Август Мак Брелан: другие произведения.

Ганнибал, великий Римский император

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 2.86*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь и смерть великого карфагенского полководца, ставшего первым римским императором. Подлинная история Второй Пунической войны и ее печальные последствия.

 
 
Канны, 537 год А.U.С.
 
 
-- War is hell, - сказал Ганнибал, в сопровождении свиты обходивший усеянное трупами людей, слонов и лошадей поле битвы. - War is hell, man...
 
Магарбал, начальник кавалерии, приблизился к нему на разгоряченном коне.
 
-- Великая победа, брат! - прокричал он. Вообще-то они не были братьями, разве что по оружию. -- Великая победа!
 
-- Наши потери? - скучным голосом поинтересовался Ганнибал.
 
- Не более шести тысяч, - Магарбал наклонился к полководцу и понизил голос. - В основном кельты и шердана, дрянь людишки. Но ты только посмотри - на этом поле остались как минимум сто тысяч римлян!!!
 
-- И еще сто тысяч пленных! -- с восторгом в голосе добавил сопровождавший Магарбала всадник. -- Мы загнали храбрых римлян в ущелье, и они побросали оружие!!!
 
-- Итого двести тысяч... - задумался Ганнибал. - Двести тысяч... Да ведь это же вся римская армия!
 
-- Это больше, чем армия, - внезапно нарушил молчание один из окружавших его командиров, самнитский союзник. - Это были все римляне, способные носить оружие.
 
-- ВСЕ римляне, - повторил потрясенный полководец. -- Нам нельзя больше медлить! - Ганнибал принял решение. - Слона! Полцарства за слона! Мы идем на Рим!
 
-- На Рим! На Рим! - подхватили сподвижники и союзники.
 
( Скачут. Полки переходят границу. )
 
Некоторое время спустя у крепко запертых ворот Рима появилась группа людей, странно выглядевших и отличавшихся не менее странным поведением.
 
-- Скорее открывайте ворота! Скорее! Пуны преследуют нас по пятам!!!
 
-- Кто это такие, Публий? - спросил подслеповатый ветеран своего товарища. Вчера товарищу исполнилось семьдесят лет, и они неплохо погуляли. Сегодня им пришлось нести дежурство, несмотря на головную боль. Увы, никого моложе их нельзя было поставить на стены. Все мужчины от 13 до 69 лет были призваны в армию и ушли сражаться с пуническими пришельцами.
 
-- Да это же наши легионеры! - удивился второй ветеран. -- Эй, квириты, что вы здесь делаете и почему вы так странно выглядите?!
 
"Странно" - мягко сказано. На столпившихся у ворот легионеров было жалко смотреть. Все в крови с головы до ног, забинтованные, в изувеченных доспехах. Похоже, им пришлось нелегко.
 
-- Мы разбиты, разбиты! - в один голос закричали солдаты. -- Армия уничтожена! Консулы погибли! Пуны идут следом! Впустите нас в город, нужно доложить сенату и подготовить Рим к обороне!
 
Стражники-ветераны были возмущены до глубины души. Жалкие пораженцы, как они смели остаться в живых и прибежать домой после такого позора?! Но делать нечего, нужно их впустить. Пусть сенат решает, что с ними делать.
 
Стражники едва успели отодвинуть засов, как ворота распахнулись под напором с той стороны. Первый из ворвавшихся воинов взмахнул мечом. Ветераны даже не успели понять, что их убило.
 
-- Смерть Риму!!! - завопил солдат на чистейшем самнитском языке. -- Бык топчет волчицу!!!
 
-- Остановись, - одернул его более старший товарищ. - Помни, ты дал слово Ганнибалу.
 
Воин кивнул и с тоской посмотрел на раскинувшийся перед ним беззащитный Рим. Затем принялся стягивать с себя окровавленную римскую униформу.
 
--- Ничего, - успокоил его командир, - никуда он от нас не убежит...
 
Несколько часов спустя в Рим вошла вся карфагенская армия. Во главе войска, на белом слоне (сколько муки перевели), торжественно выступал Ганнибал Барка.
 
Римляне - женщины, старики и дети (а больше в Городе никого не оставалось) в ужасе наблюдали за происходящим и приготовились к самому худшему. К их великому изумлению, насилий, убийств и грабежей не было. И тогда квириты поняли, что самое страшное им еще только предстоит.
 
Тем временем пунические захватчики выстроились на Форуме. Группа офицеров во главе с Ганнибалом направилась к Сенату.
 
Сенаторы - все соответствующего возраста (кроме одного, шестнадцати лет, не взятого на войну из-за врожденной хромоты) - собрались в зале заседаний и приготовились встретить свою судьбу.
 
Двери распахнулись.
 
-- Приветствуйте! -- прокричал шедший первым офицер. --- Его Величество, Первый Суффет Карфагенской Республики, Стратег, Автократор, Непобедимое Солнце, Генералиссимус Ливии, Адмирал Средиземного Моря, Лорд-Протектор Испании, Сардинии и других островов, Отец Родной, Сын Молнии, Ханни-Баал Барка!!! - проклятый варвар-корсиканец говорил на жуткой смеси греческого и латыни, а титулы придумывал на ходу, но ему удалось произвести впечатление на отцов-сенаторов.
 
Еще большее впечатление произвел на них сам обладатель громких имен и званий. В красном плаще с незаметным кровавым подбоем, кирасе, плюмаже и чернопиратской повязкой на глазу.
 
Виж, това е самотният нарицателен герой,
съвъкупляващ се сам със себе си,
докато яростно отблъсква
собственото си бясно нападение!!!
 
-- Дамы и господа, уважаемая академия, -- Ганнибал отлично говорил по-гречески, но некстати вставлял латинские слова. - Вот я, держу ваш город в своей руке, и цена - ему двойной шекель с моим изображением. Да или нет?
 
Тот самый двойной шекель.
 
-- Римляне не сдаются! - внезапно закричал малолетний сенатор и бросился на Ганнибала. Но, не добежав нескольких футов, запутался в тоге и растянулся на полу.
 
-- Бренн, король Британии, в свое время оценил наш Город в более значительную сумму, чем два шекеля, -- заметил один из сенаторов.
 
-- Именно поэтому Британия перестала быть великой державой! -- воскликнул Ганнибал. -- Горе побежденным! Два шекеля и ни талантом больше.
 
-- И как такому торгашу удалось победить нас? - попытался поддержать разговор другой сенатор, но это у него плохо получилось.
 
-- Так мы договорились? - поинтересовался Первый Суффет.
 
-- Тебя что, спартанцы воспитывали? - спросил другой римлянин. Положительно, сегодня они были не в настроении.
 
-- Вы мне начинаете надоедать, -- нахмурился великий карфагенянин.
 
Наступило неловкое молчание.
 
-- Друзья-квириты, - внезапно поднялся принцепс сената. -- Мы должны признать, что наш завоеватель великодушен; и не стоит отталкивать его великодушие. В древние времена в Риме правили цари из рода этрусков; а супругой великого Энея была царица Дидона. Так и теперь, помня о прежде заключенном союзе, мы предаем себя в руки нового царя. При условии, что он готов пощадить наш город, сохранить его старинные вольности и обычаи...
 
-- Конечно, конечно, -- небрежно отмахнулся от него Ганнибал. - Но "царь" - это слишком мелко. В моей армии каждый второй носит этот титул.
 
-- Отец Родной? -- неуверенно предложил один из сенаторов.
 
-- Уж лучше Отец Отечества, -- сморщил гримасу его коллега.
 
Некоторое время спустя сенаторы пришли к согласию, после чего Император Ганний Баал Барка Август покинул здание Сената и вернулся на Форум.
 
-- Братья по оружию! -- произнес император, стоя на трибуне. -- Сыны Карфагена! Ливийцы! Сарды! Корсы! Лигуры! Это ваш город! Это ваши жены! Это ваши дети! Идите и возьмите их! Но помните о данном слове!
 
*   *   *
 
...никогда солдаты карфагенской армии не получали еще подобных плодов грабежа. Весь Рим лежал перед их ногами. Кроме того, они захватили в плен женщин и детей римлян, которых храбрые мужчины (сто тысяч пленных) покинули на произвол судьбы. Ганнибал объявил, что согласно старым порядкам победители сражения имеют право грабить имущество побежденных, но он повесит или распнет всякого, кто будет виновен в насилии, ибо это - нарушение божественных и человеческих законов...
 
Итак, женщин никто не принуждал дарить свою любовь против их воли, они сами проявляли благосклонность к победителям, многие из них (женщин) были удивительно красивыми и ухоженными. Они не желали хранить верность мужьям, трусливо проигравшим битву.
 
Женщины не забывали о том, что им грозит рабство, и они в будущем будут лишены комфортабельной жизни в Риме, которую прервала эта страшная война. А если они станут женами карфагенских солдат и офицеров, то им может повезти. Женщины не забывали также о своих детях, потому что правильно рассуждали, что когда война будет закончена, армия оккупантов станет военной аристократией в Италии, заменив собой римлян, и им передадут их имущество. Карфагенские солдаты и союзники тоже в этом уверились после речи Ганнибала. Все солдаты радовались перспективе стать богатыми людьми в таком чудесном городе.
 
Я не могу быть судьей и решать насколько это было трагично или комично, когда женщины быстро выбирали себе мужей и предлагали им себя, подкрепляя обещаниями принести в качестве приданного землю, стада и чудесные дома в Риме. Очень многие солдаты даже не понимали латинского языка.
 
Если женщина была удивительно хороша и предлагала мужчине много драгоценностей, он мог на нее польститься, если нет, солдаты просто отталкивали женщин и шли искать более выгодную сделку. На каждого карфагенского солдата приходилось по одной римской женщине.
 
Армия была полностью дезорганизована из-за богатой добычи и сексуальных искушений. Если бы небольшой отряд врагов захотел взять Рим через несколько часов после победы, их ждал бы полный триумф...
 
Прокопий Финикийский, "Война с пунами".
 
*   *   *
 
После завоевания Рима Ганнибал принес пышную жертву и устроил игры, народный праздник, на который разослал приглашения всюду. Собралась масса народу. Сам он, вместе с избранными в
военачальниками и гражданами, занимал почетное место в красного цвета плаще. Знак нападения должен был состоять в том, что он встанет с места, снимет плащ и снова наденет его. Множество вооруженных мечами людей наблюдало за его движениями и, когда он подал знак, обнажили мечи, с криком бросились вперед и стали уводить жен и дочерей римлян.
 
...так что похищение женщин не имело целью ни насилие, ни оскорбление, -- им желали слить, соединить в одно целое самыми тесными узами все народы, которые собрались в Риме после великой победы.
 
Герсилия вышла, говорят, замуж за очень знатного сардинца, Гостилия, по другим -- даже за самого Ганнибала. Он имел от нее детей -- единственную дочь. Приму, названную так, как первенец, и единственного сына, которому отец дал имя Аоллия в память того, что он "собрал вместе" граждан.
 
Плутарх, "Сравнительные жизнеописания, Ганнибал и Бренн".
 
 
Через несколько дней в Рим явились депутации от различных италийских городов и принялись осторожно качать права и обязанности. Императору это не понравилось.
 
-- Для вас ровным счетом ничего не изменится, -- ровным голосом произнес Ганнибал. --- Рим как был, так и останется хозяином Италии. Просто теперь в Риме правит новый господин.
 
Но увидев, как вытянулись лица посланников, он ласково улыбнулся и продолжил:
 
-- Но дань, которую вы платили, будет значительно уменьшена; так же будет снижено число рекрутов, которых вы предоставляете для службы в союзнических когортах.
 
Италийцы были готовы носить Ганнибала на руках; а в некоторых городах ему даже посвятили храмы, как воплощенному богу войны. Обычно его изображали в виде быка или слона, топчущего пресловутую волчицу.
 
Сто тысяч пленных римлян Ганнибал обратил в рабов и отправил на родину, для работы на плантациях и в рудниках Великого Карт-Хадашта.
 
 
Сицилия, 212 год В.С.
 
 
-- Неблагодарные свиньи, -- возмущался Император-Август, стоя под стенами Сиракуз. -- Я освободил их от латинского рабства, а они осмелились восстать против меня!!! ШИТ!!! - внезапно воскликнул он, когда ослепительный луч зеркального гиперболоида перерезал пополам очередную карфагенскую трирему. -- Проклятый Архимед! Гнусный предатель! Я прикончу его своими собственными руками! А на его хитрые машины всегда найдется хитрый.. - полководец не договорил, но сподвижники прекрасно его поняли.
 
Через два дня имперская армия покинула Сицилию, предварительно бросив на берегу огромного деревянного слона.
 
-- За кого они нас принимают?! -- смеялись гордые жители Сиракуз. -- Что мы, слона никогда не видели? Или, может быть, "Илиаду" не читали?!
 
Но еще через несколько дней любопытство победило осторожность. Несколько добровольцев выбрались из города и приблизились к огромному деревянному изваянию. К их великому удивлению, Слон оказался пуст. Ганнибал оказался еще глупее, чем они думали.
 
Грех было отказываться от такого трофея. Народное собрание решило поставить Слона на главной площади и посвятить его богам. Замысел принялись немедленно претворять в жизнь. При этом возникла небольшая техническая проблема - Слон не проходил сквозь ворота. Но сиракузяне не расстерялись и быстро разобрали часть городской стены.
 
Когда последний кирпич был сложен в стороне, на берегу снова появился римский император и вся его непобедимая армия.
 
И Ганнибал сдержал свое слово. Когда его солдаты принялись понемногу превращать Сиракузы в развалины, а жителей - в рабов, полководец направился прямиком к дому, где жил Архимед.
 
Великий ученый обнаружился на заднем дворе, где он что-то чертил на песке деревянной указкой.
 
-- Проклятый варвар, не трогай мои чертежи!!! -- воскликнул Архимед.
 
-- Не беспокойся, -- Ганнибал бросил быстрый взгляд на рисунок и облизнулся. -- Они мне самому пригодятся. Приготовься к смерти, старик. -- Он обнажил меч. -- Теперь я Черный Властелин.
 
Архимед отступил на шаг и извлек собственный лазерный меч - карманную версию антикорабельного гиперболоида.
 
-- Ты всегда был слишком самонадеян, сын мой, -- заметил древний грек. -- Темная сторона не прибавила тебе могущества.
 
Мечи скрестились. Разумеется, обычный металлический клинок Ганнибала был тут же перерублен пополам.
 
И плохо бы пришлось императору, но в этот момент грозовая тучка внезапно заслонила солнце, и лазерный меч Архимеда погас. Ганнибал кинулся на своего бывшего учителя, и они схватились врукопашную. Императору удалось завладеть временно бесполезным мечом Архимеда. Тучка продолжила свое движение; лазерный клинок вспыхнул с прежней силой. Не раздумывая ни секунды, Ганнибал взмахнул им, и на песок упал пустой плащ Архимеда.
 
-- Опять он меня обманул... -- растерянно пробормотал Черный Властелин Рима. -- Ладно, потом разберемся.
 
Ганнибал вернулся к чудом уцелевшему чертежу и внимательно его осмотрел.
 
-- Так-так-так, - произнес он. -- Все гениальное просто!!! А теперь, поскольку весь Запад в моих руках...
 
 
Северная Африка, 202 год В.С.
 
 
 Ганнибал был снова оскорблен в лучших чувствах. Ладно, греки, что с них взять! Но теперь против него поднялся родной Карфаген!!!
 
 Карфагенские мятежники вооружили римских рабов и обещали им свободу в случае победы. Когда весть о подлом предательстве достигла ушей Ганнибала Августа, он немедленно собрал все свои европейские легионы и двинулся в Африку. На равнине под Замой встретились ветераны Ганнибала и каннские пораженцы. Стремительная (как всегда) атака легионеров, танков конструкции Архимеда и слонов-ракетоносцев решила исход битвы.
 
Теперь уже карфагенские сенаторы ожидали своего приговора.
 
Ганнибал не заставил себя долго ждать. Он явился в Красный Зал Карфагенского Совета, одетый в роскошную белоснежную тогу с пурпурной каймой, гладко выбритый и с лавровым венком на голове. Некоторое время в Красном Зале царило тревожное молчание.
 
-- Предатель! Подлый изменник! - неожиданно завопил один из советников. -- Посмотри на себя! Ты превратился в римлянина!
 
Ганнибал медленно повернулся к нему, и, встретившись взглядом с единственным глазом полководца, советник пожалел о своих словах. По его спине медленно потекла холодная струйка пота.
 
-- Я мог бы заставить тебя проглотить твой лживый язык, - медленно проговорил император, - но я буду великодушен. Я сознательно пошел на эту жертву. Ради Карфагена. Только оставаясь в Риме, я могу держать Италию в подчинении. Италию и всех этих варваров - шердана, корсов, лигуров, кельтиберов, венетов, инсубров и других. Только так я могу сохранить Pax Carthagenica. Если ослабить цепи, они сожрут Карт-Хадашт. Все жертвы будут напрасны. А вы... Это вы подлые предатели, вооружившие римских рабов и развязавшие братоубийственную войну. Я мог бы бросить вас в пасть Ваалу, -- при этих словах лица советников посерели, -- но я уже говорил, что собираюсь быть великодушным. Я сохраняю вам жизнь и имущество, но отныне в Карфагене больше не будет заседать Совет. Вам нужен не Совет, а римский прокуратор. Сципион, подойди сюда. Вот ваш новый господин. И вы будете слушать его, как слушали бы меня. Иначе я вернусь. И в следующий раз не буду таким милосердным.
 
 
Магнесия, 122 год Эры Селевкидов.
 
 
-- Такое впечатление, что они собираются сражаться, -- задумчиво произнес Ганнибал, рассматривая медленно наступавшую в его сторону сирийскую армию.
 
-- Похоже на то, мой император, -- согласно кивнули легаты и трибуны.
 
-- А я - нет, -- устало вздохнул Ганнибал. -- Сожгите их.
 
Из римско-карфагенских рядов выдвинулись слоны с тяжелыми бластерами. В небе ярко светило солнце. День обещал быть прекрасным. Но таковым не оказался.
 
Лазерные лучи метнулись к сирийской фаланге. Но вражеские солдаты уже держали наготове начищенные до зеркального блеска щиты. И лучи отразились прямо в центр императорской армии.
 
-- Закройте зеркала!!! -- в ужасе закричал Ганнибал, наблюдая как сгорает заживо поджареный собственным бластером слон.
 
Пришлось сражаться по старинке, кавалерийскими бросками и ударами во фланг. Но в итоге поле боя все равно осталось за Ганнибалом. Однако нельзя сказать, что он остался доволен результатами битвы.
 
Совершенно разочарованный в окружающей действительности, он удалился в недавно покоренную Вифинию, где поселился в маленьком горном замке. Где и был осажден семь лет спустя собственными легионерами, внезапно поднявшими мятеж.
 
Не желая видеть, как рухнет дело всей его жизни, великий карфагенский полководец и первый римский император принял яд и удалился на темную сторону Силы.
 
 
Африканская империя, провинция Италия, город Рим, 150 год В.С.
 
 
-- А я полагаю, что Карфаген должен быть разрушен!!!
 
-- Возьми свои слова обратно, Катон, -- холодно оборвал выступавшего Сципион Назика. -- Ты призываешь к мятежу и гражданской войне.
 
-- Опомнитесь, римляне! - весь вне себя от возмущения воскликнул Марк Порций Катон. -- Я призываю к свободе! К справедливому восстанию против тирании! Доколе мы должны терпеть над собою власть африканцев?!
 
В зале послышались смешки.
 
-- На себя посмотри, -- усмехнулся Назика. -- Кто был твоим отцом?
 
-- Я римлянин!!! - завопил Катон. -- Моя быть был римлянка! Пока презренный варвар Ганнибал...
 
-- Как ты смеешь говорить так об Отце-Основателе нашей империи? -- Назика был вне себя от ярости.
 
-- Это не наша империя! - отвечал Катон. -- Эта империя принадлежит Карфагену. Но Рим и только Рим должен быть владыкой мира! Поэтому Карфаген должен быть разрушен! И он будет разрушен, Рим будет стоять крепко, а второму Риму не бывать!!!
 
Большинством в один голос сенат проголосовал за независимость Рима и объявление войны Карфагену.
 
 
Северная Африка, четыре года спустя.
 
 
-- Мой император, мы взяли пленных, -- доложил центурион.
 
Сципион Африканский с печалью во взгляде изучил кучку жалко выглядевших африканских солдат.
 
-- Как тебя зовут? -- спросил он у одного из них.
 
-- Химилко.
 
-- А тебя?
 
-- Гиско.
 
-- А как твое имя?
 
-- Фарменко.
 
-- Что за странные имена у этих пунов, -- пробормотал полководец. -- Убейте их всех. Убивайте всех до одного. В Карфагене не должно не остаться не одного живого существа. Ни одного свидетеля нашего позора. Мир должен навсегда забыть, что проклятые африканцы целых шестьдесят шесть лет правили Вечным Городом.
 
Легионеры выполнили приказ.
 
А потом был последний штурм, и одним из первых на стену обреченного Карфагена поднялся Тиберий Семпроний Гракх, будущий народный трибун и тиран-неудачник. 
 
 
=============
 
Обновление, 11.07.2004.
=============

После разрушения Карфагена римляне поняли, что у них нет выбора. Они обязаны завоевать все Средиземноморье и замести следы. Разумеется, всех свидетелей позора уничтожить невозможно. Но в этом и нет необходимости. Достаточно уничтожить библиотеки, документы, архивы, памятники и т.п. Чем римляне увлеченно и занимались на протяжении нескольких сотен лет.

Милорд, это заговор!

годы до н.э. Происшествие:
146 Уничтожение Коринфа вместе с его памятниками и библиотеками.
121 Гай Гракх пытается восстановить Карфаген и поднимает мятеж. Терпит поражение.
58 Цезарь вторгается в Галлию и истребляет друидов, которые из поколения в поколение передавали рассказ об участии своих предков в походах Ганнибала.
48 Цезарь сжигает Александрийскую библиотеку.
46 Цезарь побеждает Катона Утического, который, опираясь на Северную Африку, собирался восстановить Карфагенскую империю.
44 Цезарь изменил свое мнение и сам решил восстановить Карфаген, за что был немедленно убит римскими патриотами.
41 Октавиан ращзрушает Перузий вместе с его памятниками и библиотеками.
годы н.э. Происшествие:
43 Клавдий вторгается в Британию и истребляет местных друидов.
70 Тит Веспасиан разрушает Иерусалимский Храм, где хранились архивы иудейских царей.
114 Ульпий Траян берет штурмом Ктесифон и уничтожает архивы парфянских царей.
193 К власти пришел африканец Септимий Север. На некоторое время в Риме снова воцарилась карфагенская династия. Совместные действия римских националистов (Нигер и Альбин) завершаются полным крахом.
235 В результате заговора последний Север (Александр) убит. Карфагенская партия пытается взять реванш -
238-244 В Риме правит африканец Гордиан Младший. Убит генералом Филиппом, римским патриотом арабского происхождения.
270 Император Аврелиан уничтожает Пальмиру вместе с ее библиотеками и памятниками.
361 Император Юлиан Апостат установил в Константинополе медную статую Ваала, предназначенную для сжигания преступников и других жертвоприношений.
410 Аларих собирается переправиться в Африку и восстановить независимость Карфагена, но его убивают.
428 Карфагенский полководец Бонифаций поднимает мятеж и провозглашает независимость Карфагена от Рима. Перед смертью назначает своим наследником вандальского генерала Гейзериха и завещает ему отомстить.
453 Поход Аттилы на юг. Он планирует высадиться в Африке и рарушить Карфаген. Убит вандальской принцессой Ильдико.
455 Гейзерих берет Рим и две недели грабит его. Потом объявляет о возрождении империи Ганнибала. Побежден Рикимером и вынужден вернуться в Африку.
468 Византия пытается покончить с независимым Карфагеном (поход Василиска), но безуспешно.
533 Юстиниан узнает, что вандалы раскопали в Карфагене чудом уцелевшую библиотеку с разоблачительными документами. Велизарий отправляется в Африку, побеждает вандалов и уничтожает вещдоки.
610 Восстание карфагенского губернатора Ираклия. Ираклий-младший убивает императора Фоку. В Римской империи снова воцаряется карфагенская династия.
717 Византийцы свергают Феодосия Третьего, последнего карфагенского императора.
1534 Алжирский султан Барбаросса провозглашает себя наследником Карфагена и объявляет Риму войну...
 
=========================
 
Александр Сергеевич Ганнибал, "Медный всадник". Трагедия.

РИМ. СЕНАТ. СТРАЖА У КРЫЛЬЦА.


       Ф а б и й   М а к с и м.

Отцы-сенаторы, кажется, к нам суффеты идут.

       С ц и п и о н.

Это Гасдрубал, Магарбал. Другие мне незнакомы.

       Ф а б и й   М а к с и м.

Ах, квириты, сердце замирает!

(Гасдрубал, Магарбал, Магон и Бомилькар. За ними трое пращников.)

       Н а р о д.

Расступитесь, расступитесь. Суффеты идут.

(Они входят в дом.)

       О д и н   и з   н а р о д а.

За чем они пришли?

       Д р у г о й.

А верно приводить к присяге Сенат. --

       Т р е т и й.

В самом деле? -- слышишь, какой в доме шум! Тревога, дерутся -- 

       Н а р о д.

Слышишь? визг! -- это женской голос -- взойдем! -- Двери заперты -- крики замолкли.

(Отворяются двери. Магарбал является на крыльце.)

       М а г а р б а л.

Народ! Все сенаторы отравили себя ядом. Мы видели их мертвые трупы.

(Народ в ужасе молчит.)

Что ж вы молчите? кричите: да здравствует император Ганнибал Август!

Народ безмолвствует.


КОНЕЦ.
 
==============
Примечания.
1.
Вот оно чудо! Герой одинокий,
Славное имя его повторяют уста повсеместно,
Бранный союз заключивший с собой, чтобы в яростных битвах
Себя самого отстоять от себя самого же!
 
Роберт Шекли, "Мелихрон", перевод с болгарского.
 
Сравните с:
 
С подобным мужем выйдет кто на бой?
Кого послать мне? Кто сравнится силой с ним?
 
Эсхил, Трагедия, перевод с греческого.
 
--------
 
2. Про деревянного слона - http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/archive/540/540986.htm
 
--------
 
3. Версия о разобранной троянской стене уже где-то звучала. Вспомнить бы, где именно...
 
==========
Использованные материалы:
 
Александр Пушкин, "Борис Годунов".
Роберт Шекли, "Координаты чудес".
Плутарх, "Жизнеописание Ромула".
Прокопий Кесарийский, "Война с вандалами".
Роберт Грейвз, "Консул Велизарий".
Гальфрид Монмутский, "История бриттов".
Звездные Войны, Эпизод четвертый.
Александр Волков, "Тайна заброшенного замка".
Иван Грозный, "Избранное".
Марк Порций Катон-Старший, "Избранное". 
-
И другие, всех не перечислишь, хотя спасибо, конечно.
 
 
Тиберий Семпроний Гракх, тиран-неудачник

Нация нуждалась в героях, историки честно выполнили заказ. Печальный и величественный образ братьев Гракхов, рыцарей без страха и упрека, сложивших голову в борьбе за счастье народа, удался как нельзя лучше. Но легенда есть легенда; что же произошло на самом деле?

Тиберий Семпроний Гракх не был первым воином, взошедшим на стены Карфагена. Первых взошедших после сражения даже не смогли похоронить. Он не был даже первым уцелевшим из взошедших. Но он ухитрился обратить на себя внимание Людей, Принимающих Решения. Идеальный герой, сын достойных родителей, да еще и плебей (надо же время от времени поощрять плебеев, хотя конфликт между последними и патрициями постепенно сходил на нет). Тиберий был увешан орденами и вернулся домой со щитом и на щите одновременно.

Римские девушки так и вешались на него, но ему лишь бы какая не подходила. Сенатор Аппий Клавдий, заставший Тиберия со своей дочерью, пришел в ярость, но у него не было большого выбора. Скрепя сердце, он решил, что Тиберий будет не самым плохим зятем - национальный герой и все такое.

Тиберий начинает стремительный взлет по карьерной лестнице. Член коллегии авгуров, затем - квестор испанской экспедиционной армии. Вот в Испании и случился прокол, очень большой прокол.

Римская армия попала в засаду и была окружена аборигенами, которые жаждали крови. Положение было безвыходным. Консул Манцин, главнокомандующий, принял решение красиво погубить войско в неравном бою. Римляне не возражали - традиции, привычки, стереотипы, заветы предков. Но только не Тиберий.

В свое время он бесстрашно полез на карфагенскую стену, потому что был уверен в успехе. Но теперь впереди была не победа, а только славная смерть. И этот печальный факт Тиберия решительно не устраивал.

Уже тогда у него был хорошо подвешен язык. Тиберию удалось убедить консула, что героическая смерть - отживший предрасудок, и зачем умирать, если можно спастись? Испанцам от имени сената и римского народа наобещали семь коробов всяческих благ, твердо зная, что обещания выполнять не придется.
Доверчивые испанцы купились на сладкие речи Тиберия - они хорошо знали его достойного отца, много лет назад служившего в Испании. Римлян отпустили домой.

Только семейные связи (сенаторский зять) спасли Тиберия от заслуженного приговора за недостойное поведение, порочащее честь офицера Республики. Но на военной карьере отныне можно было ставить крест (за сто тридцать с лишним лет до Р.Х.). В принципе, на политической тоже. БОльшая часть государственных должностей была закрыта для капитулянта и пораженца.

Разумеется, данные обстоятельства никак не могли улучшить и без того скверное настроение Тиберия. Да и рана, полученная в свое время в Африке, все чаще давала о себе знать...

Впрочем, одна должность для него по-прежнему была открыта. Должность народного трибуна.

Тиберий пускает в ход свои связи, фамильные дравгоценности, африканские трофеи, но самое главное - популистские лозунги самого низкого пошиба.

- Братья-римляне! - вопил он на Форуме, с треском раздирая на груди тогу. - Доколе?! Долой! Даешь! Патриции жируют в тылу, а мы за них на фронте баланду жрем!

- Точно! Правду-матку режет Тиберий! - раздавались голоса в толпе, на 80-90 процентов состоявшей из римского пролетариата, в армии никогда не служившего.

- Хлеб - голодным! Земля - крестьянам! Мир - народам! Дворцы - рабочим! - продолжал надрываться Тиберий Гракх.

В 133 году до н.э. с огромным перевесом Тиберий побеждает на выборах.

Тиберий радостно потирает руки - первый шаг сделан.

На следующий день, уже будущи официальным лицом, он созывает народное собрание и принимается толкать уже привычные всем лозунги с удвоенной силой. А некоторые из лозунгов постепенно преврашаются в законы.

- Все взять и поделить! - провозглашает Тиберий.

И действительно, у самых известных и заслуженных римских граждан внезапно конфискуют земли и прочее имущество. Причем на совершено законных основаниях - народное собрание проголосовало. Кто против воли народа?!
Добычу Тиберий делит между ближайшими сподвижниками и родственниками. А явившись на площадь, заявляет:

- Буржуи продолжают скрывать от нас все, нажитое НАШИМ непосильным трудом!

Конфискации и дележ продолжается.

- Грабь награбленное! - это тоже говорит Тиберий, но пока еще вполголоса.

И тут ему наносят подлый удар в спину! К счастью для народа, за счастье которого он борется днем и ночью, не покладая рук, удар в переносном смысле этого слова.

Тиберий Гракх - не единственный трибун. И его коллега, Марк Октавий, накладывает вето на законопроекты Тиберия.

Гракх в ярости. Но недолго.

- Настоящий политик, - говорит он себе, - должен иметь холодную голову, горячее сердце и чистые руки.

Тиберий накладывает встречное вето и созывает народное собрание, на котором требует отстранить Октавия от должности. Но вот незадача - голосование не может состояться по техническим причинам. Сообщники Тиберия спрятали избирательные урны.

- Люди! - раздается вопль в толпе. - Человеки! Да что же это деется?! Кровопийцы-буржуи наши урны украли!

- Суки! Пустить им кровь! - раздается ответ с другого конца площади.

Бывшие консулы Манлий и Фульвий, присутствовавшие на собрании, пришли в ужас и бросились в ноги Тиберию.

- Тиберий, ради всех богов Рима, не допусти кровопролития!

- Ладно, ладно, - милостивым тоном говорит Тиберий (добрый царь успокаивает своих перепуганных рабов). - Все будет тип-топ.

Не прошло и нескольких минут, как урны для голосования отыскались чудесным способом. Голосование состоялось; Марк Октавий, проигравший по всем статьям, только благодаря помощи друзей-оптиматов унес ноги из Рима.

Его премник - сообщник Тиберия. Тиберий Семпроний Гракх продолжает свое черное дело. Римские патриоты-республиканцы в ужасе и не видят выход из положения.

Очередная порция масла, предназначенная для подливания в огонь, прибывает с Востока.

Аттал Филометр, базилевс богатого и могущественного Пергама, получил солнечный удар и умер. "Солнечный удар" организовали пергамские патриоты, которых окончательно достал сумасшедший деспот, за неполных пять лет правления уничтоживший кучу друзей, родственников и просто ни в чем не повинных простых граждан. Пергамский народ и лучшие его представители вздохнули с облегчением. Облегчение закончилось в тот момент, когда было вскрыто завещание безумного царя. Все свое движимое и недвижимое имущество, в том числе и царство со всеми его землями, реками, морями и воздушным пространством, он завещал римскому народу и Римской Республике.

Увы, скрыть завещание не удалось. Свидетелей было слишком много. Плюнуть на волю мертвого тирана и разорвать пергамент пергамцы не решились. Римляне уже пронюхали об упавшем на голову наследстве и собирались вступить во владение.

Тогда в головах пергамских патриотов (среди них было много аристократов и военачальников) родился план. Недостаточно хитроумный, но другого у них не было.

Эвдем, одни из пергамских министров, отправился в Рим, где торжественно передал сенату завещание Аттала. Дорогого (в буквальном смысле этого слова) гостя встретили с большим почетом. Но через несколько дней пергамский посланник при посредничестве философа Блоссия, одного из сподвижников Тиберия, является на встречу с неистовым народным трибуном.

Несколько часов, лежа у ломящегося от блюд и напитков стола, они ходят вокруг до около. Когда Эвдем понимает, что ягодка созрела, он решительно переходит к делу.

- Деньги. Много денег. Наемники. Международное политическое признание нового режима. Любая другая помощь, военная и финансовая, - от волнения Эвдем повторяется. - Единственное условие с нашей стороны - завещание Аттала объявляется незаконным. Пергам сохраняет независимость.

- Я согласен, - после непродолжительного молчания отвечает Тиберий. Он ответил не сразу только ради "сохранения лица". Тиберий был согласен со всеми условиями пергамцев еще до того, как Эвдем открыл рот.

- За нашу и вашу свободу, - звякнули бокалы.

Пергамский посланник щелкнул пальцами. Рабы с большим трудом втащили огромный сундук (разумеется, обитый железом).

В глазах Тиберия отразилось золото. Много золота.

И не только золото.

- Это корона великого Александра, - голос Эвдема снова задрожал от волнения. - Она досталась нашему первому царю после падения империи. Это слишком большая корона для нашего маленького царства... Великой Македонии больше нет; теперь Рим - первая держава нашего мира. И эту корону достоин носить тот, кто будет стоять во главе Рима.

До самого утра Тиберий крутился перед зеркалом и принимал торжественные позы.

Он не знал, что доведенные до отчаяния сенаторы подкупили одного из его рабов. Утром ночная встреча, сундук и корона обсуждались в сенате!

- Что это может означать, отцы-сенаторы? - прозвучал осторожный риторический вопрос.

- Он хочет стать царем! - отозвался сенатор Квинт Помпей. - Именно поэтому он и привлекают на свою сторону чернь, чтобы использовать ее для захвата власти. Воистину, этот человек достоин смерти. Иначе он погубит республику.

У Тиберия тоже были шпионы, на него работал сенатор Фульфий Флакк. В тот же день Гракх озвучил часть сенатского заседания на народном собрании. Разумеется, только ту часть, где говорилось о его смерти.

- Угрожают убить! Па-по-подонки! Меня, честнейшего и неподкупного человека, который днем и ночью, не покладая рук...

Народное собрание единогласно постановило выделить Тиберию вооруженную охрану, которая будет сопровождать его круглые сутки, а также будет нести стражу у его дома.

"Писистрат тоже так начинал", - мелькнуло в голове Тиберия, когда он шел домой, окруженный тяжеловооруженными людьми. Пергамские деньги уже начали работать. В квартале оружейников были закуплены лучшие доспехи военного образца и отличные испанские мечи.

- У нас остался еще один шанс, - сказал один из отцов города, когда в сенате стало известно о последних событиях. - Его трибунские полномочия кончаются в самое ближайшее время. Он не имеет права баллотироваться на новый срок. А вот тогда мы призовем его к ответу.

Фульвий Флакк исправно передал эти слова Тиберию. И тогда Тиберий, в нарушение всех законов и обычаев, выдвинул свою кандидатуру на новый срок.

В день выборов, в сопровождении вооруженной до зубов толпы сподвижников и сообщников, Тиберий вышел из дома и направился в центр Города. Он не сомневался в успехе.

Хотя бы потому, что не собирался участвовать в выборах.

Уже через несколько шагов тиберианцы столкнулись со спешащим навстречу запыхавшимся толстяком. Это был наш старый друг Фульвий Флакк, профессиональный шпион и провокатор.

- Братья-римляне! - завопил он, едва переведя дух. - Сенаторы собираются убить Тиберия! Они поняли, что проиграли и готовы на все!

- Да как они посмели! - послышались голоса. - Не допустим!!!

- МА-А-А-АЧИТЬ ГАДОВ!!! - прогремело над улицей.

На этот раз Тиберий не собирался никого сдерживать. Он сам пошел впереди, в полном боевом облачении, как когда-то шел на штурм Карфагена. Теперь враг сидел в Сенате, только и всего.

Ничего не подозревавшие сенаторы собрались на очередное заседание, когда снаружи послышался подозрительный шум. Консул послал ликтора, дабы выяснить, в чем дело. Ликтор, в свое время служивший на северной границе, сразу узнал пресловутого пушного зверька. О чем поспешил сообщить отцам-сенаторам.

Паники не было. Их было почти четыреста человек, все офицеры запаса, ветераны Африки, Испании и Македонии. С оружием было плохо. Сенаторы вооружились чем попало - кусками тут же разбитых мраморных плиток, ножками от скамеек, бронзовыми светильниками. Забаррикадировались и приготовились подороже продать свою жизнь.

- Пусть консулы сделают все для защиты Республики, - прозвучало в тишине.

Спустя мгновение двери сената задрожали под ударами. Еще через несколько минут они рухнули, и жаждущие крови тиберианцы во главе со своим вождем ворвались внутрь. К счастью для сенаторов, сквозь узкие двери и "меблированную" баррикаду смогли прорваться немногие. Остальные застряли в проходе (гусары, молчать!), но ненадолго.

В зале сената разгорелась схватка. На стороне сенаторов было численное преимущество, но мятежники были лучше вооружены. Первые убитые и раненые упали на пол.

Тиберий рубился в первом ряду. ВЖИК-БУМ-ВЖИК! - один готов... Еше один готов... И еще один. Совсем как в старые добрые времена, на стенах Карфагена. Сейчас сподвижники разберут баррикаду, и мы задавим этих крыс...

Это была его последняя мысль.

Сципион Назика, великий понтифик, один из наиболее уважаемых лидеров Сената, в молодости служил на Балеарских островах. Как в свободное время, так и будучи на службе (покольку служба не возражала), он брал уроки меткой стрельбы у местных пращников, первых снайперов Ойкумены. Теперь это исскуство ему пригодилось.

Соорудив пращу из оторванного рукава тоги, Сципион зарядил в нее бронзовую дверную ручку. Тяжеловат снаряд, но лететь ему не далеко...

Бронзовый шарик угодил Тиберию прямо в нос, незащищенный шлемом. Какое-то мгновение будущий властелин Рима, наследник Александра, царь царей обитаемого мира и прочая, прочая, прочая, стоял неподвижно, а потом рухнул на пол, разбрызгивая кровь.

Его падение увидели как враги, так и соратники. В зале воцарилась тишина.

- Тиберий убит! - внезапно закричал кто-то из мятежников. Этого оказалось достаточно. Ошеломленные тиберианцы, внезапно потерявшие вождя, ударились в панику и бегство одновременно. На выходе они столкнулись с опоздавшими сообщниками, наконец-то раскидавшими баррикаду. В повторно образовавшейся пробке из человеческих тел дорогу расчищали оружием. Воодушевленные сенаторы подхватили мечи убитых и подгоняли тиберианцев ударами в спину. Немного позднее в зале сената и на ступенях у входа насчитали около сотни мертвых мятежников. Сенаторы потеряли не более двадцати человек.

Лишенные вождя мятежники рассеялись, многие бежали из города, многие сделали вид, что их вовсе не было перед сенатом в тот страшный день.

Репрессии были минимальны. Сенаторы справедливо опасались гражданской войны.
Двенадцать лет спустя, когда младший брат тирана-неудачника, Гай Семпроний Гракх, в свою очередь попытается стать первым человеком в Риме, они пожалеют о своем милосердии...

А теперь представим, что у Тиберия получилось все задуманное...

- "Император Тиберий Семпроний Гракх Август, Отец Отечества, Первый Консул, Великий Понтифик, посвятил этот храм Согласию и римскому народу", - медленно прочел надпись на колонне высокий рыжеволосый человек в грубом домотканном плаще. Он был богат, очень богат, но одевался подчеркнуто скромно.

- У вас отличная латынь, мой король, - заметил сопровождавший его офицер в бронзовой кирасе.

Повелитель Кимверленда усмехнулся.

- Тебе тоже не мешает ее подучить, Узильяк. Нам всем еще многому предстоит научиться, если мы хотим удержать власть в этой стране...
 
 
 

Оценка: 2.86*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Б.Мелина "Пипец"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"