Авербух Наталья Владимировна: другие произведения.

Тиселе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 2.86*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    У неё отобрали магию и бросили пропадать в чуждом ей мире городов. Лишённой своей злой Силы, Тиселе предстоит понять и доказать другим - она не зло и не враг людям. Это не просто, ведь единственное, что она умеет - разрушать чужое волшебство. Сумеет ли бывшая ведьма освободиться от оков прошлого?

    Внимание! Это старый вариант, лично автором к прочтению не рекомендованный, оставлен по просьбе читателей.

    Новую версию вы можете увидеть тут: Первая часть новой версии Границы.
    И тут: Вторая часть новой версии Границы.

    В первой части нашла своё отражение "Граница", во второй - "Тиселе", но теперь их отношения складываются иначе...


Пролог

  
   Тиселе плакала в тюремной больнице. Она зарыдала сразу же, как пришла в себя после боя с Мяукающей Мышкой. Эти надрывные звуки действовали на нервы всем больным и лекарям. Лекари пытались ходить с затычками в ушах, но плач прошибал и их.
   Успокоить девушку не было никакой возможности. Ни одно из испытанных средств не действовало: ни успокоительные травы, ни сонные, ни холодная вода, ни оплеухи, ни даже кляп. Состояние несчастной ухудшалось со дня на день: за неделю девушка превратилась в тень самой себя. Из-за нее хирели и другие больные.
   Отчаявшись помочь отлученной Заклятой, лекари поспешили оградить хотя бы остальных. Девушку перевели в звуконепроницаемую палату, но крик заглушить так и не удалось. Тиселе то тихо всхлипывала, то заливалась ревом голодного ребенка. Это было невыносимо.
   Среди арестантов нашелся слабенький маг, который предложил свою помощь барабанным перепонкам товарищей и звукоизолировал палату магически. Три дня больница наслаждалась блаженной тишиной. Лекари с удивлением находили девушку то спящей, свернувшийся на койке клубочком, то бездумно смотревшей в потолок. Аппетит больной заметно улучшился.
   Через три дня счастье кончилось. С утра Тиселе хмурилась, вздрагивала при малейшем шорохе, а к вечеру зарыдала с новой силой. И волшебная звукоизоляция больше не спасала.
   Лекари умыли руки. Они обратились к капитану королевских воинов, Лосколу, и попросили избавить их от больной, чье состояние стало стремительно приближаться к критическому. Помочь ей они были не в состоянии.
   Лоскол проконсультировался с Судьей Заклятых. Биро Итель заявила: она понятия не имеет, что нашло на девчонку. Опасности для людей Тиселе не представляет, интереса для Заклятых - тоже.
   И полуживую девушку выпустили "за недостатком улик".
  
   Тиселе оглядела улицу. Это каменное поселение называлось Варусом. Хотя какая ей разница? Девушку выбросили на улицу в той же одежде, в которой она поступила, голодную и без гроша в кармане. Бывшей ведьме предстояло заботиться о себе самой. Как это делается, она представляла с трудом: Тиселе никогда не приводилось добывать себе пищу там, где она не растет или не бегает на своих ногах. Девушка припомнила то, что успела узнать у заговорщиков. Еду покупают за деньги. Деньги зарабатывают, воруют или отнимают. А другой голод... Это тоже можно отнять.
   - Колдун! Колдун идет! - услышала она за спиной боязливый шепот. Резко оглянулась. Нехорошая улыбка перекосила лицо девушки.
   "То, что нужно" - прошептала она сама себе. Главное, чтобы сил хватило.
   Долгие посты, которым подвергаются Заклятые после посвящения, сослужили теперь хорошую службу: Тиселе собрала волю в кулак и направилась на промысел.
  
   Бывший нелегальный волшебник Каробняк возвращался домой после встречи с Лосколом, капитаном присланного королем отряда. Каробняк до конца не верил в амнистию, но корона умела держать слово.
   - Эй! - прозвучало из переулка. - Сюда. Пожалуйста! Прошу вас!
   Каробняк на секунду засомневался, но любопытство пересилило. Он свернул в глухой переулок, из которого доносился голос. Там никого не оказалось.
   "Дурацкая шутка!" - решил он, но все же прошел переулок до конца. Закрытые наглухо окна, ни одной двери, нет ни людей, ни собак, ни кошек. Никого и ничего.
   Каробняк повернул назад. Выход преграждала миниатюрная девушка в странной одежде: короткие штаны и безрукавка неизвестного покроя. Каштановые волосы торчат в разные стороны, желтые глаза сверкают беспощадным огнем.
   - Колдун... - Девица словно пробовала слово на вкус. - Мне нравится, как это звучит...
   - Что тебе нужно? - довольно неприветливо спросил маг.
   Вместо ответа девица подскочила к нему и с размаху ударила. Равнодушно дождалась, пока маг разогнется и нанесла второй удар.
   - Что тебе нужно?! - простонал Каробняк.
   Последовал еще один удар. Маг пытался защититься, но девица двигалась быстрее.
   Каробняк не выдержал. Он обещал короне не использовать колдовство против горожан, но что ему оставалось делать? Обездвижить эту психованную и оттащить в тюрьму, пусть с ней власти разбираются.
   Направленное заклинание почти не оказало своего обычного действия. "Психованная" только на секунду остановилась, причмокнула губами и напала снова. Колдуну надоело работать тренировочной грушей. Смертельное заклинание ледяного покоя сорвалось с его пальцев и ударило паршивку в грудь. Та замерла. Маг понял, что большего он не добьется и бросился бежать. Девица спохватилась, догнала колдуна и нанесла последний удар. Волшебник рухнул на мостовую.
   - Мне это неприятно, - заявила желтоглазая, опускаясь возле него на колени. - Но у меня не было другого выхода. - Она отцепила от пояса кошелек, взвесила на руке. - Сойдет.
   После чего быстро обшарила его карманы. Нашла несколько амулетов, сжала в кулаке. Амулеты просыпались пылью. Очнувшийся Каробняк счел за лучшее сделать вид, что еще не пришел в сознание.
   - Сойдет. Прости, колдун.
  
   Тиселе недолго колебалась между ночлегом в ближайшем овраге и ночлегом в специальном месте для тех бездомных, у которых были деньги. Гостиница, кажется, оно так называется?
   Сберечь награбленное добро было очень заманчиво, бывшей ведьме не требовались для сна чистая постель и крыша над головой, но... Тиселе решила привыкать к городской жизни.
   Поглощенной Силы едва хватило, чтобы утолить голод. Стоило бы поискать еще кого-нибудь, но это потом. Сейчас Тиселе нужна была обычная еда.
   Девушка решительно зашагала по улице.
  
   В магических лавочках, где торговали разной волшебной дребеденью, несколько дней не могли ничего понять. К ним приходила молоденькая покупательница, просила посмотреть товар. Разглядывала амулеты, потом удивленно вскрикивала:
   - Ой! А с ним что-то не так!
   Амулеты раскалывались на части, рассыпались пылью, вытекали из пальцев. Девушка казалась искренне опечаленной таким поворотом событий; у торговцев не возникало даже мысли ее подозревать. Они не замечали, как бледные щеки розовели, как затухал голодный блеск глаз, не видели сытой улыбки, которую покупательница тщательно прятала.
   Близорукость торговцев длилась долго, но не так долго, как хотелось бы Тиселе. Сопоставив события и обнаружив закономерность, они перестали пускать бывшую ведьму в магические лавки. Два раза Тиселе, разозлившись, пробивалась с боем и устраивала в лавках погром, после торговцы стали звать стражников, едва завидев ее фигурку.
   Деньги подходили к концу. Бывшая ведьма не колебалась, собираясь повторить прежний ход.
  
   Тиселе сидела в засаде, напряженно вглядываясь в темноту. Кого ей молить - богов, в которых она не верила, духов, которые ее ненавидели? Ладно, пусть будет удача - бывшая ведьма благодарила удачу за то, что у нее сохранилось кошачье зрение и кошачья ловкость, за удачную первую "охоту" этой ночи и молила об успехе второй.
   Первая сегодняшняя жертва Силой не обладала. Зато обладала деньгами - и немалыми. А кроме них - парой неплохих амулетов. Но отлученной Заклятой хотелось чистой Силы.
   Вот послышались шаги. Уверенные шаги человека, который убежден - ему принадлежит весь мир. Походка волшебника - не подпольного колдуна, и не мелкого ремесленника, мастерящего амулеты. Походка мага, выпускника Коллегии. Тиселе этого не знала. Она просто почуяла, что к ней приближается Сила. Много Силы - свежей, яростной, неуступчивой - и оттого особенно заманчивой.
   Вийник не ждал нападения и, когда к нему бросилась безмолвная тень, сперва растерялся. Сработала привычка: он слишком много времени провел там, где приходилось полагаться только на себя, даже не на свою магию. Поэтому Вийник не пытался остановить тень, парализовать ее или испепелить. Он ушел с линии удара и успел цапнуть потерявшую равновесие Тиселе за воротник куртки прежде, чем она рухнула на мостовую.
   Поднял в воздух и основательно встряхнул.
   Тиселе злобно зашипела, тщетно пытаясь вырваться.
   Вийник сотворил огонек и присмотрелся. Увидев, кого держит за шиворот, облегченно рассмеялся.
   - Ну и фитюлька! А я-то испугался!
   Тиселе зашипела еще злобнее и постаралась ударить волшебника ногами.
   Вийник встряхнул девушку еще раз, едва не придушив.
   - А ну тихо! - строго произнес волшебник. - Отвечай, кто тебя послал?
   - Никх-хто... - прохрипела Тиселе. Чтобы не задохнуться, ей пришлось оставить безуспешные попытки и схватиться за воротник, отдирая его от горла.
   - Не ври мне! Говори!
   Встряхнул.
   - Нех-х-х врух-х-х... - Тиселе вспомнила, какого обращения требовали к себе этнографы и на всякий случай добавила: - С-с-сэр...
   - Не сэр, - поправил волшебник, еще раз встряхнув незадачливую охотницу. - Я маг, поэтому обращайся ко мне "мастер". Поняла?
   - Дах-х-х... - Встрях. - Мах-х-стер...
   - Умная девочка, - одобрил волшебник. - А теперь отвечай.
   - Я скхазала всех-х-х...
   - Если тебя никто не послал, зачем напала? Деньги?
   - Нетх-х-х...
   - А что, подраться хотелось? Такой малышке?
   - Магх-хия...
   На протяжении всего допроса Тиселе голодным взглядом следила за огоньком. Если бы он подлетел поближе, она бы схватила его, как лягушка - комара. Но заклинания, созданные Вийником, обладали подобием чувства самосохранения. Огонек к Тиселе не приближался.
   - Магия? - непонимающе переспросил Вийник, теряя к бывшей ведьме всякий интерес. - Бред какой-то. Ладно, беги, я сегодня добрый.
   Вийник небрежно отшвырнул девушку в сторону и пошел прочь. Сумасшедшая девица, невесть с чего выскочившая на него из темноты, перестала занимать его мысли почти сразу же, как он понял, что она не послана врагами.
   Девица не лгала, это магу говорил жизненный опыт. Странно, но "прочитать" маленькую злючку не удалось - а ведь у нее не было даже потенциальных способностей к магии, и на девице ни следа наложенных заклинаний.
   А, ладно, бывает у некоторых людей податливость пониженная! У него и своих дел хватает.
  
   Тиселе осторожно поднялась на четвереньки. Падение не причинило ей особого вреда: бывшая ведьма успела сгруппироваться и упала почти без последствий.
   Гораздо больнее было унижение. Отлученная Заклятая заскрипела зубами в бессильной злобе. Как это могло случиться?! Как такое произошло с ней?! Да, она нападала не глядя, привыкла пользоваться тем, что нетренированные городские маги не успевали отреагировать на стремительную атаку. Как этот человек смог уклониться?! Почему она потеряла равновесие? Как позволила себя схватить?
   Горло перехватил спазм, принуждая девушку схватиться за шею.
   Почему она надела на промысел куртку?! Зачем застегнула все крючки?! Неужто нельзя потерпеть ночную прохладу последнего летнего месяца?! Зачем она вообще потратила на эту дрянь с таким трудом отобранные деньги?! У ее безрукавки не было не то что воротника, а даже спинной планки: сзади она скреплялась шнуровкой.
   Пусть холодно, но зато она ее никогда не подводила!
   Ну почему такое случилось именно с ней?!
   Тиселе с размаху ударилась руками о камни мостовой, пытаясь физической болью заглушить внутреннюю.
   Сила! Ей так хотелось свежей, настоящей Силы, а не пропущенной через мертвые амулеты! У того мага было много такой вкусной Силы, а он потратил на нее лишь слабенькое сканирующее заклинание, которое отлученной Заклятой хватало буквально "на один укус"!
   - Он заплатит! - в бессильной ярости закричала девушка. - Заплатит за все! Кровью плевать будет! Кровью и магией, пока не сдохнет! Как собака! Заплатит! За все! Ответит! Заплатит! С-с-собака!
   Тиселе кричала и билась о камни, пока над ее головой со стуком не отворилось окно и на бывшую ведьму не вылилась ледяная вода. К счастью для вылившего - чистая.
   Тогда бывшая ведьма с трудом поднялась на ноги и с трудом, пошатываясь, побрела в гостиницу, где были оставлены немногочисленные пожитки.
   Пришла пора менять свою жизнь. Варус превратился для девушки в отвратительную ловушку, западню, где кругом опасность и нет ничего хорошего. Надо убираться отсюда - и как можно скорее. Остается только пересечь лес, кишащий разозленными на нее стражами.
  
   При всем своем желании Тиселе не могла бы вспомнить ни одного заклинания из своего ведьминского арсенала: ни как встать, ни что говорить, ни что при этом думать. Все исчезло вместе с рассыпавшейся в прах и развеянной Силой. Остались только подаренная когда-то ловкость и скорость, недоступные большинству людей, да те знания, которые напрямую с магией были не связаны. Вот ими-то отлученная Заклятая и собиралась воспользоваться.
   Травяную лавку отыскать было нетрудно. Гораздо труднее уговорить продавца смешать зелье по ее указаниям. То эти ягоды никто не вываривает, то те корни никто не толчет, то вообще такие ингредиенты никто не смешивает. Бывшая ведьма с великим трудом принудила себя улыбаться и спокойно отвечать на все возражения. Вдобавок разбитые в кровь руки вызывали у травника прямо-таки нездоровый интерес и девушке приходилось то и дело отказываться от лечебной помощи. В конце концов сошлись на компромиссе: Тиселе позволяет сделать себе перевязку с примочками (за ее счет, разумеется), а травник варит зелье.
   Испытующе понюхав результат, Тиселе закрутила крышку фляги и бросила на прощание, чтобы лавочник не вздумал пробовать зелье или варить его кому-то еще.
   - У меня иммунитет, а любого другого это пойло прикончит. Приятно было познакомиться.
  
   Вернувшись в свою комнату в гостиницу, Тиселе заперла изнутри дверь и осторожно глотнула. Зелье действовало только на ведьм, как-то связываясь с их способностью поглощать чужую Силу. Для всякого другого носителя Силы снадобье было смертельным, а у обычного человека вызывало расстройство желудка. Как зелье подействует на нее сейчас, Тиселе не знала. На всякий случай она решила для начала выпить самую чуточку. Вроде один глоток еще не смертелен?..
   Бывшая Заклятая едва успела поставить флягу на подоконник и шагнуть к койке, когда у ней потемнело в глазах и зашумело в голове.
   "Действует!" - торжествующе подумала она, проваливаясь в беспамятство.
  
   Отлученная Заклятая очнулась в больнице. Как оказалось, управляющий гостиницы встревожился, когда постоялица не вышла из комнаты на вторые сутки, и велел взломать дверь.
   Бесчувственную девушку нашли свернувшейся на койке в тугой клубок. Тиселе почти не подавала признаков жизни. Если бы кому-то не пришло в голову поднести к ее губам зеркало, которое немедленно запотело, бывшая ведьма вполне могла бы "проснуться" на городском кладбище.
   Привести в себя девушку не удалось. Хозяин гостиницы велел отправить несчастную в больницу, пока не умерла в его заведении.
   Как только в больнице обнаружили, что с девушкой все в порядке, с нее тут же потребовали плату за лечение. В ответ Тиселе потребовала пустить ее к главному лекарю. Добившись своего, отлученная Заклятая заявила: никого не просила оказывать ей помощь, ничего не обещала, и теперь крайне возмущена вмешательством в ее личные планы. Она так громко орала (магический голод портит настроение пуще обычного), что лекари поспешили от нее избавиться, пока она не вышибла неустойку.
   В гостинице устроить скандал не получилось. К счастью для всех, комната Тиселе осталась в том же состоянии, что и трое суток назад, даже фляга с зельем нетронутой стояла на подоконнике.
   Придраться было не к чему.
   Пообедав за счет гостиницы, бывшая ведьма справилась у служанки, что делают люди, когда желают попасть в другой город. Этот вопрос сильно поразил служанку, и Тиселе пришлось объяснить - в Варус она попала вместе со спутником, а до того ей не приходилось путешествовать и она просто не знает, как сделать это самостоятельно. Служанка прониклась сочувствием к ее неопытности и посоветовала отправиться с обозом, который регулярно курсирует по королевской дороге.
   Узнав в гостинице, где можно найти начальника обоза, Тиселе пошла договариваться.
   Вернувшись в гостиницу вечером, бывшая ведьма поспешила отыскать служанку-советчицу и узнать, что делать, если она боится брать с собой в дорогу много денег. Служанка подумала и порекомендовала отправить их самой себе на место назначения.
   - А как они узнают, что это именно я приду?
   Служанка очень удивилась и сказала, что на почте письмо запечатают формулой собственных рук.
   - Это магия?
   Служанка подтвердила.
   - А если у меня аллергия на горо... то есть на магию?
   - Аллергия?! - не поняла служанка. - На формулы?!
   - Так иногда бывает.
   Тиселе удовлетворенно поглядела на хлопающую глазами служанку. Хорошо, та не знает, что такая аллергия бывает только у Заклятых.
   В любом случае, у бывшей ведьмы аллергии уже не было, напротив, она боялась сожрать всю наложенную магию и тем самым выдать себя.
   - Так что мне тогда делать?
   Служанка развела руками и посоветовала спросить на почте.
  
   На почте оказалось, что проблема Тиселе имеет решение. Зря служанка хлопала глазами. Среди горожан было немало людей, отказывающихся пользоваться магией. К удивлению отлученной Заклятой, это оказались не религиозные фанатики, на которых она уже насмотрелась в среде заговорщиков, а просто очень осторожные люди. Иногда формулы накапливали слишком много Силы и взрывались. Очень редко, но... кто-то боялся.
   Совершенно безосновательно - как заверил ее почтовый служащий, пытаясь убедить обратиться к современным магическим технологиям.
   Бывшая ведьма осталась непреклонна - и служащему пришлось смириться. Деньги положили в посылку, на которой Тиселе собственной рукой вывела пароль, после чего посылку запечатали плотной бумагой.
   Как девушку уверили, теперь ей осталось только прийти в нужном городе, назвать себя, произнести пароль и получить письмо. Для Тиселе оставалось непонятным, что они будут делать, если распечатают верхний слой, а человек окажется не тот. Сдадут человека властям? С них станется. Оставался вопрос - а где находится нужный город? Тиселе не разбиралась в географии королевства. Заклятых это не касалось. После долгих разбирательств и споров выяснили, что пунктом назначения будет Наром - город, на котором (если идти с юга на север) кончался лес.
  
   Начальник обоза Кувар еще никогда не сталкивался с такими случаями. Новая пассажирка его удивляла. Заплатив аванс, она выбрала телегу, на которой хотела ехать и попросила не беспокоить до самого Нарома. Чтобы ни случилось, как бы она не выглядела и так далее.
   - А самое главное, не останавливайтесь ночью в лесу, - посоветовала желтоглазая девица. - Иначе пути не будет.
   Кувар и не собирался останавливаться на ночлег в лесу - когда есть деревни! - но претензии странной пассажирки ему не понравились. Когда наступил час отъезда, желтоглазая девица пришла, положила в телегу тощий мешок, уселась рядом и обвела строгим взглядом попутчиков.
   - Не трогайте меня и не оставляйте одну вне поселений, - предупредила она. После чего порылась в мешке, извлекла оттуда деревянную флягу, откупорила, сделала большой глоток и поспешила закрыть. - И зелье не трогайте, - добавила она, но язык уже с трудом повиновался странной пассажирке. Фляга выпала у нее из рук, девушка глубоко вздохнула, опрокинулась на спину, а затем вздрогнула и свернулась в плотный клубок.
   Обозники не сразу поняли, что именно это она имела в виду, когда просила не трогать. К счастью для Тиселе, они сильно задержались и им следовало поторопиться, если они хотели добраться до ближайшей деревни засветло.
  
   Никакие заклинания не скроют от лесных стражей. И пусть стражи не всегда могут сказать, где находится тот или иной человек, они точно знают, кто и в каком количестве едет через лес. Но Тиселе и не собиралась закрываться чарами. Она всего лишь притушила в себе искорку жизни до едва заметного тления. Хозяева леса могут заметить ее и даже узнать, но они не будут нападать на обоз, чтобы прикончить бессильную и полумертвую отлученную. Стражи не любят показывать свою силу городским.
   Расчет бывшей ведьмы оказался верен. Хозяева леса действительно почувствовали ее присутствие, но связываться не стали. Кто они такие, чтобы добивать Заклятую, пусть и бывшую?
   Сложнее обстояло дело с людьми. Тиселе спала и не знала, что в деревнях, где обоз остановился ночевать, ее отказались впускать в дома (обозники так и не смогли узнать почему). Сердобольные женщины обоза каждый раз сооружали на телеге навес и укрыли девушку одеялами, твердо решив показать ее в Нароме лекарю. Все это Тиселе проспала.
   Когда обоз приехал в Наром, бывшая ведьма тяжело выдохнула, потянулась всем телом и открыла глаза.
   Досадливо отмахнулась от удивленных охов и ахов, сразу же проверила сумку. Немногочисленные вещи, купленные в Варусе, были на месте.
   Все в порядке, самое трудное позади.
   Осталось только расплатиться.
   Начальник обоза любезно согласился подождать, пока она сходит за деньгами на почту - если уважаемая пассажирка оставит свои вещи в залог.
   Тиселе оставила. Она посмеялась над наивностью Кувара. Если бы бывшая ведьма захотела, она бы бросила мешок и не стала тратить награбленные деньги. Но ей претил обман. И потом, Кувар мог начать ее разыскивать и привлечь к ней нежелательное внимание местных властей.
   На почте она изрядно повеселилась, наблюдая, как служащий пытается заклинанием проверить совпадение почерков. Ей предложили своей рукой написать пароль, а потом пытались сверить с надписью на посылке. Тиселе вывела на почтовой бумаге загаданные в Варусе слова и с усмешкой следила, как не в меру исполнительный служащий раз за разом бормочет формулу подлинности и ждет результатов. А их нет, потому что заклинания, направленные на почерк, Тиселе поглощала так же легко, как и направленные на саму себя. На десятый раз она смилостивилась и служащий смог выдать посетительнице посылку.
   Кувар, к которому девушка вернулась с оплатой, поинтересовался ее дальнейшими планами. Тиселе пожала плечами.
   - Вы останетесь в Нароме?
   Тиселе задумалась.
   - Не знаю. Хочу двигаться дальше, только не до столицы. Наром слишком маленький. - Помолчала немного и добавила: - Я не знаю страны.
   - Вам все равно, куда ехать? - изумился Кувара.
   - Нет, я... - бывшая ведьма замялась, а потом честно выпалила: - Мне надо туда, где много магов!
   - Собираетесь у них учиться?
   - Не совсем, я... я хотела бы перенять их магию.
   - Так вам надо в Магическую Коллегию, в Карвийн. Город Карвийн, - пояснил Кувар, встретив непонимающий взгляд желтых глаз. - Там учатся маги всей страны.
   - Я думала, они учатся в столице!
   - Нет, в столице этнографы, маги им мешают. Они ведь шутники большие, пока учатся, да и взрослые те еще сорвиголовы. А этнографы - народ серьезный, шутить не любят.
   - Не любят, - печально согласилась отлученная Заклятая. Потом испугалась, что слишком много сказала и поспешила исправить свою оплошность:
   - Вы мне очень помогли. - Благодарность с трудом срывалась с непривычных к ней губ девушки. - Вы так много знаете, а я так невежественна... Как добраться до Карвийна?
   - Поезжайте с нами до Хатхета, там проходит дорога на Карвийн.

Часть 1

   Глава 1
   Тиселе поселилась на самом дешевом постоялом дворе Карвийна. Этот город сильно отличался от остальных. Тиселе не обращала внимания на разноцветные фонтаны, поющие деревья, говорящих животных и другие иллюзии, наведенные главными жителями поселения. Бывшая Заклятая заметила другое.
   - Храбрые у вас люди живут, - небрежно сказала она хозяйке. - Я прошлась по Главной улице - двери нараспашку, никто не охраняет... Или воров нет?
   - Что вы, барышня! Это же дома магов, они входы заклинанием опечатывают, каждый старается придумать такое, чтоб никто не вошел и не сломал. У них даже ученики двери нараспашку держат, а чужим и близко не подойти! У нас и стражников в городе нет - все проблемы маги решают!
   Тиселе искренне обрадовалась. Совет Кувара оказался бесценным. В городе, где все проблемы решаются магией, ей можно ничего не опасаться.
   В Карвийне не было не только стражников. Здесь не было людей благородного сословия. Маг не может быть рыцарем, а горожане в благородных не нуждались. Поэтому дворяне легко расставались с титулом сэра или леди ради звания мастера - или не приезжали в Карвийн.
   Странный был город магов, не похожий на другие, эдакое государство в государстве.
   Все это Тиселе если и заметила, то мельком: общественное устройство города мало интересовало бывшую Заклятую. Ее пьянило обилие Силы, мощной, звенящей и свежей. Силы, напоминающей того мага в Варусе...
   Отлученная Заклятая заскрипела зубами. Нет, она не повторит своей ошибки! Она не станет бросаться на людей на улицах. Зачем это, когда маги сами подсказали ей выход?
   Надо только выяснить все, что нужно, а потом действовать.
  
   Профессор Бран был старый маг, но, увы, отнюдь не мудрый. Его суеверность могла сравниться разве что с его неприязнью к коллегиантам, которые частенько пользовались первым недостатком. Этой ночью Бран спал крепко и не проснулся от шума внизу. Его сон был спокоен, когда легкие ноги осторожно ступали по скрипучим ступеням. Но когда шаги стихли и вслед за эти открылась дверь... Бран внезапно открыл глаза и увидел: над ним склонился белый дух в развевающихся одеждах. Об открытом окне, и сквозняке в комнате Бран и не вспомнил.
   - Кто ты?
   - Никто, - отозвался призрак женским голосом. - Я никто. Скажи-ка мне, старик, кого из своих учеников ты больше всего не любишь? Вспомни: дерзкие, наглые, нерадивые... Они перечат тебе на лекциях, но ничего не могут ответить на опросе. Они владеют магией, но не умеют ее контролировать. Вспоминай, старик!
   - Что ты хочешь? - дрожащим голосом спросил немолодой маг. Какие бы ни были, это его ученики, он не может... Даже во сне.
   - Не трясись, - пренебрежительно ответил призрак. - Они останутся живы... Я просто преподам им небольшой урок... смирения.
   Призрак склонился над старым магом, и Бран содрогнулся, увидев желтые глаза, горящие от голода и предвкушения.
   - Ну же, старик! Имена! Назови мне их имена - и я отплачу им сторицей за все шуточки. Имена!
   И старик сдался. В конце концов, это не просто сон, это кошмар.
  
   Наутро солнечные лучи разогнали ночные страхи. Бран спустился вниз и побагровел от ярости. Магическая защита на дверях бесследно исчезла, а в прихожей валялись осколки дорогой вазы.
   Кто виноват в этом безобразии, старик не усомнился.
   - Мерзавцы! Разгильдяи! Идиоты! Шуты гороховые! Думали узнать, кого я на опросе спрошу?! И подготовиться за неделю?! А я сегодня проведу!
   Маг одернул халат и крикнул слугам:
   - Мантию!
   Опросы преподаватель предпочитал проводить на голодный желудок.
  
   Теф, Пас и Мок шли по улице в отвратном настроении. Только что старый козел Бран выгнал их с занятия за неспособность вызвать заклинание панического крика.
   Ну, не далась им с первого раза эта магия! Ничего страшного, со всеми бывает...
   А Бран ругался, язвил, кричал, что это не то, что над профессором по ночам подшучивать, для волшебства нужна серьезность и собранность. И выгнал.
   Юноши уныло шли по улице Магов, пиная подвернувшиеся под ноги камешки и костеря профессора на чем стоит.
   - Эй! - раздался из-за угла звонкий голос. - Эй вы, разгильдяи!
   Ненавистное слово стало последней каплей. Коллигианты как по команде развернулись на крик; с их пальцев сорвалось незаконченное на занятии заклинание. Опомнившись, они побежали туда, откуда доносился голос, в ужасе представляя, что станет с человеком после тройной порции боевой магии - ведь заклинание панического крика действует на глубинные силы организма. Но за углом никого не было.
  
   Вскоре после этого Карвийн потрясла серия дерзких взломов. Если бы нападению подвергались дома обычных горожан или если бы пропадали ценные вещи, градоправитель непременно вызвал бы из Хатхета отряд стражников. Но таинственный взломщик только срывал защиту, входил в дома волшебников и ничего не трогал.
   Горожане сочинили легенду о чароглоте, чудовище, которое пожирает магию вместе с колдунами. Ни один волшебник не пропал, но это не останавливало сплетников: легенда быстро обросла жуткими подробностями и родители местных коллегиантов умоляли своих детей не гулять после наступления темноты. Сами маги негодовали и требовали прекратить "порочащие слухи". Они были уверены - шалит кто-то из них. И укрепляли защиту, надеясь превзойти хулигана своим умением.
   А тот не сдавался; каждое его нападение множило слухи о чароглоте.
  
   Тиселе так и не могла разгадать, почему горожане сразу поняли суть происходящего, а высокоученные мастера магии накручивают на свои двери много вкусной магии, надеясь остановить "хулигана" изощренностью или силой. Полдня бывшая ведьма отсыпалась, вечером гуляла по городу, узнавая новости и высматривая, на какой двери интересней "замок". Ночью она притворно ложилась спать, потом вставала и отправлялась на промысел.
   Денег, добытых в Варусе, хватало на проживание в дешевой гостинице с полным пансионом и на покупку теплой одежды - медленно, но неотвратимо приближалась осень, оставались последние теплые дни, а ночи уже были холодные. Кроме еды, одежды и крова бывшая Заклятая ни в чем не нуждалась, но при всей экономии деньги подходили к концу. Тиселе понимала - грабежом она поставит себя под удар. Да и не хотелось ей превращать веселое состязание с упрямыми магами Карвийна в преступление. А что делать? Жизнь в городе не научила бывшую ведьму содержать себя законным способом.
   И Тиселе решилась.
  
   Отлученная Заклятая никогда не проходила вглубь дома. Она останавливалась в дверях, глубоко вздыхала и замирала, впитывая магию всей поверхностью тела.
   Этот дом она выбрала случайно. Или не совсем? Сила на дверях была столь привлекательной, изощренной, могучей. Вряд ли владелец держит при себе много денег, но... насытиться не мешает.
   Какой странный маг! Зачем опечатывать не только вход, но и примыкающую часть прихожей? Силы много не бывает, это знают все ведьмы. Но зачем тратить столько?!
   Отлученная Заклятая впитала Силу на двери и двинулась по прихожей. Шаг. Другой. Тиселе хорошо видела в темноте, но знала, как та бывает обманчива. Осторожность никогда не помешает.
   Но и не всегда поможет. Что-то попалось под ноги, отлетело в сторону, что-то прошуршало сверху...
   И изумленная девушка в мгновение ока была спутана прочной сетью.
   Тиселе страшно зашипела и забиться в сетях, но быстро догадалась - таким поведением только усугубит ситуацию и усмирила свой бешеный нрав.
   В темноте послышались торопливые шаги, и Тиселе осветил волшебный огонек, ослепив и лишив возможности разглядеть "охотника".
   - Я был прав, - спокойно произнес мужской голос. - Верны обе гипотезы. Животное оставляло бы больше следов, а маг рано или поздно не справился бы с магическими ловушками. Вам будет интересно узнать, что я поставил на дверь заклинания, уничтожающие любого носителя магии. До того, как он примется колдовать.
   Тиселе постаралась удобно устроиться в сетях и безразлично уставилась туда, откуда доносился голос. Отлученная Заклятая давно заметила - под немигающим взглядом ее желтых глаз люди обычно смущаются и не знают, как себя вести дальше.
   - Вы даже не вздрогнули, - прокомментировал голос. - Я действительно не ошибся - вы и есть чароглот, о котором толкует весь город. Причем вы никогда не учились магии, иначе бы отреагировали на упоминание запрещенного заклятья. Чтобы вы не волновались, скажу - у меня есть допуск.
   - Мне-то что? - лениво откликнулась бывшая ведьма.
   - А, так вам еще и нет дела до наших законов? Вы меня поражаете, милая барышня.
   - Я не барышня, - поправила Тиселе. - Я никто.
   Владелец голоса до того заинтересовался, что позволил огоньку подлететь к самому лицу девушки. Тиселе дернула головой и щелкнула зубами как собака на комара. Огонек исчез и девушка смогла разглядеть хозяина дома - худого мужчину непонятного возраста. На нем была черная мантия - обычная одежда преподавателей Коллегии. Ничем другим человек на волшебника не походил.
   Разве что речью, да и то не на мага, а на профессора. Но с этой категорией городских людей Тиселе почти не сталкивалась и могла только догадываться.
   Она была недалека от истины - перед ней стоял преподаватель Магической Коллегии, ассистент Залемран.
   - Никто? - удивился маг. - Что вы имеете в виду?
   - То, что сказала. Я никто.
   Маг засветил еще два огонька, один оставил у себя, а другой снова направил к Тиселе. Девушка сощурилась.
   - Никто. Не барышня и, видимо, не леди?
   - Не леди, - согласилась бывшая Заклятая.
   - И, тем не менее, одеваетесь более чем свободно. Не как крестьянка. Может, разрешите мое недоумение?
   - А зачем? Мне и так хорошо.
   - Ладно. Вернемся к первоначальному вопросу. Зачем вы хулиганите?
   - Я не хулиганю.
   - То есть ваши действия вызваны необходимостью? Но вы же ничего не берете... А некоторые ловушки... Промедление стоило бы вам жизни или свободы, а вы взламывали их, не задумываясь. Я не ошибусь, если скажу - вы поглощаете магию непроизвольно?
   - Не ошибетесь, - подумав, признала девушка. Особых причин молчать у нее не было.
   - Тогда простите мое любопытство, вы, случайно, не ведьма?
   Тиселе усмехнулась. Ведьма - это человеческая колдунья, способная отнимать чужую Силу. Но Заклятые ведьмы сильно отличались от остальных: те просто не имели должного образования и собственной Силы, а немногая имеющаяся нарушала равновесие. Вот они и "воровали" у других то, чего не могли добиться сами. Для Заклятых обучение не играло такой роли; ведьмовские способности появлялись у тех, кто интересовался одной только магией. Тяга ко всему необычному и волшебному становилась у Заклятых потребностью поглощать Силу, которую ведьмы видели везде. Прекрасное и удивительное можно найти в дуновении ветра, в журчании ручья, шорохе листьев, в живом дыхании.... И, конечно, в чужой магии! Как не взять то, что так щедро разбросанно вокруг?! А если окружающие от этого почему-то истощаются и слабеют... Что ж... Им же хуже.
   Кто мог предположить - страсть к чужой магии останется у отлученной и после лишения Силы?! После лишения самой способности к колдовству?
   А случилось.
   Ведьм не любили и боялись все. Каменные поселения и вовсе были заколдованы в незапамятные времена от нежелательных визитов. Если ведьма проникла в город, значит, ей кто-то помог.
   А раз в Карвийне все проблемы решают маги, то поиском злоумышленника вполне может заняться этот человек.
   Но он зря надеется.
   - Нет. Уже нет.
   - Уже? А раньше были? Вы лишились Силы? Но за это время вы поглотили столько, что должны были восстановиться... И, постойте-ка! Даже ведьма не может поглотить направленное на нее заклинание, иначе их никто не мог бы победить в магическом поединке!
   - Я и проиграла.
   - А потом?
   - Не помню. Проснулась, захотела есть. Заплакала. Потом увидела пищу. Поглотила. Проголодалась. Снова заплакала. Потом выпустили. Искала еду. Пришла сюда. Здесь еды много. Вы говорите, чароглот? Вот это я и есть.
   - Поразительно! Значит, вы поглощаете Силу не для колдовства, а чтобы насытиться? Любую?
   - Нет, - поколебавшись, призналась бывшая ведьма. - Не как раньше. Не могу отобрать. Беру только то, с чем уже расстались. Заклинания или амулеты. Заклинания вкуснее, они свежие.
   - В первый раз вижу такое! - Маг сомневался, не уточнить ли, откуда "выпустили" маленькую взломщицу, но научное любопытство пересилило. - Вы говорите, потеряли способности после поединка?
   - Да.
   - Но проигравшая сторона может в худшем случае истощается и даже ведьмы...
   - Уметь надо. Слова знать. Язык.
   - Слова?
   Лицо девушки озарилось злорадной улыбкой.
   - Вам не кажется, - вежливо произнесла она, - разговаривать, сидя в сетях, на редкость неудобно? Я больше ничего не скажу.
   - Но...
  
   Тиселе и не сомневалась, что переспорит ученого оппонента. А как он изумился, когда после тупой отрывистой речи услышал культурное обращение! Для него она - загадка, а, значит, пойдет на любые компромиссы, лишь узнать что-нибудь новое. Или не на любые, но это как поставить вопрос.
   Она уже видела среди Заклинательниц людей, которые пуще всего стремились к знаниям. Есть такие ненормальные, откуда только берутся?
   Нелепая шутка судьбы - те, кто стремился к магии, как таковой, не достигали таких высот, как те, кто стремились к чему-то другому.
   Но довольно об этом.
   Главное, у нее было чем зацепить хитрого мага. Люди, получающие желаемое, становятся близоруки.
   Маг и в самом деле быстро сдался и согласился распутать бывшую ведьму. После этого поспешил представиться.
   Тиселе не очень поняла, чем ассистент отличается от профессора, но переспрашивать не стала. Свое имя называть не торопилась: среди Заклятых было не принято представляться кому попало. Но кем она была совсем недавно, сказала.
   - Не может быть! - ахнул маг. - Заклятая?
   Он поспешил подвинуть девушке стул. Окажись она наследной принцессой, не получила бы такого уважения.
   - Бывшая, - педантично поправила Тиселе. - Меня отлучили и лишили имени.
   - Имени?
   - Точнее, мое имя лишили Силы. Я перестала быть Заклятой.
   - Но Силы вы ведь не лишились?
   - Нет, не лишилась. Силу у меня отобрали потом.
   - И кто отобрал? Почему?
   - Я проиграла в поединке. Моя противница оказалась Заклинательницей и вспомнила обряд, который лишает всего. Она и сама не знала, что со мной случится потом.
   - Невероятно!
   - Кстати, о невероятном... а зачем вы вообще устраивали эту ловушку?
   - Я... - Маг неожиданно смутился, будто Тиселе поймала его на очень-очень нехорошем поступке. - Хотел разобраться в этой истории.
   - Просто разобраться? - уточнила Тиселе. Маг кивнул.
   - Тогда я пойду.
   - Стойте! Вы не можете вот так взять и уйти! - Залемран вскочил, опрокинув свой стул, и ухватил девушку за руку. И двумя секундами позже отпустил, вскрикнув от боли.
   - Что с вами? - почти против воли поинтересовалась бывшая ведьма. - Вам плохо?
   - Ничего... Я не хотел... простите.
   - За что?!
   - А разве это не вы сделали?
   - Что сделала?!
   Залемран протянул девушке руку. В свете волшебного огонька Тиселе увидела, что ладонь покраснела. Как при сильном ожоге.
   - Ого! Кто это вас так?
   - Я думал, вы.
   - Но я же не могу колдовать.
   - Может, вы непроизвольно...
   - Нет. Вам больно?
   - Очень, - сознался Залемран. - И, кажется, становится еще хуже.
   Бывшая Заклятая ненадолго задумалась, а потом посоветовала:
   - А вы коснитесь руки Силой.
   Маг послушался.
   - Ничего не изменилось.
   - Разве? А, по-моему, ожог перестал расти.
   - И верно... А с ним что делать?
   - Как ожоги лечат? - пожала плечами девушка. - Приложите травы или у вас есть волшебные средства? Я в этом не разбираюсь.
   - Но что это было?
   - Я не знаю.
   - Вы же дали совет.
   - Наугад. И не знала, что поможет. Вам повезло.
   - Нет, это не везение... вы что-то о себе знаете...
   - Ничего. Таких, как я, еще не было. И не будет. Нескоро еще ведьмы решатся совершить такой проступок, за который их хотя бы отлучат. А уж сразиться с Мышкой...
   - Простите, с кем? С какой мышью?
   - Это прозвище Заклинательницы, которая меня победила. На самом деле ее зовут иначе.
   - Как?
   - Не знаю. Я забыла истинные имена. А обычное не запомнила. Она городская, из столицы.
   - Из столицы?
   - Зачем вам знать? Какая разница?
   - Действительно, - согласился маг, решив поинтересоваться загадочной городской Заклинательницей попозже. - Так что с ожогом?
   - Сходите к лекарю, - проворчала Тиселе. - А я пойду. Уже утро скоро.
   - Но... вы не можете уйти!
   - Это еще почему?
   - У меня к вам столько вопросов!
   - Ну и что?
   - Нет, пожалуйста! Обещайте, что завтра вернетесь!
   - С чего это вдруг? Думаете, мне больше нечем заняться?
   - Думаю, да, - хитро прищурился Залемран. - А еще думаю - если вам так нужна Сила, вы всегда сможете найти ее здесь - и не надо врываться в чужие дома. Рано или поздно кто-нибудь еще догадается, как вас поймать.
   - Я подумаю, - пообещала Тиселе и ускользнула прежде, чем маг успел сказать что-нибудь еще.
   За всем милым разговором отлученная Заклятая совершенно забыла, что собиралась этого любопытного мага ограбить.
   Ладно, в другой раз может быть. И, может, и не его.
   А теперь надо поторопиться, а то в гостинице порядки строгие и могут выгнать за ночные прогулки. Непонятно, как могут вводить такие правила в здании со столь удобными для лазанья стенами?
   Глава 2
   Днем Тиселе прогуливалась по Главной улице Карвийна. Здесь располагалось центральное здание города: главный корпус Магической Коллегии. Изящное строение - высокое, со стрельчатыми окнами, украшенное шпилем. Бывшая ведьма в который раз залюбовалась его строгой красотой...
   - Эй! Эй, ты, хочешь подзаработать?
   - Вы ко мне обращаетесь?
   - К тебе, к кому же еще? Иди сюда!
   Сколько раз отлученная Заклятая повторяла эту фразу, чтобы заманить потенциальную жертву в темный переулок. Но что от нее может понадобиться неопрятной толстой бабе, которая стояла на пороге бокового входа в Коллегию?
   Бывшая ведьма решила рискнуть.
   Баба зашла внутрь здания и сделала Тиселе знак следовать за ней. Бывшая ведьма повиновалась.
   - Что вам надо?
   - Вот, - пихнула баба ей в руки большую корзину, которую Тиселе едва не уронила. Корзина была доверху наполнена непонятным хламом. - Отнеси на свалку - получишь пару медяков.
   - Вот еще, - обиделась бывшая Заклятая. - Чтобы я вам мусор выкидывала? Не дождетесь!
   - Дурочка! Какой мусор? Это ж амулеты!
   - А зачем их выкидывать?
   - Ты, милочка, когда родилась? Эти амулеты на занятиях делали, а теперь не нужны, надо выкинуть. Я их разломала, чтоб никто не использовал, а то мало ли что коллегианты накрутят? Теперь надо выкинуть, а я не могу отлучаться.
   Тиселе присмотрелась к корзине внимательней. Нелепость ситуации так поразила ее, что отлученная Заклятая сначала и не заметила Силу, которая клубилась вокруг разломанных амулетов. Кто ж так делает?!
   - Ладно, отнесу. Только скажите - а вы кто?
   - Не знаешь?! - поразилась бабища. - Я Феле, здесь хозяйством заведую. Меня весь Карвийн знает!
   - Очень приятно, - кивнула Тиселе, волоча тяжеленную корзину к двери. - Кстати, а чем вам мешает городская свалка?
   - Да что ты мелешь?!
   - А разве вы не хотите ее разрушить? Вы ведь все время стаскиваете туда носители Силы со снятыми ограничениями. Пять таких корзин - и Сила взорвется, а вы вроде как и не при чем. Не потому ли вы не хотите идти сами, меня посылаете?
   - Да как у тебя язык повернулся, такое ляпнуть?! Я каждый амулет проверила, вот, гляди!
   Феле схватила с полки амулет, со стола какой-то прибор. Как только она соединила руки, прибор начал громко и мерзко пищать. Бывшая ведьма задумчиво облизнулась. Интересная идея - магией мерить магию.
   - И гляди!
   Бабища одним движением разломила амулет - деревянную кругляшку в два пальца толщиной и поднесла прибор к обломкам по очереди. Потом сложила и проверила их вместе. Никакой реакции.
   - Нет в них Силы, не выдумывай! Цену поднять хочешь? Ладно, получишь третий медяк, только сходи.
   Тиселе молча поставила корзину на пол, подошла к Феле, забрала у нее сломанный амулет, кинула в корзину. Взяла прибор и кинула туда же. Раздался даже не писк, а жуткий вой.
   - Эта ваша штука, она слишком слабая. А Сила немного улетает, когда носитель ломается. В корзине ее много. Так нести на свалку? Сколько вы туда уже оттащили? Кстати, смотрите.
   Тиселе достала из корзины прибор, положила на стол, после чего стала складывать возле него обломки. Где-то на десятом раздался писк.
   - То есть пять амулетов эта штука чувствует. А теперь...
   Тиселе с трудом сдержалась, чтобы не сломать "Силомер", как она окрестила прибор. Уж больно интересная - то есть вкусная - в нем магия. Протянула руки к обломкам амулетов. Наклонилась и для вида прошептала какую-то несуразицу.
   Сила...
   Немного, но зато не надо никого бить, взламывать дома, попадаться в ловушки и попадать в прочие неприятности...
   Сила...
   Под изумленным взглядом тетки Тиселе насыпала горку пыли из пяти амулетов, после чего достала из корзины еще столько же. А потом еще...
   Мало, но корзина такая большая!
   - Вот! - гордо сообщила бывшая Заклятая. - Я знаю способ обезвреживать использованные амулеты! Видите - ваша штука не реагирует.
   - И как ты это делаешь? - спросила притихшая Феле.
   - Секрет, - сообщила девушка. - И не продается. До свидания, приятно было познакомиться. Надеюсь, тот дурак, которого вы следующим пошлете на свалку, все-таки выживет.
   - А ну стой! - загородила Феле дорогу. - Куда это ты собралась?
   - Да не знаю точно, я ведь не местная. Думаю, в ратуше меня выслушают с интересом.
   - Жаловаться хочешь?
   - Нет. Только предупреждать. - Тиселе сделала неискреннюю попытку обойти заведующую хозяйством. И ничуть не расстроилась, когда ей помешали: грубая тетка решительно ухватила ее за руку. Магической Силы в ней не было, поэтому ожога не случилось. А жаль...
   - Стой, кому говорят? Как ты это делаешь?
   - Не скажу, - нахально улыбнулась бывшая ведьма. - Мне мой секрет дорого дался; учить кого попало я не собираюсь. Но, если вы настаиваете, я могла бы наняться к вам главным утилизатором магических артефактов.
   - Арте... кого?
   - Амулетов.
   - Ну, у тебя губа не дура! Думаешь, у Коллегии денег не меряно, нанимать всяких девиц для ненужной работы?
   - О, не хотите - не надо. Я все-таки схожу в ратушу.
   - Стой! Пойдем!
   - Куда это?
   - К инспектору Фуру.
   - Это еще зачем?
   - А кто, по-твоему, будет тебя принимать на работу?
  
   Инспектор Фур оказался высоким унылым магом. Силы в нем было кот наплакал и вся какая-то специализированная. В отличие от профессоров и ассистентов, этот ходил в обычной городской одежде, безо всякой мантии.
   Выслушав рассказ Феле (Тиселе скромно молчала) он первым делом решил просканировать отлученную Заклятую на наличие магических способностей. А поскольку девушка задумалась, что ей сейчас сказать, всю направленную Силу она съела. И вторая попытка тоже сорвалась.
   И третья.
   В конце концов девушка спохватилась и позволила себя проверить.
   - Никакой магии, - удивленно прокомментировал Фур. - Как же вы обезвреживали амулеты?
   - Личный секрет. Никто больше им не владеет.
   - Вы слишком категоричны, барышня.
   - Вовсе нет. Я владею тайной снятия Силы с неживых носителей. Больше никто в городах не сможет повторить мои действия.
   - Добыть Силу из амулетов может любой маг.
   - Ну, так сами этим и занимайтесь. Мне некогда с вами препираться!
   Тиселе развернулась и направилась к двери. Фур выпустил порцию Силы.
   Пытается дверь закрыть, сообразила девушка. Ну и дурак!
   Слабенькое заклинание даже не стоило того, чтобы на него обращать внимание. Тиселе просто взялась за ручку и открыла дверь.
   У инспектора отвисла челюсть.
   - Э-э-э... Барышня! - спохватился он. - Постойте! Я думаю, мы можем договориться.
  
   Тиселе всегда гордилась быстротой соображения и "деловой" хваткой. Если ведьма не может отобрать желаемое, она договаривается, пытаясь получить больше, чем отдаст. Вот и сейчас, стоило начать торг, отлученная Заклятая принялась стремительно отвоевывать позиции.
   Проживание в Коллегии с полным пансионом - то есть не только крыша над головой, но и трехразовое питание. А плюс к тому десять золотых в месяц.
   Наглость неизвестной девицы привела Феле и Фура в состояние полного шока.
   Тогда Тиселе добавила: может не только справиться с использованными амулетами, но и нейтрализовать вышедшую из-под контроля у кого-нибудь из учащихся Силу. Неужели у них не случаются несчастные случая?
   Фур предложил полный пансион и один золотой.
   Тиселе согласилась на пансион и девять.
   Фур - пансион и два.
   Сошлись на полном пансионе и пяти золотых монетах.
   Тиселе, в общем-то, деньги были не нужны: все необходимое к зиме она уже купила. Поэтому она согласилась - с видом великой страдалицы, от любви к людям идущей на большие жертвы.
  
   Уладив вопросы жилья, Тиселе потребовала показать ей место работы. Подсобное помещение, куда стаскивали отработанные амулеты, она уже видела, поэтому Фур повел новую работницу по зданию Коллегии. Особое внимание маг уделял экспериментальным лабораториям. Одно плохо - до них долго бежать от подсобного помещения. Но ничего страшного, Тиселе быстро бегает.
  
   Когда они проходили мимо лаборатории низких температур, там распахнулась дверь, из проема вырвался пар, а вслед за паром - заиндевевший человек в обычной для преподавателей черной мантии. После этого стены и пол коридора возле лаборатории стали стремительно покрываться инеем.
   Инспектор Фур застыл при виде неожиданной аварии, замороженный преподаватель надрывно кашлял, а Тиселе решительно шагнула внутрь, в сердце вырвавшейся на волю Силы.
   Инспектор и преподаватель в ужасе уставились на захлопнувшуюся за девушкой дверь, из-за которой сразу же раздались непонятные хруст и причмокивания.
   - Она же погибнет! - вскричал инспектор, сбрасывая с себя оцепенение.
   - Кто?! - кинулся преподаватель к двери.
   - Девушка... Утилизатор магических излишков...
   Преподаватель рванул на себя дверь, одновременно спрашивая:
   - Какой утилизатор?! Каких излишков?!
   Дверь не поддавалась.
   - Магических, - растерянно ответил инспектор. - Мы ее только сегодня наняли...
   Звуки за дверью стихли.
   - Славная была девушка, - продолжал Фур. - Жадная только...
   - Была?! Что вы стоите, бегите за инструментами, будем ломать дверь!
   - Зачем инструменты, разве магией нельзя?
   - Вы с ума сошли?! Там этой магии и без вас хватает!.. - Преподаватель осекся, только сейчас поняв - вместе со звуками стих и водоворот Силы, бушевавшей за дверью.
   - Эй! Выпустите меня! - раздался изнутри раздраженный девичий голос. - Кто держит дверь, отпустите немедленно!
   Преподаватель сконфуженно отпустил ручку, только сейчас сообразив - лаборатория открывалась внутрь, а не наружу. И дверь, скорее всего, утилизатор захлопнула за собой.
  
   Тиселе вышла в коридор, довольно облизываясь. Она так и не поняла, что там вышло из строя, но чья-то небрежность или умысел пришлись ей по вкусу. Так много Силы сразу отлученная Заклятая поглощала только, когда посвящали Мяукающую Мышку. Но на этот раз с нее никто не спросит за кражу. Наоборот, еще и похвалят.
   У инспектора Фура в который раз за день отвисла челюсть. А неосторожный преподаватель вперил в девушку удивленный взор и смотрел, как на свершившееся чудо.
   - Вы... - Он хотел назвать бывшую Заклятую по имени, но не смог: он его попросту не знал.
   Услышав его голос, Тиселе вздрогнула.
   - Вы... - выдохнула она.
   Этот голос она узнала сразу... Человек, прошлой ночью назвавшийся ассистентом Залемраном. Тот маг, который так интересовался Заклятыми, ведьмами и самой Тиселе. При свете дня девушке удалось как следует разглядеть его.
   Худой молодой человек, мантия болтается как на вешалке, темные волосы по-крестьянски подстрижены под горшок, острый нос и любопытный взгляд умных глаз.
   - Здравствуйте, - выдавила Тиселе из себя.
   - Вы знакомы? - уточнил инспектор, отходя от пережитого ужаса.
   - Почти... Продолжим обход.
   - А вы... В состоянии?
   - Да, вполне.
   Тиселе повернулась к Залемрану.
   - Надеюсь, вы извините нас...
   - Да-да, конечно! А вы...
   - Инспектор Фур знакомит меня со зданием Коллегии, - пояснила девушка. - На случай непредвиденных ситуаций. А что у вас произошло?
  
   Глава 3
   - Я понял, - оживленно заявил Залемран после того, как добился от Тиселе подробного пересказа событий. - Вы обожгли мне руку по тому же принципу, что и разрушаете амулеты. По-видимому, ваш феномен действует одинаково на любые носители магии, как неживые, амулеты, так и на живые, волшебников!
   - Вас это так радует? - удивилась девушка.
   Маг смутился.
   - Да нет, просто здесь интересная закономерность...
   - Ну и что?
   - И ничего. Интересно.
   - Понятно.
   Тиселе не очень занимали загадки природы, даже если загадкой была она сама. Какое имеет значение, почему маг обжег руку, а амулет рассыпался в прах? Главное, это произошло. И стоит подумать, нужны ей или нет такие качества.
   - Я полагаю, - продолжал Залемран, слегка обескураженный равнодушием собеседницы, - вы представляете собой нечто вроде средоточия отрицательной магической энергии.
   - Чего-чего? Какое там средоточие? - невежливо перебила бывшая Заклятая. Она многое знала, но никак не общую теорию магии. И совершенно не горела желанием прослушать весь курс прямо сейчас.
   - Э-э-э... - замялся незадачливый лектор. - Я хотел сказать... У вас Силы меньше, чем вообще нет. И вы добираете необходимое количество до нуля.
   - А разве может быть меньше, чем ничего?! - распахнула желтые глаза Тиселе. Математику Заклятым тоже не рассказывали.
   - Я... э-э-э... хотел сказать, у вас равновесие смещено в другую от мага сторону. И это причиняет вам дискомфорт... э-э-э... ощущение неудобства. Вы добираете Силу до того, что принято называть нулем, а на самом деле является равновесием энергетического баланса... жизненной силы. При этом равновесии человек не способен использовать излишки энергии для магии... у него их попросту нет.
   - Я вообще думаю, - воодушевился ассистент, - ведьмы способны распределять свою Силу, стягивая ее в некую условную область. В этой области она достигает огромного уровня, а в других становится нейтральной, а где-то и отрицательной. И тогда...
   - Это которая по другую сторону от равновесия? - перебила Тиселе.
   - Что? - неохотно оторвался от своих умственных построений Залемран. - Да, вы совершенно правы! Так вот, соприкасаясь с живым существом, ведьма ударяет его своей Силой, нарушая баланс, а после обращает к нему свою "отрицательную" сторону. И поглощает чужую Силу. Потому и "ведьмины чары", наложенные на человека, вредны для здоровья. Заклинание само по себе двухслойно и для поддержания его огромной силовой нагруженности нуждается в подпитке. "Жертва" сама подпитывает наложенные на нее чары. Этим же объясняется легкость наведения порчи именно ведьмами.
   Тиселе поняла - если сейчас не вмешаться, маг построит целую теорию какого-нибудь энергетического баланса. На здоровье, конечно, но лично у нее не хватает ума - или образования? - и дальше слушать эти рассуждения. Она вообще вот-вот уснет. Надо спросить что-то более конкретное.
   - А почему ведьмы не поглощают заклинания, как я?
   Залемран секунду подумал и предположил:
   - Видимо, потому, что они в основном все-таки нормальные люди... простите, люди, имеющие от природы положительный уровень Силы. И чужая магия встречается с областью положительной или нулевой энергии. К тому же...
   - А почему амулеты рассыпаются и вы обожгли руку? - поспешно спросила Тиселе.
   - А, это тривиально! Из-за того, что у вас сдвиг баланса в отрицательную сторону, вы тратите на его поддержание силы, предназначенные для жизнедеятельности организма... Вам понятно? - спохватился маг. К его удивлению, Тиселе кивнула. - При соприкосновении с магически нейтральным объектом...
   - У которого равновесие не нарушено?
   - Да. При таком соприкосновении ничего не происходит - равновесие слишком устойчивое. У мага и амулета равновесие нарушено.
   - Ну и что, я же не пью из них жизнь! А у людей и Силу не отбираю!
   - Это не важно. Вы не отбираете энергию, вы смещаете баланс носителя магии - не самой магии, а именно носителя! - в отрицательную сторону. И носитель разрушается. Амулет высвобождает Силу при распаде... волшебник, наверное, тоже бы выделил, только это долгий процесс, маг больше амулета и сложнее устроен.
   Бывшая Заклятая не сразу поняла, что ассистент имеет в виду, а когда поняла, зябко передернула плечами. Даже ей стало не по себе при мысли - она может медленно и мучительно убить человека, только держа его за руку. Не человека, мага. Или Заклятую. Или стража.
   И поглотить освободившуюся Силу.
   Это не ожог был - тогда. Это была язва, разложение. Жутко.
   - А если магия наложена поверх объекта, то вы снимаете ее, не влияя на него. Заколдованный объект не является носителем, его собственный баланс нейтрален.
   - А почему "ожег" вылечила Сила?
   - А она не вылечила, как вы помните. Она перекрыла разрушительную область отрицательного баланса. Это, как вы догадались, остановило процесс распада. Кстати, как вы это сделали, вы же не знаете теории!
   Тиселе не поняла, как знание теории связано с догадливостью. Маг не очень понятными словами подытожил то, что она интуитивно знала всегда. Что было основой ее существования и не нуждалось в формулировании. И ведь не просто подытожил, еще умудрился сказать что-то новое!
   Пусть Заклятые не учат теорию, пусть не знают, что такое "отрицательный баланс", но они очень быстро соображают. А уж о равновесии стараются знать все! В природе это очень важно: стражи пусть и подчиняются Заклятым, но стоит чуточку обнаглеть, поднимают дикий скулеж, жалуются Судье, а уж она призывает расшалившихся сестер к порядку.
   - Вам неинтересно? - опомнился маг.
   Отлученная Заклятая смутилась.
   Ей было трудно понимать речь, усыпанную непонятными словами. Трудно, но интересно.
   Бывшая ведьма впервые поняла, как это занимательно - разгадывать умственные шарады, улавливать знакомый смысл в незнакомых терминах. К тому же ей редко приходилось столько слушать о себе. Отлученную Заклятую не часто баловали доброжелательным вниманием.
   Тиселе покачала головой.
   - Нет, продолжайте.
   - Я... - замялся Залемран. - Чтобы продолжать, я должен знать больше. Вы не расскажете мне о Заклятых?
   - О Заклятых... - вздохнула девушка. - Я почти ничего не помню. Вместе с Силой я потеряла знания.
   - Но хотя бы что помните! Каждое ваше слово драгоценно!
   - Интересоваться Заклятыми - опасно! - возразила бывшая ведьма. - Вы... вы даже представить не можете, чем рискует смельчак, пытающийся проникнуть в их тайны!
   - И чем же? - жадно спросил ассистент.
   - Собой. Своей душой, своей памятью... Я не знаю, как это назвать! Он просто перестанет быть человеком!
   - И кем он станет?
   - Вы слышали о лесных стражах? - глухо спросила Тиселе. Разговор шел за работой и девушка вцепилась в очередной амулет так, что пальцы побелели.
   - О духах, которые охраняют южные леса? - уточнил маг. - Но это же сказка!
   Его прожег возмущенный взгляд.
   - Нет, не сказка! Стражи действительно существуют, это духи природы, они охраняют леса, воду или горы - те, что на юго-востоке. Они подстерегают в лесу человеческих девушек и превращают в себе подобных - а потом женятся на них. От этих браков не рождаются девочки. Подросшие мальчики ловят себе новых жен. Крестьяне у дороги боятся их и приносят в жертву девушек, которых обманом заманивают в лес. А те, кто живут в глубине леса - поклоняются и просят помощи. Еще в незапамятные времена стражи покорились Заклятым и с тех пор отправляют свою молодежь служить на наших... на их собраниях. А если страж пожелает, он может принести Заклятой клятву. Тогда он больше не будет зависеть от своего леса, воды или горы. Если она, конечно, согласится принять клятву. Слишком хлопотное это дело: такая девушка никогда не выйдет замуж и будет всю жизнь привязана к своему стражу.
   - И в чем здесь опасность? - не понял маг. - Стражи поймают лазутчика?
   - Поймают - это только начало. Потом смельчака будут судить, а потом...
   Тиселе отвела взгляд и сосредоточилась на амулетах. Сжать в пальцах и подождать, пока пыль тонкой струйкой ссыплется в ведро, а освободившаяся Сила впитается в кожу.
   - Мы редко об этом говорим, но попавший в наш хоровод на обряде или осужденный нашим судом... Мы выпеваем его память.
   - Выпиваете?
   - Нет, выпеваем - песня Заклятых лишает памяти. Особая песня. А потом... Стражем можно сделать и мужчину...
   - Постойте, как мужчину? - опять перебил Залемран. - Вы говорили, стражи только мужчины!
   Бывшая ведьма слишком удивилась и потому не разгневалась оттого, что ее все время перебивают. Очень давно ни один мужчина не смел перечить Заклятой ведьме. Но сейчас она живет в городах, тут все по-другому...
   - Прирожденные - да. А посвященными раньше были только их жены. Мы заставляем стражей помогать нам в наших обрядах, когда мы делаем им подобными пойманных людей. Они получаются слабее - им не подчиняется природа - и ничего не помнят о прошлой жизни. Раньше нам мешала сложность - стражем может сделать только страж, мужчина не может посвятить мужчину, а женщины стражей слишком связаны со своими мужьями.
   - И как вы ее разрешили?
   - Мы берем их Силу, - охотно начала объяснение Тиселе, радуясь возможности рассказать что-то действительно интересное. - Берем Силу стражей и на время обряда становимся им подобны. Ненадолго. Осужденный подвергается воздействию лесной магии, умирает и перерождается покорным нам. Такие стражи удобнее обычных - им некуда идти. Только зрелище обряда... Не слишком приятное. Все-таки этот обряд очень... очень мучителен для жертвы...
   - И вы... Вы в этом участвовали?
   Бывшая ведьма подняла взгляд, встретилась глазами с магом и покраснела.
   - Я не помню, - неуклюже солгала она.
   Помнит она, как забыть! Пусть это не ее идея, но когда-то ведьма помогала разрабатывать обряд, а уж проводить! Кто мог впитать чужую Силу, как не ведьмы? Кто мог лишить жертву жизненной силы, заставить медленно умирать? Заклятые - не стражи, жилы прокусывать не умеют, а оружие здесь не годилось.
   И как забыть внешний круг Заклятых, внутренний - стражей и жертву в середине. Пение, свет, потоки Силы, голос Судьи, творящий заклинание!
   Сладкое упоение могуществом, жуткое чувство отказа от себя.
   Крики, стоны, смерть и возрождение.
  
   Когда-то давно лишенную памяти жертву выгоняли к людям. Потом стали опасаться гнева городов и скармливали нежити. Пропажа искателей приключений почему-то пугала города меньше, чем их возвращение в виде беспамятных идиотов.
   А потом кто-то предложил создавать себе слуг.
   И до сегодняшнего дня Тиселе не видела в этом ничего плохого.
   Их ведь никто не звал подсматривать за Заклятыми.
   Но в городе, наверное, другое мнение.
   Мысли отлученной перескочили на недавнее прошлое. Она увлеклась и говорила "мы", а ведь никаких "мы" для нее не было!
   Но...
   Внезапно пришло осознание жуткого факта: ее отлучили не потому, что она нерадивая сестра! Не потому, что ослушалась Судью! Ее отлучили, чтобы иметь возможность причинить ей вред... и Тиселе догадывалась какой!
   Сестры давно мечтали опробовать обряд превращения в стража на женщине. Иногда страж-мужчина бывал неудобен, а на ком тренироваться? Отлученная сестра, опасная преступница подходила как нельзя лучше!
   Нет, она была несправедлива к этой выскочке, Мяукающей Мышке!
   Лишив отлученную Силы и передав в руки городских властей, Мышка спасла Тиселе: ведь теперь бывшая ведьма неподвластна никаким чарам.
   Девушка застыла, помертвевшими глазами уставившись перед собой. Вспомнились жуткие крики бедолаг, мечтавших похитить лесные тайны, их кошмарная кончина...
   Пусть потом люди возрождались стражами, но не была ли эта участь хуже смерти?! Она ведь понятия не имеет, сколько от себя, своей прежней личности помнили несчастные, знали ли они, как попали к Заклятым и чем обязаны безжалостным колдуньям!
   И вот она в центре круга, как на посвящении... О, стражи с удовольствием поделились бы с бывшими сестрами своей Силой!
   Кто-то поймал ее руки, сжал в своих.
   - Тиселе! Что с вами! Очнитесь!
   Бывшая ведьма пришла в себя. Возле нее на корточках сидел городской маг и тревожно вглядывался в ее лицо.
   - Какой же я дурак! - воскликнул он, с размаху хлопая себя по лбу. - Невежа! Вам ведь, наверное, больно вспоминать о... о том, что вы потеряли? А я тут болтаю, расспрашиваю! Вам лучше?
   Девушка потрясла головой.
   - Вы с ума сошли! - воскликнула она, заметив - маг продолжает держать ее за руку. - Вам же больно! Отпустите сейчас же!
   Залемран удивился. Послушался. Показал отлученной Заклятой раскрытую ладонь.
   - Нет, не беспокойтесь, я... я обернул руки Силой... на всякий случай...
   Тиселе кивнула, не понимая, отчего собеседник отводит взгляд.
   А тому было мучительно стыдно - он унижает девушку недоверием, не протягивает ей открытой руки... пусть ее кожа и жжется как раскаленные угли... все равно!
   - Надо будет купить перчатки и одевать их, когда не работаю, - задумчиво сказала бывшая ведьма. - Так спокойнее.
   И добавила:
   - Вы не переживайте, ничего не случилось. Мы можем поговорить позже, если вы хотите еще узнать о Заклятых. Тайны я все равно забыла.
   Глава 4
   - А что будут делать стражи, когда их будет больше, чем лесов? Заклятым, как я понимаю, скоро будет хватать обращенных людей, они перестанут нуждаться в молодых стражах.
   Тиселе удивилась.
   - Не настолько. Дураков не так уж много, а попасть на наши... на собрания Заклятых не просто. Нет, обращенных не хватит.
   - Но все-таки?
   - Ну... я не знаю. Они постепенно расширяют владения.
   - Разве все территории в лесах не заняты?
   - Сейчас - да. Но есть леса, где нет стражей. Достаточно выгнать нежить и можно осваиваться.
   - А это так просто? Выгнать нежить? Я слышал, ее нельзя победить, только отпугнуть ненадолго.
   - Теперь уже все изменилось. В лесах нежити не осталось.
   - Почему?
   - Ну... - Тиселе опустила глаза. - Я увела их в город... в Варус. А потом они погибли, потому что я потеряла Силу.
   - Почему?
   - Города заколдованы от нежити. Ведьма может провести ее внутрь, но, когда перестанет поддерживать своей Силой, нежить погибает. Защита города уничтожает все чужое.
   - А зачем вы провели нежить в Варус?
   Тиселе бросила на собеседника сумрачный взгляд.
   - Захотелось.
   Залемран открыл рот, собираясь спросить что-нибудь еще, закрыл, подбирая слова.
   Придумать уместный вопрос он не успел: резко и тревожно завыла сирена.
   И маг, и Тиселе вскочили на ноги и бросились к двери.
  
   Отлученная Заклятая зря переживала, что экспериментальные лаборатории далеко от ее места работы. Ей не пришлось бегать по лестницам и коридорам.
   Еще до ее появления главное здание Коллегии было снабжено подъемниками - небольшими будками на несколько человек, переносившими пассажиров с этажа на этаж. Удивительно, но подъемники действовали без всякой магии... ну, почти. Их приводил в действие механизм, а уж механизм запускался заклинаниями. Залемран долго объяснял причины, по которым все было именно так, как было, а потом признался - так они страхуют подъемник хотя бы от некоторых магических недоразумений, на которые горазды коллегианты.
   Видимо, по той же причине учащимся строго запрещалось пользоваться этим способом передвижения. Только преподавателям и другим работникам Коллегии. Бывшая ведьма находила этот порядок вполне резонным. Заклятые широко применяли подобный метод обучения: не можешь колдовать - делай как умеешь, пока не научишься.
   Не можешь создать огонек - учись видеть в темноте - или спотыкайся.
   Не можешь нагреть воду магией - мой посуду холодной.
   Не можешь постоять за себя и подтвердить свой статус - будешь выполнять всю грязную работу в Доме Заклятых.
   Вот так и здесь: не умеешь летать - ходи по лестницам. И радуйся, что есть хотя бы они.
   Просто и жестко.
   Но при этом никто не старался создавать перед новопосвященной Заклятой искусственные трудности.
   Жизнь - не игра и не надо играть в жизнь.
   Городские маги, напротив, специально придумывали для учеников "проблемные ситуации", из которых отличники выкручивались самостоятельно, а слабые учащиеся - с помощью преподавателей.
   Это бывшую Заклятую поражало.
   Жизнь и без того сложная штука, зачем ее усложнять?!
   Когда Тиселе появилась в Коллегии, от подъемников до дверей самых опасных лабораторий протянули передвижные дорожки с прикрепленным к ним сиденьем. Действовали дорожки по тому же принципу, что и подъемник, и все бы хорошо, если б не маленький дефект в конструкции.
   Тиселе так и не выбрала время поймать Феле и спросить - кто придумал по прибытию на место выкидывать пассажира катапультой?!
   Это не слишком мешало работать бывшей ведьме, которая успевала в полете сгруппироваться, пинком ноги открыть дверь (вовнутрь) и мягко приземлиться на четвереньки.
   Но несколько... нервировало.
   Залемран поднялся с ней на нужный этаж, а после побежал вслед за сидением по коридору.
   Когда "катапульта" сработала, Тиселе поняла: надо было пойти и поругаться.
   Дверь в лабораторию проектов, в которую ее впечатало, была сделана из добротного дерева и к тому же заперта изнутри. Девушка чудом не расшиблась. Схватившись за ручку, Тиселе поглотила простенькую магию замка и кулем ввалившись внутрь. Бывшая ведьма успела заметить три знакомые фигуры - и тут ее сознание поглотила мощь бурлящей в помещении Силы.
   Эти мальчики давно уже испытывали терпение бывшей Заклятой. Если бы это качество у нее присутствовало - давно бы лопнуло от их выкрутасов. Но не может лопнуть то, чего нет.
   Тиселе не злилась исключительно потому, что жалкие потуги ребят были ей на руку. Или на желудок.
   На пищу не злятся - ее едят.
   Сами юные экспериментаторы вмешательством в свои опыты были крайне недовольны. Они искали какой-то там магический катализатор и называли чудовищный выброс Силы "необходимым промежуточным этапом". Для них не имело значения, что эта Сила вот-вот разобьет все ограничения и снесет все здание Коллегии или хотя бы одно крыло. Подумаешь!
   Главное - поставить опыт!
   Тиселе думать не хотела. Она чувствовала недопустимый избыток Силы и спешила поглотить. Пока не произошло катастрофы. Хорошо еще, вслед за ней на сигнал сирены приходило какое-то начальство и выгоняло коллегиантов, пока они не натворили новых дел. Бывшая ведьма сомневалась, выдержит ли двойную порцию: одной было более чем достаточно.
   На этот раз мальчики решили запереться - в нелепой надежде закончить эксперимент до ее визита.
   Надо же было додуматься - запереть дверь магией! Это было бы забавно... если б не дурацкий дефект конструкции, ударивший девушку о дверь.
   Нет, надо все-таки сделать строгое внушение. Этим придуркам - и обязательно заведующей хозяйством Феле!
   Придя в себя, девушка обнаружила - ассистент Залемран стоит возле нее на коленях и тормошит.
   - Тиселе! Как вы себя чувствуете?
   Отлученная Заклятая встряхнула головой.
   - Все в порядке, не волнуйтесь. Я только немного... Растерялась.
   Залемран поднялся на ноги и протянул девушке руку. Некоторое время Тиселе удивленно смотрела на мага, потом сообразила и приняла помощь. Кивком поблагодарила и перевела раздраженный взгляд на провинившихся коллегиантов.
   Нет, сейчас она все им скажет!
   Залемран посмотрел в ту же сторону.
   - Тиселе, вы не могли бы подождать в коридоре? Мне нужно поговорить с... уважаемыми коллегами.
   - Но...
   - Очень вас прошу. Мы недолго.
   Ошалев от подобной наглости, девушка послушно проследовала в коридор. Отличившиеся разгильдяи робко переминались в глубине лаборатории. Им тоже хотелось выйти. А лучше - оказаться как можно дальше.
  
   Магический замок имеет свои недостатки, поняла бывшая ведьма: в нем нет замочной скважины.
   Девушка прижалась к двери и закрыла глаза. Тяжелая дверь плотно примыкала к косяку: чтобы ничего не вырвалось из отданной на разграбление коллегиантам лаборатории. Острый слух бывшей Заклятой помогал ей различать голоса... но не смысл сказанного внутри.
   Залемран говорил тихо и зло. Экспериментаторы отругивались. Будь Тиселе в родных лесах, решила бы - ребята провинились, раскрыв слишком много способностей перед чужачкой, а наставник напоминает о бдительности. И безопасности: нельзя же злить носителя незнакомой силы.
   Но в городах маги не привыкли скрывать способности. Не привыкли бояться мести. Почему же Залемран сердится?!
   Внезапно девушка догадалась: из-за нее! Он сердится, потому что ей причинен вред. Потому что к ней проявили неуважение.
   Но какая ему разница?!
   Или это такая городская вежливость?
   Может, здесь не боятся злить чужаков потому, что вежливость должна защищать их от выходок зеленой молодежи?
   Странные люди, эти городские.
   В лесу воспитание нужно только на всякий случай: не провоцировать агрессию более сильного.
   А в городе...
   Дверь распахнулась; Тиселе едва не ввалилась внутрь. С удивлением поняла - краснеет под испытующим взглядом ассистента. Кажется, в городах не принято подслушивать.
   - Ну!
   Окрик преподавателя заставил коллегиантов вздрогнуть.
   - Леди Тиселе, - хором начали они. - Простите нас за нашу безалаберность, некомпетентность и разгильдяйство...
   - Но я не ле...
   - Ну!
   - Мы больше не будем, - послушно закончили ребята.
   - Я... Я больше не сержусь, - с трудом нашлась бывшая ведьма.
   - Можно нам идти?
   - Да... идите, только сегодня не...
   - На сегодня эксперименты запрещены! - закончил за нее Залемран. - И еще на неделю.
   - Не имеете права! - взвыли незадачливые экспериментаторы.
   - По вашей вине могла пострадать сотрудница, - отчеканил ассистент. - Предпочтете строгий выговор и в перспективе отчисление?
   Коллегианты повесили головы. Строгий выговор они не хотели.
   - Идите, я сам закрою.
   - Через неделю будут починены все дорожки в Коллегии. Это безобразие пора прекратить, я сам поставлю вопрос. Почему вы не жаловались?
   - Я думала, у вас так принято...
   - Принято? Издеваться над сотрудниками? Подвергать их опасности?
   - В лесу это обычное дело. Слабым там не место.
   - Да?! Но мы не в лесу! - рявкнул маг. - В Карвийне так не поступают с гостями!
   - Я не гость, я чужая здесь, - упрямо проговорила девушка.
   Чего он злится? Тиселе сорвала ему воспитательный процесс?
   - О, прекратите!
   Залемран несколько раз глубоко вздохнул и уже спокойно продолжил:
   - Вам не следовало молча терпеть подобные нарушения. Вам повезло, вы ловкая, сильная девушка и ни разу не расшиблись. А если бы в кресло сел кто-нибудь из преподавателей, например, профессор Танар? Он бы покалечился, неужели вам все равно?
   - Я не умею жалеть других людей, - деревянным голосом проговорила бывшая ведьма.
   - А это и не нужно. Главное - чтобы с ними ничего не случилось.
   - О! - Такая точка зрения отлученную Заклятую удивила. Не из жалости, не из-за обряда. Помочь кому-то... просто так. Странные люди, эти городские. Наверное, потому и живут все вместе, стиснутые каменными стенами - чтобы помогать друг другу. Или наоборот? Помогают, потому что живут вместе?
   Они вышли в коридор и маг старательно запечатал дверь.
   - А почему сюда никто не прибежал? Обычно же приходят, разбираются... кто-то...
   - Я встретил профессора Танара в коридоре и сказал - разберусь сам.
   - Понятно. А зачем вы заставили их извиниться?
   - Они поступили безответственно и подвергли вас опасности.
   - Ну и что?
   - Неужели вам все равно?!
   - Нет, конечно, но вы-то тут причем? Я бы сама с ними разобралась, если бы понадобилось.
   - Что-то мне подсказывает не спрашивать, каким образом.
   Бывшая ведьма смутилась.
   - Ну... я не собиралась, если честно. Мальчики не сделали ничего... особенного.
   - А если бы сделали? - не удержался маг.
   - Ну... если бы они действительно бы... если бы стали опасны... Я бы приняла меры. Они бы ответили.
   - Вы...
   - Я могла победить в драке стража, когда была Заклятой. Сейчас я слабее, чем тогда, но врагов можно отловить по одному. Я ведь рассказывала вам про Варус.
   Голубые глаза тревожно встретились с равнодушным взглядом желтых глаз. Залемран знал - у Заклятых своя мораль, - но не догадывался, насколько.
   - Я бы все-таки попросил вас воздерживаться от подобных способов решения проблем, - сухо произнес он. - Если вас будет что-то беспокоить, лучше сообщите мне, я приму меры или скажу, к кому обратиться.
   - У вас не принято драться? - легко спросила отлученная Заклятая. Маг кивнул. - Хорошо. Я не знала. Больше не буду.
   Ассистент поморщился.
   - Не говорите так! Я не хотел делать вам замечание. Всего лишь объяснить то, чего вы пока не знаете.
   - А у Заклятых каждый сам за себя. Кроме названных сестер, которые обменялись Силой.
   Сообщив это, Тиселе развернулась и зашагала прочь.
   У лестницы остановилась и обернулась к магу.
   - Я сегодня больше работать не буду - слишком много Силы. Вы добрый, закроете комнату?
   - Разумеется, но...
   - Прекрасно! Тогда я пойду, прогуляюсь.
   Глава 5
   Жизнь текла своим чередом. Тиселе приходила в Коллегию с утра и оставалась в здании, пока не кончались занятия, факультативы и время, отведенное для самостоятельной работы учащихся.
   В середине дня к ней заглядывал Залемран - и частенько оставался до самого вечера, выслушивая неторопливый рассказ бывшей Заклятой. Постепенно маг вытянул у нее историю предательства, сговора с преступным этнографом, долгого пути через леса с изнемогающим после допроса спутником. О страшных заклинаниях, наложенных ею самой, отлученная не могла сказать ничего. Они были. Как-то действовали. Скрывали от поиска Заклятых. Тиселе думала, что будь при ней прежняя Сила, она все равно ничего бы не рассказала: не умела рассказывать о магии. Могла бы показать, если очень нужно. Описывать чары среди Заклятых умели только Заклинательницы.
   Поведала Тиселе и о нежити, о своем "грубоватом" по оценке Мышки плане.
   О ненависти этнографов ко всему чужому.
   О неком маге, создавшем машину, которая гасила ее магию.
   Ведьма не видела его: Ленивые Этнографы соблюдали "конспирацию". Попросили ее предоставить "образцы своей магии". Чтобы "способствовать взаимному доверию".
   Доверию!
   Отлученная Заклятая ни до своей авантюры, ни после не встречала такой смеси ледяной вежливости и ядовитого презрения. Столько лжи - и зачем?
   Тогда ей было все равно: она наслаждалась своим планом, Силой, поглощающей сознание, упоением от скорой победы. И проиграла.
   Залемран слушал. Не ужасался, не отшатывался с криками. Не менял своего доброжелательного отношения, будто считал - варварская жестокость ведьмы, Заклятой первой ступени осталась в прошлом, вместе с отнятой Силой.
   Отчасти он был прав: не украв у Мышки Силу, Тиселе никогда бы не опустилась до союза с городскими фанатиками, кем бы они ни считали сами себя.
   Жажда власти никогда раньше не снедала девушку, ей хватало осознания своей силы - и волшебной, и телесной. Бывшая ведьма не шутила, она действительно за счет обретенной после посвящения ловкости могла справиться со стражем в его человеческом обличии.
   Поэтому они и не любили ведьму: слишком часто она приходила в "караульное помещение", выбирая противника для очередной тренировки.
   Поначалу стражей ждало суровое наказание, если они поддавались и чуть менее суровое - если побеждали.
   Это было неплохим стимулом и они натаскали девушку на славу.
   Сейчас большая часть волшебной ловкости покинула Тиселе, но и остатка хватало с лихвой.
   Ассистент не выглядел шокированным, только дал понять - в городах не принято нападать на других людей.
   Тиселе тогда пожала плечами и перевела разговор на другую тему.
  
   Вечером она категорически отказывалась от предложения проводить и шла в общежитие. Порядки там были строже, чем в гостинице, где девушка селилась поначалу. Даже для тех жильцов, кто не учился в Коллегии, а работал там.
   Правила одни на всех.
   Резонно, считала Тиселе, выбираясь через окно.
   Правила правилами, работа работой, а поразмяться не мешает.
   Нет, она честно прекратила нападать на неосторожных магов, но вот их дома...
   Тиселе была осторожна и снимала только верхний слой защиты: Залемран как-то раз обмолвился, что верхний слой постепенно сходит сам собой, и бывшая ведьма поняла, что сможет поглощать его безнаказанно. Не то, чтобы ей не хватало Силы... ей не хватало впечатлений, разнообразия. Утомляла правильная и налаженная жизнь провинциального городка.
  
   Ничто в жизни не постоянно.
   Это случилось зимой, когда девушке пришлось прекратить свои дерзкие вылазки: в зимней одежде особо по стене не полазишь.
   В крайнем случае бывшая ведьма и решилась бы, но... жизнь - не игра, и нечего играть в жизнь.
   Она ведь только раз нарушила это правило - и тяжело поплатилась.
   Зачем рисковать без толку?
  
   Бывшая ведьма вышла в коридор, собираясь пройтись по лабораториям: что-то давно не было срывов. А чем дольше не было срывов, тем дольше не было выволочки. Чем дольше не было выволочки, тем слабее память отдельных личностей. Надо хотя бы напомнить - есть она, никуда не делась и за безопасностью следит и в случае чего неприятности устроить может.
   Зря, зря Залемран запретил "физические меры воздействия". Тиселе была твердо уверена, - пара подзатыльников намного надежнее всяких там выговоров. К тому же небольшая взбучка помогла бы мальчикам осознать - магия может решить не все проблемы в этом мире.
   После того случая, когда им пришлось извиняться, они поставили еще три или четыре эксперимента с избытком Силы.
   Нет, они точно испытывали не магию, а ее терпение!
   Совершенно безрезультатно, хотя Тиселе каждый раз обещала нажаловаться начальству.
   До нужного крыла девушка не дошла, замерла, услышав за поворотом два знакомых голоса.
   Один, пробуждающий в ней непривычное чувство доверия и ожидания интересной беседы, а другой...
   Кровью плевать будет! Кровью и магией! С-собака!
   Вот и встретились.
   Хочешь напасть, ведьма?
   Или не рискнешь?
   Тиселе растерялась, не зная, как поступить.
   Бежать?
   Напасть? Остаться на месте? Она здесь по праву, чего бояться?
   Залемран о чем-то рассказывал приезжему магу, которого называл то по имени "Вийник", то "друг мой". С насмешкой называл, будто между этими людьми вежливо-официальное обращение было лишним.
   Они и в самом деле были друзьями...
   Хочешь напасть, ведьма?
   На друга своего друга - или на смертельного врага?
   Полно, враг ли он тебе?
   Разве ты в первый раз тогда проиграла?
   Волшебники повернули за угол.
   Увидев хрупкую фигурку, оба остановились.
   Залемран - чтобы поздороваться, Вийник - пытаясь вспомнить, где это он ее видел. Бывшая ведьма едва ответила на приветствие и разъяренно зашипела.
   Этот... маг отшвырнул ее в сторону и забыл о ней. Забыл о той, которую так жестоко унизил!
   Как оказалось, не совсем забыл.
   При виде готовой к нападению девушки, Вийник машинально принял боевую позу, готовясь отшвырнуть сумасшедшую, если понадобится. И вспомнил.
   Конец лета, ночная улица, быстрое движение... на вытянутой руке трепыхается разъяренная фурия.
   Слишком маленькая, чтобы ее можно было испугаться.
   Слишком злобная, чтобы принять ее всерьез.
   Вийник бросил взгляд на приятеля. Когда-то они с Залемраном вместе заканчивали Коллегию. Залемран сразу принял предложение продолжить изучение магии в роли ассистента, а Вийник отказался, отправившись искать счастья. Как в сказках - в дальних краях, за морями, за горами, там, где не ступала нога человека - и там, где ступала, тоже.
   Только в этом не было никакой романтики, да и двигала волшебником не любовь к приключениям.
   Старый друг был заметно шокирован встречей противников.
   Залемран всегда высказывался против поединков - магических или каких бы то ни было еще.
   А уж увидеть приятеля, готового напасть на девушку...
   Девушку, вообще готовую на кого-то напасть...
   - Тиселе, что с вами? - не выдержал ассистент. Девушка только мотнула головой, и нехорошо так подобралась. Значит, все-таки прыгнет. Та встреча в ночном Варусе ее ничему не научила. - Вы здоровы?
   - Мое почтение, прекрасная леди, - приветствовал Вийник маленькую злючку. Смешно, Залемран явно не видит ненормальной агрессивности этого существа. Все ученые так близоруки - или только этот? - Я рад увидеть вас в полном здравии. Вы не сильно изменились после... после нашей встречи.
   Тиселе зашипела еще громче. Казалось, она вообще разучилась разговаривать.
   - Вы знакомы? - глупо спросил Залемран.
   Нет, внезапно воспылали друг к другу лютой ненавистью!
   - Не совсем, - тем не менее ответил Вийник. - Мы не были представлены, но имели весьма личную беседу... однажды... Юная леди не рассказывала вам обстоятельства, при которых мы?..
   "Юная леди" не выдержала. Не решившись нападать при Залемране, она развернулась и побежала прочь.
   - Ты ее обидел, - обеспокоено проговорил ассистент, глядя девушке вслед.
   - Ей полезно.
   - Как ты можешь такое говорить?! Тиселе очень милая девушка и я бы попросил тебя быть с ней повежливей.
   - Эта милая девушка, - холодно ответил разозленный Вийник, - ни с того ни с сего набросилась на меня на ночной улице Варуса. И, как я понимаю, сейчас собиралась сделать то же самое. Достаточная причина для неприязни, не находишь? Держись от нее подальше, она сумасшедшая.
   К его удивлению, приятель понимающе кивнул.
   - Она мне рассказывала. Так ты и есть тот маг, который... - Залемран задумался, припоминая описание Тиселе. - Которого она не сумела захватить врасплох, когда искала Силу?
   Вийник с отвращением поморщился.
   - Ты хочешь сказать, она регулярно нападает на людей и я первый, кто сумел дать отпор? Зачем она это делает и почему она свободно разгуливает по Коллегии?
   - Она тут работает. - Залемран решил проигнорировать первую часть вопроса. Это ведь не его тайна. - Пойду поищу ее, она, похоже, расстроена.
   Вийник остался один.
   Почему имя "Тиселе" кажется ему смутно знакомым?
   Озверевшая девица совершенно точно не представлялась ему той ночью.
   И почему Залемран так спокойно воспринял ту историю? На него не похоже терпеть всяких злючек и восхищаться их выходками.
  
   Залемран недолго раздумывал, где нужно искать расстроенную девушку. Куда она может пойти, как не в свой "кабинет" - подсобное помещение, где работала?
   Не тут-то было. Дверь была заперта и, когда маг, отчаявшись достучаться, открыл ее своим ключом, внутри никого не оказалось.
   Ассистент никуда не торопился и решил дождаться Тиселе здесь. Не бегать же за ней по всему городу.
   Бывшая ведьма появилась примерно через час. Сдержанная, собранная, будто и не она недавно шипела разъяренной кошкой.
   - Тиселе! - вскочил Залемран на ноги. - Где... Где вы были? Я думал, вы...
   - Я обходила здание, - удивленно ответила бывшая ведьма. - А почему вы спрашиваете?
   - Обходили здание?
   - Ну да. Хотела проверить, все ли в порядке. Думаю, это удобней, чем сидеть и дожидаться сирены. А почему вы здесь? Что-то случилось?
   Маг ошарашено уставился на девушку. Не приснилась ли ему эта история? В желтых глазах, как всегда, не отражалось и тени мысли или чувства. Такой же взгляд может быть у совы, змеи или кошки: равнодушный, ничего не выражающий. Пустой. Нечеловеческий. В лучшем случае выражение изменится от голода... или ярости. Ничего другого в глазах этой девушки не мелькает. Даже когда Тиселе улыбается или хмурится, они остаются неизменными.
   Вот и сейчас: недоумение на лице бывшей ведьмы постепенно сменилось раздражением, а взгляд остался прежним. Спокойно-равнодушным.
   - Я думал... может, вы расстроились, может, вам понадобится моя помощь...
   - Мне? Ваша помощь?
   Холодный голос существа, никогда и не в ком не нуждающегося. Залемрану не вовремя пришла мысль - если бы мышь предложила помощь кошке, курица - лисе, а овца - волку, реакция была бы точно такая же. Для бывшей Заклятой он в первую очередь источник пищи.
   - Ваша помощь... Это очень... очень... очень... Я хочу сказать, вы чересчур добры.
   Девушка с видимым усилием заставила жестко поджатые губы растянуться в улыбке. Маг устыдился своих мыслей про хищника и пищу: улыбка получилась робкой и вымученной, но это была теплая улыбка. И что-то мелькнуло во взгляде - на секунду глаза словно тоже оттаяли. Миг - и ощущение пропало.
   - Ничего страшного не случилось, - продолжила бывшая ведьма. - Обход прошел... без происшествий.
   - Но... - Залемран не верил своим ушам. - Я же видел! Вы были расстроены и убежали!
   Лед. Все тепло исчезло, остался только смертельный холод.
   Никто не имеет права жалеть Заклятую, пусть и отлученную! Никто не должен заметить проявлений ее слабости.
   Нарушителя ждет страшное наказание.
   Тиселе справилась со своими чувствами. Она не в лесу.
   - Ваш друг вызвал у меня не самые приятные воспоминания. Я не люблю проигрывать.
   - Тиселе, я надеюсь, вы...
   - Я не устрою драку в Коллегии, если вы об этом.
   Я найду мерзавца в другом месте...
   Этого девушка говорить не стала.
   - Прошу вас! Тиселе! Понимаю, между вами произошло... недоразумение, но это ведь не причина...
   - Недоразумение? - прошипела отлученная Заклятая, сбрасывая нарочитое хладнокровие. - Недоразумение?! Этого вообще не могло произойти! Как он сумел уклониться?! Как он смог меня поймать?! Почему он не защищался магией, вы же все, городские, на ней помешены! Почему это случилось со мной?!
   - Ш-ш-ш, Тиселе, не кричите, - успокаивающе произнес Залемран, не решаясь подойти ближе, пока бывшая ведьма захлебывается бешенством. Когда отлученная Заклятая рассказывала эту историю в прошлый раз, она чуть его не укусила за попытку сунуться со своим сочувствием. Он бы и не совался, да только Тиселе тогда начала колотиться руками о стол и как-то сразу стало понятным, откуда у нее следы не до конца заживших побоев. Это она сама так... Залемран с трудом удержал бьющуюся в истерике девушку - и сразу поверил: нападая на взрослых мужчин в Варусе, она могла целиком рассчитывать на свою силу и ловкость. Только бы не начала сейчас... опять. Как человек может творить собой такое? Он-то поначалу думал - бывшие "сестры" оставили на руках Тиселе страшные отметины. А это она сама... - Прошу вас. Все хорошо.
   Протянутая рука повисла в воздухе.
   Девушка смахнула упавшие на лицо волосы.
   - Я не кричу. И нет ничего хорошего.
   - А на ваш вопрос ответить нетрудно. Вийник имел... бурную жизнь после окончания Коллегии. Он и раньше был... хорошо подготовлен в области э-э-э...
   - Драки? - жестко спросила бывшая ведьма.
   - Ну... да. Вийник был хорошо подготовлен, а потом, как он мне рассказывал, он попадал... э-э-э... в ситуации, когда обращения к Силе были бы... привели бы к неприятностям.
   - Вот как?
   - Я хотел сказать, это закономерно.
   - Я поняла. Закономерно.
   - Тиселе, я бы еще раз попросил вас полностью воздержаться от насильственных методов решения ваших проблем.
   - Но я...
   - Пожалуйста. Вы ведь сотрудник Коллегии, это уронит ваш авторитет.
   - Мне нет дела до мнения других.
   - Вам нет дела, но подумайте, какое влияние это окажет на коллегиантов!
   - На коллегиантов?
   - Вы ведь каждый день заботитесь об их безопасности. Вы отвечаете за них!
   - Им только полезно будет...
   - Мы ведь не в лесу, - мягко произнес ассистент. - Мы в городе, в городе волшебников. Мы учим магии, а не насилию.
   - Я подумаю.
   - Прошу вас!
   - Хорошо. Как скажете. А теперь уйдите! Я хочу быть одна.
   - Но, Тиселе...
   - Пожалуйста.
   Глава 6
   После этого разговора изменилось немногое, разве что Тиселе стала осторожней ходить по зданию. Пару раз даже сворачивала за угол, почуяв вкус Силы ненавистного человека. Но он не часто появлялся в Коллегии, навещал преподавателей и пару раз читал лекции о своей жизни после окончания учебы. У Тиселе в голове не укладывалось, почему будущие маги могут переживать по поводу своего трудоустройства. Стоило в Коллегию заглянуть выпускнику, как его ловила группа особо активных коллегиантов и умоляла рассказать о своей жизни. И на эти лекции сходилась вся Коллегия.
   Залемран иногда не заходил к ней после занятий, а потом извинялся, дескать, встреча выпускников, не мог пропустить. Тиселе пожимала плечами.
   Да, внешне изменилось немного. Но у бывшей ведьмы возникло ощущение: мир вновь рассыпался на осколки. Тогда даже легче было: осколки были мельче тончайшей пудры и девушке смертельно не хватало Силы. Голод вытеснял любые мысли. А сейчас... сейчас Тиселе утолила лютый голод, нашла место, где ей были относительно рады, ее кормили, поили, давали возможность одеваться. У бывшей ведьмы даже оставались деньги, которые она аккуратно откладывала. Мало ли что? Пригодятся.
   И вот все кончилось. Отлученная Заклятая не боялась разоблачения. И маги не могли бы ей ничего сделать, если бы и захотели. Но мир распался. Уютное место оказалось отравленным. Как жить дальше?
   Бывшая ведьма уговаривала себя, что никогда и не считала этот город своим постоянным пристанищем. Просто возможность переждать зиму. А дальше она непременно придумает, куда идти и где брать Силу.
   Обязательно!
   Перед глазами угрюмо ломающей амулеты девушки мелькнули лица. Сварливая Феле, смешные мальчишки, испытывающие то ли магию, то ли ее терпение, умный собеседник Залемран...
   Всю жизнь девушка поворачивалась к прошлому спиной и шла дальше. Теперь это будет трудно. Может, и не уходить?
   Скрипнула дверь, но Тиселе не повернула голову. Знакомый поток Силы наполнил помещение.
   - А администрация знает, что ты - Заклятая? - поинтересовался издевательский голос.
   - Бывшая, - педантично поправила девушка. - Откуда вы знаете?
   Вийник прикрыл за собой дверь.
   - Залемран сказал, - весело произнес он.
   - Неправда, - тем же ровным голосом ответила бывшая Заклятая.
   - Он мой друг и мне доверяет.
   - Может, и друг, а все неправда.
   Вийник нахмурился. Проклятая упрямица! Девять девушек из десяти не подвергли бы его слова ни малейшему сомнению. Ведь он и дружит с Залемраном, и часто обсуждает с ассистентом разные идеи и загадки. Но эта!..
   Обмануть? Того и гляди, пойдет к Залемрану требовать объяснений.
   - Хорошо, - раздраженно проговорил он. - Если ты не знаешь, мой друг имеет обыкновение вести "дневники наблюдений", куда записывает все интересные факты.
   - Он их прячет.
   - Прячет, - согласился маг. - Прячет. Только он пригласил меня погостить... И я очень удачно покопался в его кабинете.
   - Какая гадость.
   - Кто бы упрекал, фитюлька! Разбойные нападения, грабеж, ведьмовство и призывание нежити, это, по-твоему, благородней?
   - Они мне были не друзья.
   - Да какая разница! - закипятился волшебник. Непробиваемая какая-то эта девица. Сидит, свои амулеты ломает, будто служанка картошку чистит, и нет в ней никаких чувств или эмоций. Залемран об этом не писал. Залемран писал об активной личности, живо реагирующей на каждое слово. А эта как мертвая. Сидит себе, даже не напрягается, хотя еще недавно при виде него превращалась в сущую фурию.
   - Разница есть.
   - Зато власти на это не так посмотрят.
   - Угрожаешь?
   - Нет, - отступил маг. - Предупреждаю.
   - Ну, иди, жалуйся. Не держу.
   Тиселе и сама не заметила, как перешла на "ты". Обращение на "вы" в лесах приберегали для тех, кто неизмеримо старше, или для тех, чей статус относительно тебя неустановлен.
   Например, Залемран - уважаемый человек, а она - никто. Он, правда, на ее слова почему-то обиделся.
   На "ты" обращались к тем, чей статус был четко определен. Друг, враг, любимый, наставник (точнее, наставница), страж или для стража - его Госпожа - все это было понятным. Городские правила вежливости девушка так и не усвоила.
   - Не боишься?
   - А чего бояться? Меня уже из тюрьмы выпустили, второй раз не посадят, им же хуже.
   Вийник поперхнулся. Залемран об этом не писал. Что такого надо натворить, чтобы тебя даже в тюрьме держать не стали?!
   Проклятый зануда с его дотошностью! Как он умудрился пропустить этот факт?!
   - Я же не угрожаю, - мягко произнес маг. - Слушай, Тиселе, так тебя зовут, да? - Не дождавшись кивка, Вийник скрипнул зубами и продолжил: - Я пришел не ссориться с тобой, не угрожать. Ты ведь и сама понимаешь, делить нам нечего...
   - Тогда не дели.
   Она издевается?!
   - Я пришел сделать тебе предложение, - прочувственно сказал волшебник и осекся, сообразив, что подобрал неудачные слова.
   - Делай. - Девушка проигнорировала его оплошность.
   - Тиселе... я... прочел записи Залемрана.
   - Это ты уже говорил.
   - Я прочел записи, - не дал сбить себя Вийник, - и понял одну вещь. О тебе.
   - Мне не интересно.
   - Ты прозябаешь в этой каморке, трудясь за какие-то гроши! Да, ты так получаешь Силу, но какими крохами?! А эти непрерывные взрывы, шалости коллегиантов? Зачем ты мотаешь себе нервы?
   - Здесь вкусно и здесь хорошо платят, - соизволила дать развернутый ответ девушка. Ну... по ее меркам развернутый.
   - Тиселе, я пришел предложить тебе лучшую долю.
   - Какую?
   Хвала богам, девица наконец-то оторвалась от своих амулетов и посмотрела на Вийника. Под ее взглядом в горле застряла заготовленная речь. Может, когда Тиселе занята амулетами, оно лучше?
   - Слушай, я начну издалека. Я прочитал о том случае, когда с твоего почерка не могли снять подлинность.
   - Ну и что?
   - Это показывает, что твои способности не ограничиваются тобой самой. Ты можешь расширить их, закрывая ими внешние объекты или других людей! Ты же идеальный магический щит, телохранитель!
   - Ну и что?
   - Слушай, девочка. У тебя уникальная способность. Больше таких нет. И никогда не будет. Но ты сама не сможешь раскрыться в полной мере, для этого нужна помощь. Помощь мага. Я помогу тебе раскрыть свой талант. Взамен ты бросишь эту замшелую дыру "истинной мудрости" и уйдешь со мной. Я дам тебе все. Деньги, драгоценности, наряды. Ты будешь есть на золотых блюдах. Ты затмишь красотой и величием королеву. У тебя будет столько Силы, сколько ты захочешь. Просто идем со мной.
   - Если бы я была Заклятой, - очень медленно начала девушка, - если бы я была Заклятой, ты бы дорого ответил за свои слова.
   - Но... почему?
   Конечно, от городской девушки можно было бы с равной вероятностью ожидать как хлесткой пощечины и присланных родственниками наемных убийц (если она еще и из знати), так и требования сначала жениться. Но эта... Залемран писал, девчонка вообще с трудом понимает, что такое "приличия" и "компрометация". И что ей не сидится на месте ни при каких обстоятельствах. Может, надо было обещать приключения?
   - Ты оскорбил меня, - равнодушно поведала Тиселе, - предложив стать твоим стражем.
   - Телохранителем!
   - Стражем.
   - Телох... Хорошо, пусть стражем, но что в этом такого?
   - Женщины не бывают чьими-то стражами. Женщины никому не служат. Женщины принимают службу и даруют бессмертие.
   Говоря это, Тиселе постаралась забыть свои подозрения относительно планов бывших "сестер". Они-то как раз хотели сделать из нее стража... но наглым магам об этом знать не обязательно.
   "Ну и нравы у Заклятых!" - думал между тем маг.
   - Хорошо, пусть не телохранителем, то есть не стражем. Товарищем, компаньоном. Я бываю в разных местах, посещаю разные страны, переплывал море, переходил пустыню, сражался с воинами и магами, мне не помешал бы такой друг!
   - Друг? - без выражения переспросила Тиселе.
   - А почему бы и нет? Неужели та размолвка так много значит для тебя? Ну вот, я прошу твоего прощения... встать на колени?
   - Не надо. Мне это не нужно. И дружба твоя - тоже. Если все сказал - убирайся. Если не все - тоже.
   - Погоди, - в отчаянии закричал колдун. - Неужели тебя ничего не интересует?
   - Нет.
   - Деньги?
   - Нет.
   - Приключения?
   - Нет.
   - Слава?
   - Нет.
   - Власть?
   - Нет.
   - Сила? Много Силы, девочка...
   - Нет.
   - Месть?
   - Месть? - заморгала девушка.
   Ну, хоть какая-то реакция!
   - Разве тебе не хочется отомстить? Заклятым, что тебя прогнали, этнографам, которые...
   - Вот ты о чем... Нет.
   - Но почему?
   - Не хочу.
   - Так чего ты хочешь?!
   - Ничего. Убирайся.
   - Нет, я этого так не оставлю!
   - Убирайся, - прошипела бывшая ведьма, в одно мгновение растеряв напускное спокойствие. Она разжала ладонь, в которой прятала амулет в виде наконечника стрелы. - Сейчас я сниму ограничитель и кину эту штуку в тебя. Это боевая магия, она разорвет тебя на куски.
   - Но ты... не можешь...
   - Проверишь? - она зло усмехнулась. - Я многому научилась в последнее время. Ну?
   - Дура! - Маг хлопнул дверью.
   Оставалось только скрипеть зубами. Доносить администрации было не в характере Вийника: со своими врагами он привык расправляться лично. Да и подводить Залемрана... друг все-таки. Еще пригодится.
   Проклятая девчонка! Ничего не хочет, видите ли! Вообще ничего! Ни денег, ни славы, ни мести. Ничего. Так ведь не бывает!
   Звереныш. Пригрелась на своей кормушке, и ни туда, и ни сюда. А какой помощницей она могла бы стать! Абсолютный щит, да и в драке что-то смыслит. На его стороне были бы сила и ловкость этой фитюльки, ее необыкновенное дарование... Эффект неожиданности - подумаешь, щупленькая девчонка! И тут она взрывается убийственной яростью, а в ее спутника не попадает ни одно заклинание. Нападающие не успели бы даже понять, что происходит, как оказались бы перебиты.
   А еще он уверен: когда маленькая фурия переполнится проглоченной Силой, она выдаст ее обратно мощной волной...
   Страшное оружие. Оно должно принадлежать ему, ему одному!
   Ладно, плевать. Свет не сошелся клином на этой девчонке, справлялся он без нее, и сейчас справится.
   Или попробовать еще раз уговорить? Нет, не стоит, ему пора в дорогу, есть вещи более важные, чем споры с жалкой девчонкой. Может, когда он снова навестит город магов, удача все-таки ему улыбнется...
  
   Глава 7
   Тиселе презрительно улыбнулась захлопнувшей двери. Аккуратно разрушила спасительный амулет. Маг поражал своей наивностью. Мстить Заклятым, еще чего! Столь же разумно, как мстить дождю, что тебя промочил или солнцу, что напекло голову. Вот ему бы, магу этому, Тиселе отомстила бы с удовольствием. Прощения он попросит, ха! Зачем ей формальное унижение, когда ее оскорбили, унизили и отбросили в сторону? Но Залемран просил...
   Залемран. Даже у самых лучших друзей есть слабина. Это Тиселе когда-то слышала от Судьи. Но не обратила внимания: тогда у ведьмы не было друзей. Теперь понятно. Волшебник был добр к ней. Волшебник не выдал ее тайну. Но он тоже человек, он доверил знания бумаге, а бумагу можно прочитать. Нет, Тиселе не боялась ни Вийника, ни администрации - никого. И тайну требовала сохранить лишь потому, что не хотела вспоминать о прошлом. Пробраться в дом и уничтожить дневники?
   Тиселе с сожалением отказалась от этой идеи. Залемран не дурак, он просто очень доверчивый человек. Но не догадаться, кто мог пробраться сквозь его защиту...
   Девушка смутно вспомнила, что люди очень трепетно относятся к "плодам своего труда". Залемран, наверное, обидится, если с ним так поступить...
   Рассказывать о Вийнике бывшая ведьма не хотела. Залемран только расстроится, а сделанного не вернуть. Нет, это тоже не выход.
   Ладно, плевать.
   Неожиданно девушка вспомнила о другом. О загадочных словах "каникулы" и "отпуск", когда Коллегия вроде пустеет. Летом. Это будет летом.
   Тиселе уже и забыла о своем желании бросить все и уйти, как только спадут холода. Реальная перспектива остаться без Силы ужасала. Голодное, жалкое существование... Нападения на магов и их жилища... А если найдется кто-нибудь такой же умный, как Залемран? Надо что-то делать.
   Девушка перебрала варианты. Выходило не густо. Вийник, с его сомнительными предложениями власти и могущества, отметался сразу. Залемран? Он добрый, ему не сложно прокормить Тиселе летом. Ну, так что же? Жить на содержании? Питаться милостями?
   "Вы представляете огромную важность для магической науки. Пожалуйста, не думайте, что я... э-э-э... помогаю вам из жалости. Поверьте, ваше общество необыкновенно важно для меня, ваши знания бесценны и моя помощь - только малая часть того, что я должен вам в обмен за возможность узнать столь бесценные сведения".
   Да, он так бы и сказал. И даже верил бы в это. Но с того дня, как она попала в Коллегию, бывшая ведьма поняла, что никогда не сможет больше пользоваться чужой помощью, не платя тем же взамен. А разговоры... Для нее это не труд, почему вдруг они стали ценностью?
   Чепуха получается!
   Тиселе решительно стряхнула грусть. Надо думать, а не вздыхать о том, чего нет и быть не может!
   Или вообще не думать пока, а заняться делом.
  
   Обход Коллегии был собственным изобретением Тиселе и частенько выручал ее от необходимости бегать, сломя голову. Она просто оказывалась в нужное время в нужном месте. Тиселе не верила в совпадения или удачу и как-то раз спросила Залемрана. Тот секунду подумал, а потом предположил, что природа стремится к равновесию и поэтому отрицательный заряд притягивается к положительному. А у отрицательного заряда есть своя воля и привычки, вот она и не сразу понимает, почему ее куда-то тянет.
   На этот раз девушку, к ее несказанному удивлению, тянуло не в сторону экспериментальных лабораторий, а на другой этаж, к учебным комнатам.
   Странно... там ведь и сигнализация не установлена...
   Лицо отлученной Заклятой осветила еще одна злорадная усмешка. Вийник ошибался, говоря, что она не может сама развить свои способности. И не удивительно: даже Залемран не знает, куда тому магу! Это голодный зверек глотает все подряд, не разжевывая и не замечая вкуса. А когда ты уже наелся...
   Сегодня Тиселе умела "надкусывать" заклинания, регулируя степень разрушения. Она ведь не шутила, что может управиться с боевым амулетом, убрав наложенный преподавателями ограничитель. Знакомая, кстати, магия была на наконечнике... кто-то из этих троих разгильдяев постарался, не иначе! Только от них можно ожидать такого обилия Силы, втиснутой в такой маленький носитель. Это, кстати, вторая причина, почему амулет не рассыпался в руках: смещенный ее прикосновением баланс повлек вытекание избыточной Силы, а не разрушение носителя.
   Второе умение Тиселе состояло в способности определять, чья перед ней Сила и какое заклинание было использовано. У разной Силы разный вкус, это стало ясным, как только вопрос выживания отошел на второй план.
   Ну и третье - она научилась находить избытки Силы. Не так уж плохо для чароглота.
  
   Бывшая ведьма уже не шла, а бежала со всех ног. Сила бушевала в самом конце коридора. Ее еще мало для взрыва, но вот-вот... и она продолжает прибывать!
   Дверь. Обычная тонкая дверь, учебные комнаты даже не запираются: там нечего воровать, кроме мебели, а парты привинчены к полу. Плевенькое охранное заклинание на двери. По-вашему, мальчики, это смешно?!
   С этим словами она зашла в учебную комнату. Знакомая троица стояла по углам равностороннего треугольника, мелом начертанного на полу, и шептала какие-то заклинания. В центре Тиселе увидела грозовое облако Силы. Бывшая ведьма прикрыла дверь и прошла мимо незадачливых экспериментаторов.
   - Объясняю для особо умных, - менторским тоном продолжила она, прыжком усаживаясь на преподавательский стол. - Когда вы проводите эксперименты с избытком Силы, нельзя использовать посторонние заклинания. В таких случаях одной лишней капли будет достаточно для взрыва. Я не знаю, что будет после этого с вами, но Коллегию вы разнесете вдребезги. Поэтому... - Она призывно протянула руки. Облако Силы послушно направилось к ней, не реагируя на возмущенные вопли и приказы оскорбленных коллегиантов. Не только отрицательный заряд стремится к положительному, но и наоборот! - Так-то лучше. А теперь поговорим серьезно. Чего вы добиваетесь?
   Выслушав бессвязные речи о величии магической науки, стоянии на пороге великого открытия и создания магического катализатора, Тиселе нетерпеливо отмахнулась.
   - Нет, зачем вам эти открытия? Нечем заняться?
   Повторно отмахнулась от оправданий, выделив главное: "выпускной проект".
   - А теперь послушайте меня, молодые люди. Бросьте свои затеи. Рано или поздно вы взорвете здание. Я хочу... хочу предложить вам новую задачу. Такой еще ни у кого не было. Но сначала... Учтите одну вещь. - Бывшая ведьма обвела глазами свою маленькую аудиторию. Мальчики стояли навытяжку и ждали, что она скажет. Ну, правильно, Залемран им еще три головомойки устроил за "непочтительное отношение к леди Тиселе". - Так вот, молодые люди. Если вы сейчас отказываетесь, я вас уговаривать не буду. Повторять тоже. Вы можете устроить еще один эксперимент, только очень вас прошу, где-нибудь там, куда не доходят дорожки. Эта комната меня вполне устроит. Тогда я с чистой совестью скажу, что не знала о ваших намерениях, сигнализация здесь не работает, добежать невозможно. Хорошие были мальчики. Были.
   - Но, леди Тиселе! - взвыли ребята.
   - Не леди, - внушительно произнесла бывшая ведьма. - Вот вам первое знание: я не леди. Не крестьянка, не леди и не барышня. Я никто.
   - Но мастер Залемран...
   - Мастер Залемран хотел, как лучше. Не нам с вами обсуждать его действия. Слушайте внимательно. Я не леди и никогда ею не была. А теперь отвечайте на вопрос: как я поглощаю Силу?
   - Вы... вы знаете заклинания, леди... Тиселе.
   - Неправильно. Вы когда-нибудь слышали об отрицательном заряде Силы?
   - Но это же невозможно! Сила либо есть, либо нет, как это?..
   Тиселе пожалела, что рядом нет Залемрана. Уж он-то и изложил бы все, и доказал, и вообще...
   - А иногда бывает меньше, чем ничего, - напустив на себя важный вид, сообщила она. - Вы же маги, как вы можете верить, что есть невозможное?
   Мальчики немедленно задрали носы и приосанились.
   - Слушайте, я - носитель этого самого, отрицательного заряда. Я вообще не могу колдовать, но могу поглотить любое заклинание, любые чары.
   - А-а-а, понял! - со счастливым видом закричал один из мальчишек, кажется, Теф. - Вы - чароглот!
   Коллегианты расхохотались. Отлученная Заклятая терпеливо переждала этот смех и покачала головой. Весело им, острякам.
   - Да, чароглот, - спокойно произнесла она, когда ребята перестали смеяться. - Я ем непослушных магов на завтрак и экспериментаторов на обед и на ужин. Вас как раз хватит на день.
   Коллегианты недоуменно уставились на девушку.
   - Я пошутила, - заявила она, спрыгивая со стола. - Ну, будете слушать?
   Юноши кивнули.
   - Итак, как мне сегодня сказал один специалист, я - абсолютный магический щит...
  
   Уговорить мальчиков было делом нетрудным. После того, как Тиселе продемонстрировала все свои способности, они пооткрывали рты и согласились на все. Новая задача показалась интересней возможности снести здание Коллегии в преисподнюю: им предстояло разработать тип магической связи между положительно (или нейтрально) и отрицательно заряженными объектами. При этом приходилось учитывать, что отрицательный объект уничтожает не только магию, а даже ее носитель - при прикосновении. Сказать, что такого никогда не было - значит, не сказать ничего.
   Залемран обидится, грустно подумала Тиселе. Он наверняка скажет, что я должна была прийти к нему. Но он бы не одобрил моего плана. Как же, как же! Где это видано!
   "Я не могу позволить такой молодой девушке работать телохранителем! Это невозможно!"
   Но скоро лето, каникулы и отпуска. Надо освоить новую профессию... да и не вечно же ей сидеть в Главных Утилизаторах, тоже, нашла занятие!
   Освоить новую профессию и пуститься странствовать. Дороги ведут на север, на запад и на восток, ей закрыт только юг, это же так немного! Может, она увидит море, а, может, горы... Не восточные горы, где живут угрюмые стражи, которые не боятся даже Заклятых, а другие. Должны же быть еще горы на свете...
   Весь мир будет открыт перед ней. Никто не подарит ей драгоценности и наряды, она все возьмет сама. Сама прославит свое имя, никого не станет бояться... К чему сидеть и плакать - она еще так молода, а жизнь такая большая и длинная!
   - Л-ле... Тиселе! Вы чего?
   Бывшая ведьма согнала с лица мечтательное выражение.
   - Где будем заниматься? - деловито спросила она. - Надо, чтобы об этом никто не знал.
   Глава 8
   За окном танцевала вьюга. Из тускло освещенного зала было плохо видно. Но бывшая ведьма знала, там, снаружи, ветер закручивает белые хлопья в тугую спираль. Тиселе хотелось оказаться на улице, там, где свирепствовала погода. Раскинуть руки, подняться в воздух, танцевать с ветром и снегом. Городским магам этого не понять. Городские маги с трудом осваивают левитацию - так они называют полет без крыльев. Некоторые вообще не осваивают. Не высший уровень мастерства, конечно, но далеко не начальный. А Заклятые сразу после посвящения могут кружиться в воздухе - или поднять в воздух любой предмет, животное, человека или духа - как только пожелают. Зато Заклятые почти не знают иллюзий или учебных чар - у них всегда все всерьез, хоть ни один городской маг не смеется так часто, как Заклятые.
   - Хей! - крикнула девушка, бросая свое послушное тело в сторону, чтобы поймать и съесть заклинание ледяного покоя.
   Они занимались в Зале для Упражнений - к удивлению Тиселе, речь шла об упражнениях не Силы, а тела.
   Занятия бывшей ведьмы и будущих магов планировали без спешки: сначала мальчики просто посмотрят, как она поглощает Силу - до тех пор пока не поймут принцип... или пока не "сдадут старому козлу Брану все долги". Тиселе никуда не торопилась, ей было все равно, какие заклинания на ней отрабатывают. Почему бы ребятам ни потренироваться в боевой магии, если это никому не причинит вреда?
   Когда сообразят - подготовят и опробуют заклинание связи. Если с почерком прошло (Тиселе рассказала ребятам часть своих приключений), то и с людьми получится.
   Во время тренировки Тиселе не пришлось изображать из себя мишень. Будущие светила магической науки швырялись смертоносными заклинаниями в разные стороны, чудом не задевая друг друга. Отлученной Заклятой очень пригодились свешивающиеся с потолка турники и канаты, прислоненные к стенам лестницы и щиты для скалолазания. Зачем магам скалолазать, Тиселе не поняла, но изображать из себя сумасшедшую белку в таких условиях гораздо легче, чем в учебных комнатах с их голыми стенами. Нетрудно было понять, что основная проблема этих неглупых ребят заключалась в неумении сосредотачиваться.... ничего страшного, было бы время и терпеливый наставник... Заклятые и не таких выучивали, да только почтенный профессор Бран терпением не отличался, а на практические занятия смотрел как на возможность расквитаться с наглецами, которые осмеливались засыпать его вопросами на лекции.
   - Хей-хо! - снова закричала Тиселе, оттолкнулась от стены, сделала три кувырка в воздухе, ухватилась за канат, который тут же качнулся, влекомый движением хрупкого тела, скользнула по нему вниз... и все-таки дотянулась до заклинания знойного удушья, неотвратимо летевшего в грудь Паса. Бывшая ведьма сама не знала, зачем вытворяет все эти фокусы. Ее движения могли быть другими. Точными. Молниеносными. Неуловимыми. Но она так устала весь день сидеть, а в зимней одежде по стенам не полазишь. На тренировки бывшая ведьма надевала свою безрукавку со шнуровкой на спине и короткие штаны. Все кульбиты давались легко, девушка не запыхалась, смуглая кожа не блестела. Это, а еще раскованность поведения и невероятно открытая одежда (даже магички одевались строже) в первое занятие заставляло юношей больше следить за девушкой, а не за заклинаниями. Потом стало полегче.
   - Куда смотришь, разиня! - крикнула бывшая ведьма оплошавшему Тефу. - Ты ж его убить мог, на опросе меня не будет!
   Отдышавшийся Пас расхохотался.
   - Давай еще, Тис! Сейчас моя очередь!
   - Мальчишки! - фыркнула Тиселе. - Вам все хиханьки... Сколько раз повторять - жизнь - не игра и магия - не игрушка! О, проклятье! - забыв о воспитательном пафосе, девушка метнулась в сторону, на перехват разящей молнии.
  
   Вернувшись к себе, Тиселе устало рухнула на кровать. Хорошо вернуться в теплую комнату из плохо отопленного зала! Вообще-то все дома магов, в том числе принадлежащие Коллегии, нагревались магически... только как девушка не старалась сдерживаться, она "надкусила" и без того ослабленное заклинание Зала для Упражнений. Ладно там, не останься Тиселе после тренировки "поболтать", и не заметила бы, какая в зале царит холодрыга. А вот что здесь к утру будет твориться!
   Во сне бывшая ведьма совсем не контролировала свои способности и поглощала всю магию, до которой дотягивалась. И более того, еще и стягивала к себе все окрестные чары. Каждый день, перед отправкой на работу, ей приходилось хлопать перед комендантом общежития ресницами и просить, чтобы кто-нибудь восстановил отопительную магию. И вообще, неужели сложно поставить сюда заклинание помощнее - или печку, на крайний случай!
   Печка коменданта приводила в ужас - он боялся пожаров. Магией огня не владел никто во всем Карвийне, а приезд пожарной команды мог и затянуться.
   Тиселе, кстати, так и не поняла, в чем проблема. Она сильно подозревала, что все, не связанное с магией, в этом городе делали спустя рукава, если не сказать хуже. В общем, комендант установил негласное дежурство и теперь, засыпая, Тиселе гадала, какой маг на этот раз будет насыщать ее Силой, пытаясь удержать заклинание тепла в нужном состоянии.
   Странные дела с этими огненными магами, подумала Тиселе, забираясь под одеяло. Как объяснил Залемран, огонь - единственная стихия, не подвластная большинству волшебников. Почему так - никто не знает, хотя Залемран и высказывал крамольные предположения, что такое состояние поддерживается искусственно, государственной безопасности ради. Карвийн - вольный город, а Коллегии не может приказать и сам король, но... но каждый год приезжают угрюмые рыцари Ордена Огня, и ищут у детей "пиротехнические способности". "Счастливцев, отмеченных огненным богом" забирают далеко на север, в замок Ордена... единственного ордена, чьи кавалеры носят звание "мастер" наравне с рыцарским. Мастерами они называют себя, только приезжая в Город Магов, Карвийн, или при встречах с коллегами - взрослым рыцарям не возбраняется ездить по свету и обмениваться опытом. Но они же обязаны служить только короне, во имя чести Ордена и блага государства. Незаконное огнетворчество строго карается законом.
   Еще Залемран рассказал, что до недавнего времени все рыцари Ордена приносили обет безбрачия, но новые веянья достигли и севера. Теперь в Орден принимаются и мужчины, и женщины, и все они могут вступать в брак с кем пожелают. Ассистент высказывал предположение, что целибат связан с попыткой контроля над появлением одаренных детей... и был снят, как только количество самородков приблизилось к критически малому. А девушек начали принимать, когда "огненных ведьм" стало невозможно блокировать силами престарелых консерваторов.
   Рассказ про Варус и хлопушки не удивил ассистента. Оказывается, некоторые дети скрывают свои способности от строгой комиссии, сбегают по дороге или просто обучаются у наставников вне Коллегии, к ним инспекция Ордена не доходит. Такие маги могут применять свои способности во вред, не будучи связанными строгими правилами и клятвами Ордена. И их гораздо больше, чем утверждает официальная статистика. Долг каждого мага - сообщать о незаконных огнетворцах официальным властям: как бы ни была жестока политика короны, она вызвана заботой о безопасности королевства.
   Тиселе половину слов не поняла, но объяснение ей понравилось. Воспитанная на поучительных легендах и эпических сказаниях, она слушала суховатые "лекции" Залемрана, как дети слушают волшебные сказки - затаив дыхание и открыв рот.
   Холодный север, угрюмая башня Ордена, огненное волшебство... яркие образы мелькали под закрытыми веками. Что ей до чужих людей? А поди ж ты...
   Девушка блаженно вытянулась, пригревшись под одеялом. Хорошо... только вот вставать рано... надо сократить тренировки. Сделать их почаще и сократить по времени...
   Спа-ать...
  
   Залемран вошел в подсобное помещение и аккуратно притворил за собой дверь. Сидящая над амулетами девушка подняла голову, приветливо улыбнулась, но тут же строго нахмурилась. Ассистент вздохнул и подошел ближе. Когда у Тиселе такое лицо...
   Как только маг встал прямо перед ней, бывшая ведьма отодвинула корзину в сторону и поднялась на ноги. Всплеснула руками, пристально рассматривая Залемрана.
   - Ну, как так можно?
   Девушка повела ладонью перед лицом мага, будто сметая невидимую паутину... рванула и сунула добычу в рот.
   Сразу стало легче дышать, воздух будто стал свежее, краски - ярче.
   - Вкусно, - одобрила отлученная Заклятая. Залемран изо всех сил старался не ежиться перед лицом маленькой хищницы.
   Девушка окинула мага придирчивым взглядом.
   - Сними магию с головы, - велела она.
   Вздохнув, ассистент повиновался. По собственному опыту он уже знал - объяснений насчет головной боли и лечащего заклинания бывшая ведьма даже не будет слушать. К его удивлению, голова моментом не воспользовалась и не продолжила назойливое нытье.
   Улыбнувшись, девушка раскрыла ладонь, на которую, словно крошечный прозрачный мотылек, слетел клочок Силы - след недавнего заклинания. Миг - и мотылек исчез.
   - Как так можно? - повторила бывшая ведьма свой вопрос. - Вы, в городах, такие беспечные! Оставляете вокруг себя следы магии - они роятся, как мошкара у озера! Заклятые сразу поглощают избыток Силы - а вы оставляете!
   - Пусть оставляем, что за беда? - не понял маг.
   Отлученная Заклятая снова всплеснула руками.
   - Если любой может узнать, когда и как ты колдовал - это еще не беда, - начала она. Ассистент кивнул. Пусть не любой маг, а только некоторые, маги-эксперты, чей магический дар заметно уступал разуму, но, да, считать с человека его "историю" было кому. - Но разве ты не замечаешь? Следы Силы - они же плотные! Они воздух задерживают! Тебе дышать сложно! Чем больше колдуешь, тем хуже становится, вон, уже голова заболела, а ты ее - еще заклинанием! Как вы, маги, живете?
   - Так и мучаемся, - попробовал отшутиться Залемран. О сказанном сегодня он раньше не догадывался. - Во время отдыха Сила рассеивается немного, мы и приходим в себя.
   Тиселе покачала головой и уселась на свое место, сердито бормоча: "безответственность, неряшливость, безалаберность!"
   Внезапно она зевнула.
   - Тиселе, ты в послед... - мягко заговорил маг, но осекся, встретив холодный взгляд. На "ты" девушка позволяла к себе обращаться только пока поглощала его Силу. Она поясняла это лесным обычаем: ведьма, вздумавшая разводить церемонии с источником магии, ложилась бы спать голодной. Ассистент не знал, что трое безалаберных коллегиантов давно сократили имя девушки и говорили "ты" без зазрения совести. Спроси маг об этом Тиселе, она бы ответила, мол, во время тренировок вежливости не место... но правда состояла в том, что на нахальных мальчишек мало действовали ледяные взгляды.
   - Тиселе, - повторил попытку маг, - вы в последнее время какая-то сонная. В чем дело?
   Девушка виновато улыбнулась.
   - Есть немного, - признала она. - Зима - плохое время. Хорошо хоть работа спокойней стала - бегать почти не приходится.
   - Да, это хорошо, - согласился ассистент. - Хотел бы я знать, почему та троица притихла? Готовят новую проказу?
   - Вряд ли. Наверное, они больше заняты предметом профессора Брана. Он ведь опросы проводит, с демонстрациями, да?
   - Откуда вы знаете? - изумился Залемран. Тиселе не стала отвечать на нелепый вопрос. Будто ассистент забыл, как по ее просьбе приносил почитать всякую всячину... в том числе и учебный план всей Коллегии.
   - Ой! - вскрикнула она, поднимая лицо к потолку. - Ой!
   - Что с вами, вам плохо? - всполошился Залемран.
   - Магия, много магии, - прошептала девушка. - Надо бежать, там опасно!
   - Не было печали! Стойте, где, куда?
   - Где Бран опрос проводит. Скорее, уже не добежать!
   Бывшая ведьма как ошпаренная выскочила в коридор, маг бросился за ней, не забыв на ходу бросить в дверь запирающее заклинание. Кабинет профессора Брана находился в пристрое, в противоположном конце здания, причем, по нелепому стечению обстоятельств, сквозного пути туда не было. Надо было подняться на четвертый этаж, пробежаться по нему, спуститься на первый, перейти в пристрой, там подняться по лестнице и еще раз преодолеть длиннющий коридор. Для чего строили такой лабиринт, от врагов оборонять или спасаться от последствий неудачных экспериментов?!
   Залемран едва успел вслед за Тиселе заскочить в подъемник.
   - Не успеваем, - простонала девушка. На лице бывшей ведьмы охотничий азарт смешался с человеческой тревогой. В голове несчастной теснились обрывки мыслей-воспоминаний.
   Грозовое облако Силы, готовое взорваться убийственным штормом...
   Знакомая магия на амулете-наконечнике - только от троих коллегиантов можно ожидать такого обилия Силы, втиснутой в такой маленький носитель...
   Смертельное заклинание, которое она чудом успевает перехватить в самый последний момент.
   "Давай еще, Тис!"
   Жизнь - не игра, магия - не игрушки... Сколько раз повторять?!
   "Боевую магию осваивают только во время занятий, под контролем сдерживающих чар. Неуспевающие могут подойти на консультацию" - это комментарии Залемрана к учебному плану.
   "Ух ты, здорово! Легко-то как!" - это мальчики, впервые попробовшие сотворить заклинания без наставника.
   "Сдерживающие чары мешают соткаться неоформленному заклинанию. Только правильно составленные, правильно напитанные Силой чары смогут преодолеть фильтр" - снова Залемран.
   "Старый козел нарочно придирается!"
   "Профессор Бран бывает излишне несдержан, но он опытный преподаватель".
   "Отрицательный баланс, Тис? Стянуть Силу в одно место, ударить двухслойным заклинанием?"
   Зачем она пересказала мальчишкам выводы Залемрана?!
   Маг осторожно тронул девушку за рукав.
   - Тиселе, если вы сможете не поглощать Силу хотя бы две минуты, я попробую нас телепортировать...
   Перепуганная девушка резко кивнула, стараясь ни о чем не задумываться. Главное - скорее прибыть на место. Маг взял ее за руку, прошептал несколько слов... мир исчез, а когда появился, они стояли перед кабинетом Брана.
   - Спасибо, - выдохнула Тиселе, делая шаг к двери, но тут же замерла, в ужасе уставившись на спутника.
   Лицо Залемрана было мертвенно бледным, он выглядел так, будто нежить или ведьма выпила из него всю силу. Маг устало прислонился к стене.
   - Не волнуйтесь, все в порядке, - прошептал он, с трудом размыкая непослушные губы.
   Тиселе была готова убить себя за недогадливость! Они ведь обсуждали эту возможность! Колдовать над "чароглотом", даже если она сдерживается, практически невозможно - энергетический-то баланс тела все равно отрицательный! А он!..
   - Все хорошо, идите.
   Бывшая ведьма снова повернулась к кабинету...
   Бум!!!
   Дверь снесло волной Силы, изнутри послышался женский визг, перепуганные крики... Чуткое ухо бывшей Заклятой уловило глухой удар падающего тела...
   В коридор выскочили Теф, Пас и Мок. У всех троих на лицах написаны не рассеянность, испуг или вина, которые Тиселе ожидала увидеть у провинившихся коллегиантов - а полноценное счастье.
   - Тис! - завопил Мок, в порыве чувств кидаясь к пораженно замершей девушке. - Тис, у нас получилось!
   - Стой, дурак! Обожжешься! - заорала девушка, стряхивая с себя оцепенение... но было уже поздно. То есть в следующий момент она все-таки вслед за оцепенением стряхнула и коллегианта, полезшего на радостях целоваться, но он успел дотронуться до ее кожи. Успел... и с ним ничего не случилось, а сумасшедшая троица уже отплясывала вокруг бывшей ведьмы безумный танец.
   Как же так?.. Невозможно преодолеть законы природы. Невозможно сохранить положительный баланс, прикасаясь к ее отрицательному. Не может маг защититься от разрушительного воздействия ее кожи.
   - Что здесь вообще происходит? - попыталась она собраться с мыслями.
   - Да-да, я тоже хотел бы знать, - подхватил пришедший в себя ассистент.
   - Был опрос! - затараторили коллегианты, путаясь и перебивая друг друга. - Был опрос, и Бран сказал, ничего у нас не выйдет!.. А у нас вышло!!! Все вышло и даже лучше!.. А Бран сказал, мы мошенничаем, потому что в прошлый раз ничего не умели, а на консультациях не были!.. А чего туда ходить, он издевается и ничего не объясняет! А мы сами!.. А он - врете!.. А мы - не врем!.. А он - докажите!.. А мы - не будем, мы и так справились!.. А он - на спор! Вроде поединка! Без сдерживающих чар, он и мы втроем, он закроется защитой и посмотрит, как мы справимся!.. А мы - нет, нельзя! А он - я зачет поставлю, экзамен за год! Ну, мы и согласились! Разик стукнули, а он...
   - Поединок?! - страшным голосом спросил Залемран.
   Троица тут же утихомирилась, виновато втягивая голову в плечи. Хотя виноваты были, в общем-то не они, а вконец зарвавшийся преподаватель.
   Залемран лично осмотрел коллегу, убедился, что опасность тому не грозит. Старый пройдоха не был дураком и догадался хорошо защититься, так что его ударили не три "разящие стрелы", а собственный "щит", прогнувшийся под ударом. Да, Вийник, кажется, говорил, что единственным надежным щитом можно было бы считать способность поглощать любую магию... такую способность, как у Тиселе...
   Но Залемран тогда отказался обсуждать этот вопрос.
   Интерес друга к Тиселе его настораживал.
   Зачем Вийнику? Чего он хочет от девушки?
   Один короткий взгляд - и вот девушка стоит возле поверженного колдуна на коленях, приготовившись осторожно снять всю лишнюю магию.
   - Расходитесь! - прикрикнул Залемран на испуганно толпящихся вокруг коллегиантов. - Опрос окончен, сами видите, профессору нездоровится.
   В толпе послышались нервные смешки.
   - Кто испугался - зайдите к лекарю за успокаивающими травами. И нечего стыдиться, маги должны принимать свои чувства, а не скрывать их! А вы куда?
   Нашкодившая троица собиралась улизнуть вместе с остальными.
   - За экзамен - пять, раз уж договорились, - хмуро произнес ассистент, наблюдая, как Тиселе возится с опутавшей кабинет магией. Тут были и сдерживающие чары, и следы от них, и магия, временно прекращающая действие сдерживающих чар, и куча мелких и крупных заклинаний, сотворенных во время опроса. Неудивительно, что старый профессор с трудом дышал! Бывшая ведьма попросту боялась снимать заклинания с него самого, не разобравшись со всем царившим в кабинете безобразием! - Но за самоконтроль - двойка! Чтобы с завтрашнего дня посещали факультатив, иначе все происходящее будет изложено совсем в другом свете. Вы же волшебники, как можно столь легко поддаваться на провокации?! А что за заклинание вы использовали? Тиселе! Что там у вас?
   Помимо практикума по теории магии, ассистент еще вел факультатив по самоконтролю - предмету мало доступному остальным магам. По распоряжению председателя Коллегии, Залемран мог объявить свой предмет обязательным для любого коллегианта... что он и поспешил сделать.
   Нахмурившаяся девушка врать не решилась:
   - Стрелы наполовину пробили защиту, и застряли, не достав до сердца. - Она позволила себе мрачную улыбку: - В настоящем бою был бы идеальный удар.
   Юноши было просияли, но Залемран схватился за голову.
   - Даже Бран учит выбирать безопасную цель. Вы же могли его убить! Как вы пробили защиту?
   Коллегианты посмотрели на замершую в ожидании девушку и на преподавателя.
   - Случайно, - в голос ответили они.
   - Ах, случайно, - зловеще потянул Залемран. - Вы свободны, завтра жду на занятиях. Тиселе, когда закончите, подойдите в мой кабинет, я пока доложу о происходящем и приглашу лекарей... надо было сказать ребятам, чтобы позвали, ладно, ничего!
   И вышел.
   - Вы молодцы, - растерянно похвалила бывшая ведьма, заканчивая свою работу. Наполовину ведьмовское заклинание удалось выдернуть и уничтожить, точнее, смять, превратив в ничто. Стрелы не только пробили защиту, но и продолжали продвигаться к цели... Зачем она научила ребят ведьминым чарам? Хорошо, что об этом никто не узнает... но она-то, будет ли теперь спать спокойно?! - Вы молодцы, но стоило быть поосторожней.
   - Да ладно тебе, Тис! - весело воскликнул Теф. - Никто же не узнает, к тому же мы новую штуку придумали! Вечером покажем, кажется, у нас получится сделать такую связь, которую ты просила.
   - Обещайте больше эту магию не использовать! - настаивала бывшая ведьма. - Вы сами не представляете, что это такое!
   - Да ладно тебе, Тис!
   - Обещайте!
   - Ладно, честное слово, без крайней необходимости или твоего разрешения мы не сложим двухслойного заклинания, - неохотно отчеканил Пас.
   Остальные кивнули.
   - Честное слово!
   - А почему ты так разволновалась?
   Тиселе не ответила: не объяснять же, что мальчики могли бы и покалечить кого-нибудь, а то и убить. А то с них станется проверить... а потом будут извиняться и говорить - все было под контролем, не знаем, с чего оппонент дышать забыл!
   Если придется рассказывать Залемрану, то-то он удивится! До сих пор и городские маги, и Заклятые были согласны в одном - ведьмой может быть только женщина! А тут... три мальчика соткали ведьмины чары... значит, это не с полом связано - или если объяснить, любой может попробовать.
   - Ребята, - жалобно произнесла отлученная Заклятая. - А где искать кабинет мастера?
   Глава 9
   Ассистент сидел за столом и что-то писал. Скорее всего, отчет о случившемся безобразии. Тиселе стало немного стыдно. Помимо преподавания двух предметов, Залемран носил непонятную должность "ответственного за пожарную безопасность". Поскольку огня в здании Коллегии сроду не разжигали, а магов, способных его вызвать, отправляли учиться на север, было совершенно непонятно, с чего бы здесь быть пожарам. Разве что просмотрят какое-нибудь юное дарование... или нарочно кто-нибудь поджог устроит. Вот поэтому-то Залемран и получался ответственным сразу за все, выпадающее из обычного течения жизни. Ответственность он принимал, но не любил, и такие случаи вызывали у ассистента сильное раздражение. Кстати, именно эта должность дала ему допуск ко многим опасным заклинаниям, которые не положено знать ассистентам Коллегии.
   - Тиселе, - произнес он, отрываясь от бумаг. - Расскажите, пожалуйста, свою версию произошедшего.
   Бывшая ведьма нервно сглотнула. Он никогда не смотрел на нее так. Словно после ее слов может в корне сломать свое отношение. Намерение врать до последнего умерло, еще не родившись. Безо всякой магии Залемран прекрасно вычленял из любого рассказа ложь.
   - А зачем вам? - дерзко ответила отлученная Заклятая.
   Залемран отложил перо.
   - Уж конечно, не для отчета. С ним я разберусь и так. Но вы принесли в Коллегию нечто новое, я должен знать, что именно.
   - А вы боитесь всего нового?
   Откуда это у нее? Никогда раньше девушке не приходилось скрывать страх наглостью. Наверное, потому что она лезла в драку, не успев испугаться. А теперь...
   Тиселе поймала себя на том, что сама себе сильно напоминает тогда еще Заклятую-без-Силы, Мяукающую Мышку, какой та была на суде Заклятых и потом, на собрании. Та все время полагалась не на силу и ловкость, а на острый язычок. И при любых обстоятельствах держалась так, будто ее все должны бояться.
   Ассистент печально вздохнул, и Тиселе устыдилась повторно.
   - Зачем вы так? - укоризненно спросил маг. Девушка беспокойно заерзала, не желая так просто выдавать свою тайну. Залемран переключил свое внимание на бумаги. Бесполезно, по мнению бывшей ведьмы, перерыв гору документов на своем столе, он осторожно заговорил: - Что случилось, Тиселе? Вы всегда мне все рассказывали без малейшего страха. Даже вещи, которые любой другой человек бы захотел скрыть - даже их вы рассказывали, ничего не опасаясь. И я, кажется, не давал вам основания жалеть об оказанном доверии. Что же теперь? Чего вы боитесь? - Он устремил на девушку цепкий проницательный взгляд. - Что происходило на опросе, я не спрашиваю, и так понял. Я, конечно, не эксперт, но не увидеть необычную природу заклинания... и это после всех тех разговоров, которые мы с вами вели... А вот откуда ребята узнали, как применять ведьмины чары, это отдельный вопрос. Да и эта, простите за пафос, безжалостная точность, с которой они выбрали цель... Я вам не рассказывал, что мы намеренно не обучаем коллегиантов меткости? Сумели бы сплести заклинание да кинуть в нужном направлении... а точности обучат только тех, кто пойдет на службу королю, в столице. Значит, вы их тренировали. В тайне, разумеется. Я давно заметил: вы уважаете только те правила, от которых в вашей жизни что-то зависит. И спокойно нарушаете все остальные. Но чего вы сейчас испугались? Боитесь разоблачения, поняли опасность, - или есть что-то еще?
   - Что-то еще, - угрюмо ответила разоблаченная "диверсантка". Куда деваться? Пришлось рассказать о занятиях, о неспособности юных магов сосредоточиться над заклинанием, о своих прыжках и наставлениях, а еще - как она рассказала о ведьминых чарах. О причинах, заставивших ее решиться на эти тренировки, отлученная Заклятая предпочла умолчать.
   Нечего ему знать, нечего.
   Маг побарабанил пальцами по столу, не торопясь комментировать рассказ.
   - И еще одна вещь мне совершенно непонятна, - наконец проговорил он. - Почему вы с ними занимались? Только чтобы прекратить неприятности? Сомневаюсь. Вас они не так уж и раздражали. Хотели помочь? Вряд ли: вы сами говорили, что слабым не место в лесу и друг другу помогают только названные сестры. Мы, конечно, не в лесу, но, не обижайтесь, мне казалось, вы до сих пор не усвоили понятия "бескорыстная помощь".
   - Я...
   - Тиселе, я прошу вас. Занятия боевой магией, конечно, интересны и были для вас чудесным развлечением, но вряд ли вы утруждали себя только чтобы не скучать. Уверен, пройдись я ночью по общежитию, нашел бы место, где вы так... развлекаетесь.
   Бывшая ведьма хмыкнула. А вот это вряд ли. Мальчики окружали Зал защитной магией; ей приходилось все время держать себя под контролем и не снять заклинания со стен. Когда занятия заканчивались, следы незаконной деятельности ликвидировались.
   Нет, Залемран не найдет их в здании, а если и вычислит, то не войдет внутрь... разве дверь выломает... с него станется.
   - Что вы еще хотите знать? - не сдержалась Тиселе. - Я рассказала все, что сочла нужным!
   - Вот поэтому-то меня и интересует, почему вы не сочли нужным поведать обо всем? Я уже спрашивал, неужто я дал повод жалеть о вашем доверии?
   - Я думала, вы рассердитесь, - призналась девушка. - И запретите.
   - Запрещу?! Я?! Вам?! Тиселе, вы меня обижаете!
   Горестно опустив плечи, отлученная Заклятая рассказала о Вийнике с его предложением, о надвигающемся голодном лете... и о манящих дорогах.
   Ассистент с размаху хлопнул себя по лбу.
   - Какой же я дурак! - воскликнул он. - Боги, как я был глуп и беспечен! Вы доверили мне самые важные свои тайны, а я!..
   - Вы... вы мне верите? Мне, а не вашему другу?
   - А почему нет? Вы мне ни разу не солгали, а вот Вийник, увы, имеет привычку приврать. Да и рыться в бумагах, увы, не бросил.
   Краска бросилась в лицо девушки. Ей верят! Ее не приняли за обманщицу, клеветой очерняющей порядочных магов!
   - Но почему? Я ведь могла все это выдумать...
   - Не смешно, - жестко бросил ассистент Коллегии. - Придумать можно во сто раз более удобную ложь. Нет, вы сказали правду и... простите меня. Я виноват перед вами.
   Маг опустил голову и не увидел, как глаза бывшей ведьмы засияли счастьем.
   - Не будем об этом, - с непривычной в теплотой в голосе попросила она, протягивая к магу руку и тут же ее отдергивая. - Что вы можете сказать... ну, обо всем?
   - А обо всем... скажите мне, Тиселе, у вас во всей этой истории не осталось впечатление... чего-то необычного?
   - Необычного? Но я ведь все рассказала... Разве только...
   Ассистент поощрительно кивнул. Перед его глазами стояла... удивительная, скажем так, картина: сияющий от радости коллегиант хватает Тиселе в охапку и звонко целует. И - ничего, не обрушилась на наглеца обычная кара!
   - Да, - согласилась Тиселе, словно читая его мысли. - Я не могла понять, почему Мок дотронулся до моей кожи, не получив ожога.
   "Дотронулся до кожи".
   - А вы как думаете?
   - Я не знаю...
   Маг снова забарабанил пальцами по столу.
   - А на ваших занятиях вы ничего не замечали?
   - Нет, а что могло там быть? Я им рассказала про отрицательный баланс, они немножко попробовали... шутки ради. Вы... вы не волнуйтесь! Я им сказала сегодня, они дали клятву, и больше не сотворят ведьминых чар! Ведь... магов клятвы связывают?
   - Да, конечно, раз сказали, значит, так и сделают, слово - высшее достояние мага. Но я думал о другом... вы не могли... изменить их во время занятий?
   - Как? - резко спросила девушка, удивившись нелепому предположению. - Я их даже пальцем не трогала, даже в перчатках. Я все-таки не нежить, своим присутствием не влияю! Да и вы бы первый изменились бы, если б так!
   Она не заметила, как маг облегченно выдохнул.
   - В таком случае, я полагаю, дело в заклинании... Это еще следует изучить, но, я уверен, мальчика от ожога спасло недавнее заклинание.
   - Может быть...
   - А теперь, Тиселе, - решительно начал Залемран. Девушка втянула голову в плечи. Кажется, он все-таки настроен на нотацию... И не то, чтобы бывшая ведьма боялась. Скорее, напротив, она не терпела поучений и могла нахамить даже Судье... но обижать вот именно этого городского мага не хотела. Он столько для нее сделал... - Тиселе, я бы хотел вас попросить быть осторожней. Не хочу запрещать ваши занятия, если для вас это так важно, но постарайтесь заранее предполагать последствия. Вы обучили коллегиантов ведьминой магии... что вы сделаете в следующий раз? Мужчин-Заклятых?
   - Мужчины не могут быть Заклятыми, - поправила Тиселе, стремясь поскорее поменять тему разговора.
   - Разве? - не разгадал ее хитрости маг, - Но почему?
   Тиселе устроилась поудобнее, чувствуя приближение "эпического настроения". Этого она еще не рассказывала...
  
   - Говорят, - неторопливо начала девушка, глядя прямо перед собой, - говорят что Первая Заклятая была очень смелой девушкой. Сила спала в ней, когда она отправилась в заповедный лес. Ночью, одна - зачем и почему, никто не помнит. Рассказывают, что шла она, не видя пути - и не спотыкалась. Сила ли вела ее, судьба, чужая магия... Это было давным-давно, в незапамятное время, когда не было городов, дорога не рассекала Лес, а люди на севере еще только придумывали своих несуществующих богов. Люди юга поклонялись духам, которые окружали их со всех сторон. Духи были такими же, как сейчас - живыми, разумными, да не такими, ибо не стражами, а Хозяевами вод, лесов и скал звались они. Все вокруг подчинялось им, а люди слушались их, как младшие братья или слуги. Он был еще молод, смел, безрассуден. Он выманил на охоту девушку - на свою охоту, что велась от века. Тот дух, первый страж, пытался обратить Первую Заклятую... Пытался, но не выдержал Поединка воли... Поединок воли - это часть обряда посвящения в природные духи, - поспешила объяснить рассказчица, заметив удивление Залемрана. - посвящающий должен сломить волю жертвы, прежде чем начнет выжигать смертную природу и заменять ее волшебной.
   Закончив объяснение, Тиселе снова погрузилась в седую древность:
   - Сила Первой Заклятой была больше, а воля - сильнее... И первый страж покорился. Первая Заклятая, Основательница, нашла еще девушек, чья Сила спала... они схитрили, заставив других духов провести обряд, и пятеро превозмогли своих стражей силой, а шестая - хитростью.
   - Значит, всего их было семеро, - быстро сосчитал Залемран.
   - Да, их было Семеро. Ничего не сказали они дома, остались жить по-прежнему, втайне совершенствуя свои способности... а стражи служили им как слуги. И потому магия Заклятых наполовину человеческая, наполовину природная, и потому нам требуется обряды, чтобы пробудить Силу, тогда как к городским она приходит сама.
   - А что было потом? - полюбопытствовал Залемран, видя, что рассказчица умолкла.
   - А потом... потом они решили выйти замуж, - трагическим голосом произнесла та. Не дождавшись реакции, продолжила слегка раздраженным тоном: - Они были названными сестрами и поклялись делить в жизни все. В один день они вышли замуж... в одно утро проснулись вдовами. Стражи призывали себе женщин, чтобы создать себе жен. Обряд, пусть искаженный, связал Заклятых со стражами навечно... Ночью они пришли, семеро чудовищ, облик которых сиял ужасом. Семеро пришли ночью, семеро ушли, оставив семь трупов и семь вдов. Люди тогда прогнали Заклятых, - грустно закончила девушка. - Прогнали, назвав одержимыми. А те не держали зла и помогали деревне. Ни одна из них не подпустила к себе мужчину, хотя молва говорит, охотники находились. То ли Заклятые боялись стражей, то ли в память о погибших мужьях. Для следующего поколения Первые придумали обряд посвящения, и те уже не зависели от стражей и могли вступать в брак с людьми. Хозяева леса злились, но ничего не могли поделать. Иногда - очень редко - они заключали браки, и появлялись Заклятые Хозяйки леса, которые усилили лесную часть магии в своей Силе. А потом люди с севера пришли торговать. У них были маги, которые несли негасимый огонь, и они прорубили дорогу, заставив лес отступить. Заклятые запретили стражам мстить... ведь мы... они все-таки люди... Люди с севера не пошли войной против своих лесных братьев... да и что они могли получить от разбросанных по лесу деревень? Провели дороги к морю, понаставили храмов да построили пару городов. И все живут, как жили...
   - Интересная история, - заговорил Залемран, когда понял, что Тиселе всерьез замолчала. Девушка негодующе вскинула голову: вот невежа! Не мог помолчать, как положено, помолчать, дожидаясь, пока легенда впечатается в сердце! - Очень напоминает недавнюю работу... Элесит, кажется. Да, миледи Элесит, в конце лета издали ее статью о двойственном происхождении культуры придорожных деревень. Вы никогда не слышали?
   - Элесит... - медленно проговорила бывшая ведьма. - Знакомое имя.
   - Вы о ней слышали? - обрадовался ассистент. - Леди Элесит, младший этнограф третьей... нет, уже второй категории, миссионер и специалист как раз по культуре той местности. Мы обязательно должны пересказать ей вашу историю, уверен, она будет очень кстати!
   Маг осекся, сообразив, что Тиселе до недавнего времени не читала ничьих научных трудов. Не спроста ей известно имя леди-этнографа.
   - Леди Элесит, миледи Элесит, - не слушая, протянула отлученная Заклятая. - Знаете, Залемран, если вы так интересуетесь Заклятыми... дождитесь лета. У вас будет отпуск. Поезжайте на юг. Остановитесь в первой же деревне. Не говорите, что вы маг, скажите, что вы из городов и хотите увидеть леди миссионера. Вам будут врать, но вы стойте на своем. Они придут, Залемран. Они непременно придут. Леди будет ростом с меня. У нее растрепанные черные волосы и карие глаза... наверное, уже с прозеленью. Она будет одета в длинное платье... в зеленое платье. Она очень красива, Залемран. За ее спиной, не отставая ни на шаг, будет идти мужчина. У него каштановые волосы и не удивляйтесь, если в солнечном свете вам покажется, будто они отливают зеленью. У него темно-зеленые глаза и одет он тоже будет в зеленое, с головы до ног. Он тоже красивый, Залемран, ей под стать. Он будет звать ее Госпожой, а она сердиться на это. Они сразу увидят, кто вы такой. Не говорите обо мне, но расскажите, зачем пришли; уверена, вам не откажут в помощи. Но да упасут вас ваши несуществующие боги назвать спутника леди чудовищем... или попросить отойти хотя бы на шаг, ведь он и есть чудовище, он - лесной страж, а леди - самая молодая Заклинательница и Хозяйка леса. Моя победительница, Залемран. Поговорите с ней, но не напоминайте обо мне. Вдруг ей захочется довершить начатое?
   - Не может быть! - ахнул маг.
   - Вы сами сказали, я ни разу не солгала вам.
   - Нет, я верю... но чтобы так... чтобы королевский этнограф был... был... была...
   - Ей повезло, - сухо бросила Тиселе и вышла из кабинета.
   Залемран посмотрел девушке вслед и задумчиво потер подбородок. Неприятная манера - вместо ответа на конкретный вопрос вываливать на собеседника ворох посторонних подробностей! Хотя и так, в общем, понятно - мужчины не могут становиться Заклятыми, потому что Заклятые появились как не до конца обращенные лесные стражи, точнее, жены лесных стражей. Видимо, нынешний обряд, переделанный из лесного ритуала, рассчитан на женщин, а мужской аналог колдуньи изобрести не удосужились. Но история занятная, нельзя не признать. И эта новость: этнограф - Заклинательница и Хозяйка леса! А как Тиселе о ней вспоминала... Будто не о враге, не о победительнице говорила, а о любимой сестре, с которой поругалась и не чает помириться... но оттого не менее любимой!
   Да, много загадок... а ему отчет писать!
   Залемран пододвинул к себе письменные принадлежности и с отвращением углубился в работу.
   Глава 10
   Скандал удалось замять. О необычных способностях коллегиантов никто так и не узнал. Оценку оставили, профессора вылечили и запретили ребятам продолжать изучение боевой магии.
   Нельзя сказать, чтобы им это понравилось. Блестящая идея, которая осенила Тефа в день опроса, с треском провалилась, они придумали другую... за ней третью... Им было просто необходимо на чем-то тренироваться!
   К тому же они освоили не весь курс, а только то, что им уже показал профессор Бран.
   Обидно же бросать предмет, в котором они добились таких замечательных успехов!
   Уговорить Тиселе было нетрудно. Как верно заметил Залемран, она уважала только те правила, от которых в ее жизни что-то зависело. А нелепый запрет изучать боевую магию? Боятся, что ребята разнесут Коллегию - или что смогут постоять за себя в случае чего? И вообще, надо же на чем-то тренироваться? А вполне разрешенные в Коллегии эксперименты над поиском "катализатора" намного опасней, между прочим! Увеличить размер охранительной магии, закрыться от слежения и всяких там магических индикаторов - и можно продолжить. Никто же, кроме Залемрана, не знает, как они на самом деле занимаются. И где. Хотя где - это даже Залемран не знает.
   "Урок" никак не шел. Оказывается, тренироваться, имея на руках только конспекты товарищей с криво выписанными формулами и схемами, намного сложнее, чем в тех случаях, когда сам присутствовал на лекциях. А Тиселе еще и ругается.
   - Ты посмотри, что ты наделал! - потрясала она кулаком с зажатым в нем заклинанием. Нет, смотри, кому говорю! Ты как чары сплел? Я тебя спрашиваю?! Ты как чары сплел?!
   - Но, Тис...
   - Что - Тис? В бою тоже будет Тис? Это же городская магия, она от вас, обалдуев, точности требует!
   - Тише, услышат еще.
   - Кто нас услышит? Не говори ерунды! Сами же защиту ставили! Неужто и тут схалтурили?! Нет? Тогда кому нас услышать? Даже если найдется идиот ночью бродить, как он догадается где нас искать? А догадается - так защита на совесть сплетена, не то что это убожество!
   - Но, Тис!..
   Тиселе ошибалась. Идиот очень даже нашелся. Ассистент Залемран давно хотел узнать, как ни разу не преподававшая девочка, которая сама магии не может не только сотворить, но и увидеть, переплюнула уважаемого профессора.
   Найти начинающих конспираторов было не сложно. Тиселе упоминала турники - а они есть только в Залах для Упражнений. В здании общежития таких два, один открыт. Где искать хитрецов? Найдя нужную дверь, Залемран быстро почувствовал на ней магию. Да, все было аккуратно сделано, но охраняющие чары не пускали его колдовство, а этого не заметить невозможно!
   И это - все? Так наивные мальчики думали остановить своего преподавателя? А ведь он тоже слушал рассказы Тиселе... и, в отличие от некоторых, никаких клятв не давал! Со снисходительной усмешкой маг стянул Силу в одну область... Это оказалось страшно. Ощутить себя меньше, чем никем - и вместе с тем могущественным магом! Залемран поспешно сплел заклинание и приложил к двери. Отрицательная часть растолкала чужую магию и скрыла от дотошных глаз изменение баланса на двери. Положительная позволила видеть и слышать все происходящее в зале. Мерзкое ощущение двойственности пропало. Как ведьмы живут с этим постоянно? Неудивительно, что у них такой дурной характер!
   Маг прислушался, в надежде понять чужие педагогические приемы... а заодно и разобраться, какие отношения связывают бывшую ведьму и дерзких коллегиантов.
   Зрелище получилось... любопытное.
   Несомненно, девушка была права, когда говорила, что сдерживающие чары только мешают научению. Они не дают сложиться неправильному заклинанию - и из-за них ни ученик, ни учитель не видят суть ошибки.
   А Тиселе - видит, точнее, чувствует. И даже пытается объяснить.
   Залемран прижался к двери, без зазрения совести подглядывая, как его почти всегда сдержанная приятельница топает ножкой и пронзительно кричит:
   - Сюда смотри, сюда! Оно у тебя здесь какое? Кислое! А надо, чтобы горькое, вот как тут! Видишь? Кислое! Не горькое!
   - Тис, мы ведь иначе видим... не так, как ты.
   Естественно, иначе. Взамен магических зрения и слуха у отлученной Заклятой появилось нечто вроде способности чувствовать магию на ощупь, улавливать аромат, вкус и "тепло" заклинания. Причем ни одно из этих новых чувств не походили на слабые, доступные человеку ощущения, а были сродни острой чувствительности животных.
   Но вы попробуйте перевести с языка вкуса на язык зрения.
   - А мне плевать, как вы видите! - бушевала бывшая ведьма. - Это все равно! Главное смотрите - вот здесь - кислое! Здесь - горькое! Должно быть везде горькое! А у вас!.. У вас вот тут даже сладкое!
   - Но откуда ты знаешь, как правильно? - возмутился разозленный нападками Пас.
   - Но я ведь права? - парировала отлученная Заклятая. - Проверьте-проверьте, я права. Вот, еще раз - здесь, здесь и здесь - вкус неправильный. Значит, и построено неверно.
   Мальчишки нагнулись над конспектом, едва не стукнувшись лбами.
   - Права, - упавшим голосом подтвердил Мок. - Но... откуда?
   - Это заклинание похоже на другие, такие же, - пожала девушка плечами. Она внезапно подняла взгляд... и ее глаза так и впились в Залемрана. Она увидела его сквозь дверь? Нет, скорее почуяла знакомую магию, но как он не догадался, что так и будет? - Объявляю перерыв! Как вернусь, продолжим!
   Прежде, чем коллегианты успели возразить, девушка выскользнула за дверь.
   - Забавное зрелище? - уныло спросила она, оттащив мага вглубь коридора, подальше от двери.
   - Весьма, - не стал притворяться он. - А еще профессора Брана ругали за отсутствие терпения!
   - Нет терпения - не когда кричишь, а когда не объясняешь, - серьезно сообщила Тиселе. - Зачем вы пришли сюда?
   - На вас поглядеть, - улыбнулся маг, осторожно отводя с лица девушки прядку волос.
   - За день, небось, не нагляделись?
   - И вечности бы не хватило! - шутливо ответил Залемран - но его глаза были серьезны. У Тиселе на миг перехватило дыхание. - Будьте осторожней, вы нарушаете сразу десяток правил внутреннего распорядка. За это по головке не погладят.
   - Меня мало кто осмеливается гладить по головке, - тряхнула отросшими волосами девушка. И невпопад закончила: - Вы можете говорить мне "ты".
   Залемран кивнул, собрался было что-то сказать, но из Зала донеслось нетерпеливое:
   - Тис, ты где?!
   - Иди, а то они все общежитие перебудят.
   - Иду. А ты возвращайся к себе, поздно уже...
  
   На следующий день Залемран задержал коллегиантов после факультатива и потребовал показать результаты экспериментов. Результаты оказались неутешительны - все идеи и планы коллегиантов не выдерживали никакой критики. Залемран продемонстрировал мальчишкам их просчеты, прочитал лекцию об отрицательном и положительном балансе, магической связи между людьми и объектами и сделал пару намеков относительно пути поисков верного решения. Тиселе, которая нахально подслушивала у дверей (если ему можно, почему ей нельзя?), не поняла только одного.
   - Почему ты не показал им правильного пути? - спросила она, проскользнув в освободившийся кабинет. - Ты ведь уже все придумал, верно?
   Маг весело улыбнулся.
   - Во-первых, если бы ты хотела, чтобы все сделал я, ты бы меня и попросила. А во-вторых, выпускной проект - это первая полностью самостоятельная работа. Посторонние могут давать советы, но крайне осторожно, не вмешиваясь в работу. А ты поняла все, что я здесь говорил?
   - Ну конечно. Я ведь только колдовать не умею, думать пока не разучилась.
   - Тиселе... Я все хотел спросить... но боялся расстроить...
   - Чего ты боялся? Если я не захочу, я не отвечу, но не обижусь. Спрашивай.
   - Ты... ты не жалеешь о том... что случилось, когда ты... потеряла Силу? Тебя это не...
   - Хороший вопрос. Нет.
   - Но разве...
   - Нет, я ни о чем не жалею, Залемран. Не потому, что простила - я не умею прощать. Просто... лишившись Силы, я лишилась... части себя, так, наверное. Я почти не помню, как это - обладать Силой, быть ведьмой. Это стерлось из памяти. Заклятые были моей семьей, Дом Заклятых - моим домом, но там меня не любили. Когда оборвалась последняя связь... мне было не до того, как я помню. Я есть хотела. А потом... жизнь продолжается. Прошлое лучше оставить за спиной.
   - Ты действительно так думаешь? - уточнил ассистент. - Или это способ защититься от воспоминаний?
   - Действительно, - подняла Тиселе свои желтые глаза. - Я не умею жалеть - ни других, ни себя. Если бы мне было жалко - я бы сказала, клянусь! Нет, я не хочу ни вернуться туда, ни отомстить, как думал ваш... твой друг. Ничего не хочу. Пока я была ведьмой - мне хотелось отомстить, доказать, добиться. Я больше не ведьма, мне не нужно на всех сердиться. А Мышка... Элесит... Я разве не говорила? Мне кажется, сестры хотели поймать меня живой, чтобы испробовать на мне свою последнюю мысль - превратить женщину в самостоятельного стража. То, что сделала Мышка... меня больше нельзя заколдовать, и это хорошо.
   - Ты поэтому так разозлилась на идею Вийника?
   - Да. Но я бы все равно никогда его не простила, - обыденным голосом добавила Тиселе. - Он меня унизил, такое не забывается.
   - Но ты ведь говорила, возле места вашего боя были другие Заклятые, почему они не забрали тебя, а отдали властям? Если бы они заметили, как ты изменилась, то могли бы не отпустить так просто, рассудили бы, например, как и Вийник, оставили бы себе, заставили бы служить.
   Бывшая ведьма пожала плечами.
   - Я была без сознания, могу только догадываться. Либо не заметили, и решили не препятствовать властям, хотели показать, какие они верноподданные, Заклятые теперь добиваются официально признания, сколько я знаю. Либо заметили, но не стали возиться. Как они меня подчиняли бы? Я думаю, Сила Заклятых и лесных стражей выпивалась бы легче, чем ваша городская. Я смутно помню, городская магия показалась мне замкнутой, Сила Заклятых более открытая, но поэтому ее легче отбирать... или ею делиться.
   - А Сила стражей?
   - Земляная, исконная... не помню. У них и Силы-то почти нет, только глубокая связь с природой. В своем лесу страж может вообще все, даже погоду изменить, хотя это считается не очень приличным. А вне - менять облик и защищать свою Госпожу, если она у него есть.
   - Менять облик? Ты как-то об этом упоминала, но я не обратил внимания.
   - Стражи от рождения походят на людей, - пояснила отлученная Заклятая. - Но они не люди. Уж не знаю почему, но есть такое ограничение - если страж днем окажется возле человека, не обладающего Силой - он сменит облик. А если они встретились ночью - ничего не случится, только на рассвете им надо расстаться. Пока кожи стража не коснулись солнечные лучи.
   - А если человек обладает Силой?
   - Тогда ничего не случится. Наши стражи, которые служат на сборищах, всегда оставались в человеческом облике. По-моему, эта особенность исчезает, если страж женится или если у него появится Госпожа, она защит духа от вредного человеческого влияния.
   - Вредного чело... - подавился Залемран. - Вот уж не думал! А облик меняется только из-за присутствия человека или как?
   - Еще по желанию. Я ведь рассказывала, как первые стражи поменяли облик, собираясь убивать мужей своих Заклятых. Кстати, а почему мы об этом заговорили?
   - Интересно, - улыбнулся Залемран. - Если мне удастся снестись с вашей... э-э-э... с твоей знакомой, я буду знать, что у нее спрашивать. Может, официальная теория пополнится новыми знаниями, если уж и впрямь Заклятые будут официально признаны.
   Тиселе вздохнула.
   - Ты решил с ней встретиться?
   - Да. А ты не хочешь? Тогда я...
   - Нет, не волнуйся, мне все равно. В любом случае, я не смогла бы передать привет... зачем мы с ней ссорились?
   - Но, Тисе...
   Девушка уже не слушала.
   Глава 11
   Советы ассистента оказались к месту. Мальчики с третьей попытки сумели создать заклинание связи, второй функцией которого было препятствовать уничтожению чар и их носителя. Действовало это заклинание почему-то исключительно на предметы, созданные лично руками Тиселе. Оно не разрушалось во время сна девушки, но с легкостью рвалось при желании.
   Изобретение страшно напугало бывшую ведьму, и она бросилась к Залемрану. Спрашивать, нельзя ли будет сделать такое заклинание, что она потеряет способность есть чужую магию. Ассистент, к которому редко среди ночи вваливались растрепанные перепуганные девушки, не растерялся. Первым делом велел ей срочно успокоиться, немедленно закутаться в плед и глотнуть чего-нибудь крепкого: Тиселе выскочила и побежала по ночному Карвийну как была, в своих коротких штанах и безрукавке. И это что-нибудь крепкое собственноручно налил. Тиселе, которая вообще никогда не пила ничего крепче сока (не из принципа, а потому что Заклятые не держали алкогольных напитков), глотнула, закашлялась, помотала потяжелевшей головой и потребовала, чтобы маг срочно дал ответ на ее животрепещущий вопрос. Залемрана гораздо больше интересовало другое - не простудилась ли его гостья, куда смотрели остолопы-коллегианты, как доставить девушку обратно в общежитие, и скрыть от коменданта ночную отлучку? И чтобы при этом не застудить бывшую ведьму, которой, похоже, было плевать не только на свое здоровье, но и на репутацию, и на то, что правила общежития категорически запрещали покидать здание после наступления темноты. Впускали до полуночи, но вот выйти обратно... для этого нужно иметь личное разрешение коменданта, а он, в свою очередь, даст разрешение только после личного обращения председателя Коллегии. Самое смешное, у ассистента было такое разрешение. В этом-то и состояла вся загвоздка. Не пристало мастеру магии бояться административных взысканий и глупых сплетен, но... Залемран очень ярко представил себе, каково будет, если он постучится в дверь общежития с просьбой передать ему одежду для бывшей ведьмы. Но не оставлять же девушку здесь на ночь! То есть можно бы и оставить... ну, так не до весны же! Рано или поздно Тиселе придется вернуться обратно...
   Нелепая ситуация. Разве только телепортироваться, но Тиселе после того раза сказала, что так себя мучить нельзя. Его - нельзя, а ее - можно?!
   - Что ты молчишь? - обиделась девушка. - Сколько можно думать?
   - Думать? Ах, думать! Да...
   - Так что скажешь? Это можно будет - сделать такое заклинание, которое свяжет мою... как ты называл, сущность? Способность поглощать Силу, разрушать заклинания?
   - Нет, конечно, - спохватился Залемран. - Это невозможно. Я уверен, даже то заклинание, которое изобрели твои друзья, не вечно. Отрицательный баланс - это отрицательный баланс и процесс разрушения можно только притормозить, но не отменить вообще. При желании ты сможешь... э-э-э... съесть любое заклинание.
   - Ты уверен?
   - Абсолютно. А почему это тебя так напугало? Чего тебе бояться здесь, в Карвийне? Никто не знает, кто ты, а если б и знали... Пока ты чароглотствовала, ты особого вреда не причинила, напротив, заставила усовершенствовать охранные заклинания, подняв их на недосягаемый прежде уровень. Кто посмеет причинить тебе вред? Ты - полноправная гражданка Карвийна, а твои чудачества вроде привычки лазить в окно по ночам - никого не касаются.
   - Но я же не век буду жить в Карвийне... А снаружи маги служат короне... или себе, что еще хуже.
   - Ты о Вийнике? Брось, он хороший малый!
   - Это ты так думаешь, - упрямо качнула головой Тиселе. Она уже согрелась, ее клонило в сон, но бывшая ведьма предпочитала это скрывать, считая проявлением непозволительной слабости.
   - Ну, если б и нет. Насильно наложить заклинание связи невозможно, Тиселе. Не переживай, ничего тебе Вийник не сделает. Кроме того... тебе ведь вовсе не обязательно...
   Тиселе, как всегда, когда не хотела отвечать, резко оборвала разговор.
   - Спасибо, ты меня успокоил. Я пойду.
   Она встала и отбросила плед
   - Стой! Куда - в таком виде?!
   - Здесь недалеко, а в темноте вида никто не разглядит.
   - Какое разглядит! Ты же замерзнешь! Не сходи с ума!
   - Я в своем уме, не бойся за меня. У меня железное здоровье, меня заколдовывали Заклятые, это никуда не делось. Я пойду.
   - Стой! Тиселе, сейчас зима, а ты одета по-летнему! Я тебя никуда не пущу!
   - Ты не сможешь меня удержать! - обиделась отлученная Заклятая. - Никто не будет стоять у меня на пути, вот! - Тиселе тряхнула головой, поняла, что говорит что-то уж совсем невежливое и поспешила исправить ситуацию: - Прости, мне пора. Уже поздно.
   Прежде, чем Залемран успел вмешаться, она проскользнула мимо него и выскочила за дверь. Ассистент безнадежно махнул рукой. Если девушка не появится завтра в Коллегии, надо будет ее навестить. А если придет, но будет чихать, надо будет настоять на постельном режиме - чего бы ему этого не стоило!
  
   Вмешательство не потребовалось, отлученная Заклятая и правда отличалась железным здоровьем. Вскоре выяснилось, что на людей заклинание связи не накладывается, а связь между Тиселе и созданными ею самой предметами вообще обеспечивалось не магией, а естественным путем, нормальная связь между человеком и его вещами. Находку пришлось практически целиком выкинуть, и взяться за дело снова.
   Так закончилась зима, наступила весна. Грязь и слякоть почти не коснулись Карвийна, где подтаявший снег убирался магическим способом и точно так же улицы отчищались от грязи.
   Тиселе не радовалась улучшению погоды. За весной придет лето - что тогда? А магия коллегиантам все никак не дается. Может, она не с теми связалась?
   Грустные размышления не мешали работе. Учебных амулетов вполне хватало, чтобы не скучать, а на исходе зимы Тиселе пришлось столкнуться с будущим огнетворцем. Точнее, с будущей. Кикса, девчонка, года на четыре моложе Тефа с компанией, поругалась то ли с подружками, то ли со своим парнишкой и от большой обиды полыхнула ясным пламенем. Залемран прибыл на место чуть раньше Тиселе, но что он мог сделать? Против магического пламени нет иных средств, кроме как разработанных Огненным Орденом, а инспектора Коллегия и сама держать не стала. Уж больно угрюмые все рыцари Ордена, ответственность осознают слишком уж старательно. Да и кто пустил бы в дом жить шпиона? Давно такого не случалось...
   А Тиселе спокойно шагнула в пламя, как она всегда шагала навстречу любым, даже смертельным заклинаниям. И огонь погас, никого не опалив. Киксу освободили от занятий и срочно вызвали людей Ордена. Бывшая ведьма, как и все Заклятые, к негасимому пламени и огнетворцам относилась очень неодобрительно. И к городским чародейкам - тоже. Тиселе была убеждена, что городская магия прилична только мужчинам, которые не смогли бы стать Заклятыми, даже если бы и захотели. Но зачем женщинам подделываться под принципиально не подходящий их полу способ колдовства...
   Несмотря на это, когда через две недели за Киксой приехал инспектор ордена, она рыдала, прощаясь в первую очередь с отлученной Заклятой, которая за это время превратилась едва ли не в персональную няньку. Тиселе возмущенно пожимала плечами. В глубине души бывшая ведьма жалела юную огненную колдунью, чью судьбу так сурово решили старшие, но повода для рыдания не видела. Прошлое надо оставлять за спиной... Конечно, она будет писать! Часто-часто... ну, как сможет. Только пусть девочка не плачет.
   Почему в этом Ордене не запретили переписку с внешним миром?!
  
   Перелом в работе наступил, когда Тиселе уже ни на что не надеялась. Уже набухали почки, удлинялись дни, птицы принялись щебетать под окнами. Лето приближалось семимильными шагами. Коллегианты изобретали заклинания каждую неделю и браковали их сразу после апробации. Бывшая ведьма снисходительно выслушала приглашение пройти в Зал, чтобы услышать очередную "великую идею".
   Но идея оказалась стоящей. Ребята додумались создавать не заклинание связи, а заклинание, которое связь девушки с предметами, которые она создавала своими руками (в основном это были бумажные кораблики) распространяло бы на нечто другое. Например, на человека, которому эти вещи дарились. И сдерживающая часть навешивалась тоже не на девушку, а на сам объект, чтобы бывшая ведьма не могла испортить чар.
   После недолгой серии неудач экспериментаторам наконец-то удалось полностью разработать нужные амулеты. Тиселе нанизала на нитку разноцветные бусины, по предложению ребят придав поделке вид магического символа, будущие маги зачаровали "амулет" и Пас храбро сунул его в карман. Тиселе пришлось настоять на том, чтобы не использовать сразу боевую магию... попробовали слабенькие иллюзорные чары и... амулет не сработал. К счастью для всех, мимо как раз проходил Залемран... нет, не случайно, вообще-то он давно прятался неподалеку, ждал результатов эксперимента. Ассистент выслушал чуть не плачущих с досады коллегиантов, посмотрел на встревоженную Тиселе и посоветовал подождать. Если они так уверены, что сделали все правильно...
   Он оказался совершенно прав - как только амулет "привык" к владельцу, он передал бывшей ведьме отголосок заклинания. После чего компания осторожно опробовала на Пасе разные заклинания, начиная от слабеньких иллюзий и заканчивая смертельными заклинаниями (которые Бран давал только в теории, а на практике не показывал). Амулет работал исправно, передавая Тиселе всю Силу, и Паса магия даже не коснулась.
   Неожиданно коллегиант взволновался и попробовал колдовать сам. Он испугался, что амулет вытянет всю Силу... и был неправ. У него прекрасно получались любые заклинания, а вот следов больше не оставалась, все уходило бывшей Заклятой.
   Тиселе очень обрадовалась, попросила сделать для нее несколько штук таких амулетов и заинтересовалась, на каком расстоянии они будут действовать. Коллегианты развели руками, а Залемран потом, что на любом. А еще амулет прекратит действие, если попадет к человеку, которому его не давали. Попросту говоря, красть эти безделушки бесполезно. Отлученная Заклятая тут же воодушевилась и потребовала, чтобы ассистент принял один амулет в подарок и носил не снимая. Залемран пытался отказаться... не на ту напал! Они чуть было не поругались, пока маг доказывал, что он никогда не лезет в передряги, что ему не нужна никакая защита и требовал не путать его с Вийником. Тиселе стояла на своем. Магу пришлось уступить и дать честное слово носить проклятую вещицу.
   Еще по одному амулету получила неразлучная троица - в благодарность, на чем Тиселе свой долг посчитала выполненным. Она была очень удивлена, когда через неделю к ней в подсобное помещение зашел Мок.
   - Тис, - нахально начал он, не замечая, что бывшая ведьма еще неделю назад снова перешла на "вы", - как ты хочешь использовать эти штуки?
   Тиселе нахмурилась: она не любила рассказывать о своих планах.
   - Разве я вам не рассказывала? Хочу податься в стра... в телохранители.
   - Тис, ты думаешь, тебя кто-нибудь наймет? Без обид, но ты такая мелкая, щуплая... кто поверит?
   - Я докажу - и поверят. И покажу, как я от магии заслоняю.
   - А зачем тебе? Маги больше в свои защиты верят, а другим людям не сможешь показать, ты ведь их заклинанием не стукнешь? Да и вот еще... ну, поверят тебе, посмотрят, поймут, что ты чароглотка. Оно тебе надо?
   - К чему этот разговор?
   - Есть идея.
   - Какая идея?
   - Куда пустить наши амулеты. Чего сидишь, пошли, со всеми обсудим.
   - Вот еще!
   - Не спорь, Тис, идем! И тебе хорошо будет, и нам.
   - Вот вы как! - знающе ухмыльнулась девушка, поднимаясь. - И на какую долю вы претендуете?
  
   Наутро по Карвийну были развешены объявления: "Магическое страховое общество "Чароглот" убережет от порчи и сглаза вас и вашу семью! Обращаться в Коллегию, служебный вход, первая дверь налево".
   Тиселе не понравилась, тонкая шуточка будущих магов, но Теф заверил ее, что так лучше. Дескать, все решат: это образчик магического юмора и все подозрения об ее истиной сущности будут отметаться. Кто обращает внимание на дурацкие шутки? Кто ищет в них смысл? Ребята притащили коробку с новыми амулетами, поставили на стол рядом с девушкой табличку "Магическое страховое общество "Чароглот"" и сговорились на половине доходов. Тиселе сидит "в приемной", договаривается с посетителями, берет половину первого взноса и вручает амулет с инструкцией. На следующий день посетитель должен прийти снова, кто-нибудь из ребят проверит работу амулета, после чего посетитель отдает вторую половину взноса и уходит. Через месяц договор возобновляется: дольше, по прогнозам Залемрана, амулет не продержится.
   Тиселе порадовалась, что потребовала себе большую часть доходов, раз уж мальчишки повесили на нее большую часть работы. И приготовилась ждать посетителей - или прятать табличку от Феле, если та заглянет. Вряд ли Коллегия будет поощрять использование должности Утилизатора Артефактов в целях обогащения. Не должности, так рабочего места.
   Работа была утомительна, но познавательна. Тиселе и не думала, что в городе магов столько суеверия! К ней приходили люди всех возрастов и профессий, кроме магической, пожалуй. Кого-то мучили сглазы. Кто-то был уверен, что на него навели порчу. В качестве источника "дурной магии" называли кого угодно - от склочной соседки до Темока - самого растяпистого коллегианта, которого не выгоняли только потому, что без присмотра бедняга не продержался бы и дня. В своих попытках колдовать он мог сломать либо собственную шею, либо чей-нибудь дом. В противном случае растяпу бы переехала телега с призванной им лошадью. Юноша обладал ведьминскими задатками, как это случается с недоразвитыми городскими магами, и наверняка сглазил бы кого-нибудь, будь у него дурной глаз или язык. Увы, Темок был одним из самых добрых людей во всем городе, если не королевстве. Тиселе на всякий случай проверила его самого на предмет наведенной порчи и успокоилась. Однако мальчик прибавил бывшей ведьме работы - за пределами Коллегии, в которой его худо ли бедно ограничивали сдерживающие чары, он колдовал вовсю и всегда с неудачными последствиями.
   Вскоре клиенты "Чароглота" развесили по домам защитные амулеты и они смогли спать спокойно: посреди ночи у них не проломится стена только потому, что один незадачливый коллегиант днем прошел мимо.
   Помимо ошибок Темока, новое занятие почти не приносило Силы, и Тиселе грустно думала, что летом придется таки стать чьим-нибудь стражем. Как его? - телохранителем. Бывшую ведьму эта перспектива невероятно расстраивала, но еще ужасней была вероятность остаться летом и вовсе без Силы. Что она будет делать? Ребята, как и следовало ожидать, об этом не задумывались. Они посещали занятия, проходили опросы и даже сдавали некоторые зачеты досрочно. К некоторому огорчению Тиселе, они использовали ее защиту ради некоторых магических шалостей, пряча следы и легко расправляясь с охраняющими чарами. Не то, чтобы девушка считала такое времяпрепровождение безнравственным, просто она была твердо уверена, что магия - не игрушка для великовозрастных озорников. Рано или поздно их на этом развлечении застукают, сердито повторяла она. Волшебство нужно применять только для дела. Ребята пожимали плечами и говорили, что это ведь весело, чего еще?
   Пару раз у Общества были неприятности, когда приходили "обманутые" клиенты и кричали, что их все-таки сглазили, несмотря на все амулеты. В первый раз попалась до того склочная, явно сумасшедшая дама, что умудрилась напугать никогда не робеющую Тиселе. В договоре говорилось, что общество возвращает деньги в случае промашки и устраняет последствия враждебной магии, а если не может, то возвращает деньги в двойном размере. Все бы хорошо, только склочная дама вовсе не хотела возмещения, она кричала, что разоблачит гнусный обман и отдаст мошенников под суд. Кое-как утихомирив скандалистку обещанием разобраться, Тиселе бросилась за помощью к Залемрану. Тот велел девушке дожидаться в его кабинете, ушел и через некоторое время вернулся. Цепь неприятностей, испортивших настроение даме, имела вполне естественное происхождение, но Тиселе никогда не приходилось видеть сумасшедших, и девушка просто не смогла найти слов, чтобы возразить. Единственное, что мог сделать Залемран - это воспользоваться своим допуском к запрещенным чарам и навести на несчастную забвение: против безумия бессильна даже магия. Конечно, склочную даму можно было успокоить и словами, но это была бы полумера. В тот день Тиселе так и не вернулась в подсобное помещение, где работала - она приходила от пережитого ужаса в кабинете у Залемрана и вечером первый раз позволила себя проводить. Что так напугало отлученную Заклятую, она объяснить не могла. То ли безумный блеск в глазах посетительницы, то ли угроза скандала, после которого девушка вполне могла остаться без работы. А, может, усталость и постоянный страх перед голодным летом. Залемран и не стал уточнять. Лично он подозревал, что бывшую ведьму вывело из равновесия нападение: до сих пор ей не приходилось защищаться, она всегда атаковала первая. Ведь даже разъяривший девушку Вийник ничего бы ей не сделал, не набросься на него Тиселе первая. А тут... роль жертвы никому без напряжения не дается - особенно впервые.
   Впоследствии было еще несколько проблемных случаев, но с ними бывшая ведьма справилась самостоятельно. Выплатить неустойку пришлось всего один раз - когда недотепа Темок по случайности кинул в чье-то окно клочок заклинания, построенного на отрицательном балансе. Понятно, от этого Тиселе не защищала - она могла бы смять двухслойное заклинание, но не такое.
   Словом, жизнь снова потекла по своему налаженному руслу и только приближение лета, а, значит, и каникул с отпусками, заставляло девушку мрачнеть.
  
   Глава 12
   В конце весны установилась уже по-настоящему летняя погода. Солнце припекало так, что Тиселе было жарко даже в своих коротких штанах и безрукавке со шнуровкой сзади. Круглыми сутками за окном заливались трелями птицы, из-за чего отлученная Заклятая часто просыпалась среди ночи. Возмущенные мысли по поводу досадного шума мешались в ее голове с восхищением. Красиво поют, заразы! Еще бы спать не мешали.
   - Тис!
   - Что еще?
   За прошедшее время они неплохо нажились на продаже своих амулетов. Неплохо - для коллегиантов, конечно, но и Тиселе удалось скопить немного золота. При должной экономии должно было бы хватить на покупку достаточного числа амулетов. Одно плохо - амулеты Тиселе не нравились. В чем разница, она не могла бы сказать, но "свежая" Сила, только что отданная обладателем, была гораздо вкуснее. Но даже амулеты лучше, чем ничего.
   - Тис, ты чего? - искренне удивился Теф. - Чего такая хмурая? Умер кто?
   - Ты скажешь, - проворчала бывшая ведьма. - Пока жива, как видишь.
   Отлученная Заклятая никогда не переживала из-за других людей.
   - Это радует! - рассмеялся Теф, который почему-то упорно не верил в беспросветный эгоизм бывшей ведьмы. - Не хочешь поговорить? Дело есть.
   - Дело? - подозрительно спросила Тиселе. - Что еще? Говори здесь, я не хочу никуда уходить.
   - С чего это вдруг? - прищурился коллегиант. Тиселе холодно посмотрела на приятеля. - Ладно, скажу здесь. У тебя есть планы на лето?
   - Вот это не твое дело! - взвилась бывшая ведьма. Тиселе болезненно относилась к разговорам о будущем.
   - Почему это? - не понял Теф. - Как раз мое. Тиселе, иди с нами!
   - Куда? - ошалела от такого поворота девушка. Вот уж не было печали! То этот мерзавец Вийник, теперь Теф...
   - На поиски приключений, - совершенно серьезно ответил коллегиант.
   - Ты в своем уме? Тебе к лекарю сходить не надо? Сдались мне твои приключения! Будто своих мало было! Сколько раз объяснять: жизнь - это не игра, и нечего!..
   - Ты не поняла, - терпеливо разъяснил юный маг. - Это не игра. Это часть учебы.
   - В таком случае можете учиться без меня, - буркнула девушка.
   - Дай я расскажу.
   - Кто ж тебе мешает?
   - Тис, ну, не вредничай ты так! Все очень просто, мы скоро защищаем выпускной проект.
   - И при чем тут я? И приключения?
   - Как при чем? Ты разве не знаешь? Мы защищаем выпускной проект и сдаем экзамены. После экзаменов нас выпускают на время подготовки шедевра на звания мастера. Потом мы возвращаемся и защищаем шедевр. Мы с ребятами решили отправиться вместе, и хотим, чтобы ты...
   - Погоди, погоди! Давай сначала. Что означает "выпускают", почему вы весь год готовили выпускной проект, а теперь вдруг появился шедевр и при чем тут я?
   - Так ты не знаешь? - широко распахнул глаза коллегиант. - Ну, даешь...
   - Не тяни!
   - Выпускной проект надо защитить, чтобы иметь право выйти отсюда. Кто не защитит, остается учиться дальше. Вот, Темок, к примеру. Шедевр защищают на звание мастера, чтобы иметь право практиковать магию за деньги. Некоторые не защищают и занимаются другими вещами, колдуя только для себя. Или незаконно, тогда их ловят этнографы и сажают в тюрьму. Без звания мастера колдовать нельзя.
   - Про этнографов в другой раз, - поспешно перебила бывшая ведьма. - Давай про шедевр.
   - Шедевр - это выдающееся достижение в области магии, - процитировал наставников коллегиант. - Заклинание, амулет особенный или просто приключение, в котором применял магию. Можно еще интересное наблюдение сделать и изучить.
   - И вы решили отправиться на поиски приключений?
   - Ну да! Мы так и не придумали ничего особенного для шедевра, вот и решили отправиться на север... у нас есть одна идея...
   Бывшая ведьма уже не слушала. "На север" - этим все сказано. Там, на севере - столица с этнографами. А еще севернее - замок Огненного Ордена, тоже малоприятное место. Теф, по молодости не заметил, как его собеседница помрачнела еще больше, и собирался было посвятить ее в свои планы, но его прервал стук в дверь.
   - Я не помешаю? - вежливо осведомился ассистент Залемран. Присутствие коллегианта его крайне раздосадовало.
   - Н-нет, конечно не помешаете, уважаемый мастер, - пролепетал напуганный внезапный появлением преподавателя коллегиант. Чем он мог провиниться перед Залемраном, Теф с налета сообразить не сумел, но ведь провинился же! Не стал бы уважаемый мастер так гневно сверлить коллегианта взглядом ни с того, ни с сего.
   - Если вы заняты, я подожду в коридоре, - предложил Залемран, игнорируя оробевшего коллегианта и в упор глядя на девушку.
   - Мы не заняты. Теф зашел узнать, как дела с обществом и теперь уходит, - решительно заявила Тиселе.
   - Вот как? С обществом? Очень... своевременно.
   Укол попал в цель: ребята совсем перестали следить за делами страхового общества, так как им быстро надоело каждый день наведываться в подсобное помещение. Они создали дополнительный амулет, с помощью которого можно было проверять действенность магической защиты, и самоустранились от работы. Тиселе пересчитывала доходы, и добросовестно относила долю ребят в банк. Теф смутился, хотя причиной небрежения было вовсе не разгильдяйство, а подготовка к экзаменам.
   - В таком случае, не смею задерживать.
   Залемран посторонился, пропуская в дверь коллегианта. Однако он при этом поворачивался недостаточно быстро, и Теф успел заметить, что мастер прятал за спиной букет белых цветов.
   Уже за порогом коллегиант повернулся и увидел, как невесть от чего разрумянившаяся Тиселе пронзает его предупреждающим взглядом. Точно так же смотрел и преподаватель. Теф подавился и смешком, и ухмылочкой, и своими догадками на тему, которая юношу никак не касалась. Тиселе его в бараний рог скрутит, если он начнет болтать, а уж Залемран обладал в Совете достаточным весом, чтобы отомстить роняющему его репутацию коллегианту. А впереди еще защита шедевра...
   Теф напомнил себе, что недостойно без пяти минут мастера сплетничать о личной жизни преподавателя, и поспешил ретироваться.
  
   Тиселе и не подозревала, как была близка к разоблачению, когда ребята планировали свой выпускной проект. Залемран вызвал их к себе в кабинет за день до защиты и в нарушение правил потребовал произнести речь заранее. У ассистента был такой грозный вид, что коллегианты не осмелились ослушаться. В последнее время у него совершенно испортился характер. Теф ехидно подумал, что это из-за общения с Тиселе, но высказать свои догадки не рискнул.
   Он оказался недалек от истины: ассистент перебил выступление на полуслове, и вывалил на головы пораженных юношей град изысканно-вежливых оскорблений. На каком свете живут господа будущие маги, чему их учили на занятиях по этике, понимают ли они, что такое элементарная порядочность и чего им не хватает - совести или мозгов, чтобы сообразить, какую они подкладывают свинью доверившемуся им человеку. И что-то еще насчет уважительного отношения к даме.
   Пока юноши безмолвно открывали и закрывали рты, не в состоянии сходу придумать оправдание, Залемран выскочил за дверь, куда-то телепортировался и вернулся, таща за руку печально известного Темока.
   - Вот, - торжественно сообщил он незадачливому магу. - Теф, Пас и Мок разработали метод, чтобы тебе помочь. Занимайтесь здесь, я вас оставлю. Но только попробуйте что-нибудь сломать в моем кабинете!..
   Теф, Пас и Мок с минуту ошарашено переглядывались, после чего захлопнули рты и поспешно закивали. Все, мол, будет в порядке. Залемран довольно усмехнулся и ушел. Наверное, новый букет покупать... интересно, куда Тиселе их девает?
   Назавтра Совет с удивлением узнал, что трое самых безалаберных коллегиантов разработали заклинание, делавшее ходячее бедствие Темока гораздо более безопасным. Это заклинание брало под контроль "выплески ведьминой Силы" и спонтанную магию Темока. Не так уж сложно было применить все идеи, которые возникали во время разработки заклинания для Тиселе и сделать так, чтобы области "отрицательного баланса" поглощали области положительного, нейтрализуя неумелого мага. Одно только плохо, заклинание получилось поверхностным и недолговечным. Срок обновления коллегианты назвать не смогли, и им за это чуть не снизили оценку.
   Вмешался Залемран, который что-то наплел об опасности работы с неумелыми магами, от которых к тому же можно дождаться выплесков ведьминой Силы, как официальная наука называла проявления отрицательного баланса.
   Залемрана заподозрили в личной разработке проекта, но связываться не стали. Объявит потом не контролирующим свои действия, потом будешь месяц факультатив по самоконтролю с коллегиантами посещать...
   Зато ассистенту поручили изучить созданное заклинание досконально и сделать постоянно действующий вариант, чтобы Темока можно было, наконец, отчислить. Сам коллегиант даже не пытался протестовать, магия ему давно надоела. К тому же Пас обещал показать контрзаклинание и научить использовать "ведьмину силу"...
   Тиселе ничего об этом не знала, она по-прежнему сидела в своем подсобном помещении, разламывая амулеты, которых во время экзаменов прибавилось. Помимо амулетов и приема клиентов страхового общества, бывшая ведьма развлекала себя просматриванием газет. К сожалению, безрезультатно. Залемран объяснял, что узнать нужное можно с помощью прессы, но, видимо, он имел в виду не найм телохранителя.
   Сам Залемран, поскольку занятия прекратились и начались экзамены, работал только в первую половину дня и завел раздражающее обыкновение сразу после обеда заходить к Тиселе и там сидеть до вечера. А то и приходить до обеда и звать девушку с собой. Нет, Тиселе, конечно, была рада его видеть, равно как и беседовать (хотя темы разговоров становились все более и более далекими от магии). Но он совершенно мешал заниматься работой!
   Если поглощать Силу из амулетов Тиселе могла хоть во сне, принимать любителей антимагической защиты в присутствие ассистента становилось невозможно.
   Некоторых он отпугивал одним своим видом. Почему - неизвестно, но присутствие преподавателя Коллегии заметно портило посетителям настроение. Над другими он начинал тонко издеваться, после чего потенциальный клиент заливался краской, бормотал что-то бессвязное и спешил убраться. Тиселе вполне могла понять нелюбовь мага к пустым суевериям, но кое-кому не помешало бы самому прослушать лекции по самоконтролю! На упреки Залемран отвечал раскаянием, обещал исправиться и несколько раз честно сдерживался. Причем со стороны было видно, сдерживается маг с большим трудом. На прямой вопрос ответил, мол, все понимает, но наживаться на чужой глупости нехорошо, а он, как преподаватель Коллегии должен пресекать распространение панических слухов у населения. Девушка развела руками. Ей бы такую принципиальность! Залемрана ведь не ждет голодное лето, ему подпитка Силы не требуется...
   Хотя, будь на месте Залемрана кто-нибудь другой, Тиселе давно бы решила, что маг делает это все нарочно. Лишает ее средств к существованию, чтобы девушка согласилась принять его помощь... Если бы действительно вопрос встал бы ребром... она ведь не дворянка, не мастер, в преисподнюю все, в крайнем случае гордость можно выкинуть подальше. Так бы поступил бы Вийник, но не Залемран! Нет, Залемран никогда не пошел бы на такую подлость! Он просто очень принципиальный...
   А насчет телохранителя - не стоит отчаиваться. Надо будет выкинуть эти газеты с их бесполезными "колонками объявлений" и пройтись по городу самой. Может, лично удастся найти клиента? Только где бы найти такого, чтобы часто попадал под чужую магию? Вора разве, но где ж его в Карвийне отыщешь?
   Ничего, обязательно кто-нибудь, да найдется. Главное, придумать, что ему или ей наплести и как доказать свои способности...
   Еще бы Залемран не отвлекал ее каждый вечер! С утра, что ли, попробовать?
   Ладно, этот вопрос пока можно отложить, лето еще даже не началось, да и у младших курсов еще с месяц экзамены будут...
   Глава 13
   Тиселе в своих расчетах не учла нескольких вещей.
   Во-первых, летние экзамены были не только у младших курсов. Во-вторых, помимо занятий магией, она дала своим приятелям несколько жизненных уроков. Например, дверь или телепортация - не последние способы куда-нибудь попасть, правила созданы для скорейшего нарушения, а лазить по стенам может любой достаточно смелый человек. И это она подала мысль - если у кого-то недостаточно цепкие для лазанья пальцы, он может придать им липкость магически. И, наоборот, совершенно не обязательно пользоваться магией тогда, когда можно обойтись своими силами.
   Одним словом, именно она приучила ребят вылезать из окна общежития на поиски приключений или просто на прогулки. До того коллегианты придумывали тысячи уловок, чтобы в неурочный час покинуть здание через дверь. А не всякому дежурному можно отвести глаза, да и подкуп не часто срабатывает.
   Третья вещь, которую не учла Тиселе - это неспособность учащихся магов продумывать последствия своих поступков.
   Однажды утром в общежитие ворвался Залемран. Тиселе только-только встала с постели, когда услышала стук в дверь. Девушка на скорую руку затянула шнуровку на спине и поспешила открыть дверь нежданному гостю.
   - Тиселе, что ты натворила?! - с порога вопросил нежданный гость. - Ох, прости, я забыл, что невидим, сейчас...
   - Да ничего страшного, я все равно тебя вижу. А в чем дело?
   - Ты не знаешь?
   - Нет.
   - Я им задам! - взвыл ассистент, в расстройстве присаживаясь прямо на разобранную кровать.
   - Кому?
   - Твоим любимчикам, этим охламонам безалаберным! Я их убью! Завалю на экзамене! Не пропущу на защиту шедевра! Отчислю!
   - Да что они натворили?
   - Они?! Эти бестолочи тебя подставили! Никто ведь не поверит, что ты не знала!..
   Тиселе внимательно поглядела на ассистента. Мок был прав, когда говорил, что Залемран все время не в духе и к ним придирается... странно, с ней он в первый раз такой нервный. Бывшая ведьма даже испугалась. Залемран всегда такой сдержанный... с ним так спокойно...
   Прокричавшись, маг принялся излагать события последних дней.
   Залемран не принимал участия в экзаменах по магии перемещений, и его позвали уже поздно вечером, когда профессор Танар поделился своими сомнениями с коллегами. Оказывается, ночью сработало охранное заклинание на двери в его кабинет. Оно должно было парализовать нежелательного визитера и продержать до утра, но утром никто не нашелся. Танар решил, что заклинание сбилось, и никому ничего не сказал. Возможно, билеты, лежащие на его столе, лежали немного не так, но тут он вообще не уверен, так как быстро собрал их со стола и отправился в учебную комнату на экзамен. Вот там-то его и посетило подозрение, ибо именно те из коллегиантов, которые мало что смыслили в перемещении, были непривычно уверенны в себе. Особенно неразлучная троица - те ученики, которые подобрали заклинание для Темока. Их ответы превосходил самые смелые мечты Тарана, который искренне любил свой предмет и терпеть не мог ставить плохие оценки.
   Вот только после экзамена Танар с удивлением заметил, что все билеты аккуратно помечены. Безо всякой магии, которую профессор заметил бы сразу, только аккуратные точки или черточки, оставленные карандашом в уголке.
   Не могли ли коллегианты как-то обойти охранное заклинание? Но, если бы оно на кого-то подействовало, на месте остались бы следы заклинания, следы контрзаклинания... а там - ничего, словно кто-то сглотнул порцию Силы и вошел, безнаказанный.
   Что Залемран может сказать по этому поводу?
   Дойдя до этого места, ассистент вопросительно поглядел на девушку. Та кивнула.
   - Ночью было немного Силы. Я помню - даже проснулась от этого. Я редко получаю Силу таким путем.
   - "Редко"! - схватился за голову маг. - Значит, были еще случаи?
   - На этой неделе.
   - Я их отчислю! - пообещал Залемран.
   - Но почему? Они пользовались моим подарком, чтобы... как вы говорите, сдать экзамен? Или несколько экзаменов? Ну и что?
   - Как это - ну и что?! Тиселе, ты, правда, не понимаешь?
   - Нет, - пожала плечами девушка, устремив на собеседника немигающий взгляд своих желтых глаз.
   - Тиселе, тебе не приходило в голову, эта история может дойти до председателя Коллегии?
   - Ну и что?
   - Ты подумай, преподаватели очень не любят подобных выходок. А уж как их не любит председатель!..
   - Мальчишек выкинут на улицу? - предположила Тиселе.
   - Если бы, - вздохнул несчастный преподаватель. - Ими заинтересуются. Создадут специальную комиссию. Вспомнят тот случай с профессором Браном. По-новому посмотрят на их достижения с Темоком...
   - А что случилось с Темоком? - перебила Тиселе.
   Залемран вкратце пояснил, умолчав о своем вмешательстве в эту историю.
   - Ты боишься, они узнают, кто я на самом деле? Ну, пусть, ты ж сам говорил, мне за это ничего не будет.
   - За это - может быть. Еще комиссия наверняка займется вашим страховым обществом. Не следовало вам так открыто играть на чужих суевериях...
   - Ну и что?
   - А то, что теперь вашу лавочку могут прикрыть. Мальчишек - отчислят, а тебя уволят. А еще и могут позаботиться о транспортировке куда-нибудь подальше, где никто не колдует и нет магии.
   - За что?! Разве это запрещено - устроить такое общество?
   - В обычное время - нет. Но не тогда, когда трое учредителей жульничали на экзаменах. Сейчас на ваше сомнительное дело сквозь пальцы не посмотрят, неприятностей будет выше крыши.
   - И что теперь? - беспомощно спросила девушка. Только наладила жизнь и вдруг... А она уже думала, здесь можно будет каждый год зимовать... И вообще, ей здесь нравится!
   Пораженная внезапным открытием, Тиселе растерянно хлопала глазами и жалобно кривила губы. Ей! Здесь! Нравится! Ей! Так не бывает! Так просто не может быть! Ей никогда нигде не нравилось! Ей вообще ничего не может нравится!
   А теперь...
   - Тиселе, пожалуйста, - мягко проговорил Залемран, подходя к девушке и осторожно кладя руку ей на плечо. - Я все улажу, доверься мне...
   - А... разве можно что-нибудь сделать?
   - Конечно, можно. Танара я убедил промолчать, он добрый человек и согласился замять историю, если твои хулиганы пересдадут предмет ему лично. Остальные почти ничего не знают, я уже задурил всем головы. Сейчас я найду твоих оболтусов, устрою им хороший разнос и они в неделю пересдадут предмет Танара, а потом мне остальные предметы.
   - Тебе-то зачем? - полувсхлипнула-полурассмеялась бывшая ведьма.
   - Чтобы соответствовать диплому. Нельзя получать отличные оценки за знания, которых нет, - улыбнулся преподаватель. - А ты ничего не бойся. Только...
   - Что?
   Ассистент тяжело вздохнул.
   - Тебе лучше на время уехать.
   - Как?!
   - Уйдешь в отпуск, он тебе тоже полагается. И свернешь свою деятельность со страховым обществом, разумеется. Тоже, додумались твои раздолбаи, "Чароглот"! Ничего глупее в голову не приходило?
   - Но...
   - Не спорь, - мягко, но решительно произнес Залемран. - Тебе нужно исчезнуть из Карвийна, чтобы не попасться никому под горячую руку. Чтобы никто не мог соотнести странности с экзаменом и историю с чароглотом.
   - Залемран, - неожиданно сообразила Тиселе, - а тебе что за это все будет? Говори правду!
   Уличенный маг вздохнул.
   - Не знаю точно, но неприятностей навалом, - признался он. - Не волнуйся, звание мастера не отберут, а уволят - наймусь куда-нибудь, в ту же столицу. Не бойся за меня. Лучше уезжай из города. Возьми отпуск прямо сейчас - должны дать, я постараюсь. Закрой работу "Чароглота", я сам уничтожу все объявления в городе. Пока не определишься, Силу будешь брать у меня. И не спорь, это моя вина! Если бы я раньше подумал, я бы проследил за твоими приятелями раньше.
   - Ладно, - надулась девушка, стряхивая руку Залемрана. - Но только потому, что у тебя тоже будут неприятности. И только пока я не придумаю чего-нибудь получше.
   - Договорились!
   Маг снова сделался невидимым и выскочил за дверь.
   А Тиселе внезапно почувствовала себя обиженной. Хоть и знала, что он бежит вразумлять нерадивых коллегиантов, что во всем виновата вовсе даже она, но...
   Мог бы задержаться и помочь ей успокоиться! Или придумать, куда ей деться, раз уж так рвется на помощь!
   А то, здрасте-пожалуйста - выметайся, куда глаза глядят, и чтобы духу твоего не тут не было!
   Поразмыслив, отлученная Заклятая внезапно придумала, куда пойдет, чем будет питаться и как она этим насолит Залемрану... Он будет в ярости... но ничего сделать не сможет, она поступит в точности так, как он советовал!
   Вот только просить отпуск или... как они это называют?.. командировку? У кого бы спросить?
  
   Разумеется, Залемран пришел в ярость. И, конечно, ничего возразить он не смог. Он догадался, что девушка на него обиделась. Но это ведь несправедливо! Ему надо было срочно утрясать все дела, да еще выкручиваться, чтобы не избежать прямого обмана, которого преподаватель на дух не переносил. А о том, куда Тиселе деваться, можно было бы подумать и потом, когда срочные дела будут закончены. Но объяснять это бывшей ведьме было бесполезно. Девушка вполне искренне считала себя центром мироздания и не понимала, что могут быть дела важнее, чем срочная помощь ей. При этом стоило произнести это самое слово "помощь", как Тиселе ощетинивалась. Если бы Залемран признался, что хочет помочь, отлученная Заклятая вполне могла бы сложить свои вещи и уехать из Карвийна. Потому как "помощи не приемлет". И еще потому, что "нормальные люди просто так не помогают". Они, оказывается, за эту помощь чего-то ждут. И чего-то этой помощью добиваются. А вот чего - это уже вопрос, но явно ничего хорошего, а то сказали бы сразу. Залемрану было неловко признаваться, что он самым банальным образом не хотел терять эту девушку. И, как ни стыдно, место преподавателя ему тоже было весьма дорого. Он предпочел бы его сохранить, в скором времени Залемрана должны были назначить профессором, если Совет проголосует. И он получит собственный курс, а не ведение практики за другими. И тогда он сможет изложить то, что слышал от Тиселе, совершить революцию в теории магии, а то современная недалеко ушла от примитивных суеверий. И расставаться с делом своей жизни, равно как и губить карьеру в самом начале вот так, за здорово живешь, молодой маг не собирался.
   Да и кому это надо?
   Если Тиселе уволят и выдворят из города, она потеряет не только постоянное питание, она лишится единственного места, где на ее странности могли посмотреть сквозь пальцы. Единственного места, где девушку принимали такой, какая она есть. А он уже успел понять, что нигде больше Тиселе с таким отношением не сталкивалась.
   Тиселе было необходимо временно убрать от греха подальше, пока преподавателей гложут сомнения, что в этой истории есть что-то нечистое. Они в любой момент могут наткнуться на "страховое общество" с его названием или заметить что-то подозрительное в "лишенной магической Силы" сотруднице. Или соотнести название общества со слухами, бродившими в конце прошлого лета. А если еще в гости, как обещал, заглянет Вийник, так тот того и гляди, может проболтаться!
   А вот когда Тиселе вернется после отпуска, ее примут с распростертыми объятьями, кем бы она ни оказалась - хоть ведьмой, хоть "чароглотом", хоть вообще нежитью! Потому что девушка пропадет именно во время вступительных экзаменов, когда пробных амулетов будет навалом. Ведь каждый год на какой-нибудь свалке случались "необъяснимые взрывы спонтанно возникшей Силы". Никто и не знал, откуда они берутся, думали, коллегианты шалят. Каждый год почему-то, а то и не по разу. Свалки давно уже окружены высоченными стенами, способными выдержать даже землетрясение, а то окрестные жители очень жаловались. Сила его далеко раскидывала обломки амулетов и разного рода посторонний мусор. И никто ничего не подозревал. А Тиселе не знала, зачем в городе поставили "странные крепости" и была убеждена, что там проводятся тайные обряды. Или коллегианты тренируются, хотя их-то туда как раз не подпускали: боялись лишиться ученика из-за капризов природы.
   Одним словом, девушка была для Коллегии находкой - можно было существенно сократить расходы, когда постоянная починка стен свалки перестанет быть актуальной. И обойтись без ее помощи Коллегии совершенно невозможно. Но в последнее время все тихо, наверняка ни администрация, ни Совет не вспомнят, какой ценный Тиселе работник, а вот скандал с жульничеством на экзаменах, обманом населения и хулиганствующим "чароглотом" выставит работницу не в лучшем свете.
   Нет, он все правильно решил. Сейчас бывшая ведьма уедет, Коллегия быстро поймет, как плохо работать без специалиста по утилизации амулетов, потом девушка вернется, и ее с радостью примут назад. Тогда можно будет обнародовать настоящую историю, и отлученной Заклятой больше не придется прятаться. Тиселе стоило с ним согласиться.
   Ведь он обязательно придумал бы, куда ей отправиться - как только выдалось бы свободное время для размышлений.
   Но девушка привыкла думать быстро. И не осмыслять чужие действия, не смаковать грозящую опасность, а сразу придумывать выход.
   Вечером она постучала в кабинет Залемрана и с самым невинным видом попросила совета. Ей брать отпуск, как он говорил сначала или командировку? Она, дескать, осторожно расспросила и выяснила: это путешествие может быть оплачено Коллегией. Как какое путешествие? Она отправляется с ребятами на поиски приключений. Они будут свой шедевр искать, а она им поможет. И прикроет, если встретятся недружелюбные маги.
   Как тут не прийти в ярость?
   - Тиселе, - с трудом сдержался Залемран, - какие вам могут встретиться недружелюбные маги?
   - Кто их знает, - беззаботно отозвалась девушка. - На севере где-то аномальная область есть, мы хотим исследовать.
   - На севере? Эта "дыра магов" возле Огненного Ордена?
   - Ну да.
   - Тис, ты же не хочешь идти на север.
   - Теф сказал, с "командировочным удостоверением" Коллегии мне ничего не грозит даже в столице.
   - А если встретишь леди Элесит?
   Отлученная Заклятая не дрогнула.
   - Я ей все объясню.
   - И она тебя послушает?
   - А что она мне сделает? Она ведь и дотронуться до меня не сможет. Ни она, ни ее страж.
   - Положим. Но...
   - Так что ты мне посоветуешь? Отпуск или командировка? Заль, я ведь все равно пойду. Я всегда иду туда, куда хочу и делаю то, что собиралась. Ты можешь помочь, можешь не помогать. Я решила пойти с ребятами на север. Ты ведь сам советовал.
   - Советовал! - взорвался ассистент. - Я советовал убраться в безопасное место, а не нарываться на неприятности с тройкой разболтанных недоучек!
   Тиселе в упор взглянула на собеседника своим немигающим взглядом.
   - С чего бы такая забота? - холодно спросила она. - Какое тебе дело?
   Выдержав паузу, во время которой маг совершенно смешался, Тиселе неловко улыбнулась.
   - Если я с ними не пойду, они себя угробят в этой "аномалии". Мне она не нравится.
   - Угробят? - подскочил Залемран. - Ты считаешь, там опасно?
   - Для меня - нет.
   - Тис, давай сначала... Что ты знаешь об аномалии?
   - А что ты?
   Маг вздохнул.
   - Находится недалеко от замка Огненного Ордена. По слухам, не стоит на месте, а все время перемещается. Ученики Ордена, которые вопреки запрету выбирались из Замка, утверждали, что там не действует их магия. И вообще никакая. Иногда они пропадали несколько суток, возвращались с провалом в памяти и заявлением, что столкнулись с чем-то, чему не могли противостоять. Однако все серьезные исследования аномалии потерпели неудачу. Руководство Ордена утверждает, что ученики пытались скрыть попытку дезертирства или "самоволки", а возвращались, поняв, что не скоро дойдут до ближайшего человеческого жилья - замок специально строился на отшибе.
   - Все верно. Я думаю, там какое-то заклинание, или несколько. Может, природное, может, у вас на севере духи водятся, может, там кто-нибудь козни строит. Но, может, ученики врут.
   - И зачем тебе туда идти? А если там враждебные духи? Или люди? Поставь в известность этнографов, пусть нанимают магов, берут Заклятых и идут расследовать.
   - Я хочу есть, - просто ответила Заклятая. - И еще: если там что-то опасное, мне оно ничего не сделает. Но когда я вернусь с севера "с победой", мне не будет грозить никакое разоблачение.
   - А люди?
   - Они не опасны, раз отпускали пленников. Наверное, усыпляли и отволакивали подальше. Со мной это не пройдет.
   - Тиселе! - попытался воззвать к рассудку девушки маг. - Что с тобой? Вот уж ты никогда не выказывала желания рисковать собой! Я думал, ты разумный человек!
   - Я не человек. Я никто. Бывшая ведьма, отлученная Заклятая, "чароглотка". И, знаешь, Заль? - поспешила продолжить она, прежде чем ассистент успел возмутиться. - Я всю зиму мечтала отправиться куда-нибудь на поиски приключений. А какое приключение без опасности? Не бойся, мне ничего не грозит. Для меня это только интересная прогулка, не больше. Я никогда не видела ваших городов, только прошлым летом, а тогда мне было не до них.
   Маг только обреченно махнул рукой.
   - Если ты намеренна совершать глупости только потому, что тебя об этом попросили трое несчастных остолопов...
   - И это тоже, - не стала спорить девушка. - У них вкусная Сила и мне жаль будет, если они пропадут на севере.
   - Ладно, оставим этот разговор. Проси свою командировку, в целях укажешь - "присмотр сотрудника Коллегии за учащимися в полевых условиях". Авось сойдет. Позови этих охламонов ко мне, я им дам... прощальное напутствие. Завтра будешь все улаживать, а послезавтра отправляйтесь.
   - Послезавтра? Но ты же говорил... неделя...
   - Чтобы за эту неделю все, кому не надо, заинтересовались, почему именно ты отправляешься именно с этими коллегиантами? Нет, вам надо убраться сейчас, благо тебе командировку выпишет Фур, а он далек от образовательных скандалов. А у профессора Танара нет сейчас времени повторно принимать экзамены. Да и я тоже занят, если честно. Так что идите себе, раз решили.
   Тиселе только глазами моргала. Нет, неужели Залемран настолько рассердился? Он никогда не разговаривал с ней так... сердито. Даже с утра он был нервный, но не злой. А сейчас...
   - Но ты же говорил... неделя... - растерянно повторила она. - Я думала... ты ведь... я не...
   - Может, поменяешь решение? - с надеждой спросил ассистент. - Я обязательно для тебя что-нибудь придумаю! Правда!
   - Нет, - пришла в себя бывшая ведьма. - Я пойду на север. Завтра попрощаемся.
   И девушка поспешила выйти из кабинета.
   Тиселе не хотела признаваться, что они с ребятами прикинули примерное время пути, время подготовки шедевра, а время исследования загадочной "дыры" и решили в дороге возобновить работу страхового общества. Они будут задерживаться в каждом городе и торговать своим товаром, если не придумают ничего более выгодного.
   Она пойдет на север, в дороге накопит еще денег, увидит страну...
   Как можно отказаться от всего этого?
   Да и жалко будет, если с мальчишками что-то случится... До сих пор все отделывались "провалами в памяти", но все бывает в первый раз. Место, где не действует магия... это ей что-то напоминает, вот только что?

Часть 2

   Глава 1
   Они выехали утром. Как-то так удачно получилось, что обоз из Карвийна действительно выходил в срок, который Залемран назначил для отъезда. Или это не удача, или это ассистент знал расписание? Уж очень он поспешно их спровадил.
   Прощаться Залемран не вышел. О чем говорил с ребятами - неизвестно. Тиселе сильно подозревала, что обещал очень веселую жизнь, если за ней не уследят, но спрашивать не стала. Не хотят говорить - не надо. Она даже не стала ругаться за их выходку с экзаменами. В первую очередь потому, что им уже досталось от Залемрана. Ну, еще потому, что мальчики всего лишь продемонстрировали, как усвоили ее наставления. Про честность им пусть преподаватели рассказывают, Тиселе была твердо уверена: любой поступок, приведший к успеху - правильный. Хотя это что считать успехом. Полный провал новоявленных жуликов успехом назвать сложно. Разве можно демонстрировать свои умения, когда не способен предсказать последствия своих действий? Сразу нельзя было подумать, что преподаватели тоже не идиоты и смотрят, кто как учится из коллегиантов? И знают, когда человек может блестяще ответить, а когда не способен?
   Но этого Тиселе тоже говорить не стала. Усвоят урок, попадутся уже не Залемрану, а этнографам. Или еще кому. Лучше пусть так дураками остаются.
   Ехали не в Хатхет, ближайший к Карвийну город, а в Кетор, который стоял по королевской дороге северней. Оттуда и до столицы уже не так далеко, через два города. Дальше могли возникнуть сложности, потому что замок Огненного Ордена стоял в совершенно безлюдном месте. Обозы туда ходили редко и все принадлежали Ордену. Посторонних брали только при наличии личного разрешения главы Ордена. Каким образом огненные маги не умирали с голода, в Карвийне не знали. То ли вели натуральное хозяйство, то ли колдовали как-то. На большие расстояния предметы перемещать сложно, но кто их знает? Главное - жить вдали от людей. Разумная мысль, считало все остальное королевство: будущие рыцари Ордена по молодости могли выжечь местность в радиусе до дневного перехода. И почему-то в присутствии посторонних они себя контролировали хуже. Может, и слухи, но...
   Дураков подбираться к замку Ордена не находилось.
   Мысли бывшей ведьмы перескочили на Залемрана. Вчера они все-таки попрощались, но уж больно грустно. Тиселе еще не видела места, которое ей так не хотелось покидать, как Магическую Коллегию в Карвийне. И человека, с которым так не хотелось расставаться, как с Залемраном. Она раньше не встречала подобных ему людей - умных, внимательных, заботливых, добрых... Он щедро дарил вкусную Силу и веселый смех. Познакомившись с ассистентом поближе, Тиселе узнала, как он может смеяться - весело и заразительно.
   Например, когда он вручил ей первый букет, а она спросила, для чего он просит его сохранить, надолго ли, как собирается использовать потом и что ей делать, если цветы увянут раньше. Нет, она слышала, что люди в городах, да и в деревнях тоже дарят друг другу цветы, но сама с этим обычаем не сталкивалась. И не очень понимала, в чем его смысл. Но, разумный обычай или нет, Тиселе он понравился. Она любила цветы. Как и украшения, которые никогда не носила, потому что они мешают, и красивую одежду, которая слишком неудобная. Но посмотреть всегда приятно. Цветы чем хороши? Их на себя надевать не обязательно!
   - Тис, гляди, красота какая!
   Девушка пожала плечами, отрываясь от приятных воспоминаний. Ничего особенно красивого она не видела. По обеим сторонам дороги росли кусты, насаженные там какими-то королевскими служащими "чтобы почва не выветривалась", а за ними виднелись луга, совершенно ровное пространство, заросшее травой. Там бродили коровы, козы, реже - лошади. Вдали виднелись какие-то домишки. Ничего особенного.
   Это коллегианты непривычны к простору после года в Карвийне, где, как и в других городах, которые Тиселе видела, дом лепится на дом. А Тиселе и не такой простор видела. Радует душу, но не более. Ничего особенно красивого.
   И бывшая ведьма снова погрузилась в воспоминания о том, что оставляла позади.
   Инцидент произошел, когда компания решила перекусить. Закусив копченным мясом и овощами, коллегианты истребили все запасы и посчитали программу выполненной.
   - Теф, я еще не наелась, - деревянным голосом напомнила Тиселе.
   - Тебе мало? Сказала бы раньше, мы бы твою долю увеличили.
   - Ты не понял, - тем же тоном возразила бывшая ведьма, с тоской глядя в сторону Карвийна. - Я голодна.
   Теф стукнул себя по лбу и поспешно пробормотал заклинание. Залемран перед отъездом заставил их поклясться, что будут в пути кормить Тиселе магией и следить за тем, чтобы девушка не голодала. И даже научил специальным чарам. А они, естественно, забыли. Теперь, если Залемран узнает... о звании мастера можно забыть, он им так и обещал. Потому что, как заявил преподаватель, "маги, забывшие о товарище, магами зваться не могут". А еще потому, что без подпитки Силой девушка вела себя настолько антиобщественно, что замять скандал группе не получится.
   Тиселе слабо улыбнулась, узнав заклинание. Залемран специально придумал для нее иллюзорное печенье, которое обладало вкусом настоящего и поглощалось со вполне естественным хрустом. Даже ею. И даже она могла видеть эту иллюзию, хотя обычные чары на бывшую ведьму не действовали. Очень мило со стороны Залемрана научить этим чарам ребят, это делала процедуру кормления наименее унизительной. И непонятной для окружающих. А то еще догадаются...
   - Теф, дай печенюшку!
   Прежде, чем Теф успел сказать да или нет, лакомство было вырвано из его рук и проглочено с невероятной скоростью.
   - Вкуснятина! - вынесла свой вердикт Леани. Очень старательная, хотя и на взгляд Тиселе, слишком манерная девушка-маг должна была выпуститься в этом году. Она напросилась ехать с обозом в Кетор с той же небрежностью, с какой она теперь проглотила печенье. - Ой, да это иллюзия! Шутишь, Теф?! Зачем?
   - Нет, это... это для Тис! - поспешил заверить коллегиантку Мок.
   - Она на диете сидит, а сладостей хочется, - пояснил Пас.
   Тиселе только глазами хлопала, узнав о себе столько нового.
   Леани подозрительно оглядела хрупкую, чтобы не сказать тощую фигурку бывшей ведьмы и подозрительно хмыкнула.
   - Ты худеешь?! Куда же дальше?
   - Это на всякий случай, - поспешно пояснила отлученная Заклятая. - Я быстро набираю вес.
   А вот это уже было форменным враньем, Тиселе вообще была неспособна растолстеть - из-за своего отрицательного баланса.
   - Ой! - вскрикнула Леани. - Силы прибавилось! Это от печенюшки, да? Дайте-ка еще одну. А зачем вы такие делаете? - спросила она, увлеченно жуя одну и зажав в кулаке вторую.
   - Тис такие любит, - неохотно пояснил Теф. Залемран велел ему держать в тайне особые способности Тиселе и теперь он пытался представить, как выполнить наказ под градом вопросов магички.
   - А зачем, Тиселе ведь не маг? Зачем обычному человеку Сила? Кстати, ничего, что я к тебе на "ты"? У меня такая привычка...
   - Ничего.
   - Теф, покажи, как вы его выплетаете? Это надо додуматься - полная иллюзия, а внутри облачко Силы! Вы не пробовали продавать? Теф, так покажи!
   - Оно... - начал юноша, но Тиселе, сидевшая сбоку и сзади от него, схватила коллегианта за воротник и дернула к себе. Теф попытался сохранить равновесие, но не удержался и растянулся, едва не попав головой на колени девушке.
   - Это не твое заклинание, а мастера Залемрана, - тихо прошипела Тиселе, склонившись к самому уху Тефа. - Ты не имеешь права его выдавать!
   Увидев круглые глаза Леани, Тиселе разогнулась и пихнула Тефа, чтобы садился обратно. Интересно, что эта девчонка вообразила?
   - Теф!
   - Леани, если хочешь еще печенья - мы дадим, - пообещал будущий маг. - А структуру - не можем, она не наша.
   - А чья же? - немедленно заинтересовалась Леани.
   - Мастера Залемрана, - пояснил Пас, которого никто не успел остановить.
   - Мастер тоже сидит на диете?! - подавилась куском иллюзии Леани.
   Ее изумление было понятным - Залемрану не мешало бы немного, наоборот, немного потолстеть, а то он больше походил на плохо обтянутый кожей скелет.
   - Это он не для себя, - продолжил болтливый Пас. - Для Тис.
   - Зачем?!
   - Я попросила, - сухо ответила Тиселе, украдкой показывая коллегианту кулак. Тот, конечно, ничего не заметил, во все глаза пялясь на Леани. Конечно, магичка того стоила, но это не извиняет болтливости и непослушания, верно?
   - А он знает, зачем тебе? - продолжала допытываться Леани.
   - Конечно, - подавила смешок Тиселе. - Еще как знает.
   Коллегиантка уставилась на отлученную Заклятую с новым выражением, в котором восхищение мешалось с недоверием и завистью.
   - Это не может быть! - наконец заявила она. - Все знают, мастер не обращает внимания на девушек, он занят только своей магией.
   Тиселе была полностью с Леани согласна, но при виде высокомерия магички ее потянуло спорить.
   - И как вы это установили? - язвительно спросила она. - Строили глазки мастеру перед опросом? Чтоб не спрашивал?
   - Ну да... - остолбенела от удивления Леани. - А откуда ты знаешь?
   Тиселе расхохоталась.
   - Вы, коллегианты, очень забавные! - пояснила она. - Ты серьезно думаешь, преподаватели не знают ваших уловок? Делать мастеру нечего - ваши глазки перед опросом разглядывать! Что, он, девушек не видел?
   - Особенно таких, как ты, - не осталась в долгу Леани.
   Нелогично, но чего ожидать от девушки, которая осваивает городскую магию!
   Тиселе поспешила произнести свою обычную в таких случаях фразу:
   - А я не девушка. Я...
   Обычно она заканчивала мысль патетическим "я - никто", вне зависимости, что какая категория упоминалась в первой части: девушка, человек, барышня, леди или кто угодно. Залемран в ответ страшно сердился, а ребята говорили "да брось, Тис!". Но в этот раз эффект получился неожиданным. Леани вытаращила глаза, густо покраснела и воззрилась на бывшую ведьму со священным ужасом.
   - М-м-мастер З-з-залемран?.. - невнятно пролепетала она. - О-он... П-правда?!
   Теф, а за ним Пас и Мок разразились громким хохотом.
   Тиселе так и не смогла сообразить, какая мысль осенила голову магички на этот раз. И что такого смешного в этом дурацком недоразумении! Она почувствовала прилив досады и смущения и, на всякий случай, уставилась в глаза собеседнице тяжелым, немигающим взглядом.
   Взгляд помог: волшебница с нездоровой фантазий потупилась и стыдливо прошептала:
   - Прости, я не должна была спрашивать... Я никому не скажу!
   - Не скажешь?.. - не поняла Тиселе.
   - Тис хотела сказать, - отсмеявшись, вмешался Мок, - она не девушка, а ходячее несчастье. Сколько Силы она у нас выпила, сколько крови попортила, сколько экспериментов сорвала, сколько заклинаний разрушила! Один раз, к примеру...
   Остальные мальчишки поспешили погрузиться в коллегиантские байки и отвлечь Леани от бывшей ведьмы. Магичка одарила Тиселе подозрительным взглядом и присоединилась к болтовне.
  
   Кетор оказался крупнее уже виденных Тиселе городов. Начальник обоза рассказал, что ближе к столице города становятся все больше и больше. А столица вообще поражает воображение. Тиселе вежливо выслушала, заплатила за проезд четверых человек и отказалась ехать дальше.
   В Кеторе они будут торговать почти месяц, если дело пойдет. Ребята рассчитывали, что за пределами Карвийна вредной магии выливается больше, так как появляются нелегальные колдуны.
   К удивлению Тиселе, Леани тоже оставила обоз и попросилась поселиться с ними в одной гостинице. Попросилась - это мягко сказано, она просто объявила, что идет с ними.
   - А куда ты едешь? - догадалась спросить Тиселе.
   - К родителям, в столицу.
   Тиселе мысленно застонала - получается, пока они не доберутся до столицы, от девицы не избавиться! А то и дальше, хотя Тиселе и категорически не хотела кому-либо говорить о цели их путешествия. И как теперь поступить?
   - А шедевр? - напомнила она.
   - Я еще в Карвийне сделала! - радостно отчиталась девушка. - Прелесть, а не чары! Хочешь, покажу?
   - Не надо.
   - Как хочешь, - надула губки Леани. - Я Тефу покажу.
   - В другой раз, Леани, - попросил Теф. - Нам еще в гостиницу надо устроиться.
   Тиселе взглянула на оскорбленную в лучших чувствах девушку и предложила:
   - Если ты считаешь, что мы грубые и нечуткие - поищи других спутников.
   - А откуда ты зна?..
   Тиселе только вздохнула. В такие минуты она чувствовала себя очень старой. Сама она была старше выпускников Коллегии всего на два-три года, но нельзя почти всю жизнь прожить среди Заклятых и не знать, что хочет сказать девушка, когда вот так кривит губки. Уж девушек-то Тиселе за свою жизнь навидалась достаточно.
   - Знаю, - коротко пояснила отлученная Заклятая. - Так ты уйдешь?
   - Нет, - снова надулась Леани. - Я хочу с вами.
   Как ребенок, рассердилась Тиселе.
   - А почему?
   Леани огляделась по сторонам и громко прошептала:
   - Возьмите меня в долю!
   - Чего?!
   - Тиселе, Теф, Пас, Мок, ну, пожалуйста! Возьмите! Я не хочу ехать домой, там скучно и меня обязательно заставят в лавке помогать! А я это ненавижу! Возьмите, а?
   - Стой, Леани, какую долю?
   - В продаже ваших печенюшек. - Девушка выглядела удивленной.
   - Но мы не собирались...
   - А почему? Это тайна, да? Ваши печенюшки - да их кто угодно купит, одна Тис, что ли, сидит на диете?
   - Тиселе, - каменным голосом поправила бывшая ведьма. - С какой стати нам тебя брать?
   Леани поглядела на Тефа в поисках поддержки, но тот мотнул головой.
   - Тис у нас казначей, ее спрашивай.
   - Тиселе, ну, пожалуйста!
   Отлученной Заклятой была неприятна эта сцена - высокая статная девушка заискивает перед ней, словно ребенок, выпрашивающий новую игрушку.
   - Это не наше заклинание и мы не собирались им торговать. Оно принадлежит мастеру Залемрану.
   Между тем в душу бывшей ведьмы вкрадывалась мысль: не надо рассказывать секрет заклинания, девчонку прогнать к родственникам, а самим развернуть торговлю...
   - Но почему? Вы торопитесь?
   - Нет, - опять проболтался Пас. - Мы здесь торговать амулетами будем.
   - А почему не печеньем? - удивилась Леани.
   - Потому что это не наше заклинание! - взорвалась Тиселе. - Потому что мы не спросили разрешения Залемрана! Потому что это нечестно! И...
   Она собиралась закончить "И потому что оно создано для меня!", но осеклась. И так вся четверка вытаращила глаза, когда Тиселе назвала ассистента просто по имени. Ребята-то будут молчать, а вот Леани...
   - Тис, ты чего? - не понял Мок.
   - Тиселе, пожалуйста, - снова заныла Леани. - Почему ты не хочешь?
   - Действительно, Тис. Почему? От мастера разве убудет?
   - Может, и будем торговать. - Теперь уже бывшая ведьма начала кривить губы. - Но при чем тут Леани, я никак в толк не возьму.
   - А идея? - встрепенулась магичка.
   - За идею - спасибо, - решительно отмела притязания магички бывшая ведьма.
   - А...
   - Леани, спасибо за помощь, но нам ничего не надо. Я правильно говорю?
   Коллегианты, в которых впились два девичьих взгляда - один просящий, другой предостерегающий, оказались меж двух огней. Наконец победила отлученная Заклятая и вся троица понурила головы.
   - Если настаиваешь, - в разнобой ответили юноши.
   - Вот и отлично, - удовлетворенно заключила Тиселе.
   - Ти-и-ис, ну пожалуйста!!! Я вам заклинание поправлю, только пусти! И буду эти печенья разными стряпать! Пожалуйста, Тис!
   - А с чего ты взяла, что мы тебе покажем структуру?
   - А, боишься, что я украду или разболтаю? - мгновенно догадалась Леани.
   Тиселе кивнула. Да, эта девчонка ведет себя как ребенок, но Залемран говорил - она одна из самых сильных волшебниц и сообразительных учениц.
   - Я не буду! - пообещала Леани. - Никому не скажу! Хочешь, я поклянусь? Пожалуйста, если я просто не поеду домой, папа с мамой обидятся, а если у меня будет дело - они и слова не скажут. Пожалуйста, Тис!
   Тиселе вздохнула.
   - Клятву принесешь, когда устроимся. Пока вместе - слушаешься меня. Если ослушаешься - мы расстаемся. Когда я скажу, что тебе пора - уходишь без нытья. Договорились?
   - Но...
   - Я ведь не настаиваю...
   - Ладно, договорились.
   Вид у Леани был очень обиженный.
   Глава 2
   Когда вся компания устроилась в гостиницы, к неудовольствию Тиселе, взяв всего две комнаты - на трех и двух человек. Из экономии. Экономия-экономией, но жить в одной комнате с магичкой Тиселе не хотела. Она попробовала заикнуться: "а давайте с Леани кто-нибудь из вас устроится, а я с остальными поживу?", но ее одарили настолько шокированными взглядами, что бывшей ведьме пришлось смириться.
   Девушки разобрали вещи, после чего Леани предложила пойти прогуляться. Вдвоем, потому что надо пройтись по лавкам, а магичке одной скучно.
   Тиселе согласилась неохотно. Она заметила взгляды, которые Леани бросала на ее "скудный и совсем немодный гардероб". Покупать себе лишние наряды, тратить деньги и перегружать сумку бывшая ведьма не собиралась.
   Тиселе сохранила волшебное свойство Заклятых носить одежду так, чтобы она не пачкалась и не рвалась, поэтому ни в чем новом не нуждалась. А уж в уроках хорошего вкуса от недоучившейся магички...
   К счастью для Тиселе, все платяные лавки в городе вечером были закрыты.
   Зато девушки нашли вывеску "сдается в аренду" на каком-то доме. Рядом была цена: за месяц - все командировочные Тиселе. Девушка сглотнула, представив, как останется без гроша в кармане. К удивлению бывшей ведьмы, Леани умудрилась ее успокоить, сказав, что у нее есть деньги, у ребят, верно, тоже, и аренду оплатят поровну. Эта мудрая мысль немного примирила бывшую ведьму с неожиданной спутницей, и девушки пошли обратно в гостиницу.
   - Ой. Смотри, Тиселе, какая прелесть!
   Отлученная Заклятая послушно подняла глаза и аж споткнулась. Перед ними стоял замок заколдованных принцесс, совсем такой, как ей рассказывали в детстве.
   Замок оказался невысоким, в два этажа, с большими окнами, за каждым из которых стояло по заколдованной принцессе. Венчался замок остроконечной крышей со шпилем. Тиселе почувствовала, как просыпается смешной детский страх.
   Когда-то давным-давно, Тиселе слушала волшебные сказки и среди них - истории о заколдованных принцессах, которые ждут в своих замках, когда их спасет прекрасный юноша.
   Истории пугали: сказок было много, принцесс, судя по ним - пруд пруди. И, если все юноши будут гоняться за принцессами, за кого выйдет замуж она, Тиселе? А замужество - цель жизни любой девушки, как ей успели внушить. Детскому воображению тогда ясно представлялся отряд храбрых юношей. Кого там только не было: и принцы, и графы, и бароны, и простые рыцари, и крестьяне. Все женихи страны разъезжали вместе, штурмом брали замок с принцессой, расколдовывали, один оставался в замке, а остальные уезжали прочь. К следующему замку и следующей принцессе.
   Тиселе твердо решила научиться колдовать, вырасти, найти замки первой и расколдовать всех принцесс. Чтобы отряд распался, и юноши вернулись к обычным девушкам, не заколдованным.
   Детские мечты давно позабылись, замуж Заклятые не стремились, хотя и не отказывались. А теперь Тиселе стояла лицом к лицу с кошмаром своего детства. Издалека принцесс было толком не разглядеть, но видно, какие у них нарядные и элегантные платья.
   А, главное, сколько их тут!
   Если в каждом городе по такому замку, то их на всех хватит...
   - Что это? - слабым голосом спросила девушка.
   Нет, чепуха, какие заколдованные замки в обычном городе? Показалось...
   - Свадебные платья! - восторженно взвизгнула Леани.
   - Это?
   - А ты их никогда не видела? - распахнула Леани глаза.
   - Не-ет...
   Вот дурость придет в голову! Какие принцессы, какие замки, какое замужество? Бывают же дурацкие мысли! Крыши со шпилем были и на других домах, хоть и не на всех, а в окнах стояли не люди, а наряженные манекены.
   - Давай подойдем поближе, посмотрим! Тис! - Леани схватила бывшую ведьму за руку. - Ой!
   Тиселе вздохнула.
   - Погладь это место Силой, скорее! - скомандовала она, пока волшебница с ужасом глядела на свежий ожог, расползающийся по ладони. - И никогда не трогай меня голыми руками. Ничего не спрашивай. Просто знай - прикосновение - смерть.
   - Сме-ерть? - всхлипнула девушка.
   - Леани, не плачь. Дома приложим травы, пройдет за неделю. Или за пару дней. Не плачь, прости, я должна была предупредить...
   - А-а Те-еф и ребя-ата? - все еще всхлипывала магичка.
   - Они знают и всегда осторожны. Не бойся, Леани. Ну, не плачь, все пройдет и следов не останется. Честно. Не хватайся за меня руками - и будем прекрасно дружить, только не реви. Все пройдет, я точно знаю. Не ты первая.
   - А мастер Залемран? - От любопытства Леани тут же осушила слезы.
   - Он тоже осторожен.
   - А... как вы... ну, вы с ним?..
   - Что - мы с ним? - не поняла Тиселе. - Мы спокойно разговариваем, а, если что, у него дома уже готов настой.
   - А-а, так это был не он, - разочарованно выдала Леани. И тут же добавила: - А мастер тебе нравится?
   - Нравится, - подтвердила Тиселе и отметила, как синие глаза собеседницы снова разгораются от нездорового интереса.
   - А... ты... ну, собираешься?
   - Чего я собираюсь? - рассердилась бывшая ведьма. - Скажи прямо!
   - Замуж.
   - За кого?!
   - За мастера Залемрана, - просветила ее Леани и тут же поспешила уверить: - Я никому не скажу.
   И, пока обескураженная Тиселе хватала воздух ртом, добила вопросом:
   - И как вы тогда будете... вместе?
   Отлученная Заклятая неожиданно для себе покраснела как маков цвет, наконец догадавшись о сути вежливых недомолвок. О чем только думают порядочные девицы! А эти... три поросенка?! Она до них доберется! То-то они заржали, как лошади. Еще бы тут не заржать!
   Отлученная Заклятая сердилась, но больше всего ее злило не пикантное недоразумение, а сама мысль, что она, Тиселе, может выйти замуж.
   Она! Замуж!
   Бывшая ведьма, отлученная Заклятая, чароглотка и совершенно чужой человек в городах!
   Никто.
   Совершенно никто.
   Абсолютно, как говорит в таких случаях Залемран.
   Леани пора к лекарю, не иначе.
   Девушки вернулись в гостиницу молча и подчеркнуто не глядя друг на друга. Леани было больно, хотя Тиселе презрительно считала, что негоже магу всхлипывать из-за пустячного ожога. Ни Залемран, ни ребята не плакали. Даже старались смеяться, это коллегианты. А Кикса...
   Странно, Кикса не обжигалась. А ведь за ней не всегда удавалось уследить... Странно.
   Эти проблемы мало занимали бывшую ведьму. Она и сама дулась на спутницу и приятелей из-за идиотских подозрений и дурацких шуточек. И на себя. Проклятье, она же никогда ничего не стеснялась, чего же на этот раз так противно? Потому, что нет рядом Залемрана, с которым можно обсудить любую тему и получить доброжелательное объяснение? Потому что пропала атмосфера праздника, в которой она жила, едва попав в Карвийн? Праздника... вокруг нее тогда было море Силы и можно было поддерживать свое существование, даже ни на кого не нападая. Жалкое, но можно. Ладно, неважно. Ребята ее прокормят, а потом она вернется в Карвийн. Сама ведь хотела куда-то уехать!
  
   В гостинице ребята быстро нашли мазь для обожженной руки, и, насытив снадобье Силой, сняли ожег за час. Это слегка разрядило обстановку, но дуться обе девушки не перестали. Леани могла бы и успокоиться, если бы Тиселе начала бы "вести себя как человек", то есть улыбаться и поддерживать животрепещущую тему одежды, свадеб и всего прочего. Но Тиселе молча ярилась и подходить к ней боялись даже нагловатые коллегианты. Ругаться вслух не хотелось, чтобы не выставлять себя повторно на посмешище. Нет, ну надо же придумать! Сначала порочная связь с их преподавателем. Потом развратный образ жизни и планы на замужество с этим самым преподавателем. Девчонке преподавателя не жалко, случаем?
   Проклятье, почему она пообещала Залемрану не решать свои проблемы насильственным путем? Хотя он прав, это нечестно, да и руки не поднимутся посадить человеку второй ожог, который не ожог даже, а язва.
   После заказанного в гостинице ужина компания обсудила аренду помещения и дальнейшие планы. Как только с этим было покончено, снова воцарилось напряженное молчание. Мок пытался развлечь компанию наведением смешных иллюзий, но Тиселе поймала их все, с непроницаемым видом запихнула в рот, сказала "Спасибо, очень вкусно", положила на стол ключ от комнаты и шагнула к окну.
   - Тис, да брось ты дуться!
   - Не брошу. До утра не ждите.
   С этими словами бывшая ведьма перебралась через подоконник и выпрыгнула.
   - Эй! - Леани в ужасе подскочила к окну.
   - Оставь ее, пусть гуляет.
   - Теф, - жалобным голосом откликнулась магичка. - А кто она такая, Тиселе? Нежить?
   Ребята переглянусь и громко расхохотались.
  
   Когда бывшая ведьма вернулась под утро, она увидела, что веселая компания так и не ложилась. Судя по темным кругам под глазами всех четверых, они проговорили всю ночь. Отлученная Заклятая вздохнула и напомнила себе, что она тут не заместитель коменданта общежития. Ее, конечно, просили проследить за коллегиантами, но укладывать их спать она не нанималась, верно?
   Леани подскочила с подушки, на которой сидела и бросилась к старшей девушке.
   Остановилась всего в нескольких шагах, замерев с протянутыми руками.
   - Тис, прости! - прокричала магичка. - Пас мне все рассказал! Прости, если обидела!
   Бывшая ведьма оглядела потупившихся коллегиантов. Судя по их виноватому виду, рассказали они правду. Оставить их одних с Леани оказалось плохой идеей: магичка умела выведывать тайны у молодых людей. Отлученная Заклятая глубоко вздохнула.
   - Я расскажу об этом мастеру Залемрану, - посулила она.
   - Но, Тис! - взвыли провинившиеся.
   - А чего вы хотели?
   - Тиселе, я никому не скажу! Правда-правда!
   - Ладно, - тяжело обронила отлученная Заклятая. - Клянись. Клянись, что никогда никому не расскажешь обо мне того, что тебе сегодня наплели эти мальчишки. Кроме нас четверых, конечно. Клянись, что будешь бережно хранить эту тайну и не откроешь рта там, где тебя могут подслушать. И сразу же поклянись, что сохранишь в тайне и заклинание мастера Залемрана, которое тебе покажут ребята. Что пользоваться им будешь только пока с нами, а после не покажешь ни одной живой душе не только структуру, но и сами печенья или что ты таким образом сотворишь. И вы тоже клянитесь. - Она повернулась к присмиревшим юношам. - Пока я или мастер Залемран не снимет этих клятв. Насчет печений - в Карвийне спросите разрешение, если мастер Залемран согласится, дальше можете пользоваться сколько хотите.
   - Но, Тис!..
   - Я могу написать мастеру письмо прямо сейчас. После этого вы трое можете в Карвийн и не возвращаться. Насчет Леани не знаю - я слышала, она хорошо учится.
   - Тис!
   - Я жду.
   Четверка будущих магов с хмурыми лицами принесла магические клятвы, которые впредь помешают им проболтаться.
   - Хорошо. А теперь запомните, друзья мои, - с театральным пафосом произнесла бывшая ведьма. - Выдавать чужие секреты - как и до них докапываться - не очень-то вежливо, но можно. На то вы и маги, чтобы раскапывать тайны. И мы с вами не друзья, доверия вы не обманули. Но если вы еще раз меня подведете, вам будет плохо. Всем. Мое терпение наконец лопнуло, можете гордиться! Вы - я о вас говорю, банда разгильдяев! - испытывали его уже год.
   - Леани, прости, что на тебя кричу, - добавила бывшая ведьма из чувства справедливости. - Ты не виновата в том, что я разозлилась. Но в следующий раз держись от меня подальше!
   Тиселе самой стало противно.
   На кого она стала похожа?
   Стоило отойти с обозом от Карвийна, как у нее начало стремительно портиться настроение.
   - Тиселе, - робко произнесла провинившаяся магичка. - Извини, я же не знала... Мы больше не будем...
   - Не будете, потому что не можете, - не отказала себе в удовольствии позлорадствовать бывшая ведьма. - Ваши клятвы об этом позаботятся.
   - Тиселе, прости нас. Не надо так!
   - Как?
   - Не говори, что мы тебе не друзья, пожалуйста.
   - А ты думаешь, друзья? Смешно. - Бывшая ведьма даже не улыбалась. Сложно с этими городскими детьми, которые не могут понять простых вещей. - У меня не может быть друзей.
   - А мастер Залемран? - немедленно спросила магичка.
   Тиселе глухо зарычала.
   - Опять?
   - Прости, я не хотела тебя обидеть, - потупилась волшебница. - Но вы ведь с ним все время разговорили, гуляли, он тебе цветы дарил.
   - Теф!
   - Я тут не при чем!
   - Пас? Мок?
   - Я сама видела, - призналась магичка.
   Бывшая ведьма снова зарычала.
   - Это все не ваше дело! Хочу - и разговариваю! Потому что он умный, а вы - нет!
   Мок поспешил вмешаться:
   - Пойдем завтракать?
   Глава 3
   Несмотря на скандал, с которого началось совместное предприятие, дело быстро наладилось. Они сняли лавку и Тиселе быстро взяла назад свои слова на тему "женщин, от которых одни неприятности": магичка энергично взялась за наведение порядка во вверенном помещении. Сама Тиселе считала не стоящими внимания мелочами и грязь на полу, и паутину на потолке и мусор, где ни попадя. Ребята были с ней солидарны. После стольких лет, прожитых бок о бок с Заклятыми, Тиселе прониклась огромным отвращением как к представительницам своего пола, так и к уборке, но прибранной лавка действительно смотрелась лучше.
   Ребята развесили объявления, обещающие защиту от магических неприятностей и, отдельно - рекламу "волшебного печенья". Эту часть программы почти полностью доверили Леани. Тиселе производила амулеты прямо в лавке, там же коллегианты их заклинали и складывали в коробочки. На прием посетителей установили график дежурств.
   И дело пошло! Не то, чтобы народ повалил валом в их лавочку, но посетителей хватало. К тому же, к немалому удивлению Тиселе, она действительно принимала Силу через эти амулеты. Коллегианты неохотно объяснили, что нелегальных колдунов везде хватает, а еще бывают люди, которые нигде не учились, но Силой обладают и могут повредить окружающим. Но все равно казалось поразительным, чтобы незаконная магия процветала вблизи от Карвийна, на королевской дороге.
   Подумав, к объявлению добавили обещание снять уже наложенную магию, порчу там, проклятья и прочее, "если только не с мага".
   Тиселе этот пункт не понравился, их ведь наверняка заподозрят в шарлатанстве, но спорить она не стала. Попытка снять заклинание с мага привела бы к тяжелым ожогам... или к разоблачению.
   Но пока никто с обвинениями не приходил, хотя у бывшей ведьмы было наготове командировочное удостоверение. А зато с жалобами на проклятья - приходили. Что самое удивительное, проклятья были настоящими! Тиселе не удивилась бы, если б их объявление собрало всех действующих неудачников в округе, которые только и думают, на кого бы свалить свои неприятности. Одно ведьминское проклятие, из которого не удалось извлечь много Силы, и несколько обычных, не страшных, но неприятных. Обычные заклинания снимались просто - достаточно было повести рукой, чтобы Сила перекочевала к "отрицательному полюсу", а с ведьминским пришлось повозиться.
   Дела шли и компания планировала провести в Кеторе не меньше месяца.
  
   - Я так и думал!
   Тиселе медленно подняла голову, чувствуя, как при звуках этого голоса в ней закипает злость.
   - Мастер Вийник!
   Нет, кто просит Леани ввязываться? Да еще визжать с девчоночьим восторгом?
   - Вийник, - любезно заметил волшебник. - Вы все почти выучились, сами такие же мастера, как и я. Несколько недель и даже пара месяцев роли не играют.
   Леани покраснела от удовольствия, мальчишки все, как один выпрямились, ободренные словами старшего мага.
   - И на "ты", если не возражаете.
   Тиселе оставалось только скрипеть зубами в бессильной злости.
   - Не возражаем, - ответила за всех магичка. Юноши вразнобой закивали.
   - Я так и думал, - повторился маг. - Я так и подумал, когда увидел объявление, что найду именно вас. - Говоря это, он смотрел на коллегиантов, но на слове "вас" метнул на бывшую ведьму косой взгляд. Намек был понятен. Он мог искать по объявлению только саму Тиселе, так как не знал, с кем она сотрудничает. Но кого-то встретить рядом с ней он, конечно, ожидал: несложно догадаться, что сама девушка не назвалась бы подобным именем по собственному почину.
   - Вы нас искали?
   - Не совсем, - мягко возразил Вийник. Тиселе только сейчас обратила внимание, что, при желании колдун может быть очень приятен в общении. - Увидел объявление, захотел узнать новости из Карвийна. Я туда скоро еду...
   Коллегианты забросали его новостями, а Тиселе опустила голову, надеясь, что беда пройдет стороной. Вот не повезло-то!
   Выслушав ребят, Вийник напустил на себя самый суровый вид и строго спросил:
   - А чем это вы тут занимаетесь? Шарлатанством?
   С этими словами Вийник вплотную подошел к прилавку, за которым стояла Леани. Над головой девушки висел плакат "Вы любите сладости, но не хотите толстеть и портить зубы?", а перед ней стояли две коробки - "Волшебные печенья на любой вкус, пять медяков" и "Только для магов, три серебрушки". Вийник "растерянно" взял печенье для магов и, не долго думая, сжевал.
   - Знакомый стиль, - заметил он. - Залемран знает?
   - Это не шарлатанство! - запротестовала Леани. - Печенья очень хорошие!
   - И вкусные. Но ты не ответила.
   - Знаю я, - не выдержала бывшая ведьма. - Мастеру будет доложено, когда придет время.
   - Вот как, - все с той же мягкостью, которая сопровождала весь этот разговор, произнес Вийник. - Вот как. Теперь я понимаю, зачем в печенье Сила.
   - С тебя три монеты, - еле сдерживая ярость, напомнила Тиселе.
   - Зачем так? - вмешалась Леани.
   - Дела здесь веду я, - рявкнула бывшая ведьма. - Ну?
   Вийник рассмеялся и бросил на прилавок требуемую сумму.
   - Ты тратишь Силу на эти печенья, - напомнила Тиселе расстроенной магичке. - И не так уж мало Силы. Ты не должна делать это задаром.
   - Она совершенно права, - поспешил согласиться Вийник, увидев, что Леани вот-вот расплачется. - Было очень некрасиво с моей стороны забыть о деньгах.
   - Я... простите.
   Пока магичка с трудом приходила в себя. Вийник повернулся к будущим мастерам.
   - Собственно говоря, я имел в виду не печенье, а вас. Ваша затея с проклятьями - это же откровенный розыгрыш. Не стыдно?
   - Неправда! Все на самом деле! И проклятья существуют!
   - А вы умеете их снимать? - с самым серьезным видом спросил Вийник, но глаза его смеялись. Мало кто может снять чужое заклинание, это считается практически невозможным. Отдельных специалистов специально готовят в столице.
   - Мы - нет, - признался болтливый Пас. - Тис умеет.
   - Я так и думал, - заключил Вийник. - Пойдем-ка, поговорим.
   И, к ужасу будущих магов, волшебник подошел к столику, за которым сидела девушка, весьма невежливо взял ее за руку повыше локтя - голой рукой! - и силой поставил на ноги. Ноздри девушки угрожающе раздулись, но маг покачал головой.
   И, к еще большему ужасу всей честной компании, Тиселе безропотно позволила вывести себя за внутреннюю дверь лавки, туда, где они по очереди перекусывали днем, не желая надолго оставлять торговлю.
   - Что ты себе позволяешь? - спросила бывшая ведьма, не торопясь стряхивать руку волшебника. Причин на это было несколько. Во-первых, она сильно сомневалась, что у нее это получится с первого раза, а попытка драться наверняка позабавила бы мага. В конечном счете она бы высвободилась, но... Тиселе только недавно начала понимать, что синяки девушку, мягко говоря, не украшают. Лучше потерпеть, не вечно же он будет за нее держаться, верно?
   Вторая причина состояла в том, что Вийник, защищая кожу, обернул руки тонким слоем Силы, которую девушка беззастенчиво впитывала. Прошедший год не изменил мнения отлученной Заклятой ни о человеке, ни о вкусе его Силы.
   Вот она и стояла, сердито глядя на своего врага, и делала вид, что не замечает ни того, как больно впились в кожу жесткие пальцы, ни того, как неудобно задрана ее рука.
   - Это я должен тебя спросить, - холодно ответила Вийник. - Во что ты втянула этих ребят?
   - Они сами напросились!
   Вийник хмыкнул, но руку выпустил.
   - Но чья это была идея? Использовать твои способности таким... бездарным образом? Твоя? Их?
   - Тебе какая разница?!
   - Мне просто тебя жалко, - нагло сообщил Вийник. - Такие способности, такой талант! И такое жалкое прозябание.
   - Это не твое дело!
   - Как это не мое? Ведь это я подал тебе идею стать телохранителем. И на что ты ее променяла? Молчишь?
   - Я не буду отвечать, - надулась Тиселе.
   - Не будешь... И не отвечай. Я предлагал тебе жизнь, полную приключений. А ты превратила блестящую идею в мелкую торговлю.
   - Это моя жизнь!
   Вийник не ответил на выкрик, отвернулся и прошелся по комнате.
   - Ладно, оставим это, - внезапно сказал он. - Я не хотел тебя обидеть, просто не сдержался. Приношу свои извинения.
   - Нужны мне твои извинения! - запальчиво воскликнула Тиселе.
   Проклятье, почему она так легко раздражается?!
   - Может, они нужны мне, - заметил Вийник. - Прости, я плохо с тобой обошелся и сейчас виню себя.
   - Чего ты добиваешься, скажи прямо!
   - А ты не можешь поверить, что я всего лишь хочу исправить причиненный вред?
   - Не говори чепухи, - нервно ответила Тиселе. - Ты не считал это вредом, никогда не считал! Я сама на тебя напала!
   - Тогда почему ты злишься? - маг подошел в плотную к девушке и свой вопрос выдохнул ей прямо в ухо.
   - А вот это уже мое дело!
   - Твое. Твое. Я ведь не спорю. Я хочу попросить прощения.
   Тиселе подозрительно взглянула на молодого мага. Его лицо выражало полнейшее раскаяние. Поза, которую сложнее подделать, говорила о том же. Девушка невольно шагнула к Вийнику и остановилась. Зря маг думал, что она не заметит в полумраке комнаты мелькнувшего в глазах огонька. Взгляд игрока, сделавшего верный ход... или зверя, у чьей засады наконец-то появилась добыча.
   - Я знаю, чего ты добиваешься, - произнесла Тиселе, осторожно отодвигаясь от городского колдуна подальше. - Ты хочешь, чтобы я стала твоим телохранителем.
   - Может, я влюблен в тебя и хочу попросить твоей руки, - криво усмехнулся Вийник.
   Тиселе изумленно уставилась на собеседника.
   - А что ты с ней станешь делать? Засушишь на память?
   Волшебник оторопело уставился на бывшую ведьму, а потом согнулся пополам от хохота. Тиселе поспешила отогнать вредные мысли о том, что в таком состоянии противника несложно будет добить. Ребята за дверью ее не поймут.
   - Я могу спросить, что тебя так развеселило? - спросила девушка как можно более холодным голосом.
   Вийник с трудом разогнулся, отдышался и извинился за свое поведение. А потом объяснил.
   Услышав это, отлученная Заклятая подскочила на месте.
   - Вы в своих городах совсем спятили?
   - Это значит - нет?
   - Это значит, что вы могли бы придумать шуточку получше!
   Вийник усмехнулся.
   - Ладно, сдаюсь, я действительно пошутил.
   - Глупая шутка, - каменным голосом прокомментировала Тиселе.
   - В самом деле? А если бы Залемран предложил?
   - Да вы что, помешались все?!
   - Так я не первый, кто спрашивает? - догадался Вийник.
   - Нет, не первый, - буркнула девушка. - И, если хочешь остаться в живых, оставь эту тему.
   - Почему же? Я не удивляюсь, почему тебе задают такие вопросы. Твое доверие к Залемрану кажется беспредельным, да и он...
   - Это не твое дело!
   - Вовсе нет. Залемран мой друг. Так что вас связывает?
   - Ничего.
   - Так-таки ничего?
   - А какого ответа ты ждал? Ему интересны Заклятые, ему интересны мои способности, мне интересно то, что он говорит и чем занимается. А еще у него вкусная Сила. Это все!
   - Я понял. Не надо на меня кричать.
   - И я не слышала, чтобы друзья в городах могли лезть в чужую жизнь!
   - Считай это простым любопытством, - обезоруживающе улыбнулся Вийник, но взгляд его остался расчетливым и напряженным.
   - Я все рассказала.
   - Ладно, я все понял. Но почему ты отказываешься от моего предложения? Нет, не того, шуточного, а стать телохранителем? Разве моя Сила хуже? Мне тоже интересно услышать про Заклятых. А твои способности приводят в такое восхищение, что Залемрану и не снилось.
   - Я не хочу с тобой разговаривать.
   - Ты уже это делаешь.
   - Я не хочу с тобой разговаривать, - повторила девушка. - Не хочу тебя видеть, слышать твой голос, мне неинтересно, чем ты занимаешься, и я не хочу твоей Силы.
   - И, тем не менее, ты от нее не отказалась.
   Пойманная с поличным Тиселе ужасно смутилась. Это переполнило чашу терпения и девушка не выдержала. Она угрожающе сгорбилась и зашипела.
   - Здесь не нейтральная территория, - медленно произнесла она. - Я имею полное право убить тебя.
   - Если ты еще не слышала, убийства запрещены законом, - беспечно ответил Вийник.
   - Мне плевать на закон, - продолжала шипеть девушка. - Мне плевать на все и, если ты немедленно не уберешься...
   - Все, понял. Больше не буду. Позволь с тобой попрощаться.
   Вийник, совершенно не обращая внимания на угрожающую позу, бесстрашно подошел к разъяренной девушку, взял ее за руку, разжал кулак и поднес к губам.
   В его поцелуе была Сила и, может быть, поэтому Тиселе не стала протестовать.
   Вийник отпустил безвольно поникшую руку и вышел.
   Тиселе услышала, как он отшучивается от назойливых вопросов Леани, о чем разговаривал с бывшей ведьмой. Девушка с трудом нашла у себя силы выйти вслед за Вийником и встретить любопытные взгляды своих товарищей. Собственная жизнь внезапно показалась ей бессмысленной.
   - Если никто не возражает, я пойду прогуляюсь. Мок, ты стоишь у прилавка.
   Юноша огорченно взглянул на нее.
   - Тис, может, потом? Вийник нам про свое шедевр обещал рассказать, мы хотим послушать.
   - Какой шедевр? - не сразу сообразила Тиселе.
   - Я занимался магическими фильтрами, - благодушно ответил маг. - Шедевр мы делали вместе с Залемраном.
   - Вы с ним дружили? - немедленно спросила любопытная Леани.
   - Нет, - помедлив, ответил Вийник. - Не дружили. Скорее, уважали друг друга. Мы были слишком разные: я больше походил на вас. - Маг кивнул на тройку друзей. - А Залемран всегда был целеустремленным и серьезным. Мы сдружились на последних курсах, когда стали готовить вместе выпускной проект, а потом шедевр.
   - Тогда понятно, - ядовито сказала Тиселе.
   Вийник рассеянно улыбнулся на эту реплику и повернулся к коллегиантам.
   - Самое сложное, как вы понимаете, это придать фильтру нужные свойства. Почти всегда он блокирует именно то, что должен пропускать и наоборот. Если вам не важен результат, сделайте вид, что так и должно быть и сдайте заказчику.
   - Ты так и делал?
   - Частенько. И всегда с блестящими результатами.
   - А где?
   - В... в одной экспериментальной лаборатории на севере, - небрежно ответил Вийник. Только Тиселе заметила, как его голос споткнулся. Почему? Маг лгал - или не хотел, чтобы его спрашивали дальше?
   К вящему негодованию Тиселе, ей действительно пришлось остаться за прилавком, пока маг рассказывал о своем шедевре и более поздних работах. Будь отлученная Заклятая на месте его начальства - уволила бы через месяц, если три амулета-фильтра - это все, что сделал работничек за пять лет. Или он только об этом решил рассказать?
   Тиселе с трудом дождалась, пока маг уйдет.
   - А о чем вы с ним разговаривали? - с нетерпением спросила Леани, как только дверь в лавку закрылась.
   - Не твое дело! - грубо огрызнулась бывшая ведьма.
   - Тис, да ты чего?
   А Леани немедленно продолжила расспросы:
   - Нет, ну, в самом деле, Тиселе?
   - Выясняли отношения, - хмуро ответила отлученная Заклятая. И тут же пожалела о сказанном.
   - Пра-авда?
   - Да!
   - А... вы... ну, с ним?
   - Нет!!! Леани, еще один вопрос такого рода - и отправляйся к родителям в столицу! Такие мысли недостойны будущего мага!
   - Карвийн - свободный город.
   - Карвийн - да. А остальные города принадлежат вашей короне, - напомнила Тиселе. Бывшая ведьма говорила наугад, заметив, что все города, в которых она бывала, похожи один на другой, как близнецы. Планировка, улицы, кварталы, даже дома - все было похожим. А Карвийн строился совсем иначе, он был ни на кого не похож, только заклинания на стенах те же - от нежити, нечисти, Заклятых и ведьмовства.
   - Ну и что! - надулась Леани. Но тут же сменила гнев на милость. - Тиселе, я не к тому! Только он... ну, не обжегся, а ты говорила...
   - Не обжегся, - подтвердила Тиселе. - Он обернул руки Силой. Если вы уже все обсудили, я пойду гулять.
   - А работа? - удивился Теф.
   - Справитесь. Можете себе всю выручку оставить за сегодня. А то еще найти Вийника и пропить вместе, если хотите.
   - Тис, да чего ты?!
   Глава 4
   Вийник уехал на следующий же день в Карвийн и специально заходил в лавку попрощаться. Спрашивал, не передать ли чего Залемрану. Тиселе с трудом вынесла его визит, хотя маг был изысканно-вежлив и большую часть времени делал комплименты Леани. Уже перед уходом он подошел к бывшей ведьме и быстро спросил, не передумала ли она. Девушка помотала головой, тогда Вийник подал руку, прощаясь и Тиселе, к своему удивлению, не погнушалась пожать. Она ничего не простила, но злиться перестала. Прошлое - это прошлое, чего его помнить?
   В Карвийне все шло по-прежнему. Залемран полностью замял историю со списыванием на экзаменах и любопытный Вийник даже не узнал, что был такой скандал. Он рассказал приятелю, как встретил четверых коллегиантов и Тиселе в Кеторе и с удовольствием поведал, чем эта компания там занимается.
   Залемран пожал плечами.
   - Зря они, конечно. Рано или поздно попадутся на шарлатанстве, а Коллегия скандала не забудет.
   - Не переживай, - весело откликнулся Вийник, которого не обманул небрежный тон преподавателя. - Они клянутся, что проклятья настоящие.
   Залемран нахмурился.
   - Ты сообщишь Коллегии - или мне это сделать?
   - О чем ты?
   - О проклятьях. Если их достаточно, чтобы прожить месяц на одной только продаже амулетов... Не много ли незаконной магии в Кеторе?
   - Сомневаюсь. Не больше, чем везде, только теперь есть кому выявить. Не пори горячку, ты можешь испортить своим ученикам торговлю, а то и с учебой повредишь.
   Совет попал в цель: Залемран почти незаметно нахмурился и промолчал.
   - Да и не на одних амулетах эта компания живет: они продают очень странные печенья. - Вийник небрежно воспроизвел заклинание. - Не знаешь, откуда бы это?
   Залемран выглядел раздосадованным.
   - Откуда это у тебя?
   - А эта девочка, Леани, показала. То есть она отказалась показывать, но я успел уловить после того, как съел пять штук, основательно испортив аппетит на целый день вперед. Они продают его как печенье для похудания.
   - Остроумно, - признал Залемран. - Мне не приходило в голову.
   - Леани рассказывала, что заклинание ей показал Теф - помнишь такого? - ему ты, а Тиселе устроила жуткий скандал, требуя сохранить чары в тайне. Не знаешь, почему бы это?
   - Я уже говорил, обсуждать Тиселе мы не будем.
   - Но я правильно угадал? Ты сделал это заклинание для Тиселе? То, которое с начинкой из Силы?
   - Да.
   - Тогда я все понимаю.
   Вийник смеялся, но Залемран веселья друга не поддерживал. Обрывая дальнейшие вопросы, он предложил Вийнику остановиться у него, чтобы не тратить деньги на гостиницу. Вийник согласился и больше разговоров о бывшей ведьме они не заводили.
  
   - Друг мой, - как-то вечером позвал ассистент. - Я собираюсь съездить на юг, мне нужно встретиться с тамошним миссионером, леди Элесит. Не составишь мне компанию?
   - Не самая лучшая идея, дружище, - в тон ответил Вийник. - Боюсь, леди не обрадуется моему появлению. Мы... - Он на секунду замешкался, понимая, что не сможет обойтись без правдоподобных объяснений. - Мы с ней, увы, сталкивались... после, да, после... точнее, во время расследования заговора. Боюсь, она меня... невзлюбила. Тебе лучше ехать одному.
   Этот разговор долго потом тревожил мысли ассистента. Интуиция подсказывала ему - друг лгал. Но в чем?!
   Сталкивался... сталкивался... после, во время... В этих словах таилась ложь. После, во время - значит, не до!
   Заговора... заговора...
   Какого заговора?! Ему о заговоре известно со слов Тиселе. Вийнику, может, и тоже, из дневника, но он-то упоминал расследование в Варусе! Значит, он там уже все знал? Но официальные газеты не сообщали... а что говорили в самом городе?
   После того зимнего разговора с Тиселе Залемран не выдержал - нанял специального человека, выписал из Хатхета сыщика. Хотел узнать об этой истории побольше... а заодно и выяснить, не грозит ли Тиселе разоблачение.
   Сыщику он, разумеется, про бывшую ведьму не рассказал, велел только собрать слухи о летних событиях - и о новом миссионере региона.
   Сыщик Претрес для начала собрал подшивку газет, вышедших за прошлое лето. Не то, чтобы там вообще не было ничего сенсационного. Нет, было. Летом официальная пресса написала о том, что приехавшая из столицы молодая специалистка этнографии леди Элесит разоблачила гнездо незаконно практикующих магов, из них не менее трети оказались огнетворцами. Каковые маги оказали "некоторые услуги короне" и получили амнистию. Одного из них даже вызвали работать в столицу, оставшимся просто предложили принести клятвы верности короне и Огненному Ордену. Залемран позже вспомнил, что и до Карвийна доходили эти новости. Ордену тогда пришлось стиснуть зубы и проглотить обиду. Они ведь все клялись в верности короне, поэтому взбунтоваться и отказаться принимать самоучек просто не могли. Скандальная была история, неудивительно, что леди Элесит после этого не отозвали в столицу, а отправили вести миссию в лесах. В столице ее ждали бы большие неприятности.
   Частные газеты усердствовали больше. Из них стало ясно, что на город в ночь напала нежить и храбрая леди Элесит вместе со своим женихом (имя неизвестно) возглавили отряд королевских воинов, поймали магов и заставили их сражаться за родной город. Ночью по улицам ходил глашатай, который оповещал жителей об опасности и о том, что в городе объявлен комендантский час. Нарушителей не накажут... их просто сожрет нежить. Всем оставаться под крышей!
   Собрал Претрес и слухи. Они были еще ярче. В жизни города редко происходили события, потому-то самые разные преступники и выбирали Варус своей базой - за отдаленность от столицы, близость к дороге и абсолютную ненужность государству. А тут... не год, не два они будут обсуждать то лето. Сыщик многое узнал и о внешности благородной леди, и о характере, о ее благородном женихе, о его храбрости, красоте и мужестве... словом, слухов хватало. О заговоре никто ничего не знал.
   Претрес уже собирался возвращаться в Карвийн, как прокатился слух, что сама леди Элесит со своим мужем собралась навестить лесной городок. Движимый желанием собрать максимум информации и получить за нее максимум денег, сыщик остался. Леди оказалась в точности такой, какой описывал наниматель. Невысокая девушка, по случаю зимы закутанная в меха. Растрепаны ли ее черные волосы, под шапкой не видать. В глаза Претрес на таком расстоянии тоже не вглядывался. Шуба и шапка дорогие, явно куплены в столице. В солнечном свете казалось, что серебристый мех отливает зеленью. Ее муж был, на удивление, одет не по погоде: на молодом мужчине были зеленые штаны и плотная зеленая куртка. И все. Никаких мехов, никакой шапки. И если леди немного мерзла, то сэр рыцарь холода попросту не замечал. Сыщик решил проследить за странной парой, бесцельно гуляющей по парку. Странно, как только леди вошла в парк, ее походка стала легче, спина прямее, леди перестала ежиться от холода и пронизывающего ветра. Да и ветер стих.
   - Теперь весь парк наш, - донесся до Претреса мечтательный голос.
   - Я говорил тебе, Госпожа, так и будет.
   Странный муж.
   - Не смей меня так называть, сколько раз повторять?!
   - Тебе никуда от этого не деться... т-ш-ш!
   "Странный муж", почтительно называющий свою жену Госпожой, наклонился к самому ее уху и что-то зашептал.
   Она яростно помотала головой и буквально зашипела в ответ. Муж ответил и вовсе нечленораздельными звуками, леди не осталась в долгу...
   - Мое почтение, любезный!
   Сыщик и не заметил, как парочка вывела его на некое подобие поляны. И как он, потеряв всякую осторожность, подобрался почти вплотную к объектам своей слежки. И только сейчас он понял, что кроме них троих в парке никого нет...
   Леди смотрела на него зло и весело. Благородной даме не нравилось, что за ней по пятам ходит какой-то простолюдин. Обширный опыт подсказал Претресу, что леди уже решила сурово его наказать и теперь думает только о том, как именно.
   Сэр рыцарь, кажется, только и мечтал выполнить жестокий приказ своей жены.
   - Вы мне льстите, миледи. Это я должен выразить вам свое почтение, вам и вашему уважаемому мужу...
   Леди подняла брови. Сыщик прикинул, что парочка - миссионеры и этнографы, они не носят оружия, в крайнем случае от них можно отбиться.
   - Госпожа, смертный замышляет нападение! Могу я убить наглеца?
   - Вечно ты об одном и том же! - недовольно осадила мужа леди. Да полно, муж ли он ей? - Я сказала - нет. Пусть замышляет, что он нам сделает? Скажи-ка любезный, зачем ты за нами ходишь?
   - Миледи ошибается, это простое совпадение, разве я осмелился ли когда-нибудь...
   - Леди не ошибается, - холодно ответила Элесит. - Леди не ошибаются по определению, тебе стоило бы это знать. Отвечай прямо и без прикрас! Знаешь ли ты, кто перед тобой? Вижу, не знаешь, иначе не лгал бы так глупо. Тогда - кто тебя послал? Зачем ты за нами ходишь? Живо! Отвечай - или мой муж по-своему поговорит с тобой.
   Муж в этот момент поднял правую руку, будто хотел что-то показать, но леди удержала его.
   - Ни к чему плодить слухи и запугивать этого... достойного гражданина. Уверена, он все расскажет сам... правда, любезный?
   "Любезный" не выдержал.
   Путаясь в словах, запинаясь и сглатывая слюну, он рассказал о нанимателе из Карвийна, города магов, который слышал о вкладе леди в науку и желал узнать больше, чтобы обменяться информацией. Под цепким взглядом двух пар зеленых глаз Претрес признался, что слежка была его личной инициативой, а наниматель велел, если встретит, передать на словах, мол, хотел бы обменяться информацией о Заклятых и культуре лесных деревень, которые леди изучает.
   Лицо леди неуловимо изменилось. Она медленно произнесла глубоким голосом:
   - В твоих словах нет лжи, в твоих мыслях нет обмана, в твоих намерениях нет вреда. Ты прощен.
   Муж при этом так взглянул на беднягу, что тот согнулся в земном поклоне, невнятно лепеча благодарности.
   - Карвийн, - предвкушающе произнесла леди уже своим обычным голосом. - Город магов... надо будет запросить в столице командировку и съездить.
   - Опять? - простонал сэр рыцарь. - Госпожа, даже не думай! Куда тебя несет, дались тебе эти маги!
   - Ну, как же... обменяться опытом, поделиться информацией...- Глаза леди смеялись.
   - Нет, нет и нет! Никакого Карвийна! Никаких командировок! Твое место в лесу! Дома!
   Леди неискренне вздохнула.
   - И вот всегда так! - невесть кому пожаловалась она. - Вот что, любезный, - переключила дама внимание на сыщика, - скажи своему нанимателю, пусть пишет в Наром леди Элесит, младшему этнографу первой категории до востребования. В Наром мы, я думаю, сможем заглянуть? - капризно спросила она мужа. Тот нехотя кивнул. - Пусть напишет о себе, кто он такой, почему интересуется лесами и о чем хочет узнать. Может, мы ему и ответим. Доволен? А теперь можешь убираться и помни - никогда не следи за мной! Слышишь, человек, никогда!
   Претресу показалось, что лицо благородной леди перекосилось в зверином оскале, а последние слова она прорычала. Он склонил голову - наполовину из почтения, наполовину от страха. Когда поднял, этнографы уже уходили.
   - Госпожа, - услышал сыщик тихий голос мужчины. - Твое отношение к простолюдинам всегда было отвратительно, а уж после трансформации...
   Голос леди был далек от нежного:
   - Ты сам сделал меня такой. Теперь терпи, - сварливо отозвалась она.
   - Я все понимаю, но Хозяйке леса не пристало...
  
   Залемран, когда услышал отчет сыщика, аж подпрыгнул. Заплатил сыщику втрое против обещанного и велел забыть обо всем. Сыщику не впервой было получать такие приказы - он взял деньги, поклонился и скрылся. Из этой истории он вынес одно - никогда не следить за господами этнографами, сколько бы денег не посулили. Они же все бешенные. Этот муж... Небось и впрямь готов был без ножа зарезать... А леди! Сумасшедшая, как есть сумасшедшая. Нет, забыть эту историю и никогда не появляться ни в южных лесах, ни в Варусе, ни в Нароме, куда эта дамочка, оказывается, заходит!
   Ассистент, напротив, задумчиво перебирал каждое сказанное сыщиком слово. Он и раньше не подозревал Тиселе во лжи, но вот так, убедиться во всем едва ли не на личном опыте... Надо же, муж! Бывшая ведьма, видно, не знает всего о своей победительнице. Этнограф действительно вышла замуж за... за... лесное чудовище? Сыщик упоминал трансформацию... это о чем? Не об этом ли Тиселе рассказывала, дескать, духи не могут вступать в брак с людьми, поэтому страж сначала превращает человека в себе подобного. Кажется, обычного человека такой брак бы вовсе убил, человек не выносит присутствия стража так же, как страж - человека. Только страж меняет облик, а человек чахнет и умирает. Человек, владеющий Силой, не подвержен опасности... но от их брака не рождаются дети. Поэтому страж проводит малый обряд, который не выжигает смертную природу (вместе с ней он мог бы сжечь и Силу... если бы вообще победил в Поединке воли), а дополняет своей.
   Видимо, это и имелось в виду под трансформацией, не иначе.
   Нет, но каково! Два лесных существа расхаживают по городу и не стесняются демонстрировать свою нечеловеческую сущность. Бедный сыщик, следить за духом леса - та еще работенка!
   Их слова о том, что весь парк принадлежит им...
   Залемран постарался выкинуть из головы жуткие мысли о нашествии лесных чудовищ на беззащитные города. Что это он, в самом деле? Этнограф Элесит выросла в столице, никакая трансформация не сможет убить в человеке души ученого! Он обязательно напишет леди письмо... когда у него найдется, о чем спросить...
   Тогда Залемран отложил эту историю до более подходящего случая. Но вот теперь, после слов друга, память вычленила главное: никто в Варусе не знал о заговоре и расследовании! Вийник не был нелегальным колдуном, значит, его амнистии не касались. Скорее всего, его эта история вообще не должна была коснуться... но он знал!
   Откуда?
   Единственное, что приходило Залемрану на ум - это рассказ Тиселе о загадочном волшебнике, которого она никогда не видела... он построил зловещую машину, блокирующую магию Заклятых... как позже оказалось, и лесную тоже. Тот волшебник не удосужился встретиться с ведьмой лично... Сообщил, что его никто не должен знать и потребовал передать образцы магии Заклятых. Тиселе тогда согласилась... Это едва ли не единственное, в чем она себя винит. Заклятые разрушили машину, когда ворвались на тайную базу заговорщиков. Потом, наверное, наши и уничтожили остальные.
   К сожалению, бесполезно уточнять у бывшей ведьмы, сможет ли она узнать таинственного волшебника по магии: вместе с Силой девушка потеряла и волшебное зрение.
   А вот леди Элесит - могла и очень даже! С ней-то ничего плохого не случилось! Не потому ли Вийник не желает с ней встречаться? Нет, нет, такого просто не может быть!
   Но... что он знает о прежнем товарище? Когда они учились вместе? Пять, шесть лет назад? Что их связывает? Вийник всегда был склонен к авантюрам, а порядок уважал не больше, чем Тиселе.
   Мастер Залемран со стоном схватился за голову.
   Он обязан во всем разобраться!
   Ответ на письмо пришел почти сразу - если учесть скорость почтовой кареты.
   Леди Элесит, совершенно не похожая на описанную сыщиком надменную аристократку, весьма любезно оповещала "уважаемого мастера Залемрана", что ей действительно немного известно о прошлогодних событиях в Варусе и немало легенд о Заклятых. Вторым она охотно поделится с почтенным мастером, но что касается первого... увы... присяга...
   Залемран отправил второе письмо, где вкратце изложил свои подозрения относительно утечки информации - и зашифрованный пароль, подтверждающий его допуск к секретной информации.
   Ответное письмо леди явно писала не в духе. Она сообщила, что "уважаемый мастер" явно не договаривает, но зачем он пытается обмануть Заклинательницу, леди совершенно не понимает. Пусть он выложит всю информацию, иначе она попросту отказывается работать.
   Залемран рассказал о заговоре, который не был никому известен и о случайной обмолвке своего друга. Что известно о создателе машины? Его нашли?
   Леди ответила: нет, не нашли и потребовала переслать образец магии для опознания, у Залемрана его не нашлось, на чем переписка и оборвалась.
   О Тиселе Залемран так и не решился написать. Он успел заметить, что Заклинательница, видно, обладает таким же переменчивым характером, как и все Заклятые, и не хотел подставлять и без того пострадавшую девушку. Мало ли что придет в голову капризной леди?
   Вийник уехал накануне получения первого письма, ничего не узнав о подозрениях друга. Залемран чувствовал себя предателем, только никак не мог понять, кого именно он предал.
   Глава 5
   Тиселе скучала. Как только они открыли свою лавку, бывшая ведьма занялась созданием амулетов. Ее часть работы много времени не отнимала: Тиселе нанизывала бисер и бусины с такой скоростью, что маги не успевали за ней зачаровывать. В конце концов они взмолились, что хватит. Мол, Тиселе сделала уже годовой запас, куда еще-то. Отлученная Заклятая прикинула, что ее работы хватит не больше, чем на два месяца, но смолчала. В конце концов, столько они здесь оставаться не собирались.
   В свободное от работы в лавке время Тиселе слонялась по Кетору, который не радовал девушку ничем интересным. Проходя мимо почты, Тиселе каждый раз чувствовала большое желание убежать: огненная колдунья Кикса писала ей чуть ли не каждый день и требовала срочных ответов. Нет, почему в Ордене не запретят переписку с внешним миром?
   Девочка отчаянно тосковала в нудной полурелигиозной атмосфере Замка. Тиселе ее жалела. Вера колдуньи в дружбу бывшей ведьмы обескураживала, но обманывать ожидания ребенка не хотелось. Кикса писала обо всем: о преподавателях, которых звали "мастера-братья Ордена", о настоятеле Ордена, не самом мощном огненном маге, но зато более всего подходящем на административную должность. О вере в Огненного бога, которому положено молиться и которому вновь поступившие приносят в жертву свои волосы. О занятиях, включающих в себя как общие дисциплины, такие же, как в Коллегии, так и специальные: огненная магия, огненная религия, культы других богов, песнопения и тому подобные вещи. "Обычную" магию изучали скупо: не хватало преподавателей. В этой зажатой правилами и требованиями среде воспитанники хвастались друг перед другом смелыми выходками и "заработанными" наказаниями. Редко какая шалость оставалась нераскрытой, а карали братья ордена строго. Епитимьи, вынуждающие воспитанников ордена часами простаивать на коленях в холодных кельях, запрет пользоваться магией или, наоборот, требование "послужить во славу огненного бога". На некоторых накладывали обет молчания, вынуждающий воспитанников Ордена пропускать занятия. Кому-то запрещали сношения с внешним миром.
   Кикса прилежно училась, в забавах участвовала только на стадии их обсуждения, и поэтому столкновений с мастерами Ордена у нее не возникало. Тиселе все думала, не подкинуть ли девочке "блестящую" мысль выкинуть такую шутку, за которую переписку запретят до конца обучения, но рука не поднималась сделать подлость.
   Самой бывшей ведьме было нечего писать. Восторгаться или ужасаться полученным письмам она не умела, а рассказывать о себе терпеть не могла. Новостей в Кеторе почти не было, разве те, которые можно узнать из газет, а ведь газеты и до Ордена доходят.
   Частично в поисках впечатлений, которые можно было бы описать, частично ради хоть какого-нибудь развлечения, Тиселе повадилась надолго оставлять лавку и гулять в окрестностях Кетора.
   Один раз она вернулась уже ночью, после закрытия ворот, и с трудом перелезла через крепостные стены. От кого строились такие стены, бывшая ведьма не очень понимала. В свое время Залемран пытался что-то объяснить, но безуспешно. Бывшая ведьма никогда не интересовалась подобными вопросами. Заклятые презирали войны, в случае опасности прятались в лесу. Судья когда-то рассказывала, что до леса распри доходили один или два раза за всю историю. Заклятые отражали враждебную магию, а людей не пропускали стражи леса. Тогда-то их и стали называть не Хозяевами, а стражами, защитниками.
   Сегодня все распри остались далеко в прошлом и сейчас стены оставались только для поддержания традиции. Закон королевства гласил: город есть селение, обнесенное стенами и никакое другое.
   Но перелезать через эту традицию оказалось не так-то просто!
   Девушка вернулась в гостиницу бледная, исцарапанная, с горящими глазами и немало напугала свою соседку по комнате. Леани потом рассказывала, что бывшая ведьма в ту ночь была как никогда похожа на нежить. Тиселе не спорила, хотя могла бы посрамить самоуверенную магичку подробным описанием настоящей нежити. Та была мало похожа на человека.
   - Тис, откуда это у тебя? - напряженно спросил за завтраком Теф, увидев, как бывшая ведьма вертит в руках цветок. Цветок успел основательно завять, так как девушка не стала ставить его в воду, а бросила его вместе со своей одеждой, когда ложилась спать.
   - Сорвала вчера. Нравится?
   Самой Тиселе цветок казался бесподобным: гибкий тонкий стебель венчался маленьким, но пышным белым бутоном.
   - Где?
   - Где-то, - пожала плечами девушка. Ей не понравился тон приятеля. - А что?
   - Тис, это очень плохой цветок, - вмешался Мок.
   - Ядовитый?
   - Нет, плохой.
   - Чем же это?
   Будущие маги вздохнули и переглянулись.
   - Такие цветы отыскивают нелегальные колдуны. Каждый законопослушный человек, если обнаружит его, должен сообщить... куда следует. Тогда это место будет уничтожено.
   - Уничтожено?!
   - Поле выжгут, - пояснила Леани. - Пригласят огнетворцев и выжгут все место, где нашли хотя бы один цветок.
   Тиселе неосознанно прикрыла растение рукой.
   - Это еще зачем?
   - Чтобы незаконные маги не могли воспользоваться.
   - А зачем им?
   Все покачали головами.
   - Эти цветы носят при себе, чтобы сбить со следа погоню.
   - Погоню?
   Тиселе принюхалась к цветку. Запах был, и довольно приятный, однако вряд ли мог перебить кому-нибудь обоняние. Да и кто с собаками магов ищет?! Стражи?
   - Ну да, погоню. Этот цветок поглощает все следы колдовства, и сбивает магический поиск. Очень опасное растение. Где ты его видела?
   Но Тиселе уже заупрямилась.
   - Где видела - это мое дело! Цветы такие красивые, а вы их сжечь хотите!
   - Ты чего, Тис? Это же ведьмин цвет, где он - там незаконное колдовство! Это опасно, Тис!
   - Это вкусно, - возразила девушка.
   Коллегиантам осталось только вздыхать.
   - Ладно, ребята, мне надо с вами поговорить. Леани, ты можешь пока подождать в комнате.
   Магичка надулась, но вышла.
   - Тис...
   - Погоди, Теф, я серьезно. Вы все еще хотите исследовать дыру магов на севере?
   - Ну да, а ты против?
   - Мне это место не нравится. Может, придумаете что-нибудь еще?
   - А почему, Тис?
   - Нечисто там. Недоброе место.
   - Вот поэтому мы туда и пойдем!
   - Это глупо!
   - Ты боишься?
   - Да. За вас.
   - Не волнуйся, Тис! Ничего там страшного нет, а в случае чего ты нас подстрахуешь. Мы ведь все обсудили.
   - Мне это не нравится, - повторила Тиселе и больше к этой теме не возвращалась.
   Слоняясь без дела по городу или сидя в лавке, Тиселе с тоской думала, что Вийник был прав: она сменила одно прозябание на другое. Обещанное приключение было отложено на последний срок и это заставляло бывшую ведьму чуть не плакать от скуки. Никогда еще дни не были такими незанятыми. Остальные ничуть не унывали. Они толклись все вместе в лавке, гулять уходили тоже вместе, оставляя лавку на девушку, часто устраивали различные магические розыгрыши для ничего не подозревающих горожан. Тиселе оставалось только зубами скрипеть и надеяться, что ничего с ее друзьями-оболтусами не случится. И ждать конца месяца.
   Так прошло две недели - самое скучное время в жизни отлученной Заклятой. Она оставалась одна в лавке, когда судьба подбросила ей неожиданную заказчицу.
  
   Она вошла в лавку, когда Тиселе - редкий случай! - сидела там вместе со всей компанией. Огляделась, не уделив юношам никакого внимания, но так и впившись глазами в девушек.
   - Вы что-то хотели? - весьма нелюбезно спросила Тиселе.
   Леани тут же шикнула на бывшую ведьму и вежливо улыбнулась посетительнице.
   - Да, - ответила та, переведя взгляд на убранство лавки. - Меня интересует магическая защита.
   - Тогда вы пришли по адресу, - сухо сообщила Тиселе. Ей женщина не понравилась. Хотя ничего особенного в посетительнице не было, даже наоборот: совершенно обычная внешность, обычная одежда и немного Силы. Судя по всему, в Коллегии эта женщина не обучалась, там Силе иной вкус придают.
   - И кто этим занимается? - спросила посетительница, снова смерив обеих девушек изучающим взглядом.
   - Я.
   - Вы?
   - Да, я. Что вам угодно?
   - Мне нужно съездить по делам на восток. И нужен человек, который будет сопровождать меня в поездке, защищать от магии конкурентов.
   - Может, вам к властям обратиться? - вмешался Теф.
   - Это лишнее, - отрубила женщина.
   - Но...
   - Помолчи, - одернула Тиселе. Она повернулась к посетительнице и серьезно объяснила: - Мы этим не занимаемся. Мы продаем амулеты, для которых общество специалиста не требуется. Наш амулет соберет все опасную для вас магию и передаст сюда.
   - Но...
   - По-другому мы не работаем.
   - А если ваши конкуренты нарушают закон, вам лучше обратиться к властям, - добавил Мок.
   - Я ничего не могу доказать, я только подозреваю, - возразила посетительница.
   - Вас могут проверить, - терпеливо пояснил Мок. - Магия оставляет следы, которые легко обнаруживаются королевскими экспертами...
   - Нет-нет, - быстро произнесла колдунья. - Не надо проверок!
   - Зачем нам эксперты? Я и так вижу, что на вас нет никакой магии. Посторонней, я хочу сказать.
   Женщина вздрогнула.
   - Не на мне. Но мои вещи и арендованное здание...
   Тиселе порылась в коробке, выбрала там самый большой амулет и протянула посетительнице.
   - Повесьте его на дверь или в любой комнате дома. Наденьте второй на себя. И никакая магия не коснется ни вас, ни ваших вещей, ни дома.
   - А если там уже есть чары?
   Тиселе задумалась.
   - А вещи при вас? Я могу и с них снять.
   - Часть - здесь, а часть - там, на востоке.
   - Тогда...
   - Тис, да погоди! - вмешался Пас. - Ты забыла - мы же изменили амулет! Он и старые чары снимает прекрасно!
   - А если не получится?
   - Всегда получалось! - отрезал Теф, которому посетительница не понравилась так же, как и Тиселе.
   - И мы можем выплатить неустойку, если не верите, - вмешался Мок.
   - Я верю, но... могу я поговорить с вашим специалистом?
   - Со мной? - встала Тиселе.
   - Да, милочка, с вами.
   Бывшая ведьма удивилась, но указала на внутреннюю дверь, и сама прошла вслед за посетительницей.
   - Я вас слушаю.
   - Милочка, скажи мне, ты умеешь драться?
   Тиселе кивнула, после этого спохватилась, удивившись нелепости вопроса. Она слишком долго прожила в мирном и вежливом городе магов, чтобы сейчас выслушивать такие вопросы спокойно.
   - Что вам нужно?!
   - Слушай, милочка. - Скрывшись от глаз коллегиантов, посетительница оживилась, стала раскованнее, речь сделалась быстрой, а взгляд - заговорщицким. - Слушай, милочка. Я хочу поехать за горы. Тайно.
   - Вы незаконная колдунья? - поняла Тиселе.
   - Тсс! - посетительница приложила палец к губам. - Называй меня Прелжа. Да, я имею дело с магией. Твои друзья ее не видят, но у тебя глаз остер, ох, и остер же!
   - Но это ничего не меняет, Прелжа, - попыталась объяснить Тиселе. - Вы все равно можете купить у нас амулет.
   - Но я не хочу. Милочка, я не так молода, как кажусь и за свою жизнь я поняла одно - доверять стоит только живым людям. Амулеты - это пфуй, амулеты неживые, разве они поймут, когда надо помочь, а когда промолчать?
   - Но я все равно ничего не могу сделать без амулетов...
   - Не скромничай, милочка, не скромничай. Ты же можешь увидеть магию. Ты можешь снять чары. Ты можешь снять только то, о чем я тебя попрошу. Ты можешь не трогать другое, а мой дом опутало много заклинаний, ой, много чар, да... И, милочка, ты можешь драться!
   - Не понимаю, зачем вам это.
   - Как же, как же, милочка, как же... ты была на востоке? За горами?
   - Я?.. - Тиселе на миг замялась. Она была на востоке вместе с сестрами, их водили на тамошние праздники, тем более, что Заклятые были и за горами, равно как и на юге, и юго-западе: волшебницы они пришли туда, когда им стало тесно в лесах. И Дом Заклятых не один на свете... Только вот города считают горы не проходимыми. - Нет, как бы я туда попала?
   - Как это - как, милочка? Порталами.
   - Я вас не понимаю.
   - Пусть так, пусть так, милочка. Неважно. За горами другое королевство - ты знаешь об этом? - Тиселе кивнула. - Не сладко люди там живут, ох, не сладко! Горы, болота, земля паршивая - ты знаешь об этом, а, милочка?
   Тиселе неопределенно пожала плечами. Болота вплотную подступали к горам с восточной стороны и жители тамошних мест не скоро отвоевали место на равнине. Но там, где отвоевали - вроде, жить можно, даже урожай неплохой, Тиселе кто-то хвастался. Когда-то. До той ночи, как в Дом Заклятых прибежал страж с рассказом о дерзкой самозванке, которая сумела его перехитрить.
   - Знаешь, - удовлетворенно продолжила Прелжа. - Знаешь. Хочешь молчать - твое дело. Мы все молчим, так лучше. А где жизнь тяжелая, там и люди сердитые - это ты тоже знаешь. Мне мало защиты от чар, милочка. Мне помощь нужна, вдруг кто-нибудь нападет, а, милочка?
   - Вы считаете, одна девушка может остановить толпу... конкурентов?
   - Какую толпу, милочка? Кто толпой пойдет на двух хрупких женщин? - Прелжа хихикнула. Тиселе с трудом сдержала раздражение. - Никто не пойдет, милочка! Да и чего бояться - мы их скрутим! Ты снимешь их защиту, я наведу сонные чары... или еще чего придумаю для голубчиков! - Прелжа снова хихикнула. - Главное - первые минуты продержаться, а, милочка?
   - Вы понимаете, что нарушаете закон? - сухо проговорила Тиселе. Как говорил Залемран, корона не только не жаловала самоучек от магии, она еще категорически протестовала против визитов за горы. Что-то Залемран объяснял насчет отсутствия дипломатических отношений и невозможности пересечь горы. Люди, которым это все-таки удавалось, считались шпионами или предателями.
   Прелжа опять хихикнула.
   - Нарушаю! А кто ж его не нарушает-то, а, милочка? За горами болотная нежить живет, а ее крик от кошмаров помогает - ты знаешь? Тамошние колдуны-жрецы нежить ловят, кричать заставляют, крик в пустоту собирают и нам продают. А как купить? Ехать надо. И другие диковины есть, много, много чего есть за горами, полезного, важного, нужного... а закон... что закон?.. Закон помолчит, закону кошмары не снятся. А, милочка?
   - Чего вы от меня хотите?
   - Как - чего, милочка? Ты чем слушала, а? Хочу дом свой за горами навестить. Проверить, все ли в порядке, нет ли проклятий, а, милочка? Недельку пробуду, товаров закуплю - и назад вернемся. А если кто-то нападать полезет - так ты поможешь, слуги у меня опять же лихие, да вот повадились враги магией бить, кто поможет? Ты и спасешь, милочка! Только об этом - тсс! А, милочка, соглашайся!
   Бывшая ведьма задумалась. Болотная нежить, надо же! Слышала она о такой, но мельком.
   - Сколько это займет времени? - спросила она.
   - А немного. Сейчас подсчитаем - до гор - это к вечеру будем, если утром выехать. Потом там... это тоже недолго. Ночью устроимся в гостинице в Келете... или еще пару деньков там задержимся, мне купить кое-что надо, милочка. Потом денек-другой до дома понадобится. И там на недельку задержимся. Потом обратно. Сколько это получается, милочка? Две недели - если туда и обратно, а, милочка?
   - Постойте, постойте, как мы будем к вечеру, если до гор два нет, три дня идти, да и ехать...
   Прелжа заливисто расхохоталась.
   - Деревня ты, милочка! Дурочка, молодая еще. Три дня идти. А ехать, ехать-то! Небось, только на обозных телегах и ездила? Да их бегом обгонишь! Нет, милочка, мы поедем, как барыни, в карете. Мигом у гор окажемся, еще солнце к западу не склонится! Соглашайся, милочка!
   - Сколько?
   Тиселе не нравилась эта женщина. Тиселе не нравилось это предложение. Но ей так надоело сидеть в лавке...
   - Двадцать золотых - хочешь, милочка?
   - Сколько?!
   Двадцать золотых... это в четыре раза больше того, что ей в Коллегии за месяц платили!
   - Тридцать, милочка, если хочешь - тридцать! И кормежка моя. А еще... - колдунья окинула взглядом наряд бывшей ведьмы. - Еще за одежду платить буду, пока на меня работаешь. И кров, разумеется, жить будешь, как королева. Ну, что, милочка? Соглашайся.
   Тридцать золотых за две недели работы... тридцать золотых за полмесяца новых впечатлений... тридцать золотых... и не надо платить за еду и жилье.
   - Я подумаю.
   - Некогда думать, милочка! Завтра и выезжаем! Соглашайся сейчас. Пусть будет тридцать пять золотых!
   - Но... откуда?..
   - Как откуда, милочка? А крик болотной нежити, а хохолок горного чучела, а корешок ведьмина цвета? Думаешь, этого мало? Это стоит денег, милочка, многих денег! Стольких денег, что и девать некуда... только повадились враги пакостить, конкуренты житья не дают!
   - Но ведьмин цвет растет везде...
   - Везде, милочка, совсем везде. Да только мало кто умеет выкопать в срок, высушить правильно и - продать милочка, продать надо уметь, ну, как эту гадость без умения сбагрить? Вот бы еще коготь лесной нежити добыть, за горами с руками оторвут! Не знаешь дороги в лес, милочка?
   - Лесной нежити больше нет, - растерянно ответила бывшая ведьма.
   - Вот незадача, милочка, незадача! Кто ж с ними так, а, милочка?
   - Я, - ляпнула отлученная Заклятая.
   - Ох, и шутница ты, милочка! Ох, и шутница! Да где ж тебе с нежитью-то справиться, милочка, в тебе и магии нет, не шути больше, а, милочка?
   Тиселе спохватилась и вымученно улыбнулась. Наигранное веселье колдуньи раздражало все больше и больше. Но - тридцать пять золотых!
   - Я согласна.
   - Вот и хорошо, милочка. Вот и славно!
   Нельзя сказать, чтобы ребята были в восторге. Залемран велел им глаз не спускать с Тиселе, а тут девушка собирается ехать на восток. Теф даже заикнулся о том, чтобы сопровождать девушку и колдунью, но его не поддержали. Леани была рада хоть на время избавиться от общества мрачноватой Тиселе, Пас и Мок не хотели становиться чьими-то слугами, а Прелжа вообще отказалась брать с собой посторонних.
   Надавить на Тиселе у коллегиантов не получилось. Чароглотка взвилась и заявила, что она их постарше будет и осмотрительнее. Что няньки ей не нужны и свою дорогу она выбирает сама. И что даже мастер Залемран не смеет указывать, что и когда ей делать. А уж выслушивать нотации от недоучившихся магов, которые чуть не разнесли Коллегию на мелкие кусочки!..
   Возразить было нечего. Будущие маги и сами не знали, почему опасные эксперименты с Силой проводить не страшно, а вот связываться с незаконными магами они панически боятся. Сама чароглотка обвиняла во всем воспитание, которое дает Коллегия.
   Хитрая Прелжа умудрилась вскользь упомянуть предполагаемую покупку "подходящей одежды", после чего Леани несказанно воодушевилась и стала чуть ли не силой выпихивать бывшую ведьму в это путешествие. Очень уж ей хотелось подсобить "некультурной" девушке в приобретении более достойного наряда.
   А Тиселе внезапно поняла свою ошибку: свою одежду бывшая ведьма приобрела как раз за горами... В обмен за коготь лесной нежити... Здешние не понимают, почему она так вырядилась, а вот Прелже и спрашивать было ни к чему, все и так видно.
   От щедрого предложения чароглотка поспешно отказалась - нечего. Не хватало еще, чтобы без году магичка ее воспитывала, что и как покупать. Да и этой женщине, Прелже Тиселе тоже не особенно доверяла.
   Самым сложным было утрясти два вопроса.
   Первое - что Тиселе будет есть, а второе - как скоординировать планы?
   Но Тиселе уже рвалась в путь, так что быстро предложила, что ребята будут наводить чары на свои амулеты, это во-первых, а во-вторых дождутся ее здесь или доедут до следующего города, Найзы, а ей оставят письмо. Или дальше, до Кембета, а то и до столицы. Прелжа обещала, что позаботится о проезде для Тиселе, или на своей карете довезет, докуда понадобится.
   Обсуждать больше было нечего.
   Следующим утром, на рассвете Тиселе уехала, оставив своих друзей предвкушать грандиозные неприятности, которые им устроит мастер Залемран... если узнает.
   Глава 6
   Путь действительно занял немного времени. Только Тиселе несказанно удивилась, что Прелжа не просто регулярно меняла коней, но и делала это в чистом поле. Точнее сказать - каждый час карета останавливалась и Прелжа торопила Тиселе поскорее выходить. Их ждала другая карета, уже запряженная свежими лошадями, кучер прежней перетаскивал вещи, колдунья и Тиселе забирались в новую и ехали дальше.
   Все это - в спешке, быстро, будто они удирали от кого-то.
   - Как вы это сделали?
   - А? - откликнулась Прелжа. - Что сделала, милочка?
   - Я о каретах, - пояснила бывшая ведьма. - Откуда вы их взяли?
   - Ты думаешь, милочка, я их из кармана вытаскиваю? - развеселилась колдунья. - Нет, милочка, на это моей Силы не хватит, милочка, и ни у кого не хватит, Силы-то много надо, чтобы карету в карман положить, а потом вытащить, да еще такой же сделать. Она ведь помнется, а, милочка?
   - Но ведь они откуда-то берутся.
   - Откуда, откуда... приехали, милочка, приехали кареты, а откуда - не стоит знать, милочка, зачем тебе знать?
   - Слишком они вовремя берутся из неоткуда, - пожала плечами девушка.
   - Вот ты о чем милочка! Ох, и мудра ты, ох, и остра! Не просто так кареты появляются, не просто! Много денег у меня, ох, и много! Наняла я их, милочка, наняла. Чтобы быстро проехать, времени даром не терять, зачем нам с тобой время терять, а, милочка?
   - Много денег? Но... - Бывшая ведьма с сомнением оглядела дорожный костюм нанимательницы. Женщина покупала себе дешевую одежду, еще дешевле, чем купленная Тиселе на осень и зиму. Не по цене, конечно, а по качеству. Да и чемоданы не дорогие. Девушка действительно обладала острым глазом и в соотношении цена-качество разобралась сразу же, как начала делать покупки. И наряд, и вещи нанимательницы были дешевыми и купленными несколько лет назад.
   - Ох, и умна же ты, милочка, и наблюдательна! Денежки счет любят, а трат не любят, милочка! А уж как корона трат не любит - страх! Вот купишь себе платье, чтоб все вздрогнули, дом построишь, чтоб все ахнули, потом за выезд в городе начнешь платить - а потом придет сборщик налогов. Плати, скажет. Много плати. А деньги откуда? Откуда у бедной женщины деньги, милочка? Может, и Сила есть? Может, она ей пользуется? Может, порчу наводит? Может, короне вредит, а, милочка? А сборщики - они такие - от кого откупишься, от кого и нет, милочка. Вредные они, ох, и вредные, милочка. Вот и коплю денежки, и не трачу. Зато проехать - пожалуйста - с ветерком, милочка, и никто не узнает. Не узнает, милочка, а зато доехали быстро. Хорошо ведь, милочка? А платья... пусть в них дочка сборщика ходит, платья - пфуй, милочка!
   - А зачем платить за выезд в городе? - спросила обалдевшая от потока слов Тиселе.
   - Ох, и спросишь, милочка, ох, и спросишь! Али не знаешь - нельзя в городе кареты держать, лошадей нельзя, ездить на них нельзя - города маленькие, улицы узенькие, да и убирать кому-нибудь надо, ох, и надо же, милочка!
   - Ну и что?
   - Ох, милочка, ну ты и деревня, милочка, наивная, откуда такая взялась! Есть много денег, много-много - платишь городу, имеешь выезд. Только - пфуй, этот выезд - днем ездить - каждый раз разрешение получать, денег много, а ездить только по главным улицам, в остальных никогда нельзя, даже ночью не всегда можно, тесно там, милочка, и хочется, и не пролезешь.
   Тиселе вспомнила, что, действительно, на улице почти не видно ни лошадей, ни экипажей, а некоторые, самые узкие, еще и перегорожены накрепко вделанными в стены домов железными прутьями на уровне лица. И не одним, а несколькими, так, чтобы лошадь не могла перепрыгнуть ни все разом, ни по очереди. Людям приходится пригибаться. Бывшая ведьма никак не могла понять, зачем это нужно, только почему-то так и не спросила.
   - В столице и коляску нанять можно, там корона о людях заботится, милочка, - мечтательным голосом добавила Прелжа. - Но в столице и места много, ох, много там места, милочка! Хорошее место - столица, да только судьба в разные места заносит, ох, судьба, она судьбинушка! А зачем тебе с мальчиками в столицу, а, милочка? Вы там торговать будете?
   - Может быть, - коротко ответила Тиселе.
   - Скрытная ты, милочка, ох, и скрытная! Ну и правильно, милочка, скрытной жить лучше, скрытную не поймают. Жаль, платья мы тебе не купили, ты бы у меня как королева выглядела.
   Тиселе в который раз за день пожала плечами. Она успела привыкнуть к непрерывной смене темы, хоть поначалу и вздрагивала и сомневалась в душевном здоровье собеседнице. Вообще, бывшей ведьме ее авантюра нравилась все меньше и меньше. Почему они так торопятся? Сколько денег нужно, чтобы организовать свежих коней с каретами по всей дороге? И почему Прелжа, такая скупая в отношении себя, торопится осыпать Тиселе золотым дождем?
   - Что молчишь, милочка? Ты же такая красавица, умница, замечательная девушка! Тебя приодеть - все парни твои будут! А ты все как мальчик одеваешься! Стыдно, милочка, ох, и стыдно!
   - В платье я не смогу справляться со своим обязанностями, - сухо напомнила Тиселе.
   Они в своих городах помешались все. Неужели девушке не о чем поговорить, кроме как о парнях и платьях?
   - А ты не бойся, милочка, справишься, и в платье справишься, чего ж не справиться-то?
   Тиселе отвернулась и принялась смотреть в окошко кареты на быстро меняющийся пейзаж. Странно, дорога, как Прелжа говорила, ведет в деревеньку у гор, ее и на карте не обозначают, и обозы по ней почти не ходят, но не уступит и королевской дороге! Хорошая, ровная, кто ж так постарался?
   Будто весь мир сговорился привести Тиселе к восточным горам!
   Летнее солнце действительно не успело склониться к закату, когда карета снова остановилась.
   На этот раз их не ждали запасные лошади. Горы подступали совсем близко, хотя Прелжа сказала, что до них еще несколько часов идти. Вокруг расстилался луг.
   Колдунья вылезла из кареты, дала знак Тиселе последовать за ней, и кучер вынес их вещи. С видом человека, который знает, что делает, он прошелся по лугу и положил чемоданы и мешок на траву возле кольца белых цветов. Ведьмин цвет! В центре кольца цветы не росли, трава тоже, пятачок голой земли, на котором стоя могли бы поместиться два, от силы три человека.
   - Не жди нас, любезный, - сухо велела Прелжа, и карета умчалась. - Там деревня, милочка, - махнула рукой колдунья. - Отдохнет и обратно поедет.
   Тиселе не обратила внимания.
   - Почему здесь? Разве нельзя было найти портал возле Кетора?
   - Умна ты, милочка! - всплеснула руками Прелжа. - Что ж говорила, не знаешь порталов?
   - Я и не знаю. - Тиселе присела возле цветов. Внезапно память подкинула воспоминание: она еще маленькая девочка, нашла на лугу белые цветы небывалой красоты. Она хотела сплести венок, который должен был заменить корону будущей победительнице заколдованных принцесс. Плести венки она еще не умела, стебли портились, ломались, она забиралась все глубже и глубже... Заклятые называли такие места - "сама полезла". Взрослые красавицы в белых одеждах вывели девочку обратно, взяв с нее слово вернуться, когда подрастет. Но когда Тиселе подросла, цветов на лугу давно не было, да девочка и не помнила о них, она и о Заклятых почти не помнила. Знала только, что ей надо прийти в лес в условленный час. И пришла. Это тоже было давно. И на долгое, долгое время Дом Заклятых превратился в ее дом, единственное место на свете.
   А в лесу ведьмин цвет не растет...
   Девушка потянулась к белому цветку. Она почти разучилась плести венки и сейчас срывала один за другим цветы, осторожно переплетая стебельки.
   - Много не обрывай, милочка, - посоветовала колдунья. - Ты вдвойне умна, если не знала, а догадалась. Ух, и умна же, милочка! Но ты не болтай без толку, умных не любят, милочка, ох, и не любят!
   - Так почему здесь? Почему не у Кетора? Прячетесь?
   - И прячусь, милочка, и прячусь! А ты бы не пряталась, а, милочка? Но не только прячусь, милочка, не только. Порталы-то они упорные, милочка, ох, и упорные! Один в одно место выведет, другой - в другое. Мне этот нужен, другой не нужен, сторожат другой, ох, строго сторожат! А порталы-то, они ж упорные! Мне и не справиться с ним, не справиться, милочка. Лучше согласиться с порталом, да пойти, куда он скажет.
   - Скажет? Они разговаривают?
   Колдунья развеселилась еще больше.
   - Разговаривают? Ох, и фантазерка ты, милочка! Нет, выводят они, куда ведут, вот и все, милочка. Есть, говорят, колдуны, которые портал обуздать могут, да не про нас это, ох, и не про нас, милочка. Только, милочка, одно знай - без колдуна не суйся в портал, не ходи, милочка! Ох, занесет тебя, милочка, сама не рада будешь! Только с колдунами ходи, если маг - на ту сторону портал выведет, а без Силы - потеряешься, милочка, ох, и потеряешься!
   - Потеряюсь?
   - Да, милочка, пропадешь ни за грош, вот беда-то будет, а, милочка? Мужчины-то, которые без Силы ходили, их и вовсе не видали потом, ох, и не видали. А женщин видали. Девушек видали. Говорят, манит их к порталам что-то, цветы они любят белые. Небось замуж хотят, невестами себя представляют, врать не буду, не знаю, милочка.
   - И где их видали? - спросила Тиселе. Кажется, она знает ответ.
   - Где видали? Да там же видали, за горами. Только не сразу, милочка, а много, много времени проходило. И впрямь девушки на невест походили, и впрямь - красавицы, в белом все. И Сила была, да только к чему такая Сила девушке? - Голос колдуньи понизился до свистящего шепота: - Они становятся Заклятыми!
   Хотя бывшая ведьма ожидала такого поворота, она вздрогнула.
   - Да, милочка, - удовлетворенно кивнула Прелжа. - За горами Заклятые тоже есть, у них и наших девушек находят. И всем справные девки, а только не такие они, не такие. И Сила у них не такая, и платья не такие, а кто и говорит не по-нашему. И ведут себя не как мы: о женихах не думают, гордые, они, милочка. С нечистью лесной якшаются, нежити не боятся, странные они, милочка. Ну, чего сидишь, бери вещи, идем. Время не ждет, милочка.
   Тиселе водрузила сплетенный венок себе на голову, поспешно подхватила мешок и с готовностью посмотрела на нанимательницу.
   Прелжа долго мерила девушку взглядом, потом поняла, что та не собирается заботиться о чужих чемоданах, и с ворчанием подняла свои вещи сама. Тиселе, как было приказано, взялась свободной рукой за запястье колдуньи. Они вместе шагнули внутрь цветочного кольца.
  
   Из яркого, солнечного дня они шагнули в полутьму.. С этой стороны не росло цветов, не было ничего, что напоминало бы о волшебстве. Полутемный подвал, резкий запах кошек... и не только, как могла судить бывшая ведьма. Отвратительное место, не удивительно, почему его никто не охраняет!
   А снаружи был город. Но какой! Не тесные улочки, не громоздящиеся друг на друга дома.
   Город загорного королевства был просторным и светлым. Широкие улицы радовали глаз. Бывшая ведьма никогда раньше здесь не бывала: Заклятые низших ступеней гостили в другом Доме и в города не отпускались. Свой наряд Тиселе заказала специально приведенному портному. Залемран в свое время удивился, когда бывшая ведьма рассказала, что Дом за горами не похож на лесной: лесного попросту нет.
   То есть нет конкретного места, куда можно прийти и сказать - вот Дом Заклятых! Волшебницы воспользовались лесными порталами, чтобы связать несколько кусочков леса в единое целое и создали магическое место, на которое нельзя набрести случайно и обнаружить убежище Заклятых. В лесные порталы соваться не рекомендовалось никому: они выведут чужака в караулку. Надо быть стражем, Заклинательницей или "волшебницей расстояний", чтобы попасть в нужное место. Стражи подчиняли себе порталы потому, что им был подвластен любой уголок леса. Заклинательницы отдавали приказ - и ничто в мире не могло ослушаться сказанных ими слов. Волшебницы расстояний, как пояснил Залемран, управляли пространством и точно знали, где собираются оказаться. Наверное, Прелжа говорила о подобных способностях городских магов, Залемран, кажется, объяснял, что у них есть похожая... как он называл... градация. Но Заклятые не называли волшебные места порталами - ни лесные, ни те, другие, с цветами. И обычно не интересовались вопросом, почему в "комнате для новеньких" время от времени появляются посторонние - будущие Заклятые - или жертвы для чудовищных, как сказали бы в городах, экспериментов. Так было, и было всегда, хотя девушки попадались чаще, чем мужчины. Нет, не надо об этом!
   Залемран говорил - не надо думать о тех обрядах, то зло творила ведьма, теперь ее нет, а сегодняшняя Тиселе ни в не виновата. И еще смущенно улыбнулся и сказал - мол, банальный совет, но правильный. Без него плохо...
   Девушка поспешно отмахнулась от глупых мыслей. К чему они?
   Тиселе снова перевела внимание на окружающий ее город.
   Как она сразу не заметила?
   Все вокруг напоминало Карвийн - воздух звенел от Силы. Но Сила была другой, не замкнутой Силой городов, а свободной и яркой, как солнечный свет. Тиселе машинально припомнила все, что знала о загорном королевстве. Люди на востоке спустились с гор, невероятным упорством и магией отвоевав землю у болота. Теперь они не голодают, а, напротив, выращивают прекрасные урожаи. Стражей у них нет, только на западном склоне живут угрюмые, неподвластные никому Хозяева гор. Потому-то никто не может пройти ни на восток, ни на запад. Хотя и не будь там стражей, скалы проходимей бы не сделались.
   Что еще?
   Нежить на болоте спокойней, чем в лесу, "мирно" заманивает человека в трясину и там ест.
   Магией владеют почти все, но несильно. Заклятые пришли к ним порталами и встретили полное одобрение местных жителей. Основали собственный Дом, который, кстати, в отличие от лесного, как раз имеет собственное место, только заколдованное не хуже Карвийна.
   Кроме Заклятых, большой Силой имеют еще колдуны-жрецы. Каким богам они поклоняются и поклоняются ли вообще, Тиселе не знала, а вот что они заботятся о почве, о погоде, о здоровье людей и других таких же вещах - это известно всякому.
   Жителям загорного королевства не нужны были ни боги, ни стражи - и теми, и другими были могущественные колдуны-жрецы.
   Все?
   Нет, не все.
   Почти каждый человек "платит пошлину" - добровольно отдает кусочек своей Силы в храмы. Без этого жрецы не могли бы достигать такого могущества. И приезжие тоже должны платить, потому-то низшие ступени Заклятых и не выходят из Дома - Дом платит за всех, а заплатить за саму себя сил хватит у очень немногих.
   - Добро пожаловать в Келет, милочка, - торжественно произнесла Прелжа. - Мы теперь в другой стране, в Жасане, милочка.
   Колдунья поудобней перехватила свои чемоданы, еще раз укоризненно смерила взглядом девушку и направилась в гостиницу. А Тиселе вспомнила еще одну вещь: портной говорил ей, что в загорном королевстве нет ни простолюдинов, ни знати.
   И слуг не бывает.
   И города они стенами не окружают, потому что никто не проберется ни через горы, ни через болота.
   Странное место, решила Тиселе.
   Глава 7
   К тому моменту, когда они нашли гостиницу, Тиселе сто раз удивилась требованию Прелжи сменить ее наряд на платье. Половина встреченных девушек наряжалась именно в брюки, презрев "женственную" юбку. Да и безрукавки со шнуровкой вместо спины были не редкостью. Бывшая ведьма ничем не выделялась в толпе... разве что языком. Кажется, это Судья рассказывала, что в загорном королевстве многие знают два языка, - чтобы общаться с незаконными колдунами. А еще - из-за того, что здесь появляются только Заклятые да незаконные волшебники, жители загорного королевства уверены, что на западе любая магия под запретом. Между собой Заклятые общались благодаря магии Дома, да и здесь наверняка загорный язык не потребуется.
   В гостинице Тиселе поняла, как безнадежно и окончательно влипла. Правильно Залемран не хотел ее отпускать с ребятами! Правильно ребята не хотели отпускать ее с этой подозрительной колдуньей! Нет, как она могла быть такой беспечной, доверчивой дурой?!
   Первую неприятность, обрушившуюся на девушку, пережить можно было. Прелжа почему-то уперлась в идею обрядить Тиселе в платье. И даже сообщила, что не наденет девушка платья - все, может считать себя уволенной. И обратно добираться как сама знает. Такой поворот сбил бывшую ведьму с толку. Прелжа вела себя по-прежнему, но в ее суетливых жестах проскальзывало нетерпение. Платье она извлекла из своих чемоданов - еще не надеванное, милочка! Ничуть не смутилась, что в этот предмет туалета можно было завернуть двух Тиселе в ширину, талия получилась невообразимо низкая, а подол волочился по полу. Кое-как приспособила платье к размерам девушки и предложила радоваться тому, что есть. Покупать наряды на месте колдунья не собиралась. Отлученная Заклятая совершенно ошалела всего происходящего и даже не пыталась протестовать.
   Но вторая неприятность... это и не неприятность даже, это трагедия! Только в гостинице Тиселе узнала, чем принято расплачиваться в этой проклятой стране. Загорные жители не знали ни золота, ни серебра, ни меди! Они расплачивались магией, чистой Силой или готовыми заклинаниями. Или ингредиентами для зелий. Их можно понять. Люди могли жить только за счет магии, ею они поддерживали почву сухой, озеро - чистым, а своих детей - здоровыми. Сила была доступна всем и она же была наивысшей ценностью. Кто не умел колдовать - шел с избытком Силы в храм, где жрецы создавали для него нужные чары. Кто умел - сплетал заклинание сам.
   Это открытие перепугало несчастную чароглотку до ужаса. Если в родном королевстве она была всего лишь подозрительной личностью, живым магическим щитом или уникальным явлением, то здесь она превращалась в преступницу, воровку. И пусть, конечно, ей не впервой нарушать законы, чтобы выжить, но... В Варусе она действовала наверняка. Ни один нормальный мужчина не пойдет жаловаться, что его побила хрупкая девушка. В Карвийне она вообще никому не причинила вреда. Но здесь... здесь она будет грабить людей одним фактом своего существования, отнимать накопленное, может быть, с трудом - ее непременно примутся ловить, стоит бывшей ведьме хоть на час остаться одной! И - останься она одна, нечем будет заплатить за еду, за крышу над головой... Без Прелжи Тиселе пропадет за секунду!
   В стране, где люди могли и брать, и отдавать магию, она могла только забирать у других Силу ...
   Проклятье, как она допустила, чтобы это случилось? Как она допустила такой полной, как сказал бы Залемран, абсолютной зависимости от столь подозрительной личности?
   Как?!
   Тиселе страшно захотелось перенестись куда-нибудь подальше, в Кетор, к ребятам, а лучше в Карвийн, к Залемрану... Ох, как она могла так легко уехать, остаться без него, без его Силы, без его помощи и советов... без его улыбки и внимания, наконец!
   Они недолго пробыли в гостинице. Немного отдохнув с дороги и перекусив, Прелжа преложила сходить в город, "присмотреть кое-какие вещички для моего дома, милочка. Нет, без тебя не пойду, милочка, враги не дремлют, конкуренты покою не дают, вдруг что случится, милочка?"
   На улицах было полно народу. Загорное королевство совсем не знало лошадей - неоткуда было им взяться в стране, стиснутой между горами и болотом. Люди ходили пешком, некоторые присаживались на приспособления вроде того движущегося кресла в Коллегии. Прелжа сообщила, что здесь и на большие расстояния с помощью всяких штук ездят. Или просят жрецов подчинить порталы, но это много Силы надо.
   - И колдуны-жрецы просят, и портал просит, ему по стране неудобно перебрасывать, милочка, он за горы выкидывать любит, своенравные они, порталы, а милочка?
   Тиселе радовалась, что догадалась надеть перчатки, хоть и было в них жарко и неудобно. Но как бы она сквозь толпу протискивалась с открытыми руками - они же здесь везде маги!
   Маги. Это чувствовалось. Воздух по-прежнему звенел от Силы - и бывшая ведьма жадно поглощала ее. У ворованной Силы оказался горький привкус и это - Тиселе знала! - было вкусом ее раскаяния. Но ничего поделать с собой не могла.
   Толчея была такой, что девушке хотелось вцепиться в свою спутницу обеими руками - Прелжа была ее единственным залогом на возвращение домой... и вообще на жизнь. Но Тиселе сдерживалась - нельзя показывать свою слабость.
   - Посмотри туда, милочка, взгляни-ка! Это Храм Силы, здесь жрецы-колдуны живут и чародействуют.
   Тиселе послушно повернулась в указанном направлении. Вот откуда толпа на улице - одни спешат в храм, другие из храма, вокруг, на площади, расположились торговцы со своим товаром - чары, зелья, ингредиенты, посуда и разного рода дребедень.
   Храм был большим. Величественным. Громада серого камня воздымалась вверх, как еще одна гора, вроде тех, что виднелись на западе. Стены не украшали ни картины, ни барельефы, ни надписи, ни орнамент - скала как скала и все же чувствовалось, что здесь потрудилась не природа, а человеческий разум и труд.
   Ведьмы тонко чувствуют все прекрасное и, потеряв Силу, Тиселе восхищаться не разучилась. Храм был прекрасен. Площадь была прекрасна. Ее не портила суета людей, возившихся со своими товарами у подножья рукотворной горы.
   Тиселе кто-то толкнул, и она очнулась.
   - Мы сюда шли? - спросила девушка, оборачиваясь к спутнице...
   Спросила - и похолодела от невыносимого ужаса. Колдуньи не было.
   - Прелжа! Прелжа!!! Где вы?
   Ей никто не ответил. Прохожие расступались перед орущей в городе, как в лесу, девушкой.
   - Прелжа!!!
   Колдуньи нигде не было.
   Не было!!!
   Тиселе осталась одна.
   Одна в этом городе, в этом королевстве, где за все надо платить Силой!
   Нет. Нет, этого не может быть. Прелжа никуда не делась. Наверное, толпа увлекла женщину в сторону. Наверное, она не смогла вернуться.
   Нет, Прелжа не исчезла.
   Конечно!
   Куда могла исчезнуть взрослая женщина, не раз побывавшая в этом городе?
   Не могла она исчезнуть!
   А вот искать ее не надо.
   И аукать не надо - не в лесу же, право слово!
   Надо вернуться в гостиницу и подождать.
   Прелжа найдется.
   Она придет туда же.
   Заглушая вспыхнувшее отчаяние, Тиселе принялась отыскивать гостиницу.
   Это оказалось непросто: бывшая ведьма прекрасно помнила, откуда пришла на площадь, но повернуть в ту сторону не получилось: стоило прекратить кричать, как толпа понесла ее в другую сторону. Не страшно, у Тиселе чувство направления, как у кошки. Хвала, хвала удаче, что бывшая ведьма не все утратила после поражения. Тиселе свернула в первую же попавшуюся тихую улочку и принялась думать.
   Она шла... сначала направо, потом налево, а потом в другую сторону...
   Нет, не так...
   Направо, налево, прямо, потом еще раз налево, потом через площадь...
   Бывшая ведьма подавила новый приступ отчаяния.
   Это не сложно. Она сотни раз так делала.
   Надо закрыть глаза и сосредоточиться.
   Нет, сначала расслабиться, а потом сосредоточиться.
   Так как она шла?
   Уловив нужное направление, Тиселе отправилась отыскивать гостиницу.
  
   В гостинице ее поняли не сразу. Долго лопотали на загорном языке, потом позвали какого-то человека, сумел ответить на вопросы девушки.
   Женщина, которая сняла комнаты? Она ушла. Как - как ушла? Ушла и все. Собрала чемоданы и вернула ключи.
   Как - а где вещи?
   Какие вещи? Дорожный мешок? Нет, его не взяла. А чем милая девушка докажет, что вещи ее?
   "Милая девушка" чуть не взвыла.
   Она клянется? А Силой не заплатит? Нет Силы? А как же она тогда?.. Ах, спутница обещала за все платить? Ах, вот люди, у которых днем комнаты снимали? Они подтвердят?
   Ладно, пусть девушка не плачет, пусть забирает свои вещи.
   Нет, куда пошла, не сказала.
   И ничего не передавала.
   Ничего он не знает, почему бы девушке не забрать свой мешок и не пойти искать свою спутницу в другое место?
   Вот здесь Тиселе села, как стояла, на пол и разрыдалась.
   Все было ясно... или почти все. Прелжа ее бросила. Заманила и бросила - непонятно почему и зачем, но бросила. И теперь Тиселе здесь пропадет. Очень скоро пропадет, ведь она - нежить среди людей, поголовно владеющих магией. Ей не на что поесть, и спать придется на улице. Под забором. Как нищенке.
   Она и есть нищенка.
   Хуже, чем никто.
   Никто с отрицательным знаком.
   А потом жрецы поймут, что у них пропадает Сила.
   И будут ее искать.
   И найдут.
   И убьют, наверное, что с ней еще делать?
   Она погибла.
   Полностью, безвозвратно погибла.
   Над головой раздавались чьи-то голоса, перед лицом показалась чья-то рука со стаканом воды.
   Тиселе, не поднимая глаз, приняла стакан и глотнула.
   Постаралась отдышаться.
   Как бы то ни было - нельзя показывать свою слабость.
   Сейчас она встанет, улыбнется и уйдет.
   И примет свою судьбу так, как ее учили Заклятые.
   - Девушка, - неловко позвал толмач. - Не плачьте. Переночуйте у нас, поешьте, а там и поищете свою... ведьму Прелша.
   - Колдунью Прелжу, - машинально поправила Тиселе и подняла все-таки взгляд. - Спасибо. Но мне нечего вам за это дать.
   Одна из столпившихся вокруг женщин что-то сказала ей, указывая то на голову девушки, то на свою, а потом махнула в сторону комнаты, которую Прелжа днем сняла для Тиселе. Спохватившись, женщина рассмеялась и обратилась к толмачу.
   - Вы можете отдать венок, который оставили в комнате, - перевел толмач. - За это - переночуйте, мы накормим вас ужином и завтраком.
   - Венок? Ведьмин цвет? Но... - Тиселе было жаль расставаться с волшебной короной, но голод страшнее. Силой ее продолжали подпитывать коллегианты через амулеты, да и в городе она наелась, а вот еды купить будет не на что... - Ладно, я согласна.
   Глава 8
   Когда утром девушка вышла из гостиницы, она была сыта и прихватила немало еды в дорогу.
   Какую дорогу?
   Куда ей теперь идти, где искать Прелжу?
   Да и стоит ли искать?
   Зачем колдунья так с ней поступила?
   Разве что...
   Тиселе приходило в голову только одно объяснение странного поступка женщины - торговля амулетами мешала незаконным колдунам, вот от нее и поспешили избавиться.
   Но почему так сложно?
   Почему было не убить, увезя подальше от людных мест?
   И куда теперь идти?
   Нет, этот вопрос Тиселе уже себе задавала... А ответ взять негде...
   Бывшая ведьма горько усмехнулась. Когда Вийник появился в Коллегии, ей уже казалось, что жизнь рассыпалась на мелкие осколки. Она преувеличивала. Страшно преувеличивала.
   Жизнь разбилась сейчас.
   Разбилась?
   Разве найдутся слова, которые опишут ее состояние?
   Тогда, в Варусе было легче. Ей хотелось есть, а терять было нечего.
   Теперь бывшей ведьме приходилось предвкушать ночь, когда спать останется только на земле. Завтрашний день... или, может, послезавтрашний, когда закончится еда. А потом станет холодно...
   Нет, до осени она не доживет, можно не бояться. От голода умирают быстрее.
   Странно.
   Раньше она не боялась воровать.
   Но то раньше...
   Когда она была голодным зверенышем.
   А теперь...
   Сможет ли она забыть уважение магов Карвийна, коллегиантов, Залемрана? Сможет ли предать их... веру в нее? Пусть они никогда не узнают... вообще никогда не узнают, что она сгинет на чужбине, далеко от них.
   - Эй!
   Тиселе не оглянулась. Это зовут кого-то другого... счастливец... или счастливица, кому-то нужен или нужна, кто-то ее - или его знает...
   Резкий, повелительный оклик на чужом языке также оставил девушку равнодушной.
   Одно хорошо - бывшая ведьма избавилась от кошмарного платья, которое навязала Прелжа.
   - Девушка! - Обладатель голоса схватил ее за локоть. Тут же вскрикнул и отнял руку.
   - Залечите Силой, срочно! - привычно посоветовала Тиселе.
   Перед ней стояли... двое... крепкие люди в черных одеждах. Силы очень немного, и вся она потрачена на собственные тела. Странно.
   - Стражи храма, - отрекомендовался тот, который схватил Тиселе за локоть.
   - Стражи? Вы?!
   Мгновение мужчина недоумевающее смотрел на Тиселе, потом кивнул.
   - Стражи, охранники, сторожа. Понимаете?
   Теперь кивнула Тиселе.
   - Что вам нужно?
   - Пошлина. Вы платили?
   Бывшая ведьма задумалась - признаться или солгать? Но ведь могут не поверить, пойти проверять...
   - Нет.
   - Платите.
   - Нет.
   - Нет?
   - Не могу. Нет Силы.
   - Неправда.
   - Правда.
   - Без Силы вы бы к нам не попали.
   - Меня провела... наняла... одна... женщина, колдунья. Понимаете?
   - Заклятая?
   - Нет! Колдунья! Из городов!
   - Наняла? Вас?
   - Да.
   - Она подтвердит?
   - Нет.
   Тиселе начала путаться. Стражи храма знали ее язык, но недостаточно хорошо, раз говорили такими короткими фразами. Отлученная Заклятая боялась, что ее не поймут и старалась говорить так же коротко.
   - Не подтвердит? Вы лжете?
   - Нет. Она... она пропала. Потерялась!
   - Потерялась?
   - Пропала в толпе возле храма.
   - Так не бывает, - резонно возразили храмовые сторожа. - Там нет мест, которые переносят.
   - Нет. Она отошла в сторону. Я ее не нашла. Прелжа... мою спутницу зовут Прелжа... она ушла из гостиницы. Я не знаю куда.
   - Там подтвердят?
   - Да! Да, обязательно.
   - Идемте туда.
   У гостинице один из этих людей в черном остался сторожить Тиселе, а другой зашел внутрь. Вскоре он вернулся и кивнул своему напарнику. Они обменялись несколькими короткими фразами.
   - Так нехорошо, - сказали они затем. - За вас не уплачена пошлина.
   - Я знаю, - печально ответила бывшая ведьма. Все это время она раздумывала, не попробовать ли сбежать или вступить в драку со сторожами, но рисковать не стала. Во-первых, они быстро сообразили обернуться силой, как в свое время это сделал Залемран. Во-вторых, бывшая ведьма ясно видела, что ей не справиться. Пусть когда-то Заклятая побеждала троих стражей, эти наверняка уложат шестерых. А уж вдвоем... Сбежать не получится, проклятые сторожа следят, глаз не сводят.
   - Кто может платить за вас?
   - Никто.
   Сторожа снова обменялись короткими фразами.
   Внезапно Тиселе спросила:
   - Почему вы ко мне подошли?
   - Мы сомневались, - честно ответил тот, который кричал, а потом обжегся. - Вы одеты, как наши девушки, но другая.
   - Чем другая? - не поняла Тиселе.
   - Смотрите не так, - пояснил второй сторож. - Как чужая. По сторонам глядите. Впервые у нас.
   - Мы кричали, вы не обернулись, - добавил первый. - Значит - чужая. Должны платить. Мы таких ищем, берем пошлину. Вы - совсем чужая, вы жжетесь. Странная. Жрецы будут рады. Так нет Силы?
   - Нет, я же сказала - нет!
   - Тогда идемте.
   - Куда? - упавшим голосом спросила бывшая ведьма. Залемран так и не узнает, где она погибла... и ребята... и Кикса, бедная девочка... Тиселе так и не ответила на ее последнее письмо - получила уже перед самым отъездом.
   - Туда... - неуверенно ответил первый сторож. - Место... лечат... нет, не лечат. Болеют? Там болеют, как вы называете?
   - Больница?!
   - Да! - обрадовался второй. - Больница! У нас у всех Сила. У кого нет - больной. Мы лечим. Кто-то не лечится, не получается вылечить. Тогда живет там. Или родственники ручаются, себе забирают, за него платят.
   - Но я здорова!
   - У вас нет Силы, - дружно пожали плечами сторожа. - Вы не платите пошлину. Куда вас девать? Вы сами пойдете?
   Тиселе так и не стала лезть в драку. Тихо и покорно, как овца на бойню, девушка пошла за сторожами.
  
   Это была не тюрьма. Эта была государственная больница, примерно такая же, как в Варусе. Небольшая палата, из которой выходить можно только на прогулку, два раза в день. Невкусная пища, неудобная кровать. И - стены, стены! Одни и те же стены изо дня в день! Ее водят к жрецам-колдунам, те цокают языками. Иногда переводят ей - жуткая болезнь, нет Силы, не действуют заклинания, кожа жжется, жуткая болезнь!
   Они стригли ей волосы и ногти - пытались понять, нельзя ли их использовать для зелий и снадобий. Они давали волшебные напитки и еду, но магия, естественно, усваивалась и не действовала.
   Ей говорили - она ценный человек, очень ценный. Если ее все время изучать, они найдут ответ, почему у кого-то может не быть силы. И тогда Сила будет у всех.
   Это была не тюрьма. Но "больничная палата" от камеры ничем не отличалась.
   Тиселе страдала. Она пыталась бежать, пару раз ей даже удавалось выбраться за ворота, но там ее встречали очень вежливые сторожа, которые сообщали девушке, что она, наверное, заблудилась. Бывшая ведьма и не пыталась отбиться: какое умение Заклятых она не потеряла, так это оценивать противника. Ведьма могла ввязаться в драку с более слабым противником, могла подраться с равным себе. С более сильным пусть дерутся дураки, которые не заслуживают ни пощады, ни снисхождения. Они либо станут сильнее, либо падут в неравном бою... туда им и дорога.
   Падать в бою Тиселе не хотелось, она покорялась. Девушке еще везло, что ее всего лишь вежливо заворачивали, не пытаясь угрожать или наказывать.
   Вылезти через окно не получалось - сквозь обычные, не магические решетки, не пролезть, не протиснуться. Нападать на визитеров - бессмысленно, к ней всегда заходили сначала дюжие сторожа храма, и только потом жрецы или лекари больницы.
   Дни проходили за днями, Тиселе впадала в тупую апатию, сменяясь приступами ярости. То ли им везло, то ли они подсматривали, но никто не входил, чтобы попасться под горячую руку, ждали, пока девушка опять впадет в апатию.
   Один раз... это было на десятый день заключения... или на девятый... Один раз апатию нарушил огромный прилов Силы. За горами прекрасно работали амулеты, через которые к Тиселе поступала магия от коллегиантов, а также от многочисленных клиентов, но вот понять, от кого пришла подпитка, бывшая ведьма не могла. Ее сердце тревожно сжалось: вдруг что-то случилось с Залемраном? Или с ребятами? А она прохлаждается здесь, и ничем помочь не может!
   Жрецы-колдуны наотрез отказались отпустить девушку. Мол, по закону не владеющего Силой несчастного можно отпустить только на поруки, причем либо с родственником, либо если поручитель заплатит очень много Силы. А уж искать по ее просьбе какого-нибудь колдуна, чтобы отправил обратно или открывать розыск Прелжи никто не собирается. И пусть пленница не выдумывает: с ней же хорошо обращаются, чего еще нужно? Разные там предчувствия и беды, произошедшие с жителями другого королевства, не интересовали жрецов-колдунов.
   Отчаяние, вызванное отказом, перешло в ярость уже после того, как девушка осталась одна. Жрецы были хитрыми людьми и понимали, когда человеку лучше на глаза не попадаться. Если бы они еще понимали, когда человеку нужно дать свободу!
   Ярость прошла, пришла апатия.
   Не такая, как раньше, а полное опустошение. Девушка больше не выходила на прогулку, почти не ела, а лежала, свернувшись клубочком, на своей койке. Жрецы распорядились выносить ее на улицу, но ни солнце, ни дождь не разрушали равнодушия бывшей ведьмы.
   Апатия порождалась двумя причинами: тревогой за друзей и безвыходностью положения. Если она ничего не может изменить, зачем что-то делать? Ходить, говорить, есть, пить? От последнего отказаться не получилось - жрецы нашли способ кормить девушку насильно. Она, впрочем, и не сопротивлялась - зачем? Разве это изменит?
   Сила регулярно продолжала поступать три раза в день, не считая случайных всплесков и, значит, с ребятами ничего страшного не случилось. Либо они отбились, либо несчастье произошло с Залемраном... или с кем-то другим... А если с Залемраном? Нет, о таком нельзя думать, все равно ничего не исправить.
   И Тиселе не думала. Не говорила, не слышала, не видела и не чувствовала. Все было незачем, такая жизнь будет длиться день за днем, до самой старости... до смерти.
   Глава 9
   Минула бесконечность. На самом деле прошло тринадцать дней со дня пленения, но Тиселе об этом не знала. В коридоре послышались голоса. Это ничего не значило, не могло значить, но... один голос был женским. Молодым. Звонким. Знакомым.
   И от звуков этого голоса Тиселе подскочила на кровати.
   Мышка!!!
   Мяукающая Мышка, леди Элесит, королевский этнограф какой-то там категории!
   Что она здесь делает?!
   Бывшая ведьма не успела придумать ответ на свой вопрос: разум отказывался повиноваться после долгого бездействия.
   Но, когда леди вошла в комнату - без храмовых сторожей, в сопровождении только жреца, Тиселе встретила ее, стоя на ногах.
   - Вот, Госпожа, - указал жрец, не глядя на девушку, - тот самый необыкновенный случай. Несчастная не только не может колдовать, она, кажется, вообще не реагирует на магию. Сейчас совсем плоха стала...
   Госпожа не ответила, она замерла в дверях, впившись взглядом в "необыкновенный случай".
   Тиселе ошиблась, жрец был не единственным сопровождающим Заклинательницы. За ее спиной в Тиселе точно так же впился взглядом лесной страж, личный страж Мышки.
   Они молчали.
   Жрец недоуменно вглядывался в лицо визитерши.
   - Госпожа?
   Госпожа по-прежнему молчала. Тиселе точно так же, не отрываясь, смотрела на свою победительницу... Она изменилась. Отросли темные волосы, теперь они пышной гривой падали на плечи. Леди по-другому стояла, иначе смотрела. И не мешковатый костюм был на ней. И не черное, до неприличия открытое платье из тяжелой шерсти.
   Нет, платье леди было легким, красивым и... зеленым. Цвета распускающейся листвы... Зеленый цвет... его носят только стражи и... их жены и дети.
   Мышка вышла замуж!!!
   И карие прежде глаза только с первого взгляда казались прежними. При виде поверженной противницы они полыхнули зеленым - странной дымчатой зеленью.
   Мышка вышла замуж.
   Но... если она Заклинательница, разве изменение может пройти быстро... оно же долго длится... сколько?
   Заработавшая при звуках знакомого голоса память ответила: год. А Мышка была человеком меньше года назад. Значит, сейчас она еще больше нечисть, чем прирожденные стражи... так всегда бывает во время изменения... трансформации.
   - Госпожа? Что случилось? - Жрец наконец повернулся к пленнице и был немало удивлен ее видом. Потом посмотрел на Мышку и начал что-то понимать. - Госпожа, вы ее знаете?
   Леди еще не начала говорить, когда Тиселе склонила голову и проделала тайный знак, который знали все Заклятые. Язык жестов не был связаны с Силой, поэтому отлученная его помнила. Только бы Мышку ему учили, ведь она так недавно среди Заклятых!
   Жест означал: "Старшая сестра, я прошу тебя о помощи и взамен клянусь сделать все, что ни прикажешь". К нему полагалось добавлять Силу, чтобы скрепить клятву, но чего нет, того нет.
   Леди ничем не показала, что не только поняла, но и хотя бы увидела знак. Она кивнула жрецу.
   - Да, я знаю ее. Это моя сестра. Она ослушалась Заклятых и сбежала. Мы не знали, где она может быть.
   - Вы искали ее?
   - Не здесь. Как она сюда попала?
   - Говорит, привела волшебница из вашей страны, - развел руками жрец-колдун. - Привела и бросила. А... позволено ли будет спросить?..
   - Говорите.
   - Госпожа, не прогневайтесь - вы говорите, она ваша сестра, Заклятая, но... В ней же нет Силы. В ней не может быть Силы! Она не может быть Заклятой!
   - Она была наказана, - холодно пояснила Госпожа. - Мы... перестарались. Однако она моя сестра и я хотела бы, чтобы ослушницу вернули Заклятым.
   - Но... Госпожа... Мы бы не хотели...
   - Вы хотите держать у себя Заклятую? Держать насильно, против ее воли и воли ее сестер?
   Жрец подобрался. Он не собирался так просто уступать.
   - Что Заклятым до ослушницы?
   - Не вам ее судить!
   - Я Госпожа, не хотел вас обидеть... - Жрец-колдун опять сделался вежливым. - Но такие вопросы нельзя решать на скорую руку. Мы должны обсудить это с моими Учителями, с вашими сестрами...
   - Заклинательница говорит от имени всех и вместо всех! Заклинательница - голос всего Дома и именно в этом качестве я здесь! И я говорю - отдайте ослушницу сестрам! Вы не можете держать ее у себя! Да что там! Вы сами сказали - она чахнет! Хотите убить мою сестру?!
   Жрец-колдун попятился. Заклятые жестоко мстили за малейшую обиду, причиненную любой из них. Все Дома, сколько ни было, могли вступиться за одну-единственную девушку, как бы она перед ними ни провинилась. Связываться с колдуньями - себе дороже.
   - Я сообщу остальным, - поклонился он. - Сделаю все, что смогу.
   - Погодите! Моя сестра не будет жить в этой конуре! Отведите ей покои рядом с моими! И - вот, возьмите! Вот вам - пошлина и плата за заботу! Я плачу за мою сестру!
   С пальцев леди слетел солидный кусок Силы. Страж за ее спиной нахмурился, но промолчал. Он явно не одобрял заботу о ведьме, чуть не погубившей город Варус и саму леди, но вмешиваться не решался.
   - Я благодарен Госпоже, - церемонно ответил жрец. Тиселе мельком подумала: наверное, у него невысокий статус... или здесь боятся Заклинательниц. За все время разговора бывшая ведьма даже не поднимала головы, но обострившимся чутьем угадывала малейшее движение в палате. - Все передам. У Госпожи будут еще желания?
   - Да. Оставьте нас здесь одних... втроем, - пояснила леди, взглянув на молчаливого мужа. - Пока моей сестре не приготовят новые покои. Потом мы перейдем туда. Пусть никто не подслушивает.
   Жрец-колдун не стал отмахиваться от обвинений в неделикатности. Он просто склонил голову перед Заклинательницей и Хозяйкой леса и вышел. Леди шагнула в палату, пропуская жреца, за ней вошел страж и притворил дверь.
   - Ну? - требовательно спросила Мышка. - Что ты можешь мне сказать, отлученная? Что предложишь?
   Тиселе подняла голову. Глаза в глаза - этот взгляд мог многое решить. Мышка помогла ей, поможет и дальше, надо только найти слова. Но вид леди... пугал. Говорят, во время трансформации волшебницы забывают о том, что сами недавно были людьми. А когда вспоминают... многих жизней уже не вернешь.
   - Миледи! - взмолилась отлученная Заклятая. - Леди Элесит! Я знаю, вы теперь Заклинательница... и Хозяйка леса, и ваша трансформация еще не завершилась, но вашими богами молю - говорите со мной как человек из городов! Я прожила в них целый год и отвыкла от лесного обращения!
   Страж фыркнул, в выражении его глаз сквозь неприязнь пробилось одобрение. Глаза же леди сменили цвет на прежний, карий. А еще Мышка густо покраснела.
   - Вот как, - медленно проговорила Элесит. - Значит, с Хозяйкой леса говорить не желаешь?
   - Леди! Прошу вас!
   Страж не выдержал и расхохотался.
   - Получила, Госпожа моя? Напросилась? Говорил же тебе - сдерживайся хоть немного! Потом самой стыдно станет. И дождалась - отлученная тебе замечания делает! Ведьма, да еще без Силы! И она совершенно права! Во что ты превратилась?
   - В твою жену! - мгновенно огрызнулась леди. - Ты получил, что хотел!
   В этот момент раздался стук в дверь. Все тот же жрец-колдун пригласил сестру уважаемой Заклинательницы пройти в новые покои. И Госпожу с мужем следовать туда же, если они все еще хотят поговорить с провинившейся Заклятой.
   Тиселе позволили взять свои вещи, которые не отобрали и при "поселении" в больнице. Зачем ей эти тряпки и прочий хлам, девушка не знала, но уже привыкла тащить с собой что-нибудь свое. Бодро подхватив мешок, она первой вышла из опостылевшей больничной палаты. Леди "вежливо" пропустила бывшую противницу вперед: чтобы не выкинула какой-нибудь фокус по дороге.
   Отлученная приободрилась. Сестры никогда не бросали своих в беде, другое дело, какую цену они за это потребуют. Мышка назвала ее сестрой - а Заклинательницы никогда не лгут. Каждое их слово правда, хотя верить Заклинательницам не рекомендовалось. Они и, не солгав, заставят тебя перепутать верх и низ, право и лево. Как Первая Заклинательница, сумевшая переболтать своего стража даже на Поединке воли... редко кто знает, что Заклинательница была Седьмой Заклятой, а самой первой была как раз ведьма: только она догадалась взять дареную Силу и не сделать того, чего от нее хотят, не сделаться женой пленившего ее духа леса. Эту часть истории рассказывали немногим, может, вообще только ведьмам - в утешение, чтобы не расстраивались из-за своей неприглядной сущности. И, может быть, Заклинательницам - чтобы не зазнавались. Тиселе не очень-то верила в легенду: во время Поединка воли не особенно поболтаешь, уж она-то знает! Но все же...
   Мышка оказалась достойной своей предшественницы, точно так же уболтала своего стража, заставив поверить, что перепуганная девчонка без следа Силы или Заклятости - могущественная колдунья, давшая какой-то там дурацкий обет! Хотя Заклятые очень редко дают обеты, а также не ходят непрошенные по чужой территории. И ведь очухался только когда хитрюга выдурила у придурка обещание не убивать ее или... не делать с ней того, что собирался сделать. Хитрая... Тиселе присутствовала на суде и знала все подробности, а они до колик рассмешили всех сестер. Не будь обещания, страж бы вернулся за жертвой следующей ночью и провел таки обряд...
   Он и провел - но с каким опозданием! Получив вместо жены Госпожу, да еще и невероятно склочную к тому же. Хотя кому больше не повезло, бывшая ведьма сказать бы не могла. Заклятые не отвергали узы брака, и выходили замуж не реже, чем обычные девушки, может, чуть позже, но не всегда. И мужей выбирали себе под стать: сильный характер волшебниц редко дополнялся уж очень большим желанием о ком-то заботиться. Заклятые становились прекрасными матерями, но вот заменять оных еще и для мужей не желали, так что супругам чаровниц приходилось соответствовать своему новому статусу. Что они делали, если верить многочисленным народным "мудростям": замужняя Заклятая резко теряла свою взбалмошность... или было кому удержать ее от очередного сумасбродства.
   Но стража подобные "мудрости" не касались. Ведь что такое страж? Слуга, помощник, защитник... Вместилище Силы, кулаки и когти, существо, полностью подчиненное своей Госпоже! У него и права голоса быть не должно! А этот... Разве так ведут себя порядочные стражи... даже если им посчастливилось и Госпожа согласится на брак?!
   И Заклинательнице, и ее мужу было горячо плевать на то, порядочный он или нет. Приличия, исключающие панибратство Госпожи со стражем, их немного сковывали, поэтому по коридору парочка шла не в обнимку, а только держась за руки. И на лице временно вернувшей себе человеческий облик леди было ясно написано самодовольство девушки, отбившей у соперниц лучшего парня в деревне. Страж свою физиономию контролировал лучше, и тайком подсматривающая Тиселе ничего на оной не прочитала. Зато все остальное сказали пальцы мужчины, нежно переплетенные с пальцами его жены. Он, похоже, тоже уверен в своем невероятном везении.
   Увлеченная подглядыванием Тиселе даже не смотрела, куда их ведут, поэтому, когда жреца остановился, она чуть не натолкнулась на него.
   - Вот здесь мы поместим вашу сестру, Госпожа.
   - Я довольна этим, - важно кивнула Мышка, поспешно выдирая свою руку из мужней. - Вы можете оставить нас здесь и отправиться разрешать это... досадное недоразумение. Я хочу проводить сестру домой в самое ближайшее время.
   Жрец-колдун понял, что Госпожу не сдвинешь с занятой ею позиции, и поспешил откланяться. Леди толкнула ногой дверь и заглянула внутрь.
   - Мда...
   "Покои" были заметно лучше предыдущих: большие окна без решеток выходили во внутренний двор, из которого все равно не выбраться. У окна стояла роскошная кровать, пол покрывал ковер, по стенам висели потертые до неузнаваемости гобелены. В углу стояло нечто вроде шкафа: некая мебель, имеющая и дверцы, и два отделения, с одной стороны полочки, с другой место, куда повесить плечики. И высоты было подходящей, но больше всего нечто было похоже на пузатую бочку. Принимать пищу, видимо, рекомендовалось, подсев с кровати к подоконнику.
   - Роскошно тебя устроили... могли бы не так буквально понимать слова "рядом со мной" и поискать местечко получше... Но что теперь ругаться? Айда к нам, там поговорим!
   Тиселе бросила свой мешок у дверей и послушно прошла в покои напротив. Только сейчас она обнаружила, какие толстые в больнице стены, какие тяжелые двери. Если ее за такими начнут убивать - никто и не услышит. Но, по правде сказать, смерти Тиселе боялась меньше всего.
   В покоях Заклинательницы было как минимум две комнаты. Первая - та, которая шла сразу за дверями, в городах ее могли бы назвать то ли "прихожей", то ли "гостиной", это уж как посмотреть. В ней был все тот же ковер на полу, гобелены на стенах, посередине стоял стол и два стула. На мысли о существовании второй наводила внутреннюю дверь. Если и были еще комнаты, их сходу обнаружить не удалось.
   Леди уныло обозрела мебель и предложила:
   - Достать тебе третий стул или сядешь на пол... на подушку, к примеру?
   - Не надо беспокоиться! - испугалась Тиселе. Кажется, третьего стула в покоях не было, а Заклинательница, ради нее выклянчивающая сидение у жрецов... не-ет, это лишнее!
   - Значит, подушка, - подытожила волшебница, вытягивая перед собой руки ладонями вниз, и что-то прошептала. После этого по-простому плюхнулась прямо на ковер, утянув за собой мужа. - Садись, гостем будешь!
   - Не проще ли было принести? - съязвила бывшая ведьма, вспоминая давнюю сцену в государственной гостинице Варуса. Подушка была большая, плоская и, как обнаружила девушка, довольно удобная, хотя Тиселе точно так же могла бы усесться и на пол.
   - Не проще, - призналась Заклинательница. - У нас нет таких подушек, а с кровати стаскивать не хотелось. Или сделать тебе стул?
   - Не надо! - снова отказалась Тиселе. - И подушку можно было не делать.
   - Мне не сложно, а ты гостья, - улыбнулась Заклинательница. - К тому же плохо себя чувствуешь.
   Тиселе только сейчас почувствовала, что так оно и есть. Она ведь почти не двигалась и не ела все это время. Бездействующему телу еда ни к чему, поэтому голода девушка не чувствовала... пока. Но слабость была, и страшная.
   - Ты как, говорить-то в состоянии? Выпей-ка!
   Между руками волшебницы заклубился туман, уплотнился, принял форму сосуда, потом потемнел. И вот Хозяйка леса протянула человеку хрустальную чашу с пряным напитком.
   - Но, леди Элесит... Госпожа моя... На меня не действуют заклинания!
   - А это и не заклинания. Пей! - леди плюнула на церемонии и по-простому впихнула чашу в руки собеседнице. - Не помню, как это гадость называется, но она придаст тебе силы. Не волшебной, обычной, а то на ногах с трудом держишься, как только досюда дошла? Пей давай! Выпила? Теперь и поговорить можно.
   Темный ягодный напиток и впрямь не отдавал Силой. Чуток бодрил, щипал за язык, но волшебным не был. Но чаша, едва опустев, растворилась в воздухе...
   - Теперь - давай рассказывай. Как ты очутилась здесь, кто тебя привел и зачем... Нет! Рассказывай все сначала.
   - С какого начала, миледи?
   - Для тебя я - Элесит, - сообщила Заклинательница. - Негоже сестрам разводить церемонии. - Надеюсь, мне дозволенно называть тебя Тиселе? Рассказывай с того момента как... кхм, как мы расстались. Или с того, который помнишь. Подробно рассказывай, ничего не упуская!
   - Но зачем миледи... зачем тебе вникать в такие мелочи?
   - Это уж я сама решу. Может, мне просто любопытно?
   Тиселе вздохнула. По правилам, она должна была подчиняться своей спасительнице до того, как та скажет, что удовлетворена верной службой. Или пока не станет ясно, что старшая сестра не будет ей помогать. Пока же помощь налицо, а плата незначительна.
   Волшебница сотворила еще три чаши - и пусть городские маги подавятся со своим "материализация суть явление невозможное", для Заклинательниц и Хозяек леса возможно все! - и Тиселе приступила к рассказу.
   Глава 10
   В лице леди этнографа девушка нашла благодарного слушателя. Элесит упоено внимала рассказу о приключениях и злоключениях бывшей ведьмы, равно упоенно смеялась над незадачливыми колдунами, привыкшими полагаться на Силу и потому проигравших отлученной Заклятой - и над самой нарушительницей спокойствия, метко цапнутой волшебником за воротник. Рассказ про зелье, замедляющее жизнь, подтверждал слова стражей, что сквозь лес проезжала полумертвая ведьма, а других доказательств рассказу Заклинательница найти бы не смогла.
   Не меньшим интересом леди почтила и Карвийн - город магов, волшебника, догадавшегося поймать чароглота в обычные сети, юных коллегиантов с их попытками разгромить Коллегию, склоки преподавателей, которым Тиселе часто становилась молчаливым свидетелем.
   Обман преподавателей на экзаменах, приказ - или просьба? - уезжать из города, дерзкий отъезд вместе с провинившимися коллегиантами, встретившаяся в дороге магичка, волшебные печенья...
   А над недоразумением, страшно разозлившей бывшую ведьму, и леди, и ее муж хохотали хором. К счастью для девушки, задавать уточняющие вопросы не стали.
   И тут же посерьезнели, когда рассказ снова перешел к Вийнику и его предложениям, а от него - к скуке Кетора, ведьмину цвету и коварной Прелже.
   Не считая смеха и нескольких коротких замечаний, Элесит слушала, не перебивая, только время от времени отбрасывала с лица волосы, ероша и без того всколоченную шевелюру. К концу рассказа муж леди не выдержал, пересел к ней за спину и начал приводить волосы в подобающий леди порядок. Тиселе аж поперхнулась, когда увидела, как страж пропускает пряди через страшные медвежьи когти, которые вырастил на правой руке. Только нечисть могла додуматься до такого "гребня"! Элесит не обращала на мужа никакого внимания, только слегка наклонила голову, чтобы ему было удобней. Эта сцена сказала Тиселе гораздо больше слов, и она с трудом закончила свою речь.
   - Странная история... - протянула леди, снова запуская руку в волосы. - Очень странная. Значит, эта колдунья домчала тебя до гор, нарядила в ужасное платье, вывела на площадь и испарилась? И больше ее никто не видел?
   - Я точно не видела. Как насчет остальных - не знаю.
   - О твоих способностях поговорим позже... возможно, с участием этого мага из Карвийна, с которым ты подружилась... и не его одного...
   - Эй, Госпожа, - забеспокоился страж, возвращая руке нормальный вид и разворачивая жену лицом к себе. - Что ты задумала?!
   - Нет, это потом. Сейчас мне гораздо интересней найти эту самую Прелжу... не затем ли тебя убрали из Кетора, чтобы напасть на твоих друзей?
   Тиселе встрепенулась. Этот вариант был самым лучшим: если так, значит, теперь все живы, Сила-то поступает!
   - Но почему меня тогда не убили? Зачем тащить так далеко, столько хлопот, денег? Прелжа ведь уже вручила мне все деньги! Пожалели, что ли?
   - Вот не знаю. Наверное, только Прелжа и скажет.
   - Непременно, - фальшиво подхватил страж. - Но Прелжи у нас под рукой нет, так что...
   - Придется ее искать.
   - Э, нет, Госпожа, так дело не пойдет! Даже не думай!
   - Это еще почему?
   - Потому что мы не можем рисковать твоим заданием ради какой-то там Прелжи!
   Тиселе испуганно оглянулась на дверь, но Элесит отмахнулась.
   - Не бойся, нас никто не услышит. Тут и стены крепкие, да я еще как вселилась, заклинание поставила, любой звук гасит.
   Леди слегка покраснела. Бывшая ведьма изумилась: что ж такое надо делать, если толстенных стен мало?
   Элесит выждала немного времени и продолжила:
   - В любом случае, я так решила. И это не риск, мы только узнаем...
   - Твое начальство - тоже, - зловеще пообещал лесной страж. - Во всех подробностях, как ты служебным положением пользуешься!
   - Не посмеешь! - взвизгнула леди, оставляя ленивое благодушие.
   - Еще как посмею.
   - Не имеешь права через мою голову рапорты писать!
   - Что ты, Госпожа, разве можно? Как ты только могла обо мне такое подумать?.. - Муж выдержал паузу и мстительно закончил: - Я своему начальству рапорт напишу! А уж они Везеру Алапу все, что надо и что не надо передадут.
   - Да как ты смеешь? На собственную жену?! На родное начальство?!
   - Моя жена должна быть более покладистой, - назидательно сообщил страж.
   - А я и так твоя жена! - озверела леди. - Или, по-твоему, притворяюсь?!
   - Тебе видней, Госпожа, - меланхолично ответил страж. - Может, и притворяешься.
   Смех слегка успокоил Элесит, и Тиселе решилась спросить:
   - Его начальство?.. Разве стражи работают?!
   Супруги тут же забыли о перебранке и переключили внимание на бывшую ведьму.
   - Рассказывай, - пожал плечами страж. - Тебя давно распирает, а ее все равно жрецы слушать не станут.
   - Можно?
   - Раз тебе хочется.
   - Позволь тебе представить, - величественно повела рукой леди, - мой муж, рыцарь королевского учета, сэр Дрвен.
   - А зачем королей учитывать? - не поняла ведьма.
   Парочка грохнула хохотом. Они вообще рассматривали общение с бывшей ведьмой как бесплатное развлечение, поняла Тиселе. Ну и пусть их.
   - Королей не надо учитывать. Это служба такая, королевская.
   - И чем она занимается?
   - Шпионит, - честно ответила Элесит.
   - А ты? - совсем запуталась Тиселе. Все же знают, что этнографы занимаются любыми секретными делами, как в королевстве, так и за его пределами!
   - Я тоже шпионю.
   - В чем тогда разница?
   - Ну... долго объяснять...
   - Элесит!
   - Ладно, - сдалась леди. Поделиться жизненной трагедией хотелось с прошлой осени, только слушателей не находилось. Даже родители считали ситуацию в порядке вещей. А отлученная и впрямь никому не расскажет... - Мы уже собирались пожениться, - с места в карьер начала Элесит. - И приехали в столицу - на отпуск и родителям сообщить.
   Леди на минуту прервалась, вспоминая смешную сцену в лесу, когда двое пытались говорить об одном, не нарушив ни обещаний, ни принципов, не уронив достоинства и вообще лучше вынудить другого начать первым! А потом долгие, бесконечные разбирательства, как все это преподнести родителям - и как объяснить, почему не сказали сразу. Тяжелый разговор так и не успел начаться - проведенная в столицу Судья, как и собиралась, нанесла Везеру Алапу визит...
   И парочку наградили новым заданием.
   - Новым заданием? - в священном ужасе прошептала Тиселе. - Вам пришлось задержать свадьбу?
   - Вот именно, - зло отчеканил страж.
   Тиселе аж задохнулась. Сорвать свадьбу лесного стража и Заклинательницы!
   Даже Судья не смела задержать стража, который говорил, что собирается жениться. Пусть духи леса подчинились Заклятым, пусть они - всего лишь слуги, но этот закон был незыблем. А уж помешать планам Заклинательницы...
   Тиселе попыталась вспомнить - не случалось ли чего со столицей на исходе лета? Нет, она тогда не интересовалась новостями: девушку больше интересовало выживание.
   - И... что?
   - А ничего. Поругались, ну, а что делать? Судья отправилась во внеочередной визит сюда, но не в Дом, а в Рескед, это южнее. Жрецы-колдуны там проводят приемы... вроде дипломатических.
   Тиселе дипломатия была чужда, а про праздники жрецов она и так знала, поэтому кивнула, поощряя собеседницу продолжать.
   - Вроде дипломатических, - повторила леди. - У кого-то из здешней верхушки ребенок родился, положено праздновать. Судья сказала Везеру Алапу, а тот и уцепился за возможность.
   - Вас послали сопровождать Судью на прием? Но...
   - Как ближайших родственников, - пояснила Элесит: по правилам, Судья должна являться на прием без свиты, но могла привести и представить всем родственников, особенно новообретенных.
   - Зачем тогда срывать свадьбу? Если вы не поженились, какая из тебя родственница?
   - Госпожа племянника Судьи у них тоже считается родней, - весело уточнил страж. Похоже, он перестал коситься на бывшую ведьму... или держал ее под постоянным контролем.
   - В общем, приказы начальства не обсуждаются. Велено идти на прием и быть родственниками.
   - А зачем это?
   Заклинательница поморщилась. Тиселе всегда была такой или ее в городах приучили перебивать на каждом слове? Нет бы чему путному научить...
   - Затем, что в Жасан попадают только Заклятые и незаконные колдуны. Затем, что порталы работают в обе стороны. Затем, что корона привыкла контролировать своих граждан и - все знать о соседях. А тут не страна, а притон для нарушителей! Мы ведь даже не знали, как сюда попадают! Только от Заклятых и услышали, что они здесь встречают городских магов! К тому же королевский учет был заинтересован в нашем визите по своим причинам...
   - По каким же?
   - Тиселе, королевский учет - это военная разведка. Название только для отвода глаз, хотя наши соседи и так все знают.
   - Но... зачем? Раз сюда не попасть и...
   - Вот нам и дали задание. Узнать, можно ли сюда проникнуть. Выведать, нет ли тайных проходов в горах. Где могут спрятаться лазутчики, диверсанты? Есть ли возможность по одному провести несколько отрядов и где-нибудь спрятать? А в каком состояние армия Жасана или чем они там обороняются? Нет ли у них возможности вызывать подкрепление? Нет ли у нас возможности обойти горы? Как в короткие сроки напасть на главные города Жасана? Это настолько нужно короне, что Везер Алап так и сказал мне на прощание, мол, я могу этнографией не увлекаться, описание приема отложить, а вот задание учета выполнить первым делом!
   Леди чуть не плевалась.
   - Госпожа, не переживай, все же обошлось - и давно, - обнял ее за плечи страж.
   - Обошлось! Но как!
   - Не переживай. Это было нечестно с их стороны. Ты и не могла выполнить это задание. Тебе с юности запрещали носить оружие, общаться с армией... Как ты могла выполнить задание для военной разведки? Не переживай, мы это сотню раз обсуждали.
   - Но задание было дано мне!
   - Потому что короне больше некого было сюда послать. Я ведь говорил уже.
   Леди повела плечами, сбрасывая утешающие руки, которые тут же вернулась на место.
   - Я не очень хороший этнограф, - спокойно сказала она Тиселе.
   - Глупости, - прервал самокритику муж. - Просто неопытный.
   - Все равно. Я не смогла бы описать, как выглядел Рескед даже для этнографического отчета. А уж для военных целей я вообще не представляю, куда идти, куда смотреть...
   - И?.. - напомнила о себе бывшая ведьма, когда пауза затянулась.
   - Это выполнил Ор... Дрвен. Облазил горы, порыскал по городу, мы вместе изучили порталы. И написали отчет. Если тебе интересно, - хмыкнула леди, увидев как встревожилась Тиселе, - завоевательные планы нашей короны малореальны. Горы непролазны, по лучшим тропам пройдет один человек из десяти, а скальные стражи не пропустят никого ни в какую сторону. Портал много человек не вместит, а если перебрасывать много людей - одновременно или по очереди, - "обидится" и расшвыряет их в разные точки. Чаще всего - неблагоприятные для жизни.
   - И как вы это проверили? - поразилась бывшая ведьма.
   - А мы и не проверяли. Я расспросила Заклятых, поколдовала - и знание пришло.
   - И что дальше?
   Заклинательница снова ссутулилась.
   - Я ведь предлагал подписать отчет твоим именем.
   - Но это было бы ложью!
   - Какая разница?
   - Везер Алап понял бы, что сведения поставила не я. Это ведь видно. По тем же самым причинам, по которым я не могла выполнить задание.
   - И что дальше? - повторила вопрос Тиселе.
   - Дальше, - проворчала леди, предпринимая новую попытку стряхнуть руки мужа. - А дальше мы вернулись к тому, с чего начали. То есть в столицу. И королевский учет очень заинтересовался моим женихом. По закону жениха леди этнографа посвящают в рыцари до свадьбы. Чаще всего в свободные рыцари, но учет попросил пойти ему навстречу... Теперь, полюбуйся - моего собственного мужа пожизненно прикомандировали ко мне в качестве "наблюдателя и помощника, выделенного королевским учетом"! Ты можешь себе представить такое унижение?!
   - А... что он? - Тиселе вполне освоилась с обществом Заклинательницы и недружелюбно настроенного стража - точнее, парочка удачно имитировала хорошее отношение к бывшей ведьме - но обращаться к чужому мужу лично стеснялась.
   - Он? Он с восторгом принял предложение! Еще хвастается, мол, баронское звание нам принесет его, а не моя служба! Прошел заочное обучение, выписывает закрытые журналы, которые ему в столице пачками отдают, читает, конспектирует, планы строит! Совсем про меня забыл, только своими делами занят!
   - Не глупи, Госпожа. Кто сам меня гнал "заняться чем-нибудь, пока не пришибла", - с наслаждением процитировал страж, - когда писал отчет по обычаям Заклятых?
   - Но я хотела, чтобы ты не лез под руку, а не чтобы ты пропал невесть куда!
   - Всего-то один раз немного задержался. А ты уже шум подняла.
   - А в столице? Думаешь, я не знаю?!
   - Да не переживай ты так, Госпожа. Я ведь тебя не одну оставил, а в доме твоих родителей. В безопасном месте. И только один раз.
   - И ничего не сказал, сволочь, - проворчала Заклинательница. - Мог бы и предупредить.
   Признаваться в том, что с некоторых пор она и минуты не могла представить без своего мужа, очень не хотелось. Хотя муж, скотина эдакая, все понимал.
   Тиселе постаралась не думать, что леди ревнует мужа к его новому увлечению. Вдруг на лице отразится, леди ж ее пристукнет! И вполне хватит, как сил, так и Силы. На худой конец, страж поможет.
   - А что было дальше? - полюбопытствовала бывшая ведьма.
   - Как - что дальше? Мы все-таки сообщили моим родителям, да еще выбили у Ведомства и учета ассигнования на проведение свадьбы. За моральный ущерб.
   - И что сказали твои родители?
   В городах люди подозрительно относились и к Заклятым, и выходцам из леса. Вряд ли родители леди обрадовались такому подарочку!
   - Они сказали, что давно догадались, могли бы и не скрываться.
   - О том, кто вы?! - Ничего себе горожане...
   - Нет, о том, что мы поженимся.
   - А остальное? Скрыли?
   - Зачем скрыли? Просто им на это наплевать было, раз уж я все равно отправляюсь миссионером в южные леса.
   Леди замолчала, прикрыв глаза, и Тиселе не решалась больше ее торопить. Молчал и страж, задумчиво перебирая шелковистые волосы своей жены. Бывшая ведьма пыталась представить себе столицу, в которой она никогда не бывала, незнакомый дом, в котором родилась и выросла Мяукающая Мышка. И понимающих до ужаса родителей, которые не испугались, даже когда их дочь пришла и сказала, что выходит замуж за лесное чудовище. А родители Тиселе забыли ее имя давным-давно...
   Девушка вспомнила голос Судьи, объявляющей эту страшную новость молоденькой девчонке - новоявленной Заклятой. Заклятой, которая на обряде произнесла свое собственное имя, имя, данное родителями... И - холодную чашу. "Это исцелит тебя, младшая сестра". Исцелило. На всю жизнь исцелило.
   Она была не в обиде. Так нужно, иначе девушка каталась бы по земле от боли, стоило родным вспомнить дочку. Так нужно. Она помнила детство. Заклятые не отнимали память у сестер, только у врагов. Но она не помнила любви. Во всем мире не могло быть любви для той, что разорвала связь с людьми, давшими им жизнь. Колдовское питье отнимало любовь, разрывало родственные узы. Делало все, чтобы облегчить участь той, что в шепоте барабанов услышала вопрос. Простой вопрос: "Кто ты?"
   Слез не было. Она вообще узнала, что может плакать, только когда поняла, что вновь лишилась возможности увидеться с дорогими ей людьми. Когда узнала, что она на всю жизнь осталась в Келете. Чего ж оплакивать тех, кто ей давно не нужен? Слез не было. Слез не будет. И плечи бывшей Заклятой содрогались от сухих рыданий.
   Она не закрывала лицо, только опустила голову, и не видела, что творится перед ней. А когда подняла - увидела, что и Заклинательница, и страж смотрят на нее. Спокойно, серьезно, без тени сочувствия или презрения.
   - Даже если бы я умела, я не стала бы тебя утешать, - тихо сказала Элесит. - Но я не умею.
   - И не надо.
   - Тогда... - бодро начала леди. - Ты хочешь есть?
   Как оказалось, с утра прошла уйма времени, и обед Тиселе пропустила. А еще - она зверски проголодалась.
   Глава 11
   Заклинательница в очередной раз посрамила городских теоретиков, создав из ничего полноценную трапезу. Или она это сделала как Хозяйка леса? В любом случае, это было лучше той гадости, что девушке изо дня в день вливали в рот, насильно разжав челюсти. Еда была сытная, вкусная и вполне узнаваемая. То есть не неизвестные куски чего-то съедобного, а суп, жаркое и очень вкусный десерт. Ели все втроем на полу, постелив на ковер вынутую из воздуха скатерть. Тиселе подумала, что могла бы не переживать насчет стульев и затруднений. Ни леди, ни ее муж не устали от многочасового сидения на полу. Тиселе, к счастью, тоже.
   Сытость прогнала тоску и печаль, будущее казалось вполне светлым. Чутье опасности молчало, значит, леди разболталась не потому, что бывшей ведьме недолго жить на этом свете. А вместе с хорошим настроением снова пробудилось любопытство. Это она в Кеторе фыркала, что ее подобные темы не интересуют, а тут...
   - Расскажи о своей свадьбу!
   Леди поперхнулась своим ягодным напитком. Страж заботливо похлопал жену по спине, удержал от последующего кувырка (незаботливым ударом вообще бы пришиб) смерил Тиселе угрожающим взглядом. Та сама чуть не подавилась. Она же не виновата!
   Прокашлявшись, Элесит лукаво подмигнула отлученной Заклятой. Кажется, решила поддержать проклюнувшееся хорошее настроение.
   - Свадьба была - обхохочешься!
   Все Заклинательницы мастерски умеют говорить и рассказывать. Леди Элесит не была исключением. Но и поведать ей было о чем.
   Оказывается, не такое уже это простое дело, сложностей было навалом. Например, свадьбу необходимо сыграть в лесу. Во-первых, так положено, во-вторых, родственники невесты в лес еще приедут, родственники жениха в город - никогда. Потом страж мягко намекнул, что родственники могут приехать хоть тем утром, хоть заранее, но ночевать они будут на свежем воздухе: ни один крестьянин в лесах не поселит в доме чужака, да еще родственника Заклинательницы! В крайнем случае, согласятся на одну ночь, если за вас просит отряд воинов. Обозников, к примеру, без разговоров селят. Но то в придорожных деревнях, в лесных все еще строже. А у нее будет только страж, который не может требовать для людей крова. Родители могут рассчитывать на карантинный домик, но остальным нужны шатры.
   А еще - деревня не прокормит и родных, и Заклинательниц. И Хозяев леса тоже надо угостить на ее средства. И всю деревню. Чья свадьба, в конце концов? А еще - что все отважившиеся на путешествие родственники, разве что исключая родителей, должны будут вечером после свадьбы уехать в Наром, под защиту городских стен. Потому что ночью будет праздновать лес, и никто не помешает дикому зверью расхаживать где заблагорассудится, хоть и по обычно защищенной деревней.
   Леди тогда не побила своего будущего мужа только потому, что не хотела быть битой сама: страж не уважал драчливых девушек. Но ассигнования с начальства они все-таки выбили и даже сумели все организовать в срок. Решение устраивать свадьбу в лесу оказалось удачным: благодаря ему наименее приятные родственники, которых полным-полно у любого человека, просто не явились. Помимо родных там был только архитектор Мегтервез, которого пригласили в благодарность за помощь в летнем расследовании. Причем, что самое возмутительное, будущий муж то и дело оставлял невесту одну, чтобы тайно перекинуться с архитектором несколькими словами!
   Все городские гости прибыли гораздо раньше будущих супругов: им не пришлось мерить королевскую дорогу собственными ногами. Мегтервез явился с каким-то огромным свертком.
   Родственникам ничего не объясняли, и одна из троюродных тетушек долго разорялась насчет развратной молодежи, когда подсмотрела, как обнявшаяся парочка удалилась в лес в ночь перед свадьбой. Вместо того, чтобы, как все нормальные люди проводить ее порознь, в компании друзей!
   - На самом деле ничего шокирующего не происходило, - пояснил смущенный страж.
   - Нам надо было провести обряд до свадьбы, таков порядок, - подтвердила Элесит.
   - И... как?
   - Все равно больно, - тихо ответила Хозяйка леса. Тиселе отвела взгляд, но Заклинательница встрепенулась и продолжила рассказ.
   Родственникам было еще из-за чего ворчать. Например, невеста была не в белом, а в зеленом. Не объяснять же им, что любое, даже заколдованное платье быстро приобретет зеленоватый оттенок, едва поступив в собственность Хозяйки леса.
   Самое смешное состояло в том, что на своей территории леди Элесит осуществляла королевскую власть и единственная имела право "соединять юные сердца", как пафосно сказано в законодательстве. Хохотали все, когда миссионерша задумчиво спрашивала себя, на что ей сдался именно этот мужчина и не поискать ли себе кого получше. А потом задавала аналогичные вопросы жениху.
   - Я чуть было не передумал.
   Рассказ о том, какой трудной может быть семейная жизнь, и для чего они, собственно, вступают в брак, миссионерша нахально опустила: все ведь уже обсудили, причем не раз, да и зачем выносить личные вопросы на всеобщее обозрение?
   Они расписались в книге свадебных регистраций и вслух поклялись в вечной верности. Все, кроме городских родственников, слушали с ехидными ухмылками: зачем новые клятвы тем, кто уже давно поклялся и кого прошлой ночью навек связал совсем другой обряд. Но леди было необходимо соблюсти городскую законность.
   Весь день до вечера деревня гуляла. Стражи и их жены, прибывшие со всех сторон, держались, как все гости, только не переступали незримой границы между лесом и поселением. При приближении неосведомленных городских родственников более или менее умело притворялись людьми. А вечером жители деревни попрятались по домам, почти всех родственников поспешно отправили в Наром. Остальные отправились в лес, где Судья скрепила настоящую свадьбу. На залитой светом поляне не было задано ни одного вопроса. Те, кто пришли сюда, давно для себя все решили и все знали наизусть. Когда было сказано последнее слово, Заклятые опустили на деревню волшебный сон, и откланялись. Стражи удалились вслед за ними. А молодой муж, мерзавец эдакий, на ночь глядя потащил свою жену в "берлогу", где ей теперь было положено обретаться. И чихать он хотел на то, что жена человек и в берлогах ночевать не приучена. Но не чихнул: стражи ничем не болеют. А когда все-таки дотащил, леди ахнула. Неизвестно, в чем жил страж до знакомства с ней, но на поляне в глубине леса стоял... дом? Замок?
   Элесит вспомнила, что Мегтервез и Орсег вертели в руках какие-то бумаги. А еще что хитрый архитектор уехал без своего свертка. Еще бы! Это ведь он привез им необыкновенно красивые рамы сразу со вставленными в них стеклами. А страж, подлец такой, создал дом точно так же, как выращивал деревья в любом месте, где только желал. И вставил подаренные рамы. А то, что дом строился по чертежам и явно под руководством Мегтервеза, сомневаться не приходилось. Чувствовался стиль.
   В итоге дом получился... странный.
   Двухэтажный, зеленый. Как все дома лесных стражей. На этом сходство заканчивалось. И дело было не в более дорогих стеклах (обычно стражи требовали у людей, а те покупали у купцов дешевое неровное стекло). И не в том, что по сделанным на заказ рамам шла сложная резьба, сделанная с явным применением городской магии. А в том, что над вторым этажом по углам возвышались башенки. В том, что живая изгородь вокруг дома неизвестно чем напоминала замковую стену. То, что вокруг дома был настоящий ров. А дверь заменял откидной мост. Мегтервез выполнил свое обещание и построил замок. В подарок. Наверное, старик и сам бы приплатил, лишь бы увидеть, как по его приказу и воле стража из земли появляются стены!
   - А еще на свадьбе не было никаких букетов. И никто не дарил цветов, - мечтательно проговорила Элесит. - Они сами распускались у меня под ногами... Это видели все жители деревни, мама, папа и Мегтервез. Потому что он тоже все знал. Ну, конечно, стражи и Заклятые. А остальным гостям отвели глаза. Я и сейчас так могу, - добавила леди, не уточняя, что она может: выращивать цветы или отводить глаза. Наверное, и то, и другое.
   - Красиво. В городах так не умеют, - улыбнулась Тиселе, будто просыпаясь после сна или выбираясь из сказки. И напомнила себе, что эта прекрасная сказка рассказана ей в чужом городе, в чужой стране, из которой бывшая ведьма еще не выбралась.
   А еще о себе напомнило ненасытное любопытство. Ладно, надо как бы невзначай перевести разговор на свою особу, а начать издалека.
   - А теперь вы что тут делаете?
   - Наносим визит, летом обещались, - пояснила Элесит. - Так принято. Ну и заодно в командировке. Этнографической, хвала богам!
   - А твои... ваши владения?
   Если уж Мышка поселилась в лесу надолго, то деревня ее просто так не отпустит. А уж лес не может держать стража, который все время отсутствует.
   Супруги опять расхохотались.
   - В деревне Аш... Сирк живет. Помнишь Сирк?
   Тиселе, чуть помедлив, кивнула. Сирк - кажется, это повседневное имя той Заклятой, которая называла Мышку сестрой.
   - С мужем, - дополнила Элесит. - Она таки вышла замуж за своего огнетворца. И, ты знаешь, бедный парень всю жизнь мечтал пожить на природе! Ну, мы ему такую возможность и обеспечили! Не говоря уже об оздоровляющем моционе, сиречь, пешей прогулке от столицы в лес.
   - А Сирк... тоже?
   - Угу. Куда ж без этого? Ее муж - уважаемый человек, рыцарь Огненного Ордена...
   - Огненного Ордена?! Без обучения?!
   - Ты хорошо разбираешься в городских нравах, - без улыбки отметила леди этнограф. - Да, его приняли в Орден за заслуги перед короной. Спасти город от нежити, да еще и сдать заговорщиков и незаконных колдунов Варуса... Корона справедлива. Но милостива.
   В комнате повисло нехорошее молчание. Если подумать, человека, наславшего нежить на город, по той же самой справедливости стоило отправить на тот свет или скормить нежити. В крайнем случае, из милости сохранить жизнь - с пожизненным заключением.
   - Леди...
   - Я просила называть меня Элесит.
   - Но почему?
   - Я так хочу.
   Тиселе встряхнула головой. Каштановые, с песочным отливом волосы торчали во все стороны: она сама обкарнывала их, как только они отрастали. Вот шуточки и закончились, чароглотка.
   - Элесит, моя жизнь в твоих руках и ты в праве покарать меня за все, что я сделала.
   - Стоило бы, - проворчал страж.
   - Мда? Разве я этого уже не сделала?
   - Госпожа?
   - Элесит?
   - Сестра моя, - с раздражением сообщила леди. - Я не отказываюсь от своих слов и ничего не делаю просто так. Твоя вина велика, но это в прошлом. Я не желаю больше об этом говорить. Корона как-нибудь проживет без своей справедливости, тем более, что информация секретная, а второй раз выпустить нежить ты не сможешь. Повторяю: этот вопрос в прошлом. Есть сегодняшний день. Ты признала наше родство и просила о помощи. Ты ее получишь; я приняла твою клятву. С этого дня ты - моя нареченная сестра. Любой вред, причиненный тебе, наносит оскорбление мне. И это должен знать каждый. - Леди повернулась к мужу, тот склонил голову. - Я надеюсь, мне не нужно говорить, что за предательство ты будешь немедленно наказана.
   - Леди!
   - Прости, я на всякий случай. Этот вопрос мы выяснили?
   - Но... почему?
   Элесит застонала.
   - Потому что я так хочу! И я не отказываю в помощи тем, кто ее просит! И я никогда не держала на тебя зла, это ты почему-то всегда шипела, как кошка, которой на хвост наступили! И я не позволю держать взаперти Заклятую, пусть даже отлученную! И... - Здесь леди прекратила скандировать и улыбнулась. - Я хотела узнать, как ты сюда попала и что тебе нужно. А для этого тебя нужно было расспросить. Еще вопросы будут?
   - Да. Почему ты со мной откровенничаешь?
   - Захотелось. К тому же я вообще люблю поговорить. Так что спрашивай, не стесняйся.
   - А лес? - немедленно спросила Тиселе. Если леди угодно рассказывать...
   - Что - лес?
   - Лес вы просто так оставили?
   - Твоя... сестра, Госпожа моя, - медленно произнес страж, - неплохо соображает.
   - В лесу остался кузен.
   - Какой кузен?
   - Обыкновенный. Сын то ли двоюродного, то ли троюродного дяди Дрвена. Он еще молод и собственного леса не получил. Поэтому пару раз... гостил у нас, а вот теперь заменяет.
   - А почему так неласково? - на правах сестры заинтересовалась Тиселе.
   - Да придурок он, этот кузен, - недовольно ответила Хозяйка леса.
   - Госпожа!
   - Скажешь, нет? Представляешь, сначала он закатил нам истерику, дескать, из-за нашего запрета на жертвоприношения, он не сможет выбрать себе жену, мол, никто к нему в лес не придет. Потом заявил, что ничейный лесок по соседству надо отдать ему.
   - Госпожа, не будь такой жадной!
   - Я не жадная! И я тебя сотню раз объясняла. Во-первых, я, как твоя жена, имею право на собственную территорию. Мне ее, что, на другом конце леса искать? А ты ко мне будешь в гости приходить?
   - Госпожа!
   - Во-вторых, ты только представь это... существо по соседству! Не время от времени, а постоянно!
   - Госпожа, этот лесок как раз для него: люди там не селились из-за нежити, и он никому не причинит вреда.
   - А нам?! - взвилась Хозяйка леса. - Тиселе, ты представляешь, этот недоумок каждую ночь лазает по деревьям и играет на дудочке!
   - Что он делает? - поразилась бывшая ведьма.
   - Играет! На дудочке! Смастерил себе и душу травит!
   - А в чем дело? - недоумевала бывшая ведьма.
   - Он играть-то не умеет! Говорит, если все время тренироваться - научится.
   - И? - повеселела Тиселе.
   - И тренируется! Каждую ночь!
   - А зачем?
   - Он считает, что так может заманить в лес будущую жену.
   - И как?
   - Ну... глухих в моих деревнях не водится, тугоухих - тоже нет. А кто совсем в музыке не понимает, те и подавно в лес не пойдут, им и невдомек, что там дудочка играет, а не чудище какое-нибудь на отдавленное ухо жалуется.
   - Ты меня не разыгрываешь? - осторожно спросила Тиселе.
   - Нет. Лучше будь другом, подумай, куда мы этого придурка можем сплавить?
   - А на кого лес в следующий раз оставлять будете?
   - У моего мужа не один кузен, - сухо ответила Заклинательница.
   Тиселе задумалась.
   - А других свободных участков нет?
   - Нет. И не предвидится.
   - Тогда не знаю.
   - И никто не знает!
   - Госпожа, пусть поживет рядом, от нас не убудет.
   - Я не согласна! От нас очень убудет: если на тех владениях никто из людей не живет, он к нам повадится со своей дудочкой! От нее уже дети в деревнях рыдают!
   - Тогда отошлите его в другое место. Или пусть спит, пока место не освободится.
   - Он не хочет спать, - отмахнулась Хозяйка леса. - Постой-ка. В какое - другое место?
   - Я не знаю. А таких нет?
   - Нет. За пределами леса нет нигде...
   - А почему бы и нет? Мы можем отдать ему парк в Варусе... нет, лучше в столице, - предложил страж.
   Леди фыркнула.
   - В столице!
   - Официально устроим его садовником, договоришься со своим начальством - и будет там чистота и порядок, никакого мусора и обломанных веток.
   - Ага. А потом во всех газетах напишут, как простой садовник гнусно надругался над какой-нибудь знатной девушкой. Над принцессой, к примеру.
   - Надругался?
   - А ты можешь подобрать другое определение для полного обряда? Или для того факта, что брак жертвы и стража никто не скрепляет - провел обряд и уже женатый?
   Страж нахмурился.
   - Странные вы люди, в ваших городах.
   - В любом случае, принцесса не может быть простой садовничихой.
   - А вам обязательно селить его в городе? - вмешалась Тиселе.
   - Нет, но нигде больше нет... хотя...
   - Она права, Госпожа. Мы можем сделать и другую землю пригодной для стража. Но это надо согласовывать и со сбором, и с городами.
   - И все-таки придется найти ему жену заранее, - проворчала Хозяйка леса. - Потому что иначе скандал все равно будет крупный. Проклятье, я этнограф или сваха?!
   - В любом случае, Госпожа, ему еще рано жениться, - подвел черту под разговором страж. - А вопрос мы поставим.
   - Как мы с тобой полезно побеседовали, - переключила леди внимание на Тиселе. - Вот еще одну проблему решили. А теперь, пожалуйста, расскажи поподробней о своих способностях и что про них говорил тот маг из Карвийна.
   Тиселе вздохнула и принялась соображать, с чего лучше начать.
   Глава 12
   Леди этнограф знала свое дело: разговор успокоил бывшую ведьму, сделал более разговорчивой и открытой. Тиселе в подробностях рассказала даже то, что опустила при первом рассказе, когда старалась не расслабляться и тщательно подбирать слова. Леди молча слушала, впитывая информацию об отрицательном балансе и других выводов городского волшебника. Пока она не знала, как это использовать, кроме одного:
   - Как зовут этого мага?
   - Залемран. Мастер Залемран.
   - Это ты подослала его следить за мной и писать мне письма?
   - Следить?
   - Да, он подсылал к нам сыщика зимой.
   - Зачем?!
   - Сыщик сказал, что из любопытства. Мол, Заклятыми мастер интересуется. Так что?
   - Элесит, я не знаю. Я говорила о тебе, говорила, где найти, но...
   - Зачем?
   - Он хотел опубликовать свои выводы, но боялся на меня ссылаться. И я многое забыла. Я и посоветовала обратиться к тебе. Только я говорила, пусть сам придет. Не знаю, почему он прислал сыщика.
   - Мда... твой Залемран умный человек...
   - Почему ты так говоришь?
   - Ну, как же... сначала тебя проверил, потом и другие выводы сделал...
   - Какие выводы?
   - Потом расскажу, - отмахнулась Элесит.
   - Нет, подожди, что значит, проверил?! Он и так знает, что я ему не лгу!
   - Не кипятись ты так. Судя по всему, он боялся, что ты оставила за собой след.
   - След?
   - А ты забыла ночные нападения в Варусе? Между прочим, на тебя никто так и не пожаловался. Постыдились, поди, рассказать, как их побила молоденькая девушка.
   Тиселе пожала плечами.
   - Знаешь, есть у меня одна идея, - задумчиво произнесла леди. - Думаю, мне все-таки придется встретиться с твоим Залемраном...
   - Он вовсе не мой!
   - В ближайшее время, - невозмутимо закончила леди. - Отправишься с нами или у тебя есть другие планы?
   - Я... нет, мне пока нельзя в Карвийн. Лучше в Кетор, возле него и портал есть...
   - Портал... да, это отдельная сложность. Мы и не знали, что ведьмин цвет связан с порталами. Это все нужно будет исследовать и подробно. Но пока...
   - Госпожа моя, я правильно понял, ты собираешься в Карвийн.
   - Да, конечно. Мне многое надо обсудить с почтенным мастером.
   - Госпожа моя, ты уверена в этом?
   - Конечно! Пойми, зимой мастера интересовала наука, но он не стал писать письмо. Хотел, наверное, съездить летом. А потом... - Леди бросила взгляд на Тиселе и уклончиво закончила: - А потом у него появилась информация, которую он мог проверить только через меня... Он не стал обращаться через инстанции, сразу написал... значит, волновался.
   - Ты о чем? - напряженно спросила бывшая ведьма.
   - Да так...
   - Госпожа!
   - Что - Госпожа?! Ладно, скажу, - повернулась леди к Тиселе. - Твой друг написал, что его приятель был в Варусе и знал о заговоре и обо мне. Мастер счел это подозрительным и спросил, могу ли я что-то сказать по этому поводу.
   - А ты?
   - А я не смогла... Не хватило данных. Но теперь... Скажи-ка мне, Тиселе, вот ты год провела в Карвийне. Если я захочу посмотреть на творения ее выпускников, что мне делать?
   - Попросить в музее.
   - Та-ак. В каком таком музее?
   - В музее. Там хранятся все работы выпускников - или записи о них.
   - Тогда, скажи, почему твой мастер мне их не выдал?
   - Выдать?! Шедевры выпускников? Элесит, это же музей! Карвийн! Свободный город!
   - Все в стране принадлежит королю, - надулась леди этнограф.
   - Тогда иди к своему королю, - слегка разозлилась бывшая ведьма, - и проси разрешение взломать музей!
   - Тиселе, - одернул страж. - Не наглей. Кроме твоей нареченной сестры здесь есть я.
   Отлученная Заклятая не ответила, только зло зашипела.
   - Тихо вы, оба! Я, кажется, понимаю. Экспонаты музея не так просто достать?
   - Конечно!
   - Мда... Мне не нравится это дело, очень не нравится... Придется...
   - Госпожа, мне тоже не нравится.
   - Твое ведомство к этому делу отношения иметь не будет, здесь все в ведении Этнографического Ведомства.
   - Госпожа!
   - Думаю, мы отправим Тиселе в Кетор, а сами свернем в Карвийн. Или... нет, мне надо еще кое-что выяснить, так что поездка в Карвийн немного задержится.
   - Госпожа!!!
   - Что такое? - Леди выглядела удивленной, словно голос мужа совершенно неожиданно ворвался в ее мысли, но в глазах дрожало напряжение.
   - Госпожа, так ты уверена, что поедешь в Карвийн?!
   - Разумеется. Если от того дела остались хвосты, их надо подчистить, прежде чем...
   - Госпожа, а ты помнишь, что после этой командировки у нас начинается отпуск? Который ты решила провести в столице? - процедил муж.
   - Разумеется, но ничего страшного. Мы разберемся с тем магом и тут же...
   - Госпожа, а тебе не приходило в голову, что нас ждут дома?
   - Не понимаю, в чем проблема. Сирк с мужем и твой кузен прекрасно смогут...
   - Госпожа, ты мне обещала, что мы не будем задерживаться в городах.
   - Конечно, обещала, но...
   - Отлично! Я боялся, что ты забыла, - страж непреклонно сложил руки на груди. - Значит, ни в какой Карвийн мы не едем.
   - Нет, едем! Обещания обещаниями, но обстоятельства!..
   - В прошлый раз ты говорила, что человек сильнее обстоятельств.
   - Конечно, сильнее! Особенно таких, как ты! Мы едем в Карвийн!
   - Никогда! Нечего тебе там делать! Мы ничего в этом городе магов не забыли!
   - Ну, неужели ты не понимаешь?! Никто, кроме меня, не сможет опознать магию...
   - Зачем нам гоняться за этим недобитым магом?! Да если и нужно - пошли другую Заклятую!
   - Может, ей еще полномочия предоставить?!
   - А почему бы и нет?!
   - Королевскую грамоту не дают кому попало!
   - На себя посмотри!
   - Так я тебе уже не нравлюсь?! Зачем тогда было жениться?!
   - Жениться?! А что мне оставалось?! После того, как ты обманом заставила меня!..
   - Я?! Да ведь это ты во всем виноват! Ты сломал мою жизнь, а теперь?!.
   - Я сломал?! Госпожа, у тебя с головой все в порядке?! Если бы ты тогда не полезла в лес, да потом не врала напропалую!
   - Если ты сам дурак, нечего обвинять других!
   - Я дурак?! - взревел страж.
   Тиселе еще раньше потихонечку отползла в дальний угол комнаты и свернулась там в клубок, пряча голову под подушкой. Теперь она понимала, почему на покоях Элесит всегда стоит не пропускающее звуки заклинание. Чтобы никто не услышал, как она выясняет отношения с мужем.
   Подушка заклинания не заменяла, поэтому прорезавшийся после рева стража непонятный писк, а за ним надрывный кашель Тиселе все-таки услышала. Леди вела спор на пределе своих, как бы сказал Залемран, голосовых возможностей, а выносливостью стражей еще не обладала: эта одна из немногих способностей, не усиливающаяся во время трансформации, а, напротив, развивающаяся в течение новой жизни.
   Бывшая ведьма из любопытства вытащила голову из-под подушки, когда вслед за кашлем не услышала ничего. И спряталась обратно. Деликатностью отлученная Заклятая не страдала, но, по ее глубочайшему убеждению, противней зрелища целующихся людей может быть только целующаяся нечисть.
   - Тиселе! - окликнул ее бодрый, хоть и хрипловатый голос названной сестры. - Не уснула еще? Вылезай!
   Бывшая ведьма послушалась. Леди сияла, но выглядела слегка больной и утомленной. Сэр рыцарь, напротив, лучился как здоровьем, так и недовольством.
   - Мы пойдем в Карвийн! - победоносно возгласила леди этнограф Элесит. Похоже, эта парочка успела не только поцеловаться, но и пошептаться.
   Сэр Дрвен мрачно кивнул.
  
   Этот подвал был чище, чем предыдущий, красочно описанный бывшей ведьмой. Девушка послушно шагнула в указанное место, изо всех сил стараясь не поглощать льющуюся в портал Силу: чтобы провести ее в указанное место, Заклинательнице пришлось не только сосредоточиться на лугу возле Кетора, но и насытить портал Силой. А то еще забросит в Дом Заклятых, а Элесит не хотела пока объясняться насчет отлученной с другими сестрами.
   - Все, - сказала Заклинательница, забирая излишки Силы. Ей, как и ее мужу, был прекрасно виден светящийся круг, один шаг в который уносил человека на десять дневных переходов. Тиселе видела полутемный подвал: она лишилась волшебного зрения. - Тиселе на месте.
   - Уверена?
   - Если я сказала порталу доставить ее к Кетору, значит, доставит к Кетору, - холодно пояснила Заклинательница.
   - Пойдем отсюда.
   - Угу. Эй! - закричала Элесит. - Мы закончили, можете возвращаться на свои места.
   Немного недовольные тем, что приходится так скоро возвращаться в пыльный подвал, храмовые сторожа спустились по потайным лестницам и рассредоточились, окружив круг портала. Точно такой же отряд отправился в тот подвал, через который в Келет попала Тиселе: теперь никто не сможет провести новичка без пошлины. Элесит искренне посочувствовала тем, кто будет прибираться в этом пропахшем кошками месте. Или бедняги будут там без приборки сидеть? Еще жальче.
   - Что теперь, Госпожа? - спросил Орсег, уже смирившийся с неизбежностью. - Попрощаемся со жрецами и сами отправимся туда же?
   - Нет, - не задумываясь, ответила стражу жена. - Ни в коем случае. У меня есть идея получше...
   - Госпожа, я протестую!
   - Хочешь протестовать, обращайся ко мне по званию, сэр Дрвен.
   С этими словами она все-таки выбралась из подвала, небрежно опираясь на руку мужа.
   Стражу оставалось только вздыхать, когда она пришла к Старшему жрецу-колдуну и заявила, что Заклятые жестоко оскорблены наглым отношением городской колдуньи к одной из сестер.
   Старший жрец тоже вздохнул. Заклятые и городские колдуны соседнего королевства терпеть не могли друг друга и не упускали случая пожаловаться одни на других. Если от городских можно было отмахнуться, как и от низших Заклятых, то от Заклинательницы, родственницы самой лесной Судьи...
   Мягкие увещевания, мол, откуда той было знать, впечатления на волшебницу не произвели. Мужчины обменялись одинаково унылыми взглядами. Приказ о поисках городской колдуньи Прелжи был отдан. Ее особые приметы наизусть затвердили все храмовые сторожа.
   Глава 13
   Заклинательница была очень добра к ней. Очень добра. Это поняла Тиселе, вывалившись на знакомом лугу из круга белых цветов. Леди Элесит что-то такое говорила, мол, пока эти цветы есть, портал работает, если их выжечь - перестанет, пока цветы не вырастут в другом месте. Это ей тоже колдовство открыло.
   Ладно, о Мышке можно подумать в другой раз, сейчас главное - найти ребят.
   Явившись в Кетор незадолго до заката, Тиселе отправилась не в гостиницу, а в лавку. Если ребята остались в этом городе, они все еще здесь. Тиселе изо всех сил готовила себя к зрелищу покинутой лавки... может быть, там хозяйничают другие люди, может быть, она пустует, а может...
   Но не могло здание выглядеть странно покосившимся, обшарпанным и чуть только не обугленным! Не могло?
   А как же всплеск Силы?
   Вот тут. Вот тут произошла драка.
   Битва? Бойня? Ребят нет. Искать их в гостинице бессмысленно.
   Тиселе хотелось завыть, как собаке, сбежавшей от похитителей и вернувшейся на пепелище родного дома. И пусть пустая лавка еще ничего не значит. Пусть ребята вполне могли уехать дальше в Найзу. Все пусть. Но Тиселе в далекой стране за горами стремилась именно сюда.
   - Богов нет, - прошептала сама себе девушка. - Удачи нет. Счастья нет. Ничего нет. Проклятье, как теперь жить?!
   Ответить на эти вопросы она не успела. Не успела даже устыдиться фальшивого пафоса, подсказанного тяжелым горем.
   - Ти-и-и-ис!!! Это ты!!!
   - Кикса?
   Слезы все-таки выступили. Надо срочно проморгаться, пока несущаяся с бешенной скоростью огненная волшебница не добежит и не спросит...
   - Сколько раз я тебе говорила, чтобы ты не трогала меня руками! - рассердилась ведьма, с трудом отцепляя девушку от своей шеи.
   - Но на меня твое проклятье не действует, - резонно возразила девочка.
   Тиселе подняла глаза к небу. Если городские боги все-таки существуют, у них на редкость подлый характер. Нет, разве ей мало горя, чтобы сейчас еще возиться с полувзрослой девушкой с колоссальными способностями к огненной магии?
   - Погоди-ка, Кикса, - осторожно начала Тиселе. - Что ты тут делаешь?
   - Тебя ищу! - счастливо выпалила девочка.
   - Вот ты меня нашла, - мрачно прокомментировала ситуацию бывшая ведьма. - А почему?
   - Но ты же потерялась!!! Ты даже на письмо не ответила, пропала - и все, а Теф сказал...
   - Теф?!
   - Ну да, Теф... Ой, да ты ж ничего не знаешь! Ты уехала, неделя... нет, больше... Дней десять...
   - А не девять?
   - Ну да, может, и девять! Девять дней прошло. На них напали! Настоящие маги! Среди бела дня! В городе!
   - И?
   - И Леани улетела!
   - Улетела?
   - Слевитировала! Она и не знала, что умеет. Полетела стражников искать.
   - А остальные?
   - Остальные? - удивилась девочка. - Остались.
   - И что?
   - Ой, Теф не рассказывал...
   - А кто рассказывал? Пас?
   - Пас рассказывал, - созналась девочка. - Только просил тебе не говорить.
   - Ничего страшного, - заверила Тиселе. Несуществующие боги, маги вообще когда-нибудь взрослеют?!
   - Они отбились, - как само собой разумеющееся пояснила девочка. - Сказали, без твоих уроков пропали бы в конец. Говорят, местным их магия сильно мешала. Они клиентов отбивали и проклятья портили.
   - Еще бы, - сквозь зубы процедила бывшая ведьма. Отбились! Зря она, что ли, учила их попадать точно в цель... а еще быстро реагировать на любые ситуации. И пусть Залемран еще раз скажет, что мы не в лесу!
   - А ты учишь боевой магии, Тис? Научишь меня?
   - В другой раз, милая, - постаралась улыбнуться отлученная Заклятая. - Лучше расскажи, что дальше было?
   - А ничего не было. Они в Найзу уехали, решили, здесь уже наторговались.
   - Уехали, значит... А ты тут при чем?
   - Как же?! - удивилась девочка. - Ты не отвечала на письмо. Я написала твоим друзьям. Они тоже не отвечали. Потом ответили, говорят, письмо долго не доходило. Сказали, что тебя нет. Они тебе записку в гостинице оставили и уехали. А еще сказали, что ты должна была через две недели вернуться. А прошло больше! А тебя не было!
   - И что?
   - Я сбежала.
   - Зачем?!
   - Тебя найти.
   Тиселе молча прокляла свою беспечность. Чему бы хорошему других учила, а то - по стенам лазать. Что ребят, что эту девочку. А девочка, между прочим, огненный маг. А им, между прочим, нельзя замок покидать. А...
   - Ты кого-нибудь предупредила, что собираешься делать?
   - Кого?
   - В Замке.
   - Не-а, - радостно откликнулась девочка. - Так ушла.
   - Понятно...
   - Но ты-то нашлась!
   - Да. Я тоже заметила, - не удержалась от язвительности бывшая ведьма. Только ей проблем с огненным Орденом не хватало! С девочкой проблем не будет... ну, насколько это возможно при общении с подростком. Но огненная магия действительно тщательно заблокирована старшими, как Кикса и писала в своих письмах... Хотя бы следить не надо...
   - Тис!
   - А?
   - Ты не ответила на письмо.
   - Прости, мне не до того было, - сокрушенно созналась Тиселе. Надо бы в этот Орден написать и сказать, что девочку вернет, как только сможет.
   - Тогда ответь сейчас!
   - На что, Кикса?
   - Ты не читала?!
   Ну вот, сейчас пойдут обиды...
   - Прости, но мне правда не до того было... Если бы ты знала...
   - Так расскажи! А потом я тебе расскажу!
   Тиселе вздохнула.
   - Пошли, снимем комнату в гостинице.
   - А ты расскажешь?
  
   Мастер Вийник шел по улице. На душе у него было солнечно, жизнь была несомненно хороша. Главное - дело, над которым он так долго работал, вот-вот подойдет к решающей стадии.
   Маг вспомнил мальчиков, которые, затаив дыхание, слушали о созданных им амулетах-фильтрах. Это ли главное в жизни? Вот так корпеть над бездушными деревяшками, тщась в них воплотить власть человека над окружающим миром?
   Если у него получится, магия поднимется на новую ступень. И, несомненно, обогатит лично его.
  
   Мастер Залемран развернул конверт, надписанный твердым, но неразборчивым почерком. О чем может писать Тиселе - и как раз незадолго до его отъезда. Может, хочет рассказать, как у нее дела?
   Он с трудом разобрал каракули бывшей ведьмы, потом перечел заново...
   Он не ошибся, девушка действительно описывала, как у нее дела... Надо поторопить отъезд, только не на юг, а в Кетор.
  
   - Можешь не волноваться, - уже подъезжая к Найзе, посоветовала Тиселе. - Я обо всем написала мастеру Залемрану. Уж он-то должен знать.
   - Тис, ты все написала?
   - Именно.
   - А сама что думаешь?
   - Я не знаю, Кикса. А ты уверена, что все именно так и?..
   - Уверена! Тиселе, Кируг все выучил, он при нас учил! Мы его проверили, как он просил - и через несколько часов - тоже! А потом он пошел гулять, а на опросе утром ничего не ответил. И потом говорил, что весь вечер забыл, а не только про подводное пламя!
   - Да, ты говорила, я помню. И все написала Залемрану. Если есть магические способы лишить человека памяти, мы узнаем...
   - Тис! А только маги могут так сделать?
   - Не знаю, - нахмурилась девушка. Заклятые могли выпеть всю память. Могли заставить забыть вещи, касающиеся определенной темы. Могли стереть конкретное воспоминание или эмоцию. Но стереть память, относящуюся к определенному промежутку времени... нет, они никогда так не делали. А маги... Тиселе не знала. Может, Залемран знает... - А куда он ходил?
   - Да просто так собирался, вокруг замка погулять, - пожала плечами огненная колдунья.
   - А зачем?
   - Потому что это запрещено, - хихикнула Кикса.
   Нет, маги никогда не взрослеют!
  
   В Найзе Тиселе не стала рассказывать ребятам, что ее задержало (о неуместной откровенности перед Киксой она уже жалела), только порадовалась, что с ними все в порядке, да поподробней выспросила насчет боя в Кеторе. Ребят тогда спасли амулеты Тиселе, да умение бить без промаха: местные колдуны, решившие то ли намять бока, то ли прикончить конкурентов, думали столкнуться с обычными коллегиантами, едва умеющими направить заклинание в сторону противника и теряющимися при малейших отклонениях боя от учебного.
   Выслушав похвалу по поводу "боевого крещения" и язвительные замечания по поводу неуслежения за сбежавшей колдуньей, они решили направиться дальше. Хотя Тиселе предлагала выбрать менее опасную цель: пусть никому из них не стоит бояться враждебных чар, но люди, которые охраняют свое логово отнимающими память заклинаниями ... У них и не такие фокусы в запасе имеются... Увы, воодушевленные недавней победой, ребята настояли на изучении "дыры магов". И еще рыцарски предложили девушке отказаться!
  
   Залемран уже собирался уехать, когда ему принесли новое письмо - от Огненного Ордена. Маг не стал гадать, что огнетворцам от него понадобилось, он просто сунул письмо в карман и пошел устраиваться на обозную телегу: на деньги, которые платила ассистентам Коллегия, особенно не наездишься. Письмо он решил вскрыть в дороге.
   В письме "мастера Залемрана" уведомляли, что некоторое время назад из Ордена сбежала воспитанница, бывшая ученица Коллегии. Если ему что-то известно о беглянке, пусть срочно сообщит в Замок.
   Залемран схватился за голову.
  
   Мастер-рыцарь Огненного Ордена Борак писал следующее письмо мастеру Залемрану. Перед ним лежал обрывок бумаги, пришедший с голубиной почтой. Его содержание было, по меньшей мере, странным.
   "О пропаже девицы Киксы, недюжинные способности в усмирении Огня проявившей.
   От самой девицы нет вестей, но пришла к нам писулька от другой девицы, которая сообщает, что работала она в Коллегии и Вы за нее поручиться можете. Зовет себя эта девица Тиселе и сообщает, что воспитанница сбежавшая под ее присмотром находится, и что умысла дурного девица Тиселе не держала, и воспитанницу нам вернет по мере возможности. Но занята та девица и не может вскорости воспитанницу на север доставить, а посему будет по своим делам перемещаться, из града же стольного письмо пошлет, дабы могли мы заблудшую себе прибрать. И рады бы мы отложить розыски, ибо заняты наши братья и сестры очень. Но ничего не знаем мы о девице той, что зовет себя Тиселе, но магией не подписывается и хотим от Вас знать, можете ли Вы за девицу ручаться..."
   Отвечающий за воспитанников брат размял пальцы. Какая зараза придумала этот выспренный стиль, зачем каждое письмо так писать, что и сам не понимаешь!
   "...Если девица сия доверия достойна, то примем мы ее совет и делу ход давать не будем, ибо хлопотно нам это, хоть и не любит Орден, когда дети наши по стране без присмотра болтаются. А еще девица просила напомнить Вам, чтобы Вы могли подтвердить ее личность, про сети ловчие и ожог на руке от дерзости, а также мышку мяукающую, хоть и не верится мне, что бывает такой зверь на свете. Искренне Ваш, мастер Борак".
   Брат наложил на письмо заклятье собственных рук и велел срочно отправить.
   В тот же вечер ему передали еще одно послание с голубиной почтой:
   "Сколько мне известно, Кикса нашла Главного Утилизатора Коллегии Тиселе и собирается вместе с ней продолжить путь по направлению к Замку. Тиселе заслуживает всяческого доверия, я за нее ручаюсь. Приношу извинения за неудобства. Залемран"
   Ассистент считал, что шутки Ордена не понравятся девушке, если они станут разыскивать сбежавшую воспитанницу сами и найдут...
   Брат Борак покачал головой. Письма явно разминулись в дороге.
   Что ж, надо организовать той девушке, как ее?.. Мастер Борак сверился с письмом. Надо организовать Тиселе достойную встречу...
  
   Кембет ребятам не понравился, и они решили, не откладывая, поехать в столицу. Тем более, что Тиселе беспокоило общество огненной колдуньи. Сама девочка бывшей ведьме не мешала, но вот что скажет Орден... А если они разгневаются из-за бегства девочки и решат наказать всю компанию?
   Да и Леани получила нелестные письма от родителей, до которых дошли газеты с описанием "вконец обнаглевших незаконных колдунов" и "доблестных юных магов". Проклятые писаки слишком уж впечатлились видом парящей над городом девушки и посвятили ей целый столбец. А также превратно истолковали ее пребывание в одной гостинице с тремя молодыми людьми...
  
   Мастер Залемран который день ругался на чем свет стоит: везде, куда он только не совался, помнили компанию из трех парней и троих девушек, но вот самих их нигде не было.
   Глава 14
   Стражники у въезда в столицу стояли больше для вида. По крайней мере, никакой проверяющей и досматривающей функции за ними сроду не водилось.
   Поэтому длинная очередь из телег, вытянувшаяся от городских ворот по дороге, ребят насторожила. Однако они вроде не скрывались от закона, поэтому попытки сбежать не предприняли. Очередь двигалась не так уж медленно, судя по всему, каждой телеге задавали один-единственный вопрос. У ног стражников крутилась собачонка, которая обнюхивала повозки и облаивала возниц.
   Проверяет, поняла Тиселе. Что не обманывают, что людей не прячут. Хитро.
   - Путешествующие девицы Тиселе и Кикса в обозе имеются? - гаркнул стражник.
   - Это мы, - хором признались девушки.
   - Тогда пройдемте.
   Леани, до того не смотревшая в сторону спутниц, соскочила с телеги, как бы невзначай загораживая их и становясь со стражником лицом к лицу.
   - А в чем дело, капитан? - томно спросила девушка, бессовестно завышая чин стражника.
   - Ни в чем, леди. Эти девицы должны пройти со мной. И их спутников тоже... приказано привести.
   - Прекрасно, - промурлыкала Леани. - Я тоже с ними. Здорово, правда, капитан? Куда вы нас поведете?
   - Куда положено!
   - Как это мило. А надолго?
   Взгляду девушки было невозможно противиться.
   - Если вы непричастны, вас отпустят сразу же...
   - Замечательно. А вы не могли бы назвать ваше уважаемое имя, капитан...
   - Не капитан, - сознался стражник.
   - Это не важно, - отмахнулась девушка. - Я уверена, чин капитана не за горами... Так вас зовут?..
   - Кер. Керес. К вашим услугам, леди.
   - Керес, - протянула Леани. - Очаровательно. Сейчас.
   Не обращая внимания на ворчание очереди, волшебница накропала на бумажке несколько строчек, после чего поймала за руку первого же попавшегося мальчишку. Сунула в оную руку записку, серебряную монету, шепнула пару слов и одарила долгим взглядом. Шедевром Леани было заклинание, подчиняющее любое существо мужского пола обладательнице. Только на преподавателей почему-то не действовало.
   Мальчишка умчался, а волшебница наградила стражника ослепительной улыбкой.
   - Я предупредила родителей, что задержусь на часик. А если дольше, то все вопросы к отважному Кересу, охраннику обоза Огненного Ордена... Вы ведь не против?
   Керес был очень даже против. А вся дружная компания за спиной волшебницы только моргала глазами, недоумевая, как Леани удалось разглядеть затерянную в складках одежды эмблему огня.
   - Леди! - прорычал стражник. - Приказано идти и сохранять секретность.
   - Секретность! - с неуместным восторгом повторила Леани. Ее звонкий голосок поставил в известность о происходящем всю очередь. - Меня так волнует все секретное! Мой дядя, капитан Лоскол, очень мало рассказывает мне о своих приключениях! А вы его знаете?
   Тиселе присвистнула. Уж она-то слышала об этом человеке. И не только слышала, даже сталкивалась лично, хотя допрос не удался из-за сотрясающих тело девушки бесконечных рыданий. Его отряд подчинялся лично руководителю Этнографического Ведомства, на которого запрет на оружие не распространялся. Капитан Лоскол славился не только храбростью, но и способностью расследовать любое дело не хуже самих этнографов. И пусть формально Огненный Орден не имеет ничего общего с этнографами, а использование родственных отношений и вовсе не поощрялось, отмахнуться от столь замечательной девушки охранники не посмеют. Ай да Леани! Ай да дочь простых лавочников!
   - Нет, леди. Пройдемте.
   Леани кивнула своим спутником и пошла следом за стражником. Ее вещи Тефу, Пасу и Моку пришлось поделить между собой и радоваться, что остальные девушки в их компании предпочитают идти налегке.
  
   - Леди, нет никакой необходимости... - несколько минут спустя увещевал магичку начальник охраны обоза Тарс. - Вашим спутницам ничто не угрожает...
   - Тогда почему они арестованы? - живо отреагировала волшебница. Тратить на этого человека чары она посчитала излишним. - В чем их обвиняют?
   - Не арестованы, а задержаны. Девица Кикса сбежала из Замка Ордена...
   - И что?
   - Долг каждого - вернуть дитя в Орден, где она будет окружена всемерной заботой. Долг девицы - вернуться обратно.
   - Ее не могут за это арестовать. Она несовершеннолетняя.
   - Но мы никого и не арестовывали...
   - А уж "задерживать", - девушка издевательски выделила это слово, - ее спутников вы и вовсе не имели права.
   - Леди! Никто не собирался...
   - Да?
   - Мы только хотели обеспечить девицам сопровождение до Замка... - Леани только фыркнула. Товары лучше перевозить упакованными, а людей связанными - целее будут. Веселенькая поездка ждала ее друзей. - Им ничего не грозит. Девица Кикса вернется домой, а девица Тисе...
   - Мастер Тиселе, - высокомерно поправила девушка, в который раз наплевав на реальные чины и звания.
   - Мастера Тиселе просят поехать с ней во избежание... связанных с юными воспитанницами Ордена неприятностями. Их же спутники задержаны по ошибке и будут немедленно отпущены...
   - Вообще-то, - вмешалась свежеенареченная мастер, - они путешествуют на север, в окрестности Замка для важнейших ученых изысканий. И мы считаем дорогу с обозом до Замка достаточной компенсацией за моральный ущерб...
   Тарс оглядел всю компанию: надменно изгибающую губы Леани, хмурившуюся Тиселе, решительно настроенных юношей, сутулую невзрачную девочку-подростка, мощь которой (это видели только маги и Тиселе) едва сдерживали блокирующие заклинания Ордена. Тяжело вздохнул. Вспомнил впечатляющий случай в Кеторе... С коллегиантами свяжешься... Не эти ли трое ребят отбились от целой банды незаконных колдунов? Еще раз вздохнул. В конце концов, ему дали задание "как можно скорее доставить", а вовсе не "привезти под конвоем".
   - Через час отправляемся, - сообщил он. - Никуда не уходите.
  
   Прощание вышло сумбурным. Леани оставалась в столице, где ее ждало не самое приятное объяснение с родителями. Остальные ехали на север, втайне радуясь, что все так обернулось: пешком не так-то просто одолеть три дневных переходов по безлюдной пустоши. Вся компания понимала, как они обязаны самоуверенной магичке, поэтому после многократных изъявлений благодарности беседа увяла. Леани по очереди обнялась со всеми, даже с замкнутой Киксой и улыбнулась Тиселе.
   - Ты даже не представляешь, как я тебе благодарна, - шепнула бывшая ведьма. - Я уже и не знала, что делать... второй раз без боя не сдалась бы.
   - Второй раз? - Улыбка магички слегка потускнела. Тиселе окружало слишком много тайн.
   - А ты думаешь, почему я задержалась? - подмигнула бывшая ведьма. - Не бери в голову, все обошлось.
  
   Залемран не знал, за что он прогневал богов: ускользающие коллегианты вместе с Тиселе окончательно пропали на подъезде в столицу. Он уже начал впадать в отчаяние, когда вспомнил, что одна из учениц Коллегии, Леани, путешествовала вместе с неразлучной троицей. Тиселе ее упоминала в письме. И преподавателю оставалось только найти коллегиантку в большом городе.
   Не сказать, чтобы родные девушки встретили его приветливо. Маг так и не понял, почему появление молодого человека, интересующегося их дочерью, было воспринято настолько неодобрительно. Правда, час был уже поздний, но ведь светло еще!
   Но, добившись встречи с девушкой и получив от нее исчерпывающий ответ, ассистент проклял все на свете. А как еще реагировать, когда узнаешь, что всю теплую компанию чуть ли не под конвоем вчера вывезли на север?
   Нашедшее его в гостинице письмо от мастера Борака Залемран счел злой иронией судьбы. Надо бы им ответить, что лучше он подтвердит подлинность Тиселе на месте. Старшие братья Ордена не очень-то любят незваных гостей, поэтому официальное приглашение более чем пригодится.
  
   Известно, что маг, поклявшийся Силой, не может солгать. Леани оставалось только благодарить богов, что об этом знали и ее родители и поверили ее заверениям в порядочном поведении. А то их терпение грозило лопнуть, когда еще один молодой человек пожелал поговорить с их дочерью уже после захода солнца.
  
   Обоз Огненного Ордена двигался быстрее обычного: они брали с собой сменных лошадей. Компании выделили даже не телегу, а крытую повозку, где ребята погрузились в обсуждение гипотез происхождения "дыры магов". Причем, к негодованию Тиселе, ни одна гипотеза не включала в себя "очень злых и скрытных людей". Кикса всю дорогу придумывала, что скажет брату Бораку и прочим наставникам, а также что они придумают для наказания. А еще - как ей будут завидовать остальные ученики Ордена: она совершила успешный побег и теперь возвращается не с конвоем, а с почетным сопровождением! Тиселе поневоле приходилось выслушивать то одних, то другую и обдумать события она не смогла. Да и надо ли что-то обдумывать? Доедут до Замка, сдадут девочку с рук на руки и отправятся в свою "научную экспедицию". А если получится уболтать Орден, так и смогут возвращаться под крышу на отдых.
   Даже королевские дороги не прокладывались ровно по линейке. Поэтому очередной поворот повозки никого не должен был удивить. Вот только очень уж он крутой получился, да и снаружи, как спохватилась увлекшаяся разговором компания, царила кромешная тьма, которую едва разбивал неровный свет факелов.
   Тиселе было отмахнулась от пронзающей сердце тревоги, но повозка удалялась все дальше и дальше на запад...
   - Капитан Тарс! - прокричала девушка, высунув голову. - Что случилось?
   - Привал!
   Тьфу ты! Обоз всего лишь повернул в сторону от королевской дороги к дому. Очень странному дому... Или нет ничего странного в одиноком доме в стороне от дороги? В пустующем доме, где погашены окна?
   Капитан Тарс, выслушав осторожные вопросы, понял их суть и расхохотался. Дом принадлежал Ордену, там останавливались на ночь обозники. Причем и дрова для печей, и продукты и даже постели везли с собой: чтобы строение не стало подспорьем для беглых воспитанников Ордена.
   Кикса бестрепетно выдержала взгляд начальника обозной охраны. После положенных верой постов трехдневная прогулка на голодный желудок никого не затрудняла. Тем более что девочка стащила немного еды на кухне и большую флягу с водой.
   Второй этаж пустующего дома традиционно полагался транспортируемым воспитанникам. Разумно, если учесть решетки на окнах. На первом располагалась охрана и возницы, кто в комнатах, а кто на скамейках в общем зале. На этот раз никого, кроме Тиселе, Киксы и коллегиантов обозники с собой не везли, а продукты сгружать не стали. Одна ночь и еще до рассвета они выступят наружу.
   Тревога не ушла, даже после того, как все обозники собрались в ярко освещенном общем зале для вечерней трапезы. Странно, свет обычно разгоняет страх темноты... да и когда это Тиселе боялась?
   - Капитан Тарс! - шепотом окликнула девушка, подходя к охраннику после ужина. - Здесь точно никто не живет?
   - Увидели привидение? - хохотнул Тарс.
   - Нет, я имею в виду людей. Магов.
   - Нет, никого, - слегка удивился начальник охраны.
   - Тогда, скажите, почему к нам приближается сгусток Силы вот там? - указала девушка. - И там. И еще там. И...
   Из-за недостатка волшебников в округе нюх Тиселе на Силу заметно улучшился. Расстояние было большим, но неуклонно сокращалось.
   Тарс ответил. К сожалению, Тиселе таких слов не знала. Как и Кикса. А вот коллегианты слегка покраснели. Их родители, вполне уважаемые люди, были бы крайне недовольны, если б пронюхали, что юношам известны подобные выражения.
   - Пойдемте со мной, мастер, - предложил капитан.
   На улице он выругался еще раз, более понятно и спросил:
   - Откуда они идут? Со всех сторон?
   - Со всех, - растерянно подтвердила девушка. И, по собственной инициативе добавила: - Здесь через четверть часа будут...
   - В кольцо взяли, собаки. Вы можете освободить девочку?
   - Освободить? - не сразу сообразила Тиселе. - Снять с нее блок, что ли? Нет, заклинание наложено на ее сущность, а я могу только поверхностные...
   - А мальчишки?
   - Они тоже не смогут...
   - Нет, я спрашиваю, от мальчишек толк будет? Это они наделали шуму в Кеторе?
   - Конечно, - наконец сообразила девушка. - Чего вы хотите?
   - Уведите девчонку, чтоб не мешалась под ногами. И сами не мешайтесь. С парнями я сам поговорю. Не удивляйтесь, мастер, - снисходительно добавил капитан Тарс. - Здесь места глухие, если кто и подбирается, добра не жди. Ничего, для того обозы и сопровождаем.
   Их возвращение осталось почти незамеченным: все еще ели. Тиселе только порадовалась гневному взгляду, которым в начале обеда Тарс наградил заикнувшегося о выпивке стражника. Хороши бы были сейчас защитники! Хотя Тарс наверняка боролся за трезвость, опасаясь нелицеприятного отзыва посторонней девицы. Будущих огненных магов здесь не стеснялись, коллегиантам можно налить вместе со всеми, а вот некий мастер, курирующий молодых бездельников...
   - Что такое? - спросила Кикса, тревожно вглядываясь в старшую приятельницу. Нет, эти маги всю жизнь детьми остаются! Эта девчонка почти взрослая, а ведет себя как только что вылупившийся цыпленок!
   - Ничего, милая, - улыбнулась Тиселе. И чего к ней эта "милая" привязалась? Еще бы "милочка" сказала, была бы точь-в-точь как Прелжа! - Пойдем в нашу комнату.
   - Так ведь рано еще...
   Ага. Рано. Ночь на дворе, и это летом! То есть до рассвета всего ничего осталось, да только до того ли им сейчас будет.
   - Тогда я тебе про боевую магию расскажу, - предложила бывшая ведьма.
   Глава 15
   - Первое правило боевой магии, - сообщила Тиселе, плотно закрывая дверь (какая сволочь не сделала на ней замка или хоть засова?!) и подходя к окну. - Не суйся туда, где опасно, когда не просят.
   - Тис, в чем дело?!
   - Ни в чем, Кикса, просто тебе пора спать. Завтра рано вставать.
   - Но... магия!
   Тиселе вздохнула. Почему она не владеет Силой и не помнит ведьминых заклинаний?! Усыпила бы девочку и спустилась бы вниз. Ладно, плевать на все. Одна она ничего не сделала бы против как минимум десяти магов. Да и не умела девушка драться в бою, предпочитала нападать из-за угла, в крайнем случае, один на один. Тренировки со стражами не в счет.
   - Тис?!
   - Хорошо, сейчас, дай собраться с мыслями.
   Ведь читала же эти трижды проклятые конспекты и учебники. Хоть бы введение вспомнить, что ли?
  
   Тиселе старалась говорить громче, она многое вспомнила, остальное додумывала на ходу, дополняя личным опытом и поучениями. Профессор Бран мог бы удавиться от зависти, у него эта лекция так не звучала! Говорила все громче и громче, изо всех сил стараясь заглушить звон оружия внизу. Кикса слышит хуже, чем лесная Заклятая, пусть и лишенная и имени, и Силы, но не настолько же! Проклятье, что там происходит?
   Тиселе изо всех сил вглядывалась в темноту за окном. Это было не так уж и сложно: свечу погасили в самом начале разговора. Якобы - потому что глаза бывшей ведьмы устали от света. На самом деле чтобы видеть происходящее снаружи, и не привлекать излишнего внимания. Хотя его можно привлечь и голосом, если кто-нибудь прорвется в дом... может, девочку оглушить и сидеть тихо, как мышка? Или связать, спрятать под кровать, а самой спуститься все-таки вниз? А какая от нее польза против оружия?
   А откуда у магов оружие? Даже незаконные колдуны предпочитают магию, а не...
   - Что там за шум? - прервала лекцию девочка.
   - Какой шум? - ненатурально удивилась Тиселе.
   - На улице! Там крики! Тиселе, там кого-то убивают!
   Девочка бросилась к двери... и врезалась в неожиданно оказавшуюся там Тиселе. Как хорошо, что двери открываются внутрь, а то бы девчонка вышибла ее на лестницу!
   - Никого там не убивают. Оставайся здесь.
   - Тиселе, но я же слыша! Там опасность!
   - Вот именно.
   - Ты меня обманула!
   - Ничего подобного. Я с первой минуты сказала тебе правду. Это - не твое дело и нечего туда соваться.
   - Но там...
   - Хорошо. Это верно. Там идет бой, судя по крикам и звону мечей. Настоящий бой, Кикса. А мы с тобой - слабые женщины. Поэтому наша помощь - сидеть тихо и никому не мешать. Потом, когда наши друзья победят, мы поможем с перевязкой раненых.
   - Но я не умею перевязывать...
   - Научишься, - отрезала бывшая ведьма. Вообще-то она тоже ничего не смыслила в оказании первой помощи.
   - Но, Тиселе, я не слабая женщина! Да и ты тоже!
   - Конечно, - иронически отозвалась девушка. Хоть бы Кикса замолчала, можно было бы прислушаться и понять, что там происходит. - Мы с тобой сильные воины.
   - Не смейся! Ты ведь умеешь драться.
   - Не мечами, - призналась отлученная Заклятая. - Нашим оружием всегда были стражи.
   - Стражи?! Перестань шутить!
   Ах, да, она же ничего не знает о прошлом Тиселе. И считает лесных духов детской сказкой.
   - Все равно.
   - Но я ведь...
   - Замолчи!
   - Тиселе, - уже тише начала Кикса. - Я хочу вниз.
   - Обойдешься.
   - Но я огненный маг.
   - Тебя заблокировали твои наставники. Чтобы ты не подпалила Замок.
   - Ты снимешь блок.
   - Я не умею, Кикса. - Тиселе старалась говорить рассудительно и даже ласково. - Тебя заколдовали опытные люди. Это не поверхностное проклятие. Блокирующее заклинание проникает в самую твою суть. Оно и сделано из твоей сути. Его снять может только приказ наложившего.
   Или смерть, но зачем нам мрачные мысли? А еще лучше не говорить девочке, что блок еле держится, и она в любую минуту сможет его сорвать. Тарсу об этом Тиселе не стала говорить по двум причинам. Во-первых, блок сорвется, только когда девочка начнет буйствовать. На пике эмоций, как это называл Залемран. А во-вторых, Заклятые редко принимали несовершеннолетних и никогда не бросали их в бой, даже если было куда бросать. Успеют еще.
   - Но, Тиселе!
   - Я все сказала. Сиди тут. Попытайся уснуть.
   - Уснуть?! - взвизгнула девочка.
   - Хорошо, можешь не засыпать. Если мой голос будет считаться, я посоветую твоим наставникам бессонное бдение в качестве наказания за побег.
   - Тис!
   - Что - Тис? Ты же так легко отказываешься от сна, я и подумала...
   - Тис, выпусти меня.
   - Ни за что.
   - Мы же с тобой подруги.
   - Именно поэтому.
   - Но...
   - Без "но". Я старше и знаю, что делать.
   Девочка расстроено отвернулась и присела на свою кровать.
   Обиделась, поняла Тиселе. Как ни странно, это больно задело бывшую ведьму.
   В комнате наконец-то стало тихо. Со двора доносились крики, ругань, стоны, звон оружия... Проклятье, почему у этого дома нет даже забора?!
   - Тис, - позвала девочка спокойным голосом.
   - Что?
   - Странно. - Она подошла к окну.
   - Что странно?
   - Звуки.
   - Я тебя не понимаю, - с раздражением ответила отлученная Заклятая. Ей не нравился доносившийся шум, но...
   - Прислушайся.
   Бывшая ведьма последовала совету... А ведь девчонка права!
   - Отойди-ка! - Тиселе отпихнула Киксу и открыла окно. Она провела с этими людьми только день, да и то сидела в повозке, не обращая внимания... А то бы сразу заметила - все голоса были знакомыми. Никто чужой голоса не подал...
   Даже нежить не сражается молча.
   Не звук, нет, движение воздуха.
   Надо быть полной кретинкой, чтобы попасться в столь очевидную ловушку! Киксе повезло, что в звуках битвы на самом деле было что-то необычное, иначе ей никогда не удалось так просто отвлечь бывшую ведьму от двери и выскочить вон.
   Тиселе на всякий случай повторила то самое непонятное слово начальника обозной охраны и кинулась следом за девочкой. Прыгнула с последних ступенек лестницы. Девушки покатились по полу.
   - Пусти!
   - Ни за что. Так буду... держать, - зло прохрипела Тиселе, с трудом удерживая Киксу за руки. - Будешь... знать... как обманывать... старших.
   Дверь со скрипом отворилась. Обе девушки хором завизжали.
   - Тис, что это с вами? - не понял Теф. - Тарс сказал, чтобы я с Киксой посидел, а ты во двор иди. Для тебя работа найдется.
   - А ты что? - раздраженно спросила Тиселе, поднимаясь с пола. Хороша же она, так вопить из-за какого-то скрипа.
   - Выдохся, - спокойно сообщил Теф. - Здесь посижу.
   Тиселе покачала головой. Надо все-таки девчонку стукнуть и связать. Чтоб не пинала старших. Проклятье всему, почему Теф так быстро выдохся?! Он же сильный маг!
   На улице девушку встретил руководящий обороной Тарс и кивнул на раненых. Наступали разумно, оборонялись тоже. Впереди воины, маги швыряются заклинаниями из-за их спин. Тем более, что в обозе магов, кроме троих коллегиантов, и не было. Тиселе послушно присела возле одного раненного, не зная, что ей с ним делать. Странно... нет крови, нет повреждений, только чужая магия. Девушка сняла ее всю, в который раз пожалела, что не сможет использовать. Стражник с минуту полежал, потом встал, с удовольствием выругался и вернулся в бой.
   Все остальные страдали только от магии.
   - А как же?.. - не поняла девушка. Тарс, глядя на нее снизу вверх, пожал плечами.
   - Сами не знаем. Мои ребята не худшие воины королевства, да только и полные дубы кого-то да ранят. А эти... прут, как к себе домой, а вреда никакого.
   Странная тактика. Парализующие заклинания и бескровная битва. И полное молчание противников... Утомить их боем, чтобы все с ног попадали? Отвлечь, пока кто-то подбирается к чему-то другому? Или к кому-то?
   Она подняла голову, чтобы поделиться своими мыслями с капитаном Тарсом... и тут поняла, что Тарс давно ушел, а возле нее стоит совсем не Тарс. Снизу черная фигура показалась ей огромной, а когда незнакомец протянул к ней то ли руки, то ли лапы...
   Девушка закричала, поспешно откатываясь по земле. И тут же обнаружила за спиной вторую такую же фигуру...
   Из дома донесся ответный вопль. Так кричат люди, если сдуру руку в печку сунут.
   А после этого Теф громогласно высказался по поводу вздорных девчонок, которые напрашиваются на неприятности.
   Но "вздорная девчонка" его уже не слушала. Честный коллегиант, несомненно, держал ее за руки... за что и поплатился, потому что бедное дитя не выдержало переживаний. Тиселе могла еще объяснять, что битву надо предоставить взрослым сильным воинам, но ее крик перепугал Киксу до смерти. А страх снял блоки, да так, что огненная колдунья снова полыхнула огнем. Неудивительно, что Теф заорал.
   Оба "таинственных незнакомца" приняли еще неоформленный огонь. Они без крика вспыхнули... и загорелись, как горит от хорошей искры сухое полено.
   - Кикса! Воины, быстро!
   Девочка быстро соображала. Чтобы волшебный огонь нашел свою цель, не нужно целиться. Надо только выбрать мишень и позволить неизбежному случиться. Веер огненных стрел слетел с пальцев девушки...
   Тиселе успела заметить, как источники Силы разбегаются в разные стороны... после чего поспешила подхватить непослушную колдунью. От пережитых волнений девочка лишилась сознания.
  
   - Деревянные воины! - возмущался брат Танито. Он отвечал за безопасность Замка и его обитателей. Ночное нападение он считал вызовом лично ему. - В жизни не слышал такого бреда!
   - Почему? - резонно возразила Тиселе. После вчерашних приключений неизбежное объяснение, что она вообще-то не мастер, временно отложилось. И, хотя ее роль в сражении была, мягко скажем, минимальной, девушку почему-то зауважали. Непонятно за что. За Киксой она не уследила, более того, сама подверглась нападению и только и смогла, что завопить, как последняя городская барышня! Но Тарс приписал ее крику важное стратегическое значение, мол, без него Кикса не вернула себе владение огненной Силой. Которую благодарные наставники опять заблокировали, в утешение не став наказывать беглянку... - По-моему, удачная идея. Я еще там поняла. Они отвлекают ваших людей, маги их потихоньку парализуют, после чего отправляют слуг внутрь и...
   - И похищают вас, - закончил огненный маг. - Но зачем? Вы уж извините...
   Тиселе пожала плечами. Она себя некрасивой не считала, а что худая, так это кому как нравится. Тем более, все при ней. Хотя похищение - это уже слишком. Глупость какая-то...
   - Вот насчет этого не знаю, - честно ответила она. - Может, с Киксой перепутали?
   - А она?
   Тиселе пожала плечами. Кикса - щуплая, сутулая, с неаккуратно заплетенной светлой косой и отчаянным взглядом голубых глаз, казалась невзрачной. Но ведь девочка подрастет, а пока она...
   - Талантливый огненный маг. И будет еще сильнее.
   - На все воля Огненного бога, - вздохнул брат Танито.
   - Разумеется, - с нетерпением отозвалась неверующая Тиселе. - Так как вы думаете, могли напасть ради нее?
   - Дочерей Ордена у нас еще не похищали, - отозвался брат. - Но все бывает в первый раз...
  
   Раздраженный ответ брата Борака лежал перед Залемраном на почтовой стойке. Рыцарь Ордера писал, что готов принять мастера Залемрана, но просит больше не требовать "срочного ответа". Потому что на него голубей не напасешься. А сопровождающих они вышлют. Вместе с обозом, через несколько дней. И пусть сам мастер ни в коем случае не ходит, а то не пустят в Замок. Вот обозникам личность засвидетельствует, тогда и поедет.
   Залемран в который раз проклял все сущее и решил последовать указаниям.
   Глава 16
   Прошла, наверное, неделя, прежде чем храмовые сторожа отыскали таки Прелжу. Колдунья и в самом деле отсиживалась где-то в глубине страны.
   Элесит потребовала предоставить им "удобное помещение" и оставить одних.
   Колдунья на Заклинательницу особого впечатления не произвела. Женщина как женщина, движения суетливые, глаза бегают. Элесит задумалась, не попросить ли мужа принять второй облик, но от этой заманчивой затеи отказалась. В лесу это было замечательным средством решать некоторые проблемы... вот только решал их страж, а Элесит оставалась смириться и ждать, когда он вернет себе человеческий вид и снимет ее с дерева.
   Ладно, так решим, заклинание прочистки памяти не сложное и не опасное.
   Заклинательница набросила на стены гасящие звуки чары и показала колдунье брошь-печатку. Знак этнографа.
   - Л-л-л-леди... - пролепетала пойманная с поличным колдунья.
   - Вот именно, - высокомерно кивнула Элесит. - И не надейтесь поделиться этой информацией с кем-нибудь еще. Вы не успеете выйти отсюда, как забудете весь наш разговор. Если выйдете, конечно, - со снисходительной улыбкой закончила она.
   - Л-л-л-леди...
   - Давайте я сначала расскажу вам кое-что о ближайшем будущем. Есть варианты. Во-первых, я могу отдать вас Заклятым. Уверяю, ничего хорошего с вами не сделают. - Элесит слегка поморщилась. - Во-вторых, я могу только сказать здесь, что отдаю вас Заклятым, а сама предать суду нашего королевства. Учитывая мои подозрения относительно доступных вам сведений, разговор будет... не из приятных. - Леди снова поморщилась. - Наконец, вы можете все рассказать мне и молить о прощении. Я подумаю.
   - З-з-з-з-заклятых?
   - Ах, вы же не в курсе! Теперь я поясню, что мне от вас нужно. Вы получили задание заманить одну девушку в этот город и бросить здесь одну. Я и не верила такой удаче, думала, вы сразу же покинули город и не вернетесь. Полагаю, вас сюда отправили, чтобы вы случайно не столкнулись со своей жертвой или ее друзьями.
   - Ж-ж-ж-ж-жертвой, л-л-л-леди?
   - Не притворяйтесь, не поможет. Итак, я продолжаю. Сама по себе авантюра бессмысленна. Поэтому вы рассказываете нам причины, толкнувшие на нее лично вас - и ваших хозяев.
   - Х-х-х-хозяев?
   - Или нанимателей, я не знаю. Вы это скажете сами. Кроме того - кто вас нанял, все, что вы знаете о нем или о ней, а также схему известных вам порталов как на этой, так и на нашей стороне гор. А теперь выслушайте вот еще что. Те варианты, которые я вам перечислила, еще не самые страшные. Вы когда-нибудь слышали о слугах леса? Нет? Вижу по глазам, что слышали. Так вот, это зверски, я повторяю, зверски замученные люди, чаще женщины, которые после всех обрядов превращаются в покорный Хозяевам призрак. Их нельзя увидеть, но они исправно выполняют любые приказы. Это хуже, чем смерть. Лесные стражи уже давно не создают себе слуг, но это не порицается. Я еще не решила, нуждается ли мой дом в слугах. Но, вы знаете, у меня напряженные отношения с родственниками мужа. Возможно, кому-нибудь из них пригодится мой подарок. Вы все поняли?
   Несчастная Прелжа, которой не дали даже вставить слово, смогла только кивнуть.
   - А теперь рассказываете все, что знаете. И, учтите, я пойму, когда вы начнете лгать.
  
   Вечером Элесит, слегка пошатываясь от усталости, позвала лекарей. Она стерла память колдуньи о допросе, но бедная женщина нуждалась в лечении после всех угроз.
   Орсег молчал, как он молчал почти весь допрос, только изредка что-то уточняя у Прелжи.
   Элесит взглянула на его лицо и не сказала ни слова, пока они не вернулись в свои покои.
   - Мерзко, - согласилась она. - Но я же ее и пальцем не тронула! И не собиралась, в общем-то.
   - А если б она все равно отказалась говорить?
   Элесит вздохнула.
   - Но она же согласилась!
   - Тогда не переживай, - посоветовал Орсег. - А о делах поговорим завтра, на свежую голову.
  
   - В общем, не густо, - подытожила Элесит. - Заказчика она не видела, с ней говорил неформальный глава кеторских незаконных колдунов. Суть задания не объясняли. Просто велели сделать так, чтобы Тиселе осталась здесь. В больнице. Платье было ее идеей, а вот деньги на расходы ей дали. Да еще велели не скупиться, выплатить любую сумму по прибытии в Келет. Странная история. Что скажешь?
   Леди полюбовалась на своего мужа, который укладывал вещи. Родственники потратили много времени, чтобы объяснить будущей хранительнице домашнего очага, как важно для сохранения семьи избавлять мужа от мелких обязанностей. Наверное, именно поэтому в доме Элесит не было очага, да и там она старалась не бывать. А муж и без заботы никуда не денется. У него особо вещей и не было, но вот Заклинательнице неприлично являться в одном и том же платье на все церемонии.
   - Моя Госпожа, - с непревзойденным почтением откликнулся страж. - Год назад кое-кто говорил мне, что может позаботиться о себе самостоятельно.
   - Тогда мы еще не были женаты, - парировала Хозяйка леса.
   - Если будешь сидеть - я ничего не скажу, - пригрозил Орсег.
   - Шантажист! - обиделась Элесит, спрыгивая с комода. - А тебе есть чем поделиться?
   Удостоверившись в том, что ему не придется укладывать платья жены, а потом получать нагоняй, когда они неизбежно помнутся в чемодане, страж сообщил:
   - На следующий день после отправки Тиселе ты была занята, а меня позвали храмовые сторожа. Они сказали, что за ней пришел какой-то человек.
   - Какой-то?! - заинтересовалась Элесит.
   - Не перебивай. Маг. Наш городской маг. Намного сильнее обычных. Говорят, немного другой.
   - Говорят?
   - Вот именно. Мне сказали, что он пришел, якобы привлеченный слухами о девушке из нашего королевства, которую держат в больнице. Мол, узнал ее по описанию. Хотел бы позвать. Его попросили подождать и пошли за мной. Пока ходили, он отвел глаза оставшимся сторожам и скрылся.
   - Отвел глаза?! Городской маг?! Да это почти невозможно!
   - Вот на этом-то "почти" он и выехал.
   - И ты молчал?!
   - Не хотел торопить события, - пояснил рыцарь Дрвен. - Ты была занята по своим прямым обязанностям, маг скрылся. Я решил рассказать, когда сочту нужным. Сейчас.
   - О!
   - Не злись, Госпожа, узнай ты сразу, ничего бы не изменилось, но ты бы голову ломала без толку.
   - И сломала бы!
   - Вот именно.
   - Тьфу ты, я хотела сказать - и догадалась бы.
   - Что тебе сейчас мешает?
   - Сначала скажи, что думаешь ты, - надулась леди. - Кому-то нужна была Тиселе? Ее разыскивали друзья? Но жрецы никогда бы не отпустили ее с кем попало, они и мне-то с трудом отдали.
   - Госпожа, ты и сама можешь догадаться, - снисходительно усмехнулся плечами страж. Леди выжидательно смотрела на мужа. - У твоей новой названной сестры нет друзей, которые искали бы ее по эту сторону гор. Иначе она бы знала о них и тебе рассказала. И тот волшебник... мне он не нравится. После него следы остались...
   - Ты думаешь, это он велел заманить сюда Тиселе?
   - Почему ты так решила?
   - Кто-то велел, эта кандидатура не хуже других.
   - Госпожа, ты меня умиляешь. А если он?
   - Ор, мне это не нравится, - нахмурилась леди, оставляя уже уложенный чемодан (платья наверняка опять помнутся!) и подходя к мужу. - Если это он... Я вот думаю, кому нужна была Тиселе?
   - Залемрану из Карвийна, его другу Вийнику и жрецам здесь, - немедленно перечислил страж. - И всем чтобы изучать, а потом использовать эти знания.
   - Вот именно. А кто-то еще мог про нее проведать?
   - И решить заполучить таким образом? - догадался страж. - За возвращение свободы она пообещала бы что угодно, Заклятые не выносят неволи.
   - Жрецы исключаются. Мастер Залемран и так получал все, что хотел. Остается Коварный Незнакомец и мастер Вийник.
   Страж рассмеялся.
   - Ты знаешь, мастер Вийник вообще фигура странная, - продолжила леди. - То, что про него рассказала Тиселе...
   - Ты про то, что он не дал на себя напасть? - мгновенно понял страж. - И что? Я бы тоже так поступил.
   - То ты. А то воспитанный в Карвийне маг. Ладно, он увернулся. Ладно, он поймал Тиселе за шкирку. Но он же смеялся над ней!
   - Ну и что?
   - Ор, неужели ты не понимаешь! В городах так не поступают! Подумай: на сильного мужчину нападает ночью такая девушка, как Тиселе. Да и с чего он взял, что это было нападение? Подумаешь, кто-то бежал и едва в него не врезался! Не мог же он в темноте разглядеть детали. Я бы подумала, что за бедняжкой гонятся! А он сразу решил, что над девушкой можно поиздеваться. И отбросил так, что любая другая жестоко бы пострадала! Куда ты смотришь! - вскричала леди, заметив, что муж ее не слушает. - О чем ты думаешь?
   - Госпожа, мне кажется, я узнал магию. Идем в Карвийн.
  
   Разговор с Прелжой был не так уж бесполезен. Колдунья поделилась тайной расположения известных ей порталов по другую сторону гор. Когда-нибудь будут проведены эксперименты по определению остальных, а пока Элесит интересовало, в какую точку королевства она может быстро попасть. Будучи Заклинательницей, она не испытывала сложностей с подчинением себе порталов, главное, знать, куда собираешься. Всего Прелжа назвала пять порталов и дала точное обозначение на карте. Один возле гор, один недалеко от Кетора, о нем рассказывала Тиселе, еще один в дневном переходе от Кембета, предпоследний на таком же расстоянии от столицы и пятый примерно в полутора или двух переходов к западу от королевской дороги, чуть севернее Кембета. Это позволяла существенно сократить время, поэтому Заклинательница, закончив свои дела в Жасане, поспешила в Кетор. В Карвийн она явилась ночью и только наутро заявилась в Коллегию.
   И вот теперь скрежетала зубами, услышав от инспектора Фура, что мастер Залемран вот уже девять дней как уехал. В отпуск. В Кетор. А куда он из Кетора подастся - про то не рассказывал. Инспектор Фур вообще радовался визиту этнографа и боялся сболтнуть лишнего.
   - Проклятье! - простонала леди этнограф. - Если бы мы поторопились!
   - Не переживай, Гос... Элесит, - приобнял жену за плечи рыцарь королевского учета. - Сейчас что-нибудь придумаем.
   Леди тряхнула плечами: она не поощряла нежности на людях.
   - Хорошо, - ледяным голосом отчеканила она. - Инспектор, мы хотим осмотреть музей. Где он находится?
   - Но... леди...
   С трудом отделавшись от Фура, Элесит решительным шагом пошла на поиски музея. Хвала богам, все Заклятые обладают чувством направления и точно знают, куда им идти! А то в Коллегии недолго и заблудиться. За этими размышлениями леди не обращала внимания, как муж ненавязчиво, подталкивая под локоть, придавал ее движению нужный курс. Музей нашелся сравнительно быстро, но возникла новая трудность. Леди так спешила проверить свои подозрения, что даже не зашла к председателю Коллегии. И сейчас, столкнувшись со смотрителем, все еще считала, что быстрее будет пробиться здесь, чем отступать за разрешением. Орсег не вмешивался в перепалку, готовый помочь жене, как только возникнет надобность. Когда закончится трансформация, Элесит станет чуть менее упрямой, точнее, более гибкой в решениях. А пока - ни шагу назад. Это можно потерпеть, год уже на исходе...
   - Вы знаете, с кем имеете дело?
   - Да, леди, - флегматично ответил смотритель Ковек. - У вас нет права на осмотр музея. Неспециалистам туда входить очень опасно.
   - Не волнуйтесь за меня, - поспешила заверить благородная леди. - Никакие заклинания не принесут мне вреда.
   - Вы уверены? - хмыкнул старичок.
   - Да, у меня абсолютная защита от город... от враждебной магии.
   - Если вы, миледи, - все так же рассудительно продолжил смотритель, - купили амулет у той девушки, которая у нас артефакты утилизует, так я вас тем более не пущу. Сломаете чего вдруг.
   - Амулет?
   - А вы не у нее покупали? Так я и думал, что она свой где-то достала... Колдовать-то не умела, а уж гонору сколько...
   - Я не покупала амулеты, - сквозь зубы процедила Элесит. - Я этнограф и требую пропустить меня в музей для осмотра!
   - А это не музей, - невпопад ответил Ковек.
   - Не музей?!
   - Нет, леди. У Коллегии нет своего музея, все магические экспонаты хранятся в специальном разделе городской галереи.
   - А это что?
   - Это, - с законной гордостью произнес смотритель, - закрытое Хранилище шедевров. И вам сюда нисколько нельзя. Право на осмотр может выдать только профессор.
   Сэр Дрвен рассмеялся.
   - Пошли-ка, Элесит, к председателю Коллегии.
   Леди разъярилась.
   - Ну, нет, мы пройдем сами! Тратить еще полдня на канитель официального обращения? У нас дело-то на пять минут!
   - Не положено, - гнул свое смотритель.
   - Элесит! Не позорься, - попытался одернуть жену страж. Еще немного - и леди велит убить вставшего на ее пути простолюдина. А через пару месяцев, когда закончится трансформация, с ужасом будет вспоминать о совершенном преступлении.
   Орсег ошибся. Глаза Элесит не полыхали зеленым огнем, и злилась леди совершенно по-человечески.
   - Любезнейший Ковек, - сквозь зубы процедила она. - Вы, кажется, еще не поняли, кто перед вами...
   Страж удостоверился, что помещение звукоизолированно его взбалмошной женой и стал следить за тем, чтобы никто сюда не вошел. Несложно догадаться, какой фортель собирается выкинуть леди.
   - Я знаю, что вы младший этнограф первой категории, - уведомил Элесит старичок.
   - Нет-нет, вы не поняли... - пропела леди. - Мы - духи леса.
   Вдалеке словно зазвучали колокольчики, послышались звуки флейты... Фигуру леди окутало мягкое зеленое сияние.
   Орсег рассмеялся. Музыкальное заклинание сна относилось к талантам Заклятых, а не Хозяев леса. Жена метнула на стража неласковый взгляд и переключилась на Ковека. Тот во все глаза смотрел на выходцев из легенд и сказок. Повеяло травой, цветами, запахом земли после дождя.
   - Духов леса не бывает!
   - Не бывает, - согласилась леди, поводя рукой перед лицом старика. Тот закрыл глаза. - Мы вам снимся... - Старик покачнулся. - Не падайте... Сядьте за стол... вы можете спать и видеть сны и при этом сидеть прямо, открыв глаза...
   Старик открыл глаза.
   - Вам могут сниться сны про духов леса... А могут - про вашу работу... вы сидите на своем месте и никого не пускаете в Хранилище... А через час вы проснетесь и будете чувствовать себя свежим и отдохнувшим... Вы будете помнить обо всем, кроме нашего визита, потому что духи леса - это страшная сказка и прийти в Коллегию они никак не могут...
   Леди поманила мужа пальцем и зашла в музей.
   - Зачем столько хлопот? - шепнул страж. - Ты же Заклинательница.
   - Я знаю, но усыпить не могу. Нельзя сделать с человеком того, чего он не хочет.
   - А Прелжа?
   - Прелжа... Прелжа так испугалась, что только рада была выкинуть нас из головы. И с этим стариком я проделала то же самое.
   - Прелжу ты не усыпляла.
   - Твоя тетушка показала, как лишить человека куска памяти. На всякий случай. А вот как Заклинательницы усыпляют - не учила. Может, они этим вообще не занимаются, я не знаю. Ты долго будешь меня отвлекать? У нас всего час на осмотр этого музея, который на самом деле не музей.
   - А чего искать? Я узнал его. Это тот человек, который сделал машину в Варусе и оставил следы в Келете. Вот, на этой полке лежит амулет.
   Хозяйка леса поморгала глазами, чтобы настроиться на полумрак Хранилища.
   - Я так и знала! - закричала она, прочитав подпись под амулетом. - Все, отсюда в Кетор, оттуда - в столицу порталом, а там пробиваемся в Замок Огненного ордена, чтоб им всем пусто было!!!
   Страж пожал плечами.
   Может, Везер Алап отговорит сумасбродку от этой авантюры?

Часть 3

   Глава 1
   Тиселе не впервой было сталкиваться с важными операциями, хотя предыдущую проводили как раз против нее. И она точно знала, что разделяться не следует ни в коем случае. Туда где опасно, лучше идти всем вместе: на большую группу могут и не напасть, побоятся, а если и нападут, больше шансов отбиться. Идея мальчикам наколдовать себе "легкую поступь" тоже казалась очень неплохой. Это было ее предложение, чтобы они не оставили следов, ничего не затоптали и не шумели. Ребята пытались протестовать под тем дурацким предлогом, что их этому не учили. Тиселе-то взяла идею у Заклятых. Пришлось изобретать на ходу. Коллегианты так испугались рявканья Тиселе, что даже не заметили, как сочинили новое заклинание.
   Идея была хорошая, спору нет. Да только Тиселе, взяв на себя роль первопроходца, ушла вперед и не заметила, как ребята свернули не в ту сторону. То есть дело, наверное, было так: она сильно ускорилась, но они ее видели. Потом повернула и скрылась из виду. А эти остолопы подумали, что она в другой стороне. Наверное. И их отсутствие слегка увлекшаяся Тиселе обнаружила не сразу. Когда поняла, что источники Силы не следуют за ней, а удаляются.
   Восстановление печальной картины разделения и осознание собственной небрежности не улучшало настроения. Как можно было так сосредотачиваться на "грозящей впереди опасности", что даже не заметить, что творится за собственной спиной?!
   Н-нет, поделом ей!
   А еще поделом за самоуверенность! Как будто мало она попадала в такие ловушки!
   Все свои скорбные и злобные мысли Тиселе обдумывала, лежа ничком на земле. Как упала. Странно. Ну, споткнулась она о корягу. Ну, упала на землю. Но почему к ней пришла Сила, будто заклинание съела и тут же трава стала клейкой? Не просто клейкой. Нельзя было ни отлепиться, ни порвать стебли. И это как раз странно. Нормальные растения так себя не ведут, а вот заколдованные не могли бы ее удержать.
   Окрестности, насколько их можно рассмотреть из этого положения, тоже не радовали.
   Вблизи от Замка растительность была еще ничего: насаженные послушниками тополя сменились естественными зарослями невысоких деревьев и кустов. На этой почве ничего лучше не вырастало. Стражей на них нет! А вот вечером природа словно сошла с ума. К востоку от Замка, куда они углубились, заросли становились дикими и какими-то неравномерными. Где-то растут деревья, а где-то только трава.
   Нет, на что-то это все похоже... может быть, на картинку в книжке "Магическое садоводство", которую она увидела в библиотеке Коллегии? Тиселе заинтересовалась, как в городах заботятся о растениях без стражей, и прочитала ее всю, даже бесполезные для нее описания заклинаний. Там была отдельная глава, "об эффекте естественных зарослей", для тех, кто хотел этот самый эффект создать. Так вот, изучаемые из положения лежа окрестности подозрительно походили на ту картинку.
   Это Тиселе совсем не обрадовало. Значит, верно, что здесь кто-то хозяйничает. Выращенные искусственно деревья подчинялись создателям примерно как леса - своим стражам. Только что Силой не делились, а, наоборот, ее требовали. В награду за примерное поведение. В таком "саду", если вы захотите куда-то попасть, хозяин может вволю развлечься, "водя" вас кругами. Конечно, поиски аномалии ничего не давали! Значит, кто-то "заботился" о незваных гостях и делал это так искусно, что они ничего не заметили.
   Уже смеркалось, когда Тиселе упала. Долежав до темноты, она отбросила мысли о собственной глупости и принялась в уме создавать словарь городских ругательств, бережно соотнося в памяти незнакомое сочетание звуков с контекстом, в котором оно произносилось. Составив более или менее приличный список (память у девушки была неплохая), бывшая ведьма начала описывать ситуацию подходящим к оной способом. Вслух. Во-первых, чтобы проверить, так ли она произносит, как услышала. А во-вторых, потому что лежать в темноте и ждать неизвестно кого было страшно. О том, кого она привлечет своими замечаниями, думать не хотелось.
   - Ты переусердствовала в изучении городской культуры, Тиселе, - прозвучал над головой мужской голос. Танцующий светящийся шарик сделался ярче и озарил тропинку, на которой девушка лежала.
   - Заль, - простонала девушка.
   - Вставай скорее! - уже не притворяясь спокойным, потребовал маг. - Долго ты так лежишь? Тебе холодно?
   - Я не могу встать! - немедленно окрысилась Тиселе. - Я лежу тут, кажется, вечность, и не могу встать!
   - Не трогай это заклинание, - предупредил Залемран, что-то произнес и рывком поднял девушку на ноги.
   - Ох. Что это было?
   - Очень качественная ловушка, - тоном лектора сообщил Залемран. - Этот клей можно снять только заклинанием. И заклинанием приостановить его действие. Твое присутствие сняло чары, ты приклеилась.
   - Что ты тут делаешь?! - спохватилась Тиселе.
   - Тебя ищу, - сообщил маг, бесцеремонно разворачивая девушку и подталкивая в спину.
   - Но... откуда?
   - Приехал, - так же лаконично отозвался маг. - Нам надо уходить.
   - Заль, а ребята?! Они-то как же?
   - Ничего с ними не сделается, с твоими ребятами, - неприязненным голосом ответил Залемран. - Говорю же - уходим.
   - Заль!
   - Не кричи, - посоветовал маг, напряженно вглядываясь в темноту. - Я их встретил и отправил домой. То есть в Замок.
   - А они не заблудятся?
   - Они полетят. Очень быстро.
   - А мы?
   - А мы пойдем. Только тише.
   Тиселе ничего не оставалось, как смириться.
   Ассистент явно взял у ребят заклинание легкой поступи, сама девушка ступала почти беззвучно безо всякого волшебства, так что ни тот, ни другая вообще не производили шума.
   - Куда мы идем? - догадалась спросить девушка. - Замок в другой стороне.
   - Знаю, - прошептал маг в ответ.
   - Тогда почему? Или... ты заблудился?
   Залемран только фыркнул.
   - Еще чего! Нет, мы идем в нужном направлении.
   - Зачем? - Тиселе резко остановилась. Поскольку Залемран подталкивал девушку перед собой, ему пришлось последовать ее примеру.
   - Затем, Тиселе, - раздраженно ответил маг. - Объясню, когда придем. А сейчас тише.
   С этими словами маг решительно подтолкнул девушку дальше.
  
   От прыгающего перед ними огонька тени вокруг казались еще гуще, чем на самом деле, а Залемран едва видел дорогу. Тем не менее, шел он уверенно, словно знал эти места как свои пять пальцев.
   Через некоторое время маг свернул в сторону, потом еще раз свернул. Наконец, остановился и погасил огонек.
   - Оглядись, - шепнул он. - Что ты видишь?
   - Кусты, - ответила девушка, разом позабыв свои претензии.
   - И все?
   - Темно же.
   - Ты можешь видеть в темноте, - напомнил маг.
   Тиселе не стала отвечать, что ночное зрение - штука коварная и вгляделась. Нет, ну, кусты и кусты, деревья вон, тоже низкие. Или Залемран хочет, чтобы она каждое дерево назвала?
   - Пройдись тут, - предложил маг. - Только далеко не отходи, если что - сразу кричи. Осмотрись.
   Тиселе честно выполнила просьбу Залемрана, "если чего" не дождалась и вернулась.
   - Обычная рощица, - пожала плечами девушка.
   Залемран в темноте не увидел и продолжал ждать.
   - Чего ты хочешь? - разозлилась Тиселе. - Какое это должно быть место, чтобы тебя устроило?
   - Обычным, - тоже пожал плечами маг. - Не заколдованным.
   Тиселе начала понимать:
   - Хочешь сказать, мы вышли из того сада?
   - Вот именно. Пойдем отсюда, чем дальше, тем лучше.
   - Но от кого мы спасаемся? - запротестовала девушка, пытаясь поспеть за магом, который снова засветил волшебный огонек. Быстрота в драке не означает длинных ног, и угнаться за высоким молодым человеком Тиселе не могла.
   - От кого, - ворчливо отозвался Залемран. - Ты сама-то не догадалась?
   - Нет, - снова обиделась бывшая ведьма. - И что ты делаешь?
   - Иду, - коротко ответил маг. - Я в отпуске.
   - Ты же на юг собирался!
   - Юг обождет.
   - Нет, или ты объясняешь, в чем дело, или я пойду обратно.
   - Куда - обратно? - поинтересовался маг, на всякий случай схватив ее за руку. Без Силы. - Я применял ведьминскую магию, чтобы найти тебя, - пояснил маг. - Поэтому не бойся, не обожгусь.
   - Обратно! В Замок!
   - Ты хоть знаешь, где он?
   - Конечно! Заклятые не могут заблудиться!
   - Уточняю вопрос. - Залемран повернулся и потащил девушку за собой. - Ты знаешь, как далеко Замок?
   - Ну... - Тиселе смутилась.
   - Вы шли весь день. Летний день, и почти не останавливались отдохнуть. Тебе понадобится больше ночи, чтобы вернуться.
   - Ну и что?
   Залемран вздохнул и выпустил руку бывшей ведьмы, после чего едва успел подхватить пошатнувшуюся от неожиданности девушку.
   - Тиселе, ты меня поражаешь. По-твоему, клей на траве разлил твой лучший друг? Ловушка сделана специально для тебя, а заклинание относится к разряду запрещенных! Как и прочищающее память, о котором ты писала. Я, как узнал, сразу бросил все дела и бросился сюда!
   - Зачем?
   - Тиселе, люди, которые так охраняют свою тайну, не будут рады новоявленным исследователям. И могут не ограничиться вождением кругами. Странно, ни одна экспедиция понятия не имеет в садоводстве.
   - Ты, по-моему, тоже, - ответила Тиселе. В этом весь Залемран: ночь, темно, комары кусаются, на нее поставили ловушку, а он, как ни в чем не бывало, читает лекции!
   - Я брал в библиотеки те же книги, что и ты, - признался маг. - В пособии о садоводстве ты оставила закладку.
   - Зачем?
   - Хотел узнать, о чем ты думаешь, - без малейшего стеснения ответил Залемран.
   Тиселе замолчала, пытаясь переварить это заявление.
   - Ты думаешь, ловушку специально на меня ставили?
   - А ты как думаешь? Зачем еще разливать тут целое ведро "ведьмина клея"?
   - Ведьмина? - поразилась Тиселе. - Но он же...
   - Растение "ведьмин цвет" обладает разным действием. В основном, он притупляет магическое чутье и скрывает следы магии, - пояснил Залемран все тем же лекторским тоном. - Поэтому вокруг него обязательно роятся незаконные маги. Но это не единственное применение: из корней вываривается клей, который можно снять только заклинанием. А теперь скажи: не слишком ли много запрещенных чар для одной аномалии?
   - А куда мы идем? - вместо ответа спросила Тиселе.
   Залемран вздохнул.
   - Если честно - куда подальше.
   - Зачем?
   - Тиселе! - разозлился маг. - Ты сама можешь подумать? Если на тебя - лично на тебя, между прочим! - кто-то поставил ловушку, то что надо делать? По-моему, ясно - уходить, пока тебя не стали ловить!
   - А почему не в Замок?
   - Потому что именно там нас и будут искать! - отрезал Залемран. - Между ловушкой и Замком. Я хотел выйти из этого ненормального сада, в котором мы беспомощны. Чем дальше мы уйдем - тем лучше.
   - А ребята?
   - Они скоро будут в Замке. Обещали, как придут, послать тебе Силу, чтобы мы знали.
   - А расстояние?
   - Во-первых, потеряв тебя, они решили вернуться. Во-вторых, после того, как я их шугнул, они летели очень даже резво.
   - Почему?
   - Почему, почему! - в который раз не выдержал волшебник. - Ты сама не догадываешься? Я велел им беречь тебя, а они отпустили с этой сомнительной Прелжой! И даже не спохватились, когда ты не вернулась к сроку! А если бы ты не встретила... кстати, кого ты там встретила? Я спрашивал Киксу, она не знает.
   Тиселе пожалела, что она рассказала Киксе почти все о своем "путешествии" в Жасан. Кроме того, что она - бывшая Заклятая, кажется. Теперь Залемран тоже знает почти все.
   - Леди Элесит, - честно ответила девушка.
   - Элесит?! Но она же...
   - Леди Элесит была там с визитом и в своей командировке, - пояснила Тиселе. - Мы с ней помирились.
   - Хорошо, - сказал Залемран после недолгого молчания.
   - И еще она сказала, что ты присылал ей письмо о каком-то знакомом, который был в Варусе во время заговора. Что ты думаешь - это он построил ту машину. И ты не смог достать образцы его магии, чтобы она проверила.
   - Нет, не смог. Не решился брать из Хранилища, - согласился маг.
   - Заль! - возмутилась девушка. - А почему ты мне об этом не сказал?
   - Тебя не было в Карвийне.
   - Нет, про сыщика, которого ты подослал к Мышке.
   - А должен был?
   - Нет, - смутилась Тиселе.
   - Я рад, что вы помирились, - сообщил Залемран. - Еще немного пройдем и можем останавливаться.
   - Заль! - снова позвала девушка.
   - А?
   - Мы обязательно должны друг за друга держаться? У меня рука уже устала.
   - Извини. - Теперь уже смутился Залемран, но Тиселе этого не заметила.
   - Руку отпусти.
   - Я лучше за другую возьмусь, - принял решение молодой волшебник.
   - Тебе виднее, - пожала плечами Тиселе. - Ты не сердись на ребят, они пытались меня отговорить.
   - Чепуха, - фыркнул Залемран. - Я говорил - глаз не спускать, если что - удерживать силой. А они?
   - Силой? - зловеще просвистела бывшая ведьма. Она все никак не могла решить, радоваться ей появлению Залемрана или огорчаться, бояться ли его неодобрения или возмущаться вмешательством не в свое дело. И вообще, девушка никак не могла понять, хорошо ей сейчас или не очень. - А кто они такие, чтобы удерживать меня силой?
   - Коллегианты, по которым отчисление плачет, - невозмутимо ответил волшебник, не догадываясь о собирающейся грозе. - Поэтому сделают все, как я скажу или горько пожалеют.
   - А преподавательская этика? - оторопела Тиселе. - Это же нечестно.
   - Предлагаешь сразу их выгнать? Они сжульничали на всех выпускных экзаменах, Совет Коллегии этого никогда не простит.
   - Но... как же... использование в личных целях...
   Залемран ухмыльнулся.
   - По-моему, ты никогда не уважала правила, Тис, - с непонятной нежностью произнес он. - Зачем теперь беспокоишься? Твои приятели сдадут мне все экзамены еще до защиты, так что образование не пострадает. Совет как-нибудь переживет без скандального отчисления. А ты...
   - А я?..
   - Ты должна быть в безопасности, - резко закончил маг. - Так что скандал все-таки будет, дай только вернуться.
   - Э, нет! - взвизгнула Тиселе. Совсем как леди Элесит всего... да уж полмесяца назад, когда они разговаривали в больнице Келета. Сильно же компания задержалась из-за ожогов Тефа! Он оказался самым пострадавшим в бою: его обожгла вернувшая свои способности огненная колдунья, когда рвалась Тиселе на помощь. - С чего это ты за меня решаешь? Зачем тебе моя безопасность?
   - Мне так спокойней, - невозмутимо ответил Залемран. - А за тебя я не решаю, можешь не сомневаться. И я очень надеюсь, когда мы все-таки вернемся в Замок, ты сама примешь решение поехать в Карвийн вместе со мной. А в столице мы обо всем расскажем этнографам, и сюда пришлют новую экспедицию, которая будет больше подходить для этой задачи, чем трое недоучившихся лопухов.
   - Стой, а ребята?
   - Я ведь говорил - отчислим. Я не бросаю слова на ветер, - опасным голосом пояснил Залемран. Знай его Тиселе чуточку лучше - поняла бы, что ее друг в ярости. - Я их предупреждал. Они потеряли тебя дважды. Или трижды - если считать ночной бой по дороге.
   - Что ты об этом знаешь?
   - Да все, что мне рассказали Кикса и Тарс. А еще - что оживление предметов тоже относится к разряду запрещенных, вот ты о нем и не слышала. И брат Танито. Я бы сказал даже - запрещенным является совсем другая модификация чар, о которых Танито, может, и знает. А это - дополненное и расширенное. Значит, над ним поработал специалист.
   - И послал это против меня? - поразилась девушка.
   - Именно. Получается, против тебя - Прелжа, которая заманила тебя за горы. Зачем, кстати? Потом - ночное нападение. И сейчас - ловушка.
   - За что мне такая честь?
   - А ты не догадываешься? - Тиселе помотала головой. Если бы Залемран не смотрел на ее лицо больше, чем под ноги - и не заметил бы даже. - Вот и я не знаю. Расскажи лучше про загорное королевство.
   -Что рассказывать? - уточнила Тиселе. На ее взгляд, обстановка немного не располагала к длительным повествованиям, но, если Залемран хочет...
   - Как ты там очутилась, разумеется. Можно без подробностей.
   Бывшей ведьме не понравился тон собеседника, но чем, объяснить было трудно. Слегка нервировала сжатая рука, к тому же пальцы спутника по мало понятной причине не лежали спокойно, а все время шевелились, не давая сосредоточиться.
   Тиселе коротко описала ведьмин цвет, скачку к восточным горам, настойчивость Прелжи в отношении платья, ее честность в выплате всей суммы сразу, исчезновение на храмовой площади, долгие дни, проведенные в больнице, появление Мышки... то есть леди Элесит, сложности с вызволением. О снедающей сердце тревоге девушка умолчала. Просили же без подробностей.
   - И ты молчала?
   - Ты бы рассердился.
   - Я и сержусь. Сейчас.
   - Твоя воля.
   Долго они будут так идти? И зачем все-таки держаться за руки? Ведьма не спотыкалась благодаря привычке и ночному зрению, маг - за счет легкой поступи. Ой! Нет, все-таки привычка не всегда выручает. Непонятную причуду Залемрана можно и потерпеть. Не пропустить бы только момент, когда влияние ведьминых чар закончится, и ее прикосновение начнет обжигать.
   - О чем ты думаешь?
   - Что отчисления недостаточно, - мрачно ответил Залемран.
   Глава 2
   Бывшая ведьма не умела любить, слово "нежность" пробуждало у нее смутные воспоминания из детства, которые быстро исчезали, стоило девушке на них сосредоточиться. Из всех теплых чувств она могла ощутить только привычку видеть того или иного человека, желание встретиться снова, скуку и какую-то пустоту внутри при разлуке... Может быть, еще неясное желание, чтобы у знакомого человека все было в порядке. Чтобы он был жив. Здоров. Чтобы он шел рядом и улыбался...
   Поэтому ей было непонятно желание Залемрана обязательно держать ее за руку (а лучше - под руку, причем Тиселе глодало нехорошее подозрение, что волшебник не отказался бы обнять ее за талию). Но обижать мага не хотелось, да и волшебный светлячок давал слишком много теней, чтобы можно было ясно видеть тропу под ногами и идти без поддержки. Благодаря лесной выучке, ночного зрения и ловкости бывшая ведьма почти не спотыкалась, но "почти" не считается. А Залемрана спасало заклинание легкой поступи. Кстати, долго они будут так идти? Уже не то, что ночь, уже утро на подходе.
   Тиселе не зря волновалась: в какой-то момент рука мага стала очень горячей. Она не успела даже удивиться, как к ней пришел заряд Силы, маг отдернул руку, отшатнулся с приглушенным воплем и... провалился под землю.
   С диким криком "Заль!!!" девушка кинулась туда, где только что был волшебник. В стороне от тропы зияла дыра.
   Это закончилось действие ведьминых чар, в таких случаях кожа всегда нагревается. Потом Тиселе съела заклинание легкой поступи, а потом маг обжег руку. И провалился.
   Куда?!
   - Не кричи, - раздался голос. Сообразив, что это не преисподняя разверзлась, чтобы лишить ее в жизни последнего, Тиселе осторожно легла на край ямы. Чтобы помочь ей, маг снова засветил огонек, и бывшая ведьма увидела Залемрана. Он провалился вместе с осыпавшейся внутрь землей в какой-то колодец. И сейчас стоял... кажется, уперев ноги в боковые скобы, на глубине в два человеческих роста. - Здесь каменоломня была, - все также спокойно сообщил ассистент. Он успел ободрать руки и лицо о стены, порвать рубашку, но сносил все это с подобающим ученому равнодушием. Точнее, сдерживался, чтобы не напугать Тиселе. - Наверное, я в вентиляционный колодец попал. Он зарос со временем, я и не заметил.
   - И что теперь? Можешь вылезти?
   - Вряд ли, - признался маг. - Здесь вверх не за что зацепиться. Легче вниз спускаться.
   - А далеко вниз?
   Залемран поглядел себе под ноги, содрогнулся и покрепче уперся в стены колодца.
   - Немало. Еще раза четыре по столько, если не ошибаюсь.
   - Тогда лезь вверх!
   - Как?
   Тиселе задумалась. С собой у нее была небольшая, но вместительная котомка, куда запасливая девушка запихнула как можно больше еды, флягу с водой и еще пару мелочей на всякий случай. Но мотка веревки у нее не было. Знай девушка, что в округе есть шахта...
   Топорика она тоже не взяла, поэтому подрубить деревце, чтобы маг выбрался по нему, не могла. Ножиком пилить можно было до следующего вечера. А долго Залемран тут продержится?
   Мысль о том, что человек не может долго так стоять, ужаснула Тиселе. Идея сбегать в Замок тоже себя не оправдывала, пока добежишь, Залемран десять раз провалится.
   - Может, ты попробуешь вылететь?
   - Это невозможно, - тут же отозвался ассистент, который уже успел перебрать все варианты и отвергнуть. - Я должен быть в воздухе, чтобы взлететь - падать, например или подпрыгнуть. Тут со всех сторон земля, левитация не получится.
   - А телепортироваться? Как в Карвийне?
   - Тоже нет. Карвийн был специально заколдован при основании, вне города надо долго плести чары, чтобы сделать местность пригодной к перемещению.
   Чтоб этих магов! Они могут придумать заклинания, которые всегда можно применить, а не только в специальных условиях?!
   - Тогда попробуй все-таки вниз, - решила Тиселе. - А там что-нибудь придумаем.
   Залемрану ничего не оставалось, как послушаться.
   Маг лез медленно и осторожно; прошла целая вечность, прежде чем он добрался до пола шахты. Вариантов было несколько: он идет искать другой выход или Тиселе все-таки бежит в Замок за помощью.
   - Странно, - сказала девушка сверху. - Откуда тут взяться Силе?
   Прежде, чем маг успел ответить, к его ногам шлепнулась сумка, а потом сверху посыпалась земля: Тиселе быстро и ловко спускалась следом за ним.
   - И зачем? - укорил ее Залемран.
   - Если понадобится - я обратно залезу, - отмахнулась девушка. - Но тебя одного не оставлю.
   - Тис, это совершенно лишн...
   - Позволь мне решать, - зло откликнулась девушка. Поглощенная Сила ей совершенно не понравилась. На вкус еще ничего, только вот откуда она здесь взялась...
   - Может, это от твоих ребят отзыв пришел?
   - Нет, это было когда мы из сада вышли, а тут что-то новое. Это пришло отсюда. Скажи, кто мог заколдовать заброшенный колодец?
   Залемран пожал плечами.
   - Ты боишься, что это то самое заклинание забвения?
   - Может быть. А, может, оно обездвиживает...
   - Парализует, - поправил Залемран.
   - Парализует незваных гостей. А забвение и потом можно наложить.
   Маг пожал плечами.
   - Зачем сначала парализовать, если они незваных гостей отпускают?
   Желтые глаза сверкнули презрением.
   - Заль, оно и видно, что ты городской колдун! Если бы тебе приходилось прятаться от властей, ты б знал - сначала надо допросить, зачем сунулся, а память и после прочистить можно!
   - Мда... Прости, действительно, не подумал... - Должность "ответственного за пожарную безопасность" не предполагала ни организацию, ни разоблачение заговоров, поэтому особого опыта в подобных делах волшебник не имел. Одинокие коллегианты, которым случалось проявить необычные способности, много хлопот не приносили и уж конечно никого не допрашивали.
   - Это ты меня извини. Мне здесь не нравится.
   - Из-за Силы?
   - Вообще. Заклятые используют только измененную Силу леса, открытого воздуха, неба... Подземелья не для нас.
   - Тис, тогда иди за подмогой, - решил Залемран. - Я подожду здесь, а ты сходишь в Замок за веревкой и...
   - И по дороге встречусь с тем колдуном, который ведьмин клей разлил, - мрачно закончила девушка. Она могла и бравировать, притворяясь храбрее, чем на самом деле, но собственная безопасность была у нее на первом месте. И тащиться ночью одной через заколдованный сад Тиселе уж никак не хотелось. Да и страшно оставлять Залемрана одного. Вдруг его все-таки заколдуют? Или поймают так, мрачно предположила девушка. Если поставили заклинание, значит, здесь кто-то да ходит. А незаконные колдуны... Никому бы не посоветовала сталкиваться с ними. Вообще, если хотите жить долго и счастливо, не являйтесь в тайные логова в одиночку. Хотя против Заклятых с их стражами и вооруженный отряд не поможет.
   - Тогда оставайся и попробуем отыскать выход, - предложил заметно встревоженный Залемран.
   - Давай, - согласилась девушка. - Только давай отойдем отсюда и перекусим. Что такого? - удивилась она. - Я, знаешь ли, не ужинала, да и ты наверняка, как в Замке всех допросил, за нами кинулся. Голодный, небось?
   Заклятые нередко пользовались волшебными продуктами, которые должны придавать усталым путникам силы двигаться дальше. Тиселе, понятное дело, подобным запасом не располагала. Зато прихватила с собой копченое мясо, черный крестьянский хлеб, пару огурцов - свежих, с боем вырванных у замковой кухарки, - острый ножик в чехле и флягу с чистой водой. А еще тряпицу, на которой все это можно было разложить и нарезать. Большая часть запасов была изведена еще днем, когда пришлось поделиться с коллегиантами, которые, понятное дело, столь запасливы не были.
   При виде того, как Тиселе хозяйственно раскладывает свои яства на тряпице, Залемран открыл рот. Потом закрыл и уселся рядом. Протянутую к ножу руку бывшая ведьма встретила мрачным взглядом, который отбил у мага желание предлагать свою помощь. Так и сидел молча, пока Тиселе сооружала огромный бутерброд сначала ему, потом себе. Порывшись в сумке, девушка извлекла еще небольшие деревянные стаканчики: одна фляга на четверых немного неудобно. Слишком долго ждать, пока придет твоя очередь.
   - Ешь-ешь, - подбодрила приятеля девушка, берясь за свой бутерброд. - Таким хлебом полдня сыт будешь, а после белого через час проголодаешься.
   - Да я не поэтому... - пробормотал маг.
   Тиселе его уже не слушала, больше занятая собственным ужином. А Залемран впервые столкнулся с такой все учитывающей предусмотрительностью. К тому же черный хлеб и впрямь был ему в новинку.
   Тиселе решительно вгрызлась в слишком большой для нее бутерброд. Как звали того этнографа? Куарт. Уж он вовсю воротил нос от "мужицкой еды", отказывался заметить, насколько она питательна. Тогда Тиселе взяло зло: Заклятых скоро признают официально; все они, даже бывшие городские девушки смогут открыто вернуться по домам. Они смогут, а она - никогда. Вот она и решила... вмешаться. Да и Сила толкала ведьму на борьбу за власть, которая ей не полагалась. Чужая, ворованная Сила Заклинательницы со временем стала изменяться, подстраиваться под владелицу. Но не Тиселе, а Мышку, словно хотела выдать воровку. Да, ведьме хотелось власти. Силы и власти, это заманчиво. Как Мышка с этим живет? Или у нее природное властолюбие умерялось привычкой его скрывать и подавлять? Кто их городских знает.
   А Куарт - он дурак. Она этого придурка под конец на себе тащила... волоком чуток, но как прикажете нести здоровенного парня, которому ты чуть только до плеча доросла? Хорошо хоть, заклятость давала дополнительную силу, а то бы и надорвалась. Подумаешь, ведьмины заклинания из него жизнь выпивали! Не выпили же. Зато спасла. Небось хотел, чтоб спасение даром было, раз - и уже в Варусе. А так не бывает, дорогой, не бывает...
  
   Крошки девушка тщательно собрала в тряпицу, внимательно осмотрела то место, где они сидели, не заметила ничего забытого и предложила идти дальше по коридору.
   - По штольне, - дотошно поправил маг. - В шахтах штольни.
   - Мне все равно.
  
   - А куда мы идем? - спохватился Залемран, когда они прошли, наверное, с тысячу шагов и сделали пять поворотов.
   - Как куда? На выход.
   - Тиселе, - осторожно начал маг. - Я бы не хотел тебя обидеть, но как ты собираешься искать выход?
   Девушка пожала плечами.
   - Здесь неприятно.
   - Тиселе, я понимаю, но...
   - А если неприятно, то я обязательно выберусь.
   Увидев встревоженное лицо своего спутника, она пояснила:
   - Ищу, где не так противно. Мы туда и идем. Тише!
   Каменные стены давили на девушку, делая менее разговорчивой. Да и боялась она говорить в этом страшном месте. Шахта! Выдумают городские, ничего не скажешь!
   Пояснить свои полуинстинктивные ощущения Тиселе не могла, хотя на самом деле она старалась выбирать ходы (штольни!), в которых чудился свежий воздух и которые вели в сторону замка.
   В крайнем случае - выберется через очередной колодец возле Замка, там и за веревкой бегать недалеко.
   Залемран, не добившись толку от спутницы, шел, как его и просили, молча. Он ждал, когда девушка признает свою неспособность найти выход и можно будет взять дело под свой контроль. Не может быть, чтобы Тиселе знала, куда идет - она же наугад поворачивает.
   Один раз бывшая ведьма прижалась к стене, с силой втягивая воздух ноздрями. Потом дернула мага за рукав и утащила в первый же попавшийся ход. Залемрану эта штольня не понравилась едва ли не больше, чем самой девушке: через пару шагов воздух стал спертым и неприятным. Но они недолго там шли: вскоре Тиселе приглянулся очередной поворот.
   Штольни пересекались, заворачивали, вливались три в одну или разделялись одна на пять. Тиселе то беспечно шагала, то замирала, делала несколько осторожных шагов и отступала назад. Дорога казалась бесконечной.
   Залемран начал падать духом. Во имя всех богов, если он отсюда выберется, то больше "в поле" ни за что не поедет. И уж во всяком случае, в шахты его не заманят даже постом председателя Коллегии!
   А пол, как назло, поднимался. Залемран и так с трудом переставлял ноги, а тут еще это издевательство!
   - Ночь на исходе, - шепнула Тиселе.
   - Почему ты так думаешь?
   - Я знаю. Смотри! Погаси огонек и смотри.
   Залемран послушался совета. Как только его глаза привыкли к отсутствию освещения в шахте, он заметил, что впереди воздух не черный, а сероватый.
   - Кажется, выход, - спокойно заметила Тиселе.
   Чувство направления не подвело бывшую Заклятую. Оно вывело ее к заброшенному запасному выходу, который располагался в неглубокой яме.
   Залемран смутился. Он сообразил, что не ахти как отличился в этой истории. Стоило больше доверять чутью бывшей ведьмы. Да и вообще, неприятно, когда тебя спасает девушка. Надо извиниться. И еще за то, что он никак ее не поддержал, когда Тиселе с таким трудом далось путешествие под землей.
   Тиселе было наплевать на угрызения совести спутника. Ее лицо словно утратило краски, ноги подгибались. Будь она Заклятая, упала бы на землю, впитывая ее животворную силу. Воздух! Свет! Пусть небо только чуть посерело, но лучше тьма ночи, чем темнота подземелья. Нет, нельзя. Заль еще поднимать кинется, утешать будет, обожжется, дурак. Лучше держаться. А еще лучше - вздохнуть, выдохнуть, повернуться к нему и что-нибудь сказать, а то молчание затянулось.
   Повисшую паузу перебил отчаянный возглас "Ти-и-ис!" и буквально на головы бывшей ведьме и магу свалилось... существо.
   - Кикса!
   - Тис, ты нашлась!
   Бывшая ведьма тяжко вздохнула.
   - Почему ты не в Замке? - строго вмешался Залемран. Тиселе кинула на него благодарный взгляд. Огненная колдунья была очень милой девочкой, не считая сверхъестественной тяги к человеческому теплу и вниманию, коих подростку почему-то вечно не хватало. А еще - манеры обижаться, чуть что не по ней. Славный ребенок, слов нет. Еще бы Тиселе умела с такими общаться... девочка за ту ночь на дороге почти неделю дулась, мол, Тиселе с ней нечестно поступила. В основном бывшая ведьма старалась во всем уступать обидчивому подростку. И почему маги так поздно взрослеют? Нет уж, пусть Залемран с ней общается.
   Кикса под строгим взглядом сникла. Вчера утром маг очень решительно вытрясал из девочки сведения и успел внушить больше уважения, чем за полгода обучения в Коллегии.
   - Вас ищу, - хмуро отрапортовала огненная колдунья. - Они вернулись после полуночи, изодранные, злые, и говорят, мол, Тис потеряли, а от вас им влетело. Так влетело, что они до нас по воздуху и летели. А вас нет и нет. Нет и нет. Нет и...
   - И не будет, если не перестанешь бубнить! - пришла в себя Тиселе.
   Кикса немедленно надулась и продолжила, обращаясь уже к Залемрану.
   - Вот я и ушла. Вас искать. И нашла!
   - А ты отпрашивалась?
   - Вот еще!
   - А разве за тобой не присматривали?
   - Присматривали, - повинилась девочка. - А за окном не присматривали. Снаружи ждали, у дверей.
   - Тис!
   - Что - Тис? - слегка струхнула бывшая ведьма. Ну вот, теперь уже она виновата. Надо было самой с девчонкой поговорить.
   - Тис, это ты научила Киксу лазить по стенам?
   - Я. И что с того?
   - Тис, ты понимаешь, что натворила?
   - Нет, а что?
   - Тис, она же все время будет сбегать!
   - Ну, будет, - признала бывшая ведьма темную сторону вопроса. - Зато не будет падать.
   - Это опасно!
   - Заль, прекрати, - оборвала девушка душеспасительные речи и уселась на землю. - Если бы было опасно, она бы не стояла здесь, а стонала со сломанной ногой под своими окнами. - Кикса заметно побледнела. - Но я уверена, умная волшебница наложит на пальцы липкость и веревку захватит прежде, чем лезть в окно. Она ведь понимает, что за пару уроков не достигнуть той же ловкости, что и за пятнадцать лет лазанья по всем стоячим предметам. - Кикса побледнела еще больше. - А если нет - произошел естественный отбор, печально, но сломанные ноги надолго прекращают ночные вылазки.
   Эта отповедь смутила и девочку, и преподавателя. Залемран вообще успел забыть, что мораль у Тиселе сильно отличается от общепринятой. Хотя на самом деле злой тон объяснялся крайней усталостью девушки.
   Когда они от нее отстанут?!
   - Посоветуем решетки поставить на окно, - "сжалилась" Тиселе над Залемраном. Причин жалеть еще и Киксу бывшая ведьма не видела: каждое слово было сказано не просто так, а в назидание.
   - Тис! - не выдержала малолетняя колдунья. - Как ты можешь! Я ведь тебя хотела спасти!
   Нет, все. Она больше не выдержит. И так из последних сил держится, а тут еще эта девчонка! И почему почти взрослая девушка ведет себя как пятилетний ребенок?!
   - Кикса, милая ты моя, - почти прошипела бывшая ведьма. - Уточни, пожалуйста, как ты могла меня спасти.
   - Я тебя один раз спасла! - резонно возразил ребенок.
   - Один раз не считается. К тому же твою магию опять заблокировали.
   Кикса сердито фыркнула: она просила Тиселе ходатайствовать, чтобы блок не ставили, но бывшая ведьма имела другую точку зрения.
   - Но я могла тебя найти!
   - А как ты вернулась бы в Замок? - хмыкнула отлученная Заклятая. - Нас ведь никто не ел, мы только потерялись. Потерялась бы вместе с нами, то-то радости!
   - Подожди, - остановил маг Тиселе. - Кикса, как ты собиралась нас искать? Если ты вышла наугад - я лично заколдую твою комнату... и попрошу наставников давать тебе личные уроки.
   - Зачем? - снова вмешалась Тиселе. - В лесах дураки пропадают естественным путем, а тут почти леса. Заросли.
   Залемран покачал головой. Тиселе становилась все меньше на себя похожа, больше всего напоминала пьяную. В чем-то он был прав: бывшая ведьма в шахте наглоталась незнакомых заклинаний, которые так и облепили стены. Они по вкусу очень напоминали ту крепкую гадость, которую Залемран налил Тиселе зимой, когда боялся, что полураздетая девушка простудится после пробежки от общежития. Тогда бывшая ведьма не простудилась и даже почти не опьянела. Только она знала, что в здравом уме не стала бы качать права и непременно возвращаться по морозу в чем была. Незнакомые чары подействовали гораздо сильнее.
   - Тис! - снова обиделась Кикса.
   - Погоди, лучше ответь на вопрос. Как ты собиралась нас найти?
   - Да запросто! - искренне удивилась девочка. Посыпавшиеся из нее объяснения через некоторое время удалось расшифровать и интерпретировать следующим образом: в заблокированном состоянии ее Сила обладает... не волей, конечно, а способностью к притяжению. Свободная Сила используется магом по своему усмотрению, заблокированная, наоборот, превратила Киксу в компас, сама сделавшись намагниченной стрелкой. И Киксе достаточно следовать по указанному направлению, чтобы найти "носитель отрицательного энергетического баланса".
   Залемран и Тиселе похолодели. Девочка могла сотню раз оказаться в одной из ловушек или попасться навстречу незаконным колдунам. Обычно они своих жертв отпускали, но неизвестно же, что с ними до этого делали! Да и могли не пожалеть девочку, которая уничтожила всех нападающих деревянных воинов и тем самым сорвала какую-то таинственную операцию незаконным колдунам. А еще они могли узнать, где бродят сами Залемран и Тиселе.
   К счастью для всех (и для незаконных колдунов, желчно подумала неблагодарная Тиселе), девочка перед побегом банально заснула. Пробудилась только под утро и тут же полезла "спасать" отлученную Заклятую в окно.
   Сообразив, наконец, что они сидят в яме в четверти часа ходьбы от Замка, Залемран предложил продолжить разговор по дороге. Тиселе его охотно поддержала, добавила только, что разговор лучше будет продолжить в Замке, с участием почтенных наставников младой девы. Вот этой самой, которая вечно путается под ногами!
   Обидеться девочка не успела - бывшая ведьма закатила глаза и упала. Сутки без сна, на ногах, проклятая шахта и "пьяные" заклинания - этого было слишком много даже для нее.
   Залемран, который никогда не рвался в герои, помянул про себя всех богов, сделал еще один педагогический выговор Киксе, потом восславил все тех же богов за способность Тиселе выбирать правильное направление, еще раз выругал многострадальных богов за ее обморок, обмотал руки Силой и понес девушку в Замок. По дороге вознес еще одну хвалу богам за то, что девушка очень легкая.
   Кикса вместе с ним вернуться не рискнула, предпочла обойти главные ворота стороной и залезть в свое окно. На этот раз девочка предусмотрительно наложила на себя заклятие липкости (коллегианты научили), благо что не огненная Сила заблокирована не была. Потом Тиселе снисходительно скажет, что огненная колдунья не совсем бездарна, если поддается обучению.
   Глава 3
   Тиселе пробудилась к середине дня. К этому времени Залемран успел дать в Замке все объяснения, которые счел нужным. Спустившись к обеду, бывшая ведьма обнаружила, что им выделили отдельный стол. Им - это ей и Залемрану, коллегианты сидели вперемешку и воспитанниками Ордена, как и сама Тиселе до сего дня...
   Пройдясь по трапезному залу, девушка заметила, что ее питание несколько отличается от остальной кормежки. А еще - старшие воспитанницы и молоденькие преподавательницы как-то странно на нее косятся.
   Выкинув из головы ненормальный Орден (насколько это возможно в его Замке), Тиселе уселась за стол.
   - Ну, как? - полюбопытствовал Залемран. - Нашла тайных врагов на орденской кухне?
   Тиселе с минуту хлопала глазами, потом сообразила и ответила в тон:
   - Пока нет, но дело движется.
   Шутка получилась не бог весть какая, но маг заулыбался.
   - Позволь спросить, с чего мне такая честь? - кивнула девушка на тарелку.
   - Я велел, - нахмурился Залемран. - Здесь не ахти как кормят, поэтому я решил проследить лично.
   - А ребята?
   - Я просил и за них, но кухарка сказала, что перебьются. Хотел было и сам отказаться от преподавательского питания, но тут уж они встали насмерть. Авторитет, чтоб ему! Не положено преподавателю за один стол с воспитанниками садиться. Дисциплина у них пострадает. Да ты ешь, Тиселе, ешь.
   Бывшая ведьма пожала плечами. Понятие "солидарность" ей было чуждо, хотя девушка, наверное, тоже попробовала бы настоять на равноправии.
   Покончив с супом, Тиселе с удивлением заметила возле себя графин. С какой-то темной жидкостью. А рядом - два бокала.
   - Не возражай, - заявил маг, заметив ее взгляд. - Вино очень полезно для поддержания здоровья.
   Тиселе закрыла рот. Есть предел и ее терпению... но он пока далеко.
  
   После обеда она с коллегиантами занялась кропотливой работой по воссозданию вчерашних заклинаний. Когда-то ребята составили подробные таблицы, с помощью которых потом переводили в привычные схемы "кисло", "горько", "шершаво", "гладко", "мягко" и другие попытки бывшей ведьмы описать заклинания. Таблицы со схемами были разложены по полу предоставленной для "исследований" учебной комнаты. Залемрану раньше не приходилось заниматься подобной работой, поэтому его хотели использовать на завершающем этапе, как эксперта, который идентифицирует конечный результат. Странно, но предложение "прогуляться, пока они восстановят схему" маг воспринял очень неодобрительно и даже заговорил об уже почти забытой идее отчисления.
   - Дальше что? - уточнил Теф, только что перенеся на бумагу очередную линию таинственного заклинания.
   - А сбоку оно кисловатое, немного шершавое и... нет, вроде это с другой стороны.
   - Где сбоку?
   - Здесь! - ткнула девушка в схему. Она тоже почти научилась разбираться в видимых магами формах заклинаний за время общения с коллегиантами.
   - А дальше?
   - Дальше? - подхватил вопрос до того молча сидевший Залемран. - Вы не заметили, как замкнули круг? Это же готовое заклинание!
   - Но, мастер! - возразил Пас. - У него все углы открыты, как оно может быть готовым?
   - Значит, такое заклинание, - прикрикнул ассистент, разглядывая схему.
   - Ну? - не выдержала Тиселе молчания.
   - Так я и думал, - прокомментировал маг. - Вот эти пересечения, которые образовались, они и дали чарам свойства алкоголя. Одно интересно, создатели ожидали такой результат или это случайность?
   - Ты заклинание узнал? - сварливо спросила бывшая ведьма.
   - Узнал. Узнал. Не волнуйтесь. Значит, так. Вам зачтут "легкую поступь" как шедевр, а здесь нечего делать. Сегодня же отправлю письмо в столицу, пришлют серьезную экспедицию. А вы первым же обозом отправитесь в Карвийн.
   - А я? - Тиселе даже обиделась, что про нее забыли.
   - Если не возражаешь - подожди со мной, я хочу проконсультировать экспедицию. Или... ты тоже можешь вернуться в Карвийн...
   - Я подумаю.
  
   Совместная работа бывшей ведьмы и троих коллегиантов началась с ехидной фразы, которой она выражала свое отношение к горе-экспериментаторам. Эта фраза очень пригодилась ей сейчас, когда мимо нее в коридоре попытались прошмыгнуть три тени.
   - По-вашему, мальчики, это смешно?
   - Тис?
   - Что вы тут делаете?
   - Тис, не шуми! Прогуляться решили.
   - Так я вам и поверила. А ну, пойдемте отсюда!
   Если бы кто-нибудь из воспитанников решил после отбоя прокрасться в учебное крыло, то мог бы наткнуться на готовящийся там заговор. В полумраке одной из комнат то ли строились коварные планы, то ли проходил семинар на тему "неправильные тайные побеги".
   - Значит, - шипела Тиселе не хуже змеи, - вы собирались исследовать шахты, не взяв ни еды, ни воды, ни снаряжения? А как вы собирались вход найти? А ориентироваться под землей умеете? Даже мне это далось с трудом.
   - Мы собирались, - поспешил оправдаться Мок.
   - Что вы собирались?
   - Еду взять.
   - Где?
   - На кухне, - проболтался Пас.
   - Без спросу? - прошипела Тиселе. - Мало вам экзаменов, так теперь еще и Орденскую кухню решили обокрасть. Хотите, чтобы вас вообще испепелили?
   - Но, Тис...
   - Что - Тис? Как вы думали найти вход?
   - Тебя спросить, - ляпнул Теф.
   - Идиоты! Вы же тайно от меня крались!
   - Мы забыли...
   - Банда кретинов! Слушайте меня внимательно. Сейчас вы так же тихо отправляетесь по комнатам. Спать!
   - Но, Тис...
   - Тис будет завтра! Завтра мы спокойно подготовимся, не привлекая к себе внимания, и выйдем ночью. Поняли?
   - Тис, может, ты лучше в Замке останешься? Мастер Залемран с нас шкуры спустит.
   Девушка пренебрежительно фыркнула.
   - Либо мы идем вместе, либо мы никуда не идем. То есть вы никуда не идете.
   - Почему?
   - Потому что я на вас донесу, - как о само собой разумеющемся объяснила бывшая ведьма. У юношей пооткрывались рты.
   - Так нечестно! - возмутился Пас.
   - Последний раз повторяю - жизнь не игра, магия - не игрушка. Ваши правила меня не интересуют, - отчеканила отлученная Заклятая. - Завтра вы притворяетесь, будто смирились с отправкой домой, обсуждаете "легкую поступь" и не нарываетесь на неприятности. Потом перед самым отбоем мы стучимся к брату Бораку и просим посодействовать в предварительном изучении местности. Время будет позднее, он нам что надо и что не надо подпишет, лишь бы отвязались. Потом идете на кухню и в кладовую. Не попадитесь на глаза Залемрану! Потом пойдете спать, а потом вместе собираемся у дверей. Если нас не выпустят - выберемся через окна.
   - А ты что будешь делать?
   - Подлость, - коротко ответила бывшая ведьма. В ее желтых глазах сверкнула боль. Сверкнула - и пропала. Осталась только решимость и желание поступить по-своему.
  
   Бывшая ведьма помнила рецепты разных зелий. Но среди преподанных в Доме Заклятых уроков ни один не говорил о том, как подсыпать или подлить приготовленное зелье в пищу или питье ничего не подозревающей жертвы. Намеченных жертв было двое: главные, кому не стоит знать о ночной вылазке. Первая, конечно, Кикса.
   Милый ребенок, слов нет. С ней проблем не было. До ужина Тиселе подошла к столу несчастной девочки и на глазах у той высыпала в стакан с компотом щепоть толченых трав.
   - Пей! - решительно потребовала бывшая ведьма. - Это помогает, когда хочешь вылезти в окно.
   Порошок и впрямь был чудодейственным. Одна щепотка - и тот, кто собирался лазить по стенам в неурочный час, обезврежен до следующего вечера. В конце концов, Тиселе ведь не сказала, кому помогает.
   Самое главное в "лекарстве" - оно основано на самых обычных травах, которые можно нарвать где угодно и когда угодно. Единственная особенность - чтобы действие появилось, нужно добавить мощный заряд Силы. Не заклинания, а чистой Силы. Тогда бесполезные растения становятся сильнейшим снотворным с замедленным действием. Еще один приятный штрих - невозможно переборщить и усыпить "пациента" навечно.
   Огненная колдунья одним махом выпила компот. Тиселе постаралась выкинуть из головы доверчивый взгляд девочки и оставила ту доедать компотные яблоки.
   Но как всучить порошок Залемрану? Тиселе даже пыталась проникнуть в его комнату. Проникнуть проникла, а вот куда подсыпать, чтобы точно проглотил - не нашла. Остается надеяться, что за ужином повезет.
  
   Нельзя сказать, что отлученная Заклятая чувствовала гордость за свою изворотливость. Ей было стыдно. После ужина Залемран предложил ей прогуляться. Отказаться девушка не рискнула, хоть ей и удалось уговорить его подождать до отбоя, когда ученики Ордена отправятся по комнатам, поэтому "открытый лист" у брата Борака она получить успела. Удачно получается - мальчики ругаются с кухаркой и кладовщицей, а она отвлекает Залемрана. А что прикажете делать, если его свалит сон прямо под стенами Замка?
   Косые взгляды женской половины Ордена становились все злее, и это наводило на определенные мысли. Например, в городах нормальные люди по ночам не гуляют. Уже стоял последний месяц лета (а ведь, кажется, еще вчера выехали из Карвийна и все лето, как и мир, были перед ними!) и ночи постепенно укорачивались. И становились холоднее.
   Тиселе только одного понять не могла - позавчера же в одной безрукавке гуляла, и ничего, а теперь зубами клацает. Хотя день был пасмурный, вон, даже звезд ночью не видно.
   В Карвийне все было проще. Например, они не просто так гуляли, как два идиота, а он ее провожал. Или показывал город. У Замка странный городской обычай вечерних гуляний казался девушке особенно глупым. Она не делала особенной разницы между ночью и днем, к тому же в лесах на ночных прогулках настаивают только стражи. То есть очень ненормальные стражи, которые хотят поближе пообщаться с обычной человеческой девушкой, но не спешат совершать обряд. Тогда это логично и понятно - днем присутствие красавицы выставит ухажера чудовищем. Но они же не в лесу! К тому же...
   Мысли девушки споткнулись, она еще раз оценила все косые взгляды девушек Ордена, вопросы Леани, смех Элесит, отдельный стол в трапезном зале...
   И даже графин легкого вина! С которого девушке, кстати, чуть не стало дурно: при всей полезности для укрепления сил и сравнительной легкости, напиток был слишком крепким для бывшей ведьмы, которая до того почти с алкоголем не сталкивалась. Как ей удалось перенести ту зимнюю гадость? Не иначе с перепуга.
   А если сюда добавить слишком уж настойчивую заботу мастера о ее, Тиселе, здоровье и безопасности... Не слишком ли много в честь той, чья способность любить убита еще в ранней юности?
   Залемран решил рискнуть, снял куртку и накинул на вздрагивающие от холода плечи девушки. К его несказанному удивлению, возражений не последовало.
   Возражений не возникло и тогда, когда порядком замерзший в одной рубашке маг отважился обнять девушку за плечи. Тиселе ничего не сказала, только прижалась к нему крепче. Было прохладно, влажно, противно, трава мокрая после дождя, ноги Тиселе едва только не посинели, а сапоги Залемрана подозрительно хлюпали.
   - Тис... - начал было маг, но был перебит собственным зевком.
   - Заль, - жалобно проныла зевнувшая в ответ Тиселе. - Может, мы завра погуляем? Я устала уже, да и холодно как-то...
   Маг вздохнул. Ему стоило такого труда вытащить Тиселе на эту прогулку, завтра она может еще что-нибудь придумать... Но спорить не решился.
   Очутившись, наконец, в своей комнате, Тиселе поблагодарила удачу за то, что когда-то купила, а теперь взяла с собой непромокаемые походные сапоги, а так же еще одни штаны и рубашку. Более подходящие для этой погоды. И куртку. То ли похолодало, то ли климат на севере такой отвратный, но только короткие штаны (почти не вымокшие, к счастью) и любимую безрукавку придется отложить. И ладно, а то на нее, кроме девушек Ордена, еще с самого начала глазели юноши. А старшие преподаватели еще и косились. И даже кто-то пытался делать странные намеки о нравственности и приличном одеянии. Бывшая Заклятая была твердо уверена - прилично все, в чем ей удобно, и не собиралась в жару кутаться в "нравственной" одежде. Но, право же, без косых взглядов намного приятнее.
   Ладно, ну их.
   Наскоро растерев озябшие ноги, девушка поспешно переоделась, заправила штаны в сапоги и пошла на встречу. Днем они передумали выходить из дверей: могут донести Залемрану. Поэтому они встретились в той же учебной комнате, где вчера строили планы.
   Коллегианты по требованию Тиселе так же заправили штаны в сапоги и занялись распределением провианта. Равные доли хлеба и мяса отправились в заплечные сумки, туда же по фляге с водой. Огурцы кухарка не отдала. Ну ее, ладно.
   - А это куда? - насмешливо остановила ребят Тиселе. - Зачем в мешок, еще бы на столе оставили! К поясу крепите!
   - Думаешь, понадобится? - хмуро спросил Теф.
   - Надеюсь, нет, - так же ответила девушка. - Но не помешает.
   - Тис, может, проводишь нас и вернешься, а?
   Бывшая ведьма только цыкнула.
   Под конец ребята уложили в свои сумки по мотку веревки и прибору, назначения которого Тиселе не знала.
   Но спрашивать не стала, а отворила окно. Первый этаж был сплошь забран решетками, а его высота отбивала у большинства народа желание лезть из второго.
   Компанию не испугали ни темнота, ни третий этаж Замка. Огромный опыт лазанья по стенам и деревьям а для кого-то и магия помогли всем четверым оказаться на земле в рекордно короткие сроки, причем целыми и невредимыми.
   Глава 4
   - Здесь, - шепнула бывшая ведьма, спускаясь в яму.
   - Тис, может, все-таки...
   - Поговорите еще у меня! Хотите идти - идемте со мной, одних я вас не отпущу. Кстати, вам не поздно вернуться.
   - Нет, - решительно помотал головой Пас. - Мы пойдем.
   - Зачем вам это? - издевательски спросила отлученная Заклятая. - Шедевр вам зачтут, здесь нет никакой аномалии... Возвращались бы к себе в Карвийн.
   - Раз мы здесь - надо исследовать, - сказал угрюмый Теф. Тиселе его не понимала. Самый рассудительный и самый осторожный в компании, он же и умудрялся быть отчаянным организатором самых лихих эскапад группы. - А ты зачем? Тебе же не нравится под землей, Тис.
   - Пропадете без меня, - мрачно ответила Тиселе. Она и сама не знала, зачем лезет в эту проклятую яму. Забота о приятелях, которые не так уж много значили для нее? Желание лично столкнуться с людьми, которые объявили на нее охоту? Странную охоту, если верить Залемрану, за все лето они сделали две, от силы три попытки. Но какие изощренные! Где-то на краю сознания трепетала мысль: если она пропадет в этой проклятой шахте, ей не придется завтра вечером гулять по пустоши возле Замка. Не придется думать о маге, который совершенно напрасно пытается ее развлечь и окружить всяческой заботой... А может, все дело в том, что бывшая ведьма хотела сбежать от этой самой заботы и опеки? Пусть она пропадет, но это будет ее личный выбор. Она всегда решала за себя сама, всегда была одна и всегда...
   - Тис, чего ты? Идем, раз решили.
   Бывшая ведьма поспешила встряхнуться. Заклятые учили не держать в голове мрачные мысли - это ведет к поражению. Хотя у них много шансов на поражение и без того - например, карты или хотя бы приблизительной схемы этой проклятой шахты им не дали. Ее вообще не было в Замке, все плпны были в Ведомстве Полезных ископаемых, в столице.
   - Хорошо, - спохватилась Тиселе. - Идем тихо, молча, если что-то заметите - показывайте, а не кричите. Услышим голоса - отступаем, договорились?
   - Как скажешь, Тис, - вразнобой ответили коллегианты.
   Бывшая ведьма довольно улыбнулась: признали таки ее старшинство.
   - Пошли!
  
   План был довольно расплывчатым. "Идем почти что прямо, примерно полдня, так, чтобы вернуться в Замок к ужину". Примечание: "От врагов, если встретятся, прячемся, неизвестные заклинания изучаем". Более дурацкого плана Тиселе представить себе не могла. Хотя, нет, Мышка когда-то придумала кое-что похуже: "Отправляюсь в логово врага, вляпываюсь в неприятности, а потом меня спасают и захватывают врагов и логово". Поэтому идея ребят еще отличалась некоторой логичностью. Хотя Тиселе сильно подозревала, что у них, скорее всего, получится повторить первую часть Мышкиного плана. А вот насчет спасения...
   Темные штольни поначалу не приносили никаких неприятностей. Если не считать спертого воздуха, плохой вентиляции и угнетающего воздействия подземелья. А так - компания очень даже браво кралась вперед. Один раз остановились, перекусили - и снова пошли дальше.
   - Странно, - не выдержала Тиселе. - Позавчера нам все время приходилось от кого-то прятаться. Здесь слышались шаги, пахло Силой... Сейчас - пусто. Я ничего не чувствую.
   - Да ладно тебе, Тис, - прошептал Пас. - Тебе петлять в темноте хочется? Чем дальше успеем забраться - тем лучше.
   - Тис, а в подземельях кто-нибудь водится? - внезапно спросил Мок.
   - Водится? - не поняла девушка. - Люди, например. Незаконные маги.
   - Нет, из живности. Крысы, пауки, змеи? Жуки какие-нибудь...
   - Не знаю, - растерялась бывшая ведьма. В тот раз ей было не до живности. Вроде не было никого, но головой Тиселе бы не поручилась. - А это важно?
   - Хотелось бы знать. А то на змею наступим...
   - Ты же в сапогах, - неуверенно отмахнулась Тиселе. Только ей змей тут не хватало!
   Они как раз дошли до очередной развилки. В одной штольне раздавались невнятные голоса, поэтому Тиселе повела компанию в другую. Воздух наполнился смутным ощущением близкой Силы. Значит, рядом маги.
   - Накаркали, - пробормотал Теф. Да уж, Тиселе не хватало людей - получили. Моку не хватало живности...
   Над головами с пронзительным писком пролетела летучая мышь. Что это была именно она, ребята решили после того, как непонятная тень зашла на третий круг.
   К мыши присоединилась еще одна. Потом собралась целая стая...
   Под ногами раздалось злобное шипение, и юноши поспешили увеличить освещение. Змея неизвестной науке породы проползла мимо, догоняя здоровенную крысу. Все стены были в паутине, а сидящие на них твари... Тиселе передернулась. Заклятые ведьмы уже давно отказались от зелий с пауками - слишком многие девушки их боялись.
   - Теф, - попросила она, - может, погасишь свет? Так спокойнее идти будет...
   - А если на нас кто-нибудь нападет в темноте?
   - Предпочитаешь умереть при свете? - тут же огрызнулась бывшая ведьма. - Так, мальчики, идем гуськом, посередине коридора, к стенам не прикасаемся.
   Коллегианты, которые не знали, от какой стены им шарахаться, последовали указанию девушки с величайшей охотой.
   - Как в кошмарном сне, - простонал Пас. Они уткнулись в тупик, теперь приходилось развернуться и вернуться к пропущенному ходу. К летучим мышам добавились совы, змеи чуть только хороводы не водили. Из ранее отвергнутой штольни неслось приглашающее шипение.
   Воздух буквально пронизывала Сила. Неужели маги их окружают? А где они до этого были?
   - Странно все это, - отметила Тиселе. Пауки не только плотно усыпали стены - чем эти твари здесь питаются, мух нет, а все равно стены облепили! - они еще и свисали с потолка, принуждая исследователей нагибаться. Девушка с трудом сдерживала громкий визг. Ни крыс, ни летучих мышей, ни змей она не боялась, но пауки... вдобавок ко всему, из темных углов светились чьи-то глаза... а когда туда подводили огонек, там оказывалось пусто... - Нереально.
   - Может, колдует кто? - высказал здравую идею Мок.
   - Я бы почувствовала, - дрожащим голосом возразила Тиселе. На самом деле она уже давно почти ничего не соображала из-за угнетающего воздействия подземелья.
   - Тис, ты уверена? Посмотри на этих тварей - они даже не гадят!
   Компания нервно хихикнула.
   - Сейчас проверю, - решила бывшая ведьма, усаживаясь прямо на пол. Действительно... а еще ни одна тварь их не коснулась... летучие мыши умеют облетать препятствия, но могли бы в волосах запутаться, например... И Силы тут немерено...
   Тиселе вытянула перед собой руки. К ней немедленно подскочила крыса, обнюхала пустые ладони и довольно пискнула. Коллегианты следили за ней с содроганием.
   - Славная мышка, - почти пропела бывшая ведьма. - Славная, жирная, вкусная... иди ко мне.
   Ребятам показалось, что сейчас их приятельница схватит крысу поперек хребта и сунет в рот. После этой мысли они пожалели о съеденных два часа назад бутербродах. Но ничего такого страшного не случилось. Зверюга ткнулась бывшей ведьме в руки и... втянулась в них.
   - Вкусно, - с блаженным видом оценила отлученная Заклятая. - Совсем не похоже на настоящую крысу. Вы правы, это иллюзии. Но какие хитрые!
   - Тис, - осторожно уточнил Пас. - А ты... ела? Настоящих?
   - Я?! С чего вы взяли? - обиделась отлученная Заклятая. Мальчики вздохнули с облегчением. - Конечно нет! В нашем племени крыс ели только воины! И только по праздникам!
   Коллегианты выдохнули.
   - В вашем племени?
   - Ну да, - подтвердила Тиселе. - Я родом из юго-западных степей. Неужели непонятно?
   Коллегианты переглянулись. Действительно, могли бы догадаться, что нигде в королевстве не живут люди, похожие на Тиселе - невысокие, тонкокостные, смуглые, с копной каштановых волос и светло-карими глазами.
   - Я читал, есть такие дикие племена, - признал Мок. - Похожие на тебя.
   - Дикие? - возмутилась бывшая ведьма, притягивая следующую крысу. Зверюга словно предчувствовала кончину и отчаянно упиралась. - Неправда! Мы уже оцивилизовались и полноправные жители королевства! После того, как съели первого этнографа...
   - Съели? - снова ужаснулись коллегианты.
   - Ну да. - Змея была еще упрямей крысы. - Он все хотел наши обычаи разузнать, ну и напросился на главный гостевой обряд. Мы как-то не подумали, что у вас нашу веру не поймут. Быть съеденным во имя дружбы - большая честь! Тогда я и подалась в Заклятые, а то у вас войска какие-то... как вы это называете? Агрессивные.
   - Тис!!!
   - Да ладно вам, - рассмеялась девушка, полюбовавшись на лица спутников. - Пошутила я. Неужели не ясно? Не съели мы этого этнографа. Только понадкусывали. Он потом еще благодарен был.
   - Тис!
   - Ну хорошо, это тоже шутка. Но крыс у нас воины раньше ели. Во время голода. И не надо так зеленеть! Нежные какие. Сами бы эту гадость ели! Не крыс, а иллюзии, пусть их проклянут ваши несуществующие боги. Помолчите лучше.
   Будущие маги благоговейно притихли, когда чароглотка, откинувшись назад с раскинутыми руками, изо всех сил тянула к себе сеть заклинаний, которые опутали стены. Со стороны это выглядело так, будто девушку погребли под собой шипящие, пищащие и шуршащие твари. Все-таки зря они сегодня ели.
   Когда последняя сова растворилась, штольня оказалась пустой и тихой, совсем не похожей на недавний кошмар. Девушка лежала на полу, все также раскинув руки, и не открывала глаз.
   - Тис... - Теф наклонился над девушкой и потряс ее за плечо.
   - А? Уже утро?
   - Я не знаю, тут темно. Проснись, Тис.
   Девушка только сонно забормотала в ответ.
   - Тис!!!
   - Вечно у вас Тис, - проворчала бывшая ведьма.
   - Да что это с ней? - забеспокоился Мок.
   - Может, заклинания опять были пьяные? - предположил Пас. - Или вредно ей столько за раз...
   - А на тренировках она сколько съедала? - отмел пугающее предположение Теф и выудил из сумки флягу.
   Холодная вода оказала свое воздействие - коллегиант еле успел отшатнуться, когда Тиселе открыла глаза, сделала быстрый выпад перед собой и вскочила на ноги.
   - Что случилось?!
   - Уф, Тис, ты проснулась!
   - А я спала? Долго?
   - Нет, меньше минуты. Ты не открыла глаза, когда все иллюзии съела, - пояснил Пас.
   - Мне это не нравится. Может, вернемся?
   - Зачем?!
   - Шахту охраняют, ребята. Нас ждали.
   - И хотели заставить повернуть назад, - подхватил Теф. - Нет, Тис, мы пойдем дальше.
   - Это опасно! - запротестовала девушка. - Лучше понять намек и уйти.
   - А, может, сзади нас ждет ловушка? - хитро прищурился Мок.
   - И куда она на обратном пути денется?
   - Если это будут люди, могут просто разойтись, - рассудил Теф.
   - Угу, - мрачно кивнула девушка.
   - Тис, мы тебе благодарны за помощь, но дальше ты можешь не идти, - внес предложение Пас, за что чуть было не получил подзатыльник. Еле успел увернуться.
   Теряю форму, грустно подумала Тиселе. Наверное, это все было наколдованное - и сила, и ловкость, и быстрота...
   - Ладно уж, идем, - решила девушка. - Пройдем еще немного вглубь. Но если мы решили к вечеру вернуться - все равно скоро назад пойдем.
   - Обязательно, Тис!
  
   Леди Элесит негодовала. Негодовала вполне по-человечески - ее не хотели допускать к этому делу. Не хотели целых три дня. Везер Алап прямо говорил, что она в отпуске и намекал, что где ее не ждут, так это в Замке Огненного Ордена. Если туда кого и пошлют, то не ее - это точно.
   Не говоря уже о том, что этнографы не имеют права срываться с места в погоне за какими-то эфемерными подозрениями. Если она считает, что опознала преступника - пусть поделится своими выводами с коллегами и выступает как свидетель. Леди добросовестно поделилась, после чего указанного ей мага начали разыскивать по всей стране. Подозрения насчет опасности, которая угрожает конкретному человеку - не основания для вмешательства в дела Ордена. Огненные маги очень не любят, когда в их вотчине что-то вынюхивают. Да и кто она такая, эта Тиселе? Преступница, чудом избежавшая справедливой кары. В королевстве лишение Силы наказанием не значится, так что Тиселе остается фактически вне закона.
   А на четвертый день леди вызвали к начальнику.
  
   - Вот, - сказал начальник Этнографического Ведомства Везер Алап. - Ваши сведения насчет порталов представляют необыкновенную важность. Также ценны сведения о значении ведьмина цвета для функционирования порталов. Неудивительно, что мы не могли их обнаружить. Я уже подал ходатайство об отмене приказа об уничтожении этих растений. Теперь осталось сформировать совместную комиссию из наших магов и включить в нее Заклятых, поскольку обычного человека порталы выводят именно к ним. Мы отправим в Дом Заклятых письмо с просьбой подобрать толковых... хм... специалисток. А вам за открытие важной информации будет вынесена благодарность.
   Говорят, после замужества женщина становится уверенней в себе. Заклинательница почти ничего не боится. Хозяйка леса вообще не человек. Но леди Элесит побаивалась своего начальника, при этом абсолютно беспричинно.
   - Ну... э-э-э... - выдавила он. - Спасибо. А что насчет... ну, вы знаете... северной аномалии...
   Почтенный Везер Алап не торопился. Он вообще никогда не торопился и не принимал поспешных решений.
   - Вчера вечером я получил письмо из Замка Ордена. Ознакомьтесь.
   Леди жадно схватила листок и пробежалась по нему глазами. Присланное голубиной почтой, послание было предельно лаконичным.
   - Нападение на обоз Ордена в дороге... использование запрещенных заклинаний, деревянные воины, заколдованные заросли в окрестностях Ордена, заброшенная шахта - предполагаемая база преступников... А там есть шахта?
   - Да, там была каменоломня, добывался материал для Замка и городов на королевской дороге. Вскоре после переезда Ордена на север шахту закрыли, она оказалась нерентабельна, да и Орден горячо протестовал против присутствия посторонних. Так что вы можете сказать по этому поводу?
   Леди Элесит нахмурилась, понимая, что надежда лично разведать ситуацию на севере медленно умирает. Страж ясно дал понять своей благородной жене, что после окончания трансформации ее место будет дома, в лесу. Свыкаться с природной стороной своей Силы, вести дом, растить детишек. А трансформация вот-вот закончится, где-то с месяц осталось. Одним словом, дыра магов - это последняя авантюра, в которую леди сможет сунуть свой нос. С учетом отпуска шансов ни на что больше не будет.
   - Ну... э... Наверное, мы должны расследовать это дело, - нейтрально произнесла она. Нехорошо намекать начальству на его ошибки, леди-то с самого начала рвалась в ту сторону.
   - Должны, - согласился Везер Алап. - Только не мы.
   - Простите?
   - Мы не можем отправить этнографов на такое дело. В Ведомстве нет магов, а Сила Заклятых, которых мы могли бы привлечь, здесь может оказаться бесполезна. Если ваши подозрения верны...
   - Но я бы...
   - Я передал дело королевскому учету. Во всяком случае, непосредственный захват незаконно практикующих магов - не в нашем ведении. А рыцари королевского учета обладают самыми разными... способностями...
   Леди кивнула. Королевский учет принимал и магов, но мало кто знал о рыцарском звании почтенных (и не очень) мастеров: организация не стремилась к известности. Страж, например, официально носил свое звание как муж леди этнографа, хотя постепенно делал карьеру в учете.
   - Да, я хотел вас сразу спросить, почему вы пришли одна? Обычно вы всегда приходите с вашим...
   Договорить начальник не успел.
   В дверь влетел разъяренный страж.
   - Вы же мне обещали! - закричал он, чуть только не бросая в лицо Везера Алапа какую-то бумагу.
   - Ор, как ты себя ведешь! - возмутилась леди, вскакивая на ноги.
   - Позвольте. - Начальник Ведомства протянул руку к бумаге. Внимательно перечел и взглянул на стоявшую перед ним семейную пару. - Здесь сказано, что учет считает, что для расследования достаточно одного рыцаря и отряда, находящегося в Замке, поскольку безопасность Замка и окрестностей находится в ведении Ордена. А подходящим специалистом считают вас, учитывая помощь вашей жены, которую просят предоставить в ваше служебное распоряжение. Потому что ваши... э-э-э... природные способности могут помочь вам справиться с возможными трудностями. Вас снабдят королевской грамотой, предписывающей Ордену оказывать вам всяческую поддержку.
   - Вы же обещали! - снова выкрикнул рыцарь королевского учета Дрвен. - У нее уже отпуск начался!
   - Та-ак, - зловеще начала леди, но ее проигнорировали.
   - Ничем не могу помочь, сэр Дрвен, - развел руками Везер Алап. - Вы присаживайтесь, и вы, Элесит. - Он дождался, пока посетители выполнят его просьбу-приказ и продолжил: - К сожалению, отпуск сотрудника не является основанием для отказа королевскому учету, особенно если сотрудник сам готов отсрочить отдых.
   - Но... - хором возопили супруги. Элесит хотела возмутиться, что за ее спиной муж сговаривается с начальником, Орсег протестовал против внеочередного назначения, но Везер Алап покачал головой.
   - Мне очень жаль, признаться, лично я бы отправил на север кого-нибудь другого, а не вас.
   - Но...
   - Через час зайдете за командировочными и можете отправляться. А я отправлю письмо в Орден. Сколько вам потребуется времени на дорогу?
   - Три дня примерно.
   - Значит, через три дня доложите о начале работы и осмотре места происшествия. Дома на дороге, где произошло нападение, - пояснил начальник, заметив удивленные взгляды подчиненных.
  
   - Ну, ты и сволочь! Значит, это ты подстроил?
   - Я. - Допрашиваемый преступник не выглядел виноватым или испуганным. Он спокойно сидел на стуле, а леди Элесит в раздражении ходила по комнате. - Во-первых, Госпожа, у тебя отпуск, а потом мы возвращаемся в лес. Желательно, чтобы на момент завершения трансформации Хозяйка леса была в своих владениях. И оставалась там в течение хотя бы трех месяцев. А так трансформация завершится еще до конца отпуска, и ты поднимешь скандал из-за того, что я тебя разлучаю с родными.
   - Да когда я?..
   - Во-вторых, Госпожа, в Ордене тебя очень не любят, ты навязала им магов-самоучек.
   - Все было по закону!
   - В третьих, у меня не было никакого желания бегать по пустоши вокруг Замка в поисках городских колдунов. И лезть в шахту тоже не хотелось.
   - Да откуда ты мог знать про шахту?!
   - Я, в отличие от тебя, изучал карту.
   - Да ты!..
   - Госпожа, ты собираешься сунуться туда, не имея ни малейшего представления ни о противнике, ни о местности. По-твоему, я должен был тебе позволить эту глупость?
   Леди прекратила метаться и патетично воздымать руки к потолку, подошла к "провинившемуся" мужу и позволила себя обнять.
   - Я думала, местность на себя возьмешь ты. А городские маги не могут причинить мне вреда, ты же знаешь.
   - Знаю. Но я вспоминаю ту машину в Варусе и мне становится страшно. К тому же твоя склонность к авантюрам...
   - Моя склонность? Если ты про Варус - все было продуманно и рассчитано!
   - Дорогая, я не буду тебе напоминать, что тебя вовсю допрашивали, когда мы пришли, - пообещал Орсег, привлекая жену к себе.
   - Но вы ведь пришли, - буркнула леди.
   - Ты лучше вспомни, как мы познакомились. Ничего в голову не приходит? А я специально поднимал архивы. Ты не должна была становиться жертвой, должна была разведать обстановку, пронаблюдав за другой девушкой, которая поддастся на уговоры деревни.
   - Это ничего бы не дало! - возмутилась Элесит. - Какая разница, предупредили жертву о поддержке или нет! Все равно на приманки со страховкой деревня не клевала!
   - Неважно. Во-первых, ты нарушила приказ.
   - Победителей не судят!
   - Потому что о тебе было некому доложить, Госпожа. Одно мое слово и...
   - Ты мне еще угрожаешь?! - взвизгнула Заклинательница.
   - Ни в коем случае! - заверил ее муж. Леди прожгла Орсега подозрительным взглядом. - Только хочу напомнить, как ты пошла в лес, даже не уточнив, водятся ли там опасные хищники. Если бы я тебя не встретил...
   - Я читала, что летом волки не нападают, - смущенно пробормотала леди этнограф.
   - Во-первых, стояла весна, - педантично отметил страж. - Во-вторых, в "священные" ночи охотится нежить.
   - Но откуда я могла знать?..
   - Ага! Тогда не знала, сейчас не знаешь... не много ли незнания, а, Госпожа? При твоих бесконечных планах и привычке соваться в самое опасное место...
   - Не придирайся к словам! Я была молодая и глупая.
   - А за год ты ужасно постарела, - "посочувствовал" Орсег. - Дряхлая развалина, а не женщина. Знал бы, и не женился, зачем мне лишние хлопоты? Ты ж через пару лет от старости помрешь, а я себе новую Заклятую найду...
   - Тьфу на тебя! Что может случиться, если ты будешь рядом?
   Муж вздохнул. Нежно поцеловал жену, потом отстранился и строго поглядел ей в глаза:
   - Госпожа, дай мне честное слово, что ты никуда не пойдешь без меня. Вообще никуда, понятно?
   - А если ты оставишь меня где-нибудь и уйдешь? - возмутилась леди. - Мне так на одном месте тебя и ждать?
   - Если ты так боишься, я тебя всю дорогу буду за руку водить, только обещай.
   - Я ничего не боюсь! - обиделась леди. Но слово дала.
   Страж Заклятой - это не только телохранитель. Это еще и волшебный помощник, способный выручить свою Госпожу из любой неприятности. Главное, чтобы он захотел. А в гнезде незаконных колдунов неприятностей будет достаточно.
   Глава 5
   - Хватит! - Тиселе села прямо на пол и устало прислонилась к стене. - Я больше не могу.
   - Тис?
   - Стены, стены, стены... это ужасно! - бормотала, закрыв глаза, девушка. - Почему люди строят такие места? Как в них живут?
   - Тис, мы же собирались еще пройти.
   - Сейчас. Погодите, я сейчас.
   Они безостановочно шли уже который час. После уничтожения иллюзий шахта прекратила радовать компанию сюрпризами и поворотами. Они молча шли и шли практически по прямой, а на том конце штольни их ждало скопление Силы. И Теф начинал задумываться, стоит ли туда соваться... Однообразный бесконечный путь утомил всех, но Тиселе страдала больше всех без свежего воздуха и, главное, простора.
   - Тис! Вставай.
   - Тшш! Тише!
   - Тис?
   - Тише, я сказала.
   Неясный звук. Отдаленный и еле различимый. Топ. Топ. Топ.
   - Т-тис?
   Топ-топ-топ. Топ. Топ. Топ.
   - С-сюда кто-то идет, - нервно произнесла девушка. Топ. Топ. Топ.
   Теперь звук стал ясно слышим.
   - И кто-то очень тяжелый, - добавил Мок.
   Топ. Топ. Топ. Топ. Топ. Топ.
   - П-пойдем отсюда, - предложил Теф.
   Звук приближался все быстрее.
   ТОП. ТОП. ТОП. ТОП. ТОП. ТОП.
   - И поскорее, - согласилась Тиселе. - Нам здесь не спрятаться.
   ТОП-ТОП-ТОП-ТОП. ТОП-ТОП-ТОП-ТОП-ТОП.
   Тиселе, пошатываясь, поднялась на ноги. Позади был прямой ход без ответвлений, а впереди - непонятное чудовище. Бежать или остаться? Ребята владеют боевой магией, им ли бояться неизвестности? Еще бы не так выматывала темнота и теснота шахты...
   ТОП-ТОП-ТОП-ТОП-ТОП.
   Коллегианты и бывшая ведьма примерзли к полу, не решаясь повернуться к чудовищу спиной.
   Топот сменился шарканьем и ворчанием.
   - Оно приближается, - шепнула перепуганная девушка.
   Юноши молча кивнули.
   - Бездельники, разгильдяи! - донеслось из темных глубин хода. Шаркая ногами и ворча себе под нос, на них вышел... профессор Бран. В ночном халате, в колпаке и с обычным светильником в руках. - Остолопы, дармоеды, бездарности!
   У Тиселе отлегло от сердца и она рассмеялась. Не чудовище, а обычный преподаватель Коллегии, чего бояться? Оглянувшись на своих спутников, бывшая ведьма поняла, что так считает только она одна.
   - Профессор? Что вы здесь делаете?
   - Не твое дело! - огрызнулся преподаватель и переключил внимание на юношей. - Что я делаю в собственном доме? Прекрасно! Может, вы попросите отчета, что я читаю на собственных лекциях?! Позор Коллегии! Кто дал вам право врываться в мое жилище?!
   - Вы тут живете?!
   - Банда кретинов! А вы как думаете?!
   - В шахте?!
   Старый маг заскрежетал зубами.
   - А есть закон, запрещающий жить в шахтах?! Остолопы, бездельники! Немедленно проваливайте отсюда, пока я не рассердился!
   - Но...
   - Марш отсюда, идиоты! Вот вам кратчайший путь, убирайтесь! - Профессор Бран нажал на до того незаметный выступ на стене и открылся боковой ход. Оттуда повеяло свежим воздухом. - Вон отсюда!
   Коллегианты не шевелились. Ситуация поражала их своим безумием. Профессор Бран, самый злобный преподаватель Коллегии как никто ценил комфорт. Чтобы он поселился в заброшенной шахте?!
   - Не испытывайте мое терпение, разгильдяи! Убирайтесь отсюда немедленно!
   Тиселе оглянулась на приятелей и шагнула вперед.
   - Не приближайся ко мне, тварь! Не подходи! Стой на месте!
   Профессор попятился. Коллегианты переглянулись. Бран никогда не боялся Тиселе и никогда не оскорблял женщин.
   - Это вашей Силой пропахли все ходы? - спросила Тиселе, медленно приближаясь к магу.
   - Пропахли? - Старик визгливо расхохотался. - Ты не только чудовище, ты еще и безумна. Сила не может пахнуть. Не приближайся ко мне!
   Тиселе не ответила, мысленно нащупав край заклинания, которое опутало старика плотным коконом. Совершенно не обязательно прикасаться к человеку, чтобы ка-ак следует дернуть и...
   Маг раздвоился. Призрачный образ старика встал между Тиселе и неизвестным мужчиной.
   - Кто вы такой? Что вы тут делаете?
   - Не приближайся ко мне! - выкрикнул маг. - Не подходите!
   Тиселе сделала еще один шаг. Незнакомец развернулся и побежал прочь.
   Удивленная, бывшая ведьма остановилась и поглядела на приятелей.
   - Мы его напугали, - рассеянно констатировала она.
   - Не мы, а ты, - поправил Теф. - Вот только чем?
   - Эй, Тис, погоди, не трогай! - спохватился Пас, отодвигая девушку от оставшейся в воздухе иллюзии. Он порылся в своей сумке и извлек оттуда непонятный прибор. Чем-то щелкнул и фигура старика затянулась внутрь прозрачной коробочки. - Предъявим официальной экспедиции.
   - А что это за штуковина?
   - Чарохранительница. Сохраняет до десяти различных заклинаний, потом их можно извлечь и изучить в спокойной обстановке, - невозмутимо ответил коллегиант.
   - Ребята, поправьте меня - у вас был прибор для изучения чужой магии и вы держали его в сумках? И даже не остановили меня, когда я разрушала иллюзии со змеями и крысами?!
   - Тис...
   - Вы должны такие вещи держать наготове! И в каждого встречного тыкать, чтобы проверить, есть там магия или нет!
   - Но мы думали, ты...
   - Что - я? Я не могу восстановить заклинание, я их не вижу. И экспертом тоже не считаюсь. Нет, это безобразие! Вы чем думали, когда собирались?
   - Ладно, Тис, не ругайся. Мы поняли.
   - Поняли они, - проворчала девушка. - Что теперь? Уходим?
   - Уходим? - удивился Мок. - Но мы же еще не нашли аномалии...
   - Аномалии?! Да радоваться надо, что она нас не нашла! Вы слово "опасно" понимаете?
   - Ты права, - согласился Теф. - Если к нам пришел этот псевдо-Бран, значит, они точно знают, где мы находимся. Придется уходить.
   - Но они же нас боятся! - запротестовал Пас.
   - Не все ли равно - знают они, где мы или не знают? - поддержал Мок.
   - Нет, не все! - разозлилась Тиселе. - Мы знаем только, что нас боится один маг, которого прислали нас отвлечь и выманить наружу. А теперь они могут придумать другую пакость, уже не такую безопасную. Мы-то не знаем, где они!
   - Мы втроем разогнали с десяток незаконных магов, - надулся Пас.
   - А ты уверен, что здесь их только десять? Не двадцать, не тридцать, не сто?
   - Тис, у тебя фантазия разыгралась. Откуда тут взяться стольким магам?
   - Она права, - снова вмешался Теф. - Нельзя наобум соваться неизвестно куда. Мастер Залемран с нас головы снимет, если узнает, куда мы Тиселе потащили.
   - Да причем тут я? - возмутилась девушка. - Вы о себе подумайте! На дороге в Замок они использовали заклинание оживления, бросив против вас больше десяти деревянных воинов! И каждым управлял свой маг! И еще несколько блокировали ваши заклинания! А теперь вы добавьте тех, кто оставался в шахте! Как вы со всеми справитесь?!
   Пас и Мок вздохнули.
   - Ладно. Куда пойдем. Назад или туда? - Пас кивнул на боковой проход.
   - Конечно, назад, - нахмурилась Тиселе. - Вы собираетесь блуждать по заколдованному саду, где все тропинки меняют направление?
   - К тому же нас как раз туда и заманивали, - подвел черту разговору Теф. - Предлагаю поесть и идти обратно.
  
   - Обидно, конечно, - сказала Тиселе, после того, как трапеза закончилась. - Столько хлопот, чтобы забраться вовнутрь, даже Залемрана усыпили, а теперь возвращаемся с пустыми руками.
   - Не совсем с пустыми, - машинально поправил Пас. - Погоди, ты сказала... Залемрана... мастера Залемрана...
   - Усыпили, - кивнула девушка. - То есть я усыпила.
   - Как?!
   - Да просто. Подсыпала сонного зелья в чай, когда мы ужинали. Он и не заметил даже.
   - Тис!
   - Что - Тис? Думаете, шучу? Ни капельки. Мы же хотели выйти тайно. Если бы Заль... Залемран не спал, он бы бросился за нами на рассвете, как проснулся. А так он до вечера проспит, мы как раз успеем вернуться.
   - Тис, но... как ты могла?
   - Говорю же - просто. Он отвернулся, я быстренько всыпала, он выпил. Оно же медленно действует, так что до комнаты Заль успел добраться, ничего страшного с ним не случилось.
   - Но... он же доверял тебе, Тис!
   - Значит, перестанет. Чего вы на меня так смотрите, я же говорила, что раньше была ведьмой.
   - Но это же не причина...
   - Причина для чего? Для обмана? Для подлости? Для того, чтобы варить зелья или чтобы подсыпать их друзьям? Вы хотели уйти тайно и вляпаться под землей в неприятности. Я вам эту возможность предоставила! А теперь вы делаете невинные лица и смотрите на меня, будто...
   - Тис, но не такой ценой...
   - Вам стоило спросить о ценах раньше, когда мы договаривались. Вы хотели приключений и готовы были платить за это жизнью. Я не могла допускать, чтобы жизнью платили другие люди. Залемран или Кикса бросились бы нас искать. Я их усыпила. Они нам не помешают. Что еще?
   Бывшая ведьма почти кричала. Ей не стоило, не стоило вызываться помогать ребятам, ей стоило донести на них Залемрану. Но они бы все равно сбежали. А Заль - он пошел бы их искать. Тиселе только сейчас поняла, что, если она не вернется, Залемран все равно пойдет их искать под землю. И может попасть в неприятности. Какие неприятности, Тиселе не знала, но была уверена, что ничего хорошего незаконные колдуны с попавшими в их руки магами не делают.
  
   Обратно они шли в молчании. Теф прикидывал, что им будет за эту эскападу и не лучше ли скрыть участие в ней Тиселе. Пас пытался представить лица товарищей, которым он расскажет, как ведьма отравила их преподавателя. Мок пытался осмыслить странные представления о заботе, которые продемонстрировала Тиселе. Бывшая ведьма думала, что лучше погибнуть в этой жуткой шахте, чем вылезать и смотреть в глаза Залемрану, которого она так гнусно обманула. Почему она не догадалась усыпить коллегиантов?
   Может быть, потому, что не меньше ребят хотела пойти сюда? Пойти, именно потому что боялась. Кто бы за ней ни охотился, Заклятые не прячутся от опасности!
   Внезапно шахта наполнилась тихим гулом, а волшебные огоньки коллегиантов стали мигать и чахнуть.
   - Чепуха какая-то, - нарушил молчание Теф и сделал огонек ярче. - Ничего не понимаю. Это же стабильное заклинание, почему оно...
   Гул усилился, свет замигал еще быстрее и вовсе погас. Шахту залила непроглядная темень.
   - Не понимаешь? - насмешливо отозвалась Тиселе. - Это же и есть "дыра магов". Поздравляю, ребята, с открытием!
   - "Дыра магов"? Это?
   - А вы как думали? Что это еще может быть, если здесь не работает ваша магия?
   - Но как она действует?
   - Вы меня спрашиваете? Я откуда знаю?
   Гул усилился и вроде даже приблизился.
   - Чего вы встали? Давайте уходить отсюда.
   - Но как?
   - Ногами.
   - Мы же ничего не видим.
   Тиселе вздохнула.
   - Привяжем веревки к поясам и пойдем. Я немного вижу даже здесь, да и на ощупь дорогу смогу найти. Только быстрее уходим!
   - Ты была права, - покаянно проговорил Пас. - Они знают, где мы находимся и действительно...
   - Все гораздо хуже, - хмуро перебила бывшая ведьма. - Эта пакость, она меняет энергетический баланс. Вы не можете колдовать, потому что ваши заклинания нейтрализуются.
   - И что?
   - Да ничего особенного. Мне только интересно, сколько я продержусь в этой обстановке прежде чем рассыплюсь в прах.
   - Тис, не шути так!
   - А я не шучу. У нормального человека баланс нейтральный. У мага - положительный. У ведьмы - где-то отрицательный, где-то положительный, где-то нейтральный. У меня - отрицательный и нейтральный. Человек не может долго существовать с отрицательным балансом. Я жива только потому, что долгое время была ведьмой и научилась переносить отсутствие Силы. Вспомните, как вы себя чувствовали, когда испытывали ведьмину магию. А эта штука делает отрицательным даже мой нейтральный баланс. Очень сомневаюсь, чтобы я это долго выдержала.
   - Но, Тис, ты же не можешь...
   - Умереть? Еще как могу. Ладно, ребята, привязываемся и идемте.
   Глава 6
   Идти в темноте оказалось намного сложнее, чем думала Тиселе. Если она привыкла к скудному освещению и могла в случае необходимости найти дорогу даже с закрытыми глазами, то коллегианты непрерывно обо что-то спотыкались и натыкались в темноте друг на друга. Заклинание "легкой поступи" тоже перестало действовать, поэтому производимый юношами шум мешал Тиселе слышать, не приближается ли к ним кто. Против ожиданий, каждый шаг не выводил их за пределы действия аномалии, а словно заводил в самый центр. Коллегианты замечали только усиление гула и свою неспособность пользоваться магией, но Тиселе каждый шаг давался с трудом. Темнота, теснота, разлитый в воздухе "отрицательный баланс"...
   - Долго еще? - прошептал Мок.
   - Не знаю, - испуганно отозвалась Тиселе. - Я не знаю, где мы находимся...
   - Тис, ты же только что...
   - Я ничего не знаю. Не трогайте меня. Молчите!
   - Тебе плохо?
   - Отстаньте от меня! Молчите!
   Это уже было. Когда-то давно, когда она очнулась в незнакомом месте (позднее оказалось - в больничной тюрьме). Когда-то, когда она пришла в себя после позорного поражения. Без капли Силы. Без способности ее накопить. Без волшебства. Навсегда. Голодная и несчастная. Отверженная всеми.
   И голод был единственным чувством.
   Нет, она не будет плакать. Не будет. Тогда отлученная ведьма зарыдала сразу после пробуждения. От нестерпимой пустоты внутри. Она рыдала горько, как обиженный ребенок. И только почувствовав рядом прикосновение магии, поняла, чего ей так не хватает.
   Поиск магии превратился в смысл ее существования. Она нападала, чтобы выжить, чтобы заставить колдунов, таких счастливых своей Силой, таких гордых, поделиться тем, без чего она не могла жить.
   Нет.
   Она не будет нападать.
   Не сейчас.
   Бесполезно.
   Если бы они могли, они отдали бы Силу сами.
   Нет.
   Она не превратится в зверька, голодного и жестокого, как прошлым летом.
   Она не будет плакать и скулить.
   Нет.
   Что бы ни случилось, она примет свою участь молча. Человеком.
   - Тис...
   Из горла девушки вырвался невнятный звук: то ли всхлип, то ли рык.
   Нет.
   Из-за угла повеяло магией. Силой.
   - Тис, а вдруг там ловушка?
   Девушка не слышала. Она перестала быть человеком, разучилась думать, чувствовать, рассуждать, бояться. Тиселе вело одно стремление. Она повернулась и пошла туда, где чуяла Силу. Единственное, что могло сохранить ей жизнь.
   Коллегианты видели Силу как яркий, слепящий глаза свет. Тиселе чувствовала ее как поток чистой воды, раскидывающий брызги на берег.
   В подземной комнате способности коллегиантов к магии восстановились и снова загорелись волшебные огоньки. В их свете юноши увидели, что их проводница добралась до стены, сквозь которую бил поток Силы и рухнула там.
   - Что это с ней? - не понял Мок.
   - Переутомилась? - предположил Пас.
   Теф наклонился над девушкой. Тиселе не подавала признаков жизни, лежа на каменном полу как сломанная кукла.
   - Дышит. Что будем делать?
   - Уходить надо, здесь же явная ловушка!
   Теф хмыкнул.
   - Куда?
   Его приятели оторопели.
   - Как - куда? Наружу.
   - Вот я и спрашиваю. Как ты это наружу найдешь? - разозлился Теф. Права была Тиселе, не стоило им сюда идти, а уж без нее эта затея и вовсе гиблое дело.
   - Мы же не можем сидеть здесь и ждать неизвестно чего!
   - А что прикажете делать? Тис плохо, дороги мы не знаем. Остается только дожидаться, пока она придет в себя.
   - А, может, не будем дожидаться? Попробуем разбудить...
   - Попробуй. - Теф сам удивлялся своему тону. Словно в команде должен быть хотя бы один скептически настроенный человек. Стоило Тиселе выбыть, как место скептика занял он. - А она попробует тебя прикончить.
   - Брось, Теф, Тис не станет...
   - Еще как станет. Она же рассказывала о себе. Что она ведьма, а прошлым летом нападала на магов, чтобы выбить из них Силу.
   - Но здесь полно Силы и без нас!
   - Полно-то полно, а я бы не рисковал. Да и кто знает, может, ей сейчас лучше поспать. Разбудим, а она помрет на месте.
   Коллегианты отвязали веревки, благодаря которым не потерялись в темноте, если можно сказать "не потерялись" о ситуации, когда не знаешь, где находишься. Зато все вместе, верно?
   После этого кое-как соорудили подобие лежанки для Тиселе, постелив на пол две куртки и накрыв девушку третьей.
   И принялись ждать.
   Сила никуда не девалась, так же ровно лилась через дальнюю от входа стену. Время текло медленно... или быстро - под землей очень трудно заметить.
   Во всяком случае, стояла полная тишина, никто, кроме Тиселе не спал, когда в коридоре зазвучали шаги.
   Юноши вскочили на ноги, нащупывая рукояти мечей.
  
   Тиселе очнулась из-за топота и звона оружия. Села и сонно протерла глаза, не сразу сообразив, что нелепая картина ей не приснилась.
   Когда они пришли в Замок, капитан Тарс дал коллегиантам несколько уроков фехтования. "На всякий случай". Уж очень мальчики были уязвлены тем, что их хваленная магия ничем не помогла в том ночном бою на дороге. И даже подарил какие-то не сильно тяжелые железки: то ли короткие мечи, то ли длинные кинжалы. По мнению Тиселе, отрицавшей, как и все Заклятые, применение оружия, это была детская забава, рассчитанная больше на то, чтобы позабавить мальчишек и развлечь самого капитана.
   Тарс не ставил целью сделать из магов великих воинов. Не пытался вдолбить в них основы фехтовальной премудрости. Не наставил им синяков, как это (по слухам) делают неумелые учителя с еще более неумелыми учениками. Когда мальчики достали свои "игрушечные" мечи, чтобы взять с собой, Тиселе заставила их нацепить оружие на пояс. Просто так, по принципу: все должно быть на своем месте. Уроки капитана могли пригодиться только против невооруженных (и очень трусливых) людей или в еще одном бое с деревянными воинами. Вот это-то будущим магам и выпало.
   Тиселе не надо было долго наблюдать за "боем", чтобы понять, что деревянные воины заколдованы так, чтобы не причинять людям особого вреда. Минимальные навыки коллегиантов годились только на то, чтобы те не сразу выронили мечи и не порезались сами. А деревянные воины прекрасно эти навыки оттачивали. Совершенно непонятно зачем. Не мог же неведомый колдун ставить целью продолжить уроки Тарса!
   Нападающих было четверо. Трое дрались с магами, один стоял позади товарищей и ждал, когда ему найдется дело. По крайней мере, так решила Тиселе, глядя на развернувшуюся перед ней сцену. Мок и Пас держались неплохо, а вот Теф быстро устал. Он почти не участвовал в предложенных Тарсом тренировках: болели обожженные Киксой руки. Мальчики держались между Тиселе и деревянными воинами и, судя по их спинам, были полны решимости полечь, но не пропустить врага.
   Похвально.
   Спрашивать, долго ли они так развлекаются и что тут вообще происходит не имело смысла. Как и отсиживаться за спинами друзей. Раз уж проснулась, надо действовать, бывшая ведьма. Пусть в городах принято защищать "дам", но Заклятые никогда не прятались за мужские спины.
   Тиселе прижалась к стене, у которой до того лежала и осторожно выбралась из-за своих друзей. Увлеченные боем - прошло, наверное, полчаса... или четверть, не меньше, - юноши не заметили, как "спасаемая дама" покинула "безопасное укрытие".
   Оставшийся без внимания четвертый деревянный воин начал медленно разворачиваться к Тиселе. Скорее всего, они должны были отвлечь или утомить мальчишек. Может быть, просто напугать оружием. И оттащить бывшую ведьму в сторону. Сами незаконные колдуны почему-то побоялись лично явиться за "чароглоткой". А, может, и ребят опасаются: одолели же те десяток незаконных магов. А на деревянных воинов никакие чары не действуют: всем известно, что перебить или взять под свой контроль чужую магию невозможно.
   Прыжок. Нет, зря бывшая ведьма боялась: ни ловкость, ни сила не покинули ее. Она угодила деревянному воину на спину и прижалась так сильно, словно тот был ее последней надеждой на... А, неважно на что!
   С налета разрушить управляющие чары невозможно, незаконные колдуны постарались на славу. Да и сама девушка слишком много Силы выпила, чтобы легко выдернуть заклинание. Но вот передать деревяшке свой отрицательный баланс... жаль, почти все тело закрыто одеждой!
   Воин ужасно заскрипел и протянул руку, чтобы снять девушку со своей спины. Тиселе с неудовольствием отметила, что конечности у создания прекрасно гнутся назад, так что со спины подбираться бесполезно.
   Медлительность этого... предмета: то ли шутка такая, то ли недоработка создателя? Не имеет значения...
   Дерево становилось все более мягким, рука воина замерла в воздухе, не дотянувшись до девушки. А потом создание осыпалось горой опилок. Тиселе упала сверху и оглушительно чихнула.
   - Тис! - Коллегианты только теперь заметили, что девушка вмешалась в схватку.
   Тот деревянный воин, который уже теснил Тефа, отвернулся от юноши и двинулся к бывшей ведьме.
   - Вечно у вас Тис, - проворчала отлученная Заклятая, запрыгивая на "противника". На этот раз деревянное создание не стало медлить, успело ухватить девушку за воротник и потащить на себя. Тиселе пришлось освобождать руку, чтобы распустить шнуровку куртки, не то воин мог задушить девушку. Разрушение пошло еще медленнее, ткань куртки затрещала. Теф бросился приятельнице на выручку, ухватил воина за руку и постарался оттащить.
   - Не туда тянешь, дубина! Обратно толкай, чтобы он меня не сдернул!
   Коллегиант послушался. Тиселе поспешила совсем распустить шнуровку и сбросила куртку. Так надежней. Тут она заметила, как воин, сжав свободную руку в кулак, замахивается ей и...
   - Осторожней, рука!
   Теф не понял и кулак опустился юноше на голову... осыпав того дождем из опилок: отрицательный баланс разрушил и это создание.
   Видимо, деревянные воины не управлялись магами, а имели какие-то свои задания и способность реагировать на поведение противника. Потому что человек велел бы обоим оставшимся созданиям забыть о юношах и броситься на Тиселе. Схватить и уходить, пока не поздно. Но нет, они терпеливо продолжали "урок фехтования", не обращая внимания на происходившее за их спинами.
   Тиселе прыгнула на стоящего слева. Теф повис у него на руке, а Пас со своей железякой "занимал" правую. Очень быстро с ним было покончено.
   Оставшегося воина коллегиантам удалось повалить на землю и с помощью Тиселе извлечь из него управляющее заклинание.
   - Этого хватит, чтобы можно было брать всю шайку, - запыхаясь, торжествующе сообщил Пас.
   Тиселе истерически расхохоталась.
   - Брать шайку! Нас самих едва не схватили, а ты!..
   - Тис права, - согласился Теф. - Надо уходить отсюда, пока на нас снова не напали.
   - Думаешь, нападут? Они же боятся нас, не хотят встречаться!
   - Бояться-то боятся, но напасть могут, - посерьезнела Тиселе. - Зачем выпускать нас с такими уликами? Ладно, пошли!
   Девушка вскочила на ноги и, не оглядываясь, направилась к выходу из комнаты. Коллегианты похватали разбросанные на полу вещи и поспешили за ней.
   На то, чтобы найти верное направление, много времени не понадобилось. Тиселе только не понравилось, что в штольне, до того разветвленной, не было ни одного хода в другие ходы или комнаты. Преступники успели их заделать? Закрыть? Но чем? Когда? От стен Силой не пахло, но вот живые "носители магии", казалось, следуют за компанией по пятам. Девушка несколько раз останавливалась и осматривала ход. Никого! Но, стоило снова двинуться вперед, как очаги Силы подтягивались следом за компанией.
   Тиселе велела ребятам сбиться в кучу, чтобы нельзя было внезапно оттащить одного из них. С другой стороны, если противник будет что-то кидать или стрелять...
   Но, если до сих пор никто не бил на поражение, с чего бы теперь начать? Последнее отчаянное усилие?
   Тиселе старалась не думать об этом и все погоняла товарищей. Бедняги шли из последних сил: это она отдохнула и "выспалась" в комнате с потоком Силы, а они там сражались!
   Тиселе твердо решила не объяснять мальчишкам, как им повезло с противником. Разве что они захотят в другую драку влезть, не раньше. А до того... кто она такая, чтобы портить спасителям настроение?
   Скорее, скорее, скорее! Впереди забрезжил свет, выход близко. Дойти, скорее дойти.
   Тиселе забыла об усталости, накатившей на нее после первого же шага в подземелье. Еще немного - и все. Не будет опасности, не будет давящих стен. Не надо будет опекать коллегиантов, не...
   А еще надо будет взглянуть в глаза Залемрану. И Киксе, но это уже не так страшно. Может, не возвращаться в Замок, сбежать от ребят и направиться к столице? Далековато, конечно, три дня пути, но неужели она не дойдет?
   Конечно, дойдет. И не будет больше сомнений, все эти дела с незаконными колдунами, с экзаменами, шедеврами и другие проблемы обучения ее не будут касаться. Если быть осторожной - никакая Кикса не разыщет ее. Надо будет сбежать. Сейчас, вылезти из шахты и сбежать. Пока ребята будут привыкать к свету и...
   Тиселе добралась до ямы, в которую упирался ход и повалилась на землю.
   Как хорошо, когда над головой нет ничего, кроме неба! Солнце уже склонилось на запад, но еще долго будет светло: лето же. Сейчас. Сейчас она встанет и...
   - М-м-мастер... - пролепетали выбравшиеся вслед за девушкой коллегианты.
   Тиселе нехотя подняла глаза.
   У края ямы стоял Залемран. Его лицо не предвещало ничего доброго. Рядом с ним Кикса едва ли не подпрыгивала от радости.
   - Я же говорила, она здесь!
   Тиселе устало опустила голову. Залемран даже не посмотрел на нее, и не обратил на слова девочки. Видимо, маг Киксу взял с собой, собираясь отыскать Тиселе под землей. Проснулся и тут же пошел искать. Припозднились они, Тиселе с коллегиантами. Если бы не проклятая слабость, свалившая ее перед самым выходом в комнате с потоком Силы. Но как пережить влияние этого самого отрицательного баланса? Может быть, если бы Залемран знал, с чем они там столкнулись, он бы не так сердился...
   Ребята сделали несколько шагов вперед, непроизвольно закрывая собой девушку.
   - Мастер, мы можем все вам объяснить.
   - Я надеюсь, - угрюмо ответил Залемран. - Ваше поведение перешло всякие границы.
   Тиселе с тоской поглядела на друга... уже, наверное, бывшего друга. И не заметила, как ее ногу что-то захлестнуло.
   - Мастер, мы... она... Тис тут не при чем, она только...
   - Я вас пока ни о чем не спрашиваю, - так же угрюмо ответил Залемран. - Вы сможете дать свои объяснения официально, в письменном виде, когда вернетесь в Карвийн.
   - Но...
   - Оставь их, Заль, - не выдержала Тиселе. - Они не знали, что я собираюсь делать.
   - Это не имеет значения, - холодно ответил маг. - Лучше будет, если вы встанете, лежать на земле вредно для здоровья. Теф, помоги леди подняться.
   Тиселе отмахнулась от неловкой помощи коллегианта и начала подниматься сама. Обычно ей требовалось мгновение, чтобы вскочить на ноги, но теперь, когда жизнь в который раз разлетелась на мелкие осколки... Зачем она пошла на эту авантюру? Почему решила отправиться с мальчишками?
   Ну, заплутали бы там, вернулись без куска памяти, всего делов. Чего ей не хватало? Хотела испортить, разорвать ту странную связь, которую пытался установить Залемран? Что же теперь думать? Теперь уже и сбегать не надо. Вернуться в Замок, забрать вещи и уйти. Навсегда. Может быть даже, еду в дорогу взять.
   Эти мысли отвлекли девушку от ее горя. Да и какое там горе - сама виновата. Но встать на ноги она не успела.
   - Тис!
   Кикса раньше всех уловила опасность. Она спрыгнула в яму, но куда ей успеть.
   Непонятная сила дернула Тиселе за ногу, девушка от неожиданности не успела ни за что зацепиться и только закрыла руками лицо, падая плашмя на землю. Бывшая ведьма скрылась в штольне прежде, чем ее друзья смогли что-нибудь предпринять. Послышался скрежет, будто железом царапнуло по камню - и кубарем скатившаяся в штольню Кикса натолкнулась на тяжелую дверь, перегородившую проход.
   - Тис!
   - Исчезла... - ошеломленно произнес Пас.
   Залемран подошел позже всех. Обида медленно переплавлялась в горькое чувство потери. Да что это он? Ничего с Тиселе не случится: ведь не убивать же ее потащили. А если верны его подозрения насчет... Тот ведь не причинит девушке вреда. Не причинит. А вот он сам... скотина! Если б не его обиды, Тиселе бы первой выбралась из этой ямы...
   А если эту дверь...
   Залемран, может быть, и взорвал бы дверь вместе с шахтой, но к злополучной яме подошел капитан Тарс, отправленный братом Танито и передал, что из столицы вышел специалист королевского учета и до его прихода всем рекомендуется держаться от шахты подальше. Настоятельно рекомендуется. Ослушание приравнивается к преступлению против короны.
   Глава 7
   Тиселе очнулась в незнакомом помещении. Небольшая комната: кровать, тумбочка, стул. На полу ковер, стены голые, каменные. Под потолком пляшет волшебный огонек, по комнате скачут тени. Девушка осторожно встала. Ничего не болит. Но раз она спала и не помнит ничего после того, как проехала на животе вглубь хода... какое-то сонное зелье, наверное. Из тех, что достаточно вдохнуть, потому что глотать она вчера ничего не глотала.
   Тиселе поморщилась. Неприятно быть ведьмой и испробовать на себе действие какого-то незнакомого зелья. Даже бывшей ведьмой. Все равно обидно.
   Девушка обошла комнату, толкнула дверь. Просто так, на всякий случай. Против ожидания, дверь отворилась. Комната заканчивала собой тупиковое направление хода, который вливался в общий через пять шагов. Общий вел в две стороны. В одной, еще через пять шагов - лестница и... выход наружу.
   Тиселе бросилась туда, мигом забралась наверх и оказалась в саду. Небо на востоке еще сохраняло розовые краски, было свежо и тихо. Утро. Драка с деревянными воинами и оскорбленный Залемран, наверное, были вчера. А сегодня?
   Тиселе поднялась на ноги и шагнула вперед. Проклятье! Близлежащие кусты шевельнулись, потом сдвинулись с места, тропинка, начинающаяся у ног девушки, изменила направление с восточного на юго-восточное, потом на южное. Стоило догадаться сразу, что лаз наверх ведет в заколдованный сад и, кто бы ее ни утащил вчера, сегодня не выпустит. Бывшая ведьма вернулась к входу в шахту и соскользнула вниз. Кто бы это ни был, он горько пожалеет о своей наглости! Внезапно девушка остановилась, почувствовав знакомую Силу. Так она и знала! Это он! Почти бегом Тиселе устремилась на запах. Нашла нужную комнату и толкнула дверь. Он стоял там, окруженный толпой колдунов. Судя по всему, только трое из десяти закончили Коллегию, остальные не имели права заниматься магией.
   - Ты...
   Один из лучших выпускников Коллегии, друг Залемрана и весьма уважаемый для своего возраста маг мастер Вийник отвесил шутовской поклон.
   - Рад тебя видеть в добром здравии, - весело сказал он. - Господа, нам придется прервать обсуждение. Когда вы понадобитесь, я вас позову.
   Незаконные колдуны не сдвинулись с места, они смотрели на загораживающую проход чароглотку со страхом и отвращением.
   - Тиселе, будь добра, подожди в коридоре, пока мои коллеги уйдут.
   Бывшая ведьма безропотно отступила в коридор и пождала, пока колдуны пройдут мимо. Когда в комнате остался один Вийник, она зашла и закрыла за собой дверь.
   В центре помещения стояли сдвинутые столы, вокруг них - стулья. В углу комнаты Тиселе увидела какой-то предмет вроде большой тумбочки. Запах - не тот, который слышат все, а другой, волшебный, - от него шел неприятный. Кроме этого на стенах висели полки, а на них приборы непонятного назначения.
   - Садись, - радушно улыбнулся маг.
   Тиселе молча отодвинула стул, уселась и после этого устремила на Вийника настороженный взгляд своих желтых глаз.
   - Ну?
   - Прежде всего позволь тебя поприветствовать в моей лаборатории. Ты ведь ее искала?
   Тиселе не ответила.
   - Еще я хочу извиниться за бесцеремонность, с которой тебя пригласили принять участие в наших исследованиях.
   Бывшая ведьма продолжила хранить молчание.
   - Не хочешь говорить? Все еще сердишься? Прекрасно. Тогда слушай: ты можешь уйти отсюда в любую минуту. Тебя отведут кратчайшей дорогой к Замку или любому месту, куда ты скажешь. Никакого подвоха. Одна просьба: выслушай то, что я хочу тебе сказать.
   - Просто выслушай? - недоверчиво переспросила Тиселе.
   - Просто выслушай, - твердо ответил маг.
   - И ради этого столько хлопот? Воины, похищения...
   - Добавь еще больницу в другой стране.
   - Это... но... как?
   - Нанял Прелжу, чтобы заманила тебя в Жасан. Точнее, поговорил с незаконными колдунами в Нароме. Вы начали им мешать и, когда я предоставил деньги и дал идею... Собирался забрать тебя из той больницы для лишенных Силы, когда тебе бы там окончательно надоело. Надеюсь, ты не сердишься на меня? По крайней мере, я честен. Да и ты не особенно пострадала.
   - А ребята? Леани? Ты же оставил их на расправу кеторским колдунам!
   - Ну и что? Они прекрасно справились сами.
   - Но ты не мог знать заранее!
   - Тебе-то какое дело? Раньше ты не заботилась о других людях.
   - Это раньше!
   - Тиселе, не смеши меня. Я читал записи Залемрана и кое-что о тебе знаю. Ритуалы, в которых ты участвовала... Не тебе меня упрекать.
   Бывшая ведьма вскочила на ноги.
   - Ты все сказал? Я ухожу.
   - Нет, погоди. Я совершенно не это собирался обсуждать. Сядь, пожалуйста, и выслушай.
   Девушка обратно уселась, раздраженно передернув плечами.
   - Говори. Но я все равно уйду - если ты не обманул и отпустишь.
   - Тогда перейдем к делу. Ты, конечно, ничего не знаешь о моей работе, но кое-что из моих изобретений уже видела. Это я сделал машину для Ленивых Этнографов в Варусе. Тогда нам не случилось увидеться, но теперь, надеюсь, сотрудничество будет более плодотворным. Итак, та машина блокировала "лесную" структуру магии и усиливала "городскую". Фактически это был сложно устроенный фильтр. Работал неплохо, но воплощение очень громоздкое.
   - Помню я твое "изобретение", - перебила Тиселе. - Ты еще сделал защиту на значках заговорщиков! Такой значок был у Мышки и она ударила первой. Это из-за твоих идей я тогда проиграла!
   - Все может быть, - не стал спорить Вийник. - Так вот, помимо того заказа, я давно изучал разные стороны магии здесь, в своей тайной лаборатории. - Маг усмехнулся. - При работе мне не удавалось блокировать побочные явления. Они мне не мешали, но породили дурацкие слухи о "дыре магов", из-за которых сюда то и дело наведывались непрошенные исследователи. Зимой я посмотрел идеи и выводы Залемрана относительно тебя, твоих способностей и открытого им отрицательного баланса. Сначала у меня появилась идея использовать тебя как универсальный щит: я то и дело ввязываюсь в неприятности, часто приходится отбиваться от магических атак. Но потом я вернулся сюда, возобновил заброшенные было исследования. И понял, что ты, твои способности - ключ к очень важному изобретению. К возможности контролировать отрицательный баланс, который выявил Залемран.
   Тиселе пожала плечами.
   - Мне это не интересно. Ты собираешься сдержать обещание?
   - Погоди. Это все было вступление. Сейчас я перейду к делу.
   - Переходи, но мне все равно не...
   - Погоди, не зарекайся. Так вот, я собирался тебя пригласить, но быстро понял, что ты не захочешь меня слушать. Поэтому мне пришлось искать возможность заставить тебя пойти на этот разговор. К сожалению, мы встретились слишком поздно.
   - Поздно? - не поняла Тиселе.
   - Да, потому что тебя наверняка будут искать и не успокоятся, пока не вернут. Поэтому взять тебя с собой я не смогу, даже если захочешь. Но пара дней у нас есть.
   - Почему пара дней?
   - Тебя будут искать, но пока раскачаются, пока соберутся... Пара дней у нас точно есть, может, три.
   - Это все неважно, - оборвала его бывшая ведьма. - Я все равно...
   - Да куда ты торопишься! Я долго думал, чем же тебя привлечь. Раз ты отвергла богатство, славу и даже приключения... И нашел.
   - И чем же? - ехидно спросила бывшая ведьма. Что бы не нес этот сумасшедший, она никогда...
   Вийник ответил. Несколько слов ответа и несколько предложений пояснения.
   - Этого не может быть, - ахнула Тиселе.
   - Может, - усмехнулся маг. - У меня уже все готово, с твоей помощью я уточню несколько спорных моментов, в которых никак не мог разобраться. На это не понадобится много времени.
   - Ты... ты... Если не врешь... я для тебя все, что угодно сделаю.
   - На все что угодно не хватит времени, - скупо улыбнулся Вийник. - Приступим?
  
   Леди Элесит хмуро вглядывалась в утоптанную землю вокруг дома. Здесь происходила схватка людей Огненного Ордена с деревянными воинами. Полторы недели назад, если не больше. И теперь от нее требуют, чтобы она разобралась по застарелым следам в произошедшем.
   - Что тут можно увидеть? - раздраженно спросила она.
   - Смотри-смотри, не отвлекайся, - безжалостно подстегнул Орсег. - Учись. Ты должна научиться применять не только Силу, но и мозги.
   - Но я ничего здесь не замечаю! Я не следопыт! Я не умею!
   Орсег вздохнул.
   - Госпожа, ты должна уметь то же, что и я. Читать следы - простейший навык, им владеют даже люди.
   - Но ты учился этому с детства!
   - А ты - моя жена и Хозяйка леса в конце периода трансформации. Ты в состоянии выполнить эту работу.
   - Но ты сам запретил мне пользоваться Силой! Я ведь хотела посмотреть и понять, но ты...
   - Кроме Силы Заклинательницы есть еще Сила Хозяйки леса. Учись различать.
   - Меня учили в Доме Заклятых! Думаешь, мне не хватило?
   - Думаю, нет, раз ты по-прежнему этого не умеешь.
   Благородная леди издала горловой рык.
   - Не рычи, не напугаешь. Лучше обрати внимание на следы.
   - Тут нет следов! - вышла из себя Заклинательница. - На этой земле не могут сохраниться следы! Да еще через две недели!
   Страж одобрительно кивнул.
   - Делаешь успехи, Госпожа. - Итак, человеческим зрением ты ничего не видишь. А если применить Силу? Лесную Силу, о способностях Заклинательницы пока забудь.
   Леди Элесит замахнулась на стража кулаком, но бить не стала. Орсег был неумолим и ей пришлось под строгим взглядом мужа вспоминать все, что ей известно о Силе вообще, о своей Силе, а потом сосредотачиваться, чтобы разделить разные способности.
   Наблюдающий за ней муж тяжело вздохнул. Он затеял этот урок не столько для того, чтобы жена совершенствовала свои способности, сколько для того, чтобы отучить неугомонную жену от привычки лезть куда не надо. Либо научится, либо ей так надоедят расследования, что в другой раз не попросится. Сам-то Орсег давно высмотрел все, что нужно и теперь терпеливо топтался на месте.
   Элесит бросила на мужа еще один тоскливый взгляд. Зачем он над ней издевается? Какая разница, какую Силу она использовала, результат-то будет один и тот же!
   Сволочь. Убить мало.
   Внезапно в памяти всплыло воспоминание: ночь, сильные руки не дают ей упасть, зеленые глаза удерживают ее душу. Сила, растекающаяся под руками любимого. Голос - ее и его, клятвы, скрепившие жизни, судьбы, сущности. "Сокращенный" обряд посвящения в лесные духи. Сила боролась с Силой, лесная природа - с человеческой. Магия клубилась в жалком человеческом теле, грозя разорвать его на куски. И, посреди этого - спокойный взгляд стража. Пока он есть, пока он смотрит на нее - никакая беда не посмеет случиться. Он - все для нее. Больше, чем любовь, больше, чем смысл существования. И никакие боги не спасут того, кто посмеет...
   Воспоминание разлетелось как отражение на воде от удара. Благородная леди подняла голову. Обычно карие глаза загорелись зеленым светом. Да. Здесь. Здесь была битва. Городские люди, несущие оружие - много людей! Городские маги... трое. Они молоды, очень молоды. Тиселе. Ощущается как отсутствие чего бы то ни было. Не человек, не зверь, не дерево, не цветок, не камень, не земля, не песок. Ничего. И это ничто обладало индивидуальностью. Тиселе, ведьма, лишенная Силы. И с ними девочка, чья сущность - огонь.
   Хозяйка леса обнажила зубы в угрожающем оскале. Огненная колдунья использовала здесь свою силу, выжгла дерево вокруг.
   Дерево. Не живое. Предметы из дерева. Столько же, сколько городских людей... нет, больше. Магия на них. Городская магия - чужая, опасная. Колдуны. Постарше, чем те трое. Сила другая. Управляли деревянными предметами с помощью магии. Дерево превратилось в золу, магия разлетелась по воздуху. Колдуны сбежали. Городские воины, девочка, трое юношей-магов и Тиселе - остались.
   Это было давно. Почти две недели назад.
   А теперь...
   Существо, в которое превратилась леди Элесит, зарычало еще громче.
   Человек. Маг. Один из тех, что управлял деревом тогда и сбежал вместе со всеми. Нет. Не один из тех. Похожий. Магия такая же. Следит. Боится. Враг. Не собирается нападать, но...
   Слишком боится. В панике. В его душе зреет желание ударить. Магией. Смертельной магией. По ним. Как он смеет?!
   - Чужак, - прорычала Элесит и метнулась в сторону зарослей, где засел шпион. Нервы мага не выдержали. Ужасно закричав, он швырнул в сторону женщины смертоносное заклинание. Леди даже не остановилась. Защита от городской магии отбросила заклинание потоком чистой Силы. Шпиона вынесло из зарослей, где он прятался и швырнуло на землю. Оглушенный маг лежал на земле, не в силах пошевелиться. К нему летящими прыжками приближалась озверевшая Хозяйка леса.
   Когда охотницу и ее жертву разделял один, от силы два прыжка, в игру вступил третий участник. Страж, до того безразлично стоящий рядом, метнулся к потерявшей над собой контроль жене. То расстояние, на которое Элесит потребовалось десять прыжков, он преодолел за один и успел поймать леди за руку.
   - Проваливай отсюда, дурак! - закричал страж шпиону.
   - Пусти, - взвыла Элесит. - Он первый напал, он мой!
   Она отчаянно забилась, пытаясь вырваться. Страж резко дернул руку, заламывая за спину. От боли леди упала на колени, но не перестала вырываться.
   - Пусти, гад! Убью!
   Пришедший в себя шпион осторожно поднялся на ноги и сделал неуверенный шаг прочь. Элесит задергалась еще сильнее, не обращая внимания на режущую боль в руке. У нее как будто прибавилось сил. Завернутая за спину рука стала разгибаться, еще немного - и Орсег отлетит в сторону, а там одним прыжком добраться до презренного шпиона...
   Орсег собрал все свои силы и повалил жену на землю. Прижал всем телом, не давая высвободиться.
   - Да проваливай ты, смертный! Убирайся или примешь страшную смерть.
   - Отпусти-и-и, - в бессильной ярости проскулила Элесит.
   Шпион наконец-то очухался, бросился бежать и быстро скрылся в зарослях. Вскоре появился снова, верхом на лошади.
   - Ухо-о-оди-и-и-ит! Пусти, добром прошу!
   Орсег ничего не ответил, следя, как перепуганный всадник скачет мимо дома, к дороге. Дурак, не знал, что ли, за кем следил?
   Страж опустил взгляд вниз и вздрогнул, увидев, как на него непрощающе смотрят дымчато-зеленые глаза: голова его жены оторвалась от земли и развернулась к нему на удлинившейся гибкой шее. Элесит приоткрыла рот, обнаружив за губами змеиные зубы. Из горла чудовища вырвалось шипение.
   Страж отпрянул назад, тем самым дав жене возможность упереться в землю руками. Шпион сдуру оглянулся назад, закричал от страха и чуть не свалился с лошади. А существо, в которое превратилась леди Элесит, обернулось на крик и злорадно захохотало.
   Страж воспользовался тем, что его жена отвлеклась, схватил ее за плечи и с силой встряхнул. Голова мотнулась на слишком гибкой шее, ударилась лбом о землю. Страж прижал голову к земле, наклонился и шепнул в самое ухо: "Ашатан!"
   Одно слово. Имя. Истинное имя его жены. Шея существа укоротилась до нормальных размеров, исчезли змеиные зубы, погас зеленый блеск глаз, пропала нечеловеческая сила, сгинула смертельная злоба, заставляющая Хозяйку леса рваться к магу.
   Заклинательница Госпожа Ашатан дернулась в последний раз и затихла.
   Страж молча ждал, продолжая прижимать тело жены к земле. На всякий случай.
   Наконец Элесит завозилась.
   - Псих, - слабым голосом произнесла она. - Настоящий псих. Отпусти меня немедленно.
   Страж тут же откатился в сторону и выжидательно посмотрел на жену. Она с трудом села и принялась отряхивать одежду.
   - Ну, как так можно? - ворчала она. - Обещал же так не делать! Чуть руку не вывихнул, потом лицом в грязь тыкал, имя еще... Псих. Ненормальный.
   Леди Элесит посмотрела в ту сторону, куда ускакал шпион.
   - Ушел, не догнать теперь, - огорченно прокомментировала она. - И что мы теперь будем делать?
   - Двигаться дальше, в Замок Огненного Ордена, - спокойно ответил муж. - У тебя есть другие предложения?
   - Но он же следил за нами! Он - из этой банды и наверняка донесет своим подельникам...
   - Госпожа, когда я просил, чтобы ты забыла о Силе Заклинательницы, я имел в виду только магические способности. Ты перестаралась, выкинув из головы еще и все, чему тебя учили этнографы.
   - Прекрати надо мной издеваться! Это ты виноват, что преступник ушел!
   - А я не издеваюсь. Просто обращаю внимания моей леди на упущенные ею моменты.
   - Что ты имеешь в виду, скажи прямо!
   Страж вздохнул.
   - Госпожа моя, этот человек ушел, что весьма прискорбно. Но ни твое, ни мое начальство не будет радо, получив вместо допрошенного преступника загрызенного.
   - Да на что это ты намекаешь?
   - На то что ты, Госпожа, проходишь трансформацию и не в состоянии контролировать свои действия. Я ведь с самого начала был против этой экспедиции.
   Орсег внезапно потерял терпение и заорал:
   - Ты, дура, не понимаешь, во что превратилась! Ты бы этого человека разорвала на мелкие кусочки! И заодно - лошадь! И меня! И все живое вокруг! Ты же спятила, совершенно спятила, рычала, как бешеная и рвалась этого идиота загрызть!
   - Да с чего ты взял? - неубедительно возразила Элесит. - Ничего бы с ним не сделалось...
   - Я взял?! Я взял?! Да ты бы себя со стороны видела! Не человек, монстр! Глаза светятся, зубы, как у гадюки, шею вытянула, вот-вот вцепишься! Даже я испугался, чего с того придурка спрашивать! Как его удар не хватил на месте!
   - Скажешь тоже... Себя будто не видел во втором облике...
   - Видел. Ну и что? Разве я в этом состоянии теряю контроль над моим разумом? Разве я кидаюсь на окружающих?
   Элесит ссутулилась.
   - Нет, - тихо ответила она. - Что, так все время будет?
   Страж подсел рядом, обнял жену за плечи.
   - Только пока трансформация не закончится. До того пообещай слушаться меня во всем и ничего не делать без моего разрешения. А то в следующий раз мне тебя не удержать, ты быстро овладеваешь новой силой и не контролируешь ее.
   Леди покаянно кивнула, но тут же довольно хихикнула.
   - Что, страшно было? Как я тебя!
   Страж только головой покачал. Когда трансформация закончится, его Госпожа станет более человечной, но, наверное, никогда не будет такой, как до обряда.
   - Ладно, Госпожа, пойдем, нечего на земле рассиживаться.
   Он легко поднялся на ноги и протянул руку жене. Леди было ухватилась, попыталась встать, но тут же без сил опустилась обратно и жалобно посмотрела на мужа.
   - Не могу. Устала... с места не могу сдвинуться... слабость какая-то...
   - Не какая-то, - наставительно произнес страж, - а естественные последствия перенапряжения сил. Думаешь, это так легко, облик менять?
   - Но у тебя же получается...
   - Госпожа, во время трансформации многие твои особенности усиливаются. Потому что Сила Хозяйки леса еще не усвоилась и лежит на поверхности, только руку протяни. Но ты, твое тело не становится от этого сильнее или выносливее. На своей территории ты бы получила помощь от леса, но тут чужая земля. Ты использовала больше способностей, чем дано человеку. Вот результат.
   - Но после колдовства такого не бывает... - жалобно протянула Элесит.
   - Не бывает! Потому что ты очень сильная волшебница. Но как Хозяйка леса ты даже не гусеница - личинка! А замахиваешься на самые сложные изменения! Госпожа моя, еще раз повторяю: слушайся меня во всем, если не хочешь, чтобы такое повторилось! Во всем, поняла?! Не молчи, отвечай - поняла?!
   - Поняла, - неохотно ответила Заклинательница. - Не кричи на меня.
   - Ты и не такое заслужила, - буркнул страж, но тут же осекся, поймав взгляд Элесит. Благородная леди сидела на земле, испачканная и чумазая, и смотрела на него с немой мольбой.
   - Ладно, Госпожа, прости, погорячился. Не обижайся.
   Леди шмыгнула носом, загоняя внутрь всхлипывания.
   - Что теперь?
   - Пойдем дальше... Ах, да, ты же не можешь идти. Ладно, - произнес страж, наклоняясь к жене и подхватывая на руки. - Держись крепче, будем в Замке быстрее, чем твой шпион доскачет до шахты.
   Подобрал сумки, брошенные неподалеку, прижал к себе Элесит и рванулся с места. Благородная леди завизжала и спрятала лицо на груди у мужа, не в силах смотреть, как мимо проносится дорога и растущие на обочине заросли. Страж не рассказывал ей, что может бежать со скоростью призовой лошади.
   Глава 8
   - Что скажешь? - напряженно спросил маг.
   Тиселе поморщилась и скосила глаза на трясущегося от страха разведчика. Вийник понял намек и отослал бедолагу из кабинета.
   - Уходить вам надо, - без предисловий сказала бывшая ведьма.
   - Я пока не просил совета. Что ты думаешь об этой истории?
   Девушка недобро усмехнулась.
   - Чего ты ждешь? Хочешь, чтобы я сказала - твой человек сошел с ума или его поймали и допросили, а он боится признаться, вот и лепит эту невероятную историю?
   Вийник смущенно кивнул, но продолжал выжидающе смотреть на отлученную заклятую.
   - Похоже на правду, - сжалилась Тиселе.
   - Так бывает? - не сдержал удивления колдун. - Девушка превращается в чудовище, отражает смертельное заклинание, не приложив к тому никаких усилий? Сбивает взрослого мужчину с ног и рвется растерзать? Так бывает?
   Тиселе кивнула.
   - Ты позвал меня присутствовать при рассказе. Думаешь, я знаю, о ком идет речь? И скажу тебе?
   - Было бы очень неплохо. А позвал я тебя, потому что в Варусе ходят слухи про разных... существ, меняющих облик. Похожих на лесных духов из сказок. А ты их видела, если я правильно понял записи Залемрана.
   При упоминании этого имени Тиселе помрачнела.
   - Да. Ты прав. Это лесные духи, стражи, - тяжело ответила она.
   - И что они делают так далеко на севере?
   - Ищут тебя? - предположила девушка.
   - Тиселе, мне не до шуток!
   - А почему ты думаешь, что я шучу?
   - С чего бы духам леса идти искать меня и именно на севере?
   - Духам леса вообще - не знаю, - невозмутимо ответила Тиселе. - А эти служат вашему королю и наверняка расследуют что-нибудь такое. Например, собираются осматривать твою аномалию.
   - Ты знаешь, кто они? Откуда, Тразен ничего толком не рассказал!
   - Во-первых, он сказал, что их было двое. Во-вторых, они были в зеленом и глаза у женщины тоже зеленые. В-третьих, женщины стражей почти никогда не меняют облик, и никто не знает, могут ли вообще. В-четвертых, отразить заклинание может только Заклятая, а не Хозяйка леса. Получается, женщина была и тем, и другим.
   - И кто это?
   Тиселе заколебалась.
   - Скажи, это может быть очень важным! Должен же я знать, кто к нам приближается.
   - Ты можешь требовать от меня чего угодно, я же обещала, - медленно ответила бывшая ведьма. - Но ей я клялась в верности. Она... она простила мне страшную вину и помогла, когда я уже ни на что не надеялась...
   Вийник смерил девушку подозрительным взглядом.
   - Тогда скажи, почему ты думаешь, что она ищет меня?
   - Она сама мне это сказала, - просто ответила Тиселе.
   - Сказала?!
   - Ну, тогда она не знала, что ты - именно тот человек, которого она ищет, но наверняка разобралась, в чем дело. Она знает, что это ты изобрел машину в Варусе.
   - И зовут ее леди Элесит, - подхватил Вийник. - Этнограф не помню какой категории, личный помощник начальника Ведомства.
   - Откуда ты знаешь? - Теперь уже удивилась Тиселе.
   - Да уж несложно соотнести все, что ты наговорила с тем, что сам знаю. Значит, леди Элесит не только Заклятая, но и... как ты ее назвала? Хозяйка леса? И со своим ручным чудо... стражем идет сюда?
   - Да, только он не только ее страж, но и муж. И сейчас она еще большее чудовище, чем он.
   - И ты советуешь нам бежать?
   - Я не знаю, что ты еще можешь сделать. Леди Элесит - Заклинательница, ее не остановить никакими чарами. А если она правда меняла облик...
   - То что?
   Тиселе снова заколебалась.
   - Я ничего точно не знаю, но сейчас она... очень опасна. Она превращается в Хозяйку леса и пока длится изменение, теряет свою человечность. Если она выйдет из себя...
   - Хочешь сказать, она снова превратится в чудовище?
   - Если не хуже. Она же может сочетать второй облик и магию Заклинательницы. И тогда...
   - Что?
   - Тогда ее никто не остановит.
   Вийник прищелкнул языком.
   - Ты так говоришь, потому что она тебя победила в Варусе? Боишься?
   - А если бы и так! - обиделась девушка. - Леди Элесит почти не владела магией, но сумела меня победить, а ведь у меня были две Силы - ее и моя! Власть Заклинательницы - абсолютная, она просто говорит, чего хочет - и все происходит по ее слову! Теперь она вернула себе свою Силу и добавила к ней возможности Хозяйки леса! Думаешь, ты сможешь ее остановить?!
   - Остановить-то, может, и смогу, - задумчиво ответил Вийник. - Только вот какой ценой...
   Тиселе побледнела. Принесенные в Келете клятвы требовали обеспечить безопасность Элесит. Безопасность любой ценой. Но и Вийнику она обещала...
   - Нет, не люблю я этих столкновений, - как ни в чем ни бывало продолжил маг. - Я вообще стараюсь в убийствах не пачкаться. А то за мной по всей стране будут гонятся этнографы, стражники, теперь еще и Заклятые со стражами... Лучше уж уйти, а потом начать все на другом месте. Сколько у нас времени до ее прихода?
   Девушка пожала плечами.
   - Пока дойдет до Замка, пока соберется сюда... Послезавтра, наверное, нагрянет.
   - Послезавтра? Они же пешком идут! Там еще полтора дня пути!
   - Никогда нельзя знать наверняка, если речь идет о Хозяйке леса.
   - Ну, дела... теперь я понимаю, почему ты советуешь мне убираться.
   - Не просто советую. - Тиселе ухватила за рукав собравшегося уйти раздавать приказы волшебника. - Вийник, я против Элесит не пойду. Она - моя названная сестра, ей принадлежит моя жизнь. И она страшнее, чем все, что ты можешь себе представить. Никакие машины не остановят Хозяйку леса, если она выйдет из себя.
   - Да понял я, понял, - недовольно проворчал маг, выдирая рукав из цепких пальцев девушки. - Завтра еще поработаем, нам немного осталось. А к вечеру начнем эвакуацию, раз к нам такое страшилище идет. Отвести глаза твоей "сестре" не удастся, мирно остановить не получится - значит, мы уйдем. Не хватало нам еще с Этнографическим Ведомством поссориться. Завтра жду тебя в лаборатории, а сейчас разговор окончен.
  
   Замок Огненного Ордена пребывал в смятении. Не готовились к завтрашним опросам ученики, не вели степенные беседы наставники, не упражнялись стражники. Час назад в Замок пришел слегка запыхавшийся человек в зеленой одежде, который предъявил королевскую грамоту на имя сэра Дрвена, рыцаря королевского учета. С ним прибыла его жена, леди Элесит из Этнографического Ведомства, причем ходили упорные слухи, что всю дорогу она проделала на руках у мужа. Так это было или не так, но леди едва держалась на ногах и была немедленно водворена в предоставленную Орденом комнату. А рыцарь королевского учета пошел беседовать с братом Танито, отвечающим в Замке за безопасность.
   Весь Орден, включая настоятеля, изнывал от любопытства, ожидая результатов беседы. Наконец дверь отворилась и сэр Дрвен показался собравшимся магам.
   Держался Орсег безукоризненно, никому и в голову не могло бы прийти, как ему неприятно пребывать в оплоте огненного колдовства, причинившего немало вреда его народу. Равно как и не была заметна "небольшая" пробежка, за которую страж преодолел полтора дневных перехода с женой и сумками на руках. В Замке пытались угадать, куда рыцарь королевского учета дел свою лошадь и не прячет ли он животное в кармане. Удовлетворять любопытство смертных, пусть и владеющих Силой, Орсег не собирался. Он поклонился всем присутствующим и хотел было уйти к Элесит, но его удержали.
   - Сэр...
   - Дрвен, - подсказал страж. Перед ним стоял молодой маг. Не огненный и то ладно. Большой запас Силы, но, чувствуется, колдун редко ею пользуется. Высокий, худой, лицо напряжено, словно человек недавно потерял кого-то близкого или не может решить самый важный для себя вопрос.
   - Сэр Дрвен, - снова начал человек. - Я слышал, вы прибыли для исследования "дыры магов" и хотел бы...
   - Может быть, завтра? - мягко спросил Орсег. Он не устал, но не хотелось надолго оставлять Элесит одну. От нее и в нормальном состоянии можно ожидать чего угодно, а уж во время трансформации...
   - Завтра? - непонимающе переспросил маг. - Ах, да, завтра! Понимаю, вы только с дороги... Я просто хотел представиться и... кое-что пояснить.
   Страж скрипнул зубами. Сколько он знал людей, вбив себе что-то в голову, они не останавливались, пока не получали желаемого. Роль рыцаря королевского учета обязывала к внимательному отношению к возможным источникам информации... скорее бы вернуться в лес и не связываться со всеми этими розыскными делами!
   - Я вас слушаю, - вежливо сказал Орсег.
   Маг, казалось, смутился еще больше.
   - Мое имя Залемран, я отвечаю за пожарную безопасность в здании Коллегии в Карвийне.
   - А! - вспомнил страж. - Вы писали моей жене о мастере Вийнике, верно?
   Молодой маг вздрогнул.
   - О мастере Вийн... Так это был он! - Залемран оглянулся по сторонам. - Мы не могли бы поговорить где-нибудь в другом месте?
   - Обязательно, но только завтра.
   - Но мне необходимо...
   - Мастер!
   Еще три мага. Моложе Залемрана на несколько лет. Тоже Силы немерено, причем готовы выплескивать ее по поводу и без повода. Могут быть опасным. На Залемрана смотрят с уважением и опаской, на Орсега - с недоверием и интересом. Не те ли коллегианты, о которых рассказывал бывшая ведьма?
   - Мастер, это тот самый рыцарь учета?!
   - Я... он... э... - смутился Залемран.
   - Тот или не тот - не знаю, но мое имя - Дрвен и я рыцарь королевского учета, - с холодной учтивостью ответил молокососам Орсег. - А с кем я имею честь?
   Мальчишек охватил восторг.
   - Сэр, мы!..
   - Это ученики магической Коллегии, - поспешно перебил Залемран. - Теф, Пас и Мок. Прибыли сюда для работы над шедевром.
   На лицах у юношей ясно читалось желание спросить, где у сэра рыцарский конь, доспехи и оружие и нельзя ли это все потрогать. По крайней мере, так решил раздраженный излишним вниманием Орсег.
   - Вот в связи с их работой я и хотел вас побеспокоить, - продолжил Залемран.
   - Я ничего не понимаю в магии, - покривил душей рыцарь учета и повернулся, чтобы уйти.
   - Но они собирались исследовать "дыру магов! - воззвал Залемран.
   Орсег остановился. Повернулся к пожирающим его глазами волшебникам.
   - Очень рад, - отчеканил он. - В таком случае завтра после завтрака мы с женой обязательно выслушаем ваши показания. А сейчас позвольте мне удалиться - я очень устал, да и не хочу оставлять леди Элесит одну, ей нездоровится.
   Оторопевшие маги кивнули, а довольный эффектом своей речи Орсег поспешил прочь, пока они не опомнились.
   - Да, кстати, - остановился он на повороте. - А где сейчас Тиселе?
   - Ее украли! - трагическим тоном ответили коллегианты и бросились было догонять стража, но он махнул им рукой и поскорее ушел. Надо же! Украли Тиселе! Вот уж не позавидуешь кому-то...
  
   Выделенная Орденом комната была пуста.
   Орсег устало прислонился к косяку. В воздухе не висел запах борьбы и опасности, значит, его ненормальная жена ушла по своей воле. А когда они пришли в Замок, Элесит едва на ногах держалась! Где она силы взяла?
   Этот вопрос очевиден. В комнате звенел отголосок волшебной музыки. Леди Элесит изволила петь. Остается надеяться, что она звукоизолировала помещение, а то голос у его Госпожи... не особенно певческий. Вряд ли невольные слушатели были в восторге. Орсег разозлился. Магия музыки сродни ведьминской, только никто при этом не теряет Силу, а сама волшебница приобретает. Но Элесит измотала себя днем и теперь нуждается в одном - полноценном отдыхе. Ей отсыпаться нужно! А она магией балуется.
   Орсег мысленно пообещал устроить неугомонной жене "веселую" жизнь и отправился на поиски.
   След привел его в крыло, где размещались кельи воспитанников. В одной из них разыгралась трогательная сцена: благородная леди заботливо утешала зареванную девушку-подростка. Или Хозяйка леса - огненную колдунью. Здесь тоже поработала музыкальная магия, хотя Орсег не смог навскидку определить, что именно Элесит тут наколдовала.
   Кажется, он успел вовремя.
   - Так, - мягко проговорила Элесит. - А теперь возьми себя в руки и расскажи, что случилось после того, как Тиселе пришла в Замок.
   - А драка на дороге?
   - Про драку в другой раз. Сейчас расскажи самое главное.
   Элесит торопливо огляделась, но Орсега не заметила.
   Девочка принялась сбивчиво рассказывать. Как трое коллегиантов и Тиселе через неделю после прибытия оправились искать "дыру магов". Как днем прибыл Залемран, услышал, что "экспедиция" уже вышла, переменился в лице, подробно расспросил девочку и бросился искать всю компанию. Коллегианты вернулись к ночи, а Залемран и Тиселе только к утру.
   - Я отправилась их искать и нашла, только они уже из шахты вылезли.
   - Искать? - поразилась леди. - Зачем?
   - А если бы с ними что-то случилось?
   - Но они же взрослые люди, - растерялась леди. - Тиселе никакой маг не страшен, да и мастер Залемран должен...
   - А на дороге их было трое магов! - запальчиво перебила девочка. - И они ничего не смогли сделать! Только я, я одна! А в тот раз Тиселе даже в обморок упала, Залемран ее на руках до Замка донес!
   Страж отметил про себя эту странную заботы мага о бывшей ведьме. Хотя чего странного? В Келете Тиселе только о нем и думала, да и письмо мага указывало на знакомство. Значит, это из-за Тиселе у мага был такой вид, словно он кого-то потерял? Но какой вопрос Залемран при этом решал? Или стражу показалось?
   - А откуда ты знала, куда идти? - внезапно задала вопрос Элесит. Орсег, незаметно притулившийся у косяка снаружи, одобрительно кивнул. Правильно. Ему бы такой вопрос в голову не пришел - он, как правило, знает, где кого искать... Нет, конечно, прошлым летом он не мог сам найти Госпожу, пришлось просить Заклятых. Но тогда Госпожа пряталась в городах, да и вообще...
   - Так я же знаю! - искренне удивилась девочка. - Всегда знаю, где Тиселе. Она же магию притягивает, а у меня огненная Сила заблокирована, мне не подчиняется, вот к Тиселе и тянется. А я за ней иду.
   - Это ты сама такое объяснение придумала?
   - Нет, мастер Залемран сказал... - растерялась огненная колдунья.
   - Это его идея про притяжение Силы и Тиселе?
   - Кажется, да. Они вместе это объясняли...
   - Понятно, я с ним потом поговорю. Но мы отвлеклись. Ты их нашла и что? Вы вернулись в Замок?
   - Да, только по отдельности, я влезла в окно - меня Тис научила, а мастер принес Тиселе через главный вход. На следующий день они весь день совещались и решили больше в шахту не ходить. А еще на следующий Тиселе сказала, что есть средство, чтобы лучше по стенам лазить. Я выпила, когда ужинала, потом пошла к себе спать, а потом проснулась только вечером. Мне сказали, я почти сутки проспала. И мастер Залемран - тоже. А потом мастер сказал, что это сделала Тис.
   Девочка хлюпнула носом.
   - Почему? Мастер сказал, раз усыпила, значит, хотела как лучше. Что она за меня беспокоилась, боялась, что снова искать буду. И в беду попаду. Но его-то за что? Он так обиделся! Когда мы проснулись, мы сразу искать пошли.
   - Мастер взял тебя с собой? - педантично уточнила Элесит.
   Или ты сама увязалась? - мысленно закончил вопрос Орсег.
   - Взял, - подтвердила огненная колдунья. - Сказал, что лучше я с ним пойду и помогу в случае чего, чем одной куда не надо соваться. И заставил пообещать, что, если будет опасно, я убегу и позову на помощь. Только я бы не убежала! - горделиво закончила девочка.
   Элесит только головой покачала, заниматься воспитанием посторонних подростков не входило в ее обязанности. Орсег подумал, что девочке надо вправить мозги, пока не натворила бед... неудивительно, что Тиселе поспешила усыпить ребенка, от такой никакой пользы, кроме вреда... Кстати, если они пойдут искать бывшую ведьму, то колдунью придется взять с собой. О, нет!.. Только не хватало в ходе операции опекать ребенка с героическими наклонностями. Утешает только то, что они уже знают, чего от девочки ждать и полагаться на обещания не будут.
   - А потом?
   - Мы только подошли, - послушно продолжила девушка, - а они уже выходят. Теф потом сказал, они должны были вернуться до того, как мы проснемся. Сделали бы вид, что не при чем тут. Мастер очень на них рассердился, с Тиселе вообще не хотел разговаривать. А потом она поползла назад, в шахту...
   - Поползла?
   - Ну, ее потащило. Мы туда бросились, но дверь закрылась. Мастер и ребята говорили - не было там двери, но она закрылась... А мы остались.
   - И все?
   - Потом нам сказали, что вы придете и до того нельзя в шахту ходить. Мастер очень сердился, но не стал спорить. Ребята переживали. Тарс у входа своих людей поставил, вот они и не ходили. Мастер места себе не находит... - Девочка понизила голос до драматического шепота. - Он считает, что сам во всем виноват!
   - Он так сказал?
   - Нет, но по нему видно... - растерялась девочка.
   Скорее всего, сказали те мальчишки, которые вместе с Тиселе в шахту совались, предположил Орсег. А девочка повторяет с чужих слов.
   - И что теперь?
   - Я пробовала ее искать, - честно призналась колдунья. - Но за мной стали следить после всех побегов... Вы ведь найдете Тиселе, правда? Вы ее спасете?
   Орсег решил, что услышал достаточно, и шагнул в комнату.
   - Возможно. Но для этого леди необходимо отдохнуть.
   Пойманная с поличным леди испуганно вскрикнула. Видно, тоже надеялась успеть вернуться к себе до его прихода. Огненная колдунья кричать не стала, только замерла на месте, уставившись на рыцаря королевского учета. Тоже, наверное, интересовалась, где конь и доспехи.
   - Ор, я...
   - Госп... Миледи, вы обещали мне не покидать своих покоев.
   - А ты обещал не оставлять меня ни на мгновение, - с детским злорадством парировала Элесит.
   - Ты на ногах не стояла, а у меня еще были дела, - слегка растерялся Орсег.
   - А если бы на меня напали враги? - сделала страшные глаза жена.
   Девочка тихонько хихикнула. Страж с трудом подавил раздражение. Нет, когда-нибудь он все-таки объяснит жене, что такое повиновение мужу, особенно если он - лесной страж. Когда-нибудь. Но не сейчас.
   - В любом случае, теперь я освободился и мы пойдем к себе, хорошо? Юная леди, надеюсь, извинит нас.
   "Юная леди" не сразу осознав, что так обращаются именно к ней, кивнула. Было в Орсеге что-то такое, что отбивало у огненных магов желание разговаривать. Может быть, плохо скрываемая ненависть. Все-таки, лес и пламя дружить никак не могут.
   Элесит решительно поднялась на ноги... и покачнулась. Орсег поспешил подхватить ее, пока не упала.
   Кикса широко раскрыла глаза, ожидая увидеть, как загадочный рыцарь понесет жену на руках, но сэр Дрвен не доставил девочке этого удовольствия. Бросив на колдунью косой взгляд, он осторожно вывел Элесит из комнаты и закрыл дверь.
   - Ты думаешь, Тиселе и Залемран влюблены друг в друга? - донесся до Киксы голос леди этнографа.
   - Она в него - очевидно. А насчет него - не знаю, не спрашивал.
   Глава 9
   В комнате было тепло и уютно. Под потолком висела люстра, где вместо свечей горели язычки пламени. Не такого, как используют обычные маги: у них "огоньки" - всего лишь сгустки света. А здесь - настоящее пламя, только полученное волшебством. Огненным волшебством. Обстановка была так же проста, как и во многих других предоставляемых комнатах. Две кровати, как в кельях воспитанников. Причем комната в преподавательском крыле явно рассчитана на одного человека и вторую кровать приволокли специально для дорогих гостей. Шкаф отсутствует, есть вешалка в углу и стойка для обуви. Прикроватная тумбочка, пара стульев.
   - Даже письменного стола нет! - возмутилась благородная леди Элесит.
   - А тебе требуется что-то срочно записать?
   - Нет, но есть же какие-то приличия!
   Орсегу было лень спорить, поэтому он только усмехнулся и поднял бровь. За время общения с городской культурой ему не приходилось слышать о связи приличий и письменного стола. Леди только что была насильно уложена в свою кровать, но, как капризный ребенок, засыпать отказывается. Ей плевать, что завтра трудный день, плевать, что она не в состоянии даже сидеть, не то, что стоять или ходить. Зато может говорить и, как ей кажется, может думать.
   - Они должны были предположить, что мне понадобится вести записи! Я же этнограф! А ведение научных записей - глубоко интимное дело. Как я могу работать в каком-нибудь общем зале? Ты еще предложи писать за обеденным столом в столовой!
   - Завтра я с ними поговорю, - пообещал Орсег. - А сегодня тебя самым насущным уже обеспечили: кроватью. Тебе надо спать, поэтому постарайся...
   - Кстати, мы еще не ужинали.
   - Завтра поедим. Спи.
   - А ты?
   Орсег пожал плечами. Леди фыркнула. Похоже, напуганный ее "побегом" муж будет всю ночь сидеть рядом и охранять ее сон. А то ведь жена сбежит куда-нибудь. Например, проберется на орденскую кухню...
   - Ор, ложись спать, со мной все будет в порядке.
   - Сначала ты усни.
   - Мне не спится. Я плохо засыпаю в новом месте.
   Страж с выражением мученика поднял глаза к потолку. Элесит собирается капризничать. И это - взрослая женщина, Хозяйка леса, дипломированный этнограф, доверенное лицо главы Ведомства и жена рыцаря королевского учета? Такое поведение больше приличествует маленькой девочке.
   Благородная леди терпеливо ждала.
   - О чем ты хочешь поговорить? - сдался Орсег.
   - О Тиселе.
   Страж вздохнул.
   - Нет, в самом деле! Все случилось так, как мы думали: Вийник на нее охотился и теперь поймал.
   - Не слишком ли много возни ради найма телохранителя? - не удержался Орсег.
   - Ага! Значит, ты заметил?
   - Ничего я не заметил, - попробовал отпереться страж, но было поздно: леди Элесит уже приподнялась на локте и продолжила, возбужденно сверкая глазами:
   - Если он организовал дорогостоящую операцию по заманиванию Тиселе в Жасан, нападение на дороге, для которого ему потребовалось задействовать многих людей и выдать использование деревянных воинов, а еще - установил потайные двери в шахте и утащил Тиселе прямо из-под носа городских магов... Значит, он рассчитывает на нечто большее, чем примитивная защита от неприятностей!
   - Может, ему угрожают такие крупные неприятности, что Тиселе стала необходима?
   - Глупости! Ее кража принесет ему кучу дополнительных. Даже если он не знает, что мне на нее не плевать, нельзя не понимать, что Залемран обидится на такую наглость!
   - Но Залемран был сердит на Тиселе за...
   - Но Вийник не мог знать, что Тиселе это сделает! Кстати, не понимаю, зачем.
   - Не понимаешь? - хмыкнул Орсег. - Напомнить тебе ссору в гостинице Варуса, когда тебе захотелось лично явиться на базу заговорщиков?
   - Но ведь это не одно и тоже...
   - Ты думаешь?
   - Конечно! У меня были причины так поступить: долг, задание... А Тиселе зачем?
   Орсег пожал плечами.
   - Об этом знает только сама Тиселе. Ты спать собираешься?
   - Но...
   Сильные руки мужа толкнули леди обратно на подушку. Страж подоткнул одеяло.
   - Спи.
   Это уже был приказ. Элесит хотела было возмутиться, но тут широко зевнула, закрыла глаза и заснула.
   Наконец-то, решил муж, осторожно устраиваясь рядом.
   Для надежности не мешало бы леди связать по рукам и ногам и рот заткнуть, но... может быть, на этот раз она никуда не сбежит?
  
   Элесит зевнула еще раз и открыла глаза. В окна лился дневной свет.
   - Проснулась! Завтрак ты уже проспала.
   Глаза Госпожи Заклинательницы наполнились слезами.
   - Правда? И нас не накормят? Придется ждать обеда?
   Страж заскрежетал зубами.
   - Госпожа, я не буду напоминать тебе, что ты можешь создать столько пищи, сколько тебе потребуется и на самом деле ею наесться. Я только скажу, что ты плохо обо мне думаешь.
   Элесит засмеялась и протянула мужу руки.
   - Ты договорился с орденской столовой?
   - Естественно, - сухо ответил страж, наклоняясь, чтобы поцеловать жену.
   - Тогда чего мы ждем? Идем завтракать?
   - Мы ждем, Госпожа, когда ты встанешь.
   Элесит отстранила мужа, откинула одеяло и села. За ночь она полностью пришла в себя, исчезла жуткая слабость, боль в перенапряженных мышцах и другие "чудесные" ощущения, которые мучили вчера. Орсег стоял возле кровати (готовый подхватить жену, если она еще не оправилась и не удержится на ногах). Пристально взглянув в его нахмуренное лицо, леди решила не торопиться с завтраком.
   - Ор, ты сердишься на меня?
   - Госпожа?
   - Орсег, ты сердишься?
   - Ашатан?
   Тайное имя произвело свое обычное воздействие.
   - Обещал же так не делать! - взвизгнула Элесит.
   - Как и ты. Вставай.
   - Нет. Ответь на вопрос. Ты сердишься?
   - На что?
   - Ну... на вчерашнее.
   - Ужасно сержусь.
   Плечи благородной леди скорбно поникли.
   - Госпожа, как ты могла поступить так безответственно? Прибегнуть к магии, чтобы восстановить Силу и этой Силой себя поддерживать! Когда ты была полностью истощена - в первую очередь телесно! Госпожа, если ты еще раз позволишь себе подобную выходку - будешь долго болеть. Лежать, не вставая! Потому что, если ты и оправишься после перенапряжения, я просто переломаю тебе ноги. На будущее.
   Элесит только глазами хлопала, выслушивая эту тираду.
   - Это все? Все, из-за чего ты сердишься?
   - А тебе мало?
   Элесит только руками развела. Трепетная забота мужа о ее благополучии поражала, но новостью не была. Но неужели он забыл...
   - Нет, я не про это. Я про дом у дороги и того шпиона... - Она покраснела.
   Орсег смерил жену пристальным взглядом. "Тот случай не стоит того, чтобы о нем вспоминать".
   - Не будем об этом.
   - Значит, сердишься?! Прости...
   - Госпожа, я не сержусь. Ничего страшного не случилось, никто не пострадал. Ты получила хороший урок и впредь, надеюсь, будешь лучше себя контролировать. И не будем об этом.
   - Но...
   - Сейчас же не встанешь - оставлю без завтрака и без обеда! Делать тебе, Госпожа, нечего, на голодный желудок заниматься моральными терзаниями!
   Леди пренебрежительно фыркнула. Как же, оставит! Небось уже двойную порцию для нее выхлопотал.
  
   Для Киксы день не задался с самого утра. Когда оказалось, что вместо того, чтобы обсуждать с прибывшими специалистами спасение Тиселе, девочка должна идти на занятия. Какие все-таки наставники Ордена бесчувственные!
   Вчера благородная леди со своим мужем произвели на Киксу неизгладимое впечатление. Девочка тогда тайно прокралась к покоям, отведенным для гостей и, обмирая от страха, заглянула внутрь. Про леди Элесит она немного слышала от Тиселе и сильно надеялась, что та не станет жаловаться наставникам.
   Увиденное заставило девочку глубоко пожалеть о своей храбрости.
   Благородная леди сидела на полу, прислонившись спиной к кровати. Благородная леди выглядела так, словно умерла несколько часов назад. Глаза благородной леди сияли насыщенным зеленым светом. Благородная леди меньше всего походила на человека. Больше на чудовище из страшных сказок. Полумертвое, но еще опасное. В воздухе, казалось, звенели отголоски затихающей музыки.
   Увидев девочку, Элесит понимающе кивнула и произнесла несколько слов.
   Ее голос был ясный и отчетливый, но даже ради спасения своей жизни Кикса не смогла бы повторить то, что сказала леди. Огненная колдунья попятилась назад, но тут леди хрипло сказала:
   - Заходи, девочка. Я рада, что ты пришла сегодня. Тебя зовут... Кикса, не так ли?
   - Д-да, - призналась колдунья, заходя внутрь. - Откуда вы знаете?
   - Мне про тебя рассказывала Тиселе, - улыбнулась Элесит. С каждой минутой она словно оживала: исчезали страшные синяки под глазами, впалые щеки слегка округлились, на лице появился румянец, зеленый блеск пропал, скрытый карим туманом. - И закрой, пожалуйста, дверь.
   - А-а... - невнятно отреагировала Кикса, выполняя приказ.
   - А меня зовут леди Элесит, - дружелюбно представилась женщина. - Ты, наверное, знаешь, что я - королевский этнограф и приехала вместе с мужем расследовать "дыру магов", а также случаи незаконного волшебства. Так что случилось с Тиселе?
   Кикса от удивления выпучила глаза.
   - От-откуд-а вы знаете?
   - Я полагаю, если бы с ней было все в порядке, она вышла бы меня встречать. К тому же... у меня есть свои методы проверить. Так что случилось?
   Девочка всхлипнула.
   - Ну-ну-ну, не плачь. Она жива?
   - Д-да... наверное... Я не знаю!
   - Не знаешь? То есть ее нет в Замке?
   - Нет, она... ее... ее украли!
   - Все-таки, - хладнокровно отреагировала леди. - Да, неприятно, я на нее рассчитывала... Эй, ты чего? Прекрати разводить воду и скажи-ка мне...
   В коридоре послышались шаги. И Элесит, и Кикса одинаково вздрогнули, прислушиваясь к звукам. Но, кто бы ни проходил по коридору, комнатой леди Элесит, он не интересовался и прошел мимо.
   Леди первая стряхнула оцепенение.
   - Какая я глупая, - нервно рассмеялась она. - Ведь понятно, что это не может быть он... его-то я бы сразу узнала. Вот что, Кикса, как ты смотришь на то, чтобы покинуть это помещение? Поговорим, например, в твоей комнате, хорошо?
   Они тогда долго разговаривали с благородной леди, пока не явился сэр Дрвен и не увел жену отдыхать. Видимо, его появления испугалась леди, когда поторопилась покинуть свою комнату. Странная они пара...
   Но огненная колдунья быстро выкинула из головы мысли о странностях благородной леди и ее мужа, гораздо важнее найти способ сбежать с занятий, чтобы принять участие в обсуждении спасения Тиселе. Если бы за ней еще не следили...
  
   Залемран с недоверием посмотрел на сидящую за столом молодую женщину. Конечно, ее неоднократно описывала Тиселе и один раз - сыщик, но все-таки маг не ожидал увидеть перед собой существо столь юное. Хозяйка леса, Заклинательница - эти слова вызывали ассоциации с чем-то более величественным. Леди Элесит была примерно роста с Тиселе, немного пошире ее в кости. Красивое лицо светилось детской наивностью. Волшебное могущество никак не отражалось на внешнем виде благородной леди. Обычная молодая женщина, красивая, но и только.
   - Позвольте вам представить мою жену, - официально обратился сэр Дрвен к Залемрану и коллегиантам. - Леди Элесит - маги Залемран, Теф, Пас и Мок.
   - Очень рада, - церемонно кивнула Элесит. - Мастер Залемран, я правильно понимаю? А эти достойные юноши еще продолжают обучение?
   Маги подтвердили, что так оно и есть.
   - В таком случае, прошу вас, сядьте и приступим.
   Залемран и коллегианты пододвинули стулья к столу и уселись, сэр Дрвен встал за спиной своей жены с видом профессионального телохранителя.
   - Итак, с чего начнем? - повернулась леди к мужу. - Сначала выслушаем показания, или расскажем о себе?
   Сэр Дрвен кашлянул.
   - Ладно, ты прав. - Она снова повернулась к магам. - Расскажите нам, что случилось. Только с самого начала. Как каждый из вас познакомился с Тиселе, и как развивались ваши отношения. Учтите, я буду перебивать.
   Свое обещание благородная леди сдержала. Она перебивала магов на каждом слове, постоянно уточняла какие-то вопросы, старалась выведать то, что маги не хотели говорить или то, что они забыли. Сэр Дрвен стоял за ее спиной с каменным лицом. По существу, Залемрану стоило возмутиться, ведь основные полномочия даны не леди, а ее мужу, так что допрашивать Элесит не имела права. Но, с другой стороны, какая разница, будет ли леди говорить сама или шептать нужные слова на ухо сэру Дрвену?
   Через пару часов Залемран чувствовал себя выжатым, как половая тряпка. Коллегиантам было чуть легче, их спрашивали меньше и не кого-то в отдельности, а всю троицу, так что они могли отвечать по очереди.
   Появление Тиселе в Карвийне, ее нападения на дома волшебников, на профессора Брана, провокация коллегиантов, поступление на работу в Коллегию, отношения с будущими магами - вообще и конкретно с этими тремя. Разговоры, которые вели Тиселе и Залемран, эксперименты Тефа, Паса и Мока, приезд Вийника, что по этому поводу сказала бывшая ведьма, ее предложение мальчикам, совместные занятия, ведьмина сила, "поединок" юношей с профессором. Поиск переноса защитных способностей Тиселе на другие объекты, скандал с экзаменами (в нем мальчишки признавались неохотно), путешествие на север, столкновение с Вийником, пропажа Тиселе, встреча, приезд в Замок, решение исследовать дыру магов, запрет Залемрана.
   - Так я, в общем-то и предполагала, - сухо подытожила Элесит. - Значит, она настояла на том, чтобы обязательно пойти в шахту и взялась обеспечить... безопасность предприятия?
   - Ну... да, - подтвердил Теф.
   - Прекрасно. Вывела вас из всех ловушек и сама сгинула в шахте?
   Юноши покраснели.
   - Мы просто не успели заметить, - обиделся Мок.
   - Ага, - противным тоном согласилась леди. Она, в отличие от Тиселе, считала, что первейшая задача мужчины защищать женщину, а тут - четверо взрослых магов одну девушку проворонили! А ведь Тиселе находится под покровительством Элесит! Орсег подозревал, леди корит себя за то, что не успела предотвратить похищение, но точно не знал. - Вы не успели. И вы, конечно, не замечали, как опасность следовала за вами по пятам в шахте, верно? Такими вещами в вашей банде занималась Тиселе?
   - Госпожа... - предостерегающе произнес сэр Дрвен. Леди быстро повернулась к нему и скорчила грозную гримасу. Мол, как я хочу, так и буду себя вести, а ты мне не указ.
   - Я правильно угадала?
   - Мастер! - взвыл Пас. - Хоть вы-то скажите!
   - Мастер? - мгновенно переключилась Элесит. - Вы можете что-то добавить?
   - Да... нет, - вздохнул маг. - Меня очень задело, что Тиселе меня усыпила и отправилась на исследование этой проклятой шахты. Как только я проснулся, я отправился искать Тиселе и учеников. Боялся, что с ними что-нибудь случилось. Когда я подошел к шахте и увидел, как все они выбираются из шахты, целые и невредимые... - Залемран опустил голову. - Я рассердился. Рассердился на ребят, которые... хм... перешли всякие границы. На Тиселе, которая... хм, злоупотребила моим доверием. Я... наверное, напугал ее. Раньше я никогда не сердился... хм... на Тиселе. А, может, она была не в силах двигаться, шахта действовала на нее очень... негативно. Потом ребята рассказали мне, каким опасностям они подверглись. Я, правда, все равно не понимаю, почему она так...
   - Какие у вас были отношения?
   - Что? - вскинулся маг, но вопрос предназначался не ему.
   Коллегианты развели руками.
   - Нормальные были отношения, - за всех ответил Теф. - Тис нам помогала, мы ей немного. Она, конечно, все время ругалась на нас, говорила, что мы неприспособленные, дразнила даже... Но мы не обижались, верно я говорю?
   Остальные юноши подтвердили его слова.
   - И все?
   - Все вроде.
   Леди смерила их пронизывающим взглядом и перевела внимание на старшего мага.
   - А у вас?
   - Миледи, я не понимаю, зачем вам надо...
   - Я хочу знать.
   - Миледи, я бы не хотел...
   - Мастер, мне лучше знать.
   - Госпожа, может, нам лучше...
   - Я настаиваю.
   - Мы пошли, - вскочил Теф. - Вернемся после обеда. Можно?
   - Прошу вас, - кивнула леди. Коллегиантов как ветром сдуло. - Теперь вы скажете?
   - Я действительно не понимаю, зачем вам это знать, - перестал сдерживать свое раздражение Залемран.
   Леди хмыкнула.
   - Вы требуете, чтобы мы с сэром Дрвеном не просто разобрались в ситуации, но и вернули вам лично Тиселе. Вот я и пытаюсь понять, будет ли она рада от такого вмешательства.
   - Что вы имеете в виду? - побледнел Залемран.
   - Что слышали, - огрызнулась Элесит. - Если девушка готова пойти на верную смерть, то очень интересно узнать, кого она оставляет позади. И почему.
   - Да как вы смеете?! - вскочил Залемран.
   К удивлению Элесит, страж остался стоять на месте. Да еще сжал ей плечо, мол, не дергайся.
   - Если я ошибаюсь, просветите меня, - холодно проговорила леди.
   Залемран сел.
   - Простите, я не сдержался.
   - Сколько я знаю, - сухо сказала Элесит, - для Тиселе ваша безопасность значила очень и очень многое. В Келете она чуть не погибла, когда вообразила, что ваша жизнь под угрозой. Вы помните, она пропала, а на ваших учеников напали в Кеторе? К Тиселе тогда пришел мощный прилив Силы. Она подумал, что напали на вас или на ее товарищей. Но от них Сила продолжала поступать и она беспокоилась за вас. Когда я нашла ее, Тиселе погрузилась в полную апатию из-за невозможности немедленно вернуться и узнать, все ли с вами в порядке.
   - Зачем вы мне это рассказываете?
   - А вы не догадываетесь? Тиселе с ума сходила из-за вас - в буквальном смысле. Вот мне и интересно, что чувствовали вы сами.
   - Это не имеет значения, - отчеканил Залемран.
   - Можете не отвечать. Но тогда не надейтесь, что я сумею вам помочь.
   - Миледи! - взорвался Залемран. - Вас пригласили ради исследования подземной лаборатории! Не для исследования моей жизни! С вашего позволения, я тоже пойду обедать.
   - Зачем ты это сделала? - задумчиво спросил Орсег, проводив взбешенного мага взглядом.
   - Хотела знать, что он к ней чувствует.
   - И как, узнала?
   - А ты что скажешь? - Леди потянула мужа за руку, вынуждая выйти из-за ее спины и сесть на предназначенный ему стул рядом. Страж уселся и притянул жену к себе. - По-моему, он без ума от Тиселе.
   - И очень на нее обижен. А теперь еще и на тебя - за то, что ты донимала его вопросами.
   - Я верю в справедливость. Если бы он был не такой обидчивый, никто Тиселе бы не утащил. Значит, нуждается в наказании.
   - Кто ты такая, чтобы решать?
   - Твоя жена. Хозяйка леса.
   - Леса, моя Госпожа, а не чужих жизней. И здесь не твоя территория.
   - Но Тиселе - моя названная сестра, а он ее обидел.
   - Он ее? Не наоборот?
   - Своим недоверием.
   - Госпожа, какой мужчина смог бы доверять, если девушка сначала принимает ухаживания, а потом его усыпляет, чтобы не путался под ногами?
   - Ты же смог.
   - Я - другое дело.
   - Только такой муж достоин Заклятой. Даже отлученной. Ему придется это понять.
   - Госпожа, когда ты говоришь такие вещи, я тебя боюсь.
   - Почему же?
   - Ты ведешь себя, как Хозяйка леса и Заклинательница, но это позволительно только в лесу.
   Леди только улыбнулась.
   - Ты действительно считаешь, что Тиселе остается в шахте по своей воле?
   - Понятия не имею. Я это просто так брякнула, хотела проверить реакцию Залемрана.
   - И как?
   - Ты же видел. Превзошла все ожидания. Я, правда, одного не пойму.
   - Госпожа?
   - Зачем Тиселе все-таки это сделала? Если она любила его, а он - ее, то зачем надо было соваться в эту дурацкую шахту?
   - А ты?
   - Но Тиселе никогда не отличалась чрезмерным любопытством! И не может быть, чтобы мальчишки для нее так много значили!
   - Госпожа, избавь меня от копания в женской душе! Вспомни лучше прошлое лето.
   - У меня было задание!
   - И приказ никуда не соваться. По-моему, ты бы и в пропасть кинула, лишь бы от меня убежать.
   - Скажешь тоже!
   Когда присланный Орденом воспитанник пришел звать гостей обедать, он был немало шокирован. Если бы об этом спросили самих леди и сэра, они бы клятвенно заявили, что не делали ничего предосудительно... и вообще, некоторым положено стучаться.
   Глава 10
   - Теперь поговорим о наших планах, - предложил сэр Дрвен, когда он, маги, и Элесит снова собрались после обеда. - Я еще раз говорил с братом Танито... - рыцарь королевского учета выдержал театральную паузу.
   - Ор! - разозлилась леди, когда молчание стало нестерпимым.
   - Он сказал, что не может предоставить нам воинов Ордена.
   - Что?! Да как он...
   - А чего ты ждала, Госпожа? Брат Танито категорически отказался отпускать своих людей на борьбу с магами. Его можно понять.
   - Своих людей? - подозрительно переспросила Элесит. - А огненные колдуны?
   - Тоже не пойдут с нами. В замкнутом пространстве огонь причинит больше вреда, чем пользы, - поспешно уточнил страж. - Но они обещали прочесать местность и установить часовых возле выходов из шахты. Собственно, они уже с утра занимаются этим.
   - А заколдованный сад? - вмешался Залемран. - Как они планируют прочесать его?
   - Никак, - скупо улыбнулся благородный сэр. - Сад будет окружен снаружи.
   - Но в шахту мы идем одни? - уточнила Элесит.
   - Одни, Госпожа. Вопрос в том, кто - мы?
   - Надеюсь, ты не оставишь меня одну?
   - Ни в коем случае. Ты пойдешь со мной. Только чтобы ни на шаг не отходила, а то на поводке поведу.
   - Да как ты смеешь! - обиделась Элесит.
   - Кхм, - напомнил о себе Залемран. Супруги с неудовольствием отложили нарождающийся скандал, обычно сопровождающий у них принятие любых решений. - Я тоже хотел бы пойти.
   - И мы, - спохватились коллегианты.
   - А вот вам лучше остаться в Замке.
   - Ма-астер! - взмолился Пас.
   - А почему вы против? - удивилась леди. - Нам не помешала бы помощь еще троих волшебников.
   - Они не закончили обучение и не имеют право использовать магию.
   - А я слышала, что во время подготовки шедевра - могут.
   - В любом случае я как преподаватель Коллегии не могу позволить рисковать воспитанникам.
   - Я думала, они взрослые люди.
   - Ма-астер!
   - Цыц! - прикрикнул сэр Дрвен. - Если уважаемый мастер позволит, в шахту пойдут все присутствующие. Завтра.
   Маги пооткрывали рты, но возражать против бесцеремонного обращения не осмелились.
   - Вот и договорились, - подытожил рыцарь королевского учета. - Теперь следующее: я руковожу этой операцией, поэтому все участники должны подчиняться мне беспрекословно. Это всех касается, не только леди Элесит. Далее. Не будь в этом необходимости, я не стал бы привлекать к этой работе неспециалистов, но один я не справлюсь. Поэтому после операции вы подпишите подписку о неразглашении.
   - Но шедевр... - вякнул Мок.
   - Мы обсудим, что именно не подлежит разглашению. До тех пор прошу каждого дать клятву магов хранить доверенную вам тайну. С этой минуты вы должны молчать обо всем, что будет сказано между нами. Иначе никто в шахту не войдет, можете мне поверить.
   Хмурящиеся волшебники без споров дали требуемую клятву. С королевским учетом не поспоришь.
   - Хорошо. Теперь о светлых сторонах. Орден все-таки выделяет нам помощника. Это воспитанница по имени Кикса. Ты с ней вчера разговаривала? - повернулся рыцарь к жене. Та кивнула.
   - Кикса? - скривился Теф.
   - Она несовершеннолетняя, - скривилась Элесит.
   - Мне объяснили, что, во-первых, Орден не может уделять столько внимания одной воспитаннице, чтобы охранять ее круглосуточно. А та сбежит как только узнает, чем мы занимаемся.
   - Я могу ее усыпить, - оживилась леди. Теперь уже скривился Залемран.
   - Во-вторых, - продолжал сэр Дрвен, - под грузом переживаний ребенок становится опасным. Она либо сгорит сама, либо спалит Орден.
   - Можно придумать еще что-нибудь, - с сомнением покачала головой леди.
   - В-третьих, Кикса может точно указать, где находится Тиселе, что будет отнюдь не лишним при сложившихся обстоятельствах.
   - Все равно, я считаю, что мы не имеем права рисковать жизнью девочки, - нахмурилась леди.
   - Брат Танито тоже так считает, - "успокоил" ее муж. - У нас будут огромные неприятности, если Кикса пострадает.
   - Тогда зачем?.. - Эту фразу они произнесли хором. Залемран, коллегианты и Элесит.
   - Затем, что девочка пострадает больше, если останется в Замке. И затем, что я предпочту... - Орсег осекся, не став объяснять, что рискнуть чужой девочкой для него легче, чем своей женой. - Я хотел сказать - если мы не только расследуем дело о незаконном колдовстве, но и выручаем Тиселе, нам лучше сначала добраться до нее. А Кикса для этого наилучший помощник.
   Элесит фыркнула. Она-то догадалась, о чем умолчал Орсег, и это ей категорически не нравилось. Полученное ею воспитание запрещало рисковать жизнью посторонних детей. Даже огненных магов.
   - Нам придется обеспечить безопасность девочки. И еще - ее способности к поиску Тиселе могут проявляться только пока огненная магия заблокирована. Значит, огненной поддержки не будет.
   - Балласт.
   - Проводник, - поправил Орсег. - Думаю, с ее защитой мы справимся.
   - Справимся? - взвилась Элесит. - С той стороны - десятки незаконных магов, деревянные воины и машина, блокирующая способности к волшебству. А с нашей?
   - Я рад, Госпожа, что ты наконец начала трезво оценивать ситуацию. В любом случае ты в драку не полезешь.
   - Но...
   - Тебе мало того шпиона?
   - О чем это они? - шепнул Пас Моку.
   - Прошу прощения. Личные проблемы. Я только хотел сказать, что леди, конечно же, не может считаться боевой единицей. Я сам... только в качестве защитника леди. Пояснить не могу, но рисковать безопасностью леди ради победы не стану.
   - А почему? - заикнулся было Теф, но грозный взгляд Залемрана заставил его замолчать. Сам мастер прекрасно помнил рассказы Тиселе. Страж будет охранять свою Госпожу от любой опасности, но напасть на людей в пределах чужого жилища не может.
   - Конечно, я сделаю все, что смогу, но заменить воинский отряд не сумею, - закончил пояснения сэр Дрвен.
   - С чужой магией я справлюсь, - хмуро сказала Элесит. - Сколько бы их ни было. Все здесь присутствующие, как я понимаю, неуязвимы для враждебных чар. Вы - с помощью амулетов Тиселе, а у нас... у нас свои методы. Кто-нибудь знает, есть ли у Киксы амулет?
   - Есть, - сообщил Пас. - Тис подарила, после той драки на дороге. Только Кикса его почти не носит: не разрешают на занятиях.
   - Хорошо. Остается вопрос...
   - Леди, - осторожно перебил Элесит Теф. - Насчет магов: вам не надо рисковать. Мы прекрасно владеем боевой магией. Нас Тис учила.
   - Тиселе? Представляю, какой из нее учитель. Но я все равно пойду, вдруг пригожусь...
   - Госпожа, а если там работают машины или встретятся деревянные воины?
   - Найдем и выключим, - пожала плечами леди. Если машины, как в Варусе, блокируют лесную магию, молодые люди будут справляться без меня. Если магию вообще - тогда и противники не смогут к ней прибегнуть.
   - А воины? - спросил Залемран. - Они же деревянные, вы можете взять их под контроль?
   Леди развела руками.
   - Мертвое дерево, чужая территория, городская магия. Есть предел и моей Силе.
   - О чем она говорит? - шепотом спросил Теф у Залемрана. - Какая Сила?
   Леди его, естественно, услышала.
   - Что ж, раз мы идем вместе... но об этом никто не должен знать.
   Элесит вытянула вперед руку, чуть-чуть напрягла пальцы. Из-под ногтей полился зеленый свет.
   - Я - Заклятая, - будничным тоном произнесла леди этнограф. Свет сформировался в круглое пятно, на его фоне проступило белое перо. - Это мой Знак, личный Знак Заклятой. Тиселе должна была рассказывать о нас.
   - Н-немного... леди. А ваше начальство... знает?
   - Обязательно. Знает, поощряет и использует для особо важных заданий.
   - А ваш муж? Сэр... Он... тоже?
   - Тоже знает, - усмехнулась Элесит. - Мужчины не бывают Заклятыми. Я ответила на ваши вопросы? Теперь давайте подумаем насчет деревянных воинов.
   Коллегианты временно выпали из обсуждения, пытаясь осознать присутствие рядом с собой настоящей Заклятой, колдуньи из сказок, запрещенной законом ведьмы. Тиселе им, конечно, кое-что объясняла, но одно дело допускать существование, а другое - сидеть рядом. Ай да этнографы!
   Элесит оставалось порадоваться, что она еще всего не рассказала. Хозяйка леса их бы окончательно перепугала.
   - Как я понял из рассказов, воины не причиняют особого вреда, - задумался Залемран. - Они просто... не пропустят нас. Возможно, постараются связать поодиночке. Капитан Тарс говорил, они вооружены, но стараются не убить, не ранить, а измотать. Им самим мечи не страшны, все-таки острота не та...
   - Острота... Интересно, а если их разрезать на кусочки? Разрубить, - предложил сэр Дрвен. - Вряд ли управляющее заклинание заставит дерево сохранить первоначальную форму. А склеить на расстоянии невозможно, сколько я знаю.
   - Дать тебе топор? - усмехнулась Элесит. Страж поморщился: лесные духи не любили оружия, особенно направленного против деревьев.
   - Я должен быть рядом с тобой, а не метаться по шахте, расчленяя сошедшую с ума древесину, - парировал он.
   Залемран нахмурился. Непохоже, чтобы столичные специалисты собирались хоть что-нибудь делать.
   - У нас есть мечи! - гордо выпалил Пас, прекративший переживать из-за встречи с Заклятой. - Мы могли бы...
   - Если бы они резали дерево, вы бы справились в прошлый раз без помощи Тиселе, - оборвал его Залемран. - Вы бы еще против камня ваше оружие предложили. Такие мечи бывают только в сказках.
   - В сказках... - усмехнулся сэр Дрвен. - Госпожа?
   - Я могу заколдовать ваши мечи, - с неожиданной робостью предложила Элесит. - Они будут резать и дерево, и камень, и металл... все, что захотите.
   - Правда, леди?! - вскочили в восторге коллегианты. Элесит поморщилась.
   - А машина? - напомнил Залемран.
   - Машина не повлияет, уж я-то постараюсь. Нужны только мечи и согласие владельцев.
   - Тогда мы пойдем, - бросился Теф к выходу.
   - Одно только, - спохватилась Заклятая. - Живое ваши мечи резать не будут. Ни растение, ни животное, ни человека.
   Коллегианты заметно погрустнели. Без этого ограничения оружие приносило бы им победу в любой схватке, а теперь...
   - Да, леди, - печально кивнул Мок. Леди разозлилась, но ничего не сказала. Герои!
   - Можете идти, - напомнил коллегиантам Залемран.
   - Погодите, - снова остановила юношей Элесит. - Волшебные мечи - слишком грозное оружие. Я не могу поддерживать Силой ваши игрушки.
   - Леди?..
   - Да, каждый удар будет отнимать кусочек Силы у вас. Поэтому пользуйтесь ими осторожней.
   - Но, леди...
   - Так нужно, - твердо сказала Заклинательница. - Во-первых, тогда нейтрализуется влияние машин.
   - А во-вторых?
   - Справедливость, - усмехнулась леди. - Равновесие. Вы идите, чего ждать-то?
  
   - Леди, почему вы так решили? - спросил Залемран, когда троица коллегиантов с топотом умчалась за мечами. - Какая справедливость, какое равновесие? Что это за ведьминское решение?
   - Для вас - Элесит, мастер Залемран. Я вас младше, так что эти условности - лишние.
   - Хорошо, Элесит, но почему вы хотите заставить мечи вытягивать Силу у владельцев? Кому это нужно?
   Заклинательница демонстративно закатила глаза.
   - Мастер, а вы не понимаете?
   - Залемран, - поправил волшебник.
   - Залемран. Это совершенно очевидно - ваши ученики должны понимать, что ничего не дается просто так. За все надо платить. Особенно за магию. Вы, в своей Коллегии, бездумно даете ученикам огромную силу и даже не пытаетесь это контролировать. Эти же самые юноши чуть не разнесли полгорода, а вы думаете, что я дам им в руки такое опасное оружие?
   - Вы уже ограничили действие мечей неживой материей. Разве этого мало?
   - По голове можно и палкой ударить, - фыркнула Элесит. - Со смертельным исходом. Вашим мальчикам пора учиться ответственности!
   - Да кто вы такая, чтобы воспитывать наших коллегиантов?!
   - Этнограф. Этнограф, которому дали задание разобраться с незаконным магом... выпускником вашей драгоценной Коллегии! Одним из лучших выпускников. А все почему? Потому что вы не прививаете своим ученикам представление об ответственности! Эти юноши могут стать опаснее, чем Вийник - потому что он начинал один, а их уже трое! Это не люди, это неуправляемая стихия!
   - Госпожа...
   Спохватившись, Элесит поняла, что давно стоит и кричит на ни в чем не повинного Залемрана. Орсег прав, кто бы говорил, конечно.
   - Простите меня. Не возражаете, если я схожу за Киксой и посвящу ее в суть дела? Мне надо будет подготовить девочку, чтобы с ней не было проблем.
   - Госпожа, только учти, что подготовить и запугать - разные вещи.
   - Да за кого ты меня принимаешь?
   - За свою жену. Иди, только будь осторожна.
   Дождавшись, когда Элесит отойдет немного подальше, страж прокрался на цыпочках к двери, подмигнул опешившему магу и выскользнул за дверь. Нечего Госпоже бродить по Замку без присмотра. Вот уж кто воистину не человек, а воистину неуправляемая стихия.
   Глава 11
   Тиселе поздно встала в это утро. Они работали всю ночь, заканчивая последние работы, проверяя последние гипотезы, налаживая последние приборы. Потом она отправилась спать, а Вийник - эвакуировать своих "сотрудников". Когда Мышка придет сюда со своим стражем, шахты будут пусты, а Тиселе придумает, что соврать. Никто не пострадает и ее совесть будет чиста.
   Но сон девушки был беспокоен. Что-то тревожило, мешало расслабиться, довериться успокаивающим словам нового союзника. Проснувшись, наверное, в полдень, бывшая ведьма попыталась сообразить, в чем дело. Может быть, тревожит неизбежное объяснение с Залемраном? Но он поймет! Она расскажет все и он не сможет не понять. Он поймет...
   Нет, не это мешало ей спать.
   Что же тогда?
   Сила! Отлученная Заклятая ощутила изменение баланса Силы где-то недалеко от своей комнаты и...
   Взбешенная, она бросилась искать Вийника.
   Преступный маг нашелся в одной из отдаленных комнат, в которой Тиселе так и не успела побывать за эти несколько дней. Раньше дверь была прочно закрыта, а бывшая ведьма никогда не отличалась особенным любопытством. Сегодня дверь была распахнута настежь.
   - Ты обещал! - прогремела бывшая ведьма еще с порога.
   - Привет, Тиселе, - дружелюбно кивнул маг, словно и не услышал ее вопля. Он выглядел усталым, под покрасневшими глазами резко обозначились синяки. Так и не прилег за это утро. Больше незаконных волшебников в шахте не было, за это девушка могла поручиться.
   - Ты же обещал! - повторила Тиселе растерянно.
   - Что не так? - Маг выглядел удивленным.
   - Элесит!
   - Успокойся и сядь. Подожди со мной, раз проснулась.
   - Ты говорил мне, что Элесит пройдет в шахту беспрепятственно. В пустую шахту!
   - Говорил.
   - А что ты здесь делаешь?
   - Жду.
   - Чего?!
   - Не кричи так, - попросил Вийник, поднося руки к ушам. - Я устал. Все в порядке. Когда леди доберется до этого места, в шахте останешься ты одна. Иди к себе, не волнуйся.
   - А ты?
   - Я тоже уйду. Скоро.
   - Ты что-то от меня скрываешь, - напряглась девушка.
   - А я и не обещал тебе рассказывать о себе все.
   - Ты обещал, что леди Элесит не пострадает.
   - Конечно.
   - Тогда почему в том конце шахты разбросаны ловушки? Почему там идет битва?
   - Откуда ты знаешь? - теперь уже напрягся маг.
   - Забыл, кто я? Я чувствую. И требую объяснений. Что там творится?
   - А, проклятье. Я должен был догадаться, но нельзя же предусмотреть все!
   - Что там происходит?!
   - Ты же сама сказала. Битва. Твоя драгоценная леди Элесит прорывается сюда с боем.
   - Почему?!
   - Да перестань ты кричать. Я не нарушил своего слова, никто не пострадает. Я устроил это на случай, если не успею уйти вовремя.
   - Тогда почему ты сидишь здесь, когда все ушли?
   - Хочу и сижу, - разозлился маг. - Не твое дело!
   Тиселе не обиделась, слишком удивилась. Маг что-то скрывает? Что-то очень для него важное и связанное с уходом. И еще - почему прежде дверь была закрыта? Здесь что-то прячут?
   Девушка как бы невзначай встала и прошлась по комнате. Помещение было узким и длинным, просто кусок коридора, отгороженный дверью. Но на противоположном от входа конце была не дверь, а деревянная ширма. Что за ней? Потайной выход?
   - Я так и знала! - торжествующе закричала бывшая ведьма. Сдвинув ширму в сторону, она обнаружила за ней ящик для рассады, вделанный в пол наподобие клумбы. Над ящиком летали волшебные огоньки - наверняка ради поникших белых цветов. - Ведьмин цвет - здесь портал, верно?
   - Мне стоило бы убить тебя после того, как ты узнала самую главную здешнюю тайну.
   - Попробуй, - без улыбки предложила Тиселе. - До тебя многие пытались.
   - Прекрати. Я не хотел тебе говорить, но, раз уж ты сама увидела... Мы еще не разобрались в принципе действия порталов, но они как-то связаны с цветами и почвой, на которой те растут. Вот мы и провели эксперимент. Ничего вроде, работает, только плохо. Одного человека в час пропускает, не больше. Видишь, цветы завяли? Пока не оживут, пройти портал невозможно. И что хуже - они еще одного человека проведут, а дальше портал окончательно надорвется. Пропусканная способность маленькая. Хотя, может, сегодня это как раз хорошо.
   - Зачем тогда пользоваться этим ненадежным порталом, если могли уйти своими ногами? Или на лошадях?
   - А как тут уйдешь? Все выходы охраняются снаружи, кроме тех, которые выходят в сад. Но сад тоже обложен снаружи. Думаешь, откуда мы узнали, когда за нами придут? Поэтому я и установил с той стороны ловушки и воинов. Чтобы потянули время. Через час будет моя очередь и я тоже покину шахту. Тогда все ловушки прекратят действовать, а воины остановятся. Теперь ты довольна? Я вовсе не собирался тебя обманывать.
   - Прости. Ты должен был сказать мне сразу.
   - Не хотел. Ты, со своей преданностью леди Элесит обязательно донесешь ей про портал. Проще было оставить тебя в убеждении, что все идет по первоначальному плану.
   - Неправда! Ничего я не донесу!
   Маг развел руками.
   - Тебе видней, но я не хотел рисковать.
   - Ну, знаешь ли! - для порядка возмутилась бывшая ведьма, но больше спорить не стала. Все правильно, они договорились о совместной работе ради взаимной выгоды. Работа закончилась, сегодня они попрощаются и больше никогда не увидят друг друга. Настаивать на взаимном доверии в этой ситуации нелепо и ненужно.
   - Вийник, - осторожно произнесла девушка. - Ты следишь за тем, что происходит в шахте?
   - Нет. А зачем? Я наставил ловушек по всему пути до этого места, закрыл дверями штольни, ведущие прямо сюда. Даже если твою "сестрицу" не остановит первый ряд защиты, она еще ого-го как проплутает по шахте.
   - Она будет здесь через четверть часа, - тихо сказала девушка. - Элесит идет сюда по прямой, не останавливаясь и не сворачивая. Она проходит через твои ловушки как раскаленный нож через масло. Сколько времени будет восстанавливаться твой портал?
   - Примерно в три раза больше... - Маг ругнулся. - Я думал, у нас уйма времени!
   - А почему остался именно ты?
   - Странный вопрос, - удивился Вийник. - А как же иначе?
   - Ты мог оставить здесь кого-то другого, - предположила Тиселе.
   Маг пожал плечами.
   - Это моя лаборатория, значит, я и должен рискнуть. К тому же хотел закончить работу... - Вийник поднял со стола стопку мелко исписанных бумаг. - Я подытожил свои выводы и достижения. Отдашь Залемрану, пусть разберется и продолжит занятия. То, что мы с тобой успели сделать - только первый шаг...
   - А большего и не надо, - перебила его девушка.
   - Для тебя - может быть, но для теории магии... Думаю, Залемран будет рад получить мои выкладки. Я основывался на его идеях, но имел больше возможностей применить все это на практике. К тому же он сможет, продолжив работу вернуть тебе все, что ты потеряла. Силу, конечно, назад не получишь, но когда-нибудь ты сможешь колдовать.
   Взгляд девушки внезапно стал злым и настороженным.
   - Зачем тебе это?
   - Что - это?
   - Возвращать мне утраченное, дарить Залемрану свои записи. Зачем тебе это? Ты никогда ничего не делаешь просто так. Ты даже Силу изучал, чтобы продавать в Жасан излишки!
   - Раскусила, - устало улыбнулся маг. - Почему бы и нет? Мы поиздержались в последнее время, одно оборудование чего стоило, а в Жасане в обмен на Силу нам дадут все, чего не пожелаем. А мы продадим здесь... и скоро разбогатеем. Мы и раньше пробовали, но слишком много побочных явлений. А теперь - да, мы разбогатеем. Но что с того?
   - Ты еще спрашиваешь?
   - Не кипятись, Тис. Мы же обо все договорились.
   - Да, но чего ты хочешь еще?
   - Ничего. Тис, не смотри на меня так. Жалко, если идеи пропадут без толку, вот и все. Залемран сможет это доработать и опубликовать, я - нет. Я ведь не занимаюсь официальной наукой.
   - И все?
   - Изначальные идеи придумал Залемран, я только развил их. Мы так работали, пока учились. Скрывать от него было бы нечестным.
   - А я? Мне-то зачем помогать?
   - Ни зачем. К слову пришлось. Или можешь считать это своей долей в нашей прибыли. Что, не веришь?
   - Какая разница? Я вот только подумала...
   - Что?
   - Она близко.
   Вийник вздрогнул.
   - Она в ярости. Твои ловушки... не подняли ей настроения. Что будешь делать?
   Вийник бросил взгляд на портал. Цветы только-только начали оживать, но пока были не способны переместить даже муху.
   - Запрусь здесь.
   - Думаешь, двери ее остановят?
   - Ты предлагаешь сдаться стражникам Ордена, которые стерегут выходы? Брось, до них уже не добраться.
   - Помочь тебе?
   - О чем ты?
   - Я постараюсь ее задержать, пока портал восстанавливается.
   - Зачем?
   - Считай, что я тебе благодарна.
   - Все, о чем мы договаривались, ты уже сделала.
   - А ты даришь мне записи. Это больше, чем договаривались.
   - Ты знаешь, в городах не принято прятаться за женской спиной.
   - А в лесах - за мужской, ну и что? Разве ты когда-нибудь уважал все эти правила и обычаи? Леди Элесит ищет тебя, мне она ничего не сделает.
   Тиселе не стала добавлять, что, став на пути Хозяйки леса, которой и так задолжала, она мгновенно превратиться во врага благородной леди. Но у бывшей ведьмы все равно оставался шанс, тогда как маг был бы беззащитен перед яростью Хозяйки леса.
   Маг устало потер лоб.
   - Я не в том состоянии, чтобы спорить. Если тебе так хочется рисковать - пожалуйста. Потом не говори, что тебя не предупреждали.
   Девушка пожала плечами. Незаконный колдун, которого она долго ненавидела, сделал для нее так много, что для его спасения не жалко было бы и умереть. Да к тому же леди Элесит обязательно расстроится, когда трансформация закончится, а жизнь преступнику уже не вернется.
   Чепуха все это.
  
   Леди Элесит действительно была в ярости. Но ловушки, щедро рассыпанные по шахте Вийником, не имели к этому никакого отношения. Или - почти никакого.
   Мальчишки прекрасно справлялись с деревянными воинами. Залемран быстро взял на себя разрушение на редкость прочных иллюзий, которыми наивный противник собирался пугать ту, что не отступила и перед стаей нежити. Страж охранял ее саму и Киксу. Девочка указывала путь.
   Самой Элесит в этой сумасшедшей спасательной экспедиции работы не нашлось. Хуже того, стоило ей сделать движение в сторону опасности, как муж клал руку ей на плечо и в самое ухо шипел: "Не дергайся, Госпожа моя Ашатан. Без тебя разберутся".
   Но шахты были пусты! Здесь не было никого и ничего, кроме деревянных воинов и иллюзий! Элесит призвала все свои способности Хозяйки леса, чтобы обнаружить скрывающихся магов, но их нигде не было! Под землей чутье работало хуже, чем на поверхности, поэтому дальше, чем на несколько шагов вокруг себя Хозяйка леса определить не могла...
   Это изматывало. Изматывало до крайности.
   Поэтому неудивительно, что к концу пути леди Элесит была в ярости. К этому чувству примешивалось недоумение и страх. Неужели шахту никто, кроме иллюзий не охраняет? А если охраняет - почему сосредоточил свои силы в дальнем конце? Или они зайдут в спину? Эта мысль заставляла все глубже и глубже погружаться в то особое состояние поиска, которое дают способности Хозяйки леса, и которое Элесит впервые опробовала возле дома Ордена у дороги.
   Внезапно мальчишки остановились. За ними остановился Залемран. Кикса вздрогнула и дернулась вперед, маг с трудом удержал девочку на месте. Элесит поняла, что встретилась, наконец, со стражем шахты. Но с кем? Маги разошлись в стороны, открывая ей обзор. Заклинательница успела обрадоваться, что спутники признали ее вмешательство необходимым...
   Глава 12
   "Страж" стоял, небрежно прислонившись к закрытой двери в конце коридора. По обманчиво-расслабленной позе несложно было догадаться, что проникнуть туда можно только перешагнув, через его... точнее, ее труп. Но... почему?! Почему так?!
   - Тиселе, - выдохнула Хозяйка леса.
   Бывшая ведьма почтительно склонила голову, признавая старшинство Заклинательницы. Но - не двинулась с места.
   Кикса снова дернулась вперед и замерла на месте под предостерегающим взглядом бывшей ведьмы. Коллегианты ничего не понимали. Залемран подумал, что леди Элесит намекала именно на это, когда говорила, что Тиселе может быть не рада помощи. Страж думал, что теперь-то отлученной Заклятой крышка. И поделом.
   - Здравствуй, леди Элесит.
   - Что ж так... официально? - усмехнулась Хозяйка леса. Она жадно вдохнула воздух. - Он там? Преступник за дверью, Тиселе? Я его чую.
   Маги переглянулись. Залемран что-то сказал и двое мальчишек, кажется, Пас и Мок, подхватили Киксу под локти и отвели в сторону. Теф и Залемран отошли в другую, словно не желая вставать на пути Элесит. Орсег поймал взгляд Тиселе - не молящий, но еще полный надежды на помощь, - снял руки с плеч своей жены и демонстративно отошел в сторону, остановившись у стены рядом с Залемраном. Уж о ком он не собирается заботиться, так это об отлученной.
   - Да.
   - Пропусти.
   Бывшая ведьма оглянулась на своих приятелей. На Залемрана. На Киксу. В глазах коллегиантов цвела рассеянность. Кикса не знала, что подумать, но в кои то веки догадалась не вмешиваться. Залемран... по его непроницаемому виду было невозможно ни о чем догадаться. Тиселе тяжело вздохнула.
   - Нет.
   - Ты клялась мне в верности, - зло напомнила Хозяйка леса. - Пришла пора исполнить клятву. Пропусти меня!
   - Я помню, Госпожа.
   - Так что ты стоишь? Пусти меня!
   - Нет, Госпожа. Этот человек должен уйти.
   Вийник клялся всеми городскими богами, что не выйдет, даже если ее будут резать на куски. Правда, для верности отлученная Заклятая заперла дверь снаружи. Так что теперь главное - продержаться, пока этот проклятый портал не оживет.
   - Уйти, Тиселе? - зло сверкнула Элесит зелеными глазами. - Ты защищаешь преступника?
   Бывшая ведьма молча кивнула.
   - Предательница! - прошипела Элесит. - Сколько он тебе заплатил, чтобы ты бросилась его защищать? Чем он тебя купил? Надеюсь, это было что-то стоящее?
   - Я потом скажу, - посулила бывшая ведьма. - Кое-чем, что дороже всех клятв и обещаний. Возможностью жить, как все люди. И он ничего не требовал взамен.
   - Сколько патетики, - скривилась леди этнограф. Тиселе огорчилась: она надеялась, что ее слова удивят Элесит и пробудят в ней человеческое любопытство. Не вышло. Жаль. Но время-то идет!
   - Тиселе. Ты клялась мне в верности, - снова напомнила Элесит.
   - Да.
   - Ты пыталась меня убить.
   - Да.
   - Ты уже вставала у меня на пути.
   - Да.
   - Ты так и не искупила свою вину.
   - Да.
   - Теперь ты должна подчиняться мне.
   - Да.
   - Но ты преграждаешь мне путь.
   - Да, моя Госпожа.
   - Теперь я могу убить тебя и никто меня не осудит.
   Тиселе покорно склонила голову. Перед глазами встало воспоминание: зал в Доме Заклятых, она сама в боевой стойке и Мышка перед ней. Элесит никогда не дралась, она молча встала напротив и посмотрела в глаза своей смерти. И Тиселе расхотелось ее убивать.
   Теперь роли переменились. Бывшая ведьма выпрямилась и взглянула в зеленые глаза своей победительницы, врага, а потом названной сестры леди Элесит.
   - Попробуй, старшая сестра, - тихо сказала отлученная Заклятая. Элесит кровожадно оскалилась. Она еще сохраняла человеческий облик, но человеком уже не была: ярость превращала ее в лесное существо, чуждое жалости и далекое от человеческих решений.
   Заклинательница шевельнула губами. Тиселе скорее угадала, чем увидела, как в нее летят враждебные чары. Может быть, боль, как на том поединке в Варусе, который Тиселе проиграла, а, может, и смерть. Заклинание обожгло кожу, но в ту же минуту разрушилось, напоив чароглотку Силой. Тиселе улыбнулась.
   - Ты сама наградила меня этим проклятьем, старшая сестра. Магией меня не убить.
   - Магией не убить, - с жестоким удовольствием повторила Элесит. - А если я попробую иначе?
   Леди вытянула перед собой руки и сжала кулаки. Когда разжала, вместо рук у нее были звериные лапы с острыми длинными когтями. Орсег присвистнул.
   - Если так? - проскрежетало лесное существо. - Я вызывала тебя на бой дважды, но поединок был один. Сегодня нас некому разнять. Будешь сражаться? Пропустишь? Или мне убить тебя так? Поверь, я сумею это сделать, младшая сестра. Ты поплатишься за свое предательство, отлученная.
   Тиселе не ответила. Защищаться или нет - какая разница? Что может хрупкая человеческая плоть против когтей, звериной силы и скорости? Существо облизнулось и нарочито медленно сделало шаг веред. Потом второй. Для бывшей ведьмы весь мир сузился до зеленых глаз, в которых уже не было ничего человеческого. Глупо получилось, правда? Все напрасно...
   Существо остановилось, будто наткнулось на стену и коротко взвыло. Удивленно потрясло головой.
   - Прошу прощения, леди, - спокойно произнес Залемран. - Боюсь, я не могу позволить вам напасть на сотрудницу Коллегии.
   Страж одобрительно рассмеялся. Поставленная магом невидимая стена отгораживала людей от лесных духов, поэтому Орсег не мог бы вмешаться при всем желании. Ну, если бы его Госпожа приказала расправиться с непокорными людишками. Но ни на кого нападать Орсегу не хотелось, хотя и оттаскивать жену он тоже не собирался. Тиселе провинилась и только Элесит может решать, наказать бывшую ведьму или помиловать. Одним словом, его дело сторона. Но поступок мага Орсега порадовал.
   - Ты... - оскалилось существо.
   - К вашим услугам, миледи.
   - Сними защиту!
   - И не подумаю.
   - Она провинилась! И ответит!
   - В любом случае, не в такой форме. Вы не могли бы вернуться в человеческую форму для разговора?
   - Вот еще!
   Залемран пожал плечами.
   - Как вам будет угодно.
   - Сними защиту, смертный! А то очень пожалеешь о своем упрямстве.
   - А как вы ее поставили? - с интересом спросил страж. - На мою жену не действует городская магия.
   - Я использовал принципы ведьминских чар, - пояснил Залемран. - Тиселе объяснила.
   Страж присвистнул. Элесит окончательно разъярилась.
   - Опять она!
   Кикса сползла по стене на пол и теперь сидела на корточках, обхватив голову руками. Смертельно перепуганная, она пыталась вызвать огненную магию, но ее наставники постарались на совесть, прочно запечатав способности девочки. Коллегианты вслед за преподавателем наколдовывали волшебные стены. К Тиселе подходить они не решались.
   - Тиселе! - позвала Хозяйка леса. - Скажи, тебе дороги эти люди?
   - Что ты хочешь сказать?
   - Ты не догадываешься? Смертные! Вы можете снять свои жалкие чары и уйти с моей дороги. Нет - пеняйте на себя.
   - Госпожа... - напомнил о себе Орсег. - Вспомни, мы обещали...
   - Ах, да. Девочка не пострадает, где бы ни находилась. Но остальные...
   - Где твоя совесть, леди Элесит? - вскинула голову Тиселе. - Разве я когда-нибудь угрожала твоим друзьям?
   - Нет, потому что я не пряталась за их спинами, - ощерилось лесное существо.
   - А я и не прячусь!
   - Так выйди сюда! Выйди - и сразись со мной! Сама. Честно.
   Тиселе сделала шаг от двери. Элесит поддалась вперед. Бывшая ведьма остановилась и рассмеялась.
   - Нет, старшая сестра. Не обманешь.
   - Плохо быть такой умной, отлученная. Что ж. Ты сама решила их судьбу.
   - Госпожа!
   - Я повторяю в последний раз! Люди, это не ваше дело и не ваша битва. Предоставьте преступницу своей судьбе!
   Кикса вскочила на ноги.
   - Это правда! Это правда, а я не верила. Ты - ты не человек! Ты - Хозяйка леса? Как в сказках?
   - Догадалась... Что это изменит, человеческий ребенок?
   - Я не позволю тебе причинить ей вред!
   - Попробуй меня остановить, дитя. Ты хорошее дитя, - тяжело добавила Хозяйка леса. - Глупое, но преданное. Ты несешь гибель для меня, но я не боюсь. Моя магия сильнее. Ты никогда не вырастешь до того, чтобы спорить со мной. А сейчас ты не можешь ничего. Не вмешивайся не в свое дело.
   - Ты не причинишь ей вред!
   - И даже тебе не причиню, - согласилась Элесит. - Но кто-то должен поплатиться.
   И она ударила. Не в Залемрана, не в коллегиантов, не в девочку. И даже не в Тиселе. А поверх их голов, в запертую дверь. Заклинание прошло магическую защиту, прошло дверь и попало в цель. Раздался слабый вскрик. А потом Тиселе вздрогнула.
   - Он там, - удовлетворенно произнесла Хозяйка леса. - Он там и скоро выйдет ко мне сам. Я накажу его за все преступления и... за твое упрямство, младшая сестра. Но за упрямство ты поплатишься и сама. Когда у твоих друзей иссякнет Сила и они сдадутся. Мальчишек надолго не хватит, они и так истощились, размахивая мечами. Твой возлюбленный продержится дольше... но я умею ждать... А, может, подчинить преступника, чтобы он скрутил вас раньше? От моих чар нет защиты, Тиселе, и ты это знаешь.
   - Ошибаешься, старшая сестра. Есть. И ты это знаешь.
   - Амулеты? - догадалась Хозяйка леса. - Ты о них говоришь? Ты подарила один Вийнику? Жаль, очень жаль... вам придется поплатиться и за это. Но, скажи, долго ли эти игрушки продержатся?
   С ее пальцев снова сорвалось заклинание. На этот раз не подчинения, как сначала, а другое, черное заклинание боли и смерти. Никто не учил молоденькую волшебницу таким гнусным чарам, оно соткалось само. Заклинание ушло в дверь и вернулось обратно вспышкой Силы, которую впитала Тиселе.
   - Сэр Дрвен, - позвал Пас. - Остановите вашу жену!
   Орсег покачал головой. Ему было очень интересно, сколько времени коллегианты сумеют выдержать роль пассивных зрителей. Оказалось, недолго.
   - Сэр Дрвен!
   - Увы, - с удовольствием развел руками страж. - Ничего не могу сделать.
   - И не пытайся, - прорычала хозяйка леса, мельком взглянув на мужа. - Это мое дело!
   - Вот видите.
   - Но она хочет убить Тиселе! - заорал Мок.
   - И по заслугам, можете мне поверить.
   - Вы не имеете права! - выкрикнул Теф.
   - Какое право, молодые люди? Происходит задержание банды незаконных магов. Все преступники, кроме одного, скрылись, путь к последнему прикрывает его сообщница, условно осужденная ведьма Тиселе. За сопротивление властям она будет... покалечена или убита, в зависимости от решения моей жены, уполномоченной творить правосудие.
   - Но она - чудовище!
   - Ну и что? Я тоже. Только эта маленькая тайна останется между нами. Лесные стражи не любят, когда о них сплетничают люди. Вот за этим вы и давали свои клятвы.
   - Мастер! - повернулся Теф к наставнику. - Сделайте что-нибудь!
   - Учтите, нападение на меня или на мою жену будет караться по всей строгости закона, - поспешно произнес сэр Дрвен. - Не вздумайте пытаться, мне совсем не хочется вас убивать.
   Элесит между тем произносила заклинание за заклинанием, все направляя в дверь за спиной бывшей ведьмы. Тиселе приходилось несладко: Силы было слишком много и прием почему-то был мучителен. Не иначе как Заклинательница нашла такие слова, которые могли причинить вред даже чароглотке. Слово за словом, минута за минутой... сколько еще надо продержаться? Несуществующие боги, как же это больно!
   Бывшая ведьма вскрикнула. Один раз, потом еще один. Эти звуки резанули по ушам всех присутствующих. Даже Элесит остановилась, но тут же принялась бормотать заклинания с удвоенным энтузиазмом. Ее сознание, заслоненное сущностью настигшей добычу Хозяйки леса, отражало только одно: впереди враг, опасный враг, которого надо убить. А дальше - другой враг. И кто-то лишний между ними.
   - Неужели ничего нельзя сделать? - завопила Кикса.
   - Боюсь, что так, - сообщил ей страж. - Но ты, огненная колдунья, можешь покинуть шахту.
   - Ни за что! Тиселе!
   - Не подходи ко мне, - страшно ровным тоном произнесла отлученная Заклятая. - Пожалуйста, Кикса, спасибо тебе большое, но лучше послушайся старших и уходи. Все уходите и поскорее. Поверьте, я знаю, о чем говорю.
   - Что, плохо, предательница? - издевательски спросила Элесит. - Сдавайся, я смогу тебе помочь.
   - Что с тобой? - не выдержал Залемран, впервые после встречи у входа в шахту, делая шаг в сторону Тиселе. - Тебе плохо?
   - Стой! - закричала бывшая ведьма. - Уходи! Элесит, сестра моя, я виновата перед тобой, но пощади!
   - Ты просишь пощады, сестра? Ты? А ты бы пощадила меня, когда нападала на безоружную? - Элесит ударила снова. У Тиселе уже не было сил кричать.
   - Что ты с ней сделала?! - бросилась к волшебнице Кикса, но была остановлена стеной.
   - Отпусти их, - прохрипела бывшая ведьма.
   - А я никого не держу. Твои друзья могут убрать эту глупую стену и уйти. Заметь, я даже не причиняю им вреда, хотя могла бы. Ты сдаешься?
   Почему Вийник все еще здесь?
   - Нет.
   - Тогда получай.
   - Мастер!
   - Уйдите все!!!
   - Разумный совет, - спокойно прокомментировал страж. - Госпожа, надеюсь, ты отдаешь себе отчет о возможных последствиях.
   - Еще как.
   Тиселе поглотила еще одну порцию Силы. Если кто-то в шахте, кроме Элесит и ее мужа, мог бы ощущать магию, он бы понял, что девушка на грани.
   - Сдавайся, - прорычала Хозяйка леса.
   - Настоятельно рекомендую всем покинуть шахту, - обеспокоено заявил страж. - Вы очень рискуете, оставаясь здесь. Я лично обещаю, что вам ничего не угрожает, когда вы снимете защиту и направитесь к ближайшему выходу.
   - А Тиселе?
   - А ей угрожает, - осклабился Орсег. - Сама виновата.
   - Хватит! - разозлилась Хозяйка леса. Подкинула на руке новое заклинание. - Тиселе, ты слышишь меня?
   Бывшая ведьма скрючилась на полу.
   - Это - последняя порция. Тебе не страшно?
   - Будь ты проклята, - выплюнула отлученная Заклятая. - Ты же всех здесь убьешь.
   - Я смогу их защитить, - возразила Хозяйка леса. - Даже ты останешься в живых. Хотела бы я знать, в каком состоянии...
   - Тварь...
   - Что вы с ней сделали? - Теперь уже Залемран бросился к лесному существу, но тоже был остановлен собственной защитой.
   - То, что вы предсказывали, мастер, - издевательски улыбнулась Заклинательница. - Не надо считать меня чудовищем. Виновные будут наказаны по заслугам... все и каждый из них. Тиселе, я кидаю.
   Последняя порция ушла в дверь над головой Тиселе и вернулась, ударив в бывшую ведьму.
   Тиселе закричала. Случилось то, что когда-то предполагал Залемран: бывшая ведьма поглотила больше Силы, чем могла удержать и теперь эта Сила рвалась из корчившейся на полу девушки.
   Зрелище было страшное. Кикса упала на пол и закрыла руками голову, чтобы не видеть жуткого сияния, не слышать чудовищного крика. Мок и Пас опустились рядом с девочкой на колени, готовые закрыть ее, если Сила ударит в эту сторону. Залемран и Теф бросились к Тиселе, но не смогли сделать и шага.
   Элесит стояла и смотрела на дело своих рук. Сначала - торжествующе. Потом - все более и более беспокойно. Страшный крик и вид страданий противницы отрезвил ее.
   Она шагнула вперед. Стена не остановила ее, защиты больше не было. Никто и ничто не остановил бы нападения Хозяйки леса, но... но она уже пришла в себя и теперь с ужасом смотрела на дело своих рук. Неужели она эта сделала? Неужели она это говорила? И никто не остановил ее?! Леди Элесит беспомощно оглянулась на мужа. Тот стоял, прислонившись к стене и сложив руки на груди. Сама заварила кашу, сама расхлебывай, говорила его поза.
   Крик затих, тело Тиселе перестало содрогаться от невыносимой боли. Вылившаяся из девушки Сила собралась в огромный шар под потолком и крутилась вокруг собственной оси, наливаясь грозовой чернотой. Заклинательница вскинула руки, готовясь оттолкнуть от людей опасность. Но это не потребовалось. Ком Силы качнулся из стороны в сторону и целиком ушел в заветную дверь. Погасли все волшебные огни, потянувшись вслед за Силой. В темноте раздался приглушенный возглас. Потом все стихло.
   Глава 13
   - Тис! - надрывно закричала Кикса. - Тис! Она жива?
   - Уберите девочку, - раздраженно отозвался Залемран. - И зажгите кто-нибудь свет!
   - Мастер, у нас почти не осталось Силы. Может быть, вы?
   - Ах, да.
   Преподаватель Коллегии сотворил необходимое заклинание. Чахленький светлячок тускло озарил штольню.
   Открывшаяся картина поразила магов в самое сердце. Леди Элесит, Хозяйка леса и опасное чудовище, безжалостно истязавшая противницу, стояла на коленях возле бесчувственного тела девушки. По щекам волшебницы текли слезы. Позади Элесит стоял ее муж.
   Двери, которую так самоотверженно защищала Тиселе, не было. Комната за ней была пуста. На полу валялась деревянная ширма, а в глубине рассыпались высохшие белые цветы.
   - Портал, - прошептала Элесит. - Вот зачем она тянула время.
   Оторвав взгляд от Тиселе, у которой она пыталась отыскать пульс, Заклинательница натолкнулась на жесткое лицо Залемрана. Казалось, еще немного - и он ее ударит. Ударит, наплевав на человеческий этикет, на защиту стража и возможности самой Хозяйки леса.
   - Вы довольны, леди? - холодно спросил маг. - Что вам еще здесь нужно? Вы убили ее!
   - Нет! - захлебываясь слезами, закричала огненная колдунья.
   - Чего вы теперь хотите? Вашей добычи тут нет. Убирайтесь и оставьте нас одних!
   Элесит удивленно заморгала.
   - Но я не хотела...
   - Да? А мне показалось, вы именно этого и добивались. И добились! Убирайтесь!
   - Нет, - потерянно прошептал Теф. - Мастер, этого не может быть...
   - Я не...
   - Госпожа, - тронул за плечо жену страж. - Ты как?
   Элесит вскочила, развернулась и уткнулась мужу в грудь. Тот отстранил жену и заглянул ей в глаза. Удовлетворенно кивнул. Глаза стали такими, какими должны быть: карими с прозеленью. В них больше не светились нечеловеческая ярость и лесная магия, которой Элесит еще не умела управлять. А, может, уже научилась?
   - Я не хотела! - закричала несчастная волшебница. - Ор, скажи им! Я не знала!
   - Все вы знали, леди, - с отвращением бросил Залемран. - Уходите отсюда, пока я себя сдерживаю. Я плохо знаю ваши обычаи, но, думаю, вы не откажите мне в поединке?
   - У вас не будет ни одного шанса, - прошептала Элесит.
   - Это неважно. Вы уйдете?
   - Но я не...
   - Убирайтесь!
   - Ор, скажи им.
   - Что сказать, Госпожа? - грустно спросил страж. Он был рад, что Элесит наконец-то преодолела наваждение, владеющее ей с самого начала трансформации, но она плакала! Его жена плакала - и ее оскорбляли какие-то смертные. Если бы страж знал, что Элесит это поможет, он бы убил их всех за одни угрозы, но не в этом она нуждалась.
   - Я не... Ор! Я ведь никого не убивала.
   - А с Тиселе что?!
   - Да ничего особенного, - удивилась волшебница. Она отстранилась от мужа и вернулась к распростертой на полу девушке.
   - Ничего особенного?! Вы видели, что с ней происходило?! Это, по-вашему, ничего особенного?!
   - Конечно. - Элесит снова села на пол и взяла бывшую ведьму за руки. Из-под пальцев волшебницы полилась Сила.
   - Не трогайте ее!
   - Замолчи, ребенок, - уже спокойно произнесла Элесит. - И вы все замолчите. Если я причинила Тиселе вред, пусть упрекнет меня сама. А вы - не мешайте.
   - Что вы с ней делаете?!
   - Лечу, - оскорбилась Элесит.
   - Лечите?! После того, что натворили?!
   - Предлагает оставить ее как есть? Тиселе! Хоть ты им скажи!
   - Что сказать, сестра? - слабо проговорила бывшая ведьма, отталкивая руки Заклинательницы и садясь.
   Городские маги ахнули.
   - Что ты жива, например, - проворчала Элесит.
   - А самим не видно? - усмехнулась Тиселе, но тут же заволновалась и принялась беспокойно оглядываться.
   - Что тебя тревожит?
   - Он... жив? Вийник жив?
   - Наверное, - пожала плечами Элесит.
   - Где он?
   - Понятия не имею. Его затянуло в портал облаком Силы. Так что теперь выкинет где-нибудь... переходах так в тридцати, если не больше.
   - Ох.
   - Не переживай, выкарабкается. Только нам-то что делать? Операция сорвана, преступники ушли, - полный провал.
   Тиселе снова усмехнулась.
   - Нельзя же все время выигрывать, Госпожа моя... Мяукающая Мышка.
   - Помнишь еще. Ладно, язви, сегодня можно. Ты на меня не сердишься?
   - За что? - изумилась бывшая ведьма.
   Элесит смутилась.
   - Я же тебя... Ты чуть не умерла тут и вообще...
   - Это тебя беспокоит? Только что тебе было плевать на все, старшая сестра.
   - Я - скотина, - сообщила Элесит. - Самой противно. Могла бы, так повесилась тут же, на месте.
   - Госпожа, - с угрозой проговорил страж. - Только попробуй.
   - Вот видишь? Но от этого я не перестаю быть скотиной. Если я могу как-то загладить свою вину...
   - Смешная ты. Зачем жалеть об уже сделанном? Если бы я переживала обо всех пакостях, которые я натворила, меня бы уже точно на свете не было.
   - Тиселе...
   - Залемран, ты подождешь минутку? - извиняющимся тоном попросила отлученная Заклятая. - Большое тебе спасибо, правда. Но подожди, не вмешивайся.
   - Тис, она ведь хотела тебя убить! - не выдержала Кикса.
   - А я - ее. Когда-то. Ну и что? Теперь мы квиты.
   - Справедливость, - с отвращением произнес Теф. - Равновесие.
   - Конечно.
   Тиселе повернулась к Элесит.
   - Рада, что ты пришла в себя. Трансформация закончилась?
   - Нет, - ответил вместо жены страж. - Но главное уже произошло, остались мелочи. Я думал, это никогда не произойдет!
   - Что произойдет? - вмешалась Кикса.
   - Усвоение человеком - леди Элесит - сущности Хозяйки леса, - менторским тоном пояснила Тиселе. - Кстати, Мышка, а почему?
   - Дразнишься, - недовольно пробурчала Элесит. - Сумасшедший дом, а не экспедиция. Понятия не имею. Ты бы себя со стороны видела - сама бы в чем угодно раскаялась. Тебе было так плохо... Я никогда не смогу искупить свою вину перед тобой, Тиселе, никогда!
   - Не терзай себя. Я сама виновата.
   - Никогда.
   - Слишком щедрое обещание для Хозяйки леса. Забудь. Впредь будешь умнее.
   Тиселе перехватила довольный взгляд стража, брошенный на нее поверх головы Элесит. Теперь-то у него появился надежный аргумент против всех выдумок жены! Теперь она как миленькая будет в лесу сидеть! Ради этого стоило замучить чуть не до смерти одну бывшую ведьму... тем более, что той ничего не сделалось.
   - Все равно. Если тебе что-нибудь нужно... проси, чего хочешь.
   - И обязательно попрошу. Ты уж извини, что здесь никого не осталось. Мы решили, что сталкиваться с тобой слишком опасно и поспешили увести всех.
   - Под суд бы тебя, за пособничество. - Элесит поднялась с помощью мужа и протянула руку Тиселе. Та от помощи отклонилась, легко и упруго вскочив на ноги.
   - Не получится. Свидетелей не найдешь.
   - Тиселе! - не выдержал Залемран. Бывшая ведьма тут же смутилась и переключила на него свое внимание.
   - Прости, Заль. Ты ведь простишь меня, правда? Я тебя очень прошу. И не сердись на леди Элесит. Ни на кого не сердись. Я тебя очень прошу.
   Маг развел руками.
   - Я не сержусь на тебя, Тиселе. Это ты меня прости. Скажи только одно. Зачем тебе это понадобилось?
   - Что - это?
   - Все. Почему ты пошла в шахту, почему тут оставалась и почему защищала Вийника. Если хочешь - скажи.
   Залемран осекся, испугавшись собственных мыслей. Разве может быть другая причина, по которой один человек защищает другого и готов жертвовать за него жизнью? Может быть... может быть, леди Элесит была права и Тиселе вовсе не нуждалась в спасении?
   Бывшая ведьма грустно улыбнулась.
   - Прости. И спасибо тебе.
   - Спасибо - за что?
   - За то, что спас, ни о чем не спрашивая. Ты не прав. Я сказала вам правду и защищала Вийника из благодарности.
   - За что?
   - Дай руку.
   Залемран послушался.
   - Ты ничего не замечаешь? Нет? А ведь ты забыл обернуть руку Силой.
   - Не может быть...
   - Я сказала то же самое. Он развил твои идеи и придумал, как победить мое "проклятье", как сделать, чтобы отрицательный баланс не перекидывался на магов. Элесит, ты спрашивала, была ли стоящей плата Вийника. Решай сама. Я теперь могу быть человеком, таким же, как все. И я не утратила новых способностей. Заль, там на столе для тебя лежат записи. Вийник говорил, ты можешь включить их в свою теорию магии.
   - Кхм, - кашлянула Элесит. - Это вещественное доказательство!
   - Во-первых, ты там ничего не поймешь, Мышка, ты не знаешь теорию магии. А во-вторых, кто-то обещал исполнить любое мое желание.
   Леди заскрежетала зубами.
   - Умей проигрывать, Госпожа, - посоветовал ей муж. - Тебя никто за язык не тянул.
   - Знаю, - угрюмо ответила Заклинательница. - Сама виновата. Ладно, вы как хотите, а я пойду портал осматривать. Надо же узнать, когда он восстановится и куда выкинул Вийника. Вдруг удастся поймать.
   - Сомневаюсь, - бросила ей в спину Тиселе.
   - Тис! - бросилась к девушке Кикса.
   - Не волнуйся, я совершенно живая и здоровая. И, если ты не будешь меня душить, доживу даже до глубокой старости.
   Теф шагнул в комнату, взял со стола стопку бумаг и мигнул товарищам.
   - Мастер, мы занесем записи в Замок, можно?
   Залемран растерянно кивнул.
   Пас и Мок снова подхватили Киксу под локти и, что-то прошептав, повлекли по коридору прочь.
   Маг и бывшая ведьма стояли, держась за руки, и смотрели друг на друга.
   - Пойдем и мы, - вздохнула Тиселе. Из комнаты с сорванной дверью, доносилось приглушенное всхлипывание и невнятное бормотание. Видно, эта история расстроила Мяукающую Мышку больше, чем казалось с первого взгляда.
   - Пойдем, - согласился Залемран. - Но я все-таки не понимаю твоего спокойствия. Разве не это существо пыталось тебя убить?
   - Ты опять за свое, Заль? Ну, пыталась. А я - ее. И вообще, я не святая. Мышка в этом плане намного лучше меня. На моей совести - десятки замученных людей, помнишь?
   - Это другое дело. Тогда ты была ведьмой, а теперь...
   - Нет, это точно такое же дело! Только что Мышка была существом леса, а потом пришла в себя. Обижаться на то, что она тогда сделала - чепуха полная, все равно, что сердиться на больного.
   - Хорошенькая "больная"! Она же могла тебя убить!
   - Но не убила же. И даже вылечила потом.
   - Потом!
   - Залемран, ты пойми, она имела на это право! Я клялась ей в верности и нарушила слово! Она предупреждала, что не простит нового предательства - и все равно простила. Да любая бы Заклятая на ее месте!..
   - Мне плевать, что сделала бы на ее месте другая Заклятая! - вышел из себя волшебник. - Мы не в лесу! Если эта чокнутая притворяется человеком - то пусть и ведет себя как человек или убирается обратно в свои чащобы!
   - Тише, услышит еще.
   - Пусть слышит. Ей полезно! Психованная, сумасшедшая, ненормальная...
   Тиселе надоели возмущения Залемрана, и она, не особо задумываясь, шагнула к нему, чтобы поцеловать. Ошеломленный маг вздрогнул, но быстро оправился и ответил на страстный поцелуй.

Эпилог

   Перенервничавшие коллегианты толпами бродили под дверями зала, в котором проходила защита шедевров. Никто не запрещал им присутствовать на выступлениях друг друга, но на это не хватало моральных сил. Одни доучивали свои речи, хотя, казалось бы, сами придумали, должны помнить, о чем будут говорить. Другие только что защитились и выбегали из зала, не помня себя от счастья. В отличие от защиты выпускных проектов, здесь оценку говорили сразу. А еще в зале присутствовали очень серьезные люди - представители королевских ведомств и некоторых крупных компаний. Они подходили к заинтересовавшим их выпускникам и делали определенные предложения. Так что многие вместе со званием мастера получали еще и работу.
   Не все, конечно. Вот Леани, с блеском защитившая свое "приворотное" заклинание, как ее дразнили товарищи - чары, подчиняющее ее воле любого представителя мужского пола, - подписала обещание не злоупотреблять своим открытием и, отказавшись ото всех предложений, ушла на вольные хлеба.
   Тиселе в зал не пошла. Ей было слишком скучно выслушивать сбивчивые речи коллегиантов, да и наблюдать снаружи было интересней. Бывшая ведьма смотрела на бледных, трясущихся юношей и девушек, заходящих в зал - и на сияющих от счастья магов, выбегающих оттуда. Они бросались к товарищам, рассказывали, кто из преподавателей придирается, кто старается "завалить", а кто помогает "выплыть". Хвастались назначениями, планами на будущее. Тиселе радовалась за них, но ей было грустно. Она провела возле этих мальчиков и девочек почти год. И только теперь догадалась, что они выросли и навсегда уйдут из ее жизни. Странное, пугающее чувство. Вечные дети, беспечные и безответственные, неуловимо менялись после защиты. Становились будто старше, ответственнее... это было заметно даже сквозь обуревающее всех ликование. И ребята, с которыми она особенно сдружилась, Теф, Пас и Мок - вот они входят в зал, - тоже выйдут оттуда изменившимися. Они будут говорить с ней, но уже будут другими, взрослыми. Мастерами. А потом уедут по своим назначениям - вместе или по отдельности. Так зачем же она столько вкладывалась в них это лето?
   Выступление было недолгим. Тиселе уже знала, что ребятам пришлось защищать заклинание легкой поступи, так как все их приключения остались засекреченными. Ну, не любят лесные стражи, когда люди о них сплетничают!
   А еще бывшая ведьма хорошо знала, зачем Элесит настояла, чтобы ребята изложили на бумаге свои приключения - начиная ни много ни мало, а с поединка с профессором Браном - об обучении боевой магии, об исследованиях, которые они проводили вместе с Тиселе, о путешествии на север, о снятой лавке, о нападении незаконных магов в Кеторе... Ну и, конечно, о бое в шахте. Версия была немного урезанная, скандальное преображение Элесит все же осталось в тайне. Но главное - способности юных магов - было изложено точно. И Тиселе примерно догадывалась, куда пойдет этот отчет. Этнографическое ведомство магов почему-то не нанимает, по крайней мере, боевых магов. А вот королевский учет... Да и один из наблюдателей - совершенно серьезный молодой человек без каких-либо отличительных знаков или эмблем на одежде тоже не просто так приехал...
   Двери с шумом распахнулись из зала, где шла защита шедевров, выскочила неразлучная троица. С оглушительным воплем "Ти-и-и-ис!" подскочили к девушке и закружили в каком-то диком танце.
   - Защитили! - взахлеб рассказывали они, смеясь и перебивая друг друга. - На пять! Нас почти и не спрашивали! Мы только начали говорить, а все уже решили, что эта гениальная идея. Мы и не ожидали! Прав был Залемран, когда говорил, что "легкой поступи" хватит! Он еще сказал, что лично опробовал заклинание в реальных условиях, так вообще все вопросы отпали! А еще - ты не поверишь, Тис!
   - Почему же, поверю, - возразила Тиселе, не зная, прервать ли ей эти восторги или раз в жизни потерпеть, ведь у ее друзей такой день.
   - Нет, откуда ты можешь знать? К нам подошел один - никогда не угадаешь, кто! Он работу предложил и мы согласились! Теперь тоже будем!..
   Болтливый Пас осекся, когда почувствовал чью-то руку на своем плече. Обернулся - и увидел того самого очень серьезного представителя королевского учета.
   - Не надо так кричать, молодые люди, - попросил рыцарь. - Кому надо, все и так в курсе. Лучше представьте меня даме. Это и есть Тиселе?
   - Да, это я.
   - Рад, что встретился с вами, - приветливо кивнул рыцарь. - Вам привет от сэра Дрвена и его жены. Они очень извиняются, но не смогут попасть на вашу свадьбу.
   - Свадьбу?! - подхватила проходившая мимо Леани. - Чью свадьбу?!
   - Ее, - пояснил рыцарь. Покосился на пышущую любопытством магичку и добавил, снова обращаясь к Тиселе: - Еще меня просили передать, что вы всегда можете проехать через леса... и даже обратиться к вашим друзьям за убежищем.
   - Каким убежищем? - не поняла Тиселе. Рыцарь замолчал, пряча в глазах искорки смеха, зато Леани наконец переварила новость и вцепилась в бывшую ведьму за подробностями.
   - Тиселе!!! Ты выходишь замуж?! А почему ничего не рассказывала?! А за кого?!
   - За Залемрана, кого же еще, - встрял Пас, за что чуть не удостоился подзатыльника.
   - За Залемрана?! Все-таки! А зачем скрывала? Я же тебя спрашивала, ты говорила, что вообще не собираешься замуж. Тис!
   - Я тогда сама не знала, - смущенно пояснила бывшая ведьма. - Мы только недавно решили.
   - А как же... как же... твоя... ну, твое... ты же жжешься!
   - Я это вылечила.
   - Вылечила?! Как же так? Разве это возможно?!
   - Ну, не совсем... избавиться от отрицательного баланса невозможно, но можно подчинить себе.
   - Ты сама до этого додумалась?
   - Нет... мне... подсказали.
   - А мастер Вийник? - внезапно спросила Леани.
   - Что - мастер Вийник? - насторожилась Тиселе. Ее приятели, так же как и рыцарь королевского учета (так и не представившийся) сделали вид, что они тут совсем ни причем.
   - Он расспрашивал про тебя, куда вы поехали и зачем. Я думала, у вас роман... даже завидно было...
   - Нет, - принужденно рассмеялась Тиселе. - Нет у нас никакого романа, он хотел мне кое-что сказать, а сейчас уехал.
   - Далеко? - погрустнела магичка.
   - Далеко, - согласилась Тиселе. Элесит что-то такое говорила о том, куда забросило незаконного колдуна, она ведь умеет узнавать правду... Очень не близко мага забросило, неизвестно даже, сумеет ли он вернуться, когда портал восстановится. Но зато достоверно известно, что там есть люди и что Вийник точно жив. Ладно, выберется, он и в худших передрягах небось бывал.
   - Тогда не будем о нем. Захочет, так вернется. Лучше о тебе, Тис. Надо же! Замуж! За мастера Залемрана! Что еще я о тебе не знаю?
   - Много будешь знать - скоро состаришься.
   - Ну, пожалуйста, Тиселе!
   - Хорошо. Во-первых, я выхожу замуж. Во-вторых, Залемрана на ближайшем Совете Коллегии выберут профессором.
   - И ты станешь профессорской женой! - в восторге вскричала магичка.
   - Ну да, - ошарашено согласилась Тиселе. - И что?
   - Нет, знаешь ли! Другие об этом годами мечтают, интригуют, из кожи вон лезут, а ты - раз, и станешь. Как я тебе завидую! Тоже замуж хочу!
   - Я же старше тебя, - улыбнулась бывшая ведьма. - Успеешь еще замуж.
   - Но я-то сейчас хочу! Чего ждать? Звание мастера у меня уже есть, я теперь совсем взрослая, самостоятельная... осталось только найти, за кого... Не обязательно же за профессора... - Леани с таким плотоядным видом оглянулась по сторонам, что рыцарь королевского учета поспешил отговориться делами и уйти. - А что еще?
   - Еще? - задумалась Тиселе. - Еще я буду заочно учиться и тоже получу звание мастера...
   - Ты?!
   - Да. Ты против?
   - Н-нет, но как? Ты ведь не можешь колдовать, ты сама мне это говорила!
   - Не колдовать. У меня нет Силы - но колдовать я могу.
   - Да как же можно... без Силы колдовать? - всплеснула руками магичка.
   - Можно оформить чужую, - туманно пояснила бывшая ведьма, которая обо всем этом знала лишь то, что ответ должен быть в записях Вийника, которые Залемран только-только начал разбирать.
   - Это все новости?
   - Нет, почему же? Еще я пока буду помощником по пожарной безопасности, а как стану мастером - так и ответственным. Залемрану эта должность никогда не нравилась, а мне в самый раз. Еще может быть, съезжу к себе домой, навещу родителей. Теперь это несложно - и имя мое не Заклято, и через лес могу проехать. Они мне наверняка обрадуются...
   - И зажарят к твоему приезду самую жирную крысу! - съязвил Теф, не забывший издевательства в шахте.
   - Хочешь, мы и тебя пригласим, - не осталась в долгу бывшая ведьма. - Закоптим змею ради дорогого гостя.
   Леани отшатнулась от них, но, услышав смех всех четверых, решила, что это такая специфическая шутка.
   - А когда вы женитесь? - поспешила она взять инициативу в свои руки.
   - Не знаю, - растерялась Тиселе. - Скоро, наверное... Надо будет спросить...
   - То есть ты об этом еще не думала? - ужаснулась Леани. - А кого вы пригласите? А где будете праздновать? А... Ты, что, вообще ни о чем не думала?!
   - Нет, - испугалась Тиселе. - А о чем тут думать? Я слышала, надо просто пойти к специальному чиновнику и...
   - А праздник! - возмутилась магичка. - Праздник - это обязательно, это святое! И... Ох, погоди, у тебя ведь и платья нет?
   - Какого платья?
   - Как какого? Белого! Свадебного! Какие мы с тобой в Кеторе видели!
   - Не нужно мне никакое платье! Я терпеть их не могу, и белый цвет - тоже! Только на церемонии и надевала.
   - Так свадьба - это тоже церемония! Это главный день в твоей жизни! Ты должна быть лучше всех. Самой прекрасной, очаровательной, привлекательной... - Она критически оглядела новоявленную невесту, пытаясь сообразить, сколько требуется усилий, чтобы сделать из Тиселе нечто привлекательное.
   Тиселе содрогнулась. Она вспомнила, как Элесит предложила им пожениться в столице, пока у Мышки отпуск, но Залемран оскорблено сообщил, что не собирается жениться впопыхах, тайно ото всех своих друзей, коллег и знакомых. И его свадьба как-нибудь обойдется без королевских этнографов, рыцарей и прочих чудовищ, а пройдет, как полагается, в Карвийне, по всем правилам. Она тогда еще не поняла, к чему это он, какие вдруг правила и друзья... Предатель!
   Вот почему Элесит передавала, что может предоставить убежище! Да уж, от всей этой праздничной кутерьмы не то, что в лесу будешь прятаться! За горы, за моря - куда подальше! То-то посланный рыцарь смеялся. Неудивительно...
   - Ты меня слушаешь, Тис? - Резкий голос волшебницы оторвал девушку от раздумий.
   - Да-да, конечно! - поспешно ответила Тиселе и поспешила переключиться на приятелей: - А вы сколько еще в Карвийне пробудете? Скоро уезжаете или еще не думали?
   - Не думали. Наверное, с ближайшим обозом... как они ходят? А ты, Леани, с нами? Тебе ведь тоже до столицы? Хочешь - вместе поедем.
   - Хочу. Только никаким ближайшим обозом мы не уедем.
   - Это еще почему?
   - Потому что мы останемся здесь до свадьбы Тиселе! - удивилась недогадливости магов Леани. - Ей ведь помочь надо!
   - Помочь? - ужаснулась бывшая ведьма.
   - Конечно! Ты ведь сама платья не выберешь. И прическу тебе надо сделать. А фата, а туфельки, а букет, а гостей принять, а праздник организовать, а... - Леани воодушевленно принялась перечислять все тяготы бракосочетания, вгоняя бывшую ведьму в нервную дрожь.
   - Не-е-е-ет! - не выдержала Тиселе. - Не хочу! Спасите! Не надо!

Оценка: 2.86*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) С.Лайм "Сын кровавой луны-2"(Любовное фэнтези) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"