Атапин Евгений: другие произведения.

История Маргариты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  В глубине леса, будто отражающим бездну зеркалом, растянулось темное озеро с кувшинками у берегов и желтоцветными лилиями, облюбованными тонкохвостыми стрекозами. На озере квакали лягушки, плескались утки, взлетали длинноногие цапли, и каждую ночь густой туман клубился над поверхностью озера, фосфоресцируя в свете луны. Росшие по берегам озера деревья, вытянули свои руки ветви над озерным туманом, словно ведьмы, колдующие над сатанинским варевом, из лягушек, змеиных хвостов и некрещенных младенцев. Краснокирпичный замок, выстроенный из красного кирпича, с черепичной двускатной крышей и стрельчатыми окнами, имевший три этажа в высоту, располагался на берегу озера. Под утро туман обволакивал замок, окутывая нижние окна, за тем поднимаясь ввысь до самых черепиц. Окутанный бледным туманом, особняк выглядел темным, суровым и нежилым. Лишь одна дорога, протянувшаяся сквозь километровую арку леса, соединяла замок с ближайшим городом. Дорога, которой часто пользовались, так как в особняке жили люди, трехлетняя девочка по имени Маргарита, ее мама Вера и папа Эдуард. Больше всего девочка боялась темноты, ведь ровно в девять вечера, мама Вероника и папа Эдуард укладывали дочь спать в ее детскую комнату, расположенную на третьем этаже замка. Окна комнаты выходили на туманный пейзаж лесного озера. Склонив на бок голову, в окна детской комнаты часто заглядывала луна, освящая белые обои с цветочными узорами, маленькую детскую кроватку, книжную полку с детскими книгами, картину над кроватью, изображавшую порхающих над цветами большеглазых и крылатых девочек фей, освящая пару больших мягких игрушек на полу, серого мишку, зажавшего в лапах, большое, красное сердечко, и белого зайца, с подвязанными на ушах бантиками, а так же громоздкий, темный, высокий до потолка платяной шкаф. И вся эта обстановка при свете луны, выглядела таинственной и жутковатой, что каждую ночь заставляло Маргариту дрожать от страха, ожидая чего то ужасного. Родители девочки отвели ей комнату на третьем этаже, чтобы дочери не мешал работающий телевизор, который мама с папой смотрели допоздна на первом этаже особняка, в гостиной. Маргарита, девочка с темными до плеч волосами и не по-детски умными глазами, каждый вечер упрашивала родителей уложить ее радом с ними в одной комнате, объясняя тем, что боится одиночества и темноты.
  - Что за глупость, Маргарита - говорила ей мама. Ее мама, молодая женщина, с ласковым, доброй улыбкой озаренным лицом, не воспринимала в серьез жалобы дочери. Считала просьбу ни чем иным как избалованностью ребенка, которому и так оказали внимание за целый день, и который хочет, чтобы ему оказывали внимание и ночью.
  - У ребенка должна быть своя комната - доказывал отец, так же моложаво выглядящий, в очках, похожий на студента, зубрилу ботаника мужчина. Так же как и жена, он не воспринимал всерьез капризы дочери, считая, что все это должно пройти со дня на день.
  И Маргарита каждую ночь оказывалась одна в страшной темной комнате, где в каждом темном углу мерещилось шевеление, где каждый неодушевленный предмет казался живым, где сердце готово выскочить из груди от малейшего звука. И разыгравшееся воображение преподносило ей всякого рода кошмары. Ей казалось, что к ней в окно, затмив лунный свет, постучит оседлавшая метлу ведьма, в высокой остроконечной шляпе и черном плаще. " Садись ко мне на метлу девочка" - произнесет беззубым ртом, уставившись на Маргариту страшными, на выкате глазами ведьма. - "Отвезу тебя в Тилимилитрямдию". Ей казалось, что дверь в ее спальню распахнется, и из темноты коридора на темной, с горящими глазами лошади вскачет в ее комнату всадник без головы. "О, простите сеньорита, я, кажется, не туда попал" - ответит голова, оказавшаяся у всадника под мышкой. Ей представлялась склонившаяся над ее кроватью, темная высокая фигура человека, молчаливо вглядывавшаяся в нее пустыми, мертвыми, будто стеклянными глазами. Ей представлялось будто сейчас ее комнату, сквозь растянувшийся на полу лунный свет, пересечет кривоногий карлик, комично передвигая ножками и по детски смеясь. Ей представлялось... Впрочем ей многое чего представлялось, фантазия Маргариты работала исправно. Но в одну из ночей, дверь платяного шкафа с жутким скрипом приоткрылась. Маргарита вздрогнула, уставившись в образовавшуюся щель.
  - Ээ уу - донесся, чей то голос из щели.
  Душа девочки ушла в пятки.
  - Ээ уу, Маргарита - вновь донеслось из под ее детских платьев.
  Маргарита подтянула ноги к себе, будто ее сейчас схватят.
  - Папа это ты? - с дрожью в голосе спросила она. Ей подумалось, что это ее отец как то незаметно для нее спрятался в шкафу и шутит над ней.
  - Да, это я - ответил голос из шкафа. - Иди к папочке.
  - Нет, вы не мой папа - голос Маргариты дрожал как от холода.
  - Иди к папочке дочка.
  - Нет, вы не папа - голос из шкафа не был похож на голос отца. Голос был похож на голос ребенка, но хриплый и будто прокуренный.
  - Ты в последнее время была плохой девочкой и вела себя ужасно, папа должен наказать тебя.
  - Нет, вы не папа - повторила Маргарита и потянула к себе одеяло до самых глаз.
  - И в наказание за твое непослушание...
  - Я закричу.
  - За плохое поведение.
  - Позову на помощь
  - Я СОЖРУ ТЕБЯ ВМЕСТЕ С ПОТРОХАМИ И НЕ ПОПЕРХНУСЬ - изменился голос став более злобным и жутким
  - МАМА, ПАПА - закричала девочка, отбросив одеяло от лица.
  Послышались торопливые шаги родителей, приближавшиеся к комнате девочки.
  - У черт - дверь шкафа затворилась.
  - Что случилось? - первой вбежала мать.
  - Что происходит? - вбежал отец, попутно включив свет в детской.
  - Кто то плохой там сидит - рыдала девочка, указывая пальцем на шкаф.
  - Где, кто - растерялись родители.
  - Там, там - указывала пальцем девочка на шкаф. - Он хочет меня съесть, мама.
  - Ну, что ты Маргоша, тебе приснилось - взяла ее мама на руки. - Насмотрелась мультиков.
  - Он там, мама, там.
  - Сейчас папа посмотрит - успокаивала мама дочь. - Эдик, загляни, пожалуйста.
  - Это же глупость, Вероника.
  - Ну, что тебе стоит.
  Отец открыл шкаф, и покопошился в платьях дочери.
  - Здесь никого нет - резюмировал он.
  - Вот видишь, Марго - поднесла мать девочку ближе к шкафу, чтоб та могла видеть. - Никого нет кроме твоих платьев.
  - Но кто же тогда говорил со мной, представлялся папой - удивлялась дочь.
  - Ну, вот еще глупость, кто же там мог мной представляться - закрыл дверцы шкафа отец.
  - Это Бука - чуть не выкрикнула дочь.
  - Кто? - взглянули на нее родители.
  - Бука, который пугает детей.
  Воцарилось молчание. Родители удивленно смотрели на девочку.
  - Отец, ты какие ей сказки читаешь? - обратилась наконец Вероника к мужу.
  - Нуу, про Незнайку там, и кто там... Винтик и Шпунтик.
  - Где ты услышала прооо... - обратилась мать к сидящей у нее на руках дочери.
  - Бука мам, Бука.
  - Так, где ты о нем услышала?
  - Я ни помню где слышала, а просто догадалась, что это он.
  
  Следующим вечером Маргариту вновь уложили спать в своей комнате. Ее рассказ про голос из шкафа был списан на дурной сон.
  - Папа, не бросай меня одну, меня кто то запугивает, пугает из шкафа - с отчаянием в голосе просила девочка.
  - Если на спине тебе снятся кошмары, ложись спать на бок - посоветовал отец.
  - Это был не сон.
  - А что это еще могло быть.
  - Бука, папа, Бука. Он там, за моими платьями.
  - И ты считаешь, что я поверю в эту чепуху. Мы с тобой вчера туда заглядывали.
  - Он спрятался, но он вернется.
  - Послушай меня Маргарита, не знаю, кто тебе рассказал об этом. Но послушай, что тебе скажу я, твой отец. Бук не бывает, Маргарита. Их не существует. Ты слышишь меня. Не существует. Спать - отец выключил свет и закрыл дверь в детскую комнату.
  Маргарита осталась одна. Громадный, темный платяной шкаф, выделялся высоким черным прямоугольником на фоне белых обоев. Маргарита смотрела на него, с минуты на минуту ожидая страшного. И страшное не заставило себя ждать. Ей не пришлось ждать долго. Дверь шкафа приоткрылась, и из темноты раздался все тот же хрипловатый голос.
  - Иди сюда Маргарита, и я тебе докажу, что я существую.
  Девочка вздрогнула.
  - Иди ко мне, и я докажу, что я есть.
  - Пожалуйста, за что вы меня пугаете - плаксивым голосом ответила Маргарита.
  - Подойди, узнаешь.
  - Я боюсь - девочка отодвинулась назад, подальше от шкафа, сев на подушку и прижавшись спиной к стене.
  - Ах, я обещал тебя вчера съесть с потрохами. Я пошутил. Откушу только ногу. Иди не бойся.
  - О боже - с паническими нотками в голосе выкрикнула Маргарита.
  В щель приоткрывшейся двери шкафа высунулся кулак. Худые костлявые пальцы, напоминали пальцы скелета. Длинный указательный палец на кулаке разогнулся и согнулся, разогнулся и опять согнулся.
  - Иди сюда, иди, иди - призывал голос.
  - О Боже, мне страшно. Мамочки, мамочки - вжавшись спиной в стену, Маргарита привстала на ноги. Ее ноги скользили по простыне.
  - Иди, иди - настаивал Бука.
  - Нет, нет - пытаясь встать, Маргарита скользила ладонями о стену.
  - ИДИ СЮДА - приказал голос, став как вчера более громким и злым. - ИДИ СЮДА И НЕ ЗАСТАВЛЯЙ МЕНЯ ВЫЙТИ И ЗАТАЩИТЬ ТЕБЯ.
  -МАМА, ПАПА - в ответ позвала девочка.
  И вновь послышались торопливо приближающиеся шаги услышавших девочку родителей. И вновь коротко выругавшись, Бука замолк и закрыл за собой дверь шкафа. Мама взяла девочку на руки, задавая все те же вопросы "Что случилось?" и "Почему ты кричала?". И мнение родителей свелось к тому, что их дочери начали сниться дурные сны, не пора ли пропить какие ни будь таблетки. В итоге следующим вечером, отец вновь отнес Маргариту на руках в ее спальню, не поверив в ее глупые росказни про всяких бабаек.
  - Пап, если я умру от страха, вы будете меня жалеть - спросила Маргарита, уложившего ее в кровать отца.
  - Маргарита, ну от страха еще никто не умер, а во вторых ты взрослая девочка и прекрасно понимаешь, все твои рассказы полная глупость - пытался внушить девочке отец.
  - Он там папа, он только и ждет, когда ты выйдешь из спальни.
  - Хорошо, я сейчас еще раз загляну в твой шкаф, и если кого найду, отделаю что есть мочи. Ей - открыв дверь платяного шкафа, отец засунул голову под платья дочери. - Кто бы ты ни был, выходи, черт возьми, и я надеру тебе задницу.
  - Ни смешно папа. Он не такой дурак, что б позволить вытащить себя за ухо.
  - Но как бы то ни было, там никого нет кроме твоей одежды - высунув голову из шкафа, отец отодвинул рукой ряд платьев дочери, показывая, что внутри никого нет, за тем закрыл шкаф и собрался уходить. Его палец лег на выключатель.
  - Папа - страдальческим голосом обратилась к отцу Маргарита. - Почему тебе меня не жалко.
  - Тебе ничего не угрожает дочка, абсолютно ничего. Думай о хорошем, и не будет сниться всякая гадость.
  - Но...
  - Засыпай - Отец выключил свет, и закрыл за собой дверь.
  Маргарита вновь осталась одна, со страхом взирая на шкаф, ожидая, что будет на этот раз. И, как и в предыдущий, долго ждать не пришлось. Дверца шкафа приоткрылась.
  - А ты знаешь, как кричат уточки, Маргарита, знаешь, как кричат уточки? - донесся тот же голос из щели.
  - За что, за что вы меня опять пугаете, что я вам сделала плохого? - с отчаянием в голосе, ответила девочка.
  - Кря, кря, кря - донеслось из шкафа. - Повтори же.
  - Пожалуйста, Бука, или кто бы вы ни были, умоляю вас...
  - А как кричат ослики, Маргарита?
  - Оставьте меня в покое...
  - Иа, иа.
  - Я всего лишь маленькая девочка, не причиняйте мне зла...
  - Повтори же.
  - Если хотите, я буду хорошей девочкой...
  - А как кричат петушки?
  - Буду слушаться маму и папу
   - Кукареку.
  - Обещаю.
  - Повтори же.
  - Только перестаньте меня мучить.
  - А как кричат дети?
  - Пожалуйста.
  - Как кричат дети, Маргарита.
  - Прошу.
  - Подожди, я подойду поближе, и продемонстрирую тебе наглядней.
  - Умоляю.
  - И в этот раз, ты повторишь за мной.
  В шкафу послышалось шевеление.
  - Сейчас, сейчас вылезу - донеслось изнутри.
  Маргарита, села на постели и прижалась спиною к стене позади кровати. Она взяла подушку в руки и прижала к груди, надеясь защититься. Взирая с ужасом на шкаф, она безумно боялась того, что должно вылезти. Ее сердце стучало в ушах как колеса несущегося поезда. Мишка и зайка прижались друг к другу, словно боялись не меньше. В не менее тревожном ожидании, глядели на шкаф, порхающие на крыльях феи.
  - Сейчас ты у меня услышишь - двери шкафа распахнулись.
  Это был карлик, с кошмарным лицом, его глаза, словно два темных полумесяца, свелись к носу, как у хэллоуиновской тыквы, нос же представлял собой черную дыру, как у черепа, а беззубый рот, растянулся от уха до уха, в кошмарной улыбке. Карлик был лыс, и все его лицо фосфоресцировало как морда собаки Баскервилей. Одет он был в белый, как саван костюм Пьеро, с огромными пуговицами и с длинными до пола рукавами. В прорези рукавов, высунулись несоразмерно большие, костлявые руки. Карлик, ухватился руками за дверцы шкафа, присев, прежде чем вылезти, за тем распрямился и сделал шаг в комнату. Он направлялся к девочке, выставив руки перед собой, с запястий которых свисали длинные рукава.
  - Ооо, КТО ЭТО? - В ужасе выкрикнула Маргарита.
  Она закрыла глаза, в надежде открыв, никого не увидеть. Но открыв глаза, она увидела лицо Буки повисшего в воздухе, словно в аэродинамической трубе, прямо перед собой. И Бука закричал ей в лицо, голосом кричащего младенца. Маргарита закричала в ответ. Закричала так, что у самой заложило уши. Услышавшие крики родители, бежали, поднимаясь по лестнице к дочери на помощь. Услышав шаги родителей девочки, Бука поднялся к потолку, покружил несколько раз, словно большая муха, по комнате и залетел в шкаф. Двери шкафа захлопнулись.
  - Что с тобой дорогая? - вбежала мама.
  - Опять страшный сон - вбежал отец.
  - Всхлипнув и набрав в рот воздуха, Маргарита закричала, затем опустошив легкие, вновь набрала воздуха и закричала еще.
  - С ней истерика - взяла дочь на руки мать.
  - Но что может быть - растерялся отец.
  - Что с тобой дочка?
  - Бука - произнесла дочь, указав на шкаф. - Летающий Бука.
  - Ты как хочешь отец, но я заберу дочь с собой - обняла, прижав к своему телу Маргариту мама.
  - Но Вероника, неужели ты хочешь сказать, что девочка ляжет с нами на одной кровати.
  - И не спорь. Мне очень беспокойно за Маргариту. В этой комнате действительно, что то есть, что то жуткое. Что то нехорошее есть, есть в этой комнате. Я всегда чувствовала, но думала, что мне казалось. Теперь я знаю, что здесь, что то не так. Здесь плохая энергетика, здесь жуткая, тяжелая атмосфера. Неужели ты не чувствуешь отец. Здесь пахнет ужасом, здесь холодно даже в жару. Я забираю дочь, и больше здесь не оставлю.
  - Да - согласился отец. - Раз так, то я запру эту комнату.
  - И больше сюда не войдем.
  - Так оно лучше.
  И комнату Маргариты заперли. Никто не заходил сюда. Старались не подходить даже к двери.
  
  10 лет спустя.
  
  Прошло десять лет после тех событий. Маргарита выросла, она стала высокой, стройной и весьма привлекательной. Темные до плеч волосы, тонкий нос, небольшой, пухлый ротик, бледность лица, и темные глаза, выделявшиеся своей особенностью, дьявольской выразительностью, выразительностью, которая выдает человека не от мира сего, человека безумного и будто бы сопричастного миру духов. Но ее безумный взгляд не портил ее красоты, а придавал внешности девочки нечто мистическое. Мы застаем ее рядом с отцом в весельной лодке посреди темного озера, где они сидели в обнимку, и каждый из них вяло греб своим веслом, тревожа легкими взмахами зеркальную гладь озера. Вот уже несколько месяцев, как их связывало общее горе. Прошлой зимой умерла мама девочки. Она умерла от неизлечимой болезни, и это случилось в самое мрачное время, когда короткие, темно серые дни сменялись темнотой вскоре после обеда, когда метели швыряли в окна пригоршни снега, сползающего капельками к подоконнику, когда ветер завывал в трубах, словно воющий от голода пес. В метель и стужу, они хоронили маму вдвоем, в сопровождении нескольких работников кладбища. Они шли по сугробам, вслед за тележкой утопая ногами в снегу, и Маргарита плакала, она потом долго плакала. То было страшное время для Маргариты, время, воспоминание о котором вызывает депрессию спустя еще долго и долго.
  - А знаешь, что самое страшное? - спросила отца Маргарита, положив ему голову на плечо и неспешно гребя веслом. - Самое страшное, это время когда я просыпаюсь, и в это время с особенной силой, начинаю тосковать по маме.
  - Маргарита - гладил по волосам дочери отец, чувствуя, что ее голос начинал дрожать.
  - Воспоминание о нашем счастливом прошлом, мучает меня на столько, что я с радостью бы лишилась памяти.
  - Маргарита, прошло полгода, пора успокоиться.
  - Мне кажется, боль моя никогда не пройдет.
   Все свое детство, девочка росла с мамой и папой, не зная другой жизни за пределами их особняка и близлежащего леса. Не считая того времени, когда у девочки была домашняя собака по кличке Пират, который бегал в соседнее село во время собачей свадьбы и в один из дней не вернулся, будучи загрызен в сердечных делах соперниками, у девочки больше никого не было кроме родителей. Одиночество, домашнее чтение (благо в замке имелась богатая библиотека), прогулки по лесным тропинкам и рисунки акварелью, к чему располагала живописная местность вокруг, составляло весь досуг девочки. Часто уходя из дома, она часами просиживала на берегу озера, находясь в своих мыслях. Родители были единственными людьми, которые ее окружали, единственными, к кому она была привязана и составляли для нее весь круг общения. Они безумно любили ее и растили в нежности и заботе. В такой ситуации лишиться одного из родителей, гораздо страшней.
  - Это становиться невыносимо - жаловалась отцу девочка. И как случалось много, много раз за эти полгода, Маргарита опять заплакала.
  - Послушай меня девочка - гладил ее по головке отец. - Послушай меня внимательно и запомни, что я тебе скажу. Мертвые иногда приходят к нам из того мира, в который они ушли. Приходят, что бы проведать родных и близких. Мы просто не видим их, но они нас видят. И так же наша мама приходит, чтобы проведать нас, посмотреть на нас, как мы тут без нее, и если увидит нас плачущими, сильно огорчиться, а если увидит нас счастливыми и узнает, что у нас все хорошо, очень обрадуется, и вернется в свой загробный мир так же счастливой. Улыбнись Марго, вытри слезы и улыбнись, может быть сейчас, твоя мама сидит вместе с нами на носу лодки и смотрит на нас. Улыбнись же ей, и пусть она с легким сердцем отправиться туда, откуда пришла. Давай мы с тобой вместе сейчас улыбнемся ей, и сотрем выражение скорби на наших лицах.
  И Маргарита улыбнулась, вытерла слезы и улыбнулась, глядя перед собой, будто бы вместе с ними, в одной лодке действительно сидел призрак мамы.
  День клонился к закату. Окрашенный предзакатными лучами замок, отражался черепицей вниз в темной воде озера. Верхушками вниз отражались в воде и деревья. От леса, густой стеной окружавшего озеро надвигалась тень.
  Проходили дни. Маргарита еще больше закрылась в своем одиночестве, блуждая по окрестностям замка, уходя в глубины леса, рискуя заблудиться. Часами глядела в окно на открывшийся из окна вид. Иногда пробовала вернуться к своим увлечениям, рисованию и литературе. Отец уезжал из дома на автомобиле, оставляя девочку одну, и лишь поздно вечером звук мотора и пробивавшийся меж деревьев свет фар возвещал о его прибытии. Недолгий разговор с отцом по его возвращении, составлял весь ее круг общения. Отец продолжал морально поддерживать девочку и ласково к ней относился. Отец и дочь любили друг друга. Их тихая жизнь обрела спокойствие и умиротворенность. И мало помалу Маргарита научилась справляться со своей болью. Боль утраты начала притупляться. Она сдружилась с горем и одиночеством. Жизнь налаживалась. И вот однажды, тихая грусть сменилось счастьем. И все бы хорошо, но в один из дней, отец привез в дом женщину. И при том не одну, а с ее маленьким сыном. То была блондинка, и хоть не совсем молода, но весьма ухожена и красива. Отец представил ее Илоной, хорошей знакомой и хорошей женщиной. Ее маленького сына, с недовольно надутыми щеками карапуза, представил Стасиком. Стасику шел третий год. Илона одарила Маргариту улыбкой, Стасик мимолетным сердитым взглядом, заявив тут же, что хочет писать. Отец суетился, стараясь угодить гостям и расположить покомфортней. Маргарита, недоуменно взирала на не прошеных гостей, не понимая, как такое могло произойти, боясь предположить худшее. Как могли чужие люди вторгнуться в ее мир, в их с отцом мир, придя неизвестно от куда. Илона расположилась на диване в гостиной как у себя дома, отец повел Стасика в туалет.
  - Ой, как у вас тут красиво - распространяя запах дорогих духов по гостиной, осматривала особняк женщина. - Хоть Эдуард и говорил, что дом у него ни чего, но видно явно поскромничал.
  Маргарита не отвечала, продолжая разглядывать незнакомку.
  - Тебя зовут, Маргарита? Верно? - улыбнулась женщина. - Твой папа рассказывал о тебе.
  Девочка продолжала молчать, недоумение в ее взгляде сменилось явной агрессией. Илона почувствовала себя неуютно.
  - Хм, гм, надеюсь, мы подружимся - продолжала натянуто улыбаться женщина. - После того как получше узнаем друг друга.
  Маргарита, не удостоив ответом, развернулась и ушла в свою комнату.
  - Я слышал, вы пообщались - вернулся Эдуард, ведя из туалета Стасика.
  - Она у тебя какая то дикая.
  - Эээ - растерялся отец Маргариты. - Ты знаешь, моя дочь редко видит людей, предпочитая жить в одиночестве. Она, конечно же привыкнет, но это не сразу.
  - Ну да - подтвердила Илона. После чего у них пошел разговор на другие темы.
  Маргарита заперлась у себя в комнате, предпочитая не выходить, пока гости не уйдут. Гости не ушли. Ни сегодня, ни завтра, ни после завтра.
  - Я вижу, ты объявила голодовку - явился к ней в комнату отец, неся перед собой поднос с едой. - Я напугался, как бы ты не заболела.
  - Я обязательно спущусь, как только они уйдут. Но вижу, твоя хорошая знакомая со своим сыном загостились.
  - Маргарита - в раздумье начал разговор отец. - Они не уйдут. Мы с Илоной, ну, в общем, у нас отношения и мы решили жить вместе.
  - А меня ты спросил, решила ли я с ними жить.
  - Маргарита, ты должна понять, мужчине тяжело одному, мужчине нужна женщина.
  - Как нашему Пирату.
  - Не смешно.
  - Не ожидала от тебя отец. Уйди и забери свой ужин. Я не голодна.
  - Но ты же который день...
  - Оставь меня.
  - Я понимаю. Я поговорю с тобой позже.
  Отец ушел, но поднос оставил. Маргарита все же немного поела, голод давал о себе знать. После чего села у окна и заплакала. Беда одна не ходит. И после смерти матери ее ждало новое испытание. Маргарита еще больше замкнулась в себе, и, выходя из своей комнаты, не только не здоровалась с мачехой, но даже не изволила поднять на нее глаза. Все попытки Илоны заговорить с девочкой не имели успеха. Маргарита упорно молчала. Отец не оставлял попыток найти понимания дочери, снова и снова возобновляя прерванный разговор.
  - Илона прекрасная женщина и готова найти с тобой общий язык, но ты сама ведешь себя дико - выговаривал он. - Она пытается заговорить с тобой, интересуется твоей жизнью, ответь же. Поспрашивай и ты ее, о чем ни будь, и вы обязательно подружитесь.
  - Все о чем я хочу у нее спросить, что ей надо в чужом доме - ответила девочка.
  - Но почему ты такая. Ты не знаешь Илону. Она бедная женщина, она столько пережила. Она с маленьким Стасиком на руках...
  - Ах, еще этот...
  - Она со Стасиком на руках, сбежала от своего алкоголика мужа, который бил ее, издевался над ними. Она спаслась в доме своей матери, но ее разгневанный муж, долго преследовал ее, разбивал им окна.
  - Совсем хорошо, значит теперь ждем когда ее муж придет и к нам окна разбивать.
  - Нет, Илона написала заявление, его посадили. Она многого натерпелась от своего алкаша, после чего она не могла устроить свою личную жизнь, ей не везло с мужчинами...
  - Папа, что ты несешь!? - повысила голос девочка. - Провались они к черту со своим алкоголиком, и разжалобить ты меня, не разжалобишь. Они вторглись в чужой мир, мой и твой и несут с собой свои проблемы.
  - Маргарита...
  - Не хочу тебя слышать. Уйди.
  Не добившись успеха в переговорах с дочерью, отец решил положиться на время. Маргарита большую часть времени проводила в своей комнате, стараясь без надобности не выходить. Она часто слышала, как ее отец с Илоной ведут себя как влюбленные подростки, нежно переговариваются, брызгаются в ванной и хохочут, гоняются друг за другом, словно дети, и, поймав один другого, целуются в крепких объятьях. С моей мамой он никогда так себя не вел: подумала девочка. С моей мамой он не был так счастлив. И испытав невыносимую жалость к матери, одинокой в своем темном гробу, забытой, мужем и отцом преданной, девочка заплакала. Щемящее чувство жалости сдавило ей грудь. И чтоб не слышать глупого визга ребячащихся отца с мачехой, Маргарита зажала уши руками.
  Эдуард с Илоной, часто уезжали из замка в город, чтоб хорошо провести время, ходили в кафе, в кино, парки, музеи, торговые центры и прочие места, где бы можно было развлечься. Маленького Стасика пришлось брать с собой, что, в общем, являлось проблемой. Стас был капризным ребенком, много требовал и, чуть что орал. Он закатывал истерики по любому поводу, требуя купить ему игрушку, конфету, или чупа-чупс. Едва завидев батут, надувную горку и прочие детские развлекаловки, он тянул мать за руку, топал ногами, снимал с головы шапку, кидал ее на землю, тыкал пальцем в то место, куда он хочет попасть и начинал страшно истерить, если его не пускали. В случае отказа падал спиной на землю, бился ногами, кулаками, а так же затылком об асфальт, крутил головой и поднимал громкий ор. Обращенные к нему слова матери, о том, что нет денег или времени он не понимал (либо не хотел понимать) а понимал лишь то, что на него обращают внимание и орал еще громче, чем привлекал к себе толпы доброжелателей. "Над ребенком издеваются" - говорили одни. "Куда опека смотрит" - говорили другие, снимая происходящее на смартфон. Естественно, что в таких условиях, Илона и Эдуард не могли, как следует расслабиться и подарить друг другу минуты внимания и нежности. Встал вопрос, куда бы деть Стасика, и отдохнуть от его истерик.
  - Не мог бы ты поговорить со своей дочерью - обратилась к отцу Маргариты Илона.- Я смотрю, у нее много свободного времени. Она у тебя даже в школу не ходит. Так что пусть посидит, пока нас нет.
  - Я поговорю - согласился Эдуард.
  Было решено, попробовать уговорить девочку. Но...
  - Я не нянька - отказывалась взять на себя ребенка Маргарита.
  - Но, ты можешь посидеть с ним несколько часов - уговаривал отец.- Пока мы с Илоной съездим в кафе... эм, по делам.
  - А проблему решили оставить мне.
  - Марго, это не проблема, ты просто побудь и поиграй с ним.
  - У меня нет никакого желания с ним играть.
  - Маргарита, сделай это для меня, один раз. Прошу.
  - Один раз?
  - Конечно. Ради меня.
  Девочка уступила, надеясь, на один раз, и что больше такого не повториться.
  - Еле уговорил, никак не хотела - доложил Илоне Эдуард.
  - Иш ты, не хотела. Твоя дочь бездельница, ничего не делает, так чего бы ей не посидеть с ребенком - возмущалась Илона.
  - Да, ладно - пытался замять отец девочки. - Согласилась же.
  - Нет, ну как так ладно - распылялась Илона. - Она у тебя спит до обеда, целыми днями лежит, книги читает и шляется по лесу.
  - Она рисует природу.
  - Все это глупость. Вот я в ее годы успевала и учиться на отлично, и быть активисткой во всех школьных мероприятиях, и родителям помогать и за младшим братом ухаживать. А твоей тунеядке, даже, видишь ли с ребенком посидеть лень. Она у тебя лоботряска...
  - Да брось ты, Илона. Она сама еще ребенок.
  - Да на ней пахать можно.
  - Ну что ты...
  - Кобыла...
  
  Оставшись с Маргаритой, Стас вел себя безобразно, он кидал игрушки ей в лицо и каждый раз смеялся, когда ему удавалось попасть в нос или лоб девочки. Плевался, хватал руками любую понравившуюся ему вещь, разбирал или ломал, либо кидал на пол. На попытку отобрать у него дорогую вещь, Стасик орал и устраивал безобразные сцены. Пытался ударить кулаком девочку, пнуть, укусить. Вернувшиеся отец с мачехой застали девочку в слезах.
  - Я больше не могу с ним. Он дерется, плюется, орет и кусается. Забирайте его ради бога и оставите меня в покое - высказала Маргарита и убежала в свою комнату.
  - Ну и что - вновь начала высказывать Маргаритиному отцу мачеха. - Он ребенок, и что тут такого. Дерется он, понимаешь, и кусается. Значит не нашла к нему подход.
  Через некоторое время, отец вновь подошел к дочери.
  - Марго - отец погладил дочь по голове. - У нас с Илоной возникло срочное дело, и нам необходимо уехать.
  - Нет.
  - Я тебя понимаю, тебе нелегко с ребенком, но и ты меня пойми, мы не можем взять его с собой.
  - Я с ним не останусь.
  - Это не надолго.
  - Он мне не нужен
  - Марго, твой отец много для тебя сделал, и теперь я прошу тебя о помощи. Пожалуйста, дочь, помоги мне.
  Девочка промолчала, отвернувшись к окну. Отец расценил как согласие
  - Спасибо, я знал, что ты никогда не откажешь своему отцу - он взял ее руку в свою и поцеловал в пальчики.
  В тот вечер мальчик вел себя столь же плохо, как и в первый раз, вдобавок ко всему еще и обкакался. Отец с Илоной, вернулись домой позже, нежели было обещано.
  - Почему он у тебя орет - с порога набросилась на девочку мачеха.
  - А по моему он всегда орет - удивилась вопросу мачехи Маргарита. - А когда полные штаны дерьма, то уж тем более.
  - Так он у тебя обкакался!? - подойдя к сыну, принюхалась Илона. - Почему ты не надела подгузник.
  - Почему вы не надели.
  - Почему не посадила на горшок.
  - Он не просил. И по моему, сделал это специально, мне назло.
  - Почему не подмыла. Почему не застирала штаны.
  - Вы издеваетесь?
  - Ах ты королевна мать твою, руки она видишь ли запачкать боится - Илона сняла со Стасика штаны, и понесла его в ванную. Маргарита преградила им путь.
  - Еще раз отзоветесь о моей матери в таком тоне - с ненавистью смотрела на мачеху девочка. - Так со своим обосранцем тут же уберетесь и от сюда.
  Не ожидав такой реакции, Илона со страхом уставилась на девочку.
  - Маргарита иди в свою комнату - почувствовав напряжение, вмешался отец. - Иди, без тебя разберемся.
  - Еще посмотрим, кто из нас уберется - пришла в себя после некоторого замешательства мачеха, и с не меньшей злобой взглянула на девочку.
  - Маргарита уйди - тянул ее за руку отец. - Уйди, не доводи до большого.
  Маргарита сопротивлялась. Она хотела что то сказать, но в гневе не могла найти нужных слов. Стасик, находясь под мышкой у матери, продолжал орать и дрыгать ногами.
  Отцу все таки удалось затащить дочь в ее комнату. Он дотащил ее до кровати, усадил и строго посмотрел на нее. Постояв какое то время перед дочерью, и убедившись, что она не собирается бежать назад и продолжать разбираться дальше, вышел из комнаты.
  - Сиди здесь, и не выходи пока не успокоишься - приказал он, и захлопнул дверь.
  В тот же вечер, в их спальне Илона высказывала свое негодование.
  - Нет, ты слышал, как она со мной разговаривает. Ты слышал как она мне хамит. Обозвала моего сына "обосранцем".
  - Илона, ну ты пойми - оказавшийся меж двух огней, не знал, как потушить конфликт отец девочки.
  - Мать я ее, видишь ли задела. Да я не имела в виду, я просто выругалась.
  - Илона, не заводись
  - И главное из за чего. Я просто сказала всего лишь подмыть ребенка. Она у тебя эгоистка, белоручка. Ты ещё сам поплатишься, что воспитал такую.
  - Давай спать Илона, я устал - Эдуард повернулся на бок.
  Придя в себя после конфликта с мачехой, Маргарита решила поговорить с отцом, уговорить его расстаться с Илоной. Она понимала, что ее шансы уговорить отца не велики, но другого выхода из сложившейся ситуации она не находила. Илона со своим сыном лишили ее самого дорогого, что есть у мечтательного человека, покоя, тишины и одиночества.
  - Пап, давай их выгоним - выбрав время, начала разговор девочка. - Я до сих пор не могу осознать, как в моем доме, под одной крышей с нами живут чужие люди.
  - Замолчи Маргарита, я тебе уже все сказал по этому поводу.
  - Зачем тебе эти проблемы, пап. А тем более, зачем они мне.
  - Какие проблемы? - начал раздражаться отец.
  - Хотя бы ее сын.
  - Чем тебе помешал Стасик.
  - Ты разве не видишь, как он себя ведет.
  - Ты просто не умеешь найти к нему подход.
  - А я и не должна находить к нему подход. Никому в задницу дуть не должна! - начала раздражаться в свою очередь девочка.
  - Не надо никому никуда дуть, просто общайся с ним нормально.
  - Нормально можно общаться только с нормальными детьми.
  - А он что...
  - По пьянке заделанный.
  - А... - опешил от такого оборота отец. - Как ты смеешь так говорить о ребенке!
  - Как есть, так и говорю!- перешли на крик отец с дочерью.
  - Нет уж ты, пожалуйста, следи за словами!
  - Ни кто мне не запретит называть вещи своими именами, белое белым, черное черным, а придурка придурком. Я просто констатирую факт.
  - Он просто обыкновенный ребенок - злобно уставившись в глаза дочери, медленно, словно желая яснее донести, проговорил отец. - Просто у него такой возраст.
  - Но я же не была такой, в его возрасте.
  - Нет. Ты была спокойной девочкой. Но все дети разные.
  - Ну, вот видишь.
  - Более скажу, ты исключение из привил, ты не совсем нормальный ребенок, тебе поставили диагноз аутизм.
  - Ах вот как, значит все с ног на голову, да. Это я дура, а он нормальный ребенок. Это я идиотка, а он вполне здоров. Это я больная, у меня с головой не то - Маргарита расплакалась и побежала в свою комнату.
  - Постой, Маргарита. Никто не говорит, что ты дура - кричал ей вдогонку отец. - Ты меня неправильно поняла. - Но девочка забежала в свою комнату, захлопнула дверь, бросилась на кровать и закрыла голову подушкой.
  Через несколько дней, после разговора, отец вошел к Маргарите в комнату. Маргарита села на кровать, прижав к себе колени, и демонстративно отвернулась к окну.
  - Почему ты не общаешься со мной - примирительно начал он, сев на кровать дочери. - Не хочешь даже видится. Прячешься в своей комнате.
  - Я думала, ты забыл о моем существовании, у тебя теперь есть Илона, и этот, как там его...
  - Маргарита, я пришел извиниться, если что не так.
  - Да, ладно. Я сумасшедшая, и я это прекрасно осознаю, поэтому не хожу в школу.
  - Маргарита, это не совсем так, и твой диагноз...
  - Ты ведь пришел еще зачем то. Говори.
  - Да. Я хотел сказать, что достану деньги, и мы с Илоной наймем няньку для Стасика, чтоб не беспокоить тебя.
  - Наконец то.
  - Но, понимаешь, что бы достать деньги, нам с Илоной придется ненадолго отлучится. И мне бы хотелось...
  - Чтоб я опять, побыла со Стасиком.
  - Да.
  - Нет - обернулась к отцу Маргарита. - Нет, нет и еще раз нет.
  - Маргарита, если ты побудешь недолго, то потом тебе уже с ним быть не придется. Потом уже никогда. Слышишь.
  - Я от него устала.
  - Я понимаю, но... Последний раз Маргарита. Даю тебе слово. Если хочешь, вот моя рука.
  Девочка отвернулась к окну, и глубоко вздохнула.
  Оставшись с мальчиком в третий раз, она вновь столкнулась со всеми его безобразными выходками. Стас плевался, наводил беспорядок, разбрасывал игрушки, и плюс ко всему научился ругаться, и в ответ на призыв не разносить весь дом, обругал девочку самым отборным матом. Округлив глаза и раскрыв рот, Маргарита от неожиданности замерла на месте, после чего, придя в себя, решила применить методы более строгие. Сев на диван, она сняла со Стасика штаны, закинула к себе на колени и как следует, отшлепала по заднице. Придя домой, Эдуард с Илоной вновь услышали крик. Ребенок бросился к матери.
  - Что, что она с тобой сделала - спрашивала ребенка мать. - Почему он плачет - обратилась она к Маргарите.
  Встав на колени, Илона обняла Стасика, Стасик же, обнял мать. Прижав лицо к плечу матери, ребенок плакал.
  - Что, что она сделала - продолжала допытывать Илона.
  Захлебываясь в слезах, ребенок не мог выговорить ни слова.
  - Бессловесное существо, не может даже пожаловаться - сжимала в объятьях ребенка мать.
  - Не волнуйтесь, он знает слов больше чем я - ответила Маргарита. - Причем таких, каких я за всю свою жизнь не слышала. В ответ на мою просьбу не шалить, он обругал меня, за что был отшлепан.
  - Так, ты его выпорола! - поднялась с колен Илона. - Даже я никогда не смела поднять руку на ребенка.
  - Это не педагогично Маргарита - вставил слово отец.
  - А крыть меня матом педагогично?
  - Не ври! - разъярилась Илона. - Мой сын не знает таких слов.
  - Нет, это я не знаю. А он знает.
  - Мало того, что ты его бьешь, еще смеешь и наговаривать.
  - Маргарита, ты не права - между делом вставлял отец.
  - Не ты рожала, не тебе его бить! - гладила по голове, все еще плачущего малыша Илона.
  - Да упаси меня бог, когда ни будь родить такое чудо - глядя в глаза мачехе, спокойно ответила девочка.
  - Подойди, подойди к этой негодной девчонке - подтолкнула Стасика к Маргарите мать. - Пни ее ногой, чтоб следующий раз неповадно было. Пни ее сынок.
  Стас подошел к Маргарите и пнул ее под колено.
  - Еще сынок, сильнее. Вот так, вот так - науськивала мать.
  Маргарита стояла не шелохнувшись. Скрестив руки на груди, она с недоумением смотрела на мачеху. Маргарита не пыталась ни отойти, не защититься, спокойно вынося удары чуть ниже колена.
  - Вы нормальная? - стерпев очередной удар, наконец, обратилась она к мачехе.
  Илона подошла к разошедшемуся Стасу и отстранила его.
  - А теперь послушай меня внимательно - ткнула наманикюренным ногтем в лицо Маргарите мачеха. - Я мать! и за своего ребенка башку оторву. Оторву и в окно выброшу... Уйди - отстранила Илона пытавшегося очередной раз пнуть Маргариту Стасика. - Ты поняла меня?!
  Маргарита с ненавистью взглянула в лицо мачехи. Силиконовые губы, накладные ресницы, загоревшее лицо от частых посещений солярия, агрессивный взгляд разъяренной матери, защищающей свое дитя, агрессивный взгляд воображающей себя крутой женщины.
  - Ты поняла меня?! - приподняв лицо девочки за подбородок, повторила вопрос мачеха.
  - А ну пошла вон из моего дома! - бросила в лицо мачехи Маргарита. - Вместе со своим отродьем! .
  - Что ты сказала! - Илона подняла голову Маргариты еще выше к себе.
  - Убери свои поганые руки! - ударила по руке Илону девочка.
  - Ах ты дрянь...
  До сих пор стоявший в стороне Эдуард, бросился между Илоной и дочерью, словно судья на ринге. Предвидя мордобой, либо таскание за волосы, он кой как растолкал дочь с сожительницей.
  - Она у тебя злобная, она ненавистная, она больная - высказывала Илона, оставшись один на один с отцом девочки. - Ты видел, каким безумным, ненавистным взглядом она смотрела на меня? Мне стало страшно от ее взгляда.
  И вновь, дождавшись возможности остаться с отцом наедине, Маргарита обратилась к нему.
  - Ты же видишь, так продолжаться не может - подошла Маргарита к сидящему на диване в гостиной, с газетой в руках, отцу. - Мои отношения с Илоной все хуже и хуже. Я устала постоянно жить в напряжении.
  - В том, что твои отношения с Илоной все хуже, виновата только ты - глянул поверх газеты на дочь Эдуард.- Ты ей хамишь, дерзишь, обижаешь ее ребенка.
  - Она сама начинает.
  - Не надо. Я вижу, кто из вас начинает.
  Отец вновь уткнулся в газету, но девочка не отходила, продолжая стоять над его душой.
  - С того дня, как они у нас появились, я постоянно в депрессии - вновь начала она.- Я тоскую по прошлой жизни, по жизни, когда мы были одной семьей. Да, мамы с нами больше нет, но оставшись с тобой вдвоем, мы все же остались семьей, неполной, но семьей. И Илона с ее сыном тоже семья, тоже не полная, но абсолютно нам чужая.
  - Для меня Илона с сыном тоже семья - положил газету отец - Илона моя жена, а Стасик мне как сын. И как бы тебе не хотелось, ты должна будешь найти с ними общий язык. Они моя семья Маргарита, и ты должна это понять.
  - А как же мама.
  - Мама умерла.
  - Да, мама умерла. Но иногда она приходит к нам из другого мира, в который она ушла, приходит, чтобы проведать нас, проведать и порадоваться, если все у нас хорошо. А теперь ответь мне отец, ответь мне, как ты думаешь? Очень ли обрадуется мама, увидев тебя в постели с другой женщиной. Очень ли обрадуется мама, увидев как какая то шалашовка издевается над ее дочерью.
  Смяв газету, отец вскочил с дивана и ткнул в Маргариту пальцем.
  - Я предупреждал тебя следить за своими словами! Предупреждал или нет!? Не смей так говорить об Илоне!
  - А ты ударь меня - Маргарита отвернула голову, подставив щеку и искоса глядя на отца. - Ну, давай, ударь. Вы же все тут сговорились меня бить.
  - Илона была права, ты злобная и ненавистная особа! - выговорил в лицо дочери отец.
  - И давно она тебе обо мне такое наговаривает?
  Но Эдуард не ответил. Швырнув газету на пол, он вышел из гостиной, оставив дочь смотреть ему вслед.
  
  Это была ее комната, ее детская комната, в которой Маргарита не была много лет. Обстановка комнаты, узор на обоях, сохранившийся запах возродили в девочке воспоминания детства. Да, она не была здесь много лет, так как комната была заперта, и только найдя ключ в общей связке от всех помещений дома, Маргарита смогла проникнуть в нее. Ее встретили серый мишка с сердечком в руках и белый зайка.
  - Ну как вы здесь, мои дорогие - присела перед игрушками девочка. - Как вы здесь без меня.
  Заяц и Мишка, не имея возможности сказать, взирали на девочку с улыбкой. "Наконец то ты вспомнила о нас. Мы тебя столько ждали" - будто хотели произнести игрушки.
  Крылатые, девочки феи с картины, так же обрадовались Маргарите. В их больших глазах светилась радость от неожиданной, приятной встречи с хозяйкой: мы по тебе соскучились за все эти годы, если б ты знала, как мы по тебе соскучились.
  - Да, мои милые, и я тоже по вас сильно соскучилась - ответила девочка.
  Она села на свою детскую кроватку, казавшуюся ей теперь такой маленькой. Взглянула на обои с цветочными узорами. Взглянула на полки со своими детскими книгами, пробежав глазами корешки и вспомнив те истории о которых в них рассказывалось. Девочка улыбнулась и книгам, словно старым друзьям. Сладко щемящее чувство ностальгии, которое ведомо только людям с утонченной душой и с обостренными чувствами, завладело девочкой, заставив ее просидеть некоторое время, погрузившись в себя. Маргарита ушла в воспоминания о своем счастливом детстве, о счастливом времени которое резко контрастировало с ее нынешним несчастным положением, что отзывалось болью. Наконец, придя в себя от воспоминаний, девочка посмотрела на шкаф, на высокий, темный шкаф до самого потолка, который будто ждал, когда девочка обратит на него внимание. Массивный, грозный шкаф, в котором когда то хранились платья Маргариты. Встав с кровати, Маргарита медленно подошла к шкафу. Остановившись возле дверей шкафа, девочка подняла руку и осторожно постучала в дверь.
  - Бука - тихонько произнесла она.
  Тишина ответила ей.
  - Бука - позвала она робко. - Бука открой, я знаю, что ты здесь.
  И вновь тишина. Высокий, из темного дерева шкаф, словно черный человек в плаще возвышался над девочкой.
  - Бука, открой, пожалуйста - Маргарита постучала чуть громче. - Я пришла с миром - словно индеец из фильма подняла руку девочка, показав ладонь.
  Ответа не последовало.
  - Бука, прошу тебя, открой. У меня кроме тебя никого не осталось - глаза девочки увлажнились, ее губы затряслись.
  Дверь шкафа скрипнула и приоткрылась. В проёме показалось бледное лицо Буки с беззубой улыбкой и темными пятнами глаз.
  - Маргарита - произнес Бука, улыбнувшись еще шире. - Неужели это ты.
  - Я - улыбнулась девочка, отойдя назад и дав Буке вылезти. Бука вылез, в том же костюме Пьеро, со свисающими до пола рукавами и огромными пуговицами. Он был маленький, и оказался повзрослевшей Маргарите по пояс.
  - Как ты выросла, уже не ребенок, а почти девушка - разглядывал девочку Бука. - И до чего же ты стала красивая, просто нереально.
  - Спасибо - опустила глаза Маргарита. - Спасибо за приятный комплемент, ведь в последнее время, так мало приятного происходит в моей жизни.
  - Очень рад тебя снова увидеть, Маргарита.
  - И я рада тебя видеть Бука, и я рада нашей встрече с тобой. Скажи, а ты правда Бука, или мне стоит называть тебя по другому.
  - А - махнул рукой Бука. - Бука, Бабайка, как угодно. В общем, я мелкий демон, специализируюсь по запугиванию детей. В чем весьма компетентен.
  - Ну да, Я уж испытала.
  - Я не понимаю - начал размахивать рукавами Бука, расхаживая по комнате. - Не понимаю вашей человеческой любви к детям. Ведь они только и делают, что срут, орут и ужасно нервируют. Тфу, мерзкие создания, куски говна. Как я их ненавижу - сжав пальцы в кулаки, Бука поднял их над головой и потряс ими.
  - Да, Бука, да. И я, кажется, готова с тобой согласиться - Маргарита следила глазами за бегающим по комнате Букой, который сам себя распалял в ненависти к детям, и от этого становился более беспокойный.
  - Ух, какое удовольствие мне доставляет причинять им зло - продолжал трясти кулаками демон.- Ух, ненавижу. Ух. Но - Бука остановился перед Маргаритой, взяв ее за руку и посмотрев ей в глаза. - Но ты уже взрослая Маргарита. Не принимай мои слова на свой счет. Я не желаю тебе ничего плохого.
  - Я знаю Бука - девочка улыбнулась. - Я знаю, иначе б не пришла. У меня к тебе просьба - девочка взяла Буку за руку и повела к кровати, после чего села, подняла глаза на Буку и погладила его по руке.
  - Все, чем могу - отозвался демон.
  - Моя мама умерла.
  - Ох, мне очень жаль.
  - И отец привел другую женщину.
  - И как я понимаю, тебя это не радует.
  - Конечно нет. Вместе с женщиной, он привел ее маленького сына.
  - Какой ни будь мерзкий гаденыш.
  - Еще какой.
  - Ах, мать его. Откуда они только берутся - выругался Бука.
  - Так вот, этот ребенок стал хозяином нашего дома. Он вечно орет и отец с мачехой ему не в чем ни отказывают. И заставляют подчиняться его прихотям даже меня. Они ему все прощают и все позволяют. И вот еще что - сдерживала слезы Маргарита. - Мачеха наговаривает отцу против меня, какая я злая и дерзкая. И отец ведется на ее слова, начинает меня ненавидеть, а недавно чуть было не ударил меня. А сына этой потаскухи, этого мать его, Стасика отец начал любить больше чем меня. Я не понимаю, не понимаю этой одноизвилинности мужиков - не сдержав слезы, расплакалась девочка. - Как можно позволять какой то бабе говорить плохо о дочери. Как можно позволить так себя настроить.
  Отвернувшись к окну, Маргарита разревелась. Бука запрыгнул на кровать и коснулся костяшками пальцев плеча девочки.
  - Я много чего не понимаю в вашей людской жизни - гладил по плечу девочки Бука, и сочувственно пытался заглянуть ей в лицо.- Но может, нужна моя помощь.
  Пытаясь, успокоится, Маргарита кивнула головой.
  - Маргарита, не плачь, я помогу тебе.
  Сумев преодолеть рыдания, девочка обернулась к демону и взяла его за руки.
  - Бука, милый, только на тебя вся моя надежда, мне больше не к кому обратиться. Напугай сына моей мачехи, напугай так, чтоб он это запомнил, что б всю свою жизнь страдал от недержания мочи. Чтоб они с мачехой сбежали от сюда как можно быстрее.
  - С превеликим удовольствием - ответил демон. - Где его комната?
  - На первом этаже, рядом со спальней отца с мачехой.
  - Не волнуйся, ровно в полночь я к нему загляну.
  - Я буду тебе очень благодарна.
  - Маргарита.
  - Что.
  - Я хотел у тебя попросить.
  - Да, пожалуйста.
  - Попросить прощения.
  - За что?
  - Нуу... Я наверно, тогда тебя здорово напугал.
  - Ах, ты вон про что - засмеялась девочка. - Кто старое помянет, тому...
  - Ну да. Ну да.
  - Давай забудем и станем друзьями - протянула ладошку демону Маргарита. И костлявые пальцы Буки обхватили ладошку девочки.
  
  Эдуард с Илоной, еле укачав Стасика, который разыгравшись, не в какую ни хотел ложиться, уединились в спальне, и, к полуночи уснули. Темнота и тишина окутали замок. В ночной тишине не спала только Маргарита. Девочка сидела на своей постели, прижав колени к груди и устремив взгляд в темноту. Ее глаза блестели, отражая проникший в комнату свет луны. Часы в гостиной пробили полночь, и вслед за этим, девочка услышала как на верху, в ее детской комнате, чуть скрипнула отворяемая дверца шкафа. Жестокая улыбка появилась на лице девочки, ее блестевшие в лунном свете глаза, казалось, загорелись еще ярче. Она напряженно вслушивалась. Она слышала, как тикают в гостиной часы, как бьется ее сердце. И вдруг тишину замка огласила, как сперва могло показаться, пожарная сирена, оказавшаяся в итоге воплем Стасика. Маргарита вздрогнула, несмотря на то, что ожидала нечто похожего. Послышался топот ног отца с мачехой и их перепуганные голоса.
  - Что случилось! Что такое! Стасик! СТАСИК - кричали Илона.
  Но Стасик продолжал захлебываться в собственном крике.
  - ЧТО С ТОБОЙ СЫНОК, ЧТО С ТОБОЙ - трясла на руках сына Илона.
  Но Стасик надрывно кричал.
  - СДЕЛАЙ ЖЕ СКОРЕЕ ЧТО НИБУДЬ - набросилась Илона на Эдуарда. - НУ ЧТО ЖЕ ТЫ СТОИШЬ - паника овладела женщиной.
  - Да что сделать то? - услышала Маргарита растерянный голос папы.
  - ВРАЧА, СКОРУЮ, БЫСТРЕЕ.
  
  - Скажите доктор, начнет ли мой ребенок говорить - задала врачу вопрос Илона, со страхом, словно приговора, ожидая ответа. Доктор встал из за стола, и прошёлся по кабинету. Илона, сидя на стуле, держала на руках Стасика. Стасик, сидя на руках матери отрешенным взглядом смотрел в пол, его челюсть отвисла, из уголка рта стекала слюна. Рядом с ними, на соседнем стуле, одной рукой касаясь предплечья Илоны, сидел Эдуард.
  - Трудно сказать - ответил невропатолог. - Ни один способ вылечить заикания не дает гарантии. Если причиной заикания является сильный испуг, то дело еще более осложняется. Я бы все таки хотел знать, что явилось причиной столь сильного испуга, приведшего к столь серьезным последствиям.
  Илона поднялась со стула, посадила мальчика на стул и встала перед ним на колени.
  - Стасик, Стасик, скажи, что тебя напугало, скажи дяде - трясла за плечи сына женщина.
  - Ы, ы, ы - все, что смог выдавить из себя Стасик.
  - Стасик, прошу тебя, скажи что ни будь - но Стасик не смог выговорить ни слова кроме чередования гласных. Лицо Илоны искривилось, она встала на ноги и набросилась на Эдуарда.
  - Это твоя паскудина дочь, что то сотворила с моим мальчиком!
  - Успокойся, Илона - вскочил со стула Эдуард.
  - Она сразу возненавидела моего сына! С первого же дня возненавидела моего мальчика - кинувшись драться, Илона ударяла кулаками по голове и плечам отца Маргариты. - ЭТО ОНА СТЕРВА, ЭТО ТВОЯ ЗМЕЮКА ДОЧЬ.
  - Успокойся Илона, Маргарита была в своей комнате, как она могла - Эдуард бегал по кабинету невропатолога, спасаясь от разъярённой женщины.
  - Я НЕ ЗНАЮ КАК - Пытаясь пнуть Эдуарда ногой, кричала Илона. - НО ЭТО ВСЕ ОНА, ОНА.
  - Илона, прекрати, моя дочь не причем.
  Наконец в дело вмешался врач. Он встал между Эдуардом и ее сожительницей и схватил женщину за руки.
  - Я понимаю ваше горе, но вы обязаны успокоиться. Ваши истерики не помогут вашему сыну.
  Устав вырываться из рук врача, Илона упала на колени и заплакала.
  - Теперь мой сын, никогда больше не сможет говорить - рыдала женщина. - И не сможет даже назвать меня мамой. Он не сможет учится в школе и дружить с ребятами. Он всегда будет таким, одиноким и несчастным. Его будут дразнить. Над ним будут издеваться сверстники...
  В ответ на слова матери, Стасик издал тоскливое, протяжное мычание.
  - Но я его не брошу - утирала слезы женщина. - Я всегда буду с ним, какой бы он не был.
  
  - Бука - сияя от радости, вошла в свою детскую комнату Маргарита.
  Бука вылез из шкафа.
  - Бука, милый, спасибо тебе - бросилась целовать демона девочка. - Ты его здорово напугал.
  - Гм, хм - улыбнулся польщенный Бука. - Это для меня пустяк Маргарита.
  - Сын мачехи потерял речь и закрылся в себе.
  - Гы Гы.
  - Мачеха обвиняет то меня, то отца. В общем, их отношения с отцом разладились. Они не вернуться - объявила обрадованная девочка.
  - Рад, что сумел тебе помочь.
  - Дай пять.
  - Держи.
  И Маргарита с демоном ударили в ладоши.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"