Авдеева Екатерина: другие произведения.

Черничная поляна (роман в стихах)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.44*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман в стихах. Молодой человек по просьбе матери отправляется в горы набрать черники. Но оказывается, что набрать чернику сложнее, чем он предполагал. А в пути встречается симпатичная девушка, которая просит о помощи. Обновлено 14 января 2016 г. Закончено.


   Роман в стихах
   "Черничная поляна"
  
  
  
  -- ***
  -- Глава 1.
  -- Долина камней
  -- ***
  
   В ночи луна блистала,
   А тёмный лес редел.
   Егор шагал устало,
   Отчаянно пыхтел.
  
   Тропинка вдоль речушки
   Вела наверх, в тупик,
   А в тупике - избушка,
   А в ней - седой старик.
  
   Перед избой - поляна,
   Костёр и мужики,
   Гитары и баяны,
   Вино и шашлыки.
  
   "Куда ты ночью в горы?
   Заблудишься в пути," -
   Сказал старик Егору
   И пригласил войти.
  
   Но долго этой ночью
   Егор сидеть не смог.
   В избушке, в уголочке
   Уснул без задних ног.
  
   С утра, не то чтоб рано,
   Под птиц негромкий хор
   В избушке деревянной
   Глаза открыл Егор.
  
   Пошёл к реке, умылся
   И снова бодрым стал.
   Природой восхитился -
   Какая красота!
  
   Внизу - лесные кроны,
   Вверху - цепочки гор.
   На небе - оживлённый,
   Причудливый узор.
  
   Старик позвал к обеду
   Вчерашним шашлыком,
   И начали беседу
   Они со стариком.
  
   "Я рад, что вдруг нагрянул
   Вчера с друзьями сын,
   А то изба, поляна,
   Дрова да я один.
  
   Тропинки дальше нету,
   Лишь камни и кусты.
   К концу подходит лето.
   Куда ж собрался ты?"
  
   "Черники мать просила
   Хотя бы с полведра.
   Сказала, много было
   Её у вас в горах.
  
   Немного приболела,
   Сама не соберёт.
   А так сварить хотела
   Варенье и компот!"
  
   "Черничное варенье
   И я не прочь поесть.
   Но только, к сожаленью,
   Черника вышла здесь.
  
   Ещё два перевала
   Перевали вперёд,
   Вот там её навалом,
   По-моему, растёт.
  
   Туда почти не ходят.
   Опасно, далеко.
   Возьмёт занепогодит,
   И пропадёшь легко".
  
   "Спасибо, всё понятно,
   Найду чернику я.
   Дождись. Приду обратно
   И уложусь в три дня".
  
   "Иди, да осторожно.
   Вот карта этих мест.
   Хотя, тут сбиться сложно.
   Черника там, где крест.
  
   За перевалом Глина -
   А мы сейчас под ней -
   Находится долина
   Причудливых Камней.
  
   За этим перевалом
   В холодный дождь и град...
   Там дочь моя пропала
   Семнадцать лет назад.
  
   Ходил, искал всё лето,
   Но не нашел её.
   С тех пор в избушке этой
   Пристанище моё.
  
   Сначала жили с сыном,
   Любили этот лес.
   Он вырос, стал мужчиной,
   Бывает редко здесь".
  
   Тоска лицо объяла.
   Он замолчал на миг.
   Потом, как не бывало,
   Продолжил речь старик.
  
   "За каменной долиной
   Есть перевал второй.
   Крутой, высокий, длинный,
   Такой, гора горой.
  
   За перевалом Жанна -
   А то как раз она -
   Черничная поляна.
   Она тебе нужна".
  
   Он дал еды немного
   И свитер шерстяной
   И пожелал дороги
   Удачной и прямой.
  
   Шагая по куруму,
   Царапаясь в кустах,
   Егор невольно думал
   О старике в горах.
  
   О том, как одинок он
   В убежище своём.
   Гора ему - как кокон,
   Но в то же время - дом.
  
   Ни много и ни мало
   Егор пыхтел, шагал,
   К вершине перевала
   Порядочно устал.
  
   Но вот она вершина,
   И он стоит на ней.
   Внизу под ним долина
   Причудливых камней.
  
   Там озеро сверкало -
   Искрящийся покров.
   Вода в него стекала
   С окрестных ледников.
  
   Кусты, деревья, травы
   Почти что не росли,
   И прятались лукаво
   Куски пустой земли.
  
   А камни были всюду,
   Как будто принесло.
   Скопленья, кучи, груды -
   Огромное число.
  
   И остры, и покаты
   Поярче, потемней,
   Черны и полосаты -
   Всех видов и мастей.
  
   К закату день клонился.
   Егор спускаться стал.
   До озера спустился
   И там заночевал.
  
   Проснулся на рассвете.
   На воду глянул - ах!
   Такое заприметил,
   Что спрятался в камнях.
  
   Из синевы озёрной
   На берег из камней
   Красиво и проворно
   В сиянии лучей
  
   Девчонка выплывала
   И, кожу теребя,
   Неспешно надевала
   Одежду на себя.
  
   Густые пряди чёрных
   Намоченных волос
   Свисали непокорно,
   Лежали вразноброс.
  
   Очерчивались смело
   На фоне синевы
   Заманчивого тела,
   Лица и головы
  
   В рассветном освещенье
   Прекрасные черты.
   Егор был в восхищенье
   От этой красоты.
  
   Егор не трепыхался,
   Не кашлял, не чихал,
   Сидел и любовался
   И терпеливо ждал.
  
   Вдруг он её услышал,
   Прошла по телу дрожь:
   "Эй, кто там? Ну-ка вышел!
   Подглядывать хорош!"
  
   Он даже застыдился,
   Привстал из-за камней,
   Смущённо извинился
   И улыбнулся ей.
  
   Егор сказал ей вкратце
   Куда, зачем идёт,
   Что надо собираться
   И двигаться вперёд.
  
   Она в ответ: "Я - Света.
   Всё лето каждый день
   Встаю вперед рассвета
   И плаваю в воде.
  
   Я с детства постоянно
   Бываю где-то здесь.
   За перевалом Жанна
   Черника правда есть.
  
   На Жанне снег не тает -
   Хоть самая жара -
   И до костей пронзают
   Холодные ветра.
  
   Туда через вершину
   Не следует идти.
   Там трещины, лавины -
   Убьёшься по пути.
  
   Но есть пещера в склоне,
   Насквозь она ведёт.
   Короче и спокойней
   Такой подземный ход.
  
   Её неторопливо
   Вполне пройдешь за час.
   Внутри неё красиво,
   Но темень - вырви глаз".
  
   Во время разговора
   Откуда-то возник
   Прям около Егора
   Нетёсаный мужик.
  
   Огромных габаритов,
   Не очень молодой,
   Загаром весь покрытый.
   Лохматый, с бородой.
  
   Сказал: "Привет, я Толя".
   И крепко руку сжал:
   "А ты с какого поля?
   И как сюда попал?"
  
   "Набрать черники надо.
   Меня просила мать.
   Ещё одна преграда,
   И я смогу набрать".
  
   "А я здесь как геолог,
   Со мной почти что взвод.
   Мы здесь берем осколок
   От каждой из пород.
  
   Пойдём, я приглашаю
   Наш лагерь посмотреть,
   Поесть, отведать чая,
   Немного посидеть.
  
   Но прежде надо в ванну
   Холодную залезть.
   А ты пока, Светлана,
   Иди, сготовь поесть".
  
   Егор стеснялся Толю,
   Что отвечать не знал.
   И как-то поневоле
   На Свету взгляд бросал.
  
   Украдкой наблюдая
   Неловкие шаги,
   Он понял, что хромая
   Она на две ноги.
  
   Разделся Анатолий,
   Егору подмигнул:
   "Ну, искупнёмся, что ли?"
   И в озеро нырнул.
  
   Нырнул и вылез тут же,
   От холода дрожа.
   "Бодрит, ядрёна лужа.
   Прохладна, но свежа".
  
   Егор залез и вылез
   В холодный водоём.
   "Ну, вот и освежились.
   Ко мне теперь пойдём.
  
   С утра такую ванну
   Полезно принимать.
   Нырнул - и как стеклянный,
   Родившийся опять".
  
   Егор ему ответил:
   "Бодрит, что прямо жуть.
   Но, кажется, что Свете
   Не холодно ничуть".
  
   "Да, Света долго может
   В воде и под водой
   Купаться. Ну, так что же,
   Она - не мы с тобой".
  
   "Похожа на рускалку
   Она чуть-чуть на вид.
   Хромает Света. Жалко.
   Наверное, болит.
  
   А что с её ногами?
   С каких случилось пор?"
   Всё больше о Светлане
   Расспрашивал Егор.
  
   Сказал сурово Толя,
   Егора бросив в дрожь:
   "На ягодное поле
   Сегодня же пойдёшь!
  
   Светлана здесь со мною,
   Она со мною здесь!
   И станет мне женою,
   И лучше к ней не лезь".
  
   Их лагерь из палаток
   Стоял среди камней.
   Кругом сновал десяток
   Проснувшихся людей.
  
   Светлана всё сварила,
   На завтрак позвала.
   Чуть-чуть поговорили,
   И сразу за дела.
  
   Запасшись молотками,
   Отправился народ
   За твёрдыми кусками
   Причудливых пород.
  
   И Толя стал прощаться:
   "Счастливого пути.
   Как будешь возвращаться,
   Так не забудь зайти".
  
   Светлана в это время
   С запиской в пару слов
   Дала Егору схему
   Извилистых ходов.
  
   Егор к своей палатке
   Направил скорый шаг.
   В записке было кратко,
   Как в редкой из бумаг:
  
   "Прошу тебя дождаться
   Покрова тьмы ночной
   И встретиться в двенадцать
   У озера со мной".
  
   Егор заулыбался.
   Конечно, он придёт.
   Хоть Толю и боялся -
   Вдруг в ревности убьёт?
  
   Ведь он его в два раза
   И выше, и крупней.
   И смотрит в оба глаза,
   Наверное, за ней.
  
   За день туда-обратно,
   И здесь в двенадцать быть.
   И стало непонятно,
   Успеет ли сходить.
  
   Решил в своей палатке
   До ночи подождать.
   За это время сладко
   Егор успел поспать.
  
   В полночных красках лета
   Вблизи подножий гор
   У озера со Светой
   Увиделся Егор.
  
   Светлана рассказала
   Немного о себе:
   "Я из деревни малой,
   Мы там живем в избе.
  
   А Толя где-то в мае
   С компанией своей
   Приехал в нашем крае
   Собрать чудных камней.
  
   А край-то интересный,
   Но им он незнаком.
   И наняли из местных
   Меня проводником.
  
   А Толя с расстояньем
   Пяти примерно дней
   Стал проявлять вниманье
   Излишнее ко мне.
  
   То мой рюкзак поможет
   Чуть-чуть перенести,
   Камней в ручей наложит,
   Чтоб я смогла пройти,
  
   То разговор завяжет
   О звёздах в небесах,
   То камешек покажет -
   И всё огонь в глазах.
  
   Сказал уже в Долине
   Причудливых Камней,
   Что хочет он отныне
   Женатым быть на мне.
  
   Мол, проживём все лето
   Невестой с женихом,
   Сыграем свадьбу, Света,
   По осени потом.
  
   С минуту я молчала,
   Потом сказала да.
   Так долго отмечали
   Геологи тогда...
  
   А вскоре я упала,
   Ушибла ноги тут.
   С тех пор и захромала
   И думала, пройдут.
  
   Но лето истекает,
   Уходит за края,
   А всё ещё хромаю
   На обе ноги я.
  
   С утра хожу купаться
   В сверкающей воде,
   И на меня ложатся
   Заботы о еде.
  
   А после отдыхаю
   Немного от забот,
   Пока они ломают
   Осколки от пород.
  
   А в десять каждый вечер
   Они помногу пьют
   За то, чтоб утром легче
   Их принимал маршрут.
  
   Потом они ложатся,
   Когда кончают пить,
   И ночью их в двенадцать
   Никак не разбудить.
  
   Я больше не желаю
   Быть Толиной женой.
   Здоровая б могла я
   Уйти к себе домой,
  
   Но Толя не пускает,
   Не хочет провожать,
   А я сама хромаю
   И не могу сбежать.
  
   Так вот к чему так долго
   Веду я разговор:
   Возьми меня в дорогу,
   Пожалуйста, Егор!
  
   Быть может, я хромаю
   И медленна в горах,
   Зато дорогу знаю,
   Как пальцы на руках.
  
   К поляне приведу я,
   Чернику соберём,
   Обратно вкруговую
   Отправимся вдвоём.
  
   Вернуться мне поможешь
   Домой из тих гор?
   Конечно, если сможешь.
   Пожалуйста, Егор".
  
   Конечно, он поможет
   Домой ее вернуть,
   Но, по всему похоже,
   Она замедлит путь.
  
   Егор сказал Светлане:
   "Я буду рад помочь.
   Вернусь сюда с поляны,
   И выдвинемся в ночь.
  
   Ведь я один, пожалуй,
   Быстрее обернусь".
   На что она сказала:
   "Конечно, я дождусь".
  
   И тут раздался спелый,
   Знакомый Толин бас:
   "Ах, вот какое дело?!
   Я вовремя как раз!
  
   Сказал - убью, зараза.
   Не лезь, зараза, к ней!
   Ты что, не понял сразу?!
   Ты что, не веришь мне?!"
  
   Сказала Толе Света,
   Мол: "Всё, уходит он,
   Причин к волненью нету,
   Идём уже, идём.
  
   Я вышла прогуляться,
   И он собрался тут.
   Столкнулись мы в двенадцать,
   Болтали пять минут.
  
   В ночи в пещерных скалах
   Удобнее идти.
   Я просто пожелала
   Счастливого пути".
  
   Егор встревожил зверя,
   Рискует головой.
   Скорей пошёл к пещере,
   Пока еще живой.
  
  -- ***
  -- Глава 2.
  -- В пещере
   ***
  
   Огромной пастью чёрной
   Зиял пещерный вход.
   С опаской, но проворно
   Егор шагнул вперёд.
  
   Чтоб не свалиться где-то
   На первых же шагах,
   Фонарик с тусклым светом
   Держал в своих руках.
  
   Заманчивые своды
   Коричневых тонов,
   А в них чернели входы
   Во множество ходов.
  
   Егор сначала строго
   По схеме путь держал.
   Куда ведёт дорога
   Сверял и выбирал.
  
   Но час прошёл с начала,
   И стал он замечать,
   Что местность перестала
   Со схемой совпадать.
  
   Фонарь осветит светом
   Налево поворот,
   Но то ли это этот,
   А то ли то тот?
  
   Спустя пустых хождений
   Часов четыре-пять
   Он потерял терпенье
   И стал паниковать,
  
   Что выхода всё нету,
   Неясно, как идти,
   Хотя сказала Света,
   Что час всего пути.
  
   "Боялся, долго буду,
   Не взял её с собой.
   Теперь ещё отсюда
   Не выберусь живой.
  
   А взять бы надо было
   Её - проводника.
   Потише бы ходили,
   Зато наверняка".
  
   Толь долго, толи мало
   Блуждал он по ходам -
   Увидел: вытекала
   Из трещины вода.
  
   Егор остановился -
   Уже успел устать.
   Водою освежился
   И завалился спать.
  
   Но утро оказалось
   Не сильно мудреней.
   Еды еще осталось
   На пять примерно дней,
  
   Коль кушать еле-еле
   И пояс затянуть,
   То можно на неделю,
   Пожалуй, растянуть.
  
   Немного-то имелось
   Идей, куда шагать,
   Но точно не хотелось
   На месте умирать.
  
   Со спичками в кармане
   И грузом тяжких дум
   Надеялся к поляне
   Он выйти наобум.
  
   Он шёл, куда идётся,
   Покуда ноги шли
   В надежде, что зажжётся
   Случайно свет вдали.
  
   Но свет не появился,
   И, сбившись с ног, опять
   Егор ничком свалился
   В пещере ночевать.
  
   Ему приснилась Света
   И как они идут,
   И всю пещеру эту
   Проходят в пять минут,
  
   И солнечные блики
   На розовых щеках,
   И полная черники
   Корзинка на руках,
  
   И радость, и волненье,
   Что всё он смог собрать,
   И с банкою варенья
   Его родная мать.
  
   Но грубая реальность
   Напомнила, что спал,
   Сурово и нахально
   Вернула в тёмный зал.
  
   Он выспался, проснулся,
   На плечи тюк надел.
   Как только встал - споткнулся,
   И плавно полетел.
  
   По скользкому туннелю
   В одну из чёрных нор
   Стоная еле-еле,
   Катился вниз Егор.
  
   Чуть-чуть вода стекала,
   Она его несла,
   Крутила, кувыркала,
   А скорость всё росла.
  
   Вся жизнь, как привиденье,
   Мелькнула перед ним.
   Егор в одно мгновенье,
   Возможно, стал седым.
  
   Но был не столь уж долгим
   Крутой и скользкий склон,
   А вскоре стал пологим,
   Горизонтальным он.
  
   И вот остановился
   В конце концов Егор.
   Ужасно удивился,
   Что жив он до сих пор.
  
   Не сильно прилетело,
   Царапнуло едва.
   Все руки-ноги целы
   И даже голова.
  
   Тут главное не сдаться
   И рук не опускать,
   И с силами собраться,
   Бороться и искать.
  
   Мол, "скользким гадом буду
   И руки отсеку,
   Но выберусь отсюда
   Обратно к старику.
  
   Я выйду на поляну,
   Я с Толей подерусь,
   Я заберу Светлану
   И к матери вернусь!"
  
   Петлял и извивался
   Пещерный коридор,
   Но шёл и не сдавался
   Неистовый Егор.
  
   Озёра, сталагмиты,
   То пол, то потолок,
   Отвесы, стены, плиты
   Вовсю сбивали с ног.
  
   От выхода наружу -
   Ни искры, ни следа.
   Закончилась, к тому же,
   Со временем еда.
  
   Заряд у батареи
   В фонарике иссяк,
   Всё сделалось чернее,
   Всё кануло во мрак.
  
   Егор ходил уставший,
   Голодный, в полной тьме,
   Но духом не упавший
   И с лучшим на уме.
  
   Прошла почти неделя
   Как будто сотня лет,
   Когда в конце туннеля
   Егор увидел свет.
  
   Он кинулся ко входу
   По краешку плиты
   И вышел на свободу
   Из плена темноты.
  
   Он больше не в пещере,
   Не в чёрных недрах гор.
   Он сам ещё не верил,
   Что вышел на простор.
  
   Метало солнце блики
   И грело горячо,
   Кругом росла черника,
   И била жизнь ключом.
  
  -- ***
  -- Глава 3.
  -- Перевал Жанна
   ***
  
   Егор ходил по полю,
   Доволен и устал,
   В ведёрко небольшое
   Чернику собирал.
  
   И сам поесть немного
   Той ягоды успел -
   Ведь всё, что взял в дорогу
   В пещере он доел.
  
   Черникой так-то голод
   Не сильно утолишь,
   Но оставалось что тут?
   Вздохнуть - да только лишь.
  
   А утолитель жажды -
   По полю змейкой тёк,
   На камне прыгал каждом
   Весёлый ручеёк.
  
   Сумев своё ведёрко
   По полной загрузить,
   Задумался Егорка
   О том, как дальше быть:
  
   Толь тут ему остаться
   С ночёвкой до утра,
   Толь сразу возвращаться -
   Ведь всё-таки пора.
  
   Устал неимоверно,
   Хотелось отдохнуть,
   Но без еды-то скверно.
   Пришлось продолжить путь.
  
   Геологи не слишком
   Его, конечно, ждут,
   Но умереть без пищи,
   Пожалуй, не дадут.
  
   И надо будет Свету
   С собой ещё забрать,
   Хотя насколько это
   Под силу - не понять.
  
   Был к трудностям готов он,
   Но не безумно смел.
   Идти в пещеру снова
   Уже не захотел.
  
   Подумалось Егору,
   Что, сунься он туда,
   И в лабиринтах чёрных
   Застрянет навсегда.
  
   Пошёл он через Жанны
   Нетающий ледник,
   Хотя предупреждали
   И Света, и старик.
  
   Черничная поляна
   Внизу была ровна,
   Но поднималась плавно
   По склону вверх она.
  
   Сначала шло полого,
   Но сложно, всё одно.
   Болели шея, ноги,
   Спина уже давно.
  
   Ужасная усталось
   Сбивала на пути,
   Но всё, что оставалось -
   Идти, идти, идти.
  
   Склон становился круче,
   Всё замедляя ход,
   И упирался в тучи
   У призрачных высот.
  
   Черника понемножку
   Осталась позади,
   И каменная крошка
   Лежала на пути.
  
   Чуть стоило Егору
   По склону сделать шаг,
   Как камешки проворно
   Ссыпались только так.
  
   И появляться стали
   Из снега островки.
   Некрупные сначала
   И глубиной - мелки,
  
   А позже и большие
   Встречались без числа,
   Какие не ссушили
   Три месяца тепла.
  
   И в некоторой точке
   В тумане серых туч
   Куда с трудом, как ночью,
   Вплетался солнца луч,
  
   Вдруг стало слишком зябко,
   До отстука зубов.
   Здесь начиналась шапка
   Нетающих снегов.
  
   Егор оделся в свитер
   И куртку застегнул,
   Воды нашёл попить он,
   Немного отдохнул.
  
   И, побеждая смело
   Слипанье сонных век,
   Егор ступил на белый,
   На бесконечный снег.
  
   Сперва попеременно
   Ступнями утопал,
   А после по колено
   Проваливаться стал
  
   И с каждым новым метром
   Всё глубже утопать.
   Ещё порывы ветра
   Тут начали взвывать.
  
   Егор вокруг площадку
   Немного уплотнил -
   Решил разбать палатку,
   Поспать, набраться сил.
  
   Ведь без еды немного
   Он точно проживёт,
   А вот без сна не мог он
   Уже идти вперёд.
  
   Темнеть к тому же стало,
   А ночью что за путь?
   Идти бы означало
   Убиться где-нибудь.
  
   Устроился на склоне
   На неспокойный сон
   И слышал в полудрёме,
   Как ветер выл кругом.
  
   Он выл весь вечер, ночью
   И утром не слабел.
   Вздымались снега клочья,
   Сырой туман густел.
  
   Егор при непогоде
   В палатке б переждал,
   Но приближался полдень,
   А ветер не стихал.
  
   Конечно, не хотелось
   Встречаться всем ветрам,
   Но что тут можно сделать?
   Пришлось идти в буран.
  
   Любой из орьентиров
   В тумане сразу мерк.
   А стороны - четыре.
   А надо было вверх.
  
   И думалось Егору,
   Что он на ощупь шёл.
   Как только "вроде, в гору",
   Так, "вроде, верно", мол.
  
   Мело, не прекращало,
   Валило ветром с ног.
   Продрогший и усталый,
   Егор шагал, как мог.
  
   И утопали ноги
   В разрыхленном снегу,
   И не было дороги,
   Но верил: "я смогу".
  
   Проваливался в ямы,
   Цеплялся за кусты,
   Но двигался упрямо
   До самой темноты.
  
   Вдруг ветер стал сильнее,
   Пронизывал насквозь,
   И стало холоднее.
   Он понял: удалось.
  
   Вершины перевала
   Он наконец достиг.
   И вниз спускаться стал он.
   И легче стало вмиг.
  
   Как прежде топли ноги,
   И ветер хлёстко бил,
   И не было дороги,
   И не хватало сил,
  
   Но вниз идти - не в гору.
   Егор ускорил ход.
   Он предвкушал, что скоро
   К геологам придёт.
  
   Внизу накормит Света,
   Позволит отдохнуть,
   И убегут с рассветом
   Они когда-нибудь.
  
   Егор пыхтел, спускался
   И поправлял рюкзак,
   Всё время спотыкался
   И падал через шаг.
  
   Слабее ветер злился,
   Теплей успело стать.
   Егор остановился,
   Решил заночевать.
  
   А утром с перевала
   Он снова вниз помчал.
   Меж тем, пурга стихала,
   Подножный снег - мельчал.
  
   И вскоре белый снежный
   Закончился покров.
   Лишь островки небрежны
   Остались от снегов.
  
   И появляться стала
   Зелёная трава.
   Здесь лето вновь вступало
   В законные права.
  
   Хоть с каждою минутой
   Всё ближе прибывал,
   Но местность почему-то
   Егор не узнавал:
  
   Берёзки и осины,
   Кустарник и репей,
   Ни озера в долине,
   Ни множества камней.
  
   Невольно сердце сжалось
   В предчувствии дурном.
   Ещё наприключалось
   Чего-то с ним вверх дном!
  
   Обвёл долину взглядом
   Задумчивым Егор,
   Увидел то, что надо:
   В леске горел костёр.
  
   Решил: "ну, слава богу,
   Есть кто-то, не умру".
   Продолжил путь-дорогу
   По склону вниз, к костру.
  
   Пусть это не долина
   Причудливых камней,
   Хотя бы не один он
   Болтается по ней.
  
   К закату день клонился,
   Темнело ввечеру,
   Когда Егор спустился
   К уютному костру.
  
   Среди берёз и белок,
   У леса на виду,
   Там женщина сидела
   И жарила еду.
  
  -- ***
  -- Глава 4.
  -- Света
   ***
  
   Под грузди, сыроежки
   И лук-порей средь них,
   Егор о перебежках
   Рассказывал своих.
  
   О снежном перевале,
   Причудливых камнях,
   Как под землёй едва ли
   Не умер он на днях.
  
   Он рассказал о Свете,
   О том, что с ней - беда.
   И женщина ответить
   Изволила тогда:
  
   "Я из деревни буду.
   Её легко найти -
   Четыре дня отсюда
   Неспешного пути.
  
   Несложная дорога,
   Ни сильных круч, ни рвов.
   И я пришла немного
   Пособирать грибов.
  
   А подниматься в горы
   Я больше не могу
   Ни медленно, ни скоро -
   Здоровье гнёт в дугу.
  
   Меня не зря ты встретил.
   Я не могу помочь,
   Но ты поможешь Свете.
   Егор, она мне - дочь.
  
   За перевалом Басен
   Долину ты найдёшь.
   Он крут, но неопасен,
   На Жанну непохож,
  
   Хотя и там туманно.
   А как сюда попал -
   Пока спускался с Жанны,
   Немного заплутал.
  
   Как спустишься в долину
   Ты к дочери моей,
   Оттуда через Глину
   Идите вместе с ней.
  
   А после доберётся
   На транспорте домой.
   И мне уже придётся
   Домой идти самой.
  
   Но я пойду иначе,
   Без гор, в четыре дня.
   Ведь перевал - задача
   Уже не для меня."
  
   "Спасибо, объяснили", -
   Егор ответил ей:
   "А то меня носили
   Как будто сто чертей.
  
   Надеюсь, что к Светлане
   Я выберусь теперь
   Отсюда без плутаний
   И времени потерь.
  
   Меня предупреждали -
   Дорога нелегка.
   В горах, ещё вначале
   Я встретил старика.
  
   У перевала Глина
   В избушке у ручья
   Живёт совсем один он
   С природой сообща.
  
   Он вспомнил о пропаже
   Среди суровых гор,
   Что душу будоражит
   И ранит до сих пор.
  
   Пропала дочь, сказал он
   О времени лихом".
   "Да я не пропадала -
   Сбежала с женихом.
  
   Ведь папа мой Валеру
   Не жаловал совсем,
   И мы ушли пещерой
   В один дождливый день.
  
   Уже носила Свету,
   Июля шёл конец...
   Я знала, что на это
   Сказал бы мой отец..."
  
   Волной сорокотонной
   Её объяла грусть -
   Уж больно отрешённо
   Она жевала груздь.
  
   "Неужто не скучали
   Нисколько по нему?
   А папа Ваш в печали
   И был бы рад письму...
  
   Сказали не пройдёте
   Вы нынче по горам,
   Но, коль со мной пошлёте,
   Письмо я передам".
  
   Задумалась, вздохнула,
   Взяла листа кусок,
   Размашисто чиркнула
   Записку в пару строк.
  
   А утром каждый скоро
   Пошёл своей тропой.
   Егор - обратно в горы,
   А женщина - домой.
  
  
   ***
  
  
  
   Пока Егор по горным
   Окрестностям блуждал,
   Светлана в мыслях чёрных
   Всё думала: куда
  
   Егор запропостился?
   В каких застрял камнях?!
   Ведь на день с ней простился,
   Ну, может, на два дня.
  
   Прошла уже неделя,
   Егора не видать.
   Ему не надоело
   Чернику собирать?
  
   Уж можно было бочку
   Наполнить без проблем,
   Облазать все кусточки
   Вокруг. А между тем
  
   Геологи набрали
   Достаточно пород,
   И вот уже прислали
   За ними вертолёт.
  
   Но Света усомнилась,
   Что стоит ей лететь,
   И тихо притаилась
   В расщелине сидеть.
  
   Потом пошла к пещере
   Украдкой, словно вор,
   Надеясь, но не веря,
   Что там ещё Егор.
  
   Фонарь держала Света,
   Путём знакомым шла.
   Часа четыре где-то
   Дорога заняла.
  
   А раньше проходила
   Без хромоты своей
   За час её от силы,
   А то и побыстрей.
  
   Замёрзла. Чтоб согреться,
   Она зажгла костёр.
   Успела оглядеться -
   И где же здесь Егор?
  
   Конечно, ночью сложно
   Палатку разглядеть,
   Но утром будет можно
   Получше посмотреть.
  
   Калачиком свернулась,
   Уснула у костра.
   Лишь солнце улыбнулось,
   И девушка с утра
  
   По всей поляне взором,
   Потом пешком прошла,
   Но не было Егора.
   Такие вот дела.
  
   Запрятался куда ж он?
   Найти не по глазам.
   Голодной и уставшей,
   Отправилась назад.
  
   Хромые ноги ныли,
   Давался путь с трудом,
   А в голове бродили
   Сомнения о том,
  
   Куда Егор девался
   Долой из гор и с глаз.
   "Неужто он пробрался
   Тихонько мимо нас?
  
   Неуж прошло желанье
   Меня с собою брать?
   Неуж он обещанье
   Решил не выполнять?"
  
   Кольнуло больно сразу
   От мысли от такой,
   Хоть знала: не обязан
   Он брать её с собой...
  
   Но тут же усомнилась.
   Пещера, горы, лес...
   А вдруг чего случалось?
   Упал, пропал, исчез?
  
   Раз он неделю кряду
   Не явится никак,
   Быть может, вызвать надо
   Спасателей отряд?
  
   А если не пропал он,
   А тихо вышел всё ж?
   Как выяснить не знала,
   Ведь как тут разберёшь?
  
   В раздумьях неприятных
   Уже к закату дня
   Она пришла обратно
   К причудливым камням.
  
   И там застала Толю
   У озера как раз.
   "Ты испарилась что ли??" -
   Её за плечи тряс.
  
   "Да что за разговоры??
   Ты что меня трясёшь??
   Искала я Егора.
   Ты ж видишь - нет его ж!"
  
   "Ты как уйти решилась??
   Сбежала почему??
   Совсем ума лишилась
   С Егором, чтоб ему..."
  
   Пока они со Светой
   Вели нелёгкий спор,
   К ним как-то незаметно
   Приблизился Егор.
  
  -- ***
  -- Глава 5.
  -- Конец пути
   ***
  
   Егор спустился с Басен
   И тихо ликовал.
   Был лёгок и прекрасен
   Последний перевал.
  
   Ни лишних приключений,
   Ни вьюг на этот раз.
   Ура, конец мучений!
   Считай, что Свету спас.
  
   От счастья цепенея,
   По склону вниз шагал.
   Яснее и яснее
   Он местность узнавал.
  
   Знакомая картина
   Вставала всё видней:
   Спускался он в долину
   Причудливых камней.
  
   Он помнил без угаду
   То место возле скал,
   Где лагерь у бригады
   Геологов стоял.
  
   Теперь же - вот загадка -
   Была на месте том
   Всего одна палатка,
   И никого кругом.
  
   Но, оглядевшись хмуро,
   Повсюду бросив взор,
   Увидел две фигуры
   У озера Егор.
  
   Он подошёл и понял,
   Что что-то шло не так:
   Ругались Света с Толей
   До дыма в головах.
  
   Егора лишь заметив,
   Ещё повысил тон
   И рявкнул Толя Свете:
   "Ну что?? Явился он!"
  
   И вот они стояли
   У озера втроём.
   Искрился блеском стали
   Холодный водоём,
  
   Молчали камни чинно -
   Хранители веков,
   И горные вершины
   Касались облаков,
  
   А небо розовело,
   Неспешно воздух стыл,
   Остатки солнца грели,
   Тихонько ветер выл.
  
   А гнев бурлящий Толю
   Багровым запятнал:
   "Ну, что, Егор, доволен??
   Она ушла одна
  
   На чёртову поляну
   Разыскивать тебя,
   А ты, баран бараном,
   Бродил туда-сюда!"
  
   "Я сильно заблудился
   В пещере и потом...
   Да я бы возвратился
   Бы следующим днём!"
  
   "Вот так," - вздохнула Света:
   "То виновата я.
   Совсем со схемой этой
   Запутала тебя.
  
   А я уж даже стала
   Порой подозревать,
   Что ты меня оставил,
   Решил с собой не брать..."
  
   "Куда?" - не понял Толя:
   "Решил не брать с собой??
   Вы сговорились что ли
   О чём-то за спиной??"
  
   "А что," - сказала Света:
   "Наш договор истёк.
   Я вроде бы всё лето
   Работала - весь срок.
  
   Теперь же я свободна
   Отсюда уходить
   Куда и с кем угодно.
   Прошу меня простить,
  
   Но быть твоей невестой
   Желанья больше нет".
   "Ах, вот как интересно!" -
   Услышала в ответ.
  
   И Толя на Егора
   Недобро посмотрел:
   "Ты как настолько скоро
   Испортить всё успел??
  
   До твоего прихода
   Всё было хорошо.
   Сейчас как сброшу в воду,
   И чтоб ко дну пошёл!"
  
   И Толя замахнулся:
   "Собью, зараза, с ног!"
   Егор же отшатнулся
   Чуть-чуть назад и вбок.
  
   Выносливый и смелый,
   Конечно, спору нет,
   Но драться не умел он,
   Ни первым, ни в ответ.
  
   И, пятясь, оступился,
   Да в озеро стрелой,
   Но прежде приложился
   О камень головой.
  
   Вот двое наблюдают
   За рябью на воде,
   Егор не выплывает
   Ни тут, ни там - нигде!
  
   И Толя, и Светлана
   В один момент вдвоём
   Ныряют быстро, рьяно
   В холодный водоём.
  
   У дна почти что где-то
   Схватила за рукав
   И вытащила Света
   Егора кое-как.
  
   Очнулся, отдышался,
   Присел на камни он.
   Тут Толя показался,
   Сконфужен и смущён.
  
   Сказал: "прости, приятель,
   Я не хотел топить.
   Уж вы уж тут давайте,
   А я уж так и быть".
  
   Егор ему ответил:
   "Да ничего. Забудь.
   Мы выйдем на рассвете,
   Пойдём в обратный путь".
  
   Он глянул на Светлану,
   Она кивнула: "да".
   "А у тебя по плану
   Домой идти когда?"
  
   Пожал плечами Толя:
   "Да через пару дней.
   Не вижу смысла боле
   Сидеть среди камней.
  
   Другие вертолётом
   Отправились домой,
   А я обегал всё тут
   За девушкой одной".
  
   Поужинали вместе,
   Погрелись у костра,
   А утром честь по чести
   Простились "что ж, пора".
  
   Покинули долину
   Светлана и Егор,
   Отправились на Глину
   Домой, долою с гор.
  
   Ребята шли неспешно
   Наверх, на перевал.
   Весь Светин груз, конечно,
   Егор себе забрал.
  
   Хотя не так уж много
   Она взяла вещей,
   Но для хромой дорога
   Гораздо тяжелей.
  
   Пройти бы не сумела
   Без помощи никак
   Меж-каменные щели
   Длиною в целый шаг.
  
   Была пологой Глина,
   Но за день только треть,
   Ну, может, половину
   Смогли преодолеть.
  
   И на площадке гладкой
   Они прервали путь.
   Поставили палатку -
   До завтра отдохнуть.
  
   И тут же меж делами
   Рассказывал Егор,
   О матери Светлане
   И старике из гор.
  
   Потом перекусили
   Тушёнкой и лапшой -
   Едой, что прихватили
   Из лагеря с собой.
  
   Светила грациозно
   Чуть жёлтая луна,
   Мерцали в небе звёзды,
   Но ночь была темна -
  
   Крылом накрыла лето
   Темнейших из теней
   И стёрла силуэты
   Причудливых камней.
  
   И ярко-жёлто-рыжим
   Пылал-горел костёр.
   Егор сидел недвижим
   И начал разговор.
  
   Подыскивая фразы,
   Слова по одному,
   Сказал, что Света сразу
   Понравилась ему.
  
   И если не готова
   Светлана отвечать -
   Одно лишь только слово,
   И он согласен ждать.
  
   И было еле-еле
   Заметно, как у ней
   Чуть щёки покраснели
   И кончики ушей.
  
   Приблизилась к Егору -
   Хоть прыгай, хоть танцуй -
   Запечатлели горы
   Их первый поцелуй.
  
   Сердца стучали чаще,
   Пульсировала кровь,
   И костерок трещащий
   Подмигивал искрой.
  
   Потом сидели долго
   Той ночью у костра,
   Но помня о дороге,
   Но всё ж не до утра.
  
   До Глининой макушки
   Шли об руку рука,
   А после до избушки
   Седого старика.
  
   Старик сидел, рыбачил
   На камне у ручья.
   Сказал: "вернулся, значит,
   Не ждал уж больше я".
  
   Сказал, что тут один он
   Сидит с тех самых пор,
   Как от него на Глину
   Направился Егор.
  
   Лишь сам с собой беседу
   Поддерживал порой.
   А сын когда приедет?
   Да как-нидь в выходной.
  
   Егор письмо от дочки
   Торжественно вручил.
   Старик скупые строчки
   Детально изучил.
  
   Наполнились туманом
   Глубокие глаза,
   И покатилась плавно
   Прозрачная слеза.
  
   "А ты, выходит, внучка", -
   Задумался старик.
   "Ещё разок озвучь-ка,
   Ведь я уже отвык
  
   От всякого такого -
   Сюрпризов, новостей.
   Всё шло простей простого
   На старости моей".
  
   За ужином сидели
   Задумчиво они,
   Неспешно рыбу ели
   Под звёздами одни.
  
   А утром, в десять где-то,
   Друг друга разбудив,
   Уже Егор со Светой
   Собрались уходить.
  
   Старик собрался тоже -
   Решил он в эту ночь,
   Что просто вон из кожи,
   Как хочет видеть дочь.
  
   Все вместе до дороги
   Дошли они втроём,
   И подкатил тревоги
   К груди невнятный ком -
  
   Пришла пора прощаться
   До неизвестных пор,
   И начал волноваться
   Немножечко Егор,
  
   Что просто разминётся
   Со Светой навсегда,
   Что в памяти сметётся
   Девичьей без следа.
  
   Но случай грузной лапой
   Разбрасывал, как мог.
   Егору в путь на запад,
   А Свете - на восток.
  
   Друг другу написали
   Куда звонить-писать,
   Друг другу обещали,
   Что встретятся опять.
  
   Егор вернулся к маме,
   Доехал вечерком.
   Встречала пирогами,
   Горяченьким чайком.
  
   Уже была здорова,
   Ждала себе сынка,
   Хотя и, право слово,
   Тревожилась слегка.
  
   И, ожидая сына, -
   Когда ж уже придёт? -
   Сварила из малины
   Варенье и компот.
  
   Егор чайком неспешно
   Варенье запивал,
   Да пирожки, конечно,
   Отнюдь не забывал.
  
   Сказал себе "взгляни-ка
   Как всё сумел пройти".
   Вот только жаль черника
   Испортилась в пути.

Оценка: 6.44*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  К.Фарди "Моя судьба с последней парты" (Женский роман) | | N.Zzika "Лишняя дочь" (Любовное фэнтези) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Женский роман) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | Натали "Бракованная невеста" (Любовные романы) | | А.Платунова "Твое имя" (Приключенческое фэнтези) | | Р.Навьер "Плохой, жестокий, самый лучший" (Современный любовный роман) | | К.Корр "Императорский отбор. Поцелованная Тьмой" (Приключенческое фэнтези) | | Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | | У.Гринь "Няня для дракоши" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"