Авик Валерий Анатольевич: другие произведения.

Оглушительно-звенящее молчание небес. Каков же ты, наш Отец Небесный? Часть Iii - Alter Ego господина Бога дезавуирует обвинения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья часть книги посвящена анализу обвинений господина Бога, основанных на текстах Ветхого Завета, в свете вновь открывшихся в Новом Завете обстоятельств. Именно новозаветные факты и свидетельства очевидцев открывают совершенно новую перспективу для решения основной задачи нашего дознания - выявление причин массовой распространенности трагедий и ЗЛА на планете. В связи с этим будет подробно рассмотрена проблема многовекового ожидания иудеями эсхатологического Мессии и связанный с этим вопрос - реализованы ли эти упования в личности Иисуса Нового Завета? Как окажется, именно догмат Святой Троицы стал основой в деле оправдания господина Бога и доказательством Его непричастности к организации или попустительству ЗЛУ в жизнь Своих творений.


Валерий Авик

Люди всегда задают вопросы.

Именно вопросы и делают их еретиками.

Квинт Тертуллиан

Я видел, что будет, я знаю закон бытия,
Hо в сведеньях этих досаднейший есть промежуток:
Я знаю, что мир обречён, и конец его жуток,
Hо будет ли нам утешитель - не ведаю я.

(Ю. Нестеренко)

Оглушительно-звенящее молчание небес.

Каков же ты, наш Отец Небесный?

(Новое расследование по "Делу о защите чести и достоинства господина Бога")

Расследование лабиринтов теологических тупиков по поводу возможной причастности или непричастности господина Бога к обилию Зла в нашем мире.

   Предупреждение читателю - автор статьи, учитывая мысль Квинта Тертуллиана, предупреждает: в данной статье непрестанно задаются недоуменные вопросы, в попытке согласовать в единое целое наше внутреннее ощущение сущности Бога, противоречивость текстов Ветхого Завета, догматические установки и доступные нам факты реальной жизни. Закоренелым ортодоксам читать статью противопоказано - вопросы неумолимо приводят к ереси.
   Часть III. Alter Ego господина Бога дезавуирует обвинения.
  
   Глава 1. Предсказания Торы по поводу эсхатологического Мессии.
  
   В предыдущих двух частях проводимого нами дознании мы, весьма основательно просмотрев документальные факты (как из реальной жизни, так и тексты Писания - в основном Ветхого Завета), пришли к предварительному заключению:
  
  -- ЗЛО несомненно пропитывает всю нашу земную жизнь сейчас, оно доминировало на планете и все предыдущие тысячелетия;
  -- Согласно документальным материалам Торы, так и просто следуя элементарной логике, приходится прискорбно признать, что основную ответственность за всё несет Создатель нашего Универса - господин Бог.
  -- Все догматически установленные характеристики Его личности говорят о том, что именно Он управляет всеми процессами в созданном Им мире. Личные высказывания Яхве, приведенные в Торе, это подтверждают;
  -- Попытки нео-ортодоксов хоть каким-то достойным образом морально обелить, вывести из подозрения в причастности к совершенным страданиям и ЗЛУ образ Бога Яхве, выведенный в книгах Ветхого Завета, в свете логики терпят фиаско именно в столкновении с догматическими аксиомами;
  -- Можно было бы на такой печальной ноте и закончит наше дознание, признав за очевидный факт точку зрения саддукеев: Бог один и всё в руке Его (если кто-то страдает или гибнет - значит это необходимо и справедливо), если бы не постепенно прорастающее в глубинах души избранного народа понимание несправедливости земного существования, выразившееся в ожидании ими Спасителя - вначале мессии для Израиля, а позже и эсхатологического Мессии.
   Вот этот момент мы и будем разбирать в данной главе.
  
  -- Какого Мессию предсказывают мессианские пророчества Ветхого Завета?
   Работая над разделом, посвященном пониманию евреями пророчеств Торы (Ветхого Завета), автор использовал весьма интересную книгу современного израильского исследователя иудаизма Пинхаса Полонского "Еврейский взгляд на христианство". Современное, опирающееся на факты, изложение Полонским своих взглядов по каким-то причинам показалось некоторым ортодоксальным христианам новой волны в чем-то однобоким и якобы упрекающим христианскую Церковь "в репрессиях и замалчиваниях". По их мнению, "автор тенденциозен выставляя иудаизм в лучшем свете, нежели христианство". Пришлось напомнить, что репрессии по отношению евреев обычно проводили светские власти государств, хотя идеологически инспирировано это было Церковью. Достаточно вспомнить о еврейских погромах в России. Притом для объективного суждения следует не забывать, что Тора - это колыбель христианства и кто же лучше разбирается в древнееврейских текстах, нежели сами евреи? Естественно потому они и видят некоторые смысловые неточности, с которыми сталкивается христианское богословие. Примером этого может служить понимание иудеями основной характеристики истинного Мессии, которая позволит утверждать Его появление в мире. Этот признак предсказан пророком Исайей и повествует об ожидаемом полном прекращении войн и насилия в мире в результате деятельности Мессии. Если следовать этому обетованию, то такого Мессии нет и по сей день.
   Является общеизвестным фактом, что в иудейской Торе существует довольно много предсказаний многих ветхозаветных пророков о неизбежном появлении Машиаха (Мессии), который должен выполнить вполне определенные задачи по установлению всеобщего мира и спокойствия, достижению всеобщего почитания Бога. Он должен будет вести народы Божьими путями; он соберет еврейских изгнанников, восстановит Святой Храм, излечит всех больных. Согласно пророческим предсказаниям Машиах совершит все это в течении своей жизни: "Его свет не померкнет, и он не преткнется, пока не установит на земле справедливость" (Иешая 42:4). С мнением, что пророки несомненно повествовали о грядущем Мессии согласны все - евреи и христиане. По утверждение отдельных теологов христианства в текстах Ветхого Завета примерно 450 пророчеств, касающиеся ожидаемого прихода Мессии. Но насколько убедительно утверждение христиан, что именно Иисус Нового Завета и являлся тем персонажем, о котором говорили пророки? Почему то, что столь очевидно для христиан, далеко не столь очевидно для иудеев? Или иудеи упрямствуют в своей вере, или они в своей массе просто глупы и жестокосердны, или есть другие причины такого их отношения к пророчествам ветхозаветных пророков?
   К сожалению почти вся масса пророчеств лишь свидетельствует об ожидаемом в будущем появлении Мессии, без желательной для нас более подробной конкретики. Они ничего не говорят о том, кто же конкретно удостоится этой чести. Иудаизм утверждает, что Тора предсказывает неизбежность прихода Мессии - первоначально исторического в виде сильного и авторитетного царя, а затем и эсхатологического Мессии, призванного раз и навсегда навести порядок на планете. Разница с христианством состоит в том, что иудаизм не признает за Иисусом статуса Мессии - по причине неисполнения Им всех признаков истинного Мессии, догматически принятых иудаизмом на основе текстов Торы. Для иудеев очевидность появлении Мессии несомненна, неясность существует только во времени - когда это событие осуществится.
  -- Что такое мессианское пророчество и как убедится в его истинности?
   Попробуем разобраться. Что же представляет собою несомненное пророчество? Это предчувствие (предсказание) некоего события заблаговременно до момента его реального исполнения. Все высказывания Яхве, касающиеся пророков, свидетельствует о Его намерении (время от времени) выдвигать их для разъяснения своих планов и намерений: "Я воздвигну им Пророка из среды братьев их, такого как ты, и вложу слова Мои в уста Его, и Он будет говорить им все, что Я повелю Ему" (Втор.18:18). Трудность для простого народа состояла лишь в сложности отделения речей истинных пророков от речей лжепророков: "как мы узнаем слово, которое не Господь говорил?". Для этого Яхве дает критерий исполнимости пророчества, но к сожалению, узнать исполнилось ли то или иное пророчество, можно лишь по прошествии зачастую довольно длительного времени: "Если пророк скажет именем Господа, но слово то не сбудется и не исполнится, то не Господь говорил сие слово, но говорил сие пророк по дерзости своей, - не бойся его" (Втор. 18:22). То есть для людей всегда будет период некоторой временной неопределенности по причине отсутствия более конкретных критериев для немедленной реакции слушателя.
   Пророки Израиля получали не только указания Яхве, касающиеся каких-то глобальных проектов, но и разнообразные распоряжения, относящиеся к более практическим, но оттого и более злободневным, задачам. К примеру библейский пророк Нафан сообщил царю Давиду божественное откровение: строительство храма, планировавшееся Давидом и поначалу одобренное пророком, не будет осуществлено - Господь вместо этого укрепит дом Давида и благословит его (2 Цар. 7, 1 Пар. 17). В данном случае мы не видим эсхатологического пророчества, но был представлен план "государственного строительства" с целью укрепления Израиля. Это вполне очевидно - для решения глобальных задач необходимо сильное государство.
   По традиции еврейские толкователи в мессианских пророчествах видят неизбежное появление в будущем Мессии (буквальное значение слова - "помазанный"), которым в их представлении может быть вполне реальный человек, выделенный Яхве для совершения некоей исторической миссии. Тора дает некоторые указания насчет того, когда и в каком направлении можно направить свои размышления. Согласно этим толкованиям, иудейские раввины могли судить о месте и времени его прихода, об обстоятельствах его рождения, о его родословной и о его миссии. Христианские богословы к этому списку присовокупили трактовку некоторых библейских текстов в направлении предсказания жизни и служения Мессии, предсказания о Его смерти за грехи людей и воскресении из мёртвых.
   Почти сто пророчеств о грядущем появлении Мессии содержаться в псалмах Давида. К примеру, во 2-м Псалме говориться:
   "Восстают цари земли, и князья совещаются вместе против Господа и против Помазанника Его... Я помазал Царя Моего над Сионом, святою горою Моею; возвещу определение: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя; проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли во владение Тебе; Ты поразишь их жезлом железным; сокрушишь их, как сосуд горшечника" (Пс. 2:2,6-9).
   О ком повествует псалмопевец? По мнению христианских толкователей, в псалме повествуется о грядущем Мессии. Естественно апостолы постарались некоторую неопределенность текста псалма обратить на пользу зарождавшемуся христианству. За что им честь и хвала. Автор статьи всегда утверждал - евреи очень умные люди. С этим мнением согласны и многие иудейские мудрецы, хотя некоторые видят в герое псалма царя Давида или совокупный образ Израиля. Все же, учитывая историческое время написания псалма, скорее всего правы те иудейские толкователи, которые подразумевают под помазанником Бога сам Израиль. Если бы имелся в виду Иисус Христос, как второе лицо Троицы, то Он никак не может быть "помазанником Бога" - т.к. он Сам и есть Бог.
   Не является секретом то обстоятельство, что большинство пророчеств Ветхого Завета, которые по мнению христиан безусловно свидетельствуют об Иисусе Нового Завета, совершенно не так воспринимаются иудеями. Какие были основания у христиан для трансформации первоначального смысла ветхозаветных пророчеств в желательном для них направлении? Для объяснения этого феномена есть два логических подхода:
      -- если Ветхий Завет содержит слово Божье, достаточное для бесспорного понимания его смысла, то дальнейшие интерпретации намерений Бога недопустимы;
      -- если же смысл библейского текста недостаточно однозначен и допускает множественные интерпретации, то приходится, по необходимости, признать значительное влияние человеческого фактора при написании текстов Ветхого Завета, что обесценивает фундаментальность написанного.
  -- Основные, бесспорные для всех, мессианские пророчества.
   Разберемся, о чем повествуют нам основные, бесспорные для всех авраамических религий, мессианские пророчества:
      -- "Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов" (Быт.49:10). Этим показано колено Израиля, из которого нужно ожидать Мессию.
      -- "Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля, и разит князей Моава и сокрушает всех сынов Сифовых" (Числ.24:17). Здесь говорится об ожидаемом могуществе Мессии, направленном на сокрушении врагов Израиля.
      -- Следующее пророчество следует рассмотреть в двух текстовых вариантах.
   "Ибо Младенец родился нам - Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира. Умножению владычества Его и мира нет предела на престоле Давида и в царстве его" (Ис.9:6-7). Это вариант текста в христианском синодальном переводе на русский.
   "Ибо родился у нас мальчик, сын дан нам; власть на плечах его, и нарек ему имя Пэле Йоэйц Э-ль Гиббор Авиад -- сар шалом. Для приумножения власти и бесконечного мира на престоле Давида и в царстве его" (Йешайя 9:5-6). Это вариант перевода на русский с языка оригинала - еврейской Торы.
   Оба варианта сходятся на том, что Мессия будет потомком царя Давида. Иудеи не могут признать в этом пророчестве Иисуса на том основании, что во времена Иисуса не было мира (наоборот, он был казнён). Он не обладал властью и не восседал на престоле Давида. Пророк Иеремия также пророчески предвидел неизбежность такого Мессии: "Вот, наступают дни, говорит Господь, и восставлю Давиду Отрасль праведную, и воцарится Царь, и будет поступать мудро, и будет производить суд и правду на земле. Во дни Его Иуда спасется и Израиль будет жить безопасно; и вот имя Его, которым будут называть Его: "Господь оправдание наше!"" (Иер. 23:5).
      -- Пророк Исайя в своем знаменитом пророчестве приводит самый важный, по сути дела итоговый, признак пришествия истинного эсхатологического Мессии:
   "И будет в последние дни, гора дома Господня будет поставлена во главу гор и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы. И пойдут многие народы и скажут: придите, и взойдем на гору Господню, в дом Бога Иаковлева, и научит Он нас Своим путям и будем ходить по стезям Его; ибо от Сиона выйдет закон, и слово Господне - из Иерусалима. И будет Он судить народы, и обличит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья свои - на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать" (Ис.2:2-4).
   Это основное обетование пророка Исайи, характеризующее суммирующий результат правления Мессии, стало кардинальным препятствием для иудеев принять мессианство Иисуса - Он этого результата не добился. В результате Его жертвенной смерти и воскрешения, в материальном, реальном мире ничего явным образом не изменилось. Народы по сути ничего не заметили. По словам современного израильского исследователя, Пинхаса Полонского: "В древних библейских пророчествах Мессия - это царь и духовный вождь еврейского народа. При жизни и правлении Царя-Мессии совершится процесс Геулы, Избавления, иначе говоря, освобождение и возрождение всего мира. Пророки объясняют, что это возрождение и исправление мира понимается не в переносном, потенциальном или чисто духовном смысле, но что оно должно осуществится в объективной реальности, являться явным и несомненным для людей. Прежде всего во времена Мессии прекратятся войны, настанет всеобщий мир и благоденствие, и все люди, наслаждаясь покоем и гармонией смогут посвятить себя познанию Бога и духовному совершенствованию". Таким образом, пока этого не произошло и пока на земле не установился всеобщий мир, братство и стремление к познанию Бога, Мессия, обещанный еврейской Библией, еще не пришел. В таком иудейском понимании Иисус определенно не стал воплощением этой надежды - достаточно вспомнить о последующей истории евреев.
  
  -- О ком (или, о чем) пророчествует Исайя в 53 главе? Два исторических представления евреев о Мессии.
   Одним из самых сильнейших по эмоциональности и пронзительности мест Торы является 53 глава книги пророка Исайи, в которой говорится или о страдающем рабе Божьем, или о ожидаемом Мессии, или о горестной судьбе всего Израиля:
   "Ибо Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему.
   Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его.
   Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом.
   Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились.
   Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас.
   Он истязаем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих.
   От уз и суда Он был взят; но род Его кто изъяснит? ибо Он отторгнут от земли живых; за преступления народа Моего претерпел казнь.
   Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его.
   Но Господу угодно было поразить Его, и Он предал Его мучению; когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его.
   На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством; чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет.
   Посему Я дам Ему часть между великими, и с сильными будет делить добычу, за то, что предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен был, тогда как Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем" (Ис. 53: 2-12).
   О ком же повествует пророк? С одной стороны, в иудаизме существовала концепция двух Мессий:
   1) существует много предсказаний относительно Мессии, которому предстоит пройти через страдания, сопряженные с унижением и физической болью, а затем быть осужденным на жестокую смерть. Еврейские пророки провозгласили эту смерть заместительной - смертью за грехи еврейского народа.
   2) С другой стороны пророки также говорили и о Мессии - торжествующем Царе, который поразит врагов Израиля и установит мессианское царство мира и процветания.
   Мессия, который должен был прийти, пострадать и умереть, был назван Мессией, сыном Иосифа (Машиах бен Иосиф). А второй Мессия, который должен был прийти вслед за первым, был назван Мессией, сыном Давида (Машиах бен Давид). Теолог, согласно своему предпочтению, может для обоснования богословских концепций выбрать один образ из двух или объединить обе судьбы в одном образе - что и наблюдаем в личности Мессии Иисуса. Это пророчество является одним из самых убедительных для христианской теологии, предсказывающее спасения мира через, страдающего за грехи человечества, Иисуса Христа. Но что имел в виду сам пророк Исайя? О каком рабе идет повествование? Он предсказывает судьбу конкретного человека-мессии или повествует о совокупном образе всего Израиля? Насчет этого существуют совершенно разные предположения.
   Согласно современным раввинистическим толкованиям в этих пронзительных словах Исайи видна будущая судьба государства Израиль, который, как это и подтвердила история, и принес многомиллионную "жертву умилостивления" для прощения грешных людей, хотя необходимость подобной "кровожадной" жертвы не укладывается в сознание нормального человека. Отдельную и конкретную личность Иисуса Нового Завета увидели в этих стихах лишь в период становления христианства. С другой стороны слова "Он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его", если понимать их буквально, никак не было возможно для Иисуса Нового Завета, по простой причине - он не оставил потомства. Если конечно не уверовать в теорию, развитую в книге Дэна Брауна "Код да Винчи". Более приемлемо метафорическое толкование этого пророчества, которое представляет всех христиан в виде "потомства долговечного", ведомого рукой Иисуса.
   Тем не менее по содержанию этой главы возникают закономерные вопросы: почему это Яхве поражает и заставляет страдать, мучает своего Бога-Сына (если трактовать 53 главу с точки зрения христианства)? Неужели для всемогущего Бога не оставалось другой возможности содействовать примирению грешных людей с Небом? Кого, в понимании пророка, оправдают эти мучения, эта жертва умилостивления? Древние иудейские толкователи, как и христианские богословы, в образе этой главы видят конечно образ будущего Мессии. Но кто или что станет воплощением этого образа? История представила человечеству нескольких кандидатов на это звание:
   1) Упомянутые выше два иудейских кандидата - один пострадавший и претерпевший, второй - победоносный царь, решающий все проблемы Израиля;
   2) Еврейский страдалец, мессианский идеалист Иисус - сын Марии, признанный эсхатологическим Мессией для более чем миллиарда человек на планете.
   3) Пророчество Исайи, данное в 52-53 главах, предсказывает страдающего мессию, который, как это вытекает из контекста книги Исайи, был рабом Бога. Если понимать предмет пророчества буквально, то это коренным образом расходилось с традиционным представлением иудеев о мессии, как о помазанном победоносным царе. Если истолковывать страдающего раба пророчества единственно в качестве "раба Божьего", то такая постановка вопроса входит в противоречие с догматом об Иисусе, как второй ипостаси Творца, которая никак не может быть рабом Яхве. Лишь подсказка, данная пророком Исайей ставит все на свои места: "и сказал Мне: Ты раб Мой, Израиль, в Тебе Я прославлюсь" (Ис.49:3). Следовательно, знаменитое пророчество Исайи, данное в 52-53 главах, скорее всего относится к ожидаемой исторической судьбе государства Израиль. Тогда в разбираемой главе предстает будущая совокупная история Израиля, своими страданиями на протяжении 2000 лет разбудившая, находившуюся в анабиозе, совесть человечества. Скорее всего именно об этом совокупном образе Израиля и говорит пророк Исайя в 42 главе. Процитируем по книге пророка Йешайя в Торе:
   "Вот раб Мой, которого поддерживаю Я, избранник Мой, которого желает душа Моя. Возложил Я на него дух Мой, принесет он народам закон. Не будет кричать он, и не поднимет, и не даст услышать на улице голоса своего. Тростника, надломленного не переломит и фитиля тусклого не погасит, по истине вершить будет суд. Не ослабеет он и не сломится, пока не установит на земле правосудие, и учения его острова ждать будут. Так сказал Б-г Г-сподь, сотворивший небеса и распростерший их, разостлавший землю с произведениями ее, дающий дыхание народу на ней и дух - ходящим по ней. Я, Г-сподь, призвал тебя к правде, и возьму тебя за руку, и буду хранить тебя, и сделаю тебя народом завета, светом народов, чтобы открыть глаза слепые, чтобы вывести узника из заключения, из темницы - сидящих во мраке" (Ис.42:1-7). Из концовки этого текста становится совершенно ясным персонаж пророчества - это совокупный образ Израиля.
   Если сравнить текст 42 главы книги пророка Исайи в Торе и в синодальном переводе, то выявляются существенные отличия, касающиеся объекта откровения. В Торе говорится о эсхатологическом Мессии, как о "рабе" Яхве, который принесет народам "закон". В то же время в христианском переводе речь идет об "избранном Отроке", который "возвестит народам суд". О каком же законе повествует Тора? Во времена пророка Исайи было лишь одно богословское толкование понятия "закон" - это закон Письменной Торы, данный Моисею Богом. Христианский перевод в первую очередь наталкивает на мысль об оповещении народов о начинающемся Последнем Суде. Но тогда во многом теряется логика повествования - в Торе указывается о предварительном ознакомлении (обучении) народов с божественным Законом. Ведь явно несправедливо судить по высшим стандартам необученных, неподготовленных людей. Об этом же говорят слова оригинала Торы - "Не ослабеет он и не сломится, пока не установит на земле правосудие". А в синодальном русском переводе это же место звучит так - "не ослабеет и не изнеможет, доколе на земле не утвердит суда". В оригинале речь идет о правосудии - т.е. о состязательном процессе с участием как обвинения, так и защиты; тогда как в переводе на русский опять педалируется тема того же суда, о котором упомянуто в начале главы.
   Шестой стих 42 главы в синодальном переводе вообще явно искажает смысл оригинала Торы. Сравним:
   Тора - "Я, Г-сподь, призвал тебя к правде, и возьму тебя за руку, и буду хранить тебя, и сделаю тебя народом завета, светом народов". Речь явно идет не о каком-то конкретном человеке, а об суммарном образе Израиля. Именно он призван стать народом завета и светом остальным народам.
   Синодальный перевод - "Я, Господь, призвал Тебя в правду, и буду держать Тебя за руку и хранить Тебя, и поставлю Тебя в завет для народа, во свет для язычников". В такой трактовке совершенно теряется народ Израиля и на первый план выдвигается личность конкретного Мессии, который Сам станет заветом для народа (предположительно для Израиля). Христианам имя этого Мессии хорошо известно - это Иисус Христос.
   Очевидно, что видна некая подсознательная подгонка оригинального текста под сформировавшуюся теологическую концепцию.
  -- О раввинстически-иудейском толковании мессианских пророчеств.
   Раввинистическое или иудаистское объяснения Танаха (книг Ветхого Завета) принципиально отличается от христианского толкования. Прежде всего, разница заключается в иных подходах, как в отношении ряда богословских и догматических вопросов (например, о первородном грехе), так и в отношении к фигуре Мессии, а затем и к личности Иисуса Христа. Основные богословские положения иудаизма и христианства во многом совпадают:
   1. Обе религии признают за еврейским народом особую Миссию (его избранность), заключающуюся в том, чтобы донести Божественные истины до человечества и помочь приблизиться к Богу. Для этого Яхве заключил с еврейским народом Завет и дал ему заповеди - Божественный Завет, который догматически неотменим.
   2. Также обе религии разделяют древнее иудейское обетование о приходе Машиаха - Царя-Мессии, когда "перекуют мечи свои на орала и копья свои на серпы; не поднимет народ меча на народ, и не будут больше учиться воевать ... и наполнится вся земля познанием Господа" (Ис. 2:4). По представлению евреев Машиах, по обетованию, должен быть царём и в отличие от христиан иудеи ждут прихода Мессии в виде реального земного царя (реального человека-правителя).
   Далее между христианством и иудаизмом возникает идеологическая трещина в понимании того - возможно ли охарактеризовать реальную личность Иисуса Нового Завета в качестве истинного Мессии, если следовать пророческим предсказаниям? Если строго придерживаться текста пророчества Исайи, то оно полностью ещё не выполнено. А именно - результат деятельности Мессии по установлению всеобщего мира является основным показателем его истинности. По словам выдающегося еврейского богослова Маймонида:
   "Если встанет царь из дома Давида, изучивший Тору и соблюдающий заповеди, подобно Давиду, своему предку..., и он приведёт весь Израиль [на путь Торы] ... и будет сражаться в битвах Бога -- тогда можно предположить, что он Машиах. Если его усилия увенчаются успехом, и он построит Храм на его месте и соберёт Израиль из изгнания -- тогда он наверняка Машиах".
   Этим философ подчеркивает особую значимость для евреев явных и несомненных результатов деятельности Мессии в их реальной жизни.
   По утверждению же христиан, Иисус Христос выполнит материально ощутимую часть библейских пророчеств лишь во время Своего второго пришествия. Т.е. миссия Иисуса разделена на две части: сперва приведение в должное состояние отношения людей и Бога в духовной сфере (миссия примирения двух разведённых первородным грехом сторон конфликта) и вторая часть - реализация материальной стороны пророчества.
   Но для иудеев сама мысль о неисполнении пророчества Исайи с первого раза, при условии непризнания ими первородного греха в качестве богословской категории, неприемлема в принципе. Именно неисполнение пророчества Исайи и заставляет евреев не верить в мессианство Иисуса. И сопоставляя 2 главу Исайи с разбиравшейся ранее 53 главой, приходится предположить, что речь в обоих главах идет об одном Мессии, а не о двух. Следовательно, Мессия описываемый в 53 главе должен обязательно выполнить предсказание второй главы о наступлении всеобщего мира. Придется признать, что Иисус по стандартам иудаизма и пророка Исайи не полностью вписывается в это "прокрустово ложе".
   Чтобы каким-либо образом сгладить получившееся фактическое расхождение между предсказаниями пророков и реально совершившимся фактом неполного выполнения этих пророчеств Иисусом Нового Завета, христианские теологи выстраивают различного рода концепции. Например, профессор Реверсов И.П. анализируя апологию Иустина Философа "Разговора с Трифоном Иудеем" утверждает в качестве неоспоримого факта для христиан, "что обрядовый закон Моисеев имеет временный... и преобразовательный характер, и с пришествием Спасителя потерял свое значение". Откуда профессор взял, что "закон Моисеев временен и потерял свое значение", если слово Бога вечно и не может измениться? Это является явной атакой на основополагающее положение Библии.
   Далее профессор также утверждает, что "обетования о Новом Завете Бога с людьми, о наступлении нового благодатного Царства относятся к христианству". Но с точки зрения иудаизма Новый Завет будет естественным образом внедрен в сердца людей уже во время реального правления истинного Мессии, когда будут "перекованы мечи на орала". Таково представление иудаизма о мире (своего рода еврейская мечта), каким он должен стать при приходе настоящего (по всем иудейским стандартам) Мессии - Израиль откроет глаза других народов на Единого Бога. Пророк Исайя (42:6) формулирует так: "Еврейский народ - народ Завета, светоч народов мира". Именно в этой миссии нести народам Божественный свет, быть народом Завета и заключается суть еврейской избранности.
  
  -- Насколько обосновано восприятие других текстов Торы в качестве мессианских пророчеств об Иисусе Нового Завета?
  
   Попытки ревностных ортодоксов уже с самых первых страниц Торы найти следы пророчеств о, грядущем через жену, появлении на земле Мессии -- Спасителя (так как догматически Он рождается от Пренепорочной Девы), начинаются с эпизода Божьего проклятия змия: "И сказал Господь Бог змию: за то, что ты сделал это, проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми; ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей; и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту" (Быт. 3:14-15). Опираясь на греческий перевод 70-ти толковников (III в. до Р. X), где вместо местоимения "оно" поставлено местоимение мужского рода "он", новые ортодоксы видят в этом явный намек на то, что именно "Он" (явно подразумевая под этим Мессию Иисуса) будет поражать змея (под которым опять, исходя из идеологических предпочтений, подразумевается сатана). Однако на иудейском сайте "Я Тора" приведено местоимение "оно", что логически совпадает с предшествующими словами "семенем её": "семя" - всегда "оно", а не "он". По словам неуемных ортодоксов, все древние толкователи единодушно узнавали в этих словах пророчество о появлении Иисуса через "жену". Однако здесь следует сделать уточнение "Все древние христианские толкователи", т.к. иудейские знатоки в данных словах пророчества не видят того содержания, которое увидели христиане. Однозначного указания в самих библейских словах нет и поэтому каждый видит в них то, что хочет.
   Также христианские богословы в поиске наиболее ранних предсказаний об обещанном появлении Мессии - Иисуса, часто отталкиваются от текста книги Бытие: "И благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего" (Быт. 22:18). Сопоставляя этот стих с новозаветным пояснением апостола Павла: "Аврааму даны были обетования и семени его. Не сказано: "и потомкам", как бы о многих, но как об одном: "и семени твоему", которое есть Христос" (Гал. 3:16), они закономерно приходят к мнению, что уже в книге "Бытие" есть пророчество об Иисусе Христе. Подобные же обещания были даны Исааку и Иакову: "и благословлю тебя, ибо тебе и потомству твоему дам все земли сии и исполню клятву, которою Я клялся Аврааму, отцу твоему; умножу потомство твое, как звезды небесные, и дам потомству твоему все земли сии; благословятся в семени твоем все народы земные" (Быт. 26:3-4) и "Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему; Через тебя и через семя твое благословятся все племена земные" (Быт. 28: 13-14).
   Всё было бы вполне логично и убедительно, если бы не одно обстоятельство... В тексте Торы, приведенном на еврейском сайте "Я Тора" нет никакого упоминания о "семени" - всюду приводятся слова "твоему потомству". В 22 главе книги Бытия, по тексту, приведенному на сайте "Я Тора" сказано: "И благословятся в потомстве твоем все народы земли, потому что послушал ты меня" (http://ja-tora.com/tora/chapter22/). Аналогично и в 26 главе в Еврейской торе сказано касательно Исаака" "Поселись в этой земле, и я буду с тобой и благословлю тебя, ибо тебе и твоему потомству отдам я все эти земли и исполню клятву, что дал я Аврааму, отцу твоему. И умножу твое потомство, как звезды на небе, и отдам твоему потомству все эти земли, и благословятся твоим потомством все народы земли" (http://ja-tora.com/tora/chapter26/). Если исходить из текстов, приведенных на иудейском сайте, то совершенно ясно - речь идет о еврейских потомках Авраама и его сыновей, т.е. о евреях, как народе, призванном нести свет другим народам мира. В целом, если судить по степени влияния еврейских мыслителей, ученых и нобелевских лауреатов, финансистов, музыкантов на современную жизнь; приходиться признать успешную реализацию древних предсказаний Яхве.
   Столь же творчески толкуются слова Яхве, данных во время первого и второго призыва Аврааму идти из земли Харран в Землю обетованную - в землю ханаанскую. Для христиан они являются обетованиями происхождения Мессии-Иисуса от семени Авраама. Вот эти стихи: "Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое, и будешь ты в благословение; Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные" (Быт.12: 2-3) и "И явился Господь Авраму и сказал [ему]: потомству твоему отдам Я землю сию" (Быт.12: 7). Но к сожалению, в данных текстах Торы нет непосредственного предсказания Иисуса Христа. Здесь отчетливо сказано, что великий народ будет произведен от Авраама. Поэтому его и называют "патриархом всех евреев". Во втором месте сказано, что потомству Авраама (всем евреям) отдается земля Хананеев (см. 6 стих). Желание увидеть в этом намек на Иисуса произволен, если конечно не представить Иисуса обычным потомком Авраама наряду с миллионами других евреев.
   Многие древние евреи, опираясь на фразу пророка Моисея: "о, если бы все в народе Господнем были пророками, когда бы Господь послал Духа Своего на них" (Чис. 11:29) и имея перед глазами большие группы странствующих пророков (которых в древнем Израиле было с избытком), во всех невзгодах реальной жизни видели происки так называемых "лжепророков", которые сбивали простой народ с верного пути. Желание Моисея похвально, но не является обязательным для Яхве. Реальность свидетельствует о чрезвычайной редкости истинных пророков в Ветхом Завете, хотя полоумных "пророков" в все времена хватало с избытком.
   К истинным пророчествам относят даже слова единственного, упомянутого Библией, пророка чужестранца Валаама, говорившего: "Вижу Его, но ныне еще нет, зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова, и восстанет жезл от Израиля" (Чис. 24:17). Христиане в этих словах лишь отчасти имеют в виду "могущество Израиля при его славных земных царях. Во всей же своей полноте пророчество относится Церковью ко временам Мессии", что коренным образом отличается от толкования иудаизма, видящего в этом пророчестве-видении, в звезде и жезле просто царя, царство Израиля. Объективно разбираясь в данных словах пророка Валаама, неизбежно придем к выводу - в данном предсказании говорится о неизбежном появлении сильного руководителя для Израиля. Можно в этом видеть и предсказание появления исторического Мессии (не путать с эсхатологическим Мессией), что и было реализовано несколько раз - царь Давид, Соломон. О вселенском Спасителе тут явно речи нет - Израилю надо было по началу получить сильного Царя, а потом уже думать о спасении всего мира.
  -- Обетование о рождение Спасителя в пророчествах Ветхого Завета.
   Важнейшим пророчеством об обстоятельствах рождения Мессии являются слова пророка Исайи повествующие о знамении Яхве, данное царю Ахазу:
   "Итак Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Эммануил. Он будет питаться молоком и медом, доколе не будет разуметь отвергать худое и избирать доброе;
   ибо прежде нежели этот младенец будет разуметь отвергать худое и избирать доброе, земля та, которой ты страшишься, будет оставлена обоими царями ее.
   Но наведет Господь на тебя и на народ твой и на дом отца твоего дни, какие не приходили со времени отпадения Ефрема от Иуды, наведет царя Ассирийского" (Ис.7:14-17).
   Три момента этого пророчества представляют интерес для нашего размышления - это рождение младенца от Девы; имя, которым нарекут младенца и оккупация части Израиля ассирийцами.
      -- Христианские комментаторы под Девой без колебаний подразумевают Деву Марию - Богородицу. Имя "Эммануил" в переводе с древнееврейского означает выражение "с нами Бог". Если подойти к истолкованию пророчества дословно, то в нем сказано о рождении мальчика у молодой женщины, который в дальнейшем проявит себя самым необыкновенным образом, засвидетельствовав всем присутствия Божьего благословения на нем. Несомненно - это пророчество появления Мессии (Машиаха).
   С христианской трактовкой слов "Дева в чреве приимет и родит Сына" в качестве предсказания непорочного зачатия Девой Марией не согласны иудеи. Современный исследователь Пинхас Полонский пишет: "Таким образом, "Догмат о непорочном зачатии" обоснован ссылкой на книгу Исайи. ...Проблема, однако, в том, что ивритское слово алма, которое употребляет Исайя, однокоренное со словами элем - "юноша", "отрок" (см. 1 Сам. 17:56), и алумим - "юность" (см. Ис., 54:4; Пс., 89:46), означает совсем не девственницу, а любую девушку или молодую женщину.
   ...Итак, использование слов Исайи как "доказательство" мессианства Иисуса основано на искаженном понимании библейского иврита. Евреи, знакомые с еврейским текстом Исайи, с самого начала видели несоответствие в христианской ссылке на "Ветхий Завет" и не могли согласиться с тем, что чудесное рождение Иисуса якобы было предсказано древними еврейскими пророками, в то время как другие народы, желавшие присоединиться к монотеизму, но не знакомых с текстом Пророков, принимали эти доводы на веру".
      -- Упоминание пророком Исайей "царя Ассирийского" сразу переносит время исполнение пророчества на более чем 700 лет до момента рождения Иисуса Нового Завета. Возникает некоторая исторически-временная неувязка, мешающая в полной мере связать данное пророчество с образом Иисуса Христа.
   Видения поздних пророков наполнены растущими мессианскими претензиями иудаизма, ставящие своей целью возвестить всем народом весть о монотеизме. Приходится признать, что эта их мечта реализовалась только при помощи христианства.
  -- Попытки расчета времени появления эсхатологического Мессии.
   История религии время от времени преподносит весьма интересные факты человеческого нетерпения и любопытства - богословы пытались рассчитать предположительное время пришествия эсхатологического Мессии для окончательного решения закостеневших проблем общества. Несмотря на то, что в Талмудическом трактате Санхедрин записан строжайший запрет высчитывать время прихода Машиаха (Мессии), иудейские мудрецы всё же делали расчеты по данным этого пророчества Даниила. Христианские богословы тоже не могли удержаться от соблазна произвести подобные подсчеты, даже не взирая на слова Иисуса: "О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один" (Мф. 24:36). Они считали, что некоторые обстоятельства пророчества Даниила (в их интерпретации) приоткрывают тайну срока прихода Мессии - в частности ими являются мистические размышления пророка о "седмицах". Даже сэр Исаак Ньютон был очень впечатлен этими предсказаниями пророка, считая их "краеугольным камнем" христианской веры.
   Опираясь на слова апостола Матфея, вроде возможно сделать некие предварительные расчеты времени появления Мессии: "Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, - читающий да разумеет, - тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто на кровле, тот да не сходит взять что-нибудь из дома своего; и кто на поле, тот да не обращается назад взять одежды свои" (Мф. 24:15-18). То есть одним из признаков прихода Мессии апостол считает некую "мерзость запустения", время наступления которой в своих подсчетах приводил пророк. К несчастью для богословов, пророк Даниил выразился крайне неопределенно и туманно. Он ввел некую единицу измерения времени - знакомую христианам по термину "седмина" в синодальном переводе, которая служит основой его расчетов. Вот его пророчество в переводе с оригинального теста книги Даниэля в Торе:
   "Семьдесят семилетий предопределены для народа твоего и священного города твоего, чтобы покончить с преступлениями, уничтожить грех, искупить вину и установить справедливость навеки; чтобы скрепить печатью (подтвердить) видения и пророчества и помазать (освятить) святая святых.
   Но знай и пойми, что с того времени как выйдет повеление о восстановлении и строительстве Иерушалаима до помазанника-властелина (пройдет) семь семилетий, а (после) шестидесяти двух семилетий вновь будут отстроены улицы и рвы, и будет это временем бедствия.
   А после этих шестидесяти двух семилетий погибнет помазанник, и не будет его, а город и святыню уничтожит пришедший народ-властелин; конец же его будет стремительным, и до конца войны предопределены разрушения.
   И укрепит он союз с властителями в одно семилетие, но в течение трех с половиной лет отменит он жертвы и приношения, и власть мерзостная будет существовать, пока не наступит полное уничтожение и предначертанное не постигнет разрушителя." (Дан.9:24-27).
   Из этого довольно туманного текста можно сделать лишь предположение о том, что Яхве выделяет 490 лет Израилю для завершения дел по достижению справедливого и достойного общества без преступлений и греха. В книге пророка Неемии 2:1-8 мы читаем об указе царя Артаксеркса, на седьмом году своего царствования (в 457 г. до Р.Х.), повелевшему священнику Ездре восстановить город Иерусалим. Даниил говорит о семи седминах (семь семилетий), в течение которых Храм будет восстановлен, и действительно, книги Ездры и Неемии описывают эти 49 лет строительства "в трудные времена". По окончанию этого срока, через 49 лет с момента объявления пророчества, появится Мессия (помазанник-властелин по терминологии пророка), который будет управлять 434 года (зная продолжительность человеческой жизни, возможно речь идёт и о его потомках). В конце этого срока Израиль постигнет беда - он будет стремительно захвачен могущественными захватчиками, Мессия-помазанник (или его потомки) погибнет. Захватчики, в течении семи лет, вступят в сговор с местными властями и отменят жертвоприношения единому Богу - что приведет к полной деградации государства. В качестве утешения пророк утверждает, что в конце концов кара не минует и агрессора - он будет уничтожен.
   Если более подробно разобраться в тексте пророчества Даниила, то вполне очевидно, что в нем речь идет о приходе Машиаха в последние времена перед Страшным Судом. В этом отношении книга Даниила является апокалиптической, а не пророческой книгой. Далее, если сравнить текст 9 главы книги Даниила в синодальном переводе и текст 9 главы книги Даниэля еврейского Писания, то будет заметна одна существенная разница - в оригинальном тексте нет словосочетаний "до Христа Владыки семь седмин" и "предан будет смерти Христос". В иудейском варианте эти словосочетания немного иные - "до помазанника-властелина (пройдет) семь семилетий" и "погибнет помазанник". Эти терминологические отличия обусловлены прежде всего первоначальным идеологическим фундаментом как самого Даниила, так и христианских комментаторов его пророчеств. Если для сторонников христианства важнее всего представить пророчество Даниила в качестве бесспорного подтверждения статуса Иисуса как истинного Мессии, то во времена Даниила трактовка была немного иной. Как мы уже отмечали ранее, согласно еврейской традиции, существуют два Машиаха (Мессии): первый должен быть сыном Иосифа, а второй должен быть сыном Давида. Машиах, сын Давида, является Царем и победителем, тогда как Машиах, сын Иосифа, который приходит перед Машиахом, сыном Давида, оказывается убитым. Несмотря на то, что раввинистические документы, дающие толкования о двух Машиахах, не цитируют Даниила прямо, другого текста, в котором бы прямо говорилось о смерти Машиаха в Танахе не существует. В таком случае христианская трактовка повествует о первом Мессии (сыне Иосифа) - как мы видим, согласно евангелиям, имя мужа девы Марии тоже Иосиф. Следовательно, теперь следует ожидать прихода второго Мессии - сына Давида.
   Связать пророчество с конкретными событиями последующей истории весьма затруднительно по причине трудности определения первоначальной точки отсчета. По этой причине это пророчество связывали как с судьбой Иисуса Нового Завета, так и с расчетами сроков начала "конца света", проведенными адвентистами седьмого дня в XIX веке. История знает и иные попытки подсчетов, основанных на толковании термина "седмина" в смысле "семилетия", которые потерпели крах. Поэтому становится очевидным, насколько важна первоначальная временная точка отсчета, с которой можно начать расчет нужной даты. Но объективно рассуждая, пророчество Даниила очень затруднительно связать с конкретными событиями в жизни Иисуса, если не заниматься подгонкой результатов. Приходится в очередной раз признать, что видения Даниила столь же туманны, без конкретики - почти как у Нострадамуса.
  
  -- Старания евангелистов увязать ветхозаветные пророчества с личностью Иисуса Нового Завета.
   Желание утвердится в религиозной среде Израиля в первые десятилетия после голгофских событий, заставляла евангелистов искать подтверждения в Торе, которые, по их мнению, явно свидетельствовали бы о закономерной реализации всех пророчеств о Мессии в личности Иисуса Христа. С точки зрения евангелистов попытки связать этапы земной жизни Иисуса с фактами Еврейской Библии вполне рациональны, в первые десятилетия зарождения христианства было жизненно необходимо опереться на солидный фундамент Ветхого Завета, чтобы успешно распространять учение Христа среди, более или менее ориентировавшейся в Писании, массы евреев. Но для образованных иудеев, читавших оригинальные тексты Торы на своем языке, не все аналогии апостолов были убедительными. Евангелия Нового Завета используют в своем арсенале 224 отдельных фрагмента из 103 различных псалмов, что, с учетом цитирования некоторых фрагментов по несколько раз, в сумме составляет 280 цитат из псалмов. Приблизительно 50 из них относятся к страданиям, воскресению и вознесению Христа, а также к проповедованию Евангелия всем народам.
   Особое значение приобрело пророчество пророка Иеремии:
   "Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом" (Иер. 31:31-33).
   О чем пророчествует пророк Иеремия, о каком Новом Завете он упоминает? Христиане настаивают на том, что речь несомненно идет о христианском Новом Завете. Для прояснения проблемы следует вернуться к 23 главе книги Иеремии. В ней пророк Иеремия (23:5-6) говорит о Мессии, потомке Давида, так: "Вот, наступят дни, сказал Господь, - когда взращу Я Давиду праведного потомка, и будет он царствовать, и будет мудр, и удачлив, и будет вершить суд и правду на земле. Во дни его Йегуда будет спасен, и Израиль будет жить в безопасности; и вот имя его, которым назовут его: Господь - справедливость наша".
   По мнению Пинхаса Полонского: "Во всех этих пророчествах есть одна очень существенная особенность: для еврейских пророков духовное возрождение мира неотъемлемо от объективных социальных перемен в реальной действительности. Мессия пророков - это не божество, а реальный человек из плоти и крови, потомок царя Давида. При этом в центре внимания пророков находится, в сущности, не сама личность Мессии, а те задачи, перед ним стоящие, те изменения, которые он вносит в мир. Это общая и характерная черта мировосприятия иудаизма, для которого истинная духовность всегда реализует себя в материальном: человек для того и создан на земле, чтобы одухотворить, освятить и возделать окружающий материальный мир и себя вместе с ним". Следовательно, Новый завет, который будет начертан в сердцах людей вступит в силу при реализации воцарения обещанного Мессии с обязательными объективными социальными переменами реальной жизни людей, т.е. только в будущем. На данный момент -- это ещё не реализовано.
   Почти все места Ветхого Завета, приведенные евангелистами в качестве примеров пророчеств о личности Иисуса Христа, при объективном рассмотрении свидетельствуют в первую очередь об ожидаемом приходе эсхатологического Мессии, как таковом. Сам факт непризнания иудеями за Иисусом Нового Завета этого статуса свидетельствует о неоднозначности приведенных евангелистами аргументов. С древнейших времен христиан беспокоил один неприятный факт: в то время как распространение христианства среди язычников почти не встречало идейного сопротивления, то евреи, от имени которых говорили христиане, не желали признавать христианскую интерпретацию Еврейской Библии. Полонский пишет: "Для того, чтобы доказать преемственность между Еврейской Библией и Новым Заветом, книгой новой религии, уже в раннюю эпоху существования христианства был составлен целый список стихов, взятых из еврейского Священного Писания, якобы свидетельствующих о том, что события, произошедшие с Иисусом, были предсказаны библейскими пророками. Евреев, которые продолжали читать Танах в оригинале и, конечно, не находили в нем никаких доказательств христианства, обвиняли в "жестоковыйности", в упрямом отрицании очевидных фактов, свидетельствующих о Христе".
  -- Аргументы христиан, подтверждающие божественную природу Иисуса Христа и его статус Мессии.
   Для иудаизма совершенно непонятно, как это эсхатологический Мессия, каким Иисуса видят христиане, мог появиться в реальном земном мире и не иметь полагающейся статусу силы и мощи? Как вообще Мессия, которому полагается по статусу власть, которой он ""будет обладать от моря до моря и от реки до реки" (Пс.71:8), может быть гоним врагами и скрываться от них? Почему об Иисусе (если он действительно Мессия), в период его земного служения, никто не слышал за пределами небольшой области Иудеи?
   Христианские адепты в ответ на эти недоуменные вопросы иудеев отвечают, что в текстах Ветхого Завета встречается много имен-определений сверхъестественных трансцендентных персонажей - это Дух Святой, слава Господа, Ангелы, Господь - "вождь воинства", Слово и Премудрость. Отталкиваясь от притчи Соломона, где царь воспевает своё восхищение Премудростью, которая вместе с Яхве принимала участие в создании и устроении вселенной, христианские богословы по какому-то теологическому наитию связали понятие божественной Премудрости с личностью Иисуса Нового Завета. Царь Соломон восхищен способностью человека к разумным и рассудительным решениям и поступкам, т.к. создан по образу и подобию Бога - "Я, премудрость, обитаю с разумом и ищу рассудительного знания" (Пр. 8:12). Он отчетливо указывает, что все решения и поступки Яхве от самого начала сопровождались Божественной Премудростью: "Господь имел меня началом пути Своего, прежде созданий Своих, искони; от века я помазана, от начала, прежде бытия земли. Я родилась, когда еще не существовали бездны, когда еще не было источников, обильных водою" (Пр.8:22-24). Логически связка понятий о Божественной Премудрости и личностью Иисуса никоем образом не вытекает из восьмой притчи Соломона. Конечно Иисус обладал и премудростью, недюжинным умом и талантом, но это было ему доступно, как и многим другим людям.
   Связка пророчества пророка Исайи, о грядущих страданиях и мучениях Мессии за грехи и беззакония наши в 53 главе, с реальным фактом распятия Иисуса Христа на деревянном кресте, вступает в противоречие с догматическим утверждением "проклят пред Богом [всякий] повешенный [на дереве]," (Втор. 21:23). По утверждению христианского мыслителя Иустина Филисофа ""Он [Иисус] снизошел быть распятым не потому, чтобы Он имел в этом нужду, но Он совершил это за род человеческий, который от Адама подпал смерти и обольщению змия".
   Налицо столкновение двух точек зрения:
   во-первых, если с точки зрения Второзакония "проклят пред Богом [всякий] повешенный [на дереве]", то это, с точки зрения иудеев, никак не может относится к Мессии, т.к. Мессия никак не может быть "проклят перед Богом". Абсурдное столкновение древнего текста Второзакония и великого звания Мессии-Царя Спасителя. По мнению евреев, распятый человек по одному этому факту претендовать название Мессии не имеет никаких прав.
   В свою очередь вторая точка зрения, основанная на толковании 53 главы Исайи, в которой лицо, страдающее за грехи других, предстает в качестве обобщенного прообразе Израиля, никаким разом не вступает в противоречие стиху Второзакония - государство невозможно распять (повесить) на дереве.
   Иудаизму невозможно примириться с гибелью кандидата в Мессии. Евреи, по-видимому, могли бы признать Иисуса "Просветителем народов мира". Полонский пишет: "После смерти Иисуса, не принесшего осуществления мессианских пророчеств, группа его учеников и сторонников стала формировать новую мессианскую теологию, направленную на то, чтобы перенести реализацию эсхатологических мессианских пророчеств Исайи ("перекуют [все народы] мечи на орала [плуги]=) на Второе пришествие, но при этом утверждать, что Иисус уже при Первом пришествии осуществил часть мессианской задачи, - так, чтобы можно было сказать, что Мессия уже пришел, хотя окончательно он еще не пришел".
  
  -- Какие существуют основания для догмата о Божественной природе Спасителя Иисуса Христа в Ветхом Завете?
   Традиционное понимание Божественной природы Иисуса Нового Завета во многом опирается на догматическую формулу, данную еще в древности св. Иустином Философом - "Иисус, воскресший из мертвых, по вознесении на небо, будет безмерно возвеличен Богом, сядет по правую сторону Отца и поставится царем и судией всех народов". Однако данная формулировка была создана ещё до Второго Вселенского Собора и поэтому в ней ещё не в полной мере выявлена божественность Иисуса Христа, как это признается современной христианской теологией. В понимании Иустина Иисус ещё не истинный Бог, а человек, которого Бог (Яхве) безмерно возвеличит и поставит царем над всеми народами. То есть в таком понимании Иисус является делегированной личностью для выполнения важнейшего задания.
   Другим основанием для утверждения о Божественной природе Иисуса Христа для христианских богословов является Псалом 109:
   "Сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих. Жезл силы Твоей пошлет Господь с Сиона: господствуй среди врагов Твоих. В день силы Твоей народ Твой готов во благолепии святыни; из чрева прежде денницы подобно росе рождение Твое. Клялся Господь и не раскается: Ты священник вовек по чину Мелхиседека. Господь одесную Тебя. Он в день гнева Своего поразит царей; совершит суд над народами, наполнит землю трупами, сокрушит голову в земле обширной. Из потока на пути будет пить, и потому вознесет главу".
   Псалом 109 в стандартном синодальном переводе самим своим началом вводит читателя в некоторое недоумение: "Сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня...". О чем идет речь? Кому говорит первый по упоминанию Господь, явно более главный в данной ситуации (предположительно Яхве)? Ответ можно получить, обратившись к правильному еврейскому переводу. Новый Завет дважды пишет слово "Господь" с заглавной буквы. А правильный еврейский перевод второго из этих слов -- "мой господин" или "мой хозяин", и в результате -- "Сказал Господь господину (хозяину) моему...". Еврейское/ивритское слово "адони" само по себе никогда не применяется в отношении Бога нигде во всей еврейской Библии. Оно используется только для обозначения человека или титула, должности, но не божественности. Словарь иврита определяет "адони" в значении "господин" или "хозяин". Исходя из этого речь идет об обращении Яхве к своему Мессии, но Мессии в традиционном для иудаизма смысле - Мессия-человек. Милраш Рабба комментирует это место так: "В будущем Бог позволит Мессии сидеть по Свою правую руку, как написано (Псалом, 109:1): "...сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня..."". Для Давида представить себе наличие второй ипостаси у Яхве было бы великим прегрешением.
   Вполне ясно, что данный псалом Давида несет в себе многовековую еврейскую мечту о грядущем появлении Царя-Мессии. Но на каком стопроцентно убедительном основании можно признать этот псалом за предсказание появления именно Иисуса Нового Завета? Профессор Лопухин, справедливо отмечая очевидные факты, зафиксированные в псалме "сидеть "одесную", значит пользоваться не только одинаковым почетом, но и властью; "жезл силы" - жезл является символом власти, то есть первый Господь передает второму Господу власть над всеми врагами", вдруг делает из этого неожиданный алогичный вывод - "предмет псалма здесь изображается обладающим Божественной природой и свойствами". А на каком собственно основании? Гораздо логичнее видеть в этом псалме традиционное иудаистское понимание о предчувствии появления Мессии-Царя. Когда? О сроках ничего не сказано - когда-то в будущем.
   Похожие предчувствия о появлении Мессии-Царя видны и в других псалмах Давида. Но как же соотнести их содержание с историческим Иисусом Нового Завета? Несомненно, во всех этих текстах есть признаки упования на справедливого и великого Царя-Мессию. Но... даже с точки зрения христианства Первый ("Ветхий") Завет, т.е. исходный Завет Бога с евреями, продолжает действовать, ибо слово Бога вечно и не может обветшать, устареть или измениться, а поэтому евреи (в отличие от других народов мира) спасаются через свой Завет с Богом. А как известно Иисус, если следовать текстам Евангелия, говорил: "Я послан только к погибшим овцам дома Израилева". Исходя из этого получается, что Иисус хотел нести весть спасения людям, которые и так имели путь спасения согласно обетованию.
   На данном этапе дознания можно сделать следующие предварительные выводы:
      -- Нарастающее понимание того факта, что в реальном земном мире невозможно достичь торжества морали и желаемой справедливости силами самих людей, привело древних евреев к представлению о том, что Бог Яхве направит в мир своего представителя - Машиаха (Мессию) для разрешения земных проблем Своего избранного народа.
      -- О неизбежности прихода такого Мессии неоднократно свидетельствовали ветхозаветные пророки. Как иудейские духовные лидеры, так и христианские богословы едины в признании этих пророчеств как истинных.
      -- В истории Израиля уже были мессии, решавшие на определенном историческом этапе задачи, поставленные в пророчествах (цари Давид и Соломон). Но временность этих решений заставляла мудрецов Израиля думать о неизбежности появления эсхатологического Мессии.
      -- Таким Мессией, по христианскому вероучению, стал Иисус Христос - Спаситель мира. Христианские богословы нашли в текстах Ветхого Завета множество текстов, предсказывающих Его неизбежное рождение, жизнь и жертвенную смерть для примирения Бога с людьми.
      -- Однако для евреев аргументы христианских богословов не были столь очевидными, как для приведенных к христианству язычников, по причине того, что Тора была написана на родном для евреев языке и они видели некоторые языковые тонкости, недоступные неевреям.
      -- Для основной массы еврейского народа было неприемлемым неполное исполнение основных ветхозаветных пророчеств Иисусом. Они не понимали, как это Мессия не может выполнить все пункты пророчеств за один раз. Для иудейского мировоззрения были важны реальные ощутимые результаты прихода Мессии в их материальном мире.
      -- Рассуждения христианских теологов об исполнении Иисусом ряда проблем на первом этапе в духовном мире, а материально ощутимую часть пророческих задач отложив на будущее Второе пришествие - не нашли отзвука в сердцах евреев.
      -- Некоторая неопределенность ветхозаветных пророчеств по убедительности и доходчивости их понимания в деталях является основным препятствием в деле оценки всеми монотеистическими религиями миссии Иисуса Нового Завета.
      -- Тем не менее реальные успехи христианства по завоеванию миллиардов человеческих сердец в течении 2000 лет, свидетельствуют о большой достоверности христианского представления об Иисусе, как о эсхатологическом Мессии.
   Во 2 главе 3 части статьи наше дознание, исходя из достоверности предположения об Иисусе, как о истинном Мессии, попробует разобраться в вопросе о Его статусе в Небесной иерархии: был ли Он изначально Богом или это был человек, за свои заслуги удостоенный звания Божьего Сына? То есть поговорим о догмате Божественной Троицы.
  
  

Глава 2. Догмат Святой Троицы - поворотный пункт дознания о причастности господина Бога к наличию ЗЛА на планете.

  
   Продолжая наше дознание о лице, виновном в переизбытке ЗЛА на планете, мы все ближе подходим к истинной причине подобного положени:
  
      -- Последовательно сужая круг подозреваемых, мы можем почти без колебаний исключить самих людей в силу кратковременности их земного существования, чтобы они имели реальную возможность заложить основы столь длительное время действующей системе. Да и как "горшок" может что-либо навязывать "горшечнику"?
  
      -- Как мы выяснили, подлежит исключению пресловутый первородный грех, по причине неоднозначности и неопределенности самих ветхозаветных текстов и, как следствие этого, непризнание оного двумя монотеистическими религиями из трех. Истина либо одна и убедительна для всех, либо она нам полностью не известна или не ясна.
  
      -- С большой долей вероятности можно исключить из списка подозреваемых организаторов ЗЛА записного вечного противника Бога - Сатану. Ему досталась, возможно "почетная", роль чиновника по деликатным поручениям, исполнителя грязной, но необходимой работы по поддержанию нужной эмоционально-духовной атмосферы на планете. Исходя из догматически зафиксированных характеристик Бога (всемогущество, всеведение, неизменность, вечность, носитель высшей справедливости и милосердия), невозможно представить, чтобы какой-то субъект, заранее сотворенный бессмертным (в данном случае любимый Ангел), мог выйти из-под контроля Создателя. Всеведущий Творец несомненно предвидел все возможные сценарии развития ситуации и направил её ход в нужном Ему направлении.
  
      -- Именно поэтому наше дознание пришло к выводу, что основным претендентом на место организатора является сам господин Бог. Этому предположению способствуют ветхозаветные тексты, принимаемые дознанием в качестве документальных фактов - как известно других письменных авторитетных документов, повествующих об временах и обстоятельствах творения Богом мироздания на данный момент, просто не существует. Эти тексты самым явным образом свидетельствуют о несоответствии, догматически объявленных богословами свойств Божества, многим неприглядным ситуациям Ветхого Завета.
  
      -- Лишь появление в начале I века в глубинке Израиля нового персонажа, фактически ставшего alter ego ветхозаветного господина Бога, кардинально перевернуло ситуацию с предположениями о виновнике существования ЗЛА. Имя этого персонажа - Иисус Нового Завета, получивший эпитет "Христос (Помазанник)", которое дается людям, причастным Святому Духу. Зафиксированные многими свидетелями поступки и слова Его учения, фактически дезавуируют предположения о господине Боге, которые дознание могло сделать на предварительном этапе.
  
      -- Через некоторое время (примерно в середине IV веке) был отчетливо сформулирован догмат Святой Троицы, провозгласивший троичность единого Бога, причем одним из Божественных Лиц является Иисус Нового Завета - Христос.
  
   На основании значительно изменившейся ситуации придется кардинально пересмотреть ход нашего дознания. Прежде всего разберемся к каким выводам можно подойти, учитывая открывшиеся обстоятельства. Может ли основополагающий догмат христианства о Святой Троице стать оправданием господина Бога от подозрений в причастности к созданию мира, наполненного ЗЛОМ, и позволит ли навести мосты согласия теологических концепций с логикой и человеческой моралью?
  
   Исходный фактический материал:
  
   "И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему" (Быт. 1:26).
   "И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас" (Быт. 3:22).
   "И услышал я голос Господа, говорящего: кого Мне послать? и кто пойдет для Нас? И я сказал: вот я, пошли меня..." (Ис.6:8-9)
   "Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа..." (Мф. 28:19)
   "Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино" (1 Ин. 5:7).
   "В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть" (Ин.1:1-3).
  
   Ортодоксальная трактовка догмата:
   Святая Троица - богословский термин, отражающий христианское учение о трех Лицах (личностях) единого по существу Бога. Догмат Троицы первоначально был принят на Первом Вселенском Соборе в 325 году в Никее, а на Втором Вселенском соборе в 381 году догмат был расширен и дополнен. Согласно догмату:
  -- Бог Отец ни от кого не рождается и ни от кого не исходит;
  -- Бог Сын предвечно рождается от Бога Отца;
  -- Бог Святой Дух предвечно исходит от Бога Отца.
   Хотя Иисус Христос в этом ряду занимает второе место в качестве Бога Сына, все равно согласно ортодоксальному определению все три Лица Троицы существуют в полном единстве, сообща творят мир, промышляют о нём и освящают его. Согласно догматическому пониманию, основывавшемуся на свидетельстве апостола Иоанна, приведенном в его евангелие - Иисус, в качестве Божественного Слова, был первоначальным источником творения Бытия. Три Божественные Лица выступают в качестве одной Личности Триединого Бога. Согласно разъяснению Иоанна Дамаскина: "Как огонь и происходящий от него свет существуют вместе, -- не прежде бывает огонь, а потом уже свет, но огонь и свет вместе, -- и как свет всегда рождается от огня и всегда в нём пребывает и отнюдь от него не отделяется: так рождается и Сын от Отца, никак не отделяясь от Него".
   Догматическое представление гласит, что Святая Троица не поддается логическому анализу и совершенно непостижима не только для людей, но даже для самых высших ангелов.
  
  -- Предварительный анализ трудностей логических интерпретаций в осмыслении догмата.
  
   Взаимоотношения лиц Святой Троицы всегда покрыты неким покровом тайны, при попытке раскрытия их внутренней логики богословы натыкаются на некую логическую сингулярность. Никак не удается строго определить внутреннюю статусность каждого из Субъектов Троицы. Догматическое определение Св. Троицы, приведенное выше, не в полной мере позволяет нам разобраться в этом.
   Согласно ему, отчетливо видно, что первопричина всего заключена в личности Бога Отца: и рождение Бога Сына, и исхождение Бога Святого Духа. Но с другой стороны догматическое богословие имеет ещё одно определение: "Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой - Единый и единственный Бог, познаваемый в трех равнославных, равновеликих, не сливающихся между Собою, но и нераздельных в едином Существе, Лицах, или Ипостасях". Вот при столкновении этих двух формулировок и возникает логический коллапс: с одной стороны, две Ипостаси своим рождением и исхождением обязаны Богу-Отцу и являются автономными (не сливающимися один с другим) Лицами, но с другой стороны это Один Бог - нераздельное единое Существо. Теологи отказываются хоть каким-то образом логически всё это объяснить, ссылаясь на неподвластность трансцендентного мира человеческой логике.
   Если это действительно так, то каким же образом было получено исходное догматическое определение? Вероятно, именно логическая невнятность, связанная с происхождением теологического представления о Св. Троице и лежит в основе неприятия этого положения остальными ветвями монотеизма - иудаизмом и исламом. Осознавая присутствие некоей лабильности в догматическом определении, теологи временами пытались трансформировать его в желательную для конкретной ситуации сторону.
   К примеру древние отцы Церкви, раскрывая учение о взаимном отношении Лиц Святой Троицы, утверждали, что Дух Святой исходит от Отца. В учении об этом личном свойстве Св. Духа они придерживались второй части изречения Самого Спасителя: "Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне" (Ин.15:26). Эта часть изречения внесена в Символ Веры на втором Вселенском соборе. Затем второй, третий и четвертый Вселенские соборы запретили делать какие-либо прибавления к Никео-Цареградскому символу. Однако в приведенном высказывании Иисуса есть и первая часть "...Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца", которая также определенным образом указывает на то, что лицом направляющим Св. Дух к людям является Иисус Христос. То есть налицо двойное подчинение Духа Святого - своим происхождением от Бога-Отца и своей направленностью от Бога-Сына.
   Эта двойственность и послужила расколу некогда единой Вселенской Церкви - Западная (Римская) ветвь христианства ввела в догмат о Св. Троице всего одно слово "Filioque", в переводе означающее "и Сына". Началось все на поместном Толедском соборе испанской церкви в 589 году по первоначальной причине противодействия арианской ереси. Так как основным пунктом этого вида ереси было учение о неравенстве Сына с Отцом, то, настаивая на полном их равенстве, испанские богословы решили поставить Сына в то же отношение к Св. Духу, в котором находился к Нему Отец, т.е. сказали, что Дух Святой исходит от Отца и Сына, и внесли в символ слово filioque. В VII и VIII веках это прибавление из испанских церквей распространилось во франкские церкви.
   Желание внести логическую стройность в не столь очевидное догматическое определение, основывающееся на ряде цитат из Писания и, не в последнюю очередь, на полученных святыми отцами откровениях, неизбежно привело к догматическому спору двух ветвей христианства, который не преодолен и по сей день. Если следовать законам человеческой логики, то неизбежно приходим к более серьезным вещам: а именно к большому логическому недоразумению - если Бог Сын рожден от Бога Отца, то был момент, когда не было Бога-Сына, но были Бог Отец и Бог-Дух Святой. Получается, что существовал момент времени, когда Троицы не существовало и Бог Отец всё же является первоисточником всем остальным лицам Святой Троицы.
   "Бог-Сын предвечно рожденный от Бога-Отца" - что же означает данное догматическое определение? Для более четкого понимания посмотрим на две другие фразы Иисуса: "Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь" (Ин.6:58) и "И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира" (Ин.17:5). Если рассматривать все эти цитаты в совокупности, то получается подтверждение слов "предвечно рожденный" в догмате - Божий Сын Иисус был рожден (сотворен) Богом-Отцом прежде сотворения мира. Слово "предвечно" - явное обозначение словосочетаний "перед веками" или "перед вечностью". И "века", и "вечность" - это по сути понятия, связанные со временем: в первом случае вековые интервалы по 100 лет, во втором случае "вечность" является определением бесконечного продолжения данного бытия во времени. То есть в обоих случаях это понятия, связанные с нашим материальным миром.
   Тем не менее это не отменяет логическую проблему, связанную с догматически заявленным "рождением" Бога-Сына. Если следовать текстам писания, то у Иисуса была два рождения:
   1. Он рожден (сотворен) Отцом еще до начала творения нашего мира.
   2. Земное рождение Иисуса у девы Марии.
   Не следует эти факты двойного явления Бога-Сына миру между собой путать. Следовательно, по первому рождению (сотворению) Отцом Сына получается следующая ситуация: есть Рождающий (Отец) и есть Рожденный (Сын). И Рождающий по времени всегда предшествует Рожденному. Налицо промежуток времени (хоть мгновение) между существованием Отца до рождения Сына и последующего появления Сына. Выходит, был момент, когда был Отец и еще не было Сына. Такова логика и её не обойти никакими вербальными заклинаниями - если Иисус был рожден Богом Отцом, то следуя логике приходится признать, что за мгновение до рождения Сына бог Отец был один.
   Попробуем оттолкнуться от знаменитого определения апостола Иоанна: "В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть" (Ин.1:1-3). Если Сын - это Слово, то должен существовать Тот, кто это Слово озвучил (т.е. родил-сотворил). Опять получается - был момент, когда Отец (будучи ещё без Сына) решил произнести это Слово и наконец произнес (сотворил). Вот только с этого момента можно говорить о появлении Троицы, конечно если Святой Дух уже к тому моменту существовал. Если Бог-Сын по временной шкале существует столько же, как и Бог-Отец, то мы приходим к одновременному существованию двух идентичных Богов, что коренным образом противоречит монотеизму. Другим алогичным выводом из подобной гипотетической ситуации будет предположение о том, что Бог-Сын был причиной рождения Самого Себя. Очевидная нелепость, к тому же противоречащая догматическому определению.
   Нежелание новых ортодоксов видеть столь очевидный логический нюанс заставляет их выстраивать дымовую завесу из большого количества цитат святых отцов, посвященных... двухприродности Божьего Сына Иисуса в качестве истинного Бога и истинного человека. Но с этими догматическими определениями никто и не спорит. Им говорят о логике сотворения Сына Отцом, а они по привычке пытаются завалить проблему кучей цитат. Как будто количество слов может преодолеть логическую пропасть. Конечно теологически сущность Сына - это дело богословов и очень важная вещь, но к логике она не имеет никакого отношения. Любой земной отец всегда по временной шкале предшествует своим детям. Иначе и быть не может. Тоже самое и в отношении небесных Сына и Отца. Далее нео-ортодоксы цитируют такое описание Св. Троицы: "Троица есть не результат процесса, а первичная данность. Ее начало только в Ней Самой, а не над Ней; нет ничего, что бы ее превосходило". Если Св. Троица первичная данность, то о каком рождении второй Ипостаси вообще может идти речь? Куда девать догматическое "Бог Сын предвечно рождается от Бога Отца"?
   Мой оппонент - семинарист написал автору статьи такое объяснение этой запутанной ситуации: "В Боге-Троице три Лица, но одно Божество. Рождение -- это не процесс во времени. Рождение Сына есть действие по природе, действие по природе не есть действие в собственном смысле этого слова, оно есть само бытие Бога, ибо Бог по Своей природе есть Отец, Сын и Дух Святой. Бог не имеет надобности открывать Себя Самому Себе, путем некоего осознания Отца в Сыне и Дух. Троичное бытие не есть результат акта воли, невозможно усматривать в нем процесс внутренней необходимости".
   Приходится признать, что это очень путанное, алогичное объяснение. Непонятно на основании чего сделаны эти выводы. Как это может быть "Рождение Сына есть действие по природе" и одновременно с этим "действие по природе не есть действие в собственном смысле слова"? Логический абсурд. Представляют ли себе достаточно ясно смысл этого набора слов сами нео-ортодоксы? Или довольствуются тем, что видят это напечатанным в каком-либо труде и без должного разбора некритически принимают? Ведь очевидно - если Бог-Отец является причиной рождения Бога-Сына (в полном согласии с догматическим определением), то вступает в действие железное правило логических соотношений - причина всегда (подчеркнем это - всегда без каких-либо исключений) предшествует следствию. Иного не дано - просто логика не позволяет. Из этого вытекает логический вывод: был момент, когда Бог-Отец был в одиночестве (пусть даже мгновение) и лишь потом при артикуляции слова было рождение Бога-Сына (уже артикулированное Слово). Логика не дает возможности для тех пространных теологических цитат, которые привлекают ортодоксы без критического разбора.
   Распространенной иллюстрацией Святой Троицы, которую часто используют богословы, является свет и тепло непрерывно рождающиеся и исходящие от звезд. Это, по мнению теологов, хорошо иллюстрирует единство и взаимосвязь трех сущностей одного целого. Красивая аллегория, представляющая звезду в качестве аналога Бога-Отца, посланные фотоны света в качестве аналога Бога-Сына и получаемую энергию от звезды в качестве аналога Бога Святого Духа. Очень красиво звучит, но космология свидетельствует, что в жизни любой звезды был момент её зарождения, когда сама протозвезда существовала, но фотонов от неё ещё в окружающее пространство не поступало. То есть был аналог Бога-Отца без аналога Бога-Сына. Другим определением Св. Троицы, присутствующим в христианском учении является положение о том, что три Ипостаси Святой Троицы имеют одно и то же существо, каждая из Ипостасей имеет полноту божества, безбрежную и неизмеримую; три Ипостаси равночестны и равнопокланяемы. Но причем тогда догматическое утверждение о рождении Сына? Если все три ипостаси по сути один организм, то никаких рождений не должно быть.
   Вывод: определение Святой Троицы не поддается логическому анализу. Оно является суммой коллективного представления о роли, открывшегося человечеству, христианского Мессии в небесной иерархии во главе с единым Богом Яхве. Концепция Святой Троицы, неподвластная человеческой логике, наилучшим образом нашла достойное место для Иисуса Христа - одесную Отца.
  
  -- Почему на 1 Никейском соборе была принята концепция Святой Троицы, а не формулировка сторонников Ария?
  
   Итак, исходя их ортодоксальной трактовки догмата Святой Троицы, вытекает её недоступность и непостижимость для обычного человеческого анализа. Это обстоятельство заставляет вдумчивого верующего лишь догадываться о том, как и по какой причине был принят сам догмат. Ведь богословам предстояло решить почти невыполнимую задачу: как примирить учение о божественной природе Христа с признанием абсолютного единства Божества. Согласно весьма логичному мнению Тертуллиана - лишь с момента произнесения Слова происходит рождение Слова-Бога, то есть Бог и Слово вступают между собою в отношение Отца и Сына. Доступная людям логика утверждает - для осуществления акта артикуляции Слова, по необходимости, уже был должен существовать субъект, осуществляющий этот акт. Следовательно, был момент времени, когда не было Сына и Троица начинает существовать во всей полноте только с момента сотворения мира. Этот момент указывает на некоторую зависимость Сына от Отца. Отношение между Отцом и Сыном представляется у Тертуллиана в качестве отношения части к целому. Нечто подобному, только в других категориях, учил Ориген: признавая абсолютным Богом лишь Отца, а Сын из сферы абсолютного Божества низводился им в одну категорию с сотворенными существами, хотя и превосходящий последних в безмерной степени своею славою.
   Следовательно, перед участниками I Никейского Собора встал логически неразрешимый вопрос согласования двух противоположных догматов - догмата о Божестве Христа и догмата о единстве Божества. Могли быть два пути решения подобной дилеммы: либо отрицание личностного различия Христа от Отца, либо отрицание Божества Христа. Иными словами - или Христос не есть Бог, или наоборот, именно Он и есть тот самый единый Бог.
   Такую непростую задачу пытался решить и Павел Самосатский, у которого идея абсолютной монархии небесного мира решалась довольно просто жертвой Божественности Христа. Христос для него был простым человеком, и если Он и существовал до своего явления в мир, то лишь в божественном предопределении. О воплощении в Нем Божества не могло быть и речи. В Нем действовала та же самая божественная сила, которая раньше действовала в пророках; лишь в Нем она была в несравненно более полной мере.
   Главным оппонентом Александрийского епископа на 1 Никейском соборе был также александрийский священник Арий со своими сторонниками. Они непоколебимость догмата о абсолютном монархизме Бога-Отца решали следующим образом - признавали Слово-Логос ипостасью, отличною от Отца. По их представлению Отец и Сын различаются как существа, из коих первое имеет основу, начало своего бытия в самом себе, а второе имеет эту основу в другом. Согласно арианству, Сын рождён прежде всякого времени; но до своего рождения Он все же не существовал. Таким образом, Сын не совечен Отцу - иными словами можно сказать, что был момент времени некогда, когда Сына ещё не было.
   Исходя из логически почти неразрешимой задачи, для автора статьи не была неожиданностью неспособность молодых адептов богословской догматики из православной интернет-беседки "Глагол" ответить на весьма простой вопрос об обстоятельствах появления христианского догмата о Святой Троице. К примеру, они даже не смогли до конца понять элементарный вопрос: "Какими аргументами логики или реальными фактами руководствовались участники 1 Никейского собора, приняв сторону Александрийского епископа в споре со сторонниками Ария. Ведь до начала собора обе стороны (епископ Александр и Арий) обладали одним и тем же количеством информации. В чем проявилось превосходство логических аргументов победившей стороны?". Вот откровенное заявление участника дискуссии под ником Коля: "Как я помню протоколы там не велись или не сохранились, постановления известны из последующих соборов, ну и как все помнят, Ария обличил лично святой Николай, а кто какими логиками руководствовался - ума не приложу где искать, наверное, читать книгу 7 Вселенских Соборов, но там вроде кратко". Это обстоятельство весьма странное - решение собора существует (как факт), но каким образом оно было получено, какие логические аргументы были приведены, никому не известно. Неужели все поверили просто "честному слову"? Кстати на этом соборе из 318 участников лишь пятеро были от Западной церкви. Может в этом и заключена причина: члены Восточной церкви более склонны верить в откровения, полученные их лидером, чем в логику рассуждений Ария?
   Но тут в дискуссию вступила яркая звезда интернет-беседки - участник Алексей-тропос, рассказавший душеспасительную историю из жития святителя Спиридона Тримифунтского. Согласно легенде, святитель отлично понимал невозможность логического и доказательного обоснования принятого догмата о Св. Троице: "веруем этому без всяких лукавых измышлений, ибо тайну эту постигнуть человеческим разумом невозможно". И далее по словам Алексея: "На том же Соборе святитель Спиридон явил против ариан наглядное доказательство Единства во Святой Троице. Он взял в руки кирпич и стиснул его; мгновенно вышел из него вверх огонь, вода потекла вниз, а глина осталась в руках чудотворца. "Се три стихии, а плинфа (кирпич) одна", - сказал тогда святитель Спиридон, - так и в Пресвятой Троице - Три Лица, а Божество Едино"". Далее на I Вселенском Соборе провели опрос епископов по вопросу: учит или учила какому-то богословскому принципу та или иная поместная Церковь. Если большинство поместных церквей этому принципу не учили, то такая идея отвергалась.
   Итак, таких чудес, как у достопочтенного святителя, даже Иисус не являл! Вероятно, сие является народным апокрифом. Интересно, что для Алексея (Тропоса), как мы убедимся далее, реально существующая Плащаница не является достаточным доказательством, проливающим свет на природу Иисуса, а апокрифическое предание является супер-убедительным аргументом. Самым главным для воинствующих нео-ортодоксов является подтверждение своей укоренившейся (или воспитанной окружением) позиции, игнорируя логические препоны. Алексей - достойный представитель современного массового богоискательства - логика у них не в чести. Самый честный ответ дал мой извечный оппонент Михаил Т.: "ни факты, ни логика, ни принятие таковых большинством не являлись определяющими на Св. Соборах - "изволися бо Святому Духу и нам" (Деян. 15:28)". Что-то в подобном стиле высказал участник беседки под ником Коля: "Лично мое мнение, что догматы вырабатывались путем согласия, сравнения духовной жизни, откровений, и даже по наитию возможно".
   Всё же у автора данной статьи возникает много вопросов, связанных с логикой обсуждения на Соборе: разве Арий и его последователи были лишены (кем и когда?) чести восприятия Святого Духа? Ведь перед началом Собора все его участники были равны перед Богом и, будем надеяться, равно восприимчивы к Духу Святому. Почему мнение о природе Иисуса, данное Духом Святым для Ария и его последователей, стало для членов Собора менее значимым, чем откровения Духа Святого для их идейных противников? Не было ли здесь элементов личностных предпочтений?
   Эти невинные вопросы к участникам дискуссии вызвали бурю негодования, включая обвинение в троллизме на душеспасительном форуме. На что пришлось пояснить, что автор статьи является фанатиком логичного изложения различного рода теологических предположений. В данном случае хочется выяснить логику появления той или иной точки зрения в христианстве. Все ссылки на мнение большинства, в тот или иной исторический момент, не серьезны. Вероятно, есть более глубинные причины принятия тех или иных решений. Участники форума скорее всего о них даже не подозревают, потому вся их аргументация сводится к фехтованию цитатами из трудов св. отцов христианства. Но и они являются только людьми и могут ошибаться и противоречить друг другу. Что чаще всего и происходит. Представим себе, что люди, подобные Арию, заявили бы перед Собором, что Земля вращается вокруг Солнца. Большинство участников Собора с уверенностью заявили бы, что в своих общинах они учат совершенно иному - Солнце вращается вокруг Земли (ведь это настолько очевидно всем). И гипотетического Ария предали бы анафеме? Вывод: друзья - ревнители ортодоксии, анализируйте реальную жизнь вокруг себя. Насколько она соответствует теологическим выводам теоретиков. Если есть нестыковки, то ищите ответы не только среди трудов других людей (даже Св. Отцов), но и пытаясь думать самостоятельно.
   Самые неожиданные и порою "забавные" метаморфозы обычно преподносит история. Итак, на I Вселенском Соборе в Никее, созванному по приказу императора Константина, победу одержали сторонники александрийского епископа Александра. Он одержал победу над простым александрийским священником Арием и его сторонниками. Император Константин, председательствующий на Церковном Соборе (что само по себе вообще является нонсенсом), утвердил в качестве символа веры учение о единосущной Троице, а сам Арий был изгнан. Но как говорится "человек предполагает, а Бог располагает" - через пару лет император передумал и поддержал арианство. Он возвращает из ссылки лидеров ариан и затем осуждает и отправляет в ссылку одного из лидеров сторонников догмата о Св. Троице - епископа Евстафия Антиохийского.
   Далее события развиваются как в приключенческом фильме: В 335 году Тирским собором был осуждён Афанасий Великий, Антиохийский поместный собор 341 года закрепил арианство как официальное учение, Миланский собор 355 года (не имеющий канонического статуса) закончился почти полной победой ариан, а их противники -- Афанасий Александрийский, Люцифер Калаританский и другие -- были изгнаны из Константинополя. Лишь в 381 году император Феодосий I (сам, по религиозным убеждениям, бывший противником арианства) потребовал созыва нового вселенского собора в Константинополе, где арианство и было осуждено. Чудеса, да и только. Оказывается, предрасположенность светских лиц к той или иной догматической доктрине (в данном случае императоров) столь радикальным образом влияет на характер получаемых епископами откровений. Или эта элита древней Церкви была склонна поддаваться на давление высших светских властей?
  
  -- Какую личность Святой Троицы подразумевает Писание под понятием "Бог"?
  
   Самой основной отличительной чертой авраамических религий является единобожие (монотеизм). Тексты Ветхого Завета буквально пронизаны сознанием этой фундаментальной особенности и ни одна из двух дочерних религий одного духовного корня - ни иудаизм, ни ислам не признают никаких теоретических или иных отступлений от этой фундаментальной доктрины. Однако христианство в данном аспекте выделяется своеобразной трактовкой этого фундаментального положения - введением в богословскую тематику догмата Святой Троицы. Является ли это скрытым отходом от принципа монотеизма с целью введения на божественный престол новой харизматичной личности - Иисуса Христа или действительно Божественное Писание прикровенно в книгах Ветхого Завета повествует о трех Божественных сущностях? Если анализировать книги Ветхого Завета, то словосочетания "Святая Троица" мы там не найдем. Свидетельствует ли это, что это понятие было привнесено в контекст смыслов Писания уже позже - во время формирования основ христианства в I веке?
   Попробуем разобраться, опираясь на тексты обеих Заветов: о каком Божественном персонаже повествует Писание? Если отталкиваться от слов евангелиста Иоанна, то по его утверждениям Иисус, представленный апостолом в качестве "Логоса-Слова", и есть Бог-Творец всего: "В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть" (от Иоанна 1:1-3). Выражаю восхищение стилем евангелиста - настолько емко, сильно, образно мало кто в состоянии изобразить суть новозаветной концепции. Вроде полное подтверждение правоты догмата Святой Троицы - авторитетнейший автор, какие могут быть возражения! Загвоздка в том, что Иоанн написал евангелие примерно в 90 годы первого века - 60 лет после Голгофской жертвы Иисуса. Эти 60 лет были годами жестких споров и столкновений первых христиан с традиционным для Израиля иудаизмом. Поэтому идеологи иудаизма вполне могут вменить Иоанну стремление всеми силами возвеличить духовного лидера христиан до Божественного статуса. Вероятно, лишь внимательное рассмотрение текстов Ветхого Завета, учитывая догматическое представление иудаизма о том, что Бога (Яхве) никто не видел, может пролить свет на подобную запутанную проблему.
   Итак, если отталкиваться от слов евангелиста Иоанна, Иисус должен присутствовать в качестве действующей личности с первых страниц Писания - от момента сотворения Универсума. Он должен был принимать деятельное участие на протяжении всех дней Творения и столь же активно участвовать в судьбе сотворенных народов мира. Согласно евангелисту, Иисус совместно с Богом Отцом существовал с самого начала в качестве члена Божественной семьи. Мало того - Иоанн называет Иисуса Творцом всего - "без Него ничто не начало быть, что начало быть". Величественная картина, столь греющая самосознание христиан, но исподволь внедряющая некое подобие многобожия - их уже двое: Бог Отец и Бог Сын. Может вопрос должен решаться ещё более радикально: Бог Отец и Бог Сын - это и есть единственный Бог, одна личность? Показательно, что словосочетание "Бог Отец" в Ветхом Завете тоже не приводится ни разу. Это вполне понятно - иудеи по сути принципиальные монотеисты и никаких равных Яхве по статусу личностей просто не должно существовать. Они твердо стоят на позиции, указанной самим Яхве: "Так говорит Господь, Царь Израиля, и Искупитель его, Господь Саваоф: Я первый и Я последний, и кроме Меня нет Бога" (Исайя 44:6).
   Но в Новом Завете словосочетание "Бог Отец" является весьма характерным выражением, подобное следующему: "Благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа" (2 Фес.1:2). Если текстуально идти вспять от Евангелия Иоанна к первой книге Ветхого Завета, то становится ясно, что Бог шести дней творения - это по сути то самое "Логос-Слово", обозначающим Иисуса Христа. Аналогично Иоанн приводит слова мессии, свидетельствующие о том, что даже Моисей писал об Иисусе: "Ибо если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал о Мне" (от Иоанна 5:46). Возникает законный вопрос: насколько ясным языком Моисей свидетельствовал о будущем Мессии Иисусе, если иудеи этого до сегодняшнего дня не замечают? Тем не менее, согласно словам евангелиста Иоанна, Иисус - это новозаветное имя Бога Яхве. Происходит полное слияние божественных личностей двух Заветов. Вроде все так прекрасно укладывается в рамках принципа монотеизма, но сложность в том, что иудаизм не признает Новый Завет и для него переосмысление Писания вспять - от евангелия Иоанна к началу, является неприемлемым кощунством. Для более ясного понимания вопроса о личности единого Бога попробуем подойти, с другой стороны.
   Оказывается, согласно Писанию, Бога никто не видел: "И потом сказал Он: лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых" (Исх.33:20). Это же подтверждается в Новом Завете: "единый имеющий бессмертие, Который обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может" (1 Тим.6:16). Эти сведения вступают в очевидный конфликт с многочисленными явлениями Бога в Ветхом Завете - Он являлся лично к Аврааму, Исааку и Иакову, он даже говорил с Моисеем лицом к лицу. Кто же был той личностью, которая контактировала с людьми и те остались после этого живыми? Для иудаизма это серьезная логическая проблема - они хорошо знают предостережение о смертельной опасности человеку лицезреть лицо Бога, данное в книге "Исход". Иудеи обходят данное логическое препятствие указанием на то, что пророки или библейские герои никогда не видели лицо Бога, а лишь Его тень или кусочек Его риз. В остальных случаях встречи с представителями Небес трактуются в качестве встреч с ангелами-посланниками.
   Христиане эту ситуацию воспринимают совершенно иначе - в Ветхом Завете управляет Бог Отец (Яхве), а в Новом Завете эстафету правления переходит к Иисусу Христу. Но учитывая догматическое представление о Святой Троице и учитывая существование Сына Божия ещё до своего материального появления в облике человека, христиане вполне могут утверждать, что ветхозаветные герои встречались лицом к лицу с Богом Сыном (Иисусом), хотя его имя в Ветхом Завете напрямую не появляется. В подтверждение своего мнения христиане приводят самоопределение Бога в Ветхом Завете "Я есмь Сущий... Вот имя Мое на веки, и памятование о Мне из рода в род" (Исх.3:14-15) и ответ Иисуса вознегодовавшим иудеям, когда он аналогично назвал себя: "Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь" (от Иоанна 8:58). Неудивительно, что иудеи восприняли его слова в качестве претензии на статус Бога, на отождествление себя с Богом Ветхого Завета. Это по ветхозаветному понятию являлось неприкрытым кощунством и наказывалось побитием согрешившего камнями.
   Если внимательно просматривать Новый Завет, то можно заметить, что наиболее последовательно старается смикшировать в единое целое образ Отца и Сына именно евангелист Иоанн. Если в книге пророка Исайи Яхве именует себя в качестве начала и конца "Я первый и Я последний", то и Иоанн прибегает к подобному выражению, приведенному от имени Агнца Божьего (Иисуса Христа): "Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний" (Откр. Иоанна 22:13). Евангелист представляет дело таким образом, что верующему становится ясно - когда в Библии упоминается Бог или Господь, то речь идет об Иисусе Христе до момента своего рождения в человеческом облике: "Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил" (от Иоанна 1:18). Однако, для иудеев и мусульман мнение апостола Иоанна на весах авторитетности гораздо менее весомо, нежели догмат монотеизма.
   Итак, с точки зрения христиан, понимание того, что Бог Ветхого Завета вполне мог быть Иисусом Христом имеет свои основания. Но какая же в таком случае роль остается Богу Отцу? Ведь предыдущие рассуждения фактически под маской Отца открыли лицо Бога Сына, да и догмат Троицы утверждает о рождении Сына от Отца. Следовательно, подобная логика рассуждений в чем-то неверна или существующие переводы текстов Писания несут в себе зерна логической несовместимости. Даже если предположить полное замещение в ветхозаветных текстах личности Бога Отца на личность Бога Сына, то все равно никуда не исчезает предостережение Писания о смерти человека при лицезрении Бога, в независимости от того Отец это или Сын. Далее в разделе о восприятии догмата Троицы мусульманами мы увидим насколько тексты Писания в этом важнейшем вопросе непоследовательны или неполны.
  -- Как выглядит догмат Святой Троицы в глазах исламских теологов?
   Интересным фактом является кардинальные различия в оценке одних и тех же текстов Писания теологами трех авраамических религий. Почему общие для этих трех мировых религий священные тексты порождают столь противоречивые догматические выводы? В данном разделе нашего дознания попытаемся разобраться по какой причине ислам не признает догмат Святой Троицы, являющийся основополагающим для христианства. Рассмотрим последовательно ряд аргументов адептов ислама, основанных исключительно на священных текстах Писания. Выводы к приведенным цитатам даны сторонниками ислама - автор данной статьи в этом случае лишь посредник.
  -- Библия говорит, что Бог - не человек, а Иисус являлся человеком:
   "Бог - не человек..." (Числа 23:19).
   "Ибо Я Бог, а не человек..." (Осия 11:9).
   "Выслушайте слова сии: Иисуса-назаретянина, человека, на которого Бог открыто указал вам посредством могущественных дел, предзнаменований и знамений" (Деяния 2:22).
   "Ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа" (Деяния 17:31).
   Эти отрывки свидетельствуют о том, что Бог не является человеком и в свою очередь Иисус был человеком.
  
  -- Библия говорит, что Бог - не сын человека:
   "Бог не человек, чтоб Ему лгать, и не сын человеческий, чтоб Ему изменяться" (Числа 23:19).
   В свою очередь Иисус многократно назван "сыном человека":
   "...так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи" (от Матфея 12:40).
   "Но, чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле" (от Марка 2:10).
   "...потому что Он есть Сын Человеческий" (Иоанн 5:27).
   По мнению исламистов Господь противоречил бы Самому Себе утверждая сначала, что Он не есть сын человеческий, а потом превратившись в такового.
  
  -- В Библии Иисус отрицает свою божественность:
   "Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог" (от Матфея 19:17).
   Иисус не учил людей называть себя Богом. Он утверждал, что он не имеет права называться благим. Таким образом, Иисус отрицал свою божественность.
  
  -- Библия утверждает, что Бог величественнее Иисуса:
   "...Ибо Отец мой более меня..." (от Иоанна 14:28).
   "Отец Мой, Который дал Мне их, больше всех..." (от Иоанна 10:29).
   По мнению исламистов Иисус не может быть Богом, если Бог более него. Вера христиан в равенство Бога и сына прямо противоположна словам Иисуса.
  
  -- Иисус никогда не призывал учеников поклоняться себе или Святому Духу, но одному только Богу:
   "Истинно говорю вам: о чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам" (от Иоанна 16:23).
   "Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине..." (от Иоанна 4:23).
   Поскольку Иисус повелевал поклоняться Богу, то он сам Богом не является.  
  
  -- Библия говорит: Иисус признавал, молился и поклонялся только единственному Богу:
   "В те дни взошел Он на гору помолиться и пробыл всю ночь в молитве к Богу" (от Луки 6:12).
   "Пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой!.." (от Матфея 26:39).
   "Он, во дни плоти Своей, с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти; и услышан был за Свое благоговение" (К Евреям 5:7).
   Кому молился Иисус, пав ниц с сильным воплем и слезами? Неужели себе? Неужели он молил самого себя о спасении?  Ни один человек, здравый или безумный, не молится себе!
  
  -- Библия называет Иисуса божьим служителем, избранным, любимцем:
   "Вот мой служитель, которого я избрал, тот, кого я люблю и кого одобряет моя душа!" (Матфей 12:18).  
   Поскольку Иисус - служитель Бога, он не может быть Богом.
  
  -- Библия говорит, что Иисус ничего не делал от себя:
   "...Сын ничего не может делать сам от себя, но только то, что, как он видит, делает Отец..." (от Иоанна 5:19).
   "Я ничего не могу делать сам от себя..." (от Иоанна 5:30).
   Следовательно, Иисус не считал себя равным Богу.
  
  -- Библия утверждает, что это Господь творил чудеса через Иисуса:
   "Иисуса-назаретянина, человека, на которого Бог открыто указал вам посредством могущественных дел, предзнаменований и знамений, которые Бог совершил через него..." (Деян.2:22).
   "...Бог помазал его святым духом и силой, и он ходил по стране, делая добро и исцеляя всех угнетаемых Дьяволом, потому что Бог был с ним" (Деян.10:38).
   По мнению исламистов, будь Христос Господом, Библия открыто сказала бы, что Иисус сам творил чудеса, и не упоминала бы Бога.  Но поскольку Господь оказывал ему помощь, то Он величественнее Иисуса.
  
  -- Библия говорит, что в минуты слабости ангелы поддерживали Иисуса. Господь, как известно, не нуждается в поддержке:
   "Тогда ему явился с неба ангел и укрепил его" (от Луки 22:43).
   "Он пробыл в пустыне сорок дней, искушаемый Сатаной, и был там со зверями, и ангелы служили ему" (от Марка 1:13).
   Человек нуждается в поддержке и укреплении, Господь - нет, так как Он всемогущий. Если Иисусу требовалось укрепление, он не может быть Богом.
  
  -- Библия говорит, что Иисус хотел исполнить Волю Бога, но не свою волю:
   "...пусть будет не моя воля, а Твоя" (от Луки 22:42).
   "Ведь я сошёл с неба не для того, чтобы исполнять свою волю, но, чтобы исполнять волю пославшего меня" (от Иоанна 6:38).
   Разве могут члены равной Троицы быть подчиненными или неровными друг другу? Иисус говорит, что подчинил кому-то свою волю, но, согласно идее Троицы, все они должны иметь одну и ту же волю. Должен ли кто-то из Троицы отказываться от собственной воли ради воли другого? 
  
  
  -- В Библии Иисус разделяет свое свидетельство и свидетельством Бога:
   "Я сам свидетельствую о себе, и свидетельствует обо мне пославший меня Отец" (от Иоанна 8:18).
   По мнению исламистов, будь Иисус Богом, он не разделял бы между Ним и собой.
  
  -- Библия говорит, что Иисус подчинялся Богу:
    "Но хочу, чтобы вы знали, что каждому мужчине глава -- Христос, женщине глава -- мужчина, а Христу глава -- Бог" (1 Коринфянам 11:3).
   "Когда же всё будет покорено ему, тогда и сам Сын покорится Тому, кто покорил всё ему, чтобы Бог был всем для всех" (1 Коринфянам 15:28).
   По мнению исламистов, поскольку Иисус подчинялся Богу, он не есть Бог.
  
  -- Библия говорит, что знание и мудрость Иисуса возрастали. Бог же - всемогущ и не нуждается в каком-либо дополнительном знании:
   "Велик наш Господь и велика сила его, Его разум неисследим" (Пс.147:5).
   "Между тем Иисус рос, становился всё мудрее" (от Луки 2:52).
   Всевышнему, как известно, нет надобности познавать и становиться мудрее.
  
  -- Библия говорит, что знания Иисуса были ограничены. Бог же обладает бесконечным знанием:
   "О том дне или часе не знает никто: ни ангелы на небе, ни Сын, а знает только Отец" (от Марка 13:32).
   Поскольку Иисус не знал (о дне и часе), то он не мог быть всезнающим, а значит - Господом, чье знание не знает предела.
  
  -- Библия говорит, что Иисус был искушаем, а это не свойственно Богу:
   "...Который был испытан во всём, подобно нам, но остался безгрешным" (к Евреям 4:15).
   "...Потому что Бога невозможно испытать злом..." (от Иакова 1:13).
  
  -- Согласно Библии, учение Иисуса было от Бога, а не от самого Иисуса:
   "Иисус же сказал им: "То, чему я учу, - не моё, а того, кто меня послал"" (от Иоанна 7:16). 
   Будь Иисус Богом, он не говорил бы такого, ибо учение принадлежало бы ему.
  
  -- По утверждению Библии Иисус жил благодаря Богу:
   "...Я живу благодаря Отцу..." (от Иоанна 6:57).
   Иисус не может быть Богом, ибо от Бога зависело его существование.
  
  
  -- Библия говорит, что сила Иисуса была ему дарована:
   "Мне дана вся власть на небе и на земле" (от Матфея 28:18).
   Согласно логике исламистов: Бог - всемогущ и никто не одаривает Его силой. Иначе Он не был бы Богом. Следовательно, Иисус - не Бог.
  
  -- Библия утверждает, что Иисус был обучаем и повелеваем Богом:
   "Как научил меня Отец, так и говорю" (от Иоанна 8:28).
   "Отец, который послал меня, дал мне заповедь о том, что именно я должен сказать" (от Иоанн 12:49).
   "Как и я соблюдаю заповеди Отца" (от Иоанн 15:10).
   Никто не может поучать Всевышнего, иначе Он не был бы всезнающим. Поскольку Иисусу повелевал Бог и учил его, Иисус не мог быть самим Богом.  Учитель и ученик, приказывающий и повинующийся - не одно и то же.
  
  -- Библия говорит, что Иисус называл Отца "Мой Бог":
   "Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?" (от Матфея 27:46).
   "...Восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему" (от Иоанна 20:17).
   "...В храме Бога Моего, и он уже не выйдет вон; и напишу на нем имя Бога Моего и имя града Бога Моего, нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего..." (Откровение 3:12).
   Следовательно, Иисус не считал себя Богом.
  
  -- Библия говорит, что Бога нельзя увидеть. Иисуса же видели все!
   "Бога не видел никто никогда" (от Иоанна 1:18).
  
   Судя по приведенным цитатам из Писания и по, во многом логичным, комментариям исламистов, с совершенно железобетонной уверенностью утверждать о неоспоримости христианского догмата Святой Троицы становится затруднительно. Поскольку в текстах Библии нет математически точной доказательности, то не следует удивляться различным трактовкам у разных религиозных ветвей одного духовного корня. Для приверженцев ислама совершенно непонятно почему необходимо было рождение Иисуса в качестве Спасителя человечества от грехов, если Яхве прощал грехи до прихода Иисуса и продолжает прощать без его помощи. Если верующий согрешил, он может обратиться к Богу с искренним покаянием и надеяться на Его прощение и спасение. Эта возможность дана каждому, любому человеку: "И нет иного Бога, кроме Меня, Бога праведного и спасающего. Нет кроме Меня. Ко Мне обратитесь, и будете спасены, все концы земли, ибо я Бог, и нет иного" (Исайя 45:21-22).
  
  
  -- Насколько необходима попытка переосмысления догмата Троицы в свете морально сомнительных эпизодов Ветхого Завета?
   Одним из главных тупиков в попытках хоть как-то увязать в единое целое мораль Сына Божия и жестокие требования Яхве, встречающиеся в книгах Ветхого Завета, является догмат Святой Троицы. Догматическое утверждение того, что все три Лица Троицы существуют в полном единстве, творя мир и милосердно промышляя о нём, натыкается на сильное сопротивление человеческой морали, если воспринимать отдельные страницы Ветхого Завета в качестве незыблемой истины в последней инстанции. Как мы видим главенство в данном триумвирате явно за Богом Отцом (Яхве) - так как именно от него рожден Сын и от него исходит Святой Дух. Вот тут-то и начинаются трудности совмещения жестокостей Ветхого Завета с, догматически неизбежным, участием в их реализации Божьего Сына в качестве второй ипостаси Троицы. Если существует какое-то жестокое и морально неприемлемое для современного верующего высказывание, приведено в Ветхом Завете от имени Бога Отца Яхве, то согласно догмату о Троице придётся признать, что оно также акцептировано и Божьим Сыном Иисусом в период его пребывания на небесах ещё до своего появления в облике человека на Земле. Для христианина практически невозможно морально и логически принять, и признать соучастие Иисуса в жестоких бесчеловечных приказах, приписываемых Яхве.
   Автором статьи был заострен именно этот момент в интернет переписке с вечным оппонентом автора Михаилом Т.: "Примерно месяц назад я тебя спросил о том, можно ли достоверно утверждать, пользуясь догматическими указаниями, что Иисус лично пребывал и участвовал во всех моментах творения и дальнейшего развития истории человечества вместе с богом Яхве? Наверно ты этот пост не заметил, но в зависимости от ответа (да или нет) кардинально меняется логика отношений к теологическим максимам". На что был получен утвердительный ответ - да, Иисус принимал личное участие во всех делах творения мироздания. Но на уточняющий вопрос "Принимал ли Божий сын участие в последующем управлении созданным миром?" ответ моего визави стал весьма уклончивым. Стало вполне ясно, что в таком случае получается прямой конфликт логики, скандал для теологических стандартов: Иисус Христос по всем канонам является воплощение человеколюбия и это никак не стыкуется с прямым призывом от лица Бога (автор всегда предполагал, что в конкретном случае имеется в виду Яхве): "...идите за ним по городу и поражайте; пусть не жалеет око ваше, и не щадите; старика, юношу и девицу, и младенца, и жён бейте до смерти...". Но, приняв во внимание догмат о предвечном существовании Бога Сына, мы приходим к полному логическому абсурду, полагая, что во всем этом принимал участие Иисус Христос.
   Этот логический тупик мой оппонент попытался нивелировать, утверждая, что в Ветхом Завете подобные радикальные утверждения исходят от Яхве, но никак не отражают позицию Сына. По мнению Михаила "Здесь речь о конкретном эпизоде в истории еврейского народа. У нас есть слова Отца, но не Сына. Да, Он участвует в управлении, но мы не знаем Он одобрил это или нет? Христос кроток и смирен, возможно Он из любви к Отцу принял Его решение, сказав Свое мнение". Но по мнению автора статьи это чисто фарисейский ответ: если Отец и Сын представляют собою Единого Бога (в двух ипостасях), то значит они оба управляли делами мироздания. Если Иисус еще не родился и не воплотился в образе человеческом, то это не означает, что Он в своем нематериальном обличие не влиял на события - ведь Бог Отец тоже нематериален. Другим камнем преткновения является то, что уничтожаемые народы - по сути наследники и потомки праведного Ноя (выдающегося праведника всех времен и народов). Автору трудно представить себе, чтобы христианин с легкость проскакивал, не воскорбев сердцем, места Ветхого Завета подобные приведенному: "... и не щадите; старика, юношу и девицу, и младенца, и жён бейте до смерти". Неужели у более молодого племени столь воцерковленных ура-ортодоксов сердце из камня, и они способны на своё моральное чувство наложить пластырь из кучи цитат и заблокировать боль совести калейдоскопом словесных излияний? Для адекватного христианина жизнь ребенка всегда на первом месте - все остальное является вторичным.
   Но наших доблестных воинов ортодоксии трудно пронять смертью детей - во всем виноват человек, родивший ребенка: "Человек, решает родить ему ребенка или нет, не спрашивая последнего - хочет ли он в этом мир полный опасностей. Право Бога забрать его из этого мира". Круто! правда круто. Человек без спроса и ведома Бога заводит в семье ребенка, но Бог оставляет за собой право это наглое недоразумение исправить. Ничего менее соответствующему духу христианства трудно себе представить. Бойни, напоминающие ветхозаветные, происходят и сейчас - более 2000 лет после прихода Спасителя. Вспомним репортажи из Славянска, Одессы, вспомним совсем еще на нашей памяти, показанный по телевизору трупик маленького ребенка, разорванный снарядом - это тоже право Бога забирать жизнь детей? Если это не разрывает сердце верующего, то оно черствее камня. И чем этот погибший мальчик отличается от сорока двух ребят, разорванных медведицами во времена Ветхого Завета. Разве это достойно христианина - оправдывать одни случаи (в данном случае освященные авторитетом Библии) и негодовать по поводу аналогичных других. Как не хотелось бы, но жизнь есть жизнь - теологические догмы далеко не всегда вписываются в реальную жизнь. И 42 жизни малышей камнем лежат на совести Елисея (если конечно такой эпизод вообще имел место, в чем автор очень сомневается): каким-либо образом оправдывать его - это значит идти совершенно против своей совести и нравственного чувства. Если сердце подсказывает, то надо иметь силу духа сказать о таком поступке, что он является недостойным даже для простого человека, не говоря уж о пророке - даже если все мудрецы мира будут говорить иное.
   Современные ортодоксы для нейтрализации столь неблагоприятного впечатления от фактического соучастия Иисуса (согласно догматическим представлениям о Святой Троице) в жестокостях Ветхого Завета прибегают к различного рода схоластическим, оторванным от жизни теоретическим пасьянсам. Поначалу упоминают о том, что Иисус прекрасно знал Святое Писание и все события священной библейской истории. Ведь Иисус ни разу не усомнился в богооткровенности Писания и в богодухновенности авторов библейских книг, избранных Богом, а учитывая догмат Святой Троицы, выходит избранных самим же Собой. Для подтверждения такой точки зрения приводится мнение Иринея Лионского, написанного в 177 году: "И ещё, при истреблении содомлян, Писание говорит: "И одождил Господь над Содомом и Гоморрою огонь и серу от Господа с неба". Здесь оно показывает, что Сын, Который и беседовал с Авраамом, получил от Отца власть судить содомлян за их развратность. И ещё, обращаясь к Моисею Сын говорит: "Я сошел избавить этот народ"". Этим отрывком из труда святого отца ортодоксы стараются привязать Божьего Сына к трагическим страницам Торы. Весьма странное начинание, ведь нам из Нового Завета хорошо известен моральный облик сына Божия Иисуса. Уж кто-кто, но никак не Он может быть завязан в уничтожении творений Создателя.
  
   Ощущая моральную зыбкость своих аргументов, моментально приводится отрывок из шестого огласительного поучения Св. Кирилла Иерусалимского, в котором говорится о некоем Манесе, утверждающем "Бог Ветхого Завета есть изобретатель зла". На что мудрые епископы первых христиан указывают на то, что раз Отец и Сын единосущны, то и должны быть или оба добры, или оба имеют в себе зло. Но именно логика святых отцов первых веков христианства ясно говорит - поскольку Иисус человеколюбив и добр, то таковым должен быть и Отец (в силу единосущности обоих), то высказывания Яхве об уничтожении тысяч людей или собственное участие в таком уничтожении, по сути являются деформацией поступавшей информации с небес. Но вероятно сделать подобный выбор весьма затруднительно для новых ортодоксов. Они не могут позволить себе последовать поступку генерала Деникина и отринуть от себя всю "звериную психологию" Ветхого Завета. Для них жизнь конкретного человека - это такой пустяк пред лицом религиозных догм и незамутненного самоощущения благостной воцерковленности. Желаю, чтобы скорбные реалии жизни не сильно тревожили сон совести подобных людей.
  
  -- Насколько догмат Святой Троицы адекватен трагическим событиям, приписываемых личному участию в них Бога Яхве?
  
   Автора данной статьи всегда удивляло неудержимое стремление нео-ортодоксов во всех сценах убийств и экзекуций Библии непременно видеть консолидированное участие всех членов Святой Троицы. Однако в подобных канонических эпизодах Ветхого Завета нет явных намеков на коллегиальность принятия решений Яхве - ведь, как известно, иудеи являются принципиальными монотеистами и для них возможность консультации Яхве ещё с кем-то является кощунственной. Тем не менее наши ортодоксы, ставя богословские положения христианства выше иудейского беспрекословного единобожия, ссылаются на догмат Святой Троицы - "Бог един по существу, но троичен в Лицах: Отец, Сын и Святой Дух, Троица единосущная и нераздельная". Исходя из такого догматического положения Бог-Сын Иисус неизбежно и автоматически включается в процесс принятия катастрофических для морали решений по уничтожению людей, не взирая на их возраст - от грудных младенцев до глубоких стариков, без разделения на мужчин и женщин.
   Разбирая невероятный с моральной точки зрения эпизод уничтожения населения города по личному приказу Яхве, описанный в IX главе книги пророка Иезекииля, автор статьи предположил возможность того, что пророк не вполне адекватно воспринял пророческое видение и выдал, столь желаемую им, порцию устрашения своих соплеменников за слова Яхве. На что ортодоксальный оппонент автора ответил следующим образом: "Отметим, пророку было показано и сказано то, что было показано и сказано, но это еще не значит, что было все показано в полном объеме. На тот момент пророк должен был услышать и видеть именно это - в назидание и возможно для воспитания страха и благоговения перед Богом пророку и народу Израиля. Может здесь идет речь о попущении Богом ангелов-губителей со стороны сатаны?". То есть для ортодокса новой волны достоверность высказывания Яхве и точность его отображения в тексте пророческого видения не подлежит никакому сомнению.
   В подобном случае придется признать непоследовательность Яхве, в декалоге Моисея призвавшего к исполнению заповеди "не убивай", а в данном эпизоде направившего ангелов-губителей для демонстрационного акта ликвидации непокорных - для устрашения остального населения Израиля. Конечно, при условии, что моральная сторона заповедей Господних присуща самому Создателю. Такое толкование явных перемен в рефлексии Яхве на обстоятельства земной жизни коренным образом противоречит догматическому принципу неизменяемости Бога. Прискорбно, но для догматического восприятия библейских эпизодов важно не столько содержание текстов, не столько своё морально-этическое отношение к подобного рода эпизодам, сколько утвердившийся ортодоксальный оценочный подход.
   Если отталкиваться от встречающихся в Библии словах Яхве, подобных переданным через видение пророка Малахии: "Ибо Я - Господь, Я не изменяюсь", то ситуация с высказываниями Яхве становится патовой. "Не убивай", "пусть не жалеет око ваше, и не щадите; старика, юношу и девицу, и младенца и жен бейте до смерти", "Я - Господь, Я не изменяюсь" - всё это высказывания одного и того же персонажа Ветхого Завета. Если все высказывания равны по своей истинности и достоверности, то верующим придется отказаться от привилегии о чем-то самостоятельно размышлять - будет вполне достаточно догматических "цитатников Мао" с процеженной кашицей библейских цитат и комментариев иерархов церкви. Это для них приводятся подобные объяснения: "Бог ненавидит зло и грех, и одновременно с этим Бог любит добро и праведность. В чём же здесь противоречие? В том, что Господь наказывает зло и грех? Нет, в этом проявляется Божья святость и справедливость, ибо Господь Бог есть судия праведный. Разве не наказывает любящие родители своих непослушных детей? Ещё как наказывают! То же самое делает и Господь Бог. Вот как об этом говорится в Притчах 3:11-12 "Наказания Господня, сын мой, не отвергай...ибо кого любит Господь, того наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему"". Автору статьи весьма трудно представить любящего отца, который за непослушание физически уничтожает своего сына или дочь и потом этот поступок приводит всем в качестве примера святости и справедливости. Бог потому и Святой Бог, что радикально отличается от Тараса Бульбы в моральном отношении, уничтожившего своего сына ради идеологической концепции. Тогда давайте воздадим должное и Павлику Морозову, донесшего карательным органам на своего отца, рачительно заботившегося о благосостоянии своей семьи. Все же очень приятно, что моральные принципы большинства современных людей кардинально отличаются от нео-ортодоксальной и ветхозаветной морали.
   Для подтверждения непременного личного участия Иисуса во всех морально неприемлемых для адекватных людей эпизодах Ветхого Завета, догматически воспитанные верующие ссылаются на ряд цитат из Нового Завета, в которых Мессия говорит об участи человека, предающего Его: "но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться" (Матф.26:24) или "кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской" (Мф.18:6). Этим они стараются убедить других и прежде всего себя в том, что и Иисусу не были чужды аморальные решения человеческих проблем через убийство. Но насколько подход Иисуса более морален по своему содержанию, чем кощунственные для Бога эпизоды, приписываемые Ему в Ветхом Завете, можно судить по типичному высказыванию Мессии об своем Отце Небесном: "Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных". То есть для Иисуса вполне очевидно доброжелательное отношение Яхве ко всем людям без исключения.
   Для большего подтверждения догматических представлений о непременном участии всех божественных личностей во всех без исключения эпизодах Библии наши ортодоксы начинают поиск следов их сотрудничества с первых глав Писания. При особом желании отдельные слова древних текстов можно интерпретировать во множественном числе, хотя столь дотошные и заинтересованные исследователи Торы, как древние иудейские мудрецы не смогли прийти к таким выводам. Это обстоятельство как всегда изящно комментирует А.Лопухин: "Таким образом, здесь мы находим один из самых древнейших следов существования в допотопном мире тайны троичности, но затем она, по мнению лучших толковников, была помрачена в сознании первых людей вследствие грехопадения, а потом, после вавилонского столпотворения, и вовсе надолго исчезла из сознания ветхозаветного человечества, от которого она была даже намеренно скрываема по педагогическим целям, именно, чтобы не подавать евреям, всегда склонным к многобожию, лишнего соблазна в этом отношении". Объяснение довольно забавное, т.к. согласно ему, идея троичности в христианском понимании (не путать с божественными тройками язычников) была повреждена после изгнания прародителей из Эдема, затем люди с поврежденным пониманием этой идеи были поголовно уничтожены всемирным потопом и после всех этих превентивных операций устрашения, всё равно сведения о троичности Бога так и не посетили сознание избранного народа. Странно, ведь в первых книгах Торы встречаются подробные описания гораздо более мелких по масштабу событий, а глобально значимый факт о существовании вместо одной Божественной личности - трех, как-то совершенно не запечатлелся в народном сознании.
  
  -- Может ли Туринская плащаница служить доказательством для понимания иерархии трансцендентного мира?
  
   Попытки активистов новой ортодоксии каким-либо образом нейтрализовать логический конфликт, связанный с противоречащими друг другу в моральном плане высказываниями Яхве и Иисуса, никак не может получить логического завершения по причине неумения провести логическую цепочку рассуждений, которая подменяется россыпью цитат святых отцов. Почему же для них столь чуждо желание проследить всю логическую цепочку (от А до Я), побудившую святых отцов к определенным выводам? Скорее всего дело сводится к тому, что и святые отцы свои выводы также основывали не на железобетонной логике анализа библейских текстов в контексте их морали, а более всего опирались на так называемые откровения. Но дело в том, что откровения каждого из святых отцов весьма субъективны и зачастую отличаются от откровений своих духовных коллег. Без путеводной нити логики поди разберись, какое из их откровений правильное - или ни одно из них неверно.
   Разбирая возникшую дискуссию на православной интернет-беседке "Глагол" по поводу диаметрально противоположного духа высказываний Иисуса и некоторых эпизодов с личным участием Яхве, приходится констатировать невозможность проследить основную нить рассуждения участников (если таковая вообще у них есть). Естественно они к единому мнению не в состоянии прийти по причине игнорирования необходимости логического анализа конкретных исторических событий с учётом психологической мотивации поступков участников конкретных эпизодов. Как и ожидалось, традиционным определяющим фактором подобных форумов является борьба цитат различных авторитетов христианства, которые, естественно, имеют весьма различные мнения по этим весьма неудобным вопросам. Как оказалось, главные идеологи интернет-беседки, такие как Алексей-тропос, стремятся быть более ортодоксальными нежели профессора семинарий РПЦ. Для них даже профессор Осипов является отчаянным модернистом.
   Автор статьи, через своего коллегу Михаила, напомнил участникам интернет-беседки желательность принятия во внимание исторически совершенно недавно полученные результаты анализов следов крови человека Туринской Плащаницы. В связи с тем, что по совокупности многих исторических данных этим человеком был никто иной как Иисус Нового Завета - то вновь открытые реальные факты, связанные непосредственно с Его личностью, в состоянии выявить в новом свете истинное положения Иисуса в иерархии трансцендентного мира. Неоспоримым фактом стало обнаружение на Плащанице следов X и Y хромосом - свидетельствующих о существовании земной женщины-матери (о чем никто никогда не сомневался) и реального мужчины-отца (что стало весьма неожиданным фактом для богословов). Небезосновательно полагая, что Плащаница была посмертным покрывалом Иисуса, и основываясь на важнейших догматических выводах, приходится предположить, что Y хромосома по сути является хромосомой Бога-Отца.
   Вот на этом месте скрывается теологически-логическая сингулярность. Ведь Бог-Отец, как утверждают те же догматы, существо нематериальное, ничего не имеющее в Себе от сотворённого мира. Как может принципиально нематериальный субъект (догматически определяемый в качестве духа) обладать материальными характеристиками своей личности, переданными Сыну? Налицо явный конфликт догматики с реальными фактами. Автору данного расследования было очень интересно, как оппоненты-ортодоксы смогут связать эти факты. Первоначально сам факт подобного "неудобного" вопроса вызвал у них состояние недоумения, даже шока: "Как можно спрашивать ТАКИЕ вещи?". Подобное, лабораторно доказанное, присутствие вполне материальных следов X и Y хромосом становится почти непреодолимым препятствием для догматического утверждения о непорочном зачатии девы Марии от Святого Духа.
   Затем посыпались различные предположения, например, участник ?река сходу заявил: "Странно если бы не нашли! За 2000 лет в каких только руках она не побывала". Участник Коля недоумевает: "Разве можно сомневаться, что Спаситель мужчина? Дык, а какие там должны быть хромосомы, если в образе человека Он мужчина? Странно, в чем вопрос непонятно?". Налицо было недопонимание самой сути логической проблемы. Пришлось через Михаила Т. более развернуто уточнить её суть - человек становится мужчиной лишь тогда, когда в его организме присутствует Y хромосома. Которая может у него оказаться лишь при наличии ФИЗИЧЕСКОГО носителя (реального отца ребенка) такой хромосомы. То есть у женщины при акте оплодотворения должен быть РЕАЛЬНЫЙ партнер МУЖЧИНА, но никак не НЕЧТО нематериальное. Хромосомы - это материальные носители наследственности реальных людей. Если святой дух, как одна из ипостасей Бога, являлся причиной рождения мальчика у Девы Марии, тогда нужно прийти к выводу: найденная Y хромосома по сути хромосома Бога. Но это приходит в противоречие с нематериальной сущностью Бога.
   Другой вывод, который является следствием проведенного исследования Туринской Плащаницы: если найденная хромосома - это хромосома Бога, то Бог является носителем определенных гендерных характеристик - Он мужчина. Подобное пояснение сути логического конфликта привело к тому, что участники интернет-беседки включили задний ход. Устами, самого начитанного из них, участника под ником Мефодиос было заявлено: "Церковь еще не сказала своего слова о Туринской плащанице, поэтому вопрос остается открытым. В самой Италии, начиная со средневековья, Туринская плащаница считалась не подлинником, а копией. Лично я не могу воспринять доказательства, основанные на различных химических анализах, включая определения группы крови. Я чувствую в этом какую-то профанацию. Поэтому, я отношусь к Туринской плащанице как к древнему образу". Другого ответа автор и не ожидал.
   Очень печально, что многие теологи не в состоянии принять тот факт, что Бог, по Своей милости, решил дать людям материальные ориентиры для того, чтобы те не заблудились в своих мудрствованиях. И показательно, что эти ориентиры не были должным образом осмысленны сразу, а лишь по мере роста моральных качеств людей и по мере из углубления в познании Божьего творения - окружающего нас Мира. Нашим адептам ортодоксии трудно бороться с реальностью - гораздо легче играть в бисер теоретически-богословских рассуждений сидя у компьютера с чашечкой кофе на столе. Лишь один из участников дискуссии предложил неординарное предположение: "как мы знаем апостол Павел называет Христа Вторым или Новым Адамом. Так вот, во-первых - у Адама ведь тоже не было физического человеческого отца! Во-вторых - чтобы исцелить и основать новое человечество для спасения Христу нужно было принять именно человеческую природу того же первого Адама!". Приходится признать, что хоть у одного из участников интернет-беседки ум еще не полностью закостенел и способен к размышлению.
   Но тут возникает другая логическая загадка. Если у Адама не было физического отца, то у него не должно появится Y хромосомы. Следовательно, если у него были две Х хромосомы, то он должен быть женщиной. Если же у него было лишь одна половая Х-хромосома, а парной не было - то он не был в состоянии оплодотворить Еву. Но мы знаем о детях Адама и Евы - это свидетельство того, что Адам обладал полным набором хромосом - X и Y. По очень верному определению апостола Павла - Иисус является новым Адамом. Тогда оба имели полный набор половых хромосом, о чем свидетельствует анализ крови на Плащанице. Остается наверно одно логическое решение - Бог вначале СОЗДАЛ Адама с полным комплектом хромосом (какая разница - создать остальные хромосомы и плюс еще две половые), а затем на материале созданного Адама (по Ветхому Завету из ребра) создать особь с немного другим набором хромосом (с двумя Х-хромосомами) - т.е. Еву. Но подобные утверждения остаются на уровне теоретических гипотез и с их доказательствами дело обстоит неважно. А гипотезы генетики имеют реальные доказательства эволюции жизни. За одним исключением - пока не доказано (абсолютно и железобетонно) появление первой делящейся клетки. Вот здесь широкое поле для теологических предположений.
   Как бы то не было, наличие у Иисуса Христа всех, полагающихся человеку, хромосом свидетельствует о том, что Он был полностью истинным человеком. И эта принципиальная человечность Спасителя свидетельствует о генетически внедренном в Его естество чисто человеческого понимания любви к своим соплеменникам, как представителям одного биологического вида без разделения по национальности и расе. Вероятно, именно в этом заключена основная причина того, почему Ему были морально и психологически неприемлемы методы, приписываемые Яхве в некоторых сюжетах Ветхого Завета, связанные с ощущением божественного превосходства над простыми людьми, которых всегда можно заменить другими или попросту уничтожить.
  
   На данном этапе дознания можно сделать следующие предварительные выводы:
  
      -- Канонический текст Писания в целом не дает четкого и неоспоримого ответа на правомерность признания троичности в природе Бога Творца. В Ветхом Завете существуют туманные отзвуки наличия ещё какой-то сущности помимо Яхве. Но дальнейшей конкретизации эти отзвуки в тексте не получают - это могут быть и ангелы, может быть и, подсознательно ощущающаяся, некая, противостоящая Яхве, контрсила. Лишь в текстах Нового Завета явно озвучена троичность небесного устройства, как Бог Отец, Божий Сын и Дух Святой - в последствии объединенные понятием единой Святой Троицы.
  
      -- Однако это догматическое объединение трех сущностей в единую неразделимую личность формально противоречит принципу монотеизма и поэтому не признается иудеями и мусульманами, подозревающими под этим понятием завуалированное многобожие. Для них само предположение о необходимости каких-либо помощников (или, не приведи Боже, соавторов) для всемогущего Творца всего сущего является невероятной дерзостью, если не сказать богохульством.
  
      -- Догмат Святой Троицы был принят на I Никейском Соборе под предводительством императора Константина, предположительно к моменту начала Собора ещё язычника. Уже это одно является невероятным, даже оскорбительным, для собрания христианских епископов фактом. Вероятно, в данном случае практическая необходимость взяла верх над богословской брезгливостью. Никаких внутренних документов и стенограмм выступлений не сохранилось. Вопрос был решен простым голосованием без четкого математически точного теоретически-логического обоснования.
  
      -- Отсутствие железной логики в рассуждениях и выводах привел в дальнейшем к появлению различного рода ересей внутри христианства и к невозможности нахождения общего языка с остальными религиями монотеизма. Эти расхождения стали первопричиной многих религиозных войн, приведшим к невероятным жертвам и страданиям народов - что явно противоречит догматам о милосердном Боге. Ведь именно в Его силах было дать людям убедительную трактовку устройства трансцендентного мира (если они так этого желали) и этим предотвратить в общем-то бессмысленные жертвы несчастных людей. Недостаточная убедительность аргументов в пользу сформулированного догмата о Святой Троице являлась причиной многочисленных жертв религиозных войн и стало убедительным подтверждением библейской притчи "Если слепой ведёт слепого, то оба они упадут в яму".
  
      -- Ясного, логически безупречного обоснования необходимости принятия существующего догмата о Святой Троице история не сохранила. Как видно из исторической справки существовало несколько конкурирующих мнений о природе Иисуса Христа и Его положения на небесном Олимпе. С течением времени логика появления догмата была утеряна или на 1 Никейском соборе вообще не интересовались этим обстоятельством.
  
      -- Исходя из текстов Писания и практики монотеистических религий становится очевидно, что так и не удалось выявить логически непротиворечивую формулировку личности Божества, которая действительно соответствовала бы догмату Святой Троицы. Если бы дела обстояли иначе, то на сегодняшний день была бы лишь одна ветвь религии монотеизма. Вероятно, для Творца Универсума данный вопрос является третьестепенным и поэтому Он не дал, тем или иным образом, одинаково убедительного и доказательного ответа на эти богословские вопросы.
  
      -- Мусульмане утверждают, что согласно Библии, люди могут заслужить прощение через искреннее покаяние напрямую к Богу Яхве. По их мнению, так было всегда и так будет до конца времен. Для мусульман для прощения и спасения никогда не требовалось посредничество Иисуса - иначе как быть со спасением тех, кто умер до прихода Иисуса? Утверждение христиан о посланном Иисусе, как посреднике Всемогущего Бога, в глазах мусульманина есть богохульство.
  
      -- Анализ морально сомнительных эпизодов Ветхого Завета ясно демонстрирует, что совместить несовместимое невозможно - не может Святая Троица принимать в них участие. Приходится выбирать: либо наш Создатель милосерден и человеколюбив и тогда жестокие эпизоды с Его непосредственным участием являются диффамацией личности Бога; либо все жестокости Ветхого Завета, приписываемые лично Яхве, абсолютно правдивы и тогда придется признать правоту Спинозы - Бог по необходимости является источником и добра, и зла.
  
      -- Противоположные по своей морали образы Яхве в видениях пророков, в частности пророка Иезекииля, большей частью объясняются подсознательным стремлением пророков содействовать воспитанию соплеменников в религиозно-правильном направлении. Видения, ожидающих Израиль, жестоких репрессий являются тем самым кнутом, которым Яхве будет гнать народ по пути истинного богопочитания, коренным образом противоречит столь акцентируемому сейчас догмату о свободе выбора для человека.
  
      -- Туринская Плащаница, как материальное свидетельство смерти и воскресения Иисуса Нового Завета, неоспоримо свидетельствует о природе Спасителя: наличие у Иисуса Христа всех, полагающихся человеку, хромосом свидетельствует о том, что Он был полностью истинным человеком в противовес некоторым теологическим предположениям о возможном "тузе в кармане" в виде гипотетической возможности решить все земные проблемы исключительно силой "божественной мышцы".
  
   В следующей главе III части посмотрим насколько обосновано мнение некоторых ученых-библеистов о возможной синхронной моральной эволюции Творца Универсума и Его творения - человека. Или наше понимание Бога во многом обусловлено эволюционной трансформацией структур мозга человека, вследствие чего сами люди являются творцами образа Бога, адекватного своему развитию.
  
   Глава 3. Размышления ученых по поводу возможной эволюции морали Бога - от жестокого и мстительного Яхве до сострадательного Иисуса Нового завета.
  
   Исследуя доступные ветхозаветные документы, наше дознание упирается в очевидный факт несоответствия образа библейского Бога, каким Он выведен во многих эпизодах Ветхого Завета, и образом новозаветного Мессии Иисуса, который догматически считается земным воплощением первичного библейского Бога. Первое логическое предположение приводит к мысли об эволюции самого Бога от жестокого и мстительного Яхве до сострадательного, полного любви Иисуса Нового завета. Однако на пути подобной логики встает догматическое положение о принципиальной неизменности Бога.
   Поэтому на данном этапе дадим слово известным американским ученым-экспертам, проведших тщательные исследования того, как религиозные и духовные переживания сказываются на работе мозга. Это Эндрю Ньюберг -- американский нейробиолог, доктор медицинских наук, профессор в области религиоведения и Марк Роберт Уолдман -- один из ведущих мировых экспертов по коммуникациям, духовности и процессам в человеческом мозге, которые за них отвечают. Для этого они изучали мозговую активность у францисканских верующих во время молитвы и буддийских монахов во время медитации.
   Наше дознание с помощью выводов этих ученых попытается понять - действительно ли возможна реальная эволюция Создателя Универсума в морально-этическом плане или перед нами нечто иное? Авторы исследования утверждают, что тот феномен, который мы именуем Богом, во многом является частью нашего сознания. Хотя мозг человека обладает исключительными возможностями для восприятия окружающей нас действительности, в том числе и духовной, всё же все наши попытки постичь ее - первичную природу Вселенной - продолжают ускользать от нашего сознания. По мысли авторов не совсем ясно "существует ли духовная реальность, или же это просто вымысел... нейробиология не может сказать, существует Бог или нет". Согласно многочисленным проведенным экспериментам, "большей частью человеческий мозг не озабочен реальностью того, что мы видим".
   Итак, ученые-нейробиологи убеждаются: "умение составлять точное представление о действительности не входит в число сильных сторон мозга... человеческий мозг с трудом отделяет вымысел от фактов. Он видит то, чего нет, и порой не замечает того, что есть. По сути дела, мозг даже не пытается составить подробную карту внешнего мира. Вместо этого он берет некоторое количество внешних раздражителей, намеков, сигналов, а затем восполняет пробелы предположениями, выдумками, верованиями". Именно, исходя из этой способности человеческого мозга, по мнению этих ученых, мы способны создавать множество иногда фантастических и нереальных, иногда утилитарных, а часто совершенно бесполезных богословских теорий. Подтверждением этому служат тысячи различных духовных практик и вероучений. Именно благодаря их такому разнообразию можно довольно уверенно утверждать, что объективных подтверждений духовной (трансцедентальной) реальности в нашем распоряжении нет.
   Каким образом то или иное представление человеком образа Бога способно отразиться на реальной жизни человечества? Как скажутся представления наиболее консервативных религиозные активистов об авторитарном, карающем божестве Ветхого Завета на их реальных действиях? Каковы перспективы окончательной победы новозаветных представлений об исполненном сострадания и любви Боге над ветхозаветными, если тексты обоих Заветов в одинаковой мере считаются боговдохновенными? Одними лишь ярлыками "ветхий" или "новый" здесь дело не решить. Если для одних "ветхий завет" фактически считается пройденным этапом, то для других никакого "ветхого завета" не существует - для них существует лишь один "вечный завет".
   Так каков же итог влияния Библии на представления образа Бога в наиболее цивилизованных христианских странах? Как можно оценить работу церквей по объяснению людям самой фундаментальной основы монотеистических религий? Упомянутые американские авторы в своем труде привели поучительные статистические данные, проведенные исследователями университета Бейлора. Оказалось, что 32 % американцев убеждены в том, что Бог очень вспыльчив и готов покарать любого -- за неверность или богопротивные поступки. По их мнению, именно Бог вызывает землетрясения и другие стихийные бедствия в качестве предостережений, указывая на греховное поведение людей, почти 50% американцев считают Бога холодным, осуждающим и суровым.
   Именно вера в абсолютную непогрешимость и богодухновенность любого текста Библии (особенно это относится к Ветхому Завету) привела к тому, что "более половины евангелических и чернокожих протестантов приписали Богу свойство авторитарности". Такие верующие, как правило, чаще посещают церковь (51% -- еженедельно), являясь менее образованной частью прихожан американских церквей. Именно упор их внимания на ветхозаветные тексты способствовал укреплению образа гневного, карающего Бога. В таком случае возникает законный вопрос - неужели лишь страх перед подобным образом Бога заставляет их чаще молиться?
   Более образованная часть американского общества в своей жизни менее полагается на Бога, считая Его отчужденным и ни во что не вмешивающимся. В их представлении Бог "в меньшей степени личность и в большей -- космическая сила, благодаря которой действуют законы природы". Такой подход имеет нечто общее с мировоззрением деизма. Авторы книги пишут: "почти половина этих людей никогда не бывает в церкви, 38% никогда не молятся". Такие прагматики, не видя ощутимого присутствия Бога в своей жизни, делают рациональный вывод - "В конце концов, если Бог не проявляет к тебе интереса, стоит ли уделять внимание такому Богу?".
   Суммируя реальные результаты влияния Писания на умы современных прихожан, отчётливо просматривается корреляция их религиозности с уровнем образования и успеха в реальной жизни. Менее успешные и менее образованные прихожане более склонны ожидать благосклонного влияния их веры в Бога на свою судьбу - это тактика упования на тезис "всё в руках Божьих". Они подсознательно предполагают, что успех другой части более образованных сограждан во многом связан с неблагочестивыми делами - "от трудов праведных не нажить палат каменных". Вероятно, по этой причине им близок образ карающего Бога, который в конце концов воздаст всем по заслугам - "Так будут последние первыми, и первые последними" (Мф. 20, 1-16).
   Прослеживается взаимосвязь между качеством жизни населения США (самой религиозной страны мира) и их представлением о Боге, которому они верят - "если в авторитарного, осуждающего или отчужденного Бога верит 72 % американцев, то лишь 23 % считает Бога кротким, всепрощающим и менее способным на гнев... Лишь четверть католиков, протестантов основной ветви и евангелистов верят в любящего Бога, и менее 14% чернокожих протестантов и иудеев считают Бога благосклонной силой".
   В чем причина столь разительного контраста представлений людей о Боге, если с амвонов всех христианских церквей веками вещают о кротком и милосердном Божьем Сыне - Иисусе Христе? А причина очень проста - развитие книгопечатания и свобода распространения Библии среди широких масс населения привели к знакомству большинства прихожан с многими сюжетами Ветхого Завета не в отредактировано-приглаженном пересказе духовными лицами, а путем личного знакомства с оригинальным текстом. Гнев Божий, столь обильно демонтируемый ветхозаветными сюжетами, мешает людям воспринимать Бога символом вечной любви. Догматическое понимание боговдохновенности абсолютно всех текстов Писания мешает считать Бога любящим и милосердным. Чтобы думать иначе людям "необходимо склоняться к вольному истолкованию Библии, игнорировать или отвергать отрывки, где говорится о карах свыше".
   Лишь небольшая часть думающих прихожан Америки воспринимают Бога в качестве силы, пронизывающая все сущее, а не отдельной личности. Для них "Бог не создал Вселенную, а является Вселенной, сиянием, распространяющимся во времени и пространстве". Для этих верующих Бог представляется мистической сущностью, которую невозможно описать словами. Мистический Бог никого не карает и не осуждает. Понятие поистине мистического Бога пленило воображение американцев. Именно такое представление Бога является современным вариантом деистского мировоззрения.
   На службе исследователей современной когнитивной нейробиологии существуют непревзойденные возможности применения самых современных технологий изучения мозга человека - таких как компьютерная томография, магнитно-резонансная томография, ангиография. Ученые небезосновательно полагают что "различные свойства Бога -- авторитарность, склонность к осуждению, отчужденность, благосклонность и мистицизм -- соотносятся с нейрологической эволюцией и развитием мозга". Все свои выводы ученые подробно аргументируют на основе медицинских и нейробиологических исследований (в конце книги предоставлено очень много ссылок на соответствующие документы).
   Для Эндрю Ньюберга очевидно: "авторитарные боги связаны с самыми старыми и наиболее примитивными структурами мозга, а благосклонный или мистический Бог имеет отношение к недавно развившимся участкам, имеющимся только в человеческом мозге. Кстати, этим взглядам на развитие мозга примерно соответствует ход культурной эволюции религиозных традиций во всем мире. К примеру, боги из мифологии почти всех ранних сообществ обладали отвратительными чертами. Зевс был надменным задирой, Уицилопочтли, кровожадный бог ацтеков, питался исключительно принесенными в жертву людьми и убивал без разбору, а бог древних евреев уничтожил почти все живое на земле, устроив сорокадневный дождь. Но по мере развития общества и религий начали появляться и более добрые божества".
   Выводы современной науки по изучению мозга человека совершенно естественно в штыки воспринимается среднестатистическими верующими: "...есть ли какие-то доказательства эволюции мозга? Может они принимают желаемое за действительность, являясь заложниками дарвиновской теории? Разве изменилось мышление за время письменности человечества? Не хотят ли нам представить обезьян несмышлёных в качестве homo sapiens?". На это можно возразить, что в данном контексте медицина и когнитивная нейробиология отличаются от богословия коренным образом. Если теологи свои выводы основывают на "священных" текстах без принципиальной возможности проведения экспериментов над трансцендентными сущностями (в научном понимании этого слова), то ученые послойно изучают мозг как путем хирургического вмешательства, так и посредством различных экспериментов с помощью томографов и других электронных приспособлений. К сожалению, ничего подобного теологи не могут себе позволить, поэтому у них и нет 100% убедительности своих предположений. Исследователи экспериментально доказали существование более древних (архаичных) областей мозга и существование исторически более молодых структур. Здесь уместно подчеркнуть - не предположили что-то, а доказали.
   "Сто тысяч лет назад сознание, встроенное в наши лобные доли, начало доминировать в человеческом поведении, и мы считаем, что именно при этом у человечества появилась первое примитивное понятие о Боге... В мозге наших предков произошло нечто, позволившее нам укротить авторитарного Бога" - считают американские исследователи. В конечном итоге религия страха превратилась в религию морали и любви. Какие исторические события послужили внезапной смене парадигмы мышления, помимо появления массовой книгопечати? Авторы книги "Как Бог влияет на ваш мозг" считают, что это были трагические события XV века в Европе:
   "В западной культуре идея авторитарного Бога доминировала в мышлении человека до XV века, после чего ряд событий пошатнул власть церкви. Эпидемия чумы унесла половину населения Европы, подорвав авторитет религии. Отношение к науке стало более благосклонным, Бог отступил дальше, на небеса".
   Пошатнувшийся в определенной степени авторитет Церкви, чему способствовали массовые катастрофические трагедии по всему миру, привел к фактическому лишению духовенства исключительного права претворять власть Бога на планете. "Внезапно Бог перестал быть отчужденной небесной силой, превратился во внутреннюю активную силу, к которой может напрямую обратиться всякий. Евангелическое возрождение охватило страну, десятков тысяч людей коснулись дары Святого Духа". По свидетельству авторов книги "епископ епископальной церкви Джон Спонг верит, что христианство должно переосмыслить себя и что "теизм как путь к определению Бога мертв". Он утверждает, что "следует найти новый способ говорить о Боге". В словах Спонга ощущается явный бунт против религиозного консерватизма, распространенность подобных взглядов подтверждают многие недавние опросы и исследования".
   Резюме, вытекающее из размышлений и исследований американских ученых, заключается в следующем:
      -- Бог, как трансцендентная сущность, принципиально не доступен для точного исследования Его свойств;
      -- Исходя из этого человек не может абсолютно утверждать, что способен представить Его сущность понятным нам образом. Всё что у нас есть - это смутное понимание незримого присутствия Бога в мире в той или иной форме;
      -- Исходя из экспериментального изучения мозга человека, ученые пришли к выводу: приведенные во многих эпизодах Ветхого Завета аморальные по сути поступки Бога Яхве являются не абсолютной "непогрешимой" истинной в последней инстанции, а всего лишь проекцией человеческих импульсов древних отделов мозга;
      -- То есть не Бог открыл Себя в подобном неприглядном виде человеку, а сам человек, исходя из своих темных подсознательных страхов, создал себе подобный образ Бога.
   В конце приведем итоговый мессидж ученых: "Культурная эволюция Бога следует за нейрологической эволюцией мозга. Цепочки, порождающие образы гневного Бога, тесно связаны с самыми древними структурами мозга, а цепочки, позволяющие нам представить себе милосердного и мистического Бога, сосредоточены в самых молодых отделах мозга. Мы не в состоянии избавиться от нашего давнего лимбического Бога, а это значит, что гнев и страх всегда будут свойствами нашей нейронной и духовной личности. Но мы можем научить новые структуры мозга подавлять нашу биологическую склонность к реакции гнева и страха".
   Итоговое мнение нашего дознания по выводам американских ученых сводится к следующему положению: говорить о моральной эволюции Бога нет никаких объективных оснований. Не Бог эволюционирует, а мозг человека, благодаря своей эволюционной структуре, способен в различные периоды истории цивилизаций к конструированию того или иного образа Бога. Это положение автоматически подводит нас к мысли, что большинство аморальных ветхозаветных эпизодов (с личным участием Яхве) по сути являются проекцией подсознательных темных сторон человеческой психики и к единому Богу никакого отношения не имеют.
  
   В четвертой главе III части в рамках нашего дознания попытается разобраться в том, каким предстал людям, в текстах Нового Завета, alter ego господина Бога - Иисус Христос.
  
   Глава 4. Каким предстает перед нами alter ego господина Бога - Иисус Христос, в текстах Нового Завета?
  
   Самым весомым аргументом в защиту непричастности господина Бога к аморальному злоупотреблению Своей властью, по крайней мере явным образом, является жизнь, дела и учение Его alter ego (Мессии-Посланника) - Иисуса Нового Завета. Если догмат о существовании Святой Троицы свидетельствует о фактической реальности, то опираясь на свидетельства тысяч людей, отраженных как в Евангелиях, так и в передаваемых из уст в уста рассказах, придется существенно пересмотреть своё отношение к многим тестам Ветхого Завета.
   Для внимательного читателя Библии несомненно не остается незамеченным явное отличие поведения, поступков и высказываний Иисуса Нового Завета по сравнению со стилем общения Яхве с избранным народом, показанным в книгах Ветхого Завета. Как известно Иисус, согласно догмату христианства - одна из личностей Святой Троицы, без сомнения своими морально-этическими качествам должен быть полностью тождественен Богу Отцу. Но Ветхий Завет этого тождества в полной мере не подтверждают: ветхозаветный Яхве (Бог Отец) в те времена был намного более склонен к силовым методам решения назревших проблем - для вразумления не только отдельных непослушных представителей народа Израиля, но и целых городов со всем их населением, без жалости даже к младенцам. Многочисленные эпизоды многих ветхозаветных книг свидетельствуют о взрывном, склонному к проявлению яростного гнева (праведного гнева - по догматическим представлениям), характере Яхве. Удивительно, но некоторые библейские эпизоды свидетельствуют, что Он впадал в гнев даже по весьма малозначительным для человеческого понимания причинам. Бог Яхве в своем гневе не пощадил живой мир целой планеты, осуществив всемирный потоп. Если образно характеризовать стиль общения Яхве со своими творениями, то можно его сравнить с внезапно возникающим ураганом, сметающим всё на своём пути, включая жизни людей, которые незадолго до этого мирно обитали в своем социуме. Лишь к последним книгам Ветхого Завета становятся заметными перемены в характере общения Творца со своими творениями: вспышки гнева почти прекращаются и образ Бога претерпевает трансформацию: "...и вот, Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, [и там Господь]" (3 Цар. 19:11-12).
  
  -- Интерпретация Ветхого Завета в Новом Завете.
  
   Слабым местом в рассуждениях ортодоксальных защитников абсолютной истинности каждой фразы Ветхого Завета, является опора прежде всего на интерпретации ветхозаветных сюжетов, данные в текстах Нового Завета. Далеко не всегда эти интерпретации отвечают исходному смыслу текстов Торы. Для вдумчивого верующего стремление опираться только на новозаветные интерпретации, не обращаясь к оригинальному источнику, было бы весьма самонадеянным. К примеру, интерпретация евангелистом Матфеем рождения Иисуса от девственницы с ссылкой на 7 главу пророка Исайи. Как мы уже разбирали, у Исайи ничего подобного в тексте нет - там говорится о рождении младенца Эммануила как знамение для царя Ахаза, царствовавшего при жизни Исайи. Притом в оригинальном ветхозаветном тексте говорится о "молодой женщине", а не о "деве", что и было исправлено в последних англоязычных переводах Ветхого Завета. Евангелист Матфей использовал некоторую двусмысленность еврейского слова "almah" чтобы авторитетно подтвердить христианскую интерпретацию.
  
   В Ветхом Завете можно отчетливо заметить некую трансформацию образа Бога - в первых главах книги "Бытия" это явно антропоморфный персонаж. Он гуляет по саду, своими руками творит человека и, подобно хирургу, формирует из ребра Адама его спутницу Еву. Хотя в самой первой главе Он же трансцендентным образом творит мироздание только Словом. Если отнести подобные нестыковки к фактору архаичного мышления авторов текстов, то перед богословием встают серьезные проблемы. Так как именно в этих главах заключен фундамент догматического определения "первородного греха". Чисто логически вытекает: либо авторы самых древних текстов, в силу недостаточной развитости человеческого опыта по рациональному описанию окружающего мира, не совсем адекватно передали суть событий в первый период жизни прародителей и тогда понятие "первородного греха" теряет свою фундаментальность; либо тексты книги "Бытие" абсолютно правдивы и тогда придется признать эволюцию образа Бога, тем самым подрывая догмат Его неизменяемости.
   Обычно современный верующий, впервые знакомясь с многими жестокими текстами Ветхого Завета, бывает в первую очередь поражен невероятно низким, по современным стандартам, состоянием морали даже самых достойных ветхозаветных персонажей. Одним из ярчайших персонажей Ветхого Завета считается Иисус Навин, которого адвентист Томпсон характеризовал как "замечательного юношу". Так вот, этот "замечательный юноша" прославился беспрекословным выполнением приказов Яхве по тотальному истреблению (херем) завоеванных народов, фактически проводя тактику выжженной земли - "нет человека, нет проблемы". Следующий этап по освоению ветхозаветных текстов, вкупе с фактами исторических изысканий по древнему миру, приводит верующего к пониманию о тотальной жестокости древнего мира. Так для Авраама, патриарха всех евреев, не было ничего странного в том, что Яхве потребовал принести в жертву сына Исаака. Для того времени подобные поступки были в порядке вещей, хотя иудеям был дан категорический запрет Яхве на человеческие жертвоприношения. Но как же Сам Бог может потребовать подобную жертву, толкая человека на смертельный грех? И в других ветхозаветных эпизодах Яхве требует уничтожения людей, а нередко уничтожает сам. Неужели не ясно, что поступки, простительные морально малоразвитым людям, не могут быть оправданы для Бога - олицетворения высшей морали.
  
  
  -- Насколько радикально учение Иисуса Нового завета по отношению к раввинистическому толкованию Торы?
  
   Как известно, Иисус Нового Завета придавал высочайший авторитет ветхозаветным книгам, признавая Свое служение адекватным ветхозаветному Писанию: "Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить" (Мф.5:17). Несмотря на довольно жесткие высказывания Иисуса по адресу саддукеев, книжников и, частично, фарисеев, следует признать, что, исходя из Его высказываний, он признавал учение фарисеев: "Тогда Иисус...сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; Итак, все что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают..." (Мф. 23:1-3). Иными словами, Иисус критикует поведение фарисеев, но полностью согласен с их учением и с их интерпретацией заповедей Торы. (Отсюда, кстати, следует, что те христиане, которые огульно осуждают Талмуд и талмудический иудаизм, действуют против Иисуса: ведь Талмуд - это и есть то фарисейское учение, которое Иисус признавал истинным!).
   В целях противостояния учению традиционного иудаизма (доминирующего в Израиле той эпохи), пробивая дорогу более адекватному эпохе учения Иисуса Христа, апостолы и первые христианские богословы начали использовать новые подходы толкования ветхозаветных текстов. Они буквалистско-рационалистический метод иудейских раввинов и мудрецов поменяли на более мистическое толкование ветхозаветных текстов. Опираясь на учение Оригена, христиане стали многие высказывания пророков о земной Иудее, Иерусалиме, Израиле, Иуде, Египте, египтянах, Вавилоне, вавилонянах, Тире, и пр., мистически соотносить к небесному миру и его обитателям -- добрым и злым духам и душам. По их представлениям небесный мир постигаем через тексты Торы, еде он мистическим образом соотносится с земным: он аналогтчно разделен на определенные части, как и земной мир. Например, есть там и Палестина, и Тир, и Сидон, Египет, и пр.; обитатели небесного мира -- души, а владыки -- это ангелы и дьяволы; все повествуемое о здешнем мире мистическим образом приложимо и к горнему миру.
   Единственный недостаток подобного мистического метода толкования пророчеств заключается в его крайней субъективности - нет объективного инструмента оценки истинности того или иного толкования. Эту особенность подмечали представители Антиохийской школы богословия. К примеру Исидор Пелусиот (V век) настаивал преимущественно на буквальном понимании библейского текста, в тоже время раскрывая и высшее христианское его понимание - высшее духовное понимание не должно отвергать прямого буквального смысла. Иначе толковник не будет пользоваться доверием у читателя и даст повод глумиться над собой иудею и язычнику. Желая любыми способами избежать отрицательной реакции верующих на многие жестокие эпизоды Ветхого Завета, христианские богословы создали теологическую канву рассуждений - если историческое или моральное содержание библейского эпизода вызывает недоумение или противоречие, то их следует разрешать посредством мистического понимания.
   Профессор Юнгеров в своей книге "Введение в Ветхий Завет" объясняет недоверие иудеев к христианским толкованиям Торы главным образом "плотским толкованием": "Они следовали простой букве, толковали пророчества буквально и ждали, что народ освободится, колесницы от Ефрема и кони от Иерусалима отступят, Мессия будет питаться маслом и медом, волки будут пастись с ягнятами и львы будут питаться соломой. Так как все это буквально не исполнилось, то они и отвергли Мессию". По мнению профессора, люди буквально воспринимающие тексты Ветхого Завета "о мщении, ревности, раскаянии Бога и Его жестокости" должны быть приравнены к еретикам.
   Но на такие высказывания профессора можно возразить - а почему бы евреям и не воспринимать слова Торы именно в том виде, как они написаны, т.е. буквально? Неужели Бог, вкладывая эти слова и мысли в головы авторов Еврейской Библии, не учитывал особенности еврейского восприятия? Абсурд, конечно Бог все сделал как надо, или проф. Юнгеров сомневается в мудрости Яхве? Величайшие христианские богословы - Иоанн Златоуст, Ефрем Сирин придавали большое значение буквально-историческому пониманию библейского текста, не впадая в крайности отвержения некоторых пророчеств в качестве новозаветных прообразов, которые были характерны для богословов Александрийской школы.
   Конечно не приходится удивляться, что мнения христианских богословов могут кардинально различаться с доводами иудаизма - каждый из этих идейных лагерей понимает ветхозаветные тексты по-своему. Тексты неизменны, но воспитанное с детства мировосприятие толкает исследователя всё трактовать в привычном направлении - фактически подгоняя факты под требуемые выводы. Вот точка зрения современного иудея Полонского: "Для обоснования своего лозунга о том, что спасение возможно только через веру, Павел создает карикатуру на иудаизм, и делает это он следующим образом: во-первых, он толкует историю сотворения мира в Торе так, что объявляет каждого родившегося человека уже греховным из-за первородного греха. Из-за этого греха душа направляется в ад, а для её спасения возможны два пути: первый - путь Закона, но только при абсолютном его соблюдении, второй - путь веры. А поскольку всем ясно, что абсолютное соблюдение Закона неосуществимо, то путь веры, как очевидно, становится единственно правильным.
   С точки зрения иудаизма эта схема построена на сплошных передергиваниях. Во-первых, первородный грех есть общая для всех и каждого из людей беда, но отнюдь не их вина. Каждый человек рождается чистым, а вовсе не греховным. Во-вторых, с точки зрения иудаизма вечного ада вообще нет, и каждая душа - как еврейская, та и нееврейская (кроме, может быть, самых уж последних злодеев) попадет в конечном счете в рай".
  
  -- Царство Божие приблизилось - основная идея, благовествованная Иисусом.
  
   Стиль общения Иисуса Нового Завета с окружающими людьми кардинально отличается от ветхозаветного - это живое и жизнерадостное общение молодого человека, который не отталкивает в гневе от себя своих соплеменников, даже если они явно не являются эталонами нравственности и благочестия. "Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию" (Мф. 9, 13) - таково общее мотто Иисуса. Он больше общался с грешниками -- блудницами и мытарями, и гораздо меньше со строго исполнявшими Закон книжниками и фарисеями. Для Иисуса было явно невозможным силой принуждать кого-либо следовать своему учению. Он учил любить всех людей, даже своих врагов. Понимая тяготы жизни простых соплеменников, Иисус призывал общество к покаянию, тем самым приближая приход "Царства Божьего" - тезис, который многовековая иудейская апокалиптика со всей еврейской страстностью поддерживала. Характерно, что рождение Мессии пришлось на время, когда из-за двойного гнета страдание населения Израиля достигло верхней точки - народ подвергался непосильному налогообложению со стороны римских и иудейских властей и великим унижением для монотеистического Израиля было присутствие оккупационных войск языческого Рима. Люди уже не могли лишь верить в теологически сформулированные положения о благости бытия и особому отношению Творца мира к своему народу как во что-то само собой разумеющееся. Тяготы и страдания вынуждали израильтян мечтать о скорейшем личном вмешательстве Бога в явно нетерпимую ситуацию. Люди жаждали реальных дел Яхве во исполнение договора о помощи своему народу подобно тому, как это было осуществлено во время выхода племени Моисея из египетского плена.
   На фоне всеобщего ожидания скорейших перемен, учение Иисуса стало долгожданной Вестью, свидетельствующей о том, что именно в таком духовном мраке и должен обнаружиться Бог, несущий долгожданное избавление. В чем же заключалось ядро благой вести Иисуса? Основным стержнем страстной Вести была подготовка народа Израиля к скорым судьбоносным историческим переменам: "исполнилось время и приблизилось Царствие Божие: покайтесь и веруйте в Евангелие" (Мк. 1:15). Интересно, что подобные ожидания скорейших перемен, получили широкое распространение в Израиле, они нашли свое отражение в проповедях Иоанна Крестителя о неизбежном и быстром наступлении "Царства Божия", эти перемены ожидала и секта ессеев в пустыне у Мертвого моря. В каком же виде представлялись подобные кардинальные перемены народу Израиля? Нет сомнения, что в основе ожиданий лежит древнее обетование о том, что Яхве лично возьмет бразды правления миром в свои руки. Об этом свидетельствует апокриф I века "Вознесение Моисея": "И тогда явится царствие Его... поднимется Небесный с престола царствия Своего и выйдет из святого жилища Своего... И задрожит земля и до пределов своих сотрясется, и высокие горы понизятся и сотрясутся, и долины падут, солнце не даст света... и море отступит до бездны, и источники вод иссякнут, и реки высохнут. Ибо восстанет великий Бог, единый и вечный, и явится всем и отомстит народам и уничтожит всех идолов их. Тогда блажен будешь ты, Израиль, и поднимешься ты на головы и на крылья орлиные, и наполнятся они воздухом, и возвысит тебя Бог и утвердит тебя в небе звездном в месте пребывания звезд". Хотя Иоанн Креститель и готовил народ к Царству Божьему, но реально он выполнил предварительные работы и дал стартовое напутствие Иисусу, продолжившему и развившему эту миссию.
   Для фанатичных иудеев идея о непосредственном вмешательстве Бога в дело управления народами не вызывала ни малейших сомнений в реальности её осуществления. Единственная проблема состояла в том - как и когда это произойдет. Вроде все обстоятельства тягот избранного народа требовали немедленного вмешательства. Но, по каким-то причинам, оно не происходило. Теоретически были два возможных варианта реализации ожидаемого:
  
      -- силовое вмешательство Бога без помощи людей;
      -- кооперация усилий людей и Бога в построении Царства Божьего.
   Иоанн Креститель, следую позиции пророка Исайи, придерживался второго варианта: "приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему" (Мф.3:3). Согласно раввиническому предположению, приготовление народа к важному событию должно было открыть пути для трансцендентного божественного вмешательства, которое будет реализовано личным участием Яхве - военная машина Рима будет уничтожена и на земле воцарится справедливость. Согласно плану Иоанна, народ посредством крещения очищается от грехов, а Яхве выполняет силовую часть намеченного плана. Иоанн, ожидая чудесные дела для избранного народа со стороны Бога-освободителя, не исключает возможность применения силы со стороны Бога-мстителя: "Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем; лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу Свою в житницу, а солому сожжет огнем неугасимым" (Мф.3:11-12).
   Отличие благой вести Иисуса от проповедей многочисленных в то время групп пророков состоит в том, что Он мыслил под "Царством Божьим" не только уничтожение внешнего врага, но и кардинальную перестройку всего устоявшегося миропорядка: "первые будут последними, а последние первыми" (Мк. 10:31), "всякий, возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится" (Лк. 14:11). Иисусу казалось вполне ясным, что "Царство Божье" это не только недалекое будущее, но и уже зарождающееся настоящее: "достигло до вас Царствие Божие" (Лк. 11:20). Какими параметрами, согласно иудейским упованиям, было бы можно характеризовать наступление долгожданного личного правления Яхве? В первую очередь это должно быть общество справедливости, в жизни не должно быть место калекам, больным и одержимым. Характерно, что реальные действия Иисуса вполне укладываются в парадигму народных ожиданий - он исцеляет больных и изгоняет бесов. Для него Царство Божье не является привилегией лишь Израиля, Иисус смотрит гораздо шире - Он уверен в обязательном исполнении древней надежды иудеев о поклонении единому Богу всех остальных народов: "многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном" (Мф. 8:11). Конечно Иисус вполне отдает себе отчет в том, что единичные исцеления, проповедь любви к своим ближним, включая своих врагов, не в состоянии в одночасье поменять ситуацию. Его действия объективно должны были стать тем "горчичным зерном" из которого в последствии выросла целая плеяда верных последователей, развившаяся в мощную структуру Церкви.
   После казни Иоанна Крестителя по приказу царя Ирода стало ясно, что план Иоанна не реализуется: в Иерусалиме как были, так и остались оккупационные войска Рима во главе с Пилатом, в Израиле у власти тот же Ирод Антипа, Римская империя сильна как никогда. Выходило, что одного крещения народа во искупление грехов недостаточно для реализации ожидаемого Царства Божьего - одностороннего чудесного или силового вмешательства Яхве не случилось. Для Иисуса стало ясно: необходимо дополнительное сотрудничество в реализации Царства Божьего - оно не появится в одночасье, а будет построено непосредственным участием людей под водительством Бога. Но такая кооперация людей и Бога не снимала главный вопрос, волнующий иудеев: "Когда будет царство построено? Сколько ещё надо ждать?". На этот вопрос Иисус ответил вполне ясно и исключительно четко, хотя его ответ весьма смущает современных верующих. Он сказал, неукоснительно веря в чрезвычайно скорое наступление Царств Божьего: "истинно, говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе" (Мк. 9:1). Он торжественно обещал верным сторонникам Свое скорое возвращение: "Ибо истинно говорю вам: не успеете обойти городов Израилевых, как придет Сын Человеческий" (Мф 10:23).
  
  -- Неужели трансформация концепции Царства Божьего на Земле к концепции личного спасения стала вынужденным маневром Церкви?
  
   Но..., как это часто бывает во всех религиозных учениях, не всегда всё идёт по намеченному пророком или мессией плану. Время шло год за годом, после вознесения Иисуса начали один за другим умирать люди, окружавшие в свое время Мессию. Поначалу все объяснялось чеканной формулой апостола Павла: "Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает" (1 Кор.11:29-30). Но через несколько десятилетий умерли все люди из окружения Иисуса. Для первых христиан этот факт был крайне болезненным и не известно, как повернулся бы ход истории, если бы не величайший основатель основ христологии апостол Павел, который сумел дать этому факту более или менее вразумительное объяснение. Тем не менее нашим современникам, через более чем две тысячи лет, все труднее честно самим себе объяснить столь длительную задержку с наступлением Царства Божьего. Вот что пишет германский исследователь Ульрих Луц, почетный профессор Университета в Берне: "Иисусово провозвестие Царства Божьего ставит передо мною настоятельные вопросы относительно христианства. Мне кажется ясным, что дальше нельзя уже проповедовать наступление Царства Божьего с той же уверенностью, которой обладал Иисус. При этом дело не только в ожидании скорого свершения, но и в том, что Иисус со своей надеждой на этот приход Царства в целом ошибся: Царство Божье не наступило". Далее профессор выражает свое видение этой новозаветной загадки: "Мы не можем просто оставаться с ним и считать его "путем, истинной и жизнью", не пытаясь осмыслить его крах. Может крах его в том, что, связав свои деяния с наступлением Царства, он слишком тесно связал самого себя с Богом и тем самым парадоксально стал одним из тех, кто "сам себя возвысил"? Тогда из сообщений о Пасхе можно заключить, что воскресением Бог ответил Иисусу иначе, нежели полагал и уповал сам Иисус".
   Иисус, ожидая скорейшего наступления Царства Божьего, не пожалел своей жизни для искупления грехов человечества - дабы более не было формальных препятствий для реализации желаемого результата. Тем не менее, даже воскресение Мессии из мертвых не принесло желанных народом Израиля перемен. Однако воскресение из мертвых стало знаком присутствия Бога в мире людей, после чего верующие стали воспринимать подвиг Иисуса в качестве символа примирения Бога с людьми. Несмотря на это объективные результаты не засвидетельствовали об обетованном личном участии Бога в управлении миром - бедные так и остаются бедными, голодные продолжают голодать, больные остаются больными, мир не стал более справедливым. Как и раньше - правда у того, кто сильнее. По мнению Ульриха Луца началась: "трансформация наследия Иисуса в такую религию, которая делает возможным ужиться со страданиями, переместив надежду на их прекращение, на конец несправедливости и маргинальности в отдаленное будущее, в котором бедных страдальцев ожидает окончательная компенсация. Такая трансформация в религию была необходима, так как Царство Божье, на которое уповал Иисус, не наступило...".
   Мир ждал справедливости от всемогущего, всеведущего и всеблагого Бога - но реальностью оказалось лишь полное равнодушие небес к безгрешным и безвинным страданиям (и от того вся ситуация воспринимается ещё более несправедливым) - от смерти младенцев до столетий преследования евреев, закончившихся холокостом. Реалии жизни, столь контрастирующие с выспренними обещаниями пророков в текстах Писания и догматически стерильными выводами на основе этих текстов, сделанные богословами - все это в целом привело многих людей к разочарованию в образ Бога, представленный в Ветхом Завете. Возможно минуты отчаяния не избежал и Иисус: "...около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лама савахфани? То есть: Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?" (Мф. 27:46). Тем не менее, не смотря на периоды человеческой слабости, из движения сторонников Иисуса начала возникать христианская церковь, со временем разветвившаяся на множество конфессий и сект. Несостоявшейся реализации скорейшего наступления Царства Божьего вынудила выдающегося теоретика христианства - апостола Павлу приложить титанические усилия, объясняющие отсрочку этого Царства. По свидетельству Джоэла Кармайкла "Поскольку Царство Божье никак не наступало, сама концепция его установления потеряло актуальность для поколения, пришедшего после смерти Савла. Сама идея попросту исчерпала себя, не вызвав никаких эмоций; о ней некоторое время еще говорили, а затем она увяла". Удивительно, но страстный призыв Иисуса к покаянию народа Израиля в конце концов реализовался в создание церкви, в которой евреев почти не было. Чем это не гримаса истории!
  
  -- Насколько эффективны молитвы в реальной жизни и в деле личного спасения для будущей посмертной жизни.
   Общеизвестно, что псалмы служат для многих образцами ветхозаветных молитв. Какие жизненные обстоятельства заставляли древних евреев обращаться к Яхве и каких решений от Него они ожидали? Учитывая, что авторство псалмов приписывается боговдохновенному царю Давиду, мы вправе ожидать от псалмов образцов человеколюбия и гуманизма. Но это не совсем так: древние евреи жили в атмосфере звериной жестокости - если ты сегодня не убьёшь врага, то завтра он убьёт тебя. Давид - лучший из царей Израиля, не был исключением их этого правила. В 109 псалме моление о тяжкой судьбе Израиля из-за происков исконных врагов эдомитян заканчивает призывом, страшно царапающим слух современных верующих: "блажен, кто схватит и разобьёт младенцев твоих о камень!". В 21 псалме царь Давид сетует на то, что Яхве не внемлет его молитвам - это заставляет его чувствовать себя изгоем: "я червь, а не человек, поношение для людей и ничтожество в народе". Причина этого самоуничижения проста - Яхве не обращает внимания на его молитвы: "Боже мой, я буду взывать днём - и Ты не услышишь; и ночью - и это не вменится в неразумие мне", тогда как в древности "На Тебя уповали отцы наши; уповали, и Ты избавил их; к Тебе воззвали - и спаслись, на Тебя уповали - и не постыдились". Что же в таком случае следует думать современным верующим, которые массово сетуют на безответные молитвы к Богу?
   Наша повседневная жизнь время от времени преподносит нам вроде комические, но в глубине своей симптоматичные случаи. Среди ряда эксцентрических акций нескольких прошлых лет выделяется обращение омского фотохудожника Василия Мельниченко к Следственному комитету (СК) России с просьбой проверить существование Бога. Текст заявления, адресованного председателю СК РФ Александру Бастрыкину, был опубликован на странице Мельниченко на сайте Facebook. По словам фотографа, в 1988 году он принял крещение в одном приходе Русской православной церкви и оплатил за это десять советских рублей. Несмотря на крещение многообразные обещания священнослужителей впоследствии так и не были выполнены. По утверждению Мельниченко в церкви ему пообещали благодать, помощь ангела-хранителя и святых. Он в течение 15 лет исправно посещал службы, молился Богу и святым, отдавая церкви примерно по 400 долларов в год. Однако Мельниченко не только не почувствовал благодати, но и пережил многочисленные болезни и несчастья. Особо фотограф отметил тот факт, что попытки придерживаться церковных постов вызывали у него моральные страдания и привели к занижению самооценки.
   "Считая в свете последних событий, что возглавляемое Вами ведомство - главное в стране по вопросам богословия и криминала, прошу Вас провести проверку подлинности "бытия Божия". При отсутствии такого "существа", прошу привлечь руководство православной церкви к ответственности за мошеннические действия", - написал фотохудожник главе СК РФ. Если же существование Бога подтвердится, фотохудожник просит проверить законность деятельности РПЦ в качестве его представителя в России.
   Конечно, данную акцию вполне можно расценивать как оригинальный пиар-ход с целью популяризации своей персоны. Заодно, по выражению моего знакомого, он "...свалил все свои проблемы на Бога и Церковь. Мы же не знаем всю его жизнь - действия, мысли и слова. Может он все время думал о плохом, не ходил в церковь на таинства, делал другим пакости... вот и закрыл доступ себе к благодати Божьей". Вполне резонное высказывание, если воспринимать обещания Церкви и конкретного священника аллегорически (как, вероятно, негласно и подразумевается). Но если эти обещания воспринимать буквально, то возникают весьма серьезные юридические трудности для института церкви и теологические трудности для понимания действия/бездействия института духовных защитников "ангелов-хранителей" и "заступнических молитв святых".
   Мнения россиян на сайтах интернета по этому поводу разделились. Противники акции Мельниченко указывают на признаки скандального пиара: "Никогда не подумал бы, что к вере можно относиться как выгодному капиталовложению или продвижению по карьерной лестнице и т.д.". Сторонники этой акции указывают на очевидное неблагополучие в структурах РПЦ: "После того, как я лично пронаблюдал систему церковную изнутри, я окончательно утвердился в своём мнении. Конечно, есть истинно верующие, монахи, батюшки, но их мало, они живут скромно, в глубинках страны, а не в Москве или Киеве, не разъезжают на крутых тачках с именными номерами...". Многие же указывают на правовую сторону, связанную с заявлением Мельниченко: "Церковь, в силу закона, юридическое лицо (другого пока не введено), созданная для оказания услуг. Услуга всегда возмездна. Человек заплатил за услугу, и должен был потребить её в процессе её оказания. Результат оказания услуги должен быть всегда. Видимо человек не потреблял, или не имеет результата".
   Этот комичный случай лишь подтверждает факт, что очевидное для многих большое количество безответных молитв Богу наконец начал волновать продвинутых в богословском отношении верующих. Сам факт ничтожного количества результативных молитв (конечно, если судить не по эмоционально-экзальтированным уверениям фанатичных верующих, а по документальным доказательствам их результатов) уже давно является секретом Полишинеля. Давний знакомый автора статьи, доктор психологии Павел Т., верующий с большим стажем, попробовал высказать свое предположение об этом неприятном для верующих казусе.
   По его предположению "в нашем мире всё происходит в соответствии с собственными действиями человека, в том числе с его ошибочными, неправедными или неправильными действиями - они внедряются в "ткань" жизни человеческого мира в целом. Но мир живет по Божьим физическим законам и происходит их "автоматическое" исправление в направлении здоровья мира - правильности, законности его бытия. Все, что этому направлению не соответствует или противодействует - исчезает, уничтожается, и это человек называет жестокостью. Иногда одна неправедность усиливает другую неправедность, а иногда подавляет другую, но законы Бога непреложны и потому неправедность всегда преодолевается и исчезает силой Его законов. Несмотря на то, что неправедность всегда остается неправедностью, законы мира не дадут возникшей неправедности идти дальше в жизнь мира, пока кто-то снова не начнет творить зло".
   Если при чтении данного пассажа отвлечься от аллюзий на Божий статус физических законов нашего мира, то это абсолютно материалистическая концепция - злые поступки отдельных лиц или целых преступных групп обычно встречают отпор законодательно-исполнительной и судебной властей общества, которые воплощают в себе накопленный вековой опыт человечества, основанный на бесчисленных пробах и ошибках. То есть, вне зависимости от того какова причина появления физических законов мира (воля персонифицированного Бога или счастливое стечение обстоятельств во время Большого Взрыва), суммированный результат всех переменных нашего мира обязательно приведет к подавлению негативных тенденций и торжеству тенденций, способствующих развитию жизни. Всё это происходит просто в силу подавляющего количественного доминирования тенденций расширения ареала жизни перед спорадическими всплесками контратак сил зла.
   Как бы то не было, доктору психологии не удалось ответить на вопрос о малой эффективности молитв (в статусе верующего), но удалось показать самовосстановление и самоочищение жизни на планете (в качестве ученого).
  
  -- В чем причина трансформации милосердия исторического Иисуса в воинственность Иисуса времен грядущего Страшного Суда?
   Итак, христианская Церковь концепцию "начавшейся реализации Царства Божьего" тихо отправила в долгий ящик, заместив её новой концепцией личного спасения в ожидании неминуемого Божьего суда. Основой для подобной богословской рокировки послужили встречающиеся в евангелиях предупреждения Иисуса о последнем Суде. С какой целью Иисус столь настойчиво предупреждал соплеменников о внезапном наступлении Судного дня? Почему в пророчествах Мессии слышны явные угрозы, столь контрастирующие с направленностью большинства Его проповедей? Если исходить из предположений самого Иисуса об очень скором наступлении Царства Божьего, то и страшный Суд, как неотъемлемая часть наступающего правления Бога, тоже должен был наступить довольно скоро. Поэтому Он и предупреждает соплеменников - будьте готовы к подобному ходу событий: "тогда будут двое на поле: один берется, а другой оставляется; две мелющие в жерновах: одна берется, а другая оставляется" (Мф. 24:40-41). Последствия страшного Суда, согласно предсказаниям Иисуса, действительно должны быть страшными - Он сравнивает их с катастрофами Потопа, а также Содома и Гоморры:
   "И как было во дни Ноя, так будет и во дни Сына Человеческого: ели, пили, женились, выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и пришел потоп и погубил всех.
   Так же, как было и во дни Лота: ели, пили, покупали, продавали, садили, строили; но в день, в который Лот вышел из Содома, пролился с неба дождь огненный и серный и истребил всех; так будет и в тот день, когда Сын Человеческий явится" (Лк.17:26-30).
  
   Тема страшного Суда, мыслимого как закономерный результат развития человеческого общества, при котором праведники будут забраны на небо, а неправедные будут истреблены, была наиболее широко развита в Откровении евангелиста Иоанна. Судя по четырем евангелиям, единственным эпизодом из жизни Иисуса, когда была продемонстрирована вспышка Его гнева, является сцена изгнания Иисусом продавцов жертвенных животных и меновщиков денег со двора Иерусалимского храма перед Пасхой Господней. Конечно результат этой акции не идет ни в какое сравнение с итогами гнева Яхве в текстах Ветхого Завета. Спрашивается, какое обстоятельство послужило толчком для подобного поступка Иисуса? Ведь в торговле жертвенными животными и в обмене денег для паломников из разных стран, приезжающих на праздник Пасхи, нет ничего оскорбительного или богохульного. Эти торговые точки при Храме были реально необходимы для его беспроблемного функционирования. Если следовать внешней канве поступка Мессии, то в современных христианских храмах следует ликвидировать все лавки по продаже душеспасительных брошюр, свечей, иконок и другого церковного ассортимента.
  
   Ответом может послужить предположение, что группа Иисуса целенаправленно шла на обострение отношений с элитой первосвященства Израиля. Поступок Иисуса во дворе Храма можно расценивать, как своего рода провокационный перформанс, предпринятый с целью начать практическую реализацию Царства Божьего в Израиле. Иисус, ощущая свою избранность во имя великой цели избавления народа Израиля от гнета греха, стремился примирить людей и Бога посредством Своей кровавой жертвенной смерти. Такой поступок вполне укладывается в традиционную иудейскую концепцию очищения от грехов через кровавую жертву. Поэтому Он неоднократно вступал в конфликты с религиозными лидерами того времени, публично назвав их лицемерами, слепыми поводырями, глупцами и змеями, гневно бросая им обвинения прямо в лицо: "Змии, порождения ехиднины! как убежите вы от осуждения в геенну?" (Мф.23:33).
   Что же не устраивало Иисуса в налаженном веками механизме иудейского поклонения единому Богу? Для Него - горячего сердцем бескомпромиссного идеалиста-максималиста главной, причиной неудовлетворенности могло быть лишь отсутствие реальных результатов молитв и жертвоприношений. После недолгого расцвета государства Израиль во времена правления царей Давида и Соломона, последующие столетия страна пребывала в незавидном положении - потеря основной массы своего населения, раскол элит, меняющие друг друга оккупационные режимы. Все это время ежедневно в Иерусалимском Храме возносились молитвы и приносились многочисленные кровавые жертвы животных (без порока). Священство самым строгим образом соблюдало все требования Торы и Талмуда. Согласно представлениям иудеев "Священное Писание для евреев не просто объект поклонения. Нет, это прямое руководство к действию. Отличие иудаизма от других, даже монотеистических религий, именно в том, что здесь во главу угла ставится не простое поклонение, не безоглядная вера, не словесопочитания. Хотя все это и в иудаизме имеет место, но оценивается человек все-же не по истовости молитв, не по высоким словам, а по делам - насколько его дела, его поступки соответствуют высшим установкам".
   Все исполнялось по наивысшим стандартам Талмуда - с безукоризненной точностью. Но...реальных результатов не было. Вероятно, Иисус подозревал, что исполнение ритуалов было неискренним, чисто формально-заученным и вину в отсутствии результатов, как это характерно для верующих, вменил лишь одной стороне великого исторического договора Бога со своим избранным народом - а именно людям, поскольку подозревать Яхве в неисполнении договора было просто немыслимым. Вероятно, Иисусу представлялась недостаточной приношение жертвенных животных в качестве заместительной жертвы за совершенные грехи и по примеру, требуемой Богом жертвы Исаака, Он решил стать той самой абсолютной жертвой. После ужасных оговоров, после закулисных маневров первосвященников и представителей синедриона кровавая жертва примирения людей с Богом была принесена - Иисус был распят. Таковой была единственно возможная в контексте иудаизма, соответствующая назревшей проблеме, цена восстановления потерянной связи человека и Бога - если отталкиваться от догматически установленных качеств Создателя, то только Сам Бог, будучи всезнающим и всемогущим, был в состоянии разрешить конфликт, начавшийся по Его же волеизъявлению. Воскреснув на третий день, Мессия воочию дал убедительное доказательство того, что эта жертва не была напрасной - она была принята и мир Бога с людьми был восстановлен. После этого момента Иисус еще сорок дней пребывал в общении с многими людьми, разъясняя им свое учение. После заложения прочного фундамента для дальнейшей деятельности Своих последователей, Иисус был вознесен на небеса.
   Удивительно то, что и эта жертва Мессии, и последующая деятельность церкви последователей Иисуса не принесла реальных положительных результатов для Израиля. Несомненно, христианство стало одной из самых влиятельных религий мира, но Израилю от этого легче не стало. Даже наоборот - евреи стали изгоями во многих странах мира, а само государство было на 2000 лет стерто с лица планеты. Борьба духовенства Израиля с первыми группами протохристиан, по мере роста их популярности, всё нарастала, что вызывало взаимный антагонизм этих двух религиозных групп. Последующие исторические события: в частности, Иудейская война (66-71 годы) начатая движением ревнителей-зелотов, уничтожение Иерусалимского Храма, гибель более 600 000 человек, не считая погибших от голода и проданных в рабство - все это в целом подорвала надежду на скорейшее возникновение Царства Божьего. На таком историческом фоне уничтожения государства Израиль, в 90 годы I века евангелист Иоанн на острове Патмос написал книгу Откровение, более известную под названием Апокалипсис.
  
  -- Действительно ли "Апокалипсис" евангелиста Иоанна приоткрывает будущее человеческой цивилизации?
   Проблемой Нового Завета стала книга "Откровение Иоанна Богослова", в которой евангелист представил новый облик Иисуса Христа, который во многом контрастирует с Иисусом четырех евангелий. Если в евангелиях Иисус проповедует ненасильственное сопротивление злу: "А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую" (Мф.5:39), то в книге Апокалипсиса мы встречаемся с воинствующим Иисусом: "Из уст же его исходит острый меч, чтобы им поражать народы. Он пасет их жезлом железным; он топчет точило вина ярости и гнева Бога Вседержителя" (Откр.19:15). Почему в пределах Нового Завета столь радикально меняется образ Иисуса Христа? Почему Спаситель, несший весть прощения: "Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете" (Лк 6:37), вдруг меняет свой миролюбивую тональность на неприкрытые угрозы своим соплеменникам, которые не приняли Его учения: "Отраднее будет земле Содомской и Гоморрской в день суда, нежели городу тому..." (Мф.10:15)? Вероятно, немалую роль в этом изменении тональности сыграли напряженные отношения представителей традиционного иудаизма с представителями христианских евреев, возникавшие в период после казни Иисуса до момента написания Евангелий. Ведь это промежуток времени равен 40-60 годам - т.е. первым было написано Евангелие от Марка (примерно в 70 году н.э.) и последним было написано Евангелие от Иоанна (примерно в 90-е годы н.э.). Приходится признать, что к аутентичным высказываниям Спасителя, внесшим новую струю прощения и любви в иудейское понимание намерений Бога, была привнесено чуждое естеству Иисуса, но столь естественное для человека, стремление хоть на риторическом уровне уязвить оппонента.
   К примеру, евангелист Матфей, приводящий человеколюбивый призыв Спасителя "Любите врагов ваших... молитесь за обижающих вас" (Мф 5:44), уже в 23 главе приводит полные негодования слова Иисуса: "Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры... Змии, порождения ехиднины! как убежите вы от осуждения в геенну?". Почему же Иисус, проповедуя народу, столь яростно обрушился на фарисеев и книжников? Чем провинились духовные лидеры иудаизма и служители Храма? Ведь они скрупулёзно выполняли все требования религии Израиля, которые им были известны. Несерьезно вменять в вину человека законодательные положения, которые будут приняты в будущем, да исторический Иисус этого не стал бы и делать. Чувство справедливости для него не было пустым понятием. Более вероятно предположение о нарастающем риторическом противостоянии первых лидеров христианских евреев с теми же книжниками, саддукеями и фарисеями. Характерно, что более жесткий тон высказываний Иисуса наблюдается больше всего в Евангелии от Иоанна, как наиболее позднем и написанном уже после разгрома антиримского восстания 66-74 годов. Если такое предположение имеет под собой основания, то весьма прискорбно, что личное неприятие евангелистом своих оппонентов вкладывалось в уста библейского Иисуса. Обращая свой взор вглубь иудейской истории, автор статьи не будет очень удивлен, что подобные тенденции имели место и при формировании текстов Ветхого Завета - люди всегда остаются людьми вне зависимости от эпохи своего проживания.
   Апокалипсис, в качестве последней книги евангелиста Иоанна, продолжает ту же линию воинственного Иисуса, призванного реализовать Царство Божие. Финал мероприятий по воплощению ожидаемого иудеями Царства Божьего будет великолепным: "се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло" (Откр.21: 3-4). Но какие средства будут применены для ожидаемой трансформации жизни на планете? Ответ на этот простой вопрос, данный евангелистом в своем Откровении, заставит содрогнуться и ужаснуться любого впечатлительного христианина. Никаких проповедей о любви к врагам, никакого миролюбия - их время прошло! Только силовое решение вопроса - сейчас или никогда, враг должен быть разгромлен! Посмотрим на картину после свершившейся битвы сил добра с силами зла: ""кровь... до узд конских, на тысячу шестьсот стадий" (Откр 14:20), ангел сзывающий птиц отведать мертвечины: "летите, собирайтесь на великую вечерю Божию, чтобы пожрать трупы царей, трупы сильных, трупы тысяченачальников, трупы коней и сидящих на них, трупы всех свободных и рабов, и малых и великих".
   Идет ли в данных описаниях речь о поверженных ангелах тьмы или о реальных людях, оказавшихся между молотом и наковальней? Зная о нематериальной природе ангелов (даже падших), приходится признать, что евангелист явно показывает поле после сражения реальных земных людей. Во главе правых сил света мы видим Иисуса Христа - "Агнец победит их, ибо он есть Господь господствующих и Царь царей... Он пасет их жезлом железным; он топчет точило вина ярости и гнева Бога Вседержителя" (Откр 17:14, 19:15). Удивительно, но это, по версии евангелиста Иоанна, тот же Иисус, который в своей земной жизни кротко въезжал в Иерусалим на белой ослице. Сейчас же Мессия восседает на белом боевом коне: "...и вот конь белый, и сидящий на нем называется Верный и Истинный, Который праведно судит и воинствует... Он был облечен в одежду, обагренную кровью. Имя Ему: "Слово Божие"" (Откр.19:11,13).
   Последствия сражения трансцендентных духовных начал, по какой-то нелепой случайности, происходят на грешной земле и реально гибнут смертные люди, а ангелы тьмы (которые, как всем известно, бессмертны) лишь утратят свою власть и будут заточены. Для каких целей будут посланы четыре, сопровождающих Иисуса, всадника - на белом, рыжем, вороном и бледном конях? Евангелист Иоанн недвусмысленно раскрывает символизм этих образов - это символы завоевания и войны, голода и чумы. Эти средства массового поражения страшны только для смертных людей, но не как для бессмертных ангелов. Будь желание Яхве павших ангелов сделать смертными (а возможность эта у Него есть и это нами рассматривалась ранее), то всемирная проблема ЗЛА была бы давно решена в зародыше. По меткому свидетельству библеиста Кроссана "На мой взгляд, эти обетования о кровожадном Боге и залитом кровью Христе описывают второе "пришествие" так, что оно отрицает первое и единственное "пришествие" Христа. Эти жестокие выдумки отвергают ненасильственное Воплощение. Фантазия о Христе на боевом коне затмевает исторического Иисуса на мирном осле. Ненасильственное сопротивление Иисуса злу сменяется жестоким убийством грешников". Не будем в данной статье подробно разбирать, кого евангелист Иоанн подразумевал под загадочными для современного читателя образами: "великий город, царствующий над земными царями", "семь гор, на которых сидит жена", "сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть". Современные исследователи предполагают, что евангелист намекал на столицу ненавистной Римской империи - город Рим, находящийся на семи холмах и под зверем скрывается император Нерон (словосочетание "кесарь Нерон" в еврейском написании дает буквенную сумму, равную 666). Вероятно, упомянутые евангелистом таинственные "семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть" тоже имеют непосредственное отношение к римской истории.
   Не в символах дело, а в совершенно невероятной трансформации образа Иисуса от провозвестника любви, всепрощения в предводителя мощнейшей группировки небесных войск, призванной реализовать окончательное решение иудейско-еврейского вопроса (формулировка прямо противоположная по смыслу формуле, применявшейся в нацистской Германии). Недаром исследователь Библии Джон Кроссан к данной проблеме применил весьма сильные для христианина слова: "Это худшая клевета Апокалипсиса на Бога и на Иисуса. И чтобы закончить, скажем: худший грех против Духа Святого... Сначала Евангелия приписывают Иисусу риторическое насилие, затем Апокалипсис приписывает ему физическое насилие. В последней книге образ Иисуса вообще искажен до неузнаваемости: описания Второго пришествия насыщены метафорами жуткого насилия и разрушения". Можно лишь заметить, что подход Кроссана к пониманию библейских текстов, на настоящий момент, выражает мнение не слишком большой части христиан. Важно другое, внутреннее чувство справедливости и действительно мощная вера в благого Бога, заставляет все большее количество людей поднимать свой голос в защиту милосердного Создателя, даже в противовес многовековой аксиоме непогрешимости и правдивости каждого слова в Писании. Эти люди начинают высказываться публично и их число непрерывно растет. Они склонны принять Весть исторического Иисуса и образа Бога Ветхого Завета, говорящих о любви и ненасилии и склонны отвергнуть жестокие образы Яхве и Иисуса, призывающие к насилию - вплоть до тотального уничтожения своих созданий, приписываемые им во многих текстах Писания.
  
  -- Каково же мнение по данной проблеме большинства современных христиан?
  
   До данного момента мы рассмотрели подход совестливого меньшинства христиан, обладающих обнаженным сердцем, чувствующим любую несправедливость, даже если она запечатлена в освященных традицией и догмой книгах Писания. А сейчас обратим свое внимание на традиционно мыслящих христиан, для которых устоявшееся богословское мнение о безошибочности каждого слова Библии является определяющим и превалирующим над любой реальной жизненной ситуацией, даже явно несправедливой или трагической. Красочной иллюстрацией подобного подхода к пониманию Библии является изданная в России книга Джо Ковача "Библия - Шокирующие факты, о которых вам никогда не рассказывали". Данный автор каждое слово Писания воспринимает в качестве последней инстанции. Ковач высмеивает традиционное представление об Иисусе, основанное на голливудских кинофильмах: "Во многих фильмах мы видим мягкого, чуть ли не женоподобного Иисуса, говорящего сладкие слова, который мирным и тихим взором глядит на небеса. Вероятно, создатели подобных фильмов считают, что Сын Божий нисколько не похож на Бога Ветхого Завета, который непрерывно лишал людей жизни". Заметим, что жестокость "Бога Ветхого Завета" для этого ортодоксального активиста является аксиомой - это не удивительно, потому что он в тексте своей книги подробно анализирует библейские тексты.
   Для подобного типа верующих Иисус никогда "не был ни тряпкой, ни неженкой. Сегодня мы назвали бы его "крутым парнем", который не боится показать весь жар своих чувств". С чувством глубокого удовлетворения Ковач живописует сцену изгнания бичом торговцев жертвенными животными и менял денег. Для него, как для традиционно мыслящего христианина, разгон этих, в общем то необходимых для нормального функционирования Храма, людей является абсолютной нормой - "Священный Иерусалимский храм перестал быть домом молитвы и превратился в какой-то блошиный рынок". Думаю, не ошибусь, если буду утверждать, что большинство верующих христиан уже с детства воспитаны в подобном восприятии этого новозаветного эпизода ("И правильно! Нечего церемонится с торговцами - развели тут балаган, понимаешь!"). Есть лишь один нюанс - территория Храма была очень велика, и торговля проводилась не в молитвенном помещении, а у входа во двор при Храме. Жертвенные животные были необходимы для правильного хода ветхозаветного богослужения - трудно себе представить тысячи богомольцев из окружающих Израиль стран везущих за сотни километров животных для жертвы. Явно было проще их приобрести в самом Иерусалиме. А уж сколько радости вызывают у ортодокса Ковача резкие слова Иисуса, сказанные по поводу религиозных лидеров того времени - лицемеры, слепые поводыри слепых, глупцы, змеи и гадюки: "Змии, порождения ехиднины! как убежите вы от осуждения в геенну?" (И правильно! Моч? их огненным словом! Будут знать на чьем пути возникли!). Столь же одобрительно восприняты слова упрека, сказанные Иисусом своим ученикам за их непонятливость: "Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое" ("Это каким же надо было быть тормозом, чтобы не понять слова Спасителя! Мы же понимаем, хотя и не считаем себя умнее будущих апостолов!" - авторская ирония, если кто не понял).
   Настоящий апофеоз чувства праведного удовлетворения у Ковача, как представителя ортодоксального большинства верующих, вызывает последняя книга Нового Завета "Откровение Иоанна Богослова" (Вот это по-нашему! Будет знать сатанинское отродье! "Бей первым, Фредди!"). Наконец-то "когда Иисус вернется на землю, он отнюдь не будет походить на страстного противника войны. Он начнет войну и поразит народы острым мечом, будет пасти людей железным посохом и топтать точило вина ярости и гнева всемогущего Бога" ("Давно надо было к этому приступить! Заждались! Лучше поздно, чем никогда!" - опять ирония автора. Примечание для особо одаренных неофитов). Вот видение, по мнению ортодоксов, достойно завершающее многовековую историю борьбы добра со злом:
   "И увидел я отверстое небо, и вот конь белый, и сидящий на нем называется Верный и Истинный, Который праведно судит и воинствует. Очи у Него как пламень огненный, и на голове Его много диадем. [Он] имел имя написанное, которого никто не знал, кроме Его Самого. [Он был] облечен в одежду, обагренную кровью. Имя Ему: "Слово Божие". И воинства небесные следовали за Ним на конях белых, облеченные в виссон белый и чистый. Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы. Он пасет их жезлом железным; Он топчет точило вина ярости и гнева Бога Вседержителя. На одежде и на бедре Его написано имя: "Царь царей и Господь господствующих"" (Откр.19:11-16).
   Для ортодоксов очень важно, что нечто подобное видел в своем видении пророк Исайя: "Он будет судить бедных по правде, и дела страдальцев земли решать по истине; и жезлом уст Своих поразит землю, и духом уст Своих убьет нечестивого" (Ис.11:4). Жестокость процедуры воцарения Бога на планете во время становления царства Божьего нимало не трогает наших ортодоксов. Им совершенно не важно, что это радикально противоречит словам и учению исторического Иисуса - раз написано в Библии, то это должно исполнится, не взирая ни на какие условия! Для Ковача это вполне очевидно:
   "Один библейский стих за другим ясно показывает нам характер Бога: Он способен разгневаться настолько сильно, что начинает убивать людей. Это свойство Божьей природы может кого-то удивить или даже сильно расстроить.
   Люди, которые ходят в церковь, давно усвоили, что Бог прямо связан с любовью, милосердием и прощением: Он всегда добр и нежен сердцем, Он принимает каждого человека таким, каков тот есть, Он терпим ко всему, хотя слова терпимость мы не найдем в Библии. Некоторые люди никогда не слышали о приведенных выше фактах или предпочитают не обращать на них внимания. Бог мог бы простить современников Ноя или жителей Содома и Гоморры. Однако Он этого не сделал. Он предал их смерти. Так что, возможно, Бог, который хорошо известен христианам, разительным образом отличается от Бога Библии.
   Можно сказать, совершенно определенно: если мы не изменим своей жизни в соответствии с указаниями Бога, Творец нас убьет. Это говорил сам Иисус, причем дважды: "Если не покаетесь, все так же погибнете"".
  
   Сильно сказано. К этому добавить нечего. Ни о какой, дарованной Богом для человека, свободе выбора ортодоксы уже не вспоминают. Больше выбора не существует - либо смирение под руку Бога (не важно добровольное или вынужденное), либо физическое уничтожение. Такие догматические понятия как милосердие, любовь к врагам, долготерпение и т.п. уже становятся недействующими, даже вопреки догмату о неизменяемости Бога. Что называется - приплыли! В чем же дело? Почему христиане не в состоянии прийти к единому пониманию своей главной Книги? Ответом на это может послужить предположение об историческом наслоении человеческих понятий о способах решения тех или иных проблем на, полученное свыше предчувствие существования высших моральных ценностей. Жаль, что эти ощущения, получаемые пророками, были весьма приблизительными и не очень отчетливыми. Но в этом не вина людей - лишь в течении тысячелетий удалось сколь-нибудь ясно и убедительно сформулировать моральные критерии жизни.
  
   На данном этапе дознания можно сделать следующие предварительные выводы:
  
      -- Если рассматривать внешние реакции Бога на происходившие процессы на подопечной Земле по книгам всей Библии в целом (Ветхий и Новый Заветы), то приходится констатировать кардинальные различия в поступках и их мотивации у Бога Отца Яхве и Бога Сына Иисуса. Для Яхве более характерен ультимативный тон общения, выражающийся в кратком обещании преимуществ сотрудничества с Собою и самый безжалостное силовое воздействие на всех сомневающихся и в чем-то несогласных. Ни о какой свободе выбора в данной ситуации речи не может быть.
      -- Общение Иисуса Нового Завета со своими соплеменниками совершенно отличается от силовых методов Яхве. Иисус своим личным примером, своим доброжелательным отношением к окружающим, своим стремлением помочь людям в житейски сложных ситуациях, стремиться заронить в души еврейского народа "горчичное" зернышко совершенно новой морали. Мессия всячески дает понять, что эта мораль характерна и для Бога Яхве, тем самым фактически дезавуируя эпизоды с жестокими приказами Яхве в Ветхом Завете.
      -- Ядром благой вести, которую возвещал Иисус было стремление приготовить израильское общество к приближающемуся "Царству Божьему", которое должно было бы наступить в самое ближайшее время - буквально в течении жизни одного поколения людей. Этим Его весть кардинально отличалась от мессианских ожиданий наступления эры непосредственного правления Бога на Земле в каком-то отдаленном будущем, которые были характерны для иудейской теологии.
      -- Однако реальное историческое развитие человечества опровергло все ожидания: не была реализована ни традиционная концепция иудаизма, ни оптимистический сценарий христианского Мессии - "Царство Божие" не осуществлено и по сей день. Этот факт для последователей Иисуса стал катализатором переосмысления теологической конструкции, опирающейся на учение Мессии. Концепция "скорого наступления Божьего Царства" была фактически замещена концепцией "личного спасения" каждого конкретного человека.
      -- Реальная повседневная жизнь людей фактически не изменилась и после распятия и воскресения Иисуса Христа. Единственным очевидным результатом оказалось формирование новой мировой религии христианства, которая несмотря на многовековые распри и конфликты по мировоззренческим мотивам, всё же очевидно способствовала формированию в последние триста лет более гуманной морали людей.
      -- Милосердный исторический Иисус своей гуманистической проповедью зародил в сердцах людей надежду на скорое изменение нетерпимой ситуации в Израиле. Тем не менее длительное время после Его вознесения никаких ощутимых перемен не происходило. Формирующаяся прото-христианская община встретила ощутимое противодействие со стороны сторонников традиционного иудаизма, не желавших принять кандидатуру Иисуса в качестве эсхатологического Мессии.
      -- Нарастание конфликтной атмосферы в израильском обществе, заставляло обои конфликтующие стороны прибегать ко всё более жестким заявлениям. Этот мотив, вероятно, лежит в основе акцентирования евангелистом Иоанном в своих трудах более резких заявлений исторического Иисуса. Кульминацией такой тенденции стала последняя книга Нового Завета "Откровение Иоанна Богослова", показавшая новый облик Иисуса Христа - уже не исторического, а библейского.
      -- Библейский Иисус, показанный евангелистом Иоанном в книге "Откровения", самым драматическим образом отличается от Иисуса исторического - на месте дружелюбного и сострадательного Мессии появится воинственный предводитель небесных воинств. В Результате этого, по пророческому предположению апостола, будет гибель гигантского количества смертных людей под напором бессмертных (по догматическому определению) наступательных отрядов ангельских сил.
      -- Обещанным результатом по итогам этого апокалипсического столкновения будет вечный мир и реализация наконец, столь ожидаемого иудеями, Царства Божьего. Но какова же цена реализации долгожданной идиллии на планете? Вполне понятное любому человеку: любовь к врагам непродуктивна - "если враг не сдается, то его уничтожают". Более ни о какой свободе выбора человеком пути своего существования речи не может идти. Итог: чисто физическое истребление любого несогласного с главенствующей идеологической доктриной во имя всеобщего счастья и мира. Похожие попытки в мире были неоднократно, правда безуспешные: это и сталинский социализм, это и нацистский национал-социализм и т. д.
      -- Последней книгой христианской Библии - "Откровением" евангелиста Иоанна завершена так называемая "божественная синусоида" изменений внешних проявлений Божественной сущности в реально измеримых делах - от благожелательного Творца всего сущего на первых страницах Торы, далее трансформируемого в несдержанного и гневливого бога Яхве в большей части книг Ветхого Завета - до милосердного провозвестника любви Сына Божьего Иисуса, который опять к концу Библии возвращается, к вроде Им же отвергнутым, методам силового убеждения несогласных.
      -- Апостолы христианства, проповедуя идеи духовного очищения для спасения душ и их последующем воскрешении, и блаженстве в новом материальном мире, все же были весьма рациональными людьми. Они отлично понимали, что радикально желаемого результата одними проповедями не достичь, что и показала реальная историческая практика. Поэтому христианская теология имеет в своем арсенале план "Б", предусматривающий тотальное решение оставшейся проблемы самим Богом, путем ликвидации всех "не до конца убежденных" личностей как принципиальных сторонников стороны ЗЛА. Наиболее четко это сказано Джо Ковачем: "Можно сказать, совершенно определенно: если мы не изменим своей жизни в соответствии с указаниями Бога, Творец нас убьет".
  
   В заключительной IV части нашего дознания, мы познакомимся с результатами вынужденных усилий догматического богословия, предпринятых многими теологами в течении нескольких веков, для оправдания образа библейского Бога перед лицом непрекращающихся атак ЗЛА в жизнь людей. То есть нам придется окунуться в мир теологической дисциплины "теодицея". После этого приступим к финальной части предпринятого расследования - к формулировке выводов, непротиворечащих логике и фактам реального существования людей. В самом заключении автор сформулирует своё личное мировоззрение, которое базируется на сумме всех рассмотренных фактов и точек зрения наших экспертов: как защитников ортодоксального подхода, так и более объективных исследователей.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"