Lord Kor: другие произведения.

Потерявший память

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Идея возникла давно, но все никак не доходили руки. А тут все же решился... В процессе. Обновлено 22.06.2015 В начале пропущен кусок текста - допишу позднее.


Потерявший память

  
   Мерно покачиваясь в изредка поскрипывающем седле, я неторопливо спускался с пологого холма. Слабый ветерок приятно овевал лицо. Задумчиво плывущие по нежно-голубому небу легкие облачка время от времени ненадолго закрывали солнце, чтобы вскоре снова позволить ему пускать в меня приятно жалящие лучи. Дополняли идиллическую картину доносящиеся отовсюду звуки природы: жужжание, стрекотание, чирикание и даже отдаленное кваканье. А послышавшийся вдали лай предупредил о скором приближении к человеческому жилью. Кстати, а куда я, собственно говоря, направляюсь-то? И где, черт побери, я вообще нахожусь?! И, главное, КТО Я САМ ТАКОЙ?!!!
   Осознание последнего привело меня в шок. Я не помню, как меня зовут, сколько мне лет, и вообще не знаю о себе абсолютно ничего! Ощущения, сомневаться в которых мне не приходилось, убедительно говорили, что я по крайней мере мужчина - и вроде бы вполне еще не старый, но уже точно и не ребенок. Вот с более точным определением возникали затруднения, но, судя по самочувствию, на здоровье я не жаловался, и до сорока мне еще было прилично.
   Не скажу, что от шока я уже избавился - все же, осознание того, что у тебя либо склероз, либо маразм, да еще в довольно юном возрасте, плохо совмещается с душевным спокойствием - но попытался начать размышлять. Итак, два основных вопроса, ответы на которые неизвестны: "Кто я?" и "Где я?", хотя на последствия гиперактивного отдыха мое состояние совсем не похоже - ни малейших следов похмелья. Так что, имеем самый основной вопрос: "Что делать?". То бишь, куды ж мине, бедному, податься, чтобы получить ответы на первые два. Ну, или хотя бы на самый первый, и для начала разобраться с собой.
   Тут я обратил внимание, что мое средство передвижение не обращает никакого внимание на полное отсутствие моей руководящей и направляющей роли и преспокойно продолжает шкандыбать в ранее избранном направлении, судя по ставшему громче лаю, ведущему аккурат к ближайшему поселению. Так, похоже, лошадка этот маршрут хорошо знает и в моем управлении совсем не нуждается. Может быть, она здесь уже не раз бывала? Или может быть даже МЫ С НЕЙ здесь уже бывали - и тогда меня здесь кто-то должен знать.
   Ну, вот, первый пункт ответа на вопрос "Что делать?" мы уже знаем - двигаемся вперед к людям и пытаемся решить вопрос "Кто я?", при этом вопрос "Где я?" решится сам собой...
   Погоди-ка... А почему я так уверен, что с местными жителями у меня хорошие отношения, и они будут рады мне помочь? А вдруг как раз наоборот, у меня с ними вооруженный нейтралитет, а то и вражда - в этом случае моя амнезия (остановимся пока на этом варианте - склероз и маразм мне нравятся гораздо меньше) может им позволить сделать мне какую-нибудь гадость, о которой я в силу текущего непонимания местных реалий даже не догадаюсь. Значит, надо вести себя как обычно. А как я веду себя обычно? А кто ж меня знает... Я, по крайней мере, пока не знаю. Тогда что? Будем вести себя замкнуто. Ну, плохое у меня настроение, ни с кем общаться не хочу и вообще, идите вы все отсюда куда-нить подальше и оставьте меня в покое. Ага, как-то вот так. Во, птицей я себя ощущаю, "перепил" которую кличут. Так и поступим.
   ...
  
  
  
   ...
  
   Внезапно возникшее чувство опасности заставило меня отклониться вправо, мягко развернувшись, округлым движением выбросить правую руку, захватывая под мышку одноименную руку какого-то мужика с зажатым в ней ножом, и вывернуть ее, нажимая своим предплечьем сзади на плечо. Левая рука, приложившись ему на спину, помогла продолжить атакующее движение, нанося удар лбом в стойку. С характерным звуком столкновения двух тупых деревянных предметов мужик совершил акт вандализма по отношению к барной мебели и, удовлетворившись содеянным, прилег отдохнуть рядом.
   Так. Похоже, я знаю кун-фу, карате, самбо или еще какое-то страшное слово, означающее навыки самообороны без оружия, в том числе и против этого самого оружия, в чем я только что вполне наглядно и убедился. И не только я. М-да, очередной вроде бы ответ, создающий новые вопросы. И, кстати, как я его почувствовал?
   Размышления прерывает вновь возникшее весьма полезное чувство. Шаг с поворотом, захват, толчок - и счет становится два - ноль в пользу стойки. Поворачиваюсь на шум отодвигаемых стульев. М-да, вечер перестает быть томным. Это все была разминка, а сейчас как бы не пришлось переходить к мокрым процедурам - у каждого из решивших высказать мне свое недовольство посетителей в руке поблескивает весьма эффективная замена имеющимся у хищника и отсутствующим у человека когтям. Так что, однозначно, сейчас прольется чья-то кровь, и мне почему-то очень не хочется, чтобы в этом красном море была моя доля. Толпа с каким-то жутким ревом кидается на меня, но как-то заторможенно, как будто все двигаются под водой. Не тратя время на удивление, пользуюсь своим преимуществом в скорости и начинаю аккуратно выключать одного за другим - как-то не хочется в первый же визит лишать деревеньку всего работоспособного мужского населения. Тем более, что меня здесь все таки знают - пусть и не с самой лучшей стороны. А это означает шанс и мне самому узнать себя получше.
   Пол трактира постепенно покрывается неровным слоем человеческих тел - где-то осталось пустое место, где-то возникли рукотворные холмы в два, а то и три человеческих тела - некогда мне тут равномерной укладкой заниматься, стараюсь просто не покалечить неразумных братьев меньших своих. Порой эта аккуратность приводила к снижению эффективности - обслуженный клиент возмущенно требовал добавки, приходилось повторно обслуживать его вне очереди - а как иначе-то, клиент всегда прав.
   Наконец, смена подошла к концу, остался только так и застывший за стойкой местный служитель коктейлей и старых анекдотов. Посмотрев ему в глаза, я убедился, что пытаться взять у меня интервью в надежде на то, что бармена никогда не убивают, он не решится. Поэтому решил таки вернуться к получению ответов на все еще интересующие меня вопросы, но зайти издалека.
   - Ну, и что это все должно было означать? Только не надо мне тут лохматить бабушку, что здесь собрались в ожидании мои преданные поклонники в надежде получить мастер класс по кабацкой драке.
   Бармен продолжал играть в статую Командора до ее вечернего визита: толи не понимал, что я ему говорю, толи не понимал, что тут вообще происходит. Помахав на всякий случай у него перед носом рукой, я пожал плечами и, ухватив со стола кувшин, сделал пару хороших глотков для утоления слегка обозначившейся жажды. А ничего пиво, вкусное. Свежее и холодное. Хотя кувшины маловаты - всего на три глотка и хватило. Или это у меня глотки такие большие? Так, возвращаемся к главному вопросу:
   - Ты вообще знаешь, кто я?
   Похоже, зря я это спросил. Полегче надо было. Помягче с людями надо. На полтона ниже, на пару десятков децибел тише и слова волшебные не забывать. Пожалуйста, спасибо, не соблаговолит ли многоуважаемый джин, и все такое. Глядишь, и не пришлось бы тогда приводить бармена в чувство. Ну, или хотя бы удалось это сделать несколько быстрее. Интересно, а можно это считать как положительный ответ на мой вопрос? Ну, с точки зрения формальной логики. Или у него просто хорошо развитое воображение? Или же не менее хорошо развитый опыт... М-да, плохо быть умным. Дуракам лафа - у них на все вопросы есть один ответ, и ни малейших сомнений в его правильности. А тут чем больше думаешь, тем больше вариантов на ум приходит. Может, головой об стену побиться - лишние мозги с вариантами повышибаю, все жить попроще будет. Никаких сомнений, первый пришедший в голову ответ принимается заведомо верным, любое сомнение считается покушением на свободу мысли и карается принудительной декапитацией через повешение. М-да, опять меня куда-то не туда понесло, а ответов так и нет. Да и откуда им появиться, если этот фрукт с бугра никак в себя не приходит. Или давно пришел, но притворяется? Какие там первые признаки притворства? Движение глазных яблок, затаенное дыхание, потоотделение. Все на месте. Ну, ладно. Тихонько наклоняюсь к уху притворщика и громко рявкаю "встать!!!".
   М-да, и снова перемудрил. Не, обманщика на чистую воду-то вывели - вон как подскочил с места из лежачего положения. Вот только насчет чистой воды я слегка не прав. Не на чистую воду ее я вывел, ой, не на чистую... Ну и как мне теперь с этим вонючкой разговоры беседовать, да ответы на вопросы выпытывать? К нему ж теперь не то, что прикоснуться противно, просто рядом находиться от рези глаза слезятся и дыхание спирает в зобу.
   Похоже, придется спервоначалу заняться принуждением к чистоте. Как говорится, в человеке все должно быть чисто - и голова, и одежда, и тело - а там уже и к рукам и мыслям можно будет переходить. Так что, займемся водными процедурами. Где-то тут я бадейку с водичкой приметил не так давно. Кстати, еще один штришок к воспоминаниям о себе - память у меня работает на зависть любому - все, что с того момента, как о погоде задумался, помню. Даже то, что краем глаза увидел, краем уха услышал, краем носа у... В общем, память абсолютная - а вот все, что до этого было, не помню совсем. Или это реакция организма на внезапно освободившееся место в памяти, которое он кинулся с жадностью заполнять? Ой, не хотелось бы... Верните мне мою память! Верните мне меня! Хочу быть собой, а не каким-то придурком, себя не помнящим. Ну, пусть не придурком, а умником - интеллект-то не спрячешь - но все равно беспамятный...
   Так, это кто тут скулит, мне размышлять мешает? Ах, да, бармен местный. Хорош скулить. Конечно, холодная - какой ей еще быть-то? Чай не май месяц. А может и май - кто ж его знает-то. Да и какой тут вообще у нас май... Короче, раздевайся, обмывайся, вытирайся, согревайся и начинай петь песню жизни, а то время идет, а мы все на одном месте прыгаем.
   Вот и тела вокруг со стонами шевелиться начали. До всех дошло, или кто-то требует продолжения банкета? Ага, вроде бы второго акта марлезонского балета не предвидится, что не может не радовать - вроде бы по ощущениям человек я мирный и насилия не люблю, особенно в отношении себя, любимого - тут уж извините, он первый начал и сам себя избил, неудачно оступившись.
   Ну, вот никто нам не мешает, бармен привел себя в относительный порядок, и можно, наконец, заняться делами насущными...
  
   М-да... Вроде бы и ответы получил, а вроде бы как и не получил - вопросов еще больше стало. Как я и предполагал, местные меня знают. В том смысле, что я тут далеко не первый раз, а приезжал регулярно как раз на этой лошаденке - потому она дорогу так хорошо и знает. Но вот как меня звать, и кто я вообще такой - они все без понятия. Знают еще только, что приезжал я из замка, что на соседнем холме стоит, и каждый раз, забрав собранный для меня заранее мешок с покупками - вон он, в углу стоит - и оставив взамен кошель с соответствующей суммой - ну да, вот и кошель у меня позвякивающий на поясе - возвращался в замок. Появлялся я тут уже года два раз в три дня, вел себя странно - как будто зомби какой. Ни одного слова, ни одного лишнего движения, никакой мимики. А сегодня малец прибежал с криком, что в стороне замка что-то громыхнуло, и оттуда дымище черный повалил - и тут-то как раз я и пожаловал, но вел себя не как обычно, а вполне нормально, но именно это и показалось им ненормальным. В общем, один из самых смелых - как следствие приема известных тонизирующих препаратов, доступных в подобных заведениях - решил проверить, живой я или нет, воспользовавшись при этом подручными средствами. Остановить его никто не успел, зато я успел помочь ему продолжить движение. На что обиделся его собутыльник. Когда же он присоединился к товарищу на ниве раздумий о вечном и былом, остальные поняли, что "наших бьют", и пора вставать-подниматься. В разгоревшейся дискуссии мои аргументы оказались достаточно весомыми, чтобы если не убедить оппонентов в моей точке зрения, то хотя бы доступно объяснить им все бесполезность и даже опасность упорствования в своих заблуждениях. В общем, до конца они с моими доводами не согласились и продолжали выискивать свои разбросанные по полу аргументы, но от активных прений решили воздержаться, лишь гневно-настороженно сопя из-за своих столов, куда они все потихоньку вернулись - кто сам, кто не без помощи коллег.
   Так что имеем следующий пункт нашей программы - проехать на место расположения замка, в котором я предположительно проживал, на предмет выяснения, что там удастся выяснить. Чем я и поспешил заняться, отобрав из подготовленных мне припасов некоторое количество - все, что было в мешке, я один за три дня никак бы не съел - значит, предназначался груз не для меня одного. Навскидку той жрачки хватило бы человек на восемь-десять. Оставив гостеприимным хозяевам несколько монет из кошеля, я взгромоздился на свой транспорт и позволил ему двигаться в нужном обратном направлении.
  

2

  
   Что-то начинающая складываться тенденция совсем меня не радует. Очередная порция информации вместо того, чтобы ответить на уже стоящие вопросы (хотя бы на некоторые из них), только поставила новые. И вновь перед носом маячит извечное "что делать?".
   Как я и ожидал, лошадка уверенно донесла меня до замка, перед которым я теперь и стоял. Вернее, стоял я там, где раньше, судя по всему, стоял замок. Потому что ничем иным лежащая передо мной груда камней быть не могла.
   Во-первых, потому, что моя коняга пришла именно сюда и дальше двигаться абсолютно не собиралась.
   Во-вторых, никаких иных замков, как и достаточно высоких холмов, в ближайших окрестностях больше не наблюдалось.
   Ну и в-третьих, чем еще могла быть эту груда камней, представить себе я просто не мог.
   Судя по высоте груды, замок явно имел не один этаж. Да и площадь занимал довольно немалую. При этом ни рва вокруг, ни иных оборонительных сооружений не наблюдалось. Обычный себе такой отдельно стоящий на холме замок. Угадать его дизайн по форме груды также не представлялось возможным. Тщательный осмотр не позволил обнаружить ни бывшее расположение входов, ни предположить внутреннюю планировку - передо мной лежала просто груда камней, на которых даже не угадывались следы обработки.
   Поиск живых душ и бесчувственных тел также ничего не дал. Если они тут и были, то где-то глубоко под камнями, разбирать которые мне нисколько не улыбалось - один взгляд на предполагаемый фронт работ навевал вековую тоску. Вариант с привлечением местных жителей я даже не рассматривал - этого места они почему-то очень боялись, а достаточно денег, чтобы перевесить страх жадностью, у меня не было.
   Прикинув возможные варианты дальнейших действий, я остановился на самом очевидном - нужен доктор, который может попытаться вылечить мою амнезию. Ну, или помочь мне хоть что-нибудь вспомнить. Но такого доктора найти можно только в городе. А где тут хоть один город, куда и сколько до него идти, я не имел ни малейшего понятия. Да и солнышко уже весьма прозрачно намекало, что на сегодня его рабочий день скоро закончится, а шариться в темноте по незнакомой местности - не самый лучший способ прожить долгую счастливую жизнь и сохранить физическое и душевное здоровье. Так что, передо мной сейчас две первоочередных задачи: переночевать в тихом спокойном месте и выяснить, как добраться до ближайшего города.
   На роль тихого спокойного места я мог предложить себе только уже известную мне деревеньку. По крайней мере, учитывая, что других мест я тут не знаю, а попытки их поиска явно приведут меня к уже обдуманному варианту с шараханиями в темноте, что мне никоим образом не улыбалось. Оставалось надеяться, что местные имели возможность обдумать мои аргументы и не будут стремиться продолжить дискуссию, согласившись таки с моей точкой зрения на главный вопрос нашего с ними сосуществования.
   Забравшись на удивленную лошадь, которая так и стояла все это время в полном офигении, не понимая, где ее привычное стойло, обслуга в номер и жратва с водой, я отправился в обратный путь уже хорошо знакомой дорогой, по которой я мог сейчас добраться до деревни с закрытыми глазами.
  

3

  
   Моя животина явно была умнее, чем можно было бы подумать. По крайней мере, первоначальное ее недовольство тем фактом, что надо опять куда-то идти, быстро исчезло - видимо, сообразила, что там, куда мы сейчас направились, есть шанс получить пожрать, на что здесь рассчитывать явно не приходится.
   А я тем временем пытался понять, что тут произошло, и как замок мог превратиться в груду камней. Вот только информации для этого было абсолютно недостаточно. Можно было лишь предположить, что слышанный тем мальцом грохот и виденный дым тут явно при чем.
  
   Особого энтузиазма на лицах местных по поводу нашей новой и столь скорой встречи не наблюдалось абсолютно. Хотя и агрессии от них я тоже не чувствовал. В написанных на их физиях выражениях отчетливо читалась неизбежная покорность из серии "шо, опять?".
   За постой и кормежка для нас с конягой с уже знакомым барменом-трактирщиком мы сговорились довольно быстро. Пара комнат и стойло для этого дела у него наличествовали и сейчас как раз пустовали, так что с размещением проблем не возникло. Некоторое подобие дискуссии наметилось вокруг финансового вопроса, но благодаря моей харизме скидку удалось выбить весьма значительную. На самом деле все, что касается финансовой составляющей, то есть цен на что угодно и покупательской способности денег, является для меня темным лесом из-за моей амнезии, будь она неладна, что затрудняет процесс обсуждения справедливой цены. Но трактирщик быстро вошел в мое положение, когда я ему объяснил напряженность моей финансовой ситуации и потребность в обзаведении рядом вещей, крайне необходимых в путешествии. Видимо, он без труда прикинул, что как можно быстрее избавиться от меня мирным путем обойдется в сумме гораздо дешевле, чем пытаться решить вопрос моего присутствия в деревне путями, отличными от мирных. Видимо, он прекрасно понимал, что в деревне мне делать абсолютно нечего, а идти мне тоже некуда, а нажимать на меня после продемонстрированных мной навыков ведения дискуссии ему, понятно, не хотелось. Не исключено, что он знал обо мне и что-то из того, о чем я сейчас не имел понятия. В общем, торговались мы не долго - он сразу предложил мне стопроцентную скидку на ночлег, ужин и завтрак, а также самое выгодное предложение в сезоне на предмет дорожного шмотья. Естественно, отказываться я не стал, в результате мой кошель довольно заметно полегчал. В прочем, оставшегося там, по уверениям трактирщика, вполне должно было хватить на вход в город, который оказался платным.
   А вот с выбором направления дальнейшего движения возникли проблемы.
   По словам трактирщика, до ближайшего города вполне можно было добраться за полдня. Вот только доктора там не было - городок был так себе, одно название. Ближайший же город с доктором был в другой стороне, и добираться до него надо было почти целый день. То есть, если выйти с восходом, то успеешь как раз, чтоб до закрытия ворот пройти. Да-да, городские ворота на ночь закрывались. По крайней мере, в известных трактирщику городах. На вопрос о причинах он посмотрел на меня, как на враждующего с головой (каковым я в некоторой степени сейчас и являлся) и высказался в том плане, что ему это малоинтересно. Выспросив у него некоторые подробности предстоящего маршрута для ориентирования на местности, я в темпе поужинал и отправился спать.
  
   На следующий день погода продолжала радовать. Путешествовать под противно мокрым дождем по размытой дороге мне совсем не улыбалось, а сидеть в деревне, пока не просохнет, хотелось ничуть не больше. Опять же, доброта трактирщика не безгранична, на халяву он меня долго кормить не будет. Так что отсутствие необходимости корректировать планы было вполне кстати.
   На этот раз с конягой пришлось повозиться. Она никак не хотела понимать, почему мы должны переться неизвестно куда вместо того, чтобы отправиться привычным маршрутом домой, в замок. Кроме того, в шок ее вогнало непередаваемое удивление от того факта, что я попытался сам ей управлять - видимо, давно ей не приходилось сталкиваться с подобным насилием над личностью. Стоило мне потянуть повод, она резко замерла и, повернув голову, с офигевшим видом уставилась на меня лиловым глазом, всем видом спрашивая, не заболел ли я ненароком головой. Смерив меня укоризненным взором, лошадь двинула опять к замку. Я снова потянул повод. И опять она встала и посмотрела на меня. Наконец, после очередного укоризненного взора она помотала головой, фыркнула что-то вроде "ну, раз ты так настаиваешь" и повернула на нужную дорогу.
   Как и говорил трактирщик, вскоре дорога привела к лесу. Лошадь неспешно шагала по петляющей лесной дороге, глухо постукивая копытами, так что остановка перед внезапно возникшим за поворотом препятствием не оказалась резкой. Не слезая с седла, я окинул внимательным взглядом преградившее нам путь ветвистое дерево. На снесенное ветром или померевшее от сухости оно нисколько не походило - стало быть, это дело рук человеческих. А это значит, мы оказались для кого-то долгожданными гостями. М-да, ситуация малоприятная, но чувство опасности пока молчит. Толи спит, что весьма неприятно, поскольку его преимущества я уже успел оценить во время горячей дискуссии с деревенскими, толи нам пока ничего не угрожает. Второй вариант мне нравился намного больше, но значительная вероятность первого требует усилить собственную бдительность.
   Когда из леса, наконец, показались хозяева, я даже слегка расстроился. Все таки, когда подобные неудачники считают тебя своей законной жертвой, это плохо влияет на твою самооценку. У двоих в руках были какие-то корявые суки - видимо, местные разбойники используют их в качестве дубин. Третий, идущий чуть позади них, держал в руках кривую гнутую палку, связанную за концы веревочкой. М-да, эта хрень у них луком зовется. Нет повести печальнее на свете, чем сага о разбойнике-болване. А может быть и есть, но картина все равно грустная.
   Тем временем комитет по встрече произнес приветственную речь сводившаяся к предложению сделать простой выбор: кошелек или жизнь. Выбранное оставалось гостю, а остальное забирали хозяева. Впрочем, доброта хозяев была беспредельна, и они предоставляли гостю возможность наоборот выбрать то, что он подарит хозяевам, а остальное оставит у себя. Видимо, это было местная шутка юмора, потому что после этих слов комитет по встрече дружно заржал.
   М-да, сложный выбор. С одной стороны, жизнь дорога мне как память, с другой без кошелька мне жизнь не мила, о чем я в изысканных выражениях сообщил многоуважаемым разбойникам. После чего я посетовал, что очень тороплюсь в город, объезжать поваленное дерево мне лениво, а перескочить через него моя лошадка вряд ли сможет даже с разбега, да и рисковать ее здоровьем не хотелось бы. Так что у меня есть встречное предложение: они сейчас втроем скоренько убирают дерево в сторону, чтобы я мог проехать, за что я им выражаю искреннюю благодарность, и мы расстаемся практически друзьями.
   Видимо, у ребят произошел разрыв шаблона, потому что их молчание затянулось. И как бы у них заодно с шаблоном еще чего не разорвалось, а то у одного из них из уголка раскрытого рта даже слюна закапала - вряд ли из гастрономического ко мне интереса, на каннибалов они все же похожи не были.
   Впрочем, они уже слегка пришли в себя, и предположительно главный из них в совершенно непарламентских выражениях высказал мне, что моя наглость переполнила их чашу терпения, и что теперь мой выбор сократился лишь до последовательности, в которой мне предлагается расстаться с кошельком и жизнью.
   А вот это он совсем зря.
   Во-первых, как оказалось, я очень не люблю, когда на меня кричат.
   Во-вторых, я не люблю, когда на меня ругаются нехорошими словами.
   В-третьих, я не люблю, когда мне пытаются не оставить выбора.
   В общем, я им все это высказал в максимально вежливых выражениях, объяснил всю глубину их заблуждения о возможных последствиях столь неосмотрительных поступков и, спрыгнув на землю, сообщил, что я иду на вы.
   Что интересно, чувство опасности так и дрыхло где-то в темных уютных глубинах моего сознания. И, признаю, имело на то все основания. Владение этих, с позволения сказать, разбойников своим, с позволения сказать, оружием полностью соответствовал уровню того, что они считали таковым. Даже моя амнезия не мешала мне помнить, что путь к голове мужчины лежит через его нижние полушария, и что любая наука лучше всего вбивается в голову, если при этом происходит активное стимулирование посредством жесткого массажа ягодичного отдела поясницы. Попросту говоря, несколько минут я эту троицу просто гонял точными пинками, используя руки исключительно для точного позиционирования их тел в пространстве для облегчения прицеливания. В конце концов, направленными пинками я их подогнал к все еще лежащему на дороге дереву и, напомнив свое предложение, поинтересовался их согласием. В этот раз никаких возражений с их стороны не возникло.
   Интересно, а как эти доходяги этот ствол сюда приперли? Они ж сейчас надорвутся его оттаскивать. Ну да ладно, может хоть слегка поумнеют. В другой раз будут адекватно оценивать свои силы.
   В конце концов нечеловеческие усилия неудачливых разбойников увенчались относительным успехом. По крайней мере, верховой всадник уже мог спокойно проехать. А расчищать тут забесплатно дорогу всяким торгашам я не нанимался. Вежливо поблагодарив раскрасневших и тяжело дышащих лесных работников, я двинулся дальше.
   По-хорошему, надо было бы с них стребовать плату за сегодняшний урок и хоть немного пополнить кошель, но взять с них явно было нечего, так что тратить на это время смысла не было.
  
  
   Вскоре лес поредел и сменился полем, затем, минув пару холмов, дорога опять нырнула в следующий лес. В третьем по счету лесу на полянке у ручейка с вкуснющей водой я устроил себе перерыв на обед с недолгим послеобеденным отдыхом. Подкрепившись прихваченным из трактира пайком и запив его свежей водичкой, я слегка расслабился в тенечке, наслаждаясь спокойным моментом. Впрочем, затягивать отдых не стоило - ночевать снаружи городских ворот мне совсем не улыбалось, так что продолжаем путь дальше.
  
   А вот в следующем лесу вдруг проснулось мое чувство опасности, заранее предупредив о появлении очередных хозяев. Эти ребята выглядели гораздо серьезнее и ремесло свое знали вполне прилично. Достаточно сказать, что в поваленных деревьях они не нуждались, а просто двое вышли мне навстречу из-за деревьев, даже не взяв в руки оружие. Впрочем, руки они держали так, чтобы можно было его быстро выхватить - у стоящего впереди на поясе висел небольшой меч с потертой рукоятью, а второй большие пальцы рук заткнул за пояс рядом с выглядывающими рукоятками метательных ножей. Впрочем, чувство опасности предупреждало, что они тут не одни - по бокам прячется еще несколько человек, остроту взглядов некоторых из них дополняют направленные в мою сторону стрелы - и далеко не все из них собираются пролететь мимо.
   Я прикинул варианты. Шансы вырваться верхом пренебрежимо малы. Лошадь стрелки положат с легкостью, а дальше будет пешая схватка, в которой инициатива будет уже не на моей стороне. А вот если спешиться заранее, есть шанс, что стрелки сосредоточатся на мне и лошадь не тронут (и шальная стрела ее не заденет), а у меня будет гораздо большая свобода действий и, возможно, инициатива, если вовремя начну.
   Спрыгнув на землю, я сделал несколько шагов к вожаку.
   Он внимательно оглядел меня, лошадь и, не меняя позы, спокойно и на удивление без угрозы в голосе поинтересовался, кто я и куда путь держу.
   Скрывать правду я смысла не видел. Вожак хмыкнул, еще раз оглядел меня с ног до головы сказал "ну, иди" и, развернувшись, зашагал в лес, а за ним в паре шагов сзади двинулся второй, что с метательными ножами.
   Не понял... И что это было? А покуролесить? Что может быть лучше хорошего мордобоя по утрам? Не, я так не играю... Назад их позвать, что ли?
   Так, вроде, отпустило. И что это такое было? Не, я понимаю, адреналиновым всплеск и все такое. Но такая жажда активных физических развлечений в настолько неравных условиях выглядит несколько странной, не говоря уже о том, что довольно опасной для моего здоровья. Нет бы порадоваться, что все обошлось - а чувство опасности, исполнив свой долг, опять задремало - я аж обиделся, что подраться с толпой, нет, не с толпой - с отрядом профи не удалось. Не нравится мне это, ой, не нравится... Сколько еще неожиданного мне предстоит о себе узнать?
   А вожак-то не прост, ой как не прост. Что-то он такое во мне почувствовал, что решил не связываться при явном вроде бы превосходстве. Или я настолько непрезентабельно выгляжу. Опять что ли самооценку занижать придется? Или все же наоборот задрать планку так высоко, что выше нас только горы, круче нас только яйца?
   Вот и опять, вроде бы и информацию для размышлений новую получил, а выводы все одно никак не выводятся.
  
  
   Трактирщик не соврал, солнце клонилось к закату, когда я добрался до приветливо открытых городских ворот. Впрочем, их приветливость слегка омрачалась стоящими в створе стражниками, в глазах которых явственно поблескивали монетки.
   Окинув меня профессиональным оценивающим взглядом, один из стражников, с наслаждением зевнув, пробубнил стандартное приветствие и огласил входную таксу за всадника на лошади. М-да, с такими ценами я тут явно надолго не задержусь.
   Получив запрошенную мзду (интересно, какая часть пойдет в городскую казну, а какая трактирщику на утоление жажды), стражник слегка подобрел и даже рассказал, как добраться до доктора. Коротко, четко и понятно - видать, часто народ в город к доктору ездит и к нему с подобным вопросом обращается.
   Благодаря ценным указаниям, полученным от доблестных хранителей городских врат, быстро добрался до нужного дома. Доктор - оказался свободен, выслушал мои проблемы и назвал стоимость своих услуг. Заглянув в кошель, я понял, что лечение откладывается - оставшихся монет не хватало даже на первичное обследование. Попытка торга результата не принесла - цены на все услуги доктора устанавливались городским советом, получавшим свою долю, при этом все действия доктора, включая полученную им плату, фиксировались, так что обойти эту систему если и было можно, то я таких способов не знал (или не помнил), а доктор своим местом рисковать ради меня вовсе не собирался. Пришлось попрощаться до лучших времен.
   Покинув доктора, я нашел ближайшего городского стражника и вежливо узнал у него, где тут самая приличный из дешевых трактир с комнатами, и во сколько в нем обойдется ужин и ночлег. Поблагодарив "уважаемого", я отправился по указанному маршруту.
   Трактир действительно оказался приличным, хотя относительно его дешевизны мне судить было сложно - местных цен я все равно не знал. Моих монет хватало только на ужин, так что предстояло где-то найти деньжат на ночлег и, желательно, на доктора. Перекусив, я угости на оставшуюся мелочь трактирщика пивом и поинтересовался, где тут можно по-быстрому срубить немного деньжат, только без конфликта с законом. Окинув меня внимательным взглядом, трактирщик поинтересовался, что я могу делать. Ненадолго задумавшись и трезво оценив свои способности, я честно ответил, что могу бить морды. Трактирщик хмыкнул и спросил, что я могу еще. Я еще немного подумал и не менее честно добавил, что еще могу не бить. Трактирщик снова хмыкнул и сообщил, что как раз для меня есть возможность при некоторой удаче поднять монет. В расположенной неподалеку трактире "Кривой кузнец" сегодня как раз устраивают смешанный турнир по мордобою - несколько местных полупрофи сначала будут бить морды друг другу, а затем любому желающему. Если есть деньги, можно ставить на разные исходы боев и при удаче выиграть некоторую сумму в зависимости от каких-то там сложных и запутанных (для меня) условий. А можно выйти против кого-то из бойцов и получить награду в зависимости от того, как долго удастся оставаться на ногах.
  
   Я с наслаждением потянулся на вполне удобной кровати с чистым бельем, лишний раз убедившись, что трактир действительно весьма приличный - хотя, как выяснилось, и не настолько и дешевый. Но, по крайней мере, своих денег жратва и постель тут стоили.
   "Кривого кузнеца" я нашел довольно быстро - он и правда был неподалеку. Четверка бойцов как раз разогревалась на очищенной для них середине зала, и практически вся остальная часть зала (всю мебель из него вынесли) была забита зрителями.
   Денег на ставки у меня уже не было, да и в принципе ставить на бойцов, о чьих возможностях я не имел ни малейшего представления, смысла не было. Зато был смысл это самое представление получить, чтобы мне удалось то, ради чего я сюда и пришел.
   Бои проходили по принципу каждый с каждым один на один - так что нам предстояло увидеть четыре боя.
   Поскольку я пришел довольно поздно, свободное место оставалось только вдали от схватки, за спинами пришедших раньше. Разглядеть оттуда технику и приемы бойцов было сложно, если вообще возможно, так что я начал пробираться вперед, раздвигая руками плотно стоящих зрителей и ввинчиваясь между ними, не реагируя на возмущенные крики. Впрочем, криками все и ограничивалось - видимо, право сильного здесь весьма уважали, и за мной это право признавали.
   На мой взгляд бои оказались малоинтересными и скучными. Бойцы не демонстрировали какой-то выдающейся техники и просто тупо лупили друг друга куда выйдет, пытаясь подставлять руки под удары противника и практически не уклоняясь. Про работу корпуса и тем более ног говорить вообще не приходилось. Из замеченных для меня минусов удары у них были весьма и весьма - если я такой удар пропущу, бой для меня, скорее всего, тут же и окончится. Второй минус также озадачивал - пропущенные удары заставляли бойцов только слегка покачиваться. М-да, вырубить такой шкаф будет проблематично - скорее я об него руки отобью. Но и бросать затею очень не хотелось.
   Постепенно план начал вырисовываться. Воспользовавшись большим перерывом между вторым и третьим боем (бойцу, которому предстояло провести второй бой подряд, дали передохнуть), я во всех возможных подробностях прогнал планируемую схему боя и поинтересовался у соседа правилами боя. Правила оказались просты - никакого сознательного членовредительства. Что ж, меня это вполне устраивает.
   Посмотрев два оставшихся боя и мысленно наложив движения бойцов на свою схему, я убедился, что в теории все выглядит вполне реально. Если только эти ребята не прячут в штанах какие-то скрытые приемы. Впрочем, мое чувство опасности веселилось вместе со зрителями, и это внушало оптимизм.
   После окончания четвертого боя, когда бойцы удалились отдыхать, вышел местный хозяин, а по совместительству судья, и объявил, что желающие проверить свои силы против профи могут выйти к нему. Он еще что-то болтал про настоящих мужиков и большие деньги, но я его уже не слушал. Впрочем, и он смолк, увидев меня. На его вопрос, кого из бойцов я выбрал, я ответил, что всех четверых. От грохнувшего хохота зрителей трактир ощутимо тряхануло. Хозяин улыбнулся и поинтересовался, в каком именно порядке я желаю с ними сразится. Я спокойно пояснил, что хочу со всеми четверыми одновременно. Трактир тряхануло еще сильнее, а уши заложило. Хозяин улыбнулся и, заявив, что слово клиента для него закон, объявил условия боя.
   Я смотрел на расположившихся полукругом напротив меня шкафов и убеждал себя, что если я все рассчитал верно, проблем не будет. Где-то внутри меня чувство опасности излучало спокойную уверенность.
   Крикнул хозяин, и четверка грозно, хотя и осторожно, двинулась на меня. Видимо, бойцы понимали, что я не идиот, и раз я готов драться сразу против них всех, у меня явно припасен какой-то трюк. В чем-то они были правы. Вот только никаких секретов у меня не было - весь расчет был на то, что они одиночки и будут только мешать друг другу, чем я и воспользуюсь. Когда четверка приблизилась на запланированную мной дистанцию, я начал танцы.
   На самом деле ничего сложного в них не было - просто постоянно перемещаться так, чтобы уклоняться от ударов и заставить их мешать друг другу. При удачном движении был шанс, что очередной удар кого-то из четверки попадет в его же неосмотрительно оказавшегося на траектории коллегу. А я им в этом помогу прицельными толчками, пинками и подножками.
   На удивление все происходило в точности по моему плану. Четверка бойцов яростно молотила руками, пытаясь попасть по мне, но чаще всего попадая в результате друг по другу. Однажды удачная подножка привела к эффекту домино - потерявший равновесие боец, падая, толкнул товарища, тот упал под ноги третьему, а тот в свою очередь сбил четвертого, пока я наблюдал за этим действом в стороне. Зрители встретили это зрелище восторженным ревом. Вскоре движения четверки начали замедляться - сказывалась накопившаяся за вечер усталость и полученные от коллег удары, особенно свежие - гоняясь за мной, они даже не думали закрываться от дружеского огня, из-за чего и страдали. Когда эти пляски мне окончательно надоели, я решил, что пора закругляться - а то можно таки случайно и словить случайный удар самому. Несколько удачных зацепов привели к тому, что трое из четверых успешно нокаутировали себя об пол или своих коллег и по правилам схватки вышли из боя - вернее, их вытащили в сторону какие-то мужики - толи зрители, толи местные работники, толи еще кто. С оставшимся шкафом мы еще немножко поиграли в веселую игру "а ну-ка, попади", после чего я помог ему также нокаутировать себя об пол и, победно вскинув руки, пошел хозяину за своим призом. Тот долго что-то высчитывал, но в конце концов выдал вполне приличную сумму, на что я изначально и рассчитывал - этих денег с запасом должно было хватить и на ночлег, и на доктора, и еще на пару дней проживания с кормежкой.
   Как я и подозревал, доктора у себя уже не оказалось - приемные часы закончились, и он ушел отдыхать. Так что я последовал его примеру и тоже отправился спать.
  

4

  
   Насладиться комфортным отдыхом мне так и не удалось. Всю ночь снилась всякая ерунды: будто ко мне вернулась память, и я вспомнил, кто я на самом деле. Вот тут подсознание давало такую волю своей фантазии, что я каждый раз в ужасе просыпался. То я был матерым наемным убийцей, то не менее матерым маньяком-людоедом, то вообще правителем какой страны, населенной исключительно уродами. В очередной раз я проснулся, оказавшись старухой-людоедом. За окном светало. Сон больше не шел.
   Покрутившись с боку набок, я, наконец, оставил бесплодные попытки еще поспать и, мысленно плюнув, встал. Злой и невыспавшийся. Умывшись, спустился в зал, долго искал по всему трактиру хозяина, затребовал себе завтрак, поковырял его безо всякого аппетита. Так и не доев, отправился к доктору.
   Естественно, дверь была закрыта. Ждать под дверью было глупо, так что пошел гулять по пустынному городу. Периодически встречавшаяся стража подозрительно косилась на одинокого мужика, с какого-то перепуга ранним утром мотающегося по городу, но близко подойти и поинтересоваться никто почему-то так и не решился.
   Нагуляв аппетит, я вернулся в трактир, который уже начал потихоньку заполняться народом. Перекусив, снова отправился к доктору. На этот раз мне повезло больше, хотя и не намного. Рабочий день у него уже начался, причем в полном смысле - он принимал пациента. Пришлось дожидаться своей очереди, благо было, где присесть. Долго скучать не пришлось - и вот я уже устраиваюсь на удобной лежанке.
   Доктор попросил закрыть глаза и расслабиться, что я и сделал. Ну, насколько мог в таком состоянии - то есть, глаза-то закрыл, а вот успокоиться так и не получалось - опять в голову лезли всякие мысли на тему моего истинного "я". Видимо, доктор это чувствовал, потому что несколько раз мягким голосом просил расслабиться. Наконец, мне это надоело. Я открыл глаза и, высказав этому лекарю все, что о нем думаю, почти вежливо поинтересовался, когда же он все таки начнет меня диагностировать. На это лекарь заявил, что давно уже этим занимается. Тут я стал закипать. Мало того, что кучу бабла с меня стряс, так еще и мошенником оказался. И как же он меня диагностирует, сидя молча в кресле, пока я также молча лежу с закрытыми глазами? Тут он изобразил удивление и заявил, что все делает, как обычно, и что мне вовсе незачем волноваться, все будет нормально, только мне надо успокоиться и расслабиться - и опять лечь. Тут я взорвался и подробно объяснил, что я сейчас сделаю с одним мошенником-шарлатаном, если он сейчас же не начнет меня нормально диагностировать или же не вернет мне заплаченные ему за диагностику деньги. На это жулик спросил, как же, по-моему, должна выглядеть НОРМАЛЬНАЯ диагностика. Тут я ненадолго задумался, но потом предположил, что надо бы меня осмотреть, о чем-нибудь спросить. Шарлатан вновь изобразил удивление и заявил, что он и без вопросов уже узнал почти все, что ему надо, а с осмотра он начал, и вообще, если я лучше него знаю, как проводить диагностику, то вполне могу сам этим заняться, а не отнимать у него время и не пудрить мозги.
   В общем, так мы переругивались довольно долго, накаляя градус беседы, пока я вдруг не обратил внимание на одно прозвучавшее слово:
   - Магическая?
   - Естественно. А какая же еще? Я же маг-лекарь, а не какой-то там знахарь.
   Магия? Но я же откуда-то точно знаю, что магии не существует, это все сказки. Все-таки шарлатан? Я еще раз прогнал в памяти все слова и действия лекаря, включая мимику и пластику - похоже, он абсолютно искренен. Значит что? Магия существует?
   Задумавшись, я опустился на кушетку, не обращая внимания на мага. Наличие магии полностью меняло уже начавшую складываться картину мира и моего возможного места в ней.
   Из задумчивости меня вывел голос мага:
   - Я закончил вашу диагностику. К сожалению, вынужден огорчить - я не в силах помочь в этом случае. Я всего лишь лекарь, я могу нормализовать работу поврежденного органа. Но у вас весь организм в идеальном состоянии. Включая голову. Насколько я могу судить - а у меня есть все основания полагать себя хорошим специалистом - у вас нет амнезии. Ваша проблема искусственного характера. Попросту говоря, на вас наложили заклинание, блокирующее часть Ваших воспоминаний, относящуюся к вашей личности. На такое способен только разумник - то есть, маг Разума. И, соответственно, помочь вам может также только разумник. В этом городе такой только один - Ланис. Не могу сказать, что он сильный маг, но по крайней мере он может подтвердить мой диагноз и посоветовать, к кому из его коллег вам лучше обратиться. Или же он может заявить о моей полной некомпетентности - в этом случае не могу даже предположить, что вам делать дальше.
   Все еще ошарашенный свалившейся на меня информацией, я поднялся и, забыв даже попрощаться, вышел из дома лекаря, только на улице вспомнив, что не спросил, где искать этого Ланиса. Возвращаться желания не было - придется опять спрашивать стражников или трактирщиков.
  

5

  
   Чтобы найти разумника, пришлось изрядно поплутать по запутанным улочкам, даже пользуясь посильной помощью стражников.
   При первом же взгляде на Ланиса возникли подозрения о причинах выбора им своей профессии. Надменный визгливо-хриплый голос отнюдь не добавлял ему привлекательности и обаяния. Впрочем, выбора у меня все равно не было - других разумников я не знал.
   Сэкономленных на лекаре денег здесь хватало только на диагностику. Услышав озвученные расценки, я попытался торговаться, но Ланис сразу заявил, что если меня что-то не устраивает, я могу отправляться к другому разумнику, который будет готов безвозмездно оказать услугу обществу, а лично он бесплатно работать не собирается. Стоит ли уточнять, что я с его условиями был вынужден согласиться.
   На этот раз видимое безделье мага меня ничуть не смущало, и я расслабился настолько, что уснул. Проснулся о голоса мага. Выглядел он как-то странно. Только когда он начал говорить, я понял, какая сложная гамма чувств отразилась на его лице.
   Действительно, часть моей памяти была заблокирована заклинанием. Именно та часть, которая содержит все мои личные воспоминания. Заклинание весьма сложное - оно постоянно охватывало новые участки памяти, куда помещались все мои текущие ощущения и мысли, то есть с того момента, как на меня повесили это заклинание, все происходящее со мной сразу же им блокировалось. Такие сложные заклинания требовали постоянного контроля и подпитки энергией со стороны наложившего его мага. Причем, если маг вдруг отключается от заклинания, оно сохраняет закрытыми уже заблокированные воспоминания, но перестает блокировать новые. При этом, если маг через какое-то время подключится вновь, заклинание опять запустится по полной программе и заблокирует все возникшие за время этого перерыва воспоминания.
   Да, похоже, что именно так все и есть - по крайней мере, подобная схема полностью соответствует тому, что со мной происходило за время моего сознания.
   Но это еще не все. В границах заклинания есть и выходы, через которые, судя по имеющимся следам, выводились некоторые куски информации и перемещались в области памяти, отвечающие за моторику движений. Вполне возможно, что это были какие-то полученные в процессе тайных тренировок навыки или определенная пластика движений, а может быть и некая заложенная программа действий - например, воткнуть кому-то в сердце кинжал. Или все перечисленное вместе взятое.
   Но самое интересное Ланис приберег напоследок. Он обнаружил следы управляющего заклинания. То есть, кто-то управлял мной, как куклой, стирая при этом все следы происходящего. Скорее всего, меня тренировали для какой-то цели, причем так, чтобы я об этом даже не догадывался - после завершения мне оставили бы заблокированной всю мою настоящую память, внедрив вместо нее фальшивую - например, некоего человека, которого я должен был подменить - и выпустили в цель. И никто бы, включая меня, не заподозрил, что я совсем не тот, кем выгляжу, и что во мне заложена какая-то бомба. Заблокированную и наложенную память можно определить только при тщательном внимательном анализе, для которого я вряд ли дал бы повод до того, как стало бы поздно.
   Пока я переваривал услышанное, Ланис после долгой паузы тихим голосом меня добил: у него не хватит силы снять заклинание - слишком могучий и опытный маг его накладывал. К тому же, в заклинании есть несколько ловушек, которые срабатывают при попытке снять заклинание, вызывая мгновенную смерть мозга. В общем, он за это не возьмется ни за какие деньги.
   Это был тупик. Хуже того, это был тупик, в котором в любой момент может начаться обвал. Я не только не имел шансов вспомнить, кто я такой - я мог в любой момент превратиться в безумную куклу, выполняющую заложенную в нее задачу. Да, маг, навесивший на меня и долгое время питавший это заклинание, скорее всего погиб, при взрыве, разрушившем замок - именно с этого момента я снова обрел сознание. Но что помимо боевых навыков (а это явно их работа, большинство приемов я применяю абсолютно автоматически, толком не понимая, почему надо применить именно их, просто что-то подсказывает сделать именно так) в меня могли заложить, и в какой момент оно проснется и захватит надо мной власть?
   Из грустных раздумий меня вывел Ланис. Продолжая бороться со своими чувствами (не так приятно осознавать свою ограниченность), он предложил направить меня к его бывшему наставнику - если тот не сможет сам мне помочь, хотя бы сможет посоветовать, к кому из магов обратиться за помощью. Само собой, отказываться я не стал.
   Ну, вот, кусок головоломки сложился. Но стало ли мне от этого легче? Тенденция сохраняется - каждая новая доза информации ставит новые вопросы, высвечивает новые проблемы и все больше отдаляет возможное их решение. Но делать мне все равно нечего - остается продолжать этот путь. Еще на одну ночь в трактире с ужином и завтраком денег у меня хватит, а завтра отправляюсь в столичную Академию, где, если сведения Ланиса не устарели, все еще должен преподавать магистр Увеус.
  

6

  
   Вместе с рекомендательным письмом для магистра Увеуса и достаточно подробными разъяснениями, как его найти, Ланис вручил мне кристалл, пояснив, что в нем содержатся все результаты проведенной диагностики - оказывается, это входило в стоимость. На вопрос, во сколько примерно мне обойдутся услуги магистра, разумник только пожал плечами.
   Вернувшись в трактир, я плотно пообедал и задумался над дальнейшими действиями. Чтобы добраться до столицы, нужны деньги. Прежде всего, на еду для себя и лошади. Неплохо бы еще и на ночлег в придорожных трактирах - ночевать под открытым небом мне вовсе не улыбалось. Да и в столице не обойтись без той же жратвы и крыши над головой. Так что, надо найти деньги.
   Самый лучший вариант - совместить добычу денег с самой дорогой, да еще и получить крышу с кормежкой на халяву - наняться в охрану каравана. Это я и собирался попробовать. Сильное сомнение вызывало, правда, отсутствие у меня оружия - но попытаться все равно стоило.
   Выяснив у трактирщика, где и как тут обычно происходит такой найм, отправился в указанное место.
   Любимый трактир караванщиков мало отличался от прочих уже виденных мной едально-ночевальных заведений. Разве что публика здесь была своеобразной - по большей части караванщики и приближенные к ним лица, руки и иные части тела. Подойдя к трактирщику, являвшемуся по совместительству посредником в найме, я заказал себе легкую выпивку-закуску и, накинув по заблаговременно выясненной таксе за допуслуги, поинтересовался возможностью устроиться в охрану каравана, идущего в столицу. Агент по найму кадров уточнил мои навыки, опыт работы, имеющееся снаряжение и рекомендации и, кивнув, указал на свободный столик, за которым я и устроился. Медленно потягивая легкое пиво и заедая его острыми сухариками, я наблюдал, как разносящий по залу заказы трактирщик, подходил то к одному посетителю, то к другому, и перебрасывался с ним несколькими фразами. Когда я допивал третью кружку, трактирщик присел к моему столику и сообщил, что ни один из караванщиков, идущих в столицу, не хочет брать к себе в охрану никому не известного человека, не имеющего при этом ни опыта, ни каких-либо рекомендаций, ни даже собственного оружия. Со своей стороны он посоветовал попробовать начать карьеру охранника, присоединившись к какому-нибудь отряду наемников, готовых взять к себе новичка. Понимающе кивнув, я протянул ему остаток положенной за посредничество платы, но тот не взял, пояснив, что раз найма нет, то и полную оплату он не заслужил. Выслушав, где обретаются наемники, я поблагодарил и, быстро допив пиво, отправился к следующему пункту программы.
   Что ж, печально, хотя и вполне ожидаемо. Не вышло с лучшим вариантом, попробуем второй, благо его я также изначально предусматривал, хотя и надеялся, что выгорит первый, с караванщиками.
   Очередной трактир не слишком отличался от своих собратьев, разве что опять же портретом среднего посетителя - здесь это были суровые шумные наемники, предпочитающие отдыхать на полную катушку, пока есть деньги и свободное время. Принцип поиска работы здесь был точно такой же - делаешь трактирщику заказ, озвучиваешь свои возможности и потребности, выдаешь аванс - и ждешь результат.
   К сожалению, результат оказался ровно тем же - неопытного новичка, не имеющего собственного снаряжения, никто из присутствующих брать не хотел. Впрочем, добавил трактирщик, скоро сюда должны подойти еще две команды, не так давно понесшие потери в своем составе - возможно, они заинтересуются мной, тем более что лишнее снаряжение для новичка у них найдется. Я кивнул, соглашаясь - надо попытаться отработать этот вариант до упора.
   - Вы позволите? - подсевший за мой столик мужчина несколько отличался от остального контингента, к которому я уже успел присмотреться. Пожалуй, вернее всего его можно было бы охарактеризовать словами "спокойная уверенность". Я кивнул, подтверждая отсутствие возражений с моей стороны к столь внезапно появившейся компании. Свободные столике в трактире были, значит, этот кадр имеет сделать именно мне какое-то предложение. Что ж, внимательно выслушаем - может быть сейчас мне все же повезет. На бандита или мошенника он не похож, да и мое чувство опасности абсолютно спокойно.
   - Я видел ваш вчерашний бой против четверых. То, как вы двигались и действовали, произвело на меня впечатление.
   Я вежливо кивнул. Действительно, я помню этого человека среди толпы зрителей в "Кривом кузнеце". Он стоял в первом ряду и внимательно, даже можно сказать оценивающе наблюдал за всеми боями, точнее бойцами.
   - Насколько я могу судить, вы ищете себе место наемника в одном из отрядов. А учитывая продемонстрированные вами навыки, я могу предположить, что вам не удалось найти подходящий вариант.
   А мужик умен. И дипломатичен. Вроде бы из его слов следует, что выбираю здесь я, но едва заметная ирония в его голосе выдает, что он прекрасно понимает - именно я не подхожу местным отцам-командирам по каким-то причинам. И, думаю, об этих причинах он тоже в курсе. Снова киваю - я весь внимание, уважаемый.
   - Мне же в свою очередь требуется напарник - умелый боец и надежный спутник. Первое вы блестяще продемонстрировали вчера. Что касается второго, то я неплохо разбираюсь в людях и крайне редко ошибаюсь. Осталось только выяснить, насколько мое предложение устроит вас. Мне необходимо посетить несколько городов и встретиться там с некоторыми людьми. Сразу могу сказать - легкой прогулки не ожидается. Определенные лица весьма заинтересованы в том, чтобы эти встречи не состоялись. Путешествие с достаточной охраной привлечет слишком много нежелательного внимания и может поставить под угрозу саму суть этих встреч. А вот небольшая группа в несколько человек имеет гораздо больше шансов спокойно и незаметно достичь цели. Изначально у меня было три спутника. К сожалению, в результате ряда нежелательных встреч состояние здоровья не позволило им продолжить путь, и последний переход я проделал в одиночестве. Двигаться одному и дальше слишком рискованно, и я хотел бы найти попутчика, способного постоять за себя, готового прийти на помощь и считающего предательство недопустимым. Так что, если вы готовы к такому риску, я озвучу предлагаемые условия.
   Ну, что ж, вариант совсем не идеальный, но вполне интересный. Мужик весьма серьезный, при этом умный и опытный. С таким вполне можно иметь дело. Что касается риска - в моей ситуации он вполне допустим. Сейчас у меня нет ни прошлого, ни какого-то определенного будущего, только какое-то судорожное настоящее. Выгорит ли с наемниками и насколько в этом случае окажется удачным выбор - никто не знает. Что делать, если не удастся пристроиться в отряд - тоже не ясно. А здесь хоть какая-то определенность. Впрочем, еще надо узнать условия - что я со всего этого буду иметь за свои беспокойства. Но для начала придется раскрыться, иначе весьма вероятны проблемы, когда это вылезет наружу.
   - Меня заинтересовало ваше предложение, уважаемый...
   - Артанис.
   - Уважаемый Артанис. Естественно, прежде чем я приму решения, хотелось бы услышать предлагаемые условия. Но до того, полагаю, мне имеет смысл немного рассказать о себе. Дело в том, что некоторое время назад я попал под воздействие сильного заклинания, блокирующего мою память - в результате я не помню абсолютно ничего из своего прошлого вплоть до позавчерашнего дня, когда я пришел в себя. Местный маг-разумник после обследования признал, что его сил недостаточно для снятия заклинания, и направил меня к своему бывшему наставнику в столичную Академию, куда мне и желательно попасть. Еще одна проблема заключается в том, что никакого снаряжения у меня нет - по этой причине, как вы, полагаю, уже заметили, караванщики и наемники не испытывают энтузиазма относительно моего найма. Что касается моих навыков, действительно, кое-что я продемонстрировал в том поединке. К сожалению, не могу сейчас сказать, какими видами оружия и насколько хорошо я владею - не было возможности это выяснить. Но, думаю, это можно будет сделать до того, как вы примете окончательное решение. Относительно вашей оценки моих личных качеств скажу только одно - если мы придем к соглашению, постараюсь полностью ее оправдать. Так что, если вы готовы к такому риску, - вернул я ему собственный заход, - я готов обсудить условия нашего возможного сотрудничества.
   - Хммм... М-да, пожалуй, это многое объясняет. Видите ли, уважаемый...
   - Простите, уважаемый Артанис, но я не помню своего имени. А брать чужое не хочу.
   - Понимаю вас. Что ж, в любом случае вам надо как-то представляться окружающим, да и им к вам как-то обращаться. Что вы скажете, если я предложу вам взять себе временное прозвище до тех пор, пока вы не восстановите свою память?
   - Благодарю вас, уважаемый Артанис, действительно, это хорошая идея. Возможно, вы сможете что-то посоветовать?
   - Хммм... Дайте подумать... Как вам понравится Борс?
   - Звучит неплохо. Оно что-то значит?
   - Да, так горцы называют одного хищника, живущего в их местах. Борсы известны своей силой, ловкостью, хитростью и бесстрашием. А если человеку каким-то чудом удается подружиться с борсом, лучшего партнера среди животных ему не найти. Говорят, что борсы способны к эмпатии.
   - В таком случае, уважаемый Артанис, разрешите представиться - меня зовут Борс.
   - Рад знакомству, уважаемый Борс. Так вот, я немного владею магией, в том числе магией разума, и замеченные мной странности в вашем сознании и поведении вполне объясняются вашим рассказом. Ваша откровенность делает вам честь. Впрочем, иного я от вас и не ожидал - как я уже говорил, я хорошо разбираюсь в людях и редко ошибаюсь. Сразу хочу предупредить - я не умею читать мысли, я только могу ощущать чужие намерения и чувства - страх, агрессию, ложь, жадность и им подобные, а также противоположные им. Также я могу вызывать эти чувства у людей, находящихся недалеко от меня, но готов поклясться, что не применял этих способностей в отношении вас и не буду применять в будущем. Теперь по сути. С оружием и прочим снаряжением проблем нет - все обеспечение я беру на себя, а по завершении нашей миссии вы сможете его оставить в качестве части оплаты. Будем считать это авансом. Содержание на время путешествия также полностью за мой счет. Аналогично, на случай возможных непредвиденных неприятностей, часть вознаграждения будет выплачена авансом - все необходимые траты в процессе выполнения миссии будут вам компенсированы. Сумма вознаграждения, которое получите при успешном завершении нашей миссии, вам, как понимаю, учитывая потерю памяти, ничего не скажет - но на нее вы сможете при желании купить небольшой домик в столичном пригороде. Ваших планов по посещению Академии наше путешествие почти не нарушает - именно столица является конечным пунктом. Правда, предварительно придется отклониться от прямого пути, посетив несколько городов. Ну и наконец, что касается ваших опасений по поводу владения оружием - думаю, они беспочвенны. Я видел вас в деле - с уверенностью могу сказать, что с любым классическим одноручным режуще-колющим оружием вы справитесь с неменьшей ловкостью, нежели совсем без оного, как вы уже продемонстрировали. У вас будет возможность выбрать себе оружие по руке - заодно и убедитесь в своих возможностях. Итак, уважаемый Борс, вы меня полностью устраиваете. Осталось услышать, устраивают ли вас мои предложения.
   Что я там говорил про идеальный вариант? Я был не прав.
   - Уважаемый Артанис, я готов составить вам компанию в вашем путешествии, приложив со своей стороны все усилия, чтобы оно оказалось успешным и как можно менее хлопотным.
   - Рад слышать, уважаемый Борс. В таком случае, предлагаю, не откладывая, заняться выбором необходимого вам снаряжения, а завтра утром двинуться в путь.
   - Не имею возражений, уважаемый Артанис.
   - В таком случае, предлагаю оставить все эти велеречивости и перейти на "ты". Не возражаешь, Борс?
   - Ничуть, Артанис.
   - Отлично. В таком случае можешь обращаться ко мне напрямую просто Арт - это короче и быстрее.
   - Идет. К сожалению, не могу ответить той же любезностью - меня сокращать просто некуда.
   Дружно рассмеявшись, мы с Артом вышли из трактира и направились к кузнецу.
   Мой путь к обретению себя сделал очередной поворот.
  

7

  
   С доспехом я решил не заморачиваться - моя бригандина давала оптимальное соотношение защиты и комфорта. Ограничился подбором легких, но прочных наручей и поножей.
   А вот с оружием мы развлекались долго. Как и предполагал Артанис, проблем с его использованием у меня не возникло. По крайней мере, среди доступного у кузнеца набора не попалось ничего, с чем я обращался бы недостаточно ловко, чтобы уступить Артанису в устроенных нами спаррингах. В худшем случае дело сводилось к ничьей. Впрочем, на мою самооценку это ничуть не повлияло - я не был уверен, что он работает со мной в полную силу - сам я тоже не спешил настолько откровенничать с новым знакомым. Хватит с него и того, что ему известно о моих проблемах с головой. А вот свои боевые возможности я пока полностью светить не буду.
   Выбирал я довольно долго - слишком многие острые (да и некоторые тупые) железки мне понравились. У каждой была своя приятность в использовании, но большинство имели те или иные недостатки, слегка ограничивающие применение. В результате остановился на метательных ножах для дистанционной атаки (выгреб все запасы кузнецы, коих набралось три десятка) и полуторном мече - бастарде - для всего остального.
   Бастард исключительно хорош своей универсальностью. Длинный узкий прямой двусторонний клинок с выраженным острием позволял наносить рубящие, режущие и колющие удары как в пешей, так и в конной схватке. Удлиненная рукоять обеспечивала возможность использовать как двуручную, так и одноручную технику, держа во второй руке щит или, к примеру, дагу. Подходящий щит и дагу я себе тоже подобрал. Потом подумал и взял еще франциску - мало ли, вдруг пригодится: и режет/рубит хорошо, и метнуть при случае можно.
   Набрав мне острых игрушек, мы заглянули еще в несколько лавок, в результате чего я стал обладателем двух плащей (теплого и непромокаемого), а также некоторого количества прочих вещей, крайней необходимых в путешествии. Также я обзавелся вьючной лошадкой, на которую сразу же нагрузил весь свой скарб, оставив при себе только новые игрушки. Обговорив, кто что берет с собой из еды/питья, расстались, договорившись встретиться утром в моем трактире - Артанис остановился в заведении уровнем изрядно повыше, переезжать к нему на одну ночь смысла не было, как и пытаться объяснить мне, как найти его трактир. Когда все запланированные на день дела были выполнены, я сунул за пазуху протянутый Артом кошель с моим авансом, и на этом мы расстались.
  
   Наутро я как следует подкрепился, проверил и забрал у трактирщика подготовленную им мою долю припасов в дорогу, загрузил мешки на вьючную лошадь и, расплатившись за все, уютно устроился в углу с кружкой пива в ожидании своего нового спутника.
   Арт не заставил себя долго ждать. Я еще не успел допить кружку, как он вошел в трактир и, сразу разглядев меня, направился к столу. Я встал навстречу, приветствуя его, в пару глотков прикончил свое пиво, кивнул на прощанье трактирщику, и вскоре мы уже неторопливой рысью трусили в направлении Арлина - первого города, который нам предстояло посетить.
   Погода продолжала радовать, и я в полной мере наслаждался приятной прогулкой. Артанис ехал рядом, о чем-то задумавшись, и не приставая ко мне с разговорами. Впрочем, какие у нас с ним могут быть разговоры, кроме как о погоде? Разве что я буду вытаскивать из него любую информацию, недостаток которой может быть не просто неприятным для меня, но и вполне фатальным - мало ли с чем придется столкнуться, а я тут практически во всем ни ухом, ни рылом. Арт, похоже, это прекрасно понимал, поэтому разговор сам не начинал - чувствовал, что языком ему поработать придется изрядно, если не хочет, чтобы из-за моего незнания его миссия накрылась чем-то большим и громким. Предчувствия его не обманули - вскоре я решил завязать с отдыхом и приступить к обучению.
   Вопросов у меня было не много, а очень много, но я старался их дозировать и расставлять по приоритетам. Арт терпеливо меня просвещал, изредка признаваясь, что сам е знает того или другого. Но, в общем и целом, картина потихоньку прояснялась - по крайней мере, откровенных ошибок я уже не должен был допустить.
   До полудня мы пересекли пару лесов и столько же деревень. Все встреченные нами люди имели исключительно мирные намерения. Только однажды на лесной дороге возникло какое-то неприятное ощущение - и тут Арт придержал свою лошадь и, наклонившись ко мне, негромко предложил сделать небольшой крюк через чащу. Вскоре неприятное ощущение исчезло, и мы, вернувшись на дорогу, продолжили свой путь, так никого и не встретив.
   Найдя неплохое местечко у ручья, мы расположились на привал. Пообедав и слегка вздремнув (по очереди, чтобы зря не рисковать), мы двинулись дальше. Судя по тому, что до очередного постоялого двора мы добрались аккурат перед тем, как начало смеркаться, мой спутник двигался этим маршрутом не первый раз и хорошо знал, какой темп движения надо выдерживать.
   Еду нам подали не особо изысканную, но весьма вкусную. Запив ужин свежим пивом - брать тут вино Арт отсоветовал сразу - мы двинулись по своим комнатам - похоже, подобная роскошь была основной причиной, по которой Артанис выбрал именно этот постоялый двор.
   Наутро, разбуженные хозяином, мы плотно позавтракали, обновили запас припасов и двинулись дальше. Этот день прошел абсолютно спокойно, и к вечеру мы уже въезжали в Арлин.
   Арт заплатил стражникам за нас обоих и сразу повел в какой-то привычный ему трактир, поскольку разделяться смысла уже не было, скорее наоборот, надо было держаться вместе. Увидев выбранный им трактир, я особой разницы с предыдущими снова не заметил, но возражать не собирался.
   Оставив вещи в комнатах, мы поужинали - довольно вкусно - и отправились на первую встречу в строго оговоренном порядке - Арт идет впереди, а я в нескольких шагах позади, как будто мы не вместе. Я поинтересовался, есть ли смысл в подобной маскировке, если нас все равно уже видели вместе при въезде в город и в трактире, на что Арт ответил, что те, кого мы этим собираемся обманывать, слежкой не занимаются и происходящим в городе мало интересуются.
   Изрядно попетляв по улицам, мы подошли к нужному дому, и Арт постучал условным стуком. Пока мы ждали, я попытался восстановить маршрут нашей пешей прогулки на случай, если вдруг придется возвращаться одному - память не подвела. Лязгнул засов и с громким скрипом дверь отворилась. Видимо, обитатели этого дома были больше заинтересованы в том, чтобы затруднить нежелательные посещения, нежели скрывать от окружающих желательные. Арт повернулся, подзывая меня - видимо, прятки кончились, внутри нам лучше быть вместе. Впрочем, я все таки ошибся - проходя через одну из комнат, Арт попросил меня остаться в ней, а сам прошел за идущим впереди встретившим нас человеком и закрыл за собой дверь. Я присел на один из стульев и проверил, удобно ли выходит из ножен оружие. Хотя чувство опасности молчало, расслабляться не стоило.
   Ожидание не затянулось. Вскоре открылась дверь, выпуская Арта, он кивком позвал меня за собой и двинулся к выходу. Замыкал нашу процессию все тот же человек, насколько я мог судить в полумраке дома. С тем же лязгом и скрипом мы покинули таинственный дом и отправились назад в трактир.
   Обратный путь прошел без происшествий, хотя или именно благодаря тому, что путь мы избрали совсем иной, нежели когда шли сюда. Вернувшись в трактир, Арт поблагодарил меня и, напомнив, что завтра с утра двигаемся дальше, ушел к себе.
   Следующие два города мы посетили аналогичным образом. Никто не мешал нам на дороге, никто не приставал на улицах. Несмотря на это, а скорее как раз именно из-за этого Арт с каждым днем все больше мрачнел, делясь своими мрачными предчувствиями, а вернее логическими выводами, поскольку сам он, как и я, никакой опасности не ощущал. Но неумолимая логика безошибочно убеждала - если неприятностей долго нет, значит они копятся, чтобы ударить вместе разом.
   Звоночек прозвенел на подходе к Дарилу - проснулось мое чувство опасности. Я чуть придержал лошадь и посмотрел на Арта - тот был мрачен.
   - Обойдем? - спросил я его.
   - Не сможем, - сквозь зубы ответил он и пояснил: - Они, скорее всего, на мосту - ни брода ни переправы поблизости нет, а если возвращаться назад и искать другой мост, потеряем кучу времени и вполне можем наткнуться на догоняющих нас загонщиков.
   - Предложения?
   - Будем прорываться - так шансов больше.
   - Наша тактика?
   - Хммм... Если они не изменили свою, то против нас будут мечники со щитами и арбалетчики. На мосту, думаю, будет преграда, за ней пара арбалетчиков, перед ней мечники. Аналогично по бокам, ну и несколько мечников прячутся где-то у дороги, чтобы выйти нам в спину и перекрыть путь назад, как только мы увидим преграду. Сколько их будет всего, сказать сложно. Человек 10-15 минимум. Были бы только мечники, можно было бы попробовать спиной к спине, а так они нас просто из арбалетов перестреляют. Значит, надо как-то попытаться прорваться к арбалетчикам и связать их и мечников ближним боем, чтобы остальные не стреляли, боясь попасть в своих.
   - Маги у них есть?
   - Вот магов у них точно нет - с магами у них отношения крайне натянутые.
   - А что с твоей магией? Ты говорил, что магией разума владеешь в том числе? А какой еще? Из того, что в бою можешь применить?
   - Стихийной, но тоже не очень силен. Максимум - могу сжечь одного человека огнешаром, но после этого придется копить энергию, чтобы снова применить.
   - И это все?
   - Остальное слабее. Могу парализовать молнией, остановить хваткой земли, замедлить ледяным ветром - но в любом случае только одного, а затем ждать.
   - М-да, не густо. А с разумом что?
   - Лучше всего эмоции чувствую.
   - То есть засаду обнаружить сможешь? Тогда предлагаю следующий вариант. Привязываем лошадей, берем оружие, уходим подальше в сторону и начинаем медленно двигаться к мосту. Как только почувствуешь засаду, пытаемся ее обнаружить. Наверняка они будут смотреть на дорогу, так что нас не заметят. Стараемся найти всех, а потом начинаем их вырезать. Скорее всего они будут либо по одному, либо парами - одиночку я снимаю ножом, а если пара, то бьем одновременно: одного ты молнией, второго я ножом, затем добиваю твоего - и ждем, пока ты восстановишься. Если что-то идет не так, твоя задача - поджечь своим шаром баррикаду на мосту - наверняка она у них из чего-то горящего будет. И тут уже вариантов нет - бежим к арбалетчикам и начинаем драку. Возражения? Предложения?
   - Хммм... Ты знаешь, а ведь может сработать, если очень повезет. Но я других выигрышных вариантов не вижу вовсе. Ладно, делаем по-твоему.
  
   Искать засады оказалось не так-то уж и легко. Артова эмпатия просто срабатывала, когда противник оказывался неподалеку, не показывая направление на него. Приходилось обходить предполагаемый район его расположения и заходить с другой стороны, рискуя при этом перепутать его с другим бойцом, сидящим неподалеку. Однажды мы чуть не попались - один из сидящих в засаде был абсолютно спокоен и не испытывал никаких эмоций - Арт его просто не почувствовал, но тут сработало мое чувство опасности. В общем, нам повезло.
   Определив всех, кого смогли, мы приступили ко второй части плана - художественному вырезанию противника. Тут нам повезло - нам удалось обнаружить все секреты, и ни в одном не было больше двух человек, так что все прошло четко по плану: приблизившись со спины до пределов гарантированной досягаемости, Арт при необходимости парализовывал заднего, а я бросал метательный нож, целясь в шею, после чего добивал обоих дагой в сердце.
   Расчистив кусты по бокам, мы обсудили атаку на мост:
   - Предлагаю следующий вариант. Про меня противник точно ничего не знает, зато тебя должны знать отлично. Поэтому я тихонько подбираюсь поближе и жду тебя. Ты идешь, как ни в чем не бывало, к мосту, замечаешь преграду, останавливаешься. Тут они наверняка будут ждать, что нас начнут брать в кольце, а сами стрелять не будут, на случай нашей попытки прорыва. Так что я незаметно подбираюсь еще ближе, а ты пуляешь свой шар по баррикаде и сразу прикрываешься щитом. Арбалетчик однозначно выстрелят в тебя и начнут перезаряжаться, отскочив от горящей баррикады, а мечники рванут к тебе, тоже подальше от огня. Тебе надо продержаться немного против мечников, пока я прикончу арбалетчиков и присоединюсь к тебе.
   Арт кивнул - лучшего варианта он сам предложить не мог.
   Я подобрался к мосту. Заграждение на мосту не выглядело слишком внушительным, но лошадям его не перескочить - явно спецы делали. Но главной проблемой оказалось то, что мечников нас ждало не двое, а аж целых семеро. Придется менять концепцию на лету.
   Дальше события развивались точно по нашему сценарию. Арт показался на дороге, арбалетчики и мечники приготовились, но ждали его окольцовывания, и тут Арт пальнул. Шарик был на вид так себе, небольшой и не слишком яркий, но эффект превзошел все мои ожидания - баррикада взметнулась ввысь огнем, и мечники со стрелками бросились в разные стороны.
   Я немного ошибся - арбалетчики о неожиданности не успели выстрелить, и хотя сейчас им мешала прицелиться стена огня, скоро она спадет, и у Арта будут проблемы. А у меня проблемы будут уже сейчас, если я попытаюсь приблизиться к ним, как изначально планировал. Ладно, план "бэ". Зажав в каждой руке по метательному ножу, я пожелал самому себе удачи, послал себя в ответ куда-то очень далеко, прицелился и метнул одновременно оба ножа в стрелков. Мне повезло - одному нож попал в горло, почти сразу его убив, второму в правую руку, что дало мне возможность прицелиться получше вторым броском, который оказался успешным.
   К сожалению, времени на контрольное добивания у меня уже не было - на вопль раненого среагировали мечники и разделились - четверо развернулись ко мне, а трое продолжили идти к Арту. Ножи тут были бесполезны - успеют закрыться щитом. Я получше закрепил щит за спиной - может спасти от удара в спину - вытащил бастард, а в левую руку взял франциску: вдвоем против семерых защита - лучший способ помучиться подольше, а мне сейчас нужна максимальная атака и подвижность.
   Глубоко вздохнув, я рванул вперед, уже привычно чувствуя, как мир вокруг меня замедляется вместе с противниками. Изогнувшись, я уклонился от медленно плывущего ко мне меча, увел вниз щит, захватив его край франциской, и в развороте ударил навершием бастарда в открытую челюсть, ненадолго выводя вырвавшегося вперед противника из строя. Рывок вправо и, развернувшись всем телом, размашисто бью бастардом в подставленный щит. Продолжаю разворот и, зайдя противнику за спину, с размаха перерубаю ему франциской позвоночник. Оставшиеся двое уже сориентировались и начали разворачиваться, чтобы обойти меня с флангов, но я намного быстрее. Правда, с этой парой пока мне это не сильно помогает - похоже, они как раз в паре и привыкли действовать. Вот их сдвоенный удар на перекрестных курсах чуть было не достигает неприятного для меня эффекта - уклоняясь от одного удара, я неминуемо долен было попасть под второй, и только чудом - а также более высокой скоростью и чувством опасности - мне удалось вывернуться. Уйдя в перекат, я быстро оглядываюсь. Мой третий противник уже почти пришел в себя и пытается подняться, а вот у Арта проблемы - с тремя противниками ему пришлось уйти в глухую защиту, и ему с трудом удается парировать их атаки. Надо выручать. Кидаю франциску, и она перерубает позвоночник показавшему мне спину противнику Арта. Надеюсь, с двумя ему будет полегче. А мне пора возвращаться к своей уже троице. Достаю дагу и снова бросаюсь в драку.
   Сначала я достал не до конца пришедшего в себя - раскрыл его щит бастардом и, обведя дагой его меч, проткнул ему горло. Со сработанной парой пришлось потанцевать, пока, наконец, не поймал на ошибке одного из них, после чего оставшийся стал крайне осторожен. К тому времени я, видимо, уже тоже прилично устал, поскольку время вокруг меня давно вернулось к привычному течению.
   Тем временем, Арт уже прикончил одного своего противника и довольно успешно гонял последнего. Наконец, мне повезло. Мой противник неудачно для себя провалился, и я обойдя, его, с разворотом снес ему голову.
   Завершая разворот, я повернулся к Артанису как раз, чтобы увидеть, как с его руки в меня срывается небольшой огненный шар. Снова уже привычно замедлилось время, я попытался рвануться в сторону, уходя от летящего навстречу сгустка пламени, выпущенного мне в спину тем, кого я уже практически считал своим другом, но вдруг мои ноги подкосились, и земля поплыла мне навстречу. Я попытался извернуться, чтобы упасть на спину и перекатиться, и увидел, как надо мной, где буквально только что была моя шея, сверкнуло лезвие меча, и тут же, обдав шаром лицо, перед глазами проплыл огненный шар и растекся яркими брызгами, сжигая моего неудавшегося убийцу, которого я почему-то не заметил.
   Спина еще не успела коснуться земли, как я уже снова полностью владел своим телом. Завершив перекат, я вскочил на ноги и быстро огляделся - кроме нас двоих в живых больше никого не осталось.
   Не выпуская из рук клинки, я двинулся к своему спутнику - он стоял неподвижно, глядя сквозь меня. Не снижая внимания, я прокрутил только что произошедшее. Да, я ошибся, Арт атаковал не меня, а незамеченного мной противника, пытавшегося снести мне голову. А я просто в этот момент оказался между ними. Так что Арт спас мне жизнь. Но почему тогда у него такой потерянный взгляд.
   В это время Арт заговорил. Судя по его голосу, мы проиграли. Причем, потеряли нечто большее, чем жизнь.
   - Я лишился чести. Я нарушил клятву...
   Я замер, не понимая происходящего. Он что, клялся не убивать? Так вроде бы он с начала боя не сдерживал удары, бил насмерть. Или не применять магию? Неужели тут с боевой магией так строго? Тут он посмотрел на меня:
   - Я поклялся, что не применю к тебе воздействия на разум, и нарушил эту клятву.
   Видя мое непонимание, он пояснил:
   - Ты оказался на пути огнешара, и мне пришлось заставить тебя упасть.
   Так это у меня не сами ноги подкосились, это меня мой напарник уронил. Вот это ничего себе. Впрочем, он все равно спас мне жизнь, причем дважды.
   - Арт, друг мой. Если спасти друга означает потерять честь, то что тогда такое честь? Если для спасения чести надо собственноручно убить друга, то что такое тогда честь? Ответь мне, Арт. Ты сейчас дважды спас мне жизнь - и мне плевать, какие клятвы ты при этом нарушил. И если я окажусь на твоем месте и для твоего спасения мне придется нарушить данную мной клятву, я не буду сомневаться.
  
  

16-22 июня 2015 года

Саратов


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"