А_И: другие произведения.

Турнир альтернативных историков

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Два коротких рассказа по мотивам мира "Все способные держать оружие" А.Лазарчука. НЕкоммерческий "фанфикшен", авторские права не нарушены.

***(с) Panzer.
 
... А лагерь у немцев был - лучше не вспоминать.
Из такого лагеря надо было уходить - или сдохнуть на этом заметаемом снегом и огороженном колючей проволокой прямоугольнике под стылым осенним небом.
А уж он-то точно подох бы - с фамилией Гартман и именем Иван. Если бы не Хрипатый Соловей, который взял его в похоронную команду, он бы точно подох в этом Лодейном Поле, о котором даже и не знал никогда до войны. Настоящая фамилия Соловья была Соловейчик, но у него было за спиной четыре ходки и два кореша, и ни одна сука даже не пыталась вякнуть о нем гансам. Четвертого похоронщика, москвича, которого все так и звали - Москва, а имени его Иван не запомнил, нашли утром у палатки. Он лежал уже присыпанный легким снежком, его левая рука была подвернута под спину. Ботинки его уже кто-то снял. Одна штрипка от кальсон трепыхалась на ветру, и эту штрипку Иван запомнил, а вот имени Москвы, как не пытался, так и не мог выскрести из памяти. Помнилось только что Москва здорово шпрехал и как-то раз божился, что был студентом университета. Соловей подошел к Ивану и сказал - пошли - и они взяли носилки, с которых последние следы цемента были давно уже вытерты спинами унесенных за колючку, и понесли Москву к воротам...
... - Послушайте, Гартман, кто же вы на самом деле - немец или еврей? - громко шептал беззубым ртом в ухо Ивану бывший полковник Родригес.
- А какая разница, полковник? Вот вы испанец, вы семь лет и всю вашу оставшуюся жизнь отдали этой стране - а какая разница, если ваш следователь на допросе напевает "от Севильи до Гренады" и говорит вам, что вы перешли со своей частью фронт на Эмбе как немецкий шпион? - Иван прикрыл глаза и подумал о Керчи, о той Керчи, в которую ему уже никогда не попасть, и о том, какая летом выгоревшая трава на горе Митридат...
... Лысый как всегда громко сопел, когда они тащили ганса от дороги. "Худой, а тяжелый, сука, худой, а тяжелый" - все время повторял он.
Самое лучшее у этого немецкого связиста были варежки из серой шерсти - домашней вязки, с указательным пальцем, и кисет - с вышитыми на нем целующимися голубками и именем "Катя". Они сидели у костерка, бумага из немецкой записной книжки совсем не годилась для самокрутки, но табак был ничего - по крайней мере, лучше, чем совсем без курева. Леша Кацап опять заспорил с Соловьем, он почему-то хотел идти на север, к Архангельску. Он все говорил, что у него есть конкретная параша, что в Архангельске навалом англичан и полная воля, но у Соловья под Валдаем была верная маруха...
... Полковника увели сразу заполночь, он видно почувствовал что-то, и быстро сунул в руки Ивану рваный с мясом клапан кармана френча, и Иван долго смотрел на этот клапан, выгоревший от солнца - полковника взяли еще в июне, на учениях. На обратной стороне клапана было что-то написано, но Иван не знал испанского и с трудом разобрал в каракулях чернильного карандаша только "Bella R." и "Tomsk, 1949"...
... Кацап умер по дороге, он умирал долго, и Соловей отдал ему кисет немецкого связиста. Он лежал на каких-то горелых досках, хрипел и кашлял и все прижимал к себе этот кисет. Втроем они обложили его теми же досками и закидали снегом возле того же сарая, где он внезапно вытянулся в свой немалый рост и перестал хрипеть. Соловья сдал гансам Лысый, его самого перехватили в облаве на рынке. Иван был у соседки, когда увидел, как подкатил к Клавкиному дому грузовик. Из кузова высыпал десяток солдат, и двое последних выволокли оттуда же Лысого, и почти сразу же зазвенело стекло и Соловей начал бить короткими очередями, экономя патроны...
... Это были документы фольксдойча, они обошлись ему недешево, но теперь он мог не бояться облавы. На вокзале в Курске стоял поезд, и он шел на Крым, но у выхода на платформу какой-то человек вдруг задергался, когда немецкая овчарка зарычала на него, а потом бросился бежать, очередь опрокинула его, и клочья ваты из подкладки серого пиджака торчали из дыр...
... Его перевели через границу - если это можно было назвать границей - у Тургая, а еще через год он стал грузчиком на рыбном складе в Томске. Его и взяли прямо там же, на складе, когда они с Кузьмой Ильичом, Светкой и Маруськой в обед играли в домино, расставив пустые ящики вокруг бочки и застелив ее "Томскими новостями". Когда вошли те трое и сказали все положенные слова, Маруська как-то дернулась, прижав руку к груди и уронив все свои костяшки, а Кузьма Ильич резко снял свои очки в железной оправе, и видно, тут же захотел одеть их снова, но его рука только вслепую шарила рядом с ними, между костяшкой "дупель-пусто" и коробкой спичек, из под которой был виден заголовок передовицы "Сила великого народа Сибири - в его единении", да чуть выглядывала дата - 27 сентября 1949 года...
 
"...- Я не русский, - сказал я. - Я полуполяк, полуиспанец. У меня мама - Родригес...
... это тебе, сказала тетя Белла, ой, как красиво, сказал я...
... Другой дед был испанский офицер, он воевал за Гитлера, потом со своей частью перешел на сторону Сибири. В сорок девятом его расстреляли возрожденцы..."
 
 
 
Сознательно оставил судьбу Ивана Гартмана открытой -
у нас ведь все-таки первый опыт дуэли - до первой крови, а не до самой смерти.
 
=================================================================
 
 
"От судьбы не уйдёшь" (с) Нико Лаич
 
*****
Пришла ранняя весна сорок первого года. В первых числах марта всех курсантов второго курса собрали в актовом зале. В президиуме сидел начальник училища, его заместители и незнакомый дивизионный комиссар. Первым к трибуне подошёл генерал Донченко. Начальником училища он был уже третий год, и многое успел сделать для усовершенствования учебного процесса, и что не мало важно улучшения бытовых условий курсантов. Был он строг, но справедлив, и мы его очень уважали, за глаза называя "Доней".
- Товарищи курсанты! В виду сложной международной обстановки руководством партии и правительством принято решение о проведении досрочного выпуска из военных училищ. В связи с этим начало курсовых экзаменов переносится на конец марта, а выпускные экзамены начнутся уже в апреле.
 Генерал сделал паузу и продолжил:

- А, сейчас, с докладом по этому вопросу перед Вами выступит представитель Главного Политического Управления дивизионный комиссар Магомедов.

 На трибуну поднялся молодцеватый, слегка склонный к полноте, дивизионный комиссар с модными усиками щёточкой. На его груди алел орден Красного Знамени, рядышком на колодке висела медаль "ХХ лет РККА". Он занял удобное положение, взявшись обеими руками за края трибуны и начал доклад:
- Товарищи командиры и курсанты! В этот сложный исторический момент, когда весь советский народ...
 Честно говоря, докладчика никто и не слушал, разве что первые ряды были вынуждены изображать внимание, да, и там, в основном сидели командиры. Курсанты же, сохраняя внешне признаки полного внимания к важной речи, возбуждённо обсуждали ошеломительную новость.
 Я глазами "пожирая начальство" переговаривался с Сергеем Шароновым, соседом слева, и Андреем Мурзиным, соседом справа:
- Ребята, здорово! В конце апреля - начале мая уже лейтенантами будем!
- Это хорошо, - рассудительно соглашался Шаронов, - уже в мае я получу подъёмные, денежное довольствие, командирский паёк. Так, значит с тёткой смогу рассчитаться за долги уже в июне.
Серёга, полез за записной книжкой и начал сверяясь с записями в ней делать какие-то арифметические расчёты. Я на Серёгу, не обижался. Он был один из немногих "женатиков" на курсе, и к тому же уже папашей.
- Эх, Серёга, приземлённый ты человек. Надо было тебе идти на интенданта учиться.
Я переключился на Мурзина. Андрей Иванович был совершенно замечательный человек: писал стихи, занимался спортом - играл за сборную училища и в футбол и в волейбол, вёл большую общественную работу - был секретарём курсового бюро ВЛКСМ.
- Андрюха! Скажи-ка, новость, так новость! В мае уже будем в войсках... а там глядишь какой-нибудь освободительный поход или даже война!
Мурзин снисходительно ухмыльнулся:
- Эх, салаги, вам только в "казаки-разбойники" деревянными саблями играть. Война, поход... ты сперва по полигонам помотайся, да солдат политграмоте обучи. Вот когда научишься подчинёнными руководить, тогда и рвись их в бой вести. А по большёму счёту, я с тобой согласен. Выпуститься пораньше это здорово...
Мурзин был постарше многих нас годами и смотрел на жизнь немного "по-старчески" - стараясь казаться взрослее нас. И тут он отличился, нашёл чем остудить мою излишне радостную весёлость:
- Ты, знаешь, Вань? А ведь под это дело могут и отпуска упразднить. Отправят после выпуска сразу в войска, и всё прощай отпуск до зимы.
Я сразу расстроился:
- Да, ну, тебя Мурзин, вечно что-нибудь накаркаешь... типун тебе на язык!
И я переключился на сидевшего впереди Сергея Калинина, с тем общаться было приятнее. Калинин был таким же романтиком, как и я, и разговор у нас был обоюдно заинтересованный.
 
*****
В конце апреля состоялся выпуск. Предсказание Мурзина на половину состоялось. Отпуск нам предоставили, но частично - всего лишь на семь дней, не считая дороги.
Расставаться было грустно. Мы ходили, хвастая друг перед другом и постоянным персоналом училища, своим новым обличием. В новенькой командирской форме с красными большими звёздами на рукавах, сверкая хромовыми сапогами и скрипя кожаными ещё неразработанными портупеями, каждый раз как бы невзначай поправляя кобуру с пистолетом или подходя к зеркалу, чтобы оправится, а на самом деле, чтобы ещё раз взглянуть на два "кубаря" в петлицах. Вообщем сплошное мальчишество.
После парадной строевой части, нас собрали в актом зале, в котором были накрыты столы для последнего торжественного ужина. Немного странно было себя ощущать полноправными членами общества командиров и политработников. Наши начальники, ещё вчера распекавшие нас как мальчишек, смотрели сегодня на нас как на взрослых - равных себе товарищей.
Первым тост сказал начальник училища:
- Дорогие друзья! Сегодня мы провожаем Вас - наших выпускников - учеников, вставших сегодня на самостоятельный и трудный путь. Может быть уже завтра, Вам выпадет большая честь - защищать с оружием в руках первое в мире рабоче-крестьянское государство. Так будьте мужественны и достойны Вашей Родины!
 Генерал Донченко, может и говорил нескладно, особенно по сравнению со своим заместителем - полковым комиссаром Айзеншписом, но его речь брала за душу. Все встали и выпили стоя.
 Я махнул водку залпом и чуть не поперхнулся. Весь опыт пития у меня сводился к нескольким случайным распитиям бутылки водки в компании семи-восьми курсантов. Мой сосед - он же мой друг Сергей Калинин, по прозвищу "Калиша" постучал меня по спине и подал кусок яблока. Я закусил и мне стало полегче. Вторая и третья рюмка пошли без всяких проблем.
 Выступали после Дони, и Айзеншпис, и представитель обкома партии, и представитель штаба военного округа, и другие командиры и политработники. Но для меня вечер закончился очень быстро, к началу танцев я был уже "тёпленьким" и после того, когда все стали танцевать, я пошёл искать начальника вещевого склада старшину сверхсрочной службы Киселёва (который когда меня обидел своим обращением), чтобы разобраться с ним.
 Очнулся я утром на своей койке в казарме. Рядом с кроватью сидел на табуретке мой друг Калиша и неистово начищал звезду на пряжке портупеи.
- Ну, что, пьянчуга, проснулся!
Мне было нехорошо и очень стыдно.
- Помнишь, хоть что-нибудь?
- Нет.
- Счастливый.
- А, я что-то натворил?
- Что-то? Да, ты, братишка, такое отчебучил, что надолго в истории училища останешься.
Мне стало ещё хуже.
- Да, ладно, не переживай. Всего-то ничего - загнал бедного Кису на дерево и стал бросать в него палками и камнями, чтобы согнать вниз "на честный бой". Хорошо, что Мурзин и Шаронов поблизости были, увели тебя в казарму проспаться. Между прочим, Васька рассказывал, что был рядом с Доней, когда к нему Киса прибежал жаловаться, так генерал его отправил в санчасть и порекомендовал впредь быть поосторожнее с курсантами. Вот такие вот дела!
Я застонал.
- Что, братишка, плохо?
- Да, нет, больше стыдно.
Калиша достал из своей тумбочки бутылку с мутноватой жидкостью и предложил мне:
- Держи, поправь здоровье.
- Не-а! Я пить не буду!
- Да, не боись. Это рассол огуречный, вчера специально у бабы Нюры выпросил. Для себя берёг... но, что для братишки не пожалеешь.
Я отнекивался, но Серёга упёрся, и в конце концов заставил меня выпить рассол. Мне действительно полегчало.
- Ну, давай мойся-бройся, как говорит наш старшина, и пора в штаб - документы получать и всё остальное, - и  Калиша недвусмысленно похлопал себя по карману.
После обеда мы с ним уже прощались с ним на вокзале:
- Ну, давай, братишка, приедешь к месту службы, сразу пиши моим родителям.
- Хорошо, и ты тоже не затягивай, сразу сестре моей письмо отправь, а она уже мне перешлёт...
- Ну, прощай, братишка! Удачи тебе!
- И ты, бывай здоров! Не лезь на рожон, знаю я тебя...
Мы крепко обнялись на прощанье. На глаза наворачивались слёзы. Но мы сдержали их. Я запрыгнул в уже отправляющийся поезд и успел несколько раз махнуть Серёге на прощанье, прежде чем проводник закрыл дверь. Больше с Серёгой нам не суждено было увидеться.
 
*****
 

 В штабе округа я получил назначение в 902-й стрелковый полк, расквартированный в небольшом провинциальном городке Задольске. К вечеру я добрался до Задольска, и уже часов в семнадцать представился командиру полка  и его заместителям. С заместителем командира по политической части батальонным комиссаром Покотиловым я проговорил около часа. Точнее говорил в основном он, а я слушал, или по его изречению "внимал".
- Внимай, товарищ младший политрук. Мы с командиром вопрос твоего назначения
обсудили, будет сложно тебе, но и он, и я, и партактив тоже, поможем. Командиром пулемётной роты сейчас товарищ Клячин - старший лейтенант, орденоносец, отличился и на Халхин-Голе, и в финскую на Карельском перешейке. Парень геройский, но очень тяжёлый в общении. Скандалист, да ещё вдобавок склонен к этому делу... - батальонный комиссар профессионально пощёлкал себя по горлу. - Командир его терпит, а бы давно бы на него управу нашёл. Так что имей ввиду. Старайся не попасть под его влияние. В работе опирайся на помощника политрука товарища Белова и секретаря комсомольской организации товарища Селина. Селин сержант, командир отделения. Из командиров взводов посоветовал бы лейтенанта Ласковского, остальные к сожалению полностью находятся под влиянием Клячина. По всем вопросам обращайтесь или прямо ко мне, или к парторгу полка старшему политруку Козлову. Секретарь комсомольской организации и начальник клуба сейчас в отпуске, но ты потом с ними познакомитесь.
Покотилов сделал паузу, и внимательно посмотрел мне в глаза:
- Тебе, всё понятно, младший политрук?!
Я подскочил и принял строевую стойку:
- Так точно, товарищ батальонный комиссар!
Покотилов тоже поднялся:
- Значит, так. Внимай. Сейчас отправляйся в командирское общежитие, дежурная в курсе. Поселишься пока в седьмом номере, а завтра уже решим. В восемь тридцать построение полка, командир будет тебя представлять личному составу полка. Так что... Ты понял?!
- Так точно, товарищ батальонный комиссар!
Покотилов пожал руку и многозначительно предупредил:
- Мы политработники, должны быть примером во всём, и для всех.
Молодцевато отдав честь, я лихо развернулся на каблуках и вышел из кабинета. На выходе из штаба я спросил у дежурного по части, как пройти к общежитию. И он, проявив понимание, выделил мне посыльного, поставив ему задачу: "сдать товарища младшего политрука лично в руки тёти Зины".
 
*****
Быстро определившись с бытовыми вопросами, в решении которых большая заслуга принадлежала конечно тёте Зине, добродушной пожилой женщине, бывшей по совместительству и дежурной, и кастеляншей, я собрался пораньше лечь и отоспаться перед завтрашним днём. Буквально мгновенно, едва успев лечь в постель и укрыться одеялом, я уснул.
Проснулся я от того, что меня будили. Причём будили самым беспардонным образом, с силой, и при чём немалой, тормоша меня за плечо. Открыв глаза, я увидел незнакомого мне старшего лейтенанта. Увидев, что он достигнул желаемого результата, старший лейтенант выпрямился, и изобразив движением руки отдание чести, насмешливо представился:
- Товарищ младший политрук, командир ввереной Вам пулемётной роты - старший лейтенант Клячин, - и протянув руку для рукопожатия, добавил, - Михаил.
Я был немного ошарашен таким необычным способом знакомства, и пожав руку,
пролепетал: - Ваня. - Затем я опомнился, вскочил и встав по стойке "смирно" представился:
- Товарищ старший лейтенант! Младший политрук Гартман! Прибыл в полк для дальнейшего прохождения службы и назначен политруком пулемётной роты!
- Ну, ладно, Комиссар, не кричи. Мы, всё-таки не на плацу. Давай одевайся, пойдём сейчас к одному товарищу в гости, там поближе познакомимся.
Я заподозрил, что поход в гости будет связан с употреблением спиртных напитков, и вспомнив предупреждения батальонного комиссара, начал робко отказываться:
- Товарищ старший лейтенант, извините, не могу. Да, и завтра на разводе, меня должны представить личному составу полка.
- Не дрейфь, Комиссар, всё будет нормально. Мне тоже завтра на развод, а я из командировки приехал полчаса назад. Одевайся, одевайся, никаких отговорок я не приму.
Мне оставалось, только подчиниться. Я начал быстро одеваться.
- Не торопись, а то успеем.
- Есть, товарищ старший лейтенант!
- Товарищ старший лейтенант я для тебя на службе, а вне службы - просто Михаил.
- Понял, товари... понял Михаил.
Пока я одевался, Клячин беспрерывно ходил по комнате. Поначалу мне показалось это проявлением нервозности, но впоследствии я понял, что это его постоянная привычка.
- Твоя девушка? - Клячин кивнул на фотографию, выставленную мной на тумбочку. На этой фотографии, сделанной летом прошлого года, мы снялись втроём с Клавой и Ваней, моими лучшими школьными друзьями и даже больше, чем просто друзьями.
- Да, моя! - с вызовом ответил я.
- Красивая... - несколько задумчиво произнёс Клячин, не заметив моего вызова, - а как зовут?
- Клава, - уже спокойно ответил я, и добавил, - Клавдия Павловна... Светлова.
- Красивая Клавдия Павловна, прямо киноактриса. Где она сейчас, дома? Ждать обещала? - думая о чём-то своём, спросил меня Клячин.
- Не знаю... - ответил я.
И это было правдой. В кармане моей гимнастёрки лежало письмо от Клавы, даже не письмо, а так записка - клочок серой бумаги, неизвестно какими правдами и неправдами отправленный из Владимирской пересыльной тюрьмы. Записку неделю назад отдала мне Клавина мама, сильно постаревшая с тех пор, как арестовали Клаву.
Клочок серой бумаги был исписан мелким почерком: "Ваня милый! Любимый мой! Случилось страшное - я невинно осуждена. Я ни в чём, не перед кем не виновата. Я тебя очень люблю, (дальше несколько слов зачёркнуто) но не хочу быть помехой в жизни. Я (несколько слов снова зачёркнуто) освобождаю тебя от всех обещаний и клятв, будь свободен! Ваня милый! У тебя всё впереди и ты найдёшь (снова несколько слов зачёркнуто) свою судьбу. Прощай! Будь счастлив (много слов зачёркнуто). Клава."
- Клаву арестовали и осудили по пятьдесят восьмой статье, вся её вина состояла только в том, что она в ответ на оскорбительно пошлые приставания комсомольского вожак школы, надавала ему по морде. Этот подлец оказался вдобавок сотрудником НКВД, делу дали ход и... исправить я уже ничего не мог. Находясь в отпуске, я никому ничего не говоря, подкараулил в последнюю ночь этого мерзавца возле дома одной женщины, к которой он любил захаживать, и сильно избил. Когда он начал взывать о пощаде, пытаясь ухватить меня за ноги, я ещё больше рассвирепел, и не мог остановиться даже, когда он затих. Окровавленную одежду и парусиновые туфли я сжёг на огороде, а утром попрощавшись с родными уехал на вокзал. Что сталось с подонком я не знал, да и не хотел знать.
Одевшись, я побрызгался "тройным" одеколоном, и надев фуражку по-залихватски набекрень, доложил ротному:
- Я готов!
Клячин, всё это время расхаживая по комнате, развернулся ко мне и улыбнулся:
- Орёл! Да, и только. Закрывай свою хату и пошли.
Мы вышли на улицу. Уже начинало темнеть.
- Михаил. А мы к кому идём?
- К кому надо, к тому идём! К моему хорошему товарищу - вместе на Халхин-Голе загорали.
- А, Вы, орден за Халхин-Гол получили?
- Хватит, выкать!
И не отвечая на мой вопрос, Клячин переменил тему разговора:
- А что за лётчик на твоей фотографии? Друг или родственник?
Мне пришлось отвечать самому:
- Друг детства. Сметанин Иван. С первого класса вместе, на одной улице жили.
Ейское лётное училище в прошлом году закончил, сейчас в Одесском военном округе служит. В начале марта писал, что командиром звена должны назначить.
- Завидую я лётчикам! Денег получают не чета нашим, паёк вообще царский, девчонки вообще с ума по ним сходят... короче говоря служат они как "как сыры в масле катаются", - тут Клячин прикурил папиросу, и сделав несколько сильных затяжек, махнул рукой в сторону двухэтажного дома из красного кирпича, - почти пришли.
Зайдя в крайний подъезд, мы поднялись на второй этаж и Клячин постучался в дверь, свежевыкрашеную синей краской. Дверь открыл невысокого роста мужчина с небольшими залысинами на рано поседевшей голове, одетый в галифе и домашние тапочки. Клячин с ходу представил нас друг другу:
- Это мой старый товарищ - Семёнов Гавриил Львович.
- А это, Львович, мой Комиссар - Гартман Иван. Прошу любить и жаловать!
Мы обменялись с Семёновым рукопожатиями.
- Проходите, проходите, товарищи! Не стойте в дверях! Михаил, давай командуй своим комиссаром, а то стоит он, как красная девица. - Семёнов был доброжелателен и немного суетлив.
Через пару минут мы уже сидели за столом на кухне и смотрели, как хозяин разливает по рюмкам водку. Делал он это очень аккуратно и очень точно, чувствовалась опытная рука.
Клячин поднял бокал:
- Ну, что, Гавриил Львович, сколько твоей дочурке сегодня исполнилось?
- Три годика.
- Давайте выпьем, за здоровье Анастасии Гаврииловны!
Мы чокнулись и дружно выпили, я поторопился закусить, благо было чем. По курсантским взглядам, стол вообще ломился от еды.
- Смотри, Львович. Через пятнадцать лет Настюха уже взрослой девушкой будет, а наш Ваня как раз полкового комиссара получит - чем не пара?
Я покраснел, а Семёнов и Клячин, глядя на меня, рассмеялись. Семёнов похлопал меня по плечу и сказал:
- Как говорят хохлы: нэ журысь хлопче! Шутит Михаил. Кстати, получил сегодня письмо от моего старшенького, фотокарточку прислал, сейчас покажу.
Семёнов стремительно убежал в комнату за фотографией, и быстро вернулся бережно неся её в руках. На фотокарточке был снят молоденький лейтенант - мой ровесник, с десантными эмблемами в петлицах, чем-то похожий на Львовича. Мы с Клячиным внимательно рассмотрели снимок.
- Что-то он худой! Львович, не заботишься о сыне, а надо бы его подкормить... Слушай-ка, Львович, а сколько тебе лет? Не больше тридцати, верно?
- Да, верно! В марте тридцатилетие отмечали.
- А сыну твоему старшему сколько?
- Двадцать лет в апреле было.
Клячин заразительно рассмеялся:
- Так чего-то я Львович не пойму, ты во сколько лет его "заделал"? В девять что ли?
- Ну, почему в девять? Паша - сын моего старшего брата Егора. Мне семнадцать было, когда Егор погиб. Жена его Катя осталась с двумя пацанами: Пашке было семь и Васятке - четыре. Мы с дедом думу подумали и порешили, чтобы я на Кате женился. Баба она справная. Не скажу, что любовь какая-то была, против воли старших я не пошёл. А когда она от меня в первый раз понесла, сломалось во мне что-то и полюбил я её по настоящему...
Я не удержался и спросил:
- Гавриил Львович, а сколько же у Вас детей?
- Семеро. Шесть пацанов и дочка - Настюха, самая младшенькая, самая любименькая, знает это чертовка и верёвки из меня вьёт.
По-видимому, чтобы внести ясность, Семёнов добавил:
- Братовых Пашку и Васятку я усыновил. И в обиду никогда не давал. Младшим - от меня которые, больше доставалось. Жена - Катюха, даже упрекала не раз, мол слишком строг с младшими, братовых любишь больше, чем своих. А как не любить, родная кровь.
Чтобы сменить тему, Михаил предложил:
- Ну, за Катюху давай выпьем. Молодец, он у тебя! Не был бы я принципиальным холостяком, отбил бы Львович у тебя Катюху! Вон, Ваня, не даст соврать.
И Клячин подмигнул правым глазом. Семёнов быстренько налил рюмки и выпили за здоровье его жены.
Третий тост Клячин провозгласил за Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. Когда мы выпили, он оставил мою рюмку в сторонку и твёрдо сказал:
- Комиссару хватит, Львович. Ему завтра полку представляться, а вот мне ты можешь налить.
Я попробовал повозмущаться несправедливостью, но ротный глянул на меня так, что я заткнулся. После этого Клячин с Семёновым выпили ещё по несколько рюмок, и посудачив о полковых делах, мне пока незнакомых, стали прибирать со стола. Мою помощь они дружно отвергли и не зря, усаживаясь обратно за стол я чуть не побил рюмки.
Попрощавшись с гостеприимным хозяином мы двинулись в сторону общежития.
По дороге я стал приставать к ротному с разными вопросами.
- Михаил, а Львович, он кто?
- Как кто? Интендант второго ранга, помощник командира полка по тылу.
Я чуть не поперхнулся.
- А что ж ты сразу не предупредил?
- А зачем, чтобы ты к нему по званию обращался? Нэ журысь, хлопче! Львович, нормальный мужик! Он на Халхин-Гол из запаса попал, а до этого районной торговлей у себя в Томске руководил.
- А почему Львович? Отчество, какое-то не крестьянское?
- А он и не из крестьян. Он по материнской линии из купцов Семёновых. А отец у него был чистокровный еврей, за революционную деятельность был в те места сослан. Умер перед революцией от чахотки.
За разговорами мы быстро дошли до общежития. Ротный лично меня проводил до комнаты, и пожелав спокойного сна, отправился к себе.
 
*****
Глава, в которой 3 мая нацистская Германия без объявления войны нападает на Советский Союз. 902-й стрелковый полк в составе дивизии убывает на Западный фронт. Выгружаясь из эшелонов под бомбёжкой полк несёт большие потери. В первый бой мы вступаем уже в составе сводного батальона: Клячин командир, я комиссар. Под Смоленском наш полк вступает бой и участвует в обороне города. К новой линии фронта прорываются остатки полка. Клячин в течение двух недель боёв несколько раз буквально чудом избегает смерти. Он частенько приговаривает: "Мне цыганка нагадала, что меня смерть не от железа ждёт!"
 
*****
Глава, в которой мы прорываемся через линию фронта. Я попадаю с тяжелым ранением в госпиталь, Семёнов получает новое назначение на Северный Кавказ, а Клячин сдав командование полком полковнику, преподавателю из академии Генерального Штаба, идёт под трибунал за мордобитие особиста и получает высшую меру наказания, с заменой на штрафную роту. Меня отправляют в тыловой госпиталь, а Клячина на передовую - искупать вину кровью.
 
*****
Глава, в которой я попадаю в военный госпиталь в Томске и слежу за крушением советского фронта: танковая группа Гудериана прорывается в направлении Омска (так у Лазарчука, моё мнение к Челябинску и то круто), а 3-я Сибирская Добровольческая армия наносит опасный для немцев удар с севера через Котлас на Нижний Новгород (так у Лазарчука). Клава успевает мне послать письмо, о том что она освобождена и сражается в рядах этой армии. Прорыв Гудериана удаётся ликвидировать и пленных немцев меняют на остатки 3-й СДА. На протяжении всего фронта Красную Армию преследуют неудачи. В ноябре 1942 года немцы начинают новое наступление, заканчивающиеся разгромом южных фронтов Красной Армии. Сталин, эвакуировавшийся со всем госаппаратом в Куйбышев подписывает мирный договор с немцами, по которому все советские территории, расположенные к Западу от Волги отдаются Германии. В Куйбышеве происходит военный переворот. Инициатор и душа заговора - Жуков, номинальный лидер - Тимошенко. Сталин, Молотов, Ворошилов и Берия казнены через повешение, как немецкие шпионы. Жуков погибает при совершении заговора. Председателем Временного Правительства становится Тимошенко.
 
*****
Глава, в которой я находясь в госпитале узнаю от одного раненого лётчика о судьбе своего друга детства - Сметанине Иване Терентьевиче, что якобы после катастрофы фронта, Иван, а с ним ещё двадцать лётчиков пытались угнать дальний бомбардировщик, чтобы улететь в Иран к англичанам, но были сбиты фашистскими "мессершмитами". Кроме этого описываются события в Москве - назначение председателем совета министров оккупированных русских территорий Деникина Фёдор Фёдоровича, который не родственник и даже не однофамилец Антону Ивановичу. В США создаётся заграничный Комитет Граждан России, который возглавляет тот самый Антон Иванович Деникин, бывший главком ВСЮР. КГР осуществляет организацию всяческой помощи Временному Правительству. На свободных территориях тоже неспокойно: властные полномочия всевозможных обкомов и райкомов резко ограниченна, и вся полнота власти принадлежит военным комендантам. Коммунисты организуют попытку военного путча и ставку делают на генерала Ерёменко. Путчисты разгромлены, все руководители казнены. Компартия официально лишается своей руководящей роли, вводится многопартийная система. Правительство переезжает в Томск. Одновременно я узнаю,  что в Томске начинает процветать торговая фирма "Семёнов и сыновья" владельцем которой является, мой бывший знакомец и однополчанин Гавриил Львович.
 
*****
Глава, в которой меня находит в госпитале Михаил Клячин, капитан в отставке, работающий теперь руководителем службы безопасности Торгового Дома "Семёнов и сыновья". Он укоряет меня за то, что я не обратился к Семёнову и приезжают на следующий день в госпиталь с ним вместе. С тех пор в нашем госпитале не переводится продукция ТД "Семёнов и сыновья". Несколько раз Клячин приезжает ко мне поцарапанный и растрёпанный, приходится отбивать налёты новоявленных налётчиков, судьба бережёт его, хотя рядом гибнут и охранники, и налётчики. Частенько Клячин жалуется, что эта работа не по нему, хотя получает сказочные деньги.
 
*****
Глава, в которой Клячин приходит ко мне повеселевший и говорит, что скоро он вернётся в армию. Оказывается старший сын Семёнова - Павел, капитан ВДВ и бывший адъютант военного министра генерала Петрова, приступает к организации частей специального назначения, предназначенных для выполнения разведывательно-диверсионных задач в глубоком тылу врага. Формально разрешение уже получено, осталось только пройти военно-медицинскую комиссию. Через несколько дней Клячин приезжает ко мне в красивой офицерской форме, шитой на заказ, с вновь введенными недавно погонами. "Разрешите представиться штабс-капитан воздушно-десантных войск Клячин!" Михаил радуется как ребёнок. Мы договариваемся с ним встретиться с ним через два дня, но он не приходит.

А на другой день за мной заезжает Семёнов-старший и предлагает ехать на похороны.
- Львович, какие похороны, я не знаю здесь никого!
- Мишины похороны, Ваня.
- Какие Мишины, ты, что Львович?
- Мишу Клячина сегодня хороним. Погиб позавчера...
- Как погиб, что с ним. Разбился, застрелили, зарезали...? Что с ним, Львович?
Я не заметил, как перешёл на крик.
- Нет... отравился угарным газом. Заснул с папиросой в руке, загорелся матрац... так и умер во сне.
Я уронил костыли и рухнул на пол.
О боже... какая нелепая смерть... человек прошёл Халхин-Гол, финскую, на последней войне не раз под смертью ходил. Я вспомнил любимую Мишкину присказку: "Мне цыганка нагадала, что меня смерть не от железа ждёт!"
 
 
 
 
По всей видимости это конец рассказа. Прошу прощения у достопочтенной
публики за своё бумагомарательство, к сожалению я не Лев Толстой и даже
не Алексей. Да и по времени я был сильно ограничен.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого"(ЛитРПГ) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"