Бабаркин Евгений: другие произведения.

Марс 2034(Невесомость)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ о первом пилотируемом полете на Марс. Немного юмора, космической порнографии и ...

    Планировал повесть, но как-то не пошло - отсюда длинное начало и быстрая развязка в конце. Может позже перерастет во что-то большее.


  
  Марс 2034.
  
  
  Мир далекий и прекрасный,
  Ждет нас вдалеке.
  Красная планета мы идем к тебе.
  
  Желтое небо и красный песок,
  Вот и все,
  Что там нас ждет.
  
  Холодные звезды и две луны,
  Они так прекрасны и так мне нужны.
  Но так далеки и холодны,
  И нету там жизни,
  Мы будем одни.
  
  
  Из речи Марка Вебера - руководителя проекта "Жизнь на Марсе"
  
  Пилотируемый полет на Марс - очередная программа космической экспансии человечества. И здесь замешан не только научный интерес, это в первую очередь возможность сохранить земную цивилизацию. Продублировать ее. Случись на Земле глобальная катастрофа и людей не станет. Хомо сапиенс перестанет существовать. А, имея в запасе еще одну колонизированную планету, люди смогут выжить. Речь не о тех, кто будет находиться на умирающей планете, речь о сохранении вида в целом.
   С момента, когда человек впервые ступил на другую планету и смог сделать первые шаги по лунной поверхности, прошло уже немало времени. Мы до сих пор не смогли повторить это, не смогли ступить ни на одну из планет, даже самую ближайшую к Земле. Наши технологии пока этого не позволяли, но все когда-то случается впервые. И момент настал. Безусловно, одной стране такую миссию не потянуть. Только совместными усилиями человечество сможет воплощать в реальность такие глобальные проекты. И сегодня, благодаря объединенным усилиям целого ряда стран, мы смогли подготовить этот межпланетный полет. Завтра, ровно в 9:00 утра, с космодрома "Мыс Канаверал" стартует ракетоноситель Сатурн-М5, задачей которого является: доставить на борт космического корабля "Тритон" запасы продовольствия и экипаж для межпланетного полета на Марс.
  На создание "Тритона" у нас ушли годы. Это наш первый и пока единственный корабль, способный доставить экипаж на другую планету. Доставить живыми и дееспособными. Вы уже знаете, что строительство межпланетного корабля велось в космосе на околоземной орбите. Но Вы даже не представляете, какие трудности возникают при этом. И, я бы хотел, от лица всех землян, выразить огромную благодарность ВСЕМ людям, которые учувствовали в проекте. Конкретно выделять никого не буду, безусловно, все эти люди заслуживают самых высоких похвал. И все они внесли свой вклад в дальнейшее развитие человечества. Особенно хотел бы выделить будущий экипаж "Тритона", людей на которых возложена поистине глобальная миссия. Пожелаем же удачи: Джеку Крэпсу - капитану корабля, уже завтра очень многое будет завесить именно от его действий и решений; Петрову Николаю - бортинженеру, в ведомстве которого все оборудование Тритона, а значит, и жизнь экипажа; Анне Пупкиной - врачу и доктору биологических наук, чьей задачей является поддерживать здоровье экипажа; Роджеру Янгу - пилоту корабля, от его действий зависит достигнет ли экипаж своей цели и его обратное возвращение; Михаилу Геснеру - аналитику и второму пилоту. Начиная с сегодняшнего дня, за Вашей миссией будут пристально следить миллиарды землян. Еще раз удачи, Вам, ребята!
  
  * * *
  Мыс Канаверал, стартовая площадка ракетоносителя Сатрурн-М5. Экипаж на позиции в ожидании старта.
  -Николай, с Вами все в порядке? Ваши показатели несколько завышены, - раздался в наушниках голос диспетчера.
  -Все в порядке. Немного нервничаю, не каждый день у меня под Жо...под задом оказываются тонны взрывоопасных веществ, - ответил я.
  -Попытайтесь успокоиться. Берите пример с Анны. Несмотря на то, что она девушка, ее пульс и дыхание в норме. Она спокойна как удав.
  Я попытался максимально повернуть голову в сторону и скосить глаза на Анну, лежащую слева от меня, но не смог увидеть ее лица под забралом шлема скафандра.
  -Глен, говорит капитан Джек Крэпс. Не стоит волноваться за состояние Николая. Уверен с ним все в порядке. У него и раньше наблюдались более высокие показатели.
  -Ох, Глен... Жаль, что тебя нет рядом, а то бы я показала тебе какой из меня удав, - вмешалась в разговор Анна.
  -Две минуты до старта, - оповестил диспетчер.
  Я слегка поежился. Шевелиться получалось с большим трудом и дело даже не в большом весе скафандра, а в его ограниченной подвижности. "Орлан" - скафандр американского производства, предназначенный для работы в космосе - вещь конечно полезная, даже необходимая, но то, что хорошо для космоса, не очень годиться для Земли. Но без скафандра взлет запрещен. Таков порядок. Мало ли что может произойти при старте или уже при выходе в верхние слои атмосферы, где давление падает в тысячи раз.
  -Минутная готовность.
  Я попытался расслабиться и отвлечься от мыслей о неудачных запусках ракет, которые так и лезли в мою голову, причем, с такими подробностями о которых в обычной ситуации я даже бы не вспомнил. Я сфокусировал свое внимание на встроенных в шлем индикаторах скафандра. Уровень кислорода в норме, давление чуть завышено, но это нормально, температура...
  -Тридцать секунд до старта.
  Я закрыл глаза. Почувствовал, как на лбу выступили капельки пота и, не открывая глаз, щелкнул подбородком по одному из рычажков в шлеме - лицо обдало прохладным воздухом.
  - Внимание! Анекдот, - неожиданно сказал Михаил:
  
  - Дорогой, ты скоро станешь папой! *
  - Эхх... а хотел космонавтом...
  
  Закончив рассказывать, Михаил громко заржал, забыв или специально не выключив связь. Мои наушники затрещали от его гогота, доставляя ощутимый дискомфорт ушам.
  -Сам шучу и сам смеюсь, - хихикнула Анна.
  -Девять...восемь...семь, - монотонно отсчитывал время голос диспетчера.
  -Спасибо Миша, очень вовремя. Ну, с богом ребята! - громко произнес Крэпс, заглушая голос диспетчера.
  -Три...два...один ...Отрыв!
  Механизм шумоподавления в наушниках сработал с небольшой заминкой, позволив грохоту от заработавших реактивных двигателей, достичь моих ушей. Меня слегка оглушило. "Ох! Какой же сейчас грохот стоит снаружи", - подумал я. Стала ощущаться, нарастающая вибрация. Меня ощутимо вдавило в кресло, нажим плавно нарастал. Ускорение ракеты увеличивалось.
  -Две минуты - полет нормальный, - сказал чей-то голос.
  Я слишком сосредоточился на своих ощущениях и, услышав фразу о состоянии полета, сильно удивился, и даже немного задумался о том, как же я смог пропустить контрольные отсечки до этого. Впрочем, я даже не распознал голос говорившего. Он прозвучал как-то отдаленно, совсем без интонации. Но я точно знал, что это должен быть голос Глена.
  Ракету сильно тряхнуло, перегрузка скачком увеличилась. "Вот для таких моментов и нужны индивидуальные кресла, отлитые точно по фигуре, иначе, "хруст" и пиздец позвоночнику", - подумал я.
  -Первая ступень отошла. Полет нормальный.
  "Черт! Я совсем не могу узнать его голос", - не отпускала меня мысль о звуке в наушниках.
  Теперь, даже приложив всю силу, пошевелиться не получиться. Перегрузка слишком велика. И здесь не помогут никакие многогодовые тренировки на Земле, они конечно необходимы хотя бы для того, чтобы вообще выдерживать эти перегрузки, достигающие при стартах девяти g.
  Мое тело налилось тяжестью, зрение расфокусировалось и постепенно стало затуманиваться. Ни о какой четкости не могло идти и речи. В ушах несмолкаемый звон, как будто над ухом пальнули из ружья. А дышать стало так трудно, словно на грудь положили бетонную плиту.
  Не знаю, сколько это продолжалось, но было очень тяжело, невыносимо тяжело. Стоп! Конечно же, знаю, просто не могу вспомнить. Мыли путаются, в голове сплошная каша. Я совсем не ощутил, как отошла вторая ступень ракеты, и как заработала третья. Но, наконец, все закончилось. Резко оборвалось. Мне стало так легко и свободно. Вес тела пропал. Ракета вышла на требуемую орбиту - это еще не конец, впереди стыковка и корректировка курса, но так тяжело уже не будет.
  Космос и невесомость - сколько я мечтал об этом, будучи еще мальчишкой. И вот я тут. Достаточно только отстегнуть ремни и вспорхнуть в воздух, чтобы в полной мере насладиться кайфом. Меня переполняла радость, которую лишь слегка огорчал взбунтовавшейся желудок. Да, тошнит немного, но потерпеть можно. Терпимо.
  -Экипаж, доложить о самочувствии, - приказал Крэпс.
  -Самочувствие отличное, - тут же отозвался Михаил.
  -Я слегка дезориентирован. Кружится голова и сильно подташнивает, - сообщил Роджер.
  -В норме, - спокойно сказала Анна.
  Я слегка промедлил с ответом, и Крэпс обратился ко мне лично:
  -Николай. Коля ты как?
  -Я в порядке, только легкая тошнота.
  -Отлично. Все остаются на своих местах, разрешаю поднять забрала шлемов. Всем кроме Роджера. Роджер увеличь концентрацию кислорода и подними давление. Старайся не двигаться и смотреть в одну точку. Михаэль готовь программу автоматической стыковки. Окно через десять минут.
  -Есть, - со смешком отрапортовал Михаил. Он всегда относился с какой-то иронией к командирам, не всегда воспринимая их всерьез. Тем более, что здесь главенство Крэпса - всего лишь формальность. Фактически мы все равны, и мнение каждого должно учитываться в любой ситуации, если конечно есть время его выяснять.
  -Коля, за тобой контроль систем... - дал Крэпс очередную команду. - Тритон. Тритон... - начал он устанавливать контакт с НАШИМ кораблем, забыв отключить внутреннею связь, но быстро опомнился и перешел на закрытый канал.
  Я быстро пробежался глазами по индикаторам на панели - все в норме. Запустил программу экстренной диагностики. На полную нет времени. Ощутив на себе взгляд, повернулся к Анне. Девушка пристально за мной наблюдала. Мы пересеклись взглядами, она улыбнулась и подмигнула мне. Я криво усмехнулся и подмигнул ей в ответ. Странно. Всего несколько минут в невесомости, а черты ее лица заметно изменились. Лицо стало более округлым и слегка припухшим, а его цвет не естественно красным, словно девушка только что вышла из сауны. Особенно сильно покраснели белки глаз. Полопавшиеся капилляры полностью выкрасили их в цвет крови. Вся эта краснота очень выделялась на фоне белой окантовки шлема.
  Тихонько пискнул компьютер, и я обратил свой взор на маленький монитор, изучая результат диагностики.
  -Коля, как у нас дела? - вспомнил про меня капитан.
  -Секундочку. Заканчиваю, - ответил я и, закончив просматривать отсчет, продолжил - все в норме, отклонения от параметров не более одного процента.
  -Миша?
  -Миша готов. Цель захвачена. Запуск программы по сигналу.
  -Отлично. Запускай.
  -Сделано. Маневровые двигатели включатся через две минуты. Всем приготовиться.
  -Роджер ты как? - продолжал свой опрос Крэпс.
  -Держусь, но самочувствие плохое.
  -Используй аптечку скафандра, чтобы улучшить самочувствие, иначе при движении станет очень плохо.
  -Есть принять лекарства.
  -Всем закрыть шлемы, начнем сближение через тридцать секунд, - сказал Михаил.
  -Выполнять, - подтвердил команду Крэпс.
  Я опустил забрало и слегка поднял давление внутри скафандра, пытаясь создать для себя более комфортные условия. Сердце бешено колотилось, его учащенная пульсация ощущалась даже в висках. Во рту пересохло. Я глотнул воды из запасов скафандра, но лучше не стало, даже наоборот жажда усилилась. "Невесомость - твою мать, - подумал я. - Ничего привыкну".
  Через несколько секунд я ощутил толчок. Корабль пошел на сближение с Тритоном, изредка включались маневровые двигатели, корректируя траекторию. У меня возникало чувство, что меня кто-то слегка толкает то с лева, то снизу, то справа. А затем финальный едва ощутимый сзади и мне даже показалось, что я услышал, как лязгнули запорные механизмы, намертво скрепив два корабля. Сближение с Тритоном и стыковка произошли полностью в автоматическом режиме. Вмешательство Михаила не потребовалось. Я совсем не переживал, такие маневры уже давно отработаны. Порой при обычной парковке автомобиля на Земле приходиться намного сложнее, чем поженить два космических корабля в космосе.
  -Всем спасибо за работу, - поблагодарил Крэпс.
  В наушниках щелкнуло. Крэпс подключил всех к внешней связи.
  -Добро пожаловать на Тритон! - прохрипели наушники. - Говорит Стэнли Кук. Ждем вас на борту! Позвольте поинтересоваться?
  -Интересуйтесь, - хихикнул Джек.
  -Как добрались? Не сильно трясло?
  -Нуу, - протянул Крэпс. - С поездкой на Лазурный берег не сравнить, - из наушников послышался смех, я тоже слегка усмехнулся. Крэпс продолжил, - нормально добрались. Скоро будем у вас.
  -Будем-с рады. Ждем-с.
  -Конец связи, - сказал Крэпс и, не дождавшись ответа, отключил линию. - Коля выравнивай давление.
  Я запустил процедуру, а когда компьютер пискнул, сказал:
  -Давление выровнено.
  -Отстегнуть ремни. Идем на Тритон, - приказал капитан.
  -Ну, наконец-то, - с явным нетерпением произнес Михаил.
  Я шлепнул рукой по бляхе на груди, замок щелкнул, и ремни плавно разъехались в стороны, освобождая меня. Слегка оттолкнувшись от кресла, я завис в воздухе, голова пошла кругом. Повертел ею - стало еще хуже, тошнотворный ком подкатил к самому горлу.
  -Черт! Мне кажется, что я вишу вниз головой и вращаюсь, - сказал я.
  -Не то слово. Мне вообще кажется, что меня выворачивает на изнанку. Проклятая спутниковая болезнь, - медленно проговорил Роджер.
  -А мне по кайфу. Я отлично себя чувствую, - сказал Михаил.
  -Вы же знаете, что все индивидуально, - сказала Анна. - Особенно первая фаза адаптации. Это все симптомы морской болезни. Они проявляются сильнее при движении, особенно при резких поворотах головы. Старайтесь не делать резких движений. Со временем станет легче. Именно поэтому мы будем болтаться на орбите в течение десяти дней.
  -Не только по этому. У нас будет много работы, - встрял Крэпс. - Миша раз ты себя чувствуешь лучше остальных - помоги Роджеру.
  -Капитан, а как ваше самочувствие? - поинтересовалась Анна.
  -Я в порядке, - сказал он и нехотя добавил, - слегка подташнивает.
  -Анечка будь добра, подтолкни меня к переборке, а то мне кажется, я так вечность буду плыть до нее, - попросил я, вися в воздухе. Я попробовал плыть как по воде, но продвигался очень медленно, а от резких движений руками и ногами становилось дурно.
  Анна подтолкнула меня, и я быстро добрался до дверей. Нажав на панель, ввел команду и открыл переборку, а затем покинул рубку корабля. Проплыл по небольшому коридору, перебирая руками по специальному поручню вдоль стены. Коридор - своеобразная труба с многочисленными трубками и шлангами, идущими вдоль круглых стен. Он не предназначен для ходьбы. Не удобно это, а в невесомости и не нужно. Двигаясь по нему, я ощущал себя каким-то сперматозоидом, плывущим к своей яйцеклетке. "В голову всякая дурь лезет", - подумал я. Остановился и немного задержался перед дверьми, идущими в шлюзовой отсек. Открыв их, влетел внутрь и стал ждать остальных членов экипажа.
  -Герметичность соединения в норме? - спросил Крэпс.
  -Все в норме, - ответил я и, чуть сместившись в сторону, показал рукой на зеленый цвет панели.
  -Так чего ты встал? Открывай, - ухмыльнулся капитан.
  Я пожал плечами и набрал код на панели, электронный замок щелкнул. Потянул за рычаг, чтобы открыть второй запор - ничего не вышло. Механический замок не поддался.
  -Чего встал? Помоги-ка, - обратился я к Крэпсу.
  -Нуу, - протянул он. - Не завтракал что ли?
  -Прикипело, - попытался оправдаться я за свою немощность.
  Крэпс подлетел и взялся за рычаг, попробовал дернуть его. Безрезультатно.
  -Давай на счет три, - сказал он, стараясь упереться ногами в пол.
  -Командуй, - пожал я плечами.
  -Три, - сказал капитан, пропустив первые два числа, и потянул за рычаг.
  Даже вдвоем мы не смогли сдвинуть его с места.
  -Ох, мальчики! Посторонитесь. Щас, усе будет упорядке, - сказала Анна, широко улыбаясь.
  Крэпс с недоумением посмотрел на девушку, но все же уступил ей место. Я тоже отпустил рычаг и прижался к стене. Анна подплыла к рычагу и выдернула блокирующую шпильку у его основания, а затем демонстративно одним пальчиком подняла рычаг вверх.
  -Мужчины, - хихикнула она.
  Крэпс глянул на меня и развел руками. Я улыбнулся и сказал:
  -Вот! А говорят, что от женщин нигде нет пользы, кроме кухни.
  -А еще говорят, что Земля плоская и стоит на трех китах...Эээ....Когда-то говорили.... Открывай дверь. Справишься? - игриво спросила она.
  -Как же так парни? Вам только, что утерли нос, - подыграл девушке Михаил, висевший позади всех и державший Роджера за подмышки.
  -Спасибо Анечка! Ну же, Коля, открывай, - сказал Крэпс.
  Я потянул дверь, с противоположной стороны кто-то надавил на нее, и она отошла в сторону. В круглом проеме показалось довольное лицо Стэнли.
  -Еще раз приветствую Вас - "МАРСИАНЕ", - расплылся он в улыбке. - Ну и видок у Вас, словно прямиком из ада.
  -Ух, хотела бы я посмотреть на вас после этой процедуры, - сказала Анна.
  -Для поднятия тонуса! - возвестил Михаил и, уже захлебываясь смехом, продолжил:
  
  - А как вы догадались, что я директор кирпичного завода? *
  - Да по лицу!!!
  
  Все дружно прыснули смехом. Миша умел выбрать нужный момент, а главное всегда очень точно подмечал нюансы и бил прямо по ним, умудряясь выделить в любой ситуации что-нибудь смешное и забавное.
  -Грэг, слышал? Шуткуют, - успокаиваясь, бросил Стэнли себе за спину.
  -Слышал...Значит все в порядке. Что же ты их в дверях держишь? Тащи на борт, - раздалось за спиной Стэнли.
  -А ведь верно. Давайте-ка за мной. Познакомимся, а потом я проведу Вам экскурсию...Все системы корабля уже многократно проверены, Вы наверно уже видели наши отсчеты на Земле.
  -Видели, но перед стартом проведем еще одну доскональную диагностику, - сказал Крэпс.
  -Само собой, - вторил ему Стэнли.
  Мы проплыли через круглый проем и оказались в шлюзовом отсеке Тритона. Здесь нас ждал Грэг, довольно молодой парень невысокого роста и щупловатый на вид, с темными, как смоль волосами и огромным носом с горбинкой. По сравнению с ним, Стэнли выглядел просто Апполоном. Фигура очень подтянута, даже сквозь серый комбинзон можно было разглядеть накаченные мышцы. Несмотря на то, что монтажная команда во главе со Стэнли болталась на орбите уже полгода, командир ни сколько не потерял форму и, видимо, уделял физической нагрузке много времени. Но возраст уже брал свое. На голове уже появились седые волоски, а лицо стало покрываться морщинками, особенно лоб и область около глаз. Любил он щуриться. Но его улыбка все также оставалась шикарной. Широко улыбаясь, Стэнли демонстрировал свои ровные белоснежные зубы, таким зубам могли позавидовать самые именитые голливудские актеры, тратящие на свои улыбки тысячи долларов.
  -Грэг, - сказал парень и протянул мне руку.
  -Колян, - вторил я, протягивая свою, немного сконфузившись из-за скафандра. Я привык снимать перчатку перед рукопожатием, а в этой экипировке сделать такого нельзя. Космический девайз можно снять только целиком.
  Стэнли тоже развернулся и протянул мне руку. Я подал свою, он крепко ее стиснул, а потом еще хлопнул меня по плечу и подмигнул.
  Повторив манипуляции, монтажники познакомились со всеми "марсианскими миссионерами", как они величали членов нашего экипажа. При знакомстве с Анной, Грег попытался отойти от процедуры рукопожатия и хотел чмокнуть ее в щечку, но не смог дотянуться до нее губами из-за выступающих краев шлема, чем вызвал овации сильной половины, наблюдавшей за сценой. И в итоге, просто пожал девушке руку, сильно смутившись при этом. Затем Грег закрыл люк переходного отсека, а Стэнли открыл выход из шлюза на Тритон.
  Перед шлюзовым отсеком нас ждали еще два монтажника: Стивен и Алексей, закричавшие "Ура!", когда открылся люк. На вид обоим порядка тридцати лет, среднего роста и особо не выделяющейся внешностью. Обычные парни, таких встретишь на улице и просто пройдешь мимо, необратив на них внимания. Вновь обнимашки и рукопожатия, а затем Стэнли спросил:
  -Ну, что? Экскурсия?
  -Нее. Не стоит. Мы ведь знакомы с кораблем. На Земле насмотрелись. Перейдем сразу к делу. Всем снять скафандры и облачиться в летный костюм. Анна? - позвал Крэпс.
  -Да, - отозвалась девушка.
  -Сделаешь полный осмотр всех членов экипажа. Я в рубку, приму командование кораблем и активирую допуски для каждого члена экипажа.
  -Вас тоже необходимо осмотреть. Даже больше, чем всех остальных...
  -Осмотришь. Конечно, осмотришь. Только чуть позже, а пока займись членами экипажа и в первую очередь Роджером.
   -Оки, токи... - сказал Стэнли и стал раздавать поручения своей команде. - Стив проводи ребят в медицинский блок, а Вы, парни, - обратился он к Грэгу и Алексею, - начинайте разгрузку шатла. Я пока с капитаном Крэпсом буду в рубке, потом вернусь и помогу с разгрузкой. Стив ты тоже... Проводишь экипаж и присоединяйся к парням.
  Стивен молча кивнул.
  -Стен, может подождете немного с разгрузкой пока мы закончим все формальности, а потом уже все вместе займемся? - хотел навязать свою помощь Крэпс.
  -Чего ждать-то? Джек, ты не волнуйся, вы тоже успеете поучаствовать. Здесь работы на несколько дней, а вам лучше первое время побездельничать. Адаптироваться к условиям. К тому же на это есть даже особый приказ с Земли.
  -Да, знаю я, - махнул Крэпс рукой. - Просто, неудобно как-то. Вроде все в одной лодке, а мы...
  -Я ж говорю - не парься. Мы не в одной лодке. Через недельку мы вас покинем и будем оттягиваться на Земле, а вам еще пахать и пахать. Ох! Как же мне уже не терпится ощутить тяжесть своего тела. Соскучился я по Земному притяжению, - с ностальгией проговорил он. - Это только на Земле все мечтают о космосе, а здесь же - все мечтают о Земле.
  -Ну, да. Ну, да. Хорошо, пошли в рубку.
  
  * * *
  Конечно, ни о каком - побездельничать не могло идти и речи. Все последующие десять суток каждый член экипажа пахал на полную. Лишь небольшое послабление было дано Роджеру. Ему приходилось хуже всего, его часто рвало, а нарушенная координация делала его практически бесполезным, но даже в таком состоянии он рвался помогать. Остальным тоже приходилось не сладко. Очень часто держались только за счет личной мотивации и силы воли. Более-менее комфортно чувствовал себя только Михаил, ну и конечно уже адаптировавшаяся команда монтажников. Работоспособность была очень низкая, благо на первых порах нам активно помогала команда Стэнли, покинувшая Тритон на пятый день после нашего прибытия, почти сразу после разгрузки шатла, в которой мне так и не довелось поучаствовать. У меня без шатла работы хватало. Корабль огромный, а полная диагностика всех систем требует много времени. И здесь недопустимы никакие ошибки. Цена неточности может быть губительной для всего экипажа. Изредка ко мне присоединялся кто-нибудь из команды в качестве помощника, в зависимости от тестируемой системы. Худо-бедно дело продвигалось, а после разгрузки шатла, когда к проверке систем Тритона подключилась уже вся команда, мы смогли нагнать график и даже обогнать его, получив тем самым возможность немного расслабиться перед стартом к красной планете.
  Ближе к концу нашего нахождения на земной орбите наметился прогресс в самочувствии. Да и внешний вид экипажа стал практически соответствовать до полетному. С лиц ушла одутловатость и краснота, белки глаз более-менее приняли привычный вид. У меня даже прошло ощущение заложенности носа, теперь я мог свободно им дышать. Наконец-то прошло, а то ребята уже стали надо мной посмеиваться и даже записали на видео, как я сплю с открытым ртом. А Миша временно снабдил меня кличкой - счетовод ворон, но про нее все быстро забыли. Не прижилась.
  
  * * *
  Мы вплыли в рубку корабля. Здесь хорошо, немного прохладно, пахнет пластмассой и кожей, и совсем чуть-чуть электроникой. Всего пять кожаных кресел: центральное для капитана, два передних для пилотов, а пара задних для меня и Анны. Вокруг каждого множество приборных панелей со всевозможными датчиками, мониторами и средствами управления. Здесь хорошо, мне здесь уютно. Даже свет с зеленоватым отливом благотворно влияет на меня. Успокаивает. Крэпс замер у своего кресла и, держась за его спинку, повернулся и наверно хотел толкнуть речь. Но, простояв несколько секунд молча, просто скомандовал, чтобы все заняли свои места.
  -Правильно кэп, хватит уже этой болтовни. Наслушались, - сказал Михаил.
  -А я бы послушал, - сказал я.
  Анна слегка ткнула меня локтем. Повернулась ко мне лицом и посмотрела с укором, надув губы и наморщив лобик. Крэпс ничего больше не сказав, молча сел в кресло.
  -Я ведь серьезно, - шепнул я ей на ушко и, шлепнув по попе, занял свое место.
  Анна быстро огляделась, не заметил ли кто из экипажа моего шлепка и, погрозив мне пальцем, уселась в кресло, стала пристегивать ремни. Я усмехнулся. Парни уже давно знали про наши с ней отношения, просто не подавали вида, старались не обращать на нас внимания, потому что такие контакты были запрещены. Из-за такой связи нас обоих могли запросто снять с полета, хотя с другой стороны, наверняка бы нашлись сторонники, поддержавшие такие отношения. И, даже бы обязали проделать, что-нибудь этакое в невесомости, а затем подробно отчитаться и приложить к рапорту детальную видеосъемку.
  Я пристегнулся и пробежался глазами по индикаторной панели.
  -Миша, ты задействовал только две энергетические установки из четырех. Будь добр распредели нагрузку равномерно, - сказал я.
  После небольшого совещания было решено, что пока роль первого пилота будет исполнять Михаил. Роджер еще себя плохо чувствовал.
  -Все нормально. Мы с Роджером посовещались и решили сначала прогреть турбины по отдельности.
  -Роджер? - позвал я.
  -Так и есть.
  -В следующей раз доводите информацию и до меня.
  -Мы собирались...Замотались немного, - пояснил Роджер.
  -Чем было вызвано такое решение? - спросил я.
  -Безопасностью. Это такой своеобразный контрольный тест. Он позволит проверить турбины по отдельности, а энергоустановки попарно, - ответил Михаил.
  -Похоже, про меня вы тоже забыли, - подал голос Крэпс. - Парни и Анна, запомните даже прежде чем пукнуть - доложите сначала мне о ваших намерениях. Ясно?
  -Так точно, - хором отозвались члены экипажа.
  -Коля, тебя это тоже касается, - сказал капитан, потому что я промолчал.
  -Конечно СЭР, - брякнул я, нарочно выделив слово сэр. Чертов англичанин порой слишком много на себя брал.
  -Гашу первую, запускаю вторую турбину, - сказал Миша, очевидно специально, чтобы разрядить обстановку.
  Я вновь глянул на приборную панель.
  -Норма, - сказал я. - Миша предупреди меня, когда запустишь установки вместе. Синхронно.
  -Оки токи... - ответил Михаил. - А классный мужик этот Стэнли. Правда? Будь моя воля, я б его с собой на Марс взял.
  -Классный, - согласился Крэпс.
  -Тогда бы наш полет превратился в настоящий цирк. Вам с ним в Comedy Club выступать надо, - хихикнула Анна.
  -Точно. Не плохой бы дуэт получился, - сказал я.
  -Хм..., - промямлил Михаил и закончил очередным анекдотом:
  
  Любимая, давай заниматься сексом, как рыбы. *
  - Как это, милый?
  - Молча...
  
  Анекдот, как анекдот. Даже смешной, но никто даже не хихикнул. Грубовато получилось и даже немного обидно, гораздо обидней, чем просто попросить помолчать.
  -Гашу вторую турбину и начинаю синхронизацию. Николя, контролируй, - сказал Миша.
  -Я контролирую. Если что-то пойдет не так, прерву без предупреждения, - сообщил я.
  Все последующие десять минут я неотрывно пялился в монитор. В рубке царило полное молчание.
  -Норма, - сказал я, когда турбины вышли на требуемую мощность. - Запуск маневровых двигателей разрешаю.
  -Не возражаю, - подтвердил Роджер.
  -Земля... Земля... Это Тритон прошу разрешение на начало маневров, - сделал запрос Крэпс.
  -Тритон - это Земля, маневры разрешаю. После завершения доложить, оставаться на связи.
  -Вас понял, - сказал Крэпс. - Миша запускай программу корректировки орбиты.
  -Программа стартовала. Запуск двигателей через десять секунд. Приготовиться, - сказал Михаил.
  Два довольно ощутимых толчка и несколько минут тишины, затем Михаил сообщил:
  -Необходима двухпроцентная поправка.
  -Время расчета поправки? - спросил Крэпс.
  -Уже выполнена, - ответил Роджер.
  -Запустить корректировку, - приказал капитан.
  Еще пара толчков: один разгонный, а второй тормозящий.
  -Требуемое положение достигнуто.
  -Погрешность? - спросил Крэпс.
  -Одна тысячная процента, - ответил Роджер.
  -Земля...Земля, я Тритон. Орбита скорректирована. Стартовое окно через двадцать семь минут. Прием...
  -Вас понял Тритон. Работайте по графику. Конец связи.
  -Миша, готовь программу полета на Марс. Роджер, запускай прогрев маршевых двигателей. Коля, что с турбинами?
  -Работают. Рекомендую снизить их мощность до десяти процентов. Сэкономим немного энергии.
  -Действуй.
  Минуты до запуска маршевых двигателей растянулись до бесконечности. От нечего делать я постоянно изучал информацию с многочисленных дисплеев и датчиков. Необходимости в этом не было, появись отклонение в показаниях, умная электроника тут же известила бы звуковым сигналом, а индикатор на панели тут же сменил бы свой цвет на красным. Странно. Совсем никого не тянуло поговорить. Сидели в абсолютной тишине, которую нарушало лишь гудение аппаратуры и редкие попискивания компьютеров.
  -До старта две минуты. Раскрутить турбины до ста процентных показателей, - наконец дал команду Крэпс.
  -Выполняю, - ответил я.
  -С Землей не надо связаться? - вдруг спросила Анна, до сели не проронившая ни слова.
  -Нет. Работаем по графику, - сухо ответил Крэпс.
  -Парни затяните ремни по туже. Перегрузка будет не такая большая, как при старте с Земли, но все же весьма ощутима. Вы ее почувствуете очень хорошо, десять дней в невесомости не проходят бесследно...Чтобы избежать резкого рывка, мощность двигателей будет увеличиваться по нарастающей. Ну, вы и так все это знаете. Просто напомнил, - прочел небольшую лекцию Роджер.
  -Коля, что показывают приборы? - спросил Михаил.
  -Запуск маршевых двигателей разрешаю, - ответил я.
  -Не возражаю, - согласился Роджер.
  -Продолжаем по графику, - подтвердил Крэпс.
  У меня по спине пробежали мурашки. Вот наш ключевой момент. Отправная точка, после которой долгие месяцы полета до красной планеты. Полета в черной пустоте, в миллионах километрах от родного мира. И вот четыре человека, чьи лица я буду видеть, и те с кем мне придется целых два года жить и работать бок о бок. "Ох! Как же наверно я буду ненавидеть все это по возвращении на Землю", - подумал я и обвел взглядом рубку. Ненавидеть - этот чертов корабль, этих людей, эту работу...
  -Три...Два...Один...Поехали! - воскликнул Михаил.
  Довольно ощутимый рывок вдавил меня в кресло, а спустя какие-то доли секунд уши накрыл сильный грохот маршевых двигателей. Корабль завибрировал и стал набирать скорость. Как и обещал Роджер, ускорение плавно нарастало, все больше и больше вдавливая меня в кресло. Но мне это нравилось. Нравилась эта приятная тяжесть, вперемешку с болью и дурнотой.
  Несколько минут и все закончилось, на корабле опять воцарилась невесомость. Тритон лег на курс и достиг расчетной скорости.
  -Миша, сделай анализ траектории корабля на предмет отклонения от расчетной, - попросил Крэпс.
  Несколько минут молчания и Михаил ответил:
  -Отклонений нет. Пока нет. Рано об этом еще говорить.
  -Само собой, но лишняя проверка никогда не помешает. Коля, активируй магнитное поле.
  Я повернулся вправо, быстро пробежался пальцами по клавиатуре компьютера отвечающего за генерацию магнитно поля.
  -Магнитный щит активирован, - сказал я. - Об его эффективности говорить рано, поскольку мы еще в зоне магнитного поля Земли.
  -Анна, сделаешь замеры радиации во всех отсеках корабля, после того как мы пересечем лунную орбиту.
  -Так точно... Сделаю, - подтвердила она.
  -Разрешаю всем покинуть рубку. Я немного задержусь, понаблюдаю. До приема пищи работать согласно распорядку...
  -Капитан, необходимо заблокировать панели управления на случай случайного... - начал говорить Роджер, но Крэпс его перебил.
  -Да, конечно. Сейчас блокирую. Спасибо Роджер. Всем спасибо за роботу. Теперь мы официально можем считать программу полета на Марс стартовавшей. В связи с этим мои вам поздравления! Все свободны.
  Анна первая покинула свое место и подлетела к одному из иллюминаторов.
  -Что Анечка еще не сверкает? - ехидно спросил Михаил.
  -Чего не сверкает? - не поняла она.
  -Как чего? Полярное сияние от магнитного поля Тритона.
  -Вот и говори - сияет. А то думай тут, что он имел в виду... Пока ничего не вижу.
  -Еще рано, - сказал я и подлетел к Анне. - Во-первых, мы в зоне земного магнитного поля, а во-вторых, должно пройти достаточно времени, чтобы сформировался контур из частиц захваченных полем.
  -Да, да...Я в курсе. Ладно, мальчики мне пора к водорослям, - сказала Анна.
  -Конечно. Мы тебя не задерживаем. Фотосинтез вещь необходимая, - с издевкой хихикнул Миша.
  Я поморщился, вспомнив вкус этих водорослей, похожий на морскую капусту с сильным привкусом йода. Придется кушать. Водоросли нужны не только для синтеза кислорода.
  -Миша, а ты мне не поможешь? Надо законсервировать двигатели, - попросил я.
  -Конечно, пойдем. Ты про маршевые?
  -Разумеется про них. Маневровые могут понадобиться уже в ближайшее время.
  -Не, не понадобятся. Не думаю, что потребуется корректировка курса.
  -Как знать. Как знать.
  Спустя два часа все собрались в отсеке для приема пищи, перед небольшим столиком с многочисленными крепежными приспособлениями, предназначенными для фиксации всевозможных баночек и пакетиков.
  -Коля, махнемся кашами. Не люблю свинину с рисом, - предложил Миша.
  -Давай, - сказал я, запустив в сторону Миши баночку с гречневой кашей. Говорить приходилось громко, мешал шум от работающего пылесоса, который поглощал все крошки неминуемо оказывавшиеся в воздухе.
  Поймав баночку от Миши, я поставил ее на разогрев в электрический зажим, пускающий по банке ток, который и нагревал ее содержимое. Залил водой супчик с лапшой и стал ждать готовности.
  -Приятного аппетита, - пожелал Крэпс. - Вот маленький презентик от Стэнли, - выпустил он из рук бутылку коньяка. - Сначала хотел подождать до включения вращения, чтобы отдегустировать сей чудный напиток хоть при какой-то гравитации. Но до этого момента еще долгие месяцы полета, а сейчас есть что отпраздновать.
  -Здорово! Армянский, - причмокивая, повертел в руках бутылку Михаил. - Может оставим до возвращения. То есть до старта с Марса. Вот там действительно будет что отпраздновать.
  -Там тоже отпразднуем, - улыбнулся Крэпс. - Стэнли презинтовал две бутылочки. Одну сейчас, а вторую на обратном пути.
  -Я ж говорю - классный мужик этот Стэнли. И как только умудрился протащить на орбиту аж две бутылки отменного коньяка.
  -Умудрился как-то. Мне свой секрет не открыл, - ухмыльнулся Крэпс.
  Миша открутил пробку и с наслаждением вдохнул аромат из бутылки.
  -Михайло, дай-ка мне заценить, - попросил я.
  -Про шоколад забыл. Сейчас вернусь, - сказал Крэпс и покинул столовую.
  Миша толкнул ко мне открытую бутылку. Из надписи на этикетке я ничего не разобрал - армянский, но пять звездочек и дата 1980 год, внушали мне, что напиток определенно должен быть хорош.
  -Парни, этот напиток старше любого из нас. Ему аж пятьдесят четыре года, - сказал я и поднес к носу горлышко бутылки. - А, какой аромат. Зацени Роджер, - толкнул я к нему бутыль.
  -Нее, - поморщился он. - Я не люблю коньяк. Вот Мадера - это вещь.
  -Брюзга, - бросил Михаил, перехватывая бутылку. - Ну, а ты Анюта, что скажешь?
  -Для начала надо попробовать, а потом говорить.
  Миша не решительно перевернул бутылку к верху дном.
  -М-да, а Стэнли мог бы перелить содержимое в пластиковый пакет. Как же мы будем его от туда доставать?
  -Сосать через трубочку, - хихикнула Анна. - Я сейчас.
  Анна в спешке покинула нас.
  -Могу предложить еще один вариант, - ухмыльнулся я. - Ты берешь горлышко бутылки в рот, а я ударяю тебя по голове, когда ты начинаешь двигаться вниз вместе с бутылкой, жидкость должна остаться на месте.
  -Хитро, - расплылся Михаил в улыбке. - Попробуем? Только шишак мне не набей.
  -Куалдочка бы не помешала, - хихикнул Роджер.
  -Цыц, - шикнул на него Миша. - Давай. Пробуем.
  Он взял горлышко бутылки в рот и подплыл к потолку, произнес:
  -Только аккуратно. Не сильно.
  -Не волнуйся. Не захлебнись только, - сказал я.
  -Эээ...Вы чего творите? - возмущенно сказала Анна. - Мальчики, хватит дурковать. Миша, а ну давай к столу, я трубочку принесла.
  -Да мы только попробуем, - настаивал он.
  -Спускайся, спускайся. Давайте вести себя культурно, - появился Крэпс с двумя шоколадками.
  -Ну вот, - досадно произнес Михаил.
  -Не расстраивайся, зато ничего не прольем зря, - попытался подбодрить его я.
  Миша спустился к столу, все еще держа бутыль во рту.
  -Чпок, - хихикнула Анна, выдергивая бутылку из его рта. Вытащив из-за пояса прозрачную трубочку, вставила ее в горлышко бутылки.
  -Это что от катетера? - спросил Роджер про трубочку.
  -От него, - ответила девушка.
  -Надеюсь не использованная? - спросил Михаил.
  -Еще как использованная. Роджер с ней два дня лежал, - с улыбкой произнесла Анна.
  Миша округлил глаза, не понимая, всерьез говорит девушка или нет.
  -Да новая она. Не видишь что ли? - сказал я. - Эх, Михайло... Михайло. Глумится она над тобой, а ты введешься.
  -Я понимаю. Просто хотел подыграть немного, - смущенно произнес он.
  -Как же подыграть. Повелся, - ехидно заметила Анна.
  -Ладно. Давайте к столу. Продегустируем, - сказал Крэпс, поломав шоколадку и выпустив квадратные плитки в воздух.
  С коньяком разобрались довольно быстро и даже слегка закосели, несмотря на небольшую его дозу. Принимая его внутрь через трубочку, мы неизбежно ускорили процесс его всасывания. Закусив это дело обедом, теперь молча шлифовали все чайком.
  -Ну, а теперь всем отдыхать. Я подежурю, потом меня сменит Миша. В общем, по графику, - сказал Крэпс и поплыл в сторону рубки.
  Миша с Роджером принялись обсуждать график.
  -Жду тебя у себя, - шепнула мне на ухо Анна и громко произнесла, - Ладно, мальчики спокойной ночи.
  -Спокойной, - даже не глянув на девушку, хором сказали Миша и Роджер.
  Анна удалилась, а я еще несколько минут медленно посасывал чай через трубочку, а потом сказал:
  -Ну, я тоже пожалуй пойду. Устал немного.
  -Ну, давай. Отдыхай. Мы тоже щас пойдем, - сказал Михаил.
  Я отправился в жилой отсек, остановился у каюты Анны и оглянулся. В коридоре никого. Тихонько постучал в дверь. Дверь приоткрылась, Анна высунулась наружу, быстро охватив коридор взглядом, схватила меня за грудки и втянула внутрь.
  -Чего так долго? - спросила она.
  -Выжидал...
  Она не дала мне договорить и припала к моим губам, ловко лавируя язычком. Я обхватил ее руками, отвечая на поцелуй, прижал к себе. Медленно провел по спине и опустил руки на попу, слегка сжав ее. Оторвался от ее губ и стал целовать шею, ухватил мочку уха губами и немного сжал зубами. По телу девушки пробежала дрожь, она застонала от удовольствия. Шея и уши это ее эрогенные зоны, я отлично знал, что ей нравиться. Мы вновь слились в страстном поцелуе. Тихонько зыкнула молния ее кителя, и летный пиджак отлетел в сторону, а мои руки уже во всю порхали под ее блузкой.
  -Дверь, - томно произнесла она. - Закрой дверь.
  Я нехотя отпустил девушку и, повернувшись к двери, закрыл ее на замок. Анна спешно избавлялась от одежды. Блузки на ней уже не было, а теперь, кувыркаясь в воздухе, она стягивала с себя брюки. Приблизившись к ней, я помог ей вылезти из штанов и тут же припал к ее грудям губами. Твердый третий размер, без земной тяжести смотрелся идеально. Груди словно налились твердостью и упругостью, больше их ничего не тянуло к земле. Я с большим удовольствием помял их, покусал сосок зубками, немного покрутил его пальцами. Анна задрала мой китель, видимо пытаясь снять его через голову, совсем забыв про молнию. Я отстранился от нее и стал стягивать с себя одежду. Девушка решила мне помогать. Мягко разошлась молния на брюках, и они улетели куда-то в угол, пока я возился с заклепками рубашки. Маленькие кнопочки намертво друг с другом вцепились и никак не хотели расходиться. Новые - ничего не поделаешь. Видимо Анне надоела такая возня и, сильно дернув за края рубахи, с громкими щелчками она расстегнула мою рубашку. Припала к груди губами и стала плавно опускаться вниз, покрывая мое тело поцелуями. Добравшись до живота, стянула с меня труселя.
  -Ты меня не хочешь? - спросила она.
  -Очень хочу, - сконфузился я, "дружок" никак не хотел оживать.
  -Щас поправим. Это из-за невесомости, кровь приливает к верхней половине тела, - спокойно произнесла Анна и, громко причмокивая, принялась за дело.
  Я закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться на ощущениях.
  -Кажется оживает, - спустя какое-то время произнес я.
  -Еще как оживает. Куда он денется.
  -Не разговаривай с набитым ртом, - пошутил я. - Ай! И не кусайся!
  -Кажется, достаточно, - сказала Анна и, повернувшись ко мне спиной, добавила - Возьми меня мой кобелек.
  -Ах, ты грязная... - попытался я резко войти в нее, но как только коснулся ее тела, девушка уплыла от меня. - Эээ... Упрись во что-нибудь.
  Громко вздохнув, Анна взялась руками за край кровати. Я пристроился сзади и, направив свое копье к месту, где темно и сыро, попробовал проникнуть в ее лоно.
  -Кажется, без вазелина не обойтись, - слегка крякнув, сказал я, когда мой агрегат натолкнулся на препятствие.
  -Какой вазелин? - с раздражением выпалила Анна. - У меня все в порядке. Просто секса давно не было...
  Девушка взяла мой прибор в руку и буквально вонзила его в себя. Я вскрикнул и поморщился от боли.
  -Ух, как туго, - пропыхтел я, начав очень медленные фрикции. - Туго, но приятно.
  -Хватит болтать, - простонала Анна. - Давай как рыбы.
  Сделав всего несколько движений, я почувствовал, как пот уже струится по моему лбу, заливая глаза и вызывая жжение в них. Я моментально взмок, все мое тело уже блестело от тонкого слоя воды на его поверхности. Да, в космосе человек потеет намного больше, чем на Земле. Особенно в начале своей адаптации к невесомости. Секс - это грязное дело. Несмотря на чувство эйфории и восторга, для организма это большой стресс. А в космосе - это дело еще и отвратительное. Капельки пота, срываясь с наших тел от активных движений, быстро окружили наши тела сплошной завесой, создав вокруг нас постепенно расширяющеюся оболочку мороси.
  Анна часто задышала изредка, постанывая от удовольствия. Я запустил свою руку в ее лоно и мягкими движениями помассировал клитор. Она громко застонала, по ее тело прошла судорога.
  -Быстрее, - задыхаясь, выпалила она и, коснувшись рукой моего бедра, задала ритм.
  -Черт! Презиков то нет, - сказал я, чувствуя, как накаляется мой "жезл", и уже ощущая приятную истому внутри живота.
  Анна уже не отвечала, полностью погрузившись в наслаждение. Конечно, я знал, что она пользуется противозачаточными таблетками, но боялся я вовсе не ее беременности, а того, что обычно происходит в конце акта. Не очень то хотелось, чтобы к капельками пота летающим вокруг, добавилось бы кое-чего еще. Махнув рукой, разогнал морось, клубившуюся у лица.
  Я часто задышал, сердце бешено колотилось, голову заволокло туманом. Думать больше ни о чем не мог. Руки постоянно норовили соскользнуть с мокрых бедер девушки. Попадать в такт движениям Анны становилось все трудней.
  Внезапно взвыла сирена, и зажегся красный свет. Мы замерли, так и не дойдя до критической точки, по крайней мере, я не дошел. Анна, кажется, разок уже успела побывать в нирване.
  -Что-то случилось? - взволнованно произнесла девушка.
  Мы все еще были едины и висели плотно прижавшись друг к другу.
  -Пожар! - воскликнул я, моментально проанализировав звук сирены.
  Я извлек из лона девушки уже обмякшего "дружка" и судорожно стал натягивать одежду. Натянул брюки и, накинув рубашку, принялся застегивать кнопки, как вдруг аварийное освещение погасло, погрузив небольшую каютку в кромешную тьму.
  -Фонарик есть? - спросил я.
  -Уже ищу, - ответила Анна.
  Через несколько секунд послышалось жужжание, очевидно, Анна раскручивала магнето, генерируя электричество для светодиодов. Послышалось громкое пыхтенье девушки, и, наконец, свет зажегся.
  -Бля... Дверь блокирована, - зло произнес я.
  В случаи экстренных ситуаций все отсеки блокируются. Отгораживаются друг от друга, и открыть переборку можно, только введя специальный код. Но как его ввести, если нет электричества?
  -Отвертка есть? - спросил я.
  -Есть. Вон там, - показала Анна на магнитный держатель на стене.
  -Хорошо. Попробую открыть дверь в ручную.
  Я взял отвертку и, сняв защитную панель у основания двери, стал откручивать болты, чтобы добраться до механизма замка.
  -Коля, стой! - воскликнула вдруг Анна.
  -Что такое? - вздрогнул я.
  -Дверь. Посмотри на дверь. На ней изморозь.
  Я поднял глаза на дверь, она медленно покрывалась инеем.
  -Разгерметизация, - прошептал я и с силой шмякнул отверткой в пол.
  Мы оказались в ловушке, покинуть каюту без скафандра не возможно. Это верная смерть.
  -Крэпс должен быть в рубке. Он устранит неисправность, - подбодрила меня Анна.
  -Будем надеяться, - ответил я. - Надежда только на него. Очевидно, Миша и Роджер в таком же положение, что и мы. Скорей всего в таком же...
  -Он исправит. Я уверена. Иди ко мне, становиться холодно.
  Я расстегнул молнию на спальном мешке, и мы залезли в него. Свет фонаря начинал меркнуть, но его вполне было достаточно, чтобы разглядеть взволнованное лицо Анны. Оно резко побледнело и на этом фоне, стали сильно выделяться рыжие канапушки. Расширенные зрачки, почти полностью поглотили собой радужную оболочку ее серых глаз. Маленький курносый носик, чуть ниже чудный ротик с пухленькими губками, слегка приоткрытый, словно от изумления. Я провел рукой по рыжим волосам, отодвигая их с лица, и заправил за ушки.
  -Надо покрутить магнето, - еле слышно произнесла Анна.
  -Не надо. Пусть гаснет, не хочу тебя отпускать, - сказал я, не обращая внимания на почти потухший фонарь.
  Я нежно поцеловал ее в губы и обнял, прижавшись к ее щеке. Закрыл глаза. Лица парней тут же встали передо мной, словно на фотокарточке. Вот Миша - довольно симпатичный парень, с темными короткими волосами, подстриженными под полубокс. С очень красивыми голубыми глазами и длинными ресницами. В этом ему завидовали многие девчонки. Вечно веселый и юморной - Миша. Вот Роджер, - всегда серьезный и совсем не умеющий шутить, хотя и старающейся делать потуги. Невысокого роста блондин с карими глазами. Почему-то он предстал передо мной с отломленным передним зубом, результатом неудачного падения при игре в баскетбол, но впоследствии наращенным за ново. Крэпс - капитан и просто друг, который всегда поддержит и поможет, но при этом всегда норовящий учить и поучать. Скорее отец, чем друг. И это отталкивает, не любят дети, когда их наставляют на путь истинный. Крэпс - подтянутый парень, среднего роста с треугольным лицом и до безобразия огромными черными бровями. Мы не раз предлагали ему выщипать их, и даже в учебке снабдили его кличкой - бровный парень. Конечно же, с подачи Миши.
  А я? Каков же я? Я пытался вспомнить свой образ, но не мог. Представлял свое отражение в зеркале, но там лишь пустота, покрытая туманом, словно после горячей ванны, висевшее рядом зеркало, стало непрозрачным.
  Я покрепче стиснул Анну в своих объятиях, зарывшись носом в ее волосы, пахнущие ландышем. Становилось холодно.
  
  * * *
  Сегодня Марк Вебер, руководитель проекта "Жизнь на Марсе", сообщил о пожаре на межпланетном корабле Тритон. Сведений практически никаких нет. Известно лишь, что с крейсера поступил сигнал о пожаре, а затем связь с ним оборвалась. С момента событий прошло уже более двух дней. Надежды, что экипаж остался жив - практически нет. Сегодняшний день объявлен днем траура. Давайте почтим героев, сгинувших в космическом пространстве, минутой молчания.
  
  Февраль 2011.
  
  *Анекдоты с просторов Интернета. Авторы не известны.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"