B Zero: другие произведения.

Путь Сварога

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.50*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Готовящийся уйти на покой Сварог Олег из рода Сварогов проводит ритуал ученика, волей Рода выбор пал на Гарри Поттера. Детство героев, 4-й курс. Это эксперимент, в подобном ключе пишу впервые. Будут отсылки с мифам и сказаниям языческой руси Март 2013. Завершено

   На эту ночь Старец Олег, как называют его за глаза давно выросшие и вошедшие в силу первые ученики, возлагал большие надежды. Сегодня, сегодня он примет зов, от того, кому он передаст свои знания без остатка. Сыра земля давно уже зовет его, и только завет уже его учителя не дает ему уйти в Навь.
  
  - Великий Род, укажи избранника, - уже засыпая, прошептал древний волхв.
  Сон шел тяжело, давил, как черные воды, и не давал вздохнуть, как будто Чернобог собирает свою жатву. Паникующий голос мужчины, слезная мольба женщины и плачь ребенка. Пелена черной воды расступилась, на секунду являя Олегу картину произошедшего... Детская комната, в ней чувствуется дыхание Чернобога, только маленькое пространство, которое опоясывает плачущего ребенка, защищено, сама Макошь вмешалась в плетение Рода и отправила одну из дочерей на защиту ребенка.
  
   От него веет жизнью, не светом, не тьмой, а тем, из чего все появляется. Неизвестно сколько прошло времени и сколько смотрел старец в пронзительные зеленые глаза успокоившегося ребенка, который, казалось, видит склонившуюся над ним тень. Внезапно в комнату ворвался ураган силы, темной, тягучей, но она не разоряла, а как преданный пес, сильный, злой, тот кто смотрит своими глазами в Навь, защищала своего хозяина, скаля зубы на врагов и ластясь к родным.
  
  - Лили. Как же так? Сначала Джеймс, теперь ты! - аккуратно достав ребенка из кровати и не стесняясь тяжелых горьких слез, льющихся из глаз, черноволосый мужчина укутал малыша в своей мантии, держа в руках жалкое подобие посоха, вышел прочь. - Сохатик, все будет хорошо, только не плачь ... - донеслось чуть позже, когда ребенок почувствовал разлитую вокруг силу.
  
   Через секунду Олег проснулся, теперь он мог с закрытыми глазами найти своего будущего ученика. Видя, кто его забрал, он не испытывал тревоги, тьма, что клубилась вокруг мужчины, обволокла ребенка, защищая, значит, не навредит.
  
   Окинув взглядом свою комнату, Олег усмехнулся. Нужно готовиться. Через семь лет он придёт за ребенком, чтобы передать все тайные знания, а теперь... Теперь можно успокоиться и может быть даже пойти к главе, чтобы тот помог.
  
   Все же толкование - не самая его сильная сторона. Да и предупредить о том, что в Китеже появится новый воспитанник, так же стоит. Для таких, как он и Ректор, несчастные семь лет , были ничем на фоне веков.
  
  ***
  
  
  - Поттер! Вставай немедленно, несносный мальчишка! - неприятный голос тети в миг вырвал лежащего на продавленном матрасе подростка из сна, оставляя после себя чувство досады, ведь он снова видел его. Солнечная поляна, шелест деревьев, казалось, они шепчут что-то, немного вдали речка, полная синего пламени, которое каждый раз льнет к нему, и неизвестный старец, который каждый раз выходит к нему на встречу из леса. Каждый раз, когда он уже фактически подходит к нему, сон прерывается, оставляя после себя тоску. - Ты что, еще не встал? - от двух несильных ударов в дверь с низкого потолка упали несколько маленьких паучков, которые моментально разбежались в стороны.
  
  - Нет, тетя, я уже встал. - накинув на себя разношенные до громаднейших размеров вещи, ребенок выбрался из чулана, который заменял ему спальню.
  
  - Хорошо. Сегодня будешь помогать мне с готовкой. Ты уже достаточно взрослый, чтобы отрабатывать свое проживание у нас.
  
  - Да, тетя. - стараясь придать своему голосу как можно больший безразличный тон, молодой Гарри Поттер прошел на кухню. Сколько раз уже он выслушивал от тети и от дяди крики в свою сторону о том, что он бесполезный нахлебник, и только их доброта не позволила ему попасть в детдом.
  
  - Смотри, как я тебе показывала. Аккуратно переворачиваешь, чтобы ничего не пригорело. Испортишь продукты - останешься сегодня без еды. Ты меня понял? - суровым голосом поинтересовалась она.
  
  - Я постараюсь. - все так же не поднимая глаз, ответил ребенок.
  
  - Давай, я не буду вмешиваться, сегодня все сам. Я проконтролирую.
  
   Переворачивая немного трясущимися руками ломтики ветчины, он старался воспроизвести в голове все, что ему объясняли, ведь с них станется оставить его без еды, на день или два, и потом он опять будет мучиться головными болями и тошнотой.
  
   Причину подобного к себе отношения он прекрасно знал. Его родственники считали себя самыми нормальными людьми, и все отклонения от нормы всячески пресекались.
  
   Все дело было в том, что он был не таким, как они или другие люди. Огонь его не обжигал, помнится, в прошлом году он как-то протянул руку к огню, как тот моментально прыгнул ему в руку в виде сгустка, , начав непрерывно менять цвет: красный, желтый, синий, почти появился зеленый отлив, как дядя сильным ударом сбил его с ног. В тот раз Дурсли очень сильно рассердились, шрамы от ремня на его спине и ягодицах так и не сошли. А еще он чувствует растения. Нет, даже не так, он чувствует тепло внутри себя, которым он может делиться с растениями, от чего они становятся сильнее и красивее. Когда тетя Петунья заметила это, она решила ничего не говорить мужу, но при этом заставила ухаживать за цветами и клумбами.
  
   Но самым неприятным были не его тетя с дядей, а их сын, Дадли. Этот "ребенок", пользовался любым случаем для того, чтобы ударить, поглумиться на кузеном. Чувствуя полное попустительство со стороны взрослых, он приобщил к своим развлечениям и своих друзей, доставляя еще больше неприятностей.
  
   Не раз и не два Гарри порывался сбежать, но каждый раз его что-то останавливало. Он искренне ждал того момента, когда вырастет и сможет наконец-то покинуть этот дом, узнать про своих родителей и избавиться от побоев и оскорблений.
  
   В то, что ему рассказывала тетя, он не верил, давно поняв, что она - мелочный и мстительный человек. Каждый раз засыпая, он грезил о том, что придёт кто-то и заберет его отсюда. Этим кем-то в его грезах постоянно был или глубокий старец с резным посохом, или же высокий черноволосый мужчина. Откуда были эти образы он не задумывался, он просто хотел верить.
  
  ***
  
  
   Получив вечером свою порцию еды и с трудом передвигаясь от усталости, молодой Поттер вновь оказался в своем чулане, где ему уже становилось достаточно тесно. Достав из-под верхней панели старые часы с разбитым циферблатом, он в очередной раз завел их. Сон все не шёл, для Дурслей это был ничем не примечательный день, но не для него. Дождавшись, пока стрелки не окажутся на числе двенадцать, он поздравил сам себя.
  
  - С днем рождения, Гарри. Сегодня тебе исполнилось семь лет. - перевернувшись на бок, он вытер рукой выступившие слезы и загадал желание, которые загадывал каждый год, в этот самый день. Спустя несколько минут его дыхание выровнялось.
  
  ***
  
  
   На давно погрузившейся в сон улице гулял ветер, некоторые из семейства кошачьих обходили свои территории, отгоняя конкурентов, что иногда выливалось в долгий ор и дальнейшую схватку.
  
   Черный, пышноусый красавец лениво прохаживался по забору, несмотря на годы он уверенно держал свою территорию под контролем. Будучи помесью книзла и простого дворового кота он унаследовал от родителей только самое лучшее: красивую лоснящуюся шерсть, крепкое тело и задиристый характер повелителя улицы. Эта часть улицы его любимая, ведь только здесь такой вкусный и непонятный воздух, который буквально наполнял его силой. За подобную территорию не стыдно и подраться: целая община котов и кошек, живущих чуть ниже, давно поняли, что их сюда никто не пустит. Сколько раз они пытались, атакуя наглого захватчика поодиночке, а иногда и по несколько, итог всегда был один. Черный кот каждый раз заставлял их обратится в бегство, а все его раны и шрамы пропадали в течение нескольких дней.
  
   Но сегодня, сегодня ему было неспокойно. Обойдя и пометив в очередной раз угодья, он принялся ждать, устроившись на заборе.
  
   Шелест ветра поменял свою тональность, а перед крыльцом одного из домов появился небольшой водоворот воздуха и листьев, который разросся буквально в секунду и тут же опал, вот только на месте, где секунду назад был водоворот из ветра и зеленых листьев, стоял человек.
  
   Если бы кто из людей проходил бы сейчас по улице, он бы удивился этому человеку. Высокий, седовласый незнакомец в темно-синей мантии, который уверенным, обыденным шагом прошел несколько метров до двери, причем двигался совершенно беззвучно, несмотря на то, что был обут в высокие сапоги, по которым струились узоры орнаментов. Резной посох из-за его спины перекочевал в руку.
  
  - Боль. Страх. - пробормотал незнакомец. На секунду показавшаяся из-за туч луна осветила его лицо, а главное - глаза, которые налились яркой синевой, вытеснив первоначальный цвет, - Непорядок. Кузьма. - позвал он, и в ту же секунду сбоку от него появилось маленькое существо, похожее на миниатюрного человека. Густая рыжая борода, лукавый прищур черных глаз, яркие зеленые штаны и холщовая красная рубаха, перетянутая ремнем.
  
  - Чего изволите? - спросило приятным низким, немного хриплым голосом появившееся создание.
  
  - Чую, тут непорядок. Не тут он должен быть, но чувствую я отчетливо. Наверх, сон хозяевам глубокий, разобраться надобно мне. Плетений тут зело много, не нравятся они мне.
  
   Прислушавшись еще немного к дыханию дома, старец подёрнулся дымкой и шагнул сквозь дверь. То, что он чувствовал, ему не нравилось, не так все должно быть. Дом был пропитан застарелой обидой и злостью, но не это его беспокоило, он явно чувствовал боль. Пройдя вперед, он наткнулся на маленькую дверцу, старому волхву понадобилось время, чтобы убедить себя, что его будущий ученик находится в этом маленьком чулане. Неспешный пас рукой, и дверца открылась абсолютно бесшумно, явив ему картину сжавшегося от холода ребенка, который кутался в рваную и разношенную одежду.
  
  - Кузьма, - ученики Китежа, заслышав подобные нотки в голосе свое сурового преподавателя, начинали дышать через раз, - обогреть, мягко разбудить.
  
  - Слушаюсь, хозяин.
  
   Проведя взглядом по мгновенно сменившееся одежке, Олег вышел в гостиную, где начал забивать трубку, чего он не делал уже более тридцати лет. Пока малец проснется, у него есть время подготовиться, паутина сплетенных чар мягко ушла в стены и коридор, теперь все происходящие будет казаться сном, незачем пугать отрока, потом.
  
   Через несколько минут, потирая глаза из коридора вышел ребенок, умильно потирающий глаза кулаком.
  
  - Ой. А вы кто? - паутина чар, навешанная до этого, не дала ребенку испугаться.
  
  - Я? Я Олег. А ты Гришка, вымахал уже, а был таким маленьким.
  
  - Гришка? - с небольшой запинкой выговорив неизвестное слово, удивился Гарри. Страха не было совсем, он откуда-то знал, что сидящий в кресле и курящий трубку человек не причинит ему вреда.
  
  - Ну, по вашему - Гарри, по нашему - Гришка. - проследив взгляд ребенка, который завороженно смотрел на разноцветные клубы выдыхаемого дыма, он усмехнулся. - Нравится? Знакомый мой научил, тот еще кудесник.
  
  - Нравится. А зачем вы тут? Вы друг дяди? Тети?
  
  - Нет. Я им не друг, и вряд ли когда-либо им стану. Я Олег, таких, как я, называют кудесниками. - совершив пас рукой, после которого появились небольшие сгустки огня, Олег улыбнулся. Послушные его воле, они разлетелись по помещению, а постоянно меняющийся цвет пламени только усиливал эффект.
  
  - Ой. А я тоже так умею. - внезапно радость накрыла ребенка с головой. Наконец-то кто-то такой же, как и он, может, если покажет, что он старательный и что-то может, его заберут отсюда? Вытянув руку и сильно зажмурившись, он стал делать движения, как что-то мнет в руке, через секунды на ладони появилось маленькое пламя, крошечное, которое так же меняло цвет.
  
  - Молодец. - постарался скрыть свое изумление похвалой Олег. То, что только что продемонстрировал ребенок, было очень необычным, заставляя задуматься, а не было ли у него в предках Сварогов? - А хочешь научиться большему?
  
  - Конечно! Вот только тетя с дядей, - замялся ребенок, и от него отчетливо потянуло страхом, - они против будут. Я ведь ненормальный, а тут еще учиться будут, они не позволят.
  
  - Глупость. Ты - кудесник. А твои дядя с тетей хуже злыдней проклятых. Если ты согласен, то я буду учить тебя. Для таких, как ты, даже школа есть особая.
  
  - Но мне ведь рано или поздно все равно придётся вернуться?
  
  - Зачем? Науку тебе дадим, путь выберешь сам, честно жить станешь для себя и людей, а что злые языки, так недостойны они такого защитника.
  
  - Значит, вы меня заберете отсюда?
  
  - Если согласие дашь.
  
  - И мне никогда сюда не нужно будет вернуться?
  
  - Нет. Ежели сам захочешь, найдем семью честную, которая будет тебе рада, ежели нет, всегда я буду рядом.
  
  - Согласен!
  
   Олег опешил от такого быстрого развития событий. По уму он хотел вдумчиво побеседовать с родственниками отрока. Но сейчас, глядя в глаза ребенка, который согласился уйти с незнакомым человеком, чтобы только покинуть это место. Что-то сжало в груди, и из глубины стала подниматься злость. Злость на тех, кто позволил подобному произойти, ведь он разобрал часть плетений на доме, да и с отрока часть Кузьма сразу снял. Неприятные кружева, одни следили, другие не пускали, со злым умыслом ставились, раз никто не вмешался.
  
  - Ну, тогда собери вещи, раз согласен.
  
  - Нет у меня ничего. - со стеснением в голосе пробормотал ребенок, а его щеки заалели. - Только эта одежда странная.
  
  - Это Кузьма подсуетился, считай подарок от него. Ну раз нет, тогда в путь, пошли, незачем тревожить тут. - протянув руку и взяв ладонь настолько доверчивого ребенка, Олег вышел прочь в ночь, не забыв оставить на последок подарок тому, кто кружева плел, неприятный подарок, с умыслом и намеком.
  
  - Погодь, Гришка, чуть не забыл. - сняв с шеи простой оберег на льняной, тонкой веревочке, он взял его в ладонь и подул, после чего их стало два. - Держи, ты ведь по-нашему не понимаешь, а с этим поймешь. - Ну что, готов? - в эту секунду к ребенку черной молнией метнулся кот, сидящий до этого на заборе, жалобно мяуча, он упер передние лапы в его ноги, просясь на руки. - О как, не ожидал. Возьмем этого разбойника с собой?
  
  - Это Черный. Давно уже тут живет. Чей, не знаю.
  
  - Твой он. Вон как почувствовал сразу, что уходишь. Ну, пора. - дождавшись, пока ребенок покрепче прижмет к себе кота одной рукой, а второй возьмется за руку, Олег воззвал к силе Стрибога. Поднявшийся вокруг них маленький ураган из ветра и листьев на мгновение полностью скрыл их и опал, оставляя после себя пустоту.
  
  ***
  
  
   Кабинет Директора Школы и Волшебства Хогвартс.
  
   Вычурные часы с множеством делений, где вместо цифр были надписи, пришли в движение. Стрелка с именем Гарри Поттер переместилась с деления дом на деление "Неизвестно". Через несколько минут старый маг ворвался в кабинет из соседней комнаты, дверь в которую была тщательно замаскирована. Его удивленный взор впился в часы. Несколько пасов руками и камин запылал, а еще через непродолжительное время в кабинете помимо директора было еще пара человек, которые вместе с ним, взявшись за резную статуэтку, исчезли в синей вспышке.
  
  
  Высокий мужчина с фактически красными волосами сидел на ступеньках при входе в терем. В одной из его немалых рук находился средних размеров кувшин, из которого он периодически прихлебывал ледяной, терпкий квас. Его смеющиеся глаза наблюдали за чехардой, которые дети устроили прямо под окнами. Заводилой как всегда была его самая младшая правнучка, эта девчушка, всего девяти лет отроду, умудрялась быть везде и сразу, ни одна проказа не проходила без ее присутствия. Сейчас она и еще с полтора десятка малышей гонялись друг за другом по двору, весело смеясь. Среди сверстников выделялся один, более высокий, чем они, беспорядок черных волос, которые к кончикам были красными, его смех грел душу старому воину. Вот Маришка все же догнала его, секунда и образовалась куча мала из смеющихся и визжащих тел, было заметно, что она целенаправленно загоняла именно его, а не кого-то еще.
  
  - Любуешься? - спокойный, ровный голос раздался сбоку. От чего мужчина едва заметно вздрогнул, но не удивился. Ведь он знал, кто способен вот так вот бесшумно появляться рядом и так же исчезать.
  
  - Можно бесконечно смотреть на множество вещей, в том числе и на радующихся детей. - ответил он, скосив глаза в сторону, где, поставив в сторону посох, расположился старец, которому на вид было не более шестидесяти лет. Хотя мало кто уже знал, сколько ему на самом деле.
  
  - Как он?
  
  - А не видно чтоль? Тот еще непоседа, да и Маришка моя его в каждый след тянет, а эта кого угодно расшевелит, - со смехом ответил он. Отхлебнув еще терпкого кваса, он протянул его старцу.
  
  - Смотри. Станет девкой, уведет он ее из дома, вы с Микулой даже сказать ничего не успеете.
  
  - Ой ли, Олег. Она ведь как пламя, не секунды на месте, ей бы парнем родиться. Сам видишь, что обжигает она всех вокруг, да и характером вся в матушку свою. Та могла своей рукой нежной приложить не слабее наговора, и помогало не хуже.
  
  - Ну как знаешь, Старосвет, вот только пламя к пареньку ластится, как кошка.
  
  - Ну и пускай. Сильный воин вырастет, а то, что другие бают, собаки воют, ветер носит, не им указывать, как жить Сварогам. Случилось чего? Ведь не просто так пришел, тебя ведь почти не вытащишь из Китежа, ведь совсем забыл про родное Лукоморье.
  
  - Случилось, Старосвет. Ты ведь знаешь, как я парнишку-то нашел и как забрал?
  
  - Знаю. Такое не быстро забывается, ту гадость, что в мальце сидела, в капище Святогора неделю выдирали. Мальчонка только благодаря Макошь и выжил, его девки всю неделю за ноги держали, не пущали на Навь, все там собрались. Ведь подобной мерзости давно уже не было, считай, как Кощей прошелся огнем и мечем, выкорчевывая семена знаний мерзопакостных, с тех пор не было. Кстати, он там? Затворник не слабее тебя будет.
  
  - В ярости он. Только благодаря Яге он еще не ринулся с землей ровнять тот стылый остров, а уж как от них навет пришел, думал, придётся схватиться с ним.
  
  - Навет? Кто это там такой наглый, что нам приказы шлет? Неужели смогли они страх перебороть и храбрость вырастить?
  
  - Требуют мальчонку назад. Грозятся нам... - с усмешкой ответил Олег.
  
  - Ну, требовать они много чего могут. Пускай он мне не родной, но мои принципы ты знаешь. Как придут, так и умоются кровавыми слезами.
  
  - Грозятся помощь позвать, чтобы вызволить похищенного. На этом и играют, что не родной он нам. Их угрозы, что вой ветра, но мало ли что, на вопрос ответь мой. Себе мальчонку возьмёшь или мне сыном его объявить?
  
  - Темнишь Олег, как есть темнишь. Что-то вы с бессмертным нашим почуяли, или увидели. - задумчиво отерев рукой гладко выбритый подбородок, он не сводил взгляда со старца. - Ты ведь сам знаешь, что в руки Сварогу попало, назад он уже не отдаст. Вот и мой ответ такой же, славный кудесник и воин вырастит, а если еще кого из девок в жены возьмет, так вообще хорошо. Редкий, очень редкий дар, глаза как у лешака, лес его любит, огонь его слушается, да и ты готов дни напролет рассказывать о том, как повезло тебе с учеником. Слово мое таково, свой он, Наш, не чужой. А для тех, кто руки к нему загребущие тянет, всегда ответ найдется, огня нам некогда жалко не было, поделимся.
  
  ***
  
  
   Магическую Англию уже на протяжении двух лет лихорадило. Все началось с того, что гоблины заморозили все капиталы Поттеров, а это не только золото в банке, но и мануфактуры, дающие работу нескольким сотням магов.
  После повальных жалоб на то, что гоблины вообще страх потеряли, и требований разобраться, министр магии Корнелиус Фадж настоял на аудиенции главы банка Гринготтс.
  
   Неизвестно, что за переговоры там велись, но на следующий день передовые заголовки газет пестрели новостью о пропаже самого знаменитого британца за последние года, Мальчик-который-выжил пропал, первыми всполошились гоблины, попытавшиеся через свои связи узнать, куда делся с острова один из довольно состоятельных клиентов, все их усилия оказались тщетны. А тут еще постоянные списания со счета, которые производил Альбус Дамблдор, как опекун ребенка. А какие могут быть выплаты, если мальчика-то нету? Вот и гоблины так решили и заморозили все счета и активы до тех пор, пока не объявится владелец или же его наследники, а то, что на семье Поттеров было завязано около пятнадцати процентов всей экономики магов, их не волновало, стары клятвы и договоры приоритетней каких-то указов министерства.
  
   Самый главный вопрос, куда пропал Поттер, задали непосредственно опекуну мальчика, который только и мог, что разводить руками и жаловаться на происки темных магов. Казалось, что эта новость очень сильно подкосила великого волшебника, когда он в очередной раз показался на публике, все были поражены тем, на сколько он постарел, теперь он выглядел на свои сто тридцать семь лет, не было стати и несгибаемости.
  Министерство, Авроры и невыразимцы разбили бурную деятельность, пытаясь найти достояние нации, но тщетно. Все, что они могли узнать, это то, что Поттер жив и не более того. А еще через месяц свет увидела статья Риты Скиттер, которая неведомыми путями узнала адрес прошлого проживания народного героя и умудрилась взять интервью у его родственников, причем придобренные такими подробностями, что у читателей волосы становились дыбом от прочитанного.
  
  "Герой магической Британии жил в чулане, фото самого чулана со старым матрасом и вещами, больше похожими на тряпки, прилагались. Он не знал, кто его родители, считая, что отец - пьяница, а мать - проститутка, которые погибли в автокатастрофе в состоянии сильного алкогольного опьянения. Побои, работы по дому, которые для малолетнего ребенка были очень тяжелы, так же прилагалась справка от школьного врача, в которой описывалось состояние здоровья героя."
  
   Уже в самом конце статьи Рита обращалась к читателям с вопросом: "А не гуманней было бы отправить ребенка в Азкабан? И если его даже похитили темные маги, в чем она сильно сомневается, проведя свое расследование, то какие же они темные, если сделали такое хорошее дело?"
  
   Сказать, что подобное имело эффект разорвавшейся бомбы, значит не сказать ничего. Дамблдора лишили поста главы Визенгамота и членства в МКМ. После чего предложили выбор: либо он сам рассказывает все как есть под сывороткой правды добровольно, либо его заставляют сделать это принудительно, а затем отправят в Азкабан. В последствие тот допрос и стал главной причиной снятия со всех постов, спасло мага только реноме победителя Гриндевальда и, как говорится, хороший послужной список. Из уважения к тому, что он совершил, его оставили директором школы.
  
   После всего у министерства магии появилась зацепка, плетение, которое состарило тело светлого мага, было очень трудоемким и специфическим. Почти полтора года потребовалось невыразимцам для того, чтобы найти аналог и составить поисковый ритуал для поиска. Все это время не прекращались митинги и пикеты недовольных людей, которые были вынуждены перебиваться случайным заработком для содержания семей.
  
   В назначенный час и день ритуал был произведен и был дан точный ответ, где сейчас находится Гарри Поттер. Вот только полученное знание оказалось практически бесполезным, юный лорд был на территории Волхвов, предположительно в их закрытых территориях, о которых было известно лишь то, что они есть.
  
   Самое закрытое магическое сообщество мира, легендами и рассказами об их деяниях до сих пор пугали детей. Даже самая последняя дата, когда набравший силу князь стал огнем и мечем крестить языческую Русь во славу триединого бога, заставляла вздрогнуть. Князь Владимир Святославич решил полностью искоренить язычество, несмотря на то, что маги добровольно ушли, как они говорили, за завесу, он не успокоился. Собрав громаднейшее войско, которое укрепляли Константинопольские церковники, он решил огнем и мечем выкорчевать скверну со своей земли.
  
   Шантажом, пытками, подкупом и угрозами они выявили место, где нужно было искать. Завеса к тому времени была еще очень слаба и не могла остановить нападающих. Тогда против тридцати тысячного войска вышла дружина, в которой было десять кудесников и девяносто витязей.
  
   Уже спустя десятилетия, один из выживших церковников Константинополя писал в своих мемуарах:
  
  "Они не люди. Демоны, принявшие людские обличья. Деревья, трава, земля, вода защищала эти бесов отродья. Павшие в бою, поднимались вновь и вновь, чтобы убивать своих друзей и братьев. Буря, бьющие с небес молнии толщиной с человека. Лесные звери и твари бесовские рвали наших братьев. Только волей господа нам удалось отбить волну и отступить, для того, чтобы собрать крестовый поход на нечисть. Но увы, после никто и никогда так и не смог больше найти место, где пали верные сыны своей земли".
  
   Обратившись в МКМ за помощью, министерство магии Англии стало ждать. Ответ, который они получили, был подобен пощечине. Они отказались отдавать ребенка назад, прозрачно намекнув, что не потерпят чьих-либо приказов, особенно если они касаются одного из них.
  
  ***
  
  
  - Ну что, юнцы. - длинноусый кудесник вышагивал перед выстроившейся в ряд колонны подростков, годов тринадцати. - Сегодня у вас самый важный день. Все, чему вас учили, вы сможете применить в поле. Не будет ни мамки, ни няньки, которые все сделают за вас. Все сами! Все понятно? - гаркнул он в полный голос.
  
  - Так точно. - раздался в ответ ор.
  
  - Молодцы. Как вы знаете, Лукоморье далеко не тихий край. Кто пошел к лихим людям, кто недосмотрел и выпустил зверушку измененную, а где и из Нави злыдни с анчутками по вылазили. Слушай мою команду, Гришка, Святослав, Динюка шаг вперед.
  
   Означенные подростки не колеблясь сделали один длинный шаг навстречу наставнику. Среди них ярко выделялся один, чьи глаза были похоже на драгоценные камни яркого зеленого цвета. С тех пор как он попал в этот новый мир прошло уже шесть лет. В первое время, как только он попал сюда, он очень боялся, боялся проснуться и узнать, что все это не взаправду. Но время шло. Сначала робкая, а затем искренняя улыбка все чаще и чаще появлялась у него на губах. У него появились товарищи, с которыми он мог всласть поиграть, побегать, поплескаться в воде. У него появились враги, настоящие, которых он уважал, и которым он в большинстве своем смог доказать, что здесь он на своем месте. А еще у него появился друг, настоящий, который не побоится прыгнуть за тобой в огонь и прикрыть до последнего спину, тот, кто всегда протянет ему руку, если он запнется, и пускай это девчонка, за нее он вцепится зубами в горло и порвет кого угодно.
  
   За эти шесть лет многое произошло. Олег, которому не нравилось, если его называют старцем, взялся его обучать, как и обещал. Он рассказал ему о старых богах, о силе, о мире вокруг, показал, как можно создавать и как разрушать. Учил слушать и чувствовать лес, а затем и мир вокруг. Его названный отец учил его обращаться с мечем, а старшие браться в этом помогали. Как он говорил - кудесник должен быть не только силен духом, но и телом.
  
   За эти шесть лет, Лукоморье стало для него домом. Как рассказал ему Олег, это был не просто край, куда не мог пройти посторонний, это был отдельный мир, куда они перенесли большой кусок своих земель. Он о многом рассказывал: что-то заставляло гордиться, а что-то вздрагивать от страха, особенно друзья Олега. Один только Кощей чего стоит, от его взгляда внутри все холодеет.
  
  И вот, по прошествии шести лет, он стоит здесь, широкоплечий, высокий юноша, с поджарой, жилистой фигурой. В Китеже, где он учился помимо всего прочего, не признавали праздное ученье. Все, что вы выучили, вы должны уметь использовать в любой ситуации, а такую возможность вам предоставят. Несмотря ни на что, кудесников все же не хватает, вот и используют такую возможность для тренировки молодняка. Несмотря на то, что группы на практиках опекают старшие кудесники, подобные практики очень опасны.
  
  - Гришка. - вырвал его из внезапно нахлынувших воспоминаний голос Наставника. - Бери себе еще одного огневика, да троих в поддержку. Будете на холме возле старших, заодно и посмотрите, что такое настоящая ворожба.
  
   Марианна, или просто Маришка, сразу же встала рядом, показывая всем своим видом на то, что все уже решено. Подозвав еще троих, мы выдвинулись в дорогу. Как нам рассказали, кто-то осквернил и разбудил древнее хоронение, и теперь старшие будут его успокаивать. Нам нужно следить, чтобы ни одна мерзость не зашла к ним с нашего бока, и в случае чего - поднять тревогу.
  
   Увы, не все из нас могу передвигаться ветром, так что нас отведут старшие. Что интересно, у многих ветер разный, например, у меня и Маришки вместо листьев - клочки пламени разного цвета. Очередной раз скосив взгляд на идущую чуть впереди подругу, я все же немного покраснел. К своим тринадцати годам она стала оформляться в красивую девушку, уже сейчас видно, что она вырастет красавицей. Длинные огненно-рыжие волосы по пояс, сейчас заплетенные в несколько кос, стройная как тростинка фигура, легкая поступь, и постоянная мечтательная полуулыбка на губах.
  
   Переместившись на нужный холм, мы расположились общим порядком. Я и Маришка, как главная ударная сила, обозревали окрестности, на случай, ежели кто появится. Остальные плели кружева чар, делая нас всех незаметными не только для живых, но и для созданий Нави. Защитный круг, чтобы не подпустить души умерших, летающие по ночам, в бурю и дождь "на злых ветрах", еще один, но уже другой, для тех, кто из плоти, задержать, остановить. И пускай я или Маришка можем сделать это лучше и быстрее, наша задача в другом. Чуть в отдалении появилась еще одна группа, такая же, как и мы. Наверное, уже все в сборе.
  
   В низине, куда мы смотрели сверху вниз, появились фигуры, у каждого из них был свой полный посох, а не такие как у нас, ученические. Ну, Стрибог и Сварог, не отвернитесь от ваших детей.
  
   Появившейся вокруг большого провала в земле зеленый круг стал расширяться и пульсировать, старшие кудесники очищали природой и жизнью загнивающее место, не давая ему разрастаться полностью.
  
   Легкий толчок заставил на секунду сбиться с концентрации и потерять нить видения происходящего. Того, что называют сильной ворожбой. Потянувшись вновь в сторону плетения, Гришка в ужасе замер, его крик-предупреждение еще не успел сорваться с губ, как черный провал фактически взорвался, выплёскивая из себя порождения Нави.
  
  
  
  Новую опасность заметили не сразу. Шокированные видом сдерживаемых тварей все тем же кругом, подростки не сразу обратили внимание на то, что из подлеска с разных сторон стали появляться еще твари. Земля покрывалась трещинами, расходясь от провала, и уже в достаточно большом отдалении из этих проломов стала появляться нечисть поменьше.
  
  Увидев новую опасность, Гарри среагировал на уже вбитых инстинктах, которые ему прививали учитель и наставники. Воззвав к Стрибогу, он ощутил, как часть его сил сразу же ушли, давая в ответ небольшой купол воздуха, образовавшийся в низине и накрывшей большую часть появившейся нечисти с их стороны, внутри купола разбушевались множественные вихри, задерживающие и не дающие новопоявившимся тварям приближаться с той же скоростью. Мимолетная мысль о том, что его наставник точно таким же воззванием смог бы просто на просто нарезать всех нападавших в мелкую труху, заставила его невесело ухмыльнуться.
  
  Только недавно он смог полностью понять, к кому он попал в ученики и как ему повезло, ведь его семья не скрывала от него ничего, нужно было лишь правильно задавать вопросы и внимательно слушать. Не было для него и секретом о том, кто его настоящие родители и какая доля их постигла. Но теперь, здесь и сейчас, он был Сварогом, учеником Олега, за ним стояли его товарищи и может быть та, которой он однажды наберется храбрости сказать именно те самые слова, ну, или на худой случай силы, чтобы выжить после ее ответа.
  
  - Маришка! Огня! - завопил он во все горло, так же посылая ревущий вал багрового пламени в бушующий купол воздуха. Как только два вала достигли цели, все мешалось, впитав в себя стихию, купол воздуха взбух и разразился настоящим ураганом огня и света. Даже расстояние не спасло их от жара, волосы на голове отчетливо затрещали, а легкие обдало болью.
  
  Стоящие за ними товарищи так же вносили свою лепту, вот россыпь молний Перуна, с добрую человеческую руку, ударили в нескольких тварей, прибивая их к земле. А вот брат и сестра, самые хлипинькие из нас, закончив приготовления, превратили все вокруг в болото с хищно извивающимися корнями, которые рвали, душили и утаскивали в низ мелких недобитков.
  
  - Гришка, уходим, пока путь свободен. Те твари нам не по зубам.
  
  С недоумением, Гарри, так же как и его подруга, уставился на паренька, секунду назад призывающего молнии на головы порождений Нави. Служители Святобога так же были удивлены.
  
  - Разум потерял? Или ты знаешь, сколько еще в чаще таких же тварей? Нет. Отступаем к старшим и ждем помощи, поодиночке нас разотрут. Глянь, вон остальные так же решили.
  
  - Уходить надо. - не унимался крикливый. - Нас там с двух сторон положат, а так есть шанс.
  
  - Дурак. - бросил в ответ Гарри и, послав еще один вал огня вниз, махнул остальным, чтобы спускались, пока он прикрывает.
  
  - Да кто тебя старшим поставил, приемыш! - буквально выплюнул со злобой все ещё не успокаивающийся парень. Правда, больше он не успел ничего сказать, так как Маришка, уже придавшая пинком нужное ускорение близняшкам, перехватила посох и со всего размаха приложила ему по спине.
  
  - ВладЕмир, нашел время лаяться! Закрыл пасть, и живо вниз! Иначе я тебя тут пеплом развею! - покрываясь язычками пламени, прошипела девушка.
  
  - Да что ты себе позволяешь! Сначала носишься, как с щенком неразумным, с этим, этим... - наткнувшись на уже разозленный взгляд, он проглотил тираду, - приемышем. Нашла кого выбрать. Да этот заморыш не стоит... - следующий удар выбил из него весь воздух, а сам говоривший упал на землю, хватая воздух ртом.
  
  - Никогда! Ты меня слышишь, ничтожество? Даже забудь думать об этом! Я - Сварог, и я сама решаю! А теперь живо вниз! Иначе спалю! - Маришка была в бешенстве. В такие редкие моменты Гарри ее откровенно побаивался, и, хоть сейчас он уже превосходил ее по силе, все равно он знал, случись им схватится, он проиграет. Просто не сможет ударить.
  
  Проследив, как ее уже недруг, фактически скатывается с холма, она перевела взгляд на Гришку и неожиданно залилась краской.
  
  - Спросишь хоть слово - испепелю! - огненный ураган, сорвавшийся вниз, лучше всяких слов показывал состояние девушки.
  
  Дождавшись, пока все с их стороны спустятся к старшим, они так же поспешили покинуть холм. Пускай с него легче обороняться, но сейчас их одних просто сомнут.
  
  Не всем повезло так, как им: у кого-то нечисть успела добраться до отроков, раня и забирая с собой, кто-то просто испугался и не смог достойно ответить, а кто-то позорно сбежал, забыв о том, что место зело поганое и сюда можно только прийти ветром, но не уйти.
  
  Дальнейшее запоминалось урывками. Вот старшие маги, фактически не обращая внимания на разыгравшиеся вокруг них битву, плетут свои кружева, все сильнее и сильнее стягивая прореху. Вот вновь бьют молнии с небес, и лес, как живой, бьется вместе сними. Воздушные смерчи, смешивались с огнем и землей, нес забвение нечисти. С каждым ударом сил оставалось все меньше и меньше, Гришка уже не использовал Воззвание, хотя силы еще были, ему просто не давали успеть, все, что он сейчас видел, это бесконечное море огня, а в ушах набатом бил голос его приемного отца.
  
  - Больше огня, Свароги! Больше огня, вашуш!
  
  Со стоном упала Маришка, исчерпав себя досуха. Почему-то, увидев ее обескровленное лицо, он испугался, не за себя, а за нее. Дикий, первобытный рев, рев раненого зверя, у которого живьем вырывают сердце, вырвался из его горла. Стена огня поднялась вокруг них всех, отсекая наседающих тварей, уже падая от истощения, он успел заметить, что пламя было алого цвета, как кровь, после чего мир погрузился во тьму.
  
  ***
  
  Пробуждение было необычным. Тело, казалось, было невесомо и парит над землей, открыв глаза, Гарри проморгался, удивляясь, что он еще жив. Ведь последнее, что он помнил, это опадающее пламя, которое мешало порождениям Нави разорвать их всех.
  
  Попытка сдвинуться с места заставила почувствовать неправильность, на одну из рук что-то давило, переведя взгляд, он застыл.
  
  Разметанные по его груди огненно-рыжие волосы, и тихое сопение. Разум механически отмечал факты, то, что он абсолютно раздет и, судя по сбившемуся одеялу, Маришка так же была лишена одежды, уж ее то он узнает всегда.
  
  Первая мысль была очень лаконична: "Б*ть! Она же меня убьет, когда проснется!". Следующая мысль была еще трагичней: "А если не убьет она, то пришибет батька".
  
  Попытка осторожно высвободить руку, а потом, если повезет, смыться незамеченным, провалилась в самом начале. Сонный взгляд вперился в его расширившиеся от страха глаза, сейчас он был готов бежать куда угодно, хоть к Кощею в лабораторию, лишь бы не объяснять Маришке, как он очутился в ее кровати, особенно если он сам не помнил этого.
  
  Мысленно попрощавшись со всеми родными, Гарри приготовился стоически принять судьбу.
  
  - Чего ворочаешься? Спи давай. - сонно пробурчала Маришка, переползая повыше и по-хозяйски закидывая ногу на парня, чей разум сразу же подтвердил догадку о том, что на девушке вещей нет. - Из-за тебя несколько дней не спала, а стоило прикорнуть, он ворочается. - после чего она вновь уснула.
  
  Разум категорически отказывался понимать происходящие. Попытки объяснить или понять проваливались в самом начале. Посмотрев еще раз на прильнувшую девушку, Гарри мысленно послал всех к лешему и, обняв ее покрепче, вновь задремал, позже он с этим разберется, а сейчас... гори оно сейчас алым пламенем.
  
  ***
  
  Англия.
  
  Альбус Дамблдор устало сидел в своем кресле и неотрывно смотрел на пламя в камине. Последние годы очень сильно его подкосили. Сначала проклятие Волхва, которое пока что удерживал эликсир из Философского камня, жаль Николас больше не доверяет своему бывшему подмастерью, но он это переживет. Потом этот унизительный допрос, только чудом ему удалось обойти скользкие ответы, но и того оказалось достаточно, чтобы его власть изрядно пошатнулась.
  
  Скандалы в прессе и все последующее подорвали репутацию светлого мага. Тех же Дурслей маги просто на просто разорвали, на месте их дома не осталось даже пепелища.
  
  Попытка использовать запасной план с Невиллом в начале оправдала себя. Первый год, ловушка на Темного лорда сработала, как следовало, мальчик увидел в живую своего врага, а старый маг воспарял духом.
  
  Второй год был полным провалом, хотя малышку Джинни и удалось спасти, Невилла откачать не успели, василиск фактически разорвал его в клочья, попутно уничтожив крестраж тёмного лорда. Почему страж тайной комнаты не тронул девочку, остается загадкой.
  
  Только то, что была найдена тайная комната, и помогло Дамблдору остаться на посте директора. Августа не выдержала известий о потере внука и наложила на себя руки, род Лонгботомов прервался, и во всем винили Его!
  
  Так мало этого, нет же! Сириус Блэк! Вот не сиделось тебе в Азкабане! Пробравшись в школу, этот анимаг недоучка выкрал Питера, который с перегрызенном горлом был доставлен порт-ключом в Аврорат, пергамент истины, фактически приколотый кинжалом на спине Питера, содержал его чистосердечное признание, которое обеляло Блэка.
  
  Срочно собранная комиссия подтвердила подлинность пергамента, так же всплыли факты дела Блэка. Если все так пойдет и дальше, Темному Лорду, когда он вернется, не будет противостоять никто, по той причине, что Альбус будет либо в Азкабане, либо поцелован дементором. Как эти наивные не понимают, что конечная цель оправдывает все средства и лучше пожертвовать малым сейчас, чем всем потом.
  
  Публичные извинения и компенсация министерства по делу Блэка попало втуне, анимаг как сквозь землю провалился. Но сейчас не это главная головная боль, Корнелиус решил показать свои крысиные зубки и инициировал проверки по Азкабану, показывая обывателям, что министерство бдит и готово признавать и исправлять свои ошибки. А этому нужно помешать, иначе слишком много выплывет наружу.
  
  Единственный шанс, чтобы все исправить - это вернуть Поттера на родину. Турнир трех волшебников должен помочь в это, все-таки Хогвартс был прошлым чемпионом и ему, как директору, выбирать трех противников на новый турнир. А чтобы наверняка, стоит послать копию договора о помолвке между Джиннервой Уизли и Гарри Поттером, намекнув, что расторгнуть можно только на земле заключения договора.
  
  Осталось только продержаться этот год.
  
  ***
  
  - Ну, как тебе грамота, Старосвет? Не уймется старый паук, ой не уймется. - Олег откровенно потешался над удивленным лицом своего давнего друга.
  
  - Бесноватый. Да Маришка даже пепла не оставит от той вертихвостки, даже наши наказы не помогут, сбежит.
  
  - Согласен. Бойкая девка. А как ругается, вся в мать. И ведь добилась своего... балуешь ты ее, ой балуешь.
  
  - Олег, ты ее знаешь. Ежели запретил, она все равно по-своему бы все сделала. А так, отрок доказал, что может ее защитить, а наши законы ты не хуже меня знаешь. Можешь защитить и прокормить семью, значит стал взрослым. Уже сейчас его поделки нарасхват, до тебя, конечно, далече, но не мне тебе объяснять.
  
  - Это хорошо. Но что с грамотой решать будем?
  
  - А ничего. Ответим, что согласны. Кощей сам просил повод придумать, чтобы ирода найти и извести за знания мерзкие, да найти, откуда они у него.
  
  - А что с Гришкой?
  
  - А сам как думаешь? Он - Сварог, этим все сказано. Не будет он за спинами нашими отсиживаться, сам в бой рванет, уж лучше под нашим приглядом, чем сам по дурости. Да и Маришка, ежели чего, ему разума вколотит. - усмехнувшись, ответил мужчина. - Времени еще есть, гоняй его до седьмого пота, чтобы потом краснеть не пришлось.
  
  - Краснеть не пришлось. Мне-то врать без надобности, всё у тебя на лице написано, боишься, что возьмет он у Маришки первую кровь и упорхнет она из дома.
  
  - Олег, как был прямым, таким и остался. Сам знаешь, как отец с матерью Маришки сгинули, стала она мне дочерью. На кого другого глаз положила, не пожалел бы.
  
  Тут в дверь постучались, а затем вошли два статных витязя при оружие и броне, один из них держал перекинутое через плечо массивное тело зверя, опутанное корнями.
  
  - Здраве, старшие. - склонив голову, поприветствовали они сидящих. - Вот, поймали, прошмыгнул стервец с той стороны, как его не увидели, ума не приложим. Глаза отводит, велено к вам его. - с этими словами он скинул зверя на дощатый пол.
  
  - Интересный звереныш. Разберемся. - дождавшись, пока дверь закроется, Олег вмиг утратил показное радушие. Холодные как сталь глаза уставились на зверя. Пас рукой, и путы спали со зверя. - Старосвет, выйди. Не дело тебе слушать, что я сейчас говорить буду.
  
  - Не зашиби только, его потом кудесники поспрошают, кто, откуда, да как проскочил, лазутчиков нам только не хватало.
  
  Несколько минут зверь и человек смотрели друг другу в глаза. Вздыбив холку, зверь издал низкое рокотящиеся рычание.
  
  - Ты на меня порычи еще, сучий потрох. А ну вертайся в человека, а то отхожу тебя за милую душу как зверя. Ну!
  
  Мгновение, и перед Олегом встал черноволосый мужчина сильной худобы, только глаза еще горели живым огнем, темным огнем.
  
  - Все же не ошибся. Кто же тебя болезненного на цепь-то посадил? Хотя успеется. Ты мне ответь вот что, - температура в помещении ощутимо упала, - как ты, аспид окаянный, умудрился ребенка в чужие руки отдать?! По дурости или по умыслу? Только не ври мне, кудесник, иначе осерчаю...
  
  
  
  Сириусу Блэку еще никогда не было так плохо. Куда там Азкабану, фактически допрашивающие его "чудовища" выворачивали его душу на изнанку, теребя еще открытые и не зарубцевавшиеся раны.
  
  Он помнит, как его разум очнулся от спячки, когда ему в руки попала газета со статьей о своем крестнике, где описывались все ужасы, которые пришлось пройти ребенку и теперь заточенному у злых магглов. Вторым ударом было фото семьи Уизли, где он, к своему ужасу, опознал давнего "друга".
  
  После всего произошедшего, с его глаз фактически спала пелена. Мысли стали ярче и четче, можно было подумать, что он сбросил какое-то наваждение, правда не полностью.
  
  Первым делом он добрался до Хогвартса, где используя свой дар анимага пробрался во внутрь самого защищенного места в Англии, нахождение портрета в гостиную Гриффиндора он отчетливо помнил. Несколько часов ожиданий в темной нише, и он уже знал пароль. Дождавшись, чтобы все наверняка заснули, он прокрался к портрету, который сонно буркнул: "Правильно. Лазают на кухню, спать не дают", на произнесенный пароль. Остальное было дело техники, несколько спален, и вот она цель, которая не успела даже дернуться, чужая палочка, взятая в одной из комнат, не спешила показывать свой норов.
  
  Дальше, дальше он исполнил свою давнюю мечту, увидь его в то время Белла, она бы решила, что не все потеряно для непутевого родственника. Виртуозное Круцио, держащее жертву на грани между безумием и смертью, подвалы дома Блэков в первый раз за прошедшие годы услышали безумный смех и крики жертвы.
  
  Все остальные действия откладывались кусками, он рвался вперед, чутье вело его. А теперь? Вот он добрался, и что дальше? Оказывается, что он и не нужен здесь, его крестник вполне себе счастлив в новой семье и уже несколько месяцев как обзавелся невестой. Сильный маг, подающий надежды воин, преданный друг и страшный враг - нужен ли такому человеку сбежавший уголовник, который не выполнил то, что от него требовалось: защитить и вырастить ребенка?
  
  И если бы только это терзало Сириуса, после унизительного допроса, где он обливался холодным потом, стоя перед одним магом, за него взялись всерьез, всплывающие воспоминания, которые безжалостно вытаскивали на свет препарирующие его разум маги, вызывало гнев, горечь и удивление.
  
  Вот ему парализованному под присмотром Дамблдора вливают в глотку какое-то зелье, после чего он, дико завывая, катается по полу, разрывая кожу на груди когтями. Или как он стоит в ряду таких же несчастных, где на них раз за разом используют и оттачивают два первых непростительных. С каждым новым воспоминанием в его груди все сильнее и сильнее разрастался кусок льда... Тестируемые зелья, он бьется в агонии, в то время как его мучитель, не снимая капюшона, записывает все симптомы, неровный строй. Один из заключенных прыгает вперед, вцепляясь зубами в горло малолетнего ублюдка, которому объясняют, как правильно накладывать Круцио, удар, и он корчится под добрым десятком пыточных проклятий, пока с пеной у рта не затихает навсегда. Следующие воспоминание: на него обрушивается водопад воды, приводя в сознание, краем глаза он успевает увидеть, как нескольких женщин, среди которых и его кузина, насилуют прямо на земле, разбавляя действие разнообразными заклятиями... и всегда один и тот же конец - Обливейт.
  
  Одно из последних воспоминаний: он трясущимися руками подписывает пергамент, передавая своему крестнику все, что у него осталось на свободе. Поднявшийся со стула, старик только улыбается в ответ со словами: "Вот видишь, Сириус, это ведь не больно. Зачем было столько сопротивляться? Обливейт".
  
  ***
  
  - Ну, что скажите? - Олег обвел тяжелым взглядом троих магов, сидящих за столом. Всего троих, остальные устали от тяжести веков и ушли в землю уже давно, а их держит долг перед своим народом, который скоро, совсем скоро, примет на свои плечи новое поколение.
  
  - Скажу, что мы были десятки раз правы, уходя на изнанку, а затем и в этот мир. - высокий мужчина с черными, как ночь, глазами устало выдохнул. - Гниет старый мир, с головы гниет. Где больше, где меньше. Еще немного, и придётся закрыть проход.
  
  - А мы готовы? Снимем завесу, так она и тут пропадет или же мы уже готовы? Ответь мне, Кощей, готовы ли мы уйти сюда полностью?
  
  - Еще нет, совсем чуть-чуть надо времени...
  
  - Не оставят нас в покое. И если старые враги еще помнят и боятся, то новые с ветром в голове. Когда же мы будем готовы?
  
  - Пятьдесят, ну, может быть семьдесят лет...
  
  - Всего-то, а дадут ли нам это время? Новые боги все сильнее и сильнее давят на завесу, чуют, что здесь для них раздолье.
  
  - Значит надо это время выиграть. Забывать нас стали, прекратили бояться, забыли, кто мы и почему ушли.
  
  - Значит, решено? - Олег встал, опираясь на посох.
  
  - Решено. - раздалось в ответ ото всех.
  
  Закончив разговор, двое из троих вышли, оставив только Кощея и его давнего ученика, о чем знали лишь ушедшие двое.
  
  - Что с Гришкой решать будем? Не радостные вести принес нам кудесник. Бесноватый паук повесил обязательства на твоего ученика и хочет род отравить гнилой кровью, чтобы захирел он.
  
  - Ему решать. Принять или же предать забвению, хотя кому мы врем. В память за тех, кто жизнь ему дал, не прервет он род первый, силой связанный и узами не откажет он роду второму. Не примет он кровь гнилую, Сварог, он будет бить врагов своих, а мы ему поможем, Род ему поможет.
  
  - Понятно, значит, решил перевертыша оставить, так?
  
  - Твоя правда. Разум его только этим и жив, чтобы дитя найти и защитить. А так не будет у Гришки более верного, чем перевертыш приблудный.
  
  - Добро. Тогда отдай его мне, - Олег, пивший в этот момент из ковша, поперхнулся, - может толк и выйдет.
  
  - Кощей, ты не перегрелся на солнце? Аль мне тебе напомнить, что стало со всеми твоими учениками после меня?
  
  - Устал я, Олег, устал. - высокий маг, казалось, осунулся, его натянутая, сухая кожа явственно пошла темными пятнами, а сдерживаемый внутри холод остудил комнату. - Я ведь и сам уже не помню сколько мне лет, только два дела и держат меня тут: наш Род и ученик. Не могу я уйти на покой, не оставив после себя ... ты ведь свой путь нашел.
  
  - А не поздно ли? Сдюжит?
  
  - А куда он денется-то? Да и за Гришкой пригляд будет. А то, что душою стар он уже, так это до первых отроков, там оживет вновь. Вот только долго его выхаживать придётся, чтобы он мог жизнь дать.
  
  - Дело твое не загуби только, а так можешь делать, что хочешь.
  
  ***
  
  Вечер. Возле реки, в низине от города, раз за разом взбухали бутоны огня и доносились глухие взрывы.
  
  - Эт, кто там? Ни как Маришка буянит? - Сириус вздрогнул от звуков голоса, раздавшегося за спиной. Вот уже несколько недель он живет здесь, крестник принял, не отвернулся, и ему это было достаточно. Вот только разговор о том, как он провинился перед ним, грамотою той прошел как-то не так.
  
  - Они, оба.
  
  - О, Олег, ты ведь не думаешь, что ученик твой Маришке повинился о том, что на него свалилось? - Старосвет, который и приютил прибившегося анимага, появился из-за другого плеча кудесника.
  
  - Ежели жить ему надоело или разум за разум зашел, мог и повиниться.
  
  Оба мага переглянулись между собой и с какой-то непонятной интонацией протянули... - Ой, дураааак.
  
  Тем временем грохот все приближался, и стали слышаться отдельные выкрики.
  
  - Кобелина! - Бух! Бабах! - Меня ему мало! ... волосы паскудницам повыдергиваю... удумал... - БАБАХ! - очередной, особенно мощный взрыв бросил в сторону магов волну пыли. - Это из-за того что я... или уже присмотрел... руки, ноги повыдёргиваю....
  
  - Ну, это надолго. - ухмыльнулся Старосвет. - Если Маришка разошлась, ее только Гришка и может приструнить.
  
  - Пускай разбираются. - внес свою лепту Олег. - А тебе, кудесник, пора к Агрипе, лечить тебя будем дальше, да и Кощей что-то тебя искал. - от этих слов Сириус побледнел. Кощей и Агрипа стали для него личным кошмаром. Если первый все норовил его отправить на тот свет, то вторая его всегда оттуда вытаскивала, используя почти те же методы.
  
  Причиной произошедшего стало то, что Сириус фактически отдал Род своему Крестнику, который нес перед ним обязанности, в главном случае он должен был отдать роду одного наследника, первенца. Все бы ничего, если бы подобные обязательства не висели бы еще от двух родов, Сварогов и Поттеров. Вот и выходило...
  
  ***
  
  - Маришка! Успокойся! Ведь еще ничего не решено. Да прекрати ты! - укорачиваясь от очередного вала огня и огненной птицы, Гарри разозлился. - Успокойся, я сказал! - взметнувшийся вокруг них огненный вал разошелся на десятки метров, а через секунду он уже держал уткнувшуюся ему в грудь рыдающую девушку. - Тш-ш-ш-шь, успокойся, ну не надо. Ты ведь знаешь, что мне больно, если ты плачешь. - попытался он успокоить свою невесту, которая бросилась из одной крайности в другую.
  
  - Не отдам. - вцепившись в него руками, прохныкала она. - Не собираюсь я делить тебя с кем-то, самой мало.
  
  - Мало ей. - усмехнулся Гарри. - Давно краснеть перестала, когда я тебя целую?
  
  - Неправда. - буркнула успокаивающаяся девушка, вот только заалевшие уши ее выдали.
  
  - И не надо меня с кем-то делить, я ведь посоветоваться пришел, а ты сразу буянить. Ну, куда это годиться? Эх... - подхватив на руки пискнувшую девушку, Гарри обвел глазами побоище. - Да, набедокурили мы тут. - и следующим шагом он исчез в водовороте воздуха и лепестков огня, появляясь в чаще леса возле векового дуба, где они любили отдыхать подальше от любопытных глаз.
  
  Спустя какое то время.
  
  - Ты ведь все равно не отступишься? - устроившись полулежа на парне, девушка выводила своим пальцем одной ей понятные узоры на его груди и, не дождавшись ответа, тяжело выдохнула. - Ну что мне с тобой делать? Вот угораздило же меня. Влюбил в себя девушку и усом не ведет...
  
  - Мариш, я... - договорить ему не дал пальчик девушки, приставленный к его губам.
  
  - Знаю. Если бы ты отступил, это уже был бы не ты, не тот, кого я полюбила и люблю.
  
  - Прости. - зарывшись рукой ей в волосы, Гарри вдохнул их аромат.
  
  - Тогда, - одним движением девушка оказалась сверху на парне, - пообещай мне, что никогда меня не бросишь.
  
  - Обещаю. - ответил в ответ Гарри и потянулся поцелуем к невесте.
  
  - Я запомню. - отдышавшись, Маришка на секунду задумалась, а затем, закусив нижнюю губу и немного покраснев, потянулась к завязкам на своем платье. - И тебе не дам забыть. - лишившись опоры, ее платье скользнуло вниз, оголяя ее по пояс, открывая уже довольно сформированное тело. Не давая что-либо ответить или сделать, она уже сама впилась поцелуем в губы своего избранника, направляя его руку своей рукой к телу. В тот момент, когда она почувствовала, как его рука несильно сжала ее грудь, еле слышный стон сам собой сорвался с ее губ...
  
  
  
  - Не вижу... - Старосвет немигающим взглядом смотрел на стоящего перед ним парня.
  
  - А что видно-то должно быть? - Гарри искренне не понимал, за что его вначале добрых полчаса гоняли огненными шарами по двору на перевес с маленькой дубиной, по ошибке обзываемой "хворостиной".
  
  - Совести не вижу. - буркнул Старосвет, подзывая к себе и откладывая дрын в сторону. - Совсем не вижу. Обесчестил девку, а раскаянья ни в глазу. Да подойди, не обижу теперь...
  
  - Я лучше тут постою. Ветерок тут хороший... Ветерок? - в следующую секунду его сбил с ног порыв ветра. - Учитель! За что?! - крик души вырвался сам собой, когда он увидел, с какими предвкушающими и "добрыми" улыбками они подходят к нему.
  
  - Вот ты и попался. Теперь будешь ответ держать! - подняв парня за шкирку одним рывком, да так, что ткань отчетливо затрещала, Старосвет пристально уставился ему в глаза. - Девку, обесчестил? Обесчестил, и не надо мне охальник тут глазки отводить. Законы наши знаешь? Конечно, знаешь, для нас, кудесников, они еще строже, чем для простого люда, что молчишь?
  
  - А чего говорить-то? - подняв свои ярко зеленные глаза, ответил Гарри. - Не бегу я и не прячусь. С Маришкой у нас уже давно и серьезно, да и невестой я ее не просто так назвал.
  
  - Вот что мне с тобой делать? А?
  
  - Понять? Простить?
  
  - Ага, как же. Ее братья тебя и поймут, и отпустят на все четыре стороны, ежели сам уйти после этого сможешь. - увидев, как сбледнул с лица подросток, Старосвет мысленно ухмыльнулся, ведь среди старших братьев Маришки было довольно много знатных кудесников, и разговаривать они будут с ним долго, вдумчиво, но аккуратно, нрав-то сестренки младшей они-то знают. - Ладно, иди. Вон тебя ждут уже.
  
  - А может не надо? - покосившись на крепко сбитых парней, стоящих чуть поодаль и с предвкушением потирающих кулаки, не внушали доверия.
  
  - Надо, Гришка, надо. За свои поступки отвечать надо. Нет, чтобы как положено по обычаям. Эх, спешите вы, молодые, всюду.
  
  Отпустив мальца, Старосвет наблюдал за тем, как его нежно обняли за плечи самые рослы из братьев и, тихонько что-то ему втолковывая, повели в сторону. До него донесся только обрывок фраз: "Никаких кружев и чар... ногами не бить... упадет - не добивать".
  
  - Ну что, Старосвет, проиграл ты спор. - Олег, лукаво улыбнувшись, смотрел туда же, куда и его друг.
  
  - Твоя, правда. Ну, нечего, Маришку я вразумил, неделю сесть будет бояться, да наказ дал, до семнадцатой весны чтобы и не думала.
  
  - Это правильно. Силы ей нужно будет копить, не одного ведь выносить придётся.
  
  - Олеже, ну не сыпь хоть ты мне соль на рану.
  
  - Что? Жалко отпускать?
  
  - Так не чужая, своя кровь.
  
  - Ну и Гришка ведь не чужой.
  
  - Узнал что-то?
  
  - Камни помнят, ветер скажет, земля подскажет... Конечно, узнал, иль ты сомневался? Свой он, так что не кручинься, еще будешь их детей баловать.
  
  - Ну, любо тогда. А что с Приблудой? Не околел еще от Кощеевых учений?
  
  - Отлеживается у Агриппы, огреб по полной, даже жалко стало на чуточку.
  
  - Опять напутал что-нить?
  
  - Да нет, - отмахнулся рукой Олег, - просто попробовал прибить Кощея, а тот сил и не рассчитал. Кощей доволен, как баюн объевшийся сметаны, его прошлые ученики только через год его наук пытались, а тут и декады не прошло.
  
  - Смелый... Кощею такие нравятся, особенно вбивать им ум. Раз взялся, значит, толк видит.
  
  ***
  
  Чьи-то заботливые руки аккуратно сменили компресс на лице. Тело болело, как будто на нем горох мололи, да цепами. Попытка встать была пресечена в самом начале...
  
  - Тш-ш-ш. Лежи, давай. Снадобья уже действуют, а на лицо компресс с настойкой поставила. - не узнать голос было невозможно.
  
  - Любят они тебя, из-за этого и разозлились.
  
  - Любят? Я им покажу! Не им, а мне тебя выхаживать, ироды. Ой! - неожиданно вскрикнула девушка.
  
  - Что случилось? - стянув с лица компресс, Гарри увидел сидящую рядом с ним девушку, которая в этот момент пыталась толи сесть, толи встать с лавки.
  
  - Старшой разозлился сильно, всыпал мне по первое число, теперь сидеть больно. - пожаловалась девушка. - Он ведь мне запретил до пятнадцатой весны даже думать, а я вот...
  
  - Переживем. - улыбнулся парень, беря ее ладонь в свою руку. - Знаешь, я крепко подумал. Не буду я даже пытаться, - видя недоумение девушки, он уточнил, - Сириус выздоровеет, чтобы он не писал, старший в семье он, будут у него еще дети. А что до второго Рода, не нужен мне кто-либо кроме тебя, да и род Наш Сварог.
  
  - Не волнуйся об этом. Я у знахарок спрашивала и узнавала, пока ты отлеживался, будет тебе сюрприз, правда не скоро.
  
  POV Маришки.
  
  - Ну что вы молодые вечно спешите?- молодая женщина отложила в сторону ступку и насмешливо посмотрела на мнущуюся девушку, хотя уже не девушку, а очень молодую женщину. - Не мудрено, что он осерчал, хотя ты всегда добивалась чего хотела. Иди сюда уже, егоза, обработаю мазью, быстрее заживет.
  
  Обрабатывая вздувшиеся красные полосы на спине и ниже спины, знахарка вела неспешный разговор, расспросила она и о том, почему так поспешно все, а получив ответ, долго смеялась.
  
  - Ой, Маришка. Уморила. Прости меня, конечно, но разве старшие сестры тебе не рассказали, что да как?
  
  - Нет. Да и не общаюсь я с ними, дуры набитые, все о вещах, да о разном. Скучно с ними. А что они мне должны были рассказать?
  
  - М-м-м, ты ведь обратила внимание, что чем сильнее Род, тем больше в нем детей рождается? В слабых один, редко два ребенка. В сильных три-пять.
  
  - Ну, не хотят они больше детей, и в чем дело?
  
  - Ох, много чего я скажу твоим сестрам, когда увижу в следующий раз. Слушай внимательно. Что нужно, чтобы в любви чаровницы и кудесника родился ребенок с дарами родителей? Нужна любовь, верность и сила. Если избранник любит и хранит верность, то накапливается в его избраннице сила, и чем больше, тем сильнее будет отрок. Ежели чаровница так же сильна, как и избранник, то больше силы она получит от него. Сама почувствуешь, когда готова будешь жизнь дать, но ежели повременишь и больше сил соберешь, то родятся братья. У Сварогов всегда первыми рождаются мальчики.
  
  - А что будет, если слабый Кудесник или чаровница захотят много малышей?
  
  - Первый будет как положено, силен, второй - на треть меньше, третий - на половину, а потом начнет плод силу крови тянуть, ослабляя не только кудесника и чаровницу, но и весь Род. Ежели меры не будут знать, захиреет род, гнить кровь начнет, умирать.
  
  - И ничего нельзя будет сделать?
  
  - Нет, только начинать все с начала. Честно жить, землю не гневить, с ветром не кричать, и воду не баламутить, тогда есть шанс, что появится новый росток...
  
  Конец POV.
  
  ***
  
  Англия. Министерство магии.
  
  Глава недавно созданного отдела по контролю образования Долорес Амбридж раз за разом перечитывала плотный выделанный пергамент, который ей принес старый ворон, от которого тянуло могильным холодом.
  Это был ответ от одного из четырех магов - держателей Китежа. Он уведомлял о том, что их школа принимает приглашение на турнир и готова выставить претендентов. Для защиты и надзора вместе с группой магов прибудут два из четырех магов держателей: Сварог Олег и Кощей Бессмертный.
  
  Прочитав имена прибывающих магов, она скривилась, дикари, и имена у них расфуфыренные. Что за фамилия - Бессмертный?!
  Долорес Амбридж не знала, да и откуда ей было знать, что Бессмертный - это не фамилия, а титул, который данный маг получил на полях сражений, а что до рода, так он его уже и сам точно не помнил, толи Пересмерты, толи Перевели, его память старалась не поднимать давнее знание, чтобы не теребить рану от потери младших братьев, которые сгинули уже века назад.
  
  Хогвартс. Школа Чародейства и Волшебства.
  
  Впервые за многие годы Альбус Дамблдор был доволен. Его план сработал. Как же легко управлять отсталыми дикарями, имея за спиной более чем столетний опыт.
  
  Осталось показать юному Поттеру, как ему рады дома, а там глядишь, и на турнир его удастся затянуть, чтобы выиграть время, которым он, Альбус, воспользуется с толком. Юная Джиневра станет идеальной первой спутницей Герою, который должен заиметь якорь тут, на своей родине, что то, за что он не побоится отдать жизнь. Хорошо бы иметь несколько таких якорей, он это обеспечит, ведь в школе столько красивых девушек, а ему ведь нужна кандидатка и на род Блэков. Воспоминания о Блэке, полыхнули окрасом злости, ну почему эта чёртова шавка не загнулась в Азкабане, да и Снейп расстроился, что не успел протестировать на нем новый яд.
  
  Главное не забыть предупредить Северуса, чтобы тот и не вздумал что-либо сделать в открытую, не хватало еще очередного скандала.
  
  ***
  
  Неизвестно где.
  
  - Кощей, ты уверен, что это лучший выход?
  
  - Да. То застоявшееся болото нужно хорошенько встряхнуть. Одним ударом сразу несколько зайцев. Знания мерзкие истребить, потомку помочь, время для нас выиграть...
  
  - Да и просто размяться... - улыбнувшись, продолжил за него Олег.
  
  - И это тоже, а то давно уже не разминал старые кости в полную силу...
  
  - Никаких в полную силу. Или ты не помнишь, чем закончилось все в прошлый раз...?
  
  - Сами виноваты были, не надо было нас трогать, это раз, если бы занялись болезнью сразу, не унесла бы чума столько жизней, это два.
  
  - И все же, пускай Гришка разберется, а мы, старые, его подстрахуем незаметно. Научить я могу его многому, а вот опыт свой отдать... Нет такого средства.
  
  - Все равно, чую, будет нам там веселье...
  
  ***
  
  Ежедневный пророк.
  
  "...возвращение Героя на Родину. Всем известный Гарри Поттер, он же Мальчик-Который выжил, возвращается на Родину. Напомню, что Гарри Поттер пропал при невыясненных обстоятельствах и халатном отношении к его безопасности его незаконно назначенного магического опекуна Альбуса Дамблдора. В дальнейшем стало известно место его содержания, но, несмотря на все приложенные силы, вернуть на родину его отказались. И теперь один из самых знаменитых подростков Британии возвращается. Из достоверных источников стало известно о том, что будущий лорд Поттер связан магическим контрактом помолвки с нашей соотечественницей и прибывает для знакомства с невестой. Для всех остальных, тем не менее, остается шанс, так как стало известно из тех же источников, будущий лорд должен будет взять в жёны еще одну девушку, чтобы не прервался род Блэков. "
  
  Мы будем держать вас в курсе событий. Спец.корреспондент ежедневного пророка, Рита Скиттер.
  
  
  
  
  
  
  Два мага застыли на разных концах громадного круга земли, один из них - высокий подросток, второй - уже в довольно преклонном возрасте, пускай стать и скрывало это. Едва заметный порыв воздуха стал тем самым сигналом...
  
  Молодой маг рванул вперед, вокруг него задрожал воздух, и через секунду его скорость увеличилась в разы. Пас рукой, и в все так и не шелохнувшегося противника несется стена огня, вслед за которой парень посылает огненную птицу.
  
  Стоящий до последнего момента старец сделал одно единственное движение посохом, кажущееся ленивым, и весь огонь, несшийся в его сторону, разделило на две части, которые обошли его по дуге. Шаг в сторону и назад, и на том месте, где он стоял, вздымается столб огня, который несмотря на то, что был очень близок, даже не опалил седые волосы.
  
  Огонь, как живой, потянулся за старым магом, принимая форму небольшого смерча. Со стороны подростка уже летели новые гостинцы, правда, на этот раз их цвет был более насыщенный.
  
  Уворот, сбить подлетающее плетенье, шаг в сторону. Старый маг подмечал, что более молодой все сильнее и сильнее погружается в поединок и старается сократить расстояние, чтобы атаковать вблизи, где у него ещё есть шансы победить. Купол воздуха, а затем и купол огня, смешавшись вместе, заставили старого мага на секунду отвлечься; как только буйство стихии опало, его противника не было видно.
  
  Ухмыльнувшись, Олег поднял руку к лицу и подул на нее, а затем резким взмахом наотмашь провел перед собой. Из неоткуда, буквально в пяти метрах, появился юноша, стремительно сокращающий расстояние, вот только Волхв не дал ему этой попытки. Аккуратным ударом воздуха он отбрасывает ученика от себя.
  
  Сегодня Олег проверял своего любимого ученика. За все годы он ни разу не пожалел о выборе, ребенок впитывал в себя знания как раскаленный песок воду. Пытливый ум искал, что-то новое, неуемный характер заставлял развиваться. Уже сейчас он превосходил всех своих сверстников в разы, да и некоторые взрослые кудесники не станут ему сильной помехой. Глядя на стремительно атакующего парня, он вспоминал, вспоминал себя, когда был таким же ярким, доказывал миру каждую секунду свое право, именно с такими горящими глазами он когда-то кричал на своего наставника, когда тот отказался взять его с собой в бой. После того боя наставник признал его равным и стал больше чем учителем или другом - семьей.
  
  Ученик любил преподносить сюрпризы. Тот же лес, который недолюбливал Сварогов за их нрав и методы, принимал ученика тепло. Может все дело в том, что Гришка, в отличии от многих, все же сумел пробудить в себе зеленое пламя, которое не обжигает или калечит, а оберегает и лечит?
  
  Вот сейчас совместить огонь и воздух, закрыть себя ветром и рвануть вперед. Отрок, он даже не замечает, что делает, у него эта забава, которая станет смертельной для его врагов.
  
  Ну ка, ну ка. Что-то новое. Вот стервец, и как он Кощея раскрутил на подобное? Ведь побаивается он его... или это не Кощей? Уж очень грубые приемы. Скорее всего. Вот Приблуда, не боится ничего, сколько раз его наш Бессмертный на выхаживание Агриппе отправлял, как не загружал, ан все равно к мальцу тянется и чему-то научить пытается. Хорошо, что за столь кроткий срок удалось выбить из его головы всю ту муть, темное, белое, вот же напридумывали себе.
  
  Ну, нет, меня этим не возьмёшь, хотя попытка хорошая, кого другого могло бы пронять. Все, достаточно, его глаза уже начали пламенем отливать, рано ему еще, уйдет в пламя. Учить, учить и еще раз учить.
  
  Иногда, очень редко, Олегу становилось не по себе от того, с какой скоростью обучается его ученик, то, на что другие тратили год, сей отрок добывался за недели или месяцы. Хорошо что не возгордился, на учителя равняется в силе. Пора закругляться...
  
  Остановив бой, Олег подозвал парня.
  
  - Ну что, Гришка, доволен я. Вот только не пойму, почему ты загрустил?
  
  - Учитель, я тебя даже коснуться не смог, значит, недостаточно науку учил...
  
  - Ну что ты, Гришка, ты меня заставил драться в полную силу, пускай на секунду, но вынудил, а это многого стоит. Да и для тебя это игра, не в всерьез ты бьешь.
  
  - Почему? Я ведь хотел задеть, хоть раз.
  
  - Вот именно задеть. Настанет момент, - неожиданно серьезно ответил старый маг, - что тебе придётся биться за семью, родных, Род, вот тогда ты и поймешь, что я имел в виду.
  
  На этой ноте они и разошлись.
  
  ***
  
  - Ну что, Олег? Готов он?
  
  - Нет. - лаконично ответил Волхв. - Но при случае, постоять за себя сможет.
  
  - Насмешил. - Старосвет рассмеялся. - За твоим экзаменом половина студентов наблюдала, не часто ведь увидишь, как ты лично проверяешь кого-то.
  
  - Все равно. Я свое слово не меняю.
  
  - Мы не можем оградить его ото всех и вся. Он сам должен найти свой путь так, как нашел свой ты.
  
  - Знаю. Но неспокойно мне, может у него будет судьба отличная от моей.
  
  - Не кручинься, тебе не идет, а то похож на старую развалюху.
  
  - Все бы тебе зубоскалить, вообще нет уважения к старшим. - улыбнувшись, ответил Волхв.
  
  - Еще немного осталось, Кощей на воду дует, лет десять нам еще надо, а не сорок, и можно будет уходить, а там...
  
  - Посмотрим. - закончил за него собеседник.
  
  - Нам что главное? Себя показать, да других посмотреть, да так, чтобы горы содрогнулись.
  
  - Вот смотрю я на тебя, Старосвет, правнуков уже отнянчил, а детство все в одном месте играет.
  
  - Сам ведь говорил, пока молоды душой, мы и телом молоды.
  
  - Судя по тебе, должен ты пацаненком бегать.
  
  Все слова давно были сказаны и решены. До отбытия оставалась неделя, после чего все завертится. Два мага и их ученики станут яркой шутихой, отвлекающие на себя внимание. Остальные будут землю рыть, да выяснять, а кого надо и наказывать.
  
  ***
  
  - Что, опять Олег гонял аж седьмого пота? - подошедшая сзади Маришка протянула полотенце отфыркивающемуся парню.
  
  - Ага. Он по-другому не умеет. - вытерев лицо и закинув полотенце на плече, Гарри потянулся к своей уже жене и со смехом подхватил ее на руки. - Скучала?
  
  - Конечно. - возмутилась девушка. - Ты домой приползаешь только поесть и поспать, совсем тебя загоняли, можно подумать к войне готовят.
  
  - Ко всему нужно быть готовым. - усевшись на лавку и усадив девушку себе на руки, он стал перебирать ее волосы, вдыхая их аромат. - Скоро уже отправимся, ты так и не передумала?
  
  - Еще чего. А кто будет от тебя всяких вертихвосток отгонять? Или ты хочешь меня сбагрить, а сам на стороне? - сделав грозный взгляд, поинтересовалась она в ответ, но, не выдержав, рассмеялась. - Ты и так пропадаешь от зари до зари. То учитель тебя гоняет, то ученье, а еще практика, ни минуты вместе побыть не дают, - прильнув к мужу поближе, фактически промурлыкала она, - так что не отпущу я тебя одного почти на год.
  
  - Мне было бы спокойней, если бы ты была тут. Мало ли настои подольют или без ветра в голове кто пристанет.
  
  - Ну, от настоев нас Черный защитит, несмотря на то, что проснулся он только недавно, дело свое знает, а если кто пристанет, я так и быть соберу все что останется в мешочек.
  
  Рассмеявшись на последнее заявление девушки, Гарри, не размыкая объятия, понес ее в дом, попутно подшучивая над женой и ее методах решения проблем. В след им смотрели два черных глаза из-под густой челки; непонятное существо, одетое в такой же черный кафтан, с густой гривой волос и ростом с полметра дождалось, пока хозяева скроются с глаз, после чего, улыбнувшись заостренными зубами, исчезло. Ежели кто в эту секунду увидел домового, он бы удивился: ведь у этого племени не может быть кошачьих больших ушей и хвоста, а так же пальцев с когтями.
  
  ***
  
  Англия.
  
  Ученики школы Хогвартс с нетерпением ожидали последних участников. До этого их воображение поразили пегасы и летучий голландец, и теперь они гадали, чего ждать от магов Китежа. Вот один из третьекурсников заметил возле леса зеленоватое свечение, которое ширилось и занимало все большее и большее пространство. Через минуту, когда к тому месту было приковано повсеместное внимание, оно буквально взорвалось ветром. Мгновение, и стена воздуха в вперемежку с землей и листвой скрывает то место. Когда буйство стихии сошло на нет, со всех сторон раздались пораженные вздохи и восклицания. На границе запретного леса стояло маленькое поселение из шести аккуратных домиков, вся земля, аккуратно по кругу, проросла высокой травой, отгораживая место от территории. Буйство ярких красок и зелени, огороженная территория жила своей жизнью, не подчиняясь законам природы, принятым в этой стране.
  
  В нескольких метрах от толпы, откровенно глазеющей на произошедшее чудо, завихрился воздух и перед собравшимися предстало пятнадцать фигур, одна из которых обратилась к Директору.
  
  - Дамблдор, если я не ошибаюсь? Я один из глав Китежа, Кощей Бессмертный, а это наши воспитанники. - поведя рукой в сторону других, проговорил он.
  
  - Да, да, конечно. Смею сказать, вы выбрали очень эффектный способ появления. - взгляд директора прикипел к одному из студентов, который носил короткую стрижку, открывая на обозрение почти невидный шрам в виде молнии.
  
  - Что вы. Рутина. Не хотели доставить неудобств, вот и пришли самым легким путем.
  
  - Конечно. Прошу во внутрь. - пропустив гостей вперед, старый маг слышал голоса студентов.
  
  "Это он. Вон тот со шрамом... А ничего так, красивый... А это что за мымра рядом с ним и к нему прижалась?... Красавица, познакомится бы... А он точно наш ровесник? Выглядит старше... "
  
  Мышеловка взведена, осталось совсем немного времени, и она захлопнется.
  
  Поспешив в зал, чтобы начать первый акт плана, Дамблдор улыбался, именно такой герой должен быть у Англии.
  
  Первое, что услышали маги Китежа, войдя в общий зал, куда их провели, были бурные овации и слова Директора школы.
  
  - Поприветствуем претендентов от Школы Китеж. Мы очень рады вам. А так же, от лица всех учащихся и даже тех, кто окончил школу очень давно, да и от меня лично, я хочу поприветствовать нашего героя, наконец-то вернувшегося. С возвращением домой, Гарри Поттер. - весь зал взорвался овациями, за ярко-алым столом даже повскакивали с мест, аплодируя, все взгляды были устремлены на вернувшегося героя. Никто так и не заметил двух спрятанных предвкушающих улыбок: одну, что скрыл Альбус Дамблдор, а вторую, которою спрятал Бессмертный маг, предвкушая потеху.
  
  
  
  Напряжение витало в воздухе, грозя обрушиться на первого попавшегося. Не такого героя ждала Англия. Первый студент, который по роковой случайности оказался с Гриффиндора, решивший поприветствовать вернувшегося героя панибратским похлопыванием по плечу, подойдя сзади, был доставлен в Больничное Крыло. Столб огня продержался ровно полсекунды, не успев нанести фатального урона студенту, а вот последовавший удар ногой, который отбросил уже вопящее и хорошенько подкопчённое тело к стене, обеспечил перелом нескольких рёбер.
  
  Гарри был не в духе, а когда он был в таком состоянии, то становился очень вспыльчивым и рядом с ним могли находиться немногие, в большем случае те, которые могли без последствий пережить первый удар или же у кого у него в любом состоянии не поднимется рука.
  
  После произошедшего инцидента все студенты Китежа покинули замок и расположились в появившихся на окраине леса домиках. Примечательно было то, что, казалось бы, символический барьер из высокой травы не смог преодолеть никто.
  
  Студенты обсуждали произошедшее до следующего дня. Многие были поражены беспалочковым невербальным колдовством, сотворенном на рефлексах. Следующий день дал им повод для новых сплетен. После того как Дамблдор, при участии невзрачного завхоза Филча, выставил в центре зала Кубок Огня и прочертил возрастную линию, к кубку потянулись претенденты. Студенты Хогвартса по одному подбегали к кубку и опускали пергамент со своим именем, кого-то не пропускал барьер, и над неудачными попытками потешался весь зал. Из французской делегации подошли трое парней и трое девушек, хотя вся делегация была больше десятка; студенты Дурмстранга прошли армейским строем и без суеты и толкотни все без исключения оставили заявки.
  
  Народ в предвкушении ждал, кого выставит четвертая школы. Вот в зал вошли два старших мага, один из которых так и не показал никому своего лица, скрывая его полумаской и накинутым капюшоном. Первый претендент, второй более рослый и крепкий, чем предыдущий, глядя на него никто бы не сказал, что он студент, и, наконец, последний претендент, в котором все узнали Поттера.
  Подойдя к едва светящемуся барьеру, он выразительно хмыкнул и коснулся его посохом, после чего сделал шаг. Вспыхнувшая защита попыталась его откинуть, как в следующую секунду вокруг него взвился столб огня. С разных сторон послышались вскрики, которые быстро смолкли, так как подросток уже стоял возле кубка целый и невредимый; взмах рукой, и заявка на участие падает в кубок.
  Возмущенные таким наплевательским отношением к правилам, остальные директора школ подняли вой и потребовали главу делегации Китежа в кабинет для объяснений.
  
  ***
  
  - Я не понимаю суть ваших претензий, "коллеги", - последнее слово маг выделил такой интонацией, что ни у кого не осталось сомнений в том, за кого он их считает на самом деле, - в грамоте, что нам прислали, было написано, что в турнире участвуют отроки, достигшие седьмого курса. Так в чем проблема? Григорий один из лучших студентов, его обучением занимаются с семи лет, и сейчас он на седьмом курсе Китежа.
  
  - Но он ведь несовершеннолетний! - взвился Каркаров.
  
  - Он еще маленький мальчик! - поддержала его Олимпия, чем вызвала у Кощея снисходительную улыбку.
  
  - Дурость говорите. Не по годам у нас науку делят, а по силе. Слабосильные - от первого по четвертый курс. Все, кто силу имеет, - пятый-шестой, ну и седьмой, до которого не всяк доберется.
  
  - Вы хотите сказать, - неожиданно вмешалась молчавшая до этого заместитель директора Макгонагалл, - ваши студенты делятся по уровню силы? Но это же варварство! Все должны иметь равные условия?
  
  - Неразумны слова ваши, - усмехнулся Кощей, - ежели кудесник слаб, незачем ему учить науку сложную, и наоборот, ежели силен, в первую очередь он должен освоить более сложные плетения, дабы польза была, позже он сможет выучить и остальное, ежели захочет. Так и рождаются мастера. Ваш Кубок сам решит, достоин ли Гришка или нет.
  
  - Но возрастную линию возводили все директора, - в этот момент Олимпия неприязненно покосилась на мага, ведь он единственный отказался ставить защиту, ответив, что это все баловство, - а он ее прошел играючи. Чтобы вы знали, использование артефактов такой силы запрещены в соревнованиях, а так он может погибнуть!
  
  - Что вы? Какие артефакты? Его наставник, учитель Сварог Олег - маг высшего уровня третьей категории, а его ученик, Гришка, маг среднего уровня второй категории. Ежели сравнивать, то вот вы, - он указал на Макгонагалл, - маг начального уровня третий категории. И это уровень силы, а не умений. Ежели у вас нет больше вопросов, я удаляюсь. Дамблдор, не забудьте о том, что немногим позже я хотел бы все же увидеть тот контракт, который вы так настойчиво отказываетесь показывать.
  
  Уже в спину уходящему Кощею донеслись рассерженные слова Макгонагалл.
  
  - Если вы так легко делите и определяете силу, какая же ваша?
  
  - Я кудесник Нави, смотрящий в нее, вне категорий. По вашему это, кажется, великий магистр или Архимаг, ежели не ошибаюсь.
  
  Оставив пребывающих в ступоре людей, мнящих из себя сильных магов, Кощей отправился к воспитанникам. Эта пикировка доставляла ему ни с чем несравнимое удовольствие. Ведь они не знают, кто он и его сил, и тешут себя тем, что в состоянии с ним, ежели что, справится, это так забавно.
  
  - Немыслимая наглость, - не унимался Каркаров, - думает, если его назвали в честь древнего некроманта русичей, то ему все позволено? Хотя то, что он хотя бы знает болгарский на таком уровне, заставляет отдать ему дань уважения.
  
  - Какой болгарский? - возмутилась Олимпия. - Он вел беседу на чистейшем французском!
  
  - Господа, не хочу вас прерывать, но, кажется, каждый из нас слышал свой родной язык, потому что для всех остальных он говорил по английски. - прервал начинающуюся перепалку Дамблдор.
  
  - Это невозможно! Как? - в один голос воскликнули присутствующие.
  
  - Насколько я успел понять, это работа артефакта, висевшего на его шее. Наверное, фамильный, никто не в состоянии сейчас создавать такие вещи, и они буквально на счет. И в чем-то он прав, если кубок признает его воспитанника достойным, значит так и есть. - Дамблдор старался побыстрее закончить эту бесполезную дискуссию. У него появились мысли для раздумий. Первое, это наличие таких артефактов, ведь он отчетливо рассмотрел такие же на шеях приезжих студентов, а они стоили баснословные деньги, и второе, ранг силы этого Кощея. Нет, он ни на секунду не сомневался в том, что приезжий маг пускает им пыль в глаза, но вот оговорка про Навь, что-то знакомое, нужно выяснить.
  
  ***
  
  - Р-р-р-р! Я уже жалею о том, что поехала сюда. Да и тебя отпустила! - Маришка никак не хотела успокаиваться, особенно после того момента, как одна рыжая пигалица, вся обсыпанная веснушками, прилюдно заявила, что она невеста ее избранника. Только наличие рядом посторонних не дало ей испепелить нахалку. - Если она думает, что имея дурной глаз, она может на что-то претендовать. Да от нее за версту гнилой кровью тянет, как только ее другие терпят, она ведь постоянно силу тянет.
  
  - Зато как на тебя парни смотрели. Я даже ревновать начал. - стараясь отвлечь девушку, Гарри обошел жену сзади и обнял за талию. - Я их даже понимаю, такую красавицу и не заметить.
  
  - Ещё слово, и я за себя не отвечаю, - шипя, предупредила Маришка, в эти моменты она становилась похожа на ощетинившуюся кошку, - и вообще! Сказал бы сразу, что я твоя жена, сразу бы отлипли и глазенками своими масляными не хлюпали!
  
  - Угу, - потянувшись к девушке и слегка прикусывая ее ухо, отозвался парень, - вот только Кощей запретил говорить об этом, пока документ о помолвке не увидит, а этот белобородый юлит что-то на счет того, что только в мои руки отдаст. Интересно, скольких тебе пришлось бы подпалить, пока остальные не усвоили, что к тому, что считаешь своим, лучше не лезть? - память сразу же подкинула картину недавнего прошлого, когда одна из старших дочерей семьи попыталась охмурить его. Маришку на силу четверо оттащили, а уж что пришлось ему выслушать, хорошо, что она знает и чувствует то, что ему кроме нее никто не нужен.
  
  - Зато остальные лезть бы перестали. И вообще! Ты что творишь? - возмутилась она на то, что руки парня уже жили своей жизнью и скользили по ее телу. - На тебя снадобий не напасёшься. Учти, они у меня не бесконечные.
  
  - А кто грозился наверстать?
  
  Накинув на комнату плетения, заглушающих звуки, и погасив светляка, они отгородились от всего мира.
  Прошедший день их изрядно утомил. Местные маги оказались до ужаса бесцеремонными и настырными. Они почему-то считали, что в праве лезть в душу незнакомому человеку, выпытывая, где он жил, почему не сбежал и многое, многое другое. Потом эти два рыжих сорванца. Маришка так и не поняла, как она отстала от своего спутника буквально на пару шагов, как эти два вихря окружили ее, на перебой предлагая руки и расхваливая себя.
  
  Всех очень интересовало, как они умудряются общаться на разных языках, и кто-то, не подумав, рассказал про амулеты. Вот и теперь эти рыжие оболтусы под смех попытались протянуть свои руки к висящему на ее шее амулету, то, что он буквально лежал на ее груди, их почему-то не смутило.
  
  Наверное, все же некая сущность благоволила им, иначе как объяснить тот факт, что Маришка не вмазала нахалам с колена, припечатывая чем-то не сильным, но обидным. А в следующую секунду на шум развернулся Гришка, который и застал сцену с тянущимися в её сторону руками, как на грех в этот момент очередной рыжий (они что, делением тут размножаются? Мысли Маришки), который хлопнул его по плечу, стараясь развернуть.
  
  Только хорошая реакция, да то чувство, что развило за десятки полевых практик, позволило ей понять, что сейчас произойдет. Резкий рывок в сторону уже объятого пламенем парня, который ударом ноги откинул нахала в сторону и готовый обрушить вал огня на оставшихся.
  
  После недолгого разбирательства до студентов донесли ту мысль, что тянуть руки к незнакомой девушке чревато последствиями.
  Не успела она успокоить Гришку, как ему в срочном порядке пришлось успокаивать ее. Когда названая невеста, сияя и радостно выскочила откуда-то сбоку (Опять эти рыжие! Ну, сколько можно?), говоря что-то о том, как она ждала и как она рада. Это из ее монолога молодые люди смогли понять, что она та самая, контрактом с которой старый паук их и выманил из Лукоморья.
  Не мудрено, что в конце дня им обоим нужна была эмоциональная разрядка. И любой, кто рискнул бы нарушить их покой, рисковал бы жизнью, как минимум.
  
  ***
  
  Кабинет Директора Школы чародейства и волшебства Хогвартс. Следующий день.
  
  Кабинет старого мага был заполнен до отказа. Юный Гарри Поттер, неизвестная директору девушка, главы делегации от Китежа, Минерва Макгонагалл, юрист, по какой-то причине приглашенный Кощеем, министр магии и глава Департамента Порядка, которую так же никто не приглашал.
  
  - Амелия, если присутствие Корнелиуса я еще могу понять, то по какой причине здесь ты? - Альбус Дамблдор минут семь уже пытался спровадить такого неудобного наблюдателя.
  
  - Не стоит горячиться. Это мы ее пригласили. - вошедший последним Кощей кивнул женщине.
  
  - Я все же не понимаю. Мы здесь для подтверждения брачного контракта...
  
  - Не совсем. Присутствие адвоката и главы департамента порядка нужно нам, потому что мы собираемся заявить о незаконности озвученного контракта.
  
  - Позвольте. О какой незаконности вы говорите, все составлено по правилам, можете убедиться. - на этих словах Альбус протянул развернутый свиток почему-то не Кощею, а Поттеру. Вот только взять его не дал посох мага, ударивший Гарри по руке, задевая при этом пергамент, от чего тот упал на пол.
  
  - Амелия. Позволите старому кудеснику обращаться к вам по имени? - получив кивок в ответ, Кощей продолжил. - Я прошу засвидетельствует попытку использовании на моем воспитаннике чар крови и принуждения, которые должны были активировать контракт, как только он его коснётся.
  
  На это заявление все присутствующие ахнули.
  
  - Альбус! Как это понимать? - взвился Фадж.
  
  - Это серьезные обвинения. Вы можете их доказать? - взгляд Боунс неотрывно смотрел на упавший пергамент, а рука уже автоматическим действом тянулась к палочке.
  
  - А разве вы их не видите? Такая грубая работа, даже линии отчетливо видны. - сделал вид, что удивился, древний маг.
  
  На это заявление, глава Департамента Порядка провела палочкой над упавшим пергаментом, шепча диагностирующие заклинания, от чего над пергаментом поднялась дымка красного и золотистого цвета.
  
  - Чары принуждения и еще какие-то, не могу их распознать...
  
  - Узы крови. - ответил Кощей, внутренне смеясь такой топорной попытке подставы. - Интересно, человек-маг, накладывающий эти чары, настолько не любил эту самую Джиннерву Уизли или это просто незнание основ?
  
  - Вы о чем?
  
  - Прошу ещё зафиксировать попытку преднамеренного убийства стороннего лица. - обратившись к адвокату, молвил Кощей.
  
  - Что вы себе позволяете! Альбус никогда бы не сделал такого! Да как вообще вы посмели сказать такое! Это неуважение к великому магу! - Макгонагалл не выдержала издевательства над своим начальником.
  
  - Как вас там, Минерва, - воздух отчетливо похолодел, и от мага потянуло холодом, а его кожа немного иссохла, - на первый раз я вам прощаю подобное оскорбление. Поживите веков шесть, для начала,- на этих словах глаза большинства стали напоминать блюдца, - вот потом можете рискнуть оскорблять меня. Я всегда отвечаю за свои слова, в отличие от вас. Насколько я понял кружева плетения должны были связать кровными узами моего воспитанника и девушку, весьма грубо, хочу вам сказать, фактически калеча их. Вот только вы не учли того факта, что в тот момент, когда мой воспитанник, взяв его в руки, активирует цепь, девушка умрет от отката.
  
  - Но почему? - первым пришел в себя Фадж.
  
  - Потому что мой воспитанник уже женатый человек, который связал свою суть с сутью супруги. И у меня к вам вопрос: на каком основании вы вообще взялись заключать подобные договора? Кто вам дал такое право?
  
  В ожидании ответа, Кощей краем глаза посматривал на фигуру с накинутым капюшоном, так как ответ старого паука был банально прогнозируемый.
  
  - Как опекун...
  
  - Самоназначенный незаконно. Запишите. - очередной кивок в сторону адвоката. - Вы продолжайте, продолжайте.
  
  - Как опекун мистера Гарри Поттера...
  
  - Григория Сварога. - очередной раз перебил Дамблдора древний маг, наслаждающийся ситуацией.
  
  - Я имел право на подобное действие. Которое было обговорено еще его родителями.
  
  - Как интересно, а что с его крестного, Сириуса Блека, сняли на законных основаниях опеку?
  
  - Увы, он пропал сразу же после помилования, - на этих словах от фигуры в плаще донеслось сдавленное рычание, - если бы он выразил несогласие, данный контракт был бы сразу же расторгнут.
  
  - Представляешь ученик, а тебя, оказывается, помиловали за то, что без суда да разбирательства тебя закинули в темницу. - фигура, к которой обратился маг, скинула капюшон и полумаску, и пред магами предстал считающийся без вести пропавшим Сириус Блэк. - Ты ведь благодарен им за это?
  
  - Безмерно! - процедил сквозь зубы давний узник, который уже давно не напоминал былую тень себя, а был полным сил магом, хотя до конца его лечения было еще далеко. - От подобных сволочей только помилования и дождёшься в виде Авады. Я, как "законный" опекун Гарри Поттера, а ныне Григория Сварога, разрываю брачный контракт между ним и Джинневрой Уизли. Более того, он уже женатый человек, какие могут быть договора?
  
  - Но что нам делать? Вы в курсе, что гоблины заморозили все счета Поттеров и их предприятия, оставив без работы сотни магов. По нашим законам ему нужно выбрать себе еще одну жену, которую он примет в род Поттеров...
  
  - Это не мои проблемы. Нужно было думать об этом, когда отправляли меня в персональный Ад. Судя по давним газетам, мои родственники получили по заслугам сполна. Повторю слова Сириуса, у меня одна жена, а больше мне без надобности. - ответил молчащий до этого юноша. Четко проинструктированный старшим магом он старался лишний раз не привлекать внимания.
  
  - Но как же...
  
  - Это не мои проблемы. Раньше думать надо было.
  
  - Через сколько будет готов иск? - Сириус выжидающе посмотрел в сторону нанятого адвоката, одного из лучших.
  
  - Компенсация за контракт, компенсация девушке. Обвинение в использовании запрещенных чар... За оскорбление иск подавать будете? - поинтересовался так и оставшийся неизвестным маг.
  
  - На ваше усмотрение.
  
  - Это будет скандал, - пробормотал Фадж. - Может быть как-то договоримся? Это же несмываемое пятно...
  
  - Попытка шантажа и взятки... М-м-м-м, я озолочусь на этих делах. - бормотание адвоката заставило Корнелиуса Фаджа покрыться холодным потом.
  
  - Не будем вас больше задерживать. - попрощался древний маг и покинул кабинет со своими спутниками.
  
  Немногим позже.
  
  - Кощей, ты уверен?
  
  - Конечно. Сейчас начнется самое интересное. Мне даже не терпится узнать, как этот паук будет меня удивлять и выкручиваться.
  
  - А что с контрактом?
  
  - А нет его больше, вот только пункт один остался.
  
  - Какой?
  
  - Ежели Гришка поведется и лишит невинности ту деву, то контракт станет действительным.
  
  - А как же откат?
  
  - А откат на Маришку выйдет. И да, он уже в курсе...
  
  
  
  
  День, когда кубок выберет своих чемпионов, настал. В главном зале собрались все делегации: болгары - с корабля, французы - из своей расширенной чарами пространства (очень хорошего качества) кареты, а представители Китежа - из самопоявившегося маленького поселка, куда ведомые любопытством пытались попасть многие учащиеся, но не преуспели.
  
  Резной кубок укутался пламенем и один за другим выплюнул четыре пергамента.
  
  - Чемпион Дурмстранга - Виктор Крам! - шквал аплодисментов сотряс весь зал, многие девушки посылали Виктору воздушные поцелуи, от вида которых он только больше хмурился.
  
  Взяв очередной пергамент, Дамблдор стал зачитывать дальше.
  
  - Чемпион Шармбатона - Франсуа Де Лей! - вновь взрыв аплодисментов, правда нашлись те, кто был не рад подобному, часть девушек из Французской школы разрыдались, а Флер, явная фаворитка, беззастенчиво отсалютовала кубком знакомому и прокричала пожелания удачи и победы.
  
  - Чемпион Китежа - Григорий Сварог! - Гарри, решив произвести впечатление, укутался огнем и вскинул вверх руку, салютуя. Его так же встретили аплодисменты.
  
  - И, наконец, Чемпиона Хогвартса, - в этот момент лицо Дамблдора вытянулось в изумлении, и он уже не таким бойким голосом продолжил, - Драко Малфой! - секунда тишины, и стол Слизерина взорвался овациями и криками такой силы, что фактически перекрывало мрачное молчание других факультетов, на которые с удивлением оглядывались представители других школ, так же поздравляя последнего чемпиона.
  
  Всех чемпионов и их представителей провели в отдельную комнату, где некоторые личности могли уже не стесняясь высказать свое неудовольствие.
  
  - Мистер Малфой, потрудитесь объяснить. По какому праву и как вы смогли оставить заявку на участие? - Макгонагалл была зла, как заместитель директора ей было неприятно видеть такой конфуз в стенах своей школы. Мало ей было этого неправильного Поттера, который непонятно как смог пройти защиту. Нет же, его пример подстегнул других, и вот теперь она видит результат перед своими глазами.
  
  - Ничего сложного. - с улыбкой ответил Малфой, наслаждаясь ситуацией. - Все ваши чары на возраст претендента и его силу оказалось очень легко обойти. Возраст легко обманывается Анимагическим превращением, а силы у меня, как у потомственного аристократа, достаточно.
  
  - Но вы ведь не Анимаг. Или вы не зарегистрировались?
  
  - Почему же? Моя анимагическая форма зарегистрирована в Министерстве Магии уже два года как.
  
  - Но в таком случае нам должно было прийти уведомление...
  
  - В Министерстве Магии Германии, - улыбаясь, ответил подросток.
  
  В этот момент в помещение вошли Директора и учредители турнира, так что Макгонагалл пришлось прекратить свой допрос, особенно при Снейпе, взгляд которого лучился превосходством с той самой секунды, как он переступил порог за остальными.
  
  - Поздравляю. - начал Людо Бэгмен. - Вы лучшие представители ваших школ, и теперь вам придётся отстаивать или завоевать титул и признание для своей школы.
  
  - Но эти двое совсем ещё дети... - директриса Шармбатона всё никак не могла смириться с тем фактом, что два несовершеннолетних подростка будут принимать участие в этом соревновании. Она не знала, какие задания придумали другие школы, но то, что подготовили они, было очень сложным и даже опасным.
  
  - Мадам Максим, - приятным голосом взял слово французский чемпион, - мне посчастливилось видеть простую разминку одного из этих, как вы выразились, детей, и отвечу вам, я был поражен. Я ни в коем случае не стану недооценивать таких противников.
  
  - Вот и замечательно! Чемпионов ждут три тяжелых испытания, которые проверят их знания, смекалку и храбрость, которые...
  
  - Погоди скоморох, не части. Отчего три? Четыре школы: Хогвартс - что титул защищает, и три других, что в соревновании оспорить взялись. Четыре испытания, по одному от каждой школы. - Каркаров и Олимпия поддержали Кощея, который немного насмешливо смотрел на всех.
  
  - Какие четыре? Три испытания. Мы уже все решили и подготовили...
  
  - Значится, вы подготовили испытания для своих, чтобы легче было выиграть, а остальные и права голоса не имеют? А право такое есть? Или же вы сами договор, что нам прислали, не читали?
  
  - Не будем ссориться. - Дамблдор тактично отвел внимание мага на себя. - Мы вместе с министерством разработали испытания, чтобы исключить или же значительно снизить степень опасности для чемпионов.
  
  - Дамблдор! Это возмутительно!
  
  - Вопиющая наглость! - поддержал коллегу Каркаров.
  
  - В грамоте ясно было указано, - продолжил Кощей, не обращая внимания на начинающийся скандал, - по одному испытанию для каждой школы, а значит Хогвартс может выставить только одно испытание, но не три. Жулить не надо, иначе некрасиво это.
  
  - Но ваши чемпионы не могут отказаться от уже заключенного контракта, а менять испытания вот так никто не станет.
  
  - Тогда говорю открыто. Нехорошо пахнет ваше это бумагомарательство, с первых же слов жулить пытаетесь, слово мое таково: ежели не станете соблюдать уже установленные правила, не стану сдерживаться и я. Любую помощь и поддержку получит наш Чемпион, начиная от чар и заканчивая артефактами.
  
  - Но это против правил! - Бэгмен был очень удивлен. Как же, только что один из директоров в открытую заявил о том, что если они не изменят испытания, их воспитанник получит полную поддержку. А значит и остальные директора поступят так же. В итоге турнир превратится в Фарс.
  
  - Полноте. У нас уже готово испытание, у остальных, судя по всему, так же. Ничего менять сильно не нужно, только следовать букве, что сами указали, и не юлить.
  
  Спустя десять минут споров, где уже решалось, как поставить очередность испытаний, директора вздохнули спокойно. Вот только рано они обрадовались, Кощей напоследок озадачил их ещё сильнее.
  
  - Раз всё решили, осталось клятву дать: быть справедливым, не словом и делом не помогать и подсказывать воспитаннику, ежели его жизни не угрожает опасность, не вредить другим и не чинить препятствия. Пошедшему против клятвы, воздуха не дышать сутки, справедливо это будет. - под недовольные взгляды трех директоров глава делегации Китежа первым дал клятву, и магия подтвердила её, укутав его на секунду черным туманом. Остальным директорам волей неволей пришлось давать такую же клятву, иначе их могли обвинить в жульничестве.
  
  В то время, пока высокие стороны договаривались, оставшиеся без пригляда чемпионы успели познакомиться.
  
  - Да... Не такого героя ждала Англия. - немного затягивая слова, произнес в слух Малфой.
  
  - А какого же? Забитого, верящего в каждое слово и не способного на поступок смерда?
  
  - Ну, как то так. Драко Малфой, - протянул руку для рукопожатия блондин, - наследник рода Малфоев.
  
  - Григорий Сварог, в прошлом Поттер, а теперь ещё кажется и Блэк, - улыбаясь во все тридцать два зуба, ответил Гарри, пожимая протянутую руку.
  
  - Три рода, да ты попал. - усмехнулся француз. - Француа Де Лей. Можно просто Франц.
  
  - Виктор Крам, - крепкое рукопожатие завершило ритуал знакомства, - волей судьбы и честолюбивого директора, вынужденный побыть мартышкой на этом празднике жизни.
  
  Все остальные заулыбались на такое представление. Хмурый болгарин, оказывается, был не лишен чувства юмора и скептически воспринимал весь этот турнир и пляски вокруг него.
  
  - Всё так плохо? - с нескрываемой иронией поинтересовался Де Лей.
  
  - Сам что ли не видел? На меня уже взглядом каждая "красавица", - на этом слове Виктор ещё сильнее скривился, - разобрала на сувениры и трофеи. Мало мне квиддича, теперь и тут. Это вон Сварогу по ходу повезло...
  
  - Чем же это мне повезло? - облокачиваясь спиной к косяку двери, поинтересовался Гарри, в пол уха слушая перебранку директоров и старающийся не упустить тот самый момент, когда Кощей ткнет директоров в один из пунктов контракта с кубком и уже прочно привяжет всё внимание к чемпионам, оставляя для себя и других магов простор для действий.
  
  - Мало того, что огненный маг, так еще и женой успел обзавестись. Да какой! Огонь, девка (Виктор даже не догадывался, как он был близок к истине)! Тут любая раз двадцать подумает, прежде чем к тебе лезть.
  
  - Ага, особенно на фоне того, что Ежедневный Пророк растрепал на всю страну о том, что я, якобы, должен взять себе вторую, а если повезет и третью жену. Считаешь мне повезло?
  
  Нервное икание от Француа и задавленный смешок от Малфоя раздались с двух сторон.
  
  - Беру свои слова обратно. - улыбка Крама заставила всех с трудом удержать челюсти в нормальном состоянии, так как они не были уверены, может ли он вообще улыбаться.
  
  - Если что, можешь попросить убежища у нашего главы, уверен, он не откажет. У нас как раз пара дев незамужних есть. - предложил Гарри.
  
  - Или у нас, уверен, девушки даже согласятся потесниться. - внес свою лепту Де Лей.
  
  - А я лучше промолчу... - закончил за всеми Малфой.
  
  - Добрые, я смотрю, вы все. Особенно ты - Сварог, от меня же ничего не останется, если делить начнут.
  
  Общий смех наполнил комнату, на них сразу же зашикали, призывая к порядку.
  
  - Смотрю, вы парни ничего так. Договор? - Гарри протянул руку ладонью вверх.
  
  - Договор. - ответил Крам, ложа свою руку поверх.
  
  - Э-э-э, вы чего? - Малфой выглядел озадаченным.
  
  - Давай, не бойся, это почти не больно. - подколол его француз и положил свою руку поверх.
  
  Дождавшись, пока все четверо скрепят руки, Гарри начал первым.
  
  - Честная игра...
  
  - Помощь если понадобится... - продолжил Крам, передавая эстафету французу.
  
  - Плечом к плечу....
  
  - И пускай победит сильнейший! - закончил Малфой, узнав стандартную клятву договора, которую уже мало кто использует. Теперь все зависит только от них, если по какой-то причине кто-то из них получит помощь, он поделится ею с остальными, чтобы все были в равных условия, и победит сильнейший.
  
  Внезапно их отвлек фактически крик зам.директора Хогвартса.
  
  - Но это же невозможно! Такого не было в договоре!
  
  - Читать надо было внимательно, особенно в конце. Что значит лучшая школа? Знания? Они везде разные. Умения? Так же отличаются. Сила! Вот что делает школу лучшей. Она струится по замку, по его окрестностям, наполняя отроков ученье постигающих. Так что победитель получит все.
  
  - Но источник невозможно передвинуть или же изъять! Это противоречит всем законам Магии?
  
  - Законы? В Магии? Давно я такой бессмыслицы не слышал. Возможно всё, что мы только можем вообразить. Главное, хватило бы силы. Это природные источники нельзя двигать, вернее можно, но очень долго и трудно. А подобный рукотворный... Мы, ежели признаться, очень удивились тем, чем вы нас решили зазвать, такое ни один не упустил бы.
  
  Немного в стороне.
  
  - Это они о чем? - понизив голос, поинтересовался Малфой, с удивлением рассматривая застывших и буквально побелевших от шока магов.
  
  - Да ваш директор-полоумный поставил на кон приза источник магии вашей школы, а наш директор только что открыл ему на это глаза.
  
  - Это получается что...? - Француа перевел взгляд на остальных.
  
  - Хрена себе куш! - не стесняясь в выражениях, присвистнул Крам.
  
  - Да, зря я, кажется, согласился во все это ввязаться. - ухмыляясь, ответил Гарольд, наблюдая, как директора смотрят на них, не отрываясь, со смесью шока и неверия.
  
  
  
  
  Ну что? - Кощей всем своим видом старался казаться рассерженным, вот только тем, кто с ним общался довольно продолжительное время (по их меркам), было видно, что старый маг не сердится, так как он это хочет показать. - Есть что сказать в свое оправдание? - его взгляд прошелся по четверым отрокам, которые сейчас, опустив головы, стояли перед его глазами.
  
  - Мастер, мы хотели отметить знакомство и немного переборщили... - попытался оправдаться Гришка, но моментально осекся под взглядом мага.
  
  - Немного переборщили? Это сейчас так называется? С тобой и Маришкой будет отдельный разговор. Вы хоть помните, что чудили?
  
  - Мы решили отметить сливочным пивом...- начал Виктор.
  
  - Затем кто-то, - в этот момент Драко покосился в сторону Сварога, - сказал, что подобную моч...воду пить невозможно и принес медовуху.
  
  - А затем, кажется, откуда-то появилось огневиски. - закончил Француа, держась за голову, пытаясь унять непрерывный гул.
  
  - А потом вас потянуло на подвиги... - подвел итог Кощей. - Для начала, чья была идея продолжить празднование на берегу Черного озера в три часа ночи?
  
  Перед взором провинившихся смутно мелькнула картина, как они, едва держась на ногах, с хохотом пытались пройти к озеру, постоянно почему-то оказываясь возле Запретного Леса.
  
  - Я, конечно, не имею ничего против, но несколько прожаренных и погрызенных щупальцев гигантского кальмара впечатлили до глубины души местного лесничего. Дальше... - с предвкушением протянул маг, - вас пытались утихомирить деканы Слизерина и Гриффиндора, которые очень обиделись на ваши действия. Я, конечно, понимаю, что профессор Снейп очень колоритная личность, и в темноте вы действительно могли его перепутать с нечистью, но пинать последнего ногами, приговаривая, что кровушки он тут хрен пососет, было лишнее. Что же касается декана Гриффиндора, про заклинание возвращающее анимага в человеческий вид я слышал, но чтобы наоборот... И где вы достали столько валерьянки?
  
  - Сэр, а с ними все в порядке? - поинтересовались разом Виктор, который был нечаянным автором нового заклинания, и Малфой, мысленно прикидывающий, что устроит ему крестный за подобное, о реакции отца задумываться не хотелось.
  
  - Кроме моральной травмы и жажды вашей крови они не пострадали, пара ушибов у профессора Снейпа и нервное расстройство у МакГонагалл. Ну что, будем вспоминать дальше?
  
  - А мы что, ещё что-то натворили? - с убитым видом поинтересовался француз.
  
  - Да не особо. После вашей грандиозной гулянки вы зачем-то взбаламутили местную общину эльфов, в результате чего весь Хогвартс наслаждался довольно экзотическим меню, чего стоит только Рассольник на... молоке и квашеная капуста. Вы то знаете, что будет, если это съесть сразу, а вот местные школьники нет. Затем вы зачем-то разгромили кабинет истории магии, попутно изгнав тамошнее приведение. На ваши попытки проникнуть в гостиную Слизерина наблюдал весь факультет, особенно за тем, как вы, Малфой, битых полчаса пытались открыть вход через картину, висящую сбоку от самого входа. Затем был ночной забег с препятствиями по школе, в результате которого пострадало дюжина картин, две лестницы и фамильяр завхоза, которую вы так же накачали до невменяемого состояния валерьянкой. А потом вы, Француа, решили познакомить своих друзей с вашими девушками... и это в пять утра.
  
  После этих слов перед мысленным взором Гарри всплыла картина, как две девушки, среди которых он смутно узнал свою молодую жену и еще одну, почему-то с птичьими заострившимися чертами лица и объятую пламенем, гонявшими их, честную компанию, огненными ударами и пожеланиями оторвать все, до чего дотянутся.
  
  - Это если очень коротко. Так что, Мистер Малфой, с вами прямо-таки жаждет пообщаться ваш декан, Виктора и Француа ждет та же участь. - все нервно сглотнули. - Это не считая очень благодарных, не выспавшихся студентов всех школ. Ну, а кто тебя ждет, Гришка, ты и сам знаешь.
  
  - Она же меня убьет!
  
  - Ничего страшного, если надо воскрешу тебя... пару раз, а может и нет, если от тебя ничего не останется.
  
  После этого разговора всех провинившихся забрали их деканы, а Гарри с опаской двинулся в сторону своего домика, небезосновательно ожидая теплый прием. Вот и погуляли, - мелькнула шальная мысль, переваривая столь грандиозное веселье, которое запомнилось лишь рывками.
  
  Стараясь не скрипеть дверью, он зашел внутрь, готовясь увидеть укоризненный взгляд. Повернув голову в сторону кровати, Гарри застыл: не такую картину он ожидал увидеть.
  
  На кровати лежали две едва одетые девушки, в одной из них он сразу же узнал Маришку, а вот вторая, кажется, это была как раз та девушка, которая кидалась такими жалящими сгустками огня.
  
  По-хозяйски закинув ногу на его невесту и разместив руку на ее груди, эта девушка сладко спала, прижимая к себе его избранницу. С одной стороны картина завораживала и будила смутные и непонятные желания, с другой стороны эта девушка во сне лапала его жену... но ведь это девушка, и что делать?
  
  Решение он так и не успел принять, Маришка заворочалась и открыла глаза.
  
  - Убери руки, нахал, я тебя ещё не простила. - тут её ещё сонный взгляд зацепился за неправильность, переведя взгляд с мужа на тихо сопящую девушку, она потеряла дар речи, ее взгляд вернулся к Гарри.
  
  - Ты еще спроси меня, кто это, - ответил он на ее невысказанный вопрос. - Откуда мне знать, с кем ты спишь в мое отсутствие. - наличие причины, которая может отвлечь Маришку от его маленького загула, немного притупила инстинкт самосохранения. Бессонная ночь, затем поиски и попытки прибить загулявшего мужа, незнакомка в постели и еще эти сальные намеки... огненный таран вышиб Гарри за дверь в мгновение.
  
  Немного времени спустя.
  
  - Маришка, ну извини, дурака. Ну ляпнул, не подумав, хотел отвлечь тебя.
  
  За неуклюжими попытками извиниться наблюдала всё ещё красная Флер, которая умудрилась вместе со своей новой подругой выложиться так, что сил хватило добраться до постели и уснуть. И вот теперь она осознавала, в каком виде и в какой недвусмысленной ситуации она оказалась.
  
  И вообще... эта парочка на удивление странная. Несмотря на их внешний вид, который больше подошел бы выпускникам, они были не настолько взрослыми, чтобы создать семью, но вопреки всем законам и логике они ею были. А ещё этот незабываемый привкус магии, теплый, манящий, так похожий на ее. Впервые за долгие годы она нашла тех, с кем могла просто общаться, побыть рядом, не ловя на себе сальные и похотливые взгляды, даже тот взгляд, что был мельком брошен на нее, не нес интимной подоплеки, в нем было только мимолетное восхищение. Их делегация вообще выбивалась из общего вида, одно только то, что они носили мантии фактически на голое тело, как это делали в древности, вызывал недоумение. Их маленький, огороженный мирок, кусочек мягкого лета. Вейле (хотя всем говорилось, что она только на четверть, но быть на четверть вейлой это как быть немного беременной...) нравилось здесь, воздух, атмосфера, радушие, и это несмотря на то, что ее никто до этого не знал. Множество эмоций, ощущений и вопросов, а ещё небольшая дрожь от того, что её тянуло к этой магии, хотелось быть с её носителем как можно ближе.
  
  - Прощаю. Но чтобы в следующий раз...
  
  - Ни-ни. Попробовал. Прочувствовал. Не понравилось.
  
  - То-то же. - показная хмурость сменилась весельем. - И вообще, давай ка на выход, вон девушку совсем засмущал. Кыш-кыш отсюда. - помахав рукой, она спровадила парня.
  
  Дождавшись, пока за избранником закроется дверь, Маришка вновь развалилась на кровати, бросив взгляд на свою подругу, у которой, казалось, скоро пойдет пар из ушей.
  
  - Как ребенок, и ведь не получается даже рассердиться на него. А ты чего такая красная? Ну подумаешь, увидел тебя немого неодетой? Вот если бы этот нахал пролез между нами, вот тогда бы было чему смущаться... хотя я, скорее всего, его бы прибила. - со смешком закончила девушка. - Ты такая милая, когда смущаешься. У нас уже все привыкли к моим шуткам и не реагируют, а тут...
  
  - Стыдно то как. - прошептала Флер. - Мадам Максим меня точно прибьет, а ещё родителям напишет.
  
  - Да ладно тебе. Ну уснула ты в одной кровати с девушкой, дальше-то что? Разве это запрещено?
  
  - Не в этом дело.
  
  - А в чем тогда? Скажешь, что засиделась, не уследила за временем и уснула.
  
  - Мариш, ты ведь знаешь, кто такие вейлы?
  
  - Ну-у-у-у, что-то такое слышала. Знаю, что парням бьете по мозгам и гормонам сильно, ну и считаетесь самыми красивыми девушками, хотя это можно списать на очарование. Еще, кажется, можете перекидываться в огненных птиц и кидаться огнем. Так?
  
  - Мы не люди, на этом островке нас вообще считают за магических бесправных животных, поэтому здесь, кстати, не обитает ни одна община. Мариш, вот у вас, если незамужняя девушка проведет ночь с парнем, как на это отреагируют окружающие, даже если между ними ничего не было?
  
  - Как как. Если девка чиста осталась, то хворостиной от отца или матери, а парень зуботычин от братьев. Ежели что-то было, то все то же, плюс жениться придётся, у нас такие законы. А ты это сейчас к чему спрашиваешь?
  
  - Для вейлы пол партнера не имеет значения и я... - тут Флер стянула одеяло, показывая небольшое красное пятно на кровати, - кажется не смогу доказать, что между нами ничего не было. - уже убитым голосом закончила девушка.
  
  ***
  
  Пятнадцать минут спустя.
  
  Полностью одетые девушки стояли перед знахаркой, которая уже пять минут не могла унять хохот, рвущийся из нее. Стоило ей поднять глаза на девушек, как смех вспыхивал с новой силой. Кое как отсмеявшей и смахнув рукой выступившие слезы, она всё же нашла в себе силы ответить.
  
  - Да. Давно я так не смеялась. Каждый раз ты, Маришка, умудряешься удивить меня. А тут такое. - на несколько минут помещение снова наполнился смехом. - Так, глаза в пол, не смотреть на меня. В пол, я сказала, ей богу, котята, у которых молоко отобрали, хи-хи. Так, я спокойна, я полностью спокойна. Маришка, золотце ты мое красноколосое, ты каким местом слушала, когда я тебе в прошлый раз все объясняла? Я ведь тебе, котенку-переростку, ведь описала все симптомы и что может происходить во время сбора сил. Говорила?
  
  - Ну не вспоминала я, а тут Флер с ее откровением. Что я должна была подумать?
  
  - Ну да, ну да, определить девочка ты или нет, совсем сложно. Хорошо, что хватило ума ко мне прийти сразу, ух, зато посмеялась от души. Хи-хи, хотя я бы посмотрела на то, как вы с Гришкой объяснялись бы, или с Кощеем... - последнее слово потонуло в новом взрыве хохота.
  
  - И что же они мне должны были объяснять? - со стороны двери раздался приятный голос, от которого Маришка покрылась холодным потом.
  
  - О-о-о-о, Кащеюшка, заходи. Вообще перестал на меня обращать внимание, даже на чай не заходишь, как раньше. Слушай, что это зазноба со своей подругой успели начудить...
  
  Пять минут спустя.
  
  Две красные от стыда девушки не знали, куда девать глаза от пронзительного взгляда древнего мага, который смотрел на них с снисходительной улыбкой.
  
  - Да, везет же нам на чудеса. Это же надо, огненную птицу, пускай и спящую, и Сварога свести в одном месте, немудрено, что у них даже мыслей разобраться не возникло.
  
  - Огненную птицу?
  
  - Что значит немудрено?
  
  Раздалось сразу же от обеих девушек.
  
  - Таких как ты, дитя, - Кощей указал на Флер, - у нас называли огненными девами или птицами, за вторую форму. Ох, вы были настоящим проклятьем и даром Сварогов. Создания огня и жизни, вас всегда тянуло друг к другу. Вся ваша сила смешивается, даже сейчас. Раньше мужи или же девки, ежели выбирали себе спутника из огненных птиц, были самыми счастливыми и в тоже время самыми несчастными на всём свете. Полная совместимость, как говорится, душа в душу, и в тоже время огонь нельзя приручить, он обжигает, жалит, а ежели его запереть, тухнет. Нет ничего зазорного, что тебе хочется находиться рядом с ними. Твоя сущность, даже спящая, ищет любые пути для того, чтобы привязать их к себе неосознанно. Вот именно из-за этой черты с вами и было так тяжело, вам мало одного партнера, а Сварог в большинстве своем однолюбы.
  
  - Не правда! Я даже не думала о таком. - в душе Флёр поднялась обида. Как может этот маг так легко рассуждать об этом, откуда он может знать, что такое быть изгоем среди большинства и одной из среди таких же, как она?
  
  - Да? Тогда посмотри на свою руку.
  
  Опустив взгляд, Флер застыла. Она даже не заметила тот момент, когда взяла в свою руку ладонь девушки, неосознанно ища поддержки.
  
  - Я не говорю, что это зазорно. Все же вы уже забыли об этом, считай с тех самых пор как покинули нас. Темная была история, среди нас встречаются всякие, считай из-за вашей тяги к огню вы и ушли, сбежали, испугавшись открывшейся истины.
  
  - Вы так говорите, как будто лично видели все это.
  
  - Как ты думаешь дитя, сколько мне лет? Не отвечай, я сам уже не знаю ответа на этот вопрос. Было время, когда я считал века, потом бросил, с последнего моего отсчета прошло уже считай девять веков. Я много что видел и много чего знаю, даже сейчас, я пришел не от праздного любопытства, я хочу передать через тебя весть, сама знаешь куда и кому: "Кудесники Руси уходят, безвозвратно. Мы всё ещё ждем ответа". Передашь?
  
  - Передам, великий. - смотря в глаза магу, Флёр буквально физически заставляла себя остаться на месте и не отвести взгляд. Легенды об этом маге были самыми страшными и кровавыми. Ведь если верить им, именно это существо когда-то прокляло ее народ, и у них прекратили рождаться мальчики, что заставило Вейл искать спасения среди других видов. - Я могу задать вопрос?
  
  - Задавай.
  
  - За что? - если она не ошиблась, и все так, как она поняла, он даст ответ.
  
  - Гордыня. Тщеславие. Вам мало было чего-то одного, вы хотели всего, чтобы вам подчинились. А огонь нельзя подчинить или запереть. Чрезмерная гордость и надменность, вы считали себя выше других. Я принял решение, тяжелое, некрасивое, но правильное. И сейчас, глядя на тебя, дитя огня, я убеждаюсь ещё раз, что оно было правильным.
  
  - Спасибо... - Флер стрелой вылетела из терема, стремясь скорей достичь своей кареты, где она сможет дать волю слезам. Каждая Вейла знала ту историю без прикрас и недомолвок. Это был жестокий урок для всех них, который, кажется, сегодня закончился. Огонь нельзя приручить или подчинить, но возле него всегда можно отогреться и не дать ему затухнуть....
  
  
  От загула, устроенного участниками турнира, отходили долго, то один то другой студент порывался высказать свою точку зрения на произошедшее непосредственным участникам с занесением в грудную клетку. Больше всех выделился Снейп, который в частном порядке вызвал всех четверых охламонов на дуэль, без увечий и смертного исхода. Три из них благополучно выиграл, четвертая дуэль со Сварогом закончилась почти сразу же, как оказалось молодой маг просто на всего не знал достаточно слабых чар для дуэли, все его атаки были либо убойными на поражение, либо массовыми.
  
  Дело решил Блэк, который, использовав право замены, разделал зельевара в очень короткое время, подтверждая всем присутствующим, что Блэки это темный род, не боящийся использовать запретные в этой стране чары. Пытавшиеся вякнуть что-то представители министерства, были посланы лесом, и не запретным, а темным, который был в разы опасней и смертоносней, что имелся на территории Хогвартса. После памятной дуэли, когда Снейпа выхаживала знахарка делегации Китежа (просто в отличии от больничного крыла, куда зельевара хотели отправить, ее терем оказался в разы ближе) отношение к нему как-то неуловимо поменялось, Блэк стал смотреть не взглядом полным обещания мучительной смерти, а задумчивым, оценивающим, да и ученики как-то поняли, что их преподаватель далеко не безобидный ужас подземелий, который только балы снять и может.
  
  Ретроспектива.
  
  - Ну что, Нюниус, допрыгался? Это тебе не детей пытать проклятиями и не маглов резать. - скалящийся Блэк сидел на крепко сбитом табурете, стараясь не сильно шевелить мышцами спины, порезы на которых ему сейчас латали.
  
  - Иди к черту, псина блохастая. Хотя в кои-то веки дрался лицом к лицу, а не из-за спины и вчетвером. - язвительно ответил декан Слизерина. - Растешь над собой, поздравляю. Еще немного, и не стыдно будет на людях показать.
  
  - Вижу, мало я тебя отделал, ты, если что, обращайся, всегда рад добавить. Наверное, уже жалеешь, что не отравил меня тогда до конца? По глазам вижу, что жалеешь. А вот хрен тебе, подстилка директорская, я еще на твоих похоронах спляшу!
  
  - Блэк. Ты как-то заклятья не головой отбивал, что бы так резко поглупеть, хотя было бы чему там глупеть.
  
  - Да я тебя, тварь пожирательская...
  
  - Тихо оба! - молчавший до этого Кощей шикнул на обоих спорящих, которые, судя по виду, были готовы вцепиться друг другу в глотки. - Не мешайте целителю работать, а то не посмотрю, что царапины на вас, обоих прогоню через полный первый комплекс. - от последних слов Сириус явно побледнел, ведь неполный комплекс его мучи...учителя состоял из забористой полосы препятствий со всевозможными тварями, как поднятыми, так и призванными. Как говорится, учение в реальных условиях, когда незачет это смерть.
  
  Вообще Сириус откровенно боялся и в тоже время восхищался своим учителем, который во время учебы забывал, что такое жалость и сострадание, не раз и не два его собирали почти по частям, когда очередная призванная тварь отрывала ему конечности, и Блэку на последних силах удавалось победить. А как древний маг выбивал из него, как тот выразился, кобелиную сущность? Это вообще отдельная история...буркнув себе под нос, что клин клином вышибают, Кощей построил магическую ловушку и призвал двоих...Суккуб, которые получили блудного мага в свое полное распоряжение на две недели с взятой клятвой не убивать. После этого одного упоминания о них весь запал Сириуса как-то пропадал, а еще после парочки таких же наказаний, Блэк вообще стал испытывать отвращение от легкодоступных женщин.
  
  Снейп, не зная всей подоплеки, но впечатленный видом старого недруга, так же заткнулся, что-то внутри него кричало, что этому магу лучше повиноваться добровольно, иначе...что именно иначе он не знал и не хотел знать.
  
  - Узнать хочу я вот что. Те настои и зелья, что я мог выявить в своем нерадивом ученике, твоя работа? Молчишь? - весь вид зельевара показывал, что он вообще не в курсе, о чем разговор. - Не хочешь говорить или неволит кто?
  
  - Вам какое дело? Жива эта шавка подзаборная, так пускай радуется.
  
  - Что значит, жив еще? Ты думаешь, я не узнал тебя ни разу, да твой поганый запах я до конца жизни запомню. Нашел себе подопытную свинку, сволочь, я тебе только за это глотку перегрызть готов!
  
  - Блэк, ты идиот, и это не лечится. Если у тебя так и не хватило мозгов подумать... - Снейп устало закрыл глаза, этот разговор начал его раздражать и утомлять.
  
  - Ты кого идиотов назвал, Нюнчик? Может, повторим...только без этих глупых ограничений. Ты и я, решим раз и навсегда!
  
  - Ученик! - от голоса наставника Сириус вздрогнул. - Не заставляй меня злиться. А ты, кудесник, все же ответь мне, слово даю, что дальше этого терема не уйдет знание это.
  
  - Слово? - ухмыльнулся Северус чему-то. - Мне уже давали когда-то слово, и ничем хорошим это не закончилось. Хотя какого черта, что так подыхать, что этак. Что ты хочешь узнать?
  
  - Сам ли, по указу и почему?
  
  - Сам. Хоть я и терпеть не могу эту псину блохастую, смерти я ему никогда не желал. Навесили на меня клятв...всяких, но среди них есть такая, которую я сам себе дал, и чтобы ее выполнить, Блэк мне нужен был живой и по возможности здоровый.
  
  - Значит по своей воле...
  
  - По своей. И никто ничего не заподозрил, про нашу вражду знают все, а подделать симптомы... это для меня несложно.
  
  - Ты чего это там лопочешь, носатый? Говоришь, что спасал меня? То то же меня после твоей помощи каждый раз на изнанку выворачивало, да тело в огне.
  
  - Блэк. Я повторюсь, ты идиот. - устало закрыв глаза, ответил Снейп. - Как ты думаешь, что такое Азкабан? Тюрьма? Нет, это полигон, на котором натаскивают молодняк, который учиться отрабатывать проклятия на "мясе", все новые зелья, методики отрабатываются на тех, кого не жалко, о ком никто не вспомнит. Думаешь, я один тебя зельями пичкал? Кабы не так, я тебя, псину неблагодарную, с того света раз шесть вытаскивал, определяя по симптомам, чем тебя траванули, и при этом старался сам не загреметь под подозрение. Ведь кто я? Как ты правильно сказал, пожирательское отрепье, которое выпустили на поруки под слово великого светлого мага, который, в случае чего, быстро упрячет меня туда, откуда вытащил!
  
  - Это что получается...что я...
  
  - Дошло наконец-то, блохастый? Ты всегда был тормозом, но вижу все же превосходишь сам себя...
  
  - Да я тебя! - сорвавшийся к лежащему зельевару Блэк застыл с занесенным кулаком, глаза его давнего врага выражали только усталость, усталость от жизни, от всего. - Тварь слизеринская. Черт, теперь тебе даже по твоему горбатому носу не съездишь кулаком, совесть замучает.
  
  - А у тебя еще осталась совесть? Я думал, ты ее уже давно спрятал, подальше, ибо вещь хрупкая и пользоваться ей надо с осторожностью...
  
  - Нет, все же я тебе съезжу по лицу.
  
  - А как же совесть? Или опять заснула? - раздался в ответ ехидный голос мага.
  
  Смотря на уже более мирную перепалку, Кощей не спеша вышел вместе со знахаркой. Всего-то чары искренности и болтливости, а какой результат. Нарвавшись на подобный самородок, древний маг решил забрать его себе, это для него было увлечением собирать талантливых кудесников и мастеров, даже тех, кто был лишен дара, ведь могут же быть у древнего немертвого свои причуды?
  
  Конец ретроспективы.
  
  Обычная для школьников жизнь вливалась в размеренный ритм, хотя все были в предвкушении первого тура испытаний, который был не за горами. Каждый из чемпионов проводил время подготовки по своему. Виктор зачастил в Хогвартскую библиотеку, Француа сошелся с многими старшекурсниками по теме дуэлей и чар, особый отклик он нашел в декане Воронов. Низкорослый полугоблин сочетал в себе две его страсти, будучи мастером дуэлинга и мастером чар. Малфой с помощью старшекурсников подтягивал отстающие, по его мнению, дисциплины, которые могут ему пригодиться. А Гарри жил во все том же ритме, к которому уже привык, троим пробежка и силовые упражнения, дабы разогнать кровь, затем полтора часа тренировки с Олегом, время от времени к ним присоединялся Кощей, новые плетения, чары, знания ... а ведь еще нужно было уделить достаточное время любимой и свалившейся на его голову Вейле, слава огню, которая прекратила видеть в них объект интимных мечтаний и вела себя как задорная младшая сестра, несмотря на то, что была на несколько лет старше них.
  
  Когда студенты школ в первый раз увидели, как тренируются ученики Китежа, они были в культурном шоке, это было похоже на полноценный бой, в котором ставка была жизнь.
  
  - Это же опасно! - одна из студенток Хаффлпафа с ужасом смотрела на разворачивающееся действо. - Некромантия же запрещена, а это, это! - на ее глазах и глазах очень многих наблюдателей, которые наблюдали с очень солидного расстояния, группа костяных гончих окружала защищающихся магов, которые огрызались разнообразными чарами и умениями. Астрономическая башня, с которой был лучше всего вид, была заполнена почти до отказа, и многие студенты поддержали девушку.
  
  - Лучше вот так, зная чего ждать, да и мастера не дадут им погибнуть, а раны им залечат. - голос Маришки, которая появилась неизвестно откуда, заставил многих вздрогнуть. Рядом с ней, как уже все привыкли, была француженка, которая в данный момент обняла подругу сзади и положила ей на плечо голову, так же наблюдая за разворачивающимся действом. Что примечательно, окружающие не чувствовали давления вейловских чар, лишь на периферии сознания.
  
  - Но некромантия, это черная магия. Она запрещена! - не унималась все та же студентка.
  
  - Да? Насколько я знаю, это дурацкое разделение на черную и белую магию поддерживает не так уж много государств. Так кто же прав? Большинство или кучка ретроградов, запрещающих все, что возможно? По классификации вашего министерства я вообще темное создание кстати. - Флер, в своем репертуаре, практически промурлыкала ответ и шутки ради бросила на девушку ТАКОЙ взгляд, от которого последняя жутко покраснела.
  
  - А что значит, лучше так? Разве у вас такие чудовища бродят? - спросил кто-то из толпы.
  
  - Лукоморье это не светлая красивая полянка. Это отдельный мир. Первые кудесники, ушедшие туда, описывали его как выжженную пустыню, пропитанную смертью. Всевозможные твари нави, о которых они даже не знали, громаднейшая концентрация силы, которую вы называете магией, изменила немногих выживших животных в чудовищных химер. Уже прошло много веков, удалось исправить и сделать пригодным для жилья достаточно большую территорию, вот только полностью безопасными можно назвать лишь Китеж, да Стольный Град.
  
  - Так зачем вообще было туда уходить?
  
  - Это был наш выбор. Наши старшие оставили эту землю людям, решив уйти. Лики предков охраняют наши границы, но и это недостаточно, навь не хочет отдавать так просто отвоёванную землю, а еще этот мир тянет через проходы силу как сумасшедший. К нам многие ушли, полулюди, полузвери, защитники и санитары лесов, старые расы, даже небольшой ковен драконов...
  
  Студенты слушали девушку, боясь вздохнуть. О том, как простые люди, не имеющие дара, противостоят новому миру, отстаивая свое право жить в нем, о том, как кудесники становятся стеной на пути прорывов тварей нави, о древних богах, которые указали своим детям путь в тот мир, о мире, где сплелась благодать и смерть в причудливом танце, где деревья могут иметь душу, а камни память... Перед их глазами как наяву проносились картины повседневной жизни и картины безжалостных сечь, вся жизнь людей, которые решили следовать своей вере и своим убеждениям до конца.
  
  - То, что для вас зло, для нас простое орудие. Многие считают наши обычаи варварскими. Взять, например, сжигание наших усопших, а ведь никто не задумывался ни разу, какого это, когда целый погост, где обретали покой поколения, враз поднимается из земли, и на место прорыва спешат маги и дружинники, в надежде спасти хоть кого-нибудь и не давая заразе распространиться. Та же навь, что вы зовете некромантией. Что делать воину, полному сил и с горящем сердцем, ежели лишится рук или ног? Доживать свой век, сгорая изнутри? Маг нави просто срастит ему руку по-мертвому, а кудесник Макошь вернет ей силу и жизнь. Вы отказываетесь от тех, в ком сила движется внутри, без возможности выйти наружу, даже прозвище им дали - Сквибы. У нас же это лучшие воины, богатыри, защитники наших границ. Род Муромцев, Поповичей, Святогоров, старшие богатыри, чья воинская доблесть сочетается с честным нравом. А ведь многие из них перевертыши: волки, медведи. У нас ведь как, сначала идет дружинник, затем десятник, сотник, после витязь и младший богатырь, чтобы стать старшим нужно не только иметь силу, ловкость и умения, за таким люди должны идти и не по указу, а по сердцу.
  
  К концу рассказа закончилась и тренировка молодых кудесников, увидев это, Маришка, со вздохом прижав к себе Флер и под ее восторженный писк, исчезла в вихре воздуха и кусочков огня, чтобы появиться недалеко от закончивших тренировку кудесников.
  
  - А ведь в Хогвартсе нельзя апарировать. - обронил кто-то из запечатленных студентов в пустоту.
  
  ***
  
  Вечер.
  
  Оставшись вдвоем, молодые люди смогли, наконец, расслабиться, каждый их шаг и действие оценивалось и взвешивалось со стороны, это утомляло, особенно просьба не выказывать в открытую свои отношения и узы, что уже рефлекторно проявлялось в касаниях, взглядах и движениях.
  
  - Устал? - Маришка провела рукой по непослушной шевелюре любимого, отмечая про себя, что красный цвет волос распространился с кончиков волос еще выше. - Знаешь, у тебя волосы еще больше покраснели, еще немного, и будут как у меня.
  
  - Знаю, мне учитель объяснял. Чем сильнее я буду становиться, тем быстрее они будут окрашиваться. Что делала сегодня? Целый день тебя не видел. - поймав ладонь девушки, он прижался к ней губами.
  
  - Старшие поручили рассказать среди учащихся о нашей жизни, они тут такие наивные, я даже не удивляюсь теперь старым рассказам о том, как наши кудесники им по шее давали.
  
  - Ну да, а раньше и небо было выше и трава зеленее. Эх, жаль я все еще смутно понимаю, зачем старшие затеяли всю эту возню. Источник - это хорошо, но зачем же так привлекать внимание, ведь об этом турнире все издания магического мира пишут. - подхватив девушку на руки, он уселся на кровать, следующим движением он прошелся губами по ее шее, от чего последняя фраза получилась немого неразборчивой. - И вообще, я соскучился.
  
  - Соскучился он, - фыркнула девушка, но попыток отстраниться не сделала. - У тебя завтра первое испытание, выспаться нужно.
  
  - Сон для слабаков. И вообще, как я могу уснуть, когда рядом со мной такая красивая девушка? И вообще, молчать женщина, - в шутливой форме подколол он Маришку, - твое дело ужин готовить и детей нянчить.
  
  - Ах так? - одним движением опрокинув парня на кровать и оказавшись над ним, чтобы ноги блокировали его руки, Маришка стала медленно стягивать ночнушку. - Не успокоюсь, пока пощады не попросишь.
  
  - Мы на это еще посмотрим. - легким волевым усилием юноша погасил горевшие светильники. Полог, отсекающий звуки, Маришка успела уже поставить до этого...
  
  
  
  
  
  - Итак, Дамы и Господа. Настал день, который мы все с нетерпением ждали. Этот знаменательный день, когда воля и магия буду идти рука об руку. - диктор, заменивший внезапно заболевшего Людо Бегмэна, старался завести толпу. Лишь за сутки до начала испытания принимающая сторона объявила о фактической смене первого испытания, где до этого подразумевалось выставить чемпионов против дракона, чтобы они похитили у него из кладки золотое яйцо. - Мы все прекрасно видим этот замечательный полигон, подготовленный специально для этого испытания. Прошу обратить ваше внимание на центр полигона, именно там находится конечная цель, кладка с четырьмя золотыми яйцами. Нашим чемпионам нужно всего на всего их забрать. На пути их будут поджидать разнообразные ловушки, подготовленные деканами величайших факультетов, лучшей школы. Чтобы дойти до конца, чемпионам придётся проявить силу, смекалку, мужество и конечно же силу магии. Но даже пройдя все ловушки, в конце их ожидает главный противник - драконы!!! - на этих словах толпа взревела. - По одному дракону на каждого чемпиона. А теперь поприветствуем наших чемпионов. С северной стороны - чемпион Хогвартса Драко Малфой, студент дома Слизерин, один из лучших учеников школы за последние двадцать пять лет, поприветствуем его, господа. С южной стороны - звезда и гордость Болгарии, Виктор Крам, маг выдающейся силы. Сила и напор, вот как можно его охарактеризовать, этот молодой человек всегда твердо и упорно идет к победе и добивается своей цели, надеемся, что эти качества помогут ему сегодня с честью выдержать испытание! С восточной стороны выступает Франсуа Де Лей, один из лучших дуэлянтов своего поколения, несмотря на свой возраст уже успевший отметиться в ведущих мировых изданиях благодаря своим работам в области чар. И наконец-то последний по списку, но не значимости, Григорий Сварог, представитель закрытой школы Китеж, единственное, что удалось выяснить, что молодой человек специализируется на боевой магии огня. Увы, Китеж самая закрытая из школ во всем мире, мы все с нетерпением жаждем увидеть его в действии. Претенденты должны как можно быстрее пройти полигон, пройти через драконов и завладеть золотым яйцом, а затем вернуться к точке старта. Балы будут начисляться по трем категориям: скорость прохождения, мастерство применяемых заклятий и наличие ранений. Напоминаю всем, что в случае явной угрозы жизни чемпиона в прохождение этапа имеют право вмешаться драконологи и маги поддержки, в том случае будет оцениваться фактически пройдённый путь.
  
  ***
  
  Стоя вместе с другими чемпионами и рассматривая так называемый полигон, чемпионы в пол голоса призывали все доступные кары на голову принимающей стороны. Большая площадь, где-то сто пятьдесят на сто пятьдесят метров, была накрыта всевозможными щитами, за которыми все буквально искрилось от магической энергии, а в центре, замыкая неправильный круг, были посажены на цепи четыре дракона, три из которых в данный момент изрыгали в друг друга пламя, кстати говоря, не долетающее до оппонента.
  
  - Черт, а я даже завещание не написал. - пробормотал Виктор, смотря на этот праздник жизни.
  
  - Да ладно тебе, не все так плохо, смотри, тебя сначала обмоют, потом проморозят, прожарят и подадут в готовом виде дракону, и за всем этим будет наблюдать толпа, жаждущая хлеба и зрелищ. - несмотря на бравый вид, Француа заметно мандражировал. - Знаете, народ, это не может быть страшнее того, что мне устроили девушки за наши похождения, так что прорвемся, главное, на рожон не лезть.
  
  - Мда, вот тебе и светлый маг, я еще слишком молод, чтобы умирать. Интересно, а сам-то он тестировал эту полянку или на нас решил оторваться? Хм, а что скажет нам наш идейных вдохновитель? - Малфой с сарказмом обратился к последнему чемпиону, который до этого только хмуро молчал, рассматривая будущую полосу препятствий.
  
  - Прорвемся. - буркнул Гарри, настроение которого стремилось к отметке "Какого черта я на это подписался?". - Смотрите, каждому из вас досталось по дракону, а мне дракониха, дальше, на моем отрезке самое большее количество водных ловушек и зачарованных, а с ваших - огненных, и вообще стихийных. Самое неприятное, драконы, у них очень сильная устойчивость к магии, чешуя отразит большую часть проклятий и физического воздействия на спине, брюхе и голове, так что ежели что, бейте по глазам или в шею.
  
  - Вижу, ты хорошо заешь о драконах, правда, не могу понять, зачем нас просвещаешь? - Крам выразительно приподнял бровь, высказав общую мысль.
  
  - Там, где я живу, есть небольшой ковен драконов. Истинных, как они себя называют...
  
  - Называют? Стоп, они что могут разговаривать? - Француа натурально остолбенел, неверующе глядя на подростка.
  
  - Вообще-то да, если кто не знал, драконы магические существа, и если магический фон слабый, они слабеют и теряют разум.
  
  - Дела, хотел бы я оказаться у тебя в гостях, хотя бы на пару дней. Если хоть десятая часть всего, что рассказывают, правда, это улетное местечко. Так все же, зачем нас предупреждаешь?
  
  - Ну, вы мне не враги, а терять хороших знакомых из-за такой мелочи не хочется, а там глядишь, и вы что подскажите.
  
  - Подскажем, не вопрос. Ладно, народ, нам пора, толпа требует крови и зрелищ! - шагнув вперед, Виктор ухмыльнулся.
  
  ***
  
  Стоя в одиночестве на старте, Гарри старался унять легкий мандраж. Страха не было, за многие практики он не раз смотрел смерти в лицо, сейчас все было по-другому: азарт, желание показать всем, что он не просто так зовется Сварогом. Сигнальная вспышка, и щиты при входе опускаются, пропуская молодого парня.
  
  Опуститься на колено и приложить руку к земле, почувствовать ее дыхание. Перед мысленным взором отпечатался весь полигон со множеством аномалий, несколько секунд контакта и разрыв, четверти резерва как небывало, все же эти недоучки с палками хорошо постарались. Рывок вперед, подпрыгнуть вверх, пропуская под собой водяной таран и, приземлившись, сразу же уйти перекатом в сторону. Статуя, до этого вытянувшая булаву в сторону центра полигона и служившая ориентиром, нанесла удар в то место, где он был секунду назад, слава всем богам, она его не преследовала. До последней секунды, пока она не стала двигаться, он принимал ее за простую декорацию, лишь чутье интуиции спасло его от явного перелома костей.
  
  Стараясь больше не идти на пролом, Гарольд не спеша, шаг за шагом двигался в строну центра, по-возможности обходя ловушки. Мерцающий туман в узком проходе был не просто подозрительным, он был очень подозрительным, но другого прохода не было. Все плетения указывали на его безобидность, но здоровая паранойя чувствовала подвох. Ударив для очистки совести сырой не оформившейся силой по туману, от чего он только стал гуще, Гарри шагнул вперед, готовый в случае опасности укутаться пламенем и отпрыгнуть назад или вперед, в зависимости от того, что произойдет.
  
  Первый шаг, никаких изменений, второй шаг, небо и земля поменялись местами, третий шаг, мир выцвел и лишился звуков, оставалось еще два шага, и юноша понял, что это за чары: они нарушали координацию, будь у него больше времени, он бы их убрал, уже зная, что искать.
  
  После третьего шага в его сторону потянулись лежащие до этого смирно зеленые побеги, которые стали стремительно укутывать ему ноги, с трудом сделав четвертый шаг, от чего все вокруг утонуло во тьме, он был вынужден остановиться, впившиеся побеги не пускали его, все быстрее и быстрее оплетая. Секунда-другая, и зеленый огонек заплясал на его ладони, распространяясь по руке, а затем и по всему телу, перекидываясь на растение, но не сжигая его. После того, как весь огонь перетек в побеги, они отпустили юного кудесника, напоследок легонько толкнув его в спину, помогая сделать последний шаг. Дьявольские силки впервые за свою недолгую жизнь столкнулись с пламенем леса, противиться которому не смогли.
  
  Проморгавшись от резкого света после полной темноты, Сварог ухмыльнулся, тот, кто скомбинировал эти чары, был мастером. Четыре шага, четыре разных комплекса плетений, последние вообще скомбинированные с неким хищным растением, подобное мастерство было достойно уважения, не смотря ни на что.
  
  Пройдя еще несколько ловушек, умудрившись получить при этом длинный порез через всю спину от водного хлыста, который все же зацепил его, Гарольд вышел на финишную прямую. Перед его взором предстала громаднейшая самка дракона, которая значительно превосходила все ранее виденные им особи; костяная корона на голове давала понять, что данный зверь отнюдь не простой.
  
  - И не лень им было тащить ее сюда? Вообще из ума выжили, такую красавицу и на потеху толпе. Познакомить бы ее с Горынычем, явно подошли бы друг другу *(Горыныч, фамильяр Кощея. Некогда удачный эксперимент в химерологии оказался довольно живучим экземпляром, который вот уже четвертый век действовал на нервы всем младшим и старшим богатырям благодаря своему наивному взгляду на жизнь и вечному желанию помочь кому-либо. Заставить его стать серьезным мог только древний маг.)*.
  
  - Горыныч? Странное имя для дракона. - в голове раздался низкий рокочущий голос, от которого юный маг чуть было незасквернословил в полный голос. - Судя по твоим воспоминаниям он разумен. Зачем ты пришел, дитя? - без перехода задала она вопрос, несмотря на расстояние, ее взгляд, казалось, проникал в душу. - Я чувствую в тебе пламя, ты не такой, как остальные, видящие в нас почти неразумных зверей, о которых мой народ уже ничем не отличается.
  
  - Кто ты? - резко пересохшие горло выдало вместо слов шипение.
  
  - Еще и говорящий. Я Лейта, последняя из истинных драконов этого мира. Что тебе нужно, дитя? Эта бездушная подделка, которой меня пытаются обмануть?
  
  - Мне, мне нужно забрать ее... ты меня пропустишь? - горло все сильнее и сильнее саднило от непривычных звуков.
  
  - В обмен на услугу... я чувствую это в тебе. Отклик свободного неба и первоначального пламени.
  
  - Мне не позволят, если старшие решат...
  
  - Я согласна служить тебе. - прервала парня дракониха.
  
  - Вот так сразу?
  
  - Тебе не понять, дитя. Видеть, как разум твоих друзей засыпает и умирает, видеть, как детеныши рождаются неразумными и некому пробудить их. Я последняя разумная, но и мое время не бесконечно, за этот шанс я готова на многое. Ты примешь мою клятву?
  
  Мысли понеслись вскачь. Подобного было трудно ожидать от турнира, наткнуться на разумную дракониху в мире, где они уже несколько сот лет как исчезли, это надо иметь редкостное везение или наоборот, невезение. Дракониха явно сильна, использовать ментальный канал просто через зрительный образ. Для нее он стал чудом, шансом на выживание, который она не упустит.
  
  - Я согласен, но мне нужно закончить задание.
  
  - Это не займет много времени, подойди.
  
  ***
  
  Под удивленными глазами зрителей один из магов, который до этого на несколько минут замер перед драконом, безбоязненно пошел прямо ему в пасть. Маги поддержки напряглись, готовые сорваться по-первому зову, но пока ситуация не позволяла это сделать. Дракон не выказывал агрессии. Вот дракон склонился над магом, чтобы его голова оказалась на уровне человека, вспышка золотого цвета на секунду укутала мага и голову дракона. После чего юный чародей просто прошел мимо.
  
  ***
  
  Ритуал фамильяра самый грубый и быстрый. Лейта не сделала даже намека на попытку перехвата канала, через который буквально на секунду просочились ее эмоции: усталость, горечь, апатия и зарождающаяся надежда. Пройдя мимо драконихи, Гарри направился к громадному гнезду, где с удивлением обнаружил Крама, пытающегося залечить кровоточащую руку.
  
  - Этот огненный шар вообще взбесился. Начал бросаться на скалу, где крепилась цепь, не успел щит поставить, камнями посекло. - ответил Крам на невысказанный вопрос, за его спиной все так же бесновался дракон, пытающийся вырваться из плена. - Ты чем своего приголубил? До сих пор стоит в прострации, кстати, спасибо за подсказку, я ему с ходу в глаза ударил, только это и спасло.
  
  - Потом расскажу. Дай сюда руку, сейчас подлечим тебя и выбираться будем. - зеленое пламя на минуту укутало руку Болгарина, после того как оно спало, раны не было, даже шрама не осталось.
  
  - Сильно. У вас все так умеют? - с каким-то блеском в глазах поинтересовался Крам.
  
  - У нас все умеют оказывать первую помощь. А у меня это что-то вроде врожденного умения. Хотя до истинных знахарок мне далеко, те по кусочкам могут мага собрать, ежели что.
  
  За то время, пока шло лечение, до гнезда добрались остальные. Француа щеголял в подпаленной мантии и с ожогом на треть лица, было видно, что ему очень больно, но он старался не морщиться. Малфой вообще был без мантии, его шевелюра была на треть укорочена, многочисленные порезы и подпалины указывали на то, что он попал далеко не в одну ловушку.
  
  Чувство опасности, выработанное за все годы, заставило тело буквально взлететь в сторону. Гарольд едва успел заметить метнувшуюся к нему тень, которой оказался Крам, сбивший его с ног и добавивший так не хватающий импульс, позволяющий уйти в сторону.
  
  На место, где они только что стояли, приземлилась огромная лама дракона; Китайский огненный шар все же порвал сдерживающие его цепи. Француа с Малфоем так же не стояли столбами, хотя они и не были главной целью дракона, среагировали они правильно, резко уйдя в сторону.
  
  Режущий слух звон рвущихся цепей с трех оставшихся сторон, заставил всех чемпионов покрыться липким, холодным потом, который возникает в тот момент, когда смерть, перехватив свою косу, всматривается в глаза смельчаку, отважившемуся бросить ей очередной вызов.
  
  
  
  
  Сознание возвращалось рывками. По всему телу накатывала волна боли, казалось, что болел каждый нерв, каждая клеточка тела... вместе с болью очнулась и память.
  
  В тот момент, когда драконы вырвались из своих магических ловушек, зрители ахнули от шока, четыре туши бросились в центр полигона, где находились чемпионы. Маги поддержки, которые бросились на помощь, завязли в ловушках, которые никто не удосужился отключить или убрать, а может такое было просто не предусмотрено.
  
  Волна пламени от двух драконов была отклонена в сторону, казалось, сам огонь был против атаковать. Третьего дракона смела хвосторога, которая вместо того, чтобы так же напасть на молодых магов, встала на их защиту. Чудовищные по своей силы удары шипастого хвоста и острые зубы в течении минуты превратили Китайского огненного шара в истекающею кровью тушу, в то время как молоды маги противостояли двум оставшимся драконам, одного из которых оплели жгуты огня и прижали к земле, но было видно, что удерживающий заклятие маг долго не продержится. Второй же дракон попал под слаженный залп проклятий, который лишил его зрения и сильно ранил голову, от чего тот метался по маленькому пяточку, грозясь просто напросто раздавить букашек, осмелившихся ранить его.
  
  К тому времени как драконологи и маги поддержки смогли пробиться к центру, все было закончено. Раненые, истекающие кровью, но живые маги едва стояли на ногах, а над ними зависла раненая хвосторога, которая яростно шипела на ощетинившейся строй палочек, направленный в ее сторону.
  
  Ну что, отрок, очнулся? - мягкий баритон Кощея пробирал до костей. - Вижу, что очнулся. Садись давай, а то как-то неудобно отчитывать лежачего. Ты каким местом думал, неразумный, принимая дракона в фамильяры? Захотелось всего и сразу? Тебя ваша связь чуть досуха не выпила!!! Хорошо, что я знал, что искать и куда смотреть! Вовремя прикрыть канал не получилось, так что поздравляю тебя, пока твоя дракониха не поправится и не восполнит потери, ходить тебе с почти пустым резервом, и скажи еще спасибо, что жив остался! - под конец древний маг уже кричал, нависнув над сжавшимся юношей. - Я понимаю, что все огневики не сдержаны на поступки и импульсивны, но ты переплюнул даже своего батьку. Это надо было же додуматься до такого! Повелся на речи, даже думать не стал! Если бы не канал между тобой и драконой, я бы ее за такое пустил на составляющие, не раздумывая! Пигалице и века нет, а строила из себя умудренную жизнью, видят боги, вы друг друга стоите. Мало! Мало я вас гонял, да Олег с родными щадил! Как до дела доходит так вам всем посильнее бы жахнуть, а думать за вас старый Кощей будет! Ты хоть понимаешь, что творишь? - от резкого шепота мага волосы на голове встали дыбом. - Я не говорю о том, как я буду семье в глаза смотреть. Ты понимаешь, что она ушла бы за тобой? Видят боги, я многое совершил за свою долгую жизнь и не жизни, но есть вещи, которые я никогда не преступлю, иначе прекращу быть человеком! Думай, хорошо думай! Я не буду тебя вечно вытягивать за руку, когда ты по-дурости опять полезешь за грань, ты должен понять сам, что живешь не только ради себя и если не станет тебя, не станет и других. А теперь отдыхай, пока можешь, позже к тебе Маришка с твоей новой названной сестрой придут, вот они-то тебе остальное выскажут. - еще раз пристально посмотрев в глаза, Кощей вышел прочь.
  
  - Мда. Умеет учитель страху нагнать. Хотя тут я с ним согласен, дать бы тебе по шее за подобное. - Сириус Блэк, прикидывающийся до этого частью интерьера, подвинул стул прямо к кровати и, положив руки на спинку, уселся рядом с крестником. - Хотя то представление, что вы устроили! Это было нечто! Авроры матерятся, все бегают в панике, и под весь этот хаос как под музыку вы вместе с драконой нашинковываете в мелкий фарш взбесившихся драконов. Это было глупо, но весело. Ты как сам?
  
  - Такое впечатление, что под вепря попал. - сиплым голосом ответил Гарри. - Как там остальные?
  
  - Ну, Крам само спокойствие, как будто и не было у него переломано половины костей в теле, кстати, крестник, ты ему должен, - серьезным тоном заметил Блэк, - француз отделался легким испугом и сломанной рукой, ну а Малфой почти не пострадал, хотя молодец, сумел отвлечь последнего дракона на себя, перед тем как ты его спеленал. Ну а ты, как отрубился от перенапряжения, третий день считай спишь. Ты это извини, что на помощь тебе не пришел, учитель запретил вмешиваться, такое впечатление, что он ждал нечто подобное. - виновато закончил Сириус. - Кстати, про вашу корриду уже написать успели, на глянь-ка. - с этими словами крестный протянул в сторону парня газету, которую до этого держал в руках.
  
  На главной странице была огромная фотография, на которой взбесившиеся драконы бросались на защищающихся чемпионов. И заголовок: "Трагедия на первом Испытании, опыт прошлого не учли!".
  
  "...первое испытание чуть не закончилось трагедией. Маги, занимающиеся подготовкой площадки, так и не смогли ответить нашим читателям, по какой причине цепи, удерживающие диких хищников, оказались настолько слабы. В пору задаться вопросом, а не было ли это злым умыслом? Из достоверных источников стало известно, что первое испытание было фактически полностью изменено за сутки до его старта по инициативе Министерства Магии, которое потребовало усложнения задания из-за слишком ценного приза. Не имея достаточного времени для полной проверки и отладки полигона, маги могли пропустить чары неразрушимости на цепях. Напомним, что подготовкой ловушек и самого испытания занимались мастера своего дела, но даже этого оказалось недостаточно. Несмотря на недочеты Чемпионы с блеском прошли всю полосу, показав высокий уровень подготовки. В тот момент, когда маги оказались в опасности, страхующие команды показали себя на высоте, защитив зрителей и бросившись на помощь молодым магам. Они буквально спасли им жизнь, но наши зарубежные коллеги все равно настаивали на саботаже, который имел целью погубить участников. Так что вопрос: был ли это злой умысел или досадная случайность, остается открытым".
  
  - Бред. - вынес свой вердикт Гарри. - Вся статья ни о чем. Как бы и виноваты, и не виноваты. Пришли на помощь, если бы не Лейта, от нас бы и мокрого места не осталось. Кстати, как она там?
  
  - Ну, если не считать воспитательной порки от Кощея и некоторых ранений, она в норме. Видел бы ты, как бесились драконологи, когда стало известно, что они потеряли не троих, а всех драконов. Хотя хрен с ними, головой нужно было думать. Ладно, отдыхай... силы тебе скоро понадобятся.
  
  ***
  
  Произошедшее на первом испытании не прошло даром, романтично настроенные девушки изо всех сил старались привлечь к себе внимание, парни завидовали, а директора школ загадочно улыбались. Складывалось ощущение, что все так и было задумано и ничего странного не произошло. Не остались без изменений и отношения между чемпионами, если до этого было здоровое соперничество, то теперь это перерастало в симпатию, трудно соперничать с человеком, который прикрывал тебе спину. Сам турнир отошел на второй план, с кубком было решено решать в самом конце, главное, чтобы до конца добрались все вместе, а не по частям.
  
  Долг жизни, который образовался после того, как Крам буквально сшиб собой мага с места удара дракона, разрешился сам собой и довольно неожиданно. Все случилось спустя неделю после первого испытания.
  
  - Даров, пиромант ты наш. - хлопнув по плечу, Крам устало завалился рядом на скамью, с недавнего времени ему был открыт постоянный проход на территорию. - Вижу живой и даже одним куском. А-то видя лица девушек, заходящих к тебе, мы тебя похоронили... мысленно. И как ты с ней уживаешься?
  
  - Нормально уживаюсь. Это она со стороны грозная, а так очень нежная. Чего пришел-то? Если потренироваться, то мне еще неделю нельзя даже светляка сплести, я на настоях одних сижу, правда, помогает мало. Хотя тело в полном порядке давно.
  
  - Вот об этом я и хотел с тобой поговорить. - стал неожиданно серьезным Крам. - Я пришел к тебе с просьбой, ты сам говорил, что вашим знахарям собрать человека даже по-частям вполне реально, так?
  
  - Ну, не совсем так, но суть та же. А что, не долечили или что-то еще?
  
  - Что-то еще. - Крам замялся. - У меня появилась знакомая, впервые за столько лет. Нет, не в том смысле, что у меня нет друзей и знакомых, а в том, что она смогла рассмотреть меня самого, а не знаменитость. Представляешь, она в первое же знакомство буквально опустила меня ниже плинтуса, когда я заикнулся, что довольно хорошо разбираюсь в рунах. В течении двадцати минут она доказала, что я оказывается ничего не знаю и просто нахватался по-верхам. А под конец меня вообще вперли из библиотеки под предлогом, что я мешаю ей готовиться. Девушка сильно увлекается медициной и рунами. Такого интересного собеседника я еще не встречал, эрудиция, знания, трезвый взгляд на мир, без этих пресловутых розовых очков.
  
  - Так от меня ты что хочешь? - со смешком спросил Гарри. - Судя по всему ты и сам хорошо справляешься. Или тебе нужно на ее глазах победить чудовище сверкающим мечем, а затем на белом коне увезти ее в закат? Ну, чудовище мы тебе организуем, ты это, главное, от страха не окочурься. Сверкающий меч и белого коня так же найдем... ну что, когда идем на дело?
  
  - Тьфу ты. Я ведь серьезно. А ты паясничаешь. Проблема у нее, со здоровьем, серьезная.
  
  - Виктор, давай так. Ты сейчас ведешь свою ненаглядную сюда, а мы уже ведем ее к нашей знахарке, мне не откажут. А там на месте и разберемся, что можно сделать.
  
  - Спасибо. Буду должен.
  
  - Ни-ни. Никаких долгов. Это я тебе, раз такое дело пошло, должен, хотя я бы и без этого помог. Давай, веди уж ее, а то неизвестно, насколько все затянется.
  
  ***
  
  Знахарка шумно вздохнула, чтобы восполнить недостаток воздуха, который она потратила на матерную тираду, сорвавшуюся с ее губ.
  
  - Так, милочка. А теперь с самого начала. Эти и вот эти раны откуда?
  
  - Первый курс, взбесившийся тролль зашел в женский туалет, где я была в тот момент. После этого я три месяца провела в больничном крыле, сращивая кости. Правда, шрамы остались.
  
  - С глазами что?
  
  - Второй курс, увидела в отражении глаза василиска.
  
  - Волосы?
  
  - Третий курс, дементоры.
  
  - Как только тебя родители отпустили в эту школу. Это надо же! И все делают вид, что ничего не произошло!
  
  - Родители не хотели меня отпускать после первого курса, после чего нас посетили обливиаторы министерства. Так у меня и не стало родителей, избыточная сила проклятий, и они не помнят всю свою жизнь. При слушание дела бригаду, приехавшую к нам, оправдали, так как папа оказывал сопротивление. Мне выплатили компенсацию в триста галеонов и назначили опекуна.
  
  - Триста галеонов?
  
  - У нас обучение одного курса стоит столько. - еле удерживая злобу отозвался Виктор.
  
  - Все понятно. Так, мальчики, а ну брысь отсюда. Нечего вам смотреть, что будет дальше. И еще, предупредите в школе, что девочки не будет на занятиях неделю. Это надо же так было изувечить ребенка. Все, брысь отсюда!
  
  Выйдя на улицу, Крам с трудом разжал кулаки.
  
  - Сейчас у меня большое желание напиться или на крайний случай закурить. Знаешь, мне все противней и противней находиться в этой стране.
  
  - Не одному тебе. Меня первое время каждый взгляд раздражал. Первый несчастный, подвернувшийся мне под руку, отделался огненным столбом и ожогами по всему телу. Хотя лезть под руку раздраженному магу огня это надо иметь полностью атрофированный мозг.
  
  - Тут вообще-то про магов огня мало кто знает... - со смешком заметил Крам, который немного расслабился.
  
  - Да? Ну проблемы индейцев шерифа не... волнуют. Правильно сказал?
  
  - Правильно, правильно... и где ты только нахватался этого? Хотя, дай догадаюсь, тлетворное влияние наших студентов?
  
  - Может и так. Ты-то что делать будешь? Ну приведут ее в порядок... дальше что? Судя по внешности она даже ничего, вот ты уедешь, а ее сразу же возьмут в оборот, и будет она рожать какому-нибудь деятелю света деток, даже не задумываясь о резко вспыхнувшей любви, и это в лучшем случае.
  
  - Заберу с собой. - буркнул Крам.
  
  - Угу. С одной стороны ты похитишь несовершеннолетнюю студентку другой страны. С другой, ее твоя родня заклюет, так как за душой у нее ничего нет. Об этом ты подумал?
  
  - С родней все решу, они даже пикнуть не посмеют, не знаю как у вас, но тут даже новая кровь уже редкость, с нее пылинки сдувать будут. А насчет похищения... если получится ее уговорить, то плевать я хотел на всех.
  
  - Все так серьезно? Вы ведь друг друга знаете совсем ничего.
  
  - Знаешь, может и прошло совсем мало времени, но она уже часть меня, за ее улыбку я готов горы свернуть... разве у тебя никогда не было такого?
  
  - Было. Я так с Маришкой и познакомился... правда, подобное, что ты описываешь, пришло позже.
  
  - Значит, ты меня понимаешь.
  
  - Решай сам. Как говорит учитель "голова дана не только шапку носить". Не мне тебя останавливать, у нас другие законы и порядки, так что, если все серьезно, осуждать не буду.
  
  - Да знаю я уже ваши законы, твоя благоверная просветила. Знаешь, я бы не отказался жить по таким законам. Да и не только я. - в этот момент Крам был как никогда серьезен.
  
  - И ты готов вот так вот перебраться неизвестно куда, с шансом уже не выбраться?
  
  - А если действительно готов?
  
  - Знаешь... задай мне этот вопрос, когда все закончится вся эта суета с турниром, тогда и дам ответ.
  
  На этом разговор закончился. Помимо прочего Крам поделился новостью о том, что через некоторое время в Хоге будет святочный бал и присутствие чемпионов с парой обязательно.
  Примечания:
  
  В Болгарии в веках эдак 17-го (даже раньше) по начало 19-го была традиция похищать себе невест. В большинстве случаев это было одобренное похищение (вся родня договаривалась), а иногда все было серьезно.
  
  Т.к. магический мир Поттерианы застрял в веке эдак 18-ом и раннее начало 19-го рассуждения Крама о похищении не являются аморальными.
  
  
  
  Хогвартс. Кабинет директора. Далеко за полночь.
  
  Альбус Дамблдор сидел в своем удобном кресле и не спеша покуривал трубку, впервые за последние месяцы он был расслаблен. Первые удары по репутации и его попытки уйти из под удара провалились, это сейчас, проанализировав свои действия, он понимает, что нужно было действовать по-другому, не уклоняться, а принять удар и сразу же ударить в ответ.
  
  Ничего страшного, все равно весь план не претерпел изменений. Не выйдет с одним планом, есть запасной, и еще один, и еще. Все таки годы... Да, это мерзкое проклятье берет свое, но они допустили роковую ошибку: они дали ему время для подготовки нового плана, пускай с импровизацией он не в ладах, но можно тщательно все обдумать, взвесить и найти решение...
  
  - Ну что ж, некромант. Я недооценил тебя. Этого больше не повторится. - едва слышно пробормотал себе под нос старик. - Их у меня уже два, остался третий, а там и вся твоя сила не поможет!
  
  Причиной такого хорошего настроения служило то, что ключик к защите амулетов этой странной делегации все же удалось подобрать. А ведь как все оказалось просто: амулеты реагировали на прямое воздействие яда или проклятий, пускай яд или чары были на головокружительном уровне, они выявлялись. А что если не вредить, а наоборот помочь организму? Но помочь так, как нужно ему... многосоставная настойка, ингредиенты которой в отдельности, да и все вместе собранные в одно время, не несут опасности, только пользу, но если их добавлять в определенной последовательности и в определенное время... Эффект может выйти неожиданный, для всех.
  
  Встав с кресла, Дамблдор подошел к камину, зачерпнув горсть порошка, он кинул его в пламя.
  
  - Северус, поднимись ко мне. - дождавшись утвердительного ответа, он вызвал уже декана Гриффиндора. - Минерва, будь так любезна, приведи в мой кабинет Джинни Уизли.
  
  Спустя полчаса все означенные личности были в кабинете. Северус Снейп, который казался более взвинченным, чем обычно, так как ни как не мог сломать блок мага Китежа на воспоминаниях, и это его бесило, его, мастера ментальной магии (какое самомнение)!
  
  Минерва так же была в взвинченном состоянии, но уже по другой причине. У нее буквально из рук отобрали одну из самых выдающихся студенток, у этой девочки было блестящее будущее, а тут ее забрали не понятно куда и не понятно зачем, сославшись на лечение. Хотя какое может быть лечение? Бедному ребенку и так досталось, из-за безответственности министерства магии она осталась сиротой при живых родителях, а тут ей дают несуществующую надежду! Ведь если даже маги Святого Мунго развели руками и авторитетно заявили, что лечении обойдется в десятки тысяч галеонов, а тут какие-то шарлатаны, лечащие шарлатанским бормотанием и, судя по всему, темными ритуалами.
  
  С Джинни Уизли все было иначе: она была в предвкушении. Еще с самого девства она знала о том, что станет женой героя, и с каждым днем ее мечта была все ближе и ближе. Осталась одна маленькая преграда: эта темная тварь, которая опоила ее суженого! О, как она хотела наслать на эту тварь сглаз, но та никогда не была в одиночестве. Обратившись же за помощью к братьям, она почти сразу же пожалела об этом. Рон, после произошедшего, до чертиков боялся не то что подойти, а просто взглянуть в сторону той делегации, близнецы посоветовали не страдать фигней, вот и получалось, что помощи ей ждать неоткуда. Хотя какая может быть помощь, если сам директор пообещал ей помочь, соединить любящие сердца.
  
  - Я позвал вас для того, чтобы обрадовать. Наконец-то появился реальный шанс вырвать нашего героя из лап этих темных магов.
  
  - Альбус, можно суть, а то час уже поздний и выслушивать всю речь нет смысла. - МакГонагал была раздражена манерой поведения своего кумира, наличием кроме нее еще и декана Слизерина, которого она глубоко в душе презирала, да и то, что во все дела посвятили ее студентку, так же не прибавляло настроения.
  
  - Как вы знаете, скоро будет бал, на котором чемпионы должны присутствовать. Так вот, благодаря моему таланту и работе Северуса нам удалось нивелировать работу амулетов защиты делегации Китежа.
  
  - К чему вы ведете, Альбус?
  
  - Джинни, - вместо ответа МакГонагал старый маг обратился к девочке, - ты ведь помнишь, что я тебе обещал? - дождавшись взгляда восторженных глаз и радостного кивка. - Так вот, выход найден. Во время бала мы поменяем тебя местами с его самозваной невестой, пользуясь временем, ты должна будешь закрепить брачный контракт, все условия мы предоставим.
  
  - Альбус! Она еще ребенок! Как ты смеешь! - возмущению декана Гриффиндора не было предела.
  
  - Это самый гуманный из способов, поверь, мне бы не хотелось прибегать к другому плану, в ходе которого Гарри может пострадать. И не волнуйся, Северус позаботится о том, что бы если даже молодой человек пойдет на крайние меры и не признает контракта, отрекшись от рода Поттеров, у него все равно появится наследник. И это не только ради двух любящих сердец (на этих словах зельевар скривился), но и ради нашей страны!!!
  
  Расписав и объяснив все свои доводы, Альбус наконец-то спровадил порядком надоедливых посетителей. Как его порой раздражали своенравные фигуры, мнящие, что он ничего о них не знает. Тот же Северус, неужели он считает, что может скрыть свои изыскания, довольно интересные изыскания. Хотя, пускай, Поттер почти потерян для света, все, что может сделать для него светлый маг, это позаботиться о его роде и направить на встречу своей судьбе, а там, если выживет, можно отдать его Снейпу, который так трясется вокруг своей куклы, лелея непонятные надежды. Хотя, один план хорошо, но как-то мало, нужно предвидеть многое, в том числе и провал. Значит... значит придётся доставать более грубо, хотя все действия можно объяснить заботой о государстве. Решено.
  
  ***
  
  - Нет! Еще раз нет! Категорично нет! Я на такое не подписывался! Да я их всех там спалю к моряной бабушке! - Гарри уже битый час старался доказать своей жене, что идея заставить его открывать бал Чемпионов заранее обречена на провал. Нет, танцевать он мог, но не тот идиотизм, что ему продемонстрировали.
  
  - Это традиция, - Маришка уже сама была не рада, что поддалась уговорам старших магов и пыталась затащить благоверного в это празднество. Все было хорошо до того момента, пока ее суженный не узнал, каким именно танцем ему придётся открывать бал. Привыкший к более динамичным и резким движениям, да еще сам, будучи импульсивным и взрывным, он категорично не мог принять концепцию неспешного и чинного танца, - которую нужно уважать.
  
  - Да ну их, с их традициями. А если они вот скажут, что их, для примера, министр, имеет право провести ночь с любой молодой девушкой только вышедшей замуж? Также принять как традицию?
  
  - Не переводи тему, и это никак не связано. Ты! Пойдешь! На! Этот! Бал!
  
  - Нет!
  
  - Да!
  
  - Я сказал нет!
  
  - Я сказала, пойдешь!
  
  - Да ну?
  
  - Если я сказала, что ты пойдешь! Значит пойдешь... ой. - Маришка резко осеклась под тяжелым взглядом.
  
  - Значит, мое мнение вообще никого не волнует? Тебе просто плевать на то, что я говорю?
  
  - Нет. Все не так. Я просто увлеклась. Ну, прости. Я больше не буду.
  
  - Тогда почему ты заставляешь меня сделать то, чего я не хочу?
  
  - Ну почему ты такой упертый? Разве так трудно пойти?
  
  - Маришка...
  
  - И вообще! Кто в доме хозяйка? Сказала пойдешь! Значит пойдешь! - произнеся последнее слово, девушка резко прикусила язык. Весь вид парня говорил о том, что она перегнула палку. А все сестры, которые все уши ей прожужжали о том, что мужьям спуску давать нельзя и держать их надо в ежовых рукавицах.
  
  - Так, диагноз ясен. Будем лечить.
  
  - Гриш, ты чего? Ну прости дуру, ну увлеклась. Зачем тебе розги? Не подходи! НЕ смей! Отпусти меня, не смей мне сарафан задирать ...я кому сказала! АЙ!! Дурак, больно! Ты что творишь? Ай! У-у-у-у-у!!!! Не на-а-а-а-адо! Ау-у-у-у-у! Больно!
  
  Некоторое время спустя.
  
  - Ты смотри, а я еще отцу не верил. А хорошее лекарство. Действенное! - поглаживая по голове сжавшуюся в его объятиях девушку, он устало выдохнул. - Вот зачем было все до этого доводить? Сама ведь знаешь, как я не люблю, если мне начинают что-то навязывать.
  
  - Дурак. Я тебе этого не прощу. - буркнула уже успокоившаяся девушка.
  
  - Ты еще скажи, что я был неправ. Так что?
  
  - Прав. Но мог просто словами, а не пороть.
  
  - А ты словами уже не понимала. Вот правильно отец (ГГ считает свою новую семью далеко не приемной, даже зная правду) мне сказал, балую я тебя сильно. Сама подумай, как ты себя вела последнее время.
  
  - Все равно, не смей больше так делать.
  
  - А ты не давай мне повода, хорошо? Да и не сильно я тебя...
  
  - Это... было обидно.
  
  Уже многим позже.
  
  - Ты хоть понимаешь, как обидишь других чемпионов своим отказом?
  
  - Да ну. Даю тебе гарантию, что Крам никого не будет видеть на балу кроме своей спутницы, Француа уже давно высказал свое мнение насчет хорошенько погулять, и очень сомневаюсь, что он имел ввиду то, что будет делать это в мужской компании. А Драко... мы с ним знакомые, но еще не друзья, чтобы обижаться по такому поводу.
  
  - Ладно. Зайдем с другой стороны. Тебе все равно нужно будет открыть первый танец.
  
  - Да ладно. Ты видела, с какой завистью смотрят все парни на чемпионов, предложу любому из них свою личину на сутки, только клятву возьму, чтобы не набедокурили или в случае чего приняли ответственность. А то от лихой славы не отмоешься потом.
  
  - Как знаешь. Вот только ты забыл один момент.
  
  - И какой же?
  
  - Как бы подразумевается, что танцевать ты будешь со мной!
  
  - Ну, это не проблема. Один танец ведь это не сложно?
  
  - Ты! Ты!....
  
  - И да. Считай это маленьким наказанием за свое поведение. - видя, что девушка начинает закипать от гнева, он поспешил продолжить. - А после тебя ждет прогулка и романтический ужин со мной.
  
  - Ну, раз так. Тогда я согласна. Не такое уж это и наказание, если подумать.
  
  - Это ты пока не знаешь, КОГО я хочу поставить вместо себя.
  
  Днем позже. Коридоры Хогвартса.
  
  - Эй, Рон (если не ошибаюсь), можешь уделить мне толику времени?
  
  - Что тебе нужно. - буркнул рыжий представитель большого семейства, с опаской глядя на Сварога. Все близлежащие студенты навострили уши.
  
  - Не здесь. - Гарри махнул рукой, зовя с собой.
  
  Найдя полупустой класс и удостоверившись, что их никто не подслушает, он сразу же решил взять инициативу на себя.
  
  - Я хотел бы извиниться за тот случай, когда ударил тебя огнем. Незнакомое место, все тычут пальцем, да и настроение с утра было плохое, а тут ты.
  
  - Да ладно. Я даже не сержусь. - ответил Уизли, который в своих местах каждый день разрывал Сварога, нет, Поттера в клочья за тот удар.
  
  - Все равно. Я хотел бы возместить тебе тот день. Ты ведь знаешь, что скоро Святочный бал?
  
  - Знаю. - буркнул, нахохлившись, Рон, которому отказали все девушки, даже с младших курсов. - Я туда не иду.
  
  - Почему? Будет... как их там, группа Ведуньи и вообще весело.
  
  - Просто не иду, и все.
  
  - А жаль. А я хотел такую шутку провернуть, твои бы братья оценили. - закинул удочку Гарри.
  
  - Шутку?
  
  - Ну, да. Шутку. Представляешь, разыграть всю школу! Мне, если честно, надоели все эти взгляды и вздохи, я ведь обычный парень, как все. Хочу показать это всем. Представляешь, бой часов, все смотрят на чемпионов, опять эти охи и ахи, а тут раз, и один из них превращается, ну, например, в тебя. Это будет нечто. Считай, ты сможешь показать, что не хуже чемпиона, произвести впечатление на девушек...да много чего. Так что? Ты мне поможешь?
  
  - Конечно, помогу! Какие могут быть сомнения, дружище! - в мыслях Рон уже был окружен толпами девушек, смотрящих на него с благоговением. - Вот только как ты это сделаешь? Оборотное зелье? Но оно действует только час...или что-то другое?
  
  - Ну, у меня свои методы. Только учти, никаких бесчинств и всякого такого, а то влетит обоим. С тебя клятва.
  
  - Какая клятва?
  
  - Да простая. Если что начудишь, не сваливаешь на меня, а сам принимаешь ответственность. Согласен?
  
  - Конечно, согласен.
  
  - Ну, тогда по рукам.
  
  Приняв у рыжего парня клятву и указав, где и как ему передадут парадные мантии и все атрибуты, которые он потом может оставить себе, и объяснив инструкции, в частности то, что его спутница будет на балу только один танец, а потом тихонько исчезнет.
  
  ***
  
  Святочный бал для Хогвартса стал самым богатым на скандалы за всю историю существования.
  
  Первый шок испытали все ученики, когда всеобщий любимец Виктор Крам явился на бал с магглорожденной волшебницей. Время, в течение которого ее приводила в порядок одна из сильнейших знахарок и целителей, не прошли даром. Уродливые шрамы, так уродующие девушку, исчезли без следа, исчезла даже легкая хромота, глаза блестели, как когда-то, когда она только поступала в школу, не было того ужасного эффекта белых бельм, оставшихся после встречи взглядом с василиском, единственное, что решили оставить, это две белоснежные пряди волос, которые сама Гермиона попросила не убирать для того, чтобы помнить, насколько дорого ей обошлась навязанная сказка. Теперь на мир смотрела не та наивная девочка, которой она была. Красиво лицо, подчеркнутое высокой прической, в которые были собранные ее длинные и густые волосы, лишь две белые пряди спадали по бокам лица. Немного загорелая кожа, блеск глаз, хорошо подобранная мантия, которая вместо того, чтобы скрывать, наоборот, подчеркивала уже далеко не маленькие достоинства девушки.
  
  А уж сколько шума наделало заявление Болгарина об официальной помолвке между ним и девушкой. Попытавшийся что-то сказать Дамблдор, был моментально заткнут Каркаровым, который поставил всех в известность, что помолвка магическая, и он, как директор магической школы, скрепил союз. Чуть позже в приватной беседе на повышенных тонах Крам в ультимативной форме отказался оставлять девушку в Хогвартсе, и что она перебирается на корабль делегации Дурмстранга, что же до Опекунства Дамблдора, то продемонстрированные магические кольца из золота сразу же сняли все вопросы.
  
  Вторым скандалом стало разгульное поведение французского студента, которого после бала застали в очень интимной обстановке с тремя семикурсницами, что интересно, с разных факультетов.
  
  Третьим и самым скандальным был факт отравления одного из членов делегации Китежа отсроченным ядом. Глава делегации в открытую обвинил в этом школьного зельевара и поклялся магией, что виновный получит от него вызов до телесной смерти, когда появятся неопровержимые доказательства.
  
  На фоне всего этого личность пары четвертого чемпиона от Хогвартса как-то потерялось, что в последствии имело забавные результаты.
  
  Все это попало на страницы Английских, да и не только, газет. Скандально известная репортёрша Рита Скиттер разнесла в пух и прах не только репутацию Дамблдора и некоторых преподавателей, но и самой школы. Где под присмотром все тех же деканов творится подобный разврат и вседозволенность. Всплыла и история магглорожденной девушки, ныне невесты Болгарского ловца, у которой по вине дирекции школы было фактически уничтожено здоровье, и как следствие всех причин она лишилась родителей. Вместо того, чтобы загладить вину перед девочкой, ее стали травить из-за внешности на факультете, а реальную помощь она получила лишь от своих новых друзей и жениха. Дабы пресечь все поползновения насчет того, что ее коварно совратили и после заставили заключить брачный договор ( о чем не прекращал вещать Дамблдор), были предоставлены две колдографии: одна до знакомства с Крамом и одна после, где над девочкой уже поработали неизвестные целители.
  
  Итогом скандала стал закон, благодаря которому Совет Попечителей со следующего года брал под свой полный контроль все связанное со школой и ее учебной программой, особое внимание уделялось наличию свободного времени у учеников, которое было решено урезать обязательными кружками разной направленности (этикет, дуэлинг, основы маогоконтрукций и многое другое). Должность директора упразднялась, а деканам было запрещено вести занятия; теперь на них весела тщательно проверяемый обязанности: следить за микроклиматом в своем факультете и пресекать любые попытки вражды, травли, непристойного поведения и т.д. Все это было решено ввести в следующем году, чтобы не выставлять на всеобщий показ такой провал.
  
  Был и четвертый скандал, о котором знал очень ограниченный круг людей.
  
  О том, что план провалился, Альбус Дамблдор узнал одним из первых в тот момент, когда свиток контракта вспыхнул ярким пламенем и не оставил после себя даже пепла. Он ринулся в сторону хорошо защищенной комнаты, где должны были быть Поттер и Джинни. Он ворвался в комнату как раз в тот момент, когда в главном зале наколдованные часы отбивали двенадцать ударов, давая понять, что бал близится к завершению. С последним ударом мастерский морок вместе с амулетом, обеспечивающий его, распался, являя глазам старого мага две обнаженные фигуры с огненно-рыжими волосами. Немного шатаясь, Альбус подошел к кубкам, оставленным на столе; специфический запах не оставлял сомнений, что девочка использовала полог отчаянья - абсолютное любовное зелье, за использование которого грозил пожизненный срок в Азкабане. Первым желанием было сжечь все улики адским пламенем, только то, что подобное не удастся скрыть, остановило руку мага, находящегося на последней стадии бешенства, после которой он бы сорвался берсерком, круша все и всех вокруг. А следующий день нанес еще несколько ударов, как и последовавшие изменения и новые законы.
  
  Теперь он не подозревал, он был абсолютно уверен чьих это рук дело. Видит Мерлин, ему очень дорого обошлось то, что он недооценил приезжего мага и его возможности. Мелкие неприятности, незначительные срывы планов, все это набирало вес, незаметно связывая его по рукам и ногам. Как выводок термитов подтачивают стол, оставляя его внешне без изменений, так и противодействия этого черного мага были незаметны до последнего момента. Правда о Поттере, срыв плана с контрактом в первый раз, мелкие судебные разбирательства, которые переросли в крупные штрафы, провал с турниром, неучтенные пункты договора, происшествие на первом испытании и как апофеоз вот это! Если последний факт всплывет в прессе, его ждет как минимум Азкабан, а как максимум - поцелуй Дементора.
  
  Нужно срочно избавиться от свидетелей, убивать нельзя. Хотя, если кинуть Уизли кость, они замолкнут, жаль, конечно, терять таких фанатичных сторонников, но по-другому нельзя. На следующий же день оба младших Уизли были отправлены домой, на домашнее обучение, а на счет всей семьи переведена сумма, по несколько тысяч галеонов на каждого члена семьи. Всего-то потребовалось взять клятву о неразглашении; ослепленные свалившимся богатством, Уизли не возражали.
  
  Старый маг не мог и додуматься, что его решение, в конечном счете, развалит эту некогда дружную семью.
  
  Потратив незначительную сумму на ремонт дома, Артур и Молли стали транжирить деньги направо и налево, с таким подходом новоявленное богатство было разбазарено буквально за два года. Попытки надавить на близнецов были провальными, это привело к множеству скандалов, и в результате Фред и Джордж ушли из семьи и открыли свое дело, магазин волшебных фокусов и приколов, как они и мечтали. Сразу же после них отчий дом покинули Рон и Джини, к которым все семейство после произошедшего относилось с брезгливостью и презрением, о том, что они сами толкнули своих детей в эту ситуацию, они даже не вспоминали. После рождения ребенка оба родителя потеряли фактически все свои магические силы, первое время они еще боролись с действием приворота, но когда вся семья отвернулась от них, то единственное утешение они могли найти только друг в друге. В тот день, когда они не просто покинули семью, а отреклись от них, Рон впервые в жизни поднял руку на отца, избив его до потери сознания. Забрав сестру и ребенка они перебрались в Дырявый Котел, а затем, потратив почти все деньги, купили небольшой домик с внушительным участком. Клятва, что шестой Уизли дал когда-то Сварогу, и сильнейшее зелье Амортенции причудливо изменили характер и мировоззрение молодого парня, который смирился со своей участью и старался дать ребенку все, что может, ведь из-за зелья, он потерял возможность дать еще хоть одну жизнь.
  
  Много лет спустя, гоблин, который будет составлять договор на ученический сейф, будет с сильнейшим удивлением смотреть на результаты ритуала: Увайт Север (такую фамилию взяли Рон и Джинни) будет нести в себе зачатки родовых даров, а метки предателей крови не будет и в помине.
  
  
  
  
  - Что значит, мы оставим все как есть? Это что получается, я знаю кто, знаю как и зачем, и при этом не могу сжечь на медленном огне ту тварь, что непосредственно в этом замешана.
  
  - Я сказал. НЕТ! Еще не время.
  
  - А когда будет время? Может быть оно наступит в тот момент, когда они добьются своего? Я молчал, когда меня просили играть непонятную роль, я молчал после дюжины зелий, обнаруженных каждый раз, когда я имел неосторожность съесть в этом вшивом замке! А теперь я должен промолчать на то, что мою жену отравили, да еще изолировали от нас, чтобы мы не могли помочь? Хватит! Я безмерно уважаю вас как великого кудесника и защитника Рода, но сейчас затронута не просто честь, это даже не плевок, это открытый удар по лицу, и сделать вид что ничего не произошло я не могу! При всем уважении... захотите остановить меня, делайте это силой. - за разозленным юношей хлопнула дверь.
  
  Этот разговор дался очень тяжело для него: впервые за все ученичество он фактически ослушался прямого приказа старшего кудесника. Кровь бурлила внутри, требовала наказать обидчика, посмевшего поднять руку на семью. Тот жалкий лепет о том, что зелье могли подлить расстроенные девушки, чтобы убрать конкурентку, мог обмануть лишь младенца. Выявленное зелье было очень сложным и рассчитано на незаметное воздействие для специального амулета. Чтобы провернуть подобное, нужно быть, как минимум, мастером в зельях, а на всю эту школу такой человек один!
  
  Вся эта ситуация уже порядком надоела, и если бы не прямой наказ главы и учителя, тут бы уже во всю бушевало пламя, выжигая этот паучий выводок, собравшийся в одном месте. Вместо того, чтобы запросить парочку огневиков, да показать зарвавшимся павлинам их место, Кощей все спускает на тормозах, немного погрозив и пожурив провинившихся. Хорошо, что хватило ума отправить весть домой, и теперь за Маришкой будут присматривать витязи из женщин.
  
  Ноги сами несли его в обеденный зал Хогвартса, где в данный момент находилась большая часть школьников и все преподаватели. Попадающиеся по пути студенты спешно вжимались в стены и со страхом проводили взглядом фактически летящую по коридорам фигуру, вокруг которой-то здесь то там появлялись и исчезали язычки пламени.
  
  Студенты, выходящие из Большого Зала, резко бросились в рассыпную, когда туда влетел разозленный Сварог. Не медля ни секунды он направился к столу преподавателей, не дойдя несколько шагов, впившись взглядом в ненавистное лицо зельевара, который на его яростный взор мерзко ухмылялся.
  
  - Мистер Поттер? Не объясните свое поведение? По какому праву вы ворвались в Большой Зал и напугали студентов? - голос директора разнесся по залу, тишина в котором наступила в тот самый момент, как Гарри вошел в зал.
  
  - Могу и объяснить. - не отрывая взгляда от лица зельевара, процедил сквозь зубы молодой маг. - Я здесь по причине того, что мою жену попытались убить. Специальным зельем, рассчитанным именно на нее...
  
  - Это досадное недоразумение. Мы уже его разрешили. Никто не хотел травмировать вашу девушку, банальная ревность отвергаемых вами девушек.
  
  - Дамблдор! Мне плевать, что вы старше меня, свою лапшу можете вешать кому-нибудь другому на уши! На моей жене был специальный амулет, который выявлял яды и добавленные примеси в еде! Яд был сварен мастером своего дела, вы можете говорить все что угодно, но ни один из так называемых студентов не в состоянии составить настолько сложное зелье!
  
  - Это беспочвенные заявления.
  
  - Я даже не буду отвечать на подобную глупость, - оскалился Снейп, - если ваши амулеты настолько слабы, что не в состоянии определить слабое зелье, то это ваши проблемы.
  
  - Мне плевать, что ТЫ там думаешь, тварь сальноволосая! Молчать! - вокруг юноши взметнулось алое пламя, когда его попытались осадить директор и остальные учителя. - Я еще не закончил говорить! Северус Снейп, бывший Упивающийся Смертью, тот самый человек, который донес своему господину пророчество, связанное со мной, от чего психопат убийца уничтожил моих биологических родителей. Доказанное участие в карательных операциях против числа волшебников, в результате чего эти маги были убиты, доказанное участие в убийствах и пытках простых людей. Избежал Азкабана благодаря прямому вмешательству Альбуса Дамблдора! - с каждым сказанным словом тишина становилась все сильнее, исчезли даже шепотки. - Что, тварь? Решил закончить то, что не удалось твоему господину?
  
  - Да как ты смеешь, щенок! Ты такая же тварь, как и твой отец... самовлюбленный, напыщенный ублюдок!
  
  - Северус Снейп! За прямое оскорбление и нападение на мою семью, а так же за прямое участие в событиях, приведших к смерти моих биологических родителей, я перед всеми присутствующими объявляю кровную месть роду Снейпов. И вы, директор, - с презрением произнес Гарри, глядя в глаза Дамблдору, - не сможете умолчать эту информацию, так как она через час будет на передовицах всех газет вашего стылого острова, а через сутки во множестве газет магического мира. Я молчал, пока ваши козни касались только меня, но в тот момент, когда затронули мою семью, это прекратило быть сугубо личным.
  
  - Я не позволю чинить произвол на территории моей школы! - грозно ответил Дамблдор, сверля взглядом разошедшегося подростка.
  
  - Ну что ж, можете рискнуть и встать между кудесником огня и его кровником! Даже если паду я, в роду достаточно сильных огневиков, которые смогут отомстить! Нюниус, - специально использовав школьное прозвище мага, спросил Сварог, впившись взглядом в своего врага, - может быть будешь мужчиной и ответишь за свои действия? Ты и я. Один на один, и пускай боги нас рассудят? Нет? Хотя кого я спрашиваю? Трусливую тварь, раба, поменявшего одного хозяина на другого? Ни чести, ни достоинства, червь!
  
  - Мистер Поттер! Покинете немедленно Главный Зал! Вам запрещается более находиться в данной школе без веской причины! - обездвижив невербально взбешенного зельевара, Дамблдор встал со своего места. - Вы не имеете права кидаться такими обвинениями!
  
  - Ты мне никто, старик! И не смей мне указывать! Я с тебя, тварь, еще не спросил за свое счастливое детство с родственниками-садистами. Мне плевать на тебя и твою школу. Учти, я предупредил, замечу хоть небольшое шевеление в сторону моей семьи, буду бить в полную силу, чтобы и пепла не осталось.
  
  - Мистер Поттер...
  
  - Сварог. Я Григорий Сварог! И не смей обращается ко мне иначе!
  
  - Мистер. Поттер. Я вынужден вас задержать, вы явно не в себе, угрожаете жизни и здоровью преподавателю школы.
  
  - Задержать? Ну что ж, старик! Сделай свой ход!!! - вокруг парня с гулом на несколько метров вверх взвилось пламя, полностью скрывая его от чужого взора.
  
  - Довольно. - при входе в Зал стоял Кощей в окружении других магов, среди которых были Олег и Блэк. - Гришка. Уймись. А ты, кудесник, отпусти свой прутик, пока чего худого не случилось.
  
  - Ваш студент угрожал персоналу школы и угрожал лично мне. - сурово обронил Дамблдор, до которого только дошло, что он чуть не начал бой посреди забитого детьми зала.
  
  - Имеет на это право. Ваш ручной пес пытался убить его жену, по твоему приказу аль сам нас не волнует. Это дело только их касается, ежели кто вмешается, вмешаюсь и я!
  
  - Я вынужден поставить в известность Авроров. Вы в открытую угрожаете не только Мастеру Зелий, но и мне! Вы ведь понимаете, что все ваши действия могут привести к плачевным результатам.
  
  - Не страши меня. Я свой титул не просто так получил, кудесник. Последний раз, когда мне так угрожали, я уничтожил чумой несколько миллионов. И то те враги вызывали хоть небольшое, но уважение, а ты мне даже не враг, насекомое, не более. - в этот момент Кощей прекратил сдерживать ментальные щиты, и всех в зале буквально придавило ощущением мощи мага. Его кожа пожелтела и стала похожа на пергамент, зубы заострились, а глаза явственно загорелись потусторонним светом.
  
  - ЛИЧ?!!! - весь преподавательский состав, кроме обездвиженного зельевара, вскочил со своих мест.
  
  - И что дальше? - спокойный голос Кощея раздался под сводами Зала. - Не чуди, кудесник, иначе на твоей совести станет еще больше невинных, погубленных твоими амбициями. Я не позволю нападать на своих воспитанников, даже если они меня разочаровали. Они мои ученики, и они либо есть, либо их нет.
  
  - Я не позволю вашему студенту напасть на преподавателя. По нашим законам он несовершеннолетний и вызывать на дуэль старшего мага не имеет право. Если что-то и произошло, то это произошло в этой стране.
  
  - Хорошо. Уважу я тебя, кудесник. Гришка, до тех пор пока не вернёшься домой, я запрещаю тебе ПЕРВЫМ нападать на твоего кровника. Ты меня понял?
  
  - Но...
  
  - Ты! Меня! Понял? Ученик?
  
  - Да, мастер. - Сварог опустил голову, чтобы никто не видел той ярости, что плескалась в его глазах.
  
  - Вот и хорошо, а теперь...
  
  - Я Лорд Блэк. Нынешний глава рода Блек до тех пор, пока Наследник не войдет в совершеннолетие. Вызываю на поединок чести Северуса Принца-Снейпа. Я в своем праве. Бой один на один и пускай магия нас рассудит. - спокойный голос Блэка был явным контрастом с его лицом и глазами.
  
  - Вот все и разрешили. Видите... Гришка не будет убивать вашего ...кхм... сотрудника. А что до того, что я, как вы выразились, Лич, ну у каждого свои недостатки. Хотя это не мешает мне чувствовать тепло тела и вкус еды. Я просто не мертв, делов-то. А теперь вынуждены отклоняться, мы и так достаточно шокировали ВАШИХ студентов. И маленькая мелочь: раз вы запретили моему воспитаннику появляеться в замке, то и мы в свою очередь запрещаем кому-либо, кроме допущенных из студентов Хогвартса, появляться у нас, а то чего бы плохого не вышло.
  
  Уже выходя из зала, Блэк обернулся к преподавательскому столу. - Нюниус, надеюсь, у тебя хватит зачатков того, что называют честью прислать мне ответ? Не хотелось бы тебя убивать как чумную собаку, а потом бежать с острова, все-таки ностальгия - вещь такая неприятная. - еще раз ухмыльнувшись, он обвел глазами Большой Зал, отмечая, что особо впечатлительные попадали в обморок, а у кое кого мантии в мокрых пятнах. Кому-то сегодня понадобится очень много успокоительного.
  
  ***
  
  - Альбус, мы обязаны немедленно поставить в известность Аврорат и уничтожить это порождение мрака. Лич, кто бы мог подумать, что эти дикари дойдут до такого. - Минерва уже минут десять металась по кабинету директора, не обращая внимания на других преподавателей.
  
  - И что вы предлагаете? С палочкой наголо броситься на сильнейшего, как выяснилось, мага смерти? Да у него только боевого опыта наберется на несколько ваших жизней! - Флитвик был напряжен: он имел представление о том, КТО оказался их гостем. Раса гоблинов в одно время имела глупость вмешаться в сферу его интересов, и как итог две трети всего населения просто не стало, это при том, что прямых столкновений не было. Именно после той бойни гоблины стали сжигать своих павших в бою и усопших, слишком сильным оказался страх перед смертью. - Я не меньше вас встревожен, и если хоть малая часть из того, что описывают хроники, правда, то этот маг может в одиночку стереть с лица земли весь наш остров. Или магистры огня, Сварог? Не буду рассказывать, как и где, но мне довелось видеть силу ОДНОГО удара такого мага. Никаких заклинаний и проводников. Чистая воля и сила... Представьте себе бушующее море огня, сжигающее все подряд, купол более двухсот ярдов в диаметре, не можете? А я могу, из первых рядов, можно сказать, наблюдал и как-то больше не хочется.
  
  - И что вы предлагаете? Оставить все как есть? Позволить темной твари творить свои темны дела прямо у нас под носом?
  
  - Минерва, прекратите истерику! - декан Хаффлпафа рывком усадила мечущегося Мастера Трансфигурации на стул. - До этого момента ни один из них не причинил непоправимого вреда ни одному студенту, досадные недоразумения не в счет. Если следовать вашим словам, то нам стоит поднять Аврорат и всем дружно сложить головы в попытке уничтожить не угрожающего нам до этого момента темного. А о последствиях вы подумали? Выдержит ли наша страна ответный удар? К тому же... Многие студенты уже отправили сов домой, и я более чем уверена, что новость дошла до министра, и как-то подразделений Авроров я под окнами не вижу.
  
  - А вы что скажите, Северус? Ведь из-за вас сейчас мы все в довольно опасном положении. - Флитвик перевел свой взор на хмурого декана Слизерина.
  
  - У этого щенка кишка тонка! А что до блохастой псины, слишком много чести беглому преступнику отвечать на вызов.
  
  - Сказал другой преступник, которого чудом спасли от тюрьмы, - прокомментировал Флитвик, - или скажите не так? Этот, как вы выразились, "щенок" уже сейчас огненный маг ужасающей силы, что, как я понимаю, для магов Китежа является немного выше нормы. Я бы посоветовал вам обезопаситься о своей жизни.
  
  - Они не посмеют! Альбус... А почему вы молчите?
  
  - Я раздумываю. Вся эта ситуация очень неприятна. На данный момент я не могу сразить этого мага без последствий для школы, но очень скоро такой шанс представится. Нам нужно тянуть время. Северус, с этого дня ты покидаешь свои апартаменты только на занятия и для приема пищи, твои покои я лично зачарую на защиту.
  
  - Это полумеры, Альбус. - Флитвик был недоволен. - Все из присутствующих прекрасно знают, что тот яд, которым отравили студентку Китежа, был сварен мастером. Альбус, я уважаю вас как великого мага, но из-за ваших подковерных игр вы ставите под угрозу жизни студентов! Может быть пора уже на покой? Сначала сломанная жизнь Поттера, затем гибель рода Лонгботомов по вашей вине, а в конце что? Угроза потери источника магии Хогвартса, потеря лица Англии на мировой арене, или вы думаете, студенты других школ будут молчать? Да та же мисс Делакур, старшая дочка Министра Франции, которая в мистере Поттере души не чает, и если бы тот не был женатым человеком, предприняла бы все для того, чтобы он достался ей. А теперь такое...
  
  Все задумались над последними словами полугоблина. Альбус действительно сильно сдал за последние годы, одна за другой ошибки, приводящие к плачевным, а иногда и кровавым результатам, заставляли задуматься.
  
  - Вам, Северус, я бы посоветовал всеми силами вымаливать прощение и принять усиленное участие в лечении девушки... - закончить Флитвику не дал гневный голос зельевара.
  
  - Никогда! Я никогда не буду просить прощения у ублюдка, который родился у Поттера! Жаль, что эта тварь не издохла в младенчестве !
  
  - Ну тогда, Северус, я не дам за вашу жизнь и ломаного канта. ВЫ сами выбрали свою судьбу. А что до вашей просьбы, Альбус, то вот вам ответ, который я получил от главы: "Гоблины не вмешиваются в дела волшебников. Никаких действий против магов Китежа предприниматься не будет." Вот так-то, Альбус, на этот раз загрести жар чужими руками не получится.
  
  Последний из преподавателей покинул кабинет, а его хозяин все еще сидел в своем кресле и предавался мрачным думам. Он действительно очень сдал за последнее время, эликсир уже почти не помогает, только оттягивает неизбежное. Ошибка на ошибке, может быть Филиус прав и пора на покой? Нет, нельзя! Иначе все станет еще хуже, если уж уходить, то завершив все дела. Тогда нужно уйти так, что бы все запомнили.
  
  Встав из кресла, Дамблдор подошел к тайнику, расположенным за одной из картин. Достав из зачарованной ниши мантию, струящуюся как шелк, он воспрянул духом. Два из трех в его руках, осталось найти камень, и тогда никакой немертвый не сможет встать у него на пути. А там... Там ему останется совсем немного... как раз хватит времени завершить все, что требуется. А пока стоит отвлечь внимание, второй тур, который не за горами, подойдет лучше всего. Как все-таки хорошо, что Олимпия прислушалась к его мнению и не стала кардинально менять второе испытание, связанное с озером. Болгары не нашли ничего умнее, чем сделать испытание на Дуэлях. Ну что ж, их право, пускай думают, что все в порядке, к второму туру все расслабятся, и тогда...
  
  
  
  
  - И так! Дамы и господа. Сегодня настал долгожданный момент, который вы все так ждали. - Магический комментатор не скрывал своего восторга.- Второе испытание! Мы все помним насколько ярко и незабываемо прошло первое, наши чемпионы готовы бросить вызов стихии опять. Поприветствуем же их!
  
  - Нашли клоунов мать их. - В сердцах пробормотал Крам, остальные чемпионы его поддержали так же едва слышным ворчанием. Каждый из них прекрасно понимал, что игра будет идти максимально грязно и нечестно и от них ничего не зависит. Когда сталкиваются такие интересы, мнения инструмента и статистов не спрашивают.
  
  Комментатор все так же распинался, описывая задание и трудности с которыми должны справится чемпионы. Каждый из них должен за отведенное время достать со дна озера специальный артефакт, который вместе с добытым в первом задании станет ключом для третьего и финального. Помимо самой стихии, чемпионам будут мешать специально запущенные в толщу воды озера магические существа (возмущения русалоидов на эту тему даже не стали слушать, а особо ретивые получили несколько незабываемых минут боли).
  
  - Ну что, покривляемся для толпы? - Малфой саркастически улыбнулся, на заднем фоне комментатор рассказывал о том, что для увеличения духа соперничества чемпионы должны не только достигнуть цели, но и по возможности помешать эту цель выполнить сопернику. - Всю жизнь мечтал побыть пугалом для толпы.
  
  - Ага, и не говори. Почет, уважение. - Француз сплюнул на землю. - Кстати, кого из вас помимо меня правильно мотивировали? Или это только я такой везунчик?
  
  - Попробовали намекнуть что моя карьера игрока может резко прекратится если проиграю. Наивные, я могу вообще всю жизнь не работать, а денег еще и правнукам хватит. Неужели они думали я все свои выигрыши и гонорары пускаю на ветер? Не знаю, зачем Карков полез к моему отцу, вернее знаю, но удивляюсь подобному наплевательскому отношению к своей жизни. Так вот, этот самоубийца попытался надавить на отца, теперь сидит на обезболивающих.
  
  - Согласен. Когда ты не нужен, то ты грязный слизеринец, темный маг который должен гнить в Азкабане. А как приперло, то студент великой школы, у которого величайшая миссия защитить оплот света и не опозорить свой род перед другими. И где этот старый мужеложец, - в сердцах выругался Малфой, - увидел урон чести роду? Создается впечатление, что он абсолютно лишился разума.
  
  - Сварог. А ты чего молчишь? - Малфой наконец обратил внимание на необычно тихого мага Китежа.
  
  - Не люблю воду. - Буркнул тот, мысленно находясь далеко от этого самого места.
  
  - Слушай, - Крам аккуратно оглянулся и как бы в невзначай поставил небольшой купол гасящий звуки, - а что это было при выходе из замка? Флер, кажется, что ты ей такого сказал что она тебя готова была повалить на землю и .... - Попытка расшевелить Сварога увенчалась успехом. Тот покраснел.
  
  - Вам то, какое дело? - Смущенно буркнул он в ответ.
  
  - Ну просто интересно. Ты со своей невестой постоянно вместе, шаг в право, шаг влево ни-ни. А тут такое. Не боишься, если прознает? Насколько я понял у нее характер под стать твоему, поджарит.
  
  - Не поджарит. - Было видно что эта тема не то что бы неприятна магу, а смущающая. Весь его вид давал понять, что все что произошло или происходит между ними, только их дело.
  
  POV.
  
  Просторная комната, у окна которой за широким и массивным столом, восседал древний маг, была ярко залита светом, создавая причудливые тени. В эту игру красок вносили свою лепту и небольшие сгустки огня, висящие в воздухе и хаотично меняющие цвет.
  
  Напротив него стоял юноша, молодой мужчина, один из будущих защитников их земель. Разговор, имевший место быть, не был приятным.
  
  Древний маг допустил ошибку, маленькую, незначительную, но от этого не менее неприятную. Вот только в отличие от многих, он не стыдился признавать свои промахи, считая что они учат не меньше чем победы.
  
  - Значит, яд не удалось вывести полностью? - Ученик с трудом контролировал свой голос, не давая ярости выплеснуться наружу.
  
  - Да.
  
  - Можно, что-либо сделать?
  
  - Можно, но тебе это будет неприятно, хотя это с какой стороны смотреть. - Кощей на секунду прикрыл глаза. - Не знаю, откуда тот отрок добыл нужные знания. Не ожидал, что среди нынешних кудесников и зельеваров найдется такой талант.
  
  - Талант? Учитель, вы так спокойно говорите об этом?
  
  - Ничего непоправимого еще не произошло. Иль же ты думаешь, я позволю кому то из семьи пострадать?
  
  - Простите Учитель. - Григорий потупил взор, ему не стоило забывать отношения древнего к семье.
  
  - Талант, даже я это признаю. Жаль, что своими знаниями он сам вынес себе приговор. Я потратил слишком много времени искореняя побеги и ростки пришлых знаний, не наших, из-за грани, что бы позволить их семенам появится вновь.
  
  - Так почему, он, все, еще, жив? - На этот раз Григорий не смог сдержать себя и его голос полностью выразил ту огненную бурю, бушующую у него в душе.
  
  - Потому, что я увидел возможность осуществить в жизнь, ту просьбу, которую ты озвучил еще несмышленым ребенком.
  
  - Просьбу? Неужели.....? - Глаза юноши неверующие распахнулись. - Ту просьбу?
  
  - Да. Вот именно по этой причине он еще жив, именно по этой причине твоя ненаглядная все еще не излечена полностью.
  
  - Учитель, я не понимаю...
  
  - Кудесник решил покуситься на власть Нави, решил сам быть судьей для души, не своей, чужой. Настой мерзкий не просто должен был увести твою любимую, он должен был вырвать ее суть и отдать во власть магика мерзкого, даже я в свое время не баловался подобным. Ничего у него не вышло, я был рядом, но частицу, невесомую, почти незаметную, он успел получить, эта крупинка и не дает Маришке полностью освободится от зелия.
  
  - Значит, вот почему он сам себе вынес приговор.
  
  - Да, именно так. Я не оставлю его под солнцем за подобное. И тут начинается самое интересное...для тебя, нас. Для чего он решил тайно отобрать суть девочки. Терзаемый мороками давними, решил он вернуть, то что всегда желал, вожделел. Душа за душу, жизнь за жизнь. И ему нужна была не только жизнь Маришки, ему нужна твоя жизнь потому...
  
  - Потому что мать всегда рядом. Ее душа, суть, все это время рядом со мной, защищая. Учитель, вы ведь говорили что вернуть ее нельзя, если только не отдать за это душу, добровольно.
  
  - Говорил и не отказываюсь от своих слов. Он глупец, даже не догадывается чем нужно платить, думает что силой, а на самом деле сутью. Зато сделает он это добровольно. Решай ученик, искоренить его сейчас и полностью излечить твою зазнобу, аль же выждать и вернуть в мир ту, кто дал тебе жизнь.
  
  - Есть ли способ помочь Маришке, не убивая кудесника?
  
  - Есть. И этот способ последнее время крутится рядом с вами, согревая, стараясь быть рядом. Сам догадаешься?
  
  - Флер. Огненная птица. Но причем тут она?
  
  - Если подпустить ее к себе, принять полностью, то ее пламя выжжет заразу, да и сил прибавит. Решать вам...
  
  - Я не могу это решать в одиночку. Маришка, что бы я не сказал, не сделает этот шаг, позже, обдумав, может и согласится, но времени как я понимаю, нет?
  
  - Молодец. Вот только почему ты решил, что "принять ее" должен именно ты? - Гришка встретился с взглядом с глазами Кощея, который прятал усмешку. - Тут не ей, тут тебе ревновать как бы нужно. Ведь не у тебя заразу выжигать будут...
  
  Конец POV.
  
  Последующий разговор с Маришкой еще сильнее запутал парня, изложив все, о чем они говорили с наставником, он неожиданно обнаружил, что его невеста, любимая может не просто смущаться, а становится робкой. Он ожидал много чего, обиды, гневных взглядов, всего чего угодно, но не робости и смущения. Послед, после того как Маришка объяснила ему всю суть, настал черед смущаться ему. Упустив из вида, что Флер по большей части не человек, он применял общие понятия к ней, а все оказалось куда сложнее.
  
  Принять ее они должны были вместе, один из них телом, другой душей. И как оказалось, пол кудесника не играл при этом никакой роли.
  
  - А теперь,- голос комментатора неприятно резанул по ушам, вернув задумавшегося парня к реальности, - прошу чемпионов занять свои места. Мы начинаем!!!
  
  PS. В данном отрезке, реализована часть легенды о синей, огненной птице, которая приносит счастье и удачу тому, кто смог взять ее в свои руки. Синюю птицу нельзя поймать и пленить, она сама выбирает человека по его сердцу и деяниям. Найдя достойного, она сжигает своим огнем его прошлое, вместе с тревогами, болью, проклятиями и дарит будущее, свободное от всего.
  
  
  
  
  Темнота. Толща воды над головой. Чьи-то руки подталкивают из этого темного плена, все быстрее и быстрее. Свет меркнет быстрее, чем приближается поверхность...тьма.
  
  Рев толпы, тело сводит судорогой, среди постоянного шума проскальзывают отдельные слова...
  
  * Акур... Травмы...мес...яд...*
  
  Тепло. Намного приятней проваливаться в обжигающее тепло, никакого сравнения с ледяными объятьями. Вдох. Кашель.
  
  За час до описываемых событий.
  
  - А теперь,- голос комментатора неприятно резанул по ушам, вернув задумавшегося парня к реальности, - прошу чемпионов занять свои места. Мы начинаем!!!
  
  Чемпионы фактически синхронно скинули мантии, кто накинул на себя согревающие чары, что начал полуанимагическую трансформацию, Сварог уже не обращал на это внимание. Избавившись от лишней одежды, он нырнул, просто и незатейливо, без всяких пасов и магических манипуляций. Никто не знал, что в тот момент, когда четвертый чемпион оказался под водой, он раскусил горошину, внутри которой было зелье, позволяющее на время дышать в воде.
  
  Вода, полностью противоположная ему стихия. Это не значит, что он не умел с ней работать или же в случае нужды, прибегнуть к ее помощи, нет, это было другое. Инстинктивное желание покинуть водную толщь, которая сковывала, принимала в свои холодные объятия.
  Жест рукой и короткий наговор ложиться на глаза и уши, позволяя хоть немного ориентироваться в этом зеленом сумраке тишины и покоя. Амулет, выданный перед началом задания указывал направление...что же, пора начинать.
  
  Сварог и не подозревал, что великий, самопровозглашенный светлый маг, рискнет что либо сделать перед таким большим скоплением народа, вот только он забыл, что старый паук не с проста столько времени удерживал в своих руках незримые рычаги власти.
  Небольшое плетение, настолько незначительное, что сливалось с общим фоном амулета начало свою работу, несколько измененных химер, помесь мелкой акулы и пираньи, бросились на источник зова. Их очень короткая жизнь сводилась к тому, что бы найти свою жертву, разорвать и поглотить. Давний "хлыст" для русалоидов, созданный в века назад, когда маги пытались полностью подчинить себе морских обитателей, заставить их стать рабами.
  
  В том противостоянии погибло очень много, как и представителей морского племени, так и людей, без различения, маг он или нет, русалоиды мстили всем. Потопленные корабли, затопленные селения, утащенные на дно неосторожные купальщики. В один из моментов стал вопрос о полном исчезновении русалоидов как расы. К тому времени пала великая Атлантида, успев напоследок, нанести сильнейший удар по людям, после чего и был заключен мир. Волшебники, отставили а сторону свои претензии на покровительство, а русалоиды прекратили уничтожать все до чего могли добраться. В конечном пакте было четко указано о недопустимости использования боевых химер с любой целью. Шли годы, волшебники теряли знания, кто больше, кто меньше. К тому времени некоторые представители морского племени оказывали услуги по стабилизации магических фонов возле крупных магических поселений и учебных учреждений. Ведь магия не появляется из неоткуда и не исчезает, в некуда, особенно в тех местах, где большое скопление малолетних магов, еще не умеющих контролировать свой дар, в должной мере. В таких местах магия бесконтрольно разливалась повсюду, зачастую приводя к печальным последствиям. Русалки же использовали искусственные крупные озера как конденсаторы, благодаря присущей только им магии, их места обитания притягивали разлитые излишки и перерабатывали их. О давнем договоре знали единицы.
  
  ***
  
  Пол часа...гребаных пол часа, ровно половина времени отведенное зелью было потрачено в пустую! Создавалось впечатление, что вся подводная живность взбесилась, одних гриндилоу кружило со всех сторон несколько десятков. Кудеснику приходилось крутится, со всей доступной скоростью, что бы отражать атаки со всех сторон. В воду несильными толчками попадала кровь, тянущаяся алыми нитями из нескольких глубоких порезов на спине и руках. Будь ситуация иной, он бы перед тем как полезть в воду наложил бы на себя большой каскад плетений, которые бы позволили ему, на равных говорить даже с хозяином водоемов, но разыгравшаяся паранойя и нежелание выдавать свои полные силы, сыграли со Сварогом скверную шутку. Нож для подводной охоты и несколько заклинаний для подводной среды, это был весь арсенал, который он мог использовать. Нет, он конечно мог воззвать, и тогда вся жидкость в радиусе десяти метров моментально бы вскипела вместе с атакующими тварями и самим магом.
  
  Несколько тварей пошли в атаку с разных сторон. Приняв первую на нож, фактически нанизав ее и располовинив вторую резаком, посланным с кисти, Гришка чуть не взвыл в полный голос, его спину и бока обдало болью, вода моментально стала насыщенного, красного цвета, от обилия крови. Несколько стремительных существ пронеслись мимо мага, походя, нанеся существенные раны.
  
  Но в этот раз судьба решила по-своему. Вместо того, что бы развернуться и добить вкусно пахнущую добычу, химеры ринулись, на истекающих кровью гриндилоу. Находясь непосредственно рядом с манком, они полностью потеряли те зачатки разума, которые в них вложили и теперь отдались инстинктам. Этих секунд вполне хватило для решения.
  
  Плюнув на задание, маг рванул прочь, мысленно кляня себя за недальновидность. Вот только у хищников было другое мнение. Две живые торпеды бросились наперерез, что бы через секунду вильнуть в сторону. В одной из Химер торчал белый, цвета кости гарпун, брошенный одним и русалоидов, вернее молодой русалкой, которая с перекошенным от ярости лицом, издавая высокие щелкающие звуки, так хорошо слышимые в толще. Призвав гарпун вновь к себе и что-то прощёлкал в сторону мага, она ринулась в бой.
  
  Оставшиеся в живых химеры не стали бросаться лоб в лоб, две из них обошли русалку с боков, а третья ринулась к парню.
  
  Сорвавшийся с руки уже ставший привычным водный резак прошел в считанных миллиметрах от твари, которая ведомая звериным чутьем за долю секунды до попадания вильнула в сторону, что бы еще через мгновение вцепиться в руку с выставленным ножом. Частый ряд зубов разрывал руку, безумное создание билось из стороны в сторону разрывая плоть как можно сильнее. Чуть в стороне почти та же ситуация была и у русалки, поймав на удар одну из тварей, она не успела отвернуться от второй, которая вцепилась сзади за ее плече е теперь как бойцовый пес рвала свою добычу.
  
  Поддавшись ярости, которая не позволила потерявшему много крови организму отключится, Сварог сложил пальцы свободной руки в щепоть и ударил в то место, где должны были быть расположены глаза бестии. Выплеснув в удар всю свою злобу, он буквально прошил голову химеры насквозь, попутно заставив взбурлить от жара всю воду вокруг себя.
  
  Правая часть тела стремительно немела, темнота все сильнее и сильнее накатывала со всех сторон. Последним усилием, собрав оставшиеся силы он послал резак в сторону последней Химере, которую русалка все же сумела стряхнуть с себя. Небольшой, едва видимый полумесяц несущейся воды попал в бок, который моментально взорвался кровавыми ошметками.
  
  Нужно выбираться, с такими ранами долго не протяну. - Это была последняя мысль парня, перед тем как вода вновь стала мокрой, стремительно как удар молнии. Грудь сдавило и прострелило режущей вспышкой боли. Мир стал меркнуть...
  
  ***
  
  Третье испытание подходило к концу. Со своей задачей уже успели справится трое, из четверых чемпионов и теперь со все возрастающей нервозностью, они ждали четвертого. Странное чувство не покидало находящихся вместе магов, их испытание прошло слишком гладко. Всего лишь доплыть, найти предмет, который оказался эдакой футуристической подставкой для уже раннее добытого золотого яйца, никаких обещанных тварей или сильных препятствий, неспешная прогулка по дну озера. Тем страннее казалось отсутствие четвертого чемпиона.
  
  Колокол, который должен был возвестить об окончании испытания вот-вот должен был прозвучать. В десятке метров от берега вода резко взбурлила, буквально выбрасывая на поверхность тело четвертого чемпиона, даже первого поверхностного взгляда было достаточно, для осознания того, что маг тяжело ранен. Вокруг неестественно медленно плывущей русалки появились еще несколько представителей их племени, которые подхватили парня из ее рук и молниеносно доставили его к берегу. Судя по виду они были в бешенстве.
  
  Бросившийся в сторону раненого, колдоведьма Хогвартса была в мгновение ока отброшена в сторону возникшими вокруг парня щитами, за которыми уже склонился над бездыханным телом глава Китежа.
  
  - Носилки сюда быстро! - Бросив не добрый взгляд в сторону появившегося Дамблдора распорядился Кощей водя руками, вокруг которых сейчас клубился черный туман. - У него тяжелые травмы. Аккуратно. Яд я затормозил. Несите, быстрее. - Проведя взглядом уносимого ученика, Кощей уже полностью повернулся в сторону собравшихся глав турнира. В его руках был амулет, который выдавали всем чемпионам. - Я хочу знать, какая навь столь нагло и открыто, у меня на глазах пытается убить моего ученика!
  
  - Что случилось? Что произошло? - Беггем переводил взгляд с взбешённого Кощея на Дамблдора и обратно. В то время как Крауч о чем то общался с яростно кричащими (судя по интонациям и силе щелчков) русалоидами, с каждой секундой лицо главы по контролю и учету магических популяций становилось все бледнее и бледнее, а уж момент, когда ему под ноги бросили истерзанные туши химер, он стал белее полотна.
  
  - Это катастрофа. - Пробормотал Крауч в след нырнувшим русалоидам.
  
  - Мне, кто ни будь скажет, что тут происходит? - Людо Беггем чувствовал, как воздух вокруг магов начинал сгущаться, а от давления аур становилось тяжело дышать.
  
  - Покушение на убийство. Кто то запустил в озеро химер, которые атаковали чемпиона Китежа...
  
  - А навелись они, на магический манок! - Припечатал Кощей. Потрясая амулетом. - Клянусь, когда я узнаю, чьих рук это дело, я не просто уничтожу наглеца, я уничтожу весь его род, что бы и капли поганой крови, не осталось под солнцем. И еще, я очень хочу знать, кто выдавал моему ученику, этот амулет. Ну! Я жду ответа. Кто?
  
  - Амулеты выдавал я, - трясущийся от страха Беггем побледнел не слабея Крауча, -но клянусь, я тут не причем.
  
  - Разберемся. - Процедил сквозь зубы Кощей. - Забирайте его. - Два рослых мага, стоявшие до этого безмолвно по бокам магистра, подхватили ничего не понимающего Беггема, и через секунду исчезли во вспышке света.
  
  -Вы не имеете права! - Взорвался негодованием Крауч. - Это похищение! Что за..кха. - Продолжить ему не дал тот факт, что Кощею надоел весь этот фарс и он одним лишь мысленным желанием сомкнул невидимую руку вокруг шеи раздражающего его кудесника, приподнимая последнего немного над землей.
  
  - Молитесь своим богам и держите свои грязные языки за зубами, пока они у вас есть. Еще слово, и все что вы успели натворить до этого момента, станет объявлением войны! А тебе гнилой паук, - бросив взгляд в сторону Альбуса, заметил Кощей, - я бы посоветовал написать завещание, ибо все чары замка, пока что завязаны на тебя и не знать, о появлении навей, ты не мог.
  
  Бросив последнее предупреждение, древний маг отпустил уже синеющего от нехватки воздуха Крауча и пошел прочь, начисто игнорируя творившейся вокруг хаос.
  
  ***
  
  Еще спустя три дня, озеро школы Хогвартс прекратило свое существование. Русалоиды покинули его, после чего оно стремительно покрылось ряской и загнило, древний договор был нарушен и теперь, их нечего более не связывало с осточертевшим местом жизни. Вместе с этим по всему острову исчезали, хирели места, некогда бывшие домом для морского народа.
  
  ***
  
  Бурая, министерская сова доставила свое послание в башню директора Хогвартса, буквально через неделю, с наказом явится на экстренное заседание полного состава Визенгомота.
  
  Мысленно кривясь от того, что он вынужден терять свое время на эту кучку старых ретроградов, Дамблдор все же не рискнул ослушаться, его противники могли вывернуть в свою сторону такое нарушение и собирательство законов министерства, которым он якобы подчинялся.
  
  Уже зайдя в зал, Дамлдор с удивлением констатировал, что ждут только его. Попытка занять свое место была нагло прервана министром магии.
  
  -Альбус Дамлдор. Сегодня вы на этом собрании не как часть Визенгомота и не как его негласный член собрания без права голоса.
  
  - Не понимаю. Ради чего вы вызвали меня в то время, когда на мне столько дел? - Альбус только улыбнулся. Видно Фарджу захотелось выставить себя в хорошем свете и официально пожурить директора Хогвартса за события вокруг турнира.
  
  - Альбус Персиваль Дамлдор, - начал Фардж, - я как министр магии и подданный ее величества королевы, обвиняю вас в государственной измене и попытке уничтожения магического мира королевства...
  
  
  
  
  Если бы кто из журналистов был бы сейчас в зале, он бы написал что Аура власти и страха витала очень явственно, а слова обвинения падали тяжёлыми блоками на плечи некогда великого мага.
  
  Причину подобной храбрости Дамблдор понял сразу, три фигуры с накинутыми капюшонами, три мага, которые стоят НАД магическим миром и вмешиваются только по прямому приказу ее величества. Даже террор Вол-де-Морта не заставил этот триумвират заявить о своем слове, теперь же, дело принимало скверный оборот, и неизвестно чем это может грозить.
  
  Мысли Дамблдора метались в панике, все же, пускай он это и не показывал некому, но он уже давно чувствовал себя старым и большая часть магических сил уходила лишь над поддержание жизни в этом теле. Прием эликсира лишь на время давал прибавку, когда он мог колдовать без оглядки на свое состояние.
  
  - Я протестую. - Тяжело обронил пока еще исполняющий обязанности директора Хогвартса.
  
  - Вы не имеете права протестовать. - Одна из темных фигур встала со своего места. - Вы не имеете права спорить. Вина доказана. То что вы здесь, а не в камере, дань вашим прошлым заслугам. Не более. Имейте хоть каплю храбрости что бы не возражать, пока мы зачитываем все пункты. После вам дадут слово...последнее. - От этих слов Дамблдор покрылся липким, холодным потом, ситуация угрожающе выходила из под контроля.
  
  - Альбус Дамблдор, ваши последние действия поставили под угрозу не только население магического мира, но и магловского. Вам стоило бы помнить, что в разных странах по разному строится взаимодействие между магами и простыми людьми. Проведенное расследование полностью доказывает вашу вину, такую как - сознательное уничтожение наследия магического мира, нарушение договора между высшими магическими созданиями и лицом владеющим права голоса и права места, провоцирование ситуации в ходе которой магический мир может быть втянут в состояние войны... это и еще много другое, дало нам право судить. У вас есть два пути. Первый, вы добровольно отдаете палочку и приносите полные магические клятвы, в этом случае мы позволим вам уйти с почетом, вы будете осуждены малым кругом в строжайшей тайне. Либо же, вы можете попытаться сделать ряд необдуманных решений...
  
  - Я выбираю первый вариант. - Стиснув зубы, фактически прорычал Дамблдор, мысленно кляня этих вшивых аристократишек и их королеву, которую уже давно пора отправить на покой. Хорошо еще, что ТУ САМУЮ палочку он уже давно не носит с собой, рискуя использовать ее только в замке, уж очень много энергии последнее время она стала втягивать.
  
  Через четыре часа. Двери зала заседания открылись. Выпуская уставших магов, на каждом из которых висело по еще одной клятве о неразглашении.
  
  Альбус Дамблдор был фактически под полнейшим контролем, месте с ним в школу отбывало еще трое магов, которые будут следить за тем, что бы он не пытался найти лазейки в тех клятвах которые дал. Хотя какой безумец рискнет нарушать такой комплекс клятв? Лишится после всего магии и большей части жизненной силы?
  
  Никто из магов так и не заметил, да и не могли заметить пристального взгляда, который наблюдал из самой глубокой тени, как и не могли услышать шепота, на самой грани слышимости...
  
  *Последний шаг паук и попадись сам в сети. Еще немного и они проснуться...*
  
  О данном заседании так никто и не узнал. Магическая Англия и так понесла сильнейшие удары по репутации на международной арене, политики всеми силами старались сдержать ту лавину, которая была готова, вот-вот обрушится, на их страну.
  
  ***
  
  - Еу. Ты как там живой? - Французский чемпиона без зазрения совести плюхнулся на один из стульев стоящих у кровати лежащего в бинтах товарища.
  
  - Не дождетесь. - Хрипло рассмеялся Сварог. - Я еще на могилы своих врагов плюну, и эти царапины мне не помогут.
  
  - Царапины. - Крам, который так же находился в помещении, уважительно хмыкнул. - Судя по тем тварям что выкинули из озера ты либо полностью отмороженный на голову берсерк, либо везунчик...а может быть все вместе. Ты кстати в курсе, что ваши куда то утащили главу магического спорта?
  
  - В курсе. Наставник поделился. - Поморщившись, Гришка принял полу лежачие положение. - Нашли следы стёртых воспоминаний, очень качественно стертых.
  
  - Мда...дела. - Франсуа со вкусом вгрызся в яблоко, которое так же умыкнул с столика стоящего рядом с кроватью. - Ты кстати в курсе что вся школа гудит ка улей?
  
  - А что произошло то? Подумаешь...очередной раз кто-то чуть не умер. Тут как понимаю это в порядке вещей.
  
  - Да нет, то что тебя так отделали это отдельная тема, кстати твою хреновину, ну что должен был достать со дна, мы ее вашем отдали, сидят чего то химичат над ней. Так вот, ты вед не в курсе, но тебе дали меньше всех балов за задание...
  
  - Больно надо. - Улыбнулся Сварог. - Считайте это форой.
  
  - Угу. Фора, у нас бы после подобной форы директора заведения прилюдно бы кнутом наградили и с позором выгнали. Это вообще не страна, а сумасшедший дом...- В глазах Крама на секунду появилось едва сдерживаемое бешенство.
  
  - Я чего то не знаю?
  
  - Виктор настолько неотразим, что за право подлить ему любовное зелье старшекурсницы друг другу волосы выдирают... не обращая внимания на то что объект их притязаний все слышит и видит.
  
  - Чего это так? А приласкать парочку проклятьем позаковыристей? Это мне нельзя, я ведь весь из себя добрый...эм...местами, жертва произвола и вообще... - Настроение Сварога постепенно повышалось до отметки "жить можно".
  
  - Угу, то-то ты все делаешь с "огоньком". - Хмыкнув, болгарин отошел к окну. - Из-за этих куриц все наши либо на короблю, либо у вас тут, хорошо что старшие договорились. НЕ думал, что найдется страна, где приворотные зелья не просто ненаказуемы, а считаются чуть ли не шалостью.
  
  - Что все так плохо? Если достали бери пример с Франсуа, кстати Франц, сколько твоему отцу пришло писем с гневным требованием жениться после коварного соблазнения девушек?
  
  - Тридцать три! - Улыбаясь от уха до уха ответил француз. - Тридцать просто послали в дальние дебри, и еще троих papa грохнул на дуэли.
  
  - Угу, не путай менталитет, я Гермиону уже представил как свою невесту и будущею жену, мне отец оторвет все, что не мешает зачать наследника, но не более. Кстати, Франц, а как тебе удается каждый раз выходить сухим из всех переделок? Ведь заклинанием или ритуалом можно доказать факт...соблазнения, в чем секрет? Просто интересно, - сразу же поднял ладони вверх Виктор заметив смеющейся взгляд француза, - как тебя еще не четвертовали.
  
  - Рассказать не могу, а вот намекнуть. Имя Джа́комо Джирола́мо Казано́ва вам о чем то говорит? Вижу, что говорит...так вот, мой дед, единственный его законный сын.
  
  - Кобелина. - После секундного молчания пропечатали его оба парня, не скрывая похабную улыбку.
  
  - А сам? Или ты думал никто не заметит что Флер...
  
  - Франц, даже не поднимай эту тему. - Рыкнул смущенный подросток.
  
  - ...оказывает более чем смелые знаки внимание не только тебе но и твоей жене, а та их принимает.
  
  - Франц. - Едва сдерживая смех Крам с трудом вытащил палочку. - Беги, иначе мир твоему праху.
  
  - Григорий, мы ведь взрослые люди...Неужели обиделся. А вот огонь ...шар..хлыст? ...Хрен пойми что из огня явно лишнее. Ты ведь не убьёшь своего друга.
  
  - Беги. - Едва слышно прошептал Сварог пытаясь придать своему голосу твердости, хотя внутри он сам покатывался от смеха, глядя на ужимки Француза, который вот таким вот образом полностью вывел его из хандры последних дней.
  
  Первый брошенный шар огня (который чуть не рассеялся в воздухе) был принят на щит, который наколдовал Крам. После чего Франсуа с хохотом исчез из комнаты...
  
  - Паяц. - Улыбнувшись обронил Сварог.
  
  - Зато ты теперь похож на живого человека. Давай выздоравливай, у нас через неделю будут дуэли. Наш глава что то там намудрил с вашими, так что скучно точно не будет.
  
  - Вик, пока ты не ушел. Куда Драко подевался? После озера видел его один раз и все, как сквозь землю.
  
  - Не знаю. Что-то у него случилось и до следующего тура он у себя в Меноре. Ты это крепись если что...
  
  - Зачем?
  
  - Судя по тому, что я вижу в окне, к тебе гости, твоя злюка и француженка...
  
  - И....?
  
  - Тебе полог беззвучия поставить? - Увернувшись уже от полноценного шара огня, Крам вывалился на улицу, где раскланявшись с девушками пошел прочь.
  
  ***
  
  - Ты видишь,то же что и я?
  
  - Ага. Он улыбается!!
  
  - Как думаешь, до конца света осталось ждать не долго?
  
  - Курсанты мля! - Рык Крама заставил двух учащихся вытянуться по стойке смирно. - Наряд на камбуз, вне очереди.
  
  - А как же...
  
  - А вам все равно не поверят... - Улыбнувшись им во все тридцать два зуба, он провел рукой по лицу, после чего уже с каменным выражение лица припечатал. - Исполнять.
  
  Спустя некоторое время.
  
  -Слушай, а может, показалось?
  
  - Показалось, не показалось...давай картошку чисть быстрее, а то ужин скоро.
  
  
  
  
  
  Школа по немного отходила от скандалов, все в предвкушении ждали очередного тура соревнований. Даже самый глупый из студентов понял, что вокруг турнира идет непонятная игра, а еще, что если пришлые маги берутся за дело, скучно не будет некому.
  
  Новость о том, что директор Карков, обратился за помощью в подготовке к магическим дуэлям напрямую к Кощею, всполохнуло студенческое сообщество всех трех школ. Загадочная улыбка и побледневшие лица чемпионов, которые отрабатывали навыки защиты и нападении не скрываясь от других, наталкивало на определенные мысли.
  
  Но все равно, жизнь текла своим чередом, студенты учились, преподаватели бдели, а школьные сплетники все так же перемывали всем кости.
  
  Доставалось всем. Северус Снейп и раньше не пользовавшийся успехом у студентов упал в их глазах до самого низа, особенно после того как Лорд Блэк, второй раз перед всей школой, вызвал того на дуэль, а преподаватель, вместо того, что бы ответить, просто встал и ушел. Как он думал, с достоинством, а на самом деле провожаемый презрительными взглядами всех четырех факультетов и иностранных гостей.
  
  Хотя о чем можно говорить, если его собственный факультет, чуть ли не плевал ему в спину и причина была не в том, что все негласно знали о попытке отравления... нет, слизиринцы наоборот, поддерживали подобную инициативу, сделать все так что бы все знали, но доказать не могли. Все дело было в отказе от дуэли. Каждый из аристократов знал, что как бы Сириус Блэк не ненавидел зельевара, он его не убьет, так как тот последний в роду и за это можно получить неслабый откат. Но своими действиями, Снейп сам разрушил свою защиту, теперь любой мог без всяких последствий со стороны магии, уничтожить или же подчинить своей воле, последнего представителя семьи Принц, хотя зельевар пестовал свои убеждения о том, что эта тайна за семью печатями.
  
  С каждым днем, Снейп бесился все сильнее, зверствуя на своих уроках все больше и больше, дело дошло до того, что курсы с первого по четвертый начали отказываться посещать его занятия. В самый критический момент в дело вмешался Дамблдор, общественность так и не узнала, о чем они разговаривали за закрытыми дверьми, но после беседы, зельевар успокоился и с каким-то мрачным удовлетворением терпел.
  
  Еще одной новостью стало то, что Благоверная четвертого чемпиона, совершенно не стесняясь окружающих, стала оказывать более чем говорящие знаки внимания белокурой Француженке, которая млела от подобного. Правда самоубийц решившихся пошутить на эту тему, было совсем мало, ведь как выяснилось, у белокурого ангела был далеко не ангельский характер и возможность творить огонь без палочки.
  
  А еще, в школе появились новые маги, которые помогали организаторам следить за порядком и не допустить в будущем неприятных инцидентов. Две магессы со стороны Китежа, которые фактически неотрывно следовали за Маришкой на почтительном расстоянии и три мага со стороны Министерства магии Британии. Появления этой необычной пятерки магов так же породило волну слухов...а особенно после одного из разговоров, в котором...
  
  ***
  
  -А я говорю тебе. Этого не может быть. Такое Не-воз-мож-но! - Лаванда Браун самозабвенно спорила с Маришкой, которая для чего-то решила посетить урок ЗОТИ. - В книге ясно написано, оборотни кровожадные существа, не в состоянии сдерживать свою звериную ипостась в полнолуния.
  
  - Чушь. В ваших учебниках написано и то, что беспалочковая магия удел величайших волшебников, если следовать подобной логики, то у нас в Китеже все поголовно Величайшие волшебники способные на жу-у-у-уткое колдовство. - От того тона, каким произнесла последнюю фразу Маришка, вокруг послышались откровенные смешки. А сам преподаватель не спешил вмешиваться в дискуссию. - Тут написано что подобное, это проклятие, а у нас это считается даром. А все почему? Потому, что любой дар, если не уметь его правильно использовать превращается в проклятье!
  
  - И все равно! Оборотни, которые могут перекидываться как анимаги и не зависеть от луны, это нереально. Подобного просто не существует в природе!
  
  - Ада, Лика...вы представляете. А вас, оказывается в природе не существует. - Две красивые женщины, до этого о чем-то переговаривающиеся и не обращающие видимого внимания на перепалку с вопросом в глазах посмотрели на подопечную.
  
  - Ты о чем Маришка? - Лика, стройная, высокая женщина с длиннющими, фактически серыми волосами, ниспадавшими ниже талии и пронзительно янтарными глазами не спеша подошла к спорящим девушкам. В каждом ее шаге чувствовалась грация хищника. Вторая же женщина, казалось ее полная противоположность, более коренастая, с виду немного неуклюжая, черноглазая и носившая не слишком блинные волосы так же подошла поближе.
  
  - Да вот спорим насчет перевертышей, я вот ей доказываю, что перевертыши делятся на три типа: по дару при рождении, по праву дара от зверя и проклятые, а она мне доказывает что есть только по праву рождения и проклятые.
  
  - И? - Лика выразительно приподняла одну из бровей.
  
  - Покажите, а?- С просящими нотками в голосе попросила Маришка.
  
  - Лика, давай ты, а то мне лень что-то. - Ада, несмотря на свою внешность, соображала намного быстрее подруги и поняла, что этот огненный чертенок не отстанет, пока не добьется своего. А что-что, просить она умела, а уж если глаза жалостливо сделает то вообще, могла спокойно вить веревки из двух женщин, которые воспитали уже не по одному отроку.
  
  - Вот что с тобой делать, а зазноба? - Лика укоряющие посмотрела сначала на подругу, а затем и на воспитанницу.
  
  - Понять и простить? - Невинно поинтересовалась Маришка. - А я потом, вкусненьким, поделюсь, четно честно. - Маришка знала главную слабость одного из своих давних воспитателей, что Лика, что Ада не могли устоять перед ее просящими глазами, а особенно они не могли устоять перед сладким угощением. В детстве благодаря этим знаниям она не раз и не два избегала заслуженной порки, у грозных женщин просто рука не поднималась на девочку, которая в тот момент всегда вела себя ну очень кротко.
  
  - Эх, зазноба. - Как то обреченно выдохнула Лика. - Эм...милейший, у вас есть, где можно одежду скинуть, да и малышню не смущать женским телом м-м-м-м? - Поинтересовалась у преподавателя женщина.
  Спустя небольшой промежуток времени, из прилегающего кабинета профессора вышла громаднейшая волчица, которая была не меньше полутора метров в холке. Продефилировав между находящихся в культурном шоке подростками, она подошла к спорящим.
  
  - Ну что Лаванда, я выиграла спор. - Победно ухмыльнулась Маришка.
  
  - Это. Это нечестно. И вообще. Она Анимаг.
  
  - Мисс Браун, могу с полнейшей уверенностью вам сказать, данная особь стоящая прямо напротив вас, именно оборотень. Обратите внимание на строение челюсти, клыки, да и на само строение тела. Чему я вас целый год учил, если вы не можете волка от оборотня отличить?
  
  - Ой, мамочки. - Лаванда резко отпрянула в сторону и, споткнувшись чуть не упала на пол, успев в последний момент, ухватится за что-то мягкое и пушистое. Весь класс завороженно смотрел на девушку, которая одной рукой вцепилась в волчицу, что бы, не упасть.
  
  - Ты чего это испугалась?
  
  - Так...это же...оборотень!
  
  - И что? - Молчащая до этого Ада задала свой вопрос. - Ты чем слушала? Я и Лика перевертыш по праву дара от зверя и к проклятым, никакого отношения не имеем. Так что зря боишься. Лучше пользуйся случаем, когда еще тебе выпадет шанс такую меховую игрушку потискать? - Со смешком добавила Ада, получив от волчицы взгляд, в котором был и укор и паника, а еще в нем было обещание расплаты.
  
  - Ой и правда. Извините, что я испугалась. - Обратилась Лаванда к волчице, краем глаза замечая, что другие девушки аккуратно подходят поближе. - А можно...можно, погладить?
  
  После этого вопроса, волчица, издав, что-то на подобии тяжелого вздоха, расположилась прямо на полу, позволяя многочисленным рукам скользить по ее телу. Мысленно она увеличила счет вкусняшек, которые ей теперь должна Маришка раз в десять и с подругой она не поделится, ну, во всяком случае, не сразу.
  
  - А вы...если не секрет?...- Обратился преподаватель к веселящейся женщине, которой видимо страдания ее подруги, доставляли удовольствие.
  
  - А я мишка, медведица.
  
  - Сластена и лентяйка. - Буркнула себе под нос Маришка.
  
  - А еще у меня рука тяжелая...- так же тихо, но уже с угрожающими интонациями ответила Ада
  
  - А у вас многие так могут? - Поинтересовался один из парней, с завистью глядя как ватага девушек уже без всякого страха поглаживает волчицу.
  
  - В зверей многие, но этому нужно либо учится, либо уметь. Ну, или дар от лесного жителя получить. А вот именно в волка очень немногие.
  
  - Почему?
  
  - Волки перевёртыши, единственные, кто видит два мира разом, наш мир и мир Нави. У нас вообще считается, что волк был создан Навью, а оживлен одним из Дажьбогов. По этому, они и несут в себе два начала: c одной стороны они тесно связаны с солнечными божествами, мудрые и верные спутники, могущественные прорицатели. C другой - хищные демоны, чужой зверь из мира Нави. Поэтому, у нас так и уважают тех, кто смог получить подобный дар. - Закончила Маришка свой рассказ в полной тишине.
  
  - И вы не боитесь?
  
  - А чего боятся? За любую помощь нужно платить, "взявши - отдай сполна". К тому же, где еще можно найти лучшего проводника в чаще?
  
  Каждый из присутствующий задумался, о своем, многие из подростков, совсем по-другому посмотрели на проблемы своего мира. Звук колокола, дающий знак о конце занятий, ударил внезапно.
  
  - Ну что же дети. Все свободны. Задание на следующий урок. Хм, а почему бы и нет... - пробормотал преподаватель, - полтора свитка посвященные оборотням и свиток раскрывающий роль волчьих тотемов, на сегодня все. Еще раз благодарю за замечательную демонстрацию, жаль, что подобного нельзя сделать на постоянной основе, жаль.
  
  Дождавшись пока Лика вернется в свое человеческое тело и оденется, Маришка вместе с сопровождающими ее женщинами для начала заскочила к Французам, где по ставшей уже постоянной традиции, ей на шею бросилась Флер, а после, уже все вместе отправились навестить пострадавшего на испытании Гришку, к которому сегодня, наконец-то разрешили допустить посетителей.
  
  
  
  
  - Признавайся. Ты с самого начала так задумал. Иль я не прав? - Олег по старой привычке откинулся на плетеном кресле и потянул к себе ягодный настой, который был обжигающе горячим.
  
  - Я многое что думаю и делаю. - Сделав глоток того же напитка, Кощей расслабился. - Вот же, сколько лет пытаюсь так же заварить травы и ягоды, а эффект все равно не тот.
  
  - Так смотря, кто заваривает...и не уходи от ответа, зачем тебе все это?
  
  - Многие знания, многие печали Олег, тебе ли этого не знать?
  
  - Хорошо. Зачем Гришку так подставляешь? Если бы не его зазноба, да и девчушка эта пришлая, он бы уже лютовал тут по полной. На силу им удается его сдерживать. С огнем Кощей ты играешь, с огнем.
  
  - Ты меня знаешь Олег, своим я не враг, и ежели ли надо, могу защитить и направить. Гришка, на него ляжет очень много всего, когда уйдем, своим умом должен научится думать, страсти сдерживать, даже когда хочется в горло обидчику вцепится, и пускай уж мы его лучше тут натаскаем, чем...
  
  - Согласен. Хоть и не одобряю, но согласен. А пигалицу, зачем Маришке подвел? Или считаешь, она ее не затащит к ним? В то, что ты не мог, что-то там убрать или не мог сделать, не заливай, чай не ребенок и догадываюсь о твоих возможностях, об их полной мере.
  
  - Вновь ты прав Олеже, неспроста. Не выдержит Маришка одна, в одиночку сожжет его пламя ее без остатка, а так продержится до деток то, а уж там и беда мимо пройдет.
  
  - Это чтоль, из-за драконы все?
  
  - Из-за нее окаянной. Гришка ведь кто, огонь, да не простой, разноцветный, а у драконы, первоначальный, пускай, и разучились они его пользовать. Не только Гришка ей сейчас силы отдает, но и она ему свои...ты чего думаешь, я не подпускаю их друг к другу? Или же вопреки своему наказу пущаю молодых в одну комнату без пригляда?
  
  - Темнишь ты Кощей, ой темнишь.
  
  - Ну, так положено мне по статусу. - Ухмыльнулся маг. - Не боись, ничего Гришке и ЕГО, да уже его, пускай о второй он не думает пока, зазнобам не будет. Что до батьки, ну покричит, побуянит, потом придёт, мы с ним посидим, я ему все расскажу и смирится.
  
  - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, древний.
  
  - Я всегда знаю что делаю, огненный.
  
  - Хорошо. Не хочешь напрямую говорить, неволить не буду, но ежели что, вмешаюсь, а то он кипит уже весь. Я вот что еще хотел узнать, басурман чеголь хотел?
  
  - О-о-о-о, это отдельный разговор. Все то, что рассказывает им Маришка по нашей просьбе, ну уклад наш, законы, нравы посеяло нужные нам зерна. Уже сколько родов с нами связались и жителей волшебных, больше чем ожидал, много больше и это хорошо. Нам тут боле не жить и голова болеть по чужим проблемам не должна. А что до темного того с клеймом, так просить он пришел, знак передал что отныне верят нам и доверил состязание направить, доверяя жизни отроков. А это говорит больше чем простые слова. Кстати, - свою любимую привычку кардинально менять тему Кощей не потерял, несмотря на все годы, - как там наши?
  
  - Все успешно. Фигуры предков уже почти замкнули круг. Осталось только закрыть уже отсюда да ударить по скверне, что землю ту точит.
  
  - Если все и дальше будет так идти, может быть, одним ударом всю ее вычистим, а еще ли нет, то проредим сильно и потом своими силами дочистим. Ведь не только нам, но и нашим правнукам и их правнукам и дальше, жить в новом мире.
  
  - И еще, не знаю, заметил ты или нет, но кудесник белобородый мутит что то вокруг, все силы, что были разлиты вокруг, стали к замку стягиваться, как будто вбирает он их.
  
  - Все в порядке. Так и должно быть, на это я и рассчитывал. Скоро станет жарко, совсем скоро. Да и новости пришли занятные...но их еще рано кому либо знать, иначе сюрприза не будет. Приятные новости, Гришка обрадуется, за такое короткое время уже вторая радость будет...для него, и горе, для его недругов.
  
  ***
  
  - А еще к вашему главному хотят направить несколько дипломатов. Никто не ожидал, что будет столько желающих магов. - Флер, энергично размахивая руками, делилась последними новостями. Последние месяцы энергия была из девушки через край, ей не нужно было больше сдерживать свою порядком надоевшую ауру, на нее смотрели с улыбкой, без скрытого призрения или похоти и ей это нравилось. А уж последние перемены в жизни, так вообще и ничего страшного кто ей придётся ждать. - А уж когда к papa явились представители ковенов вампиров и оборотней, ВМЕСТЕ, с просьбой устроить встречу, так он вообще чуть дар речи не потерял.
  
  Сейчас, сидя на противоположной кровати вместе с подругой, или уже намного больше чем подругой, Флер больше не напоминала себя прежнюю. Блеск глаз, улыбка, заразительный смех, серебряным колокольчиком раздающийся в просторной комнате, энергичные движения...не было больше той немного надменной девушки, смотрящей на всех с превосходством и небольшой толикой презрения, да и тихая грусть и глаз пропала без следа.
  
  - Ты так говоришь, что можно подумать о том, что вместе оборотней и вампиров вообще никогда не видели.
  
  - Ну одно дело простых, так эти ведь оба высших!!! А это ведь такая редкость. Наше министерство как говорит papa в тайне потирает руки, уже празднуя избавление от подобной головной боли, глупцы.
  
  - Действительно глупцы. - Гришка проводил руками по волосам Маришки, которая тихо млела от этих прикосновений, да и соскучилась она. Весь тот водоворот событий не давал времени на подобные ласки. Краем глаза, Гришка не раз и не два замечал завистливый взгляд, который бросала Флер на его руку, утопающую в густых волосах избранницы. - Хотя, нам же лучше, если подобные народы им не нужны, то мы с удовольствием примем их, при условии что они будут соблюдать наши законы. Я если честно не понимаю, как можно подвергать гонениям магические народы, ведь без них волшебники... вот же, уже и разговаривать начал полностью как эти островитяне...кудесники выродятся полностью. Откуда они будут брать сильных спутников и избранников? Среди таких же, выродившихся как и они? Глупо. А то, что многие леса, да и места силы оскудеют и зачахнут, если оттуда уйдут их хранители?
  
  - Все на это давно плевать. - Встретившись глазами с парнем, Флер поспешила увести взгляд в сторону, но предательски заалевшие щеки выдали ее с головой. - Маман рассказывала, что еще век назад, получить в избранницы вейлу было почетно, а теперь нас чуть ли не за животных считают, и лишь пару государств не ущемляют нас.
  
  - Неужели все так плохо? - Вытянув из сумки Маришки гребень, Сварог стал приводить в порядок ее волосы.
  
  - Угу. - Грустно ответила Флер. - Мою кузину чуть не изнасиловал какой-то маньяк в германии, когда она там была на экскурсии. Этот гад заявил что она сама его очаровала и делала недвусмысленные намеки. Вот ты поверишь в подобное? Особенно если учесть что малышке всего ничего, двенадцать только исполнилось!
  
  - Печать на лицо, сорок ударов кнутом, при людно и отпустить. Еще помается еще раз за непотребством, укоротить на голову...или отдать русалкам или вампирам в пользование. - Приведя в порядок волосы избранницы, Гришка легким шлепком заставил ее подняться и поманил к себе Флер.
  
  - Это у вас такие законы. А Люси, вернее ее родителей, заставили выплатить штраф за непреднамеренные чары. - Стараясь скрыть все так же проступающий румянец, Флер села на кровать "пострадавшего", спиной к нему, подставляя под его руки и гребень свои длиннющие волосы. - Эм, Мариш, а ничего что я... - Попыталась, как-то оправдаться француженка глядя на свою пару.
  
  - Ничего. Он уже в курсе и не бойся, лишнего ничего себе не позволит. Иначе я его... - Маришка сделала рукой некий жест, который должен был показать, что случится с ее избранников в случае этого самого.
  
  - Маришка. Отшлепаю! Чего вздумала, или тебе мало было?
  
  - Ну, так тогда за дело. - Печально протянула девушка, инстинктивно потирая себя ниже спины.
  
  - Вот и сейчас ты договоришься. Взяла моду, как что, сразу вспыхнула.
  
  - Ну я ведь только на словах, я ведь... - Начала оправдываться девушка, которой действительно было сейчас немного стыдно за некую часть своего характера, особенно в эту часть входила вспыльчивость и толика ревности.
  
  - Вот именно. Не надо пугать Флер. - И переведя взгляд на затылок застывшей девушки поинтересовался. - Ты сама то как? Не обижает тебя эта фурия? А то я ее знаю, собственница еще та.
  
  - Нет. - Внутри Флер неожиданно проснулась далеко запрятанная неуверенная и стеснительная девушка. Ведь она сейчас сидит фактически вплотную к избраннику своей пары, это он должен к ней ревновать, а не наоборот - Не обижает.
  
  - Вот и хорошо что не обижает, потому что, у нас сейчас, будет очень серьезный разговор. На тему как я буду объяснять отцу Маришки, а особенное ее братьям то, у меня теперь две девушки под ответственностью, а не одна...
  
  ***
  
  - Сын. - Люциус Малфой был предельно собран, четко выверенные движения и прищур глаз выдавал в нем хищника. - Мне нужно с тобой очень серьезно поговорить. Я считаю, что ты достаточно взрослый для подобного разговора, да и выбора у меня нет особого.
  
  - Я слушаю отец. - Драко был уже морально готов к разговору, ведь не просто так отец выдернул его из школы в самый разгар турнира. Отговорка, "Семейные дела" была для общественности. - Это как то связано с тем, что недавно мы имели честь принимать у себя в гостях твоих давних друзей?
  
  -Именно так. - Взяв с подставки элегантную "Вилку" выполненную рукой неизвестного мастера, Люциус разворошил уже прогоревшие в камине дрова. - Как ты относишься к своему сопернику, Сварогу? И вообще твое мнение по этому человеку? - Неожиданно спросил Малфой.
  
  - Маг огня, очень сильный маг. Способен, на без палочковую невербальную магию, правда ограничивается только огненной стихией. Хорошо тренирован, не только в магическом, но и физическом плане. Умен, но не сильно показывает это. В меру скрытен. Оценивает людей по их делам, а не словам. Так же...
  
  - Достаточно. - Прервал сына Люциус. - В целом у тебя сложилось очень хорошее мнение об этом маге, даже несмотря на то, что раньше его все знали под именем Гарри Поттер.
  
  - Мы говорили с ним на эту тему, он убежден, что человек делает имя, а не имя человека.
  
  - Похвально. В столько нежном возрасте иметь такую жизненную позицию. Очень похвально.
  
  - Отец, это имеет какое-либо отношение к тому, что вы мне намерены рассказать или предостеречь?
  
  - Самое прямое сын мой, самое прямое. Перед тем как я коснусь сути вопроса, я хочу тебе кое-что рассказать, для полноты картины и услышать твое мнение. - Подойдя к столику, Люциус не спеша налил себе из графина чистой воды и выпив жидкость в несколько глотков продолжил. - Род Поттеров, по благосостоянию стоит на ступень выше рода Малфоев. Это значит, что данный род напрямую может воздействовать на экономику нашего государства. После исчезновения прямого наследника, наше никчёмное министерство попыталось наложить руки на все их имущество, мотивируя это тем, что это во благо страны. Гоблины тогда не допустили никого до сейфов, но все известные дома и менор были фактически разграблены...вернее имущество было взято под сохранение и теперь даже концов не найдешь. Спустя время, возвращается наследник, узнает о вопиющем факте грабежа и о том, что ему ставят фактически ультиматум - женится, дабы активы имели наследников. То, на что пошли министерство и Дамблдор, с трудом удалось замять, скажу одно, это была отвратительная история в которой пострадали все.
  
  - Это связно с тем, что школу покинули два представителя предателей крови?
  
  - Самое прямое, но я сейчас не об этом. Буквально несколько недель назад, через мои контакты у гоблинов до меня донесли информацию, что Род Поттеров полностью сворачивает и распродает свои предприятия, а те, что не может свернуть или продать попросту уничтожает. Куда тратятся все вырученные деньги узнать не удалось, лишь намеки, что с теми тратами которые проводит нынешней наследник, сейфы Поттеров скоро покажут дно. Твое виденье ситуации когда это станет известно...?
  
  - Паника в начале и бунт, если министерство не найдёт выход и деньги, а деньги они могу найти только... - От нарисованной картины глаза Малфоя младшего расширились.
  
  - ...у старых родов, которые не растранжирили свое наследие или же наоборот приумножили его. И почти все из них имеют темную метку. Ты понимаешь, к чему все идет сын?
  
  - Начнутся судебные процессы, конфискации, прямой шантаж....
  
  - Верно. А теперь, как апофеоз. Мой старый хозяин...да-да, именно хозяин, не нужно так дергаться, это я по своей дурости и многие мои друзья приняли на себя рабское клеймо, скоро возродится, и мне поручена роль подготовить жертву для его возрождения. Кого, сам догадаешься?
  
  - Сварог, Поттер...ЧЕРТ!!!
  
  - Держи себя в руках. Я долго думал над этой проблемой, выход есть. Для начала, за оставшиеся семь дней, я тайно передам тебе титул и главенство, после чего так же скрытно начну сворачивать наши предприятия...не только я, многие мои соратники сделают так же, на ваши плечи будет взвалено будущее родов. Я хочу, что бы ты выторговал за счет этой информации право уйти вместе с магами Китежа, ни для кого не секрет, что они уже не из этого мира.
  
  - А как же ты?
  
  - Я физически не смогу уйти с вами, метка не пустит. Чуть не забыл, вот записи, - достав из скрытого отделения на камине свернутый пергамент, Люциус передал его сыну, - передашь их главе делегации Китежа, лично в руки, никак иначе, он поймет, что делать с этим знанием. И последнее, об этом разговоре никому не слово, даже мне, особенно мне если подниму эту тему, этого разговора не было! Понял, сын.
  
  - Да отец. - Драко изо всех сил старался удержать лицо.
  
  - Молодец. Я знал что ты все правильно поймешь, ты у меня вырос сильным и я горжусь тобой. А теперь иди...мне еще предстоит говорить с твоей матерью и уговаривать ее уйти вместе с тобой. Иди... - Отвернувшись к камину, попросил Люциус. Судя по звукам, его сын вышел из кабинета и так и не увидел одинокую слезу, скатившуюся по щеке мага.
  
  
  
  
  Альбус Дамблдор готовился. Неясные намеки, открытые действия, так еще и аристократия зашевелилась, явно что-то замышляя. Не к добру это. Буквально пару дней назад, к Северусу обратился старший Малфой, который пользуясь старым знакомством, заказал темно-магическое зелье, крайне сложное зелье, которое попав в достаточном количестве на мага, фактически запирает магию внутри тела. Из минусов зелья, оно очень летуче и эффект проходит буквально за минуты. Раньше это зелье называли "Убийцей магов".
  
  Что же, этого стоило ожидать. Том решил сделать свой шаг, и ему нужен мальчишка, который оказался неожиданно могущественным магом. Это было первой хорошей новостью из череды всех неудач. Во-первых прижать Малфоев, которые будут более сговорчивым когда узнают что их секрет не такой уж и тайный, Северус правда попадет под удар, но это даже лучше, еще больше станет зависим и легче манипулируем, хотя куда выше.
  Осталось только выждать правильный момент для удара. Место ритуала уже известно, как и метод доставки. Люциус как глава попечительского совета лично водрузит кубок в центр того чертового лабиринта, который злой гений черного мага и его прихвостней превратили в обитель кошмара. Ну конечно, эта нежить сделает все, что-бы получить свой главный приз. Глупец, возомнившей, что он равный ему, светлому магу. На его земле, при прямой подпитке источника, имея на руках все три дара...темный падет, главное не поддаться соблазну и не одеть весь комплект, иначе можно спугнуть, а так, даже находясь в разных ларцах предметы, излучают такую силу, которую не имеет право иметь простой человек, не способный правильно им распорядится.
  
  Все идет идеально, но стоит подстраховаться. Кто бы ни победил, чертов Поттер или же малыш Том, выживший будет ослаблен. А он, величайший светлый маг сокрушит зло, сначала эту адскую тварь принявшую обличье человека, а там, насколько бы ни был силен Поттер, он не сможет выйти без потерь после боя с Ридлом, а то, что тот сможет воскреснуть Альбус уже не сомневался.
  
  Время почти пришло...
  
  ***
  
  - Садись Гришка, - Кощей не спеша потягивал ароматный напиток, - разговор нас ждет. Ты, наверное задаёшься вопросом, что старый древний чудит последнее время? А не сошел ли он с ума?
  
  - Нет, учитель. Если вы что-то делаете, значит так нужно. - Гришка, несмотря на негласное предложение, остался стоять.
  
  - Обиделся. Не отвечай, чай я не слепой. И есть тебе на что обижаться. Ты уж прости старика с его причудами. Может, все же присядешь? Послушаешь, что старый тебе расскажет, даже более того, я отвечу на один твой вопрос, всего один, но отвечу полностью, не виляя и умалчивая.
  
  - Простите учитель. - Сев сбоку от старца и приняв из его рук ароматный напиток, который обжигал, но в тоже время оставлял во рту ощущения холода и свежести.
  
  - Не извиняйся. Чай не провинился. Я доволен, даже боле, все даже лучше чем я задумывал. Многие поняли и приняли, даже я не ожидал, что удастся собрать и увлечь почти полный круг. Но сейчас не об этом, сейчас я буду говорить о твоем кровнике.
  
  - Учитель, вы узнали, где это существо? - С трудом сдержав ярость и отложив в сторону берестяную посуду, прошипел парень. - Где я могу его найти?
  
  - Он сам ищет встречи с тобой, даже более того. На, прочти это. - Протянув ученику свиток, Кощей с едва заметной улыбкой следил за его реакцией. Выползающий на лице его ученика предвкушающий оскал испугал бы не подготовленного человека.
  
  - Во-о-от как. Глупец, я позволю ему почувствовать победу, а в тот миг, когда он уже будет праздновать триумф, опрокину его в пучину боли. Он так жаждал бессмертия? Вечно быть кормом призрачных гончих, вечно голодный и не устающих. Они вечно будут гнать его по пепельным равнинам, настигая и разрывая его на части, вновь и вновь. Учитель, вы позволите мне...
  
  - Конечно. За кого ты меня принимаешь? Отобрать у тебя право мести? Я не настолько бездушен. Тебя подстрахуют наши витязи, но вмешиваться не будут, это твоя месть и твое право.
  
  - Месть? Нет, это воздаяние. - Справившись со своими эмоциями, Гришка взял себя в руки. - Учитель, вы обещали один ответ, я могу задать свой вопрос?
  
  - Конечно. Только перед этим позволь спросить мне, что ты намерен предпринять с избранницами своими.
  
  - Ничего. Пускай не знают, иначе их даже цепи не удержат, рванут со мной, не стоит им видеть...
  
  - А не боишься, гнев на свою голову? Маришка скора на расправу, да и огненная не кроткая овечка.
  
  - Поймут. А если не поймут, получат плетей.
  
  - Как заговорил. А раньше брыкался, мол, нельзя девушек пороть.
  
  - Ну, так то по дурости нельзя, а если за дело, аль мало меня пороли?
  
  - Молодец, а теперь задавай свой вопрос.
  
  - Зачем? Учитель, зачем вы раскрылись перед этими дремучими чародеями да кудесниками. Особенно перед пауком белобородым, ведь он хоть и не порушит, но подгадит. Так зачем?
  
  - Семья. Ответ Гришка банален и прост. Это семья. Я вновь хочу обнять своих непутевых братьев, дать им по шее за их глупость несусветную, а затем еще раз обнять, вновь почувствовать теплоту их улыбки. Давно это было, в ту пору еще не был я тем, кем являюсь. Старшим братом был я, над тремя непутевыми меньшими. Антиох, старший из младших, всякие начертания ему давались легко, но слаб он был силой на фоне меня и младших. Кадм, талантлив в тварях нави, вот только голос его был слаб, не мог он дозваться предков для совета, аль помощи. И самый младший, Игнотус. Весельчак и балагур, вот уж кого Род силушкой не обделил, не было у него таланта как у старших, но не унывал он, стремился узнать все, хоть каплю, но в каждом ремесле, искал он себя и все новое. Неуклюж немного, но добр. Вот только там где нужно затаиться или скрыться из глаз, не его это было. Время шло, настал час, когда вышли браться в мир, ища себя. Каждому из них я дал подарок. Антиоху, костыль из дерева, не простого, дерева нави, частичку себя в нее вложил, что бы мог он любого супостата одолеть. Кадму дал кольцо свое, что слово Чернобога несло, дабы предки слышали и пришли. Игнотус, малый пройдоха, стянул мою накидку, в которую я для отвода глаз тварей Нави создал, ее ему и отдал. Время шло, поздно я беду почуял. Осерчал я тогда, горе мне глаза заслало, забыл я, что в силах моих братьев вернуть. Поздно очнулся, пока Чернобог не наказал на порушенное. Не мог я боле искать братьев, которые спали в дарах моих, до сих пор не мог.
  
  - А почему сейчас?
  
  - Это уже второй вопрос ученик. На него ты должен ответить сам, а теперь иди, готовься, силу копи. Снимаю я свой запрет, можешь дракону свою навестить, а то совсем зачахла, теперь можно.
  
  ***
  
  Дни спустя.
  
  - Дамы и господа. - Комментатор надрывался, заводя толпу, которая расположилась на многочисленных трибунах. - Финал. Этого события мы ждали с нетерпением. На протяжении всего турнира мы все были в напряжении. Переживая за своих чемпионов, радуясь вместе с ними и негодуя. - Голос комментатора разносился не только над трибунами, но и передавался на все магические приемники. - И теперь, когда вот она, финишная прямая, представители школ, большинством голосов и чемпионы решили внести изменения в последний тур. Победитель получает ВСЕ! Турнирная таблица более не властна над ними, перед последним испытанием они все равны. И так ЛАБИРИНТ!!!
  
  Трибуны взорвались криками и овациями, данная новость стала сенсационной.
  
  - Этот лабиринт был создан силами ВСЕХ магистров школ. Пространство и время, чары и заклинания, магические звери и прочие твари, а так же разнообразнейшие ловушки. Правила просты, пробиться к центру, да, дамы и господа, вы не ослышались! Именно пробиться!!! Для безопасности чемпионов, дабы исключить возможность их гибели, каждый из них получит несколько разнообразных зелий, предоставленных всемирной гильдией зельеваров, а так же индивидуальные портоключи, которые в случае тяжелого ранения, которое может привести к смерти чемпиона, автоматически перенесет его в специальную палатку с колдомедиками и-и-и-и-и НЕТ, при этом чемпион не выбывает из соревнования! После получения квалифицированной помощи он может вернуться в борьбу, начиная свой путь с самого начала! Так же, благодаря нашим французский коллегам, которые зачаровали эти четыре экрана, мы все наблюдать за каждым шагом чемпионов в лабиринте, данные чары охватывают весь лабиринт и мы не пропустим и секунды напряженной борьбы!
  
  То что стало творится, на трибунах, напоминало один из последних чемпионатов мира по квидичу, толпа так же бесновалась. Слышались речевки, реяли флаги.
  
  - А теперь наши чемпионы!!! Приветствуем!!! Дурмстранг - Виктор Крам! - Одетый в тяжелый защитный костюм, который переливался светящимися рунами, вышел на поле перед лабиринтом. Рядом с ним была рыжеволосая девушка, которая подарила болгарину продолжительный поцелуй.- Шармбатон - Франсуа Де Лей! - В отличие от болгарина, Франсуа вышел один и в более легкой защите, но с рапирой на поясе. Судя по выкрикам со стороны женской части и его воздушным поцелуям, без поддержки он не остался. - Китеж - Григорий Сварог! - Гришка вышел вместе со своими избранницами в тяжелой мантии с капюшоном, по мантии то там, то здесь пробегали всполохи пламени.
  
  - Мы будем болеть за тебя. - Поцеловав своего избранника с одной стороны прошептала Маришка.
  
  - Я буду ждать и мне плевать, победишь ты или проиграешь. - С красным от смущения лицом Флер так же подарила чемпиону свой поцелуй.
  
  - И-и-и-и-и-и Хогвартс!!! Дра-а-а-ако Ма-а-алфой! - Трибуны, на которых были студенты факультетов взорвалась, криками и аплодисментами. Даже вечные соперники и непримиримые враги кричали слова удачи.
  
  - Чемпионы! На старт! - Каждый из чемпионов подошёл к отдельному входу в лабиринт. - Напоминаю чемпионам! Лабиринт перестраивается каждые пять минут. Если попали в опасную ситуацию и не можете выбраться активируйте многоразовый портоключь, лучше начать с начала, чем пасть! И так! Мы начинаем!!!!
  
  Грохот выстрелившей пушки стал знаком. Все чемпионы устремились в полумрак лабиринта...
  
  
  
  Давящая тишина, отсекающая любые звуки в пределах пяти шагов. Сварог знал этот прием, в свое время десятник натаскивал их с помощью подобных чар, развивая чутье и интуицию. Постоянное напряжение, никогда не знаешь, что за углом и не подкрадывается ли сзади создание. Это выматывало.
  
  Неизвестно, что задумывалось первоначально, но ЭТО, было далеко не легкой прогулкой.
  
  - Интересно как парни отреагировали, нарвавшись на скелетов и химер? - Задал себе вопрос вслух Гришка, что бы разогнать эту гнетущую тишину. Чувство пространства уже давно отказало, определить направление можно было только чутьем, так как чары и плетения направления работали через раз. - Все же это не боевые конструкты, но выглядят впечатляюще. - Задержавшись на телом первого изломанного зверя, поднятого волей некроманта, Гришка выяснил, что основная команда была задержать, по возможности не калечить. Все же Кощей и кудесники не хотят побоища.
  
  Тело на одних рефлексах дернулось назад, боевой посох описал полукруг и с высвобождением огня снес голову очередному созданию. На этот раз, ради разнообразия это была смесь призрака, что здешние кудесники богортом кличут и сосудом из корней и земли. Для слабых духом очень опасная тварь. Которая в начале впитав страх создает иллюзию, но не это опасно в нем. Повинуясь заложенной в нем силе, призрак обретает плоть из земли и корней, что бы в итоге в живую воплотиться. Тактику против подобных порождений отрабатывали не так давно, главное не испугаться и не отступать, бить, не жалея и не щадя, пока он не обрел плоть.
  
  Высокие стены лабиринта, созданные из темных кустарников, которые поглощали большую часть обрушиваемой на себя магии в попытке сделать проходы пришли в движение.
  
  - Пора! - Сорвавшись с места Гришка отрешился от сознания. Именно в эти минуты изменений начинали работать заклинания и чары пути. - Стрибог, защитник и покровитель, укажи путь во тьме, направь по дороге верной. - С вершины посоха сорвалась огненная птица, которая понеслась по потокам воздуха задувшим в разы сильнее.
  
  Быстрее! Стена впереди смыкается, перекрывая проход. Еще быстрее. Глаза улавливают движение. Руки, будто живущие своей жизнью сами проворачивают в руках посох, обрушивая его на восьмилапое создание. Слово-ключ само срывается с языка, от чего среднего агромантула вдавливает в землю. Не останавливаться. Вперед. Едва заметное марево в полутьме, прямо впереди. Ярко вспыхивает и наливается оранжевым воздух в виде кокона, вокруг парня, дрожащий от жара воздух и трескавшаяся земля предупреждение любому кто решит напасть.
  
  - Что бы тебя стриги драли. - Влетев в колышущиеся марево, Гришка полетел кувырком. Все смешалось, земля поменялась с небом, каждое движение выворачивалось наоборот. Сила инерции позволила преодолеть опасный участок, и лишь тоненькая струйка крови из носа давала понять, каких сил ему стоило преодолеть этот барьер. Живая изгородь уже на две трети закрыла проход куда пролетела путеводная птица, ведомая ветрами. - Р-р-р-ррааа! - Взревев раненым зверем, Гришка собрал все свои силы и вложил их в один рывок, чувствуя что прошел по грани, от боли ноющих мышц, эта боль отрезвила. Хорошенько подпаленная изгородь перекрыла проход за спиной кудесника, вновь навалилась неестественная тишина.
  
  - Соберись, дурак! - Отвесив самому себе пощёчину, которая неожиданно, протрезвила. Гришка вздохнул полной грудью. Судя по всему, своим рывком он прошел очередной круг лабиринта, а зная одного из своих наставников, чем ближе к цели, тем серьезней будут преграды.
  
  Он находился в лабиринте уже полчаса, на протяжении которых он не переставал удивляться изуверской фантазии кудесников создавших этот лабиринт. Магические барьеры, невидимые глазу, но очень больно бьющие стоит в них влететь. Всевозможные ловушки, и не только магические, стыдно признаться, но он, сосредоточившись на магии, пропустил банальную механическую ловушку, из которой пришлось выпутываться пару минут. А уж количество разных тварей не передавалось описанию. Фантазия безумного химеролога, было все, от маленьких с ладонь существ, которые облепив, пытались выкачать из мага как пиявки силу, до грузных, неповоротливых, но почти неуязвимых гигантов, возвышающихся на два роста выше парня. Не раз и не два в голову приходила мысль, что это не они соревнуются, а их наставники в попытке придумать преграду позаковыристей.
  
  Короткий взгляд в сторону прироченных к поясу склянкам... Нет, слишком рано, еще не время. Цель не кубок, стоящий в центре этой полосы препятствий, да и вообще, этот турнир не имеет того значения, что в него вложили нынешние кудесники. Глупцы, возомнившие себя богами на земле, пляшущие под костяную дудку его наставника.
  Ответ на тот единственный вопрос стал откровением и досадой. Ведь он мог догадаться, так почему же? Неужели усомнился, что наставник пойдет на такую дерзость? А ведь так и есть! В плане, существовал еще один план, который служил прикрытием плана, который в свою очередь был наживкой. Хочешь что-то спрятать, положи на самое видное место, и наставник так и сделал. Он не просто открыл всем кто он, и никто, абсолютно никто не связал вместе Кощея, сильнейший источник силы и его отношение к семье. Ведь зачем? Образ темного мага, которому близкие, нужны только для выгоды. Жаль, что никто не вспомнил, что таков он, только с врагами. Тем приятней будет увидеть их лица, когда все станет явным...
  
  Мысли текли фоном, не отвлекая тренированное тело от движения. Очередная ловушка, первая что смогла ранить мага, от чего рукав мантии оказался порван, а на руке появилась глубокая борозда.
  
  - Ох! Сколько же вас! - Длинный проход, в конце которого виднелся кубок. - Будь свободен, напои себя болью врагов, уничтожь все в пепел и прах! - От Сварога по проходу устремилась волна черного пламени, которая буквально слизала всех существо в проходе. Тело на секунду стало ватным, а руки чуть не выпустили оружие. Слишком много сил было вложено в удар. Последний рывок. Движение справа. Крам!!!
  
  Болгарин выглядел скверно. Очень скверно. От некогда защитного одеяния остались лохмотья. Вся оставшаяся одежда была пропитана кровью, лицо и руки пересекали глубокие и не очень борозды, которые предавали ему жуткий и пугающий вид, а взгляд пылал. На свободной руке была одета латная перчатка, от удара которой, выскочившего сбоку от прохода агромантула расплескало по земле.
  
  Едва заметный рывок и болгарин оказался возле кубка, занеся над ним руку, спустя мгновение рядом с ним оказался Сварог, с точно таким же действием. Лабиринт ощутимо тряхнуло. В стороне где предположительно находился вход поднялось яркое зарево...
  
  ****
  
  Альбус Дамблдор прикрыл глаза, еще минута. Сварог почти у кубка, правда, кривоносый болгарин дышал ему в затылок. Ну, нечего, он внес в кубок являющийся порталом пару изменений и если его коснется не тот, кому он предназначался...что же, потери бывают всегда, главное что бы они не стали напрасными.
  Мощь, его переполняла мощь. Он чувствовал каждый огонек жизни вокруг, каждую поганую тварь что запустил в лабиринт мерзкий некромант, одно его желание и вся жизнь разлитая вокруг угаснет, одно мгновение и вся мерзость просто уйдет туда, где ей место, в АД.
  
  На двух экранах два чемпиона, рванули к кубку, секунда и вот они оба почти коснулись его. ПОРА!!!!
  
  - Sed animam pro anima mortem morte tua audi ius imperandi (Жизнь к жизни, смерть к смерти, правом своим повелеваю подчинись) - Сорвавшийся с палочки директора Хогвартса ярко бордовый луч ударил в спину Кощея, швыряя того на землю недалеко от входа в лабиринт.
  
  - Альбус...
  
  - Что за...
  
  Максим и Карков не успели отреагировать, ка их отшвырнуло в стороны и приложило об трибуны.
  
  - Сейчас! Во славу света! Искореним мерзость темную. - Вокруг упавшего кудесника аппарировали два мага, в одном из которых знающие люди опознали Кингсли Шелкбота, а вот второй был неизвестен, его лицо надежно закрывал глубокий капюшон. Мгновение спустя, к ним аппарировал Дамблдор, беря упавшего мага в треугольник. Невыносимо яркий купол накрыл пространство с четырьмя магами. - Я истинно светлый маг, искореню погань черную. - В возведенный барьер ударили первые проклятия, не принося никакого эффекта.
  
  - Много на себя берешь щенок. - Секунду назад лежавший на земле Кощей оказался возле Шелкбота, нанося тому рваную рану отросшими в мгновение когтями, во строй руке кудесника появился посох, с вершины которого сорвался темный туман, который окутал Дамблдора.
  
  Слепящий свет разметал сгустившейся туман. А раны чернокожего автора затянулись во мгновение ока.
  
  - Тебе не победить тварь. Мне подчиняется сама смерть. Моя мощь такова, что мне достаточно мимолетной мысли. Жаль что я переоценил тебя некромант, хватило бы и меня одного. - С палочки Дамблдора сорвался белый луч света, который мгновенно испарил правую руку Кощея и часть его плеча, со сторон двух других магов раздался возглас.
  
  - Gehénnam (адское пламя). - Которое накрыла кудесника и скрыло от взора.
  
  Спустя десяток секунд, на протяжении которых Дамблдор посылал в бушующий огонь потоки яркого белого пламени, раздался хохот.
  
  - Аха-ха-ха-ха! - На лицах трех магов отразился нешуточный шок. - Великолепно! Давно я не дрался в полную силу! ДАВНО!!! - Рев последнего слова разметал магов в стороны. - Говоришь тебе достаточно лишь слова и мысли? Вот так? Кровавые лезвия! - Тела двух магов, поддерживающих Дамблдора мгновенно покрылись сотнями глубоких порезов, а через секунду мелкие струи крови ударили по всей закрытой куполом земле. Шелкбот и безымянный маг упали. Мгновение и их накрыл малый купол все того же ярчайшего света.
  
  - Тебе не забрать их жизни. Свет защитит! Отправляйся в АД! Тлен! - Мощнейшее заклятье для упокоение нежити, в виде сотен мелких нитей выстрелили из руки Дамблдора в сторону Кощея и в мгновение укутали последнего с ног до головы. - Обрети же покой, грешная душа. Я подарю тебе забвение, прощения, такие как ты не достойны. - С каждой секундой количество нитей, что опутывали Кощея, становилось все больше и больше, они уже не опутывали упавшего и упиравшегося в землю ладонями мага, они хлестали по всему пространству купола. - Сначала ты, а потом и все души погрязшие во мраке пройдут очищение, что я им подарю!
  
  Тихий смех, пробирающий все естество перерос в дьявольский хохот. Альбус почувствовал, что что-то не так. Он не мог отменить свое же заклинание, нитей становилось все больше и больше. Звон разбитого стекла и малые защитные сферу укрывающие бездыханных соратников разлетелись осколками. Секунду назад, беспорядочно мечущиеся нити ринулись в сторону бессознательных тел.
  
  - Нет! Они несут свет! Они живые создания! - Но нити больше не подчинялись ему.
  
  - Чем ярче свет, тем глубже тени. - Шепот на грани слышимости, с каждым словом он набирал силу. - Только на фоне тьмы может сиять чистейший свет. Истинный Свет без Тьмы становится Серым! Ты взял право судить, ты взял право казнить, будь готов тогда, что тебя осудят, твоим же судом.- Кощей больше не стоял на коленях, он стоял с гордо поднятой головой, а вокруг него разливался мертвенно синий, холодный свет, об который как об защиту разбивались белоснежные нити. - Ты готов принять свой суд смертный, возомнивший себя Богом!!!??? - Последние слова Кощей прокричал в полный голос. На его обтянутом сухой кожей лице играла улыбка, заостренные зубы собрались в предвкушающий оскал.
  
  - Тебе не победить! На мое место, придут другие! И еще! И ЕЩЕ! Тьма будет повержена!!! Тебе НЕ ПОБЕДИТЬ!!!
  
  - А мне и не нужно побеждать. - Неожиданно спокойным голосом ответил Кощей. - Мне достаточно будет справедливого суда, того суда что ты уготовил мне. А теперь, я возьму то, что принадлежит мне по праву. - Вскинув руки Кощей быстрым шепотом стал что-то говорить. Смысл его слов ускользал от тех кто слышал, в них был шепот тени, крик тварей Нави, спокойствие мрака и ярость бушующего пламени.
  
  Повинуясь воли не мертвого, вся пролитая кровь, стала причудливо переплетаться в режущих глаз рисунках на земле. Дамблдор видя часть рисунка, стал мелко трястись, даже один их вид пробуждал в нем безумие.
  
  - Те, кто спят проснуться. Те, кто не ушел, могут вернуться. Волей моей. Правом моим. Правом, сильного. Правом, победившего. - Палочки выскользнула из рук Дамблдора как и мантия невидимка с его плеч, тяжелый перстень соскользнул с его пальца. Повинуясь воле Кощея, мантия накрыла Кингсли, а перстень став неожиданно огромным оделся на шею безымянного что бы спустя мгновение крепко стянуть ее. - Ты мне обещал покой в забвении кудесник? Глупо. Но ты посмел вредить моей семье, так что, не обессудь. А теперь...умри.
  
  Бузинная палочка, как и два других артефакта засияла таким же мертвенным светом как сам не мертвый кудесник. Справа раздался хрип заживо удушаемого мага, слева, покрытый мантией мелко трясся, а сам Дамблдор с ужасом осознал что его верная спутница, бузинная палочка медленно, сантиметр за сантиметром входит в его грудь, причиняя нечеловеческую боль. Дамблдору казалось, что его тело окунули в расплавленный свинец, но в тоже время его разум был кристально чист и безмятежен.
  
  - Страдай. - Тихий шепот над ухом безумно вращающего глазами мага раздался неожиданно. - Хочешь узнать, напоследок, в чем секрет того, что вы называете "Дарами смерти"? В этих предметах души моих любимых братьев, я сам создал их так, что бы при смерти они не ушли за грань, слишком уж я их любил. А почему смерти? Так это завистники все. Какой из меня, Чернобог? Он всего лишь смотрит моими глазами. А теперь страдай, мне нужно разделить все что ты запас, между братьями, ты уж не разочаруй старика...
  
  
  
  
  
  Лабиринт. Кубок огня.
  
  - Судя по звукам, началось. - Крам все так же стоял, вытянув руку к кубку. - Ты говорил повторить свой вопрос, когда дойду до кубка, я здесь. И вопрос тот же, ты примешь мою помощь в бою?
  
  - Уверен? Там, - делая неопределенный жест, Сварог поморщился, - будет много крови. Зачем тебе во все это лезть?
  
  - Благодаря тебе я нашел свою избранницу, благодаря твоим друзьям она вернула себе здоровье и силу, весь этот чертов турнир мы были не соперниками а товарищами и ты еще спрашиваешь, пойду ли я за тобой? Если бы тут были Драко с Француа, они так же пошли бы за тобой, как и ты в такой же ситуации. Кровь, нас воспитывали боевыми магами, а не кисейными барышнями и если для того что бы прикрыть тебе спину мне пройдётся убить, я не дрогну.
  
  - Понятно. Я уважаю твой выбор. Учти, будет больно, тебя надо скрыть до поры. Как вернёшься в обычное состояние затаись, мне нужно что бы та тварь обрела тело. - Описав посохом полукруг, и привычно сосредоточившись, Гришка аккуратно превратил своего уже друга в стальную пластину. Которую подхватил у самой земли, не давая упасть. - Теперь пора. - Откупорив не тронутые до этого зелья, он одно за другим влил в себе в рот. По телу моментально прошла огненная волна, все быстрее и быстрее наполняя его силой. Коснуться кубка. Мерзкий рывок корявого перемещения, от которого в голове моментально все поплыло.
  
  Оказавшись на незнакомой местности, среди надгробий, Сварог первым делом отшвырнул в сторону железную пластину, которая без подпитки его силой должна была вернуть болгарину его привычный вид спустя несколько минут. Дело осталось за малым, сыграть как можно правдоподобней.
  
  Все чувства буквально вопили. Его окружают. Мягкий треск разломанной ветки, шелест травы и мантий, только полностью глухой и слепой не заметил бы их.
  
  Первый луч проклятья пролетел над плечом в считанных сантиметрах, едва не попав. Моментально присев и рывком уйдя в сторону Сварог послал в нападавшего, огненное копье, которое разбившись об надгробье на считанные секунды осветило все вокруг, но и этих секунд было достаточно. Десяток высоких фигур в балахонах, с серебряными масками, каждая из которых пыталась достать его заклинанием.
  
  - Хрен вам! Свароги не сдаются! Волна Огня!!! - Сорвавшаяся с посоха волна пламени во мгновение ока разрослась в ширь на несколько метров и понеслась в вперед, перекрывая обзор всем кто попал в ее радиус удара. Увы, воспользоваться преимуществом, не дали наседающие с боков и сзади маги. До поры приходилось играть роль уставшего мага, который отбивается из последних сил.
  
  Бой длился уже минуты две. На руках и боках Гришки уже имелись глубокие раны, а левая часть тела постепенно немела, распространяя холод на остальное тело. Нападавшие, так же не остались безнаказанны. Огненный хлыст, который он неожиданно использовал, успел перечеркнуть тела двух магов, нанеся им очень болезненные, но увы, не опасные раны. А очередное копье огня, испепелило орущую и раскидывающуюся пыточными проклятьями фигуру, судя по пронзительному визгу, когда копье пронзило насквозь тело и частично разорвало, женщине.
  После того как часть нападавших были ранены, а одну неудачливою особу вообще отправили к праотцам, пожиратели смерти (ну а кто еще может ночью на кладбище пати собрать?), в ход прошли более убойные проклятия. Внезапно, один из лучей все-таки настиг парня, от чего он моментально отключился.
  
  ***
  - С-с-с-силен. - Находясь в теле гомункула, Темный лорд не мог участвовать в захвате, но наблюдать ему никто не мог запретить. - Надо будет попытаться перетянуть его на свою сторону. Такой потенциал. Люциу-с-с-с, держи ровнее. Смотри! Даже находясь без сил, он отбивается. Чертовы снобы, вот! ВОТ какие мне нужны маги в ближнем круге, а не то, что сейчас.
  
  - Простите мой лорд. - Тщательно следя за голосом и эмоциями, а то не дай Мерлин учует, Люциус с тщательно скрытой тревогой наблюдал за боем.
  
  - С вами я разберусь позже. Вот же! - Вырвался возглас у лорда. - Белла, столько сил потратить что бы незаметно вытащить их из Азкабана и так глупо умереть. Этот сопляк, перед тем как удостоится предложения о присоединении получит сеанс Круцио. Кажется, все закончилось. Пора и нам подойти.
  
  Пожиратели смерти сноровисто привязали парня к надгробию, другие готовили все для ритуала, а еще часть с гордым видом взирала на снующих аристократов и лучились довольствием, ведь им, его самым преданным слугам, осталось только наблюдать. Пускай эти предатели, сумевшие откупиться от заточения, копошатся, выслуживаются, и может темный лорд пощадит их семьи.
  
  - С-с-амечательно. - Шипение Ридла заставило двух колдунов, которые ставили котел с основой для зелья воскрешения на огонь поторопиться, что бы не вызвать гнев повелителя. Никто из остальных пожирателей так и не увидел, что когда один из них заслонил от взора второго, скрытый маг, быстро и аккуратно вылил в котел некую жидкость из склянки.
  
  - Приведитес-с-с-с в с-с-сознание на-ш-ш-шего гос-с-стя-с-с. - Голос темного лорда пробирал до костей.
  Связывающие парня колдуна отступили в стороны, а один из них с помощью проклятия привел его в чувство.
  
  Секунду спустя Том Ридл встретился с взглядом с тем, кого при рождении звали Гарри Поттером.
  
  - Какой взгляд. С-с-с-сколько ненависти и выс-с-сова. Мне нравится такой вс-сгляд. Начинаем. - Отдав команду, темный лорд утратил интерес к парню, до тех пор пока ОН не получит тело, говорить им не о чем. - Нотт, тебе выпала честь-с-с пожертвовать плоть для воскрешения своего хозяина, гордись.
  
  Бледнеющий лорд Нот, который как и половина других пожирателей, успевший избавиться от маски, подошел ближе к котлу.
  
  - Мне нравитс-с-я ваше поведение-с-с. Вы поняли, что недостойны но-с-с-сить маски. Правильно. Это право нужно зас-с-служить заново.
  
  После того как безмасочные пожиратели были оттерты в сторону, кроме Нота, вокруг котла с уже бурлящим зельем собрались оставшиеся пожиратели.
  
  Повинуясь движению палочки, могила и ног Сварога открылась и оттуда вылетела струйка праха, которая устремилась в котел, затем лорд Нот, трясущимися руками отсек себе кисть, которая беззвучно упала в котел и под конец, перед тем как бросить в загустевшее варево безобразного гомункула у Сварога взяли его кровь.
  
  Во время всего это действия звучал заунывный латинский напев, в котором Сварог узнал начальное заклинание поднятия высшей нежити. Кость отца, добровольная плоть слуги и взятая силой кровь врага. От осознания того, что темного лорда ждет очень большой сюрприз, Гришке, несмотря на боль с трудом удавалось выглядеть испуганным и не показать выползающую на губы предвкушающую улыбку.
  
  Об этом ритуале он и старшие были предупреждены заранее и успели подготовится. Вся земля в ближайшем радиусе была превращена в одну большую ловушку душ для одного конкретного мага. Нотт же был одним из тех, кто хотел вырваться из порочного круга служения или хотя бы спасти свою семью, и самое последнее, кровь врага. Сварог всем сердцем желал отдать свою кровь для воскрешения своего врага, что бы сразится с ним. Эманации боли и смерти, которые пропитали местность пришли в движение, ведь именно из-за бесхозной силы, что разлита в местах упокоения большого количества людей, некроманты стараются проводить ритуалы вот в таких местах.
  Зелье забурлило еще интенсивней, от чего всем пришлось отойти. В один из моментов котел просто развалился на части, оставляя в воздухе непрерывно меняющейся шар, который быстро стал вытягиваться и принимать очертания человека, уродливого человека.
  
  Мертвенно бледная кожа, в некоторых местах с синеватым оттенком, отсутствие какой либо растительности, узкий разрез глаз, которые мерцали кровавым цветом, само тело больше похожее на скелет обтянутый кожей.
  
  - Свершилось! - Уродливое создание позволило накинуть на себя мантию. - Даже смерть не преграда для величайшего темного мага. Палочку! - В руки темного лорда легла изящная палочка, которая судя по всему, была выточена из кости какого-то животного. - Какое незабываемое чувство, чувство триумфа.- Переступив через упавшего и судорожно пытающегося остановить хлеставшую их руки с помощью чар кровь Нота, темный лорд приблизился к своему пленнику. - Гарри Поттер или мне следует называть тебя Сварогом? Знаешь, когда я узнал что великий светлый герой, оказывается не такой уж и светлый, я был удивлен. На удивление, между нами очень много общего. О-о-о-о, как неучтиво с моей стороны, Фините, как я мог забыть, о таком досадном недоразумении как Селинсео.
  
  - Так называемый темный лорд, - буквально выплюнув из себя эти слова, Сварог позволил гримасе отвращения появиться на своем лице, - жалкая пародия на темного мага агр-р-р-р-р!!!! - в ответ на его слова, Ридл едва заметным и немного ленивым движением послал в связанного парня пыточное.
  
  - Не стоит грубить. Молодой человек. Перед тобой тот, кто смог победить смерть! Величайший темный маг! Мне было бы скорбно лишать магический мир настолько яркого и да, даже я это признаю, сильного мага. Я предлагаю тебе великую честь, встать под мои знамена...
  
  - Встать под знамена? К кому? К кучке завравшихся уродов, которые лишь и способны, что толпой, запинать обычного человека и бегущих поджав хвост от противника, что может ударить в ответ. Подчиниться тебе? Убийце моих родителей, для убийства которых пришлось идти на предательство, иначе страх мешал "Вашему темнейшеству" ударить самому.
  
  - Щенок!!! Твои родители умерли моля меня о пощаде! И ты разделишь их участь! - Темный лорд моментально впал в состояние бешенства. Пыточное проклятье сорвалось с его палочки, но и оно не могло заставить замолчать парня.
  
  - А-а-а-а!! Жалкий выродок, способный пытать только связанных противников! Которые не могут ударить в ответ! Трус! Агрвх!!!! Ублюдок! А-а-а-а-а-а!!!!
  
  От того что бы убить взбесившего его мальчишку, темного лорда останавливало лишь одно, его репутация, если он убьет его сейчас, то он подтвердит слова этой падали. Не убивать же всех своих слуг, которые находятся здесь. Или убить? Интересная идея. Насладится их муками, благо метка не даст им напасть в ответ. Видеть, как они корчатся у его ног, что бы они прочувствовали все, что чувствовал он, когда его вырвало из тела.
  
  Зелье, подлитое одним из переметнувшихся пожирателей, делало свое дело, оно временно увеличивало магический потенциал темного лорда, но в тоже время лишало его разума. Рабская метка не почувствовала в этой угрозы, так как зелье было условно безопастным, но запрещенным именно из-за эффекта временного безумия.
  
  -Отказываешься? - Прекратив пытать парня, Ридл дождался, пока тот поднимет на него свои глаза. - Тогда умри как собака! - Первые слова непростительного проклятья уже успели сорваться с губ монстра, а его палочка была отведена назад для готового сорваться проклятья.
  
  Ярчайшая вспышка света. Темный лорд, буквально на звериных инстинктах успел увернуться от пущенного в него колеса пламени, которое улетев ему за спину, взорвалось среди его верных слуг.
  
  Когда глаза, вновь смогли что-либо различать, Ридл издал вопль, полный ненависти и злобы.
  
  - Твари! Предатели! Я сравняю ваши дома с землей! А ваши семьи выпотрошу и убью на глазах детей! Умрите!!!
  
  Причиной ярости Ридла стало то, что его слуги, оставшиеся без масок с остервенением бились с теми, кого он успел тайно собрать. Вот упал сраженный проклятьем Долохов, успевший до этого тяжело ранить двоих предателей. А вот Кэрроу попали под удар адским пламенем, насланным Малфоем.
  
  - Уничтожу!!! - Попытка заставить предателей корчиться через метку провалилась в самом начале.
  
  - Вот мы и встретились тварь! Говоришь, они молили о пощаде? Ложь! Но я заставлю молить о пощаде тебя!!!
  
  ***
  
  Виктор Крам ждал своего момента. Если что-то пойдет не так, у него будет лишь секунда-две на удар, после чего о нем станет известно.
  
  Он видел весь ритуал, подобравшись буквально не дальше десяти метров и хорошенько скрывшись под кустом какого то раскидистого куста. Он единственный из всех видел момент начала боя. Пользуясь своей невидимостью, он с помощью левитации стал метать из темноты в спины пожирателей обломки надгробий, которые образовались от нескольких шальных проклятий.
  
  В тот момент, когда он увидел своего товарища, вступившего в бой, он застыл в шоке. Знать и видеть, это разные вещи.
  
  Сварог, укутанный в алое пламя как одежду, наседал на темного лорда. Земля вокруг них трескалась и плавилась от исходящего жара. Первый удар огненным хлыстом Сварога буквально срезал несколько надгробий оставив после себя оплавленный камень.
  
  Волдеморт ответил тараном воды и в мгновение исчез с хлопком из вида, что бы появиться за спиной противника и колющим как шпагой движением пронзить его насквозь. Вот только вместо крови, из раны брызнул огонь, а огненный дух, принявший облик огненного мага, с распростертыми объятьями бросился на врага.
  
  Ярчайшая вспышка света и таранный удар раскаленного воздуха раскидал всех сражающихся. Стоящий в круге лавы темный лорд держал вокруг себя хрустальный кокон, который потрескался во многих местах. Мгновение и из палочки темного мага вырывается сфера, которая полукругом ударила множеством ярчайших нитей, две из которых пронзили Сварога, появившегося буквально в четырех шагах от Ридла.
  
  Молниеносный обмен ударами и два мага разлетаются от ударов в стороны. Ридл, не вставая успевает послать в сторону парня что-то явно очень темное. Проклятье приняло вид черного тумана, устремившегося в указанную сторону. Там где прошел туман, земля буквально умирала, а растения рассыпались в пыль. Под удар попали и некоторые дерущиеся маги, что бы так же рассыпаться прахом.
  
  Видя грозящую ему опасность, Гришка, с трудом встал с колен, в его руках во вспышке света оказался его посох, которым он с гортанным криком полным боли ударив землю. По земле побежал огонь, который пробежав несколько метров, взметнулся вверх, заключая мага в огненную сферу ревущего огня.
  
  Судя по всему, последние два заклинания изрядно подкосили обоих сражающихся. Пытающийся подняться Ридл...идеальный момент!!!
  
  Том Ридл успел почувствовать атаку, но не успел уйти от нее. Ударивший сбоку темный луч буквально переломал в его теле все кости и бросил на землю. Помочь темному лорду было некому, все его сторонники лежали мертвые на пропитавшейся кровью земле.
  
  ***
  
  - Нужно встать! - В голове билась только одна мысль. Встать и закончить начатое. Тело болело, не помогали даже выпитые зелья. А уж когда они вообще перестанут действовать, станет еще хуже. Используя посох как опору, Сварог смог принять стоячее положение, но ненадолго. От нового падения его спасла рука, так вовремя под держащая его, а затем и плече, которое ему подставили для опоры. Сфокусировав взгляд на неожиданном помощнике, Гришка улыбнулся. - Вик, а у тебя брови явно стали не такими густыми.
  
  - Кому что. - Пробурчал Крам, которого последними заклинаниями мага хорошенько подпалило.
  
  - Помоги мне дойти до этой твари, пока он коньки не отбросил. А то придётся, потом все повторять.
  
  К месту боя уже подбегали маги из прикрытия, которые обеспечивали поддержку сильнейших барьеров, не давших никому сбежать. Взяв у одного из Витязей котомку, Сварог не смотря на боль и раны, начал подготавливать ритуал. Символы и специальные предметы заняли свои места вокруг темного лорда в считанные минуты.
  
  - Ты говоришь, победил смерть? Наивный. Скажу одно! Гори в аду тварь! - Слово-ключ, вокруг мага появился синий, мертвенно бледный барьер, и с некоторой периодичностью в него стали влетать темные сгустки.
  
  - Чем это ты его? - Не удержался от вопроса Крам.
  
  - Эта мерзость разорвала свою душу, нет бы, все сделать правильно. С помощью этого ритуала все его живые осколки, соберутся в его теле, что бы слиться в одно целое. Наверное, это очень больно. А платой за подобное станет его, уже цельная душа, которая обречена вечность скитаться на призрачных полях и служить едой для призрачных гончих.
  
  Цвет барьера стал более насыщенным и ярким, а темный лорд, безумно крутя глазами издал поразительнейший вой. На секунду всем показалось, что серебристая тень, похожая очертаниями на волка, вырвала колышущуюся дымку из покалеченного тела гомункула. Леденящий порыв ветра, пронесшийся после того как крик оборвался, потушил все языки огня.
  
  - Пора назад. - Гришка уже буквально висел на Краме, силы уходили стремительно. Здесь мы закончили.
  
  
  
  
   Для Джонатана Ханта этот день не предвещал ничего хорошего. Его в составе сборной группы авроров с усилением в виде десятка невыразимцев направили для обеспечения защиты последнего тура Турнира волшебников, так было на бумаге. На деле, для группы стояла другая задача - захватить или же ликвидировать Альбуса Дамблдора, в случае его сопротивления. Количество грехов так называемого светлого деятеля уже перевалило за несколько смертных приговоров, а его террористическая группа бойцов, называемая Орденом Феникса...треть состава которых занимали криминалитет и асоциальные личности.
  
   Хант привык доверять своему чутью, и это чутье вопила, призывало ударить, пока главная цель сосредоточенна не на них. Ведь не зря, на трибунах и возле них замечены все известные фигуранты подпольной боевой организации директора Хогвартса.
  
   Последний этап начался, сигнал для начала захвата мог поступить в любую секунду. Не смотря на напряжение, Хант краем глаза следил за развитием событий в лабиринте. Бесспорный фаворит от Китежа напоминал магловский танк, он неумолимо пер вперед и уничтожал подавляющей мощью все препятствия.
  
  - Просрать такого мага из-за кучки зарвавшихся тварей. - Очередной раз мысленно сплюнул Хант. Не раз и не два за все время турнира он буквально кусал локти от осознания как его родная страна, выживает, уничтожает или же затравливает любого, кто попытается подняться над серой массой. Его отряд - это наверное единственно полностью боеспособное соединение Авроров, которое может выполнять любые задачи. Каждому из его бойцов уже не раз и не два предлагали места в управляющих структурах, конечно же, под кучей обетов и ограничений. Осознание того, что сегодня не станет многих ребят, с которыми он неоднократно выбирался из такой ямы, жгло душу. Амулет, замаскированный под браслет нагрелся, минутная готовность, резкий укол тока и отряд как единый организм начал действовать.
  
  - Роджерс! Девис, со мной! Группа два прикрытие, остальные по плану! Начали! - Хотя каждый из бойцов знал свою цель, высказанный вслух приказ одобрил их. Их командир в строю и держит все под контролем, и каким бы сильным не был враг, они справятся.
  
   В метре от Ханта ударило взрывное, бойцы Ордена Феникса так же вступили в бой, вот только их действия как нельзя кстати, характеризовали утвержденный статус - террористы. Часть из известных бойцов Фениксовцев атаковала тройку Ханта, остальная же масса напала на представителей Китежа. То здесь, то там мелькали зеленые лучи, собирающие свою жатву.
  
   Слепящий купол света, возникший из неоткуда, он закрыл нижнюю и часть центральной поляны, где секунду стоял глава делегации Китежа. Отразившись от его поверхности, часть проклятий устремилась в сторону французов и болгар.
  
  - Это война! - Пронеслось моментально в голове Ханта. Открытое нападение на представителей других стран. Судя по крикам, уже есть раненые и скорее всего погибшие. Списать подобное на инициативу одного человека не получится, а ведь это только начало. Весь план летел к чертям. Едва заметный пас рукой и голос Ханта стал громоподобен. - Авроры! Первостепенный приказ! Защищать детей и делегации! - Сейчас самое главное не допустить потерь среди представителей других стран, иначе его любимая страна, ее земля, скорее всего, превратятся в выжженную пустыню, после ответного удара сил тех же русских.
  
   Уклонившись от пролетевшего буквально в сантиметре от плеча зеленого луча, Хант не размениваясь на мелочи ударил прессом. Пускай его судят потом, сейчас он любым способом будет делать то, что делал всю свою жизнь. - Не сдерживаться! Разрешаю любые методы! Это приказ! - Зычный голос командира разнесся над набирающей обороты схваткой.
  
   Со стороны Болгар и Французов так же летели заклинания. Принявшие какое то решение, обе группы, прекращая огрызаться чарами и проклятиями отступали к запретному лесу, а вернее в временному поселку делегации Китежа.
  
   Хант так и не понял, в какой момент упал сначала один из его напарников, а затем и второй, горячка боя не давала остановится, не на секунду. Все происходящее воспринималось рваными стоп-кадрами. Вот справа от него падает декан Грифиндора, которая закрыла собой горстку идиотов с курса пятого-шестого, которые влезли в бой, вот по этой же горстке прилетает нечто напоминающее марево и кучка идиотов с дикими с криками буквально оплавляются. Чуть дальше, низкий Квартерон Флитвик на пару с оставшимися на ногах преподавателями держат щиты, прикрывая отступающих к замку студентов, некоторых из которых несут на руках. Вспышка, от которой в глазах потемнело, металлический привкус во рту, все звуки слились в один сплошной гул, по бокам головы явственно за ветвились два ручейка чего то теплого и липкого.
  
   Рывок. Он стоит на ногах, высоченный маг, в котором он с трудом опознал одного из охранников делегации Китежа, буквально закидывает его на плечо. Попытка воспротивится пресекается сразу же.
  
  - Куда окоянный! Все! Отвоевался! Лежи смирно, сейчас мы тебя вытащим. Не боись, мы видели, ты детей прикрывал, не давал этим тварям в их сторону бить. Терпи!
  
   Вязкая жидкость насильно влитая в рот моментально унесла все переживания и боль в пустоту, которая рывком набросилась на раненого аврора, погружая его в беспамятство.
  
  ***
  
  
   Отбив очередное проклятье, и ударив в ответ, Сириус Блэк радостно оскалился. Видела бы его сейчас родная матушка, наверное, бы потеряла дар речи, ведь он вел себя как и подобает истинному Блэку. Арсенал используемых проклятий был не просто темным, он был ЧЕРНЫМ как бескрайняя пустота. Его удары непросто убивали, они калечили и рвали души нападавших и с каждым ударом он становился все сильней и сильней.
  
  - Сила некроманта в смерти других. Даже если ты неимоверно слаб, смерть каждого врага на поле боя будет делать тебя сильней. Пока не настанет момент, что ты станешь непобедимым. Но до этого момента ты должен еще дожить мой ученик, поэтому, защищайся! - Слова самого страшного из магов, которых он встречал в своей жизни, полностью подтверждались. Чем сильнее страдали и бились в агонии враги, тем сильнее становился он сам. Та магия, что использовалась Блэком, предназначалась только врагам. Ее нельзя было использовать против своих, даже если они перешли в разряд врагов. Вот такая вот дилемма. Эта магия против чужаков, для того чтобы вселить страх в их сердца и души. Чтобы другие, обливались холодным потом, тряслись в страхе от мысли, повторить глупость совершенную этими смертниками.
  
   Вспышки проклятий, осветили шатер первой помощи, который предназначался для чемпионов.
  
  - Все же решился Нюниус? Что же, тебе давали шанс. - Пробормотал Блэк, ударом проклятия буквально прокашивая целую просеку смерти. Не глядя на резульат своих ударов, Сириус накин на себя частично распавшиеся чары невидимости и бросился за Снейпом, который за считанные секунды успел покрыть приличное расстояние, леветируя перед собой два безжизненных тела.
  
   Куда он направлялся для Блэка не было секретом, ведь буквально накануне, они вместе с наставником посетили эту неприметную комнату и изменили часть пентаклей, почти незаметно, но штрих там, пару дополнительных символов тут и едва заметная печать некроманта на гомункула рыжеволосой женщины. Или даже не так, взрослой девушки, плавающей в растворе в специальной громадной колбе.
  Добравшись до секретного входа, Блэк притормозил, снизив свою скорость и став более осторожным. Но все его тревоги были напрасны. Снейп полностью потерял голову от осознания близости своей цели и уверенности что его не заметили в общей свалке.
  
  - Сейчас. Сейчас! Еще немного милая и мы будем вместе. Навсегда. Никто не разлучит нас больше. - Быстрое бормотание Снейпа периодически прерывали приступы легкого смеха. - Да. Вместе. Ты будешь любить только меня. Память...память. Ты ведь простишь меня мила, что я ее подправлю тебе, что бы ты была счастлива, счастлива со мной.
  
   Глядя на расположение Крама, Сириус пришел к вводу что того будут использовать как страховочный элемент, если что то пойдет не так. Мысленно чертыхнувшись, Сириус наблюдал как Снейп с помощью магии насильно связывает кровными узами его крестника и болгарина, что бы увеличить эффект. Но он не мог вмешаться сейчас, иначе все пойдет на смарку, только в самом конце.
  
   Постепенно все пентакли стали светится ровным красным свечением, с каждой секундой набирая цвет и его интенсивность. Голос Снейпа срывался на фальцет, но не замолкал, когда тот стал читать давно забытые и искорененные заклинания. Вопрос, откуда он их знает, решился давно, как оказалось, Дамблдор целенаправленно собирал эти знания, и частичка этих знаний случайно оказалось сначала у так называемого темного лорда, а теперь и у амбициозного зельевара, который так и не понял какие знания попали ему в руки.
  
   Вот оно! Пентакли на стенах и потолке осыпались пылью, а пол покрылся темной пленкой, что бы через секунду открыться громадным глазом.
  
  - Получилось!!! Я верил! Потерпи милая! Еще один шаг! - Попытка завершить ритуал окончилась ничем. - Что? Почему!!!? Я все сделал правильно! Так почему!!! - Вопль мужчины с безумнымыми глазами заставил поежиться.
  
  - Потому, - выступая из тени промолвил Блэк,- что ты совершил ОДНУ, фатальную ошибку. Ты решил принести в жертву моего крестника и его семью, а этого тебе никто не даст сделать. Кстати, хреново выглядишь Нюниус.
  
  - ТЫ! Это все ты!!! Авада Кедавра! - К ужасу зельевара ничего не произошло, а попытка сделать хоть шаг провалилась, он был парализован по пояс и это онемение поднималось все выше и выше.
  
  - Ты мне противен Снейп. - С отвращением ответил Сириус. До нужного момента еще было время и он мог себе позволить немного расслабиться. - Но я хочу узнать одну вещь. Почему? Почему ты не дал мне подохнуть, в камере? Зачем?
  
  - Потому что бы идиотом! - Зашелся в истерическом крике Снейп. - Потому что поддался минутной слабости глядя, как ты корчишься с пеной у рта! Это ты и Поттер, я ненавидел вас! Всю жизнь! Вы отобрали у меня самое дорогое! Я ненавижу вас! Будь у меня шанс, я бы извел ваши рода на корню! Всех! Женщин, детей...выродки, в ком течет ваша кровь должны умереть.
  
  - Значит мимолетная слабость? - Убрав в карман мантии резную статуэтку, в которой были заключены души трех преступников, которые преступили все немыслимые законы, Блэк достал стилизованные череп, с кулак величиной, из какого он был сделан материала, не знал никто. - Знаешь Нюниус, как бы я тебя не ненавидел, я пытался дать тебе шанс. Но в ответ на твою как ты выразился минутную слабость, я сжалюсь над тобой и скажу, что будет дальше. Как ты и хотел, Лили будет жить. Любя своего уже выросшего сына и оплакивая давно почившего мужа, а ты, ты растворишься в бездне, как и твой хозяин. Могу сказать, твои знания не пропадут в пустую, - подкинув на руке череп, промолвил Блэк, чувствуя как в его руках буквально собирается нужное плетенье. А теперь, пора заканчивать.
  
   С тихим хлопком, череп впечатался в грудь зельевара, что бы заворочатся и начать прогрызать себе путь к сердцу мага, но Снейп не закричал, его безумные глаза, были единственным чем он мог двигать. В тот момент, когда Лили Поттер сделала свой первый вздох, десятки мелких рук, которые, казалось крепились к черным лентам, обвили зельевара и утащили его во внутрь открытого глаза.
  
   Замок ощутимо тряхнуло. Никто не знал что источник замка в тот самый момент был сильно ослаблен, сначала безумством Дамблдора, который завязал на себе почти все чары, а затем воскрешением четырех человек, силы для ритуала которых тянулись из того же источника.
  
  - Очнись! Давай сохатик! Открывай глаза. - Влив в рот крестнику и его уже кровному брату зелья, Сириус стал приводить их в чувства.
  
  - Си...Сириус...все удачно? - Это было первым, что спросил Сварог прейдя в себя.
  
  - Да сохатик. Все позади. Нам удалось. А теперь нам пора, этот стылый остров скоро станет очень негостеприимен. Давай, поднимай своего побратима, а я понесу Лили, будет лучше если она очнется в кругу семьи и не здесь.
  
  - Побратима? - Бросив все еще расфокусированный взгляд на Крама, Сварог недоуменно застыл.
  
  - Все потом Гришка. Все потом, а сейчас нам пора домой.
  
  - Согласен. За нас, наверное волнуются...
  
  ***
  
  
   На встречу трем фигурам, которые подошли к границе поселка бросились многие, вот только две фигуры, одна с ярко-красными, а другая серебряными волосами оказались быстрее, что бы через мгновение повиснуть на шее одного зеленоглазого кудесника. Еще одна фигура рыжеволосой девушки повисла на Краме, перемешивая радость со слезами.
  
  - Я дома. - Прошептал Сварог, обнимая своих любимых не сводя взгляда с лица молодой женщины, спящей на руках у его крестного.
  
  
  Эпилог.
  
  Эпилог. Англия.
  
   Всеобщая истерия, захлестнувшая остров после скандального завершения турнира, с головой. Министр магии грозился найти и наказать виновных, правда его слова не принимались в всерьез. Общий рейтинг Англии и Хогвартса в частности, упал ниже любых планок. От военного конфликта Англию как не странно спасли их же Авроры, а точнее те из них, которые остались верны присяге, а не отдельным личностям. Эта горстка безумцев фактически встали живым щитом между спятившим Дамблдором (как гласила официальная версия) с его террористической организацией, и детьми, не делая разделения по национальности. Именно это качнуло чашу весов.
  
   Спешное расследование, к которому подключились и маги из отделов тайн (не только Англии ибо им веры на слово уже не было) было шокирующим. Судя по остаточному фону Альбус Дамблдор, в бою против главы Китежа использовал заклинания некромантии, последней же его удар и лишил его жизни. Древнего мага спасло лишь его умение и помощь трех соратников, которые без сознания были доставлены в спешно созданный полевой госпиталь, а затем и эвакуированы на родину, где ими должны были заняться более компетентные специалисты. Сам источник школы заметно ослаб и грозил в обозримом будущем зачахнуть.
  
   По горячим следам, вместе с Аврорами Болгарии и Франции было задержано более трех десятков человек, чья причастность незаконной организации бывшего светлого мага была доказано во время допросов.
  
   Минерва Макгонагалл была схвачена одной из первых, после допроса и закрытого суда ее осудили на семь лет Азкабана. Аластор Грюм был убит при задержании, по подозрению в анти политической деятельности, вместе с ним мир покинули и его ближайшие соратники. Северус Снейп был объявлен в международный розыск, список его обвинений был внушителен. Англию сотрясали перемены.
  
   Пускай Англия и смогла избежать войны, но не наказания. Громаднейший штраф, в несколько десятков миллионов, фактически обескровил экономику острова, это усугублялось бегством десятка семей магов, которые входили в топ богатейших людей Англии. Аристократы продавали все, угодья, Меноры, единственное что они брали с собой это родовые камни и атрибуты, куда уходили все выделенные деньги так и не стало известно. Массовая безработица и последовавший голод вылился в разгул бандитизма,который как зловонная волна прошел не только по острову но и континенту. Маги не стесняясь грабили "маглов". Но и это не продлилось долго, как гром среди ясного неба появилась организация, созданная совместными усилиями лидерами ведущих стран, тех, кто незримо влиял на всю политику планеты. Общий враг, в виде зарвавшихся колдунов, сплотил, пускай и на время, неприменимых оппонентов. С названием не мудрили - "Инквизиция" щедро собирала свою жатву. В дальнейшем все маги обязаны были становится на учет и тотальный контроль.
  
   Последовавшие чистки магического мира и локальные конфликты, были позднее названы "Темным временем". Магический мир лишился своей единственной защиты, покрова тайны. Было ли это давно спланированной операцией спецслужб или же накопилась критическая масса, но спустя время, достаточно кровавое время, когда секты и "пророки" вели толпу против порождений дьявола, термин - Маг, стал обыденным. Схлынувшая истерия позволила увидеть плюсы и минусы, мир ждали большие перемены...
  
   Мир в одночасье изменился. Сместились векторы сил и приоритеты. Маги стали востребованы, правительство не принимало отговорок о темной и светлой магии - если для того что бы превратить пустыню в плодородную землю требовалась кровь, ее предоставляли. Осужденные на смертную казнь, убийцы, насильники или просто неугодные, шли под нож. В секретнейших НИИ шли эксперименты и опыты, зачастую далекие от морали и этики. Созданная коалиция, которая по всем законам должна была развалится после передела сфер влияний с удивлением поняла - за короткое время, вместе они смогли достичь таких высот, которых по рознь, достигли бы за десятилетия, а не нынешние годы.
  
   Но это будет потом...после тяжелейших усилий, пота и крови.
  
   Сейчас же маги одного отдельного острова пытались понять, как им жить дальше? Денег нет, экономика в руинах. Попытка надавить на древние рода заканчивается их резкой эмиграцией. Исчезли крупнейшие стаи оборотней и вампиров, места силы в лесах так же погибали без подпитки от волшебных созданий, которые в одночасье исчезли. Кентавры, нимфы, русалоиды, дриады, вейлы ... оставшихся можно было пересчитать с легкостью. В остальных странах так же обратили внимание на резкое хирение магических источников с уходом магических рас. Были приняты законы, но увы было поздно.
  
   Все знали куда ушли волшебные народы и создания. Но попытка найти, уговорить вернуться так же потерпела крах. А уж после резкого скачка магического поля на территории волхвов с последующим его обнулением полностью, поставило крест на таких начинаниях.
  
  
  Эпилог. Новый мир.
  
  - Люций!!! Леший тебя подери! Тебе что сказали? Никакой магической нагрузки еще два месяца! Ты что, хочешь что бы все наши усилия пошли насмарку? - Сириус Блэк был готов связать своего дальнего родственника по рукам и ногам и отконвоировать в дом. - Я не запрещаю тебе держать форму! Но физическую! Пока структура протеза не вплетется в ауру, любое воздействие может выйти тебе боком!!!
  
  - Больше не буду. - Высокий мужчина, с полностью белыми волосами, которые когда то были серебряными с удовлетворением рассматривал свою новую конечность, взамен утраченной.
  
   После бойни на кладбище выжили немногие, Креб погиб одним из первых, прикрывая своего сюзерена, Гойл, Нот и он сам лишились рук и если Люций одной, то лорд Гойл обеих. Многие из его соратников не дожили до рассвета, но выполнили свой долг - их семьи и наследие будет жить.
  
   Первые недели были похожи на ад. Но он выжил, благодаря жене и сыну, которые не позволили ему опустить руки. Тогда он еще не догадывался, что злой гений братьев Перевелов и Сириуса Блэка сможет вернуть ему конечность.
  
   Оглядываясь назад, на свою прежнюю и нынешнюю жизнь, он позволял себе саркастическую ухмылку.
  
   С одной стороны лощенный аристократ, само воплощение достатка, он имел все что желала его душа. Только вырвавшись из этого круга, Люциус понял чего он себя лишал.
  
   Свобода? Достаток? Как же он ошибался. Постоянное напряжение от ожидание удара, зачастую в спину, едва сдерживаемая ярость от вида улыбающихся лиц врагов которые плетут кружева лжи. Он сам загнал себя в рамки, за которые не смел ступить шаг.
  
   Преодолев увечье он смог начать жить заново. Только здесь он понял до какой степени его любит жена и боготворит сын, не правила приписанные этикетом, а живые чувства, заставляющие кровь бежать быстрее. Лорд Малфой неожиданно вспомнил, что его дед, когда сам Люциус был ребенком, постоянно возился с магическими созданиями. Жажда деятельности, лишь бы не сидеть на месте. Теперь же он один из самых уважаемых разводчиков магической живности.
  
   На глазах Малфоя строилась новая жизнь, новый уклад.
  
   Новый мир, с новыми законами, не сдерживаемый рамками горизонта, он просил, требовал, что бы его изведали!
  
   Очищение проклятых кем-то территорий, затянулось на долгие восемь лет. Пускай вся энергия вырвавшая при полном переходе в новый мир и была направлена на искоренение заразы, этого не хватило, совсем немного.
  
  - Малфой! Ты чего? - Сириус Блэк, один из действующих некромантов забеспокоился.
  
  - Задумался. Кстати, где крестник твой, пару месяцев его уже не видел. Все носится от лика к лику? - Аккуратно сменил тему Малфой, зная как Блэк гордится своим крестником.
  
  - Носится. Сам знаешь, с Флер сейчас Маришка, а вот крестник ретировался, женщины когда беременны, похоже на стихийное бедствие, перед которым зачастую пасуют даже сильнейшие маги. - Засмеявшись ответил Сириус. - И ты не увиливай от вопроса, зачем руку нагружаешь?
  
  - Не удержался, сил нет, а так хоть на секунду почувствовал себя не калекой...
  
  - Калека. Мне ли тебе напомнить как ты смел последнего витязя на ристалище, когда игры были?
  
  - Все не то. Только потеряв можно понять, что ты имел.
  
  - Ладно. Черт с тобой. Сделаю вид что поверил. Но учти еще раз замечу, расскажу все Циси. - От этого заявления Малфой вздрогнул. Его любимая жена была на пятом месяце и ее характер так не вовремя вернулся к исконно Блэковскому.
  
  - Может и мне в разведку напросится...как Гришка? - В пустоту обронил Люциус.
  
  - Ну-ну, рискни. Его то ненаглядные все понимают, Маришка его и спровадила, что бы под горячую руку не попал. Все же, вейла, вынашивающая двойню от огневика, это чистая стихия, безжалостная и беспощадная. Сейчас вокруг нее такие хороводы водят что дух захватывает, даже старшеньких во избежание отослали на учебу пораньше.
  
  Вдохнув еще раз полной грудью, Люциус вместе со своим провожающим двинулся в сторону города, который с каждым годом все больше разрастался, гармонично вплетая между каменных домов, не более двух этажей верха, густые парки и обширнейшие клумбы. Если смотреть сверху, то создается впечатление что город расположен в самой гуще леса.
  
   Уже подойдя к первым домам, мужчины увидели несущегося в их сторону ребенка лет пяти.
  
  - Дядя Сири, папка вернулся, вас зовет. Я сразу почувствовал где вы, быстрее, папка просил поторопится.
  
   Зал Собрания.
  
  - Ну что же, - высокий, широкоплечий юноша с черными как воронье крыло волосам, кончики которых были алыми, окинул всех пронзительным зеленоглазым взглядом, - последние приготовления закончены. Мы готовы завершить начатое и снять этот барьер.
  
   После этих слов по залу пронеслось радостное возбуждение. Над этой проблемой бились давно. Пускай область где они жили и была громадна, но вся территория была накрыта барьером, который было очень трудно преодолеть. Если бы не то, что барьер слабел сильнее чем чище становилась земля, волхвы не рискнули бы уходить на эту землю.
  
  - Мы ждали этого давно. - Продолжил встав со своего места, оставив за спиной три фигуры в темных плащах. - Долгие семь лет бы обустраивали и лечили уже НАШУ землю. Но что там за барьером, мы не знаем. НО мы должны быть готовыми к любой ситуации. Как глава рода и глава собрания, по праву данному мне людьми богами объявляю, высшая готовность. Новые горизонты ждут нас.
  
   Дальнейшее обсуждение продлилось долгие часы. Дружинники, витязи, маги, защитники и чароплеты - все были готовы. Как единый организм. Уже под конец обсуждения, когда все вопросы были озвучены и все ответы даны, в зал проникла фигура женщины, все разговоры моментально смолкли. Подойдя к главе, она склонилась над его ухом и что то прошептала, от чего Сварог быстро собрался и закончив совещание стрелою вылетел из помещения.
  
   На следующее утро маг, носивший при рождении имя Гарри Джемса Поттера стал еще счастливей чем был до этого, его вторая жена подарила ему двух очаровательных детей, близнецов, девочку и как не была шокирована сама мать - мальчика.
  
  ***
  
  
  Королевство светлых.
  
  - Ваше величество! - Посыльный ворвался в тронный зал в самый разгар общего совета. Верховный владыка принимал послов, гномы были обеспокоены ослаблением завесы над проклятыми землями. И не они первые, уже многие союзные расы выразили свое опасение и предложили свою помощь в укреплении незыблемого барьера. - Срочное сообщение. - Вестник упал на колени.
  
  - Что произошло? Дроу вновь объявили нам войну или темные объединились и выступили разом против нас? - Было видно что верховный владыка Ривел, вечно молодой и светозарный владыка светлых, был разгневан, бесцеремонностью вестника. А гнев владыки сулил страшную смерть провинившемуся, начиная от освежевания живьем и заканчивая очищением огнем. - Надеюсь причина подобного хамства весома, иначе...
  
  - Владыка. Маги только что доложили! Барьер ПАЛ!
  
  После подобного заявления в зале наступила звенящая тишина и дальнейший ответ вестника был отчетливо слышен.
  
  - Он был снят изнутри!
  
  - Поднять всех пот тревоге! Первую, пятую и седьмую армию! - Повернувшись к послам, владыка оскалился, что придало его молодому лицу с заостренными по бокам ушами отдаленное сходство с Дроу. - Вы предлагали помощь. Престол принимает ее. Настало время очистить наши исконные земли от скверны и тех кто расплодился там.
  
  
  Королевство темных.
  
  Владыка свободных земель, которые эти якобы светлые лицемеры нарекли темными был погружен в глубокую медитацию. Будучи сильнейшим магом своего вида он мог многое, шпионаж за врагами был одним из его умений, которое требовало сильнейшей концентрации и внушительной магической мощи. Но на данный момент его не волновали перемещения войск светлых, его разум занимали пришельцы, за которыми он наблюдал на протяжении уже трех лет. Пришлые были одинаково похожи и не похожи на обычное население Мистерии, они были иные.
  
  То, как они решили проблему с завесой было достойно восхищения. Ведь именно он, в то время еще не владыка, был в числе тех, кто проклял древнейшее королевство своих светлых "недособратьев". Для проклятия было задействовано сердце бога и что бы вот так вот разрушить проклятье, на это требовались невиданные силы или неведомые знания.
  
  Темный улыбнулся, пугающей улыбкой, являя миру острые зубы. Пришельцы были похожи на его подданных, не видом, но духом. Они не склонятся перед светлыми, не позволят указывать как им жить, а значит...
  
  Вечно молодой владыка свободных земель в предвкушении прикрыл глаза. Эта партия, правил которых никто не знал, когда на шахматную доску можно швырнуть крапленую карту. Чем она закончится он не знал. НО в одном он был уверен точно, мир изменился в тот момент когда пал барьер.
  
  - Шеала! - Несмотря на то, что он лишь громко произнес имя, владыка был услышан. Секунду спустя рядом с ним стояла преклонив колено ослепительно красивая девушка, которая была укутана в свои черные, перепончатые крылья. - Нам нужно направить послов, тебе понравится место назначение. В свиту включи самых сильных магов боевиков, считай это предчувствием, но это сыграет нам на руку.
  
  - Да господин. - Мгновение и девушка исчезла в сполохе пламени.
  
  
  ***
  
  
   Группа магов, еще не зная какие силы благодаря их действия пришли в движение стояли на высоком холме, откуда открывался восхитительный вид на зеленую долину расположенную далеко впереди, до этого не доступную. Они вдыхали чистейший воздух, ощущали магические потоки мира, омывающие их сущность. Они пришли в этот мир ради своих детей, ради своего будущего. И они не отступят...
  
   Появившееся из-за горизонта солнце осветило их лица, на которых застыли улыбки...
  
   Это их будущее и за него они сокрушат даже богов....
  
Оценка: 8.50*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | Е.Ночь "Умница для авантюриста" (Приключенческое фэнтези) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"