Авербух Наталья Владимировна: другие произведения.

Волшебный меч

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.66*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Открыть глаза и оказаться в чужом мире. Нет даже времени вспомнить, кто ты. Явь ли вокруг - или страшный сон? А, может, безумная фантазия автора?..
    Произведение нарочно придумывалось как сборник всяческих штампов, с явными мазохисткими тенденциями, с откровенным плагиатом сразу у нескольких авторов и прочими радостями жизни. Потом, правда, немного вышел из-под контроля, так что о результатах судите сами...


   Пустота. В этой пустоте - только я. И нет никого, кроме меня. За моей спиной - сокровище, цены которому нет. В руке - меч. В голове - важность своей миссии. Собственное могущество. Я - непобедимый воин. Меня боятся все. Так прошла вечность.
  
   Враг. Я даже не вижу его лица - оно не имеет значения. Вижу только прекрасное тело, тело, созданное для битвы. Это великолепный боец. Лучший. Убить такого - огромная честь и великий труд. Я вся в предвкушении - когда же бой? Но сама не тороплюсь атаковать. Я охраняю сокровища, мне запрещено нападать. Но что он медлит?
   Противник останавливается недалеко от меня - но дальше, чем я могу достать в прямом выпаде. Вкладывает свой меч в ножны: в зал он вошёл с оружием наизготовку. За ним столпились другие воины, они испуганы и слабы. Слабее его или меня.
   Воин презрительно скривился. Что такое?
   - За одноручники двумя руками не держатся, - ехидно сообщил он.
   Ну да. Не держатся, я это и сама прекрасно знаю. Но эта проклятая железяка такая тяжёлая! Я замаялась его держать, отродясь с мечами не таскалась. Какой идиот выдумал - торчать с эдакой тяжестью на вытянутой руке? Плевать, что боевая стойка безнадёжно загублена, я тоже человек!
   Тоже человек.
   Стоп.
   А кто же та непобедимая воительница, которая восхищалась прекрасным телом противника? Которая предвкушала, когда же он... Тьфу!
   Я стою в огромном зале, спиной к какой-то двери. Смутное представление о хранящихся за ней сокровищах. На мне штаны из тонкой ткани и рубашка с закатанными рукавами. Обеими руками я держу тяжеленную железяку, передо мной в трёх шагах стоит...
   Не будем уточнять, кто здесь стоит. Глупо искать слова, чтобы описать его... Может быть, кто-то не счёл бы его лицо красивым, но для меня оно прекрасно. Я всю жизнь ждала встречи именно с ним. О теле я уже говорила: гармония, слаженность и вместе с этим - скрытая убийственная сила. Не мужчина - мечта. Но сейчас это не имеет значения. Важно только то, что он может свернуть мне шею голыми руками, если захочет. И у него есть все основания захотеть.
   Он молчал, пока все эти ужасные мысли проносятся у меня в голове.
   Как я здесь оказалась?!
   - Это заколдованный меч, - внезапно сказал он. - Даёт своему владельцу сверхъестественную силу, ловкость... ну и всё в таком роде. Если владелец слишком слаб - он погибнет от истощения, перебив всех противников. Поэтому я здесь. Думаю, я всё равно сильнее... Ты сдаёшься?
   Я только разевала рот в немом крике. Когда он закончил говорить и с прищуром поглядел на меня со своим "сдаёшься", колени подогнулись, руки разжались. Меч со звоном упал на пол, а мне пришлось прислониться к двери.
   Странно, но я поверила ему сразу, в голове не проскользнуло даже тени сомнений. Может быть, потому, что меч с пола звал меня, обещал счастье боя, упоение своей силой, радость победы? Что означает жизнь по сравнению с великой битвой, которая мне предстоит? Воин пинком ноги отшвырнул проклятую железяку. Я дернулась вслед, но зов меча стал почти не слышен и меня снова парализовал ужас.
   - Смотри, - предложил он, извлекая свой меч из ножен. Я не знаю, как назывались те приёмы, стойки и фехтовальная школа в целом. Знаю только, что на время он слился со сталью в единое целое. Человек не может быть таким быстрым. Металл не может быть таким гибким. Но они существовали. Это было прекрасно. Это означало мою смерть. Не знаю, зачем он мне это показывал: я и без того была в ужасе и восхищении. Воин закончил своё представление и смерил меня оценивающим взглядом. Наверное, увиденное его удовлетворило, потому что он кивнул каким-то своим мыслям и махнул рукой остальным.
   Меня даже не обыскивали, только стянули руки за спиной и толкнули в ближайший угол.
   - За дело, - приказал воин своим товарищам. Половина отряда скрылась за дверями сокровищницы, остальные разошлись по залу. Небольшая группа осталась охранять вход.
   Меч лежал в десяти метрах от меня. И звал. Перекатиться по полу или осторожно проползти. Обычный меч связанными руками ухватить сложно, но этот всё сделает сам. Разрезать путы и устроить здесь бойню. Смерть лучше рабства, борьба лучше плена. Медленно... Осторожно... Чего стоит жизнь, если в ней нет битвы? Как можно сдаться из страха за свою шкуру?
   Кстати, о шкуре. Те, кто сюда меня поставил, не дал мне ни доспеха, ни хотя бы плотной одежды - ничего, что защитило бы меня от смертоносной стали.
   Воин прошёлся по залу и с отсутствующим видом остановился между мной и мечом. Зов утих.
   Один из людей, которые пришли с воином, наклонился над мечом. В душе полыхнуло отчаяние и почему-то - безумная радость. Человек колебался. Потом воровато протянул руку к оружию.
   - У этого меча есть забавное свойство, - громко, но будто бы ни к кому не обращаясь, произнёс воин. Человек, наклонившийся над мечом, вздрогнул и отшатнулся. - Он настраивается на владельца, - безразлично продолжал воин. - И пока тот жив, признаёт только одну руку. Чужих подчиняет себе и заставляет положить жизнь на спасение хозяина. А ещё такие мечи запоминают владельцев и заставляют мстить за каждого погибшего.
   Значит, убивать меня не будут - пока цела эта проклятая железяка. Вот только...
   Воин, словно догадавшись о моих мыслях, подошёл к мечу и внимательно на него поглядел.
   - Этот, похоже, свежий, - резюмировал он. - Видно, где-то их изготавливают.
   У меня отлегло от сердца. Значит, сумасшедшее оружие не успело внушить мне никакой волшебной мстительности.
   - Что будем с ним делать? Оставим здесь?
   - Чтобы нас в тот же день нашёл одержимый освободитель? - вопросом на вопрос ответил воин. - А если он окажется достоин меча, сколько из нас поляжет?
   - Тогда как? Ты возьмёшь?
   - Вот уж нет. Тут где-то должны быть ножны, они гасят влияние. Эй! А ты куда? А ну, назад!
   Это он мне: как только воин покинул линию между мной и мечом, тот настолько усилил зов, что я поползла к оружию. Отрезвлённая, я испуганно смотрела на мужчину. Убить, наверное, не убьют, но ведь вполне могут покалечить! Кроме шуточек - это всё серьёзно. Очень серьёзно, хотя события больше похожи на сон. Может, попытаться проснуться?
   - Я сказал - назад. Живо!
   Я попыталась встать на ноги: ползти по приказу было унизительно. Ой, кажется, я выбрала не то время, чтобы бороться за своё человеческое достоинство. Воин скривился, сам поднял меня с пола и сильно толкнул в угол. Почти швырнул. Я чудом уберегла от удара голову, больно стукнувшись плечом. И сползла по стене.
   - Сходите кто-нибудь за ножнами, они должны быть в сокровищнице.
   Двое сорвались с места и скрылись за дверями. Проклятый меч продолжал звать. Теперь он предлагал отомстить этому гаду, который так гнусно со мной обошёлся - пока он не успел обойтись ещё гнуснее. Как я могла сдаться в плен этому типу?
   Не могу сказать, чтобы я была против, только уж больно умирать не хотелось.
   На меня упала чья-то тень.
   - Простите, - равнодушно произнёс воин. - Вам больно?
   Он ещё спрашивает?
   Вместо ответа я робко подняла глаза и улыбнулась. Та-ак! А это что со мной происходит?! Какая разница, красив-не красив, он же плевать на меня хотел! То есть я хотела сказать - велел связать, больно стукнул и явно планирует сделать что-нибудь нехорошее. А ещё унижал всячески - и ещё унизит. И спас мне жизнь, освободив от власти меча.
   Оружие не сдавалось. Что этому человеку до меня? Кто я для него? Жалкая неумеха, которая, даже заколдованная, держит одноручник двумя руками. Трусиха, выронившая меч. Разве я ему пара? Если я подниму оружие, он, может, и не полюбит меня - но будет уважать, как равную.
   "Как равную?!" - мысленно взвыла я, стряхивая с себя гибельные чары. Как марионетку!!! А кто будет уважать марионетку - не говоря уже о любви. Стоп. Снова стоп, самый полный стоп!!! Какая любовь, откуда эти мысли вообще взялись?!
   Пока я сражалась со своими внутренними демонами, посланные закончили свои поиски и вернулись: двое с ножнами, а остальные с пустыми руками. Между тем они казались очень довольными. Наверное, прятали украденное в одежде.
   Воин осторожно вложил волшебный меч в принесённые ножны и прикрепил к поясу.
   - Оставлять её здесь глупо, - всё тем же отстранённым голосом произнёс он. Потом повернулся ко мне. - Тебя можно считать военнопленной. Хочешь, мы можем потом вернуть тебя хозяевам - если у них найдётся, что предложить взамен?
   Сначала я услышала жуткое "потом". После чего потом? Что со мной сделают в промежутке?! Затем до моего сознания дошли загадочные "хозяева". То есть те люди... существа, которые взяли неведомо где девушку, не знающую оружия - чтобы не терять своих бойцов, даже самых слабых?! - дали в руки волшебный меч, который должен превратить её в одержимую убийцу и отправили умирать? И к ним меня предлагают вернуть?!
   - Так как? Хочешь?
   Я отчаянно замотала головой. Нет, ни в коем случае!
   - Тогда я возьму тебя себе, - сухо проинформировал воин, поднял меня с пола и прижал к себе. - Отправляемся! - и мир вокруг исчез.
  
   - Плохо переносит телепортацию, - с явным удовольствием произнёс над моей головой знакомый голос. - Слаба, боязлива, болезненна. Более бесполезного существа я ещё не видел.
   Я слабо пошевелилась. Руки больше не связаны, я полулежу в низком кресле с длинным сидением и короткой спинкой.
   - Поэтому её надо отдать вам, Холодный Огонь, - зло закончил женский голос. - Понятно, к чему вы клоните. Но у других могут быть свои виды на вашу добычу.
   - На мою добычу, прошу заметить, - раздражённо ответил Холодный Огонь.
   - Вы действовали в рамках общей операции, - отозвалась женщина.
   Я открыла глаза. Снова зал. Только не пустой, а заставленный низенькими столами и такими же, как у меня, креслами. На них полулежали люди - мужчины и женщины и пристально смотрели куда-то за мою голову. Я оглянулась. Воин, он же Холодный Огонь, стоял за спинкой моего кресла. Почему-то мне подумалось, что он уступил мне своё место, а другие предлагали сгрузить меня куда-нибудь на пол. Чепуха, откуда я могу знать?
   - Но мне обещали свою долю за участие.
   - Обещали, - ещё более раздражённо согласилась женщина. - Но не обещали отдать вам всё, чего ни попросите.
   Кресла были сдвинуты так, что образовывали левое и правое крыло, как в английском парламенте. Моё сидение было развёрнуто к остальным и поставлено в стороне ото всех. В дальнем от меня конце зала столпились люди в белых халатах. Я сошла с ума и это психбольница?
   - После мы оценим ваш вклад и выплатим вам компенсацию за потраченное время, - ледяным голосом продолжала женщина. Похоже, эта мымра намекает, что Холодный Огонь ничего не сделал для общего успеха. Ей бы такое ничего. - А сейчас нам надо решить, что делать с опасным объектом, который попал нам в руки.
   - Объектом?
   - Меч и его владелицу можно рассматривать, как один объект, - отмахнулась женщина. - Я повторяю, это очень важно. Вам стоило убить её на месте, а не притаскивать сюда.
   - А меч?
   - Его можно переплавить.
   - И вы готовы провести такой эксперимент? - уточнил Холодный Огонь. Ему легко оставаться спокойным - не его же убить предлагают! - А если волшебные свойства сохранятся в металле?
   - Вы известный перестраховщик, - снисходительно ответила женщина. - Опасность, заключённая в переплавленном металле, значительно ниже опасности живого носителя. Но, раз она здесь, надо распорядиться максимально эффективно.
   - И что вы считаете максимально эффективным в отношении моей добычи?
   - У нас мнения разделились. Если эта девушка не представляет никакой опасности и действительно бесполезна, можно отдать её кому-то из нас. Пригодится... - Женщина смерила меня изучающим взглядом. - Она кажется вполне здоровой.
   Мужская половина собравшихся подозрительно оживилась. Я отстранённо подумала, что у них процветает институт рабства, а то и наложниц. Куда я попала?!
   - С другой стороны, редко попадается неагрессивный владелец волшебного меча. Возможно, нам следует детально изучить эту связь и причины её ослабления.
   Теперь уже оживились "санитары". Глядя на их садистские физиономии, я не испытала ни малейшего желания послужить науке.
   - Я понимаю ваше стремление использовать попавший к нам ресурс, - спокойно произнёс Холодный Огонь. - Но, повторяю, я вполне способен забрать эту девушку себе и самостоятельно изучить все интересующие вас особенности. Надеюсь, никто не сомневается в моей компетенции? - Возражающих не нашлось. - Результаты будут представлены на следующем собрании.
   - Мы ценим ваше предложение, - с трудом выдавила женщина. - Оно непременно будет учтено. Но ваши обязанности и без того обширны, мы не можем...
   - Ничего, я справлюсь.
   - Мы не сомневаемся, что вы способны и не на это, - осторожно произнесла женщина. - Но не будет ли более справедливо обременить дополнительной работой менее загруженных лиц?
   Я устала находиться в одной позе и попыталась усесться поудобнее. Не глядя положила руку на подлокотник, но почувствовала, что промахнулась и задела что-то другое... Меч! Как я сразу не заметила?! Это тот самый меч - и он лежал у самой моей руки! Тот самый? А что же тогда... Посреди зала высился стол, на котором, под прозрачным куполом лежал меч - точная копия моего. Когда ведущая собрание женщина или Холодный Огонь упоминали заколдованное оружие, все смотрели туда. Но мой меч при мне, вот он! Я не могла ошибиться: меч звал. Но не так, как в зале перед сокровищницей. Он не призывал защищать драгоценности, не предлагал выплеснуть все силы в убийственной ярости и с честью прожить несколько сверхъестественно ярких мгновений. Он просто... просил не отвергать его. Взять в руки. Использовать для защиты. Неужели я позволю этим людям - кто бы они ни были - поработить меня, сделать наложницей какого-то придурка или подвергнуть серии мучительных "исследований"? Пусть я трусиха, но разве эта участь не хуже смерти? А с мечом у меня есть шанс спастись, перебить всех и выжить. Может быть, даже убивать не придётся: они определённо боятся меня. То есть будут бояться, когда я покажу, на что мы способны. Меч не просил, не умолял, он вообще не говорил словами, просто меня тянуло прикоснуться к его рукояти, вытянуть из ножен, увидеть страх врагов, почувствовать свою силу... Мысли возникали сами собой и только краем сознания я понимала, что они не мои, что их создаёт меч.
   Взять в руки оружие и защитить себя... Вмешается ли Холодный Огонь? С ним мне не справиться, но кто, если не он, оставил меч у моей руки?
   Интересно только, зачем?
   Тем временем спор продолжался.
   - Я настаиваю на том, чтобы эту девушку отдали мне. Вы сами не понимаете, с чем связываетесь. Могут быть жертвы.
   - Мы зафиксируем ваш протест, - пообещала женщина. - Итак, на голосование ставится вопрос - что делать с "владелицей" волшебного меча. Варианты - отдать нашему уважаемому боевому консультанту, поделить в качестве добычи между здесь присутствующими, предоставить вместе с мечом в распоряжение нашей лаборатории для всестороннего анализа. Кто...
   - Предлагаю четвёртый вариант, - перебил мымру высокий голос. Я не сразу поняла, что это сказала я. И с удивлением заметила, что стою в угрожающей позе и держу перед собой обнажённый меч. - Отпустить, пока целы. Иначе... - Меч со свистом рассёк воздух и разрубил стоящий передо мной столик.
   Немая сцена. Взгляды присутствующих бегали от меня к Холодному Огню. На меня смотрели с ужасом. На него - с упрёком и негодованием. Действительно, что же он не предупредил, что ЭТО ещё и разговаривает. А также понимает их язык и размахивает мечом.
   - Холодный Огонь! - немного придя в себя, взвизгнула женщина. - Немедленно прекратите это безобразие!
   Безобразие? Ха! Да она настоящий мастер преуменьшений!
   Я стояла молча, ожидая, что скажет Холодный Огонь. Если он меня не остановил сразу, можно надеяться, что не остановит и после.
   - Когда выяснилось, - в своей безразличной манере ответил воин, - что интересующее вас помещение охраняется волшебным мечом - это ставило под угрозу всю вашу операцию, - вы обратились ко мне и пообещали награду, между тем надеясь, что я погибну, уничтожив владельца меча, и награды платить не придётся. Но я выжил и теперь вы ставите под сомнение мой вклад. Вы сомневаетесь, что эта девушка опасна? Думаете, сможете держать её под контролем? Так проверьте сами! Вот она, делите хоть на мелкие кусочки!
   Под конец речи Холодный Огонь утратил большую часть своего безразличия, позволив себе окатить собеседников ледяным презрением. Как я его понимала!
   Стоявшие у двери санитары поспешили по одному покинуть помещение. Остальные боялись пошевелиться, в ужасе разглядывая меня. Женщина, которая, по всей видимости, была здесь главной, стояла, скрестив руки, посреди зала и напряжённо соображала. Что-то мешало ей сдаться: то ли она надеялась, Холодный Огонь извинится за свою шутку и заседание пойдёт своим чередом, то ли настолько его ненавидела, что не могла признать своего поражения. Очень скоро мне эта ситуация надоела.
   - Так что вы решили? - зло спросила я, ещё раз рубанув несчастный столик. Что-то мне подсказывало, что в норме дерево так легко не ломается. - Долго мне ещё ждать? - Я сделала шаг вперёд и с удовольствием полюбовалась на панику, отразившуюся на их лицах. - Считаю до трёх. Раз...
   - Убери её! - не выдержал какой-то мужчина. - Она же опасна! Как ты мог допустить такое? Здесь ведь находятся женщины!
   - А она тогда кто? - уточнил Холодный Огонь. Ответа мужчина придумать не смог.
   - Два... - сказала я и сделала ещё шаг. - Если вы не сдадитесь, я залью зал вашей кровью. Первой умрёшь ты, - я махнула левой рукой в сторону мымры-председательницы.
   - Подавись ты этой девкой! - не выдержала та, по-прежнему игнорируя меня. - Забирай её и проваливай!
   Я перехватила меч поудобней, приготовившись убивать. Но в этот момент Холодный Огонь отодвинул в сторону кресло, подобрал с пола ножны, шагнул ко мне и ухватил за свободную руку.
   - Благодарю, - сказал он и, прежде, чем я успела что-либо сделать, мир вокруг исчез. Всё-таки я плохо переношу эту самую... телепортацию.
  
   Через некоторое время я сидела в доме Холодного Огня и пила чай с пирожными. Он просил называть его сокращённо Хон - мол, они всегда сокращают свои длинные оксюмороновые имена, каковые служили отличительным признаком местной знати. Это было единственной информацией, которую он соизволил сообщить, в основном Хон вытягивал из меня сведения с той же скоростью, с которой я вытягивала конфеты из стоящей передо мной вазочки. Их приходилось извлекать левой рукой, левой же разворачивать фантики: правая после того выступления с мечом, когда я одним ударом перерубила массивный столик, вообще не слушалась. Хон сказал, что это скоро пройдёт... хотелось бы надеяться.
   - Удивительно, - сказал Холодный Огонь. - Все твои воспоминания совершенно непохожи на тот мир, каким я его знаю. Сомневаюсь, что кто-то вообще слышал про все эти... компьютеры, автомобили, троллейбусы, метро и сотовые телефоны. А вот ты о нас что-то знаешь.
   - Что? - Нет, это в самом деле интересно: оказывается, я нахожусь в другом мире, но про него что-то знаю. В другом мире... Ой, мамочки! А домой я как попаду? В голове вихрем пронеслись мысли о куче недоделанных дел, которые нельзя откладывать ни на минуту... потом о родных и близких, которым без меня будет очень плохо...
   А потом я напомнила себе, что совершенно непонятно, что со мной собираются здесь делать и пока на первом плане стоит вопрос выживания. Это пока Хон такой вежливый, а ну как опять бросит головой в стенку или начнёт какие-нибудь "исследования", о которых говорил на заседании.
   - Ты же не удивилась при слове "телепортация", например. Если вы для перемещения пользуетесь машинами, значит, телепортироваться вы не умеете. И всё же ты меня понимаешь.
   - Ну... - Не сразу мне удалось донести до собеседника идею фантастической литературы, до которой я была большая охотница. По-моему, они вообще не писали художественных книг, о выдуманных мирах речи и не шло. Но мне могло показаться - или Хон мог притворяться... неизвестно зачем.
   - Интересно, - хмыкнул Хон, когда я закончила свои путанные объяснения. - Тогда вот что - посмотри и скажи мне, что здесь тебе кажется необычным. И о чём ты читала в книгах, а что даже не представляла.
   Я окинула комнату взглядом. Кресла здесь были другого типа, чем в зале, но принцип тот же: низенькая спинка, длинное сидение. Между нами стоял столик - тоже не похожий на столики в зале, но такой же низкий. Лампы не было, с потолка лился ровный свет. То ли у них такое освещение, то ли здесь нет ни крыши, ни верхних этажей и потолок полупрозрачный. Что ещё? Двери обычные, то есть я хотела сказать - такие же, как в моём мире. Посуда на столе тоже особой оригинальностью не отличалась. Пожалуй, странной была одежда: никаких застёжек или завязок, края ткани притягивались друг другу как намагниченные.
   Всё это я послушно изложила Хону, после чего добавила:
   - И ещё чай, пирожные и конфеты.
   - А с ними что не так? - удивился он.
   - Ну, знаете, когда в волшебном мире есть обычный чай - куда ни шло. Но шоколад и бисквитные пирожные! И даже фантики! Только у нас они с картинками и надписями, а тут просто яркие бумажки.
   - Это - единственное, что тебя удивляет? - уточнил Хон. - А одежда, освещение, мебель - нет?
   - Но волшебный мир должен как-то отличаться от настоящего! - запротестовала я и тут же прикусила язык.
   - Несомненно, должен, - с непроницаемым видом согласился Хон. После чего встал и вышел из комнаты, оставив меня доедать конфеты в гордом одиночестве. Пирожные я съела с самого начала.
  
   Двери со стуком распахнулись, когда я дожёвывала последнюю конфету. Хм. Ну, я и не думала, что меня здесь оставят в покое, правда?
   Судя по вошедшей в комнату девочке-подростке, она могла что угодно, но только не оставить кого-нибудь в покое. Рядом с ней слово "покой" вообще теряло свой смысл. Девица была среднего роста, но не исключено, что ещё вырастет. Рост, кстати, это единственное, что в ней было нормальным, ибо одета она была в сидящую на бёдрах мини-юбку и короткий топ. Зато сапоги выше колена. Кроме этого, у девицы было проколото всё, что только можно и всё, что нельзя - тоже: пупок, нос, брови, нижняя губа и, конечно же, уши. Стоящие дыбом короткие волосы были трёх цветов: красного, синего и жёлтого. Кошмар, а не подросток.
   - Привет! - жизнерадостно поздоровалась она. - Это тебя притащил мой брат? Мой брат - Холодный Огонь, - пояснила она, по-своему истолковав мою молчаливую оторопь. Я справилась со своими чувствами и кивнула. - Здорово! - обрадовалась девица. - Наконец-то будем жить, как нормальные люди!
   - А как живут нормальные люди? - осторожно спросила я.
   - Нормально! - отрубила девочка. - Без этих семейных обычаев, от которых всех давно тошнит! Родовая честь, видите ли, запрещает приводить домой пленных! Другим не запрещает, а в нашем роду отродясь того не бывало! Идиотизм, правда?
   - Ну... - неопределённо потянула я. - А что делают с пленными в других домах?
   Девочка слегка удивилась вопросу.
   - Как - что? Обламывают и приставляют к делу!
   - Обламывают?
   - Ну да! Их же на войне берут, мирных-то захватывать закон запрещает. В соседней реальности женщины, знаешь, какие дикие? Ну, и мужики тоже попадаются ничего себе. А брат так ни одного мне не привёз, сколько не просила...
   - В соседней реальности? - уточнила я, оставив пока вопрос о загадочном "деле", к которому приставляют пленных рабов. И как обламывают - вон, девчонка явно считает, что без труда подчинила бы себе взрослого мужчину.
   - Ну да. А ты, что, совсем тёмная? Не знаешь, что реальностей много и что мы с ними воюем? А кто-то даже умеет людей оттуда вытягивать, только это запрещено и редко получается. Ты этого не знаешь? Тогда я тебе ничего не скажу!
   Ну и не надо, подумала я. И так уже информации выше крыши.
   - А меня зовут Сува, - неожиданно представилась девица. - А полностью - Сухая Вода - ничего себе имечко? А тебя как зовут? - Я было открыла рот, чтобы ответить, но Сува бешено замахала руками. - Нет, не говори ничего! Я сама тебе имя придумаю! Раз ты наша пленница, будешь отзываться на наше имя. Ладно?
   Сестрёнка Хона изобразила напряжённую работу мысли.
   - Давай я буду звать тебя Чеда - ты же не знатного происхождения.
   - А почему Чеда? - удивилась я.
   - Черноволосая девушка, разве не понятно? - У меня волосы не чёрные, а неопределённого тёмного оттенка, но спорить я не стала. Тем временем девица неожиданно сделала двойное сальто, потом стойку на руках и так подошла к столику. - Фу-у, все конфеты съедены. Кто же столько умял, братец же не выносит сладкого? - Она прыжком вернулась в нормальное положение и рухнула в кресло. - Ты, что ли? Ну, даё-ёшь... - Она устремила на меня взгляд, полный безграничного уважения. - А мне Хон запрещает. Тебе не запрещает, а мне запрещает! Есть ли в мире справедливость?!
   Я пожала плечами.
   - А где твой брат сейчас?
   - Да занят он, пошёл комнату пыток готовить.
   Мне стало плохо. Я сильно пожалела, что, придя в себя, согласилась вложить меч в ножны и дать запереть его в оружейной.
   - Что это с тобой? - не поняла Сува. - А-а-а, ты пыток испугалась! - В этот момент я была готова убить жизнерадостную девчонку голыми руками. - Не трясись, это я так то место называю. Никаких пыток там нет, просто приборы всякие, людей изучают. Это не больно, мне брат показывал. А ты боишься, значит? Ты странная.
   - Я?
   - Ну да. Тебя сюда силой приволокли, а ты сидишь и конфеты жрёшь! Я бы на твоём месте... - Девочка вскочила, видимо, собираясь мне продемонстрировать правильную стратегию в такой ситуации, но неожиданно рухнула обратно в кресло и с интересом уставилась на меня. - А, правда, когда тебя взяли, у тебя был непобедимый меч?
   - Непобедимый?
   - Ну, такой, который помогает всех врагов в капусту крошить!
   - Правда.
   - Ой, как здорово! - Сува снова вскочила и в восторге закружилась по комнате. - Дашь подержать? Стой! - крикнула она и сама остановилась. - Если у тебя был меч, почему ты здесь? И почему на брате не единой царапины? И на тебе?!
   Похоже, она была бы счастлива, если бы мы оба истекали кровью. Это больше бы соответствовало её представлениям о прекрасном. Я развела руками.
   - Так уж получилось.
   - А-а-а, вы решили сразиться потом, да? В другое время и в другом месте? А что ты охраняла?
   - Я не знаю.
   - Как не знаешь?! Зачем же тогда охраняла? Вот я бы ни за что не охраняла неизвестно что! Только если бы мне точно сказали, что там такое и зачем оно нужно. Зал совета во время совещания, например... или сокровищницу... Может, это была сокровищница?
   - Наверное.
   - А что брат оттуда взял?
   - Ничего.
   - Как - ничего?! А зачем он туда ходил?
   Я пожала плечами. В самом деле, Хон мне, что, отчитывается? Я могла только предполагать.
   - Поняла! - возгласила девица после неловкой паузы. - Он ходил тебя поймать... то есть обезвредить. У тебя ведь меч был, ты бы наших солдат как нечего делать положила. А он тебе понравился?
   - Меч?
   - Да нет же, Хон! Он ведь красивый, по нему все сохнут. А ты?
   Я начала терять терпение.
   - Спроси что-нибудь другое, - предложила я.
   Девчонка гордо задрала нос.
   - Ты думай, кто ты и с кем разговариваешь. Ты - пленница, рабыня, а я - представительница древнего и знатного рода...
   - Который никогда не держал ни рабов, ни пленников, - закончил за неё Хон, как раз показавшийся в дверях.
   Сува надулась.
   - И зря! Хон! Разве так можно?! Ты всё время уходишь, а мне скучно...
   - Ты могла бы учиться, - предложил Хон.
   - Вот ещё! Делать мне нечего! Заниматься!
   - Тогда можешь пойти к своим подружкам, поиграть.
   - Он до сих пор считает меня ребёнком, - кипя негодованием, пожаловалась мне Сува и выскочила за дверь.
   - Она тебя очень донимала? - как ни в чём не бывало, спросил Хон. Я пожала плечами. - Не обижайся на неё. Живёт девчонка абы как, я забрал её к себе, чтобы родителям было полегче, но она и у меня от рук отбилась.
   - А кто ваши роди?.. - начала я, но тут же осеклась. Расспрашивать о житейских подробностях почему-то не хотелось, наверное, потому, что за весь предыдущий разговор Хон и словечка о себе не проронил, не в пример сестрице. Он проницательно на меня посмотрел.
   - Тебе ведь всё равно мои слова ничего не скажут. Обычные в чём-то люди, которым не повезло породить знаменитого сына. А потом ещё и дочка подрастать стала... Но это не важно.
   - А-а-а... понятно.
   - Сомневаюсь, - серьёзно ответил Хон и протянул мне руку. - Вставай, нам пора работать.
   Глядя на него снизу вверх, я остро ощутила, как нечеловечески устала, как у меня болит левое плечо, которым я ударилась о стену и отёчно ноет правая рука, двигать которой я могла с большим трудом. И ещё конфеты с пирожными - не замена нормальному обеду. Так что никуда вставать и идти мне не хотелось. Хон хмыкнул и поднял меня сам, больно ухватив за плечо.
   - Я далёк от взглядов своей сестры, - сообщил мне Хон. - Но не в твоём положении упрямиться. Поняла? Я второй раз объяснять не буду.
   Правая рука заныла ещё сильнее. То ли от бесцеремонного обращения, то ли от желания взять меч или хотя бы дать наглецу пощёчину. Далёк он, понимаете ли! Рабовладелец!
  
   - Я понимаю, ты обиделась, - снова вернулся к безразличной манере разговора Хон. - Но на карте стоит судьба целого народа, я не могу поставить его в зависимость от твоих капризов.
   - Капризов! - не выдержала я.
   - Что не так?
   - Ничего.
   - Хочешь сказать, ты вовсе не капризничала? Или я был невежлив с тобой?
   Я пожала плечами.
   - Прости. Повторяю, мне некогда с тобой возиться. Светские реверансы придётся отложить. Ладно, приступим.
   Хон усадил меня в кресло и приступил к своим исследованиям. Он то освещал меня какими-то лучами, то просил что-то сказать, пару раз совал в руки какие-то штуковины и один раз прикрепил к голове какой-то диск. Закончив с этими экспериментами, он хмыкнул и велел мне подниматься.
   - Плохо дело.
   - Что случилось?
   Хон искоса взглянул на меня, словно решая, стоит ли со мной разговаривать.
   - Ты не из нашей реальности.
   - Ну и что?
   - Ну и что?!
   - Вы же это с самого начала знали.
   - Знал, - признался Хон. - Но надеялся, что ошибаюсь.
   - Почему?
   Хон снова хмыкнул.
   - Не притворяйся ничего не понимающей. Мне известен длинный язык моей сестрицы.
   - Но я ничего не знаю!
   - Да?
   - Нет, она сказала, что вы можете вытягивать людей из других реальностей. Но ведь...
   - Ведь! - перебил меня Хон. - Вот именно - ведь! Ведь никто, кроме нас, не умеет вытягивать людей! А тебя, если не помнишь, мы захватили в соседней реальности.
   - Откуда мне было знать? А в какой?
   - Тебе это что-нибудь скажет? В соседней реальности живут самые разные люди. Если тебе интересно, есть народность воинственных женщин. Чья была сокровищница, я не знаю, информация была только о том, где она находится и что в ней лежит. Скорее всего, тех самых воинственных женщин.
   - Почему?
   - А кому ещё в голову придёт ставить на охрану пусть бесполезную, но девушку? Другим бы и в голову не пришло выбрать такого охранника.
   - Но...
   - Плохо в том, что никто, кроме нас, не знает секрета.
   - Значит, знает.
   - Вот именно. Ты не представляешь, что это для нас означает!
   - Что?
   - Да вся наша реальность под угрозой, вот что! Теперь наши враги могут похитить кого угодно отсюда, хоть весь народ! Они же все ненавидят нас!
   - А почему? - ляпнула я.
   - Почему... Мы давно воюем с ними, вот почему.
   - И воруете людей, - дополнила я.
   - Из ближних реальностей - никогда. Не такие уж мы дураки.
   - А...
   - Что ещё?
   - А как вы узнали, что я из дальней реальности?
   - Во-первых, некоторые свойства твоего организма. Во-вторых, мысли, которые я сумел уловить, полностью показывают...
   - Мысли?!
   - А, в твоей реальности нет телепатии? Но ты вроде имеешь о ней представление. Ну-ка, расскажи, что ты о ней знаешь.
   Я, запинаясь, поспешила исполнить приказ. Идея беседы с телепатом мне не нравилась даже в книжках. Хон внимательно выслушал и кивнул.
   - Достаточно. Не стоит так бояться. Телепатия посредством одного только организма - утопия. Это делается посредством заколдованных предметов, сминающих защиту твоего разума.
   Сминающих защиту... Мамочки!
   - А зачем тогда вы меня расспрашивали? Если могли выяснить всё с помощью телепатии?
   Хон нахмурился.
   - Ты задаёшь слишком много вопросов.
   - Но...
   - Это подозрительно.
   - Простите.
   - Даже если ты ничего не замышляешь, я должен учитывать возможность того, что тебя похитят обратно и допросят обо всём, что ты здесь узнала.
   - А я думала, вы в состоянии предотвратить...
   - Мне очень хочется тебя стукнуть, - вместо ответа сообщил Хон. - Уж больно ты быстро думаешь и задаёшь вопросы. Может, тогда поостережёшься.
   - Это комплимент? - дрожащим голосом спросила я.
   - Вот, опять.
   - Простите.
   Хон повернулся к единственному в комнате столу и сделал в своих записях какие-то пометки.
   - Хорошо, - сказал он, не оборачиваясь. - Кое-что я тебе расскажу. Кто бы тебя ни прислал, это-то они знают.
   - Что?
   - Во-первых, есть много реальностей. Во-вторых, жители некоторых способны перемещаться между ними. Только они знают о множественности миров. Наша - одна из таких. В-третьих, есть теоретическая возможность вытаскивать людей из дальних реальностей, в которые мы не можем проникнуть. Это запрещено законом и тщательно скрывается от соседей, да и от жителей нашей реальности - тоже. Вытаскивать людей очень непросто, самое сложное - точно сформулировать определённое число параметров, иначе не притянуть. В твоём случае туда входил в первую очередь пол, потом - боевая бесполезность и пристрастие к глупым книжкам. Без представления о волшебстве ты бы сюда просто не смогла попасть.
   - А зачем скрывать от соседей, если вытащить можно только из дальних реальностей?
   Хон смерил меня подозрительным взглядом.
   - Ещё вопросы есть?
   - Простите.
   - Скажу ещё о том, что тебя непосредственно касается. Итак, возможность, о которой я говорил, касается переноса не тела, а сознания.
   - То есть моё тело осталось дома? Без сознания?
   - Тебя это пугает? Если ты вернёшься домой, ты появишься там в тот же момент, когда исчезла. Далее: поскольку здесь присутствует только твоё сознание, все увечья, которые ты тут получишь, мало отразятся на тебе реальной. Здесь сломаешь руку - там посадишь синяк. Не более.
   - А если я здесь умру?
   - Сойдёшь с ума, - равнодушно ответил Хон.
   Я зябко поёжилась.
   - Чем хороши рабы из других реальностей, - безразлично продолжал Хон, - они практически не стареют. А если отправить назад и вернуть сюда, то залечиваются все раны, проходят болезни. Удобно.
   - А... можно вернуть человека обратно?
   - Можно. Но в ближайшее время на это не рассчитывай.
   Я с досадой отвернулась и принялась рассматривать комнату. Моё внимание привлек какой-то прибор. Хон по-прежнему занимался своими записями и я осторожно взяла прибор в руки. Это оказался не один предмет, а несколько. Две изогнутые пластинки, одна больше, одна меньше, пара дисков, очки с непрозрачными "стёклами" что-то вроде клипсов и нечто, напоминающее середину шапочки. Всё это держалось вместе, словно на невидимых нитях. И куда всё это?
   - Положи немедленно.
   - Что?
   - Я - сказал - немедленно - положи - откуда - взяла - и - больше - не трогай, - отчеканил Хон. - Сколько раз повторять?!
   Я поспешно выпустила прибор из рук и отступила на шаг. Хон подошёл, оттеснил меня в сторону и убрал весь набор с открытой полки в закрывающееся отделение и запер дверцу.
   - Это устройство, лишающее воли, - насмешливо сообщил он. - Как мило, что ты сама обратила на него внимание. Его укрепляют - диски на висках, "шапочку" на темя, пластинки - на лоб и затылок, "клипсы" на уши. Очками закрывают глаза, как ты понимаешь.
   - И?..
   - И включают. Почему, как ты думаешь, мы не боимся пленных рабов? Побочное действие - отрубается память о последних часах. Удобно, не так ли?
   Я судорожно сглотнула.
   - Кстати, ты с ним уже встречалась.
   - Я?!
   - Разумеется, ты этого не помнишь. Но признаки налицо. Во-первых, ты не знаешь, как очутилась у дверей сокровищницы. Во-вторых, ты знаешь наш язык.
   - Язык? - Мне и не приходило в голову, что у меня нет причин понимать речь этих людей.
   - Вот именно. И третье - вспомни, ты не только очнулась с мечом в руках. Ты ведь имела чёткое представление о том, что и зачем охраняешь.
   - Смутное, - поправила я. Но больше спорить не стала. Хон пожал плечами.
   - Да, ещё, - произнёс он после непродолжительного молчания. - В последнее время моя сестрица проявляет подозрительный интерес к этой комнате. И я не удивлюсь, если она подобрала ключи. Уж на что я поставил старомодные замки, и то... - Он махнул рукой. - Если в моё отсутствие Сува будет тебя сюда тащить - откажись наотрез. Не бойся её обидеть. Мне будет легче увидеть свою сестру обиженной, чем тебя - лишённой воли. Не говоря уже о побочных последствиях...
  
   Я просыпалась постепенно, долго не могла понять, где я нахожусь. Кажется, вчера что-то случилось... Я открыла глаза и увидела незнакомую комнату. Это открытие меня так поразило, что я тут же попыталась сесть. К сожалению, я это сделала, опираясь на правую руку, за что и поплатилась: несчастную конечность пронзила дикая боль, заставившая меня с криком упасть на кровать. Что это со мной?! Вчерашний день вспомнился не сразу, но когда вспомнился... Я осторожно уселась. Болела не только правая рука, ныло всё тело. Это надолго так?
   Исследованиями в "комнате пыток" вчера дело не кончилось. Хон, едва закончив своё предупреждение относительно Сувы, тут же потащил меня в фехтовальный зал, к которому примыкала оружейная. "Чтобы исследовать связь с волшебным мечом и уточнить боевые качества". Мои. Мог бы и не уточнять, итак всё ясно. Но нет, ему хотелось самолично проверить, насколько я бездарна.
   Сначала Хон растёр мою правую руку какой-то мазью, тем самым вернув ей подвижность. Потом велел взять в руки оружие, напоминающее рапиру. Ещё хмыкнул, мол, понимает, насколько это вредно, но у него нет другого выбора. И времени ждать, пока я сама поправлюсь.
   Моментально удостоверившись в моей абсолютной неприспособленности к фехтованию, этот садист повесил мне на пояс волшебный меч и велел "мысленно потянуться к нему". И напал. Дальше вспоминалось смутно - сознание затуманилось под напором меча, который из ножен помогал мне более или менее держаться и всё уговаривал "показать, на что мы способны". Мысль принадлежала мне, но, уверена, без влияния оружия не обошлось. Впрочем, "держаться" в данном случае скорее означает, что Хон не выбил учебную рапиру на первой же минуте и что половину ударов я кое-как отвела. Остальные достались мне в полной мере. К концу "занятия" я ничего не соображала и могла только плакать от боли. Хон снова растёр правую руку, извинился, дал какого-то питья и буквально на руках притащил сюда.
   Мда...
   Комната, в которой я проснулась, была обставлена аскетически. Кровать, кроме неё зеркало и встроенный в стену шкаф. Кажется, потолок начал светиться только когда я открыла глаза.
   На мне оказалось одеяние, которое я определила как ночную сорочку: светлые тона и мягкая ткань. Страшно подумать о том, кто меня переодевал... Не Сува же, в самом деле, а слуг я здесь не видела...
   В шкафу оказалась моя вчерашняя одежда и светло-голубое платье. Подумав, я надела платье и продолжила "обход" комнаты. Из неё вели две двери - одна в то, что я назвала "гостиной" - небольшую комнату с тремя креслами и столиком такого же типа, как те, за которыми меня Хон вчера допрашивал. За второй скрывалось нечто, оказавшееся при ближайшем рассмотрении совмещённым санузлом. Там было всё необходимое, включая полотенце, мыло, зубную щётку и некое подобие зубной пасты. Интересно, это у них всё так обставлено, или Хон вытянул информацию из моих мыслей?
   Покончив с умыванием, я прошла в "гостиную" и тут же переименовала её в столовую: на столе красовалась тарелка с бутербродами и стакан с каким-то питьём. Они всегда так едят или мне, как пленнице, нормальная еда не положена?
   Второй дверью "гостиная" выходила в коридор. Кстати, дверь никак не запиралась - ни снаружи, ни изнутри. Из коридора доносились возбуждённые голоса, чем-то отбившие у меня охоту выходить. Я уселась за столик и приступила к завтраку.
  
   Я едва успела доесть бутерброды, как дверь с треском отворилась и в комнату вбежала Сува.
   - Привет! - поздоровалась она, плюхаясь в кресло. - Ты только сейчас проснулась? А я давно на ногах. Хон ещё раньше смотался.
   - Куда смотался? - не поняла я.
   - Куда, куда. По делам своим, вечно каких-то предателей разыскивает, врагов и вообще непонятно кого. У дожа тоже присутствует...
   - У дожа?!
   Фантастический аналог Венеции? Интересно, вода у них тут в таком же количестве?
   - Ну да, - слегка растерялась девочка. - Дож у нас главный, но он почти ни во что не вмешивается, посылает в Совет таких, как Хон. А ты и этого не знала?
   Я пожала плечами, не желая отвечать на глупый вопрос.
   - Ну, ты даёшь... А я зачем пришла? Брат ушёл, я за хозяйку осталась.
   - Поздравляю.
   - И моя обязанность сегодня - развлекать гостей, - с наигранной весёлостью проинформировала меня девочка.
   - Спасибо. Очень мило, что ты вспомнила обо мне, но я ничего не хочу и...
   - Ты не поняла! - порывисто вскочила Сува. - Я не тебя пришла развлекать! Пойдём со мной!
   - Куда? - подозрительно спросила я.
   - Ко мне. Пойдём, Чеда!
   - Зачем?
   - Я тебя друзьям покажу. Ну, пошли со мной! Что тебе стоит?
   - Сува, - осторожно произнесла я. - В каком смысле - покажешь?
   - Ну, покажу. Пойдём!
   - В качестве кого ты меня покажешь своим друзьям?
   Девочка удивилась.
   - Как нашу рабыню, конечно. Что сидишь, пойдём!
   - Сува, я не рабыня.
   - Чепуха! Тебя взяли в плен, значит, ты наша рабыня. Пойдём!
   - Пусть мне это скажет Хон. Он ведь говорил, что вы не держите рабов принципиально.
   - Мало ли что говорил Хон! Сейчас я хозяйка и ты должна слушаться меня!
   - Скорее, ты сестра хозяина, - поправила я. Сува оскорблёно вспыхнула.
   - Так ты не пойдёшь?
   - Нет.
   - Ну, смотри! Уж я найду способ тебя обломать!
   С этими словами девочка пулей выскочила за дверь.
   Ох, как мне это не нравится! Девочку ждали неподалёку, по крайней мере, голосить она стала, едва оказалась в коридоре. Видимо, кто-то спросил её "Ну, как?", потому что она закричала:
   - Она не хочет! Не идёт! Мы её не обламывали и она не слушается меня! А Хон...
   Её, видимо, перебили. Сува ненадолго замолчала и заговорила снова, уже тише:
   - Но Хон запретил...
   Потом:
   - Но он говорил, она не...
   Потом:
   - Взрослая! Но Хон разозлится...
   Потом, пронзительно:
   - Никого я не боюсь!
   Я выскочила за дверь ещё быстрее, чем Сува. Хон не зря меня предупреждал, он только не учёл, что вместе с девчонкой будет банда подростков. И поэтому поместил меня в не запирающуюся комнату... Или Сува подобрала бы ключ?
   Я метнулась туда-сюда. Кажется, девчонка побежала направо... да и голоса оттуда же доносятся. Я кинулась в противоположную сторону. Долго бежала прямо мимо запертых дверей, наконец впереди показался поворот.
   - Её здесь нет... - Услышала я растерянный голос Сувы за спиной и тут же прозвучал чей-то азартный выкрик:
   - Да ты посмотри, вот она!
   Не знаю, что на меня нашло, но, вместо того, чтобы побежать ещё быстрее, я оглянулась и посмотрела на своих преследователей.
   Кучка подростков разного роста. У всех бросаются в глаза разноцветные волосы и странная одежда - ненормально открытая или, напротив, тяжёлая мешковатая. Лица на таком расстоянии видны смутно. Рядом с Сувой - невысокий парнишка, кажется, постарше остальных. У него ядовито-синие волосы, вся его поза выражает надменность и привычку к чужому подчинению.
   - Стой! - кричит мне Сува. - Чеда, вернись немедленно! Я приказываю.
   Я качаю головой.
   - И это всё, что ты можешь? - засмеялся синеволосый парнишка. - Я от тебя ждал большего. Поймаем беглянку?
   Остальные разразились одобрительными воплями и бросились ко мне.
   И чего я всё ещё стою?!
   Я, наконец, стряхнула оцепенение и свернула за угол. К моему счастью, вскоре после поворота коридор разветвлялся, а чуть дальше я увидела лестницу. Совершенно нормальную лестницу, такую же, какую устанавливают в подъездах, может быть, более чистую и изящную. На секунду замешкавшись, я выбрала лестницу и кубарем скатилась по ступенькам. Бежать, бежать, скорее. Только бы выбраться отсюда, только бы уйти от погони. Скорее. Прочь.
   Я надеялась, что внизу найдётся выход или хотя бы путь наружу, но, к моему разочарованию и даже ужасу, все лестничные площадки внизу буквально висели в воздухе, не связываясь ни с какими коридорами. Я преодолела их, наверное, пять, когда лестница закончилась. Внизу не было ни коридора, ни даже площадки. Просто ступени обрывались в... пустоте. Я уселась на лестницу и заглянула вниз. Нет. Ничего нет. Абсолютная пустота, ничего. Как я могла не заметить это сверху? Я оглянулась назад. Оглянулась и... закричала: наверху лестницы тоже не было. было всего три ступеньки: на одной я сидела, на другую поставила ноги, на третью могла при желании опереться спиной. И больше ничего. Вокруг меня клубилась тьма - несмотря на это на ступеньках было светло.
   Куда я попала?
   Возбуждённые голоса, которые я слышала всё время своего бегства стихли. Когда? Только что? Когда я остановилась? Или три площадки назад? Не помню. Не понимаю.
   Исчезло ощущение того, кто я и как сюда попала. Нет никого и ничего, меня тоже нет. Есть только пустота, пустота, вечность...
   Безмятежность вечности внезапно нарушилась резкой, навязчивой музыкой. Постепенно терпеть её стало невозможным. Я открыла глаза и выключила будильник. Утро. Пора вставать.
   Что же мне снилось такое? Что-то красивое, но страшное. Яркое... нет, не помню. В течение совершенно обычного дня воспоминание о сновидениях ушли окончательно. Только когда я ложилась спать, возникло смутное ощущение яркого и необычного приключения, которое ждёт меня за порогом сна.
  
   Снова пустота. Из ничего соткались голоса - мужской и женский. Молодые и... раздражённые.
   - Не знаю, Хон, не знаю! Она просто исчезла!
   - "Просто"! По-твоему это просто? Что ты без меня натворила?!
   - Я же говорю - я не знаю! Может, её кто-то похитил...
   - Или напугал, - подсказал Хон.
   - Напугал? - В голосе фальшивое изумление и плохо скрываемый страх.
   - В "комнате пыток" взломана дверь. И открыт ящик с одним сложным прибором...
   - Это не я!
   - А кто тогда?!
   - Не я!
   - Уж не врала бы! Ты пыталась "обломать" Чеду, но она успела удрать.
   - Неправда!
   - Ты ещё отпираешься!
   - А если бы и так, что тогда? Подумаешь, какая-то рабыня!
   - Сува!!!
   - Хон, это всего лишь рабыня, почему ты устраиваешь из-за...
   - Сува! Ты можешь своим умишком понять, что Чеда - человек, такой же, как ты или я?! И ты собиралась искалечить другого человека для потехи своих разнузданных приятелей!
   - Это приличные люди, не то, что...
   - Не то, что кто?! Я?!
   - Нет, Хон, ну что ты вечно...
   - Тогда Чеда?
   - Но ведь она правда...
   - Что правда - то, что ей не повезло попасть в нашу реальность и встретиться с тобой!!! - загремел Хон. - Больше она ни в чём не провинилась! Особенно перед тобой! А вот ты...
   Постепенно к голосам добавились образы. Меня ещё не было, но я видела большую комнату, по всей видимости, библиотеку - с полками, уставленными книгами, несколькими столами, только не низкими, как предыдущие, а высокие, человеку по пояс. Вдоль стен - диваны, похожие на кресла в других комнаты. Посреди библиотеки, у стола стояли Хон и Сува: он - бледный от гнева, она - красная от возмущения. Девчонка сжала кулаки, но продолжать спор не решилась.
   - Вспомнила бы хотя бы, что среди твоих дружков куча родственников членов Совета. Тот же Тёт, племянник госпожи Ясной Тучи, ведущей Совета.
   - Ну и что? - робко пискнула Сува, оставив все попытки оправдаться.
   - Ты ещё спрашиваешь?! Да завтра же Совету будет доложено, что я не уследил за доверенной мне добычей. А потом это дойдёт до дожа! Я и так балансирую над пропастью. Ты хоть представляешь себе, что меня после такого провала?!
   Сува, видимо, представляла, потому что виновато понурила голову.
   Хон гневно отвернулся от сестры и... Его взгляд остановился на том месте, из которого я смотрела. Меня ещё не было, но была точка зрения. И на это место смотрел Хон. Смотрел и видел... кого?
   - Вот что, - уже более спокойно сказал он, переключая внимание на сестру. - Пойди к любому из своих друзей. Можешь даже не умываться, так, зарёванная и заявишься. Придёшь, начнёшь плакаться, мол, брат - страшный тиран, запрещает тебе любые развлечения. Увидел, как вы пытались развлекаться с Чедой и отобрал "игрушку". Дистантно телепортировал к себе.
   - Но это же неправда... Я не могу...
   - Брату лгать можешь, а друзьям - нет? Или ты идёшь и делаешь, что я говорю, или сегодня же отправляешься к родителям.
   - Но, Хон...
   - Живо!!!
   Сува всхлипнула и исчезла. Телепортировалась, надо полагать.
   Хон снова посмотрел на меня. Я стала зримой, появилась в этой реальности.
   - Ты... вернулась.
   На его лице отразилась такая радость, будто я была его воскресшей возлюбленной. Хон шагнул ко мне, я тоже подалась ему навстречу. Но тут же одёрнула себя. Ему нет до меня дела, он только боится Совета и дожа, ничего больше. Хон остановился, постепенно овладевая своими эмоциями. Небывалая радость исчезла с его лица, Хон снова сделался невозмутимым боевым консультантом, сдержанным воином и учёным, которого я знала.
   Он подошёл ко мне.
   - Я рад, - безразлично сообщил он, по-хозяйски меня разглядывая. - Что произошло?
   - Вы же сами знаете.
   - Чего ты испугалась - да. Но как ты исчезла?
   - Я не знаю.
   - Расскажи, что видела.
   - Я не...
   - Расскажи.
   Пожав плечами, я повиновалась. Какая разница, сейчас рассказать или допустить, чтобы мои мысли прочёл некий прибор? Или выпытали ещё каким-нибудь способом, вдруг Хон солгал о телепатии?
   - Понятно, - подытожил он мой рассказ о тающих в воздухе ступенях.
   Я нахмурилась, не решаясь спрашивать, что ему стало понятно. Хон отвернулся.
   - Ты права, там действительно выход наружу. Постоянный портал, через него вносят и выносят крупные вещи: мебель, ещё что-нибудь... Ты и выбралась.
   - Я всегда так смогу?
   - Нет. Иначе ты бы вернулась сразу, как мы встретились. Или в зале Совета. Нужен портал и время просыпаться.
   - Просыпаться. Значит, это сон? Мне всё это снится?
   - Нет. Так получилось, что твоё сознание захватили во время сна и не успели полностью подчинить. Обычно мы обламываем пленных сразу, как они к нам попадают, чтобы не смели рваться домой. А так... Эта реальность стала опасна, та позвала, сознание вернулось в тело.
   - Но вы говорили, меня уже подчинили...
   - Поторопились, понадеялись на меч, - равнодушно пояснил Хон. - Это Сува думает, что "обламывать" пленных весёлая игра. Нет, подчинение требует огромных усилий от хозяина.
   - Хон...
   - Да?
   - Она не сама на это решилась.
   - Я знаю.
   - Её кто-то подтолкнул.
   - Догадывался. Кто?
   - Синеволосый.
   - Невысокий? Без серёжек?
   - Невысокий. Серёжек не разглядела.
   - Старше Сувы?
   - Да.
   Хон, не оборачиваясь, кивнул.
   - Тёт, молодой господин Тёмный Свет, племянник Яту. Вроде уже не ребёнок, но всё с детьми возится... Не к добру. Не ровен час, нарочно пришёл.
   - Зачем?
   - За тобой. Может, Яту приказала. Не хотела тебя отдавать на Совете, и сейчас не успокаивается.
   - Но зачем ей это? Неужели просто из вредности?
   - Я не знаю, только строю догадки. Может, боялась, что я лишнее от тебя узнаю.
   - Но что я могу знать...
   Хон пожал плечами и повернулся ко мне.
   - Чем гадать, пойдём работать.
   - А разве вы вчера не всё узнали?
   Хон хмыкнул.
   - Я только начал. Пойдём.
  
   На следующее утро в своей "столовой" я увидела, помимо накрытого стола, ещё и Суву. Не зная, чего ожидать, я опасливо попятилась. Девчонка нерешительно улыбнулась.
   - Хон велел извиниться.
   - И? - осмелела я.
   Сува поперхнулась.
   - Прости... - сломив гордость, сказала она. Я кивнула и села завтракать.
   - Сегодня у тебя нет гостей? - уточнила я, расправившись с салатом.
   - Нет, - помрачнела девочка.
   - Что так? Брат запретил? В наказание? - Знаю, это было опасно, но я не могла не попытаться её уязвить, задеть, уколоть - хоть как-то отомстить за пережитое унижение, за то, что на меня вели охоту, как на дикого зверя.
   - Почему в наказание? - не приняла моего тона Сува. - Никто сейчас из дома не выходит, кроме таких психов, как Хон.
   - А что, всеобщий праздник?
   - Какой праздник, Чеда? Нападения! Ночью были - на нескольких человек напали в момент телепортации, они раненные теперь в больнице лежат, неизвестно, когда поправятся!
   - Вот как. Но вы могли бы перемещаться пешком.
   - Чеда, ты, что, не знаешь?
   - Чего?
   - Мы не можем навещать друг друга пешком! Между нашими домами нет реальности.
   - Не поняла.
   - Так ты не знала...
   - Конечно, не знала. Объясни. Как это - нет реальности?
   - Но...
   - Не мнись, объясняй. По порядку и с самого начала.
   Я, видимо, выбрала правильный тон, потому что девчонка вздохнула и покорно принялась рассказывать:
   - Мы живём в ненастоящем мире. Когда-то давным-давно из соседней реальности выгнали... то есть сами ушли самые активные люди. Все другие миры были заняты, поэтому они кое-как создали этот. Но создавать миры очень сложно, им удалось только материализовать в пустоте дома и некоторые общие места: главный парк, площадь и т.д. поэтому мы можем перемещаться только телепортацией. Ей владели все основатели и они не сразу заметили неудобства такого способа. Потом некоторые стали обращаться к соседним реальностям, просили права селиться в нормальных мирах. У нас, например, дача в соседнем мире, там сейчас живут папа с мамой, а городской дом оставили Хону, ему тут удобней.
   - То есть у вас нет улиц и нельзя выйти из дома? - поразилась я.
   - Ну да.
   - Ну, дела... Тогда расскажи о нападениях.
   - Я ничего не знаю.
   - Неправда.
   - Не изображай из себя Хона!
   - Я никого не изображаю. Просто прошу рассказать всё, что знаешь. Вы ведь наверняка можете не только перемещаться, но и передавать информацию на расстоянии.
   - Откуда ты знаешь?!
   Ну, вот. То удивление о том, что мне неизвестны элементарные вещи, то испуг, когда я высказываю сделанные наобум догадки. Не объяснять же ей, что в моём мире люди общаются на расстоянии при помощи приборов и что откуда-то же она должна была узнать о ночных нападениях. А если есть информация, то как-то же она пришла. Мало кто будет рисковать собой лишь бы сообщить другим об опасности.
   - Знаю. Ну?
   - Можем, - неохотно признала Сува.
   - Тогда рассказывай.
   - Я всё уже сказала!
   - Вряд ли. Никогда не поверю, что никто не высказал хоть каких-нибудь предположений, что не возникли слухи, что...
   - Ладно. Ты права. Слухи есть. Все говорят, это из-за тебя.
   - Меня?!
   - Что появились хозяева сокровищницы, которую ты охраняла. То ли ищут тебя, то ли мстят за твою смерть. Или за грабёж.
   - Дела-а... - протянула я. - А что говорит Хон?
   - Он молчит. Только встал с утра пораньше, велел никуда не ходить, никого не принимать, заблокировать все порталы и охранять тебя, пока он к вечеру не вернётся.
   - Меня?
   - Ну да. Мол, вдруг тебя ищут и сюда заявятся.
   - Поздновато спохватились. С чего бы?
   - Я откуда знаю?
   - Нет, ну если бы искали меня, могли бы нагрянуть в первый же день, а не на третью ночь.
   Сува пожала плечами.
   - Мне они не докладываются, - надулась она.
   - Расскажи тогда о Совете.
   - Что - о Совете? - не поняла девочка.
   - Что такое Совет, как он действует, какова его власть, какова власть дожа и при чём тут Хон?
   - А зачем тебе?
   Пришла моя очередь пожимать плечами.
   - Интересно. Да и время потратим. Так будешь говорить?
   - Ладно.
   И я узнала, что их общество управляется в первую очередь Советом, который принимает решение за всех. Что в Совет входят представители почти всех знатных семейств. Что есть дож, который, по идее, должен стоять над Советом, но на самом деле давно отошёл от дел. Что дож посылает в Совет своих наблюдателей, вроде Хона. Что сам Холодный Огонь в своё время наотрез отказался от места в Совете, но охотно принял предложение дожа, став одновременно его наблюдателем и консультантом Совета по боевым вопросам, потому что ни в этой реальности, ни в соседних нет воина, равного ему. Эти слова Сува произнесла с законной сестринской гордостью.
   Общество в этой ненастоящей реальности делилось на знать, обладающую огромными привилегиями, в частности, держать дома пленников-рабов, "вторых людей", несколько ущемлённых в правах и немногочисленных ремесленников. В основном ремесленники были не нужны, все ценности добывались в соседних мирах с помощью примитивного воровства и реже - торговли.
   Девочка, кажется, говорила что-то ещё, потому что в какой-то момент она резко меня окликнула:
   - Эй! Ты слушаешь?
   - А? Что? Прости, я задумалась.
   - О чём?
   - О многом.
   - Не поделишься? - Кажется, девчонка пыталась скопировать мой колкий тон. Не сказать, что это у неё вообще не получилось.
   - Если ты так настаиваешь... Вот, например, а что взяли из той сокровищницы?
   - Какой сокровищницы?
   - Которую я охраняла.
   Сува растерялась.
   - А ты не знаешь?
   - Нет, я стояла в дверях, - начала раздражаться я. - Так что?
   - Я тоже не знаю... Хон внутрь не заходил, да ему и не говорили, зачем это... просто сказали, что там ты... то есть непобедимый меч.
   - А другие что говорили?
   - Другие?
   - Хорошо, спрошу иначе. Когда ваши люди грабят чужие сокровищницы, куда идёт добыча?
   - Членам Совета, разумеется... может, заслуженным знатным людям... иногда "вторых" награждают... редко.
   - Отлично. А на этот раз?
   - Не знаю.
   - Никто ничего не говорил? А в других случаях?
   - Нет, никто... а обычно - конечно, хвастаются... гостей приглашают, показывают... Ну и что?
   - Сама не догадываешься?
   - Ну и что, что никто ничего не рассказывал?! Может, это строго секретно!
   - Угу. А у членов Совета нет детей, младших братьев, племянников? Нет никого, кто может нарушить запрет старших?
   - Всё не можешь забыть? Я же извинилась!
   - А если бы я не успела убежать, проку было б с твоих извинений?
   - Чеда!
   - Но я-то не об этом. Просто спросила, разве раньше не было секретных операций, после которых члены Совета или их родные хвастались добычей?
   - Были... - растерянно признала Сува. - Были, в прошлом году мы к Тёту ходили и к Крани ещё...
   - Вот видишь! - восторжествовала я.
   - Что - вижу?
   - Да так... мне просто пришло в голову...
   - Что?!
   - А вдруг они вообще ничего не брали? Я у них ничего не заметила.
   - Как - не брали? Кто сможет зайти в сокровищницу и ничего не взять?
   - А, может, там вообще ничего не было...
   - Ничего?!
   - А почему бы и нет? Фальшивая сокровищница. Или, наоборот, реальная, но принадлежащая одному из членов Совета. Воины получили приказ ничего не трогать. Вошли, отсиделись и вышли.
   - Из членов Совета? Но зачем?!
   - Просто подумала... Хон уже говорил на Совете, что они надеялись, на его гибель в бою со мной. Но он выжил, а они стремились нас разлучить... - Я слегка покраснела. Сува моей оговорки, кажется, не заметила - или не придала значения. - Отобрать меня. Может, боялись, что он о чём-то догадается?
   - О чём?!
   - Например, о том, что никто, кроме вас, не умеет вытягивать людей из других реальностей. Или о том, что вы единственные, кто владеет методом подчинения людей. Или о том, кто и зачем изготавливает волшебные мечи. Мало ли о чём?
   - Ты... ты... - Сува смотрела на меня с откровенным ужасом. - Ты понимаешь, что ты говоришь?
   - Конечно. Кстати, тогда поступок Тёта выглядит очень логично - он получил задание лишить меня разума. Не удивлюсь, что в неопытных руках эта штуковина может начисто стереть память. А он старше вас, старше даже, чем кажется - видно по его движениям. Не удивлюсь, что ему бы хватило опыта сделать всё, что угодно и свалить это на вашу оплошность. Как ты думаешь?
   - Но... - Казалось, Сува вот-вот расплачется. Я её понимала: на глазах у девочки рушился мир, это кого угодно доведёт. - Но к чему тогда нападения?!
   Я рассмеялась.
   - А вот это как раз очевидно. Если мы с тобой уяснили, что нет никаких врагов в соседних реальностях, есть только свои, чьим планам мешал Хон... и чей любовно составленный план с таким треском провалился... что им остаётся?
   - Но они напали не на Хона! Они напали на других себя! Даже членов Совета!
   - Два варианта, - хладнокровно ответила я. - Либо нападения - инсценировка и на самом деле все живы-здоровы. Либо Ясная Туча расправляется с оппозицией.
   - Но почему именно сейчас?
   - Чтобы свалить на врагов убийство Хона, разумеется.
   - Этого не может быть... - вскочила Сува на ноги. Даже странно, что девчонка так долго сидела на одном месте.
   - Какие у тебя возражения?
   - Никто бы не стал покушаться...
   - Ты в этом уверена? - В отличие от Сувы, я продолжала спокойно полулежать в кресле и лениво поглядывала на неё.
   - Я тебя ненавижу. Всё было чудесно, пока ты не появилась со своими бреднями. Тварь! - прошипела наследница знатного рода и закричала куда-то в сторону: - Хон! Хон! Вернись домой! Хон!
   - Что случилось? - Холодный Огонь появился в дверях и удивлённо посмотрел на сестру. - Из-за чего ты меня вызвала? Что-то с Чедой?
   Сува бросилась брату навстречу. Я осталась на месте, очень надеясь, что на моём лице не проявилось невероятное облегчение, которое я испытала при виде знакомой фигуры. Он пришёл, его никто не убил... Боже, как я счастлива!
   - Хон! Чеда сошла с ума!
   - Разве? - Он отстранил сестру и пристально оглядел меня. - А по виду не скажешь.
   - Она говорит, что Совет хочет тебя убить и покушения фальшивые, сокровищницы не было, а её нашли нарочно, чтобы избавиться от тебя!
   - Ничего не понял. Пусть Чеда сама расскажет.
   Я послушалась.
   К концу рассказа Хон поднял брови и покачал головой.
   - Красивая история, но слишком надуманная.
   - У тебя есть другие объяснения? - спросила я, даже не заметив, как перешла на "ты".
   - А зачем тогда против меня поставили именно тебя? Зачем искать девушку, неспособную к бою? В конце концов, зачем именно девушку?
   - А зачем это воинственным женщинам? - парировала я?
   - Никчёмную - не жалко. Более способную можно принять к себе. А что девушка, так они по-другому себе воина не представляют.
   - Если бы женщины хотели поставить абсолютно бесполезного стража, они нашли бы как раз мужчину.
   Хон фыркнул.
   - Может быть. А остальное?
   - Не знаю. Для отвода глаз, к примеру.
   - Звучит неубедительно...
   - Я так и говорила! - обрадовалась Сува.
   - Но рисковать не стоит.
   - О чём ты?
   - Если Чеда права, оставаться здесь опасно. Кроме меня наверняка захотят убрать и её - и вполне могут нагрянуть сюда. Ты можешь попасть под горячую руку.
   - Ты меня гонишь? - взвилась девочка.
   - Отсылаю, - поправил он. - Пожалуйста, возвращайся пока к родителям и держи рот на замке. Как появишься у них, сообщи сюда, чтобы я не волновался. Без моего разрешения не возвращайся.
   - А ты? А Чеда?
   - Мы тоже уйдём. В другое место.
   - Если все уйдут, враги затаятся, - подала я голос.
   - Ну и что? - возмутилась Сува.
   - И придумают ещё что-нибудь, - пояснила я.
   - Чепуха!
   - Нет, Чеда права. Я создам твою иллюзию.
   - Почему только мою?
   - Поддерживать качественные иллюзии - слишком сложно. Меня может не быть дома, никого это не удивит. Одну из вас я могу взять с собой, обеих - нет, будет слишком подозрительно, - разъяснил Хон. - И, потом, ты же должна сидеть дома из-за нападений.
   - Но почему сразу я? Пусть Чеда сидит.
   - Какая тебе разница? Твоё отсутствие было бы самым подозрительным. Так что собирай вещи и отправляйся. У родителей будешь сидеть тихо, как мышка.
   - И, что, если нас придут убивать, иллюзия обманет врагов? - вмешалась я. - По-моему, она насторожит их ещё больше.
   - Ты не видела Хоновы иллюзии, - заявила Сува. - Они ходят, разговаривают, отвечают на вопросы. Если стукнуть - будет синяк, ранить - порез, убить - труп. Даже запах появится, если не закопать или не развеять. Кроме Хона, никто не отличит! - В голосе Сувы снова зазвучали нотки сестринской гордости.
   - Будет тебе, - смутился Хон. - Иди за вещами, да поскорее.
   - Вот она, благодарность! - обиделась Сува и побежала исполнять приказание.
   - А мы куда денемся?
   - В твою реальность.
   - Куда-куда?
   - Ты удивлена? Почему бы и нет?
   - Но...
   Я попыталась представить себе, как проснусь дома, в своей кровати, а рядом будет сидеть... или даже лежать... хм.
   - Если ты не боишься меня здесь, чего тебе бояться в собственном доме? Неужели ты думаешь, что в чужой реальности я так изменюсь?
   - Но... - Я не знала, что ответить. - Но я ведь не одна живу... Мои родители... они же услышат... что я им скажу?
   - Не волнуйся. Я маг и сделаю нас бесшумными.
   - А если твоя магия там не сработает?
   - Тогда сделаешь вид, что ты не при чём.
   - А! И что мы будем там делать? - Я всё-таки покраснела.
   - Ждать. Ждать, пока не минует опасность или пока убийцы не нападут без нас.
   - А потом? Когда придёт время просыпаться?
   - Проснёшься.
   - А ты?
   Хон всмотрелся в моё красное взволнованное лицо и рассмеялся.
   - Мы ведь не по-настоящему будем в твоей реальности, - пояснил он. - То есть для меня - по-настоящему, а для тебя... всё будет так, как будто ты спишь и видишь сон, что проснулась. Утром я для тебя исчезну вместе со сном.
   - А если ты попадёшь к нам по-настоящему? А если не сможешь вернуться назад?
   - Откроешь дверь и выпустишь меня на улицу. Я уйду и не буду тебя обременять. Ещё вопросы есть?
   - Есть.
   - Спрашивай.
   - А что будет, когда я снова усну?
   - Попадёшь сюда, конечно.
   - В какой момент? Пусть мы пересидим опасное время у меня, но я же не знаю точно, когда появлюсь! Вдруг по дому всё ещё будет бродить иллюзия? Или если её "убьют"? Я же с ума сойду!
   - Сколько сложностей, - проворчал Хон. - Сува! Ты уже собралась? Или сюда!
   Через минуту девочка появилась в дверях с ядовито-зелёным рюкзаком в руках.
   - Зачем? - недовольно спросила она. - Я бы и от себя отправилась.
   - Сува, Чеда боится вернуться одна и застать твою иллюзию вместо себя. Ты можешь что-нибудь сделать, чтобы она могла узнать тебя в любом случае?
   Я ждала, что девочка предложит какой-нибудь пароль, но Сува почему-то решила иначе.
   - Вот, - сказала она, отцепляя от уха здоровенную серёжку в виде чеканного изображения хищной морды, выбитой на серо-синем металле. - Второй такой не сыщешь... то есть взять не у кого. Вернёшь при встрече. На иллюзии такая будет.
   - А если она пропадёт при переходе? Одежда-то меняется...
   - Тогда не вернёшь. Всё? Тогда я пошла. - И девочка исчезла вместе со своим ядовито-зелёным рюкзаком.
   - Успокоилась? Тогда я создам иллюзию и отправляемся.
  
   Я очнулась в своей кровати и, ещё не привыкнув к темноте, почувствовала рядом чужое присутствие.
   Чья-то рука закрыла мне рот.
   - Т-ш-ш! - прошептал Хон. - Погоди, я освоюсь.
   - М-м-м?
   - Тут чужой мир, сложно сразу сообразить, как вернуть магию, - прошептал Хон и убрал руку.
   - Вернуть?! - перепугалась я. - Ты разучился колдовать?!
   - Нет, - обиделся Хон. - Я сейчас выйду из комнаты, а ты вставай и одевайся.
   Он исчез. Так тихо двигался, что я не услышала, а увидеть в полумраке не сумела? Или телепортировался? Или... Его и не было никогда?
   Я только сейчас поняла, что Хон велел мне одеваться, а на мне сейчас только не шибко закрытая ночная рубашка. Я покраснела, потом сообразила, что под одеялом не видно, потом поторопилась выполнить приказ. Одевшись, я отправилась в "большую" комнату, в которой мы обычно принимаем гостей и где никто не спал. В квартире было тихо. Либо Хон мне приснился, либо с магией у него всё в порядке. Или так бесшумно двигается... Но как ему тогда удалось открыть-закрыть дверь в мою комнату так, что я ничего не расслышала?
   В "большой" комнате горел свет. Но не от лампы, а сам собой светился с потолка. А на диване сидел Хон и рассматривал книгу. Именно рассматривал - он держал её верх ногами.
   - Разве ты не умеешь читать?
   Хон отложил книгу и оглядел меня с головы до пят. На мне была серая кофточка и джинсы - обычный мой костюм для приёма гостей. Холодный Огонь хмыкнул, но ничего не сказал по поводу моего внешнего вида. Кажется, у них женщины не ходят в брюках, даже приятельницы Сувы были в юбках, длинных, коротких, может даже вызывающих - но юбках.
   - С чего ты взяла? Умею, конечно, но я не знаю вашего языка.
   - Ты книгу не так держал.
   - Значит, у нас разные принципы ведения записей. Что ещё?
   - Ты вернул магию?
   Хон покосился на потолок.
   - Ещё вопросы?
   Я не стала спрашивать, принял ли Хон все меры, которые обещал.
   - Что будем делать?
   Хон хлопнул по дивану рядом с собой, я села.
   - Мне бы хотелось узнать больше о ваших приборах, - признался он, оглядывая комнату. - Но они мне не подчиняются, я не смогу сделать их бесшумными.
   - Тогда что? Так и будем здесь сидеть?
   - Ты против? - рассмеялся Хон. Я была не против, я была очень даже за, мне казалось, что я могла бы всю жизнь провести возле него.
   - Это скучно, - сделала я безразличное лицо.
   - Хорошо. Тогда пойдём гулять.
   - Гулять?!
   Хон был одет примерно так же, как и я - в рубашку и брюки из достаточно лёгкого материала. Я перевела взгляд на окно. Из-за света с потолка оно казалось чёрной зеркальной гладью, но я знала, что снаружи минусовая температура и всюду лежит снег.
   - Что опять не так?
   - Во-первых, на улице холодно и ты замёрзнешь. А во-вторых, бесшумно открыть входную дверь невозможно. А в-третьих, моё отсутствие могут заметить родители, если вдруг проснутся.
   - Во-первых, - всем своим видом выражая безграничное терпение, отвечал Хон, - я уже говорил, что ты не по-настоящему проснулась. Никакого твоего отсутствия просто не будет. А во-вторых, именно поэтому никто из нас не замёрзнет и выйдем мы не через дверь.
   - А как? - глупо спросила я.
   - Через окно.
   - Но там решётки!
   Вместо ответа Хон встал и, ухватив меня за руку, заставил подняться следом.
   - Пойдём.
   - Но...
   - Мне вести тебя силой? - осведомился он. Кажется, кто-то уверял, что не причинит мне вреда... Холодный Огонь подошёл к окну, буквально таща меня на буксире, каким-то непостижимым образом взмыл над полом вместе со мной. Мы встали на подоконник, а в следующий момент шагнули сквозь стекло и решётки на улицу. Я собиралась зажмуриться в преддверии падения и удара, но этого делать не пришлось. Мы стояли на воздухе, на уровне окон второго этажа, как на ровной поверхности. Я посмотрела вниз. Ничего страшного, хотя лучше бы я этого не делала. Как-то не по себе становится... Хон крепко держал меня за правую руку чуть повыше локтя, лишая возможности ухватиться самой.
   - Пойдём? - спокойно спросил он. Я подавила желание вцепиться в него левой рукой и кивнула.
   Ночь была полна красоты и волшебства. В присутствии Хона деревья и дома слабо светились, не нарушая общей темноты. Искрился снег. Несмотря на минусовую температуру и наши лёгкие облачения, ни Хон, ни я холода не чувствовали, а гнущий деревья ветер приносил лишь лёгкую прохладу. Хон с интересом изучал спящий город, заглядывал в немногие освещённые окна, озирал редкие машины. И молчал. Всю дорогу молчал, продолжая сжимать мою руку мёртвой хваткой. Пока я смотрела не него, пытаясь уловить реакцию на увиденное, Хон прилежно исследовал чужую ему реальность. Но, стоило отвернуться, как у меня возникало ощущение пристального задумчивого взгляда.
   Время текло незаметно.
   - Интересная у вас реальность, - нарушил Хон своё молчание.
   - А что?
   - Снег.
   - А ты его впервые видишь?
   - Нет. Не впервые. Второй раз в жизни. Я ещё мальчишкой был в дальнем рейде... - Он ностальгически умолк, а я постаралась не думать о тех, с кем он встречался в том, дальнем, рейде - и во всех остальных. Вряд ли это для них хорошо закончилось.
   - Ближние реальности слишком прирученные, слишком удобные для существования. Жизнь становится скучной, когда нечему себя противопоставить. Я рад, что попал сюда.
   Я улыбнулась, в глубине души очень довольная, что "гостю" у нас понравилось.
   - Здесь открывается столько возможностей... - мечтательно протянул Хон.
   Если бы это было возможно, я бы застыла на месте, а потом попыталась бы развернуть к себе собеседника и заглянуть в его бессовестные глаза. Но для магии Хона не было никакой разницы, согласна ли его жертва передвигать ноги. Моё тело продолжало идти по воздуху так, будто я и не думала останавливаться.
   - Каких возможностей? - подозрительно спросила я.
   - Огромных, - растерянно отозвался Холодный Огонь.
   - Хон! - разозлилась я, пытаясь вырвать руку.
   Вот теперь Холодный Огонь остановился сам. И посмотрел на меня с таким видом, будто не он, а я собиралась завоевать впустивший его к себе мир.
   - Ещё раз так дёрнешься - на самом деле отпущу.
   - Ну и что? - обиделась я. Больно надо, чтобы он меня держал!
   - Ты не поняла, - вкрадчиво информировал меня Хон. - Я сказал - на самом деле.
   Я вспомнила его слова о ненастоящем пребывании в этой реальности и заткнулась. Кто его знает, может, стоит ему разжать руку, как я упаду на снег в своих жалких кофточке, джинсах и тапочках, которые я так и не успела переодеть. Интересно, я совсем разобьюсь и, если да, успею ли замерзнуть? Меня обуял ужас и я поспешила ухватиться за Хона ещё и левой рукой.
   - То-то же, - удовлетворённо кивнул он. - Впредь будешь думать.
   Мне стало совсем неуютно. Да кто он вообще такой, чтобы... Я благоразумно не стала высказываться вслух, но поспешила одарить хама негодующим взглядом. И тут же потупилась, уловив на дне его глаз плохо скрываемое беспокойство.
   - Надо было верёвкой привязать, - пробормотал Хон. - Для подстраховки. Ладно, пойдём, я тебя домой отведу.
   - Домой?
   - А как иначе? У тебя вот-вот прозвенит будильник.
   - Ну и что?
   - Тебе пора возвращаться в своё тело.
   - А если я не вернусь?
   - Тогда не проснёшься. Но ты не переживай - я прослежу, чтобы вернулась.
   - А ты?
   - А я уйду наблюдать дальше. Уверен, днём здесь гораздо интереснее...
   - Но...
   Хон не слушал. Он оттащил меня домой, велел переодеться в ночную одежду и лично проследил, чтобы я легла в постель и закрыла глаза. Вопреки моим опасениям, в постели не валялось моё собственное бесчувственное тело, поэтому я без возражений выполнила все приказы, успокаивая себя тем, что Хон лучше знает, как правильно, поэтому и командует.
   - Спи, - велел он, положив мне руку на лоб. И я заснула.
  
   Едва я погрузилась в сон, как моё сознание оказалось резко и грубо выдернуто... куда?
   Я узнала комнату. Это "гостиная-столовая" моих "покоев". Дверь в спальню была неизвестно зачем выломана... дверь в коридор - тоже. Но пугало не это. Пугал лежащий в неестественной позе труп. Сува. Несчастная девочка лежала на полу с перерезанным горлом. Кровь, много крови. Те, кто приходил её убивать то ли не справились сразу, то ли хотели позабавиться - тело Сувы было покрыто кровоточащими ранами. Мне стало дурно. Борясь с собой, я подошла поближе, стараясь не запачкаться в крови, и наклонилась. Серёжка в виде оскаленной пасти была на месте. Я потрогала собственную, висящую у меня на шее (шнурок перед отправкой мне вручил Хон). Иллюзия. Всего лишь иллюзия. Наверняка это иллюзия, Сува же говорила, что второй такой серёжки нет на свете. Но какая достоверная! Я напомнила себе, что даже Сува не стала бы искать вторую такую же серёжку и кидаться сюда, чтобы встретить неких врагов... и решила, что никому не расскажу, как что-то оборвалось внутри при виде мёртвого тела. Хочется верить, что иллюзии не способны думать... я, видимо, тоже.
   Очнись! В доме враги! Суву уже убили, теперь твоя очередь! Беги! Спасайся!
   Ход на лестницу был перекрыт. Бежать было поздно. А потом... потом словно запел в ушах торжествующий зов, когда спрятанный в оружейной меч почуял мою панику. И желание спастись. Сделать хоть что-нибудь, только не лежать на полу вторым окровавленным трупом - на этот раз вполне реальным.
   Ноги сами понесли меня оружейную. Поворот, лестница, подняться вверх, свернуть в коридор, пройти вперёд, спустить по другой лестнице и тут же подняться по третьей...
   Вот и она. Я, не раздумывая, распахнула дверь... хотя могла бы вспомнить, что здесь всегда висел тяжёлый замок вроде амбарного... кинуться к мечу мне не дали. В оружейной меня ждала засада.
   - Куда Хону с его дистантной телепортацией, - заявил плотный светловолосый мужчина, подавая сигнал своим подельникам. Меня скрутили едва ли не быстрее, чем в прошлый раз - и гораздо более тщательно. - Позвали - пришла, как миленькая. Сразу видно, кто её истинные хозяева. Не так ли, девочка?
   "Девочка" смотрела на мужчину во все глаза, пытаясь сообразить, что будет дальше и как на это всё реагировать. "Хозяева"... неужели моя гипотеза оказалась ошибочной? Нет, почему же, это ничего не означает...
   Новоявленному хозяину быстро надоело ждать реакции. Он отвернулся.
   - Уберите её куда-нибудь, надо ещё тут разобраться. Где шляется этот мальчишка?
   Меня снова толкнули в ближайший угол и забыли о моём существовании. Странные люди в этой реальности... с Хоном их роднило почти постоянно поддерживаемое хладнокровие и безразличие к реакции других на свои слова. В них не было жестокости, желания поиздеваться, они не пытались ударить поверженного противника... они просто делали своё дело. Это было страшнее всего.
   - Вызывали, господин Жеск? - Где я могла его видеть? Невысокий черноволосый парень с нахальным выражением лица и таким видом, будто весь мир принадлежит ему. Это при том, что он здесь явно не главный!
   - А ты как думаешь? - вопросом на вопрос ответил господин. - Что там?
   - Ничего. Девчонка убита, Хона нигде нет. Предположительно - ушёл в другой мир.
   - Соседние миры обыскали?
   - Ищем, - дипломатично ответил юноша.
   - Ищете? А почему вы тогда здесь, господин Тёмный Свет? Почему лично не руководите поисками?
   - В этом нет необходимости, - наглым тоном ответил Тёт. Тет?! Вот где я его видела! Значит, мы не ошибались... но почему у него нормальные волосы? Покрасился или снял парик? - А вы времени даром не теряете, - тем же тоном продолжил Тёмный Свет. - Свою добычу вы поймали.
   - Разумеется, - холодно отозвался Жеск. - А вот тобой я недоволен.
   - Простите?
   - Надо ли было убивать Суву? К чему нам лишние жертвы?
   - А свидетели? - резонно возразил Тёт. - К тому же я давно об этом мечтал...
   Из своего угла я увидела, как при звуках имени "убитой" девочки один из сопровождающих Жеска дёрнулся но, тут же, овладев собой, застыл с каменным выражением лица. Я нечаянно поймала его взгляд... в них плескалось отчаяние... скорбь... пустота... С чего это он?
   Жеск заметил движение подчинённого.
   - Почему ты вздрогнул, Горей?
   Горей, рыжеволосый парень чуть-чуть постарше Тёта, отрицательно покачал головой и поклонился. А я с трудом сдержала возглас удивления: в его левом ухе красовалась серьга. Та самая, единственная и неповторимая сине-серая серьга в виде оскаленной пасти. Которую негде больше взять, как у якобы покойной госпожи Сухая Вода. Нет, не спроста он так переживает. Откуда же у них появились одинаковые серёжки. Жеск некоторое время сверлил подчинённого взглядом, потом успокоился и приказал:
   - Если не можешь без дела стоять, захвати со стены меч. Нечего его здесь оставлять.
   - Долго мы будем здесь ошиваться? - грубо спросил Тёт.
   - Сейчас, парни закончат дом осматривать и пойдём. Горей, ты слышал, что я сказал?! Возьми эту железку, только, смотри, к рукояти не прикасайся!
   Горей ещё раз поклонился и покорно пошёл за оружием. Интересно, кто-нибудь понимает, что сейчас будет?
   Меч, который безнадёжно, отчаянно звал меня к себе всё это время, успокоился. И успокоил меня. Я пыталась отвлечься от мыслей о своей участи с помощью наблюдений за происходящим, но всё больше впадала в панику. Это я поняла только сейчас, когда от меча будто пришёл сигнал "ещё не всё потеряно". Вместе. Позволить мечу завладеть моим сознанием и наложить свой разум на не рассуждающие устремления меча. Горей, не самый слабый воин, осторожно взялся за ножны, снял оружие со стены. Выполнив приказ, он снова застыл, отрешённый от всего происходящего в своей скорби. Во мне шевельнулось желание... желание почувствовать на рукояти своего меча его руку... сильную, уверенную руку воина. Воина, который спасёт меня... Не бойся, мальчик... забудь обо всём... забудь, что тебе говорили раньше... есть только ты - и меч, ждущий твоего прикосновения. Ты пробудишь его к жизни, ты узнаешь истинное счастье... Счастье, доступное лишь воину... единение с оружием, пляску стали и смерти. Это всё будет твоё, достаточно лишь протянуть руку...
   Горей, на миг забыв о своей печали, воровато оглянулся по сторонам. Жеск и Тёт к тому моменту уже покинули оружейную, оставив здесь всего нескольких человек - для охраны и на всякий случай.
   Никто не увидит, никто не узнает... никто тебя не остановит... все забыли о твоём существовании. Горей положил руку на рукоять. Ничего не случилось, только в его сознании громче запела призывная песня меча. Ты сможешь. Ты справишься. Одно движение - и ты узнаешь истинное счастье. Желания меча были моими желаниями, а мой разум - разумом меча. Хон что-то говорил о телепатии при помощи специальных приборов - я чувствовала, что мне они не понадобятся, стоит только Горею потянуть за рукоять.
   Он это сделал. Осторожно, будто опасаясь укуса, он обнажил лезвие всего на ладонь. Вгляделся в зеркальное лезвие. И - вздрогнул, застыл, лишился воли, когда вместо его светлых глаз с лезвия взглянули тёмные. Мои глаза, одолжившие у меча возможность смотреть. Я ворвалась в его разум вместе с мечом, подчиняя себе сознание будущего защитника. Вот как это происходит, вот каким образом любой, взявшийся за волшебное оружие кладёт жизнь за истинного владельца. Я не испытывала угрызений совести, копаясь в чужих мыслях, пока меч отключал волю юноши. Он пришёл с теми, кто хотел убить Хона, Суву и, может быть меня. Какая жалость, какие извинения перед убийцей?
   Убийцей. Разум Горея словно содрогнулся, когда его коснулся отголосок моих размышлений. В водовороте мыслей я уловила... Конечно же, так и есть! Мальчишка любил Суву. Любил безнадёжно и предано, как может "второй человек" любить наследницу знатного рода. Какие-то семейные клятвы, долги или ещё что-то мне малопонятное сделали его послушным орудием в руках её убийц. Он даже возмутиться не мог, не то, что прийти на помощь. И теперь осознание того, что он предал единственную свою любовь, медленно разрушало его душу. Не знаю, чтобы с ним сталось, если бы не меч. Интересно, кто-нибудь знал о его увлечении? И где они с девчонкой познакомились?..
   Горей оторвал взгляд от меча и посмотрел по сторонам. Его глаза встретились с моими и он чуть заметно вздрогнул. Я кивнула. Он указал на меч и вопросительно посмотрел на меня. Сейчас? Я покачала головой. Нет. Не сейчас. Пока опасно. Не знаю, почему я так решила, но...
   За дверью послышались шаги.
   Горей вернул меч в ножны и сделал вид, то ничего не произошло. Его товарищи вытянулись по струнке.
   В оружейную вошёл Жеск.
   - Берите её - и уходим.
   Горей подошёл ко мне и помог подняться. Его взгляд так и впился в болтающуюся на шнурке сувину серёжку.
   - Что с ней?! - яростно шепнул он. - Откуда у вас её серьга?
   - Не сейчас.
   - Эй! Горей, ты куда полез? Перекинь девку Пулу, а для тебя и меча хватит. Ты к нему не прикасался?
   - Нет, господин Жеск, как вы и велели, - бодро отрапортовал Горей. Лицемер. Я-то чувствовала, как его разум пытается осознать происходящее, как пытается найти точку опоры, поймать смысл и суть событий.
   Горей толкнул меня Пулу, все сгрудились вокруг Жеска и... мир пропал. Опять телепортация.
  
   Я очнулась, лёжа на полу в какой-то кладовке. То есть я думаю, что это кладовка - в помещении едва хватало место для меня, а к стенам были прибиты полки.
   Лежать со связанными за спиной руками было весьма неудобно, чтобы не сказать хуже. Сводила с ума мысль, что в любую минуту сюда придут и непонятно, чем это закончится. Что они со мной сделают - и когда?!
   Я завозилась, пытаясь устроиться поудобней и поэтому прослушала шум шагов снаружи. Замок был отперт бесшумно, дверь с лёгким скрипом открылась... Я похолодела, внутри у меня словно всё оборвалось... В сознание пришёл успокаивающий сигнал от меча, а после в кладовку легко скользнул вооружённый человек. Я поспешила подобрать ноги, потому что Горей, притворив за собой дверь, опустился передо мной на колени и положил к моим ногам меч.
   - Госпожа, я, воин из вторых людей Горный ручей, пришёл служить тебе, защищать и оберегать. Возьми мою жизнь, мою силу и мужество. Хочешь ли ты забрать себе меч, принадлежащий тебе по праву?
   - Нет. Не хочу. Лучше развяжи мне руки и помоги встать.
   Горей поднялся и вложил меч в ножны. Вместо того, чтобы помочь, он навис надо мной и взялся за висевшую на шее серёжку.
   - Где она?! Что с ней?!
   - Сначала развяжи мне руки, - постаралась сохранить хладнокровие я. Надежда и отчаяние сменяли одна другое в его душе и, переплетаясь друг с другом, вырывали сознание мальчишки из цепкой хватки меча. Ещё немного - и я потеряю над ним всякую власть.
   - Откуда у вас её серёжка?!
   - Она жива, - сдалась я. - А серёжку мне просто одолжила.
   - Одолжила?! Зачем?
   - На всякий случай, - уклончиво ответила я. Меч неотвратимо терял власть, сейчас Горей просто уйдёт, бросив меня здесь на произвол судьбы... и не только её. - Чтобы я не перепутала её с иллюзией, - рискованно призналась я.
   - А! И где она теперь?
   - В безопасном месте.
   - Спасибо, - выдохнул Горей и, отвернувшись, шагнул к двери. Успокоившись относительно участи любимой девушки, он почти полностью освободился - и тут же думать забыл обо мне. В полном отчаянии я потянула сознание Горея к себе, как могла бы окликнуть вслух. Ну, хоть что-нибудь, только бы не ушёл!
   Горей обернулся.
   - Только чтобы вы отличили её от иллюзии, больше ничего? - Он и сам не знал, что спросить, брякнул первое попавшееся. Но мне хватило и этого.
   Я поймала равнодушный взгляд и как только могла спокойно ответила:
   - Разумеется, нет.
   - Что ещё? - Горея это не особенно интересовало; он пытался избавиться от давления, которое я оказывала на его сознание. Вот-вот он поймёт причину своего смутного беспокойства и вышвырнет меня из своего разума. И уйдёт.
   - Я могу только предполагать, - сделала я слабую уступку своей былой порядочности. - Мне кажется, она сделала это для тебя.
   - Для меня?!
   - Чтобы ты мог узнать меня.
   - Я - вас?! Зачем?!
   Мысленно он уже нашёл ответ и я произнесла его вслух:
   - Чтобы ты смог защищать и оберегать меня.
   Он вздрогнул, я усилила давление меча. Вот оно!
   Нет надёжнее ловушки, чем те, в которые мы загоняем себя сами.
   Горей сдался, полностью подчинившись мечу. Теперь он был моим рабом. Теперь он положит жизнь за меня. Теперь он сможет сражаться как одержимый. Я подавила стыд. Я подавила свой стыд до того, как покраснела. Это было мучительно больно - обманывать другого человека, готовясь пожертвовать им ради своей безопасности. Ради себя послать другого на смерть. Я отогнала непрошенные мысли. Может быть, он выживет....
   - Развяжи меня, - напомнила я.
  
   - Это ты подарил Суве серёжки? - шепнула я, когда мы крались по коридору к выходу. В этом месте почти нигде не действовала телепортация, но Горей вроде бы знал потайной ход.
   - Нет. - Он грустно улыбнулся. - Разве я бы осмелился? Госпожа Сухая Вода однажды пожаловалась, что купила серёжки, но никогда не носит пары. Она предложила мне забрать одну и я согласился. Я был горд и счастлив таким подарком.
   Я всё-таки покраснела. К счастью, Горей как раз довёл меня до своего потайного выхода.
   - Он заблокирован.
   - Как?!
   - Не знаю, но выйти отсюда нельзя.
   - И что теперь делать?
   Горей пожал плечами.
   - А другие ходы ты знаешь?
   - Знаю. Показать?
   - Ещё спрашиваешь!
   Кажется, я перестаралась с подчинением его сознания: парень вообще потерял способность принимать самостоятельные решения.
   Я в который раз отогнала стыд.
   - Там плохая дорога, - внезапно пояснил Горей. - Надо по галерее идти, могут увидеть. По этим-то коридорам мало кто ходит, а там опасно.
   - Может, нам затаиться?
   - Не выйдет. Как только обнаружат ваше исчезновение - перероют весь дом. Идёмте?
   - А ты не умеешь колдовать?
   - Колдовать?
   - Ну, Хон - господин Холодный Огонь - мог сделать иллюзию, замаскировать голоса, ещё что-то...
   - Могу, но это все увидят. Знатные люди владеют магией намного лучше и сразу заметят...
   - Ладно, тогда не будем терять времени. Пойдём.
  
   Галерея действительно была препаршивым местом. Она располагалась под самым потолком просторнейшего зала, огибая его с трёх сторон. Нам предстояло пройти по ней из одного угла в другой, чтобы оттуда спуститься к запасному выходу. Никаких стен, отделяющих галерею от открытого пространства, не было. Не было даже перил. Конечно, галерея достаточно широкая, чтобы можно было не опасаться падения...
   Всё равно было страшно, и поэтому мы шли медленно, прижимались к стене, словно хотели слиться с ней и скрыться от враждебных взглядов.
   - Вот они!
   Мы замерли. Нас нашли как раз в тот момент, когда мы прошли один длинный рукав галереи и свернули на короткую сторону - впереди оставался второй длинный рукав и спуск... но что уж теперь думать о том, чего мы не прошли и пройти не сможем?
   - Горей, мальчик мой, - начал Жеск, вступая на галерею с той стороны, откуда мы пришли. - Зачем не слушался старших и вытащил меч из ножен? Я ведь предупреждал тебя... Пеняй теперь на себя.
   Он отошёл в сторону, пропуская отряд вооружённых людей. С другой стороны к нам тоже бежали воины. Они прошли половину рукавов каждая группа и остановились. Горей вытащил меч.
   - Не подходите.
   - Зря ты так, - издевался Жеск. - Если сдашься, отдашь меч и девку - отделаешься небольшим взысканием. Если будешь упорствовать - не взыщи.
   Он махнул рукой и воины сделали несколько шагов к нам. И остановились.
   - Вы все умрёте, - угрожающе произнесла я. Ситуация казалась совершенно безумной и нереальной. Проснуться бы... но здесь не было выхода и нельзя было вернуться домой. Хон! Почему Хон не приходит на помощь?! - Вы все умрёте. Сдавайтесь сами - и вас пощадят.
   Воины попятились.
   - А ну, стоять! - прикрикнул Жеск. - Всем стоять. За живую девицу получите золотой пояс каждый. За мёртвую - серебряный. Мальчишку можете убить.
   Горей на пробу взмахнул мечом. Видно было по движениям, как оружие подпитывает его силой, уверенностью в победе и... желанием защищать меня. Чем больше он становился самоотверженным, тем сильнее становилась подпитка меча... Подчинённый человек должен верить, что нет ничего невозможного, что надо забыть о себе и всё получится. Сколько лет этому Горею? Юноша, почти мальчик. Я старше его, значит, за него отвечаю. Или нет? Но ведь он погибнет, неизбежно погибнет в безнадёжном бою... Смогу ли я с этим жить?
   - Прорвёмся, госпожа, - процедил Горей, сжимая моё запястье левой рукой и подтаскивая меня поближе к себе. - Вы готовы?
   Почему Жеск не бережёт своих людей? Они не переживут этой битвы - и он это знает.
   - Последний раз говорю - сдавайся! - предложил Жеск, глядя куда-то вниз. Мы посмотрели тоже... Горей сообразил, что к чему, раньше меня, он отпустил мою руку, толкнул меня в ближайший угол и загородил собой. Наверное, эти штуковины, которые люди внизу направили в нашу сторону, стреляют.
   - Не хотите? Тогда...
   В воздухе что-то просвистело, Горей взмахнул мечом и к его ногам упали переломленные стрелы.
   - Неплохо, - похвалил Жеск. - Я давно мечтал испытать возможности меча в реальном бою. Но ты ведь не думаешь, что это всё?
   Снова засвистели стрелы. Мне было ничего не видно из-за спины моего защитника, но он исправно отражал их все... вот только паузы между залпами становились всё меньше, пока не исчезли совсем. То ли стрелки сменяли друг друга, то ли их странные трубки не требовалось перезаряжать, но только свист раздавался непрерывно. В моей душе звучала песня меча: он наслаждался. Разве трудно отбить летящую смерть, пусть она льётся ливнем, и, как в эпических песнях, затмевает свет? Меч наслаждался. Горей радовался вместе с ним, полностью отдавшись бою. Их огорчало только одно: нельзя спрыгнуть с галереи и перебить всех противников, которые трусливо прячутся за дальнестрельным оружием. Нельзя, потому что есть кого защищать: стрелки стояли полукругом, так, чтобы иметь возможность выстрелить в неосторожного бойца, если он решится на вылазку. Но, даже если он отобьёт направленные на него стрелы, меня за собой ему не утащить. Мне не вынести прыжка, да и одному за двоих круговой обороны не удержать.
   Оставить меня на галерее? Жеск только того и ждёт, меня схватят быстрее, чем Горей доберётся до следующего стрелка. Вот и приходится стоять, вместо свирепости и силы демонстрировать быстроту и ловкость.
   А Жеск не торопился. У него было достаточно времени, место защищённое, можно спокойно дождаться, пока из обессилевшей руки не вывалится меч. Просто, надёжно и безопасно. И беглецов поймает, и испытание проведёт. Куда ему торопиться?
   - Госпожа, - позвал Горей, перекрикивая свист летящих в нас стрел. - Я долго не продержусь. Бросайте меня, берите меч и прорывайтесь.
   - А ты?
   - А я исполню свой долг.
   - Нет!
   - У вас нет другого выбора.
   - Нет, Горей, я не справлюсь!
   - Справитесь. Беритесь за рукоять, я отпущусь.
   - Нет, погоди. Ты же погибнешь!
   - Погибну, - согласился юноша.
   Он был спокоен. Не то, что я, до которой только сейчас полноценно дошло, что в игре чужими жизнями проигрыш означает смерть. Это ведь я буду виновата, если... когда...
   - Ну!
   Как раньше я давила на разум Горея через меч, теперь он надавил на мой: взявшись меня защищать, он собирался сделать всё возможное и невозможное. Даже сломать мою волю, мои принципы и убеждения. Да и что изменится, если я откажусь?
   - Хон!!!
   - Он не придёт, - "порадовал" меня Жеск. - Господин Холодный Огонь нынче танцует в другом месте.
   - Отчего же в другом? - раздался спокойный голос. Со стороны увидеть телепортацию оказалось невозможно - весь обзор загораживал Горей. Я заставила его чуть подвинуться. Хон стоял напротив нас, там, где галерея уходила на спуск. В воздухе, как тогда, когда мы гуляли по ночному городу. Холодный Огонь выглядел слегка... потрёпанным. Одежда смята, кое-где порвана. Лицо пересекает свежий шрам.
   - Ты... - оторопел Жеск. - Мы же подстроили тебе десять ловушек! Мы учли все места, где ты мог оказаться! Где ты был?!
   - Ну уж извините, не знал. Зато теперь к вашим услугам. Я правильно понял, что вы всё ещё намерены меня убить?
   - Почему бы и нет?
   - Да я, в общем-то не против... Попытаться вы можете. Эй! - Хон посмотрел вниз, на ошарашенных стрелков, которые не знали, в кого им целиться - в нас или в него. - Дерзнёте? Бросите вызов первому воину Республики? Каждый, кто выстрелит в меня или в ту девушку, умрёт прежде, чем стрела закончит свой полёт.
   Стрелки опустили оружие и попятились - от него и от нас. В итоге они сбились в кучу, как стадо овец при появлении волка.
   Жеск усмехнулся.
   - А, так эта девушка всё-таки дорога тебе? Значит, одиннадцатая ловушка сработала...
   Он подал знак и на галерею выскочил ещё один отряд. Странно. Люди бежали с обнажёнными мечами так, как будто ничего не видели перед собой - но не спотыкались. Как будто... были в трансе. Неужели у них... Отряд добежал до первой группы и остановился.
   - И как они будут меня убивать? - уточнил стоящий на воздухе Хон. - Жеск, может, ты учтёшь, где я нахожусь?
   - А они не тебя будут убивать, - довольно осклабился Жеск.- А твою девку и её сообщника. Тебя - только если захочешь составить им компанию.
   Хон в задумчивости подёргал себя за нос.
   - Тогда у меня к тебе будет другой вопрос.
   - Спрашивай?
   - А что ты будешь делать, если я не захочу?
   Жеск растерялся. Кажется, он был уверен, что Хон бросится меня спасать. Горею было всё равно - он равнодушно ждал нападения. Теперь, когда вокруг нас прекратили свистеть стрелы, юноша довольно быстро пришёл в себя, каким-то образом поборов усталость. А я...
   Я напомнила себе, что Хон мне ничего не должен и, по меньшей мере, глупо умирать двоим вместо одной... Троим вместо двоих. Мальчика только жалко, Горея. Зачем я его в это втянула?
   - Хон!
   Холодный Огонь и ухом не повёл.
   - Так что?
   - Сначала разберёмся с ними, а там и на тебя управа найдётся! - пообещал оскорблённый в лучших чувствах Жеск. - Дом я заблокировал, уйти ты не смож...
   Ему бы стоило для начала подумать, как Хон здесь оказался. Потому что господин Холодный Огонь исчез с того места, где стоял - чтобы очутиться за моей спиной. Законы физики или чего уж там, он явно не учил, потому что высунулся, как призрак, из стены, схватил меня за плечи, весьма материально подтянул к себе и... мир исчез.
   А когда появился, я была в незнакомом месте, надо мной склонилась Сува а уголком глаза я заметила Горея. Хвала чему только можно - невредимого.
   - Зачем ты вообще в это ввязался! - возмущалась девочка. - Без тебя бы не обошлось! Я тут с ума схожу, а он там заколдованным мечом размахивает!
   - Я не смел и подумать, чтобы знатную госпожу интересовала жизнь столь жалкого существа, праха под её ногами, недостойного дышать одним воздухом с лучшими людьми республики...
   - Я действительно всё это говорила? - пристыжено спросила девочка.
   - Нет, госпожа, это сказал ваш друг господин Тёмный Свет. И говорил он так обо всём сословии вторых людей. Но вы благосклонно этому внимали.
   - Прости. Я была такой дурой...
   Сува сама на себя не походила. Куда девалась её быстрая, отрывистая речь, подростковые словечки... До меня наконец дошло, что я разглядела через полузакрытые веки на лице подростка: куда-то исчезли все серёжки с её лица, остались только в ушах. Девочка решила взрослеть? Волосы, впрочем, так и остались трёхцветными.
   - Не понимаю, почему...
   Я закрыла глаза и погрузилась в усталое забытье. Этим двоим есть что сказать друг другу... Да и очень хочется надеяться, что Сува всё-таки не будет пинать ногами спящую, когда Горей расскажет о якобы возложенной на него охранной миссии. Похоже, этот парень ей не безразличен...
  
   - Хон! - услышала я над своей головой требовательный девичий голос. - Хон, твоя мерзавка нарочно подставила Горея, чтобы его убили вместо неё! Да Хон же!
   - Спасибо, дорогая сестричка, - с едва заметной иронией ответил Хон. - Ты так тепло меня встречаешь, что я готов прослезиться от радости.
   - Хон! - Голос из требовательного превратился в испуганный. - Что с тобой?! Ты... ты дрался?!
   - Разумеется, нет. - Сува облегчённо вздохнула. И напрасно, потому что её брат продолжал: - Я совершенно случайно оказался залит кровью с головы до ног, изранен и зверски устал.
   - Хон!
  
   Я, наверное, снова уснула (ментальное воздействие на чужой разум через меч истощило меня полностью), потому что, когда я открыла глаза, ни Хона, ни Горея не было. Да и обстановка вроде сменилась: я полулежала в кресле в "столовой" моих покоев. А до того вроде на полу... неизвестно где. Одно не изменилось: Сува.
   - Ты... - в лучших театральных традициях здешнего общества прошипела девочка. - Горей мне всё рассказал. Зачем ты это сделала?
   - Что? - Я была не в том настроении, чтобы ругаться или оправдываться. Всё равно Сува не сможет мне сказать ничего, что бы ни говорила моя совесть.
   - Зачем ты его обманула? Ты ведь знаешь, что я никогда бы...
   - Во-первых, - перебила я, - не знаю. Я увидела его первый раз в оружейной, где он присутствовал в отряде убийц твоего брата и тебя самой. Ты осталась жива только благодаря нашей предусмотрительности. Во-вторых... милая девочка, когда ты будешь лежать связанная на полу и ждать, когда тебя придут убивать или допрашивать, а единственный, кто мог бы проявить хоть капельку участия, собирается уходить, даже не развязав тебе руки... Вот тогда и посмотрим, хватит ли у тебя благородства остаться на верную смерть или безумие, отпустив последнюю надежду восвояси.
   - Но... почему?
   - Во-первых, ваша культура вообще не альтруистична. Вы всё делаете за что-то. А во-вторых, он слишком волновался за тебя, чтобы думать о ком-то ещё.
   - И ты это использовала, - прозорливо отметила Сува.
   - И я это использовала, - согласилась я. - После того, как он допустил твою "смерть", он чувствовал себя настолько виноватым, что ради одного только взгляда положил бы голову. А тут такой шанс отличиться...
   - Знаешь, кто ты после этого? - вспылила девочка.
   - Последняя гадина, знаю. Но, видишь ли, жизнь для меня оказалась чуточку важнее.
   - Да ты!..
   - Зато, если бы не это, вы никогда бы не объяснились. Ведь он тебе тоже нравится?
   - Да какое твоё дело?! - взвилась Сува.
   - Ну, ты же доставала меня бестактными вопросами.
   - На которые ты не ответила.
   - А тебя никто и не заставляет отвечать. Всё и так видно.
   Сува сникла.
   - Какое ты всё-таки мерзкое, зловредное существо. А Хон ещё не велел тебя трогать.
   - То, что другой человек наговорил тебе кучу гадостей, ещё не причина его убивать. Иначе людей на свете не останется.
   - Без кого-то мир точно не обеднеет.
   - Ваш мир - может быть. Но, знаешь, милое дитя, мне кажется, ты не так сердишься за то, что я обманула и использовала Горея, сколько ревнуешь, - стервозно предположила я.
   - Ты... дрянь!
   Я мерзко расхохоталась.
   - Ребёнок, да нужен мне твой мальчишка! Забирай ты его себе с потрохами, мне-то он на что сдался?
   - Когда есть Хон. - Девчонку задели мои постоянные нападки и намёки на возраст и она попыталась от ярости перейти к ответным шпилькам... Зря. Я редко когда бываю в таком ударе. Я расхохоталась вторично.
   - А ты и его ревнуешь?
   - А тебе Хон не нравится?
   - Да зачем он мне сдался? Сува, деточка, мне не нужен никто из вашей фэнтезийной реальности, я мечтаю только об одном: вернуться к себе домой.
   - Так убирайся!
   - Если бы я могла...
   - Что ж тебя держит? Уж не Хон ли?
   Я кисло улыбнулась.
   - Скорее, Хон не отпускает.
   Сува вскочила на ноги.
   - Я сегодня же с ним...
   - Не надо. - Он всё-таки пришёл. Всё это время я так хотела... и боялась задать один-единственный вопрос: что с ним?! - Сува, прости, мне надо поговорить с Чедой наедине. А тебя Горей зовёт.
   - Как он? - Вопрос сорвался с губ прежде, чем я его осознала.
   - Ты только сейчас спохватилась?! - прошипела Сува, развернувшись ко мне. - Он из-за тебя чуть не умер! - И выскочила в коридор.
   Я перевела взгляд на Хона.
   - Он сильно устал, но цел и невредим и скоро поправится. - С этими словами Хон закрыл дверь и подошёл ко мне. Поднял с кресла и поставил перед собой. Нет, мне не легко далась та галерее: язвить ещё получалось, а вот стоять уже с трудом. И вроде бы ноги должны держать, да слабость какая-то... - Если ты сердишься на меня, - тихо произнёс Хон, - зачем издеваешься над моей сестрой?
   - Я?! Сержусь?! Да на что мне сердиться, скажи на милость?
   - За то, что не пришёл. За то, что бросил одну. За твой страх и отчаяние.
   На глаза навернулись слёзы. Вот ещё! Только мне жалости к себе не хватало.
   - Вовсе я не сержусь, - неубедительно соврала я. - Жива же - чего ещё желать?
   - Прости. Но я должен был это сделать!
   - Сделать - что?
   - Накрыть всю шайку, разумеется! Я представил дожу прямые доказательство, что члены Совета потихоньку вооружаются заколдованными мечами, а также готовят покушение на несогласных с их политикой. Теперь власти у знатных семейств поубавится и... Ты чего, Чеда?
   - Ничего, - грубо ответила я. - Не надо передо мной извиняться. Лучше скажи - теперь, когда ты раскрыл все заговоры, может быть, теперь я могу вернуться домой? Так, чтобы не вываливаться сюда каждую ночь.
   Хон вздохнул.
   - Если желаешь. Я надеялся, ты здесь побудешь хотя бы дня два...
   - Нет уж. Сыта вашим миром по горло.
   - Зачем ты так?
   - Как?
   - Так.
   Хон вынудил меня смотреть ему в глаза и...
  
   Как оказалось, меня с третьего раза с огромным трудом добудилась мама. Странно... Раньше я не запоминала сны. То есть не вообще сны, а именно эти - про Хона, Суву, другой мир... Горей, Жеск, Тёт, Совет... Волшебный меч в моей руке... Душа заныла от тоски - будто часть меня осталась во сне... Хон.
   Это был только сон. И волшебная любовь, и позорное предательство... Только кто кого предал? Хон меня? Я Горея? Суву?
   Какие странные сны...
   Но теперь это уже в прошлом. Обязательно в прошлом.
  
   Странные сны давно прекратились. Ни меч, ни мысли о Хоне, ни вина перед Гореем и Сувой больше в голову не лезли. Очень хотелось верить, что всё у них теперь всё хорошо. Хотя в счастье Сувы и Горея я не очень верю. Не из-за разницы в возрасте (она не большая) и не из-за разницы в происхождении, как-нибудь разберутся. Просто маленькие они слишком, через пару лет разругаются. Впрочем... не моё дело.
   Одно только... Почему Хон так и не пытается меня найти? Мне казалось, он что-то хотел сказать перед расставанием...
  
   Эпилог
  
   Вечером влезть в маршрутку-"Газель" - задача не из лёгких. С тех пор, как они стали ходить по нужным улицам, желающих расстаться с деньгами оказалось предостаточно. Поэтому всё зависит от места, которое ты занимаешь на остановке: надо встать так, чтобы оказаться у дверей, когда маршрутка остановится, и первой шмыгнуть внутрь. А не то тебя в два счёта оттеснят более расторопные пассажиры и радуйся, если пустят ехать стоя.
   На этот раз мне повезло. Почти: возле двери я оказалась, но только ведущей не в общий салон, а в кабину водителя. Нет, там было одно свободное место, просто не с моим ростом карабкаться в кабину. Дарёному коню в зубы не спорят, а на подарки судьбы и подавно не вякают. Не оставаться же мне на остановке в ожидании, когда придёт следующая Газелька и соберётся вдвое большая толпа.
   Все эти мысли я прокрутила в голове, решительно берясь за ручку. Нет, всё-таки, почему мне так не везёт? Почему переднее место именно в тот день, когда у меня все руки заняты тяжеленными сумками?! А ещё приходится придерживать подол длинной юбки, чтобы не вытереть им грязную подножку. Почему у человека всего две руки?! Я безуспешно подтянулась, пытаясь одновременно с этим удержать неудачно ухваченный пакет и не дать сумке съехать с плеча. В этот момент сидящий рядом с водителем парень наклонился и протянул мне руку. Не вынес столь жалкого зрелища, надо полагать. Представляю, как я сейчас выглядела... Красивый жест, но, чтобы принять предложенную помощь, надо иметь хотя бы одну свободную руку. А будь она у меня, я бы и сама заползла. Молодой человек наклонился ещё сильнее, ухватил меня за запястье и буквально втянул в кабину. Я захлопнула дверь и сердито стряхнула его руку. Спасибо, конечно, но я бы и сама справилась... как-нибудь. Не впервой.
   Демонстративно не обращая на непрошенного помощника внимания, я принялась копаться в сумке в поисках положенных пятнадцати рублей. Нашла, передала водителю и, не удержавшись, взглянула на молодого человека более пристально, благо он смотрел мимо меня в окно на освещённую фонарём улицу...
   Взглянула и обомлела.
   Неописуемо прекрасное лицо с той легкой неправильностью, которое в глазах большинства лишает его обладателя право на красоту, но делает безумно притягательным в моих глазах... Я всю жизнь ждала встречи именно с ним. А за последний месяц - ждала особенно, хоть и не сознавала того...
   Он поймал мой взгляд и заговорщицки улыбнулся.
   - Вот и встретились, - чуть слышно шепнул он.

Оценка: 4.66*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"