Роззо Рина: другие произведения.

Книга вторая. Сон-Явь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Налаженная жизнь полетела в тартарары: сначала перенесли неизвестно куда, потом нежданно-негаданно подкинули отцовство, а теперь ещё и одну оставили. И как дальше жить? А нормально жить - ребёнка, вот, на ноги поставить надо, домой вернуться, и - да! - выпустить на взрослый простор своих любимых "бэшек". А там и личную жизнь можно наладить... по возможности.
    Часть первая. Полностью. ПРОЕКТ ЗАМОРОЖЕН...

   Аннотация: Налаженная жизнь полетела в тартарары: сначала перенесли неизвестно куда, потом нежданно-негаданно подкинули отцовство, а теперь ещё и одну оставили. И как дальше жить? А нормально жить - ребёнка, вот, на ноги поставить надо, домой вернуться, и - да! - выпустить на взрослый простор своих любимых "бэшек". А там и личную жизнь можно наладить... по возможности.
  
   Рина Роззо
   (с) на правах рукописи, 2014 г.
  
   Полеты во сне и наяву
  
   Книга вторая. Сон-Явь
  
   Все события и персонажи этой книги - вымышленные. Любые совпадения с реально произошедшими событиями - не более чем случайность.
  
   Если я попаду в беду,
   Если буду почти в бреду,
   Все равно я приду. Ты слышишь?
   Добреду, доползу... дойду!
   Эдуард Асадов
  
   Пролог.
  
   Пустота не может быть ничем. Просто кажется, что рядом ничего нет, но если присмотреться, то пустота вокруг окажется... нет, не живой, а просто наполненной - вспышками, клочками энергии, обломками и обрывками чего-то большого и некогда величественного. И ты, среди всей этой мешанины, становишься таким же кусочком великого НИЧТО. Но, в отличие от этих мертвых фрагментов великой мозаики пустоты, ты - живой!
   Пусть ты не можешь вырваться за пределы этого рисунка, но ты можешь сопротивляться и надеяться. На что? Не помню, но это не важно. Главное - это просто надеяться, а там как получится.
   Ты теряешь силы, бьешься в паутине неведомого создателя, но упрямо надеешься на свободу. От кого? Забыл. А разве это важно?
   Когда-то ты был счастлив и свободен. Твоя энергия бурлила, свивалась тугими поясами, и звезды завидовали твоей красоте и силе, а потом ты оказался здесь - среди пустоты и... пустоты. И как вернуться? Не известно. А нужно ли вспоминать?
   Энергия ушла в никуда, растворилась, растеклась по виткам паучьей сети, а тебе остались только жалкие крохи.
   Вместе с энергией уходит и память. Что ты помнишь сейчас? Обрывки мыслей, лоскутки эмоций, жалкие остатки знаний... Скоро ты станешь пустым, но это будет не сейчас и не потом. А когда? Не помню.
   Сил сопротивляться нет. Энергии тоже нет. А что есть? Крохотная искра. Надежда. Только она кусает тебя, не дает смириться и окончательно затихнуть в ожидании неизбежного конца.
   Когда готова потухнуть и она - тебя что-то рвет на клочки и тянет, тянет прочь из пустоты. Не хочу. Но тебя все равно волокут со страшной силой.
   Пустота мигает и сдается. Ты свободен, но почти пуст. Сил на жизнь нет, но ты можешь умереть свободным. Это хорошо.
   Вокруг чужая энергия, она не питает, а тоже старается убить. Надо добраться до вместилища. Можно будет пересидеть там и попытаться выжить. Ты рвешься из ловушки и...
   Хм... этот резервуар слишком большой, тебе его не подчинить. Надо найти поменьше и слабее. Вот. Это подходит. Странно, почему большое вместилище пытается тебе помешать? Неужели этот маленький сосуд чем-то ценен? Всё равно. Глупое создание. Моя свобода стоит такой жертвы.
   Получилось. Можно отдохнуть. И вспомнить. Я свободен!
  
   Часть первая. "Лиха беда - начало" или "С миру по нитке..."
  
   Глава 1.
  
   - Ну что? - Мишка от нетерпения даже ногой постукивал. - Как будем уходить?
   Гришка в последний раз вздохнул и взял себя в руки. Не фиг сопли на кулак наматывать, надо делом заниматься.
   - Что ты предлагаешь?
   - Надо валить в родные пенаты. Пешкодралом мы будем телепаться часа четыре. Можем вкрутить быстрее, но с нами мальки и Севка. Они такой темп не потянут. И если мальков ещё можно будет на закорки закинуть, то Севка туда не влезет. Да и нашим потенциальным мамашам такой маршрут тяжеловат будет. Хорошо бы колеса взять, но одной тачкой мы не обойдемся, а автобусы в такое время табунами не шляются. Может, заныкаем наш "балласт" в тихом месте, а потом за ними кто-то из нас вернется?
   - Не, - Рябкин отрицательно помотал головой, - никого оставлять не будем. А если эти чертовы врата опять сработают? Где потом искать народ?
   Мишка почесал затылок.
   - Вроде, Шес сказал, что нас совсем вернуло, не?
   - На Шеса надейся, а сам не плошай, - влез в разговор Гарик. - Но Мишка прав, надо искать транспорт.
   - А чем платить будем? - скривился Сережа. - Тома, деньги у нас какие-нибудь остались?
   - Ага, - буркнула Томочка, - наших оставалось полторы тысячи мелочью, не считая двадцати тысяч добытых в прошлый раз в вагоне. Но я их с собой не брала. Лежат наши капиталы на кухне, в коробочке. А кухня та на другом конце Вселенной. Так что денег у нас, считай, и нет.
   - Вот ты, Сунько, как всегда в своем репертуаре, - съехидничал Петров. - Деньги и припасы вечно жмотишься тратить. Отсюда у нас и проблемы.
   - Я? - возмутилась Томочка, уперев руки в бока. - И когда это я жмотилась? Да если бы не моя предусмотрительность и бережливость, то где бы мы сейчас были, а? Да я...
   - Так, Томка, не кипешуй, - остановил разошедшуюся Сунько Гришка. - Это вы с Петровым потом обсудите. Сейчас важно другое - денег нет, платить нечем. Телефонов у нас тоже нет, так что звонить не можем.
   - А мы можем у кого-нибудь трубку одолжить на время, - тут же родил новую мысль Петров. - Если вежливо попросить, то народ не откажется помочь собратьям по расе в трудную минуту.
   - Ага, - кивнула Маришка, - особенно, если этим просителем будет Гриша... или Серега с Гариком. Да вы на себя посмотрите - бомжи бомжами: тощие, грязные, в обносках, да ещё и кожа дикого цвета. Любой, кого вы остановите, или сбежит, или в милицию тут же звякнет. Не, нам народу на глаза показываться нельзя.
   - А можно попросить отвезти нас в долг с оплатой на месте, - предложила Элька. - Моя мама ночует сегодня дома и оплатит любую сумму. У неё вчера шопинг сорвался, так что деньги точно есть. А попросить и я могу. Девушке отказать труднее...
   Маришка опять покивала.
   - Или примут тебя за наркошу, предлагающую свои услуги по интимному обслуживанию. Народ, вы что, телевизор не смотрите? Там же каждый день в криминальной хронике чего только не рассказывают.
   - О, - выпучил глаза Амирчик, - с каких это пор ты телек смотришь? Сама ж вечно гудишь, что там только чушь народу втирают.
   - Не я, - смутилась Светлякова, - бабушка интересуется, а потом в подробностях обсуждает с соседками. И почему-то всегда при мне.
   "Я мог бы попробовать внушить нужные мысли", - предложил Шес. - "Только сил у меня хватит на максимально близком приближении к потенциальному контакту".
   - Так, - подвел итог Гришка, - выдвигаемся в сторону жилых кварталов, не отсвечиваем своим рваньем на оживленных местах, в первом же банкомате снимаем с моей карточки несколько тысяч и ловим тачку покрупнее.
   - А у тебя карточка есть? - удивилась Маринка.
   - Угу, - буркнул парень. - Всё свое ношу с собой, - и Гришка извлек из кармана круглую коробочку спаснабора.
   Мишка хихикнул.
   - Рыбы можем наловить...
   Рябкин нахмурился.
   - Вроде я приказ отдал. Или кому-то что-то не ясно?
   Народ оценил и хмурость взгляда, и неласковость тона, поэтому усиленно замотал головами и изобразил готовность к подвигам.
   - Вот и чудненько, - кивнул Гришка. - Двигаем в темпе. Мальки и Севка - не отставайте. Если запыхаетесь - шумните. Отдохнем или на буксир вас подцепим. Беременным забыть о вашем "тяжелом" положении и выложиться по максимуму. Отдохнете дома. Вперед!
   По дороге пришлось тяжко - освещение в эти места городские власти обещали провести в следующем столетии, так что видимость была никакая. Под ноги все время бросались кочки, ямы, колдобины, рытвины, мусорные кучи и даже пару раз какие-то темные личности шарахались в сторону. Выдерживать в таких условиях высокий темп передвижения было просто невозможно.
   Не переломать ноги помог Шес - он тускло светился на уровне ног. Читать при таком освещении нельзя, но разглядеть препятствие можно. Так что, худо-бедно, но минут через сорок ребята выбрались на городские улицы, встретившие их первозданной пустотой.
   - Да-а-а, - протянул Петров, - ни машин, ни людей. И даже табличек с надписями нет. И кто знает, где мы сейчас обретаемся?
   - Я знаю, - уверенно сказал Лавочкин. - Отсюда до моего дома минут тридцать хорошего бега. Но это по дворам, напрямик, а если в обход и шагом, то будем телепаться часа два, - потом Сережа окинул взглядом Севку и близнецов и добавил: - А может и все три.
   - К утру доберемся, - скептически бросил Гарик. - Не, Мишка прав, надо балласт пристраивать в теплом месте и валить самим по-быстрому. По-любому, если доберемся до дома, то родаки на тачках девчонок и мальков заберут за одну ходку.
   - Это кто здесь балласт? - не выдержала Маринка. - За собой лучше смотри. А я быстрее тебя домой доберусь.
   - А надо ли нам сразу домой? - вдруг вклинилась в разговор до этого молчавшая Таня. - Не знаю, как ваши родители, а моя мама точно с ума сойдет, если я в таком виде дома появлюсь. И это вы забываете о том, что мы должны были вернуться с прогулки ещё часа три назад. Я, по крайней мере, обещала маме, что к десяти дома буду. А телефон у меня не отвечает, и вас никого дома нет. Боюсь, как бы мои не подняли на уши и милицию, и школу. Анны Сергеевны ведь тоже дома нет.
   - И правда, - поддержала её Иришка, - моя мама точно в ауте будет. Ой, а что ж нам тогда делать?
   Гришка задумался.
   - Так, по домам идти нельзя. Значит, идем домой к Анне Сергеевне, и туда вызываем родителей. Когда соберутся, сразу всем все и расскажем.
   - Ага, и нас под белы руки прямо в дурку сдадут, - проклюнулся Веня. - Не, вы как хотите, а мою тетку вызывать нельзя. Я прямо домой рвану. Ей все одно по фиг, где я шлялся. Если она, вообще, ещё трезвая. Скажу, что с друганами зависал.
   - Во, правильно, так и скажи, - покивал Мишка, - а утром тебя менты загребут, потому как твои "друганы" с этого зависания ни один не вернулся.
   - Блин, - съежился Клыков, - а чо мне делать? Сваливать из города?
   - На какие шиши? - философски заметил Петров. - Не, Зубик, тебе пока надо нас держаться. Сами выплывем и тебя удержим, а если потонем, то тебе с нами на дно идти.
   Веня скривился, как будто кислый лимон раскусил, но возражать Мишке не стал.
   - А мы куда? - робко спросила Шурочка. - Нам домой возвращаться? Самим?
   - Не пропадем, - шмыгнул носом Сашка, - завтра в школу, а там посмотрим.
   - Я тебе посмотрю, - пригрозил ему кулаком Рябкин. - От меня ни на шаг. Удерете - поймаю и выдеру. У меня опыт по воспитанию большой, - и покосился на Петрова. Мишка тут же сделал вид, что это его не касается. - С вами разберемся в порядке очередности. Жить у меня будете, пока Анна Сергеевна не вернется. Вашими документами сам займусь или батю попрошу.
   - А чего это у тебя? - вскинулась Маринка. - Я с бабушкой за ними лучше присмотрю. Тебе воспитание детей доверять нельзя.
   - Вот это правильная мысль, - злорадно ухмыльнулся Гришка. - Жаль только, что она пришла в твою светлую голову поздновато. Раньше надо было думать.
   Маришка обиженно засопела, но сказать ничего не успела, потому что Амирчик вскинулся и поднял руку.
   - Гриша, мотор где-то рядом. - Все закрутили головами. Ребята стояли в тени подворотни старого обшарпанного дома. Гришка завел свою компанию в эту вонючую арку, чтобы окрестный народ, если кому взбредет голову по ночам шляться, в обморок не упал от такой "веселой" компашки. - Тормозить будем?
   - Сначала посмотрим, что за драндулет нам попался.
   Увы, вывернувшая из-за угла машина оказалась древним "Запорожцем" весьма потрепанного вида со ржавыми пятнами на корпусе и вдрызг смятым левым крылом.
   - Ух, ты! - восхитился Петров. - Неужели такая рухлядь ещё существует?
   - И даже ездит, - вздохнул Лавочкин, - но нас она не спасет. Гриш, тут на соседней улице должен быть круглосуточный ларек. Может, попросим у продавца мобильник для одного звонка?
   - А банкоматов тут по близости не водится? - решил уточнить Рябкин.
   - Не-а, - покрутил головой Серега, - до ближайшего ещё пару кварталов двигать. И то не факт, что он работает. Этот район благами цивилизации не испорчен. Так что вариант с киоском и телефоном самый приемлемый.
   - И кому будем звонить? Родителям?
   - Не, давай или Пашке Хоботкову, или Вовке Смирнову. Пусть возьмут тугриков побольше и тормознут маршрутку, или фургончик. Так по любому быстрее будет.
   Гришка покусал губы.
   - Идет. Так, народ, стоим тут, с места не двигаемся. Мишка, ты за старшего. Вернусь и кого-нибудь не досчитаюсь - ты ответишь. - Тут к нему метнулся Шес. - Нет, ты останешься с ребятами. Сам видишь - у нас тут цивилизация не примитивная, техники вокруг до черта. Мало ли какие поля на тебя могут воздействовать? Не успеем обернуться, как только клочки вместо тебя обнаружим. Нет, летай пока тут. Ты у нас теперь самый ценный кадр на весь обжитой космос. Серега, веди. - И ребята растворились в ночной темноте.
   Оставшиеся сдвинулись поближе друг к другу и притихли. Как-то сразу навалились и усталость, и нервное напряжение последних часов, и даже холодно стало в промокшей одежде. Элька всхлипнула.
   - Ты чего? - дернулся к ней Амирчик. - Болит что-то?
   - Нет, - зашмыгала носом Грушина. - Анну Сергеевну жалко. Как она там?
   Народ задумался и дружно вздохнул.
   - Не пропадет она, - уверенно заявил Севочка. - Она сильная. И мы должны быть сильными, чтобы её не подвести.
   ...Вожделенная торговая точка встретила Рябкина и Лавочкина тускло горящей лампочкой над маленьким окошком.
   - Слушай, а ты уверен, что это работающий киоск? - усомнился Гришка. - Как-то они не спешат внимание потенциальных клиентов привлекать.
   - Да это из экономии. Тут точки держит такой скупой дядька, что у него девчонки на киосках больше месяца не держатся.
   - А ты откуда знаешь? - удивился Гришка.
   Серега смутился.
   - Да я тут с одной прошлой зимой познакомился. Ну, и погуляли немного. Так она жаловалась все время на хозяина. Говорит, что он от бережливости совсем с катушек съехал. Все время искал, как оборот увеличить. Даже "колеса" предлагал за процент реализовывать.
   - А она что?
   - Отказалась. Так он её уволил и другую нашел, посговорчивее.
   - Та-а-а-а-к, - протянул Рябкин. - И ты думаешь, что нам здесь дадут позвонить?
   - Это, смотря, как просить будем, - ухмыльнулся Сергей и постучал костяшками пальцев по закрытому окошку. - Девица-красавица, открывай, клиента ждать не заставляй.
   - Ты, смотри, рифмоплет нашелся, - буркнул Гришка.
   Окошко неохотно приоткрылось, и оттуда раздался заспанный... мужской голос:
   - Чего надо, пацан? Стандартный набор или...
   Гришка хмыкнул.
   - А ничё так девушка, ласковая. И даже, наверное, сговорчивая.
   Серега зашипел.
   - Товарищ продавец, у нас стандартное желание с нестандартной реализацией.
   - Чего? - окошко распахнулось шире, и оттуда показалась толстая, багровая физиономия разгневанного мужика лет сорока пяти. - Те чё надо, пацан? Ты чё мне предлагаешь? Берега попутал?
   - Тихо-тихо-тихо, дяденька, - влез в разговор Гришка. - Мальчик ничего "такого" не имел ввиду. - Серега на "мальчика" насупился. - Нам позвонить надо.
   - И? - не подобрел продавец.
   - Только денег у нас пока нет, но после звонка нам их подвезут, - решительно заявил Григорий.
   Мужик завис на пару минут.
   - А покупать чего-нибудь будете?
   - Вам же говорят, что "денег нет", - начал заводиться Лавочкин. - Привезут - купим.
   - Вот тогда и приходи, - подвел итог продавец и попытался захлопнуть окошко.
   Гришка не дал.
   - Товарищ, - прочувствованно зашипел он на несговорчивого продавца, - вы нас не поняли? Повторяю для особо умных - нам очень срочно позвонить надо. Очень-очень. И наша благодарность не будет иметь границ в пределах разумного. Understand?
   - А я тебе отвечаю, умник, - вызверился мужик, никак не отреагировав на проникновенный Гришкин голос, - будут деньги - будет и звонок другу. А пока отвали по-хорошему, пока я не вышел и не поучил тебя вежливости в разговоре со старшими.
   - Вот это уже разговор мужа, а не мальчика, - почему-то обрадовался Рябкин. - Жажду встречи и воспитания. Как говорится: "Леопольд, выходи!"
   Мужик решил промолчать и решительнее надавил на створку. Гришка ловко пропихнул в узкую щель рукоятку извлеченной из кармана отвертки и для большей проникновенности постучал носком раздолбанного кроссовка по хлипкой стене киоска.
   - Дядя, не заставляй нас ждать.
   Из темного нутра киоска раздался злобный голос:
   - Я вот сейчас своих ребят вызову, и они живо научат тя старших уважать. А ну проваливай, шпана, отсюда!
   - Дядя, а ты сам нас жизни поучи, - не отставал Гришка, зверея прямо на глазах. - Чего на других перекладывать?
   - Спокойно, Гриша, спокойно, - попытался удержать Рябкина в рамках Лавочкин. - А, может, ну его, давай в другом месте попробуем. Может, у него и трубы нет.
   - Есть, - ласково прошипел Гришка, - всё у него есть. Выделывается, гад! Искать другой у нас времени нет. Пока ребята приедут, пока сами доберемся... Ещё родаков вызывать, объяснять всё. А утром на линейку переться... Не, Серега, этот мужик у нас точно крайним будет. Дядя, выходи! - и постучал по киоску ещё энергичнее.
   - Эй, погодь! - раздалось изнутри. - А вам, правда, только позвонить надо?
   - Ну, да, - пожал плечами Лавочкин. - Мы ж сказали. Можете сами номер набрать, я продиктую, и громкую связь включите. Нам трубку даже в руки давать не надо. Мы точно заплатим, сколько скажете. Просто выхода у нас другого нет.
   Мужик посопел и неожиданно отпустил створку, Гришка еле успел руку придержать.
   - Лады, диктуй номер. Что ж мы не люди, что ли?
   Сережа повернулся к Гришке.
   - Кому будем звонить? Пашке или Вовке?
   - Давай Смирнову, он поспокойнее будет.
   - Если поспокойнее, то тогда лучше Ромову вызывать.
   - Ага, Машка ж болеет.
   - Тю, так она ж уже выздороветь должна была.
   Гришка укоризненно уставился на Серегу.
   - Когда? За один день?
   - Забыл, - повинился Сережа, - тогда Вовке? Ему проще будет объяснить. Он город лучше всех знает.
   - Вы долго телиться будете? - разозлился продавец. - Может, я поспать успею, пока вы решаете?
   - Не, все, набирайте, - и Лавочкин продиктовал номер телефона Володи Смирнова.
   Мужик набрал, все немного послушали гудки соединения и в ответ на недовольное бурчание Вовки: "Слушаю", Серега радостно завопил:
   - Вован, это Лавочкин. Слушай сюда...
   Продолжить не успел, потому что Вовка так же радостно заорал в ответ:
   - Серега! Ты где? Севка с тобой? С ним все нормально? А то тетя Галя уже всех на уши поставила. А где Гришка и ребята? Вы куда пропали?
   - Так, Вовка, - вмешался Гришка, - с Севкой все в порядке, позвони тете Гале. Остальных пока не трогай, мы сами. Бери деньги, побольше, я потом тебе верну, тормозни тачку покрупнее, чтоб четырнадцать человек влезло, и мухой дуй за нами. Скорость важнее удобств.
   - Та-а-а-к, - протянул Смирнов, - вы куда вляпались? И с какого номера мне звоните? Что с вашими телефонами? Дядя Стас даже Мишкину трубку не может разыскать. С вами точно все в порядке? Может звякнуть дяде Стасу, чтоб он адвоката прихватил? И вы не в курсе, где АнСергевна?
   - Вовка, - разозлился Рябкин, - я тебе лично все расскажу, только сейчас делай, что я сказал. И быстро. Мы устали и хотим есть, помыться и спать. И не только мы. А голодная Светлякова - это стихийное бедствие в масштабах губернии. Не тормози.
   - Понял, лечу, а ехать-то куда?
   - Черт, ты адрес этого места знаешь? - Гришка повернулся к Лавочкину.
   - Я сам ему объясню, - вылез с предложением продавец. - Если заблудится, пусть мне на трубу звякнет, я его точнее выведу.
   - Лады, - кивнул Гришка. - Вовка, слушай владельца трубы и поторопись. Поздно уже, а дел ещё невпроворот.
   Продавец забубнил маршрут, а ребята отступили в сторону.
   - Ну, вот и состоялся наш первый контакт с человечеством, - вздохнул Гришка. - Хорошо бы он был успешным.
   - Ладно тебе мандражировать, - успокоил друга повеселевший Лавочкин. - Где наша не пропадала?
   - Ребята, а вам шоколадных батончиков дать? - высунулся подобревший продавец.
   - У нас же денег нет, - удивился Сережа.
   - Да, ладно, не обеднею, - пожал плечами мужик. - Держи, - и протянул Лавочкину два "Сникерса". - Все равно у них срок годности почти истек.
   Гришка захихикал.
   - Да, человечество не меняется...
   Ребята батончики есть не стали. Гришка уговорил Лавочкина вернуться к остальным и обрадовать их хорошими новостями. Заодно и батончики ему отдал, чтобы мальков подкормить, а сам остался ждать Смирнова, угнездившись на ближайшем парапете. Продавец какое-то время посидел в темном киоске, а потом решил составить Гришке компанию. Он тщательно запер за собой дверь и присел рядом с Рябкиным.
   - Будешь? - протянул он Гришке раскрытую пачку дешевых сигарет.
   - Не, - замотал головой Рябкин, - я спортсмен, мне нельзя.
   - О, - покивал мужик, прикуривая, - уважаю. А какой вид спорта?
   - Единоборства.
   - И как?
   - Нормально. Чемпион области среди юношей в своей весовой категории.
   Мужик опять покивал.
   - А чего это вы без телефонов остались? Обокрали?
   - Хуже, - вздохнул Гришка, - с собой взять забыли. Думали, что не понадобятся. Связи там не было, а когда сюда вернулись, то поздно было...
   - Тю, а где ж это у нас связи нет? Вроде, вся область в зоне приема. Или вы по подвалам шарились? То-то я смотрю, что вид у тебя какой-то потрепанный. И денег опять же нет...
   - Не, подвалы тут не причем. Это меня жизнь потрепала.
   Мужик весело рассмеялся.
   - Да ты шутник, парень. Где та жизнь, а где ты? Зеленый ты больно для таких выражений. Вот я...
   Продавец замолчал и явно стал собираться с мыслями, чтобы поучить Рябкина "жизни", что совсем не входило в Гришкины планы. Ссориться с ним не хотелось, так как Вовка ещё не добрался, да и мужик вроде оказался нормальным, но и трепаться просто так не тянуло. Нет, с одной стороны, этот треп ни о чем уводил в сторону грустные мысли о грядущих разборках с родителями и решение вопроса с возвратом Анны Сергеевны. Но с другой стороны, хотелось просто посидеть молча.
   - Ты чё притих? - толкнул его в бок мужик. - Не горюй, пацан, всё будет путем. О, это не за вами транспорт? Шустро они обернулись...
   Гришка вскочил. Из-за угла выворачивал родной школьный автобус. Нормально! И где Вовка его отыскал посреди ночи? Автобус плавно затормозил возле них и оттуда вылетел сначала радостно возбужденный Смирнов, а за ним...
   - Батя? - удивился Гришка, отодвигая в сторону Вовку, радостно хлопающего друга по плечам.
   - Батя, батя, - угрюмо пробурчал Захар, твердо печатая шаг в сторону сына. - Я уже шестнадцать лет, как твой батя, а ты, видать, забыл об этом. - И ловко отвесил увесистую затрещину растерявшемуся Гришке.
   - Ты чё дерешься? - возмутился Рябкин-младший, отскакивая в сторону и нервно потирая ушибленную часть.
   - Ты где шлялся, паразит? Мать все морги обзвонила, бабке "скорую" два раза вызывали, Севкина мать с ума сходит, Фернан по больницам мотается, Стас на уши милицию поднял, Игорь с Витей и Димой сами город прочесывают. Так ещё и Анна Сергеевна куда-то пропала! Что молчишь? Много возомнил о себе? Так я тебя живо окорочу. Мне ремень снимать не долго. Отвечай, стервец, куда вляпался в этот раз? И на Вовку не зыркай! Он все правильно сделал. Молодец!
   - Бать, ты охолонь чуток, - примирительно вскинул руки Гришка. - Согласен, был не прав, но так получилось. Отвечать буду, но перед всеми. Так что потерпи, все скоро узнаешь. Вовка, ты деньги привез? - Смирнов кивнул. - Молодца! Расплатись с товарищем за звонок и батончики и поедем уже за остальными.
   - Та не, мужики, - отрицательно замотал головой продавец. - Ничего не надо. У самого двое оболтусов, - пояснил он Захару. - Может, когда и им понадобится помощь, так люди не откажут. Удачи, ребята! - проводил он взглядом погрузившихся в автобус мужчину и двух подростков. - Все-таки интересно - где у нас тут связи нет? Наверняка, куда-то в запретные места лазили, поганцы, а родителям головняк. Эх... - пробурчал он, пробираясь в душное нутро киоска.
  
   Глава 2.
  
   - Чего они так долго? - Маринка бурчала не переставая последние минут двадцать, успев достать до печенок не только Мишку с Гариком, но и терпеливого Севочку.
   - Да не нервничай ты, - устало вздохнула Иришка, - ты ж Рябкина лучше всех знаешь. Он же пока дело не сделает, не угомонится. А вдруг там киоска уже нет и им пришлось по окрестностям искать другой вариант? Или ещё что... Мы уже всё это триста раз обсуждали. Что толку ещё раз говорить?
   - Да понимаю я всё, - сникла Маринка, - но душа не на месте. Раньше думала, что вот вернемся назад, и всё сразу станет хорошо. А теперь... Как подумаю, что нас ещё ожидает, так честно скажу, возвращение на Присоску уже не кажется мне таким уж катастрофическим. Надо только лекарств с собой побольше взять, инструментов всяких, семян, саженцев, одежды сменной, химии бытовой. А ещё неплохо...
   Мишка заржал.
   - Ну, Светлякова, ты даешь! Можно подумать, что нас кто-то обратно забрасывать собирается?.. Не, если и произойдет такое, то только неожиданно, как в прошлый раз.
   - Чего это? - возмутилась Маринка.
   - А того, - поднял вверх указательный палец Петров, - что в противном случае будут нарушены все законы жанра.
   - Какого? - удивилась заинтересовавшаяся Элька.
   - Жанра "попаданства", - торжественно изрек Мишка. - Вот где ты читала про то, как народ проваливается в неизвестное с кучей багажа? Вот, то-то и оно... Чаще всего фантасты своих героев отправляют с минимумом вещей, половина из которых на фиг никому не нужна.
   - Прямо, как в нашем случае, - съехидничала Томочка.
   - А что это нам не пригодилось? - возмутилась Танюша. - Да мы все, что нам досталось, до последнего клочка использовали. Жалко только, что всего мало было... - вздохнула девушка. - Так что мечтай Маришка и никого не слушай. А я теперь на всякий случай буду с собой носить не Гришкин "спаснабор" со всякой ерундой, а свой вариант. И уж поверьте мне - в него войдут действительно полезные предметы.
   - Тю, - покрутил пальцем у виска Петров, - ты теперь с собой туристический рюкзак таскать будешь?
   - Не-а, не рюкзак туриста, но рюкзачок точно.
   Томочка вздохнула.
   - И тебя с этим рюкзачком точно никуда не закинут. Мишка прав - если ты готов к неприятностям, то они точно с тобой не случатся. Закон Мерфи. Что-то, и правда, мальчишки задерживаются.
   - О, - закатил глаза Петров, - и ты туда же.
   - Интересно, а который сейчас час? - заинтересовалась Элька.
   - Сорок две минуты первого, - тут же отозвался Колокольчиков.
   - А ты откуда знаешь? - удивился Амир.
   - Шес по ближайшим квартирам пролетел и показал мне, как стрелки должны стоять на часах.
   - Т-а-а-а-а-к, - зловеще протянул Мишка, - и кто разрешал покидать вверенный моим заботам коллектив? Севка, быстро отвечай!
   - А я что? - удивился Колокольчиков. - Я с места не сходил. Хотя давно уже хочу отлучиться.
   - Куда? - опешил Мишка.
   - В кустики, - рявкнул покрасневший Севка.
   - Ой, и мне туда надо, - тут же сообщила Томочка.
   - И мне. И я тоже хочу, - послышалось со всех сторон.
   Мишка схватился за голову.
   - Вы ж на берегу все в кустиках побывали...
   - То когда было, - вздохнула Иришка. - Давно пора повторить.
   Петров задумался.
   - Так, судя по здешним ароматам, народ использует это "дивное" место, как общественный туалет. Поэтому от нашего вклада здесь хуже не станет. Мы отвернемся, а все желающие "кустиков" проходят вглубь и по-быстрому делают свои дела. Понятно?
   - Не, я так не могу, - возмутилась Маринка. - Мало ли кто до нас тут что делал? Тут же люди живут, а я буду им двор загаживать. Это не правильно. Миш, а давай я позвоню в ближайшую квартиру и попрошусь в туалет. Не могут же люди отказать в такой просьбе?
   Мишка аж воздухом поперхнулся.
   - Светлякова, ты когда головой думать начнешь? Кто тебя в квартиру пустит в час ночи? Быстро иди в уголок и делай свои дела. Не фокусничай, а то Гришке пожалуюсь.
   - Я, пожалуй, потерплю ещё, - насупилась Маринка. - И Гришей ты мне не угрожай. Мало я вас с ним на татами валяла.
   - А я ей ещё и помогу, - тут же подхватила Сунько. - Вдвоем мы хоть кого уделаем.
   - Это кого ты "уделывать" собралась? - послышался приглушенный голос Лавочкина.
   - Ой, Сережа вернулся, - повисла у него шее Томочка.
   - А Гриша где? - с испугом выдохнула Маринка.
   - Вовку Смирнова с машиной остался ждать.
   - Так у вас получилось? - обрадовалась Элька.
   Сережа кивнул.
   - Нормальный мужик попался, дал позвонить. Севка, там твоя мама кипеж подняла, так Вовка ей позвонит и успокоит.
   - А моих предупредят? - заволновалась Томочка.
   - И моих, - поддержала ей Танюша.
   Элька и Иришка ничего не сказали, но посмотрели очень выразительно. Сережа отрицательно покачал головой.
   - Остальным скажем позже, когда доберемся до дома. Но я думаю, что тетя Галя сама обзвонит всех остальных. Да и мы по дороге сможем Вовкиным телефоном воспользоваться.
   - А когда он приедет? - Амир от нетерпения на месте не мог устоять.
   Лавочкин пожал плечами.
   - Ну, не раньше, чем через полчаса. Ему ж ещё надо тачку найти. Или заказать пару-тройку машин. А это время... Надо подождать.
   - А можно мы на улицу выйдем? - поинтересовалась Танюша. - А то от этой вони даже у меня сейчас токсикоз начнется. - Мишка вздрогнул. - Петров, не дергайся, это я фигурально выражаюсь. Очень уж тут воняет.
   Мишка подумал и разрешил, и народ, обрадованный перспективой скорого попадания под родную крышу, радостно загомонил и выдвинулся на улицу.
   - Вы долго орать здеся будете? - над аркой скрипнула фрамуга и высунулась всклокоченная голова недовольного жильца неизвестного пола. - Вот сейчас полицию вызову, что б вас всех заарестовали. А ну пошли прочь отсюдова!
   - Да вы сами громче нас орете! - возмутилась Маринка.
   Голова исчезла, чтобы через пару минут высунуться уже вместе с ведром. Ребята еле успели отскочить к проезжей части, когда на асфальт щедро пролилось вонючее содержимое искомой тары. Раздались визги испугавшихся девчонок и отборный мат Вени. Местный ревнитель порядка, впустую истративший свой стратегический "аргумент", громко захлопнул створку окна. Мишка неожиданно для всех захихикал.
   - Ты чего? - испуганно отшатнулась от него Томочка.
   - Представил, как Светлякова к этому типу в туалет просится, - выдавил сквозь смех Мишка.
   Через секунду ржали уже все. Поэтому показавшийся на углу автобус первым заметил Шес.
   "Ваш друг возвращается", - проинформировал он развеселившийся народ.
   Смех тут же стих, и ребята радостно рванули навстречу родному транспорту. Автобус плавно затормозил и в открывшихся дверях нарисовался Рябкин.
   - Добро пожаловать в родные пенаты! - торжественно провозгласил он. За его спиной возбужденно маячил Вовка и сурово выглядывал Рябкин-старший, быстро осматривавший всю компанию. Заметно было, что этот беглый осмотр его удовлетворил.
   - Ой, дядя Захар! - Мишкины брови поползли вверх. - И вы тут?
   - Угу, - неласково буркнул Захар, - и твой отец скоро "тут" будет. Чтоб Гришке не обидно было одному звизделей огребать.
   Мишка попятился.
   - Гриша, а давай я домой самостоятельно доберусь, а ты с моими сам разберешься, а?
   Гришка хмыкнул.
   - Мишаня, ты опять за старое взялся?
   Мишка насупился.
   - Вечно ты настроение мне испортить норовишь. Ладно, - он вздохнул, - поехали на правеж. - И первым полез в автобус.
   - Вот таким ты мне нравишься больше, - Гришка хлопнул друга по плечу, пропуская его в салон.
   - Очень надо тебе нравиться, - огрызнулся насупившийся Петров. - И когда мой здесь будет? - хмуро спросил он Захара.
   - Да уже мчится сюда на всех парах, - ехидно отозвался тот. - Кстати, остальных это тоже касается, - повернулся он к рассаживающимся ребятам. - А это кто ещё? - кивнул он на близнецов и Веню.
   - Это с нами, - твердо припечатал Гришка. - Потом сразу всем все и объясним. Бать, давай выдвигаться. Разговор нам предстоит долгий, а время поджимает.
   - Куда это оно тебя поджимает? - проворчал Захар, мягко трогая с места автобус. - По домам вас развозить?
   - Не, давай к Анне Сергеевне. Там соберемся.
   - А она не против будет? - удивился Гришкин родитель. - Кстати, вы не в курсе - куда она делась? Весь день её вызвонить не можем. Галя сказала, что утром они разговаривали, а потом как отрезало.
   Гришка вздохнул.
   - Бать, она не против будет. И да, мы в курсе, где она. Это нам тоже обсуждать придется. Кстати, Севка, а чего Шеса не видно. Он ещё с нами?
   "С вами. Но я посчитал, что мое появление перед незнакомцами может плохо отразиться на вашей репутации, поэтому я пока побуду невидимым для окружающих. Когда сочтешь, что мое появление не вызовет у них шока - позовешь, я появлюсь".
   Гришка хмыкнул.
   - Тогда без поллитры мы точно не обойдемся. Это всякий шок на "нет" сведет.
   - Это ты к чему? - удивился Захар, отвлекаясь от ночной улицы. - И вы там что, с иностранцем связались?
   - Да ты не обращай пока внимания, - успокоил его Гришка. - Это мы тоже объясним. И Шес уже "наш" иностранец.
   - Ох, Григорий, - проворчал Рябкин-старший, - видать, мало я тебя порол. Вся наука не впрок пошла. Опять куда-то вляпался сам, и друзей своих прихватил за компанию, а разгребать родителям придется.
   Гришка отмахнулся.
   - Бать, дай свою трубу, я остальных родителей вызову.
   - Гриш, мы уже моим и Танюхиным позвонили, - откликнулся Мишка. - Отец сказал, что с ним Старостин, а дядь Дима Зверенко обещал передать информацию Серегиному бате и дяде Игорю Рыжову. Так что сейчас Томка своих радует, а ты дядю Фернана вызвони, а то Амирка только тете Клаве дозвонился, а его отец "вне зоны". Тете Тэле и Иришкиной маме тетя Клава сама позвонит. А тетя Галя уже все знает и ждет нашего звонка, чтобы знать куда идти. Ей Вовка уже отзвонился.
   - А может мою маму не надо вызывать? - предложил Севочка. - Я ей сам потом все расскажу. А то она только разнервничается, станет причитать и толку от неё не будет.
   - Нет, Севка, - решительно возразил Мишка, - решили, что всех надо ставить в известность, так нечего теперь пятиться. Тетя Галя сильная и умная. Она у тебя ещё кому угодно фору даст. Ты напрасно пытаешься её оградить. Вот мою маман точно вызывать не надо. Хватит отца. Он ей потом сам все доходчиво расскажет. И вообще я считаю, что надо делегировать от каждого только по одному родителю. Чего обоих на ночь глядя с места срывать? Они убедились, что с нами все в порядке, пусть дома сидят. Да и не поместимся мы все у Анны Сергеевны в квартире. Кстати, Гриша, а как мы туда попадем? Замок будем ломать?
   Гришка хмыкнул и извлек из кармана связку ключей. Мишка просиял.
   - Да, Григорий, ты меня временами просто поражаешь своей запредельной интуицией. А я свои ключи как выложил сразу из кармана, так и с концами. Думаю, раз за четыре месяца не пригодились, так чего их за собой таскать. Ещё потеряю, а так память какая-никакая...
   - Это вы о чем? - удивился Смирнов, прислушивавшийся к разговору. - Какие четыре месяца? Мишка, тебе голову часом не напекло?
   - Ох, Вован, ты и не представляешь - под каким солнцем нам побывать пришлось. Как расскажем, так народ ещё и завидовать начнет. Но такие приключения на голову сваливаются только самым достойным.
   - Или самым отмороженным, - пробурчала Томочка. - Но Мишка прав - мою маму тоже вызывать не стоит. Я папу только попросила за мной придти. Думаю, что он большую часть новостей воспримет лучше, чем мама.
   - Ага, - злорадно кивнул Мишка, - а за самую маленькую новость твой папа может очень сильно разозлиться и кое-кого лишить кое-каких частей тела.
   Томочка нахмурилась.
   - Не твое дело. С этой "новостью" мы сами разберемся. Правда, Сереж?
   - Угу, - пробормотал Лавочкин, - но мой отец тоже не в восторге будет.
   - Т-а-а-а-к, - приподнялась с его плеча Сунько, - и что это значит? Ты отказываешься?
   Сережа вернул её обратно.
   - Нет, но раз глупость мы уже совершили, то разбираться будем вместе. Я тебя не брошу, не выдумай. Надо будет и эту проблему решать, но пока не горит. Кое-какие мысли по этому поводу у меня есть. Решим с главным и это порешаем. Сейчас Анна Сергеевна важнее.
   Вовка заерзал на сидении, но удержал вопросы. Видно было, что ребята чем-то сильно озабочены. Да и выглядели они как-то очень странно. Чего только одна обувь стоит. Сколько Вовка не присматривался, но так и не понял, что за кожа использовалась. Рисунок странный и вид, как у самопала. И где только раздобыли такую экзотику?..
   - А как ты смог так быстро батю с автобусом вызвонить? - Вовка так увлекся разглядыванием обувки, что чуть не пропустил Гришкин вопрос.
   - А, - вскинулся он, - так я выскочил на улицу, звоню тете Галя, говорю, что сейчас поеду за вами, только транспорт найду. А она говорит, что дядя Захар автобус подогнал к вашему дому, чтобы первого сентября его не надо было на заправку гонять.
   - Бать, - повернулся к отцу Гришка, - а зачем нам завтра... то есть сегодня автобус?
   - Сюрприз вам, обормотам, готовили, - пробурчал Захар, но было видно, что наличие рядом живого и невредимого сына положительно сказалось на его настроении. - Решили вас на вылазку повезти. Стас на себя развлекательную программу взял, а мы с Витей автобус готовили. Я его на базу к ним с утра отогнал, там профилактику сделали, масло поменяли и заправили. Хотел в гараж поставить, а тут все завертелось, вот и приткнул перед домом. Ладно, подъезжаем уже. Нам транспорт сегодня ещё понадобится?
   Гришка задумался.
   - Нет, паркуй его надолго.
   - Лады, - кивнул Захар, - отгоню обратно к нашему дому. Только вы без меня не начинайте. Я по-быстрому. - Гришка согласно мотнул головой. - Вот и ладушки, - автобус плавно затормозил перед подъездом Анны Сергеевны. - Выметайтесь, архаровцы...
   Не став дожидаться пока автобус развернется и уедет, ребята потянулись в подъезд. Вовка Смирнов наотрез отказался возвращаться домой, пока все не выяснит. Так что компания подростков выросла на ещё одного члена.
   Как ни старались идти тихо и не шуметь, но подъем пятнадцати человек по лестнице не остался не замеченным. Когда Гришка вставил ключ в замочную скважину, из-за соседней двери раздался сонный голос:
   - Это кто тут шарится? Вот я сейчас милицию вызову.
   - Баб Тонь, это я, Маринка, - тут же отреагировала Светлякова, оттеснив Гришку в сторону.
   - Какая такая Маринка? - не подобрел голос.
   - Так Светлякова. Помните, я вам весной уколы делала?
   - Ой, Маришенька! - дверь распахнулась настежь и на лестничную площадку выкатилась кругленькая старушка в линялом байковом халате. - Конечно, помню, - подслеповато прищурилась. - И Сереженька тут. Полочка до сих пор висит, качественно ты её привесил, - похвасталась женщина. - А чего вы тут так поздно делаете? Анечка ещё из магазина не возвращалась. Я её сегодня весь день жду, волнуюсь. Может, с ней чего случилось? - заволновалась соседка. - Я ей лекарство заказала купить. Мне "Фезам" прописали, а в ближайшей аптеке его уже с неделю нет. Так Анечка обещала в городе посмотреть. И денег не взяла. Сказала, что потом чек привезет. И вот до сих пор нету. Я уже в милицию звонила, а они там только посмеялись. Говорят, что найдется моя соседка. Или через три дня только заявление примут. Как же так? А вдруг с ней беда? Надо же её искать, да? - придвинулась она к Маринке поближе, растерянно прижимая к себе руки.
   - Здрасьте, Антонина Тихоновна, - в разговор вмешался Севочка, - не надо её искать. Анну Сергеевну на дачу вызвали. Соседка позвонила, что там с утра какие-то подозрительные личности ошивались. Как бы чего не сперли. Так Анна Сергеевна туда и решила съездить. Мы с ней хотели, а она отказалась. Сказала, чтобы мы её здесь подождали. А ваше лекарство она купила, только передать не смогла. Утром мы вам занесем. Правда, Маринка? - подтолкнул он Светлякову в бок.
   - А? Да, конечно, - закивала та головой. - Я сама и занесу. Договорились?
   - Ну, не знаю, - засомневалась старушка. - Раз и Севочка говорит, что Анечка на дачу уехала, то тогда конечно. А с ней там все нормально будет?
   - Конечно, баб Тоня, ручаюсь, - Гришка наконец открыл дверь и отступил в сторону, пропуская ребят вперед. - Мы даже родителей своих позвали, чтобы ей помочь, в случае чего.
   - И ты, Гришенька, тут, - заулыбалась соседка. - Вот теперь я верю, что с Анечкой все в порядке.
   - А как же, - покивал Гришка. - А вы идите отдыхать. Время позднее, а с вашей гипертонией вам ночью спать надо обязательно. Хотите, Маринка вам укол сделает?
   - Нет, я лучше чаю с медом выпью, - вздохнула соседка. - Как же Анечке с вами повезло. С такими детками и на старости лет одиноким не будешь. Ладно, пойду я, - и зашаркала тапочками по бетонному полу.
   - Я к вам утром наведаюсь, баб Тоня, - пообещал Гришка, - и лекарство занесу. Продуктов купить не надо?
   - Нет, спасибо, у меня пока все есть, - кивнула старушка, закрывая дверь.
   Гришка тоже шагнул в квартиру, а там уже вовсю кипела жизнь: везде горел свет, в ванной лилась вода, дверь в туалет радостно скрипела (надо не забыть смазать петли!), в спальне двигали ящики, на кухне хлопали дверцы шкафов и холодильника. Ага, девчонки добрались до сокровенного...
   Рябкин улыбнулся. Все будет хорошо!
  
   Глава 3.
  
   Разувшись и машинально потянувшись за своими персональными тапочками, Гришка с неудовольствием отметил, что их уже кто-то "прихватизировал". Ну да, в большой семье клювом щелкать нельзя - живо без обувки останешься. А ладно, сейчас лето, тепло, можно и босиком пошлепать.
   Гришка с удовольствием стянул и носки. А чего? Это рванье уже даже на тряпки не годится, а ногам легче будет. Эх, сейчас бы в душ! Но... одежды запасной нет, времени на обширные водные процедуры тоже. Ладно, подождем до дома...
   - Гриша, - окликнула замешкавшегося в коридоре парня Маринка, высунувшаяся из спальни, - помоги мне.
   Гришка потопал на помощь. Маринка копалась в разложенных на кровати вещах.
   - Так, бери вот эти комплекты и неси на кухню, - сунула она Гришке в руки две внушительные стопки полотенец, футболок и шорт. - Там пусть берут комплекты по полотенцам. Только не перепутай: левая - для мальчишек, правая - девочкам. Понял?
   - А там зачем? - удивился Гришка, подхватывая шмотки.
   - На подоконнике сложишь, - продолжила Светлякова, никак не реагируя на Гришкин вопрос и подталкивая его в бок. - Иди скорей, там ребята ждут. Скажи, чтобы своё шмотье в ванной прямо на пол сбрасывали. Мы потом разберем. Да, твой комплект самый нижний. Футболка должна быть в самый раз, а шорты я выбрала безразмерные. АнСергевна их прошлой зимой купила на распродаже, и ни разу не надела. Собиралась этим летом обновить на даче... - Маринка вздохнула.
   - Слышь, подруга, - засомневался Гришка, - а Анна Сергеевна не против будет, что ты так в её вещах покопалась?
   - А чего им станется? - удивилась девушка. - Мы потом все постираем, погладим и обратно сложим. Все равно эти вещи АнСергевна только на даче использует. А этим летом они так без надобности у неё и провалялись. Всё, иди давай, а то Танюха голяком после душа выйдет.
   - Она, что, уже купаться полезла? - опешил Гришка от такой оперативности.
   - А чего ждать? - пожала плечами Светлякова. - Она выйдет и сразу Элька за ней, потом Иришка, Томочка, близнецы... и так далее. Пока остальные моются, оставшиеся едой заняты. Все ж устали и голодные, а сейчас родители придут.
   - Ты кого вызвала? - поинтересовался Гришка.
   - Никого, - пожала Маришка плечами. - У мамы сегодня ночная смена, а бабулю я уговорила отдыхать и не бегать по ночам. Завтра утром с ними буду разбираться.
   - И Тамара Николаевна не спорила? - удивился Рябкин.
   - Не-а, - довольно заулыбалась Маринка, - она так обрадовалась, что со мной все в порядке, что даже не ругалась. Только триста раз заставила поклясться, что я ей не вру. Ладно, иди давай, а то там одежду ждут.
   Гришка развернулся и потопал на кухню. Надо же, баба Тома не сорвалась посреди ночи на поиски любимой внучки! Да, мир перевернулся.
   На кухне собрался весь наличный коллектив, поэтому было не протолпиться. Делом были заняты только девчонки, а остальные толклись рядом и всячески мешали, периодически ныряя в туалет и обратно, а поскольку ванная была занята, то руки мыть тоже пристраивались на кухне. Девчонки ворчали.
   Близнецы сидели на табуретках и дружно грызли шоколадные батончики. О, Серега склеротик, только сейчас вспомнил о продпайках для мальков.
   - Так, народ, расступись, - скомандовал Гришка. - Маришка велела брать комплекты по полотенцам, - распорядился он, пристраивая свою ношу на широком подоконнике. - Девчонкам правая стопка, а нам, как всегда, левая. - Пацаны захихикали.
   - О, это ты кстати! - обрадовалась Элька, присаливая кипящую воду в большой кастрюле на плите. - Сейчас я Танюшке отнесу.
   - Давай я сбегаю, - вылез Мишка. - А ты не отвлекайся, - шумно сглотнул он слюну.
   - Прям! - скривилась Томочка, ловко шинкуя картошку. - Танюха никаких таких указаний насчет тебя не оставляла.
   - Томка, - отвлекла Иришка Томочку от продолжительных нотаций, - на сколько пышки замешивать?
   - На всех, - удивилась Томочка. - А что?
   Иришка вздохнула, вытирая тыльной стороной ладони лоб.
   - На сейчас или чтобы ещё на утро остались?
   - Не, на утро не надо, - ответила ей вернувшаяся из ванной Элька. - Они ж без сдобы. Посохнут. Сейчас напечем два противня, а утром ребят за свежей выпечкой в булочную отправим. Или до дома потерпим.
   - А мы что сейчас по домам не будем расходиться? - удивился Севочка, что-то увлеченно высматривающий на зеленом листике герани.
   - А смысл? - пожала плечами Элька. - Пока с родителями поговорим, пока поедим, помоемся... Тут бы пару-тройку часов на сон выкроить. К девяти в школу надо. Пусть на переодевание и подготовку у нас час уйдет. Сейчас половина второго. Хорошо бы к четырем со всем управиться. Так что лучше я тут четыре часа посплю, чем буду домой телепаться, а потом там спать пристраиваться.
   - Ага, - поддержала её Таня, появляясь на пороге кухни и вытирая полотенцем мокрые волосы. - Иди купайся, я шампунь открытым оставила. Ты бульон посолила?
   - Да, и луковицу с морковкой бросила. Он три минуты назад закипел. Курица молоденькая, так что пятидесяти минут хватит. Я считаю, что бульон не надо ничем заправлять. Так выпьем. А на второе...
   - Элька, иди уже мойся, - перебила её Иришка. - Мы сами тут без тебя разберемся, а ты очередь тормозишь.
   Элька недовольно фыркнула, подхватила свой комплект и скрылась в ванной. Через пару минут, воровато осмотревшись по сторонам, к ней смылся Амирчик, не забывший стянуть верхний комплект из "мужской" стопки. Заметивший его манипуляции Гришка только страдальчески вздохнул. Не порядок, конечно, но так и впрямь быстрее будет.
   Постепенно все втянулись в рабочий ритм: девчонки купались, иногда с ними уходили и мальчишки, а остальные готовили еду и немного переставляли мебель в гостиной. Гришка прикинул, что для такого количества народа, как ожидалось, места может быть только в обрез. Поэтому диван отодвинули в сторону, а на освободившееся место перенесли кресла из кабинета, пуфик из спальни и две табуретки с кухни. Оставшиеся табуретки не дали унести девчонки, пообещав, что захватят их потом с собой.
   Наконец всё было готово. Из кухни доносились умопомрачительные запахи: варился куриный бульон, под полотенцем остывали свежевыпеченные пышки, в микроволновке томилось овощное рагу, а в духовке запекалась свинина под соусом. Это хорошо, что Анна Сергеевна с утра успела на рынок смотаться, а то бы им сейчас не обед светил, а пачка галетного печенья и початая банка сливового повидла.
   Гришка глянул на часы. Да, на всё про всё у них ушел почти час. Интересно, куда батя запропастился? И остальные тоже что-то не сильно торопятся. Может, он ещё и выкупаться успеет до общего сбора? Тем более что впереди только Веня остался.
   И тут, напрочь перечеркивая Гришкины мечты, требовательно позвонили во входную дверь. Рябкин вздохнул и пошел открывать, но его опередил Амирчик, рывком распахнувший дверь. Вот, обормот! Сколько раз предупреждал его, что сначала нормальные люди спрашивают: "Кто там?", а потом уже дверь открывают. Хотя... кто ещё может ломиться посреди ночи в дверь, как не обеспокоенные родители?.. Наверное, батя пришел...
   Гришка ошибся, в квартиру стремительно ворвался Станислав Георгиевич Петров.
   - Где он? - почти прокричал мужчина, отпихивая в сторону ребят и лихорадочно шаря глазами по сторонам. - Где Михаил?
   - Папа?.. - из гостиной аккуратно высунулся Мишка. - Я тут.
   Петров-старший метнулся к нему и крепко прижал Мишку к груди. Младший Петров только крякнул от неожиданности, обнял отца в ответ, а потом попытался отстраниться. Но отец не отпускал, уткнувшись лицом в макушку сына.
   Гришка подвигал бровями. Да, такого всплеска эмоций от всегда невозмутимого Станислава Георгиевича он не ожидал. Даже стало немного завидно, что его батя встретил подзатыльником, а не объятиями.
   - Пап, ты чего? - наконец-то выбрался на свободу Мишка.
   Станислав неловко прокашлялся.
   - Ты куда пропал? - выдохнул он немного смущенно, быстро осматривая сына с ног до головы. - Мать с ума сходит. Я для чего тебе спутниковый телефон подключал? Неужели трудно было позвонить? И чего ты сразу домой не пошел? Что за фокусы с этими сборами посреди ночи? Мало вы нам нервов потрепали? - Станислав начал заводиться. Тревога за сына стремительно сменялась возмущением и обидой.
   - Так, Стас, погоди на ребенка кричать, - в дверь протиснулся Сергей Старостин, а за ним и Рябкин-старший с кульками в руках. - Сейчас они нам всё расскажут. Правда, Григорий? - подмигнул он Гришке.
   - А как же, Сергей Николаевич, - покивал Гришка. - Сейчас остальные подъедут, и начнем пресс-конференцию.
   - Гриша, - сунул ему в руки кульки Захар, - тут тебе мать сменную одежду собрала, а остальное на кухню неси. Там кастрюля и два лотка. Только разогреть не забудьте.
   - Так это ты из-за этого задержался? - уточнил Гришка, в душе прощая отцу агрессивность и сдержанность при их встрече. Пусть батя и не сжимал его в объятиях, зато позаботился о чистой одежде и еде.
   Захар смутился.
   - Ну, не можешь же ты людей своими обносками пугать? А еду мать мне насильно всунула. Я говорил, что девчонки позаботятся. Вон, как у вас тут вкусно пахнет. Но она ни в какую не угомонилась. Пришлось брать. Все уже собрались?
   - Не, вы первые, - сообщил Амирчик. - Тапочек свободных не осталось, но можно босиком ходить. Пол мы протерли. А моего папу нашли?
   - А как же, - покивал Старостин, разуваясь. - Он в морге был, трупы неопознанные просматривал. Телефон выключил, чтобы не отвлекал, а потом включить забыл. Куда идти?
   - В гостиную, Сергей Николаевич, там уже все готово. Только руки помыть не забудьте. Вы есть хотите? - в коридор из кухни высунулась Маришка.
   - От пары бутербродов и чашки кофе я бы не отказался, - повел носом Старостин. - Если булочкой угостите, тоже не огорчусь.
   - А вы?
   - Я - пас, - отказался Стас. - Кофе во мне уже булькает, а есть не хочу.
   - А мне чай сделай, дочка, с мятой, если можно, - улыбнулся Светляковой Захар. - Ты все хорошеешь, Маришенька. Как бы мой обормот такую красоту не проворонил. А Гриша?
   Из ванной в этот момент появился довольный Веня, поэтому Гришка, подхватив кулек с чистым бельем, оттеснил Клыкова в сторону, возмущенно зыркнул на отца и скрылся в ванной, ничего не отвечая. Захар хихикнул и подмигнул покрасневшей Маринке.
   К тому моменту, когда Гришка закончил с купанием и вывалился из ванной, в гостиной уже толпились остальные родители. Ждали только Элькину и Иришкину мам. Эстела Леонидовна Грушина позвонила, что ищет место для парковки, а Елена Степановна Чумаченко добиралась вместе с ней. Идти пешком посреди ночи женщины не решились.
   На кухне близнецы и Веня за обе щеки лопали поздний обед, а остальные разобрали тарелки и чашки с бульоном и устроились в гостиной рядом с родителями. Маринка разносила чай, кофе и булочки для всех желающих. Гришкина мама в своем продуктовом наборе предусмотрела масло, сыр, ветчину и бекон, поэтому желающие получали ещё и бутерброды.
   Рябкину тоже досталась чашка с бульоном и булочка с ветчиной и сыром внутри. Пристроившись прямо на ковре под стеной и откусывая кусок побольше, Гришка подумал, что дома не так уж и плохо. Только надо все дела утрясти и можно чуток отдохнуть. Они заслужили.
   В дверь позвонили. Элька и Иришка бросились открывать. До Гришки донеслись охи, ахи и звуки поцелуев. Ага, значит, последние из опаздывающих появились. Рябкин глянул на часы. Почти три. Можно начинать.
   - Итак, дорогие наши родители и учителя, разрешите мне начать, - прокашлялся Гришка, вставая и пробираясь на середину комнаты.
   - Давно пора, - буркнул Фернан Дюбуа, ерзая в кресле. - Приличные люди десятый сон уже смотрят, а мы, как бобики бездомные, по чужим квартирам ошиваемся. Что у вас тут стряслось? И где ваша классная? Что, вообще, происходит?
   - А вот что... - и Рябкин приступил к рассказу.
   ... - Вот, вкратце и всё, - закончил Гришка свой почти сорокаминутный спич. Хорошо ещё, что его не перебивали и слушали в полной тишине - то ли не поверили сразу, то ли просто заслушались. Он рассказал практически обо всем, умолчав только о роли инопланетянина во всей их эпопее. Если не поверят урезанной версии, то полную нет никакого смысла предъявлять.
   - И ты хочешь, Григорий, чтобы мы поверили во всю эту чушь? - первым не выдержал прагматичный Захар. - У меня к тебе только один вопрос. Вы на что там в своей Каталонии подсели? - почти проорал разозленный мужчина. - "Экстази", просто "дурка" или что похлеще? Как ты мог? Я ж тебе доверял! Да ты...
   - Стоп, Захар, - притормозил разошедшегося мужчину Станислав, - я согласен, что это всё звучит, как полный бред, но... - он пожевал губами, - будем смотреть фактам в глаза. Сегодня... то есть вчера утром я лично съездил вместе с Мишей в салон на стрижку. Мастер провозился с моим сыном почти час, но сделал хорошо. Модно, стильно, но сдержанно и не вульгарно. А сейчас Михаил зарос так, как будто его действительно несколько месяцев не стригли.
   - Не правда, - возмутилась Танюша, - я его на прошлой неделе сама подстригала. У меня хорошо получилось. Я всех мальчишек стригла, и никто не жаловался. Чего бы я своему парню плохую стрижку делала?
   Севочка захихикал, а Танюша сообразила, что ляпнула, поэтому смутилась и залезла обратно под руку к отцу. Дмитрий Алексеевич ласково потрепал её по голове.
   - Моя ж ты, умелица, - похвалил он дочку.
   Стас тоже ухмыльнулся и покосился на такого же смущенного сына.
   - Ладно, продолжу. Так вот, кроме стрижки, мой сын похудел. И ещё этот странный загар. Неужели, ты не обратил на это внимания? - обратился он к Захару.
   - А чего в нем странного? - пробурчал Рябкин-старший. - Откуда я знаю, какой после Каталонии загар должен быть?.. А утром я сына не видел, потому что из рейса вернулся в пять утра и сразу завалился спать, потому как на ногах не стоял от усталости. А когда поднялся, то Гришка уже усвистал на свои гульки. Ну, а потом так завертелось, что уже не до цвета кожи было. А стрижка у Гришки обычная - налысо почти.
   - Так утром же загар ещё был золотистым, а сейчас безобразно красный, - встряла в обсуждение Эстела. - Эличка, - обернулась она к дочери, - почему ты не побеспокоилась о защите? Как же мы теперь этот кошмарный цвет будем выводить?
   - Ох, мама, - простонала Элька, - больших бы проблем у нас не было.
   - То, что они все похудели, и я заметил, - подключился к обсуждению и Старостин, - но я бы ещё отметил и тот факт, что тела у ребят отлично подсушенные. Что не забрасывали тренировки? - спросил он у Гришки, усевшегося на свое место под стеной.
   - Угу, - буркнул тот, с удовольствием глотая горячий чай, подсунутый Светляковой. - Каждый день тренировались: на рассвете - обычный комплекс, потом утренняя охота, затем дневная пробежка просто так, а в конце дня вечерняя охота. И так каждый день. А перед бурей и после неё ещё и камни ворочали. И ещё пробежки устраивали наперегонки с добычей, когда от гриф драпать приходилось. Так что, баланс выдерживали полностью, - невесело усмехнулся парень.
   - А ещё мой Севка ни в какую Каталонию летом не ездил, на солнце лишний раз не высовывался и почти совсем не загорел, - заметила Галя Колокольчикова, - а сейчас такой же красный, как и все остальные. - Галя задумчиво погладила сына по руке. - И мышцы у него тоже появились. Практически ниоткуда.
   - Т-а-а-а-а-а-а-к, - протянул Фернан, - значит, большая часть из всего этого полуфантастического бреда - правда?
   - Эх, папа, - вздохнул Амирчик, - Гришка ни в чем не соврал ни на копейку. Так что, это не бред, а истина. Тем более что последний аргумент Григорий вам не предъявил.
   - Интересно, - заинтересовался Игорь Иванович, отец Гарика Рыжова, - что вы нам ещё такого убойного не предъявили? - вскинул он брови.
   - А надо ли? - засомневался Рябкин-младший.
   - Надо, Гриша, надо, - поддержал младшего Дюбуа Сережа. - Без Шеса они все равно нам до конца не поверят.
   - О, опять это таинственный иностранец упоминается, - оживился Захар. - Давай, сына, колись. Где вы там иностранца раздобыли? Неужели, он тоже на метромост ездил любоваться и вместе с вами провалился?
   Гришка вскинул брови, поморщил лоб, потом махнул рукой и скомандовал:
   - Шес, пожалуйста, покажись нашим родителям.
   "Ты уверен?"
   - Уверен. Маришка, там, у Анны Сергеевны в баре, должна быть початая бутылка конька. Достань, будь добра. И рюмки прихвати.
   - Зачем? - подозрительно прищурилась Светлякова.
   - Стресс у старшего поколения снимать будем. Шес, ты готов?
   "Да".
   - Тогда поехали. - И Гришка театральным жестом взмахнул перед собой рукой. - Дорогие родители и учителя, позвольте вам представить коренного жителя планеты Шшсуасс - Шеса.
   "Вообще-то мое последнее полное имя Хшес'хсуэ'ссс'ихшш'ссе"
   - Нет, это я на трезвую голову произнести не смогу, - помотал головой парень. - Давай будем использовать среди своих краткую версию. Ага? Мишка, свет приглуши, чтобы лучше видно было.
   Мишка подскочил и щелкнул выключателем. В гостиной установился полумрак летней ночи.
   "Ну, если только среди своих", - с сомнением протянул Шес, но послушно проявился посреди гостиной полупрозрачным силуэтом человеческой фигуры.
   Взрослые выпали в осадок, Элькина мама даже вскрикнула, а Иришкина мама побледнела и стала заваливаться на спину. К ней сразу кинулась Маришка с нашатырем. Последний аргумент действительно оказался почти убойным.
  
   Глава 4.
  
   Первым пришел в себя Захар. Он зажмурился, помотал головой и скомандовал:
   - Мишка, свет врубай обратно, а то в темноте промахнемся. - На вопросительный взгляд сына добавил: - Витя, наливай. Ты ближе всех. Без ста грамм мы с этим точно не разберемся. Женщины, лечиться будете?
   - Я - да, - кивнула Эстела.
   - И я, - неожиданно поддержала её Галя. Севочка от удивления даже рот приоткрыл. Его мама, которая от спиртного всегда держалась как можно дальше, сама налить просит? - А ты что думал, сынок? - усмехнулась женщина. - Твоей маме тоже иногда стресс снять полезно.
   Севочка только головой покрутил. Иришкиной маме наливать не стали, потому что дочка ей валокордин накапала для взбодрения.
   Все выпили. Причем махнули выдержанный коньяк, как водку - залпом и на выдохе. Гришка только головой покрутил. Эх, как их разобрало... А у их детей, между прочим, при первой встрече с Шесом даже понюхать ничего спиртного не было. И ничего - пережили стресс и без допинга. Хотя Шес в теле ящера значительно страшнее, чем какое-то привидение.
   "Я не привидение!" - возмутился Шес.
   - А подслушивать нехорошо, - укоризненно попенял ему Гришка.
   Вот ведь ещё одна странность - на Присоске Шес мог телепатировать свои мысли только Анне Сергеевне и Севочке, а когда лишился тела, то общается свободно со всеми "попаданцами". И не только индивидуально, но и коллективно вещает. Правда, они могут с ним говорить только вслух. Иначе Шес "не слышит". Интересно, а родители его тоже могут слышать?
   "Нет", - тут же отозвался Шес. - "Я не могу пробиться через их природный барьер".
   - А как же ты наш преодолел? - удивился Гришка.
   "Сначала не мог, а после прохождения портала вы стали мне доступны".
   - Ага, - покивал Рябкин-младший, - уже легче.
   - Сынок, а с кем это ты разговариваешь? - полюбопытствовал Захар, любовно косящийся на свою рюмку, опять наполненную до середины.
   - С Шесом, - охотно пояснил парень. - Он мне некоторые нюансы нашего общения поясняет.
   - А вот поясните и мне один момент... - вклинился в их беседу Станислав.
   - Так, подождите, - перебила его Маринка. - Давайте со всеми вопросами вы перейдете на кухню, а остальные спать будут. Уже пятый час, а нам завтра рано вставать.
   - Ой, и правда, - забеспокоилась Галя, - Сев, ты домой или здесь остаешься?
   - Теть Галя, - ответила ей вместо Севочки Таня, - мы все здесь останемся, чтобы время не терять на переезд. А вы нам к восьми утра одежду принесите для школы, ладно?
   - И то дело, - согласилась Галя. - Девочки, вы не против? - повернулась она к Эстеле и Елене. Те согласно покивали головами. - А остальных мам мы в известность сами поставим. Говоришь - к восьми утра все собрать?
   - Да, тут до школы пару минут ходьбы, а привести себя в порядок и позавтракать мы за час все успеем.
   - А мы как же? - полусонно поинтересовалась Шурочка. Сашка уже откровенно дрых, привалившись боком к Сереже.
   - И с вами вопрос решим, не волнуйтесь, - пообещала ей Маринка. - Вас первых отвезем домой переодеться и в вашу школу на линейку.
   - А я? - вылез Веня.
   Маринка вздохнула. Вот же напасть! Взрослый парень, а никак от их юбок не отлипнет.
   - А тебе когда надо в училище быть?
   Веня пожал плечами.
   - Не знаю. Гвоздь должен был узнать... По-любому, показаться надо будет, но если опоздаю, то и... - Веня перехватил напряженный Мишкин взгляд, - не страшно.
   - Вот и отлично, - кивнула Светлякова. - Разбираемся с нашими линейками, а потом и твое училище посетим. Договорились? - обратилась она уже к остальным. Дети и взрослые дружно покивали головами. - А раз так, то освобождайте территорию. Будем укладываться спать. Сережка, неси Сашу в кабинет. Им с Шурочкой я на диване постелила, а ты, Севка, ляжешь там же, на надувном матрасе. Там тоже все готово. Девочки, мы в спальне на кровати. Тесновато, но нам не привыкать. Мальчики, а вы здесь устраивайтесь. Простыни и подушки я уже приготовила. Заберите в спальне.
   - И когда это ты все успела? - удивился Гарик.
   Маринка устало улыбнулась.
   - А пока Гришка тут речи толкал и сюрпризы устраивал, - Светлякова вздохнула. - Спать очень хочется. Давайте уже укладываться.
   - Конечно, конечно, - засуетился Виктор Лавочкин. - Давайте, мужики, на кухню перебираться. Нашим и так досталось, пусть хоть немного отдохнут.
   Все дружно поднялись и стали быстро передвигать мебель, помогать с постелями и переносить на кухню все лишнее. Захар лично проконтролировал, чтобы не забыли початую бутылку и прихватили из бара полную. Гришка заметил батины манипуляции со спиртным, но промолчал. Снятие стресса сегодня можно и не заметить...
   Когда ребята угомонились, а Виктор и Игорь ушли провожать женщин по домам, заодно прихватив с собой и Вовку Смирнова, мама которого в ультимативной форме потребовала сына домой, на кухне остались Стас, Сергей, Захар, Дмитрий, Фернан, Вячеслав, Томочкин отец, и Гришка. Последний очень хотел спать, но кроме него с Шесом никто не мог общаться, а без "энергетика", как мысленно стал называть бывшего ящера Рябкин, все обсуждение теряло смысл.
   Мужчины устроились за столом, а Гришка присел на подоконник.
   - Ну что? - поинтересовался Захар, разливая очередную порцию "стрессоукладчика". - Объявляю наше собрание открытым? Расслабляемся, мужики.
   - Погоди ты, - тормознул его Вячеслав, - что ты так зачастил? Мы сейчас так расслабимся, что ничего обсуждать не сможем. Стас, - повернулся он к Петрову, - с чего начнем? С Анны Сергеевны или что другое надо раньше обсудить?
   Станислав задумался.
   - Понимаете в чем тут дело, - закусил он губу, - ребята прикинули, что отсутствовали по местному времени не более десяти - одиннадцати часов. А на их Присоске прошло полных четыре месяца. То есть на данный момент времени Анна Сергеевна там сама уже почти два месяца. Я больше чем уверен, что с ней все в порядке, но... - Стас вздохнул. - Нельзя сбрасывать и тот факт, что она не выжила. - Рябкин-младший вскинулся, но Стас Петров примирительно поднял ладонь. - Гриша, я тоже верю, что она не погибла, но, по вашим словам, там очень сложно выжить в команде, а она осталась одна. Поэтому, вопрос с её возвращением будем решать в рабочем порядке, а сейчас более актуальны вопросы с близнецами и этим вашим пэтэушником. Все согласны? - обвел он взглядом "высокое" собрание. Мужчины согласно закивали. - Итак, прежде всего я предлагаю, чтобы Азаровы поселились у нас. - Гришка тут же запротестовал. - Погоди, Григорий, не суетись. Выслушай, что я хочу сказать. Моя жена все равно сидит дома и ей забота о детях в тягость не будет. Тем более что она мне уже плешь проела предложениями усыновить детей. Так что этот вариант она поддержит двумя руками. Я даже не упоминаю финансовые затраты, так как прекрасно понимаю, что ты, Гриша, с ними легко справишься. Но учти ещё и тот факт, что благодаря связям моего отца, вопрос с их опекунством я решу гораздо проще и быстрее. Таким образом, их "легализация" не займет много времени и усилий, что позволит нам больше времени уделить вопросу со строительством этого вашего "портала". - Стас вздохнул. - Не то, чтобы я совсем не верю в вашу историю, но, честно говоря, всё это выглядит настолько бредово, что я даже не представляю с какого боку тут начинать действовать. Что скажешь? - кивнул он Грише.
   - Погодите, дядя Стас, - замотал тот головой. - А как же с Веней?
   - А что с Веней? - вмешался в разговор Старостин. - Наверняка, на "Горьковской" были камеры наблюдения. Так что надо будет подсуетиться и слегка откорректировать записи. Заодно решим вопрос и по бабушке близнецов, и по вашему появлению в вагоне. Обращаемся к специалистам и близнецы, Веня и вся ваша компания на записи будут отсутствовать. Таким образом, решаем вопрос с исчезновением бабушки, Вениамина отделяем от его компании, а вас просто убираем из перечня пассажиров, пропавших вместе с вагоном.
   - А Анна Сергеевна как же? - не выдержал Фернан. - Если мы её вернем, то тогда надо затирать запись с её появлением в вагоне, а если нет?.. Тогда эта запись будет единственным доказательством её исчезновения.
   Сергей задумался.
   - А чего тут думать? - отмахнулся Захар. - Делаем две записи: одну предъявляем сразу, а вторую после испытания портала. Если он сработает, как надо, то она не пригодится, а если не сработает...
   - Угу, - усомнился Дмитрий. - Кто ж нам тогда поверит? И как ты собираешься вторую запись предъявлять? Типа, ребята плохо искали и пропустили важную часть?
   - Да наши органы всегда так топорно работают, что улики у них или пропадают, или внезапно находятся. Разом больше, разом меньше. Кто заметит?
   - Чего это "топорно"? - возмутился Сергей. - Если бы на нас не давили постоянно, то мы бы...
   - Стоп, мужики, - осадил спорщиков Вячеслав, - не о том речь. Вы так уверены, что мы построим этот портал, что уже рассуждаете о его работе. А я, например, тоже не представляю, как к такому строительству подступиться. А ты? - повернулся он к Станиславу.
   Петров вздохнул.
   - Честно сказать, я не верю, что нам удастся построить что-то путное. Нам неизвестны ни проект, ни материалы, ни сроки, ни условия срабатывания. Собственно, ничего не известно. Мои умельцы и по готовым проектам с заведомо известным результатом умудряются напортачить так, что оторопь берет. Что уж говорить по такому вопросу?.. Гриша, как ты собираешься все эти вопросы решать?
   Гришка пожал плечами с видом превосходства над взрослыми перестраховщиками.
   - Шес поможет. Он таких порталов за свою жизнь не один десяток построил.
   - А материалы где брать будем? - не успокоился Стас.
   - Ну, если они умудрялись строить такие сооружения на планетах со слаборазвитым обществом, то наша Земля, я думаю, может им предложить и необходимые материалы, и нужных специалистов. Правда, Шес?
   "Да", - согласился "энергетик". - "Но есть одна срочная проблема".
   - Какая? - насторожился Гришка. Все притихли, напряженно пытаясь понять, о чём идет мысленный диалог.
   "Я слишком быстро теряю энергию. Мне нужен накопитель. И как можно быстрее".
   - Вот... засада! - попытался ругнуться Гришка, но в последний момент сдержался. Он же обещал Анне Сергеевне, значит, должен следить за своей речью. - И какие условия?
   "Мозг не старше пяти-семи лет".
   И вот тут Гришка сорвался. От такого мата даже Захар опешил.
   - Гриш, ты чего? - ошалело поинтересовался он у сына, обхватившего руками голову.
   - Сейчас поймете, - глухо произнес тот. - Шес может нам помочь со стройкой, но у него есть проблема. Он теряет энергию и нуждается в накопителе.
   - Так в чем проблема? - удивился присоединившийся к компании Виктор Лавочкин, проводивший домой Севочкину маму и успевший забежать домой за одеждой сыну на утро. - Найдем ему аккумулятор помощнее и пусть подзаряжается.
   Гришка невесело хмыкнул.
   - Проблема, дядь Витя, в том, что аккумулятор должен быть живым, здоровым и не старше пяти-семи лет.
   Когда до мужиков дошло, то выматерился уже и Захар, остальные пришибленно молчали.
   - Так это ему ребенок нужен? - переспросил Старостин.
   - Угу, - буркнул Гришка, - они всегда подселялись только в детенышей.
   - Вот, гады! - завелся Захар. - Правильно, они там себя взорвали. Нечего таким сволочам на свете делать! Им ещё повезло, что они до нашей планеты не добрались, а то бы им полный п...ец пришел.
   - Погоди, Захар, не митингуй, - тормознул разошедшегося мужчину Фернан. - Даже если бы они к нам и добрались, не факт, что мы их вычислить смогли. Кто бы обратил внимание на нетипичное поведение детей где-нибудь в Африке или в Юго-Восточной Азии? Но дело не в этом. Гриша, повтори слово в слово, что тебе сказал Шес об условиях вселения.
   - Что ему нужен носитель не старше пяти-семи лет, - покорно повторил Гришка.
   - Так и сказал "носитель"? - допытывался Дюбуа.
   Гришка задумался.
   "Я сказал: "Мозг не старше пяти-семи лет", - педантично уточнил "энергетик".
   - Он говорит: "Мозг не старше пяти-семи лет", - послушно повторил Рябкин и тут же возмутился. - А какая разница?
   - Погоди, уточняй дальше. Он имеет в виду биологический возраст мозга или его психо- эмоциональный уровень развития?
   Гришка не успел и рта открыть, как Шес его опередил:
   "Уровень развития. Биологический возраст мне безразличен".
   Гришка послушно повторил слово в слово.
   - Вот, - поднял вверх указательный палец Фернан, - тут очень большое отличие, но не всякий его заметит.
   - Слышь, специалист по инопланетянам, - вмешался Захар, - не томи душу, быстро поясни, в чем разница.
   - А в том, - насладился эффектом Дюбуа, - что носитель не обязательно должен быть ребенком.
   - Да ладно, - отмахнулся Рябкин-старший, - у кого ещё мозг может быть таким?
   - А у того, что отстал в развитии, - терпеливо пояснил свою мысль доктор. - Или у того, кто уже опять возвращается в детство. То есть ему подходят как глубокие старики с нарушениями мозговой деятельности, так и те, кто остался не развитым. Другими словами, нам надо подыскать взрослого ребенка.
   - Сумасшедшего что ли? - выпал в осадок от такой перспективы Стас.
   - А что? - пожал плечами Дюбуа. - Выбор не плох и, что более важно в нашем случае, наиболее реален. Старики нам не подходят ввиду слабого здоровья и наличия родственников, а вот второй вариант наиболее предпочтителен. Нам надо найти взрослого, полноценно развитого мужчину, у которого серьезные проблемы с головой и нет близких людей. И, кажется, я знаю, где нам его отыскать. - Все замерли, Дюбуа наслаждался своим триумфом. - Позавчера у нас был вызов к одной сердечнице. Женщина, шестидесяти восьми лет, перенесла два инфаркта, а третий её доконал. Мы констатировали смерть и забрали тело в морг на вскрытие.
   - И... - поторопил Фернана Стас.
   - И у неё остался двадцатидевятилетний сын, инвалид детства с тяжелым умственным расстройством. Внешне никак не скажешь: здоровый парень с очень хорошо развитой мускулатурой, сильный - мать сам на руках вынес с третьего этажа! - но наивный, как маленький ребенок. Соседка говорит, что он в какой-то ремонтной шарашке чернорабочим подрабатывает. Мужики его хвалят, не обижают, по-своему заботятся, но они ему совершенно чужие люди, сам он жить не сможет. Соседка обещала сообщить какому-то дальнему родственнику, которого умершая просила позаботиться о сыне и на которого оформила завещание, но там какая-то мутная история. Вроде, тот родственник сначала пообещал, а потом отказался, и мать хотела переоформить завещание, но не успела. Пока мы парня оставили на эту соседку, но она его побаивается. Говорит, что на него иногда "находит", и он с катушек слетает. Пару раз его забирали в больницу на несколько месяцев, но всегда отпускали к матери под расписку. И вот теперь такую расписку давать некому, так что светит человеку дорога в "дурку", а так мы ему шанс дадим.
   - Какой шанс? - возмутился Вячеслав. - Мы ему в голову подселим инопланетное существо, оно его убьет и само займет тело. Вот уж счастье великое!
   - И что? - пожал плечами Дюбуа. - Парень и так нормально не живет, а в перспективе ему вообще пожизненное заключение грозит только за то, что он не такой, как все.
   - Ну, ты скажешь: "Пожизненное заключение", - не согласился Сунько. - Люди и в психушке живут.
   - Угу, - буркнул Фернан, - а ты знаешь - как они там живут?
   - Не знаю, - пожал мужчина плечами, - бог миловал от таких знаний, но я уверен, что...
   - Погоди, - остановил его Стас, - я согласен с Фернаном. Если этот парень такой, как ты его описал, то это наш шанс.
   - И ты туда же! - воскликнул Сунько. - Я категорически возражаю!
   - А я - "за", - поддержал мужчин Сергей. - Анна Сергеевна имеет шанс на спасение и если для этого надо будет пойти на крайние меры, то я поддерживаю такое решение. Тем более что мы его не убьем, а просто изменим. Кто с нами? - требовательно посмотрел он на остальных.
   Захар кивнул в ответ, Виктор тоже поднял руку, а Дмитрий задумчиво покачал головой:
   - Я бы так сгоряча не рубил, но если действительно нет другого выхода, то я поддерживаю большинство. Гриш, а ты что скажешь? Подходит вашему приятелю такой вариант? - повернулся он к парню.
   Ответом ему было тихое сопение. Гришка, привалившись плечом к стене, тихо посапывал во сне.
   - Уморился, сынок, - умилился от такой картины Захар. - Сейчас я его отнесу в комнату. Пусть отдохнет.
   - Не трогай, разбудишь, - зашипел на него Виктор. - Пускай тут спит.
   - Не, свалится ещё во сне, - не согласился Рябкин. - Лучше помогите.
   Мужчины аккуратно перехватили тяжелое тело, крякнули от натуги и бережно перенесли Гришку в гостиную, осторожно пристроив его на свободное место на полу. Умаявшийся парень не проснулся, даже когда отец избавлял его от обуви и шорт.
   - Ого, как их накрыло! - прошептал от двери Стас, разглядывая мирную картину спящих мальчишек. На диване, на полу, на составленных попарно креслах похрапывали, посапывали и уютно похрюкивали их взрослые дети.
   - Пошли, допьем остальное и покумекаем, как нам дальше жить, - выгнал всех Захар. - Чую, что эта бутылка будет у меня последней на неопределенный период жизни.
   - Да ладно тебе прибедняться, - подначил друга Виктор, - найдешь ты себе повод для расслабления, не переживай.
  
   Глава 5.
  
   Утро наступило слишком быстро, как для не выспавшихся ребят, так и для их отягощенных думами отцов. Спиртное давно закончилось, и мужчины поправляли здоровье крепким кофе. Даже в душ успели смотаться, чтобы прочистить мозги контрастным обливанием.
   Поскольку пить без закуски было плохо, то мужики под шумок уговорили голубцы, заботливо переданные Гришкиной мамой для голодных детишек. Голубцы улетели влет даже не гретыми, а Светлана Рябкина заочно удостоилась многих похвальных слов в свой адрес. Отчего Захар сиял новеньким гривенником, принимая в свой адрес похвалы его жене.
   И вот теперь мужчины неспешно смаковали по второй чашке крепчайший свеже сваренный кофе и лениво перекидывались словами, пытаясь прогнать сонную муть из мозгов. Скоро встанут дети, поэтому надо окончательно прийти в себя, чтобы достойно выглядеть на линейке в школе. А то позору не оберешься...
   Первой на кухню просочилась полусонная Танюша. Зевнув, она чмокнула отца в небритую щеку, пожелала всем доброго утра и потопала к плите ставить чайник.
   - Ты чего так рано? - посмотрел на часы Дмитрий. - Только половина восьмого. Вы ж собирались в восемь вставать.
   - Так я привыкла уже, - поежилась от утренней прохлады девушка. - Мы с Элькой за завтрак отвечаем. Сейчас и она подымется. Там со вчера ещё что-то осталось? - покосилась она на пустую кастрюлю в мойке.
   - Рагу и мясо ещё есть, немного, - смущенно заторопился с ответом Захар, почувствовав свою вину за съеденные голубцы. Что теперь детишкам на завтрак есть? - Ничего, сейчас смотаемся в магазин и прикупим еды. Ты только скажи чего надо?
   Таня пошуровала в холодильнике.
   - Яиц три десятка и пару литров молока. Я омлет сделаю с помидорами и вареной курицей. Ещё сдобные булочки не помешают, а то заводиться с выпечкой времени нет.
   - О, так я побежал, - кивнул головой Рябкин-старший. - Эльвирочка, доброе утро! - столкнулся он в дверях с сонной Элькой.
   - Доброе, - зевнула Грушина, - мамы ещё не объявлялись?
   - Рано, - покачал головой Стас, - я водителя к себе домой уже отправил. Звонил Игорь Рыжов, сказал, что он за вещами по домам к вам заехал и скоро будет.
   - Элька, ты курицу разберешь? - повернулась к Грушиной Таня с миской в руках.
   Элька кивнула, потом глянула на курицу и, зажав рот двумя руками, кинулась в туалет. Оттуда тут же донеслись характерные звуки рвотных спазмов. Мужчины повскакивали с мест, а из прихожей вернулся Захар.
   - Что с ней? - переполошился он. - Отравилась?
   - Или это последствия "переноса"? - запаниковал Вячеслав. - Остальные тоже так?
   Фернан сорвался с места и кинулся к Эльке. Та уже перебазировалась в ванную. Через несколько минут оттуда вышли смущенная девушка, салатно-зеленого цвета, и сильно озадаченный мужчина.
   - Ну что? - кинулись к ним остальные. Только Танюша осталась на месте, подозревая, чем вызвано это "отравление".
   - Всё в порядке, - отмахнулся от них Фернан, - "перенос" тут не причем. Хотя... - помешкал он, - в какой-то мере это и его воздействие тоже. Если посмотреть на это не с медицинской точки зрения, а в более глубоком, философском смысле.
   - Ты хоть сам понял, что сказал? - скептически уточнил Захар. - А если попроще...
   - А попроще тут уже не получится, - поморщился Фернан. - И если честно, то я бы сначала хотел переговорить со своим сыном. О, Амир, легок на помине!
   - Привет, па, - бодро откликнулся Амирчик, появляясь на пороге кухни. - Здрасьте всем. А чего это вы такие озабоченные? Случилось чего?
   - Угу, - буркнул его отец, - случилось. Ты ничего не хочешь мне сообщить?
   - В плане? - искренне удивился парень. - Вчера же все рассказали.
   - Всё? - ехидно уточнил Фернан. - Ничего не пропустили?
   - Вроде, нет, - пожал плечами Амир, лихорадочно соображая из-за чего на него такой наезд. И тут он обратил внимание на бледную Грушину. - Элька, ты чего такая квелая? Не выспалась?
   Танюша вздохнула. Вот почему до мужчин так туго доходят очевидные вещи?
   - Амир, ты припомни ВСЕ новости, которые надо сообщить родителям, - посоветовала она парню, характерно подвигав рукой над своим животом.
   Хорошо ещё, что стояла она за спинами мужчин и видеть её могли только Амир и его отец, который, по всей видимости, уже был в курсе того, что скоро станет дедом. Эти мысли, похоже, наконец-то посетили голову и Амира, потому что он позеленел не хуже Эльки, что не укрылось от взглядов стоящих перед ним мужчин.
   - О, - воскликнул Вячеслав, - и этот такой же становится. Фернан, ты ошибся, это эпидемия.
   Дюбуа-старший невесело хмыкнул.
   - Слава, поверь, моему сыну эта "болезнь" не грозит.
   - Папа, на твоем месте я бы не был столь самоуверен, - пробормотал Амирчик. - У нас уже были прецеденты.
   - Не понял, - опешил Фернан. - Ты пол сменил?
   - Нет, - шарахнулся от него сын, - но я знаю того, кто будучи мужчиной, оказался в таком же положении.
   - Так, не забивай мне голову всякой ерундой! - возмутился рассерженный родитель. - Быстро признавайся - твоих рук дело? - указал он на смущенную Грушину.
   - А если и моих, - дерзко вскинул голову Амирчик, пробираясь поближе к Эльке. - И если на то пошло, то не только рук, но и других частей тела.
   - Вот я бы тебе эти "другие" части тела запечатал бы лет на десять, чтобы не лезли куда не надо, - закипел Фернан. - Ты чем думал, когда...
   Закончить он не успел, потому что внимание окружающих переключилось на полуодетую Томочку, которая совершенно также, как и Элька, опрометью пронеслась в туалет. За ней торопился Сережа.
   - Угу, - дернул головой Захар, - значит, нет никакой эпидемии, а есть утренняя тошнота для отдельно взятых личностей женского пола. И что-то мне эти симптомы напоминают...
   До остальных тоже начало доходить. Вячеслав сглотнул, побагровел и стиснул кулаки.
   - Ты чего натворил, засранец?! - ринулся он на побледневшего Сережу.
   - Так, Слава, остынь, - встал перед ним Виктор. - Ребята нам сейчас все объяснят. Я уверен, что они...
   - Ты чего это меня успокаиваешь? - переключился на него Сунько. - Ты бы своего поганца успокаиваться научился. Думаешь, что он сухим из воды выйдет? Да я ему все лишние части тела на ноль помножу. Он же за мою девочку...
   - Погодите, мужики, - выдохнул Захар. - Это дело надо решать на спокойную голову. Мне вот сейчас другое интересно - кто ещё? - и он повернулся к Танюше. С квадратными глазами на неё уже смотрели Стас и Дмитрий.
   Таня гордо вздернула голову, повела плечами и отрицательно помотала головой. Петров-старший и Зверенко-старший одновременно облегченно выдохнули. Этот молчаливый диалог не остался незамеченным окружающими.
   - Так, - заключил Захар, - значит, вам, мужики, раннее дедовство не грозит. Интересно, я в вашей команде или... - вопросительно взглянул он на потенциальных папаш. Те дружно отвели взгляды. - Понял, не дурак - дурак бы не понял. Вот я этому умельцу мозги вправлю! - внезапно рассвирепел мужчина. - Взрослый, блин! Олигарх малолетний! А штаны застегнутыми держать не научился. Пропустите меня, я ему сейчас устрою утреннюю побудку, - рванулся он в сторону гостиной.
   - Захар, стоять! - рявкнул Старостин. - Не дело на детей наезжать. Сам подумай - они четыре месяца черт-те где жили. Шансов на возврат у них по минимуму было. Так что...
   - А ты нас не тормози, - поддержал Рябкина Вячеслав. - Я посмотрю на тебя, если твой Вовка такое отчебучит. Я все понять могу, но как нам СЕЙЧАС быть? Девкам школу заканчивать надо, а у них животы наверх попрут, что на дрожжах. Как выкручиваться будем? Вот, блин, попали так попали.
   - Пап, - вмешалась тихонько покинувшая ванную Томочка, - мы цивилизацию должны были возрождать. Кто же кроме нас, а? И Сережа тут не виноват. Мы вместе так решили. А если ты на него будешь нападать, то мы отдельно жить уйдем. Нам уже шестнадцать и нас поженят. Вот!
   - Уй, мля! - схватился за голову Сунько-старший. - Прародители, мать вашу за ногу! А ты подумала, что мы матери твоей говорить будем? - накинулся он на дочь. - Как ты её этим "сюрпризом" обрадуешь? Неужели не могли подождать до окончания школы? Куда торопились?
   - Так мы ж не знали, что нас обратно выкинет, - примирительно пробубнил Сережа, прижимая к себе Томочку и виновато косясь на своего отца.
   Виктор, в отличие от остальных отцов, не буянил, но и радости не проявлял. Видно было, что Лавочкин-старший о чем-то усиленно размышлял.
   - Чего это вы с утра пораньше разорались? - на пороге квартиры появился довольный Игорь Рыжов, обвешанный со всех сторон сумками, кульками и плечиками с одеждой. - И дверь у вас нараспашку. Я звонить хотел, когда заметил, что не закрыто. Вы что всю ночь так провели? Какая беспечность! - покачал он головой, сваливая часть груза на вешалку в прихожей. - Район у нас, конечно, не самый бандитский, но и у нас сволоты хватает. Так чего вы с утра шумите? - протиснулся он на кухню, водружая кульки на стол. - Девчонки, я на рынке яйца купил, молоко, творог, сметану и овощи, а булочки и хлеб тут рядом взял. Разберетесь, что на завтрак приготовить? Там на вешалке Гарика, Гриши и Амира костюмы, Маринки, Томочки и Танюшки платья, а остальное матери чуть позже подвезут. Эстела сказала, что она Эльке, Иришке и Севочке наряды захватит, а ты, Вить, сам сходи, а то мы договориться забыли. Да, букеты я выгружать не стал. Чего их туда-сюда таскать. Будем идти в школу, разберете.
   - Я уже принес, - кивнул Лавочкин-старший. - Сережа, в гостиной висит костюм, туфли в коробке в коридоре, а кулек с твоими умывальными принадлежностями в ванной на крючке.
   - О, - вскинул голову Игорь, - чуть не забыл! Я купил там на всех щетки зубные, пасту и станки одноразовые с гелями для бритья. Выбирал по своему вкусу, но, думаю, что на один раз сойдет. Чего стоим? Кого ждем? - обратился он к ребятам. - Времени у вас не так и много. Через полчаса родители подтянутся. Не протолкнуться будет.
   - Всем доброе утро! - в кухне появились бодрые Гарик, Мишка и Гришка. В туалете заполошенно хлопнула дверь.
   - А там кто? - лениво поинтересовался Захар.
   Гарик пожал плечами.
   - Иришка, кажется.
   - А-а-а-а, - протянул Захар, - и, видать, с тем же "диагнозом". Ну-ну... А ты, Игорек, нас не спрашивай: чего мы шумим, ты лучше своего отпрыска попытай на предмет не заявленных подарков. Чую, что и ты скоро к нашим воплям присоединишься.
   Игорь недоуменно покосился на Захара, а потом вопросительно кивнул сыну:
   - Гарик, а в чем дело?
   Рыжов-младший насупился и возмущенно зыркнул на Амира. Тот гневно зашипел:
   - Чего ты на меня смотришь? Я им ничего не говорил. Они сами догадались.
   - Угу, - мрачно буркнул не выспавшийся Гришка, - кажется, я тоже догадался. Гарик, твой папа вправе знать обо всех изменениях в своем семействе.
   - Интересно, - удивился Рыжов-старший, - а чего я не знаю? Со вчера, вроде, ничего такого не случилось. Ну, кроме вашего вояжа по неизведанным мирам. А так все в порядке. Пожара нигде не было, - пошутил он. - А что такое с Иришей приключилось? Отравилась?
   - Ага, - невесело хмыкнул Вячеслав. - "И так это на ней сказалось", что через девять месяцев ты дедом станешь.
   - Иди ты! - рухнул на табуретку Игорь. - Гарик?!
   - А чего сразу "Гарик"?.. - пробубнил парень, вздыхая. - И не через девять, а через семь.
   - Ну, вы даете, "попаданцы"! - выдохнул Игорь. - Провалились, блин, на другую планету! Нет, чтобы дорогу домой искать, как приличные дети, так они кроликов решили изображать, поганцы. И что теперь делать, мужики? - повернулся он к своим соратникам по общей проблеме.
   - Что-что? - пробурчал Захар, - Памперсы заготавливать. Вот же я, дурак старый, переживал, что мой охламон девочку упустит! А он не только не "упустил", но и подсуетился на будущее. Чего молчишь? - накинулся он на сына.
   Гришка пожал плечами.
   - А чего говорить? Всё ясно и без слов. Девчонки будут рожать, а нам надо подумать, как из этого выйти с минимальными потерями.
   - Скажите, какой умный! - деланно восхитился Захар. - И какие же это "минимальные" потери?
   - Закончить нормально школу, поступить в институты, воспитать детей, - перечислил Гриша. - И, в первую очередь, вытащить Анну Сергеевну.
   - Стратег, блин! - выругался Захар. - А вы подумали, как девчонки будут школу заканчивать с грудничками наперевес? И это я не говорю о скандале, который нас всех ждет. Неужели вы не понимаете, какой хай поднимется, когда узнают о беременности четырех старшеклассниц в одном классе? Вот вы капитально подставили свою любимую учительницу! Ей же теперь жизни не дадут. И это в том случае, если вообще с работы не попрут за халатность и педагогическую близорукость. И знаешь, Григорий, что-то я не уверен, что в такой ситуации Анну Сергеевну имеет смысл вытаскивать с другой планеты, - подытожил мужчина. - Там ей значительно спокойнее будет, чем ваши грехи разгребать.
   Гришка побагровел и насупился. Что ответить разгневанному родителю он не знал, тем более что и сам примерно также думал. Ну, кроме возврата Анны Сергеевны...
   - Стоп, - вмешался Старостин, - погодите. Я согласен, что ситуация аховая, но выход можно найти в любом случае. Просто мы сразу стали рассматривать наихудшие варианты, а надо проанализировать все в целом. Уверен, что мы найдем решение.
   - Поддерживаю, - заговорил Виктор. - Я вот что думаю, ближайшие пару месяцев ничего ещё не будет заметно. От чрезмерных физических нагрузок Сергей девочек освободит, так? - Старостин кивнул. - Ну, а до Нового года девочкам надо экстерном закончить школу. По уровню их подготовки им это вполне по силам. Согласны? - обвел он взглядом родителей. Те задумались. - Вот и я о том же, - продолжил Лавочкин, - если они исчезнут из школы до того, как станет известно об их "интересном" положении, то скандал удастся замять на корню. А до родов поместим их в какой-нибудь тихий санаторий или центр, в котором лежат роженицы. Я знаю, что в соседней области есть такой, но он очень дорогой. Я, в свое время, хотел жену туда положить, но по деньгам очень накладно выходило. Хотя, если б тогда знали, что так получится... - Виктор покаянно вздохнул. - Так вот, сейчас с деньгами посвободнее стало, так что материальный фактор для нас не решающий. Центр этот расположен на закрытой территории и там можно провести время до самых родов. Ну, а после родов и до поступления времени им хватит, чтобы прийти в себя и нормально продолжить учебу. Так что все хорошо будет и Анну Сергеевну надо возвращать. Тем более что она, как я понимаю, ни сном, ни духом о ваших фортелях. Я прав? - Ребята кивнули. - Вот так, а с детьми мы вам поможем. - Виктор улыбнулся. - И мысль о внуке меня совсем не пугает, а даже наоборот...
   - Змий ты, а не родитель, - возмутился Вячеслав. - Все он уже распланировал, а я как подумаю, какой скандал мне жена закатит, так хоть вешайся заранее. Ей перспектива стать бабушкой в тридцать шесть лет точно не по вкусу придется. Эх...
   - Папуля, - прижалась к нему Томочка, - а мы тебя к себе жить заберем, не дрейфь.
   - Куда это "к себе"? - возмутился Вячеслав, чмокая дочку в лоб. - Сами бездомные, а туда же. Нет уж, доча, никуда мы тебя не отпустим, пока ваш "папаша" не станет твердо на ноги. И внука я никому не отдам. Все равно Влада дома сидит, все ей веселее будет.
   - А если будет внучка? - весело подначил его Виктор.
   - Не, - замотал головой Сунько, - я всю жизнь о сыне мечтал. Вот только моя уперлась со своей фигурой и никак на второго не повелась. На Томочку только и надежда. Так что внук у нас с тобой будет, сват, не сомневайся.
   - Лады, эту проблему мы отодвинем, а как с Анной решать будем? - вернул всех на землю Захар.
   - Так вроде уже все обмозговали, - удивился Дмитрий, пребывавший в отличном расположении духа в связи с "не залетом" дочки. - Кстати, Гриша, выясни у этого вашего Шеса, как ему предложение по психу Фернана.
   - Он согласен, - заверил Гришка. - Если это сработает, то будет лучшим из всех возможных решений.
   - И то дело, - повеселел Захар. - Фернан, а ты чего молчишь? Как узнал о внуках, так и притих. Что думаешь? Как Клавдия тебя запилит?
   Дюбуа вздохнул.
   - Моя жена обрадуется. Это я точно знаю и даже не сомневаюсь в её реакции, а думаю я, как Эстела отреагирует. И что-то мне подсказывает, что моя будущая сваха такой скандал закатит, что нам всем небо в очинку покажется.
   - Да, ладно тебе, - успокоил его Рябкин-старший, - не такой черт, как его малюют. Прорвемся.
   - Дай-то бог, - поморщился Фернан, - дай-то бог.
   Элька вздохнула. Она понимала сомнения Амиркиного отца лучше всех.
   - А чего у вас дверь нараспашку? - в квартиру вплыла вышеупомянутая "сваха". - Эличка, начало девятого, а ты не причесана, не умыта и не одета. Доченька, с таким походом ты никогда не станешь звездой подиума. Быстро в ванную!
   - Мама, - простонала будущая "звезда подиума", - а поздороваться и поцеловать ребенка?
   - Обойдешься, - подпихнула Эстела дочь в сторону ванной, - а с остальными я недавно виделась. Чего по триста раз здороваться, когда и проститься не успели? Так, девочки, а вы чего застыли? Быстро извлекаем расчески, фены, утюги и живо приступаем к наведению марафета. Косметику я привезла. У нас на все про все полчаса. Мальчики, за вами завтрак. Быстренько- быстренько, не тормозим и не спим на ходу. Время пошло. Да, - притормозила она, - Михаил, спустись вниз. Там ваш водитель привез тебе одежду, забери. Стас, Маша просила передать, что она прямо к школе подъедет. Её Георгий Сергеевич привезет, - и Эстела скрылась в коридоре.
   Мишка побежал за вещами, а остальные потянулись выполнять цэу.
   - И это она ещё не в курсе последних новостей, - простонал Амирчик, покорно перехватывая у Танюши эстафету у плиты.
   - Угу, - буркнул Гарик, пристраиваясь на кухне чистить зубы и умываться.
   - А бритвенные принадлежности привезли? - поинтересовался Гришка.
   - В сумке возьми, - откликнулся Рыжов-старший. - Вот это у меня стресс за последние сутки!..
   - А ты думал, - отозвался Захар, - прямо хоть с утра лечиться начинай. - Гришка сурово покосился на отца. - А ты не зыркай, не дорос ещё отца критиковать. Эх, грехи мои тяжкие... Амирка, отдай штурвал и рули приводить себя в порядок. С завтраком мы и сами справимся.
  
   Глава 6.
  
   Как ни стращала опозданием Эстела, но все уложились в отведенное время. Без пятнадцати девять все одиннадцать "бэшек" и трое приблудных стояли возле подъезда аккуратно причесанные, нарядно одетые, накормленные и слегка не выспавшиеся. Столпившиеся родители с гордостью посматривали на своих детей. Галя Колокольчикова раздавала девочкам нарядно оформленные букеты, мальчишки солидно стояли в сторонке, снисходительно реагируя на суету.
   Кроме Гришкиной компании к дому Анны Сергеевны подтянулись и остальные одноклассники со своими родителями. Всем хотелось пойти в школу вместе со своей классной.
   Единственная проблема возникла с одеждой. Маша Ромова за лето пошила всем девочкам модные платья-футляры, ориентируясь на их весенние мерки и согласовав детали фасона за частые сеансы связи. Но после пребывания на Присоске девочки похудели, и новенькие туалеты сидели на них не совсем идеально.
   Пиджаки на мужской половине тоже болтались, но это выглядело всё-таки уместнее. Только глянешь и сразу понимаешь, что у ребят ещё выпускной вечер впереди, а карманы у родителей не бездонные. И так трогательно смотрелись галстуки на ещё по-мальчишечьи тонких шеях. Но вот девочки...
   Маша расстроилась. Они так старались, а все усилия насмарку. Шмыгающая носом Ромова, уговаривала девчонок согласиться на быструю подгонку по фигуре, но те усиленно отбивались.
   - Машка, - уговаривала расстроенного дизайнера Танюша, - да все нормально смотрится. И ничего у меня тут не болтается, - отбивалась она от Ромовой. - Тебе кажется. И тут не морщинит ни капельки. Отстань ты, ради бога...
   - Ничего мне не кажется, - гундосила Маша. - Ты лучше скажи, почему вы мне мерки не точные дали. Я же просила по два раза перемерять. И примерку надо было вчера провести. Я бы за ночь переделала. И что теперь делать? - чуть не плакала девушка.
   - Мария, - не выдержала Светлякова, - а я тебя просила дома сегодня посидеть. Куда ты с такими соплями вылезла? Какая у тебя с утра температура? Небось, не меньше тридцати семи с хвостиком? И одеть надо было не легкий шелк, а кофточку шерстяную. И горло замотать. Куда пошла? - завопила Маринка вслед улепетывающей от греха подальше Ромовой. - Я ещё не закончила. Ты горло полоскала? - припустила она вслед за Машей, экспрессивно размахивая букетом.
   - Слава богу, - вздохнула Элька. - Кажется, пронесло. Молодец Маришка! Как она её переключила, а?!
   - И все-таки, Эличка, вы зря меня не послушались, - сбоку подрулила Эстела. - К такому цвету кожи ваши пастельные тона платьев совершенно не подходят. Этот дикий красный цвет забивает все остальное. Надо было воспользоваться тональным кремом.
   Элька мысленно застонала и, сцепив зубы, повернулась к матери.
   - Мамуля, твой тональный крем сделал бы только хуже. Тем более что платья у нас открытые и на все участки кожи его просто бы не хватило. Не говоря о том, что он отвратительно воняет.
   - Вот, кстати, - встрепенулась Эстела, - как можно было отказаться от легкого запаха духов? Это же вершина законченного образа. Ты же сама привезла этот парфюм из-за границы. Неужели он тебе разонравился? Может, понюхаешь ещё раз?..
   Элька слегка побледнела и судорожно сглотнула. На помощь ей бросилась Танюша.
   - Тетя Тэла, сегодня так жарко будет, что эти духи просто убийственно начнут вонять уже через пару часов. Зачем нам нужна репутация вульгарных особ? Вы согласны?
   - Танюша, ну почему сразу "вульгарных"? - слабо попыталась сопротивляться Эстела.
   - Потому что только вульгарные особы по жаре льют на себя духи, - уверенно заявила Танюша. - А интеллигентные женщины предпочитают свежий запах чистой кожи, не отягощенный никакими посторонними примесями. Правда, мамуля?.. - повернулась она к своей маме.
   - Конечно, милая, - покивала головой Евгения Зверенко. - Знаешь, Тэлочка, когда ко мне на приёме в кресло плюхается вот такая благоухающая потом и духами особа, то я благодарю современную стоматологию за наличие маски и пластикового козырька. Иначе задохнуться можно просто сразу. И кондиционеры не спасают. Но, девочки, почему вы купили цветы без запаха? - в свою очередь удивилась она.
   - Это дядя Игорь покупал, - тут же перевела стрелки присоединившаяся к ним Томочка. - Все вопросы к нему. Но, с моей точки зрения, он поступил совершенно правильно. Резкий запах цветов тоже не желателен. И так выставим все букеты в кабинете, а Анне Сергеевне там ещё работать.
   Эстела скорчила зверское выражение лица, и Томочка сообразила, что брякнула лишнее, потому что ещё не все мамы были в курсе их похождений. Как и не все одноклассники.
   - А почему Анна Сергеевна ещё не вышла? - подкатил к ним Паша Хоботков. - Можем опоздать. Я сбегаю за ней?
   - Нет! - в один голос завопили Томочка, Танюша, Элька и Эстела. Остальные изумленно выкатили на них глаза.
   - Она... э-э-э-э... - мучительно подбирала варианты Томочка, мысленно проклиная мальчишек, которые не удосужились поделиться с ними версией отсутствия классной на работе. Если бы Томочка знала, что эту версию просто забыли отработать... - Она уже в школе, наверное, - брякнула Сунько и пожала плечами под недоуменными взглядами Тани и Грушиных. - Дома её точно нет.
   - Тогда чего мы тут толчемся? - возмутился Паша. - Гриша, давай выдвигаться, а то от АнСергеевны нагорит за опоздание! - прокричал он, энергично двигаясь в сторону школьного двора и увлекая за собой остальных.
   Гришка вздрогнул. Черт! Они ж не согласовали причину отсутствия Анны Сергеевны на работе. И что делать? Он оглянулся. Народ бодро потопал к школе, весело переговариваясь и делясь впечатлениями от летних каникул. Ладно, по дороге что-то придумаем. И куда они так почесали? Можно подумать, там впереди медом намазано?..
   Школьный двор бурлил веселым и ярким водоворотом нарядных детей, пестрых букетов, принарядившихся родителей и торжественно-официальных учителей. Но не все из них сохраняли дистанцию и блюли авторитет: вокруг немки, физика и ещё нескольких педагогов слышались оживленные голоса, смех и радостные выкрики.
   Робко переминались с ноги на ногу крохотные первоклашки в бордовых пиджачках и с новенькими портфелями в руках у родителей. Букеты, которые малышня никому не доверяла держать, зачастую были больше самого владельца. Особенно, когда в них входили красавцы гладиолусы самых разнообразных оттенков.
   Гордо посматривали на окружающих пятиклассники, перешагнувшие рубеж начальной школы и возомнившие себя взрослыми и жутко грамотными. Завистливо косились на выпускников девятиклассники, ощущавшие себя не до конца взрослыми по сравнению с небожителями из одиннадцатых классов. А сами выпускники просто радовались ещё одному году отсрочки от взрослой жизни. Хотя и детство им тоже порядком надоело и хотелось побыстрее стать самостоятельными и независимыми. Вот только немножечко страшно, поэтому и радостно, что ещё целый год впереди.
   В общем, школьный двор жил своей, особенной и неповторимой жизнью, которая наиболее ярко проявляется исключительно первого сентября и двадцать пятого мая, а в остальные дни просто существует.
   Старостин отстал от ребят и присоединился к своей жене и сыну, а "бэшки" дисциплинированно прошли на свое место, сиротливо пустовавшее в общей толчее, и стали выстраиваться: девочки вперед, мальчишки вторым рядом, а за ними родители.
   - Наконец-то вы соизволили появиться! - недовольно пробурчала директриса, перехватывая Гришу на полпути. - Что происходит? Где ваша классная? Я ей со вчерашнего дня дозвониться не могу, - гневно прошипела Елена Семеновна. - Что всё это значит? Григорий, отвечай немедленно!
   - Елена Семеновна, здравствуйте! - радостно прокричал Рябкин, судорожно пытаясь найти выход. - Как вы прекрасно выглядите! Это вам! - выхватил он букет у Светляковой. Та опешила.
   - Спасибо, - буркнула директриса, перехватывая букет поудобнее, - но ты мне зубы не заговаривай. Что с Аней?
   Поскольку разговор велся на повышенных тонах, то народ вокруг притих и стал прислушиваться. Особенно старалась Инга Витальевна, отвлекшаяся от выстраивания своих учеников по росту и "весу" их родителей.
   - Тут такое дело, Елена Семеновна, - тянул время Гришка, мучительно пытаясь придумать "железную" отмазку для своей классной, - такое деликатное дело, что я даже не знаю, как вам и сказать. Вот.
   - Гриша, - заволновалась директриса, - с ней все в порядке? Она здорова? Не тяни, говори немедленно!
   Гришка выдохнул и брякнул:
   - Здорова, но беременна и лежит на сохранении.
   Рядом икнула Маринка, и закашлялся Рябкин-старший. Гришка покосился на народ. Общее впечатление - шок на всех лицах. Причем, как на тех, кто знал правду, так и на неосведомленных физиономиях.
   - Гриша, - потеребила его за рукав Елена Семеновна, - а почему она меня в известность не поставила? Мы с ней позавчера на педсовете разговаривали, и ничего такого она не сказала.
   - Так она и сама только вчера узнала. Ей плохо стало, мы дядю Фернана вызвали и в больницу её отвезли. А там анализы, УЗИ, все дела. Вот и выяснили. - Гришку несло на всех парусах. - Да вы сами у него спросите, - привлек он внимание директрисы к Дюбуа-старшему.
   Та вопросительно взглянула на мужчину. Он откашлялся, гневно зыркнул на Гришку и сказал:
   - Да, Елена Семеновна, все так и было. Вы ж понимаете, что в её возрасте беременность очень... э-э-э-э... - замешкался он, подбирая слова.
   - Опасна, - выручила его Галя Колокольчикова. - В таком состоянии Анне Сергеевне надо полежать в стационаре и не напрягаться. Ей там окажут квалифицированную помощь, чтобы ребенка она выносила, как положено. Тут уж не до работы, когда такие дела...
   - А нам что делать? - недоумевала директриса. - Что ж она не предупредила? А это надолго? Кем же я её заменю? Можно с ней связаться?
   - Нет-нет, - подключилась к разговору Маринка, - там телефоны и компьютеры запрещены. Говорят, что их излучение плохо влияет на развитие плода. А вы же знаете, что Анна Сергеевна очень трепетно относится к детям. Как же она может рисковать здоровьем своего будущего ребенка? Но мы ей передадим, что вы волнуетесь, и при первой же возможности она с вами свяжется.
   - А навестить её можно?
   - Увы, - это уже Лавочкин-старший старается, - она лежит в закрытом центре для будущих матерей. А там такие строгие правила карантина, что даже родственников и мужей пропускают только по предварительной записи и с полной дезинфекцией. Так что с визитами придется потерпеть.
   - А что, наша драгоценная Анечка Сергеевна вышла замуж? - ядовито поинтересовалась Инга Витальевна, подобравшись поближе и жадно прислушиваясь к потенциальной сплетне.
   - Что вы, голубушка, - оттерла её плечом Эстела, - кто ж такие вещи делает так скоропалительно? Тем более, когда замешаны такие персоны. Но вам я по секрету признаюсь: Анна Сергеевна летом познакомилась в Москве со шведским бизнесменом; вспыхнула обоюдная страсть и вот, результат, как говорится, налицо. Анечка просила меня связаться с её избранником и сообщить ему радостную новость. Так что мы вскоре ожидаем и его визит, и их пышное бракосочетание. Он, знаете ли, уважаемая, - проникновенным голосом вещала она позеленевшей от зависти англичанке, - очень богатый человек и не перед чем не остановится, чтобы сделать нашу Анечку счастливой. Мы так за неё рады, - закончила свой монолог Эстела, демонстративно смахивая несуществующую слезинку. - А вы?
   - И мы тоже рады, - прошипела Инга. - Особенно рады будем познакомиться с супругом Анны Сергеевны, так сказать, воочию. А то, знаете ли, доверять воспитание и обучение детей легкомысленной особе, готовящейся стать матерью-одиночкой, не самый лучший пример для нашего подрастающего поколения. - И англичанка ретировалась обратно к своему классу, практически плюясь ядом и шипя на всех окружающих.
   - Скажите, какие мы нравственные стали, - в ответном шипении Эстелы было ничуть не меньше яда и сарказма.
   - Так, а с заменой как же? - не отставала от Гришки директриса. - Фернан, на сколько её положили?
   Фернан скривился.
   - Минимум на месяц, а там как получится.
   - Боже мой, - всплеснула руками Елена Семеновна, роняя букет, - весь учебный процесс перекраивать придется.
   - Не волнуйтесь вы так, - поймал цветы и подхватил женщину под локоть Станислав, - ребята заменят её на всех уроках. Вы же знаете, что они школьную программу уже давным-давно освоили. Так что и им полезно будет пройти ещё раз ранее изученное, и вам меньше головной боли.
   - Но... - попыталась робко возразить директриса. Стаса она, откровенно говоря, всегда побаивалась, не зная чего ожидать от своенравного олигарха.
   - А замены, как всегда, ставьте остальным. Я с ними договорюсь, - разрешил её сомнения Петров-старший.
   Когда директриса удалилась, чтобы все-таки начать торжественную линейку, народ развернулся лицом к Гришке.
   - И что это было? - первым не выдержал Захар.
   - А что мне было делать? - начал оправдываться парень. - Мы ж прохлопали ушами, что надо обсудить и этот вопрос. Вот я и выкрутился, как мог, - вздохнул он.
   - Не, ну это понятно, - покивал Захар, - а откуда тут шведский миллионер выплыл?
   - А, по-моему, здорово получилось, - отбилась от нападок Эстела. - Ингушка от зависти чуть не лопнула. Я её такой никогда ещё не видела.
   - Не, с этим я тоже не спорю, - согласился Рябкин-старший, - но если беременность и сорваться может, то где мы этого олигарха брать будем? Стас?
   Петров покачал головой.
   - Я - пас, у меня холостых миллионеров со шведским подданством на примете ни одного нет. Постараюсь за месяц найти, но без гарантий.
   - Во-во, - вздохнул Захар, - и мой брательник при всем желании на шведа не потянет. Максимум на нашего братка и то с натягом. Да, Тэла, удружила ты нам с этой свадьбой.
   - Да, ладно, - отмахнулась Грушина, - в крайнем случае, закажем мальчика из эскорт-услуг. Подберем подходящего по типажу и возрасту и изобразим свадьбу. А потом они и разойтись могут.
   - Тэла! - шокировано закатила глаза Иришкина мама.
   - А что сразу "Тэла"?! - начала заводиться Грушина. - Сами бы изобретали, а то только критиковать и могут. Пойдем, Гриша, от этих скептиков подальше, - подхватила она Рябкина под локоть и увлекла на площадку "бэшек". - Не могут они понять весь романтизм женской души.
   - Честно говоря, теть Тэла, - прошептал ей Рябкин, - я тоже как-то не очень врубился.
   Грушина вздохнула.
   - Может, я свою мечту озвучила. Имеет женщина право на МЕЧТУ, а? Гриша, как ты считаешь?
   - Право имеет, - согласно кивнул Гришка, - но мечта должна быть реальной. А со шведом нам туго придется. У меня тоже никого такого нет.
   - Эх, скучные вы люди, мужики! - скривилась Эстела. - Вы, главное, Анечку верните назад, а шведа мы ей и сами отыщем.
   - И почему именно швед? - не удержался от любопытства Рябкин.
   - А люблю я брутальных мужиков скандинавского типа, - весело засмеялась Эстела. - Всегда хотела попробовать высокого блондина атлетического телосложения.
   - Лучше бы предпочитали наших мужиков, - пробурчал себе под нос Гришка.
   Эстела сделал вид, что не услышала.
   - А нам кто объяснит, что происходит? - возмутился Димка Назаров. Его поддержали остальные "неосведомленные" одноклассники и их родители. - Почему мы все последними узнаем?
   - Спокойствие, только спокойствие, - приглушил народные волнения Мишка. - Вот поедем на вылазку после уроков, там все и узнаете. Стройтесь, давайте, а то мы всех задерживаем.
   Народ недовольно погомонил, но затих и послушно выровнял ряды. Первосентябрьская линейка покатилась по своему запланированному сценарию.
   ...Последующие несколько часов слились для Рябкина в сплошной калейдоскоп лиц, разговоров и разнообразных школьных забот. До полудня пришлось мотаться по школе, решая кучу мелких и парочку проблем покрупнее, но управились в срок. Со всеми преподавателями договорились о заменах для Анны Сергеевны, учебники получили, хвосты потенциальным бузотерам накрутили.
   Когда ребята вырвались на свободу из родных, но уже немножко тесных стен своей "альма-матер", их ждал школьный автобус, родители с походной одеждой и полные сумки разных вкусных деликатесов.
   Ребята по-быстрому переоделись, парадную одежду оставили в подсобке у классной в кабинете, и дружными рядами выехали на природу. Было тесно, но весело. За рулем автобуса сидел отец Димки Назарова, как трезвый, отдохнувший и самый опытный после Захара и Виктора. А то от последних на версту несло последствиями ночных бдений и возлияний. Захар торжественно поклялся, что обратно сам поведет транспорт. Вот только поспит подольше...
   Ну, а присутствие родителей на "детском" пикнике давно никого не удивляло. Это только посторонние могли фыркать и издеваться над "маменькиными детишками", которые даже на вылазки с родаками ездят. Самим ребятам такое времяпровождение ни скучным, ни тягостным не казалось. Родители отлично вписывались в их дружный коллектив.
   - Дядя Стас, - окликнул задремавшего Петрова Гриша, пристраиваясь на соседнем сидении. Мишка в это время веселил народ на заднем сидении и к отцу под бок не стремился. - А как там близнецы и Веня?
   - Нормально, - зевнул мужчина. - Близнецов наш дед Жора самолично отвез в школу, а потом они зашли в квартиру и забрали их документы, вещи...
   - А ключи? - перебил его удивленный парень.
   Стас отмахнулся.
   - У моего бати такой опыт, что ему эти замки на полчиха вскрыть. Только ты этого не слышал, - тут же спохватился мужчина.
   - Да, ладно, - заухмылялся Гришка. - И соседи не помешали?
   - Ага, как же, - хмыкнул Петров, - была там парочка особо бдительных соседок. Батя им свое удостоверение показал и сказал, что в связи с особой ситуацией дети переданы под опеку государства.
   - И поверили?
   - Мой отец умеет быть внушительным, - улыбнулся Стас. - Ну, а потом детишек отвезли к нам домой, и они уже уверенно обживают новые комнаты и знакомятся с Машей. Она над ними уже квохчет полдня и останавливаться не собирается. Видишь, даже на природу ехать отказалась.
   - Не рано ли? Вдруг их попытаются в детдом поместить?
   - У меня не попытаются, - сощурился мужчина. - Это уже мои дети и я их никому не отдам. Можешь мне поверить.
   - Даже не сомневался, - усмехнулся Гришка. - Странно только, что Георгий Сергеевич без нашего допроса обошелся. А с Веней что?
   - Да тоже нормально. Я водителя с ним послал. Так он доложил, что никто Веню вашего не разыскивал, в колледж он вовремя попал, так что и с этой стороны все нормально будет, а от родных органов мы его отмажем вместе с остальными. А отец допрос не устроил, потому что я клятвенно его заверил, что вечером все сам доложу с мельчайшими подробностями. Слово дал. Да и Миша ему был предъявлен с загаром и новой стрижкой. А батя у меня опер не по профессии, а по призванию. Нутром правду чует. Кстати, хотел у тебя уточнить: вы этому Клыкову полностью доверяете?
   Гришка задумался.
   - Полностью вряд ли. Слишком уж темная история с его приятелями получилась. Проверить там ничего нельзя было, вся история только с его слов, а он не тот человек, чтобы ему безоговорочно верить. Но все эти месяцы он нормально работал, не халтурил, не отлынивал, ребят не задирал, к девочкам не приставал. Была там пара моментов с Танюхой и Мишкой, но они все между собой решили, и Веня отстал. Так что формальных поводов для недоверия у меня нет, но и доверять ему, как всем нашим, я бы не стал. А чего вы спрашиваете?
   Стас пожевал губу.
   - История ваших приключений слишком уж заманчивая для наших спецслужб и умников из специнститутов. Если Веня начнет трепать языком, где ни попадя, то это может плохо кончиться.
   - Да кто ему поверит? - удивился Гришка. - Вы нас хорошо знаете, и то без Шеса не верили. А что у него? Только слова. Кто в здравом уме воспримет их всерьез от такой сомнительной персоны, как Веня Клыков? - Гришка покачал головой. - Нет, с этой стороны я не жду подвоха. А вот если аварию, пропавший и вновь нашедшийся вагон свяжут с нами, то вот это уже попахивает жареным. Получилось у Сергея Николаевича с камерами? - потеребил он задумавшегося Петрова.
   - А? Да, получилось. Сергей по своим каналам вышел на ремонтников в метрополитене, те нашли шустрых ребятишек на нужном нам направлении, и мы получили копии записей. Твой Толик с ними немножко поработал, сымитировал помехи от грозы, которые удачно наложились на нежелательные нам изображения, и первый вариант мы вернули обратно.
   - И что его охотно взяли? - вскинул брови Гришка.
   - За те деньги, что я заплатил, нам предложили заменить все записи на "Горьковской" и соседних станциях за неделю вперед и назад.
   - А не проколемся мы на этих делах?
   - Стопроцентной уверенности нет, но люди деньгам так обрадовались, что отдавать их ни государству, ни обратно точно не захотят. А если учесть тот факт, что за истекшие сутки с момента аварии никто этими записями не интересовался, то...
   - Вот, бардак вселенский! - ругнулся Гришка. - У них авария на свеже выстроенном метромосту, а они даже не чешутся. Как с такими органами нас ещё не захватили враги - не понятно...
   - Да, ладно тебе, разворчался, как старый дед, - пихнул его локтем Стас. - Чего не спрашиваешь про отмазку для Анны Сергеевны?
   - Сделали? - просиял Гришка.
   - А то, - самодовольно ухмыльнулся мужчина, - лично договаривался с главврачом в этом Витином центре. Пришлось этому Пилюлькину кое-какое оборудование пообещать, но справку и заключение он сделал железные. Ваша директриса в полный ступор выпала, когда эту гербовую бумагу с тремя печатями в руки взяла. Кстати, про девчонок я тоже договорился. Главврач их всех в очередь записал на стационар после новогодних праздников.
   - Нормально, - удивился Гришка, - а чего там очередь?
   - Центр больно крутой. Туда со всего региона денежные мужики своих беременных спутниц помещают. Между нами, я уверен, что драконовский режим там не столько из-за заботы о будущих мамашах, сколько из опасения их благоверных быть внезапно застуканными на измене любимой подруге, когда та поперек себя шире. Поэтому и устраивают их туда, откуда сбежать внезапно не получится.
   - Так может не стоит туда девчонок запихивать? - засомневался Гришка.
   - Не, врачи там толковые, я узнавал. И оборудование современное, так что с этой стороны все в порядке, не волнуйся. Тем более что проживание там не в больничных палатах, а в отдельных коттеджах на четыре персоны. Что нас тоже устраивает со всех сторон. Девчонки у вас толковые, не пропадут. Ты уже выяснял у Еленушки про экстерн?
   - Ага, закинул идею. Она сегодня в таком цейтноте целый день, что проглотила молча. Сказала, чтобы мы принесли ходатайство от Анны Сергеевны, заявления от девчонок и можно начинать процедуру. За пару месяцев управимся. А что там с телом для Шеса? Кстати, вы его не видели?
   - Мишка с ним возится. Приспособил какой-то термос, как изолирующий контейнер, и таскает вашего Шеса за собой. А по поводу тела - Фернан решал вопросы. Вроде договорился на вечер.
   - Сегодня?
   - А чего тянуть? Я так понял, что чем раньше мы этот вопрос решим, тем скорее сможем приступать к строительству. Тоже ещё геморрой на ровном месте. Ни плана, ни размеров, ни материала. Чует мой седалищный нерв, что этот вопрос у нас самым проблемным встанет.
   - Ага, - поддакнул Гришка.
   Его чуйка тоже вопила о неприятностях. Но с какой стороны их ждать - не указывала. Жизнь покажет...
  
   Глава 7.
  
   До поляны, на которой их компания традиционно устраивала пикники, доехали за полтора часа. Разморенные жарой, недосыпом и вымотанные последними событиями, межмировые путешественники и их отцы дружно сопели в разных концах автобуса. Остальные, терзаемые неудовлетворенным любопытством, жалели их и вполголоса обсуждали самые невообразимые версии отсутствия Анны Сергеевны.
   Почему-то в "сохранение беременности" не верил никто. Слишком уж хорошо они знали свою классную руководительницу, чтобы вот так, с бухты-барахты, принять вариант с её внезапно вспыхнувшей страстью. Да ещё к какому-то забугорному хмырю. Нет, тут дело не чисто.
   Поэтому и жарко спорили, перебирая: и банальные проблемы с родственниками, и неизвестную болезнь, и даже похищение с последующим требованием выкупа. На последней версии особо настаивал Паша Хоботков, большой любитель классических детективов.
   Посвященный в тайну Смирнов хранил таинственное молчание, справедливо полагая, что ему просто никто не поверит, если он разболтает всё, что ему известно.
   Вот по этой причине к концу поездки народ просто с ума сходил от любопытства и жаждал немедленно получить информацию из первых рук. Не успели выгрузиться и распаковать припасы, как к сонно позевывающему Гришке угрожающе подступили не посвященные в тайну одноклассники.
   - Рябкин, давай колись, - мрачно насупил брови Хоботков. - Куда Анну Сергеевну дели?
   - А чего сразу "Рябкин"? - возмутился Гриша. - Чем тебя не устраивает официальная версия?
   - А тем, что в такой бред могли поверить только Еленушка и Ингушка, - поддержала Хоботкова Маша Ромова. - И платья я правильно пошила, а вы мне все испоганили. Никакой совести у вас нет. Я так старалась, а вы...
   - Погоди ты с платьями, - досадливо отмахнулся от Ромовой Пашка, - Анна Сергеевна важнее. И с какого перепуга вы такими краснорожими стали?
   Гришка двинул бровями.
   - Чего краснорожими? Нормальный каталонский загар. Там все такие ходят.
   - Рябкин, не финти, - вмешался Димка Назаров. - Я в прошлом году в Каталонии был. Так мы нормального цвета были, а не как сварившиеся раки.
   - И мы. И мы, - в один голос завопили Лиля Фиршман и Настя Шмелева, неразлучные подружки ещё с детсадовских времен.
   - Вот чего вы к человеку пристали? - из автобуса выполз Мишка Петров. - Говорят вам, официальную версию надо вызубрить назубок, а не официальную мы вам обязательно расскажем, но позже.
   - Когда позже? - возмущенно загомонила толпа. - И так полдня уже терпим.
   - Ну, так час-другой роли не сыграют, - съязвил Мишка.
   - А сразу чего нельзя? - бушевала Маша.
   - А потому, что мы есть хотим, - ехидно ухмыльнулся Петров. - А ты, Мария, забыла народную мудрость: сначала накорми, напои, а потом и разговоры разговаривай. Вот я, например, как утром омлет съел, так и маковой росинки во рту не держал. Поэтому с голодухи сейчас ноги протяну. И всё из-за тебя, Ромова. Так и напишут на моем памятнике: "Она его сгубила из-за своего чрезмерного любопытства", - страдальчески закатил глаза Мишка.
   - Держи, проглот, - сунула ему толстый бутерброд подошедшая сбоку Танюша, - а вы не толпитесь тут без толку, а помогите нам с шашлыками. Девчонки там зашиваются, а вы бездельничаете. Всё мы вам расскажем, Гриша ж слово дал. А ты, Мария, лучше бы вообще в тенечек отошла, а то тебя Светлякова везде ищет. Хочет полоскание и растирание применить для твоего скорейшего выздоровления.
   Машка испуганно присела и на полусогнутых шмыгнула за автобус. Рядом тут же раздалось гневное Маришкино восклицание:
   - Ромова! Куда пошла?! Вернись немедленно! Ты мне, что обещала утром?! Вернись, я сказала!
   Ромова откликаться не торопилась, равно, как и сдаваться на милость Светляковой. Все понятливо захихикали. Через Маришкины "врачебные" руки прошла большая часть присутствующих, поэтому бегство Ромой все воспринимали с завидным пониманием.
   Видя, что Рябкин и Петров сдаваться не собираются, ребята поворчали, но разошлись. Постепенно на живописной полянке на берегу Волги закипела обычная, "пикниковская" суета: разводили огонь в мангале, нанизывали мясо на шампуры, раскладывали салаты по плошкам, резали овощи, сооружали канапе, варили походный кулеш, любители рыбной ловли пытались сымитировать послеполуденный клев. В общем, все занимались полезной и привычной работой, изредка отвлекаясь на купание в теплой волжской воде.
   Вскоре над полянкой поплыл одуряющий запах сытной еды. Слюни глотали уже все. Рыбаки вернулись без улова, но в углях запекли нескольких, прихваченных с собой из города, судачков. Рядом пристроили картошку и обмазанных глиной уток. Аромат стоял такой, что даже из соседней рощицы выползли зевающие отцы: Стас, Фернан, Захар, Дмитрий, Вячеслав, Виктор и Игорь.
   - У-у-у, как у вас тут обильно, - сглотнул слюну Захар, пытаясь выхватить кусочек сыра из-под ножа своей жены.
   - Не кусочничай, - хлопнула та его по рукам. - Сейчас за стол будем садиться. Гриша, дать тебе бутербродик? - ласково окликнула она сына, пыхтящего над блюдом с готовыми шашлыками.
   - Ага, - с готовностью разинул рот Рябкин-младший, куда тут же спикировал маленький бутерброд с сыром, кусочком лимона и зеленой оливкой.
   - Вот так всегда, - пожаловался окружающим глава семейства Рябкиных, - деточку подкармливаем, а родного мужа взашей гоним.
   - А как же, - подтвердила супруга, - сыночка не пьет, не курит, и по ночам невесть где не шляется.
   Гришка закашлялся, народ захихикал, а Захар побагровел.
   - Светлана, ты договоришься у меня, - мрачно посулил он. - Не ты вчера голосила, что этому поганцу руки-ноги поотрываешь, если он тут же не найдется?
   - Так-то вчера было, - пожала плечами ничуть не смутившаяся супруга. - Мой Гриша - мальчик ответственный, добросовестный и никогда маму не огорчает. В отличие от некоторых...
   Тут уже заржал Захар.
   - Вот ты удивишься, Светуля, когда твой ответственный мальчик сегодня народ просвещать будет. Особенно, когда он до собственных "подвигов" дойдет.
   - А надо? - сморщился Гришка.
   - А как же, - удовлетворенно хмыкнул Захар, - это теперь общее дело, сынок, а не какая-то частная лавочка. Ваши грехи всем прикрывать придется. Так что... - Рябкин развел руками. - Нас кормить здесь будут? - неожиданно гаркнул он. - А то мы пойдем других мест искать.
   С шутками и здоровым смехом народ рассаживался на покрывалах вокруг раскладных пластиковых столешниц, которые они уже давно приспособили под столы для пикников. Не взирая на вчерашний дождь, земля за день просохла, поэтому сидеть было тепло и комфортно.
   По давней традиции на таких вылазах никогда не пили ничего крепче домашнего кваса, поэтому пьяных не было. Народ веселился искренне и без дополнительных стимулов. Но сейчас все поели быстро, потому что впереди ожидалась вторая часть - выступление Григория Рябкина с подробным докладом о последних событиях. И Гришка не подвел.
   Ночью, информируя родителей о своем "попаданстве", он рассказывал сухо и безэмоционально, стараясь краткостью восполнить информационный вакуум. А вот сейчас Гришка актерствовал на полную катушку.
   Перед ошарашенными зрителями прямо воочию вставали красные пески бесконечной пустыни, черные камни портала, суровые скалы, мрачные своды пещерных залов и громадные орды безжалостных хищников Присоски.
   На поляну спустились сумерки позднего лета. От реки повеяло прохладой. Гришка подходил к концу истории.
   - И вот нас выкинуло вместе с вагоном обратно, а Анна Сергеевна осталась одна на чужой планете. Всё, - закруглился Рябкин и вернулся на свое место.
   Народ ошарашено молчал. С одной стороны, всё услышанное тянуло на полноценный бред, но с другой стороны... Гришка никогда не врал. Это знали все. И если он сегодня, выгораживая Анну Сергеевну, наплел ТАКОЕ, то это не может быть ничем кроме правды.
   - Как же вам повезло! - завистливо протянул Пашка. - Такое приключение и всего за полдня. Эх...
   - Ничего себе: "Повезло"! - возмутилась Настя Шмелева. - А как же Анна Сергеевна?
   - Да вернем мы её, не дергайся, - махнул рукой Хоботков. - Если один раз наши люди дорогу на эту планету нашли, то и второй раз туда попадем.
   - Да, Павлик, - протянул Вячеслав Сунько, - нам бы твою уверенность. Как портал строить будем?
   - А как все строили, - твердо заявила Маша Ромова. - Никто не верил, что мы всего, что у нас сейчас есть, добьемся. Одна Анна Сергеевна надеялась и знала, что мы сможем. И мы смогли. А сейчас... Это просто отдельные трудности, но без них скучно жить. Правда, ребята?
   "Бэшки" согласно загудели. Причём это у них получилось настолько дружно, что даже их родители прониклись.
   - А можно на этого вашего Шеса посмотреть? - с горящими азартом глазами спросил Рафик Муртаев, первый в классе фантазер и изобретатель.
   Мишка торжественно вышел на середину поляны и эффектным жестом открыл крышку маленького термоса, с которым сегодня не расставался. Многие из ребят ломали голову, что там хранится. Димка Назаров даже предположил, что Петров контрабандой спиртное приволок. И вот сейчас из термоса выплыл слабо светящийся силуэт. Народ ахнул, некоторые особо впечатлительные мамы даже вскрикнули от испуга.
   - Зашибись, приключение! - выдохнул Рафик и кинулся поближе пообщаться с "живым" инопланетянином. За ним рванули остальные любопытствующие.
   Шес такой всплеск интереса воспринял без радости и быстро шмыгнул обратно в термос. Мишка быстро закрыл крышку и спрятал сосуд за спину.
   - Чего кинулись? - набросился он на одноклассников. - Он и так загибается без энергии, а тут ещё вы подвалили. Быстро угомонились. Гриша, надо срочно его в накопитель запускать, - прокричал Петров. - Давай выезжать в город.
   - Что всё так плохо? - забеспокоился Фернан. - Я с соседкой на десять договорился. Она раньше не может.
   - Успеем, - кивнул Захар, - пока здесь все соберем, пока доедем и народ раскидаем по домам. Я ж думаю, что они от нас недалеко живут?
   - На другом конце района, - кивнул Фернан.
   - Вот и ладно, собираемся ребята, - кивнул Рябкин-старший. - А ты, охламон, - наклонился он к сыну, - о главном матери и не сообщил.
   - Завтра скажу, - шмыгнул носом Гришка, - ей на сегодня стресса выше крыши хватило, - покосился он на бледную маму.
   Собрались и доехали быстро, народ только неохотно по домам отправился. Всем хотелось посмотреть на результат "внедрения". Хотя в подробности всех и не посвящали, но люди догадывались, что затевается что-то необычное.
   К дому потенциального носителя поехали Фернан, Захар, Вячеслав, Дмитрий, Гриша, Миша и Станислав. Последнему предстояло просидеть все время в автобусе и не отсвечивать перед соседями своим, как сказал Захар, "олигархическим" профилем. Вмешиваться в события Петрову-старшему предстояло только в том случае, если что-то пойдет не так. С этой же целью привлекли к операции и всех остальных мужчин, кроме Фернана. Если безумец слетит с катушек, то будет кому его скрутить до приезда санитаров.
   В последний момент с мужчинами увязалась и Танюша, мотивируя свое присутствие необходимостью оказать посильную медицинскую помощь Дюбуа, если она кому-то понадобится. Кандидатуры Маринки и Иришки забраковали сразу, как не пригодные, ввиду их нынешнего положения.
   Остальных разогнали по домам. Больше всех обиделись мальчишки, которые посчитали полной несправедливостью подобное отношение. Но взрослые стояли намертво. Для Гришки и Мишки сделали исключение, потому что надо же кому-то общаться с Шесом.
   Нужный дом отыскали быстро, но припарковались в соседнем дворе, чтобы не отсвечивать приметным транспортом в случае осложнения ситуации. В подъезд пошли вшестером: впереди Фернан и Гриша, как вызывающие особое доверие, за ними Мишка с термосом наперевес, а замыкающими Захар, Дмитрий и Вячеслав. Мужики особо не торопились, чтобы не испугать впечатлительную соседку.
   Лифт не функционировал, порадовав посетителей облупленной табличкой "Ведутся ремонтные работы". Поднявшись пешком на третий этаж старого обшарпанного подъезда с облупившимися стенами и рыжими разводами на серых от пыли потолках, слегка освещенных тусклыми лампочками, Фернан постучал в крайнюю справа, обитую потрескавшимся дерматином дверь. На вопросительный взгляд Гришки пояснил:
   - У неё звонок не работает.
   На стук никто не отозвался. Тогда Дюбуа постучал сильнее и громко позвал:
   - Ольга Васильевна, я вам сегодня утром звонил. Это по поводу вашего соседа. Откройте.
   Тишина. Зато приоткрылась дверь напротив и оттуда высунулась всклокоченная голова с мутными красными глазами:
   - Слышь, мужики, на опохмел не дадите? - бодро поинтересовался субъект.
   Захар полез в карман и вытащил сотенную бумажку.
   - Дадим, - алкаш быстро протянул руку, но мужчина её так же быстро отдернул, - но ты нам помоги. Мы тут с твоей соседкой поговорить хотели. Не знаешь: где она?
   Алкаш облизнулся и с надеждой посмотрел на Захара.
   - Дома была целый день. Она Робку третий день уже смотрит, как баб Нина померла, так что далеко не уходит. В магазин разве. Так сегодня и туда не бегала. Она баба шустрая, не смотрите, что в летах. - Алкаш шмыгнул носом, с вожделением глядя на деньги, Захар помаячил купюрой. - А-а-а-а, ещё сегодня к Робке его опекун приходил, так Ольга с ним ругалась сильно. Даже дверью хлопала. А потом они к Робке вдвоем пошли. Это часов в восемь было и больше назад не выходили, - мужик сообразил, что сказал и побледнел. - Ментов вызывать? - С ужасом взглянул он на Захара.
   - Погоди, - сунул ему деньги Рябкин, - мы сами сейчас попробуем разобраться.
   - Ну, не знаю, - с сомнением протянул алкаш, - Робка, он сильный. Меня вот в прошлом годе так приложил, что у меня неделю в ухе звенело. Хотел заявление на него писать, так баба Нина, мать его покойная, упросила. Душевная она женщина была, земля ей пухом. Никогда не отказывала, всегда на опохмел давала. Святой души человек была, - зашмыгал носом алкаш. - Так я пойду, - уточнил он тут же совершенно нормальным голосом у Захара.
   - Иди, дорогой, иди, - прикрыл его двери Рябкин. - Что делать будем? Полицию вызываем или санитаров?
   Фернан задумался.
   - Давайте сначала попробуем сами проверить.
   - Ну, как скажешь, - передернул плечами Рябкин-старший, - только теперь мы вперед пойдем. Пацаны, вы сзади. Док, ты нас страхуешь. Хоть есть чем?
   Дюбуа кивнул и похлопал рукой по своему маленькому чемоданчику, который всегда брал с собой при выезде из города.
   - Ну, с богом, мужики, - перекрестился Захар, нажал на звонок и, не дождавшись ответа на пронзительную трель, толкнул дверь нужной квартиры плечом. Дверь неожиданно легко поддалась и распахнулась в темный зев чужой квартиры.
   - Есть кто живой? - глухо поинтересовался мужчина, придерживаясь рукой за косяк. Ответа не последовало. - Заходим?
   - Да, - отозвался Фернан, - там справа выключатель, щелкни.
   Захар послушно щелкнул, и прихожая осветилась неожиданно ярким светом. Все вытянули шею, разглядывая помещение. Никого и ничего. Только под стеной валяется поломанная вешалка и с разбитого зеркала наполовину сползла белая простыня.
   - Чё-то мне не по себе, - признался Вячеслав. - Может, не будем лезть, мужики? Как бы проблем не огрести.
   - Надо, Слава, надо, - скривился Дмитрий. - Вдруг там людям помощь нужна?
   - Ага, как бы среди этих людей и мы не оказались. Слышал же, что этот псих здоровый, как буйвол. Нас ему на один зуб хватит.
   - Не дрейфь, - бодро откликнулся Захар, - тихо тут очень. Как бы не опоздать. Люди! - опять окликнул он. - Есть кто?
   Тут неожиданно слева раздались глухие удары и крики: "Мы тут! Спасите нас!". Кричали мужчина и женщина. Захар рванул вперед, за ним Гришка, Дмитрий и Вячеслав.
  
   Глава 8.
  
   Прямо и направо были две комнаты, а левый проход вел в маленький коридорчик, в который выходили двери ванной, туалета и кухни. Последняя была настежь распахнута. Захар потянулся нащупать выключатель и вдруг отскочил назад.
   - Ты чего? - всполошился Сунько.
   - Тут ноги торчат, - буркнул Захар.
   - Живые? - уточнил дрожащим голосом Вячеслав.
   - Я не щупал, - огрызнулся Рябкин-старший.
   - Так, а ну пропустите меня вперед, - потребовал Дюбуа, протискиваясь между мужчинами.
   Щелкнул выключатель, и вошедшие увидели полуголого, в одних стареньких тренировочных штанах, мужчину, лежащего на полу небольшой кухни. Несмотря на смуглый цвет кожи, в глаза бросалась его мертвенная бледность. На столе в беспорядке валялись пустые упаковки от лекарств.
   - Что с ним? - вытянул шею Мишка.
   Фернан в это время прижал пальцы к сонной артерии пострадавшего, а другой рукой щелкал замками чемоданчика.
   - Гриша, Михаил, срочно наберите воды.
   - Где? В кухню ж не пройти, - живо поинтересовался Гришка.
   - В ванной наберите, - скомандовал Дюбуа.
   Гришка послушно дернул дверь в ванную, но та оказалась заперта изнутри.
   - Кто здесь?
   - А вы кто? - раздался изнутри испуганный мужской голос.
   - Скорая помощь, - отозвался Рябкин-младший.
   Щелкнул замок и из ванной показался перепуганный мужичок, лет сорока пяти на вид, с заплывшим левым глазом.
   - Как же хорошо, что вы приехали! - радостно завопил он, протискиваясь в дверь. - Этого психа надо немедленно изолировать, товарищи санитары. Он на людей бросается и опасен для общества.
   - Ничего он не опасен, - в туалете щелкнул замок, и оттуда показалась бойкая старушка лет семидесяти на вид, - не слушайте его, товарищи врачи. Это его самого надо изолировать. Это он Робика спровоцировал. Я говорила, что не надо сегодня сюда идти. У мальчика с утра голова болела, нечего было его расстраивать. А этот как зашел в квартиру, так и давай с порога кричать: "Собирай вещи, ты теперь здесь не живешь. Это моя квартира!". Я ему говорю: "Не трожь ребенка!", а он меня, как толкнет. Я чуть не упала. Вот Робочка и рассердился, да как двинет ему в морду, а сам давай плакать и жаловаться, что мамы долго нету, а у него головка болит, - всхлипнула женщина. - Мы ж ему не говорим, что Ниночка умерла. Сказали, что мама скоро придет. А этого никто сюда не звал. У, стервятник! - погрозила она сухоньким кулачком мужичку.
   Тот ничуть не испугался, а наоборот стал наскакивать на женщину:
   - Да я вас всех здесь засужу! Это моя собственность! Как хочу, так и буду ею распоряжаться! Всех вон выкину!
   - Стоп, - поднял руки вверх Гришка, - насколько я понимаю, вы - наследник, - он посмотрел на мужичка.
   - Да, - гордо ответил тот, выпячивая впалую грудь и пытаясь втянуть объемистое брюшко. - У меня и завещание покойной тети Нины имеется, оформленное по всем правилам.
   - Прекрасно, - покивал головой парень, - только маленький нюанс: как законный правопреемник вы имеете право воспользоваться наследуемым имуществом только после вступления в права и не ранее шести месяцев после смерти прежнего владельца. Вам это известно?
   Мужичок смутился.
   - А чего ждать? Этот псих может квартиру испортить так, что я её потом продать не смогу. Это для нормальных людей срок в полгода установлен, а у меня особые обстоятельства. Этого придурка надо в психушку сдавать. Кто с ним возиться должен?
   - Насколько я понимаю, вы и должны, - жестко заключил Гриша. - Наверняка, это является одним из условий вашего наследования.
   Мужик побагровел.
   - Да она сама была сумасшедшей, - завопил он. - Тоже мне мать Тереза нашлась! Сначала нагуляла этого идиота неизвестно от кого, рассорилась со всей родней из-за него, а теперь ещё и на меня опеку повесить решила. Я буду жаловаться! - неизвестно почему заключил он.
   - Ваше право, - пожал плечами Гриша, - а сейчас вам лучше оставить эту квартиру, поскольку у вас нет законного права здесь находиться.
   Мужик злобно зыркнул на Гришку, хотел что-то сказать, но передумал, потому что рядом с Гришкой воздвигся его отец, а сбоку придвинулся Дмитрий. Поэтому "наследник" почел за благо слинять, напоследок выматерив всех вдоль и поперек.
   - Какой хам! - громко заключила Ольга Васильевна. - А вы, молодой человек, - одобрительно посмотрела она на Гришку, - хорошо разбираетесь в законах. - Гришка скромно потупил глазки. - А что с Робиком? - тут же переключилась старушка и только сейчас заметила хлопочущих возле пострадавшего Фернана, Мишку и невесть как здесь оказавшуюся Танюшу. - Что с ним? - заволновалась женщина, хватаясь за сердце.
   - Отравление, - хмуро буркнул Фернан. - Ольга Васильевна, у вас телефон работает? - Старушка покивала головой. - Вызовите "скорую". Диспетчеру скажите, что здесь Дюбуа. Запомнили? Д-ю-б-у-а, - повторил он по буквам, - пусть высылают бригаду срочной интоксикации. Слава, проводи женщину.
   - Лады, - кивнул Вячеслав, выпроваживая соседку под локоток из квартиры. - Идемте, Ольга Васильевна, покажете, где у вас телефон.
   Когда они вышли, Захар спросил у Фернана:
   - А чего ты сам по мобильному своих не вызвал?
   - Хотел посторонних убрать. Парень наглотался таблеток, если не примем срочных мер, то потеряем пациента.
   - Так чего ж ты ждешь? - удивился Дмитрий.
   - Если подселять нашего гостя, то только сейчас, - заключил Фернан. - Миша, открывай термос.
   - А если парень скопытится и Шес вместе с ним? - засомневался Захар.
   - Не скопытится, вытащим, - уверенно кивнул Дюбуа.
   Мишка уже крутил крышку. Шес выплыл на кухню.
   "Этот носитель?", - спросил он у Гришки.
   - Да, - кивнул тот, - но он отравился. Тебе такое тело подойдет?
   Шес задумался и подлетел поближе.
   "Вроде должен подойти. В крайнем случае вылечу сам", - решительно заключил он. - "Отойдите подальше. Организм носителя может сопротивляться".
   - Ну что? - пристали к Гришке мужчины.
   - Говорит, что подходит, но просит отойти подальше.
   Все послушно попятились в прихожую, а Шес покружил немного над распростертым телом, а потом стремительно растекся по нему тонкой светящейся пленкой, быстро впитавшейся внутрь.
   - И что? - нервно поинтересовался Мишка.
   И тут парня на полу выгнуло дугой, он забился в жесточайших судорогах. Присутствующие шарахнулись.
   - Ничего себе, - выдохнул Захар, - а он ещё ребенка требовал, сволочь.
   - Тихо, ты, - зашикали на него мужики, - обошлись же.
   А тем временем тело вытолкнуло из себя светящийся шар, который опять ринулся обратно.
   - Борется человек, хоть он и псих, - уважительно прокомментировал Рябкин-старший, - не поддается на вражеское вторжение. Мы, земляне, все такие...
   Шар опять выкинуло наружу, но он упорно стремился захватить власть над больным разумом. И в этот раз ему это удалось. Парень на полу дернулся в последний раз, а потом обмяк, расслабленно выдохнул и счастливо улыбнулся.
   - Получилось! - завопил Мишка.
   - Я "скорую" вызвала, - в прихожую ввалилась соседка, - сказали, что скоро будут. А что тут у вас происходит? - заглянула она в коридорчик перед кухней.
   И тут парень распахнул глаза - ярко-синие и немножко светящиеся.
   - А-а-а-а-а!!!! - завопила старушка. - У него глаза светятся!
   Гришка быстро заступил ей обзор.
   - Вам показалось. Это результат его отравления. Столько химии парень наглотался, что не мудрено. Давайте лучше его документы соберем и вещи для больницы. Деньги у него имеются? - Старушка заторможено закивала. - Вот и замечательно. Давайте поторопимся, а то нехорошо врачей заставлять ждать, - увлек он женщину в сторону комнат.
   Возле очнувшегося пациента уже хлопотали Фернан, Танюша и Мишка. Остальные внимательно наблюдали.
   Справа от входной двери, в небольшой комнате, скудно обставленной старенькой мебелью, царил форменный бардак. Щелкнув выключателем, Гришка осветил разбросанные стулья, выброшенную из платяного шкафа одежду, перевернутые ящики комода, распахнутые настежь дверцы невысокого серванта. На протертом ковре вперемешку валялись полотенца, книги, постельное белье, свитера, чашки и тарелки. Посуда, в основном, была представлена грудами черепков и осколков.
   - Ох, ты ж господи! - всплеснула руками женщина. - Что ж тут такое было-то? - беспомощно посмотрела она на парня.
   Гришка пожал плечами.
   - Наверное, ваш Робик что-то искал. Наверное, лекарства?
   - Может быть, может быть, - покивала головой старушка. - У него ж голова болела. А он видел, как его мама таблетки глотала, чтобы не болело. Но Ниночка прятала их от мальчика. Он когда маленьким был - наглотался таблеток. Тогда бог миловал, Робочка только активированный уголь нашел. Вот Ниночка лекарства на виду и не держала. Прятала их в серванте, среди посуды. Неудобно, конечно, но ей в последние годы прописывали сильные средства, вот она и не хотела рисковать.
   - Давайте приберемся здесь немножко, и вы отберете нужные вещи, - предложил Гришка, возвращая в нормальное положение ближайший стул. - Вы знаете, где у них, что лежит?
   - А как же, Ниночка мне все показала. Как чувствовала, - всхлипнула старушка. - Как же теперь все будет? Герка ж ни в жизнь Робочку не оставит в покое, - пожаловалась она Рябкину.
   - Герка?
   - Геракл, - охотно пояснила женщина. - Геракл Ласкариди.
   - Как? - Гришкины брови поползли вверх.
   Ольга Васильевна хихикнула.
   - Геракл Ласкариди. Они ж этнические греки. После войны родители Ниночки и Васьки, её брата младшего, переселились к нам в Нижний из-под Одессы. Васька рано женился и съехал от родителей. Он на своем происхождении прямо помешался. Все родственников в Греции искал. Поэтому и сына единственного Гераклом назвал. Только какой же из Герки Геракл? Курам на смех!
   - А Робка это полностью...
   - Роберт Ласкариди полностью будет. Ниночка его на свою фамилию записала. Кто его отец - того не ведаю. Они в наш дом переехали, когда Робику три годика было. До них тут цыгане жили. Шумные, веселые, но тоже хорошие люди были. Ниночка с ними поменялась: они в их частный дом переехали, а Ниночка с семьей сюда, к нам. Тогда ещё мама Ниночкина, Софья Микаэловна, жива была. Уж как она внука любила! Даже когда сказали, что у мальчонки проблемы с головой, то и тогда верила, что все будет хорошо. - Женщина быстро отбирала вещи в пустую дорожную сумку из кожзаменителя, охотно посвящая невольного слушателя в непростую историю их "носителя". С ненужными подробностями, правда, но что возьмешь с пожилого человека?.. - Вот... Ну, а когда Софья померла, то Ниночке ой, как трудно пришлось! Сама-то она работала мастером на почтовом ящике. Работа тяжелая, цех гальваники, но по деньгам выгодно. Ей за вредность надбавку платили неплохую, да и на пенсию раньше выйти можно, но сына-то самого не оставишь. За ним постоянный присмотр нужен. Ей предлагали его в интернат для слабоумных отдать, а она ни в какую. Говорит: "Не дам ребенка мучить! Сама его смотреть стану". И утром его в школу отвозит, а днем по подругам пристраивает. А тем тоже... Сам понимаешь, кто захочет с убогим возиться?.. Хотя Робик всегда ласковый был и послушный. Скажешь: "Посиди тут тихонько", так и будет часами на одном месте сидеть, кубики свои перекладывать. Ну, я вижу такое дело и предложила ей помощь. Я тогда уже на пенсии давно была. Детей у меня нет, мужа четверть века назад схоронила - чего ж не помочь, если могу. Так я за Робиком и в школу ездила, а это - почитай! - на другом конце города, и по вечерам с ним сидела, если Ниночка во вторую смену выходила. Так и подружились мы с ней. Помоги-ка, - попросила она Гришку.
   Рябкин легко вернул на место все три ящика комода, Ольга Васильевна закопошилась в среднем, что-то перекладывая, и продолжила свой рассказ:
   - Вот так и вырастили мы Робика на пару. Он меня бабой Олей называет, привык за столько-то лет. Ну, а когда ему восемнадцать стукнуло, сосед из второго подъезда, Алексеич, - дай бог ему здоровья! - предложил его в строительную бригаду шабашников чернорабочим взять. Силы-то у Робика через край, а вот ума бог не дал, - вздохнула старушка, извлекая на свет большой конверт, из которого достала тонкую пачку тысячных купюр и какие-то документы. - Мужики в бригаде за ним хорошо присматривали, ничего плохого сказать не могу, платили Ниночке его зарплату всегда вовремя, а Робику сладости покупали. Он же чистый ребенок - конфеты любит и тортики. Я ему всегда с пенсии чего-нибудь вкусненького прикупала. Прикипела я к нему. Я уж давно их своей семьей считаю. Другой-то у меня и нет. Так мы и жили. Вот... - Женщина присела на диван, расправив рукой задравшееся покрывало.
   - Чего ж тогда вы от него в туалет спрятались? - удивился Гришка, которому уже стало не по себе, что такого тихого сумасшедшего так подставить пришлось. С другой стороны - чего бы ему лекарствами давиться? По любому кранты парню. Если не сам скопытится, то кузен под монастырь подведет.
   - Так Робик же буянить начал, - охотно пояснила старушка. - Он, когда Герку с ног свалил, дорогу к двери входной нам нечаянно перегородил. Герка, как очухался, так в ванную шмыгнул и на защелку закрылся. А мне куда деваться? Я попыталась Робочку успокоить, а он не слышит меня совсем. Плачет, кричит, маму зовет, а потом давай вешалку ломать. А за вешалкой и по зеркалу заехал. Раньше-то его Ниночка всегда успокаивала. Её он лучше слушался, а я что? Он руками машет, того и гляди по мне попадет. А сколько мне надо? Зашибет и не заметит. Вот я и решила в туалете отсидеться. Просила ж Герку-паразита, выйти и помочь, так он затаился, гад, и не вышел...
   - А чего Нина завещание на племянника оформила, а не на вас? - спросил Гришка, выставляя на место книги, выброшенные из книжного шкафа. Мама Робика любила детективы и кулинарные книги. А ещё было много детских книг: сказки, стихи, рассказы ещё советских авторов.
   - Она хотела, - кивнула Ольга Васильевна, - да я её отговорила. Я свое-то завещание на неё оформила. Кто ж знал, что она раньше уйдет?.. Она ж на десять лет меня моложе была. Первый раз сердце у Ниночки в позапрошлом году, летом, прихватило. Так немудрено, такая жара стояла, что сдохнуть можно, а у неё здоровье работой вредной подорвано. Вот сердце-то и не выдержало. Робик ко мне ночью прибежал, плачет, кричит: "У мамы болит!". А что болит сказать и не может. Скорую я вызвала, Ниночку в больницу увезли, а там кардиограмму сделали и говорят, что инфаркт не первый, а второй. А первый она на ногах переходила. Кто ж знал?.. Тогда её четыре месяца лечили. Мы с Робиком каждый день к ней ходили. Он сначала переживал, что мамы дома нет, а потом попривык. Даже сам купаться научился, - похвасталась женщина. Гришка на такие "достижения" взрослого парня только глазами хлопал. - Ниночку только в конце осени домой выписали. Чувствовала она себя хорошо, смеялась ещё, что теперь ей никакие болячки не страшны. - Старушка вздохнула и замолчала.
   - И что? - поторопил её Рябкин, услышавший, как в прихожей затопали шаги медиков из приехавшей "скорой". Если не поторопить, то женщина все не успеет рассказать. А потом вдруг откровенничать не станет?..
   - А то, что Васька, брат её непутевый, сам вдруг объявился. Пришел, чин по чину, с тортом, из тех, что подешевле, и бутылкой вина. Говорит: "Давай, сестра, плохое забудем. Остались мы с тобой сиротами на белом свете, так чего злобиться друг на друга". Они ведь и не общались совсем. Когда Софья Микаэловна была жива, Васька к ней наведывался почти каждую неделю - червонец-другой с пенсии стрельнуть. Софья на него ругалась, но всегда давала. Сын всё-таки... Ну, а когда Софья умерла, Ниночка Ваське позвонила, мол, на похороны хоть приди. Так он, паразит, не только денег ни копейки не дал, так и на похороны не пришел. Заявился через месяц - кольцо материно обручальное требовать стал. Кричал, что он тоже наследник и ему положено. Так Ниночка его шваброй с лестницы погнала и зареклась с ним дела иметь. Ну, а когда он в прошлом году мириться пришел... Чем-то он Ниночку пронял, вот она и решила, что Робику с родными лучше будет, чем просто на государственное обеспечение переходить. Она-то поначалу думала квартиру фонду одному благотворительному завещать, чтобы они о сыне позаботились, так люди отговорили. Говорят, что там воруют страшно. Вот Ниночка и записала все на Герку. На брата своего завещать всё-таки побоялась. Думала, что племянник порядочнее окажется. А оно вон как вывернулось...
   - Ольга Васильевна, а когда у Робика приступы были, после которых его в клинику клали?
   Старушка недовольно поджала губы и вздохнула:
   - Плохая то история, грязная.
   - И всё-таки...
   Ольга Васильевна оценивающе окинула Гришку взглядом.
   - Ладно, ты взрослый парень, тебе можно рассказать. - Гришка мысленно хмыкнул. Людей часто вводили в обман его высокий рост и крупное телосложение. Меньше восемнадцати ему последний год не давали. - Сам видишь, что Робик - парень видный: и рост, и внешность, и тело - все при нем. А когда молчит и улыбается, так никто и не скажет, что он не в себе. Особенно, в темноте, - женщина пожевала губами. - Есть у нас в соседнем доме оторва одна. Сорок лет уж бабе, а ума не нажила и на передок слаба. Все охочих мужиков из нашего района оприходовала. И не по одному разу. Ну, дело хозяйское, люди всё видят, но не лезут. Семейных она не трогает, а куда неженатые шляются, то их дело. Вот... А Робику нашему аккурат тогда шестнадцать стукнуло. Голова-то слабая, а тело своего требует. Уж как Ниночка его не берегла, а тут упустила. Я тогда к сестре в Саратов уезжала, болела она сильно, думали, что не встанет уже, но обошлось. Вот... А Робочка сам дома оставался. Ниночка в тот год себе работу нашла - уборщицей подрабатывала в магазине. И чего его в тот раз на улицу понесло? Ниночка говорила, что соскучился, наверное, и хотел её с работы встретить, а встретил Зинку эту, гулящую. Как уж там они сговорились, я не знаю, но Робик в тот вечер мужиком стал. Но, видать, Зинке он не по нраву пришелся, потому как на следующий день она его отшила. А Робику "сладенькое" понравилось, он настаивать начал, Зинка в крик. Соседи её "скорую" вызвали, деточку нашего и забрали. Когда Ниночке позвонили, то уже поздно было, у мальчика приступ начался - три санитара его еле-еле сдерживали. Вот он на два месяца в клинику и попал. Нина испереживалась вся. Может, тогда у неё первый инфаркт и случился.
   - И что потом было?
   - А потом она подписку дала, что обязуется его сама досматривать, с подработки уволилась и от сына ни на шаг. Полгода его травками поила. Вроде, как помогло, притих он.
   - А второй раз?
   - И второй раз по "этому" делу загремел. Это уж он работал. Строили они одному толстосуму дом загородный, а бабенка этого богатея от безделья маялась. Муженек её приставил за рабочими присматривать, чтоб не уворовали чего. Она, вроде как, сначала против была, а потом Робку увидела и сама стала там зависать на целый день. Мужики Робика даже прятать стали, чтоб он ей на глаза не попадался, так эта сучка мужу нажаловалась, что не все работают одинаково. Тот на Алексеича наехал, поскандалили они сильно. Алексеич потом к Ниночке пришел и предложил Робику отпуск дать, чтобы от греха подальше его с глаз этой стервы убрать. Ниночка согласилась, но там надо было кое-что доделать, поэтому Робик в последний раз туда поехал. А стерва эта, как чуяла, что мальчик ей не достанется, вот и выждала момент, когда Робик один остался, и сунулась к нему в одном купальнике. То да се, мальчик и поплыл, а тут муж нагрянул. Сучка эта в крик: "Насилуют!", Робик перепугался и опять с катушек слетел. Мужик "скорую" и вызвал... Еле-еле тогда дело замяли. Хорошо, что мужики из бригады подтвердили, что баба сама на Робика вешалась, мужу её и крыть нечем было. Сразу же видно, что Робик сам и не дернулся бы. Попытались прошлый раз вспомнить, но наш участковый - сто лет ему здоровья! - опросил свидетелей, собрал справки, и Робика через месяц матери отдали. Вот такие дела...
   - Вы тут ещё долго? - в комнату всунулся Мишка. - А то вас все ждут.
   - Врачи закончили? - поднялся со стула Гришка.
   - Ага, промывание сделали, сейчас в больницу отвезут.
   - Ой, - засуетилась Ольга Васильевна, - а в какую? Денег у нас не много, но пусть получше выберут. Мы стянемся...
   - Не, денег не надо. Дядя Фернан с отцом обговорили - пациента отвезут в Кстовскую горбольницу. Там у нас знакомых много, - пояснил Мишка. - Задаром всё сделают.
   - Куда? - опешил Рябкин. - А ближе ничего нет?
   - Отец сказал, что там будет лучше всего, - с нажимом произнес Петров, - там очень хорошие врачи и место спокойное. Никто не побеспокоит.
   - А где это? - всполошилась старушка. - Как его навещать?
   - Пока никак, - приобнял женщину за плечи Гришка, до которого наконец дошло желание мужчин оградить Шеса от лишнего внимания. Тем более что пациент должен был внезапно поумнеть, что не осталось бы незамеченным для близких людей. - Вам ведь и так хлопот достанется с похоронами вашей соседки. Есть кому помочь? А то мы можем...
   Женщина кивнула:
   - Петюня поможет.
   - Это...
   - Это сосед наш.
   - Этот алкаш? - удивился Мишка.
   Старушка обиделась.
   - Петюня не алкаш, у него просто воля слабая, а водка, она и сильных духом людей под себя подминает. Но Ниночку он похоронить поможет, предлагал уже свою помощь.
   - А не обманет? - не унимался Петров.
   Женщина отрицательно помотала головой:
   - Я его с детства знаю, хороший мальчик был, - она вздохнула. - Ниночка его жалела, она добрая к людям была. Петюня её уважал сильно, да и остальные соседи в стороне не останутся. Вы не смотрите, что дом у нас такой неухоженный, зато люди сердечные и отзывчивые. А вы о Робике позаботитесь? - доверчиво посмотрела старушка на внушительного Григория.
   - Слово даю, - твердо произнес Гришка, подхватывая сумку с вещами и документами.
   Когда они вышли в прихожую, то мужчины уже проносили мимо носилки со злополучным Робиком.
   "Нет", - мысленно одернул себя Гришка, - "Не с Робиком, а с Шесом".
  
   Глава 9.
  
   Главное управление Министерства внутренних дел Российской Федерации в Нижегородской области, 01 сентября 2012 года, 22-00 по московскому времени.
  
   - Разрешите, товарищ полковник? - в дверь просторного кабинета просунулась коротко стриженная голова молодого мужчины в штатском костюме.
   - Заходи, Андрей, - пригласил хозяин кабинета - бритый налысо мужчина, лет пятидесяти, в расстегнутом мундире, расслабленно сидящий в кожаном кресле за большим столом, - присаживайся. Чего так долго?
   - Так, Пал Петрович, - стал оправдываться Андрей, устраиваясь в удобном кресле напротив хозяина кабинета, - ребята предварительную экспертизу заканчивали. Я результат ждал.
   - И что там? - нетерпение в голосе начальника перебивало даже усталость от напряженного дня.
   - Ничего, - виновато признал сотрудник. - А если точнее, то чертовщина какая-то. Прямо "Загадки цивилизации" в полный рост.
   - Ты, давай не ерничай, а докладывай по существу, - разозлился полковник. - Что с вагоном?
   Андрей демонстративно вздохнул и вытащил из своей папки несколько листов, скрепленных стиплером.
   - Вчера, тридцать первого августа, в двенадцать двадцать по московскому времени в результате... - начал читать он текст, но был перебит начальством:
   - Ты на часы смотрел, оратор? Короче давай. Эту муть я со вчерашнего дня сам наизусть рассказывать могу. Ты мне неизвестные факты подавай, Цицерон...
   Сотрудник пожал плечами. Когда на тебе всего лишь капитанские погоны, приходится мириться с закидонами вышестоящих. А об увлечении начальника департамента Древней Грецией не знал только ленивый. Он даже свою собаку Ахилла назвал.
   - А если короче, то куда пропал вагон, и почему он нашелся спустя двенадцать часов, точного ответа пока нет.
   - Сократ, блин, - выругался хозяин кабинета, прикуривая очередную сигарету. - Когда обнаружили вагон?
   - В ноль часов сорок минут, - бодро доложил капитан, нутром чуя недовольство начальника.
   - Свидетели?
   - Пара бомжей и обкуренный любитель травки. Первые точного времени выброса не знают, а последний утверждает, что это дело рук инопланетных захватчиков.
   Полковник вздохнул:
   - И когда уже они передохнут все...
   - Инопланетные захватчики? - невинно поинтересовался Андрей.
   - Асоциальные элементы, мать твою... - не выдержал полковник. - Чё ты издеваешься, а? Совесть у тебя есть? - неожиданно грустно заметил он.
   - Совесть есть, - покладисто согласился капитан, - а фактов нет. По косвенным показаниям очевидцев установлено, что последний вагон из состава, следующего по маршруту "Горьковская" - "Московская", пропавший по неустановленным причинам в двенадцать двадцать по московскому времени, появился примерно в километре от места аварии между двадцатью и двадцатью тремя часами того же дня. Вагон полностью погружен в воду и, судя по следам приливной волны, упал в реку с высоты не менее десяти-пятнадцати метров. Звук от такого падения должен быть не слабым, но местность вокруг пустынная, поэтому сразу и не заметили "находку". Можно было бы предположить, что его отнесло взрывной волной при разрушении секции метромоста, но тогда придется признать тот факт, что он зависал в воздухе не менее восьми часов, что противоречит всем законам земной физики. Разве что признать наличие в нем встроенного антриграва и устройства маскировки, но таковых, на данный момент, в вагоне не обнаружено
   - Опять тебя в фантастику заносит, товарищ капитан, - попенял полковник. - Давай будем ориентироваться на здравый смысл.
   - Не получится, тащ полковник, - понурил голову Андрей. - Извлеченный из воды вагон подвергся серьезному мародерскому воздействию. Внутри не осталось ничего целого: пропали все сидения, снят крепеж поручней, сами поручни также аккуратно отвинчены, ни одного целого стекла, внутренняя обшивка подверглась воздействию высоких температур, то есть сильно обгорела, в кабине машиниста отсутствуют все детали пульта управления. Причем, по уверениям специалистов, их тоже аккуратно демонтировали. Так что от вагона остался только остов с частичной внутренней обшивкой. Когда и где это сделали - установить не удалось. Очевидно, что произошло это в тот же отрезок времени, когда вагон отсутствовал. Мой здравый смысл в шоке, Пал Петрович.
   - А что эксперты?
   - Ничего конкретного не говорят, потому что вагон побывал в воде, многие следы смыты, но... - капитан выдержал эффектную паузу, - предварительный спектральный анализ краски на наружных стенах вагона показал, что вагон длительное время находился под воздействием неизвестного спектра облучения.
   Полковник подавился очередной затяжкой и натужно закашлялся.
   - Как же ты, Андрей, любишь издеваться над родным руководством. Это что ж получается, что всё-таки террористы замешаны?
   Андрей опешил:
   - С чего такой вывод, Пал Петрович?
   - А кто ещё мог облучать наш злополучный вагон? Только, мать её, Аль-Каида!
   Капитан вздохнул:
   - Лейтенант Лепешкин предполагает, что это могло быть светило из другой звездной системы.
   - Ой, - отмахнулся полковник, - ваш Лепешкин вечно завиральные идеи толкает. У него инопланетяне тут пачками шляются и нас, бедных, дрючат через одного. Ладно, пусть работают, умники. Что по пассажирам?
   Андрей опять вздохнул.
   - Не, я не понял, что ты мне тут развздыхался, как институтка из Смольного? Ты ещё глазки закатывать начни. Докладывай. Или тут тоже инопланетная братия потопталась?
   - Запись с камер наблюдения изъята нами сегодня, в пятнадцать ноль-ноль. На ней видно...
   - Стоп, - перебил его полковник, - а чего сегодня, а не вчера? Вы там что, окончательно обурели?
   - Вчера майор Первушин не подписал запрос на срочное изъятие. Сказал, чтобы работали без перегибов и в порядке очередности, - мрачно буркнул капитан, избегая взглядов начальника.
   - Так, - прошипел тот, - а чего ты ко мне с этим не пришел?
   - Вас на месте не было.
   - Ну, да, генерал задержал. И...
   - И Первушин поручил этот вопрос старшему лейтенанту Клопову, а тот...
   - А Лёвочка, как обычно, не счел нужным поторопиться, - закончил вместо него полковник. - А сегодня чего ж так поздно изъяли?
   - На "Горьковской" не полностью смонтировано оборудование, поэтому работают только основные камеры наблюдения. Ребята с утра поехали на изъятие, но сотрудники с главного пульта отправили их к операторам систем наблюдения. А те на месте отсутствовали, так как вчера, после короткого замыкания, у них полетели предохранители. Вот они их и пошли менять.
   - Всем коллективом? - съязвил полковник.
   - Да их там полторы калеки в ряд: сопливый пацан после института и престарелый дед-отставник, который ещё нашествие Наполеона помнит, как родное. К пятнадцати они вернулись на место, записи у них изъяли, и эксперты с ними до семнадцати управились.
   - Есть что-то толковое?
   Андрей скривился.
   - Камеры там стоят недорогие, поэтому качество записей отвратительное. И ещё помехи от вчерашней грозы. Кое-что видно отчетливо, а кое-что... догадываться приходится.
   - Показывай.
   Капитан протянул несколько распечаток. Полковник покрутил их со всех сторон:
   - Да... много тут не опознаешь. Сколько народу приблизительно пропало?
   - Не больше двух десятков. Через последнюю дверь вошли человек восемь-девять и через средние - ещё шесть-семь. А сколько через первую неизвестно. Запись не качественная. Вроде два точно. Но опознанию не подлежат.
   - Через нашу систему прогнали?
   - Так точно, тащ полковник, - изобразил стойку "Смирно" капитан.
   - Прекрати...
   - Извините, Пал Петрович. Прогнали и даже получили результат. Вот, на шестой распечатке, - перегнулся он через стол, тыкая ручкой в выбранный кадр, - вот этот справа. Гвоздев Максим Витальевич, одна тысяча девятьсот девяносто третьего года рождения, кличка "Гвоздь". По месту жительства отсутствует со вчерашнего утра.
   - Наш клиент? - удивился полковник.
   - Смежников, - подтвердил капитан. - За кражу в подростковой колонии отбывал полтора года. Я ребят послал, они местных попытали и вышли на его дружка Вениамина Клыкова, по кличке "Зубок".
   - Сняли показания?
   - А как же, - с гордостью ответил капитан, извлекая из папки очередные листы. - Утверждает, что вчера весь день просидел дома и с Гвоздевым не встречался.
   - Свидетели?
   - Он с теткой живет, а у неё проблемы по этой части, - капитан характерно щелкнул себя по горлу. - С утра и до ночи не просыхает. Так что, может, он и дома просидел, не знаю. Соседи ничего подтвердить не смогли. Но криминал там точно отсутствует. Парень держится, хоть и напряженно, но не паникует. Он тоже по малолетке ходку имел. Там с нашим клиентом и закорешился.
   - Андрей, - поморщился полковник, - прекрати ты этот жаргон блатной употреблять. Сколько раз просил...
   - Больше не буду, - покаялся капитан. - Единственное, что участковый отметил, так это неестественно красный цвет его кожи. Но, может, он обгорел на солнце?..
   - Может, и обгорел, - задумался полковник, - а с родными этого Гвоздева говорили?
   - Он детдомовский, жил в общежитии, никто из соседей ничего конкретного сказать не может. Круг друзей сейчас уточняем.
   - А Клыкову эти распечатки показывали? - полковник постучал пальцем по листам.
   - Не успели, - замялся Андрей, - людей на все не хватает, Пал Петрович. Вы бы подкинули кого, а?
   - Всем сейчас трудно, - скривился полковник. - Завтра решу. Вот видишь, капитан, оказывается не так мало ты и накопал.
   - А толку, - вздохнул подчиненный, - ни версии толковой, ни доказательств. Сплошная чертовщина.
   - Да, - спохватился Павел Петрович, - а свидетели на реке никого не видели подозрительного?
   Капитан покопался в бумагах.
   - Ага, - обрадовано извлек он на свет очередную стопку листов, - говорят, что пробегала мимо группа подозрительной молодежи, но, ни сколько их было, ни куда они делись, толком не знают.
   - Может это наши "потеряшки" из вагона?
   - Может и так, но Гвоздева среди них точно не было. Или он ещё домой не добрался.
   - А что по звонкам от населения?
   - Да как всегда - девяносто девять процентов бреда.
   - А что входит в один процент?
   - Два заявления о пропаже людей. Обычно, так сразу не берут, но, учитывая наши обстоятельства...
   - Короче.
   - Поступили два заявления. Сегодня с утра в местное отделение полиции обратились представители от общества "Приобщение к высшему разуму", - полковник скривился, капитан, чувствуя недовольство начальника, заторопился: - У них вчера днем не явился на очередное заседание глава общества Леонид Яковлевич Фрумкин, тысяча девятьсот пятьдесят седьмого года рождения, житель Нижнего Новгорода, разведен, живет один. Члены общества характеризуют его, как ответственного и очень скрупулезного товарища. Его городской и мобильный телефоны не отвечают, в морги и больницы не поступал. Соседи по площадке не видели его со вчерашнего дня. Паспортная фотография похожа на изображение с четвертой распечатки. Я экспертов озадачил.
   - А второе?
   - А второе обращение от гражданки Светланкиной Татьяны Федоровны. Она заявляет о пропаже своей подруги - Снежаны Егоровны Ступиной, тысяча девятьсот пятьдесят третьего года рождения, жительницы Нижнего Новгорода, не замужем, проживает одна. На телефонные звонки не отвечает, мобильный так же не доступен. Вчера о своем визите предупредила подругу заранее. Характеризуется, как обязательная и ответственная. Соседи так же отмечают её отсутствие по месту жительства со вчерашнего дня.
   - Что, эти тоже из какого-то общества?
   - Можно и так сказать. Общество любителей животных. Гражданка Ступина должна была забрать своего кота Фунтика, которого отвозила к кошке Светланкиной на плановую вязку. Заявительница очень переживает, потому что "котик истосковался, а Снежана его любит, как ребенка", - процитировал капитан.
   - Фотография пропавшей есть?
   - Есть. И по нашим кадрам тоже совпадение намечается. Ребята работают.
   - Да, - протянул полковник, перебирая распечатки, - ни Ступина, ни Фрумкин на "группу молодежи" не тянут, но ты пошли народ по окрестностям места падения вагона, может, что и нароют...
   - Уже послал, но пока ничего нет.
   - Больше заявлений не поступало?
   - Подходящих по нашему профилю - нет, а так я посадил ребят на анализ.
   - Что-то ещё? Учти, мне завтра к генералу на доклад идти. Дело, похоже, взяли на контроль в самых верхах. Я должен факты изложить, а не ваши инопланетные фантазии.
   - Понял, тащ полковник. Будем стараться. У меня пока всё, разрешите идти?
   - Да. И, Андрей, завтра с утра подготовь мне...
   Полковник не успел закончить, потому что в дверь аккуратно постучали и, не дожидаясь разрешения, вошли двое подтянутых мужчин в штатском.
   У Андрея неприятно заныло в животе.
   - Добрый вечер, - поздоровался старший по возрасту из вошедших. - Майор федеральной службы безопасности Голубев Мирон Николаевич, - представился он, вынимая бордовые корочки.
   - Капитан Смирнов Тимур Александрович, ФСБ, - предъявил удостоверение второй.
   Полковник кивнул, приглашая мужчин присаживаться.
   - Так я пойду? - привстал с места Андрей.
   - Не торопитесь, капитан Левченко, - тормознул его майор-федерал, оставаясь стоять, - мы и по вашу душу тоже, - неуклюже пошутил он.
   - Чему обязаны? - дернул щекой полковник, недолюбливавший столичных "хмырей".
   Майор не торопясь расстегнул молнию на своей кожаной папке и протянул полковнику прозрачный файл с распечаткой внутри. Хозяин кабинета медленно прочитал текст и поднял глаза на майора:
   - Почему?
   Тот слегка пожал плечами:
   - Дело переходит под юрисдикцию нашего ведомства. Все материалы у экспертов мы уже изъяли, остались материалы, находящиеся в разработке у капитана Левченко.
   Полковник кивнул:
   - Андрей, передай майору Голубеву все бумаги по делу об аварии на метромосту. - Капитан попытался возразить, но полковник сдвинул брови. - Это приказ.
   Капитан Левченко пожал плечами и сгреб в кучу все содержимое своей папки:
   - Расписку давать будете? - мрачно поинтересовался он у федералов.
   - А как же, - хмыкнул капитан ФСБ, перебирая бумаги, и кивнул своему напарнику. - Оставим в приемной.
   - Благодарим за содействие, - коротко кивнул тот, и мужчины вышли.
   - И что это было? - повернулся Андрей к своему начальнику.
   - Не нашего ума дело, - недовольно буркнул полковник. - А-а-а-а, баба с возу... Иди отдыхать, капитан Левченко, у тебя в производстве и другие дела найдутся, а про это забудь. Это приказ, - отмел он все возражения подчиненного. - Иди домой, Андрей.
   Когда кабинет опустел, мужчина встал, щелкнул выключателем и подошел к темному окну. За ним плескался сотнями огней ночной город: суетились машины, торопливо пробегали припозднившиеся пешеходы, добродушно подмигивали окна квартир. И там, за непрочным стеклом, никому не было дела до ещё одной, так и оставшейся нераскрытой, загадке. Мужчина кивнул собственным мыслям, застегнул китель и направился на выход. Первое сентября вот-вот должно было закончиться...
  
   Глава 10.
  
   "Скорая" увезла Шеса в больницу. С ним поехал Фернан, чтобы не возникло недоразумений в Кстово. Обратно в город его подвезут ребята со "скорой". Остальные добрели до автобуса, погрузились и поехали по домам. Первым довезли Вячеслава, следующими на очереди стояли Зверенко. Ну, а Стас и Мишка к себе, на другой конец города, сразу поехали на такси. Свою машину Стас вызывать не стал, чтобы не светить перед "родными" сотрудниками частые ночные загулы руководства.
   Гришка полуспал-полубодрствовал на переднем сидении, вяло перебирая в памяти события этого длинного, во всех смыслах, дня. Кто бы ему сказал ещё вчера днем, что домой он вернется только через четыре месяца, фактически отсутствовав чуть больше суток?.. Да, реальность порой подкидывает такие сюрпризы, что никакая фантастика с ней не сравнится.
   Да стеклом мелькали дома, сонные дворы, полупустые улицы. Рябкин-старший старательно выбирал малолюдные места, чтобы не бросаться в глаза случайным свидетелям. Вот тоже ещё головняк!
   Гриша не питал напрасных иллюзий, полагая, что с корректировкой записей с камер наблюдения, их проблемы рассосутся сами собой. Как ни ругают в последние годы российские правоохранительные органы, но надеяться на то, что там работают сплошные идиоты и "оборотни в погонах" всё же стоит. Умных и толковых сотрудников и там хватает. Другое дело, что их не много и они отнюдь не занимают ключевых постов ни на местах, ни в руководстве. Но...
   Но рано или поздно на них выйдут. То ли через свидетелей в метрополитене, то ли через этого продавца в киоске, с телефона которого вызывали Вовку Смирнова, то ли ещё с какого-нибудь бока...
   Взять хотя бы оформление опеки над теми же близнецами. Для начала процедуры надо как-то объяснить и подкрепить документами пропажу их бабушки. А для этого Станиславу Георгиевичу надо будет сделать официальное заявление, то есть найти и предоставить свидетелей, которые видели, как она садилась именно в тот вагон, который пропадал неизвестно где. Нет, свидетелей, конечно, Петровы "найдут", но насколько им захотят поверить. Вот это вопрос. И дело тут даже не в деньгах.
   Не останется незамеченным и факт с "чудесным" исцелением слабоумного Роберта Ласкариди. Хорошо, если его никак не свяжут с происшествием на метромосту, а если найдется умный человек и соединит вместе все оборванные ниточки? Нет, в то, что Петров-старший сделает всё, для его максимального прикрытия, сомнений не вызывало. Да и сам Гришка кое-что предпримет в этом направлении. Не зря он в последние два года тщательно подбирал нужные экземпляры в различных сферах общественной жизни.
   Да, это не самые порядочные представители человечества, но за деньги, то есть за реально большие суммы, они и мать родную продадут. С такими проще иметь дело, чем сотрудничать с добросовестными служаками. Те, конечно, порядочные и, если проникнутся идеей, то горы своротят. Вот только проблема в том, что воротить они будут в "правильном" направлении, а не в том, которое нужно.
   Хотя и с продажными шкурами тоже ходишь по тонкой грани. Никогда не известно: не заплатили ли им твои конкуренты значительно большие суммы? И может, именно в данный момент все твои планы и расчеты летят коту под хвост.
   Гришка вздохнул. Хорошо, что Анна Сергеевна и не подозревает: в каком дерьме ему пришлось бултыхаться последние годы. Будь он слабее духом - ни за что бы не удержался на плаву. Потонул бы вместе со своими сотрудниками, идеями и договорами. Хорошо, что рядом есть Станислав Петров, который вовремя сумел избавить его от излишней наивности и доверчивости. Об этом Анна Сергеевна тоже не знает. К счастью... А то бы обоим крутым бизнесменам небо с овчинку показалось.
   Рябкин упрямо мотнул головой, отгоняя неприятные мысли. Да, рано или поздно, государство их накроет, но...
   Главное - это успеть построить этот чертов портал и нырнуть за грань. А потом можно и с родными госслужбами в контакт вступить. Если вернемся с победой, то реально будет и поторговаться. Надо только Шеса прикрыть от излишнего энтузиазма чиновников, а то те, в своем неумеренном рвачестве, непременно захотят наложить лапу и на потенциальные богатства других планет, даже не задумываясь о цене, которую придется за это заплатить.
   Гришке совсем не светило привести на хвосте за собой, на Землю, кого-нибудь из Первых. Хватит им и одного Шеса. И то неизвестно, как ещё все обойдется с его присутствием на родной планете. Вдруг Земля ему так приглянется, что он решит и своих соплеменников сюда перетянуть. Свят-свят-свят от таких мыслей...
   Рябкин на секунду представил себе Землю, заселенную могучими "энергетическими" гуманоидами, и ему стало реально зябко. Гришка даже поежился. Пусть они живут в не самом прекрасном месте, пусть проблем у землян выше крыши, но это ИХ планета и ИХ проблемы. И никто другой решать за них ничего не будет. Ибо не фиг!
   Парня аж передернуло от нахлынувших эмоций. Эк его разобрало! Никогда не замечал за собой такого крышесносного патриотизма, а тут вдруг пробило на эмоции.
   Рябкин покрутил головой, разгоняя дурман мыслей. Это все от хронического недосыпания. Видано ли - вторые сутки на ногах! Что там тех часов сна, урывками выдранных в течение дня?.. Явно их не хватило для полноценного отдыха. А от завышенных моральных и эмоциональных нагрузок любой организм с катушек съехать может, не то, что молодой и растущий.
   Живот у Гришки забурчал, напоминая "молодому и растущему", что не мешало бы поужинать. Еда с вылазки уже успела перевариться и усвоиться, а Рябкин в последние месяцы привык питаться впрок, потому что тогда неизвестно было, когда выпадет случай разжиться подходящими продуктами. Да и хранить добытое было, по большей части, негде. Так что: добыли, съели, переварили и опять шагом марш на новую добычу.
   Сидящая сзади Танюшка услышала бурчание Гришкиного желудка и поддержала приятеля:
   - Ой, и мне уже есть хочется! Терплю из последних сил. Па, а у нас дома чего-нибудь вкусненькое есть?
   - Хм... - задумался Дмитрий, - мама вчера борщ сварила и что-то на второе с мясом делала. Я не вник, потому что не до того было. Как обедал помню, а что конкретно ел затрудняюсь сказать.
   Захар прислушался к разговору и решил вмешаться:
   - А вы что на вылазке не наелись? Я заметил, что ваша компания мела только так. Думаю, надо девчонок похвалить, что про диеты и не заикаются.
   - Дядя Захар, какие диеты? - простонала Танюша, закатывая глаза. - На Присоске любая годная еда - это роскошь. Я теперь никогда в жизни не буду себя ограничивать в калориях. А то мало ли что?
   - Ты это брось, - нахмурился её отец, - никаких "мало ли" больше знать не желаю. Как представлю, что ты четыре месяца подвергала себя опасности, так меня в дрожь бросает. Так что, дочура, запомни: соберешься "проваливаться" - зови родного отца с собой. Авось пригожусь на неведомой планете, - рассмеялся Дмитрий.
   - Ага, - поддержал его Захар, - меня тоже с собой возьмите. Я от такого загула точно не откажусь, - и заржал.
   Гришка недовольно покосился на своего легкомысленного родителя. "Загул" ему подавайте! Нет, видимо, родители так и не поняли, в каком кошмаре побывали их дети. Если бы понимание было полным, то не иронизировали бы над своими отпрысками. Все им хиханьки да хаханьки! Никакой ответственности! Кстати о птичках...
   - Тань, а как ты в квартире Ласкариди оказалась? Я ж тебе велел в автобусе сидеть, - обернулся Гришка к девушке.
   Та заерзала на сидении и скромно опустила свои "бесстыжие" глазки.
   - Какого Ласариди? - попыталась она съехать от ответа. - Никакого Ласкариди я не посещала.
   - Такого, обыкновенного Роберта Ласкариди, нашего "носителя". Быстро отвечай! А то не посмотрю, что вы с Мишкой договорились, и сам за твое воспитание примусь! Татьяна, не финти! - рявкнул Гришка.
   Дмитрий удивленно воззрился на Рябкина-младшего, имеющего наглость ТАК разговаривать с его девочкой. Он попытался вмешаться, но к его огромному удивлению, его своенравная и самоуверенная девочка вдруг заканючила просительно-извиняющимся тоном:
   - Ну, Гришенька, не сердись! Я ж просто не могла вас с Мишкой самих оставить. А вдруг вы куда-нибудь вляпались бы?!
   - Ага, - ехидно прищурился Григорий, - а ты нас обязательно вытащила бы из возможной переделки?
   - И вытащила бы, - вскинула дерзко голову девушка. - Мне дядя Фернан благодарность выразил за четкие и согласованные действия во время спасения жизни умирающего пациента.
   - А если бы этот "умирающий" с катушек слетел? - не унимался Рябкин. - Кто бы тебя спасал?
   - Миша, - уверенно заявила наглая девица. - Он меня никому в обиду не даст. Как и я его, - тише добавила она, неуверенно покосившись на отца. Тот сделал вид, что не заметил этой перепалки.
   - Так, народ, выгружаемся, - скомандовал Захар, притормаживая на углу дома, где жили Зверенко. - Дальше не поеду, потому что там не развернуться толком. Пешком дотопаете, чай не баре...
   - Да уж дотопаем, - согласился Дмитрий, помогая Танюшке спуститься со ступенек. - О, а кто это у нас на скамейке сидит?
   - Щаз, дальний свет включу, - прищурился Захар. - Вот это номер! - присвистнул он. - Да, сынок, - повернулся он к Гришке, - с дисциплиной у тебя в команде дело швах! Ты глянь, кто это к нам навстречу чешет...
   Гришка привстал и выглянул из-за спины отца. И еле сдержался от ругани. Кто б знал, как ему это тяжело далось!
   Потому что в свете фар, прикрывая глаза руками, им навстречу шагала решительная Светлякова. Гриша набычился и полез наружу выяснять отношения, но его опередила Зверенко.
   - Маришка! - кинулась она навстречу нарушительнице дисциплины. - Как же здорово, что ты нас дождалась! Меня прямо разрывает от обилия информации, а поделиться не с кем, - тут же пожаловалась она, приобнимая подругу за плечи.
   - А ты пластырем рот заклей, чтобы не разорвало, - мрачно посоветовал ей Гришка, неотвратимо надвигаясь угрожающей глыбой на решительно вздернувшую подбородок миниатюрную Маринку.
   - Таня, не слушай ты этого самодура, - твердо посоветовала Светлякова девушке, не отводя взгляда от Григория. - Рассказывай, как там всё прошло. А то я даже замерзла, пока вас ждала.
   - А чего ж ты к нам в квартиру не поднялась? - удивился Дмитрий, аккуратно оттирая плечом Григория.
   - Да не хотелось тётю Женю беспокоить, - отмахнулась Маринка. - Думала, что вы ненадолго, а потом уже ни уходить, ни подниматься наверх смысла не было.
   - Смысла не было и в том, чтобы сюда переться посреди ночи, - прошипел Рябкин-младший, - но ты, тем не менее, всё-таки поперлась. И при чем тогда смысл?
   - А при том, Рябкин, что ты не имел никакого права оставлять меня в стороне от таких важных событий! - завелась не на шутку Маринка, наскакивая храбрым воробушком на носорога Гришку.
   Тот пригнулся и пошел в атаку.
   - Ты! - ткнул он пальцем в Маринку. - Подрываешь мой авторитет, ни в грош не ставишь мои распоряжения, подвергаешь не только свою жизнь опасности, но и глупо рискуешь моим сыном! - неожиданно закончил он.
   Все притихли, даже Маринка, но ненадолго. Она помотала головой и резко отбросила в сторону Гришкину руку.
   - Не смей тыкать в меня своим немытым пальцем! - проорала она. - И не приплетай сюда МОЕГО ребенка. Ничего я им не рискую.
   - А шляться по ночам по нашему району - это увеселительная прогулка? - заорал в ответ Гришка.
   - Да пусть ко мне только кто-нибудь сунется! - не замолкала Светлякова. - На лоскутки порву! У меня сейчас как раз настроение подходящее. Так что и ты нарваться можешь, - гневно прошипела она.
   - Тихо-тихо, - попытался утихомирить их Дмитрий. Предусмотрительный Захар, наблюдавший в прошлом немало таких "разборок" между своим сыном и "любовью всей его жизни", стоял тихонько в стороне. Танюшка тоже не вмешивалась. Эти двое "альф" всегда сначала грызутся со всей страстью, а потом также темпераментно мирятся. - Не стоит привлекать к нам внимание всего нашего двора. И посвящать всех в наши маленькие тайны тоже, по-моему, не стоит. Григорий, Маришенька, успокойтесь вы, ради бога! Прямо, как маленькие дети, - попенял он спорщиков.
   Гришка притих. Чего это он, в самом-то деле?! Светлякова, конечно, заслужила взбучку за свои ночные похождения, но не до такой же степени. Рябкин помотал головой, сбрасывая гнев, как надоевшую маску.
   - Ладно, проехали. Ты с нами поедешь? - мирно поинтересовался он у Маринки.
   Та пожала плечами.
   - Чего мне тут ехать? Десять минут и я дома. А на автобусе полчаса кружить будем. Сейчас с Таней поговорю и пойду, а вы поезжайте, не ждите, - спокойно заявила она, отворачиваясь.
   Гришка кивнул и развернулся к отцу:
   - Батя, поезжай, я Маринку провожу и сразу домой.
   Захар вскинул брови:
   - Уверен? А то я подожду здесь. Проводишь и вернешься.
   - Не, так быстрее будет. И так провозились дольше, чем планировали, а если ещё и сейчас блуждать станем, то опять не выспимся ни черта. Я по-быстрому. Самому домой дойти не терпится. Столько не был - соскучился. Поезжай, а то мама волнуется, наверное.
   - Ну, как знаешь, - кивнул Захар, - Бывайте, - пожал он руку Дмитрию, кивнул девочкам и загрузился в автобус. - Ты аккуратнее там, - не выдержал и посоветовал напоследок мужчина.
   Гришка улыбнулся.
   - Не боись, ничего со мной не случится. Я ещё раньше тебя домой доберусь. Мне же напрямик, а не зигзагами.
   Захар кивнул и уехал. Гришка развернулся к девчонкам, Дмитрий, чтобы не мешать ребятам, пошел по направлению к своему подъезду.
   - И что тебя так распирало? - поинтересовался Рябкин у Тани.
   - Как что? - возмутилась девушка. - А наш "носитель"?..
   Гришка пожал плечами.
   - И чего там особенного? Мужик, как мужик: здоровый, подходящий для Шеса и с напрочь снесенной крышей. "Внедрение" нашего приятеля прошло успешно. Организм носителя оказался малость подпорченным, но Шес пообещал решить проблему. Пациента увезли в Кстово. Вот в двух словах и все впечатление. А ещё у Шеса теперь будет очень оригинальное имя - Роберт Ласкариди.
   - Ласкариди? - удивилась Маринка. - Он грек?
   - Ага, этнический, предки из-под Одессы, - покивал Рябкин. - Все? Мы можем идти? - спросил он у девчонок.
   Маринка повернулась к Тане. Та стояла и возмущенно смотрела на Гришку.
   - Чего? - опешил тот. - Что я упустил?
   - А то, - менторским тоном произнесла Зверенко, - что этот Роберт не просто "здоровый мужик", - передразнила она Гришку, - а совершенно неописуемый мужчина, - закатила от восторга глаза девушка. - Высокий, со смугло-золотистой кожей. Про такую говорят, что она "поцелованная солнцем", - тут же пояснила она ошарашенной Светляковой. - Брюнет с изумительными ресницами. Они такие густые, черные, длинные и кончики завиваются вверх. М-м-м-м, - Танюшка входила в экстаз. - И ещё у него совершенно невозможный рот. А губы какие?! Сочные, в меру полные и так изогнуты, что сердце замирает. И скулы такие... - Танюша потерялась в эпитетах, поэтому закруглила. - Невозможные, одним словом, скулы. А какой у него нос? Нет, ты бы видела этот нос... Это же произведение искусства, а не нос. Я бы за такой нос полжизни отдала и не пожалела, - скосила Танюша глаза на свой курносый носик. - А какая у него мускулатура?! Все кубики пресса на месте и такие твердые, что гвозди можно на них разгибать. А разворот плеч? А ноги? Какие у него ноги!..
   - Стоп, - возмутился Гришка, ошарашенный такой экспансией чувств и бурным восторгом у всегда невозмутимой Татьяны, - он же в штанах тренировочных был. Как ты его ноги разглядела? Или вы там бедного парня стриптизу подвергли?
   - Очень надо, - хмыкнула Танюшка, - настоящая женщина ноги рассмотрит, даже если мужик в хламиде будет, а не то, что в трениках. Так вот... - продолжила она. - Кроме ног там ещё такая задница...
   - О, нет, - опять вмешался Рябкин. - Татьяна, имей совесть. Какая задница? Он же на спине лежал!
   - А я ему укол внутримышечно делала, - отбилась Танюшка. - А кроме задницы у него...
   - НЕТ! - возопил Рябкин. - Не говори, что ты ему ещё и катетер ставила!..
   - Я вообще-то про волосы на голове сказать хотела, - пожала плечами Таня, - а катетер ему дядя Фернан вводил, а меня в тот момент из кухни прогнали, - пожаловалась она Маринке. - Причем не Дюбуа, а мой Мишка. Паразит! На самом интересном месте выгнал, а то бы я и про остальное рассказать могла.
   - Ага, - хмыкнул Гришка. - Как я его понимаю... Ты ж там так слюнями все закапала, что бедный Роберт, небось, в луже плавал. Я бы Маринку тоже в такой момент прогнал, - покосился на Светлякову парень, ожидая взрыва возмущения, но девушка оказалась странно довольной.
   Гришка мысленно пожал плечами. "Женщин понять невозможно", - в который раз констатировал он с грустью.
   - И ничего я там не закапала, - возмутилась Таня. - Но если бы у моего парня была такая внешность, как у этого Робика, то... - девушка замолчала, а потом неожиданно закончила: - Нет, не надо мне такого счастья. Миша лучше.
   - Почему? - в который раз потерялся Гришка.
   - Да ну, - отмахнулась Таня, - это ж ни дня спокойной жизни. Бабы на него, небось, вешаются, как припадочные. И это при том, что с головой у него были проблемы. А теперь, когда там Шес внутри... Нет, нам этого Роберта ещё придется под охраной держать, чтобы никакие озабоченные его не похитили. Или надо пристроить его в надежные руки, чтобы не пропало зря такое сокровище.
   - Точно, - выдохнула Маринка, - надо его женихом Анны Сергеевны сделать!
   - Ты точно сбрендила! - опешил Рябкин. - На фига ей такое счастье?!
   - Ну, ты ж беременность ей уже зарезервировал, а тетя Тэла жениха из Швеции присобачила. Так что... - развела руками Маринка.
   - Но этот Роберт ни разу не скандинав, - отбивался, как мог Григорий. - Или нам шведа на грека менять придется?
   - Да ладно, - отмахнулась Светлякова, - что один - иностранец, что другой. Кто там станет обращать внимание на такие мелочи?
   - Ингушка, например, обратит, - Рябкин как лев бился за женское счастье Анны Сергеевны.
   - Да, - протянула озабоченно Светлякова. - Эта стерва может, но мы что-нибудь придумаем. Чего такое чудо на сторону отдавать? Нам и самим пригодится.
   - А ничего, что этот парень на тринадцать лет её моложе? - вспомнил ещё один контрдовод Гришка.
   - Вот уж это совсем незначительные мелочи, - фыркнула Таня, прочно перейдя на сторону ренегатов-изменников. - Тем более что сам Шес в разы старше АнСергевны. Так что так даже лучше будет. Всё-таки наша классная - ещё очень даже ничего, а с таким парнем вообще отпадно смотреться будет. Маринка, я - "за"!
   Гришка схватился за голову: надо срочно вытаскивать Анну Сергеевну, пока эти "озабоченные" ещё чего-нибудь не придумали.
   - Остальным завтра расскажем, - кивнула головой Маринка. - Ну, все, пока! - чмокнула она в щеку Зверенко и помахала рукой её отцу. - Мы пойдем, а то поздно уже и спать хочется. Гриша, не отставай, - потопала девушка в сторону своего дома.
   Гришка поплелся следом, уныло размышляя на тему женского коварства и сумасбродства. Далеко они отойти не успели, как Маринка притормозила и требовательно посмотрела парню в глаза:
   - Ты специально меня провожать пошел или просто так?
   Гришка удивился.
   - А что?
   Маринка насупилась:
   - Ты пошел, чтобы сказать, что у нас все кончено? Да? - решительно выдала она чуть дрогнувшим голосом.
   За секунду Григорий впал в ступор, онемел и потерялся в пространстве. Вот это вывих!!! Как там Мишка недавно цитировал: "Женская логика создана для того чтобы офигела мужская психика"?.. Так, кажется...
   - С чего ты взяла? - выдавил наконец-то из себя парень.
   - Ну-у-у-у, - решительность Маринки улетучивалась прямо на глазах, - мы с тобой все время ругаемся, ты на меня кричишь, злишься, я тоже ору, как бешеная. Какие же это романтические отношения?
   Гришка вздохнул. Нет, надо срочно принимать меры, пока эта малолетняя дуреха не напридумывала себе чего ещё покруче.
   - Так ты не спорь со мной, я тогда и орать не буду, - примирительно пробурчал он, прикидывая: сразу лезть с поцелуями или чуток погодить?.. - Вот чего тебе дома не сиделось?
   Маринка пожала плечами:
   - Я бабе Тоне "Фезам" относила, а на обратном пути решила узнать, как там у вас дела. А Танюхи дома не оказалось. Вот я и решила подождать, а чтобы тетя Женя не беспокоилась - осталась на улице.
   Гришку с ног до головы окатила жаркая волна стыда. Вот черт, как же он забыл про свое обещание?! Растяпа, а ещё на других орет...
   - Прости, - покаялся он за все сразу, растерянно глядя на девушку. - Ты у меня умница, а я совсем про бабу Тоню забыл...
   Маринка просияла и подхватила Гришку под руку.
   - Гриш, - робко позвала она. Гришка удивленно покосился на склоненную макушку девушки. - А чего ты мне ничего не говоришь?
   - По поводу? - удивился парень, судорожно перебирая в уме все свои "промахи" за последнее время.
   - Ну-у-у-у-у, - затянула опять Маринка, не поднимая головы, - поводов, что ли, нет? Вот вернулись мы обратно и что? Опять будет, как раньше?
   - Это как? - все сильнее тормозил парень.
   Маринка вздохнула.
   - Как-как? Прогулки по вечерам, короткий секс по выходным, когда родителей нет дома, поцелуи в остальное время. Ну и все такое... - смешалась девушка. - Просто я привыкла засыпать и просыпаться рядом с тобой. А теперь даже и не знаю, как засну...
   До Гришки наконец-то дошло. Он заулыбался.
   - Дурочка ты, моя! - подхватил он на руки вскрикнувшую от неожиданности Маринку и закружил её вокруг себя. - Мы с тобой теперь не просто влюбленные школьники. Мы с тобой, - опустил он девушку на ближайшую скамейку. - Мы с тобой, - повторил он, обнимая ладонями её лицо, - одно целое. Сейчас и на всю нашу жизнь. У нас же сын будет, глупенькая. Подожди немножко, разберусь с делами и налажу нашу с тобой регулярную семейную жизнь. Чтобы никто нам мешать не мог, - накрыл он губами рот своей женщины. Когда в легких перестало хватать воздуха, и Маринка замолотила руками по Гришкиным плечам, он отстранился: - Веришь?
   - Верю, - кивнула девушка, счастливо блестя глазами. - А ты на меня больше не сердишься?
   - Сержусь? - удивился Гришка, чувствуя нешуточный подъем "настроения" и напрямую связанный с ним дискомфорт в джинсах. Это очень мешало сосредоточиться на беседе.
   - За ребенка, - пояснила смутившаяся опять Маринка.
   - Ну-у-у-у, - затянул теперь уже Рябкин, предусмотрительно отступая на пару шагов.
   - Что "ну"? - тут же встала в стойку девушка. - Злишься? Ты ему не рад? Быстро отвечай!
   - Не злюсь. Рад, - вытянулся парень. - Но всё равно считаю, что мы поторопились. Дети - это прекрасно, но можно было бы и погодить.
   Маринка сникла.
   - Ты прав, - пробурчала она расстроено, - но так получилось. Я не хотела, - закончила она совсем потерянно.
   У Гришки сжалось сердце.
   - Я тебя люблю, - прошептал он, прижимая девушку к себе. - И его тоже люблю, хоть и заочно, - осторожно погладил он рукой плоский Маринкин живот.
   - Правда? - засияла она улыбкой.
   "Как солнышко взошло", - умилился Рябкин, а вслух подтвердил:
   - Правда. Слово даю.
   - А чего раньше молчал? - требовательно спросила Маришка, уютно ныряя к нему подмышку.
   Гришка помолчал, а потом ответил:
  
   - Люблю, - но реже говорю об этом,
   Люблю нежней, - но не для многих глаз.
   Торгует чувством тот, кто перед светом
   Всю душу выставляет напоказ. (*)
  
   - Ух, ты! - восхитилась Маришка. - Никогда не думала, что ты мне стихи будешь читать. А ещё?..
   Гришка поднапрягся и выдал ещё:
  
   - Меня неверным другом не зови.
   Как мог я изменить иль измениться?
   Моя душа, душа моей любви,
   В твоей груди, как мой залог, хранится.
  
   Ты - мой приют, дарованный судьбой.
   Я уходил и приходил обратно
   Таким, как был, и приносил с собой
   Живую воду, что смывает пятна.
  
   Пускай грехи мою сжигают кровь,
   Но не дошел я до последней грани,
   Чтоб из скитаний не вернуться вновь
   К тебе, источник всех благодеяний.
  
   Что без тебя просторный этот свет?
   В нем только ты. Другого счастья нет. (**)
  
   Маринка счастливо вздохнула и спрятала лицо на Гришкиной груди, а он обескуражено подумал, что Сергей Николаевич, в который уже раз, оказался прав: стихи оказывают на женщин самое благотворное влияние. И это чужие, а что ж тогда творят свои?.. Но на такой подвиг Рябкин пока был не готов. Значит, в самое ближайшее время надо ещё пару-тройку сонетов у Шекспира позаимствовать, чтобы было чем Светлякову усмирять.
   Да, дел впереди не меряно...
  
   * У. Шекспир, сонет 102, перевод С. Маршака
   ** У. Шекспир, сонет 109, перевод С. Маршака

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"