Я невыносимо страдал. Но сегодня мои мучения кончаться, сегодня я освобожусь от неволи, и полечу в свой родной дом, где я был счастлив, и где я давно не был, полечу к далекой Эмилии.
   Бородатый всхлипнул. Эмоции переполняли его. Он не сдержался и, закрыв лицо руками заплакал. Присутствующие с грустью смотрели на него, жалея за все им пережитое. Ариус , махнул рукой, давая понять остальным, что не стоит обращать на него внимание. За тем вытер лицо грязной ладонью и попытался упокоиться.
  - Ну все, все, дружище - обнял его за плечи Рауль. - Все уже в прошлом. Остались считанные минуты.
   Когда Ариус успокоился, взял слово Ардак.
  - Я же страдал от изнурительного, черного труда - начал он. - Я постоянно находился то в поиске работы, то работая как лошадь, с рассвета и до позднего вечера. Работал, чтобы прокормить себя, и послать деньги своим родственникам, которые так же как я голодали, пребывая в нужде. Под палящим летним солнцем мне приходилась красть асфальт, теряя сознание от жары и удушья. Осенью мне приходилась выкладывать плитку на тротуар, под проливным дождем. В морозы я чистил снег и долбил лед, а весной нанимался каменщиком. И кроме этого я больше ничего не знал в жизни. Только работа, работа и еще раз работа чтоб заработать на булку хлеба. Я работал, чтоб утолить голод, а утолял голод, чтобы дальше работать. Но сегодня мои мучения кончатся, я освобожусь от поработившего меня тела заставляющего на него работать и его кормить. Наконец то я отправлюсь в свой родной дом, полечу к далекой Эмилии, под лучи счастливой звезды Садальмелик. Я расплачусь на плече бога Эзара, показав ему все свое раскаяние.
   Ардак замолчал. Глаза его намокли. Сотоварищи подошли к нему, приобняв за плечи и выразив свое сочувствие. Когда Ардак успокоился, все расселись по местам.
  Следующим заговорил Рауль.
  - Я больше всего страдал от физического уродства. Тело, в котором все эти годы томилась моя душа, оказалась безобразным. Мне всегда приходилось быть жертвой насмешек, издевательств и злых шуток. В детстве меня дразнили "кощей". Девушки боялись, а парни высмеивали. Неся крест уродства через жизнь, я всегда оставался одинок. Избегал людей, чьи издевки доводили меня до слез, избегал зеркал, отражение в коих приводило меня в отчаяние, избегал детей, дававших мне обидные прозвища и кидавших в меня камнями. Я прятал лицо за волосами, либо под шарфом, но люди знающие меня, все равно кричали мне в след. Тоскливое одиночество, всю мою жизнь, сопровождавшее меня, тоскливое одиночество стало моим уделом. Но в эту ночь мои мучения закончатся, и я избавлюсь от жуткой маски, скрывавшей под собой мой истинный облик. Я полечу домой, на далекую Эмилию, где снова буду прекрасен и обрету друзей.
   Рауль опустил глаза и загрустил. Губы его задрожали, брови свелись к переносице. Присутствующие с сожалением смотрели на Рауля. Встав со своего места, к нему подошла Брокки.
  - Не расстраивайся - подойдя сзади, обняла его за плечи она. - В твоих глазах, проявляется красота твоей души. Тело лишь скафандр, который мы все сегодня сбросим. Все позади.
   Красивая девушка, прижав к себе страшное создание, начала в свою очередь свой рассказ.
  - Я всю жизнь терпела насилие и побои. Когда я была совсем маленькой, меня избивал отчим, воспитывая. Под предлогом того, что я не уважаю мать и не оказываю помощи по хозяйству, хахаль моей матери жестоко бил меня по животу, чтоб не было отметин. Позднее же, когда я подросла, он попытался меня изнасиловать. Моя мать, боясь потерять мужчину, старалась не ссориться с отчимом и закрывала глаза на его выходки. Жить в родном доме стало для меня невыносимо, и поэтому я рано вышла за муж за первого встречно, чтоб уйти от них. Но толком не разобравшись в человеке, я страшно пожалела о поспешном решении выйти за муж. Мой муж оказался пьяницей и самодуром и моя жизнь за мужем не стала легче. Безработный и пьющий он бьёт меня, обвиняя во всех своих неудачах, за то, что он не может реализоваться, за то, что я досталась ему такая "стерва", за то, что живу в его квартире и просто не зная за что. Но больше всего мне достается из за ревности. Бьёт за красивые наряды, за косметику, за то, что поздно пришла, за то, что где то кто то на меня пялился. И каждый новый день, мне достаются унижения и побои. Моя жизнь превратилась в ад. Но совсем скоро, мои мучения закончатся, и я улечу подальше от ненавистных мне людей. После всех пережитых мной унижений, мне тяжело и невозможно жить. Я отправлюсь туда, где не существует насилия и зла, где меня будут любить и не причинят мне боли. Я улечу на далекую Эмилию. В дом, моего настоящего отца Эзара.
   Брокки закончила краткий пересказ своей жизни, и потупив взгляд, взгрустнула. Рауль взял ее за руку и в свою очередь сказал ей слова утешения. Молчание затянулось. Видимо ждали Мишиной истории, но художник молчал, и тогда Ариус снова взял слово.
  - Вытрете слезы, дети Эмилии, мученья позади. Отныне они нам будут сниться только в кошмарных снах, когда мы уснем посреди райского сада. И сны эти послужат контрастом, между миром согретым лучами Садальмелик и здешним. Чтоб мы осознали свое счастье и не искали большего. Видимо в этом и состоял урок преподанный нам Эзаром. Настало время вернуться в океан духовных удовольствий и блаженств.
  Собравшиеся вытерли слезы. Рауль и Ариус, озарились блаженными улыбками, Ардак взял руку Михаила в свою и пожал ее, заглядывая с улыбкой ему в глаза, деля с ним свою радость. Успевшая сесть на место, Брокки взяла другую руку Михаила, и слегка потрясла ее, деля с художником свой восторг.
  - Однако пора братья - подняв глаза к небу, произнес Ариус. - Водолей достиг своей кульминации и Садальмелик взошел над нами, взошел и проглядывает между веток и листьев. Настало время освободиться от телесных оков и обрести свободу. - Бородатый достал из лохмотьев, в которые был одет, пистолет.- Эзар, отец наш, прости нас неблагодарных и не прогони больше в мир мук и страданий, мир ненависти и зла. - Проговорил он, приставляя пистолет к виску. - Не запирай нас в темнице тел. Откройтесь двери темницы. Душа, лети домой. Садальмелик, Эмилия.
  Раздался выстрел. Мозги Ариуса вылетели с противоположной стороны головы, от дула пистолета. Он опрокинулся с бревна и уставился остекленевшими глазами в звездное небо. Кровь хлынула из его ноздрей, кровь потекла изо рта, залив бороду и одежду.
  Михаил вскрикнул и вскочил со своего места. В ту же секунду встал с бревна и Рауль. Рауль подошел к убитому и подобрал пистолет, поле чего поднес его к своей голове и обратился к остальным.
  - Не отставайте друзья, летите за мной и за Ариусом. - потом помолчав, добавил. - Прощай мерзкая оболочка.
  Прозвучал очередной выстрел. Рауль упал как подкошенный. Какое то время был слышен его протяжный хрип, но он вскоре ослаб и затих, уступив место потрескиванию костра.
  Брокки поднялась и приблизилась к телам убитых. Отыскав оружие, она направила его себе в голову.
  - Мальчики, догоняйте - поторопила она Михаила с Ардаком и очаровательно улыбнувшись, выстрелила. Ее симпатичное лицо тут же было изуродовано, лишившись верхней своей части. После чего, девушка упала рядом с Раулем и Ариусом, упала и задергала ногами, обутыми в туфельки. Ее ноги дергались все реже и реже, пока наконец не замерли.
  Ардак подошел к трупам и отыскал орудие самоубийства, поднес его к виску, но взглянув на Михаила, протянул ему.
  - Джефф, прошу - проявил вежливость Ардак.
  Миша в страхе покрутил головой.
  - Я, я, я по по после - заикавшись в испуге, ответил Миша.
  - Ну тогда не отставай. Прощай скотская жизнь. Прощай навсегда. За мной Джефф.
  Очередной звук выстрела нарушил ночную тишину, и Ардак пополнил число трупов.
  Михаил подобрал оружие, выпавшее из рук Ардака, и посмотрел на него с ужасом. Мысль о том, чтоб застрелиться, вызвала волну панического страха, заставила затрястись всеми членами. Черное дуло пистолета зловеще уставилось на него словно глазом, выражавшим холодную жестокость. Невыносимо даже представить, что вот сейчас можно уничтожить свое тело, свой мозг, свое сознание. На изуродованном лице распростертого на земле Ардака сохранился один глаз, уставившийся на Мишу, в нем отражался отсвет пламени, а застывшая улыбка будто подбадривала художника "Ну же, смелее". Ком подкатил к горлу Михаила, он побледнел от страха, голова его закружилась. Михаил испугался , испугался неизведанного, испугался самой страшной загадки природы, тайны смерти. Почему он должен им верить. Все эти байки про райскую планету всего лишь бредовые фантазии. Откуда у них такая убежденность в том, что они инопланетяне, откуда такая уверенность в счастливой жизни под другой звездой. Какой Эзар, какая Эмилия? Они же сумасшедшие, сумасшедшие. Какие странные имена, Ариус, Брокки. Откуда они взялись вообще. Кто они? Михаил представил себя лежащим среди них, с простреленной головой и с ошметками собственных мозгов вокруг себя. Все его существо содрогнулось от представленного, сознание помутилось. Художник с криком ужаса отбросил от себя пистолет, словно мерзкую гадину, и скривил лицо в гримасе отвращения. Костер догорал, тьма надвигалась из леса, сужая круг тусклого света и поглощая трупы. Брокки раскинув по земле руки и ноги, склонила простреленную голову к плечу, обезображенное лицо девушки периодически высвечивалось в всполохах пламени. Рауль лежал задрав голову, виден был только его подбородок и чернела лужица крови вытекшая из дыры в его черепе. Ариус опрокинулся на спину, созерцая небо, будто его тело с сожалением следило за полетом покинувшей его души. Ардак продолжал улыбаться, ужасающей улыбкой смерти. Последний язычок пламени погас, и Миша остался в полной темноте в компании мертвецов. Животный ужас овладел им, и Миша заорал. Он развернулся и бросился прочь от места трагедии. Он бежал через лес, спотыкаясь через пни и коряги, он бежал, не соображая куда бежит и, позабыв в какой стороне заканчивается лес и начинается город. Он бежал и орал, в перерывах между криками всхлипывая. Исцарапав лицо ветками и разодрав колени, не ощущая усталости, художник удалялся вглубь леса. Наконец силы оставили его и он упал на колени посреди возвышающихся, черных стволов. Михаил подполз к ближайшему дереву, развернулся и прислонился к нему спиной, после чего глядя в небо, тихонько завыл.
  
  Эпилог.
  
  Из газеты "Вестник С..."
  "В среду днем, на территории загородного, лесного массива, были обнаружены тела четверых неизвестных, троих мужчин и одной молодой женщины. По данным следствия, смерть всех четверых наступила в результате самоубийства, с использованием огнестрельного оружия. В данный момент устанавливаются личности убитых. Владеющих информацией просим позвонить по телефону полиции"
  
  После того странного и ужасного случая, жизнь Михаила вернулась в привычную колею. Он все так же разгружает фургоны и носит ящики с пивом, зарабатывая себе на проживание. И каждый раз угрюмый и сгорбившийся он приходит с работы домой, где его никто не встречает, где его ждет пустой дом, голые стены и тоскливый вечер в четырех стенах, каждый раз угрюмый и сгорбившийся он идет с утра на работу, куда его никто не провожает. Но иногда, осенними вечерами, Михаил ходит в лес, созерцать природу и запечатлевать ее на холсте красками, и каждый раз с наступлением темноты он смотрит на созвездие водолея, чья самая яркая звезда Садальмелик мерцает в темнеющем небосклоне, то тускнея, то возгораясь, и создается впечатление, будто звезда из глубин космоса шлет ему послание. Зовет его.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"