Атомный Владимир: другие произведения.

Меч Ужаса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта история о гномах. В большом и красивом мире Тверди случилась беда - тёмная сила Вороньего Глаза, первобытного зла, вмешалась в дела Богов и привнесла червоточину. Многое произошло с тех дней. Гномы покинули Первое Королевство и основали Второе. Эльфы вообще перебрались с континента на архипелаг и заняли позицию невмешательства. Но даже после череды трагических событий, в жизнь подгорного народа пришла размеренность, пусть и не столь роскошная, как прежде. Поэтому, никому в голову не могло прийти, что беда снова нагрянет за данью.

  
  

Об изначальных днях и последующих событиях

  
  Во Тьме, бесконечной и непостижимой, возник Первозданный Огонь - Творец всего сущего. Затем была создана Твердь, а на ней уже братья Лу и Ор. После этого между Творцом и детьми были долгие беседы. Когда они иссякли, Первозданный Огонь вознёсся на небеса, став солнцем. Так нам поведали предки.
  Лу взялся за внешний, наружный мир. Украсил землю Тверди, населил живыми тварями. Помогал ему Ор и созданные им гномы - наши предки. Были они немы, глухи и слепы, но сердцем чувствовали недра Тверди, добывая самые редкие руды и камни. Большую помощь оказали первые гномы для сотворения наружного мира, ибо Лу не хватало материала, что был на поверхности.
   Затем наши предки вышли из подземелий Мрачных Гор, где вели добычу. Хотели они обратиться к братьям-богам и были им для этого дарованы голос и слух. Тогда они попросили узреть создателя Ора и его любимого брата Лу. Возрадовались Боги и даровали нашим предкам глаза, и явились им. Узрели счастливые гномы Ора и брата его, но вновь лишились зрения, ибо был образ Богов слепящим и совершенным. Горе овладело Ором и Лу, но и гномы были безутешны, что нет им возможности видеть Создателя и любимого его брата. Эти события повлекли за собой большие перемены. Первое, что создали Боги-братья, были идолы в их честь, дарованные нашим предкам, а великий Лу вновь вернул им зрение. С тех пор гномы созерцают богов, поклоняются и обращают молитвы через идолов.
  Ещё, дабы утешить гномов, Ор поместил в сердце Мрачных Гор великую Кузницу. От одного вида прекрасной мастерской, гномы возликовали и поспешили начать работу в ней. Кузница Ора существует по сей день, не зная равных.
  А третьим чудом, совершённым в те дни, стало появление у гномов разделения на мужчину и женщину. Заручившись поддержкой Лу, Ор сотворили прекрасных и нежных девушек. В честь Бога, принимавшего участие в создании их ещё называют Лунами, Лурками или Лунарками. Таким образом, с тех времён гномы перестали появляться из рук Ора, а продолжают род самостоятельно.
  Минуло много лет, прежде чем Бог Лу тоже захотел сотворить разумных существ. К тому моменту, ком, куда попадали не получившиеся творения прошлых лет, стал настолько большим, что Лу решил вначале избавиться от него, а уж потом приступить к созданию новой расы. Даже Богу Лу не удалось в одиночку поднять тот ком. Тогда позвал он Ора и вместе бросили гигантский шар в небеса, чтобы там его сжёг Первозданный Огонь.
  Однако задумка братьев не удалась и ком обрёл разум, забродило в нём отбракованное, загнило. И сформировалось с тех пор Тёмное Око на небесах, Глаз Вороний иначе. И днём, и ночью на одном месте он. Пока солнце рядом - тускло видно, силы никакой не имеет, а стоит светилу скрыться, как возрастает его гибельная мощь, - начинает светиться. Боги Лу и Ор не сразу поняли проклятую суть Ока, потому случилась вскоре беда. Лу взялся за сотворение эльфов, но не успел за день. И тогда Вороний Глаз вмешался в процесс, и вместе с эльфами появились люди. Были они по сути братьями, но в каждом человеке имелась тёмная частичка, червоточина. Ужаснулись Ор и Лу случившемуся, горе постигло их, а с ним досада и гнев. Полыхнул Бог Лу ярчайшим светом и ушёл на небеса, дабы облетать земли Тверди и следить, чтобы Тёмное Око не могло вмешиваться в жизнь. И потому мы можем видеть Луну на небе. Нужно остерегаться безлунных ночей - сила Вороньего Глаза в это время велика.
  Беды не кончились на этом, ибо коварный разум Ока нашёл новый способ вреда - мороз. Начавший сковывать мир, он шёл из недр. Наши предки, спасаясь, покинули пещеры и тоннели, тогда Ор устремился к самому сердцу мира и разогрел его. С тех пор Лу бережёт нас с небес, а Бог Ор из недосягаемых глубин.
  Практически лишившись возможностей воздействовать напрямую, Тёмное Око не оставило коварных замыслов. Мало-помалу в мире стали появляться монстры, ужасы и твари, являющиеся порождением замыслов Ока. Но пуще всего это проявилось в борьбе эльфов за светлое начало в душах людей. Многие столетия и уйму трудов вложено было в братьев меньших, чтобы отвадить их от тёмного начала, только не вышло толка. Случился Раскол, а следом - эльфийский Исход с Огненной Земли, где гномы остались один на один с семенем Ока.
  Люди продолжили жить самостоятельно и вскоре основали несколько городов, а позже и королевств. Тёмная часть всегда подталкивала их к худу, потому, вскоре случился меж ними конфликт и одна из сторон попросила выменять оружие и доспехи на идол Ора, к несчастью оказавшийся у них. Совет Первого Королевства одобрил обмен, это позволило уравновесить сложившейся баланс сил среди людей. По другую же сторону - королевство Железных Холмов, сумевшее подчинить своей воле округ реки Орской. По некоторым сведениям, не без помощи оккультистов Тёмного Ока. Королевство Железных Холмов тоже предложило гномам обмен, но уже на провиант и другие ценности. Совет отклонил предложение.
  Вскоре в шахты и тоннели Мрачных Гор пришла большая беда - Ужас. Этого врага нельзя было убить обычным оружием, Ужас насылал чудовищные видения и сильный страх, от чего гномы погибали - где бросаясь в шахты, где закалывая себя оружием. Частично спасали только идолы Ора, но они не могли изгнать великую напасть, потому Совет принял решение об Исходе. И тогда гномы собрали всё, что будет нужно на новом месте и отправились к Красным Холмам, из Первого Королевства, дабы основать Второе.
  На середине пути, наших предков встретили люди, движимые злобой и обидой, что не получили оружия, как иные их братья. Многочисленной армией пришли люди. В итоге договорились, что гномы передают большую часть ценностей, инструментов и оружия, а люди отступают. Так и было сделано, однако, тёмная натура вождей заставила людей совершить великую подлость - напасть ночью в спину. Решили они изничтожить гномов под корень, а свет наших очей - лунарок, увести в плен. И случилась Сеча. С помощью Ора удалось выйти из окружения и нанести людям такой урон, что они прекратили дальнейшее преследование.
  И был окончен поход, а затем основано Второе Королевство, где гномы нашли покой и мир.
  
  Из записей Ворка, сына Мога. Сентябрь 1398 года.
  
  

Часть 1

  
  

Глава 1

  
  Маленькая сонная мошка не удержалась и влекомая дыханием, влетела в нос. Тут же, правая ноздря возопила от зуда и я, пуще прежнего втянул воздуха, чтобы чихнуть. Хотелось гаркнуть, разбудить сонный утренний лес, но мы всё ещё близко к людям. Пришлось чихать сдержанно, а потом яростно пошерудить пальцем в ноздре. Даже слезы выступили.
  - Что такое? - со смешком спросил Гвальт, идущий в середине нашей разведгруппы.
  - Муха в нос попала, - гнусаво буркнул я, продолжая орудовать перстом. - Гадина!
  Друг издал смешок и поспешил обратить взгляд к земле, ибо там корни на кочках сидят и ямами погоняют, что усугубляется ночью в дозоре.
  Солнце только взялось за украшенные весенней листвой верхушки, но лес уже вовсю трещит, свистит, вскрикивает, полный могучей силы. В отличие от нас. Бун, идущий первым, и лучше всех, среди гномов, знающий окрестности Второго Королевства, идёт уверенно, словно и не лазили вокруг людского поселения всю ночь. Из нас троих, только ему удаётся не спотыкаться и не цепляться за ветки. У меня же терпение кончилось - через шаг шиплю ругательства. Муха немного взбодрила и тяжёлые ботинки перестали собирать препятствия.
  - Ручей скоро, отдохнём? - услышал я Буна.
  Мы одобряюще загудели, словно огромные жуки, ростом эдак в четыре с лишним локтя.
  Я и Бун, кольчужного капюшона так и не сняли, в отличие от Гвальта, стянувшего его вместе со шлемом. Он частенько жалуется на броню, защемляющую волосы и бороду, потому и стремится скорее освободиться. По мне, так волосы, либо длиннее отпустил бы и собирал, либо обрезал. Борода же у Соловья, как мы его зовём, - тоже не практичная - красиво острижена, с выбритыми усами и щеками.
  Соловьём прозвали за удивительную способность подражать голосам птиц. Ещё лунаркам он люб - издали начинают строить глазки, старательно демонстрировать формы, и обретают крайне томный вид при этом. Впрочем, в отличие от нас с Буном, Гвальту это нравится.
  Вскоре послышалось журчание и показался ручей. На другой стороне, как раз лежит поваленное дерево, куда мы устало расселись, некоторое время приходя в себя.
  Гвальт первый заговорил:
  - Бан, - назвал он производным от имени, - что про тролля думаешь?
  Я глянул на темноволосого товарища.
  - Ничего, - отозвался он.
  - И почему же, брат-гном, то ведь общая беда?..- посетовал Гвальт.
  Лицо Буна, со старым ожогом на левой части, осталось спокойным. Догадываясь, что вопрос он проигнорирует, говорю:
  - Я пойду в поход на тролля. Да поможет нам Ор! Командующий, как раз собирает отряд.
  - Хотите утыкать болтами?! - спросил Гвальт кровожадно.
  Мы взялись доставать из заплечных мешков еду и, склонившись к своему, я отвечаю:
  - Груггевор определил другую задачу - нужно всего лишь отогнать от полей и показать, что ходить туда не стоит. Тролль ведь не выходит на поля. Такое уже не раз бывало, что нужно просто припугнуть. Да и есть опасения насчёт его соплеменников - могут прийти мстить. Защити нас Ор от такого!
  Соловей и сам уже пытается вытащить что-то из сумки, протискиваясь рукой между шлемом и оружием. Мои слова отвлекли гнома.
  - Ну, конечно! - усомнился друг. - Они же тупые, Ворк?!
  - А если нет? - отозвался я. - Мы не можем рисковать...
  - Убить их надо и всё! - зло рыкнул он.
  Я шумно вдохнул и выдохнул, гася раздражение. Привычно зачерпнул земли, растёр в ладонях. В нашем отряде разведчиков часто так - Бун неразговорчивый, мало что обсуждает, а Гвальту только бы бить, рубить, мстить. Тролли ещё ладно - это семя Темного Ока, но по роду службы, ходим в дозор за людьми и уж их, он в каждый раз готов рвать. Соловья можно понять, ведь это наши кровные враги, гады, устроившие гномам Сечу, но слепая ярость Гвальта и некоторая своевольность, часто раздражают. Он всегда спорит.
  Вскоре, принялись за еду. Лес, словно игнорируя, живёт своей жизнью: мелькают насекомые, на все лады поют птицы, периодически проносясь над головой. Вынырнувшая из кустов лиса, подбежала понюхать мешок Буна и пока не шугнули, не думала скрываться. Гномы, как и эльфы - дети Ора и Лу, поэтому животный мир нам люб и дорог. Хищники на нас не нападают, но если полезешь к детёнышам, нарвёшься на агрессию. Одним из поводов для окончательного раздора между людьми и эльфами, как раз и стала тяга людей к охоте на животных, неприемлемая для нас.
  Я люблю аромат леса, да и в целом внешний мир нравится. Командующий Груггевор, потому и выбрал в дозорные, что я странный. Гномьему народу претит простор подлунного мира, нам комфортней и спокойней под землей или в чреве гор и холмов. Не скажу, что недра чужды, просто меня тянет к поверхности.
  Крошки слетели с колен Буна, когда он пересел на землю. Теперь же бревно приняло на себя его голову и плечи, и друг смежил веки. Гвальт взялся стягивать доспехи, а моим вниманием завладел окружающий мир, известный лишь по сохранившимся эльфийским книгам. Могу припомнить некоторые виды птиц, растений и насекомых, но многое ещё остаётся таинственным и интересным. К позициям, с которых мы следим за Сенистром - людским поселением, ведёт несколько тайных троп, а точнее путей. Мы старательно не пользуемся одним или двумя, чтобы не вытоптать траву. За многие походы я уже порядком изучил их и, конечно, не дивлюсь каждому дереву, но внешний мир не теряет очарования. Поэтому, пока друзья заняты, вытянул небольшой деревянный планшет и взялся описывать дежурство, поскрипывая стержнем уголька, помещённого в железную трубочку.
  Гвальт же, взялся впихивать доспехи в заплечный мешок, уже и так порядочно распухший от шлема. Пришлось всё заново перекладывать, звеня и стукая, на что проснувшийся Бун всхрапнул, чуть поворочавшись. Мешок поддался, вмещая всё необходимое и довольный Соловей приступил к любимому занятию - пародированию птиц. Уж на что необычный дар для гнома, а как выходит - заслушаешься. Я даже писать бросил. Пернатое многоголосие, во главе с Соловьём, приятно дополняется журчанием ручья.
  Мне и самому захотелось спать. Торопиться некуда, дежурство закончено, а уж где смотреть сны, разницы нет. Привалившись к бревну, попробовал расслабиться. Только веки смежились, как из глубин Тверди раздался гул. Я подскочил, а Гвальт, оборвавший трель, удивлённо уставился.
  - Великий Ор, ты слышал это?! - спросил я.
  - Что?
  - Гул!
  Соловей усмехнулся и говорит:
  - Приснилось наверное. Всё тихо было.
  - Чёрт! - с досадой выпалил я, садясь на бревно. Руки вновь потянулись к грунту, пальцы прошлись по шершавым комочкам земли. Зачерпнул горсть и растёр по ладоням, но напряжение не отпускает:
  - Бун, пошли дальше!
  Веки друга открылись, взгляд нашёл меня и, качнув бревно, Бун поднялся. Вновь молча. Вскоре уже мешки заняли прежнее место на плечах.
  - Ужалило же тебя, - проворчал Гвальт.
  Я думал оставить реплику без ответа, но решил поделиться:
  - На сердце не спокойно, защити нас Ор.
  Неясный гул всё ещё ощущается. Не терплю тратить время на раздумья, а сейчас ещё и от эха внутри хочется бежать вперёд. Я ускорил шаг, обогнав Буна. Он смолчал и тоже прибавил темп.
  - Эй! - недовольно окликнул Гвальт. - Куда спешите-то?
  - Пошли быстрей! - повысил я голос.
  - Да что такое?! И так устали, а ты гонишь!
  Я оглянулся - Гвальт упрямо идёт медленно, уже порядком отстав.
  - Ради Ора, Соловей, прибавь шагу! - обратился я.
  Друг, не переставая ворчать и сетовать, выполнил просьбу. Ветки замелькали. Едва видимая тропинка, то убегает в низину пологих оврагов, то начинает взбираться вверх. Дыхание набрало глубины, стало натужным, Соловей даже ворчать бросил.
  Показались окрестности главного входа во Второе Королевство, где повсеместно густой лес уже порядком прорежён, а на выстрел баллисты перед крепостью начисто вырублен. В просветы можно увидеть вздымающиеся холмы, в месте схождения которых и расположен выход из подземного королевства, окружённый крепостной стеной. Тут я услышал какие-то далёкие крики, словно бы оправдывающие смутное волнение, и взглядом попытался отыскать их источник. Тревога червячком шевельнулась в душе. Кровь забухала в голове, тело сбросило усталость и я рванулся вперёд.
  Как только деревья остались за спиной, увидел откуда шум - со стороны дороги к полям, ближе к крепости, толпятся лунарки, сильно перепуганные и едва в сознании. Кажется, что бежали долго. Я рванул к ним и сразу приметил Таму - старшую над нежными созданиями в королевстве.
  И у неё и у меня дыхания на разговор не хватает, но в сравнении с икающе-рыдающими женщинами и девушками, Тама может собраться с мыслями.
  - Во имя Ора... тёть Тама... что случилось?!
  - Ворк, тролль на полях!- она попыталась отдышаться, а у меня обмерло нутро. Я забыл об окружающем мире и впился взглядом в губы тётушки Тамы. - Мы пошли вместе с обозниками... он их погнал, напал на них... а мы сюда.
  Мне поплохело, а опасения сдавили сердце. Оборачиваюсь к Гвальту и Буну:
  - Сообщите Груггевору, нужен отряд. А я за самострелом!
  Сорвался с места, и вверх - к воротам главного входа в крепость. Гномов почти нет, кроме тех, кто вышел на крики. Я бегу мимо. Рванул массивную дверку в воротах и дальше через двор - в арку входа в подземелья. Мне нужно к себе в жилище, где хранится единственный в своём роде самострел, специально сделанный под мои руки, более длинные и сильные, нежели у остальных.
  Вокруг тоннели и переходы. Жителей тут мало, все заняты делами. Разносятся знакомые запахи от плавилен, алхимических лабораторий и кухни. Желудок, не понимающий важность момента, встрепенулся, позабыв о недавнем завтраке. А вот и родная дверь в жилище.
  Хватаю со стены самострел. Сбросил с плеч мешок на пол и рывком вытащил шлем. Быстро разворошил сундук и достал связку болтов - всё, надо бежать на помощь!
  В центральном зале столкнулся с запыхавшимися и краснолицыми Буном и Соловьём. В их руках копья, Гвальт кое-как надел доспех. На поясах по три арбалета. Они бросились следом.
  - Мы с тобой! - крикнул Соловей.
  - Груггевору доложили?
  - Да, уже собирает бойцов.
  - Помоги нам Ор! Давайте, ходу!
  Вновь оказались во дворике и под взглядами дозорных, вынеслись за стены. Немного успокоившиеся лунарки поднимаются по пологому склону перед крепостью. Замечаю, как одна из них, Анна, приостановилась и подалась навстречу. Мы пересеклись взглядами и она крикнула вслед:
  - Осторожней, ребята! Ворк! Пусть Ор укрепит тебя! - неожиданно закончила Анна, своим знаменитым певучим голосом. Я обернулся и остальные лунарки тоже закричали, подбадривая нас и призывая на помощь Ора.
  Мы переглянулись с Соловьем, ощущая, как с новой силой полыхнул огонь внутри. Бун же, невозмутимо бежит увешанный оружием, ещё и для меня копьё прихватил. До полей не так далеко, но я за каждое мгновение переживаю, ведь тролль может легко одолеть моих коренастых собратьев. Не жалея сил заставил себя бежать быстрее. Ребята поддержали.
  
  

Глава 2

  
  Тропа ведущая к полям сильно вытоптана, потому бежать легко. Нам нужно обогнуть скалистый холм справа, в чреве коего устроено Второе Королевство. Сразу за ним будет форт, с сараями и складами, следом - поля. Тропа делает поворот, и я с тревогой всматриваюсь в просветы, но не ясно, что ждёт впереди. Ощущаю, как воздух рвёт пересохшее горло, а нижнее бельё всё мокрое - пот пропитал даже стёганку. Усталость ночного дозора смыло расплавленным металлом крови, нагнетаемой мощными мехами сердца. Я крепко сжимаю рукоятку заряда самострела, готовый взвести тетиву.
  Мы вырвались из леса разъярёнными муравьями, закованными в сверкающие скорлупки доспеха. Быстро оглядываю форт и панораму полей. Бешено молотящее сердце вдруг оступилось, а нутро похолодело при виде погрома, учинённого троллем. Всходы озимых злаков основательно потоптаны, как и грядки с овощами. Вывороченными и поломанными валяются фермы для подвязывания огурцов и помидор. Молодые деревца, высаженные буквально несколько лет назад, местами вырваны, а где искалечены. С ещё большей досадой увидел разрушенную теплицу, на которую ушли массы усилий и стекла. Бешенство сковало мускулы, стиснуло горло, я с трудом двинулся. Нужно найти следы и продолжить поиски, мстить буду тогда, когда встречу ненавистную тварь Тёмного Ока.
  Оглядываюсь - друзья тоже готовы накинуться на обидчика.
  Следы нашли быстро. Тролли тяжелы, а весенняя почва ещё полна соков. Мы побежали по явным отпечаткам здоровых, больше сажени, ступней, уходящих вправо от деревянного форта, в глубину Красных Холмов. Вновь начался лес, только дикий, и мы сбавили скорость. Тревожно всматриваюсь вперёд, заглядываю в овраги. Не даёт покоя страх, что тролль убьёт гнома и мы наткнёмся на труп. Ещё и следы погони на лицо: кора местами содрана, словно тролль врезался или хватался; часто видны ямы с сорванным дёрном, где его ступни скользили от резких поворотов; толстые сухие ветки на земле, толщиной в руку, переломаны от огромного веса наступившего, кое где отброшены пинком. С каждым новым свидетельством сокрушительной силы, я чётче осознаю трудность предстоящего боя. Сердце оборвалось когда увидел лежащее тело. Это оказался не гном, а медвежонок, загубленный слепой яростью тролля. Возле берлоги, устроенной под корнями огромного вяза, с ещё капающей кровью из приоткрытого рта. Меня обуяла очередная волна желания отомстить. Медвежонок будет последним, кого убил треклятый тролль.
  И мы бросились дальше. Всё такие же чёткие следы ведут на восток, немного забирая к северу. Вокруг высятся горбы холмов, заросшие кустарниками и деревьями. К одному из них, более высокому, мы и приближаемся. Начался пологий склон и вот, уши уловили какой-то рёв. Ему вторят крики гномов. Я тут же прибавил в беге, словно олень перепрыгивая поваленные стволы и ямы. Ворвался в заросли шиповника, доверив колючки доспеху.
  Вижу место, где будет бой - это вытянутая поляна перед скальным боком холма. Тролль у противоположного края, среди небольших скальных осыпей. Холм высок, выше тролля в несколько раз. Наверху собрались все гномы-обозники. С облегчением пересчитал их. Завидев нас, собратья тут же радостно возопили. Гвальт намеревался было заорать в ответ, но я оборвал, параллельно останавливая группу - пока противник не заметил, нужно продумать план.
  Огромный, серо-зелёного цвета, словно куча каких-то складок, наплывов и уплотнений, тролль, ударил в скальную стену, высматривая гномов. Рыкнув побежал в обход, гулко и шумно топая по каменистой, с пучками травы, почве. Я понял, что тварь Тёмного Ока догадалась обойти холм. Обозники взволнованно ищут газами пропавшего врага. Времени для действий почти не осталось. Дергаю рычаг заряда, пяточка механизма потянула тетиву и тут, вдруг незадача - ручка рычага сломалась. Внутри похолодело. Тролль же успел добежать до места, где скалы кончаются, а упрямая трава затянула их желтые клыки, и начал взбираться. Я бросил самострел с болтами и махнул друзьям. Гвальт не мог оторвать взгляда от нашей надежды - самого мощного арбалета, на мелкие мы не полагались. Времени на раздумья нет. Забираю копьё у Буна.
  - Так! Нам надо отвлечь его! Вы стреляйте, а я буду орать! - бросил я.
  Бун кивнул, а Соловей, с трудом справившийся с растерянностью, потянулся к арбалету.
  - Эгей! Ты, вонючий серый тролль! Мы здесь! - проорал я. - Сюда иди, говнюк!
  Я начал приближаться к центру поляны с возвышенности опушки. Друзья быстро зарядили арбалеты. Раздались щелчки выстрелов. Наконец тролль заметил нас. Его рёв разнёсся окрест, наводя ужас. Я впервые сражаюсь с реальным противником, тем более таким огромным. Он спрыгнул с места, куда успел забраться, и бежит прямо на нас. С каждым мгновением, приближающаяся тварь всё больше. Я с трудом выкрикнул, срывая голос:
  - В ря-а-ад! Давайте в ряд! Копья наизготовку!
  Гвальт изрыгнув ругательство скакнул ко мне. Бун и в такой ситуации остался молчалив, только побелевшее лицо выдаёт. Через мгновение мы сдвинулись в ряд и ощетинились копьями. Они слишком малы, чтобы держать тварь на дистанции. С иной стороны, более короткими удобней манипулировать. Эти мысли быстро пронеслись в голове и, когда серо-зелёная туша загородила пол мира, я скомандовал:
  - Вперё-о-од!!!
  Удар пришёлся прямо в висящие массивные гениталии. Замахнувшийся тролль издал истошный вопль, его тело инстинктивно согнулось и огромная лапища снесла нас в сторону. Пока чудовище зажало раненное место, я приподнялся. Тролль орёт, но звон в ушах перекрывает вопль, вижу тоже неважно - лишь расплывчатое, с кровавым мерцанием изображение. Посмотрел вбок - Гвальт лежит неподвижно, Бун ворочается. Надо помочь им.
  Подполз. Неожиданно упавшая тень заставила оглянуться. Тролль с перекошенной от гнева и боли мордой совсем рядом. С отчаянием понимаю, что шансов на спасение нет, тут и уцелевшее копьё не поможет. Боковое зрение перехватило метнувшуюся фигуру - это здоровущий медведь, кинувшийся на тролля. Неужели мать медвежонка?
  Внезапно меня озарило - самострел! Нужно зарядить его вручную, пальцами. Хотя бы попробовать, пока медведица отвлекает тролля. Пошатываясь, иду по склону к месту, где его бросил. Начал возвращаться слух: ревут тролль и медведица, кричат сверху гномы, застонал Гвальт. Нос втянул порцию ужасной вони, что издаёт тролль. Меня передёрнуло.
  Арбалет очень тугой, если бы кто предложил зарядить пальцами в иное время, я бы не стал - невозможно. Только сейчас нет выбора. Хватаюсь за тетиву, ногу в петлю и тяну. Тонкая ткань перчатки не спасает. Едва вытянул половину, как показалась кровь. Я застонал ощущая дикое напряжение в мышцах. Наконец, тетива дошла до зацепа, и я отпустил. Пальцы сильно жжёт, кровь крупными каплями срывается с них. Левой рукой скорее выдёрнул болт из связки, наложил на арбалет и кинулся обратно. Голова почти прояснилась. Тролль, как раз откинул медведицу и решил её растоптать. Хищница подскочила и опять бросилась на убийцу детёныша.
  Целюсь выстрелить в глаз троллю, но буркала маленькие и глубоко посажены. Попасть туда, когда идёт борьба и башка ходуном ходит, невозможно, поэтому стал выцеливать кадык. Тем временем, медведица промчавшись меж ног громилы напрыгнула сзади и полоснула когтями по мягким частям. Тролль взревел распрямившись. Я чётко ухватился взглядом за открывшуюся шею и тут же послал болт длиннее обычного, с более массивным наконечником. Он вонзился в шею ближе к середине. Мощь арбалета такова, что даже троллячью кожу удалось пробить, болт прошёл навылет. Ужасная тварь захрипела хватаясь за рану, зашаталась. Соловей и Гвальт стали поспешно отползать, в страхе перед агонией. Тролль начал переступать с ноги на ногу, махать то левой, то правой лапищей, его скрутило. Медведица, что не оставила намерения отомстить, получила удар по касательной и откатилась без чувств. Мы продолжали наблюдать, как умирает огромный враг, когда обозники начали спускаться.
  В этот момент послышался шум из леса и, вскоре, на опушку, стали выбегать гномы, ведомые Груггевором. В полном доспехе, с щитами и длинными копьями - цвет нашей тяжёлой пехоты. Командующий даже малые баллисты приказал взять, одну из которых могли унести шесть гномов. Как было бы хорошо, подоспей они раньше...
  Горячка боя начала спадать, навалилась жуткая слабость. Заболели все ушибленные места, закружилась голова. Желудок поспешил исторгнуть остатки недавнего завтрака - настолько отвратительно воняет тролль. Двое подбежавших гнома, подхватили меня под руки и помогают идти. Я сначала глянул на Гвальта и Буна - им тоже оказывают помощь, потом вгляделся в лица пехотинцев - Лумол и Богор, на них можно положится. Тут силы покинули тело и я повис на собратьях.
  
  

Глава 3

  
  В бессознательном состоянии, меня дотащили до форта на полях. Ребята бы и дальше помогали, но я уже пришёл в себя. Хотелось лечь и забыться. Разница между лежанками в форте и жилищем в королевстве, существенна - в пути до последней. Лумол и Богор - ребята понимающие, проводили до лежанок в большом зале форта, больше напоминающего уютный сарай. Жадно выдув кружку воды с облегчением завалился. Молот предложил снять хотя бы верхний доспех, но я отказался. Сон пришёл тут же.
  
  Приятный голос влечёт вверх. Всплываю, наслаждаясь его переливами. Словно мама... Её облик иногда является во снах, как и образ отца. Оба родителя погибли в Сече.
  - Во-о-рк! Очнись, надо снять доспех, - более явственно расслышал я. Веки, как тяжёлые мешки с песком, еле приподнялись. Сон был небывало глубоким. Надо мной склонилась Анна. - Наконец-то ты проснулся! Прости, надо осмотреть раны. Вставай, Ворк, дай я сниму доспехи.
  Я попробовал прервать её монолог, но горло издало какой-то хрип. Натужно прочистив, повторяю:
  - Откуда ты здесь?
  - Ребята сказали, где тебя оставили. Я всё взяла, - доложила лунарка, повернувшись к сумке. С гулкой тишиной в голове наблюдаю, как она достаёт аптечку алхимика, еду, бутылку с отваром. Повернулась. - Сядь поровнее, Ворк, мне нужно снять с тебя всё.
  - Всё? - переспросил я, выполняя просьбу.
  - Ах, ну конечно же всё! Я уже попросила, чтобы баню растопили. Тебе надо переодеться Ворк, а то такой запах...
  Она стрельнула глазками и меня взял стыд. Лунарки вечно намёками говорят.
  - Я сам переоденусь, - буркнул я.
  - Ну, конечно! А раны обработать?! Да сиди ты ровно, дай сниму! - скомандовала Анна, взявшись за кольчугу.
  Я подчинился, борясь со смущением. Конечно, стесняться мне особо нечего - развит хорошо, а длинные руки это даже плюс.Ультрамариновые глаза лунарки плотоядно блестят, стягивая с меня остатки брони. Куница, так Анну прозвали за пепельные с лёгким рыжим оттенком волосы, больше стремилась раздеть и узреть наготу, нежели добраться до ран. Сейчас я хорошо понял Исконников, что не вступают в отношения с лунарками, придерживаясь одиночества всю жизнь. Все эти отношения, близость - то ещё удовольствие. По мне, так лучше в дозоре сидеть.
  - Эй-эй! - возопил я, когда Куница взялась за холстяное нижнее бельё.
  - Называй меня Норкой, - певуче попросила она, раскрасневшись. Её руки отвели мои и продолжили стягивать рубаху.
  - К-какой ещё Норкой? - переспросил я.
  - Хи-хи! - заливисто отозвалась она. - Зверёк такой есть, а ты про какую норку подумал, воин?
  - Ни про какую я не думал, - откликнулся я, созерцая дощатую стенку помещения. До того, как её руки прошлись по груди, успел рассмотреть лежаки, длинный стол и небольшой каменный умывальник, откуда всё это время шёл журчащий звук.
  - Ты чего?! - чуть не отпрыгнул я, когда пальцами левой руки она зарылась в волосы, а правой ухватилась за пласт грудной мышцы.
  - Раны ищу, Ворк, - мягко откликнулась она, имея крайне томный вид. - Не сопротивляйся.
  Воркующий, мягкий и волнующий голос Анны, с переходом в томный шёпот, вызвал какую-то реакцию во мне. Я с удивлением заметил, как моё усталое и почти разбитое тело, начало наливаться силой. В это время лунарка действительно нашла ссадины и характер прикосновений сменился. Наконец я дождался обещанной заботы.
  Лечение руками Анны подарило новое чувство удовольствия. Приятно, когда за тобой ухаживают. Она и пальцы обработала, а потом перевязала. Следом мы собрались мыться. Для этого нужно выйти во внутренний двор форта и далее - к бане. Проспал я до раннего вечера и лик Первозданного Огня уже склонился к горизонту. Во дворе встречаем гномов из отряда, оставленного Груггевором для охраны полей. Они, как раз затаскивают баллисту на вышку. Вдруг начали всматриваться на север, а потом, бросив орудие, понеслись вниз, перепрыгивая ступени. У меня вновь шевельнулось беспокойство в груди. Тоже рванул к выходу из форта. Анна кричит вслед:
  - Эй! Ты куда?!
  - Я сейчас!
  К выходу из форта, подбежал одновременно с пехотинцами. Гномы глянули на мой вид, но удивляться было некогда, да и тревога на их лицах живо передалась мне.
  - Что там? - спросил я, пропуская их.
  - Обозники бегут.
  - Великий Ор, - выдохнул я и припустил следом за пехотинцами.
  За стенами форта вновь показалась панорама разрушений, чуть укрытая длинными вечерними тенями. Я скорее нашёл взглядом дорогу и приближающиеся фигуры гномов. Перечитав понял, что нет русоволосых братьев - Хрура, Локра и Егора. Тревога пуще прежнего сдавила грудь.
  На лицах сородичей отражается тень большого горя. Стоило нам приблизиться друг к другу, как обозники заголосили единым стоном. Чтобы точнее узнать, что же случилось с обозом, пришлось подождать, пока успокоятся и восстановят дыхание.
  Заговорил Виктор:
  - Обоз разграблен! Большая часть товаров похищена! Братья остались собирать, что осталось.
  Ребята вокруг зашумели.
  - Тролли? - выдохнул я.
  - Гоблины! Проклятый день сегодня, Ор свидетель! - горько сказал Виктор.
  - Их же не было в округе никогда, - удивился я, быстро думая, как быть.
  - Так и тролли близко не подходили, а теперь вот...- Виктор совсем приуныл.
  - Так, кто со мной пойдёт в погоню за гоблинами? - спросил я.
  Гномы опешили. Звать весь отряд пехоты, что оставлен для охраны форта, не вариант, поэтому смотрю на обозников.
  - Я! - отозвался Щитор, моложе меня и первый кандидат в разведчики. От него инициатива ожидаема.
  - Ноёрд, - позвал я нашу легенду, самого высокого и худого гнома, - тебе лучше бежать дальше с донесением.
  - Может ты?
  Виктор, к которому я обратился последним, чуть пожевал губы и кивнул. Вызвалось ещё по одному из пехотинцев и обозников. Анна, которая к этому времени уже подошла и с некоторым испугом вслушивалась, произносит:
  - Ворк, ты так собрался за гоблинами гоняться?
  Я залился краской, да и ребята заулыбались - все в броне, один я в легких белых штанах и с оголённым торсом.
  - Оденусь и пойду, - чуть нервно отозвался я.
  - Хоть ополоснись, герой, - мягко обратилась она, выделив последнее слово так, что каждый присутствующий понял много больше, чем факт признания героизма. - Пошли! Даже не отдохнул, не поел, не помылся... Никуда эта жабья зелень не денется, если ты немного уделишь времени себе.
  Лунарка говорит и увлекает в форт. Я обернулся, дабы дать понять, что скоро буду, заулыбавшиеся гномы, тут же поддержали и кивками, и сжатыми кулаками.
  Признаться, увещевания Куницы нашли отклик внутри, всё же путь ожидает неблизкий - только до Северных Ворот, куда приходят обозы от эльфов, идти несколько вёрст. Сколько ещё придётся за гоблинами гоняться - неведомо, возможно, всю ночь. Смущающей заботой, Анне удалось отвлечь от случившегося, но мысли вернулись, и пока я доверился нежным рукам лунарки, прикинул общее положение дел. Всё далеко не случайно, так не бывает, чтобы в один день напали и те, и эти, да ещё итог очевиден - поля испорчены, а значит еды мы получим мало. Обоз это прежде всего провизия, коей снабжают нас братья-эльфы. И вновь удар пришёлся в самую уязвимую часть Второго Королевства. Это чья-то воля, а так, как в мире Тверди у нас есть лишь один общий враг - Вороний Глаз, мне очевидно, кто виноват. Посмотрим, что решит Совет на этот счёт.
  Быстро поев, я забежал в баню смыть пот и грязь. Парилка и запахи манят расслабиться, отдохнуть. Тут же заныли все ушибы и ссадины намекая на поход. Скрипя зубами, набрал горячей воды в ушат, разбавил холодной и быстро нашоркался. Стоило вылить на голову первый ковш воды, как ощутил потрясающую ясность ума и облегчение. Вода словно вдохнула новую жизнь. Сердце наполнилось благодарностью к лунарке, проявившей настойчивость. Броситься за зеленокожими мерзавцами теперь хочу с новой силой.
  Анна же не заставила себя ждать, заявившись в мойку. В слабом, неверном свете от лампы и узких окон, её ставшие глубокими глаза, впились в меня, бесстыдно разглядывая и скользя. В руках она держит простынь.
  - Эй! - возопил я.
  - Чего? Я вытереть тебя зашла, подними руки, - отозвалась Куница, расправляя простынь. На ней уже не было верхней одежды, и под приталенной белой рубахой я отчётливо вижу все формы, достоинство которых впечатляет.
  С затуманенным сознанием, я поднял руки. Куница начала с головы. Промокнув волосы, перешла к плечам и начала спускаться ниже. Моё сердце сейчас можно запросто в Кузницу Ора в качестве мехов ставить, ибо кровь оно взялось гнать с дикой силой, а бухает так, что когда Анна вдруг прижалась и её голова оказалась на груди, я подумал, как бы её не оглушить. Всё это для меня ново, я никогда не был с лунаркой наедине, и не собирался. Гномам чаще всего претит всякая похоть, в отличии от лунарок - мастериц в этом деле. Вздрогнул, ощутив, как её грудь, увенчанная острыми твёрдыми сосками, упёрлась в живот. В голове зашумело, а в горле мигом пересохло.
  - Ворк, - промурлыкала она, - ты должен вернуться, я прошу тебя. Будь осторожен и не лезь на рожон. Ты такой славный, моё сердце болит и щемит при мысли, что погибнешь. Хорошо?
  Она подняла голову, и я смог заглянуть в пылающие глубинным огнём глаза. Сглотнул. Горло не слушается, поэтому просто кивнул.
  - Спасибо, - прошептала Куница. - Я буду ждать и верить. А теперь иди, иначе я выпущу пламя своей страсти и гоблины останутся без возмездия.
  Она чуть рассмеялась, немного подрагивая всем телом. Мысли, что вынеслись из головы ещё в самом начале, так и остались маячить обрывками где-то вдали. На деревянных ногах я вышел в предбанник, где уже лежат свежие холстяные штаны, рубашка, а рядом и все части доспехов. Спешно одеваюсь, ощущая, как медленно уходит из тела напряжение. Вскоре последний ремешок был затянут и оглядев предбанник, я вышел. Нужно взять оружие и заплечный мешок, если найдётся.
  Когда отошёл от форта на приличноее расстояние, из проёма выхода донёсся мелодичный крик Анны:
  - Ворк! Ты мне пообещал, помни!
  Что-то кричать в ответ стыдно, поэтому я обернулся и вскинул копьё, чуть задержав, а потом снова, чтобы девушка поняла - её слова дошли до сердца.
  
  

Глава 4

  
  Стоило выйти за границу полей, как обступил густой лес. Это не мешает идти скорым маршем, ибо уже давно сделана выборочная просека, таким образом, чтобы могла проехать телега. Этим путём и идём, руководствуясь почти скрывшейся в траве колеёй. Начинает темнеть и это слегка беспокоит - рыскать по лесам ночью в поисках мелких гоблинов бессмысленно. Однако, я не могу остановить группу, не могу по причине сильного желания действовать.
  - И что, сильно они там набедокурили, Виктор? - спросил пехотинец, поправляя шлем.
  Я вынырнул из мыслей и жадно слушаю ответ:
  - Ой! Ор свидетель - беда! - отозвался тот, приложив руку к сердцу, когда поминал Ора. - Твари вороньи ведь не жрут толком по-нашенски, но всё попереворачивали, порассыпали... Ткани, бечеву, масло... эх, сволота зелёная! Хрур, Локр и Егор остались собирать всё, но там от силы телега наберётся. Много попортили, а часть с собой утащили. Мы их легко найдём, только надежды мало, что вернём провизию.
  Меня взяла злость. Произношу в ответ:
  - Посмотрим. Не вернём, так поубиваем всех!
  - А если много будет, зелёных-то? - парировал Виктор.
  - Разберёмся.
  Щитор, итак энергично вышагивающий, оживился пуще прежнего:
  - Дядя Ворк прав! Мы им покажем, как наше трогать!
  Я чуть покривился от его 'дядя', но Щитор принципиален в этом - над более молодыми тут же шефство берёт, а к старшим вот так, даже если разница мала.
  - Эх, Щитор, - отозвался Виктор, - может, конечно, это они так натоптали, следов там уйма. Навалятся кучей, что никакие копья да мечи не помогут.
  - Какой там - они же трусливые!
  - Кто сказал? - парировал Виктор.
  - Ну-у, - слегка растерялся Щитор, - так говорят.
  Остальные с интересом слушают, держась сзади. Казалось и лес прислушивается, как тот олень, что замер неподалёку справа и провожает взглядом.
  - Я тоже слышал, что они те ещё трусы. Из оружия имеются дубинки, железное только то, что украдут или подберут, - проговорил Виктор, будучи чуть старше Щитора, но рассуждающий не по годам. - Только гном опытом куётся, а гибнуть от дубинок гоблинов, нет желания.
  - Меня будто тянет, - буркнул ярый Щитор. - Вот посмотришь, ка-а-ак мы надаём им! Правда же, дядь Ворк?
  - Обязательно, - твёрдо ответил я и хлопнул его по плечу. Ребята сзади одобрительно загудели.
  
  Спустя некоторое время, мы услышали шум. Меж деревьев мелькнули фигуры и телега, а потом навстречу вышли братья Хрур, Локр и Егор, сильно похожие друг на друга, начиная от русых волос и кончая телосложением. Двое сзади, а один спереди - ось направляет. Радость и улыбки наполнили встречу, живо пересказываем положение дел. Товаров действительно набралось только с телегу, из трех посланных. Я с болью оглядел заметно помятые мотки тканей, не так аккуратно уложенные сумки и мешки. Что-то свалено в уголок и накрыто отрезом, выпачканным в грязи. Злость, с нотками отчаяния, прошлась по душе. Чувствуя каждое мгновения оставшегося светлого времени, я говорю:
  - Ладно, ребята, нам и вам пора. Постарайтесь засветло хотя бы до форта дотащить.
  - Ты прав, - отозвался Хрур, поправив бороду. - Да поможет вам Ор!
  Мы дружно приложили ладони к сердцу и, закрыв глаза мысленно помянули великого создателя.
  Отряд выступил с напором и скоростью, сопровождаемый разномастным пением птиц, далёкими криками животных и прочих шебуршений. До поляны Северных Ворот осталось немного, да и там не задержимся. Братья указали примерное направление - запад, чуть забирая к северу.
  Поляна оказалось большой, скорее подходя под статус луга, что не удивительно, ведь если идти дальше, деревья отступят и начнутся степи. Виктор указал на огромный, ближайший из трёх, камень, неведомо, как тут оказавшийся:
  - Под ним ключ бьёт, давайте наполним фляги.
  В вечернем мягком свете я всмотрелся в ровную поверхность поляны - вся истоптана, будто стадо прошлось. Пока приближаемся к камню, заметил рассыпавшиеся семена и злаки в траве, а Щитор даже поскользнулся, ступив на пролитое масло. Я до скрипа стиснул копьё, будто обещая мерзкому племени скорую гибель. Следов грабежа и вредительской вакханалии кругом хватало, несмотря на труды братьев всё собрать.
  Мы быстро напились и пополнили запасы воды. Повёл отряд по указанному направлению, в лес, куда уходит широкая полоса притоптанной травы. Может, опасения Виктора и не лишние, только поздно уже разворачиваться и я смело следую путём ушедших гоблинов.
  На поляне звуки леса были потише, уступая сверчкам и другим насекомым, но приблизившись к дому для многих тысяч существ, мы вновь окунулись в многозвучие природы. Идти стало тяжелее и если бы не предварительно прошедший отряд низкорослых вредителей, пришлось бы совсем туго. Мы снова углубляемся в Красные Холмы, лес тут старый, с множеством ручьёв, оврагов и логов.
  Беседу начал Щитор:
  - Хорошо эльфы придумали - на лосях телеги возить.
  - Ещё не ясно, может олени запряжены, - натужно отозвался я, помогая себе руками взобраться на крутой склон. Сверху еле слышно пропищала первая летучая мышь.
  - Ну, я имею в виду, что и нам надо кого-нибудь запрягать, а не самим тягать, - мечтательно улыбнулся гном.
  - Так только эльфы умеют, магия у них, дарованная великим Лу, - мы дружно посмотрели на небо, в поисках Луны и приложили руки к сердцам. Узкий серпик будто отозвался холодным звоном в душе.
  - Зато мы намного выносливей. Сами, как олени.
  - Или лоси, - хохотнул Виктор. Остальные поддержали.
  Отсмеявшись, Щитор вновь заговорил:
  - А у людей найдутся такие же сильные, как мы?
  Я вспомнил дозоры и виденных мной представителей расы. Неожиданно наткнулся на ветку, оцарапавшую лицо.
  - Чёрт! - вырвалось тут же. - Эх, может и есть, Щитор, может и есть... Летописи говорят, что люди почти не отличались от эльфов внешне. Это потом, с веками, уже гнилое семя Ока, защити нас Ор, проросло и среди них стали рождаться всякие разные. Наверное есть некоторые, могущие посоперничать с нами в силе и даже выносливости, только не этого стоит опасаться, друзья. Люди коварны и склонны к подлостям, часто ими руководят самые низкие порывы.
  Виктор и пехотинец сплюнули, поморщившись - каждый знает о Сече. А Щитор, выхватив меч и срубив веточку на кусте, со злостью выдал:
  - Проклятое семя! Мы их всех когда-нибудь порубим!
  Виктор тяжело вздохнул, прежде чем ответить на ярый всплеск. В его словах слышна великая горечь:
  - Нельзя нам так, нельзя... Эльфы, братья наши любимые, столько сил вложили и не стали воевать. Нам тоже не стоит. Люди не виноваты, что Тёмное Око вмешалось в сотворение.
  Я было хотел отозваться, ощутив протест, но Щитор успел раньше:
  - Тебя послушать, так нам простить их надо, - едко закончил он.
  - Это не только я так думаю, но большая часть Совета и старейшин. Что куёшь, то и получишь. Ты вон веточку срубил от злости, побереги душу лучше.
  Слова Виктора отозвались давней болью. У нас, во Втором Королевстве, существует два мнения насчёт дальнейшего контакта с людьми: избегать или готовится к войне и даже мести. За ветхий мир выступают в основном зрелые гномы, коих не так много осталось после Сечи. И Совет с Королём так считают, но вот большая часть юных - людей ненавидит. Не постоянно, не люто, но стоит в беседе затронуть больную тему, как начинаются споры. Я больше к последним склоняюсь, что люди нам враги. Сильную армию мы должны иметь, тем более, гномам вообще несподручно воевать на поверхности Тверди. Опыта почти никакого.
  Пристыженный прутиком Щитор посмотрел на обнаженный меч, да вернул в ножны. Его глаза нашли мои.
  - А ты, дядя Ворк, что думаешь по теме людей? Мирно нам жить, или бить?
  - Не прощать точно. Тёмное Око, как сидело на небе, - покосился я на уже хорошо видимый синюшный шар, весь в наплывах и круглых рытвинах, - так и сидит, защити нас Ор. Говорят, даже культ в его честь у людей есть. О каком мире и доверии может идти речь? Нам нужно крепить оборону, а с учётом троллей и гоблинов - вдвойне!
  Все одобрительно закивали. Пройдя ещё немного, мы с облегчением оказались на небольшой полянке. Справа и слева темнеют холмы - идти нам между ними, а солнце, уже скрывшееся за горизонтом, с каждым мгновением забирает с собой толику света. Над головой шумно промчалась огромная сова, спикировав чуть дальше и, затем, натужно начала набирать высоту. Я расслышал тонкий писк её ужина.
  Под кроны деревьев забрался крепкий вечерний полумрак. Холодный ручеёк сомнения прокрался в сознание - что если нам не удастся отыскать лагерь, да ещё и ночью придётся возвращаться? Груггевор точно не одобрит такого. Может зря подбил ребят?
  Взгляд уцепился за странную кучу справа. Присмотревшись, узнал узоры ткани, что нам дарят эльфы. Мы подошли и с удивлением обнаружили часть вещей, украденных гоблинами.
  - Не донесли что-ли? - проговорил Виктор.
  - Тут не мало! - отозвался гном-пехотинец, склонившийся к предметам.
  - Запомнить бы место, как-нибудь,- сказал я, пытаясь разглядеть в густеющем вечере значимый ориентир.
  - Найдём! - заявил Виктор. - Тем же путём можно и завтра, и послезавтра пройти - следы будут.
  - Точно, - одобрил я. - Ладно, тогда не будем отвлекаться. Пойдёмте дальше.
  Мы начали пересекать полянку и в воздух полетели мерцающие точки насекомых. Щитор, тем временем, вновь взялся говорить:
  - Дядя Ворк, можно вопрос?
  - Ага.
  - Что у тебя с Анной?
  Гном застал врасплох. Вспомнил недавнее в бане, что даже кровь к лицу прилила, хорошо, что это не так сильно заметно.
  - Ничего пока.
  - Ты прости, просто на неё многие засматриваются. И я тоже, - смущённо закончил Щитор.
  - Не знал...- отозвался я, подыскивая слова. - Ну, пока не знаю что у нас. Знаешь же их, как насядут со своей любовью.
  - Понимаю, дядя Ворк, - звонко и весело отозвался Щитор.
  - Вот вернёмся, так и будет понятно. Расскажу потом.
  - Если вернёмся, - поправил Виктор.
  - Обещал, значит вернусь, - тут же отозвался я, ощущая, как развеиваются недавние сомнения. - И вас выведу, друзья! А то глядишь, Щитор, Кунице надоест со мной нянчится, так к тебе уйдёт.
  - Хорошо бы, - отозвался гном. - Она такая хорошенькая.
  - Это да. Даже не знаю, чем я ей приглянулся. Думаю, уж лучше с тем нашим братом дело иметь, кому оно надо - отношения эти, а я далёк, весьма далёк.
  Щитор глянул удивлённо и говорит:
  - Так ты из Исконников что ли?
  - Нет, - пояснил я, - пока нет. Видишь ли, раз уж Ор и Лу даровали нам возможность род продолжать, то надо так и делать. Просто мне пока не интересны любовные дела.
  Горло прочистил Виктор, беря слово:
  - Я Исконник. Мне противны все эти плотские утехи. Как было достойно, когда Ор творил нас собственноручно. Простите, не могу даже думать о другом способе.
  - Вот, - показал я рукой Щитору, - Виктор тебе изложил другую позицию. Поэтому я где-то между оказался.
  Юный и горячий Щитор уважительно поглядел на соратника и мы сменили тему. Следы различать стало труднее из-за темноты. Начался пологий склон и, судя по всему, мы начали забирать южнее, обходя холм. Пока Щитор рассказывает, как мечтает о походах в дозор, я замечаю ещё один схрон с товарами от эльфов. Оценив разницу в расстоянии между предыдущим, перехватил копьё левой, а с пояса взял арбалет. Рычаг уверенно натянул тетиву. Исхитрившись, я набросил болт, так и оставив оружие в правой руке. Ребята приготовления заметили и тоже взвели свои.
  - И всё же, дядя Ворк, что думаешь насчёт телег? - ввернул Щитор.
  - Запрягать ли туда животных?
  - Не-е-ет, может нам стоит придумать иной вариант?
  - Хм-м, - озадачился я, - наверное, можно что-нибудь измыслить, вроде вагонеток, что используем в забоях. Или ещё какую тягу механическую, просто зачем, если обозы к нам приходят раз в полгода?
  - Это да-а,- протянул гном. - А если в Мрачные Горы вернёмся и нужно будет наладить обмен между королевствами?
  Гномы зацокали, впечатлённые.
  - Ты, конечно, замахнулся, - проговорил я. - Если с этого ракурса смотр...
  Я не успел договорить - впереди между деревьями метнулась фигура. Не задумываясь, пустил в неё болт. Попытка закричать тут же оборвалась. Гномы дружно начали оглядываться. Пригнулись. Я осторожно пошёл вперёд, прячась за стволы. Вскоре глаза различили тело гоблина с развороченной головой - болт прошёл насквозь. Скривившись, я махнул друзьям.
  Мы сели, собравшись на совет. Слово беру я:
  - Думаю, их лагерь где-то рядом. Нужно быть осторожнее.
  - Нападём сразу, чтобы неожиданно! - горячо, хоть и шёпотом, заявил Щитор.
  В едва разгоняемой синевой неба тьме, я обратился слухом к Виктору и тот ожидаемо ответил:
  - Нельзя. Их там может быть много.
  Гном пехотинец согласно закивал, тут же взявшись поправлять шлем, а оставшийся обозник подобрался ближе, обратив лицо ко мне.
  - Давайте так, - говорю я, - подберёмся к лагерю с верхней стороны - там склон, ходить особо не должны. Определимся с решением, когда поймём что у них за лагерь, и сколько там бойцов.
  Возражать не стали, и мы взяли левее. Деревья с этой стороны холма растут пореже, взбираться на становящийся круче склон не так трудно. По ходу дела слежу, чтобы отряд не сильно шумел. Ребята иногда ломятся, словно медведи, и моя суть разведчика кривится.
  Вскоре мы вышли к пологому оврагу, с бока которого открылся вид на панораму подножия холма. К общему удивлению, заметили впереди множество огоньков, не менее десятка. К основному списку вопросов прошедшего дня, тут же добавилась гроздь новых, и мы двинулись к ближайшему костру, мелькающему между деревьев через овраг.
  Проследил, чтобы никто из отряда не покатился, не упал и не чертыхался. Щитор старается и даже помогает - недаром хочет в разведчики. Мы взобрались на склон покрытый лесом, я заметил, что стало больше елей, нежели лиственных деревьев. Группу веду, избегая мест, где много трескучего валежника. Носа коснулся запах дыма, а уши уловили какие-то вскрики. Пригнувшись сбавили темп, а потом и вовсе поползли. К запаху от костра добавился неприятный, слезоточивый, но я во все глаза всматриваюсь между деревьев, всё ближе подползая к шумному лагерю гоблинов, так и мелькающих перед огнём.
  Пологий склон поляны превращён в лагерь. Приблизившись, я разглядел единственный крепкий шалаш, внутри которого сидит наиболее увешанный всяким хламом гоблин. Скорее всего это вождь, тем более, рядом оказалось много вещей с ограбленного обоза. В лагере бесновались остальные, возможно так они празднуют удачный поход. Гоблинов здесь больше двух-трёх десятков - слишком много, чтобы бездумно кидаться в атаку. Тем более, я вдруг понял, что за огоньки мерцали вдали - это ещё лагеря. Если там также много зелёных тварей, то наш отряд быстро задавят.
  - Твари, радуются. - одними губами шепнул Щитору.
  Гном со злым лицом кивнул. Виктор, что лежит дальше, шепнул ему что-то.
  - Виктор спрашивает, что делать будем? - передал он.
  - Давайте пока понаблюдаем, - отозвался я, зачерпнув влажной земли и начав растрирать её по ладоням.
  Гоблины развернули бурную деятельность, обдирая ближайшую к костру ель, а около десятка, вереща и горланя толкают снизу небольшое бревно. Одежды на основной массе нет, кроме вождя и приближённых. Довольно быстро я понял, что гоблины переговариваются на каком-то квакающе-шипяще-свистящем языке, с периодическим верещанием. Я напряг слух и выпучил глаза, когда один из них вдруг выругался на нашем. Они часто вступают в конфликты, перерастающие в потасовки, так что вскоре ругательства прозвучали вновь. Удивление искало выход - этого гоблина точно не надо убивать.
  Я пихнул Щитора:
  - Слышал?
  - Мгу.
  - Запомни его!
  - Как? - удивился он.
  - Чья шкура на нём? - спросил я, пытаясь в мечущимся свете разглядеть ругнувшегося гоблина.
  - Сейчас,- отозвался Щитор, тоже впившись взглядом в тёмную бегающую фигуру, среди десятка таких же, только без шкур. - Кажется, волчья.
  - Передай остальным, пусть хорошенько запомнят - его не убиваем, - прошептал я.
  - А будем нападать? - оживился Щитор.
  - Надо, только я пока не решил как.
  Мы притихли, когда в очередной раз из лагеря выбежал гоблин и где-то левее нас справил нужду. Потом Щитор сообщил указание.
  Я начал ломать голову над планом. Самый простой - дождаться, пока гоблины успокоятся и заснут. Конечно, придётся полежать, но это надёжней всего. Ещё можно попробовать напасть со всех сторон - нас пятеро, мы в броне, с отличным оружием. Положить низкорослых тварей труда не составит, одна опасность, что кто-нибудь ускользнёт и поднимет нижние лагеря. Пришли бы мы сюда только ради мести, то ладно, но нужно ещё товары забрать.
  Очередной гоблин пошёл до ветру, к уже надоевшей вони примешалась новая - свежая. Я с отвращением скривился, как и Щитор. Руки чесались послать болт в гадящую тварь, как вдруг пришла мысль.
  - Щитор, ты видел второй схрон с подарками от эльфов?
  - Нет, - прошептал тот, мотнув головой.
  - Там, чуть раньше, где я гоблина прибил. Если обратно идти, то по левую руку.
  - Найду! А что? - горячо отозвался юный гном.
  - Верёвка нужна. Будем их вязать, тварюг.
  - Я принесу.
   Пожал ему плечо и гном уполз. В оглашающей лес какофонии звуков из лагеря и робких звуков ночного леса, началось ожидание. Вскор подполз Виктор:
  - Тоже по нужде ушел?
  - Есть план, Виктор, можешь ребятам передать?
  Я пересказал задумку, продолжая поглядывать на гоблинский загул ниже. Виктор озадачился, видимо взявшись перебирать варианты. Через некоторое время шепчет:
  - Надо будет всё же оттаскивать их подальше.
  Я дернул головой в знак пояснить.
  - Даже если рты кляпами забьём, ты представь их с десяток тут выть будет - уже никакой шум из лагеря не перебьёт. Да и вообще - проще убивать сразу.
  Дело сказал, но я старательно обходил этот момент в мыслях. Всё же, не могу пока решиться на такое.
  - Мы их заставим отрабатывать ущерб. Приведём в королевство, осудим в Совете и привлечём к работам.
  Виктор кивнул, хотя и понял к чему моя задумка. Дальше мы обсудили план, кто где будет находиться. Пехотинца и Щитора решено послать замкнуть лагерь с нижней стороны. Когда гоблины заметят неладное, мы ворвёмся и захватим. Я и Виктор, будем вязать, он же станет оттаскивать к оврагу неподалёку, где в охрану встанет оставшийся обозник.
  Щитор вернулся быстрей ожидаемого, обдал жаром и потом. Мотка верёвки, толщиной в палец, хватит перевязать гоблинов на два раза. Достав ножи, взялись нарезать куски, параллельно я пересказал план. Уж на что молодец, Щитор только коротко кивнул и блеснул взглядом.
  Первый гоблин для нас, и не первый кто побежал в отхожее место, в потьмах, оказался трудной задачей. Мой прошлый выстрел был скорее реакцией, чем поступком. Вот так просто, схватить, сдавить, связать - это оказалось трудно. С Виктором сидели на корточках и, по сигналу рукой, выскочили из кустов позади стоящего гоблина. Я вцепился в руку и зажал рот. Перехватил, взяв за живот и прижал к себе. Мелкий, вёрткий, гоблин принялся яростно вырываться, суча конечностями и головой во все стороны. Из под моей, периодически съезжающей, ладони, ему удалось всхлипнуть-вскрикнуть. Ногой угодил в пах, и я бы согнулся, если бы не кольчуга.
  Выручил Виктор - треснул по черепу противовесом и гоблин затих. Меня одолел стыд. Быстро связали и гном потащил первого пленника к оврагу. Я вернулся в кусты со жгучими мыслями в голове - чуть не испортил всё, ещё бы чуть-чуть и зелёный коротышка вырвался! Нужно быть решительнее.
  Со вторым проще - не церемонясь ударили, лишив сознания. И ночь пошла крутить небосвод. Скрылся лик Лу, затерявшись за конусами елей, продолжалось буйство и пир в лагере гоблинов, а мы одного за другим таскали его жителей. Получилось даже проще - некоторые принялись укладываться спать под ветвями елей, поэтому вождь и окружение до самого конца не могли понять происходящего.
  Отряд ворвался в лагерь. Я и Виктор раньше, а Щитор с пехотинцем чуть позже. Гоблины принялись визжать и метаться. Один добегался, что угодил в костёр, провалился в угли по щиколотку и пока выбирался, получил страшные ожоги. Выпрыгнул и тут же упал, принявшись вопить и кататься. Я выстрелил, оборвав мучения. Бросив арбалет в петлю на поясе, выхватил в правую руку меч, а в левую взял копьё. Щитор подбадривал себя криком, Мы ловили и били заметавшихся жителей практически молча. Вскоре, оставшиеся гоблины принялись один за другим сдаваться. Я подошёл к тому, что в волчьей шкуре.
  - Говоришь по нашему?
  - Ньемнога, - отозвался тот.
  - Объясни своим, чтобы не дёргались - все живы будут! - скомандовал я.
  Тот, начав с двух-трёх слов, начал говорить, исторгая всё тот же квакающе-шипящий поток. Соплеменники откликнулись, долго переговариваться я не дал:
  - Всё! Теперь скажи, что вы взяты в плен, знаешь такое слово? - спросил я и дождался утвердительного ответа. - Понесёте всё, что своровали обратно. Объясни, что попытка к бегству - это выстрел арбалета. Смерть!
  Гоблин опять заголосил. Удостоверившись, что все всё поняли, мы крепко связали пленных. Я спросил имя владеющего нашей речью. С трудом, но понял - Атакаун. Когда двинемся, расспрошу его подробнее.
  Щитор проведал обозника, сообщил о захвате. Мы договорились, что нагрузим гоблинов украденным и придём к нему, а пока пусть своих тоже вяжет. Вернувшись, Щитор как-то отводил взгляд, как выяснилось позже - половина гоблинов была заколота. Очнувшись после наших ударов, они начали верещать, пытались убежать и гном некоторых успокоил навсегда. Меня такой поворот огорчил, но всего не предусмотришь, а разбираться на глазах у врагов не стоит.
  Вскоре мы были готовы, начав медленный путь обратно. Вокруг царит апогей ночи, лишь злой образ Тёмного Ока видно на небе, да частички Первозданного Огня - звёзды. Почти сразу стало понятно, что идти без света мы не сможем. Пришлось открыть единственную бочку с маслом и, пропитав им ткань, зажечь факелы. Медленно, с остановками на обновление топлива, мы стали возвращаться. Подобрали оставшихся пленников, весьма помятых. Вид убитых собратьев произвёл устрашающий эффект, с этого момента мне стало спокойнее от того, что никто не сбежит. Хоть и противилось нутро, но даже порадовался обстоятельствам.
  Подобрали схрон, с которого Щитор верёвку принёс. Гоблинов хватает, несут без жалоб. Дойдя до памятной поляны, где остался первый схрон, они чуть не падают от усталости. У нас кончалось масло, поэтому решили дожидаться рассвета. Гоблины, узнав у Атакауна новости, даже приободрились. Пленников мы посадили в середину, а сами расселись кругом. Я отвязал от общей верёвки волчешкурого для разговора:
  - Где язык наш выучил?
  - Нье вьаш-ш. Эт'а ельфьийский, - неожиданно пояснил он.
  - Допустим. А его где?
  Удивительный гоблин начал ломаный рассказ о том, как попал в эльфийский лагерь, находящийся далеко, там где восходит солнце. Опять же, попался на воровстве. Эльфы некоторое время держали его при стоянке, поручая мелкие дела. Потом Атакаун сбежал и долго скитался, прибиваясь то к одному племени своих, то к другому.
  Нашедшим дорогу к обозу тоже был он - учуял знакомый запах. Из съестного пришёлся по вкусу лишь один вид масла, сладкое и сухофрукты. Как я понял, гоблины пакостливые и разграбили даже не из-за наживы, а тащили вещи в лагерь, движимые чувством обладания.
  Вскоре забрезжил рассвет, путь стал более различимым, главное - не упасть куда-нибудь. Изрядно продрогшие, по мокрой от росы траве, двинулись дальше, растянувшись в ленту. Поляна Северных Врат является спасением не только для зеленокожих коротышек, но и для нас. Вновь настала череда падать, только я уже чуть было вместе с гоблинами не завалился. Каждый выпил изрядно воды на источнике, включая пленников, но ни хрустальный плеск, ни щебечущие птицы, не впечатляли. Очень хочется уже бросить это гоблинское бремя в надёжные руки нашего войска и отправиться в жилище, к родной кроватке с набитой душистой травой подушкой.
  Тем не менее, товары перекинули в телеги, а те, в свою очередь потащили пленники. Дело пошло быстрей, по укатанной-то дороге, да и солнце показало первые отсветы на холмах. Если бы не высасывающий тепло из самых костей холод, было бы вообще хорошо. Верста за верстой, обоз приближался к полям и, когда наконец мы увидели вышку форта и знакомый пейзаж, душа возликовала.
  Встреча, вначале с отрядом, была наполнена радостью и дружескими объятиями. Выбежали лунарки, видимо заночевавшие в форте. Нас чествовали, как героев, я еле выстоял от бросившейся на шею Анны, тут же получившей подзатыльник от тети Тамы. Освободившись от всего, что можно было снять и отдать, дошли до крепости, отчитались перед Груггевором и, наконец, отправились на отдых. Я умудрился снести пару полок у себя в комнате, прежде чем впал в объятия сна.
  
  

Глава 5

  
  Вывалился из сна под громкий стук в дверь. Тело болит и не желает двигаться, голова, словно полна железа и каждый новый удар по дверному полотну отзывается звонкой болью. Басовитый голос командующего заставил сползти с кровати. Прополоскал рот, прежде чем открыть дверь.
  - Ворк, Совет уже собрался. Пора идти, - отчеканил Груггевор, а потом дернул носом. - Вентиляцию открой!
  - А-э...- растерялся я. - Ага, сейчас, переоденусь и приду.
  Командующий оглядел мои доспехи, носящие следы самого разного характера, в том числе и экскрементов гоблинов.
  - Приходи в обычном одеянии. Всё, ждём.
  Груггевор развернулся и пошел в сумраке тоннеля прочь, полыхнув кроваво-рыжей шевелюрой в луче света из окна зеркальной шахты. За такой цвет волос и бороды, Груггевор носит прозвище Кровавобородый.
  Почти закрыл дверь, как раздался мелодичный крик Анны. Мысли забегали быстрее, поэтому успел выскочить из комнаты и встретить лунарку там. Легкое недоумение мелькнуло на лице, и она бросилась обниматься. Такая пылкость весьма впечатляет, я робко приобнял девушку.
  - Ах, Ворк, я так рада, ты не представляешь! Вернулся, вернулся! - Куница потёрлась лбом о подбородок с длинной щетиной. - Ты молодец!
  Она привстала на цыпочки, вдруг прижавшись губами к моим. Я окаменел, но Анне словно не нужна реакция, отстранившись, она опять прижалась к стальной груди.
  - Вновь ты в доспехе, Ворк... Знаешь, я так ждала и волновалась, что тётя Тама разрешила вместе с ней вернуться в Королевство. Мы там, на полях, порядок наводили, а она сейчас на Совете. Тебе ведь тоже туда?! Пошли, я помогу подготовиться.
  С неким странным удовольствием слушаю поток её слов. После предложения, лунарка двинулась в сторону комнаты, но я прихватил за плечи.
  - Погоди немного.
  - Почему? - недоумённо воззрилась она ультрамарином, в полумраке ставшим более глубоким. Я с удивлением ощущаю под пальцами хрупкость её точёного тела и даже некий драгоценный свет-блеск кожи отметил.
  - Ну, - засмущался я, памятуя неприятный запах в комнате, - нужно несколько подготовиться. Норка, - с трудом взял я оборот, - подожди немного, ладно?
  Даже при таком слабом освещении видно, как заалели её щеки. Шёпотом донёсшегося дыхания, она откликается:
  - Хорошо.
  В нос вторгся пренеприятнейший дух, поселившийся в комнате. Распахнув створку вентиляции, как можно шире, зажег фонарь. Потом к окошку зеркальной шахты - пусть в комнате будет светло. Нам, гномам, для ориентации в подземельях требуется минимум света, но сейчас мне почему-то хочется разогнать извечный полумрак.
  Достал смесь трав, недавно полученную от алхимиков - такие нужно зажигать, чтобы восстановить силы и улучшить атмосферу в помещении. Выбив достаточно искр на пух, зажёг туго скрученную траву. Задул. Кончик покраснев, начал тлеть.
  Выждав пока ароматный дымок распространиться по комнате, я позвал Анну. Дверь тут же распахнулась и любопытный взор живо поскакал по скромной обстановке. Ничего необычного в ней, конечно, нет, я же внимательно слежу за реакцией луарки. К счастью, обошлось.
  - Так, что ты скрывал? - спросила она.
  - Уже всё хорошо.
  - Ах, мне до жути интересно, Ворк! Расскажи! - наседает Куница, потянув за наруч.
  - Великий Ор, какая ты любопытная! Видишь, в чём у меня доспехи - мы в сральнике гоблинов лазили, а я не удосужился ни очистить броню, ни помыться, ни вентиляцию открыть. Короче, воняло тут!
  В её распахнутых глазах заплясали чертята, Анна прыснула и, наконец, звонко рассмеялась, рассыпая хрусталь по моей скромной обители.
  - Так, всё! - продолжаю я, борясь с мыслями о поцелуях. - Мне нужно скорее привести себя в порядок. Совет ждёт.
  - Да-да, прости, - отозвалась Куница. - Доверься мне, герой.
  Когда её губы произносят это слово, меня пробирает дрожь. Вот уж сотворили Боги нам на голову лун, покоя от них нет.
  Анна скорее взялась помогать - снимать доспехи и одежду. Вновь представ в исподнем, ощущаю стыд и жар на щеках, только деятельную деву это не волнует. Она потянула рубаху, скользнула бесстыдным взглядом по торсу и отойдя к умывальнику, спрашивает:
  - Есть какая-нибудь тряпочка, Ворк? Можно эту возьму?
  В руки гостьи попала та, которой бережно начищаю оружие, сейчаc свежая, недавно выстиранная. Мой протест утих, не достигнув горла, ибо она тут же опустила тряпицу в воду. Далее тонкие ручки вернулись к поясу, где у лунарки висит весьма пухлая сумка. На полочку рядом с умывальником было выложено несколько бутыльков. Белёсым содержимым одного из них она намазала тряпку.
  - Это особое мыло, - сыграла бровями Анна. - Дай-ка...
  Куница стала натирать меня ароматным составом. Я различил ноты хвойных и ещё какой-то знакомый. Вскоре, сполоснув тряпицу, она собрала мыло с кожи.
  - Конечно, если хочешь, я бы могла и дальше, помогать тебе, - прошептала она, пристально разглядывая мои губы и ведя коготком по груди. - Но, наверное...
  - Да-да, ниже я справлюсь сам, Анна, - поспешил заверить я.
  - Если что, зови, мало ли... - улыбнулась лунарка и вышла.
  Я быстро сбросил штаны, повторил процедуру и когда надевал свежее бельё, девушка уже вернулась.
  - Ну вот, не дал полюбоваться, - картинно огорчилась она.
  - Едва успел, - буркнул я.
  - У тебя есть что-нибудь красивое надеть?
  - Красивое? - удивился я.
  - Ах, Ворк, конечно! Ты же пред очами Совета предстанешь, - заявила лунарка тоном, будто объясняет очевидное.
  Я быстро перебрал в уме гардероб и покачал головой, из невоенного у меня только штаны и рубаха из конопляной ткани.
  - Все вы такие, никакой эстетики, - посетовала Анна, улыбнувшись. - Ну хоть на твоей голове и лице дай порядок наведу.
  Я позволил ей приступить к уходу. Времени это заняло минимум, зато, по словам Анны, выглядеть стал намного опрятнее. В довершение, она принесла один из выложенных бутыльков. Стоило крышке покинуть горлышко, ноздрей коснулся приятный холодный аромат.
  - Это духи, Ворк, - произнесла она, смочив палец и начав водить им в районе моей шеи. - Будешь прекрасен и душист!
  - Спасибо, - вымолвил я, мечтая о битве с гоблинами, троллями и другими тварями, в компании которых меня не давит смущение и стыд. Лунарки точно наделены какой-то властью над нами.
  - Не за что, герой, - шепнула она. - Вернёшься, а я тут уже всё уберу.
  Я склонил голову и двинулся к выходу. Ноги слушаются с некоторым трудом, а в голове носятся осы дурацких мыслей. Я повелительно разогнал их, ведь пока иду к Залу Собраний, нужно всё тщательно вспомнить и заново расставить по своим местам. Почти уверен, будем обсуждать случившееся и дальнейшие действия.
  Сегодня, несмотря на дневное время, гномов встречается больше. Каждый стремится пожать руку или хлопнуть по плечу, видимо, пока спал, вести разнеслись по Королевству. Несколько растерянно улыбаюсь и отвечаю. Конечно, мы так или иначе все знакомы, но столько внимания получаю впервые. В тоннелях и залах уступают дорогу, называя то Ворком Смелым, то Решительным. Слышать приятно, но очень смущает.
  Перед входом в Главный Холл ожидаемо повстречал Гвальта с Буном.
   - Ты чего не спишь-то?! - удивился Соловей.
  Я пояснил, и они уважительно закивали.
  - Получается, поговорить не удастся? - итожит Гвальт.
  - После заседания только, - подтвердил я, оглядываясь - к нам подходят улыбающиеся жители, тоже, видимо, настроенные на пересказ событий.
  - Ну, тогда не будем задерживать, - громче сказал Соловей, чтобы все слышали. - Только не иди правым путём - вновь трещина.
  - Без обвала? - спросил я.
  - Да. Можно перепрыгнуть, ширина в два-три локтя.
  Пожал друзьям руки и двинулся дальше.
  Выйдя в Главный Холл, спешу скорее пересечь его и войти под свод левого тоннеля, ведущего к Залу Собраний. Отсчитал десятую крепь и, наконец, вышел в пещеру зала - прекрасное место, где часто собираются гномы, когда нет заседаний. Именно сюда вешаются или ставятся работы Буна по дереву, тут приложена масса усилий для украшения пола - выложен гранитными плитами, а после отполирован. С лёгким эхом разносится журчание нескольких искусственных источников, а небольшой фонтан издаёт мелодичный звук. Сегодня за столом собрался весь Совет, а каменные трибуны позади почти полностью заняты. Справа, под охраной пехотинцев, стоят все пленённые гоблины. Предчувствие большого разговора меня не подвело. С креплёного брусом купола пещеры, изливается рассеянный солнечный свет, заманенный сюда с помощью шахт. Ему помогают большие фонари так, что лежавший на полу небольшой камушек, я с легкостью разглядел. Поднял, ощущая приятное чувство от породы в ладонях. С детства руки тянутся к камням и земле.
  Не дойдя десятка шагов, поклонился Совету и отдельно Королю. Светлый лик Иирдры качнулся в знак приветствия. Груггевор, так, как я отношусь к военным, заговорил:
  - Присаживайся, Ворк. Мы ждали только тебя.
  Я занял место в переднем ряду каменных скамей. Король поднялся и начал речь:
  - Братья и сёстры, сегодня нам предстоит обсудить случившееся и принять несколько важных решений. Во имя Ора, приступим!
  Иирдра сел, а командующий встал. Взгляд серых, глубоко посажённых глаз Кровавобородого обращен ко мне:
  - Ворк, расскажи присутствующим, как всё было.
  Приняв стоячее положение, я взялся пересказывать недавнее, акцентируя внимание на ключевых моментах. Лица некоторых, видимо ещё не слышавших во всей полноте историю о битве с троллем, вытягиваются, а головы то и дело покачиваются. Короткой повестью меня дополнила Тама - первая в купе с обозниками, кто увидел тварь Тёмного Ока. А потом повесть перешла к походу на зеленокожих. Я заметил, как пленный Атакаун внимательно вслушивается, но не переводит остальным. Вскоре рассказ закончился. Обозники и пехотинцы, участвовавшие в походе, подтвердили мои слова.
  Вновь опустилась тишина, в которой почти различим тяжкий гул раздумий каждого из участников собрания.
  - Насколько понимаю, - заговорил Король, - ты, Груггевор, уже предпринял некоторые меры для защиты форта на полях?
  - Так точно! На постоянном дежурстве там усиленный баллистами отряд пехотинцев в количестве десяти, - отчеканил командующий.
  - Одобряю. Теперь, уважаемые представители Совета, готов выслушать ваши соображения.
  Вытянутый стол, за которым заседает Совет, концом с троном направлен от трибун. По правую руку от Короля сидит Груггевор, а по левую Ур - ясноглазый пожилой гном, выборный от алхимиков. Я видел, как он кивнул командующему и Кровавобородый взял слово:
  - Моё мнение будет привычным - борьба с агрессором, - заявил он, словно медведь прорычал. - Тролли решили напасть - мы уничтожим их до последнего! Гоблины, да поразят Боги это семя Вороньего Глаза, меня вообще не особо волнуют. Собираем отряд и уничтожаем лагерь за лагерем.
  Я глянул на Атакауна, чуть отступившего к своим. Думаю, ему понятно, что ждать пощады от гнома с огнём волос и бороды не стоит.
  - Ясно, Груггевор. Ты, Ур? - произнёс Король.
  - Нашему цеху повезло больше всех, кхе-кхе, - привычно скрипучим голосом проговорил гном в мантии. Все знают, что от испарений он давно пережёг горло. - Ни один из реактивов и материалов, посланных эльфами, не пострадал. Спасибо всем, кто помог этому случиться.
  Ур немного наклонил голову в сторону трибуны.
  - Кхек, - вновь начал он, - мы примем то решение, которое выберет большая часть Совета. И поддержим, кхе, всеми необходимыми изделиями.
  - Благодарю, - кивнул Иирдра.
  - Я считаю, уважаемый Совет, уважаемые братья и сёстры, - начал Мидлас, выборный от ювелиров, - что нам пока рано с кем бы то ни было воевать. Защищаться, вести агрессивную оборону - да, но не нападать. Красные Холмы богаты ягодой, фруктами и травами, но недра тут скудные. Нам едва удаётся покрывать потребности в железе, меди, олове, свинце. Я не говорю о драгоценных металлах и камнях - посмотрите на лунарок, - уже живее и громче заявил он, выразительно напрягая глаза и активно жестикулируя. Продолжает тише, ибо в Зале Заседаний сильное эхо: - Где их богатые наряды, где украшения, где подарки от нас, гномов? Нет, я могу одобрить только усиление форта и, возможно, дозоры по окрестностям.
  Гул поддержки пробежал по рядам - каждый хочет дарить ювелирные и прочие изделия лунаркам. Это наша традиция. До Сечи, каждая купалась в роскоши, что является ещё одним поводом для ненависти к людям, ограбившим нас.
  - Добрые слова, Мидлас. Спасибо, - проговорил Король. - Ты, Мог, что думаешь?
  Мог - очень уважаемый гном в Королевстве, выборный от рудокопов, литейщиков и кузнецов. Он приложил много усилий, чтобы заманить меня к себе в цех. Сила моих сверхдлинных рук не давала покоя могучему и мрачному гному, особо его раздражает то, что вместо работы с рудой в дозоры шастаю. Мне стоило большого труда уговорить Совет направить служить в разведку, но часть души до сих пор рвётся в шахты. С тоской сдавил камушек в ладони - вот бы горя не знал, каждый день касаясь недр Тверди.
  В отличии от других Мог поднялся из-за стола. Темноволосый, коренастый, мощный и мрачный, будто утёс:
  - При всём уважении к Мидласу, хочу заявить: мы столько руды добудем, сколько нужно, - громыхнул он. - Но брат прав, Первозданный Огонь не одарил здешние места богато, ибо наше место в Мрачных Горах, а не здесь.
  Скрип от стиснутых челюстей разгневанного Мога походит на скрежет камня о камень. - Всё понимаю, но сторона Груггевора мне ближе. Я за войну.
  Одобрение тут же отразилось гулом, многие закивали. У меня в груди тоже пробудился огонь.
  - Благодарю, Мог, я понял тебя, - отозвался Иирдра. - Давайте выслушаем Таму, что скажешь, дорогая?
  - Спасибо, Иирдра, - мягко откликнулась пожилая лунарка. - Я боюсь троллей, они ужасны, неописуемо страшны и сильны. Это непобедимый противник. Слава Ору, что наш герой - Ворк, справился с ним, но искать их племя, дабы убить? Я против этого. Давайте лучше подумаем, как будем выживать с теми остатками провизии, что у нас остались.
  Мрачная тень легла на лица многих, ведь это один из главных вопросов на сегодня. Король кивнул.
  - Благодарствую, Тама, твои слова метки, а мнение ценно. Сегодня мы решим этот вопрос. Теперь ты, Спод, выскажись.
  Весёлый Спод - выборный от инженеров. Мне очень нравится этот добродушный гном.
  - Да чего тут думать, мы построим и оборудуем всё, что будет нужно! Решите воевать - значит, начнем изготовлять оружие, а коли защищаться - сделаем такие штуки, что враз у всех желание отобьют нападать.
  Многие улыбнулись, а кто и рассмеялся. Король тоже позволил себе улыбку, но открытое, волевое лицо быстро вернуло серьёзное выражение. Теперь слово за ним. Я даже дыхание затаил, как вдруг слышу:
  - Ворк, что скажешь про тролля ты?
  Резко выдохнул от неожиданности и отвечаю:
  - Могу подтвердить, что риск очень большой и без мощных арбалетов шансов на победу почти нет.
  Иирдра кивнул и снова заговорил:
  - Братья и сёстры, хочу отметить смелость и огненный дух Ора, что неистовей всех горит в наших воинах и рудокопах. Всё верно, мы - народ гордый и никакой угрозы не страшимся. Однако, пока нет большой нужды бить и крушить. Моё решение - разработайте эффективные меры защиты, доложите о них и будем выполнять. Ни троллей, ни гоблинов уничтожать не будем.
  Совет дружно кивнул. Король мудр и опытен, решение мне видится верным.
  - Что там с запасами продовольствия, Тама? - перешёл к следующему вопросу Иирдра.
  - Плохо всё, - тут же отозвалась лунарка. Я крепче сжал камень в ладони, вслушиваясь. - Мы рассчитывали на обоз, экономии зимой, и за прошедшие месяцы поставок не было, поэтому ситуацию считаю критической.
  - Состояние полей как? - последовал закономерный вопрос от Короля.
  - В лучшем случае соберём десятую часть от того, что могло быть. Отныне пересмотрю отношение к запасам семян и вообще собираюсь создать хранилище провизии на крайний случай.
  - А сборы съестного по округе?
  - Это нам и остаётся. Составлю списки, отряжу лунарок, но их не хватит, так что нужно задействовать и гномов. Ну, и придётся с охраной ходить, в свете случившегося. В общем, план по экономии и мерам я вскоре предоставлю, - закончила Тама.
  Лицо Иирдры помрачнело, тягостное молчание повисло над Залом Заседаний, а меня вдруг пронзила идея. Даже скорее, молния! Камушек, что крутил в ладони, раскрошился от напряжения.
  - Король, можно слово? - тут же обратился я.
  - Говори Ворк.
  - Я знаю, как решить продовольственный вопрос! - произнёс я и по гномам пронёсся общий вздох удивления. - Один из гоблинов, как я говорил, знает наш язык и путь к лагерю эльфов ему тоже ведом!
  Я оглядел сидящих, перед итогом речи:
  - Позвольте мне отправиться с ним к эльфам, где попрошу помощи.
  Слова звонко разлетелись по залу, отразившись эхом и взволновав сидящих, Совет тоже поддался эмоциям, что живо отобразились на лицах. Слово за словом поднялся спор, я слышу, как одни говорят о недопустимости подобного, а другие одобряют смелость. Король поднял руку и гномы утихли.
  - Очень неожиданное предложение, Ворк, - произнёс он. - Но ты же понимаешь, что мы не можем пойти на это? Просто потому, что некого дать тебе в спутники.
  - И не надо. Мы пойдём вдвоём, - жарко отозвался я.
  Взгляды Совета скрестились на мне, будто проверяя на прочность. Не блефую ли, не горячусь ли почём зря? Ни я, ни другие гномы не представляют себе путь до лагеря эльфов, но каждый понимает, что это очень далеко. И всё же чувствую, какой силы порыв бушует внутри - готов тут же сорваться и выступить в путь! Поэтому взгляды членов Совета встречаю смело.
  - Озадачил ты меня, - заговорил Король, - признаюсь, что отпускать не хочу. Каждый житель Второго Королевства мне дорог, а в свете произошедшего, беречь такого героя нам следует вдвойне. И всё же, Ор свидетель - ты достоин этого пути и тяжёлой ноши, битва с троллем и пленение гоблинов показало, что Боги с тобой. Ничто не сравнится с их поддержкой, потому я разрешаю тебе выйти в путь. Назначаю тебя, Ворк, на роль посла от Второго Королевства к нашим братьям эльфам, нашедшим дом в Оплоте Возрождения. Передай им низкий поклон и большую просьбу помочь с продовольствием.
  Торжественная речь Короля отзвучала и тут уж гномы не стали себя сдерживать, принявшись ликовать и хвалить меня. С пылающим лицом, трепещущим сердцем, я оборачиваюсь к братьям и немногочисленным сёстрам, принимая одобряющие и восторженные взгляды. Счастье и воодушевление наполнили меня до краёв.
  
  Когда страсти улеглись и Зал Собраний начал пустеть, я отвязал Атакауна от общей верёвки и повёл к себе. Судьба же остальных его сородичей понятна - в трудах на благо Второго Королевства, будут искупать вину.
  Выход в путь намечен на завтра, впереди обстоятельные сборы, да и гоблину нужно подобрать мешок на плечи, пусть тоже несёт. Пока шёл переходами, пересекал Холл, а мимо плыли частые крепи, перебрал в мыслях, что необходимо в походе. Оказавшись перед дверью, вдруг вспомнил об Анне.
  В свежем воздухе комнаты слышны тонкие ароматы, словно дополняющие царящий порядок и чистоту. Блестящие латы и кольчуга висят на своих местах, глазу приятно скользить по чистой поверхности родной брони. Лунарки в комнате не оказалось.
  - Так, ты всё понял? - обратился я к гоблину.
  - Бьёлшую чьясть.
  - Дорогу-то помнишь?
  - Ага.
  Я призадумался, старательно отбиваясь от угрызений совести перед Куницей.
  - Что вы обычно жрёте?
  - Пёчти вьсё. Но вьашу еду не очьень, - пояснил Атакаун, скривившись.
  Я глянул не небольшую голову с торчащими ушами, буро-зелёной кожей и большими желтыми глазами. Очень хочется влепить затрещину.
  - Не очьень, - передразнил я. - Как обоз разграбить, так весьма даже очень. Штанов на вас жалко!
  На гоблинов, пока они ходят по Королевству, надели короткие конопляные штаны.
  Решив, что оставлять Атакауна в комнате будет небезопасно, пошёл вместе с ним для поиска соответствующего заплечного мешка.
  
  Вернулись мы не скоро. Сначала снабженцы отправили нас к инженерам, как раз занимающимися созданием новой конструкции для переноса поклажи на спине. Это оказался уже не простой мешок, а жёсткий ранец, с косыми лямками и возможностью подвесить со всех сторон груз - для этого предусмотрены ремни. Конечно, такой ранец полагался только мне, для гоблина подобрали обычный мешок на лямках.
  По пути встретили помощницу Тамы, которая, как раз несла мне запас еды в дорогу. Гномы повсеместно желали успеха и помощи Ора - каждый стремится поддержать. Ведя пленника со связанными руками, на верёвке в три локтя длинной, я старательно отвечаю собратьям. Вместо страха и неуверенности, мне хочется скорей вырваться под купол внешнего мира. В мыслях о грядущем, я открыл дверь в жилище и тут же забыл обо всём, поймав взгляд Анны.
  - Как же так, Ворк? - тут же заговорила она. - Почему опять ты должен идти? И что делать мне? Тут хоть недалеко было, к гоблинам этим...
  Я подумал, что по правилам, если гном и лунарка не видятся более двух недель, то она может выбрать для отношений другого. Получается Куница не рассматривает такого варианта, а уж мне говорить о таком точно не стоит. Топчусь на пороге, с любопытным гоблином за спиной.
  - Прости, так вышло.
  - Ах, Ворк, только я намечтала всякого, а ты опять, - огорчённо проговорила она, вставая с кровати. - Ну, ладно, посмотрим ещё!
  Последние слова Анна произнесла как-то иначе, веселее. Не смотря в глаза, лунарка приблизилась, неожиданно я получил поцелуй в щеку и остался один, если не считать Атакауна. Только эхо убегающей девушки терзает слух. Настроение тут же упало и я с досадой дёрнул верёвку, от чего гоблин кубарем ввалился в комнату.
  Сборы наполнены тягостными думами. Конечно, если мыслить логически, мне вообще не из-за чего расстраиваться - отношения у нас только начали завязываться, да и не шибко я был настроен на них. Плюс к тому, обязанности перед королевством много выше личных интересов и Куница это знает. н
  Наши традиции, в конце концов, таковы, что отношения между гномами и лунарками это весьма временное явление, а пары, состоящие в них больше двух-трёх месяцев - исключение. И всё же мне плохо, а хрустящий какой-то многоножкой гоблин, кою поймал под кроватью, вызывает приступы раздражения. Так и тянет выместить на нём досаду от случившегося. И всё же я продолжил сборы, тем паче, всё необходимое уже принесли. Заходил посыльный от алхимиков с универсальным комплектом, и от Совета, с запаянным в тубус королевским письмом. Кое-что из вещей я выделил гоблину.
  К концу вечера разболелась голова. Сводив гоблина в туалет и заперев дверь, я лёг спать. Мысли об Анне продолжали тревожно отзываться в сердце и душе, но сон смежил веки, увлекая сознание далеко от кровати.
  
  В окне шахты только начал брезжить свет, когда я уже был готов к выходу. Настроение всё так же не желало приходить в норму. Перспектива похода была измарана скомканным прощанием, и я на одной волевой жиле заставил себя облачиться в доспех. Толчками, да тычками повёл Атакауна к выходу. Гадожор, как я его прозвал за сороконожку, принялся было ныть и жаловаться на тяжесть мешка, но утих после крепкой затрещины. Провожать вышла дюжина пехотинцев во главе с Груггевором. Тут и бодрый Гвальт, и неожиданно щедрый на слова Бун, и юный Щитор, пообещавший быть хорошим разведчиком. Груггевор стиснул в объятиях так, что из меня, как из мехов весь воздух вышел. Позже двор крепости сменился на склон, а склон плавно перешёл в лес. С пустотой в сердце, под радостное пение птиц и звуки остального живого мира, я удаляюсь от Второго Королевства. Неожиданно охватило желание всё бросить и повернуть. Глухой стон отчаянно вырвался из горла.
  Атакаун предложил свернуть с дороги, чтобы не делать петли, но я отказался - пока есть возможность идти ровным и знакомым путём, мы будем это делать. Наша цель - Северные Ворота, а это значит, что пройдём мимо полей. Там может быть Анна и у меня затеплилась надежда попрощаться с ней, как надо.
  Вскоре открылся знакомый пейзаж. В утреннем свете, я постарался разглядеть кого-нибудь из лун, но пока что дверь закрыта и только двое дозорных помахали нам с вышки. Я ответил, возвращаясь в мир дрянного настроения.
  
  Первую остановку сделали на ключе, возле огромного камня, каких на поляне Северных Врат насчитывается четыре. Вода тут хороша - сладка и бодряща, холодна до ломоты в зубах. Атакаун, не обременённый культурой, просто упал к водоёму и взялся лакать, окатывая шею и бока - тяжко пришлось зелёному коротышке под заплечным мешком.
  Размышления идут в русле грядущих недель пути. Пытаюсь продумать возможные проблемы и угрозы. Достал из ранца карту Огненной Земли, где местность нарисована в самом общем виде. Картография и гномы - явления далёкие друг от друга, тем не менее, вглядываюсь в штрихи, линии и залитые чернилами участки на пергаменте.
  Я так увлёкся, что, когда в шуме воды и природного разноголосья послышались шаги, даже не обратил внимания. Атакаун уже не плещется, а отдыхает рядом.
  - Ага, - пропел знакомый голос. - Попался!
  Когда нежная ручка внезапно обхватила шею, я неверяще обернулся. Лукавое и весёлое лицо Куницы оказалось на расстоянии ладони. В глубине больших глаз раскинулось ясное небо.
  - К-как?- сумел вымолвить я.
  - Очень просто, - быстро произнесла она, меняя захват на объятия, - я сразу поняла, что пойду с тобой, Ворк. Ты разве думал иначе? Ах, Ворк, Ворк, вот я так и знала, что не пригласишь согревать тебе ложе в походе. А кто будет готовить? Хочешь сказать, что эти скукоженные, высушенные комочки, гордо называемые едой, будут вкуснее горячей и приготовленной мною?
  - Но, как тебя отпустили? - я всё не мог взять в толк, как же Анна здесь оказалась.
  - Ну-у... я не стала спрашивать, - отвела девушка взгляд. - Да и зачем? Понятно же, что ответят. Ты ещё скажи, что не рад встрече.
  - Я должен вернуть тебя, Норка, - произнёс я, невольно любуясь тонким, словно созданным ювелиром, лицом и великолепными волосами, - но очень рад видеть. Мы ведь не попрощались даже.
  - Вот и не будем, Ворк! - торжественно заявила она, прижимаясь. - Я ведь не смогу, ты должен понять. Вдруг погибнешь, так даже на грудь к тебе холодную, не смогу упасть, не разрыдаюсь в беспросветной горечи... Будешь далеко-далеко лежать бездыханный и не погребённый, как надо.
  Сердце восторженно отреагировало на эту, полную чувств и опасений, речь - забилось, сжалось, прильнуло к мягкой и нежной лунарке, находя утешение. В голове я отбиваюсь от яростных увещеваний совести и здравомыслия, верно твердящих вернуть Анну в Королевство. Сколько бед и опасностей ждёт впереди, ещё совсем недавно выглядевших незначительными?
  Заключил лунарку в объятия и разум словно замер. Под шерстяным жилетом и плотным платьем, ощущаю, как трепещет маленький, но опаляющий огонёк её души, отстранять который нет желания.
  Втроём, под укрепившимся в зените солнцем, вышли за границу поляны. Начался путь к далёкому берегу моря Правой Ступни. По словам Атакауна, там стоит постоянный лагерь эльфов, как известно, давно покинувших Огненную Землю. Я не знаю почему они там, но это наше спасение и надежда. Тёмное Око вновь перешло в наступление, пусть кому-то в Совете это и не кажется очевидным. Сейчас, можно подумать, что, затянув пояса, мы справимся с неожиданными проблемами; что, оборудовав форт баллистами, исключим нападение троллей; что, в итоге, не принимая всерьёз первые признаки беды, мы сможем её избежать. Это не так. У Тёмного Ока много слуг на материке Огненной Земли и вообще в мире Тверди. Нам не будет покоя, пока синеватый шар висит в небесах источая зло. Поэтому надо дойти до эльфов и обсудить всё с ними, неспроста так славящимися большой мудростью и знаниями. Слава Ору, что есть гоблин-проводник и увязавшаяся Анна, с ними путь будет намного интереснее.
  
  Читать дальше:
  1. На Автор-Тудей
  2. На Литмаркете
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Самсонова "Сагертская Военная Академия"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"