Бабкин Артем Юрьевич: другие произведения.

Специальный выпуск. Рекурсивная история о борьбе человека и наркотика

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Я переключил канал, и из динамиков на меня обрушился шквал аплодисментов в перемешку с громкой веселой музыкой.
  На сцене ярко раскрашенной студии появились двое ведущих. Одежда их была весьма необычна: мягкие и наверняка очень теплые волосатые комбинезоны, шапочки с ушами и механические часто виляющие хвосты. В общем, ведущие вполне походили на больших пухлых котов: рыжего и серого. Было заметно, что в студии также находились и зрители - камера иногда захватывала особо эмоциональные экземпляры. В центральной части сцены стоял низкий овальный стол, за ним - длинный диван для гостей программы, а по бокам - шикарные мягкие кресла ведущих.
  - Добро пожаловать на нашу научно-развлекательную программу "Котики-наркотики"! - громко и радостно объявил рыжий и вильнул хвостом. - Это наш специальный сотый выпуск, начиная с него шоу можно будет смотреть в 3-D очках!
  - Сегодня наша программа будет посвящена науке на службе рядовых торчков, - подхватил серый, тоже вильнув хвостом, но в другую сторону. - И чтобы не быть голословными, мы пригласили двух известных ученых. Встречайте: председатель Постоянного комитета по контролю наркотиков, сотрудник Православного инновационного центра в Сколково Эльвира Борисовна Бабаян.
  На сцене появилась женщина средних лет, худая и красивая для своего возраста. Проходя от края сцены к дивану она с лучезарной улыбкой махала аплодирующим зрителям рукой и красивым пушистым хвостом, прикрепленным к поясу.
  - И не менее известный Чарльз Спенс, профессор психологии Оксфордского университета и академик международной академии при ООН, - произнес рыжий, дождавшись, когда аплодисменты утихнут. - Чарльз имеет русские корни, и мы сможем говорить с ним на нашем языке.
  В студию вошел пожилой хмурый мужчина. Коротко кивнув рукоплещущей аудитории, он прошел к центру сцены и сел на диван рядом с Эльвирой Борисовной. Кроме темно-коричневого костюма на нем была еще шапочка с ушами - такая же, как у ведущих. Чарльз явно не привык к публичным выступлениям и часто поправлял галстук, выдавая свое волнение.
  - Итак, первый традиционный вопрос, - начал беседу серый, когда оба ведущих уселись в кресла. - Что вам нравится в наркотиках?
  Профессор посмотрел на Эльвиру Борисовну и сделал жест рукой, предлагая женщине отвечать первой. Та была не против.
  - Безусловно, самое важное в веществах, - подумав, произнесла Эльвира Борисовна, - это возможность прикоснуться к основам мироздания. Единение с Богом, понимаете? Чем качественнее приход, тем ближе ты ощущаешь нашего Создателя и тем яснее видишь окружающий мир. В данный момент в нашем Православном инновационном центре мы занимаемся проектом "ПроперТрип" - поиском идеального сочетания наркотиков для идеального прихода. По большей части, это работа для наших химиков и биологов - и будьте уверены, они трудятся не покладая рук.
  Тут Эльвира Борисовна сделала паузу и подняла вверх указательный палец, призывая сосредоточиться на следующей мысли.
  - Но не стоит также забывать о психологических аспектах явления, - медленно, с расстановкой продолжила она. - Принятие веществ - это не только упорядоченные химические процессы и четкий тайминг, синхронизированный с особенностями вашего организма. Это также и окружение, в котором происходит процесс.
  Эльвира Борисовна села поудобнее; видно было, что эта тема - ее конек. Она была похожа на школьную учительницу, пытающуюся объяснить детям новый материал. Тем временем заинтересовался и Чарльз: чуть наклонив голову и поглаживая подбородок, он чутко внимал соседке. Профессор, кажется, совсем забыл о волнении.
  - Я за естественное окружение для наркотиков, - продолжила Эльвира Борисовна. - Понимаете, если вы раздобыли псилоцибиновых грибов, то уж конечно будете принимать их на свежем воздухе - лучше всего именно там, где грибы выросли. Очень важно сохранить единство пространства, чтобы не потерять основные свойства вещества. А марки ЛСД... их должны вам прислать по почте, чтобы сохранить это единство пространства. Понимаете? Если ЛСД, то только присланное по почте.
  - В этом случае, - кивая, подхватил Чарльз, - очень важно уделить внимание содержанию письма. От этого будет зависеть все путешествие. Будь то письмо от любимой бабушки из деревни, открытка от лучшего друга из Камбоджи или откровенные фотографии от вашей девушки - эффект будет совершенно разным. И учитывать нужно все индивидуальные психологические особенности испытуемого - иначе даже самый верный вариант может неожиданно обернуться бэд трипом.
  - И у вас были подобные прецеденты? - поинтересовался рыжий.
  - О, да! Были, были... - снова нахмурился профессор. - Вы же слышали историю о неоновой девушке?
  Двое ведущих и гостья как по команде кивнули.
  - Припоминаем, - ответил за всех серый, - но не могли бы вы рассказать ее нашим зрителям?
  - Конечно! - профессор явно приободрился: его глаза загорелись, и он мало-помалу начал помогать себе жестикуляцией. - Сама история заключается в том, что одна девушка - кажется, она жила во Владивостоке - начала принимать вещества во время своей ежегодной зимней депрессии и в определенный момент стала видеть вокруг себя неоновое свечение. Самым замечательным в этом свечении было то, что оно появлялось только в определенный момент вечера и исчезало с утра. Заинтересовавшись, девушка решила изучить это явление и начала строить график. Ей потребовалось около полугода, чтобы выяснить, что появление свечения строго зависит от
  изменений в световом дне: как только на улице становилось темно, включался неон; как только всходило солнце, свечение исчезало. Еще полгода ушло у девушки на то, чтобы проанализировать полученную информацию, пока она наконец не поняла, что является неоновой вывеской одного из рыбных ресторанов своего города.
  Разведя руки в стороны, Чарльз пожал плечами, будто говорил: "Такое случается". Ведущие переглянулись и синхронно вильнули хвостами, но ничего не сказали.
  - История известная , - прокомментировала Эльвира Борисовна со снисходительной усмешкой эксперта, - но нигде толком не зафиксированная. Конечно, девушка могла быть вывеской. Но с большей вероятностью я бы предположила, что в ее тело тайно вживили неоновые втулки - в качестве эксперимента. Вы же понимаете? Неоновое свечение очень удобно для вечерних прогулок - и почему бы не вживить эти втулки всем желающим? У нас в Сколково уже давно разрабатывают подобные проекты. Наверняка, имплантаты работали на солнечной энергии, и как только лучи переставали попадать на поверхность тела, включался ночной режим.
  Ведущие закивали, соглашаясь с разумным объяснением феномена, но Чарльз покачал головой.
  - Это очень хорошая теория, - дипломатично заметил он, - но неверная. Дело в том, что я сам был этой девушкой, и лично видел прекрасный переливающийся неоновый свет и всех посетителей рыбного ресторана внизу.
  Ведущие удивленно вскинули брови, в зале бурно зааплодировали, а Чарльз закивал аудитории с несколько смущенной улыбкой. Рыжий и серый озадаченно переглянулись - видно было, что тема беседы отошла от намеченной.
  - Эльвира Борисовна, вы коснулись актуальной темы вживления имплантатов, - спас положение рыжий, когда зрители поутихли. - Как известно, эта отрасль в наши дни развивается невероятно быстро, и нам бы хотелось поговорить об этом поподробнее. Что вы можете сказать о применении имплантатов в ближайшем будущем?
  Женщина медленно закивала, одобряя вопрос. Формулирование ответа заняло у нее несколько секунд.
  - Мир будущего - это мир вживленных в человека метамфитаминовых лабораторий и плантаций марихуаны, - наконец уверенно ответила Эльвира Борисовна. - Это всего лишь дело времени. Имплантаты - еще один выбор, который встанет перед человеком будущего. Что вы хотите: превратить свою дыхательную систему в бонг или открыть на месте одной из почек производство высококачественного кокаина? Решать вам. На самом деле, опытные образцы уже есть, и мы работаем над их усовершенствованием.
  - Мы знаем, что в это время один из таких образцов как раз проходит фазу тестирования, - кивнул рыжий. - И сегодня у нас есть уникальная возможность посмотреть на это в прямом эфире.
  - Но все это - после рекламы, - обратился серый к зрителям. - Не переключайтесь!
  Аудитория бурно зааплодировала, камера дала общий план, послышалась веселая музыка из заставки передачи, и на экране замелькали рекламные ролики.
  *
  Реклама на Слон-ТВ! Короче, чем ваш хобот!
  *
  Звучит мелодичная японская мелодия, появляется пейзаж в пастельных тонах - череда гор, скрывающих свои вершины в облаках. Камера отдаляется, и горы постепенно превращаются в зубы пациента стоматологической клиники. Лица пациента мы не видим, так же, как и лица доктора, склонившегося над ним.
  Голос за кадром: "Мировой бестлеллер теперь и на русском! Спрашивайте во всех книжных магазинах страны".
  Книга крупным планом: Яроб Покурико "В ротовой полости оратора. Воспоминания дантиста".
  *
  Рррадио "Love'n'Lose" - 102,2 FM
  Люби, теряй, живи. Первое философское радио.
  *
  На экране обычная облезлая детская площадка обычного облезлого дворика. Неопрятного вида бритый молодой человек присевши на корточки медленно раскачивается на качелях. На его выцветшей футболке легко узнаваемая надпись "Google". К нему подходит второй такой же бритый юноша: он держит руки в карманах потрепанной кожаной куртки и постоянно боязливо озирается. Надпись на его футболке гласит: "Яндекс".
  - Слыш, есть чё погуглить? - наконец спрашивает он.
  - Найдется все, Яндекс, - отвечает первый и ловко спрыгивает с качелей.
  *
  В динамиках послышалась знакомая мелодия, и экран показал студию общим планом.
  - С вами снова "Котики-наркотики", - объявил зрителям рыжий ведущий. - И тема сегодняшней передачи - наука на службе рядовых торчков.
  Зрители тут же зааплодировали, но к счастью быстро успокоились.
  - Итак, православные опыты по введению в человеческий организм имплантатов, - хлопнул в ладоши серый.
  - Тайные опыты, - уточнила Эльвира Борисовна. - Подопытный не догадывается о вживленном в него биомеханизме - иначе теряется аутентичность поведения и реакций.
  Все закивали - такое решение Православного инновационного центра было вполне логичным.
  - И какой же образец имплантата вы использовали в этот раз? - поинтересовался рыжий и погладил лежащий на коленях хвост.
  - В этом случае мы работаем над миниатюрной лабораторией, производящей кислоту, - Эльвира Борисовна почти коснулась большим пальцем указательного, чтобы продемонстрировать, насколько маленьким был биомеханизм. - Мы вживили имплантаты в подушечки больших пальцев рук подопытного, и...
  - Неожиданно, - вскинул брови Чарльз. - А с чем это связано?
  - Я как раз хотела об этом сказать, - улыбнулась Эльвира Борисовна, несколько укорительно посмотрев на профессора. - Дело в том, что подобные опыты - это не просто построение графиков, статистика и анализ результатов. Это искусство. В данном случае, мы выбрали такое местонахождение имплантатов, исходя из привычек подопытного. Понимаете, во сне он, как ребенок, сосет большой палец - таким образом наркотические вещества и поступают в организм. Помните, я говорила вам про естественное окружение для веществ? Это как раз тот случай.
  - Занимательно, - заинтересовался Чарльз. - А на каком этапе находится эксперимент?
  Но рыжий перебил его, прикоснувшись к своему едва заметному наушнику - видимо, услышал что-то от режиссера.
  - Давайте сначала познакомимся с подопытным и включим прямой эфир, - сказал он, показывая рукой на большой экран в углу сцены. - Пожалуйста.
  Камера последовала его движению, и интерьер студии сменился на интерьер квартиры. Современная, но довольно потертая мебель комнаты освещалась свежим утренним солнцем. На кровати среди кучи пледов и одеял лежал молодой человек лет тридцати: он спал и во сне сосал большой палец правой руки. Тут и там по комнате были раскиданы довольно странные вещи: от канцелярских товаров до упаковок с таблетками и разорванных книг.
  - Эльвира Борисовна, вы нам его представите? - послышался фоном голос рыжего (или серого - голоса у них были одинаковые).
  - Да, конечно, - голос у Эльвиры Борисовны стал похож на учительский. - Это Максим. Он работал менеджером экскурсионного обслуживания в одном из московских туристических агенств. Но ему, конечно, пришлось уволиться на время эксперимента: месяц назад мы вживили ему имплантаты, и первые приходы оказались для него очень изнурительными.
  - А что насчет толерантности? - задал вопрос Чарльз.
  - Да, толерантность смягчила его восприятие, и теперь он вполне освоился в новой реальности. Сейчас мы наблюдаем самую активную и самую интересную часть эксперимента.
  В это время Максим начал просыпаться, вытащил палец изо рта и, что-то пробубнив себе под нос, попытался выпутаться из плена покрывал. Сразу у него это не получилось, и он, казалось, уже сдался и упал обратно на подушки. Однако полежав так несколько секунд, он внезапно и очень ловко выпрыгнул из одеял, очутившись таким образом у изголовья кровати. Оказалось, что на Максиме все это время были старые изодранные джинсы. Он взъерошил волосы, схватил первый попавшийся плед, укутался в него и проследовал к двери.
  Картинка поменялась: теперь это была прихожая с зеркалом во весь рост и большим шкафом, половина ящиков и дверей которого была открыта. Пошатываясь, Максим доплелся до зеркала и долго на себя смотрел, осторожно дотрагиваясь то до собственного лица, то его отражения.
  - У него ведь совсем нет контактов с внешним миром? - тем временем спросил ведущий.
  - Почти никаких, - вздохнув, ответила Эльвира Борисовна. - Чистота эксперимента, вы же понимаете.
  - Неужели он не пытался выбраться из квартиры? - послышался удивленный голос профессора. - Это странно.
  - Конечно, пытался. И несколько раз ему это удавалось. Но снаружи ему не понравилось, и теперь он почти совсем не выходит.
  Максим перестал всматриваться в зеркало и хмуро поплелся в другую комнату. Картинка снова поменялась, на этот раз показав нам кухню. Максима еще не было видно, но у плиты можно было заметить другого персонажа - огромного котяру в полтора метра ростом, толстого и пушистого, стоящего на задних лапах будто человек. Фоном послышались неловкие смешки ведущих - этот кот был настоящим, а не костюмированной копией, как они. Наконец в кадре появился Максим: он вошел в кухню и остановился у двери, смотря на кота. Ракурс камеры не позволял заглянуть ему в лицо. Через несколько мгновений, услышав или учуяв, что кто-то рядом, кот повернулся - и стало видно, что он что-то жарит на сковородке. Кот прищурился и красиво разгладил свои длинные и довольно густые усы.
  - Ну что, выспался? - спросил он Максима. Голос его оказался очень мягким и мелодичным.
  - Выспался? - эхом повторил Максим, у которого голос был совсем не таким приятным.
  - Мне уже скучно стало, - с обидой в голосе проговорил кот и вернулся к сковородке. - Я так рано встал, а ты все дрыхнешь и дрыхнешь. Соня... И телевизор нельзя включить...
  - Нет! Нельзя телевизор! - резко кинул Максим и укрылся в плед с головой.
  - Я знаю, знаю, он тебя пугает. Но мне-то как развлекаться? - кот развел лапы в стороны, а потом осторожно достал из шкафа тарелку. - Я же так умру со скуки.
  - Телевизор - это зло, - медленно и уверенно проговорил Максим.
  - Зло, зло, - согласился кот. - Но интернет нам отрубили. Когда ты наконец сходишь и заплатишь за него?
  - Схожу сегодня, - пробурчал Максим, и его голова снова показалась из-под пледа. - Что ты готовишь?
  - Яичница - для тебя, кофе - для меня.
  - Я тоооже хочу кооофе, - заканючил Максим и тихонько затопал босыми ногами по полу.
  - Тебе чай, - отрезал кот.
  - Почему?
  - Потому что кофе больше нет. Надо было раньше вставать.
  Кот выложил яичницу на тарелку и протянул ее Максиму, а сам, налив себе маленькую чашечку кофе, открыл форточку, закурил сигарету и взгромоздился на широкий подоконник. Максим посмотрел на яичницу и, достав вилку, принялся жадно есть, держа тарелку на весу.
  - У меня сигареты заканчиваются, - произнес кот, глядя в окно. - Купи, когда за интернет пойдешь платить.
  - Хорошо, - с набитым ртом проговорил Максим. - Ты поставишь чайник?
  - Ага.
  Они надолго замолчали, но почему-то не было слышно и комментариев из студии. Максим время от времени переставал жевать и прислушивался, склонив голову набок - но спустя мгновение снова принимался за яичницу.
  - Знаешь чего... - прервал молчание кот, и в голосе его чувствовалось какое-то сомнение. - Я сегодня все утро думаю про Инквизиторскую Деву.
  - Мне... Мне иногда кажется, что я слышу шум катушек видеокамер, - невпопад ляпнул Максим.
  - Ты параноик, - рассержено констатировал кот. - И вечно меня не слушаешь. Я тебе говорю про Инквизиторскую Деву.
  - Инквизиторскую Деву, - блекло повторил Максим. - А что с ней?
  - Ну, ты помнишь историю? Про Деву про эту? Помнишь?
  - Не помню. Давай лучше чай сделаем?
  - Ну как же ты не помнишь, нам же вместе рассказывали! - кот нахмурился и снова красиво расчесал усы, попутно стряхивая пепел в опустевшую кофейную чашку.
  - Расскажи еще раз, - предложил Максим и вернулся к яичнице.
  - Раз ты такой забывчивый... - пробубнил кот и его хвост громко хлопнул по подоконнику. - Слушай заново. Дело было в 1628 году в городе Бамберг, что в Германии. Жила-была девушка, совсем еще юная, которая всем сердцем полюбила епископа Фредерика Фернера - а тот, в свою очередь, полюбил ее. Страсть эта была невероятной и трагичной: Епископ Бамбергский был кроме прочего известным и опытным агентом инквизиции, а девушка оказалась убежденной лютеранкой. Им не суждено было провести долгие годы вместе, сохраняя пусть тайную, но желанную связь. Приказ о поимке ведьмы был подписан, и епископ вопреки обыкновению отправился вершить правосудие сам. Издалека завидев любимого, девушка поняла, что он собирается сделать. Вся в слезах она кинулась к главной площади и укрылась за дверями часовни. Ровно триста ступеней пришлось ей преодолеть, чтобы добраться наверх. Посмотрев в последний раз на любимого, она бросилась вниз и разбилась о землю у его ног.
  Кот замолчал, продолжая смотреть в окно и медленно покачивая хвостом. Максим поставил пустую тарелку в раковину и тут же начал ее мыть, прихватив с плиты сковородку и турку.
  - Печальная история, - наконец сказал он. - И почему ты все утро о ней вспоминал?
  - Не знаю, - подумав, сознался кот и через секунду продолжил. - Я заметил, что имени девушки так и не называют. Наверное, никто, кроме самого инквизитора, это имя и не запомнил. А история сохранилась лишь потому, что ее ставили в пример остальным инквизиторам: чары ведьмы смогли одурманить даже опытного Епископа Бамбергского, но нужно быть стойким в своей вере и идти до конца.
  - Идти до конца, - пробубнил Максим. - Слушай, может мы чайник поставим?
  - Единственное, как называют эту девушку - еретичка, - не обращая внимания на собеседника монотонно продолжал кот. - Еретичка. А "ересь" в переводе с греческого обозначает "выбор". Вот я и думаю, перед каким выбором она стояла? Определенно, на одной чаше весов было самоубийство и, соответственно, предательство веры - ведь это смертных грех. На другой была смерть при аутодафе и, как ни странно, любовь. Отдавшись в руки инквизитора и отрекшись от своей веры, девушка могла остаться в живых - ведь возлюбленный сделал бы все возможное, чтобы смягчить приговор. Может, потому он и пошел за ней сам - чтобы все объяснить и успокоить. У этой девушки был единственный шанс выжить: полностью довериться чувствам инквизитора. Но, видимо, она не так уж сильно в них верила...
  - Верила, - проговорил Максим и, выключив воду, стал расставлять посуду по местам.
  - При этом заметь, что предательство веры лежало на обеих чашах, и здесь особого выбора не было, - проговорил кот и, помолчав, повернулся к собеседнику. - Давай все-таки поставим чайник.
  Он спрыгнул с подоконника и начал заниматься чаем. В это время на экране снова появилась студия, а ведущие и гости вернулись к беседе, изредка поглядывая на то, что творится в квартире.
  - Скажите, пожалуйста, - задал вопрос рыжий, обращаясь к Эльвире Борисовне, - а пробовали ли вы применять алкоголь для смягчения эффекта на ранних стадиях эксперимента?
  - Конечно, пробовали, - с энтузиазмом ответила та. - Скажу больше, это было неизбежно - иначе подопытный сошел бы с ума. Кстати, чай который они пьют - на самом деле, горячее вино.
  - Но не стоит с этим перебарщивать, - компетентно заметил Чарльз. - Ведь алкоголь в больших количествах может увести эксперимент в другую плоскость. В моей практике были такие случаи.
  - Чарльз, расскажите, пожалуйста, - кивнул профессору серый.
  - Алкоголь может сильно повлиять на вашу чувствительность и синхронизацию с миром, - объяснил профессор. - Например, если пить только мескаль, вчистую и на протяжении достаточно долгого времени, открываются интересные способности. У меня есть один друг, которого зовут Ребо - переборщив с мескалем, он научился перемещаться во времени, и после такого опыта смог использовать любой алкоголь для этих целей. В конце концов, Ребо стал очень одинок в своих путешествиях, ведь брать в них других людей очень опасно, потому что... - тут профессор нахмурился, и в голосе его зазвучали нотки грусти. - Вы понимаете... Паранойя. Паранойя. В конце концов она изгложет тебя. Кто бы ни был твоим компаньоном, ты никогда не сможешь до конца доверять ему. Никогда. Но находчивый Ребо все же нашел выход из положения: он совершил скачок на несколько лет назад и взял себе в компаньоны молодую копию самого себя. Правда, при этом произошел коллапс: Ребо перестал существовать как историческая личность и начал жить между временными параллелями, подпитываясь чужими снами и алкоголем. Но к тому времени это уже не слишком заботило его - одиночество растворилось, и у Ребо появился самый прекрасный компаньон для путешествий во времени. Помню, однажды они заходили ко мне. Было очень приятно видеть друга после долгой разлуки - тем более, в двух копиях. Они выпили почти все, что было у меня в доме и, тепло попрощавшись, снова отправились в путь.
  - Очень интересно, профессор, - прокомментировала Эльвира Борисовна, и по голосу было понятно, что история Чарльза действительно важна для нее. - О таких отклонениях мы не слышали, стоит внести корректировки в наши эксперименты.
  Гостья аккуратно записала что-то на листке бумаги, лежащем перед ней на столе. Закончив, она удовлетворенно кивнула и снова с улыбкой посмотрела на зрителей.
  - Скажите пожалуйста, - обратился к ней рыжий. - Не было ли замечено девиантного поведения в ходе опыта над Максимом?
  - Было несколько моментов... - неуверенно произнесла Эльвира Борисовна, и улыбка ее тут же стерлась с лица. - Вода вместо пола... и тот случай с натюрмортом... Но в общем-то, все девиации положительные и безопасные. Поведение и ощущения подопытного остаются в рамках, предсказанных специалистами.
  - Положительные и безопасные? - переспросил серый, чуть повернув голову.
  - Да, именно так. Положительные - потому что через них мы надеемся развить у подопытного сверхспособности. А безопасные - потому что они не затрагивают его разрушительных инстинктов. Иногда, знаете... - Эльвира Борисовна покачала головой, явно вспоминая что-то неприятное. - Иногда самые, казалось, обычные идеи и желания подопытного могут привести к неожиданным последствиям. Однажды мы тестировали новую формулу, смесь амфетамина и экстракта гималайской ежевики. В определенный момент подопытным так завладела идея взглянуть на свой затылок, что он умер от рекурсии. Печальная история.
  - Печальная, да, - без тени сочувствия согласился серый. - Но таковы жертвы принесенные инновациям православной науки.
  Он посмотрел на Чарльза, ища поддержку с его стороны, и тот, поймав взгляд, энергично закивал в знак согласия.
  - Вы говорили о том, что стараетесь развить у ваших подопытных сверхспособности, - вернулся к теме рыжий. - Скажите, проявились ли такие способности у Максима?
  - Да, уже несколько, - снова заулыбалась Эльвира Борисовна и посмотрела на экран в углу сцены. - Посмотрите, он как раз демонстрирует одну из них.
  Экран захватил все внимание аудитории. На нем Максим, прикрывшись пледом, сидел на полу в прихожей и делал странные пассы руками: время от времени махал левой ладонью, а оттопыренным указательным пальцем правой писал что-то в воздухе.
  - Что это? - удивленно спросил Чарльз.
  - Это он научился ставить хэштеги свои мыслям, - с улыбкой объяснила Эльвира Борисовна.
  И вправду, если хорошенько присмотреться, можно было заметить, как Максим шевелил губами, беззвучно произнося что-то, - и в воздухе перед ним появлялись еле видимые облачка с неясными образами и словами. Некоторые облачка он смахивал в сторону, а к некоторым что-то подписывал пальцем.
  - Максим, иди сюда! - послышался вдруг голос кота с кухни. Казалось, он был чем-то взволнован.
  - Подожди! - раздраженно ответил Максим. - Я занят!
  Он еще некоторое время возился с хэштегами, а потом смял все облачка руками и проглотил их.
  - Уже неплохо освоился, - заметил Чарльз и прищурился. - А что... Что это он теперь делает?
  Максим все так же сидел на полу, укутавшись в плед с головой. Время от времени из-под пледа появлялась рука с указующим перстом, и Максим коротко проводил рукой снизу вверх.
  - Ах, это, - усмехнулась Эльвира Борисовна. - Это он просматривает свою фидленту в соцсетях. Он уже научился подключаться к сети без лишних устройств.
  - Разве такое возможно? - усомнился ведущий.
  - Конечно! - внезапно подтвердил Чарльз. - Эта функция есть почти у всех людей - но не все умеют ей пользоваться.
  В этот момент Максим вдруг вытащил голову из пледа - точь-в-точь черепаха - и прислушался, поворачивая голову то влево, то вправо. Потом он резко встал и начал ходить по прихожей, поглядывая куда-то под потолок. В определенный момент Максим посмотрел прямо в камеру и остановился. Так, в немом молчании, он простоял несколько минут, а затем медленно подошел к домофону и, сняв трубку, поднес ее к уху.
  - Смотрите, кажется, Максим пытается дозвониться до нас, - весело произнес ведущий, и все в студии, включая зрителей, рассмеялись. - Что ж, у нас звонок!
  Зрители перестали смеяться, с интересом ожидая беседы. Ведущие и гости глупо улыбались и смотрели куда-то вверх.
  - Алло, - послышался голос Максима, транслируемый в студии. - Алло, вы уже приехали? Мне нужно, чтобы вы приехали.
  Чарльз и Эльвира Борисовна переглянулись и кивнули друг другу све с теми же глупыми улыбками на лицах.
  - Алло, Максим, - ответил рыжий, едва сдерживая смех. - Вы попали на передачу "Котики-наркотики".
  Но тот, казалось, ничего не понимал. Голос его срывался и иногда проскальзывали металлические нотки.
  - Алло, - глухо повторял он. - Мне нужно, чтобы вы приехали. Чтобы вы приехали сейчас.
  - Мы не можем приехать, - почти смеясь, развел руки серый. - У нас эфир, мы записываем программу. Мы не имеем права так срывать передачу.
  Максим немного помолчал, будто осмысливая доводы ведущего.
  - Как это все у вас утомииительно... - наконец заныл он, согнувшись в три погибели. - Мне нужно... Алло... Нужно...
  Тут в разговор вмешался кот, пришедший из кухни в прихожую. Он был явно рассержен: уши стояли торчком, брови сдвинуты, а хвост метался, ударяясь об пол. Максим тут же отвлекся от домофона.
  - Ты видел это? - с досадой выпалил кот. - Нет, ты видел?
  - Что такое? - хрипло отозвался Максим, выпрямляясь и кладя трубку домофона на место.
  Он снова закутался в плед и, казалось, уже забыл о разговоре с ведущими.
  - Они пытаются сбросить цены на недвижимость в этом районе, - заявил кот. - Вот ублюдки.
  - Почему ты так думаешь? - с сомнением в голосе произнес Максим и вытер пот со лба.
  - Потому что они расклеили листовки на всех столбах и деревьях в округе, - объяснил кот и сделал ручки кастрюлькой. Хвост его яростно бился об пол. - Представляешь, какие подлецы!
  - Что за листовки? - нахмурился Максим.
  - Разные. По большей части предлагающие помощь при алкоголизме и наркомании - либо реклама ломбардов. Понимаешь? У каждого, кто пройдется по нашей улице, непременно сложится впечатление, что это не-бла-го-при-ят-ный рай-он, - отчеканил кот. - Они сделали это специально. Надо только понять, кто они и зачем это им понадобилось.
  Кот развернулся на месте и махнул рукой Максиму, призывая его пойти следом.
  - Пойдем, из окна тебе покажу эти листовки, - решительно произнес он. - Заодно чай попьем.
  Кот ушел на кухню, и Максим поплелся за ним.
  Теперь на экране снова возникла студия, и тут же заиграла веселая музыка из заставки шоу. Стало ясно, что время передачи заканчивалось.
  - Большое спасибо, Эльвира Борисовна, Чарльз, - горячо поблагодарил гостей серый. Ведущие приподнялись с кресел и пожали руки гостям. - Благодаря вам мы сегодня узнали много нового о современных технологиях и разработках.
  - Однако у нас осталось еще много нераскрытых тем, - с улыбкой объявил рыжий в камеру. - Мы вернемся к ним ровно через неделю, до встречи!
  *
  Реклама на Слон-ТВ! Развесь уши!
  *
  Камера фокусируется на мужчине, наблюдающим за своим отражением в зеркале. Он дотрагивается до поверхности стекла рукой, но тут же одергивает ее.
  Красная надпись на черном фоне: "09.12.15"
  Другой ракурс, мужчина все так же нахмуренно смотрит в зеркало. Внезапно его отражение начинает медленно качать головой, в то время как сам мужчина стоит неподвижно.
  Красная надпись на черном фоне: "Николай Джиакомо"
  Третий ракурс, мужчина отступает назад, но отражение выходит в наш мир, резко хватает его за воротник и швыряет в зеркало.
  Красная надпись на черном фоне: "Дневник отражения"
  *
  На экране мелькают мультяшные образы.
  Первый кадр. Зеленая змея и розовый слоник смотрят друг на друга на фоне войны, между ними лежит увядший букет цветов.
  Второй кадр. Они лежат в постели, вокруг разбросанная одежда, а через огромное окно во всю стену виднеется морской пляж.
  Третий кадр. Розовый слон плачет в одиночестве в угольной шахте.
  Голос за кадром: "Новаторство в мире детской литературы: история, покорившая сердца всего мира".
  Книга крупным планом: Кларисса Иванова "Про змею, которую не пускали в дом".
  *
  На экране фотография черной рамке демотиватора: на фоне Стены Плача и мечети Аль-Акса стоит хасид в торжественной ярмолке, отороченной мехом, и с длинной густой бородой. Кажется, на лице его играет улыбка. Внизу на рамке надпись белым цветом: "Жиденькая бороденка".
  *
  Снова показалась студия, но диван в центре сцены пустой, а ведущие заняли свои изначальные позиции в авангарде. Хвосты их виляли быстрее обычного, выдавая волнение.
  - Дорогие друзья, - обратился к зрителям рыжий, - в честь специального сотого выпуска программы мы бы хотели преподнести вам небольшой подарок.
  - На самом деле, это оказалось сюрпризом и для нас самих! - добавил серый.
  - Именно так. У нас появилась возможность вживую пообщаться с опытным образцом Православного инновационного центра Сколково, с кислотным человеком, покорителем хэштегов, Максимом! Встречайте!
  Зал взорвался аплодисментами, ведущие расступились, и стало видно что на диване посреди сцены действительно появился Максим. Он все так же кутался в плед, то укрываясь с головой, то выныривая из "панциря". Его взгляд блуждал вокруг, ни на чем не концентрируясь. Он будто бы и не был здесь.
  Ведущие сели в кресла и некоторое время молчали, переглядываясь.
  - Максим,.. - первым заговорил рыжий, но гость тут же перебил его.
  - Я не покоритель хэштегов, я просто ими пользуюсь. Я бросаю их как якори, чтобы зацепиться за реальность. Речь его была отрывистая, несвязная. Максим, кажется, был в лихорадке.
  - По хэштегам можно найти все, что угодно, - продолжал он. - Даже себя самого, я уверен в этом. Иногда смотришь на себя в зеркало и понимаешь, что это уже рассказанная история - тогда и начинаешь искать себя в интернете. Наконец находишь рассказ о себе: красочный, с фотографиями и ссылками - но рекурсия заставляет тебя перестать читать.
  Ведущие молчали и продолжали переглядываться, не зная как вести беседу. На лбах их выступил пот, а в глазах временами появлялся страх. Максим тем временем продолжал.
  - Один мой знакомый тоже постоянно пытался найти себя в интернете на сайтах знакомств. Он хотел... Ну вы понимаете... Посмотреть на себя, на то, как он выглядит. Потому что уже давно не мог смотреться в зеркало. Хотел узнать, как его зовут, и сколько ему лет, и что ему нравится - потому что все это забыл. Но в интернете он себя не находил, и поэтому постоянно растраивался. Если ты не понимаешь, кто ты есть, то у тебя нет никого, кто бы мог тебе помочь.
  Максим совсем скрылся в складках пледа, но микрофон все еще ловил его несвязную речь.
  - Знаете, мне иногда кажется, что кислота прожгла мой мозг, и я могу сойти с ума. Сойти с ума: видеть и слышать вещи, которых не существует. Прятать таблетки от самого себя, путать чай и вино, сосать большой палец руки по ночам. Сегодня я особо остро это ощущаю.
  Максим грустно вздохнул.
  - Я даже чувствовал себя Инквизиторской Девой, взбирающейся по лестнице на колокольню. Я сосчитал все ступеньки, и их было ровно триста.
  Картинка на экране поменялась, показывая нам Бамберг образца 1628 года. По узкой спирали лестницы быстро поднималась совсем еще юная девушка - торопилась, чудом ловя ногами ступеньки. Наконец она выбралась наружу, и заходящее солнце заблестело в ее слезах. Девушка подошла к краю площадки и увидела внизу Епископа Бамбергского.
  - Но в этот раз я сделаю правильный выбор, - послышался голос Максима.
  Девушка наклонилась вперед и дождалась момента, когда инквизитор подойдет совсем близко к колокольне.
  - Фредерик! - крикнула она ему. - Ты пришел за мной, чтобы убить?
  - Спускайся, Криста! - послышалось снизу. - Я пришел, чтобы забрать тебя - но я сохраню тебе жизнь.
  Слезы катились по щекам девушки, и вдруг ее лицо переплавилось в лицо Максима. Он скинул с себя плед и сел, вперив взгляд в пространство перед собой. Возникшая тишина зазвенела в ушах: ведущие и зрители затаили дыхание.
  - Поэтому я решил закрыть ваше шоу, - наконец произнес Максим.
  Зрители разом выдохнули. Ведущие нахмурились. От былой уверенности и фальшивых улыбок не осталось и следа, они заговорили наперебой, заикаясь и пропуская тревожные нотки в своем голосе.
  - Как же так?
  - Ты ведь не будешь так делать?
  - Да ты и не сможешь!
  - У тебя не получится!
  Максим, кажется, в первый раз посмотрел на ведущих - сначала на одного, потом на другого. Он глубоко вздохнул.
  - Ментальное управление интернетом - не такая уж сложная штука, - медленно проговорил он, и в словах его зазвучала уверенность. - Я с легкостью могу лишить финансирования и вас, и ваше шоу уродов.
  Паника пробежалась по лицам ведущих, они конвульсивно схватились за подлокотники кресел.
  - К тому же, вы ненастоящие, - продолжил Максим. - вам пора понять это. Я не вижу на вас якорей-хэштегов. И на самом деле есть только один настоящий кот - он в это самое время жарит яичницу у меня дома, размышляя об Инквизиторской Деве и ценах на недвижимость. Вы оба - плод моего воспаленного сознания. Если я хорошенько сконцентрируюсь, то вы растворитесь, как "Скиттлз" в лимонаде.
  Максим уверенно встал с дивана и поднял плед.
  - Поэтому подумайте о том, чтобы решить вопрос мирным путем, - его голос пронесся эхом по всей студии. - Вы должны закрыть программу.
  Он медленно пошел к выходу, а плед волочился за ним следом. В студии повисла гробовая тишина, которую никто не решался прервать. Ведущии смотрели друг на друга, будто общаясь телепатически.
  - Дамы и господа... мы прерываемся на рекламу, - наконец объявил рыжий.
  *
  Реклама на Банана-Слон-ТВ! Приготовьтесь к межвидовому слиянию!
  *
  В сияющую белым клинику входит потрепанного вида молодой человек. У него больной вид, и весь его образ резко контрастирует с окружением. "Мне плохо..." - еле-еле произносит молодой человек, хватаясь за рукав проходящего мимо доктора. Тот внимательно смотрит на больного, понимающе кивает и наконец начинает улыбаться. Доктор поворачивает лицо к зрителям, его глаза и белоснежные зубы поблескивают.
  Голос за кадром: "Доктор Крэк. Я знаю, как вам помочь".
  *
  Крупным планом черно-белая фотография интерьера квартиры. Звук зажегшейся спички - и мы видим, как огонь потихоньку начинает поедать фотографию. Примерно одна треть уже превращается в пепел, когда внезапно раздается дверной звонок. Огонь потухает. Кто-то меняет обгоревшую фотографию на новую - цветную копию того же интерьера.
  Голос за кадром: "Услуги профессиональных ситтеров. Почасовая оплата. Звоните..."
  *
  Реклама внезапно оборвалась, и на экране снова появилась студия. Ведущие с траурными выражениями лиц стояли на переднем плане. Они уже успели снять шапочки с ушами и теперь держали их в руках, будто на похоронах.
  - Дамы и господа, - скорбно проговорил серый, - мы заканчиваем специальный сотый выпуск нашей программы на минорной ноте: это шоу было последним.
  - Мы хотим сказать вам "спасибо", - продолжил рыжий, сложив лапы, будто для молитвы. - Вы были преданы нам в течение всех этих двух лет: от первого выпуска, где мы экспериментировали со спидами в рубрике "Занимательная химия", через еженедельные контрольные закупки и разоблачения неблагонадежных дилеров - вплоть до этого финального выпуска.
  - Конечно, вы хотите... - начал серый, но я прервал его, выключив телевизор.
  В комнате воцарилась звенящая тишина, лишь изредка прерываемая тихим шумом вращающихся катушек скрытых видеокамер.
  - Телевизор - это зло, - отчетливо проговорил я самому себе и погладил спящего на моих коленях кота. - Теперь я пойду на поправку.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"