Lord Kor, Warlock, Jareth, Vovcha: другие произведения.

Самые Новые Приключения Алисы Селезневой

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Давным давно в далекой далекой галактике... Шел я как-то по улице и на книжном лотке увидел книжку в мягкой обложке какого-то совсем неизвестного автора под названием "Новые приключения Алисы Селезневой". Полистал ее немного - внутри была страшенная муть. И тут подумалось - а ведь мы можем написать ничуть не хуже. И запустили совместное групповое творчество. К сожалению, надолго нашего запала не хватило...


Самые Новые Приключения

Алисы Селезневой и ее друзей

или

"Девочка, с которой ничего не случится"

наносит ответный удар

Глава Первая,

в которой мы знакомимся с нашими героями

и узнаем, с чего начинается эта история.

  
   То утро ничем не отличалось от миллионов или миллиардов таких же утр. Далеко не первый лучик искусственного солнца заглянул сквозь пулелученепробиваемое (по крайней мере так утверждала фир­ма MilkyWidows, поставляющая их) псевдостекло окна главного (и единственного) офиса Межгалактической Универсальной Службы Имени Девятисот Одиннадцати Рэйнджеров-Спасателей (МУСИДОРС). Лучший Метаядерный Часоуказатель, намертво прикрепленный к стене офиса, показывал, что рабочий день Службы начался полтора часа назад (в 8:00 по Единому Меридианному Сезонному Времени), но в помещении находилась всего одно существо: Глава Межгалактической Универ­сальной Службы Имени Девятисот Одиннадцати Рэйнджеров-Спасателей Алиса Селезнева. Лет десять назад ее все еще называли "Девочкой, С Которой Ничего Не Случится", и она в это свято верила. Но ЭТО все же случилось. Алиса, как обычно, услышала "ПОСЛЕ", а не "ВМЕСТО", в рекламе Универсального Патентованного Средства От ЭТОГО.
   Профессор Селезнев приложил все свои силы и связи для сокрытия от широких масс этого происшествия, в некоторых средствах массо­вой дезинформации появились соответствующие Сплетни Из Светской Жизни. Но после того, как несколько журналистов приобрели неболь­шие поместья-планеты, а двое из них отправились в командировки и вернулись назад спустя девять месяцев и по частям (в посылках), шумиха утихла, как будто ничего и не было.
   Бывший Лучший Друг Семьи профессор Громозека, непосредственно виновный в произошедшем, спасался от праведного гнева своего кол­леги на каком-то заброшенном астероиде, где его никто не мог най­ти. Очаровательные близняшки девочка Октопуся и мальчик Октодик (имена которых, как вы понимаете, вовсе не случайны) попрощались с мамочкой и отправились на воспитание в Среднегалактический Пан­сион Благородных Детей. А "Бывшая Девочка, С Которой ЭТО Тоже Случилось" перевела на свой счет в Двенадцатом Кредитном Банке бОльшую половину сбережений Громозеки, отправилась в его лучшем звездолете на поиски приключений, коих оказалось достаточно. Правда, Алиса оказалась из тех, кто не натыкается дважды на граб­ли (пусть даже и разные), да и спецподготовку в Школе Ксеноархео­логов она получила очень неплохую. В общем, хирургические отделе­ния больниц Внешнего Кольца регулярно получали новых пациентов. В конце концов Алиса возглавила МУСИДОРС и теперь сидела в кресле в ожидании подчиненных, пытаясь сосредоточиться на работе.
   Ее усилия были вполне объяснимы, ибо МУСИДОРС был самоокупаемой организацией с высокооплачиваемым штатом, значительным расходами и весьма нерегулярными доходами. От разорения их спасали только доверительные отношения Главы Службы с компьютерами Межгалакти­ческой Налоговой Полиции, в которых она в свое время предусмотри­тельно оставила некоторые дырки. Поэтому при Ежемесячном Всега­лактическом Автоматическом Учете Налогов баланс МУСИДОРСа нес­колько улучшался, незаметно для остальных.
   Но в этом месяце расходы значительно превзошли запланированные, а финансовых поступлений не ожидалось, что и служило причиной не­которой задумчивости Алисы. Именно поэтому она и думала об остав­шейся нетронутой части счета профессора Громозеки, о его мягкой коже и упругих щупальцах, ласкавших ее тело, гладивших ее грудь, забирающихся...
   Мелодичный звонок старомодного телефона прервал ее размышления (и приятные воспоминания).
   "А ведь сбег, кракакатица недое...." - подумала Бывшая Девочка. Привычным движением ноги Алиса саданула по столику и не глядя легко подхватила трубку.
   - Да, - хрипло буркнула она в микрофон, что, видимо, должно бы­ло означать "Межгалактическая Универсальная Служба Имени Девяти­сот Одиннадцати Рэйнджеров-Спасателей, мы рады помочь Вам в любой точке Вселенной, слушаю Вас", но сегодня речь Алисы не отличалась особым многословием. Впрочем, неизвестный собеседник оказался еще молчаливее: в трубке не слышалась даже обычного в этом случае со­пения.
   Дверь офиса распахнулась от сильного удара ногой и сразу же закрылась, смачно шлепнув входящего по носу. Люк Скайуокер (а это был он) громко ойкнул, не менее громко выругался и, потирая левой рукой чуть было не разбитую часть лица, приоткрыл дверь правым локтем и вошел.
   Его правая рука в неизменной черной перчатке недвусмысленно сжимала висящее на поясе небольшое устройство, в котором каждый без труда узнавал лучевой клинок - любимое оружие рыцарей Джедай, последним из которых был Люк (правда, это были только его слова, которые не мог подтвердить никто; но и опровергнуть их никто не пытался, заботясь о сохранности собственной шкуры) - и посему мо­ментально уступал ему дорогу. Так что Люку никогда не приходилось пробираться сквозь толпу. К счастью для него, никто не знал, что Вечная СуперБатарея, купленная им за ползарплаты пару лет назад в фирме Лудан (Люк так и не понял, почему Алиса, увидев название фирмы, усмехнулась и покрутила пальцем у виска), села спустя не­делю, а заменить ее Люк постоянно забывал. Даже не смотря на Ча­соуказатель, Алиса знала точное время - Люк отличался пунктуаль­ностью и всегда опаздывал ровно на 5607 секунд.
   - Черт, опять забыл про эту проклятую новую пружину, - убедив­шись, что с носом все в порядке, Джедай плюхнулся в кресло напро­тив шефа и, сняв перчатку, принялся привычно почесывать протез. - Я тебе давно говорил, что надо наконец поставить видеофон, - про­должил он, глядя на Алису. Та, сообразив, что молчание в трубке затянулось, ловко кинула ее на место и собралась уже выдать со­ветчику стандартную отповедь, что "клиент, не видя ее лица, теря­ется, и его легче уломать, да и вообще...", но передумала. Люк, подождав еще немного, хмыкнул и, пожав плечами и буркнув под нос что-то неразбочивое про какие-то факелы и пляж, отвернулся к две­ри, в которую уже давно пытался протиснуться вуки. Этому занятию весьма мешал объемистый ящик с надписью Патентованный Универсаль­ный Портативный Модернизированный Переносной Набор Для Изготовле­ния И Ремонта Лучевого Клинка В Полевых Условиях, который Чьюбак­ка пер на своей широкой волосатой спине. С тех пор, как Люк поте­рял вместе с рукой клинок своего отца (по крайней мере, он так говорил), он никуда не выходил без этого набора. А так как набор был весьма тяжелым и неудобным для переноски, то его таскал вуки, проигранный Джедаю Хэном Соло в Вижуал Стрип Покер.
   Придерживая дверь косматой головой, вуки пытался протиснуться в офис, не замечая, что вечно болтающееся у него на поясе лазерное ружье застряло поперек двери. Наконец его усилия привели к успе­ху, и "Аблизъян" (как его все называли за глаза) гордо втиснулся в комнату, волоча за собой ружье на оторванном ремне. Аккуратно поставив (вернее, попытавшись, так как в последний момент тяжелый ящик вырвался из его лап и с диким грохотом, заставившим подско­чить в кресле Люка, шваркнулся на пол) Набор, волосатый "полови­чок" (так его в минуты страсти называла сестра Люка сенатор Лея Органа, исключившая в свое время из имени своего одну буковку для усиления музыкальности) уселся на него и, облегченно вздохнув, принялся выискивать в своей свалявшейся шерсти блох.
   - А где Соло? - поинтересовалась Алиса, яростно и с удовольст­вием претворяя наконец в жизнь давно уже возникшее у нее жгучее желание почесать под мышкой.
   - А кто ж его знает. Работает, небось, - отозвался Джедай, за­видуя Хэну, как обычно проводившему агентурную работу с прекрас­ной половиной контингента кантин города. Одно время Соло приуда­рял за красоткой Леей, но, обнаружив ее однажды в лохматых объ­ятиях своего помощника, пустился во все тяжкие. И далеко не один вышибала из Инфракрасных Кварталов оказался в реанимации (а то и где подальше) после встречи с любвеобильным сорвиголовой.
   Алиса давно догадывалась о характере работы Капитана Соло (тот требовал, чтобы его все называли Капитаном, хотя Алиса сильно сомневалась, что Хэн имеет какое-либо отношение к Флоту; по ее данным до поступления в Службу он был обычным контрабандистом - не самым удачливым к тому же - и летал вдвоем с вуки на старом обшарпанном корабле, выдавая его за "тот самый корабль, что про­шел Кессельскую гонку меньше чем за 20 парсеков"; где и как он познакомился со Скайуокером, Алиса не знала, но в МУСИДОРСе те появились втроем), но доказательств не имела, так как тот обладал хорошей практикой ухода от слежки и стирания следов, поэтому хра­нила свои соображения при себе, ибо от рождения была умной девоч­кой.
   Немного спустя шеф МУСИДОРСа, сообразив, что ожесточенное коря­бание боевой перчаткой бронекостюма не приведет к исчезновению зуда, коротко выругалась вполголоса и, помянув чью-то маму - под­чиненные весьма благоразумно не стали уточнять - сняла перчатку и, расстегнув бронежилет, забралась под броню.
   Люк, давно уже питавший в адрес начальницы далеко идущие планы, при открывшемся ему виде сглотнул слюну и попытался прочистить горло. Алиса, застегнув наконец бронежилет, с блаженным выражени­ем на лице потянулась в кресле и, хрустнув позвонками, поверну­лась к двери, открывшейся при появлении очередного сотрудника.
   Конана природа силой не обидела (чего нельзя было сказать о его голове, служившей ему верой и правдой преимущественно в драке или за столом). Он об этом знал и использовал ее (силу) с величайшей аккуратностью, то есть когда надо и не надо. Вот и сейчас он во­шел в офис МУСИДОРСа, поигрывая мышцами и небольшим полуторамет­ровым мечом, в профиль напоминающим... ну, не важно. По всей дли­не лезвия меча шла витиеватая гравировка: Единствинаму Всимагущи­му Спосителю Плоннеты Каварсакус. Зная о происхождении Конана с суровой варварской планеты, Алиса имела собственные предположения об истории возникновения надписи (да и меча), но никак не прояв­ляла свои мысли, вместе со всеми восторженно реагируя на ежене­дельные рассказы варвара о спасении планеты, население которой и число врагов изменялось прямо пропорционально количечеству погло­щенного варваром некоего адского зелья, которое он именовал не иначе, как "Самый Божественный Нектар В Галактике", и готовил исключительно сам из подручных (и по большей части подножных) ма­териалов. Как-то раз Соло с Чьюбаккой, поддавшись на медоточивые уговоры Конана (а уж "уговаривать" поглотитель Нектара был мас­тер, в чем Хэн имел неосторожность однажды убедиться), слегка угостились сим драгоценным напитком... Что было после, никто од­нозначно рассказать не мог (впрочем, интересоваться у самого Ко­нана никто так и не рискнул), но вуки на утро прорычал Хэну на ухо "пампусик" (и покраснел до корней волос всей своей шкуры, увидев совершенно обалдевшие лица сотоварищей), а сам виновник - Конан - где-то скрывался целую неделю. Так что варвар во всех от­ношениях был существом весьма примечательным.
   Войдя, Конан как обычно сплюнул на пол. Алиса проводила плевок взглядом и, посмотрев на заплеванный пол, тяжело вздохнула - Ко­нан начинал с этого каждый рабочий день, а заставить убираться кого-то из мужиков было выше ее сил. Убирать же самой Алиса счи­тала ниже своего достоинства, а на робота-уборщика денег обычно не хватало.
   Кивнув присутствующим и подмигнув шефу, огромный варвар с нео­жиданной для его габаритов грацией уселся на пол и, достав из ви­сящей на поясе сумки нехилый точильный камешек (Соло однажды на спор зашвырнул его на шесть с половиной метров, после чего неделю морщился и охал, пожимая кому-нибудь руку - в ту неделю полиция города (да и местные больницы) с удивлением отметила значительное снижение числа драк в кантинах и пострадавших в них, но вскоре все вошло в норму), принялся "починять примус" (выяснить, где он раскопал это, не представлялось возможным, да и не особо кому хо­телось: варвар - он и есть варвар), как он выражался, имея ввиду доведение толщины режущей кромки своего "ножика" до 0,01 микрон.
   Хэн неоднократно пытался убедить Конана поменять меч на "нор­мальный человеческий бластер" (стоит ли и говорить, что сам Соло не сделал бы и шагу из дома, не убедившись, что на его поясе бол­тается до упора заряженный пистолет двадцать седьмой модели, а карманы набиты запасными батарейками; его комната была забита рекламными каталогами, брошюрами и листовками оружейных фирм, а 4 рекордера круглосуточно выкусывали и записывали оружейную рекламу с тринадцати нелегальных ГВ-каналов) но безуспешно. Варвар лишь глупо улыбался и поглаживал рукоятку меча. Правда после той стыч­ки в корабле Спарагуса, когда Конан, бешено вращая мечом, ухит­рился отразить все лазерные лучи, а потом немного покрушил им бо­евых роботов негодяя (Хэн неплохо заработал на продаже запчастей, в которые гигант превращал бронированные "машины убийства" легким движением руки - и меча), его пыл поиссяк.
   Алиса задумчиво перекладывала с места на место бумаги, уже ме­сяца три пылившиеся на ее столе, пытаясь вспомнить, на чем прер­вал ее мысли странный звонок. Но едва она нащупала ускользающую нить, как телефон зазвонил снова.
   - Ну? - настроение шефа Универсальной Службы и не думало улуч­шаться.
   - С-старший инсп-пектор Б-бэйбсон из отдела п-по рас-сследова­нию с-смертоуб-бийств, - рявкнула трубка.
   "Черт, опять этого заику нелегкая принесла", - подумала Алиса, вслух в очередной за сегодня раз повторив: "Ну?".
   - М-мы х-хотели бы п-посоветоваться с Вами п-по одному оч-чень важному д-делу.
   - Ну?
   - Я с-смог бы б-быть у Вас через д-десять минут двадцать ч-че­тыре с п-половиной секунды.
   - О'кей.
   Девушка в задумчивости почесала кончиком трубки подбородок, прикидывая, где она могла проколоться. Нет, все было чисто, ина­че...
   Бэйбсон оказался столь же пунктулен как и Люк, лишь с небольшой разницей - он пришел вовремя, как и обещал. Сходство на этом не закончилось, ибо первая его попытка визита была радостно встрече­на дверью, о чем возвестил звучный хруст и не менее музыкальный вопль. Инспектор переступил порог, аккуратно придерживая игривую дверь и сосредоточенно ощупывая стремительно распухающий нос. Алиса, в силу ряда причин не особо благоволившая к представителям органов "розыскания и наказания", кивнув вошедшему на кресло (со специфическим расположением пружин, что и подтвердил очередной радостный вопль визитера), продолжала, кивая головой, что-то го­ворить в трубку, давно уже издававшую тихие гудки. Люк, разделяв­ший чувства начальства, тихо посмеивался, глядя на поерзывающего в неудобном кресле незадачливого посетителя, все еще с тревогой ощупывающего свое бесценное сокровище.
   Судя по отсутствию настойчивости со стороны представителя поли­ции, в визите не было ничего серьезного для Службы.
   Помариновав инспектора еще минуты три, Алиса наконец сердечно попрощалась с несуществующим собеседником и традиционным (но нес­колько необычным для себя) способом повесила трубку и повернулась к полицейскому.
   - Ну?
   - Если Вы не возражаете, я бы хотел задать Вам пару вопросов. Алиса уже была знакома с Бэйбсоном, да и тот, похоже, еще не ус­пел ее забыть.
   Сцепив пальцы, она кивнула.
   - Видите ли, сегодня ночью, а именно в 6 часов 14 минут 42 с четвертью секунды назад, - посмотрел он на Часоуказатель, - около здания, в котором размещается Ваш офис, был найден труп неизвест­ного человека.
   Не зная, охарактеризовать ли молчание слушателей как положи­тельное или же наоборот, инспектор снова начал заикаться:
   - Он б-был од-дет д-довольно необ-бычно для н-наших мест, и п-при нем нич-чего не б-было, н-но во рту у него мы обнаружили вот этот клочок какого-то материала, определенный нашими экспер­тами как бумага, - он осторожно встал с кресла и, подойдя к сто­лу, протянул Алисе голографию. На снимке был отчетливо виден смя­тый лоскут с полурасплывшейся надписью "Стольная Крыса".
   - Ну, и причем же здесь я? - поинтересовалась шеф МУСИДОРСа у полицейского, явно остерегавшегося возвращаться обратно в кресло для ОВП - "Особо Вредных Посетителей".
   - Видите ли...
   - А если вы в следующий раз обнаружите где-нибудь поблизости мужика без штанов, вы заявитесь ко мне с обвинением, что я откры­ла публичный дом? - наклонилась к инспектору Алиса, памятуя, что лучшая защита - нападение. Бэйбсон сбился на полуслове и, покрас­нев, промямлил, что они ничего такого и не имели ввиду, никто ни­кого не подозревает, просто в полиции хотели попросить у Универ­сальной Службы помощи, так как дело очень странное...
   - Вы что, совсем ох...балдели - снова вежливо прервала его Али­са, воспитание которой в который уже раз взяло верх над импуль­сивным характером. Но при этом тон ее был настолько холоден, что температура воздуха в офисе опустилась на добрый десяток граду­сов, вуки сломал коготь, Люк вздрогнул, Конан чуть не порезал па­лец, а полицейский съежился, сделавшись вдвое меньше. - Хотите, чтобы мы сотрудничали с полицией, чтобы от нас отвернулись все клиенты?! Сами уйдете, или вам помочь? - при этих словах Конан, давно уже позевывавший на полу, радостно осклабился и с довольным видом потянул только что отточенный меч из ножен...
   Раздавшийся громкий скрежет заставил Бэйбсона вздрогнуть и су­дорожно скривиться. Коп попятился, бормоча что-то в свое оправда­ние, но тут вуки, решив, что пришла пора немножко поразвлечься, от души рыкнул, и всю храбрость незадачливого полицейского (и так не особо заметную) как рукой сняло. Инспектор пулей вылетел в дверь (которая не преминула добавить ему скорости) и, не дожида­ясь лифта, запрыгал вниз по лестнице. Раздавший через мгновение грохот возвестил, что полицейский, не привыкший передвигаться по­добным образом, не расчитал скорость спуска и оставшийся путь проделал кувырком.
   Разложив забытые инспектором голографии на столе, Алиса задум­чиво завертела одну из них в руках. На ней, по-видимому, был изображен убитый. Что-то в его одежде привлекало внимание девуш­ки, но что именно, она никак не могла понять. Не хватало какой-то детали. Да еще эта бумага. Стоп. Именно. Все дело в бумаге. Бума­га, бумага, бумага...
   Откуда-то из глубин памяти всплыло название "Обливион". Алиса повернулась к компьютеру - так и есть, планета на самом краю Внешнего Кольца, единственное место во Вселенной, где все еще пользовались бумагой.
   - Люк, - повернулась она к Джедай. - Немедленно разыщи Соло, пусть готовит "Пегаса" - завтра в 12:00 улетаем.
   Что-то подсказывало ей, что с полицией лучше дела не иметь, но сама игра стоит свеч.
   (c) 1996 by Lord Kor, Jareth and Vovcha
  
  

Глава Вторая,

в которой мы узнаем, почему пунктуальный Джедай

и на этот раз никуда не опоздал,

а варвар и вуки едва не стали смертельными врагами.

Если же вы уже успели забыть, с чего началась эта история,

вам лучше бы перечитать первую главу.

   На следующий день ровно в 12:00 вся компания сидела на борту Пегаса. Именно на борту, так как попасть внутрь не было ни малей­шей возможности, ибо Хэн умудрился потерять ключи от корабля во время своей ночной "инспекции". Теперь он с хмурым видом обзвани­вал всех своих подружек по мобильному телефону, который достался ему в наследство от прапрадедушки, вместе с красным пинджаком и 600 мерсом! Судьба того мерса была поистине трагична. Но об этом в другой раз!
   А сейчас Соло обзванивал своих подружек, пытаясь не обращать внимания на мерзкий визг фонарика типа 'Жучок' к коему и был подключен телефон. Ибо батареек под этот музейный раритет не вы­пускалось уже лет эдак ковырнадцать. Конан, которому Соло предло­жил слегка поразмяться посредством этого "новейшего патентованно­го кистевого экспандера", с явным трудом прожимал язычок фонари­ка. Время от времени он делал перерыв, чтобы снова и снова попы­таться рассмотреть столь странный спортивный снаряд. Больше всего его интересовали наполовину стершиеся иероглифы, прочитать кото­рую он был не в силах. С огромным трудом (после 18 звонков) ему удалось установить, что первый иероглиф представлял собой ка­кой-то пятиконечный символ. Еще через 7 звонков Хэн, которому до чертиков надоело снова и снова набирать один и тот же номер - варвар все еще не уловил связь между телефоном и "эспандером", а объяснять, что накачиванию мышц данное устройство имеет весьма опосредованное отношение, Хэну хотелось ничуть не больше, чем "разминаться" самому - сообщил, что надпись гласит "сделано в " и добавил еще какое-то страшное слово, состоящее из шипяще-рычащих звуков, правильное произношение которого было утеряно примерно в то же время, что и рецепт страшного О.В. "косорылоффка", и многое другое.
   Подошедший тем временем Люк (даже сегодня он не изменил своей пунктуальности), одолжил (пока тот не видит) ножичек Конана и, отойдя в сторонку, начал размахивать им в опасной близости от своей пока еще целой руки и других также пока еще не менее целых частей тела, коих по причине излишне джедайского характера оста­валось не так уж и много.
   Вуки, на досуге обсмотревшийся КИНГ-КОНГА, встал на четыре ко­нечности и прыгал перед зеркальными окнами космодрома, с вооду­шевлением стуча себя в грудь. Напрыгавшись и насмотревшись на свой полный скрытого очарования облик, он громогласно (недавно отремонтированная антенна Всепланетного Центра Космической Связи Космодрома настолько убедительно сделал вид, что ей срочно необ­ходим очередной Внеочередной Капитальный Ремонт, что Дежурный Ад­министратор схватился за все свои двадцать четыре с половиной сердца и, проглотив шестнадцать килограммов Экстракта Коры Эбено­вого Дерева, потянулся к экрану видеофона, уронив по пути новый квазиплэйер, обошедшийся ему в полтора годовых оклада) выразил свое неудовольствие тем, что КОНГа, по его нескромному мнению, играла какая-то вшивая мартышка. Затем, чтобы окончательно убе­дить всех в истинности своего мнения, Чьюи узрел ближайшую афишу и, подойдя к ней почти вплотную, изящно приподнял заднюю ногу и расписался под своими словами.
   Лишь Алиса оставалась без дела. Она сидела верхом на главном калибре и с сосредоточенным видом извлекала из под бронежилета блох, недавно одолженных у Чубакки.
   Люк, краем глаза захвативший эту картину, так засмотрелся, что забыл время от времени поглядывать на то, что же делает он сам. Этим немедленно воспользовался меч варвара, давно уже готовивший какую-нибудь подлость. Описав плавную дугу в воздухе, он сколь­знул в непосредственной близости от штанов Хэна, и ксепоронный пояс Соло (пылепулелучеспидо и пр. непробиваемый, пожизненная га­рантия - еще никто не жаловался) быстро и аккуратно распался на две равные и 4 неравных части. Штаны Любителя Приключений, более не удерживаемые насильно лишней по их мнению частью гардероба, не преминули воспользовались удобным случаем, дабы покинуть изрядно надоевшего владельца. Не прошло и доли тика половины клока, как они оказались в районе щиколоток Капитана.
   Занятый увлекательной телефонной беседой с очередной представи­тельницей "прекрасного пола" и по причине этого уже успевший за­быть, с какой именно целью он ее начал, Хэн, не успевший сообра­зить, что произошло, предстал перед обалдевшей командой в дамских трусиках с рюшечками. Его вид свидетельствовал или о бурно и со­держательно проведенной ночи, или о... (ГЫ-ГЫ молчу). Но это было не важно... Гораздо важнее было то, что в защелке для чулок был зажат предмет, смутно напоминавший ключ от корабля и при ближай­шем рассмотрении им и оказавшийся... (весьма характерные и вполне соответствующие моменту диалоги, монологи, а также прочие возгла­сы и выражения эмоций, воспоследовавшие непосредственно вслед за этим не менее ярким событием, опущены по вполне понятным сообра­жениям цензуры и этики).
   Только Конан ничего не сказал, он был слишком занят фонариком. А, как известно, крутить оный, слушать, думать, а потом еще и го­ворить... Нет, на такой малтитаскинг варвар явно был не способен. В самом лучшем случае он мог одновременно жевать и убивать. Иног­да у него еще получалось проглотить то, что он прожевал, не отры­ваясь от предыдущих действий. Но когда он пытался думат, это пе­регружало его мозг до такой степени, что он забывал работать ру­ками и челюстями.
   Наконец, когда лучи искусственного солнца сменились не менее искусственным ночным освещением, все благополучно погрузились, обошлось даже без ЧП. Если, конечно, не считать того небольшого инцидента, в начале которого Чьюи поставил ПМПНДИИРЛКВПУ (кто ус­пел забыть, что это за штука, и почему вуки повсюду его таскает, может посмотреть первую главу) на любимый мозоль Конану, за что был зверски укушен за хвост. Впрочем, закончился он весьма быст­ро: Алиса мягко намекнула собравшимся было поспорить гигантам, что им обоим это будет весьма чревато легкими сексуальными расс­тройствами и тяжелыми телесными повреждениями. Драчуны, отчетливо представив себе наклевывающиеся последствия, предпочла "замять дело для ясности", после чего вновь стали лучшими друзьями!
   Когда дружеская беседа на повышенных тонах и прочие пожелания друг другу "пламенных приветов" и остального "всего хорошего" на­конец улеглись, Соло уселся на место пилота и включил зажига­ние...
   (c) 1996 by Warlock and Lord Kor
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"