Aurellie: другие произведения.

Больше красного - 1. Прогулка с демоном

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Живет себе на свете демон, выполняет свою демоническую работу. И работает, и живет - со вкусом, наслаждаясь процессом и попутно издеваясь и посмеиваясь над своим помощником. Живет на свете молодой человек, по неосторожности продавший душу демону и теперь вынужденный ему помогать в его темных делах. Он не одобряет того, что делает его хозяин, более того, ненавидит его и (ну разве только чуть-чуть!) завидует ему, хочет быть на него похожим, потому что в прямом смысле от него зависит.

  1.
  
  Я ненавижу его. Иногда мне хочется сказать ему это в лицо, вот просто взять и выплеснуть, а потом засмеяться. Так презрительно, холодно, издевательски, как пристало злодеям. Ведь я и есть злодей.
  Но вся проблема в том, что, каким плохим парнем бы я ни был, он все равно хуже. Потому это просто смешно. Он и правда взял бы и расхохотался, если бы я осмелился совершить что-то подобное. А еще я в прямом и переносном смысле от него завишу. Как, впрочем, и он от меня. Но если его зависимость от меня - это его же выбор, он всегда может от меня избавиться, хоть, конечно, ему это невыгодно, да и хлопот доставит немало, то я уж точно не смогу выжить, если он меня бросит. Это не слезоточивые романтические сопли, которые я так не переношу, это правда, увы. Потому мы вместе. Ох, как долго мы уже вместе. Он - мой господин, мой кумир, мой недостижимый идеал, мой тюремщик, и я, его верный слуга и помощник, тайно мечтающий его уничтожить за то, что он со мной сделал. Мы - просто неотразимая парочка, правда же?
  Сейчас мы играем. Как и всегда. Мы только и делаем, что играем, потому что это нужно ему, Луису. Это - цель его существования здесь. Это, конечно, звучит излишне загадочно, пафосно и немного глупо, но скоро вы и так поймете, что я не вру и не приукрашиваю. И у меня нет выбора, я ему помогаю. Я понятия не имею, как он выбирает место, людей, но уверен, что тут дело не только в его предпочтениях. Указания ему дают те, кому он подчиняется. Удивительно, да, но и такие тоже есть. Он далеко не самый главный.
  Наша игра - мерзкая, грязная, жестокая и бескомпромиссная. Луис не знает жалости. Он вообще жуткий негодяй и мерзавец. Можете представить себе самое беспринципное, безбожное, лишенное каких-либо моральных устоев создание? Так вот, Луис будет еще хуже. Но он таким и должен быть. Правила его игры таковы, что иначе и быть не может. Он и меня, кстати, не жалеет. Хотя жаловаться на него я сейчас не буду. Без него мне было бы еще хуже. Тогда, когда все это только начиналось, когда он пришел ко мне, прекрасный и неотразимый, у меня был выбор, и я его сделал. Сейчас я не буду жалеть о нем, ведь другого мне уже не дано. Мое будущее уже предопределено, и изменить его вряд ли удастся.
  Для игры на этот раз выбран молодой парень. Мы знаем пока только его имя - Джастин Рейнс, а также место, где он живет и учится. Это частный колледж изобразительного искусства в Лондоне. Я уже был там, разведывал ситуацию, и мне это местечко показалось довольно интересным. Мы решили прикинуться студентами и таким образом добраться до жертвы. А что, нам нетрудно. Луис мне кажется человеком без возраста, ему можно дать как пятнадцать лет, так и тридцать. А мне было двадцать, когда он за мной пришел. Я тоже вполне гожусь на роль студента.
  Схема эта стала для меня уже настолько привычной, что я редко задаю вопросы, а что же дальше мы будем делать. Мне и так все понятно. Сначала нужно поселиться где-нибудь поблизости от объекта. Это мы уже сделали. Мы выбрали небольшую съемную квартирку в том же районе, что и Джастин. Мне тут нравится: отличный район, не слишком людный, я бы даже сказал, спальный, маленькие аккуратные домики с низкими белыми заборчиками, много зелени, деревья на улице, цветы в каждом дворике... идиллия. Все так спокойно, чисто, опрятно.
  У Луиса было хорошее настроение. Когда такое случается, он превращается в обаятельного психа - несет всякую заумную чушь, улыбается, подшучивает надо мной, умничает. Я люблю, когда он такой, потому что это - лучший из возможных вариантов Луиса.
  В свой домик мы въехали поздно вечером. Вещей, как всегда, у нас с собой было очень мало, и мы быстренько разложили их по местам. Внутри домик оказался таким же уютным и милым, как и снаружи. Деревянная мебель цвета молочного шоколада, мягкие бежевые занавески на больших окнах, коричневые подушки на мягких диванах и креслах... эх, поселиться бы нам когда-нибудь в таком домике, насовсем, закончить всю эту беготню и поиски... глупо, конечно, учитывая, что такого никогда не будет. Когда Луис наконец успокоится и его поиски закончатся, для меня начнется настоящий ад. Причем в буквальном смысле слова. Об этом мне думать не хочется, да и поблажки я не жду, слишком хорошо знаю того, с кем связался. А пока, наверное, нужно наслаждаться тем, что у нас есть. И мне нужно выполнять свой долг - помогать Луису.
  Сегодня утром я уже ходил в этот колледж, где учился Джастин. Пока Луис оформлял документы на дом, мне стало скучно, и я решил хоть немного помочь ему. Я надеялся, что, может, мне повезет, и удастся встретить нашу жертву. Но, к сожалению, не вышло. Зато я осмотрелся на месте, прогулялся по академии. Там мне тоже понравилось. Даже удалось познакомиться с несколькими местными студентами. Но имени Джастина Рейнса они не знали, к сожалению.
  На улице уже стемнело, и в доме мы зажгли свет. Вместо яркого верхнего Луис предпочел несколько настенных светильников, свет которых из-за кирпичного цвета ламп казался красным. Ему этот свет шел. Еще бы! С внешностью Луиса-то.
  Луис красив, но красив неожиданной, я бы даже сказал, шокирующей красотой. У него приятного цвета сливочная кожа, идеальная, как у моделей. Я никогда не видел у него ни единой морщинки, ни какого-нибудь прыщика, хотя знаю его очень давно. Черты лица я назвал бы экзотичными - большие и при этом раскосые карие глаза, из-за которых иногда он напоминает мне азиата. Маленький аккуратный нос, очень чувственные тонкие губы. Меня всегда поражало, как хорошо Луис умеет передавать свое настроение, выражать эмоции всего лишь одними губами. Ну и, конечно, его волосы. Они красные. Нет, не рыжие или каштановые, а именно красные, очень густые и блестящие. Луис всегда, сколько помню, носил одну и ту же стрижку - волосы чуть длиннее, чем обычно бывают при стандартной мужской стрижке, а передние пряди закрывают уши, плавно переходя в длинную рваную челку, зачесанную набок. Сейчас, правда, он сделал себе черное мелирование спереди, что сделало его внешность еще необычнее. Потому ему и идет красное, потому он и любит этот цвет.
  - Залюбовался? - усмехнулся он, заметив, что я его разглядываю. Луис сидел на диванчике и что-то печатал в своем ноутбуке. Взгляд на меня он так и не поднял. Он всегда чувствовал, когда я смотрю на него.
  Его слова меня немного смутили. Пора бы уже привыкнуть, но вот некоторые вещи не меняются и кажутся мне вечными.
  И самым привлекательным в Луисе все же был его голос. В этом я совершенно уверен, ибо живу уже очень долго, а более приятного, пробирающего до костей, сводящего с ума голоса я никогда не слышал. Он низкий, но при этом звучит бархатисто, немного манерно, немного даже женственно... но чертовски приятно. Самое то для демона-соблазнителя.
  - Заскучал, - поправил я его, проходя в комнату и усаживаясь в одно из кресел за низенький столик, за которым сидел Луис.
  - Ну так займись делом, - пожал он плечами, - сделай мне кофе.
  - Это приказ? - я устало вздохнул.
  - Ага.
  Пришлось подниматься с кресла и переться на кухню. Отличный бразильский кофе, купленный на родине этого напитка, был одним из немногих привезенных нами продуктов. Я быстро помолол кофе и поставил его на плиту, а сам присел за стол.
  Я действительно устал. От всего. Я ненавижу Луиса, я слишком хорошо это знаю и больше не сомневаюсь в этом. Да к нему только так и можно относиться на самом деле. Он тот еще тиран. Но не мне его в этом винить. Да и вообще, для него это естественно. Он же демон. А я - человек. Разумеется, мы разные.
  Но я все равно его ненавижу. За то, кто он есть и что он делает. За то, что он уже сделал со мной. За то, что еще сделает. И больше всего за то, что он все это знает, ему все известно, он прекрасно меня понимает и читает, как открытую книгу. На самом деле у меня столько поводов его ненавидеть, что я уже и не думаю об этом.
  Кофе сварился. Я разлил его по кружкам и понес в гостиную. Поставив одну кружку перед Луисом, я опустился в кресло и откинулся на спинку, сжав свою кружку ладонями. Я действительно устал.
  - Уже хочешь спать?
  Я лениво покачал головой.
  - Просто хочется немного отдохнуть. День был трудным и хлопотным.
  - Хм... - Луис нахмурился и достал из внутреннего кармана своего пиджака металлическую флягу, протянул ее мне, - выпей. Только ограничься парой глотков, иначе тебе станет плохо.
  Я уставился на его флягу и скептически фыркнул.
  - Сам свои снадобья пей.
  - Это всего лишь коньяк. Бери, иначе опять стану приказывать.
  Иногда мне кажется, что он делает это специально - заставляет себя ненавидеть. Потому что так часто делает то, что меня бесит. Я раздраженно вырвал из его руки эту фляжку и, открутив крышку, сделал несколько больших глотков. Горло сразу обожгло, но по телу потихоньку начало растекаться тепло. Приятное, сладкое, восстанавливающее силы...
  - ... коньяк с добавлением кое-каких зелий, - улыбнулся мой собеседник. Вишневые глаза лукаво блеснули.
  - Чертова сволочь, - с чувством сказал я, швырнув ему фляжку обратно.
  Луис ее ловко поймал и весело рассмеялся.
  - Фриц, нельзя быть таким серьезным и мрачным! И таким брезгливым. Это действительно отличная смесь, - он и сам открутил крышечку и отпил своего пойла, облизнувшись, - восстанавливает магическую энергию и поднимает общий тонус. Ну а коньяк еще и расслабляет.
  Ага, конечно. Я вам сейчас поясню - хорошо подобные смеси действуют только на него, так как он демон. А я - человек все-таки. И пару раз, когда мне доводилось пробовать нечто подобное, последствия были непредсказуемыми: один раз оно подействовало как мощный афродизиак (и Луис снял для меня проституток, а сам сидел и наблюдал за мной, потягивая коктейльчик и давая этим шлюхам указания), а в другой раз я на сутки потерял голос и неделю не мог спать. Но Луису плевать, что там и как на меня действует. Его это даже забавляет.
  - За последствия отвечать будешь ты, и попробуй обвинить меня хоть в чем-то, - сказал я.
  - Идиот, - это прозвучало беззлобно и даже нежно, и Луис улыбнулся, - я отвечаю за все, что ты делаешь, чем бы это ни было. Ты же мой слуга, ты принадлежишь мне.
  Я тяжело вздохнул. И ведь возразить нечего.
  - Так! Пора приступать к делу. - он потер руки. - Я тут уже кое-что узнал об этом самом Джастине Рейнсе. Знаешь, а он забавный типчик.
  - Это как ты умудрился? - поднял я брови.
  Демон потянулся к столику, взял принесенную мной кружку с кофе и отпил его.
  - Залез на форум, где общаются местные студенты из колледжа, - он с улыбкой посмотрел на свой ноутбук, - современные технологии намного упрощают мне работу!
  Я не выдержал и поднялся со своего кресла, подсел на диванчик к Луису. Он подвинулся и повернул ноутбук так, чтобы мне тоже было видно.
  - Что же ты узнал?
  - Ну, - он снова отпил кофе, - наш мальчик - довольно эксцентричен и талантлив, уже написал пару удачных картин, но часто прогуливает занятия. Хотя, судя по отзывам, он пока всего лишь талантлив. Просто талантлив, не гениален. Еще его многие не любят, правда, я так и не понял, почему. Ну и ко всему прочему, он довольно самовлюбленный и вообще, уже мнит себя великим художником.
  - Ну вот тебе и ответ на вопрос, почему его многие не любят, - я фыркнул.
  - Ага. Но не думаю, что только из-за этого. Кстати, взгляни на него, - Луис что-то нащелкал на клавиатуре и развернул ноутбук ко мне, - скажи, что ты о нем думаешь?
  На мониторе на весь экран красовалась фотография молодого парня. Лицо крупным планом, плечи и грудь. Парень был смазливым, слащаво-красивым. Коричневые волосы, длинные и волнистые, но зачесанные за уши и собранные в низкий хвост, перевешивающийся на плечо, высокий чистый лоб, тонкие выразительные брови, прищуренные глаза, узкий нос и пухлые губы. Хм... капризно-пухлые.
  - Слащавенький, - выдал я, посмотрев на демона.
  Тот усмехнулся.
  - Ну вот на этом и попробуем сосредоточиться.
  
  * * *
  
  А на следующее утро мы, как приличные студенты, оделись в скромную неброскую одежду (ну, по мнению Луиса. Его ярко-красная курточка и черная в белую полоску майка мне неброской не показались точно) и пошли в художественный колледж. Мы уже знали, где учится наш Джастин, на каком курсе, благодаря вчерашним поискам Луиса в интернете. Перевестись в ту же группу не удалось, но зато липовые документы оказались весьма полезными, мы поступили сразу на третий курс, на котором и училась жертва.
  Что будет дальше, мне было известно до боли хорошо, мы так всегда действуем. Сначала будем потихоньку прощупывать почву, стараться узнать о жертве как можно больше. Потом познакомимся с ним, вотремся к нему в доверие. И уже потом станем нажимать на самое больное, чтобы добиться своей цели. Мы всегда так делаем.
  А пока мы просто сидели в своей аудитории, улыбались девушкам, делали вид, что внимательно слушаем преподавателя, писали конспект. Мне обычно нравится, когда наша жертва - студент. Мне вообще понравилось учиться. Сам я в свое время были лишен такой возможности, потому, наверное, студенческая жизнь меня так привлекала.
  Мне и колледж, и студенты, и даже наша аудитория понравились. Колледж - ну, он такой красивый, внушительного вида, с модернизированными колоннами из красного кирпича у входа, с псевдоготическими удлиненными окнами, с большими широкими коридорами и множеством картин, висящих на покрашенных в бежевый цвет стенах. Когда мы спешили на первое занятие, я остановился посреди коридора, чтобы рассмотреть получше одну из картин. Что-то такое свежее, чистое, персикового оттенка, с красивой девушкой на переднем плане и нарядным балом в духе прошлых веков - на заднем. Только мне не дали полюбоваться. Луис бесцеремонно схватил меня за руку и потащил к нашей аудитории. Эх, да что там, он никогда не ценил искусство. Ему вообще начхать на все, что не относится напрямую к его великой-превеликой главной цели.
  Аудитория, где мы занимались, оказалась светлой и просторной, в длинной стене слева были аж четыре высоких окна с деревянными подоконниками. Здесь вообще было много дерева - и столы, и парты, и панели на стенах, и шкафчики. Бежевато-коричневый цвет царствовал в этом колледже и наводил мысли о покое, умиротворенности, серьезности и статичности. Люблю такие места.
  Ну и при том, что аудитория была отнюдь немаленькой, она оказалась переполненной до отказа. Похоже, здесь сидели сразу две группы, потому что нам едва нашлось место, а помещение было отнюдь не маленьким. Ну и, само собой, нам пришлось отсесть далеко друг от друга, поэтому переговариваться не получалось. Но зато можно было поговорить с соседями. Рядом со мной сидели две девушки - шикарная блондинка в розовом справа и милая рыженькая девчушка в очках - слева. С них и следовало начать.
  Пока преподаватель рассказывал что-то там о важности передачи игры света и тени на полотно и том, как технически это лучше всего реализовать, я "случайно" уронил свою ручку и, извиняясь, попросил рыженькую помочь мне поднять. Она помогла, улыбнулась даже, когда протянула мне ручку.
  - Осторожнее надо быть, - тихонько добавила она.
  - Ой, спасибо, - я тоже улыбнулся, - но тут столько людей... очень тесно. Я обычно не такой растяпа.
  - Ну, на лекции профессора Лейпмана постоянно собирается много студентов.
  - Да? Я не знал, я же тут новенький, только перевелся. Первый день в колледже.
  - О! Тогда простите, - рыженькая снова улыбнулась, - надеюсь, вам тут понравится.
  - И я надеюсь. Меня зовут Фридрих Геллер, - представился я.
  Меня и на самом деле так зовут. Мы иногда представляемся ложными именами, но только в том случае, если действуем в одной и той же стране и есть возможность, что нас кто-то запомнил. Сейчас я не видел ничего плохого в том, чтобы сообщить свое имя. Вообще не люблю поддельных имен, я их постоянно забываю.
  - Синтия Оук, - кивнула она, - а у вас, кажется, немецкое имя?
  - Да. Я родился в Германии.
  - Как интересно! Я так люблю немецкую архитектуру! Она прекрасна! Я была в Мюнхене проездом, видела, какое там все красивое...
  - Ну, Лондон тоже хорош, особенно центральные районы, а не пригород, где мы учимся. Более того, он совершенно неповторим. Такой прекрасный город, с целой историей. Жаль, правда, что я тут мало кого знаю, да и в колледже пока не особо ориентируюсь...
  - Да, Лондон я тоже люблю, я тут родилась, - она опять мне улыбнулась, - а так - могу помочь тебе, если что. С колледжем, да и с городом. Уверена, обычные экскурсии тебе покажутся скучными.
  - Это да, я уже побывал на одной такой! Все те же места, которые можно увидеть на популярных фото в интернете.
  - Это точно! - она тихонько, чтобы не слышал преподаватель, засмеялась.
  Ну вот, первый контакт налажен. Я потихоньку повернулся в сторону Луиса. Тот тоже о чем-то переговаривался с соседями - стильным парнем-блондином и грудастой брюнеткой. Ну да, Луис умел быть очень общительным и обаятельным. Ничего удивительного.
  На перерыве он так и не подошел ко мне. Вероятно, решил делать вид, будто мы незнакомы. Или просто решил не мешать мне знакомиться с однокурсниками. Потому я продолжил начатое и наладил контакт и с блондинкой. Ее звали Мэри, она была уже замужем, ее муж был богатым и известным художником... в общем, ничего полезного и интересного. Я быстро от нее отстал. Успел познакомиться еще с одной девчонкой и перекинуться парой слов с двумя парнями... но опять же, ничего интересного. А Луис словно вообще забыл обо мне. На следующей, и на послеследующей лекции, когда мы перешли в другую аудиторию, и половина студентов ушли, он даже не смотрел в мою сторону. Чуть позже я и сам уже о нем забыл, увлекшись студенческой жизнью. Это так весело! Слушать преподавателя, перешептываться с соседями по столу, писать конспект, участвовать в дискуссиях, а на перерывах общаться со всеми подряд, смеяться, веселиться и обсуждать искусство. Вот бы расслабиться и пожить так, как эти студенты, забыв обо всех проблемах, беспокоясь только о том, чтобы получить хорошую оценку, сходить погулять и привлечь внимание соседа!
  Попросту говоря, первый день в колледже мне понравился. Я прекрасно провел время. Синтия оказалась душкой, она познакомила меня с двумя своими подругами, Беллой и Джессикой, которые учились на соседних потоках, они даже предложили мне пройтись погулять по городу после занятий, обещали устроить мне нечто вроде экскурсии, а я почти согласился, когда вспомнил, что Луис вряд ли это одобрит. Он даже развлекаться разрешал только тогда, когда делал это сам. Мне кажется, девочки даже расстроились немного, когда я им отказал, сославшись на неотложные дела.
  Луис подошел ко мне только после самой последней лекции, когда мы уже собирались идти домой. Ненавязчиво, незаметно для посторонних хлопнул по плечу и направился к выходу из аудитории. Я подхватил свою сумку и последовал за ним, улыбнувшись на прощание девушкам.
  Догнал его я только когда мы вышли из колледжа. Он шел, широко улыбаясь, очевидно, довольный собой. И даже кивнул на прощание парочке у дверей. Те помахали ему рукой. Ну когда он успел столько знакомых тут завести? Впрочем, он умеет. Это его профиль.
  - Ну что? - спросил он, когда мы уже отошли от колледжа, а я продолжал молча идти за его спиной. - Как у тебя дела?
  - Ну, - я наконец догнал его и мы поравнялись, - я думаю, ты сам все видел.
  - Видел, - кивнул он, - неплохо провел время, а? Эх, Фриц, да ты, похоже, по-настоящему наслаждался! Впечатлила романтика студенческой жизни?
  - Немного, - все равно врать ему нет смысла, - но я все же сумел познакомиться с несколькими одногруппницами...
  - Узнал что-нибудь важное?
  - Да как сказать, - я неловко улыбнулся, - пока я только налаживал контакты.
  Луис вздохнул и тоскливо на меня посмотрел.
  - Фриц, ты, конечно, мне нравишься и на роль помощника подходишь неплохо, но иногда твоя беспомощность меня уже не умиляет, а бесит. Напомни-ка мне, почему я выбрал именно тебя?
  - Да потому что ты придурок, - зло буркнул я, обгоняя его.
  Он схватил меня за руку и дернул к себе. Он уже не шел, он остановился посреди дороги.
  - Глупый смертный, - он приобнял меня за плечи, прижавшись сзади и положив голову мне на плечо, - никакой благодарности к тому, кто подарил тебе вечную жизнь. Никакого уважения. Никакого подобострастия. Наверное, именно это мне в тебе и нравится.
  По коже против воли прошла дрожь. Иногда Луис вызывает у меня такие мысли, от которых мне хочется провалиться сквозь землю. Он знает об этом, я даже не сомневаюсь. Может быть, делает это специально? Дразнит меня, чтобы я еще больше бесился. Он ведь никогда не относился ко мне серьезно. А я заставляю не относиться к нему серьезно себя.
  - Отпусти, - только и ответил я.
  Он со вздохом убрал руку.
  - Ты и правда придурок, Фриц, - он снова пошел вперед, - ты знаешь, что одна из девчонок, с которыми ты там трепался, учится в одной группе с нашим Джастином?
  Я удивленно на него уставился.
  - Ты с чего это взял?
  - Узнал. Я же не прохлаждался, как некоторые, - он хлопнул меня по плечу, - впрочем, у нас все идет просто замечательно. Фриц, мы уже приглашены на частную вечеринку в субботу.
  - Ого! - я искренне удивился. - Луис, ну ты даешь! Как ты эти приглашения выклянчил-то? - а потом до меня дошло. - Мы? Ты же делал вид, будто мы незнакомы.
  - Да! - он снова заулыбался. - Потому что это часть игры. Я сумел узнать о Джастине достаточно, чтобы понять, что он за человек и на что надо давить. Так что теперь будем экспериментировать!
  Ну что ж, если он так в себе уверен, то не зря, надо думать. Да и мне было интересно, что же он там придумал. Вообще, у меня после сегодняшнего дня было неплохое настроение, потому даже причуды Луиса казались мне довольно милыми. У него ведь тоже отличное настроение, значит, можно ни о чем не беспокоиться. Все равно, даже если и станешь беспокоиться, ничего не изменишь, он всегда делает по-своему.
  Мы как раз вышли из дворика колледжа и шли по аккуратно вымощенной тротуарной плиткой дорожке. Над нами низко склонились пока еще зеленые липы, высаженные в два ряда, по одну сторону располагался парк с покрашенными в белый цвет лавочками, а по другую уже начинались маленькие миленькие домики. Это была самая окраина города, и для студентов-художников это место подходило идеально. Я, например, ни разу не художник, а желание рисовать тоже ощутил. Вообще, люблю такие живописные тихие места. В отличие от Луиса, которому тут обычно делается скучно.
  Ах да, у Луиса же тоже хорошее настроение. Возможно, поэтому у нас сейчас такая идиллия.
  - Может, поделишься своими планами? - предложил я, повернувшись к демону.
  Если быть честным, в этом тихом, спокойном местечке с зелеными деревьями и лавочками Луис выглядел немного странным. Неуместным, я бы сказал. Странно выглядели и его мелированные красные растрепанные волосы, и черно-белая майка с кожаной красной курткой. И даже потертые зеленые джинсы с металлической цепью. Странно, мне подумалось, как в такой атмосфере смотрюсь я сам. Я слишком привык к Луису, хотя выгляжу далеко не так эксцентрично.
  У меня вообще скромный видок. Хотя, пожалуй, внешне я даже покрасивей Луиса, ну, это если говорить о лице, волосах и прочем. Он когда-то мне сказал, что выбрал меня только из-за того, что я ему понравился внешне, что такой, как я, будет неплохо смотреться рядом с красноволосым демоном. Что ж, возможно. У меня вообще, знаете ли, внешность классического вампира из готической сказки, которые сейчас такие модные.
  Начнем с телосложения. Я не слишком высокий, мы с Луисом почти одного роста (хотя он всегда носит такую обувь, что я кажусь ниже), я довольно худощав, с подростковым телосложением. То есть, никаких широких плечей, мощных рук и ног, и тому подобных признаков исключительной мужественности. В прошлом я - аристократ, изнеженное дитя, и это отразилось и на моей внешности. Отсюда бледная кожа, нежные руки и правильные манеры... хотя нет, о манерах можно забыть, я, пожалуй, уже совсем переобщался с Луисом, чтобы от них что-то сохранилось.
  У меня черные волосы, раньше я носил их длинными, иногда стягивая в хвост, но потом мне надоело. Такие прически вышли из моды, и я обрезал волосы, превратив в обычную мужскую стрижку, к неудовольствию Луиса. Он тогда даже скандал закатил, мол, мой внешний вид должен быть презентабельным и соответствовать той роли, которую я играю. Нет, я обычно забочусь о своей внешности, но не так на ней помешан, как Луис. В моем случае это всего лишь издержки воспитания. Сейчас у меня тоже короткая стрижка, хотя уже и отросшая, волосы сзади достигли спины, а челка даже лезет в глаза, потому я всегда зачесываю ее назад, открывая лоб.
  Что до лица, то оно, как я сказал уже, классически-аристократическое. Серые глаза, высокие скулы, прямой нос, тонкие бледные губы. В общем, думаю, вы очень хорошо представляете такой тип, а я как раз идеальный его представитель. Нет-нет, я не хвастаюсь, но свою внешность оцениваю неплохо. Впрочем, мой характер все равно ей не соответствует, да и я стараюсь не соответствовать этому стереотипу, он и так мне проблем немало доставил, взять хотя бы того же демона.
  - Фриц, - Луис вывел меня из задумчивости легким толчком в плечо, - я тут придумал кое-что, но пока не скажу, что. Так лучше будет. Но будь готов подыгрывать мне, что бы я ни делал на публике. Понятно?
  Я покосился на этого улыбающегося придурка.
  - А на кой черт тогда секреты? Рассказывай, что придумал! Вообще, расскажи, что тебе удалось узнать! - потребовал я.
  - Обойдешься. Тогда исчезнет вся натуральность, а я хочу, чтобы все прошло идеально. Да и это довольно интересно будет. Скажем, такой себе эксперимент...
  А вот это мне уже не нравилось. Шутки и сюрпризы этого чертова демона редко бывали добрыми и смешными. Ну, для меня по крайней мере, а ни о ком больше он не заботился.
  - Ну хотя бы намекни!
  - Ты уже по ходу дела разберешься! - хохотнул он. - Все равно до субботы два дня всего осталось. Потерпи немного! Да потом, тебе, я думаю, очень даже понравится. Во всяком случае, против ты не будешь.
  Меня уже начинала раздражать его излишняя загадочность.
  - Против чего?!
  В ответ он поступил весьма в своем духе. Неожиданно схватил меня, приобнял за талию, приблизившись к самому моему лицу, и с наигранной нежностью провел рукой по щеке.
  - Увидишь, мой сладкий готический мальчик. Не хочу портить тебе все удовольствие!
  После этих слов он меня отпихнул, как ненужную куклу, и бодрым шагом направился по направлению к нашему дому.
  - Придурок! - бросил я ему вслед.
  Да, все-таки я его ненавижу.
  
  2.
  
  Два следующих дня были довольно продуктивными. По наводке Луиса я узнал, что подруги Синтии как раз из группы Джастина, и хитростью мне удалось кое-что о нем выведать. Оказалось, в колледже он не показывался уже две недели.
  - Разве у вас не отчисляют за такое? - искренне удивился я.
  - Понимаешь, тут такое дело, - Джессика, с которой, собственно, я разговаривал, понизила голос до шепота и воровато огляделась по сторонам, - этот самый Джастин у нас особенный...
  - В каком смысле? - не понял я.
  - Да в прямом. Он тут считает себя гением, самым лучшим художником, талантищем, а на самом же деле - ноль без палочки. Нет, его манера писать картины довольно интересна, даже выработан свой стиль, да и известные стили он копирует неплохо, но это совсем не то, чем можно так хвастать. Мы все здесь так умеем. До гения он явно не дотягивает.
  - Тогда в чем же дело? - поднял я брови.
  - Он просто возомнил себя важной персоной, потому что... потому что он спит с преподавателем по акварели, да и не особо это скрывает. И тот его расхваливает. Уже выставку одну ему устроил. Вот Джастин и считает себя особенным.
  - И потому прогуливает? - мои брови взлетели еще выше. - Да, это уже явный бред...
  - Еще какой! - глаза Джессики заблестели злобой, и до меня дошло, что она ему все-таки завидует. - Этот жалкий урод считает, что все к нему должны по-королевски относиться, а потому вообще обленился и наплевательски относится к учебе.
  - Да уж, - только и смог я выдавить из себя.
  Интересные сведения, возможно, даже полезные. Правда, понять, что же хочет этот парень, пока мне не удавалось. Если все, что говорила Джессика, правда, то Джастину и желать нечего. У него и так есть все для сладкой жизни, тем более если он не гнушается спать с преподавателем ради карьеры и учебы. Тут надо копать куда глубже, а без личного знакомства это невозможно.
  Тем же вечером я рассказал о своих наблюдениях и мыслях Луису. Мы лежали с ним на диване и рылись в данных на форуме колледжа по ноутбуку. Луис был несколько молчалив и апатичен. Я бы даже сказал, у него был несколько усталый вид. Потрудился, видать, над своим делом, и это его вымотало.
  - Я знал, что Джастин спит с преподавателем. Услышал краем уха сплетни еще в первый день, - ответил демон, когда я преподнес ему услышанное.
  Меня это задело, и я пихнул его локтем в бок.
  - Эй, а мне не мог сказать?! Опять эти твои чертовы загадки!
  - Это не загадки, - он прикусил губу и, похоже, задумался, - я стараюсь понять, куда мы можем ударить...
  - Вот именно - мы! А какое нафиг "мы", если ты отмалчиваешься? Я же твой помощник, а ты делаешь все сам.
  - Не терпится поработать на меня? - он умиленно на меня посмотрел, даже протянул руку, чтобы потрепать меня по волосам, но я отодвинулся и отпихнул руку.
  В самом деле, он ведет себя так, словно никаких помощников ему и не надо. Тогда зачем ему я? Конечно, я мог бы расслабиться и не мешать ему, раз уж ему так хочется, но тут еще имелся один факт...
  - Придурок, - привычно буркнул я. А потом озвучил этот самый факт, - ты же сказал, что оставишь меня при себе только в том случае, если я буду полезен тебе! А полезным тебе быть ты мне попросту не позволяешь. Тогда как же я вообще могу что-то делать?
  - Ты не очень-то и стараешься, - он пожал плечами, - а я, может, как раз этого и жду - чтобы ты начал стараться. Все в твоих руках, Фриц!
  И вы скажете, что после такого его не захочется убить? Возненавидеть, мечтать избавиться от него, разорвать на кусочки, втоптать в грязь? Он даже имя мое коверкает! Меня-то зовут Фридрих, но, по его словам, у него когда-то была собачка по имени Фриц. Потому это имя ему больше нравится.
  Вообще, раньше я старался смириться с тем, что он - мой хозяин. Фи, как это противно звучит. Но я серьезно относился к происходящему, ведь я заключил сделку с этим демоном, потому я пытался быть ему полезным. Изо всей силы старался не обращать внимание на его поведение. Но это оказалось попросту невозможным. Он же ведет себя так, что его по несколько раз на день убить хочется! А с тех пор, как он узнал меня получше, он стал использовать все мои слабости против меня. Он считает, что это помогает мне быть сильным. На самом же деле это - всего лишь жалкие отговорки! Ему доставляет удовольствие мучать людей. После того, что я имел возможность наблюдать, я уже в этом не сомневаюсь. Наверное, тут его оправдывает то, что он - демон. Но я-то человек, вот в чем проблема!
  - Иногда мне хочется плюнуть на все и попросту сдаться, - не скрыв отвращение в голосе, сказал я, - зачем мне пытаться завоевать твое расположение? Оно мне и нафиг не надо.
  - Так уж не надо? - поскучнел Луис.
  - И тебе это все точно не надо, - я вздохнул и перевернулся на спину, упершись боком в спинку дивана, - тебе просто скучно, и ты играешь, как обычно. Только вот на этот раз со мной. Ну правильно, я ведь тоже человек. А в конце, я уверен, ты попросту сбросишь меня к остальным своим контрактерам, потому что, по сути, я и есть твой контрактер. Всю эту лапшу мне на уши ты вешаешь только для того, чтобы я тебе помогал и старался угодить.
  - Ага, а ты угождаешь и стараешься, - мгновенно посерьезнел демон, глядя на меня сверху вниз, - не говори глупостей, Фриц.
  - Фридрих, - устало поправил я. Когда-то я постоянно его исправлял, но потом плюнул на это.
  Он устало вздохнул, продолжая сверлить меня взглядом. А потом протянул руку и мягко убрал волосы с моего лба. Так ласково, что даже непривычно.
  - Ты же самый близкий мне человек, Фриц, - произнес он, - ты мой помощник. Да, твоя душа принадлежит мне, но ты сам отдал ее мне. Ты больше никогда не переродишься и навсегда останешься со мной. Тебе это не нравится? Ну уж прости, поздно кинулся. Контракт мы уже заключили. Что бы ты ни делал, а душу я тебе не верну.
  Это вызвало у меня истерический смешок.
  - Ты несешь какие-то глупости! Неужели правда считаешь, что я могу так думать?
  Он улыбнулся.
  - Хрен тебя знает, Фриц. Ты же истеричка. Красивая чокнутая истеричка...
  Я рванулся было ударить его в лицо кулаком, но результат был таким же, как всегда - мою руку перехватили. Луис улыбался совершенно дьявольской улыбкой, от которой становилось жутко. И нависал надо мной, держа за руку и придавливая к дивану за плечо. Только тут я понял, что, по сути, и двигаться-то не могу.
  - А ты - скотина и редкая сучка, - не остался я в долгу, бесстрашно глядя в его наливающиеся алым глаза.
  Я тоже улыбался. В такие моменты (а они случались довольно часто) я поневоле думал, что мы все-таки отличная пара. Мы понимаем друг друга с полуслова. Луис явно не ошибся, когда выбрал в помощники именно меня. Я его не боюсь. Что бы он ни делал, а страха к нему я уже больше не испытываю. Когда-то я его боялся. Но я тогда боялся любого проявления какой бы то ни было мистики. У меня очень темное прошлое, и мистические события сыграли в нем роковую роль. И именно тогда появился демон.
  Очевидно, Луису надоело играть в гляделки, он бросил мою руку, отпустил плечо и поднялся с дивана.
  - Придурок, - бросил он мне мое любимое выражение, - когда-нибудь я тебя трахну, если будешь и дальше нарываться.
  Он часто мне этим грозит... во всяком случае, угрозу не исполняет. Догадываюсь, почему. Это испортило бы наши деловые отношения. Да и, черт возьми, меня просто в дрожь бросает от мысли, что такое может произойти. Он же демон. Его тело - не человеческое. Да и не гей я! Мне девушки нравятся, а этот псих меня просто бесит. Да, он вызывает во мне шквал эмоций, но эмоции эти в основном негативные.
  Но какая-то чувственная связь между нами есть, я не стану этого отрицать. По крайней мере, с моей стороны точно, потому что слишком много эмоций вызывает он в моей душе. Его вид, взгляд, голос, некоторые поступки... Правда, единственное, что между нами было - это поцелуй. Один-единственный глубокий поцелуй, необходимый для заключения контракта. Но это ничего не значит, он целует всех, кто отдает ему душу, для того, чтобы скрепить сделку. А я этот поцелуй никогда не забуду. Потому что с ним я подписал себе смертный приговор и обрек свою душу на погибель.
  - Ладно, - Луис как ни в чем не бывало присел на край дивана и переложил свой ноутбук на столик, возле которого этот диван и стоял, - кое-что мне тебе сказать все равно надо, потому что суббота уже послезавтра. Да и того, что я уже узнал, думаю, достаточно, чтобы выработать первый план воздействия на мальчика.
  Я тоже поднялся и уселся по-турецки на диване, уставившись на монитор. Что там еще?
  - Завтра к тебе непременно подойдут две девушки и предложат сходить на частную вечеринку в доме у Хитклиффа Бантона. Обязательно соглашайся. Это и есть та самая вечеринка в субботу, о которой я говорил.
  - А? - я удивленно на него уставился. - Ты же говорил, что мы оба приглашены?
  - С какой стати это приглашен ты? - он фыркнул. - Ведь это я общался с ними. Нет, за тебя мне пришлось просить. Потому жди приглашения, оно обязательно будет.
  - Хм. Ты же вроде говорил, что собрался играть в незнакомцев... вернее, уже играешь.
  - Ну да. Но одно другому не мешает. И да, настраивайся на то, что мы здесь пробудем достаточно долго. Может, больше месяца. Если мои данные верны и все пойдет по моему плану, я собираюсь стать "лучшей подружкой" этому Джастину. Советчиком и дьяволом, который нашептывает на левое ушко, - Луис самодовольно ухмыльнулся, - а для этого нужно время.
  - Само собой. Вспомни, было ведь и такое, что нам приходилось работать с одним человеком по несколько лет. Помнишь ту девчонку из Испании в начале прошлого века?
  - Четыре года, - усмехнулся Луис, - мы потратили на нее целых четыре года. Да, такое не забудешь.
  - Ну вот и я о том же. Но прошлого парня мы уломали за две недели.
  - Он был слабым, - пожал я плечами.
  - Ага. А вот что получится с этим парнем, мы узнаем только в субботу. И да, Фриц, - он подмигнул мне, - я же говорил тебе уже, чтобы ничему не удивлялся? Так вот, не забудь это и будь готов мне подыгрывать, что бы я ни делал! И не волнуйся. Обещаю, на этот раз будет весело!
  
  * * *
  
  Ну что ж, суббота настала очень быстро. В пятницу у нас было всего две пары, и в конце учебного дня, когда я уже собирал свою сумку, краешком глаза поглядывая на Луиса, ко мне действительно подошли две девушки. Одна была из нашей группы, ее звали Эмма, другая - нет, я ее даже не знал. Так вот Эмма и предложила мне сходить на частную вечеринку к некому Хитклиффу Бантону. На мое удивление и вопросы она только улыбнулась и сказала, что я очень милый и наверняка мало кого тут пока знаю. Значит, надо знакомиться. А то, что я понятия не имею, куда идти, не проблема - она даже предложила мне сначала встретиться с ней, а потом уже вместе отправиться на вечеринку. Ну, я, само собой, согласился. И заметил, как Луис подмигнул мне, когда мы с девушками уже договорились о встрече.
  Ну и вот, в субботу сначала все шло вполне удачно. Я встретился на повороте к колледжу с девушками (Луис ушел из дома немного раньше и велел продолжать играть в незнакомцев на вечеринке), и мы вместе пошли к этому самому дому.
  Девчонки, похоже, уже успели что-то выпить. От обеих шел запах спиртного, и были они довольно веселыми. Эмма даже пыталась со мной кокетничать. Она, впрочем, показалась мне довольно симпатичной. Короткие черные волосы, голубые глаза, спортивное телосложение, вся такая собранная, упругая, но при этом с красивой подтянутой грудью, отнюдь не маленькой. Мне подумалось, что неплохо бы и романчик небольшой завести, пока мы тут остановились, тем более, что, по словам Луиса, мы тут надолго. А то нормально секса у меня уже больше года не было. Да и успеешь тут, блин, с этим Луисом... только настроишься на флирт, а нам уже пора сваливать.
  Вторая девчонка, поняв, что явно среди нас третья лишняя, поступила весьма мудро. Она попросту отвязалась от нас, сославшись на то, что хочет зайти в магазин и купить себе еще пива, и лучше ее не ждать. Ну, мы ждать и не стали.
  По дороге я рассказывал Эмме о Германии, о своем родном городе... и она не заметила того, что, вообще-то, я говорю далеко не о нашем веке. Похоже, она и правда много выпила. Или же ей просто было очень хорошо рядом со мной.
  Дошли мы быстро, этот загадочный Хитклифф жил совсем недалеко.
  Вечеринка, как оказалась, проходила в роскошнейшем особняке. Здесь все дома красивые, но этот был просто шикарным. Во-первых, огромный. Я тут, кажется, таких больших домов больше и не видел, это почти дворец. Окруженный самой настоящей металлической оградой, а не белыми заборчиками, как остальные дома, с большими коваными воротами. Да и сад тут был самый что ни на есть королевский, даже беседка стояла посреди розария. Ничего себе!
  Заметив мой интерес к дому, Эмма фыркнула.
  - Да, Хит у нас крут, с этим не поспоришь. У него богатые родители, да и сам он молодец, талантливый очень. Его у нас все хвалят, говорят, далеко пойдет...
  - Вот как? Интересно! И, похоже, он очень дружелюбный и открытый, раз устраивает подобные вечеринки для своих однокурсников?
  - О, Хит - это просто душка! - заверила меня Эмма. - Сам поймешь меня, когда с ним познакомишься!
  Ну что ж, я с интересом ждал этого момента.
  У входа в дом курили несколько девушек, и они узнали Эмму. После восторженных обниманий-целований с подружками моя спутница предложила мне пройти в дом, а сама пообещала присоединиться через несколько минут. Я так и сделал.
  Признаю, на молодежных вечеринках такого уровня я не бывал очень давно. Как-то нам не повезло с предыдущими жертвами, не было давно среди них студентов. В прошлый раз вообще сорокапятилетнюю монахиню соблазняли. Но на этот раз все было отлично, лучшего я и желать не мог.
  Во-первых, много халявной выпивки! Да, хозяева явно заботились о том, чтобы гости расслабились по максимуму. Во-вторых, тут даже декорации имелись. Вечеринка была, похоже, стилизована под дикий запад, и на стенах были развешаны старинное оружие, рога, соответствующие плакаты. А на многих гостях были шляпы и клетчатая одежда. Ну а в-третьих, тут были очень премилые девушки!
  Скажу честно, я раньше был довольно стеснительным. До того, как появился Луис, у меня были всего две девушки, обе тихенькие серые мышки из деревни. Даже не знаю, зачем я их соблазнял, сейчас я на таких и не глянул бы. Но красивых девушек с сильным характером я раньше побаивался. Пока Луис не познакомил меня с одной красавицей, в которую я почти влюбился... но это уже не по теме, ее уже давно нет.
  Так вот, сейчас я могу сказать, что умею обхаживать девушек. Не стараюсь делать это налево-направо, но действительно умею. Не так хорошо, как Луис, конечно же, но с ним мало кто сравнится. Он - демон, а я - простой смертный. И как для человека я довольно неплохо справляюсь. Здесь, на этой вечеринке, мне можно было бы найти кого-нибудь по вкусу.
  Только я подумал о своем демоне, как уже заметил его. Он сидел на диванчике рядом с каким-то незнакомым мне парнем и оживленно с ним что-то обсуждал. На нем была ковбойская шляпа, а в руках он держал бокал с чем-то прозрачным. Время от времени он делал несчастное лицо, опускал глаза, вздыхал, но потом снова улыбался и смеялся.
  Когда наконец он меня заметил. Он так и не переменился в лице, только легонько кивнул головой в сторону, очевидно, желая, чтобы я не мешал. Я отошел подальше от них и тоже взял себе такой же бокальчик. Попробовал. Мартини, оказывается.
  Я тихонько достал из нагрудного кармана бумажник и открыл его. Там хранилось фото нашей жертвы. Я достал его, внимательно всматриваясь в черты. Признаю, у меня не очень хорошая память, а узнать этого парня нужно было сразу.
  И вот тогда меня осенило. Я быстро поднял глаза на Луиса. Да, все верно! Он уже нашел Джастина. Именно он и был его собеседником! На миг я ощутил разочарование. Мне, признаю, хотелось найти его первым, доказать, что хоть в чем-то я могу быть лучше его... а, плевать. Ему это все равно не надо, он сразу же найдет то, в чем он меня превзойдет. Просто из принципа найдет.
  Потому я сделал большой глоток из своего бокала и попытался расслабиться.
  Тогда я и заметил, что Луис уже открыто на меня смотрит. И при этом еще что-то говорит собеседнику. Джастину! А тот уже тоже повернулся и посмотрел на меня. Я поспешил отвести взгляд. Что это Луис надумал? Он же что-то говорил Джастину обо мне, даже показывал на меня!
  Я быстро допил свой бокал и взял новый. Луис продолжал разговаривать с парнем, и оба время от времени бросали на меня взгляды. А еще Луис много пил. Как и я! Но если на меня спиртное действовало, как и на любого другого человека, то Луису нужно было выпить как минимум вдвое больше, чтобы опьянеть.
  Я уже хотел было покинуть комнату, так как внимание к моей персоне этих двоих меня уже начало смущать, когда ко мне подлетела Эмма. Уже раскрасневшаяся, довольная и уже немало выпившая.
  - Фридрих! - она повисла на моей шее, расплескав мой бокал с мартини. - Куда ты пропал? Я тебя уже столько ищу! По всем комнатам пробежалась, думала, ты поднялся в одну из спален уже!
  - Я тут стоял, - пожал я плечами, - а почему ты мне не сказала, что вечеринка будет стилизованной?
  - Да я сама не знала, - она улыбнулась, - я просто погулять нормально хотела, вот и все. И плевать, что за вечеринка.
  Меня повеселила ее откровенность. Все-таки Эмма и впрямь очень миленькая.
  - Может, пойдем отсюда? - предложил я, бросая косой взгляд на парочку на диване. Они о чем-то переговаривались. - В первой комнате, гостиной, кажется, на столе очень вкусные креветки были.
  Эмма моментально согласилась. И мы покинули комнату.
  Креветок уже не оказалось, но их место занял какой-то десерт из сливочного мусса и клубники. Я с удовольствием съел целую порцию, а вот Эмма только немного попробовала. По ее словам, такое блюдо убийственно для женской фигуры.
  Потом мы пошли на улицу, где прогулялись по саду, подышали ароматом осенних цветов, потом вернулись в дом. Уже было поздно, но вечеринка, похоже, была еще в самом разгаре. В холле мы встретили наших однокурсников и заговорились с ними, когда Эмма нашла наконец хозяина дома и подтащила его к нам знакомиться.
  Хитклифф оказался вполне приятным молодым человеком. Спортивная и при этом достаточно хрупкая фигурка, довольно презентабельная внешность, сразу выдававшая в нем сыночка богатых родителей. Светлые волосы с золотистым отливом были волнистыми, но холеными и красиво уложенными, хорошая кожа, голубые глаза и странное выражение лица: смесь дружелюбия, любезности и легкой брезгливости, высокомерия. Я усмехнулся, вспомнив собственное прошлое. Да уж, истинный аристократ.
  Мы большой компанией с однокурсниками обсуждали университетские дела, я пил свое мартини и строил глазки Эмме, когда в комнату вошли Джастин с Луисом. Оба тоже что-то пили и все еще о чем-то оживленно разговаривали. Я быстро отвернулся и постарался не смотреть больше в их сторону. Получалось плохо.
  Я отошел на мгновение взять себе еще выпивки (ее разносили здесь одетые в ковбойскую одежду работники), когда услышал прямо над ухом тихий, но легкоузнаваемый голос:
  - Через десять минут ровно чтобы был в туалете!
  Я замер, а Луис, как ни в чем не бывало взял с подноса бокал и вернулся к Джастину.
  Я только вздохнул и глянул на часы. Без пятнадцати одиннадцать. Ладно, без пяти, значит, пойду. Похоже, развязка вечера близка. И хорошо. Признаю, мне уже надоело ждать непонятно чего.
  Интересно было знать, что же там придумал Луис. Я уже начал беспокоиться и нервничать, что заметила Эмма, когда подошло время. Извинившись перед девушкой, я быстро двинулся к туалету.
  Он здесь тоже был крутой - в стальных тонах, с тремя сразу кабинками. У зеркала уже стоял Луис, приглаживая волосы водой. Похоже, уже ждал меня. Я бесшумно затворил дверь и подошел к нему.
  - Ну, я жду объяснений, что случилось... - негромко заговорил я. И осекся.
  К тому, что произошло дальше, я оказался не готов. Луис резко повернулся ко мне, шагнул мне навстречу и толкнул к стене. Я пребольно стукнулся спиной о стальную плитку и непонимающе уставился на Луиса. Что еще он надумал?
  Он уже стоял напротив меня, вплотную ко мне приблизившись, так, что я ощущал на своей коже его дыхание. Уголки его губ дрожали, словно он сдерживал улыбку. А потом он сделал шаг вперед и прижался к моим губам своими.
  Сначала я подумал, что он просто создает видимость для кого-то, кто мог за нами наблюдать... но потом мне в рот проник его язык. Луис и правда меня целовал.
  Я уже говорил, что один раз с ним целоваться мне уже доводилось - при заключении контракта. Но это было так давно. Сейчас же это снова повторялось. И - о черт! - мне происходящее явно нравилось. И дело было даже не в том, что Луис умел хорошо целоваться. Дело было в том, что это делал он. После всех его шуток, издевок, всего того, что между нами было, этот внезапный поцелуй просто ошеломил меня. У меня подкосились ноги и закружилась голова, и хотя я к тому времени уже порядком выпил, я мгновенно протрезвел. Происходящее оказалось для меня настолько неожиданным, что я попросту замер, не в силах сдвинуться с места.
  Его ладонь на моей груди, животе, сминающая мою рубашку. Его запах, к которому я так привык, но который был сейчас так близко. Его губы, его язык, его вкус... тепло тела, которое вжимало меня в стену, рука, лежащая на моей шее, направляющая меня, чтобы ему было удобнее. Эта близость с ним, полностью перечеркнувшая все мои прежние убеждения в том, что, кроме ненависти, я ничего к нему не испытываю. Если так, то откуда эта ошеломляющая горячая волна, осевшая в животе и заставившая сердце бешено колотиться? И полная нереальность происходящего, словно это была всего лишь моя фантазия. Зачем? С какой целью он это делает? Он добивается какой-то цели, чего-то ждет. Это ему просто нужно для чего-то. Ведь он только и делает, что использует всех вокруг себя. И меня в том числе. И сейчас тоже...
  Я заставил себя упереться ладонями в его грудь и с силой оттолкнуть его от себя, разрывая поцелуй. Луис слегка пошатнулся, вытер ладонью влажные губы и уставился на меня обиженным взглядом.
  - Фридрих! Прости, я просто не сумел сдержать себя в руках. Мне так хотелось прикоснуться к тебе... я так давно мечтал об этом... Фридрих, прости меня!
  В его голосе звучала почти истерика, к тому же он назвал меня по настоящему имени, которым я представился в колледже. Так, значит, я прав, это всего лишь часть игры. Меня это не удивило. И по его выражению лица, по его интонации я догадался о том, что мне следовало делать дальше.
  Сделав шаг назад, буквально отшатнувшись, я увидел на его лице ужас и сожаление. Хорошо играет! Я изобразил брезгливое отвращение.
  - Как ты мог... - проговорил я, и по его выражению лица понял, что не прогадал. Вот только голос у меня дрожал и был хриплым. Прочистив горло, я продолжил: - Какого черта ты творишь! Это же отвратительно!
  - Подожди, - он протянул ко мне руку, но я снова попятился, - не уходи! Я все объясню. Мне так давно этого хотелось. Я понимаю, мы плохо знакомы, но когда ты перевелся в тот же колледж, что и я, мне показалось, что это знак свыше. Сегодня ты такой красивый, а я еще немного выпил... я просто не сдержался.
  В одной из кабинок уже была открыта дверь, а я только это заметил. Через мгновение показался и сам зритель. Это был наш Джастин. Так вот для кого это представление! Правда, я пока не понимал, зачем это вообще нужно и что этим хотел добиться демон. О чем они вообще полвечера толковали?
  - Я понимаю, это было слишком резко, - в притворной досаде Луис прикусил нижнюю губу и стыдливо опустил глаза, - опять же, понимаю, что мы плохо знакомы... но это все поправимо! Давай узнаем друг друга получше! Ведь тебе понравилось? Хотя бы чуть-чуть?
  Что делать дальше, я не знал, но решил действовать по той же схеме, что и начал. Если что, Луис сумеет меня перенаправить.
  - Придурок! - вот это я уже бросил искренне. - Мне это не нужно! Гребаный извращенец...
  По его лицу я догадался, что все верно. Он едва заметно одобрительно кивнул.
  - Фридрих... - он протянул ко мне руку, но я снова отшатнулся и развернулся, намереваясь покинуть наконец этот туалет.
  - И не вздумай ко мне больше подходить! - рявкнул я, оборачиваясь у самой двери и наблюдая растерянное и огорченное Луисово личико. - Иначе всем в колледже расскажу, что ты меня домогался, чертов педик!
  С этими словами я быстро вышел из туалета и на автомате прошел таким же темпом целые две комнаты. У меня колотилось сердце. Произошедшее оказалось для меня несколько неожиданным. Но, кажется, я все сыграл верно. И вот ведь этот чертов демон! Мог бы меня заранее предупредить! Да и этот поцелуй... это явно было лишним. А что бы он делал, если бы я его не оттолкнул?
  Мимо меня пробегал официант с подносом, и я машинально схватил один бокал. Залпом осушил его. Потом подошел к столику, налил себе еще. Выпил. Меня буквально колотило. Я всегда так реагирую, когда Луис в очередной раз берется доказать, что я - всего лишь его безвольная предсказуемая игрушка. Но в этот раз он даже самого себя превзошел.
  Ко мне подбежала Эмма и сообщила, что я как-то плохо выгляжу. Я выругался и, оставив девушку, так ничего ей не сказав, двинулся к выходу. Из особняка я буквально вылетел, на ходу вызвал такси и быстренько добрался домой. Меня колотило. Моя обычная реакция на подобные выходки Луиса. А еще я был совсем пьян и плохо соображал. И потому, едва добравшись до нашей квартирки, сразу же свалился спать, прямо в гостиной на диванчике, успев снять с себя только верхнюю одежду.
  
  * * *
  
  Утром меня разбудил насыщенный запах кофе. Я открыл глаза, часто заморгал и понял, что не очень хорошо себя чувствую. Мне было просто паршиво! Во-первых, сильно болела голова. Во-вторых, во рту был премерзкий привкус и сильно хотелось пить. Ну а в-третьих, мне снились тяжелые мрачные сны, что-то неприятное, вязкое и гадкое.
  А потом я обнаружил, что лежу на диванчике в гостиной, а рядом со мной как ни в чем не бывало сидит Луис в домашней майке, мирно попивает ароматный кофе и что-то там печатает на своем ноутбуке. Я прищурился и присмотрелся к нему, но Луис уже обнаружил, что я не сплю.
  - Доброе утро, - не поворачиваясь, проговорил он, продолжая печатать.
  Я снова моргнул и приподнялся на диване. В голове еще сильнее кольнуло, и я зажмурился, надеясь, что боль хоть чуть-чуть отступит.
  - А... хотя, пожалуй, для тебя оно не такое уж и доброе, - заметил демон и наконец посмотрел на меня.
  Наверное, выглядел я так же мерзко, как себя чувствовал, потому что он даже присвистнул.
  - Иди-ка в душ, - посоветовал он мне, - помойся и почисть зубы. А пока вот, - он протянул мне стакан воды с чем-то шипящим и пахнущим малиной.
  Я без вопросов выпил эту ароматную воду, оказавшуюся немного кисловатой и имеющей привкус медикаментов. Мне действительно очень сильно хотелось пить. Оставалось надеяться, что там были намешаны только медикаменты, и Луис не подшутил надо мной, добавив к ним что-нибудь из своих адских коктейлей.
  После душа мне стало значительно легче. Холодная вода успокоила головную боль, а зубная паста прогнала мерзкий привкус. Да и выпитая жидкость быстро подействовала. Вернулся в гостиную я уже в более приличном виде.
  А вот Луис выглядел чистым, свежим и отдохнувшим, мне даже стало за себя неудобно. Черт, и почему я вчера так напился!
  Стоило мне подумать об этом, как я вспомнил причину. Поцелуй, этот чертов поцелуй на публику. Сцена, разыгранная перед Джастином.
  - Тебе лучше? - демон поднял на меня глаза, внимательно осматривая. И, очевидно, остался доволен увиденным. - О, вижу, что да. Замечательно. И так уж и быть, я прощу тебе твою слабость и желание развлечься. Ну с кем не бывает, ты же всего лишь человек.
  - Что вчера произошло? - спросил я и сам подивился, как ошеломленно прозвучал мой голос.
  - Ты напился, - пожал плечами Луис, снова возвращаясь к ноутбуку.
  Я присел на диван и взял вторую кружку с кофе, очевидно, предназначенную для меня.
  - Я не об этом. Что за сцену ты вчера в туалете разыграл?
  Луис повернулся ко мне и глаза его засияли. Он даже улыбнулся, озорно, радостно, как ребенок, которому дали новую игрушку.
  - Фриц, ты так хорошо сыграл! Умничка. Вот умеешь же! И самое главное - Джастин купился. Нам осталось совсем немного, я скоро его заполучу! У него весьма податливая психика. Осталось только уверить мальчика в том, что он получит желаемое, а остальное сделают эмоции. В конце-концов, он же художник! Все они должны жить эмоциями.
  - Ты о чем? - я непонимающе на него уставился.
  - О нашем влюбленном мальчике. Ты знал, что он уже давно сохнет по Хитклиффу Бантону?
  Наткнувшись на мой совершенно непонимающий взгляд, Луис раздраженно добавил:
  - Ну да, куда уж тебе о подобном узнать. Джастин влюблен в Хитклиффа, и именно этим я решил воспользоваться. Всегда легче работать, когда у жертвы есть какая-то слабость, на которую можно надавить.
  - Это подло, - отметил я.
  - Зато всегда действует.
  Теперь я уже чувствовал раздражение.
  - А какого черта тебе надо было меня целовать?!
  В ответ на это Луис деловито сложил руки на коленях и посмотрел на меня.
  - Я хотел, чтобы наша жертва увидела во мне своего человека. Того, кто попал в то же положение, что и он. Потому мне нужно было, чтобы ты как можно натуральнее сыграл отвращение и возмущение. И я не стал тебя предупреждать. И оказался прав. Фриц, спасибо, ты отлично сделал то, чего я от тебя ожидал!
  Он улыбался и выглядел по-настоящему довольным. Ну а что, у него ведь было хорошее настроение. А меня мучил вопрос, который я так и не осмелился задать. Что было бы, если б я не оттолкнул его? Но стоило мне подумать об этом, как я смутился и приложил все силы, чтобы забыть об этом вообще и воспринимать произошедшее именно так, как оно и было. Как игру.
  Я молча пил свой кофе, а Луис вернулся к компьютеру. Возможно, он там с кем-то переписывался, я не слишком этим интересовался.
  - Ладно, - махнул я рукой, - что там дальше у тебя по плану? Или снова будешь отмалчиваться и действовать экстремально?
  Он отпил кофе и тепло мне улыбнулся.
  - Фриц, ты обижаешься? Я ведь был в тебе уверен, и ты меня не подвел. В кои-то веки ты оказался полезен! Хоть, правда, я тебе немного помогал, но ты ведь справился, - он фыркнул. - Ну а что будет дальше, ты и так можешь догадаться. Это нетрудно.
  - Ну а все-таки? - я продолжал хмуро на него пялиться.
  Луис тяжело вздохнул и посмотрел на меня взглядом умудренного опытом учителя.
  - Мы с Джастином установили контакт. Я втерся к нему в доверие. Он уже считает меня своим другом. Но самое главное - он увидел во мне родственную душу. Вчера я сделал вид, что напился и признался ему, будто влюблен в тебя. Легенда такова: мы с тобой учились в колледже в другом городе, но потом мне пришлось перевестись. Пока я подыскивал себе колледж, то узнал, что ты тоже переводишься. Сюда. Ну и, конечно, выбрал тот же колледж. При этом я едва ли не с первого взгляда влюбился в тебя. А вчера я немного перебрал и потому меня потянуло на откровенности. Я потому решил действовать решительно. Но ты, как закоренелый натурал, который все время общается с девушками, разумеется, не понял моих гомосексуальных притязаний. И оттолкнул меня, послал подальше, в общем. То есть, я показал Джастину, что у нас с тобой уж точно ничего не может быть, потому что ты этого никогда не допустишь, тебе это противно.
  Я уже начинал потихоньку вникать в суть дела, понимать, что задумал демон, но решил дослушать.
  - Когда мы на основе общего горя сдружимся еще сильнее, я буду потихоньку дразнить его. Хитклифф многое для него значит, я надавлю на это. Ну и дальше что-нибудь придумаем. Ты же будешь мне помогать. Актером неплохим ты быть умеешь.
  - Хорошо, - я только рукой на это махнул, - если ты считаешь, что так у нас все выйдет, то действуй, я помогу тебе.
  - Вот и отлично, - Луис улыбнулся, - а пока наслаждайся жизнью, Фриц! Тебе же нравится быть студентом.
  Против этого я возражать не стал. Потому что это была правда.
  - Значит, ты понял, - сказал он, - пока мне нужно от тебя только одно - играй свою роль, и делай это как можно более натуральней и естественней. Игнорируй меня, а если нам придется сталкиваться, то старайся показать, что тебе противно. Избегай меня. Смотри в мою сторону с отвращением. Ну, не знаю... представь себе, что я - старый уродливый извращенец, и я к тебе приставал. Понял, в чем суть? Если у тебя будут обо мне расспрашивать, придерживайся вежливого нейтралитета, но при этом старайся продемонстрировать, что я тебе неприятен. И да, обязательно общайся с девушками! Можешь даже завести роман с какой-нибудь, это только на пользу пойдет. Только учти, что это все равно ненадолго. Не влюбляйся. Хотя у тебя вроде бы нет с этим проблем. Ты не привязчивый и не сентиментальный. В общем, думаю, ты меня понял.
  Я кивнул. Все было замечательно! Мне предлагали делать как раз то, чего мне хотелось. Значит, можно на какое-то время расслабиться и предоставить все Луису. Он знает, что делает.
  
  3.
  
  Некоторое время мы действительно так жили. И все было замечательно. Так как мы окончательно определились с игрой и ее характером, Луис, дабы не вызывать лишних подозрений, уже на следующей неделе снял мне другую квартиру, где я мог жить как обычный студент. Правда, она была совсем крошечной, но признаю, возможность отдохнуть от этого демона оказалась весьма кстати. Он так часто действовал мне на нервы, что тишина и спокойствие оказались для меня даже несколько неожиданными.
  Погружение в студенческую жизнь оказалось максимально полным. И таким реалистичным. Утром я вставал ровно в семь, быстро съедал бутерброды или наспех сооруженный завтрак, хватал сумку и бежал в колледж. Там у меня уже появились друзья: помимо Эммы, о которой я уже упоминал, были однокурсницы Синтия и Мелани, а также однокурсник Билл, который мне часто помогал. В основном я общался с ними, хоть и старался быть приветливым и добродушным со всеми.
  Лекции я посещал исправно, изучаемый материал был мне интересен. Первую неделю было немного трудновато, но зато ко второй неделе я уже почти окончательно втянулся.
  С Луисом мы виделись редко, только на выходных. То есть, виделись-то мы каждый день, если он не прогуливал (а он прогуливал), но я старательно его избегал, как мне и было сказано. Зато он звонил мне почти каждый вечер и интересовался, как у меня дела. О своих успехах он предпочитал молчать.
  На второй неделе я увидел в колледже Джастина. Он внезапно начал исправно ходить на каждую лекцию, и часто проводил время вместе с Луисом. Иногда я ловил их взгляды, брошенные на меня, и каждый раз отворачивался. Один раз мы втроем столкнулись в коридоре, так я старался вообще не смотреть на Луиса и быстро от него смылся. На следующий день мы также втроем столкнулись в другом кабинете. Луис попробовал обратиться ко мне, задал какой-то пустячный вопрос по поводу учебы. Я ответил, но отрывисто, старательно отводя от него взгляд и стараясь не смотреть ему в глаза.
  - Я неприятен тебе? - тихо, но так, чтобы услышал Джастин, спросил Луис, с опаской и надеждой на меня глядя. - Скажи...
  Я не ответил, просто молча немного отодвинулся от него.
  - Послушай, я тогда много выпил, потому нес какие-то глупости. Прости меня и забудь о случившемся, - он опустил голову, словно обдумывая, что еще мне сказать, - мы ведь все-таки знаем друг друга, верно?
  Он улыбнулся, неловко, смущенно. Странно было наблюдать на его лице такие эмоции. И приходилось догадываться, какой реакции он ждал от меня.
  - Послушай, Луис... мы-то, конечно, знакомы... но я думаю, что друзей тебе лучше выбирать по интересам, - я бросил короткий взгляд на Джастина и поспешил покинуть помещение.
  В тот же вечер мне позвонил Луис.
  - Фриц, ты просто лапушка! - сразу же сообщил он мне.
  Я многозначительно промолчал в трубку, так что ему пришлось продолжать.
  - Я теперь могу приступить к главному. Если все получится, он заключит со мной контракт уже через пару дней!
  - Так быстро? - удивился я. - Что же ты такого умудрился сделать?
  - Многое, - довольным голосом ответил он, - но учти, Фриц, через пару дней нас придется играть роль влюбленной парочки, и ты должен будешь за мной бегать!
  Мне показалось, что я ослышался.
  - Что?
  - Не волнуйся! Все будет в порядке. Ты сумеешь отыграть влюбленного мальчика. Просто смотри на меня так... как обычно смотришь.
  Луис на том конце провода весело рассмеялся, а мне пришлось раздраженно фыркать и ждать, пока он там отсмеется.
  - Ладно, просто смотри на меня и улыбайся, а все остальное сделаю я сам. Такую элементарную роль, я думаю, ты сыграть сумеешь?
  - Сумею... наверное.
  На самом деле он меня так ошарашил этим заявлением, что я просто не знал, что ему еще ответить. Парочку играть нам еще не доводилось, честно признаюсь.
  - Я тоже думаю, что сумеешь. В самом деле, не настолько же ты бесполезен. Если что, я тебе помогу, не волнуйся.
  Я даже представил себе, как именно он может мне в таком случае помочь.
  - Ладно. Ты мне еще что-нибудь объяснишь? - спросил я.
  На что демон снова хохотнул в трубку.
  - А тебе еще что-то надо объяснять?
  - Да, надо! - не выдержал я. - Например, что вообще ты задумал и к чему все это?
  - Я думал, ты умнее, Фриц. Я же тебе уже все буквально по полочкам разложил.
  - Я хочу знать, следует ли ожидать от тебя новых неприятных сюрпризов...
  Но Луис уже положил трубку. Мне оставалось только раздраженно вздохнуть.
  
  На следующий день Эмма заметила, что с Джастином что-то не так.
  - Он изменился, - задумчиво проговорила она, наблюдая, как тот, о ком она говорила, размеренно шагает по коридору, о чем-то оживленно беседуя с Луисом, - во-первых, мало прогуливает, хотя раньше, если бы не его любовничек, был бы уже на грани исключения. А во-вторых, у него появился друг. У него никогда не было друга! А сейчас, посмотри, с них гуляет наш новенький.
  Я согласно кивнул, а потом заметил, как странно на меня посмотрела Эмма.
   - Послушай, - нерешительно проговорила она, - тут кое-какие слухи о вас ходят... ну, о тебе и Луисе этом.
  Я насторожился.
  - Он что, правда к тебе приставал?
  Да, все-таки старания Луиса не прошли даром. Теперь слухи ходили по всему колледжу, кто только не знал о том инциденте.
  - Было такое, - признал я, - он вообще какой-то странный. И не нравится мне.
  - Он красивый, - задумчиво проговорила Эмма, - жалко, что ему нравятся парни. Девушки многое потеряли в его лице! Хотя и Джастин тоже красивый, если на то пошло. Прост неприятный как человек. Думаю, этот Луис такой же, потому они и сдружились. Ты как думаешь?
  Да уж, сплетницей мне быть давно не приходилось.
  - Ну, они оба странные и неприятные, как по мне. И я тут не только о том, что они парней предпочитают. Они сами по себе какие-то скользкие. А этот Луис, он вообще мерзкий человек.
  - Ты так говоришь, потому что он к тебе приставал, - улыбнулась Эмма, - вы, парни, очень остро на такое реагируете. Не то, что мы, девушки.
  - Ну да, возможно, - пришлось согласиться.
  Вообще, в тот день мне пришлось немало на эту тему пообщаться. Похоже, Луис позаботился о том, чтобы о происходящем ходили слухи. Хотя какие там слухи могут быть, учитывая, что все и так было предельно ясно? И зачем эта показушность?
  После очередной пары мы пошли в столовую. Со мной рядом всегда находилась Эмма, мы с ней неплохо поладили. До интрижки так и не дошло, а вот неплохими приятелями мы все же стали. Ну, оно и к лучшему. Эта девушка мне нравилась, но разбивать ей сердце мне не хотелось бы. А ведь нам скоро придется уехать.
  Взяв себе обед, мы присели за один из столиков. А так как народу здесь собралось немало и свободных столов было в обрез, то к нам тут же подсели еще двое ребят. Я их знал, это были Билл и Мелани, оба из нашей группы и с обоими у меня были весьма теплые отношения. Они были самыми обычными, ничем не выделяющимися из толпы студентами, дружелюбными, веселыми. И очень приятными, мне они нравились. Мы, разумеется, разговорились, все вчетвером.
  А потом в зал вошли Луис, Джастин и еще один молодой человек, мне незнакомый. Они тоже взяли себе по обеду и уселись все вместе за один столик. Краем глаза я начал наблюдать за ними, благо, наши столики находились рядом. Я пытался хотя бы понять, кто этот третий парень с ними. Я, конечно, знал в колледже далеко не всех, но этого парня я бы точно запомнил. Он был... готом, что ли? Так ведь называется это молодежное течение, субкультура? Длинные, ниже плечей, черные (и явно крашеные) волосы, бледная кожа, вытянутое худое лицо. И характерная одежда: черная шелковая рубашка, черные же джинсы, на запястьях - металлические браслеты с черепами, на шее - сразу несколько каких-то амулетов, среди которых я разглядел сразу две пентаграммы. Такие часто носили во всевозможных оккультных сектах.
  Мне стало интересно, зачем же такое чучело понадобилось Луису.
  Демон, кстати, вел себя весьма заинтересованно по отношению к парню-сектанту. Тот что-то рассказывал, загадочно улыбаясь время от времени, а Луис его слушал, и на его лице был написан самый живой интерес. Он согласно кивал, задавал какие-то вопросы. Джастин же, похоже, слушал с недоверием, бросая скептические взгляды то на одного, то на другого. Хотя какой-то робкий, неуверенный интерес у него имелся, иначе он отнесся бы к парню с юмором, но этого не было.
  - Ты бросаешь такие беспалевные взгляды на них, - хихикнула Эмма.
  Я не сразу понял, что она обращается ко мне - так увлекся наблюдением за чужим столиком. А когда осознал это, уже все трое с улыбкой на меня смотрели.
  - Да-да, - поддержала ее Мелани, - там же сидит этот... Луис, рыженький такой.
  - Он не рыженький, - поправил я машинально, - у него же красные волосы без рыжего оттенка...
  Все трое переглянулись и заулыбались.
  - О, так ты уже повнимательней к нему присматриваешься, отмечаешь цвет его волос? - поддела меня Эмма.
  - Что за бред! - возмутился я. - Меня этот псих раздражает. Вообще, он педик! А мне девушки нравятся. Но он приставал ко мне, само собой, я отметил, какого цвета его волосы.
  Девушки ничего не ответили. А вот Билл задумчиво проговорил:
  - Джастин раньше был очень неприятным и скользким типом. Никого не слушал, у него и друзей толком не было, он всех отталкивал своим высокомерием и эгоцентризмом. Но в последнее время он стал печальным, меланхоличным, пока вообще не перестал ходить на занятия. И вот появился этот самый Луис. Джастин даже начал нормально на занятия ходить. Что с ним такое, интересно? Депрессия прошла?
  - Может... - Эмма понизила голос до шепота, - может, Джастин и этот самый Луис - парочка?
  Меня передернуло. А высказанная Биллом мысль показалась мне какой-то особенно мерзкой, гадкой. Странное, неприятное чувство. Я бросил резкий взгляд за соседний столик. Там черноволосый гот по-прежнему увлеченно что-то рассказывал, а двое парней его слушали. Луис кивал и время от времени бросал короткие взгляды на Джастина, словно убеждаясь, что тот тоже слушает.
  А что, если с целью убедить этого парня, Луис решил его соблазнить? Он, конечно, уже проделывал такое... но сейчас мне почему-то было неприятно. Может быть, потому, что я сам не сразу догадался. Меня просто раздражала его скрытность, вот и все! Здесь нет ничего удивительного.
  - Кто его знает, - ответила Лиза, тоже перейдя на шепот, - но этот Луис ведь вроде бы неровно дышит к нашему Фридриху.
  - Да кто их, педиков, знает, - раздраженно бросил Билл, уже даже не особо заботясь о том, что его услышат.
  А его услышали. Один демон с очень хорошим слухом. Он весьма выразительно посмотрел в сторону нашего столика. А когда наши взгляды встретились, едва заметно улыбнулся одними уголками губ и подмигнул мне. Я с тяжелым вздохом опустил голову.
  - А кто этот тип, что с ними сидит? - спросила Эмма.
  Я тут же поднял голову, ведь этот же вопрос и меня тоже волновал.
  - Кто знает, - пожал плечами Билл, - какой-то фанатик-сектант, судя по его виду.
  - Я его видела где-то, - проговорила Лиза, - да, точно! Этот парень пытался какую-то чушь рассказывать моим друзьям, но они его отшили. И правильно сделали! Он не просто сектант, он сатанист. Смотрите, впаривает им какую-то фигню, определенно пытается обратить в свою веру. Они все такие...
  - Сатанист, да? - я снова посмотрел на соседний столик.
  Ирония судьбы ведь. Сатанист пытается обратить в свою веру демона, который и так время от времени возвращается в ад и служит его властителю, то есть, Сатане. Глупо как-то, но вполне в духе Луиса, ему ведь так нравится издеваться над глупыми людьми.
  Хотя, должно быть, тут не все так просто. Луис редко делает что-то просто так. Наверняка это тоже как-то связано с его планами.
  - А, ну его. Они все там за этим столиком шизанутые, - махнул рукой Билл, и я мысленно с ним согласился.
  Я постарался сосредоточиться на своем обеде, но тут снова заговорила Лиза.
  - Слушайте, а вы слышали последние новости? На следующих выходных некоторые из наших студентов хотят поехать на пикник за город. Изначально собирались ехать только Джессика и Анна, с нашей и параллельной группы, но с ними уже набралась приличная компания. Давайте тоже поедем?
  - На пикник за город? А куда именно и почему такой большой толпой-то? - задала вполне резонный вопрос Эмма.
  - Ну, помните пати в доме Хитклиффа? Классно же было? Кто-то захотел опять все вместе собраться, вот и едем. Человек десять уже будет точно, а до выходных, думаю, еще столько же примерно соберется. И да, пикник с ночевкой! Ребята уже договариваются о том, чтобы снять домик в пригороде. Это ж какая грандиозная пьянка будет!
  - Я еду! - тут же с задором проговорила Эмма. - Это же круто! Надо будет поговорить с Джессикой!
  - Ээх, алкоголичка! - захихикала Лиза. - Я знала, чем тебя заманить.
  - А меня можно заманить разве только игрой в гольф, - сказал Билл, - но вряд ли кто-то еще захочет, да и домик с полем для гольфа дороже обойдется.
  - Нудятина! - Лиза шутливо пихнула его в плечо. - Нам и без гольфа будет весело. Более того, нам не до него будет.
  Все трое весело засмеялись, подначивая друг друга и подшучивая. Когда Эмма и меня толкнула в плечо:
  - Эй, а ты у нас как, поедешь, нет?
  - На пикник? - я задумался.
  Конечно, я не против, я был бы даже за. Мне нравилось здесь, я симпатизировал этим людям, мне хотелось побыть с ними подольше, развлечься на природе, посмеяться, пошутить, словно я такой же, как и они, только-только вступивший во взрослую жизнь и тоже радующийся собственной свободе. Но я-то свободен не был. И даже решение принять не мог сам. Если Луис скажет ехать - я поеду. Если запретит - я не имею права ослушаться. Потому пришлось подавить горький вздох и ответить:
  - Посмотрим. Скоро контрольные, и я хотел позаниматься, с некоторыми предметами у меня до сих пор туго. И как раз следующие выходные я думал заняться подготовкой, потому не знаю, успею ли все выучить заранее. Но, в любом случае, я был бы очень рад! - честно признался я.
  - Я помогу тебе позаниматься, если что-то не поймешь, - улыбнулась Эмма.
  Надо же, а они не отстали от меня до тех пор, пока я не пообещал им, что постараюсь изо всех сил, чтобы у меня получилось поехать с ними. Меня приятно грела мысль о том, что им хотелось бы видеть и меня на пикнике. Нет, не так. Мне было приятно осознавать, что даже постоянное нахождение рядом с таким демоном, как Луис, не превратило меня в неприятного, мерзкого и мелочного человека. Ведь я постоянно наблюдал за тем, что он творит с другими людьми. Сам же я, хоть и продал ему душу, все равно оставался человеком. Может быть, уже и не полноценным, так как во мне многое за прошедшее время изменилось, но все-таки мои желания, мои мысли были вполне человеческими. Как и мои чувства.
  
  Этот день был пятницей. На выходные я переселился к Луису. Он сам настоял на этом, утверждая, что его дом слишком просторный, что ему пустовать. Кроме того, демону, похоже, было скучно. Ну а если ему скучно, он начинает развлекаться, и горе тем, кто рядом с ним в такой момент окажется.
  Спорить я не стал, мне не очень хотелось, чтобы он снова мне приказывал, ведь от прямого приказа я не могу отказаться. Это также оговаривалось в нашем контракте - я должен беспрекословно выполнять все его приказы. Ну что ж... раз подписал, то что поделаешь.
  Уже субботним утром, когда мы завтракали на кухне, я начал донимать его вопросами.
  - Как у тебя с Джастином дела? Все в порядке, все идет по плану? Расскажи мне, на какой ты стадии сейчас, - попросил я.
  У Луиса снова было неплохое настроение, и он с удовольствием уплетал яичницу с сыром и беконом, которую я поджарил.
  - Я на стадии, когда все зависит от мелочей, - усмехнулся он.
  - А поподробней?
  - Любопытный какой. Ну хорошо, от тебя ведь не отделаешься, если пристанешь. Мы с Джастином подружились, я стал для него кем-то вроде старшего брата с такими же, как у него, проблемами. И я потихоньку подталкиваю его к мысли, что ему необходимо признаться Хитклиффу.
  Я удивленно поднял голову.
  - Это еще зачем?
  - Ну как же, неужели не понял? - раздраженно спросил демон. - Хит у нас хороший мальчик из богатой семьи, у него блестящее будущее, он милый и дружелюбный. Но он абсолютно гетеросекуален. Мысли о том, чтобы начать встречаться с парнем, покажется ему абсолютно бредовой и неприемлемой.
  - Ты-то откуда знаешь?
  - Успел пообщаться с ним. Совсем немного, буквально парой слов обмолвился, еще тогда, на той вечеринке. Но и этого мне хватило, чтобы сделать выводы.
  Я молча отправил в рот кусок яичницы. Да, что спорить, демон работал очень хорошо. Я все еще не понимал, зачем я ему вообще нужен. Для массовки? Он всегда отшучивался, когда я задавал ему этот вопрос.
  - Молодец.
  А что я еще мог сказать?
  - Само собой. Так вот, Хит обязательно его пошлет, вот прямо как ты меня, возможно, если повезет, то у всех на глазах. Правда, для этого придется довести беднягу Джастина едва ли не нервного срыва, но он мальчик творческий и к тому же очень эмоциональный, за время учебы у него уже два нервных рыва случалось. А когда он отчается, приду я с предложением контракта.
  Все так просто? Неужели никаких заковырок? Я был удивлен.
  - А ты уверен, что отчаяние его будет настолько сильным? Может быть, душа окажется для него дороже, чем Хитклифф.
  - Для этого мне и нужен был ты, - улыбнулся Луис, - я на своем примере покажу ему, что он теряет. Мы с тобой станем счастливой влюбленной парой, а ведь ты тоже играл стопроцентного гетеросексуала.
  - Вот как. Тогда скажи, как ты объяснишь ему тот факт, что ты - демон? Тебе придется признаться, что ты его изначально обманул. А это вряд ли поспособствует возникновению доверия с его стороны.
  Луис снова заулыбался.
  - Ты ведь вчера заметил того сатаниста, который сидел с нами за столиком в столовой? Он нам поможет. Он так вовремя мне под руку попался!
  - Так вот, зачем он тебе...
  - Конечно! - весело ответил он. - Кстати, я заметил, как ты вчера на него пялился. Такие удивленные глазки...
  - Где ты его вообще откопал? - проворчал я.
  Демон заулыбался еще шире.
  - Колледж искусства - это, должен признать, место очень богатое на максималистски настроенную молодежь с самыми радикальными взглядами. Или просто скандальными, зачастую даже глупыми... тот парень, который с нами сидел в столовой, состоит в какой-то там местной оккультной секте. Они всерьез верят в то, что служат Сатане! И при этом они еще занимаются мистикой.
  - Успешно?
  - Да как сказать... большинство того, что он вчера мне наговорил - чистой воды бред, но вот и достойные внимания мысли у него есть. И кое-чего они уже добились. Этот парень, кстати, практикующий черный маг. Он уже даже вызывал духа, и тот явился, а ведь это трудный ритуал.
  - Ого! - удивился я. - Так он не просто клоун.
  - Нет. И самое удачное, - глаза демона азартно и восторженно заблестели, - он вчера упомянул, что на днях их команда собирается вызвать демона.
  - О... - я даже не нашелся, что ответить.
  - И все это он говорил в присутствии Джастина, какая удача! Я не зря пригласил к нам этого парнишку.
  - Но вызов демона.... - не сдержался я.
  - Кстати, если он сумел вызвать духа, то вполне возможно, что и демона он сумеет вызвать. Но, конечно же, не моего ранга, кого-нибудь из нижнего эфира. Если он сумеет контролировать того, кто придет на зов, то может даже получить какую-нибудь награду за свою смелость и силу. Ну а если нет, а так бывает в большинстве случаев, то демон просто обведет его вокруг пальца и обманет, а то еще и проникнет в его тело и станет паразитировать...
  - А демона твоего уровня вызвать можно? - мне стало интересно.
  - Можно, - неохотно признал Луис, - только для этого нужна колоссальная сила. Я не уверен, что сейчас на земле есть кто-то, способный такое сотворить.
  - Круто.
  - А то! Демоны моего уровня вообще существуют в ограниченном количестве, не могут же они прибегать на зов каждой шавки, возомнившей себя великим магом?
  Вот этой темы мы касались крайне редко. Демоны его уровня. Я знал о них совсем мало, лишь то, что Луис бросал, заговорившись. На прямые вопросы он никогда не отвечал, ссылаясь на то, что мне подобная информация ни к чему.
  - Ты очень высоко ценишь демонов, - заметил я, - вернее, их важность и силу. А вот людей ты не ценишь совсем. Неужели дело только в том, что у людей нет той силы, которая есть у демонов?
  Похоже, я испортил ему аппетит своими расспросами - он положил вилку рядом с тарелкой и тоскливо на меня уставился.
  - Люди тоже очень важны. Их души. Они ведь бесценны! В них столько энергии, каждая душа - это просто сокровище. Если бы это было не так, стал бы я так из-за каждой души париться?
  Вообще-то я имел в виду несколько другое, но раз уж демон заговорил на эту тему, я решил ее продолжить.
  - А для чего вам нужны души? Ну, то есть, что вы с ними делаете?
  - Количество душ, которым владеет демон, обозначает его силу и власть. Чем больше людей ему удалось заманить в свои сети, тем больше в его когтях душ и тем более высокой мощью он обладает. Самые сильные демоны имеют целые заповедники! И они очень, очень сильны.
  - Но от кого зависит эта самая сила?
  - Как это - от кого? От самих демонов, от кого же еще! От их хитрости, коварства, умения завлечь и подчинить.
  - Но я тогда вообще ничего не понимаю, - я нахмурился, - если вам дают указания, на какую душу следует охотиться, то как количество душ может зависеть от самого демона?
  Луис как-то сразу помрачнел и сник, его глаза потухли. Я понял, что задел запретную тему, и ему об этом говорить не хочется. На мгновение я даже пожалел, что вообще спросил.
  На самом деле я только раз в своей жизни встречал другого демона. И то, это почти случайно вышло, я с ним и не общался толком. Кроме того, это было давно - всего через несколько месяцев после того, как я заключил контракт. Впечатления от той встречи у меня остались не очень приятные. Если все демоны такие... хотя о чем я это? Я, конечно, привык к Луису, но и он далеко не подарок.
  - Это не твое дело уже, Фриц, - довольно прохладно ответил он, - ты пытаешься пробраться в такие сферы, где тебе точно ничего не понять. Потому сбавь обороты и прекрати выпытывать.
  Я слегка смутился его прямоте. Он, конечно, прав, но... черт возьми, как же мне хотелось просто ЗНАТЬ! Понимать, во что же я теперь ввязан. А информацию мне приходилось буквально по крупицам собирать.
  Луис тем временем поднялся из-за стола и начал собирать посуду.
  - А яичница, между прочем, была совершенно пресной. Учись лучше готовить! - бросил он, направляясь с посудой к мойке.
  Он лгал. Я неплохо готовлю, но Луису, похоже, хотелось просто отвлечь мое внимание на что-то другое.
  - Почему ты мне никогда не рассказываешь ничего важного? - спросил я. - Не мое дело? Неправда, я ведь замешан во все это. Я с тобой контракт заключил!
  - И что? - он обернулся и насмешливо на меня посмотрел. - Я же не объясняю каждому, у кого выторговываю душонку, устройство мира, особенности своего положения в иерархии демонов, а также всего того, что, по твоему мнению, человеку необходимо знать. Я же говорил, для меня люди - расходный материал, не больше, не меньше.
  - Но... - от его слов внезапно стало неожиданно больно, - они-то узнают правду за несколько мгновений до смерти, а я - твой помощник, я уже очень давно знаю, кто ты такой. Объяснить кое-что мне ты можешь ведь...
  - Зачем? Чтобы ты начал задавать мне еще больше вопросов?
  Я не ответил. Я уже начинал злиться на него. Почему он ведет себя так, что с каждым днем причин ненавидеть его становится больше и больше?
  - Ты ведь тоже всего лишь человек, Фриц, - добавил он, - моя пешка, моя игрушка. Так что веди себя соответственно.
  Чертов бессердечный демон! Это было все, о чем я сейчас способен был думать. А Луис только хмыкнул, и лицо его приняло совершенно безразличное выражение.
  В такие моменты, когда злость и ярость уже наполовину угасали, у меня возникало крайне гадкое чувство. На пепле затихщих негативных эмоций пробуждалось тупое, ноющее отчаяние. Мне и правда никуда не деться. И я правда никто. И по сравнению с Луисом, и для Луиса. То, что он являлся демоном, как раз способствовало и первому, и второму. И это никогда не изменится.
  - Ты на пикник съездить хочешь?
  Я настолько ушел в свои мысли, что не сразу даже понял, о чем он.
  - Пикник, Фриц, ты что, заснул?
  Ах, ну да. Их столик ведь находился так близко. А слух у демонов намного острее, чем у людей. Само собой, он слышал часть нашей болтовни с ребятами.
  - Ты прекрасно знаешь, что я поеду, только если ты мне прикажешь, - устало проговорил я.
  - Но сам-то ты хочешь?
  Я равнодушно пожал плечами.
  Луис к тому времени закончил с мытьем посуды, убрал тарелки и столовые приборы по полкам и теперь кипятил в чайнике воду для своего любимого кофе.
  - Мы поедем, Фриц, - заговорил он воодушевленно, - более того, если все получится, как я задумал, на пикнике все и решится. Ну, или сразу же после него. Я хочу подбить Джастина признаться нашему хорошему мальчику или до мероприятия, или уже непосредственно во время его. Тогда нам осталось около полторы недели здесь оставаться!
  - Если только ты правильно все рассчитал.
  - Да, - он засыпал зерна в кофемолку, - но я не думаю, что просчитался. Это же я, неужели ты во мне сомневаешься?
  Я снова пожал плечами. Демон наконец заметил, в каком я настроении. Соизволил заметить. Он посмотрел на меня долгим, изучающим взглядом. А потом вздохнул.
  - Когда ты обижаешься, ты похож на малолетнюю дуру, которая пытается доказать остальным, что она тонкая и нежная натура, а потому ее нужно беречь и ценить. И да, ты не ответил. На пикник ты хочешь?
  Я в третий раз пожал плечами. Но на этот раз все-таки удосужил его ответом:
  - Раз уж ты сказал, что у тебя большие планы на этот пикник, то, думаю, можно не отвечать. Или мое присутствие там необязательно?
  - Еще и как обязательно. Ты же будешь моим парнем, не забыл?
  - Угу. Значит, едем.
  - Едем, мой сладкий.
  Опять он флиртует. Нет, скорее, издевается, это ведь несерьезно.
  Мои плечи как-то сами по себе поникли. Я правда устал. Господи, знал бы кто, как я ненавидел этого чертова демона. Как мечтал освободиться от него. Я понимал, что этого никогда не случится, но я мечтал. Нет, правильнее будет сказать - предавался мечтам, фантазировал. Каким бы я стал, если бы в моей жизни не появился он? То есть, если бы в моей жизни вообще никак не были бы замешаны демоны? Чем бы я занимался, кого любил, что бы мне нравилось, а что раздражало? Мне никогда не узнать этого. Я теперь даже не человек. Так, вещь, приложение к этой красивой и неотразимой нечисти. А он методично изживал, уничтожал во мне все человеческое, ломал, издевался, показывал, насколько я жалок. А я все равно находился рядом с ним, потому что принадлежал ему. У меня не было выбора.
  - Эй, Фриц, - голос Луиса прозвучал как-то подозрительно мягко, и я поднял голову. Демон стоял у стола с какой-то излишне серьезной и задумчивой миной на лице.
  - Что? - я уже заранее ожидал подвох.
  Луис взял со столика две кружки с уже приготовленным кофе, поставил одну возле себя, а вторую придвинул ко мне. Я не был фанатом кофе, но демон приучил меня к этому напитку, потому что сам очень любил его, при этом пил самые изысканные сорта. Я же любил не столько сам напиток, сколько его аромат. Он казался мне таим уютным, теплым, домашним.
  - Я обещаю, что расскажу тебе все необходимое, если в этом возникнет надобность, - тепло проговорил Луис, и я удивленно поднял голову, гадая, что это на него нашло. Демон неспешно пробовал горячий кофе.
  - Ты о чем?
  - Тебе не нужна информация о том, что же происходит в мире демонов, Фриц. Пока не нужна. Мы же ею не пользуемся в нашей работе. Но если случится что-то, и наши действия как-то коснутся этого... - голос его почему-то стал заметно слабее, - то я обязательно расскажу тебе все необходимое. Но поверь, без этих знаний тебе будет намного проще.
  Его голос сейчас казался таким же теплым, как чашка кофе, которую я держал в руках. Я знал, что это всего лишь уловка, иначе и быть не могло, но... зачем он опустился до объяснений с таким, как я? Сам же пять минут назад назвал меня своей пешкой.
  Я задал ему этот вопрос, не особо надеясь, что он ответит. Но я ошибся.
  - Фриц, я не раз тебе уже повторял, что ты - самое близкое мне существо. Не только потому, что проводишь со мной столько времени и принадлежишь мне, - он мило заулыбался. И хоть я редко, видя его улыбку, не подозреваю в это время как-то подвох, я не мог не купиться на то, какой она была теплой, - и я ведь ни разу не причинял тебе зла. Настоящего, преднамеренного, болезненного. Я меняю тебя, подстраиваю под себя, а ты все равно упрямишься и остаешься таким, какой ты есть. Потому у нас постоянно возникают споры и недопонимания. Я хорошо тебя знаю, но все равно не уверен, что правильно тебя понимаю. Для моего слуги ты слишком сам по себе. При этом ты ведь меня не ненавидишь. Может быть, думаешь, что ненавидишь, но ты никогда не пойдешь против меня. Я знаю это.
  И что он хочет этой трогательной речью добиться? Я с подозрением на него смотрел, стараясь понять, что же на самом деле отражается на его лице. Но оно хоть и было крайне эмоциональным, я прекрасно знал, что эмоции он и сам может отыгрывать.
  - Исходя из всего сказанного мной, - продолжил он, - а также из ситуации, в которой мы находимся, из моих поступков по отношению к тебе, думаю, ты и сам в состоянии сделать должный вывод. Не так ли?
  Вот это точно было в его характере. Говорить полунамеками, неопределенностями, фразами, которым можно было дать двоякое толкование. А в конце предложить мне сделать из сказанного им вывод.
  Я опустил голову, решив ничего не отвечать. Лучше выпью кофе.
  Но и тут меня ждал сюрприз. Пенкой, которая плавала на поверхности кофе, Луис нарисовал сердечко. Я поднял голову и посмотрел на демона, а он... взял и показал мне язык, весело и совершенно беззлобно рассмеявшись.
  Ну вот как к такому относиться?! Как же он меня бесил! А больше всего меня бесил тот факт, что я испытывал к этому демону сразу два противоречащих друг другу чувств. Это же было так глупо!
  
  4.
  
  Все то, о чем говорил мне Луис, я, разумеется, хорошо запомнил. Но я совершенно не подумал о том, как же трудно окажется строить из себя влюбленного. Особенно влюбленного в парня, которого я уже прилюдно отшил. Ведь здесь у меня уже появились... нет, пусть и не друзья, но люди, которые мне нравились, с которыми я постоянно общался и которых мне не хотелось бы обманывать и разочаровывать.
  О том, что в этот день я должен резко поменять свое отношение к Луису, я узнал только утром перед колледжем. Демон просто позвонил мне и быстренько дал указания, как действовать. Я только согласно кивал, чувствуя себя, однако, полным придурком. Я должен был, наверное, радоваться, ведь все шло к финальной прямой, если верить расчетам Луиса, а мне было как-то тоскливо. Светлые теплые деньки в колледже в роли беспечного студента подходили к концу, теперь мне снова придется стать тем, кем я и являлся - помощником демона.
  На первой паре я его еще игнорировал. Правда, бросал на него взгляды чаще, чем обычно. Разумеется, мое окружение это заметило. Когда ко мне стал обращаться с расспросами Билл, а потом попробовала пошутить и Эмма, я отмалчивался и опускал голову. Все, как мне говорил Луис. А потом, на втором перерыве, когда наши одногруппники направились в столовую, я подступил к Луису, который как раз шел по коридору вместе с Джастином, и... да, я поцеловал его. На виду у всех. Просто так взял за руку, остановил и поцеловал. Точь-в-точь так, как он и говорил мне.
  Поцелуй я, конечно же, симулировал, я просто прижался губами к его губам, но Луис быстро перехватил инициативу. Мне на затылок легла его ладонь, а потом он протолкнул мне в рот свой язык, притянул к себе за талию... уверенно, ничуть не мешкая, и при этом томно, так, что по телу прокатила совершенно неуместная сейчас волна чувственности... вот без этого уже можно было обойтись. Мы могли бы и просто видимость создать, но Луис решил играть по-серьезному. Ну а я... а что я? Я подыгрывал ему, что же мне оставалось. Приобнял его в ответ, чувствуя одновременно, как он усиливает напор. Я уже начал паниковать, осознавая, что мое тело реагирует на это весьма активно.
  Но тут все и закончилось. Луис быстро отстранился и заглянул мне в глаза. Его пальцы ласково пробежались по моей щеке.
  - Ну и что это было? - достаточно громко, чтобы его услышали прохожие, спросил он. Голос его казался таким нежным и искренним, что по коже пробежали мурашки. Его звучание напоминало теплый бархат или вязкий растаявший шоколад: что-то очень приятное и изысканное. Да, я ведь уже не раз говорил, что он очень умело играет своим голосом.
  - Прости, - ответил я, отчаянно вспоминая его рекомендации по телефону, - наверное, я это зря... но ты ведь тоже тогда меня поцеловал!
  Вот сейчас его лицо казалось таким человечным, полным самых искренних переживаний и вполне понятных эмоций, что от его демонической сущности, казалось, не осталось и следа.
  - Ты же тогда оттолкнул меня, - снова нежный, теплый тон.
  - Да... прости меня за это. Все произошло так быстро, что мне не сразу удалось понять себя. Я сожалею о том, что сделал! И я подумал... может быть, если ты не против, нам стоит попробовать... встречаться?
  Я запинался, мой голос дрожал - я играл довольно неплохо, я сам это понимал. За все это время, которое я служил демону, какую роль мне только не приходилось играть! Потому актерское мастерство я освоил. Сейчас пока было нетрудно. Хуже станет, когда придется объясняться с друзьями.
  Он взял меня за обе руки и улыбнулся.
  - Ты хочешь встречаться со мной? Я правильно понял?
  На секунду я замер, словно в нерешительности, а потом неуверенно кивнул. Не стоит ведь переигрывать. Наверное, я должен сомневаться. В любом случае, буду импровизировать, благо, в деталях мою роль мы не обсуждали.
  - Я подумал, что, может быть, нам стоит попробовать. Ты же тоже не против?
  Луис улыбнулся еще шире, а потом внезапно рассмеялся. Резко, весло, задорно. Я удивленно на него смотрел, не зная, как на это реагировать. А он уже отпустил мои руки и повернулся к Джастину. Такой довольный, радостный. И казалось, что он до сих пор не может поверить в то, что происходит.
  - Ты слышал? - уже намного тише спросил он у совершенно ошарашенного друга. - Слышал это? Нет! Ты ВИДЕЛ это?!
  Он развернулся ко мне. Его глаза горели самым настоящим восторгом и радостью, он схватил меня за плечи и крепко к себе прижал. Одно очень сильное и быстрое объятие, затем он резко меня отстранил и заглянул мне в лицо.
  - Фридрих, я же не сплю, да? - проговорил он, нежно и заворожено улыбаясь.
  Я не нашел ничего лучше, кроме как покачать головой.
  Луис снова рассмеялся, на этот раз тише, радостнее, уже без тени недоверия. Так смеются дети, когда им покупают долгожданную игрушку. Потом он схватил меня за руку и потащил куда-то по коридору. На полпути обернулся и помахал рукой Джастину, который огромными недоверчивыми глазами за нами наблюдал.
  - Извини, я, наверное, уже не вернусь. Мы не вернемся! Ну, нам надо поговорить, отношения выяснить и все такое... завтра встретимся на парах!
  И он со все той же широкой улыбкой на губах, едва ли не вприпрыжку вместе со мной под рукой вылетел из колледжа. Думаю, излишне говорить, что на нас пялились почти все, кто попадался на пути.
  Уже на улице я попытался выдернуть свою руку, но он не позволил.
  - Джастин же наверняка следит за нами из окна, - сказал демон, - потому играем до конца, чтобы было реалистично и не породило в его голове подозрений.
  Меня это удивило.
  - С чего ты взял, что он станет за нами следить?
  - Он часто так делает, - пожал плечами Луис, - например, за Хитом в окно наблюдает. Да, он привык просто наблюдать. Потому, думаю, ему уже хочется действовать. Эх, мальчик, - он улыбнулся, - потерпи, скоро твои мучения закончатся!
  И он снова расхохотался, на этот раз злорадно, в духе классического злодея.
  Я же промолчал. На душе снова стало как-то совсем грустно. И, кажется, мой спутник это заметил. Он резко прекратил смеяться и внимательно посмотрел мне в лицо, едва заметно нахмурившись. А потом хмыкнул.
  - Пойдем-ка в ближайшее кафе зайдем? Отметим наше очередное продвижение вперед большим шоколадным мороженным? - предложил он воодушевленно.
  Мне не хотелось сладкого, но я все же согласился.
  Луис заказал себе мороженное, съел его, потом заказал еще - на этот раз двойную порцию, аргументируя это тем, что у него очень хорошее настроение. Я же просто сидел и колупал ложечкой свою подтаявшую порцию сладкого. Есть ее не было ни аппетита, ни настроения. Ну а потом произошло следующее.
  В кафе зашли Эмма с Биллом и Синтией. Они о чем-то переговаривались, смеялись, жестикулировали... пока не заметили, что мы тоже здесь расположились. Все трое сразу умолкли и напряженно уставились на нас.
  Я перевел взгляд на Луиса и заметил, что он улыбается. Такой ехидной, неприятной улыбкой. И тогда я понял. Ну конечно! Вот зачем но сюда нас привел. Он знал, что мы с ребятами часто сюда приходим перекусить и посплетничать после занятий. Потому и потянул меня в это кафе. Все-таки я должен был объясниться по поводу своего поведения с теми, кого уже начал считать друзьями. Луису, очевидно, захотелось проконтролировать то, что я стану им говорить.
  - Привет, вы же наши одногруппники! - помахал им рукой демон. - Идите к нам за столик! Тут полно мест.
  Все трое выглядели очень нерешительно. Синтия с Биллом обменялись взглядами. Парень явно сомневался и, будь его воля, свалил бы из этого кафе. Синтия же просто казалась растерянной.
  Эмма первая решилась. Она молча прошла к нам и села за столик, а ее друзья, еще мгновение помедлив, последовали ее примеру.
  Всем, похоже, было неудобно, кроме Луиса, разумеется. Он улыбался, бросал на меня пылкие, а на ребят - насмешливые взгляды, и с удовольствием поедал свою двойную порцию мороженного.
  - Привет, - проговорила наконец Эмма.
  После нее запоздало поздоровались и остальные студенты, а я только кивал головой, опасаясь, что меня выдаст голос.
  К нам подошла официантка, и пока мои товарищи делали заказ, я бросил на демона рассерженный взгляд. Луис умиленно улыбнулся в ответ.
  - Похоже, твои товарищи чувствуют себя весьма неловко, - проговорил он, когда официантка наконец ушла, - наверное, их чрезмерно терзает любопытство. И ты в этом виноват, Фридрих.
  Все четверо теперь смотрели на меня, и я снова ощутил волну бешенства, направленную на Луиса. Вот сволочь же!
  - Вы удивлены тем, что я так внезапно изменил свое решение, - проговорил я, обводя взглядом своих одногруппников.
  Они ничего не ответили, но я заметил, как Эмма в напряжении прикусила нижнюю губу, а Билл едва заметно сдвинул брови.
  - Ну, это произошло так внезапно, что я и сам не понял, что это было, - я попытался улыбнуться, но улыбка вышла кривой, - просто ураган чувств, эмоций, я не знаю, как объяснить...
  - Ты влюбился, - Луис тщательно облизывал ложечку из-под мороженного, - в меня.
  - Да, пожалуй, это можно так назвать.
  - Сошел по мне с ума всего за один вечер.
  - Похоже на это...
  - Жить без меня больше не сможешь.
  "Сволочь! - я сжал кулаки под столом, но тут же заставил себя успокоиться и продолжать довольно улыбаться.
  - В общем, мы теперь встречаемся.
  Я опустил голову, продолжая краем глаз наблюдать за своими одногруппниками. Черт возьми, мне было стыдно. Они ведь знали меня как совершенно другого человека, с другими принципами, взглядами, интересами. Больше всего мне хотелось провалиться сквозь землю, но я вынужден был сидеть и объясняться с ними, при этом выслушивая едкие замечания и подковырки демона.
  - Ну... поздравляю, - проговорила наконец Эмма.
  Таким же тоном она могла сказать "соболезную!" на похоронах - и разницы не было бы.
  Я робко поднял на нее глаза.
  - Спасибо.
  Синтия все время молчала, а Билл явно чувствовал себя не в своей тарелке. Он даже ничего не съел за то время, пока мы сидели в кафе. Эмма же казалась совершенно отстраненной. Она задавала ничего не значащие вопросы, отделывалась общими фразами. Я видел, что она разочарована. Еще озадачена, опечалена, но больше разочарована. Я ничего не мог поделать и ничего не мог изменить - так хотел Луис.
  Ребята ушли очень быстро, отчасти потому, что над ними постоянно подтрунивал демон. Он едва не разозлил Билла, которому выдал парочку компрометирующих фраз, на которые парень уже готов был разразиться возмущенной тирадой (или, может, попытаться затеять драку - кто знает), но девушки вовремя распрощались с нами и ушли, уведя с собой своего друга. А я сидел и молча ковырял свое мороженное. Только когда студенты покинули кафе, я устало посмотрел на Луиса.
  - Доволен?
  Он улыбнулся.
  - Вполне. Уверен, эти ребята оценили, какая мы прекрасная колоритная пара.
  - Они меня теперь ненавидят.
  - Ненавидят? Ты так думаешь? Не льсти себе. Чтобы испытывать к тебе столь сильные чувства, они должны были бы сначала получше узнать тебя. А так ты был просто их мимолетным знакомым.
  - Это можно было бы сделать и менее грубо.
  - Да какая разница? Я неплохо развлекся, наблюдая, как этот белобрысый вот-вот на меня набросится. Отличное лекарство от скуки!
  Я тяжело вздохнул. Наверное, я никогда не привыкну к тому, что для него люди - это всего лишь любимое развлечение плюс ценное сырье - души.
  - Эмма была моим другом, - заметил я.
  - С которым тебе и так пришлось бы распрощаться в ближайшее время.
  - Но не так же!
  Я видел, что он и сейчас забавляется, наблюдая за моей реакцией. Возможно, даже специально провоцирует. Тогда я решил спросить прямо:
  - Луис, зачем? Я бы и так им все объяснил. Я придумал бы какую-нибудь историю, и не пришлось бы выставлять себя идиотом. Тогда зачем же?
  Демон вздохнул и извиняющее улыбнулся.
  - Фриц, тебе же самому будет лучше именно так. Ты полностью обрубил все связи одним махом. Теперь ты свободен.
  Вообще-то он был прав, я понимал это. Но это ведь была только отговорка, маскировка. Демон уже сказал, что он просто развлекается, ищет лекарство от скуки. И его любимая игрушка - это люди.
  - Ладно. Идем домой, - я поднялся из-за стола.
  Луис равнодушно пожал плечами.
  - Как хочешь. Все равно твое мороженное давно растаяло.
  
  А тем же днем... когда Луиса не было рядом, мне на мобильный позвонила Эмма. Признаюсь, я не хотел брать трубку, когда увидел, кто звонит, но потом все-таки заставил себя это сделать.
  - Фридрих, - ее голос звучал тихо, осторожно, - я не стала говорить при всех, особенно при нем... но я не верю тебе.
  - Не веришь? - я слегка растерялся.
  - Ты ведь не мог вот так просто в него влюбиться, так? Тебе вообще не нравятся парни, это твои же слова! Зачем же тебе это? Что за игру ты затеял?
  - Это не игра, Эмма, - я поразился тому, как слабо, нерешительно звучит мой собственный голос, - так все и есть. В кафе я все объяснил. Разве ты не поняла?
  - Я поняла, но совершенно другое! - воскликнула девушка. - Он же просто издевается над тобой! Ты не мог этого не заметить.
  - Не придумывай... - начал было я, но меня тут же перебили гневной тирадой:
  - Это ты не придумывай! Как же, встречаются они, влюбился, ну конечно... да тебе там было точно так же неудобно, как и нам всем! И только этот чертов Луис сидел и забавлялся! Что он тебе сделал? Как заставил плясать под свою дудку? Фридрих, ты ведь не мог не заметить, что он попросту издевался над нами всеми, и над тобой в первую очередь!
  Ого! Такой бури от нее я не ожидал. Что нашло на Эмму? Откуда такой напор?
  - Послушай, - я лихорадочно выдумывал, что бы сказать в свое оправдание, - у него просто такой характер... а я очень не хочу с ним ссориться...
  - Не хочешь ссориться?!
  - Да, не хочу. Я не знаю, что случилось, но мне вдруг захотелось попробовать построить с ним какие-то отношения... это было так внезапно, что я даже не стал анализировать это чувство, пытаться что-то понять, осмыслить. Я просто живу и чувствую. И мне это нравится.
  Немного дурацкое объяснение, конечно же. Но это было первое, что мне в голову пришло.
  На том конце провода молчали. Я слышал, как тяжело дышит Эмма, но она ничего не говорила. Поняла, что это бессмысленно?
  - Так ведь не бывает, Фридрих, - выдала она наконец, - это твое "проснулся и понял", это определенно неправильно.
  - Может быть, - я старался, чтобы голос мой звучал легкомысленно, - но в моем случае все именно так. Извини.
  - Знаешь, а я неплохо узнала тебя за этот месяц, который ты был моим близким другом, и многое поняла. Врать ты не умеешь. Может быть, относительно своих чувств ты и не лжешь, тебе нет смысла это делать, но тебя не может устраивать такое положение вещей. Это невозможно.
  - Ну, это уже мне виднее...
  - Ничего подобного. Не волнуйся, я не стану больше требовать от тебя объяснений, но я сделаю все, чтобы избавить тебя от этого наваждения. Оно тебе ничего хорошего не принесет, ты сам это прекрасно понимаешь.
  Только не это. Только бы обошлось без самодеятельности с ее стороны! Луис ведь очень не любит, когда ему мешают или хотя бы путаются под ногами.
  - Эмма, ты что хочешь сказать... - я попытался разговорить ее, но не тут-то было.
  - Пока, Фридрих, - проговорила она ледяным тоном. И повесила трубку.
  Уже тогда у меня возникло нехорошее предчувствие. Я не воспринимал Эмму всерьез, но все равно, она была приятной и милой, она мне нравилась, и мне не хотелось бы, чтобы с ней что-то случилось. Но уже из этого телефонного разговора мне стало ясно, что она не собирается сдаваться и явно то-то замышляет.
  
  Вот так - время шло, мы потихоньку продвигались вперед, следуя заранее придуманному демоном плану. Пока у нас все получалось, и подводных камней вроде бы не было. А вскоре Луис заставил своего подопечного признаться. И случилось это всего через день после того, как мы начали играть влюбленную пару, а отнюдь не на пикнике. Правда, публичного признания не получилось. И, как и предполагал Луис, Хитклифф ему отказал.
  К сожалению, я не присутствовал во время признания, но рассказ демона был более чем полным. Он в подробностях описал мне, как он подбадривал своего "друга" хотя бы просто попробовать, а тот уже, после всего, что произошло, после всего, что он видел, не так уж и сопротивлялся.
  - Это просто зависть, - вздохнул Луис, - очень пагубная эмоция, между прочем. Зачастую ведет к самоуничтожению, потому что заставляет совершать весьма мерзкие и низкие поступки.
  Мы шли по осеннему парку, возвращались с занятий. В воздухе пахло сыростью, а последние остатки теплого солнца пожелтевшими листьями опадали под ноги. Наверное, когда здесь станет совсем холодно и начнутся дожди, мы это место уже покинем...
  Сегодня в колледже я старался ни с кем из бывших товарищей не общаться. Эмма не пришла на занятия, а Билл с Синтией только поздоровались и обменялись со мной парой дежурных фраз. А вот от Луиса никуда нельзя было деться. Он улыбался мне, пытался поцеловать прямо в аудитории, гладил меня, трогал... ему даже один преподаватель сделал замечание по поводу его неподобающего поведения. Когда я попытался высказать ему, что он слегка переигрывает, он напомнил, что до пикника осталось меньше недели, и теперь надо постараться действовать по максимуму. Похоже, он твердо вознамерился закончить работу на следующих выходных. Ну что ж, против этого я не возражал. Находиться здесь уже стало для меня в тягость, хоть студенческая романтика меня и заворожила на какое-то время.
  - Ты хочешь, чтобы Джастин тебе завидовал? - спросил я.
  Луис фыркнул.
  - Он и так завидует. Чем ты слушаешь? Пока не появился я, он предпочитал прогуливать, страдать, меланхолить и трахаться с преподавателем. Потом я заставил его снова начать ходить в колледж, вселил в него надежду, и он пошел у меня на поводу, потому что увидел во мне своего. Дальше я показал ему, что выход есть, он может получить то, что хочет, но у этого есть своя цена. Разумеется, он сначала не поверил, но сейчас задумался.
  - Тогда почему ты изначально решил, что он сперва признается, а потом, получив отказ, все-таки пойдет на сделку?
  - Ну, он ведь должен попробовать все возможные варианты, чтобы у него не осталось совсем никакого выхода. Только после этого он всерьез может задуматься.
  Да, в его словах была логика. Все-таки он и впрямь хорошо ситуацию спланировал.
  - И вот сегодня он это сделал. Не на виду у всех, правда, но и так сойдет. Зато он решился раньше, чем я думал! Знаешь, он на перерыве просто подошел к нему, попросил сходить с ним в библиотеку. Ну и там признался. Хит попытался быть вежливым, но то, что ему противно, скрыть не сумел. Он отделался дежурными фразами и поспешил поскорее сбежать. Да, для Джастина это был полный крах, он и сам это понял. Представь себе, он даже слезу пустил!
  - А теперь у него есть добрый и волшебный ты, который готов заключить с ним сделку и дать то, что он так желает, - фыркнул я.
  - Ну, он-то еще не знает, что это я. Мне пока пришлось назваться всего лишь помощником того самого мистика-гота, на которого ты в столовке пялился.
  - А когда придется сказать правду, что ты будешь делать?
  - Импровизировать.
  Я удивленно на него посмотрел. А я-то думал, у него все буквально до последнего слова запланировано. Луис же, словно прочитав мои мысли, понимающе улыбнулся.
  - Я демон, но я не всесилен. Да и когда все заранее известно, весь интерес теряется, разве нет?
  Наверное, он просто дурачился. У него все всегда под контролем, только такие вот мелочи он оставляет без внимания.
  
  5.
  
  А дальше последовали несколько будних дней, хмурых, тоскливых, неинтересных. Мне изначально нравилось просто находиться в этом колледже, ощущать себя его частицей, играть роль студента. Или же, скорее, ощущать себя им, примерять на себя эту роль. Ведь после моей обычной жизни это было так весело - забыть на какое-то время о том, кто я такой, и просто сидеть, слушать интересные лекции, деловито писать конспекты, искать в огромной библиотеке материал для докладов, рассматривать иллюстрированные альбомы живописи, любоваться теми картинами, которые я еще не видел. И, конечно же, общаться с другими студентами, общаться на равных. Дышать их воздухом, их жизнью.
  Мы пробыли здесь месяц и почти три недели. Не так уж и много, но и немало. Я успел привыкнуть к такой жизни, мне она нравилась. Но, к сожалению, она уже закончилась. И хоть мы все еще жили в снятом Луисом домике и ходили в колледж, от покорившей меня атмосферы очарования и покоя не осталось и следа. Наверное, вся прелесть для меня была в том, что мне не приходилось выслушивать постоянно едкие комментарии Луиса, ведь мы играли в незнакомцев, а теперь он постоянно находился рядом, и все вернулось на свои места. Да, я снова стал самим собой.
  А Джастин опять пропал. Вот уже третий день не появлялся в колледже, хоть, по словам Луиса, они пару раз перезванивались, как добрые друзья. Или как сообщники.
  - Он снова спит с преподавателем, - с усмешкой сообщил демон, когда мы сидели на столом и ужинали, и в его голосе угадывалось ничем не скрываемое злорадство, - видишь, до чего он дошел - отчаянные меры, последние попытки забыть о том, кто не хочет отвечать ему взаимностью.
  - Это жестоко, - я тяжело вздохнул, - мне его жаль.
  А Луис пожал плечами, выглядя при этом до безобразия равнодушно.
  - Тебе очень многих жаль. И мне трудно понять, как вообще можно быть таким чувствительным.
  - Разумеется, ты не понимаешь. Наверное, потому, что ты демон. А я человек.
  Он бросил на меня быстрый взгляд исподлобья. Рассердился, что ли?
  - Скажи, - продолжал я, - тебе вообще бывает хоть иногда жаль твоих жертв?
  Он провел рукой по своим волосам, пропуская между пальцами ярко-красные пряди, и откинулся на спинку дивана. Мы по обыкновению ужинали в гостиной.
  - Как ты думаешь? Если бы мне было жаль всех их, - он неопределенно махнул рукой, - то мог бы я заниматься своей работой? Затаскивать в ад людей, которые иногда даже ни в чем не виноваты, разве только в том, что их имя оказывается в списке. Ты и так бесполезнее некуда, Фриц, так не будь хотя бы тугодумом.
  Я тяжело вздохнул и опустил голову. Опять то же самое. Ну да, бессмысленный вопрос - бесполезный ответ.
  - Ты вообще не способен ничего чувствовать?
  А теперь он был раздражен. Я понял это по тому, как резко он поднялся на диване, чтобы налить себе вина в бокал.
  - Черта с два. Я похож на куклу? Да и в каком смысле - чувствовать?
  - Обычные человеческие эмоции, - пояснил я, уже, однако, успев пожалеть, что вообще заговорил на эту тему.
  - Мне все они доступны. Но дело в том, что я выше их всех.
  Быть выше эмоций? Я не представлял, как такое вообще возможно. И спрашивать не хотелось, ответ мне мог не понравиться. Потому я благоразумно промолчал.
  Для Луиса Джастин - расходный материал. Его душа, которая нужна демону, от которой зависит, достигнет ли Луис той цели, к которой он век за веком шел.
  И я тоже расходный материал. Просто-напросто пешка, которой ему удобно пользоваться в свое усмотрение. Мне приходится постоянно себе об этом напоминать, потому что я часто забывал о том, кто он. Вернее, переставал придавать этому должное значение.
  
  Больше перед пикником ничего примечательно не случалось. Ничего такого, что стоило бы упомянуть. Да, в те последние дни события поделились на "до пикника" и "после", что, в общем-то, неудивительно. Скоро я объясню, почему.
  Впрочем, нет, кое-что, стоящее того, чтобы быть упомянутым, все же произошло.
  В ту последнюю, пятничную ночь, Луис не вернулся домой. Он пришел только под утро, и на мой немой вопрос только покачал головой.
  - Без сюрпризов ведь жить неинтересно, а, Фриц? Особенно такому отчаявшемуся человеку, как ты, который уже давно продал демону свою душу.
  Это меня еще больше запутало. Для чего он вспомнил о том, что я продал ему душу? Что он вообще хотел сказать? Но добиться объяснений от демона мне так и не удалось. Он был твердо намерен сохранять секретность.
  - Я о тебе же забочусь! - смеялся он в ответ. - Тебе завтра будет неинтересно наблюдать за представлением, если я тебе сейчас раскрою все карты!
  Значит, случилось что-то серьезное. Иначе он не стал бы делать такой акцент на зависимости сегодняшних событий от того, что будет завтра.
  Надеясь выведать хоть что-то важное, я последовал за Луисом в его комнату, даже в ванную зашел, когда он отправился чистить перед сном зубы. Но демон стоял на своем.
  - Фриц, прекрати вести себя, как ребенок. Лучше пойди и поспи немного, завтра же будешь выглядеть сонным и разбитым.
  - Скажи хотя бы, куда ты вообще ходил, - настаивал я, - и почему так задержался.
  В ответ на это он развеселился.
  - Интересно, отдаешь ли ты себе отчет в том, что ведешь себя сейчас, как ревнивая жена, - со смешком выговорил он.
  Меня его слова разозлили, но я постарался не показать этого.
  - Знаешь, ты уже просто достал тем, что постоянно скрываешь от меня самое важное. Это уже не просто бесит. Это утомляет. Ты попросту играешь со мной, как и со всеми людьми, которые оказываются в твоем окружении.
  - Вот какого ты мнения обо мне? - он невинно захлопал ресницами. - Ты просто слишком недальновиден и не способен разглядеть моих истинных намерений.
  - Да каких еще на хрен истинных намерений?! - да, я все-таки вспылил.
  - Ну, хотя бы того, что я не даю тебе заскучать, - он улыбнулся, повернувшись ко мне. Мокрые после душа волосы облепили его щеки и лоб, и демон казался сейчас до ужаса безобидным, даже милым.
  Я недоверчиво нахмурился, а он продолжил:
  - Пока ты находишься в ранге моего помощника, ты практически бессмертен. А очень долгая жизнь зачастую делается скучной. Потому я, чтобы тебе не пришлось скучать и считать свою жизнь однообразной, вынужден все время делать тебе подобные сюрпризы! Видишь, какой я благородный и как о тебе забочусь? Тебе, несомненно, очень повезло с демоном!
  Моя злость уже поутихла, осталось только слабое раздражение. Ну да, чего еще можно было ожидать от Луиса, кроме таких вот глупых объяснений?
  - Иди спать, - он мягко потрепал меня по волосам, - завтра будет долгий и весьма насыщенный день. Не хочу, чтобы ты был сонным.
  Разговор был окончен, и мне не оставалось ничего, кроме как последовать настойчивому совету.
  
  
  Пикник, как мы и рассчитывали, стал кульминацией всей этой истории. Именно там все закончилось.
  Субботним днем мы с Луисом, а еще Эмма, Синтия, Билл, Хитклифф, Джастин и еще с десяток студентов отправились за город. Разместились мы все в пяти автомобилях. Мы с Луисом и еще две девчонки ехали в такси, на собственных авто приехали Хит, Билл и еще двое человек, чьи имена я не запомнил. Более того, я заметил, что с Хитклиффом была довольно милая девушка, явно не из нашего колледжа, потому что казалась значительно моложе. Ей было около семнадцати, и она слегка опасливо разглядывала всю собравшуюся ораву студентов, доверчиво прижимаясь к блондину. Его девушка? Похоже, что так.
  Только вот что-то непонятное творилось с Луисом. Все это время он находился в великолепном расположении духа, у него было отличное настроение, да и со вчерашнего вечера он казался совершенно в себе уверенным. А тут вдруг по непонятной причине начал с подозрительной частотой хмуриться. Что было не так? Когда я задал вопрос, он только молча покачал головой.
  Относительно Луиса мне удалось понять только одно - ему по какой-то причине не нравится Эмма. Еще когда мы только рассаживались по автомобилям, он бросил на нее весьма недружелюбный взгляд. Я решил было, что это из-за того, что я не так давно дружил с ней, а Луис... ну, он ведь собственник и ему наверняка не понравилось, что я слишком много времени ей уделяю. Но чуть позже я понял, что дело не в этом. Но в чем тогда? Я не понимал, а демон ничего не говорил, только хмурился, бросая загадочные взгляды на девушку.
  Мне вообще-то очень хотелось подойти к Эмме и поговорить с ней. Какое-то чувство ответственности за нее, что ли. Или нечто в этом роде. У Луиса по ее вине (в чем бы она ни оказалась) было плохое настроение, и это могло обернуться для девушки весьма неблагоприятно. Демон слишком уж любил устранять препятствия на своем пути методом их разрушения. И мне очень не хотелось, чтобы он вредил этой девушке. Она же ничего плохого не сделала.
  Но к Эмме я так и не подошел. Во-первых, из-за Луиса. А во-вторых, она была с подругой. Я раньше эту девушку не встречал, она, похоже, не из нашего колледжа. Она была маленького роста, большеглазая, блондинистая, с очень серьезным милым личиком. Совершенно не похожая на Эмму.
  Что касается Джастина, то пару раз они разговаривали с Луисом, это происходило при мне. Легкая беседа без какой-то определенной цели или смысла. Они просто товарищески, благожелательно болтали. И было очевидно, что у них весьма теплые отношения. Джастин верил демону, был в нем уверен. Ну что ж, хоть с этим все в порядке.
  Место для пикника было выбрано отличное. Берег небольшого чистого озера с прозрачной водой, лес с одной стороны, а с другой - жилая деревенька. Впрочем, это я по привычке называю деревнями такого рода поселки. На самом деле это оказался настоящий коттеджный городок, так как дома здесь все предназначались для отдыха.
  Наш коттедж был огромный, двухэтажный, с бассейном. Всего поехавших на пикник оказалось около тридцати человек, потому даже спален не хватило на всех. Некоторые самые дальновидные тут же застолбили за собой определенные комнаты, пока никто не начал возражать.
  Ну а потом, когда вся компания расположилась в доме, студенты поделились на маленькие группки, и каждая занялась чем-то своим. Кто-то готовил на кухне коктейли, кто-то жарил барбекю на заднем дворике, кто-то же просто остался сидеть на берегу и любоваться природой.
  Луиса увел с собой Джастин, он срочно хотел о чем-то поговорить. Я даже догадывался, о чем... Хитклифф так демонстративно обнимал и лапал свою подружку, что внимания на них не обратил разве что слепец. Даже мне было неприятно лицезреть то, что они уже который раз весьма развязано целовались у всех на виду. Что поделаешь - я был воспитан в такую эпоху, когда подобное считалось недопустимым. Впрочем, я догадывался, зачем это было нужно Хиту. Ведь предложение встречаться Джастин сделал ему совсем недавно, и, похоже, парень испугался. Решил доказать ему, что он стопроцентный натурал.
  Я воспользовался моментом и подошел к Эмме. Она в компании той самой блондинистой подруги сидела на диванчике и потягивала через трубочку свежеотжатый апельсиновый сок.
  - Привет, - я присел на диван рядом с ней.
  Эмма ответила на приветствие, хоть и несколько напряженно.
  - Скучаешь, что ли? - я не знал, что можно было ей сказать, потому ляпнул первое, что в голову пришло.
  - Да нет, я с подругой, - ответила девушка, а потом добавила, - познакомься, это Саманта Торн. Саманта, это Фридрих Геллер. Я... я тебе о нем рассказывала.
  Мне не понравилось, как звучит ее голос. Неуверенно, даже робко. И почему она так странно запнулась?
  Блондинка улыбнулась мне, хоть и глаза ее остались серьезными. Такая холодная, северная улыбка. Слишком светская.
  - Друзья могут называть меня Сэм, - сказала она деловым тоном.
  - Вы подруги, да? - спросил я, желая поддержать разговор. - Саманта, а чем занимаешься ты? Тоже учишься?
  - Мы все учимся, - ответила она, - тот, кто считает, что уже изучил все, что должен был в этой жизни, начинает медленно катиться вниз, он стареет и увядает.
  Эмма улыбнулась.
  - Сэм, ты преувеличиваешь.
  - Вовсе нет. Фридрих, ты со мной согласен?
  - Ну, пожалуй, да, - я заставил себя улыбнуться, хоть этот в высшей степени странный для меня разговор мне совершенно не нравился.
  В этот момент в комнату, где мы сидели, вошли Луис с Джастином. Демон бросил на меня острый, колкий взгляд, словно я сделал что-то такое, чем-то оскорбил его... мне вдруг стало очень неуютно. Что не так? В чем я провинился? Он же не запрещал мне разговаривать с Эммой, в самом-то деле!
  - Ты, я вижу, тоже с другом, - тихо проговорила Саманта.
  - А, да, это Луис...
  Но меня перебила Эмма.
  - Они не просто друзья, они встречаются.
  - Вот как? - Саманта снова улыбнулась, и снова так же холодно. - Значит, Фридрих, ты любишь этого парня?
  - Ну, раз они встречаются, значит, должно быть, любит, - ответила за меня Эмма, - он сам говорил, что это произошло внезапно, буквально в одно утро.
  - Весьма странно, не так ли?
  - Я тоже так думаю, - теперь и Эмма улыбнулась.
  А я чувствовал себя идиотом. Что за дурацкий разговор? Я нахмурил брови и посмотрел поочередно на обеих девушек. Казалось, они ведут какую-то только им одним известную игру. Да еще и с Луисом что-то непонятное.
  - Что может быть странного в том, что Луис мне нравится? - я все-таки старался держать лицо. - Он красив, обаятелен, умен...
  - Но тебе раньше нравились девушки, - перебила меня Эмма, - ты сам говорил.
  Я удивленно на нее посмотрел. Что с ней происходит? Я уже совершенно ничего не понимал и терялся, как на ее провокации реагировать. С какой стати она так себя ведет?
  - Фридрих, - раздалось у меня над самым ухом.
  Я даже вздрогнул от неожиданности - настолько увлекся странным разговором с девушками. Как оказалось, это подкрался Луис. Он подошел к креслу, в котором я сидел, и хозяйским жестом положил на него руки, склонившись ко мне, словно показывая, кому я принадлежу.
  - А?
  Я поднял на демона глаза. И удивился еще больше. Он казался таким настороженным, враждебным, что меня это поразило, так как я не понимал причины. Что случилось? Это из-за меня? Или что-то не так с Эммой? Я проследил за взглядом демона. Нет, не Эмма. Луис смотрел прямо на Саманту. Странно так смотрел. Словно готов был вот-вот зашипеть, как дикий зверь.
  - Значит, вы и есть тот самый Луис, - очень мягко проговорила Саманта.
  Кажется, и она что-то почувствовала. Ее поза стала вдруг напряженной, пальцы судорожно сжались на стекле стакана, из которого она пила сок. Мне вдруг в голову пришла мысль - она знает. Понятия не имею, как, но она узнала, кто он такой. И ей стало жутко. Ей было страшно, но она все равно выдержала его взгляд.
  - Только попробуй мне помешать, - проговорил Луис. Скрытая угроза в голосе, обманчиво мягкий тон. И едва сдерживаемое бешенство.
  Девушка ничего не ответила. Ее губы задрожали, и она опустила голову. Эмма встревожено на нее посмотрела. Потом перевела взгляд на Луиса. Похоже, теперь и она что-то не понимала.
  - Фридрих, - подбородок демона мягко потерся о мой висок, - идем.
  Спорить я не стал. В надежде на то, что хотя бы Луис объяснит мне, что же такое происходит, я быстро поднялся с кресла и вместе с демоном вышел из комнаты. А потом и из дома. Кто-то на выходе попытался было к нам подойти, но Луис что-то рявкнул, и от нас тут же отстали. Я растерянно извинился и поспешил за демоном.
  Только когда мы отошли довольно далеко от главного входа, Луис позволил себе выругаться, причем довольно грязно. Он в ярости сжимал кулаки, а его обычно карие глаза полыхнули алым огнем.
  - Что такое? - тут же спросил я, пораженный его реакцией, да и в целом, его поведением. - Что случилось?
  - Что случилось? - прошипел он, оскалив зубы. - Твоя сучка привела с собой инквизитора!
  - Кого?!
  - Твою мать, ты что, совсем тупой?! - рявкнул демон. - Белый маг, наделенный божественной силой! Демоны называют их инквизиторами!
  Я пораженно выдохнул. Я вспомнил.
  В самом деле, когда-то он мне рассказывал о них. И, судя по его словам, это были первые враги демонов на земле, потому что они единственные из смертных могли хоть как-то противостоять им.
  Они, инквизиторы, люди, наделенные божественной силой, рождались с редким даром - они умели благословлять, отдавая частичку своей силы и благодати тому, кого они желали оградить от демонского влияния. Тот, кого они благословляли, не мог быть подвергнут воздействию демонических чар. Они редко вмешивались в дела демонов, чаще они были просто хорошими, мощными энергетическими целителями, но когда демоны оказывались в непосредственной близости от них, разумеется, старались отвоевать то, что было им дорого.
  До этих пор сталкиваться с инквизиторами нам не доводилось. Вернее, мы встречали одного в прошлом веке, но он нам не противостоял, он был уже стар и слаб, да и у Луиса тогда не было задания, мы просто слонялись без дела. Но тогда демон и рассказал мне о них, так, просто, для общего развития.
  И вот один из инквизиторов сейчас сидел в комнате и явно не собирался бездействовать.
  - Ты думаешь, она станет тебе мешать? - осторожно спросил я, всматриваясь в лицо демона.
  Наверное, ему сейчас было тяжело. Ведь он уже практически был уверен в своей победе. И вот так неожиданно появилось непредвиденное препятствие. Только бы весь его труд не пошел насмарку.
  - Мешать? Кто знает.
  - Может быть, она побоится, - начал было я, но тут же смолк, поняв, что говорю глупость. Эта девушка казалась очень храброй. И, к тому же, уверенной в себе.
  - Что она тебе говорила? - Луис уже немного успокоился, хоть его глаза по-прежнему жутковато горели.
  - Она удивлялась, почему я внезапно решил ответить взаимностью мужчине, ведь раньше я, по словам Эммы, был натуралом.
  - Вот оно что, - он недобро ухмыльнулся, - она тебя прощупывала. Пыталась определить, находишься ли ты под моим влиянием. Возможно, даже подумывала тебя благословить.
  - Меня?
  Демон улыбнулся.
  - Ага. Я думаю, именно с этой целью ее привела твоя подружка. Хотела расколдовать своего прекрасного принца! Ведь инквизиторы могут снимать любые чары.
  - Она считала, что ты приворожил меня, - догадался я.
  Вот что она подразумевала тогда, когда звонила мне! И вот чего и, главное, как, она пыталась добиться. Теперь все становилось на свои места.
  - Именно так. И потому хотела, чтобы эта инквизиторша сняла с тебя наваждение.
  Забавно... и печально. Эмма по-настоящему обо мне заботилась. Это ради меня она привела подругу, связанную со светлой магией. Она просто хотела мне помочь. Если бы она только знала, что это уже невозможно. Ведь невозможно же?
  - Скажи, - нерешительно проговорил я, - а если она попробует сделать что-то со мной? Ну, то есть, попробует меня благословить?
  - Это бессмысленно. Ты уже мой, - покачал он головой.
  - Значит, благословить того, кто уже продал свою душу, нельзя?
  - Конечно же, нет! Даже не думай, что таким образом ты сумеешь вернуть себе душу. Фриц, это же просто глупо. Я ведь уже сказал, что ты мой, и это ничто не изменит.
  Я помотал головой. Мне в голову пришла совершенно другая мысль.
  - Я не о том! Слушай, Луис, но если так, то она и не сумеет тебе помешать. Тебе же только и надо, что успеть заключить сделку до того, как она поймет, кто тебе нужен. Она же не станет благословлять всех, кто сюда пришел!
  Луис снова улыбнулся. Похоже, он уже полностью пришел в себя.
  - Конечно, не станет. Ты совершенно прав, Фриц. Инквизиторы не могут слишком часто благословлять людей, иначе могу сами погибнуть от недостатка энергии. Я думаю, она уже благословила Эмму и теперь у нее остались силы максимум на одного человека.
  - Ты не должен допустить, чтобы она догадалась, кто тебе нужен, - решительно проговорил я.
  В самом деле, проблему можно легко решить, причем прямо сейчас. Пойти и предложить сделку Джастину. Он согласится, мы ведь уже отлично на его психику надавили, он не устоит!
  А демон продолжал улыбаться. Стоял, скрестив руки на груди, и глядя на меня так, словно я его веселил. Словно забавлялся моей реакцией. Меня это уже по-настоящему взбесило.
  - Что такое? Что на этот раз я сказал не то?
  В ответ на это он вообще рассмеялся.
  - Ах, Фриц, я тебя обожаю! Ты меня ненавидишь, но при этом в тебе столько подобострастия! И ты переживаешь за меня. Ох, как это мило!
  - Да о чем ты вообще толкуешь?! - теперь уже я сжимал кулаки и сверкал глазами.
  - Я уже заключил сделку с Джастином, мой милый. Ночью я отлучался именно с этой целью, и я ее добился. Инквизитор нашему влюбленному мальчику уже ничем не поможет.
  - Что? - я потрясенно на него уставился.
  - Эх, жаль, что пришлось испортить тебе сюрприз, - он деловито почесал затылок.
  Вот ведь гад! Никогда не говорит мне самое важное, постоянно делает из меня дурака! Ему так это нравится? Я ощутил новую вспышку бешенства, которая, правда, довольно быстро прошла. Напротив, теперь я радовался, я честно и совершенно не по-человечески радовался за него. Пусть даже это означало, что я совсем низко пал, но я был рад, что у Луиса все получилось. Я ведь всегда, что бы ни случилось, был на его стороне. Долг первого помощника демона, понимаете ли...
  - Значит, все? Ты окончательно победил, ты выполнил задание, ты со всем справился? - спросил я. И, черт возьми, у меня даже голос звучал радостно.
  А Луис внезапно помрачнел.
   - Не совсем, - неохотно признал он.
  В двух словах, практически не вдаваясь в подробности, он мне рассказал о том, что вчера сделал. Как заключил сделку, на каких условиях. Что именно попросил у него Джастин в обмен на свою душу.
  - Фриц, он действительно человек искусства. Тяготеющий к эстетизации и театрализации всего, что его окружает. Особенно в столь важных вопросах, - говорил он, - потому он пожелал, чтобы в обмен на его душу я соединил сердца, его и Хитклиффа Бантона, но обязательно у всех на виду, как раз во время вечернего барбекю, когда в саду соберутся все, кто с нами поехал. Джастину хотелось зрелищности. И мне придется ему ее устроить. Желание клиента - закон, а ведь свою плату я уже взял.
  - Значит, тебе остается только подождать немного, - сделал я вывод.
  В ответ Луис пожал плечами.
  - Идем обратно в дом. Барбекю уже совсем скоро, а мне не хотелось бы выпускать из поля видимости инквизитора.
  
  За столиком в саду, увы, всей компании расположиться не удалось. Тогда из дома принесли еще два маленьких столика, кроме того, некоторые студенты расположились просто на садовых скамеечках, а также на качелях. Мы с Луисом, правда, попали за центральный стол. Хит со своей девушкой заняли садовые качели, Джастин сидел рядом с Луисом, а Эмма с Самантой - за одним из столиков, принесенных из дома. У большинства студентов было отличное настроение, они шутили, смеялись. Потом открыли несколько бутылок шампанского. Прозвучал тост, который все поддержали.
  - За уходящую осень и удачное завершение текущего семестра! - такой тост произнесла староста нашей группы. Неудивительно. Один из важнейших факторов студенческой жизни.
  Я изо всех сил старался казаться спокойным. Более того, я пытался на самом деле успокоиться. Но я нервничал. Слишком сложным оказалось это на первый вид легкое дело. Слишком многое уже пришлось сделать, и еще оставалось самое главное. Ведь если Луис не исполнит свой пункт договора, то контракт аннулируется, а душа вернется к своему обладателю. Потому ему оставалось сделать как раз самое важное.
  К тому же, я вдруг ощутил приступ грусти. Если все пройдет нормально, это будет конец. Конец нашей студенческой идиллии. То есть, я осознавал, что она уже закончилась, но теперь мы даже не увидим больше этот колледж. Последние минуты часто бывают самыми печальными.
  Джастин, похоже, нервничал. Что ж, его можно было понять. Уже сам факт, что он связался с демоном, продал ему душу, наверняка сильно давил на психику. Мне ли не знать. А теперь ему оставалось только забрать награду. И он ждал, то и дело бросая нетерпеливые взгляды на Луиса.
  Не нравилось мне еще то, что Саманта улыбалась. Они разговаривали с Эммой, и магичка то и дело улыбалась. Значит, ей было чему радоваться. А радоваться инквизитор мог в компании демона только одному - поражению последнего.
  Есть мне совершенно не хотелось. Я едва помучил один кусок жареного мяса и отказался от этой затеи. Мне еще очень хотелось поговорить с Эммой напоследок, но я понимал, что это было бы не очень разумно в такой ситуации, потому я просто откинулся на спинку стула и принялся ожидать развязки истории.
  Настала она, если честно, внезапно и оказалась совсем не такой, как я себе представлял. Дожевав свой кусок мяса, Луис вдруг поднялся из-за стола и... направился прямиком к Эмме и Саманте! Место рядом с ними как раз пустовало, и он этим воспользовался. Я наблюдал за ним, но не решался последовать его примеру. Что он надумал? Я весь превратился в слух, стараясь ничего не упустить.
  - Джастин, да? - Саманта спросила это довольно тихо, но я расслышал.
  Луис согласно кивнул.
  - И он уже заключил контракт.
  - Угадала. Наверное, ты пыталась оградить его от меня, раз поняла?
  - Да, верно. Эмма вспомнила, что ты с самого момента своего прихода в колледж постоянно ошиваешься с ним рядом. Потому я сделала этот вывод. Только вот не успела, к сожалению, помочь ему.
  Луис ослепительно улыбнулся. А на них двоих уже начали обращать внимание. Еще бы, они вели такой странный диалог.
  - Сочувствую, моя леди.
  - Совершено зря, - по лицу Саманты было понятно, что она едва сдерживает улыбку, - я не настолько глупа, как тебе, похоже, изначально показалось.
  - Что же ты хочешь этим сказать?
  - Ты не привораживал своего мальчишку, - ответила она, - я поняла это, просканировав его ауру. И это натолкнуло меня на мысль, что вы сообщники. В нем достаточно темной энергии, значит, ты просто таскаешь его с собой. Не знаю, зачем тебе это, может быть, тебе просто нужен был помощник, и ты его себе сделал.
  - Фридрих обманывал меня, - тихонько добавила Эмма.
  Я все же не выдержал. Подскочил из-за стола и подошел к ним. Но так как мест не было, а сидевшие за столом увлеченно поедали мясо, я просто встал за спиной Луиса. Девушки скользнули по мне взглядом, Эмма - печально-трагичным, а вот Саманта - насмешливо-холодным. До чего же неприятная девушка...
  - Я жду продолжения, леди, - напомнил Луис. Он хорошо держался, потому что его голос не выражал ни единой эмоции.
  - Джастин, похоже, был влюблен в Хитклиффа, - ответила Эмма, - потому Сэм сделала соответствующие выводы о его возможном желании.
  - И теперь, демон, я могу сказать, что ты мне проиграл, - Саманта опять улыбнулась, при этом оставаясь серьезной, - мне не удалось спасти мальчика, ради которого меня позвала Эмма, но Джастина и Хитклиффа я спасла.
  Эмма опустила глаза. Ей что, стыдно было? Забавно, учитывая, что это она все затеяла. А вот Сэм наслаждалась своей победой.
  - Не ожидал, что я тебе помешаю, демон? - теперь она говорила очень тихо, но так, что голос ее звучал ядовито и злобно. По сравнению с абсолютно спокойным демоном она казалась истинным воплощением зла. Сильные негативные эмоции очень обезображивали девушку.
  - Прости, - тихонько выговорила Эмма.
  Я перевел взгляд на нее. Она сидела, низко склонив голову. Однако слезы, которые текли по ее щекам, я заметил. С одной стороны, мне было очень жаль ее, все-таки я считал ее своей подругой... но с другой стороны, я все-таки был на стороне Луиса.
  - Прости, - повторила девушка, - я хотела тебе помочь. Я правда хотела только этого!
  - И не заботилась о том, чтобы спасти бедную жертву демонических чар? - голос Саманты окреп, и она подскочила из-за стола. - Ты проиграл, демон, уходи, больше тебе здесь делать нечего!
  Сказано это было достаточно громко, и студенты, сидевшие за столиком, удивленно на нее уставились. Кто-то даже покрутил пальцем у виска. Неудивительно. Девушка, похоже, совершенно не беспокоилась о том, что ее слышат.
  Сзади бесшумно подошел Джастин. Я обернулся и посмотрел ему в лицо. Ни капли сомнений. Он знал, на что идет. Только мрачная решительность в глазах.
  - Луис, - я тихонько позвал демона, и он оглянулся.
  - Ты готов? - спросил он парня, и тот решительно кивнул.
  Саманта удивленно за ними наблюдала.
  - К чему готов? - подозрительно спросила она. - Разве ты не понял, чертов демон, что у тебя ничего не выйдет?! Что тебе неясно?
  Я вообще-то тоже был слегка растерян. Судя по словам Саманты, Луис ведь полностью потерпел крах с Джастином, разве нет? Что я уже пропустил?
  Луис печально улыбнулся и подошел к своей жертве. Обернулся на инквизиторшу и бросил ей:
  - Неужели ты правда считала, что это был один-единственный возможный способ? В таком случае, милая, ты проиграла. Если захочешь открыть счет, то он уже 1:0, в мою пользу, разумеется.
  И с этими словами... совершенно неожиданно даже для меня, не говоря уже об остальных студентах, он протянул руку... одно быстрое, почти молниеносное движение - и сердце Джастина было вырвано из его груди.
  
  * * *
  
  Стоит ли говорить о том, что память пришлось стереть всем, кто присутсоввал на пикнике, кроме разве что Эммы и Саманты? И Хитклиффа, увы. На них влияние демона не могло распространяться.
  Я, разумеется, не сразу понял, что произошло. Что это такое вообще было? Как? Зачем? Ведь Луис же проиграл! Он обещал Джастину свести их с Хитом, а последний оказался для демона недоступным. Зачем же он убил свою жертву? Он не имел такого права!
  Имел, как оказалось. Луис впоследствии рассказал мне, что же это было. Все оказалось куда запутаннее, чем я предполагал... и при этом намного сложнее.
  На Хитклиффа, в которого был влюблен Джастин, демон уже не мог воздействовать. Но на самого Джастина, конечно же, мог. Он попросту уничтожил его жизнь, эту жизнь, где он не сможет быть вместе со своим любимым. А так как душа Джастина теперь принадлежала демону, он мог подарить ей еще одну жизнь. В следующий раз Джастин должен был родиться там, где родится Хитклифф, принять такой облик, какой ему понравится (даже если ему придется для этого родиться девушкой), и у него будет возможность завоевать его. Все будет зависеть только от самого Джастина.
  
  Эпилог
  
  Уже была ночь. Холодная ноябрьская ночь, когда остатки летнего солнца давно затухли, и остывшая земля уже готовилась к настоящим осенним холодам. Так символически. С окончанием нашей работы или игры, как называет это демон, закончились и последние теплые дни, и в свои права вступила наконец осень.
  Мы вдвоем с Луисом сидели на крыше колледжа, в котором нам довелось провести полтора месяца, и пили за успешное окончание очередного отлова души. Луис радовался, это вообще изначально была его идея. Да, он часто устраивал такие маленькие пиры после работы. Иногда он давал мне впоследствии какое-то время на отдых, иногда исчезал на неопределенный срок. Но, конечно, всегда возвращался. Да и на расстоянии мы могли поддерживать ментальную связь, хоть и очень редко это делали. Но если бы я ему срочно понадобился (или наоборот), мы всегда могли мысленно связаться.
  После работы мы обычно пили красное вино. Вот и сейчас тоже сидели с откупоренной бутылкой и бокалами в руках. Луис мечтательно всматривался куда-то вдаль, а я меланхолично глотал рубиновую жидкость.
  - Мы не произнесли тост, - вспомнил демон, переведя наконец взгляд на меня.
  - Я все равно знаю, каким он будет - за очередную душу в твоем личном заповеднике.
  - Ну, можно же и как-то приукрасить, - он довольно улыбнулся, - и найти в этом что-то хорошее.
  Я состроил ему гримасу.
  - Хорошее? В том, что в ад попала очередная человеческая душа? Луис, в этом нет абсолютно ничего хорошего, если смотреть на ситуацию объективно, конечно, а не видеть ее твоими глазами.
  Он театрально прикрыл глаза руками.
  - Ах, Фриц, ты совершенно депрессивно настроен! Видимо, осенняя хандра и тебя не миновала. Иначе ты бы, несомненно, смог бы увидеть в случившемся и что-то положительное. Нет, не только с моей точки зрения.
  - И что же это? - я скептически изогнул бровь.
  Он задумчиво посмотрел в небо, на россыпь значительно поблекших с летней поры звезд. Прикрыл глаза, улыбнулся одними уголками губ. Сейчас он казался таким обманчиво хрупким, чувствительным и нежным, что я невольно поразился тому, какие же сильные эмоции он может вызывать одним своим внешним видом. Если бы я не знал его, я обязательно купился бы на это выражение лица, на эту позу, улыбку. Я принял бы его за наивного мечтателя, который верит в светлое будущее и чистую любовь. А ведь это была всего лишь очень талантливая игра.
  Все так же, не открывая глаз и продолжая улыбаться, он проговорил:
  - Например, то, что перед своим отбытием в сои загребущие руки Джастин все-таки будет счастлив, - тихо проговорил он, - мальчишка получит то, чего так хотел. Правда, он будет уже совсем не мальчишкой, но у него ведь появился шанс на будущую жизнь. Он сумеет завоевать сердце того, кого так любил в прошлой жизни. А я... ну, я подожду. Мне не к спеху его душа, на земле, я думаю, мне придется пробыть значительно дольше, чем две человеческих жизни.
  Я не скрыл удивления в своем взгляде. Хотя тут же постарался найти подвох в его словах. Но не успел.
  - Фриц, я все-таки произнесу тост, если ты не против, - демон наконец открыл глаза и приподнял бокал, глядя на меня таким теплым, таким довольным взглядом, - за эти прекрасные, хоть иногда и безумно короткие мгновения счастья и сильные, яркие и чистые эмоции, которые дарит взаимная, разделенная любовь.
  Вот уж точно - такого тоста от него я не ожидал. Я думал, он произнесет что-то циничное, жестокое... но я ошибался. Потому что, сделав предусмотрительно паузу и полюбовавшись на мое обескураженное выражение лица, он снова улыбнулся, на этот раз кривовато, и добавил:
  - И, конечно, за ту слабость и уязвимость, безумие и неосторожность, которые достаются смертным вместе с этими эмоциями и этим счастьем. За то, что в состоянии подобной эйфории люди делаются такими легкоуправляемыми и так охотно идут в сети, расставленные нами, демонами.
  Он весело хохотнул, заметив, как окаменело и помрачнело мое лицо. И, очевидно, чтобы окончательно меня добить, он, не дожидаясь моей реакции, подался ближе ко мне, переплел свою руку с моей.
  - Выпьем на брудершафт, Фриц? - он подмигнул мне и сделал глоток.
  Так близко... он был так близко, что его красные даже в ночной темноте волосы касались моей щеки, и я чувствовал их слабый запах. Особенный, ни на что не похожий. С оттенками пепла, серы, крови и дорогих духов. Совершенно нечеловеческий, но другим он и не мог быть.
  Мне не оставалось ничего, кроме как тоже глотнуть вина. Оно было хорошим, вкусным, а еще довольно крепким. Иначе как объяснить то, что когда я выпил половину бокала, у меня уже слегка кружилась голова?
  Луис уже допил вино и теперь смотрел на меня, слегка прикрыв веки. Ах да, мы же пили на брудершафт, а я и забыл об этой традиции...
  Но не успел я вспомнить, как он прикоснулся губами к моим губам. Мягко, нежно, осторожно. Так, не совсем поцелуй, скорее, просто ласка. Я вообще уже почти привык к тому, что нам приходится целоваться в колледже, но те поцелуи ведь не были серьезными, да и кроме тех двух были симулированными, ненастоящими. Но они ведь были на публику, для того, чтобы нас считали парой. А здесь, сейчас, нас никто не видел, мы были одни, и играть влюбленных нам уже не было нужно.
  У него мягкие губы. Теплые, упругие. Хоть и неподатливые. Он всегда задает темп сам. Вот и сейчас... настоящего поцелуя не вышло, Луис просто касался моих губ своими. Потом лениво попробовал их языком, слегка прихватил зубами мою нижнюю губу, облизывая ее. Он просто дразнился, я это чувствовал. И все же... я опять не сумел отстраниться сам. Поцелуй закончился тогда, когда демон сам отпустил меня.
  И, черт, я смущался, как последний придурок.
  - Может, все-таки трахнуть тебя, а? - у него до безобразия томный голос. Я в одно мгновение возненавидел и его мелодичное звучание, и эти низкие игривые тембры.
  - Тебе это незачем, ты просто дразнишься и дурачишься, - ответил я, стараясь сохранять спокойствие, ну хотя бы видимое, - а мне это не надо.
  Демон пожал плечами, снова наливая себе в бокал вино.
  - Все равно ты принадлежишь мне.
  - В контракте этого пункта не было!
  Наверное, я ответил слишком поспешно и горячо, потому что Луис тут же рассмеялся. Так бесшабашно, весело, с совершенно детской непосредственностью.
  - Ах, Фриц, ты просто прелесть! - отсмеявшись, произнес он. - Ты отдал свою душу в мое безграничное использование, но сейчас пытаешься строить из себя юриста и торговаться со мной! Ты хоть понимаешь, насколько это глупо и наивно?
  Я исподлобья смотрел на него. И молчал.
  - И, кстати, - демон снова улыбнулся, - хотел сказать тебе по поводу нашего дела... спасибо.
  Вот уж точно чего я не ожидал. За что он меня вообще благодарит?
  Он же словно мои мысли прочитал. Подлил мне вина и с улыбкой сообщил:
  - Я благодарю тебя за то, что ты мне предан, мой сладкий.
  Я смутился. Потому что понимал, черт возьми, что он прав. И он это понимал. Предан, да. Я не пойду против него. Ненавижу, но никогда не предам... У нас поистине странные отношения, я признаю это. Я ненавижу Луиса, потому что он последняя сволочь, потому что он сделал такое со мной. Потому что постоянно надо мной издевался, потому, что я от него, черт возьми, зависел! Но не думаю, что я всерьез захотел бы для себя другой судьбы.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) К.Лисицына "Чёрный цветок, несущий смерть"(Боевое фэнтези) В.Каг "Академия Тайн. Охота на куратора"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"