Бабкин Ярослав Анатольевич: другие произведения.

Ученица волшебника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.65*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фентези на банальнейшую, между нами говоря тему - девочки учатся на волшебниц. Скандалы, интриги, приключения. И много-много неожиданностей и неприятностей.
    Вторая часть трилогии
    Третья часть трилогии

  Ученица волшебника
  КАРТА
  
  Глава 1
  
  - Малфрида, ты еще долго будешь тянуть?
  Сердитый окрик матери вызвал у девочки тяжелый вздох. Идти в башню чародея ей очень не хотелось. Но суровая официальность, проявившаяся в том, что мать назвала ее полным именем, вместо обычного Мольфи, означала, что дело приобрело серьезный оборот. - И не испачкай его по дороге.
  Мать протянула девочке новый полотняный фартук. Он предназначался Труде, дочери умершей в прошлом году соседки, служившей кухаркой у городского волшебника.
  Мольфи еще раз вздохнула, но покорно взяла сверток и медленно зашагала вниз по лестнице. На первом этаже располагались отцовская мастерская и лавка. На верстаках пеной клубилась стружка, наполняя помещение терпким запахом дерева.
  Отец не обратил на нее внимания, он придирчиво рассматривал поданную одним из подмастерьев дверцу. Затем отвесил тому подзатыльник и, показав на криво сведенный угол, отправил переделывать.
  Мольфи не спеша прошагала через мастерскую, подмигнула одному из братьев, с важным видом строгавшему в углу какую-то дощечку, и вышла на улицу.
  Путь к башне пролегал налево, а откуда-то с другой стороны доносился веселый гомон соседских ребят. Она задумалась. Искушение присоединиться к игравшим товарищам было велико, но чувство долга после нелегкой внутренней борьбы одержало верх. Она уже большая, этой весной ей исполнилось целых семь лет, и она должна быть примером для младших сестер. И вообще отнести фартук Труде не займет много времени, а потом она будет совершенно свободна...
  Девочка снова вздохнула. Обычно ей всегда везло. Какое бы неприятное дело не назревало, все обычно складывалось самым лучшим образом. Но не сегодня.
  Она повернула налево, обошла глубокую лужу, оккупированную блаженствовавшей в теплой грязи пегой свиньей, шуганула копошившихся в пыли цыплят и двинулась вдоль узкой, похожей на расселину улицы.
  Башня чародея располагалась на другом конце города, между крепостной стеной и площадью правосудия. Так напыщенно именовался пыльный и заросший бурьяном пустырь, с хмурым дубом, на корявых сучьях которого вешали городских преступников. Здесь же под зеленой кроной векового дерева зачитывали указы и распоряжения городского магистрата и пороли правонарушителей, чьи проступки не заслуживали намыленной веревки. Впрочем, городок был маленьким и сонным, поэтому большую часть времени по площади правосудия бродили вездесущие и вечно голодные козы и гонялись друг за другом городские мальчишки, изображавшие рыцарей и разбойников...
  Время от времени Мольфи присоединялась к их баталиям, а иногда, расхрабрившись, они даже подбирались к потемневшей от времени башне и кидали камушки в ее щербатые, завитые хмелем и вьюнком, стены. Пару раз им даже удавалось вынудить ее хозяина выбраться на балкон и высказать все, что он думает о них, и производимом ими шуме. Это были совершенно незабываемые минуты ужаса и восторга, с которыми они со всех ног удирали с площади, преследуемые его скрипучим ворчанием.
  Занятая этими воспоминаниями девочка не заметила, как преодолела отделявшие ее дом от башни два квартала и оказалась на пустыре. Тут она слегка оробела. Одно дело бросать камушки в башню чародея, и совсем другое туда войти.
  Она еще раз вздохнула, набралась храбрости и постучала. Тяжелую дверь, сделанную пару лет назад лично ее отцом, отворила Труда. Из кухни, расположенной на первом этаже башни, аппетитно пахло тестом и яблоками.
  - Ты как раз вовремя, - Труда вытерла руки о старый передник, - пирожки вот-вот поспеют. Отнесешь дюжину матери.
  Мольфи кивнула и прошла за Трудой на кухню.
  Изнутри башня казалась совсем не страшной и даже не слишком таинственной. Просто старое каменное здание с пыльными и затянутыми серебристой паутиной углами. И кухня у чародея была самая обычная, жаркая, чадная, с рядами горшков, котлов и мисок, выстроенными на закопченных полках.
  Мольфи пристроилась в углу на табурете и стала ждать пока будут готовы пирожки. Закрыла глаза. От скуки она стала представлять себе кухню, в которой была. Она любила это делать, мысленно разглядывая окружавший ее мир через прикрытые веки.
  Окружающее постепенно всплывало перед глазами, словно сквозь серую туманную пелену или мутную воду. Предметы казались ей странными образами, похожими и одновременно не совсем такими как реальные, видимыми, но словно бесплотными и неосязаемыми. Они концентрировались из этой пелены, медленно обретая знакомую форму. Вот круглый медный котел, стопки рыжих глиняных мисок, вот прячущиеся на верхней полке восковые столбики запасных свечей... Но что это, какая странная свеча, словно бы составленная из положенных столбиком пуговиц.
  Мольфи открыла глаза. Свечи на полке были совершенно обычными, восковыми, щедро засыпанными пылью, слегка почерненными копотью и затянутыми паутиной. Этот неприкосновенный запас на самом верху никто не трогал, наверное, уже несколько лет. Но в воображении вторая справа свеча была совсем не такой... Раньше она никогда не сталкивалась с тем, что в мире ее образов предметы бы настолько отличались от реальных. Да, что-то странное в картинах вымышленного мира, несомненно, было, но все же это всегда оказывались те же самые и легко узнаваемые вещи.
  Удивленная она привстала на табуретку и потянулась к свечам...
  - Нет, нет, не трогай, нельзя, - пронзительно крикнула, заметившая ее движение Труда, но было поздно. Испуганная девочка вздрогнула, свечи закачались и одна за другой с сухим стуком посыпались на пол - Стук, стук, дзынь... Та самая необычная свеча, упав, неожиданно покатилась по доскам десятком тускло сверкающих монет. Они не выпали из воска, нет, сам воск вдруг оказался серебром и рассыпался на монеты! Труда и Мольфи так и застыли открыв рты...
  Из оцепенения их вывел старческий надтреснутый голос:
  - Кажется, я распорядился эту полку не трогать ни в каком случае?
  Мольфи спрыгнула с табуретки и забилась в угол, жалея, что рядом нет стола, под которым бы можно было спрятаться. Лицо Труды по цвету и отсутствующему выражению стало похожим на содержимое квашни с тестом для пирожков...
  - Господин маг, я... я не... я случайно, я не хотела... - пролепетала девушка.
  Волшебник ничего не ответил, но сделал шаг вперед, пристально глядя в округлившиеся от ужаса глаза кухарки. Его лицо казалось Мольфи лишенной выражения маской из старого, пожелтевшего и потрескавшегося дерева, но глаза под нависшими кустистыми бровями, метали молнии.
  Труда попыталась еще что-то сказать, но смогла лишь жалобно пискнуть. Мольфи была абсолютно уверена, что сейчас должно случиться нечто страшное. Отец всегда учил ее честно отвечать за свои поступки, и то ли поэтому, то ли еще почему, она внезапно пролепетала:
  - Господин маг, это не она, это все я натворила...
  К концу фразы ее голос окончательно опустился до шепота. Волшебник перевел пылающий взгляд на девочку.
  - Как?
  - Свечка была странная, словно составленная из монет, я хотела посмотреть...
  - Не трогайте ее, господин маг, она не виновата, это все я... - обрела голос Труда.
  - Как ты это увидела? - не обращая внимания на кухарку, спросил волшебник, глядя в глаза Мольфи.
  Ей больше всего захотелось убежать, но ноги не слушались, а язык, словно сам собой, произнес:
  - Я закрыла глаза, воображала как выглядит кухня... и увидела... а когда открыла, она была совсем обычной... эта свечка. Так никогда раньше не было... я хотела только посмотреть...
  Волшебник на секунду задумался и затем сказал.
  - Нам надо поговорить...
  Труда испуганно охнула и запричитала:
  - Нет, нет, не берите ее, она же ребенок, она ни в чём ни виновата, господин маг...
  Не обращая на нее никакого внимания, волшебник протянул Малфриде сухую, узловатую руку. В другое время она бы в ужасе убежала, но сейчас ей вдруг показалось, что перед ней открылась возможность узнать что-то интересное и крайне важное, и ей страшно не хотелось этого упустить. Она поднялась и послушно направилась вверх по лестнице, сопровождаемое невнятным бормотанием перепуганной Труды.
  Лестница была длинной и вела в захламленную донельзя полутемную комнату. Вдоль стен бесконечными рядами тянулись книжные полки, чья монотонность разрывалась лишь узким и окном и потухшим камином, а в центре возвышался стол, заваленный бумагами и пергаментными свитками. Волшебник широким жестом смахнул их на пол, едва не сбив просторным рукавом массивную бронзовую чернильницу.
  Усадив девочку на высокий и на редкость неудобный стул, он опустился в кресло напротив и приказал:
  - Расскажи подробно, что ты видела на кухне.
  Слегка запинаясь, Мольфи еще раз рассказала все как было.
  - И часто ты так себе представляешь мир?
  - Иногда, когда скучно, и нечего делать...
  - И всегда он был таким же, как и обычный, и только свечка показалась тебе странной?
  - Да, - она удивилась, ведь она уже трижды ему об этом сказала, неужели у волшебников такая плохая память.
  Чародей закрыл глаза, сложил перед лицом руки домиком, и затих. Он сидел неподвижно, и Малфриде стало казаться, что он заснул. Она уже собралась было его разбудить, но тут маг внезапно встрепенулся, быстро поднялся из кресла и, бормоча себе под нос, стал что-то искать среди наполнявшего комнату хлама. Наконец он выудил из-под шкафа металлический поднос и опустил его на стол перед девочкой. Потом достал несколько золотистых стружек, предназначенных для растопки, и бросил их на поднос.
  - Закрой глаза - приказал он.
  Малфрида послушалась.
  - Теперь представляй себе комнату, как ты представляла кухню. Получается?
  - Да.
  - Видишь стружки на подносе?
  Она напрягла воображение. Стружки лежали перед ней словно настоящие, только цвет их был бледным и неровным...
  - Да.
  - Ты видишь, как от них поднимается струйка дыма? Как они начинают тлеть?
  - Не-е-т.
  - Присмотрись внимательно, ты должна это видеть... Но не вздумай открывать глаза, только думай.
  Мольфи не видела никаких признаков горения, но маг должен знать лучше, может он поджег их, когда она уже закрыла глаза. Девочка напрягла воображение... Вот тоненькая струйка дыма начинается подниматься из закрученных кольцами стружек, вот проявляется один огонек, второй... В сером мире ее мысленных образов огонь казался странно ярким, настоящим, не таким призрачным, как все остальное. Она даже отчетливо почувствовала запах горящей смолы.
  - Открой глаза, - в голосе мага слышалось странное возбуждение.
  Мольфи подняла веки и вздрогнула от неожиданности. Стружки горели ярким, светлым пламенем.
  - Вы зажгли их? - слегка испуганно спросила она.
  - Нет, это ты зажгла их! - волшебник нервно прошел из одного угла комнаты в другой и снова вернулся к столу.
  Он еще немного посмотрел на горящие стружки на подносе, затем бросил их в камин.
  - Даже не верится, - пробормотал он себе под нос, - без всякой подготовки и тренировки... Какие способности, какой талант.
  - Что-то неправильно? - спросила Мольфи.
  - А? Что? - волшебник растерянно обернулся к ней, - нет, нет, все правильно, все правильно...
  Он снова опустился в кресло напротив и задумался.
  Девочка молча разглядывала его уже поношенное и местами залоснившееся бурое одеяние и темный от патины символический бронзовый ключ на груди.
  Через окно донеслись голоса и шум. Волшебник поднялся и выглянул в окно.
  - Похоже твои родные предположили, что с тобой случилось что-то неприятное и бросились вызволять тебя из моих лап, - он сухо рассмеялся, - пойдем успокоим их, пока они не выломали дверь, я не настолько богат, чтобы заказывать новую.
  
  - Понимаете, уважаемый Торбен, - волшебник чуть нервно теребил край полотняной салфетки, - ваша дочь Малфрида обладает просто выдающимся талантом к колдовству...
  - Ей всего семь, - угрюмо ответил сидевший напротив грузный человек и сжал пудовые кулаки.
  - Да, да, конечно, в этом то и проблема. В столь юном возрасте она еще не сможет быть принята на обучение ни в одну из трех магических конгрегаций...
  - И что? - Торбен был немногословен.
  - Если мы сообщим властям, вашу дочь направят в одну из сестринских обителей, где она под надлежащим надзором проведет время до достижения необходимого возраста, после чего ей будет предложен выбор - принять обеты жрицы, либо поступить в ту конгрегацию магов, куда ее определят воспитатели...
  Стоявшая в углу мать слегка всхлипнула и отвернулась к стене, чтобы не показать слез. Торбен нахмурился.
  - Я член городского совета и могу все уладить...
  - Именно поэтому я и пришел... - вторую часть фразы "не хватало мне еще и проблем с магистратом" чародей предусмотрительно оставил при себе.
  - Ты же можешь ничего никому не говорить? - спросил Торбен.
  Маг снова затеребил край салфетки.
  - Но вы должны понимать, что рано или поздно это все равно откроется...
  - Пусть поздно, - ударил кулаком по столу Торбен.
  - Вы не отдаете себе отчета, чем это может обернуться, - полотно салфетки слегка затрещало в костлявых пальцах мага.
  Столяр мрачно посмотрел на волшебника, но ничего не сказал. Маг снова заговорил.
  - Вы понимаете, что наши бедствия будут неисчислимы, если об этом узнает Имперская Ординатура?
  - Я разберусь, - Торбен сжал кулак так, что пальцы побелели.
  - Ну, костер-то грозит мне, а не вам... - обидчиво заметил маг.
  - Это тебе за беспокойство, - столяр снял с пояса кошель и бросил его на стол. Наполнявшие его монеты глухо звякнули.
  - Вы хотите меня подкупить? - не слишком искренне обиделся чародей.
  - Да, - в прямоте Торбену отказать было трудно.
  Волшебник замолчал и внимательно разглядывал лежавший на столе кошель. Перебиравшие салфетку пальцы остановились.
  - С другой стороны, - наконец тихо произнес он, - возможно, никто и не узнает, а когда девочка подрастет...
  - Когда подрастет, я сам решу, что делать, - отрезал столяр.
  - Только не стоит в этом случае лишний раз упоминать мое имя... - вздернулся маг.
  - Не бойся, не выдам.
  Чародей еще немного посмотрел на кошель, потом медленно протянул к нему руку
  - Магические занятия так дорогостоящи, - оправдывающимся голосом пробормотал он, убирая кошель в недра своего бурого одеяния,- в то время как мои доходы настолько скромны.
  
  Когда за магом закрылась дверь, молча стоявшая в углу женщина снова всхлипнула и пробормотала.
  - Это моя кровь. У нас в роду были... странные люди.
  Торбен поднял взгляд на жену.
  - Моя прабабка была ведуньей. Может и не твое это...
  Женщина внимательно посмотрела на мужа.
  - Ты мне этого никогда не говорил.
  - А какое тебе было дело до моей прабабки?
  Она хотела что-то возразить, но он резко ударил кулаком по столу.
  - Все, Дагмара. Ни слова больше. Ничего этого никогда не случалось. Ясно.
  Жена лишь молча кивнула.
  
  Выйдя на улицу, волшебник поежился. То ли от порыва холодного ночного ветра, то ли еще по какой причине.
  - Будем считать, что я ничего не видел, тем более, что маскирующее деньги заклятие было нелегальным, - пробормотал он еле слышно и ни к кому не обращаясь, - но боюсь даже знакомство с Ординатурой станет легкой прогулкой по сравнению с тем, что всех нас ждет, если девочка попадет в руки какого-нибудь чернокнижника...
  
  Мольфи сидела на дощатых мостках, свесив босые ноги в ручей, и внимательно разглядывала свое отражение в воде. Пробегавшая рябь искажала картину, но основные детали разглядеть было вполне можно. И они ей не нравились. Круглые щеки, вздернутый кнопкой нос, веснушки и рыжие лохмы. Ни малейшего сходства с утонченными лицами аристократических красавиц, виденных ею на страницах пары оказавшихся в ее руках книг и на фресках храмов. А ведь ей уже исполнилось пятнадцать и надежда, что с возрастом лицо станет бледным, узким и темноглазым стремительно испарялась.
  - Мольфи, ты идешь? - окрикнула ее одна из подруг.
  Она вскочила и побежала на голос.
  Щербатые городские стены давно остались позади, и отсюда их уже почти не было видно. Шуршание ветра в кронах деревьев сливалось со щебетанием птиц. Лето в этом году выдалось в самый раз - не слишком холодное и не удушающе жаркое, с грибными дождями, ярким солнцем и прохладными утренними туманами.
  Целью их похода были заросли дикой малины, укрытые в паре ложбинок на той стороне ручья. Мальчишки любили пугать девушек рассказами о якобы виденных там медведях, но они-то прекрасно знали, что медведей в здешних краях застали только самые древние старцы. Зато сочные ягоды были хороши и сами по себе и в виде подававшегося к зимнему столу варенья.
  Сегодняшний набег на малинник был уже пятым за последние дни, отчего урожай не слишком радовал.
  - Я слышала, что дальше в лесу есть еще несколько, пойдем их поищем? - предложила одна из девушек.
  - Отец мне запретил ходить за опушку черного леса, - робко заметил кто-то.
  В ответ последовали смешки и несколько ехидных замечаний со стороны наиболее бойких участниц малинового похода. Это решило дело, и все они гурьбой выбрались из заросшей шипастыми кустами ложбины и зашагали через луговину к темневшему у подножия невысоких холмов лесу.
  
  После жаркого, звеневшего и стрекотавшего тысячей насекомых, луга полумрак леса встретил их прохладой и тишиной. Мольфи еще никогда не забиралась так далеко от города и с любопытством оглядывалась по сторонам. Обтянутые плотной черной корой стволы показались ей массивными колоннами, державшими тяжелый зеленый свод. Между ними тянулись к небу бесчисленные молодые побеги, рвавшиеся к солнцу.
  - Куда пойдем?
  - Давайте туда, - кто-то из девушек указал направление, - там, кажется, есть ложбина
  Небольшая ложбина действительно оказалась в указанном месте, но малины здесь не было. Только ковер прошлогодних листьев, через который кое-где с трудом пробивалась трава, и нависавший со всех сторон густой подлесок.
  - Мне страшно, - пролепетала самая младшая из девушек, зашедшая в дальнюю часть ложбины.
  Кто-то фыркнул, но особых смешков не было. Все чувствовали себя достаточно неуютно. И хотя никаких явных причин бояться не было, Мольфи отчетливо чувствовала поднимавшийся внутри беспричинный страх. Возникнув, он медленно усиливался, отчего она поежилась.
  Оглядевшись, она увидела бледные лица подруг и поняла, что это ощущение есть не только у нее. И от этого ей стало только еще страшнее.
  Младшая девушка всхлипнула.
  - Давайте уйдем отсюда...
  Словно по команде все заторопились назад, к опушке.
  Мольфи закрыла глаза, попытавшись представить себе окружавший мир. Этот прием, бывало, спасал ее от беспричинных страхов. В серой пелене она увидела расплывчатые колонные деревьев, переплетенные сетью побеги кустов, бледные, словно призраки, испуганные лица подруг. И еще она увидела странное, едва заметное, тускло-лиловое свечение, проникавшее откуда-то из глубины леса.
  От неожиданности она распахнула глаза и вдруг поняла, что больше не боится. Место страха заняло любопытство. В памяти всплыло какое-то очень давнее похожее ощущение, но она не смогла ничего точно вспомнить.
  - Не отставай, - крикнул ей кто-то из подруг, но она была слишком занята осмыслением произошедшего.
  Девушка снова закрыла глаза и опять увидела странное свечение. На этот раз оно определенно было ярче. Его источник находился где-то в лесу, но неожиданно сильные лиловые отблески лежали на уходивших к опушке фигурах девушек. Мольфи даже показалось, что они не только отражают свечение, но и понемногу начинают светиться сами.
  Она снова открыла глаза и обернулась к дальнему концу лощины, где должен был располагаться источник свечения. Но ничего необычного там не было.
  Шорох листьев и потрескивание веток, сопровождавшее стремительно отступавших из леса подруг, удалялись, и последняя из них уже почти скрылась из вида. Мольфи несколько секунд подумала, но любопытство взяло верх, и она опасливо зашагала в дальний конец ложбины. Здесь было так же тихо и спокойно, как и в остальном лесу.
  Она вдруг поняла, что с самой опушки не слышала щебетания птиц. Вообще никаких признаков живых тварей не было в этом лесу. Ей снова захотелось испугаться, она прикрыла глаза и обнаружила, что свечение заметно ослабело и стало едва различимым.
  Немного подумав, она попробовала идти с закрытыми глазами, чтобы не потерять его из виду. Это оказалось сложно, призрачные образы деревьев еще удавалось обходить, но отдельные сучья и корни выплывали из пелены зачастую уже тогда, когда она об них спотыкалась.
  Тогда, оценив направление, она зашагала обычным образом, изредка прикрывая глаза, чтобы не сбиться с пути.
  Свечение ослабло, но не исчезло совсем, и через какое-то время Мольфи неожиданно для себя вышла на освещенную солнцем поляну. В центре было небольшое понижение, заросшее чахлой крапивой и бурьяном. Именно там, как она поняла, и находился источник необычного сияния.
  Девушка подошла ближе. Приглядевшись, она заметила торчащий из земли прямоугольный черный камень.
  Камень был не очень большой, черный или скорее темно-серый с шершавой поверхностью. Правильная форма и ровная плоская вершина выдавали его искусственное происхождение. Из земли он выступал едва на пядь, в длину был, наверное, локоть и еще поллоктя в ширину. Верхняя плоскость его была относительно гладкой, а на боковых виднелись следы истершегося от времени резного орнамента. Закрыв глаза Мольфи поняла, что свечение идет изнутри камня, проступая сквозь желобки резьбы, которая от этого становилась отчетливо яркой.
  Еще она поняла, что видит только вершину камня, а сам он, постепенно расширяясь, на несколько саженей уходит под землю. Сквозь толщу почвы она видела тусклые разводы светящегося орнамента.
  Вздрогнув, она открыла глаза. Яркое солнце освещало поляну, разгоняя страх и беспокойство. На опушке треснула ветка. Мольфи резко обернулась и немного попятилась.
  На краю леса стоял невысокий человек в простом деревенском плаще. На голове незнакомца была широкополая соломенная шляпа, а в правой руке грубо вырезанный посох. Девушке он показался стариком, хотя на самом деле выглядел он лишь пожилым, не более того.
  Бледно-серые глаза незнакомца смотрели на девушку с трудно-скрываемым удивлением. Человек явно не ожидал кого-то здесь встретить.
  - Что ты здесь делаешь, дитя? - наконец произнес он неожиданно глубоким, хорошо поставленным голосом.
  - Я не дитя... - обиделась Мольфи, - мне уже пятнадцать.
  Незнакомец проигнорировал ее возмущение.
  - Разве тебе... тебе не страшно?
  Она отрицательно замотала головой.
  - Совсем, совсем?
  - Сначала я испугалась, но потом заметила... - тут Мольфи, наконец, вспомнила, что мать учила ее не разговаривать с незнакомцами, и осеклась.
  - Что ты заметила? - севшим голосом спросил человек в плаще.
  -"Интересно, зачем он в такую жару завернулся в плащ"? - подумала девушка, и лишь покачала головой в ответ на вопрос незнакомца.
  - Так что же ты заметила? - не унимался тот.
  - Ничего. Просто эта поляна показалась мне необычной. В таком густом лесу...
  Незнакомец протер ладонью подбородок, словно оглаживая несуществующую бороду.
  - Значит, ничего... - пробормотал он задумчиво, - странно, очень странно.
  - Извините, мне уже пора домой, - перебила его Мольфи, и, не дожидаясь ответа, бросилась в лес.
  К ее собственному удивлению ноги сами вынесли ее кратчайшим путем на опушку луговины, с которой они начали свою экспедицию в дальний лес.
  Она остановилась, опустила голову и уперлась руками в колени, чтобы отдышаться.
  - Это тебя зовут Мольфи? - чуть ли не под ухом прозвучал негромкий, хриплый голос.
  Девушка подпрыгнула как испуганная кошка, и отскочила назад, к лесу.
  - Извини, я не хотел тебя напугать, - добавил голос.
  Положительно, сегодня был день незнакомцев. Этот был довольно высокого роста, крепкого, но но не массивного сложения и заметно моложе первого. Впрочем, девушке с высоты ее пятнадцати лет он тоже казался если не стариком, то более чем зрелым мужчиной.
  - Меня зовут Малфрида, - все еще тяжело дыша после недавнего бега по лесу, поправила она незнакомца, - а откуда вы знаете?
  - Твои подруги сказали, что ты пропала в страшном лесу...
  - Никуда я не пропадала, - снова обиделась Мольфи, уже на подруг.
  Она внимательно оглядела незнакомца.
  На нем была надета длинная суконная куртка темно-зеленого цвета, из-под которой виднелась пара основательно заношенных сапог. Они, равно как и перекинутая через плечо кожаная торба и свернутый в скатку дорожный плащ, указывали, что незнакомец пришел издалека, отмерив этими сапогами немалое расстояние.
  Куртку подпоясывал выгоревший на солнце, но явно синий кушак, а на груди на шнурке раскачивалось металлическое изображение огнива. Эти два символа жреческого положения решительно не вязались с суровым, пересеченным шрамами, лицом, на котором воинственно топорщились причесанные по солдатской моде длинные каштановые усы и не слишком ровно подстриженная борода. Череп незнакомца был гладко выбрит, но последний раз бритва касалась его неделю назад, отчего он уже покрылся жесткой щетиной демонстрировавшей наличие внушительных залысин на лбу.
  - Меня зовут Ялмар, - все также хрипло и негромко представился незнакомец, - что ты делала одна в этом лесу?
  - Ничего, - торопливо выпалила девушка, - просто гуляла.
  Отчего-то ей совершенно не хотелось никому рассказывать о произошедшем на поляне, да и вообще о лесе и странном свечении.
  Ее собеседник задумчиво посмотрел в глубину зарослей.
  - И тебе не было страшно там, одной, в глуши?
  - Нет, ни капельки.
  Тут она несколько преувеличила, в начале то она испугалась, и только потом страх вытеснило любопытство.
  - Ну, я пошла, а то родители будут беспокоиться...
  За спиной Ялмара Мольфи разглядела опасливо приближавшихся подруг. Не теряя времени, она побежала к ним. Не хватало еще, чтобы вся эта история дошла до ее родителей.
  
  Ялмар долго провожал взглядом убегавших девушек, потом еще раз посмотрел на лес.
  - Гуляла, говоришь, - крякнул он, обращаясь неизвестно к кому, - хех...
  Он поправил резавший плечо ремень торбы, повернулся и размеренным солдатским шагом направился к видневшемуся вдали городу. Солнце уже преодолело две трети своего дневного пути, и пора было задуматься о ночлеге.
  
  Город его не впечатлил. Крошечное поселение, затерянное в лесах этой глухой окраины, получившее свои стены и герб исключительно по контрасту с совсем уж карликовыми хуторами, негусто разбросанными вокруг.
  В стенах оказался всего один постоялый двор и по совместительству таверна. Зайдя внутрь, Ялмар сразу же почувствовал возникшее напряжение. Он огляделся. За столами аккуратными группами сидели мужчины. Не требовалось особой проницательности, чтобы сразу определить их профессии. Вон в том углу кузнецы, с закопченными лицами, сгоревшими бровями и почерневшими от въевшегося металла пальцами, в другом - столяры и плотники, присыпанные древесной пылью и мелкими опилками. Близорукие портные, сутулые и пропахшие кожей сапожники и так далее. Все они собирались небольшими группами, и занимали одни и те же места в таверне, наверное, уже многие десятилетия, из поколения в поколение.
  Появление чужака нарушило привычный и неизменный бег вещей, заставив разговоры смолкнуть, а десятки глаз с подозрением на него уставиться.
  Ялмар произнес дежурное приветствие, не адресуя его никому конкретно, а всем сразу и прошел к стойке. Хозяин смерил гостя не слишком дружелюбным взглядом. В зале было по-прежнему тихо.
  Ялмар попросил хлеба и чего-нибудь выпить, и присел в углу у стойки. Пока он ел и пил, остальные посетители понемногу вернулись к обычным занятиям, негромко обсуждая свои цеховые дела, события и проблемы. Несколько самых отважных подсели к Ялмару и понемногу стали выпытывать из него новости об окружающем мире.
  Начал хозяин, положение которого обязывало интересоваться посетителями.
  - На тебе знаки жреца, мил человек, - начал он, - но ты не очень-то похож на святого отца.
  - Я полковой капеллан, - спокойно ответил Ялмар, отставив кружку, - воевал на границе, а теперь иду домой, на запад.
  Собеседники понимающе закивали.
  - А что, нет ли какой войны? - спросил один из подсевших, по виду портной.
  - Ну раз я иду домой, значит нету, - улыбнулся Ялмар.
  Собеседники не рассмеялись, но лишь снова понимающе закивали.
  Поделившись сплетнями, и оповестив слушателей, что ни войны, ни наводнений, ни каких иных чрезвычайных происшествий в окрестных землях не случалось, он больше не представлял для горожан интереса и довольно скоро остался допивать свое пиво в одиночестве.
  Закончив с этим, он достал кошелек, пересчитал деньги, и решил, что местные цены за ночлег ему не по карману.
  Выйдя на улицу, Ялмар огляделся. Уже темнело. Но даже в таком маленьком городке должен был быть храм.
  Он не ошибся. Характерное здание располагалась на небольшой площади, всего в квартале от постоялого двора. В большом городе подобное соседство могло быть сочтено предосудительным, но здесь весь город от края до края состоял самое большее из трех кварталов.
  Настоятель радушно встретил коллегу и сразу же предложил тому заночевать в пристройке. Как у всякого имперского храма здесь была пристройка, где могли найти себе пристанище путники и нищие. Правда в маленьком лесном городке, лежавшем вдали от больших дорог, было не так уж много путников и, судя по всему, вообще не было нищих.
  Ялмар поблагодарил настоятеля и пока тот провожал его в пристройку, успел оглядеться. Храм был небольшим, но внутренние стены украшала неожиданно хорошо сделанная для такой глухомани роспись, а алтарь был весьма пышен. Многочисленные изображения праведников и покровителей смотрели на него из скругленных поверху стенных ниш. Как и все ремесленники местные жители были набожны и не жалели денег на свой храм.
  
  - Брат мой, - заговорил Ялмар, опустив скатку и торбу на дощатые нары в углу пристройки, - я кое-что хотел спросить.
  - Я слушаю.
  - Южнее города, за ручьем, есть лес...
  Настоятель поморщился.
  - Я знаю. Плохое место.
  - Вы не пробовали его очистить?
  - Это очень древнее зло. Оно спит в земле очень давно. Оно было здесь еще когда не растаяли Великие Льды.
  - Ясно, - кивнул Ялмар, - вашим предкам стоило бы поставить город в другом месте.
  - Не самое приятное соседство, но мы привыкли, древние оставили много следов здесь, на юге. Если камень не беспокоить, он не причинит вреда.
  Ялмар снова кивнул.
  - Иногда чернокнижники и служители древних культов ищут подобные места, - осторожно добавил он.
  Настоятель слегка вздрогнул.
  - Оборони нас Император от подобного, - с чувством произнес он, - у нас спокойный и благочестивый город.
  - Не сомневаюсь, - улыбнулся Ялмар, - надеюсь, вы следите за магами?
  - Да какие маги в наших краях, - рассмеялся настоятель, - наш городской чародей стар и совершенно безобиден. Он безвылазно сидит в своей башне. А новых людей здесь почти и не бывает.
  - А вдруг кто из молодых родится с магическим даром?
  - Такого в наших местах не случалось уже много лет. Разве что... - настоятель на секунду задумался, - да нет, ничего.
  Ялмар вопросительно поднял брови.
  Настоятель заколебался, но ему достаточно редко выпадала удача поговорить с собратом по профессии, и он все же продолжил.
  - Лет семь назад ходили слухи, но они не подтвердились. Будто дочка столяра нашла зачарованный тайник старого мага. Но чародей клялся, что никакой магии на тайнике не было, и любопытная девчонка просто наткнулась на припрятанное им на черный день серебро...
  - Ну что ж, значит, вам нечего бояться, - улыбнулся Ялмар, поглядел в оконце и добавил - луна уже взошла, пожалуй, стоит ложиться спать.
  
  - Послушай, Торбен, нам надо что-то делать.
  Дагмара протерла руки полотенцем и пристально посмотрела на мужа.
  - Много лет прошло и все было нормально, - возразил он.
  - Когда-то это должно было кончиться. Помнишь того странного капеллана на прошлой неделе?
  - И что?
  - Девочки говорят он разыскал Малфриду в лесу, а потом что-то выпытывал у настоятеля. Не нравится мне это.
  - Откуда ты знаешь про настоятеля? - не без подозрения спросил Торбен.
  - Его жена проговорилась...
  - И что ты предлагаешь?
  - Думаю, надо отослать девочку из города. Я слышала, графу нужна горничная для младшей дочери. Я могу поговорить с Тильдой и Фриной. Их сестры работают в замке. Там Малфриду никто не найдет.
  Торбен некоторое время молчал, потом кивнул.
  - Хорошо. Пусть будет так.
  
  Ялмар облокотился на тянувшийся вдоль дороги плетень и сделал несколько больших глотков из кожаной фляжки. Вода немного горчила, но жажду утоляла. Он огляделся. Страна бесконечных лесов понемногу заканчивалась. Здесь уже не было темных и молчаливых чащоб, чьи деревья, словно достают до неба, заставляя человека ощущать себя карликом под ногами великанов. Им на смену пришли наполненные летним солнцем перелески и луга с пасущимися рыжими коровами. Все чаще вдоль дороги попадались возделанные поля, огороды и ветряные мельницы. Начиналось Удолье - житница, огород и фруктовый сад Империи.
  Ялмар прищурился и приложил ладонь козырьком ко лбу. Если глаза его не подводят, то на вершине соседнего холма виднеется какое-то здание. Вполне возможно постоялый двор или почтовая станция. Как раз вовремя, он вполне дойдет туда еще до того как солнце опустится за этот холм.
  Глаза его не обманули. Двухэтажное бревенчатое здание с нависавшей по сторонам соломенной крышей действительно оказалось большим постоялым двором. Заработанных пару дней назад на одной мельниц денег вполне должно было хватить, чтобы перекусить и снять угол на ночь. А если не хватит, он не погнушается и на сеновале заночевать.
  Внутри было немноголюдно. Начинался сезон полевых работ, и крестьянам и батракам было не до путешествий. Лишь несколько пропитых субъектов пристроилось к стойке, да пара случайных крестьян, путешествовавших куда-то по своим делам, одиноко хлебала суп.
  Нарушала обычную для подобных мест картину пара водруженных на стол квадратными носками кверху сапог в дальнем и темном углу. За ними виднелась едва различимая в полутьме широкополая шляпа. Посетители упорно делали вид, что ничего необычного не замечают.
  Ялмару же их подбитые гвоздями стоптанные подметки казались знакомыми. Он подошел ближе. Завсегдатаи проводили его взглядами, но ничего не сказали.
  Расположившаяся позади сапог шляпа немного пошевелилась. Под ней едва заметно блеснули внимательные глаза. Из-за края столешницы змеиной головкой поднялось и слегка закачалось острие шпаги.
  Ялмар перешагнул скамью, опустил на стол миску с супом и кусок хлеба.
  - Сапоги подвинь...
  Позади, в зале, повисла звенящая тишина, посетители дружно напряглись, ожидая развязки.
  - Нет, чтобы поздороваться, за жизнь поговорить, вот так сразу "сапоги подвинь..." - отозвалась темнота из-под шляпы с несильным, но заметным южным акцентом.
  Но сапоги покинули стол и заняли отведенное им место на полу. За ними оказалась человеческая фигура в кожаной куртке и длинном плаще.
  - Ну здравствуй Себастин, - Ялмар отломил кусок хлеба, окунул в суп и отправил в рот.
  Позади в зале раздался еле слышный вздох разочарования. Ожидавшееся зрителями кровопролитие не состоялось.
  - Здравствуй, Ялмар, неужто решил на покой уйти?
  - Да нет, скорее работу ищу.
  - А я уж подумал...
  - Ты, говорят, большим человеком стал, в столице бываешь, - заметил Ялмар, отламывая от краюхи второй кусок.
  - Случается и туда наведываться...
  Капеллан прожевал хлеб и запил его пивом из глиняной кружки.
  - В этой глуши редко встретишь человека из столицы. По делам или просто так заехал?
  Человек в шляпе промолчал.
  - Не хочешь, не говори, - согласился Ялмар, снова взявшись за ломоть хлеба, - твое право. Я вот по делу.
  - Какому, если не секрет? - не скрывая любопытства, спросил названный Себастином.
  - Говорят, в этих краях некий капитан набирает наемников на серьезное дело. Решил попытать счастья. Сам знаешь, большинство вольных рот после войны распустили по домам или взяли на имперскую службу.
  - Тебя не взяли или сам не пошел?
  - Особо не приглашали, а я не напрашивался...
  - Значит, не взяли... Зря, между прочим. Я бы на их месте взял.
  - Жаль, что ты не на их месте. Но мне повезло, что я тебя встретил.
  - Ты так трепетно относишься к старым знакомым? Не знал.
  - Не то чтобы очень. Но я не о том. Ты знаешь о межевом камне древних, что недалеко от замка Вендран?
  - Именно о нем нет. Но здесь проходила северная граница страны древних, так что межевых камней тут много. А что с ним такое?
  - Да так, есть одна мысль... Думаю, тебе стоит нанести визит в один из лесных городков, поговорить с неким магом.
  
  Дорога шла через низинный лес, дубы и буки сменялись здесь ольхой и осиной, а почва была влажной и черной. Телега то и дело выезжала из колеи на подгнившие гати, настеленные в особо топких местах, и мелко тряслась, перекатываясь через брошенные в грязь тонкие стволы.
  Мольфи было страшно. Она впервые покинула родной город и не слишком хорошо представляла, что ее ждет. Не знала и почему отец так внезапно решил отослать ее в графский замок.
  Лошади резко зафыркали и встали, девушка с трудом сохранила равновесие, прижимая к груди узелок со своими вещами.
  Возница вполголоса чертыхнулся и нахлестнул заартачившихся лошадей. Те фыркали, пятились но вперед не шли. Мольфи увидела, как из кустов возле гати неспеша вышли три серые четвероногие фигуры, внимательно посмотрели на телегу и затрусили в лес. Лошади нервно заржали.
  - Совсем волки распоясались, - проворчал возница, провожая лохматые фигуры настороженным взглядом, - средь бела дня по дороге ходят.
  Лошади немного успокоились, и телега покатилась дальше.
  
  Замок стоял на возвышавшемся над низиной холме, напоминая бурую, тронутую прозеленью, корону на зеленом темени. Сложенные из серо-коричневого камня стены были исчерчены зелеными прожилками вьюнка и хмеля. Из-за стен виднелось три казавшиеся очень тонкими башни разной высоты. На них безвольно обвисли потемневшие флаги.
  Ольшаники тянулись почти к самому подножию холма, и Мольфи увидела замок лишь когда они подъехали уже совсем близко. Он показался ей мрачным и негостеприимным, воронье карканье лишь усилило это чувство.
  Дорога обвивала холм пологой спиралью, и они долго ехали вдоль постепенно надвигавшихся с правой стороны холодных каменных стен. Лишь совершив полный круг, они достигли ворот, украшенных по сторонам темно-зелеными штандартами с белыми силуэтами филинов.
  За воротами лежал показавшейся девушке тесным внутренний дворик. Это впечатление тесноты создавали разнообразные пристройки, навесы и загородки прилепленные к внутренней стороне стены. Большинство из них пустовало, лишь кое-где блеяли в загонах овцы, а в дальней стороне пыхтели мехи и звенели молотки кузнецов.
  С противоположного края двор замыкала внутренняя стена с еще одними воротами. За ней виднелось массивное здание с пристроенными к нему башнями. Отсюда уже было видно, что они не так тонки, как ей показалось сначала. Просто очень высокие.
  Мольфи слезла с телеги и прошла через дворик. У прорубленной во внутренних воротах дверцы ее уже ждал рослый мужчина в темно-зелёной бархатной куртке с вышитым серебряной нитью филином на груди. Из-за пышных седых бакенбард и рассекавшей всклокоченную шевелюру лысины он сам был похож на филина.
  - Ты Малфрида, дочь Торбена, мастера гильдии столяров? - строго поинтересовался он.
  Девушка молча кивнула, прижимая к груди узелок с вещами. Голос у человека тоже чем-то напомнил ей уханье филина - глухой и отрывистый.
  Человек-филин придирчиво осмотрел ее, потом жестом приказал повернуться. Она развернулась на каблуках, по-прежнему не отпуская узелка.
  - Очень хорошо, некрасивая, но чистая и аккуратная. В самый раз.
  Человек-филин развернулся и знаком приказал ей следовать за ним. Она покорно зашагала через дверцу, ведущую в еще один дворик, уже совсем маленький, но зато лишенный пристроек. В отличие от первого он был вымощен камнем.
  Они пересекли дворик и вошли в двери замка. Сначала Мольфи показалось, что это тупик. Прямо за дверями располагалась глухая каменная стена. Но тут она сообразила, что проходы ведущие в здание расположены с боков.
  - Сейчас я представлю тебя графу и его дочери, - заговорил с ней человек-филин, не останавливая своих быстрых шагов, и даже не оборачиваясь к шедшей позади девушке.
  Она лишь кивнула, хотя собеседник никак не мог ее видеть.
  - Будь вежлива и не говори много. Только отвечай на вопросы. Отвечай кратко - "да", "нет", "не знаю", понятно?
  Она снова кивнула. Толи ее провожатый мог видеть затылком, толи просто не допускал другого ответа, но он продолжал.
  - Руки держи по швам, не вертись и не глазей по сторонам... И не вздумай ничего трогать.
  Она утвердительно пискнула. Голос у нее пропал.
  
  Графа они застали в кабинете на втором этаже. Провожатый вывел Мольфи на середину комнаты, а сам отошел назад, к двери.
  - Девушка для вашей дочери, Ваше сиятельство, - неожиданно мягким и вкрадчивым голосом доложил человек-филин.
  Граф Орфин Вендран оказался изможденным старым человеком с восковым лицом и длинными седыми волосами. Несмотря на летний день, его плечи укутывала пушистая меховая пелерина. Он что-то писал на лежавшем перед ним листке.
  - Минуту, Лотакинт, я только закончу письмо.
  Мольфи украдкой огляделась. Кабинет был просторным и почти свободным от мебели. Лишь у тщательно выбеленной правой стены возвышался массивный дубовый шкаф, да напротив входа с противоположной стороны комнаты располагались письменный стол и кресло с высокой резной спинкой, где сидел граф. Сквозь распахнутое окно слева в кабинет врывался дневной свет, бросавший солнечные зайчики на малиновый ковер на гладком каменном полу.
  Граф дописал письмо, свернул листок трубочкой затянул шнурком и растопив на горевшей рядом свече сургуч запечатал.
  - Когда закончим, отошлешь это письмо Бетиции, она уже должна быть в пути. Позаботься, чтобы курьер с ней не разминулся.
  - Слушаюсь, Ваше сиятельство, - человек-филин со странным именем Лотакинт склонился в полупоклоне.
  Граф поднял на Мольфи глубоко запавшие глаза.
  - Это та самая?
  - Так точно, Ваше сиятельство.
  - Очень хорошо. Как тебя зовут?
  - Малфрида, - едва слышно пролепетала девушка.
  Человек-филин позади недовольно фыркнул.
  - Очень хорошо. Так вот, Малфрида, ты читать умеешь?
  - Немного... Да... Ваше сиятельство...
  На этот раз недовольного фыркания сзади не послышалось.
  - Прекрасно. Лотакинт, где Уртиция?
  - Здесь, отец.
  Мольфи увидела, как через дверь расположенную за креслом в кабинет вошла невысокая темноволосая девушка. Несмотря на скромный рост ее нельзя было назвать худощавой, но и излишней полнотой она не отличалась. У нее был приятное узкое лицо с немного заострявшимся подбородком и большие глаза, орехово-карие у зрачка и с тонким зеленым ободком по краю радужки.
  - Меня зовут Уртиция, - произнесла она, подойдя к Мольфи, - ты будешь моей горничной. Надеюсь, мы подружимся.
  - Надеюсь, Ваше сиятельство - пробормотала Мольфи, попытавшись поклониться.
  Уртиция рассмеялась.
  - Можешь не звать меня сиятельством...
  - Не стоит быть фамильярным со слугами, - назидательно проворчал граф.
  Уртиция отмахнулась от него миниатюрной ладонью. Выпрямившись Мольфи увидела, что за графской дочерью через ту же дверь в кабинет вошел пожилой человек в просторном бархатном одеянии и широкополой остроконечной шляпе. Он посмотрел на нее своими бледно-серыми глазами и едва заметно улыбнулся...
  
  
  Глава 2
  
  - Ну вот и ладненько, - в глазах Фриксы блеснули довольные огоньки.
  Мольфи оглядела свое отражение в зеркале. Выданное ей новое платье было мышино-серым, с ярко-белым воротничком, но сидело неплохо.
  - Так и будешь ходить. Тут все по правилам.
  Мольфи кивнула. Фрикса была лишь чуть ее старше, но выглядела намного солиднее, в строгом, почти форменном, платье, накрахмаленном переднике и с длинными светлыми косами, закрученными на висках в тугие баранки.
  - Моя сестра Фрина говорила, что ты быстро схватываешь. Не думаю,что она ошиблась.
  Мольфи еще раз кивнула.
  - Так что ты быстро запомнишь, кто есть кто в замке, - продолжила Фрикса, - самый главный тут граф. Но уже давно дышит на ладан и ни во что не вмешивается. Его дочка Уртиция девушка добрая, но может и вспылить. Хорошо отходчивая. У старшей характер был построже.
  - Почему был? - удивилась Мольфи.
  - Граф отправил ее в орден Восходящего Солнца...
  - А разве женщина может быть рыцарем? - в воображении Мольфи нарисовалась картина закованной в броню воительницы, похожей на виденное в храме изображение праведницы Арраны Сури.
  - Нет, конечно, - рассмеялась Фрикса, - она может быть сестрой-палатином, это вроде жрицы.
  Она огляделась, понизила голос и заговорщицки прошептала:
  - Граф решил ее отослать, потому что думает, что она не его дочь. Но это тайна, не вздумай никому говорить.
  Мольфи понимающе кивнула. Голос ее наставницы вернулся к прежней громкости.
  - Поэтому всем в замке распоряжаются трое доверенных людей графа. Первый это Лато, он проводил тебя к графу. Вообще-то его зовут Лотакинт, но никто кроме графа не может этого выговорить.
  Она слегка фыркнула, видимо думая о тех, кто дал человеку-филину такое непроизносимое имя, и продолжила.
  - Лато - дворецкий, с ним, в основном, ты и будешь иметь дело. Но кроме него тебе следует знать кастеляна Ларса, и Игана - капитана стражи и главного ловчего. Я их тебе покажу по дороге. Ну а с остальными ты и сама познакомишься. А теперь пойдем ка на кухню, пообедаешь, а потом за дело.
  - Э-э-э...
  Фрикса остановилась на полпути к двери.
  - Что еще?
  - А что за человек был с графиней, когда меня им показывали? Такой, в шляпе?
  - Уртиция еще не графиня, - автоматически поправила ее Фрикса, - она только дочь графа. Ты, верно, говоришь о Румпле. Он учитель, которого граф нанял дочке, чтобы та могла стать настоящей графиней. Умный старик, но странный... Хотя все умные люди странные, видно у них от лишнего ума что-то в голове помутняется. У человека всего должно быть в меру.
  Мольфи не была согласна с этой идеей, считая, что есть качества, избыток которых не может быть вреден. Например, красота. Ну или ум...
  
  Они вышли в мощеный дворик, и направились к разделявшей замок внутренней стене. Оказавшись во внешнем дворе, Фрикса сразу указала рукой в сторону кузни.
  - Видишь вон того большого человека?
  Мольфи пригляделась. Указанный человек действительно заслуживал определения "большой". Он был грузен, высок ростом и оглушителен голосом.
  - Медленно работаете, медленно, граф требует, чтобы самое позднее через две недели все оружие в арсенале было приведено в порядок и выковано еще двадцать комплектов. А вы работаете как сонные мухи!! Вот это, по-твоему, называется отчистить ржавчину?! Посмотри вот сюда, это что? Какая пыль!!! Я тебе дам пыль! Переделать сейчас же...
  Великан протер вспотевший от кузнечной жары лоб и почесал надежно укутанную всклокоченной бородой шею.
  - Кастелян Ларс, - вполголоса шепнула Фрикса, - ты его не бойся, он нами не командует. А теперь посмотри вон туда, видишь? Этот франт - капитан Иган.
  Она указала в сторону конюшни, где стоял невысокий светловолосый человек в узком облегающем костюме, шапочке с пером и коротким мечом на поясе. Он внимательно посмотрел на девушек, которые дружно залились краской и молча отвернулся.
  - Ну все, пошли обедать, - распорядилась Фрикса и они начали подниматься по лестнице в одну из пристроек на стене.
  Со стороны ворот донеслись шум и крики. Мольфи обернулась, и увидела всадника в красно-рыжем костюме сопровождаемого сворой серых псов, буквально влетевших в замок. Странно, почему люди не встречают охотника, а разбегаются от него? И почему лошадь той же рыже-красной масти, что и костюм охотника?
  Остальные лошади в конюшне громко заржали и забились в стойлах. Мчавшийся во весь опор по двору конь оступился и завалился на бок. Человек в рыже-красном костюме вылетел из седла и покатился по земле, оставляя за собой ярко-алый след. Перекувырнувшись через себя он неподвижно замер. Собаки тотчас же окружили упавшего.
  Фрикса пронзительно завизжала. Грузный кастелян Ларс выбежал из кузни, швырнул в собак рассыпающуюся искрами головню, схватил стоявшую рядом кувалду и бросился к упавшему. С другой стороны двора мчался капитан Иган уже успевший выхватить свой меч.
  Головня ударила в копошащийся серый клубок, и псы отскочили, рыча и скалясь. И только тут Мольфи поняла, что это никакие не собаки...
  Двор замка превратился в полнейший хаос. С галерей и навесов полетел какой-то хлам, люди бежали со всех сторон, размахивая оружием. Другие размахивали оружием предусмотрительно стоя поодаль, под защитой построек.
  Волки сбились в кучу и пятились, прижимая уши и огрызаясь. Лошадь ржала, силясь подняться на ноги, всадник на четвереньках полз по земле. Один из зверей выскочил из кучи, схватил человека за бок и рванул. Полетели клочья бурой замши и какие-то белые ошметки. Волк подхватил один из них и метнулся назад. Вся стая, как по команде, развернулась и помчалась прочь из замка через все еще открытые ворота.
  Ларс метнул им вслед кузнечный молот. Один из волков с визгом откатился к стене, остальные выскочили наружу и рассеялись по склону холма.
  Предоставленная сама себе Мольфи спустилась на двор. Люди суетились вокруг окровавленных человека и коня.
  - Они взбесились!
  - Не может быть! Бешеные бы не убежали...
  - Никогда ничего подобного не видел...
  - Не к добру это...
  - К войне, помяните мое слово, к войне это...
  - Да замолчи, накаркаешь еще!
  Всадник смог подняться. Его одежда была разорвана и залита кровью. Девушка взглянула на раны и вздрогнула. Человек жадно пил принесенную кем-то воду, и между глотками бормотал.
  - Не успел отъехать от замка... конь выручил... копытами отбивался... еле ушли... думал, мне конец...
  Появилась Фрикса с белым полотном и еще какие-то женщины. Раненый отмахивался от перевязки и что-то бессвязно бормотал о каких-то письмах и своей лошади.
  Мольфи оттеснили, она повернулась и увидела валявшийся у стены замка труп волка. Рядом стояли Ларс и Иган. Мольфи остановилась позади них.
  Она приглядялась, в оскаленной пасти зверя было что-то зажато.
  - Смотрите, - вскрикнула она, - у него в зубах письмо!
  - И верно, - недоверчиво пробормотал Иган.
  Ларс достал нож и, разжав челюсти, вытащил смятый комок пергамента, скрепленный треснувшим кусочком зеленого сургуча. Мольфи показалось, что она различает на нем оттиск печати с изображением филина.
  - Первый раз такое вижу, - удивленно пробормотал кто-то из подошедших зрителей, - волки гнались за курьером, чтобы схватить письмо. Чертовщина какая-то...
  - Случайность, - отмахнулся Иган, - не может такого быть. Порвать хотели, а под клыки сумка с письмами угодила. А уж что ухватил, то и унес...
  - Он прав, - добавил Ларс, - волки не жрут сургуч и пергамент.
  Потом он развернулся и рявкнул так оглушительно, что Мольфи даже немного присела.
  - Впредь чтоб ворота были закрыты. Еще раз вижу распахнутыми - выпорю! Довели замок, средь бела дня волки по двору бегают.
  
  Остаток дня пошел вверх тормашками. Фрикса бегала вверх и вниз с бинтами и тазиками с водой, всхлипывая и причитая. Граф срывающимся на фальцет голосом распекал Ларса, Игана и Лотакинта за беспорядок в замке. Уртиция с бледным лицом бродила по двору, а про новую горничную вообще все забыли до вечера.
  Только уже на закате ее разыскала Фрикса и отвела на кухню, ужинать.
  - Я чуть со страху не померла! - причитала она, пока голодная Мольфи за обе щеки уплетала гороховый суп, - ужас как волков боюсь. А последнее время они чуть ли не каждую ночь воют. Я теперь даже за грибами не хожу...
  Она вздохнула, и продолжила.
  - Хорошо, что Румпль сказал, что звери не бешеные, просто оголодали. Уверяет, что теперь их напугали и они уйдут обратно в дальние холмы. Он ведь еще и лечить немного умеет. Говорит и бедняга Лампрехт и его лошадь будут в порядке.
  Она снова вздохнула.
  
  К утру следы вчерашнего переполоха улеглись, покусанный Лампрехт сидел во дворе, завернутый в бинты и слегка морщась рассказывал окружавшим его служанкам историю своего героического сражения с волками.
  - И тут я вижу, что они меня окружают, а глаза злые, и вроде как в сумку мою метят. Один уж бросился, да конь мой его копытом сбил, и тут я...
  Мольфи тоже с увлечением слушала, и только после нескольких понуканий со стороны Лотакинта все же была вынуждена отправиться исполнять свои обязанности. Уртицию она застала в ее комнате, на самом верху одной из башен. Румпль как раз проводил очередной урок.
  - Итак, запомни, - размеренно декламировал он, расхаживая из угла в угол, в то время как ученица сидела в кресле, скучающе подложив сложенные руки под подбородок, - дозволенная законом магия разделяется на три пути. Путь огня, управляющий внутренним огнем вещей, путь земли - повелевающий консистенцией и составом предметов и субстанций, и путь воздуха, управляющий движениями атмосферных эфиров и белого огня, порождающего молнии. Так же известны еще три пути, но они запретны, так что говорить о них я сейчас не буду...
  - А лед? - спросила Уртиция, - я слышала о волшебниках способных заморозить стоящий на огне чайник...
  - Холод суть утрата внутреннего огня, - пояснил учитель, - поэтому это тоже путь огня. О! А вот и наша гостья!
  Он заметил тихо стоявшую у дверей Мольфи.
  Будущая графиня встрепенулась.
  - Как вовремя. Эти уроки такие скучные.
  - Нет, нет, нет, милая барышня, - улыбаясь, запротестовал Румпль, наводя палец на стоявшие на комоде песочные часы, - время занятий еще не вышло. А ваша горничная тоже вполне может послушать. Ей это будет весьма полезно.
  Мольфи покорно устроилась на скамейке.
  - Все эти рассказы про волшебников совершенно неинтересно слушать, - капризно заметила Уртиция, - вот если бы самой попробовать...
  - Для этого надо пройти обучение в одной из магических конгрегаций, - строго заметил учитель.
  - Но есть же лесные отшельники-волхвы, деревенские колдуньи, знахари, просто фокусники на ярмарках, - возразила девушка, - они же не носят ключей, как настоящие маги?
  Румпль назидательно поднял указательный палец.
  - Действительно, ключ, как символ открываемых магией знаний, имеют право носить на груди только выпускники магических коллегий. Но что до упомянутых вами категорий чародеев, то волхвы это четвертая конгрегация, и они также проходят обучение друг у друга, колдуны и знахарки незаконны, но Ординатура не считает их опасными, а фокусники... Они просто обманщики и проходимцы по большей части.
  - Неужели мы не сможем ничего интересного попробовать? - расстроилась Уртиция.
  - Посмотрим, - хитро улыбнулся Румпль, - не думаю, что подобные забавы могут быть кому-то опасны. Но сейчас нам следует заняться грамматикой. Кстати говоря, Малфрида, ты говорила, что умеешь читать?
  - А? - Мольфи несколько растерялась, услышав обращенный к себе вопрос.
  Учитель раскрыл лежавший на пюпитре том и вопросительно посмотрел на нее. Читать по складам отец ее научил, да и у соседки была книжка про рыцаря, дракона и пещеру с сокровищами, которую ей иногда разрешали полистать. Но все равно она немного смущалась.
  Впрочем, зря. Ей вполне удалось справиться с первыми строчками.
  Уртиция захлопала в ладоши.
  - Наконец кто-то сможет мне почитать на ночь!
  - Ну, ну, - улыбнулся Румпль, - вашей будущей светлости необходимо самой практиковаться. Иначе как вы сможете управлять вашим графством?
  - Фи, это так скучно, управлять графством, - надула губки Уртиция.
  - Уверен, у вас будут хорошие советники, но совсем без образования вам никак не обойтись.
  - Волшебство интереснее, почему я не могу поступить в маги?
  - Как наследница графства, вы не можете оставить его на произвол судьбы.
  - Пусть Бетиция им управляет. А то она будет сестрой ордена Восходящего Солнца и сможет сопровождать рыцарей в их путешествиях и приключениях, а я должна сидеть дома?
  - Не стоит обсуждать решения Его светлости вашего отца, - мягко возразил учитель, - так что давайте вернемся пока к магии склонения существительных...
  
  Впервые в жизни Мольфи получила собственную комнату. Точнее комнатку, небольшое помещение на верхнем ярусе башни, рядом со спальней Уртиции. В комнатке была даже мебель - кровать и сундук. Правда целого сундука вещей у Мольфи не нашлось, и пока там хранился лишь принесенный из дома узелок, сиротливо жавшийся в углу. Еще в комнате было окно через которое можно было рассматривать таявшие в синеватой дымке лесистые холмы и низкогорья, лежавшие на востоке.
  Обязанности, возложенные на новую горничную, были не слишком тяжелы, но довольно суетливы. Не говоря уже о необходимости постоянно спускаться и подниматься по лестнице в высоченной башне.
  К вечеру, основательно набегавшись, она прям в одежде повалилась на кровать и закрыла глаза. Немного отдышавшись, она уже собиралась их открыть, когда обратила внимание на что-то странное в стене напротив входа. Она не поняла в чем дело но, открыв глаза, убедилась, что стена ничем не отличается от прочих. Несмотря на усталость она поддалась любопытству. Подойдя к стене внимательно ее осмотрела. Щели между некоторыми камнями показались ей чуть более широкими и не такими пыльными, как остальные. Наклонившись, она ощутила едва заметный сквозняк, шедший от стены.
  Она снова закрыла глаза. Стена представлялась ей вполне обычной, но ее средняя часть все же чуть-чуть отличалась от основной массы каменной кладки. Возле разделявшей эти части границы находился вбитый в стену металлический крюк.
  - "Интересно, зачем он тут"? - подумала она, - "может одежду сушить"?
  Мольфи дотронулась до холодного металла. Приглядевшись, она решила, что крюк вбит неровно. Наверное, покосился, когда на него цепляли что-нибудь тяжелое. Она попробовала его поправить. Крюк немного повернулся вокруг штыря, которым был вбит в стену. За стеной что-то едва слышно заскрипело. Девушка попятилась, рукав зацепился за крюк и ткань слегка затрещала...
  - "Мое новое платье"!
  Мольфи замерла и принялась нервно отцеплять рукав от металлической загогулины. Как назло, на конце был сделан дополнительный завиток, который никак не хотел выпутываться из ткани. Ей пришла в голову мысль, что можно попробовать немного повернуть крюк, раз он не слишком прочно держится в стене. Она покрепче обхватила его пальцами и надавила. Тот неожиданно легко развернулся. За стеной что-то отчетливо лязгнуло, кладка вздрогнула и с нее заструились облачка и змейки сбитой встряской пыли.
  Девушка испуганно отскочила, порвав рукав уже окончательно. Больше ничего не происходило, но теперь в стене отчетливо выделялся прямоугольный фрагмент около сажени высотой и полутора локтей шириной.
  Немного подождав, Мольфи осторожными шагами подошла к стене и прикоснулась к ней кончиками пальцев. Камни поддались, и странный фрагмент стены едва заметно сдвинулся. Она толкнула сильнее и кусок стены, с легким скрипом повернувшись на невидимых из комнаты петлях, ушел назад, открывая пыльный и темный проем.
  Она вытерла покрывшую лоб испарину и заглянула внутрь. Темно. Взяв с полочки лампу, зажгла и направила свет в проем.
  Там располагался короткий проход, ведущий на крошечную площадку. Выйдя на нее, Мольфи увидела рядом еще одни проход, завершавшийся массивной деревянной дверью, усиленной металлическими полосами и скобами. Обернувшись, она поняла, что странный кусок стены в ее комнате был точно такой же дверью. Только с той стороны он был облицован каменными плитками, весьма удачно имитировавшими реальную кладку.
  Оценив планировку башни, девушка сообразила, что вторая дверь должна вести в комнату дочери графа. Она обернулась и подошла к краю площадки. Там был еще один черный проем, из которого едва заметно тянуло сухим пыльным воздухом. Осторожно заглянув туда, она поняла, что проем открывается в вертикальный узкий колодец, идущий по всей высоте башни.
  Рядом она разглядела деревянную, но также усиленную металлическими скобами и болтами лестницу, закрепленную на одной из стен. Параллельные рейки, перехваченные ступеньками, тянулись вниз, сколько хватало глаз и света масляной лампы.
  Тут ей самое время было бы одуматься, но охваченная любопытством, она осторожно перебралась на лестницу и поползла по ней вниз, одной рукой держа лампу.
  Лестница казалась ей бесконечной, несколько раз попадались ниши с такими же дверями как в ее комнате. Видимо, они вели в помещения расположенные в башне ниже.
  Потом ниши кончились, а лестница все тянулась. Мольфи начало казаться, что уровень земли давно остался позади, и она уже пару раз задумывалась о том, чтобы вернуться. Но каждый раз любопытство и обида за уже потраченное на спуск время брали верх. Столько лезть и вернуться так ничего и не узнав?
  Пол возник снизу в самый неожиданный момент. Только что внизу была чернота, и вдруг несколькими пролетами спустя, бросив взгляд под ноги, она увидела серые каменные плиты. Нижний сегмент лестницы был оснащен механизмом, позволявшим втянуть его наверх, чтобы не дать никому подняться по шахте, но сейчас он был опущен.
  Оказавшись на дне, девушка огляделась. Перед ней лежал длинный, не очень высокий и совершенно пустой коридор. Насколько можно было понять, он плавно изгибался влево, и его конца не было видно из-за поворота. Мольфи осмотрела лампу. Масла оставалось немного, но пока свет еще был. И она зашагала вперед по коридору.
  Через несколько десятков шагов в левой стене открылась ниша, заглянув туда, Мольфи увидела колодец. К стене около него крепилась цепь с крюком на конце. С её помощью можно было набрать воды любым кувшином или ведром. Больше ничего интересного тут не было, и девушка пошла дальше.
  Следующая ниша была уже в правой стене. Она вела в такую же вертикальную шахту с деревянной лесенкой, как и та по которой девушка сюда спустилась. Должно быть, каждая из трех замковых башен имеет подобный спуск, решила она.
  Подниматься Мольфи не стала а решила пройти еще немного по коридору. Обнаружив следующую нишу в левой стене, она решила, что это еще один колодец, но ошиблась.
  Ниша вела в спускающийся на дюжину ступенек проход и заканчивалась дверью. Дверь была заперта металлическим засовом. Девушку удивило, что засов располагался не на двери, а на стене. Но приглядевшись, она заметила выходивший из стены штырь, соединенный с засовом рычагом. Видимо точно также открывалась дверь наверху. Крюк в стене просто отводил в сторону засов, освобождая замаскированную дверь.
  Мольфи потянула засов влево и освободила дверь. За ней открылось какое-то большое помещение. Сначала она не поняла что это такое, но пройдя несколько шагов и присмотревшись смогла различить в полумраке массивные саркофаги с вырезанными на сером песчанике крышек барельефами мужчин в доспехах и женщин в странных длинных платьях. Замковый склеп!
  Девушке сразу стало не по себе. Ночью, одна, затерянная где-то в замковых подземельях в обществе древних мертвецов. Любопытство уступило место страху, она стремительно выскочила обратно в коридор, задвинула засов и побежала по коридору назад, к ведущей в ее комнату шахте.
  Быстро миновав нишу с ведущей в соседнюю башню шахтой, она неожиданно оказалась перед идущим куда-то вниз туннелем. Но она точно помнила, что коридор кончался нишей с лестницей! Это невозможно! Путь ведущий обратно в комнату исчез! Закрылся и теперь она навсегда обречена бродить в этих мрачных подземельях!
  Она потеряла голову, охваченная неожиданной паникой. С трудом сдерживаясь, чтобы не закричать, она, едва не зацепившись головой за нависавшую сверху опускную решетку, бросилась в туннель, и дальше вниз по каменным ступеням. Воздух здесь был уже не сухим и пыльным, как в коридоре, а куда более влажным и затхлым. Пахло грибами и мхом. Несколько раз она оступалась, но каким-то чудом смогла удержаться на ногах.
  Коридор кончился еще одной запертой дверью. В отличие от всех прочих в ней было пробито небольшое, забранное металлической решеткой, оконце. Выглянув туда, Мольфи увидела ночное небо и звезды.
  Это, равно как и струившийся через решетку прохладный лесной воздух, немного привели ее в чувство. Путь в комнату никуда не делся. Просто выскочив из склепа, она побежала не в ту сторону, и оказалась на другом конце подземного хода.
  Успокоившись, она зашагала назад. Поднявшись по лестнице, прошла изогнутым коридором мимо двух башен, склепа и колодца. А вот и расположенная на противоположном конце этого коридора лестница ведущая обратно в ее комнату.
  Огонек лампы тревожно замигал. Мольфи поняла, что пока она бегала взад-вперед масло в лампе закончилось. Огонек еще раз мигнул и погас. Девушка оказалась в кромешной темноте. Бросив лампу, она нащупала лестницу и полезла вверх. Одна ступенька, еще одна, и еще одна. В конце концов, лезть по лестнице в темноте не так уж и сложно...
  А вот и площадка. На ощупь подобравшись к двери, она отвела засов, открыла дверь и вошла... Упс. Это была не ее комната, а какое-то намного более обширное помещение, занимавшее почти целый ярус башни. Похоже, она ошиблась этажом, ее дверь была выше. Проход за ней захлопнулся с глухим мягким звуком.
  Мольфи осмотрелась. В комнате было темно, но пробивавшийся через окна лунный свет позволял примерно сообразить, что находится вокруг. Это были книжные шкафы, множество шкафов. И большой стол посредине. Стулья. Коробки и сундуки. Но где потайная дверь? Она обернулась и попыталась нащупать дверь или что-то вроде крюка. Увы, под пальцами были только полки и книги. Видимо здесь дверь была замаскирована под один из шкафов, и рычагом служило что-то другое. Она медленно двигалась вдоль полок и в какой-то момент поняла, что совершенно лишилась ориентации и даже примерно не представляет себе с какой стороны комнаты она сюда вошла.
  Она вышла на середину комнаты и опустилась на один из стульев. Должен же быть какой-то выход?
  Со стороны стены донесся знакомый скрип засова, по комнате пронесся легкий сквозняк. Кто-то шел за ней через подземный ход! Недолго думая, девушка упала на четвереньки и заползла под стол, укрывшись за свисавшей до пола тяжелой бархатной скатертью.
  Как они могли ее найти?! Кто они?! Что им надо?! Она прижалась к центральной стойке, на которой держалась столешница и замерла.
  Шаги вошедшего были очень тихими. Если бы не обострившиеся от ужаса чувства, она бы их вообще не услышала. Преследователь мягко пересек комнату, немного постоял, затем подошел к столу. Мольфи зажмурилась. Больше всего на свете ей хотелось исчезнуть или стать невидимой.
  Скрипнуло пересохшее дерево. Неизвестный не пытался ее схватить, а просто сел на один из стульев рядом.
  С той стороны скатерти стало тихо. Ей казалось, что ее сердце колотится с таким грохотом, что его просто невозможно не услышать.
  Мольфи не могла сказать, сколько времени она провела свернувшись в комочек у опоры стола. Тело уже стало неметь, но она не обращала на это никакого внимания. Неизвестный преследователь продолжал неподвижно сидеть на стуле. Она его не слышала, но знала, что тот никуда не делся.
  Заскрипела дверь. Но не потайная, а теперь уже обычная. У комнаты был и простой вход, о существовании которого Мольфи напрочь забыла. Сквозь касавшуюся пола бахрому скатерти пробились отблески желтого света. Новый посетитель не любил темноты.
  Девушка отчетливо слышала его шаги. И он тоже направлялся к столу.
  Сверху что-то глухо стукнуло по крышке. Свет ослаб и перестал колыхаться. Новый гость поставил лампу или подсвечник на стол.
  - Ты уже здесь? - прозвучал над столом тихий голос.
  Мольфи показалось, что говоривший ей знаком, но от страха или по какой иной причине узнать этот голос она не могла.
  - Давно, - негромко прошелестел ответ.
  Этот принадлежал, судя по всему, первому, вошедшему через потайную дверь.
  - Тебя могли увидеть?
  - Не думаю.
  Повисла непродолжительная пауза. Потом второй снова заговорил. Несмотря на полушепот в его словах ощущался гнев.
  - Что это еще за выходки? Ты что не мог добраться до письма без этих штучек с волками? Весь замок переполошил. А письма так и не получил.
  - Но оно так и не дошло до адресата...
  - Ну и что, - сдавленно прошипел второй, едва сдерживаясь, чтобы не закричать, - оно должно было дойти до меня! Причем так, чтобы никто об этом не догадался! А его у меня нет, зато все знают, что оно не дошло...
  - Но я думал...
  - Ты идиот. Тебе надо больше действовать и меньше думать. У нас не так много времени. Если Бетиция вернется, она первым делом вышибет меня из замка и все мои намерения пойдут прахом.
  - Неужели столь могущественный человек не справится с какой-то девчонкой?
  В голосе первого едва слышно промелькнуло ехидство.
  Второй по-змеиному зашипел.
  - Нет, ты точно идиот. Девчонка - мотылек в моих пальцах, сжал и ее нет. Но орден, стоящий за ней, - это совсем другое дело. Я еще не готов. Пока все должно быть тихо. Никто не должен ни о чем догадаться раньше времени. И прекрати ухмыляться, болван.
  - Слушаюсь, господин.
  - Отлично. К счастью для тебя, мне все-таки подвернулась возможность прочитать это письмо. У тебя не больше двух недель, чтобы перехватить девчонку по пути. И ты должен сделать это как можно дальше отсюда. Причем так, чтобы никому в голову не пришло связать это со мной. Ясно?
  - Если она поедет с охраной...
  - С ней пара рыцарей ордена и слуги.
  Сверху донеслось раздраженное шипение, видимо должное означать какое-то ругательство.
  - А кто говорил, что будет просто?
  - Мне понадобятся вооруженные люди.
  - Ты знаешь, где их взять, - в голосе второго мелькнуло что-то похожее на насмешку.
  - Они не согласятся, без вашего приказа...
  - Вот тебе подтверждение моего приказа.
  Мольфи показалось, что на стол упал какой-то небольшой предмет. Легкое шуршание со стороны стула указывало на то, что предмет перешел в руки первого из собеседников.
  - Ну вот и хорошо. Можешь взять яблоко.
  Судя по звуку второй подвинул по столу какой-то предмет, наверное, вазу с фруктами. Одно из яблок вылетело из нее, звучно ударилось об пол, и покатилось за скатерть прямо к Мольфи.
  - Я подниму, - прошелестел тихий голос первого.
  Девушке показалось, что ее сердце остановилось.
  - Не надо, - отмахнулся второй, - утром горничная подберет. А теперь уходи, мое отсутствие могут заметить, и совершенно ни к чему,чтобы кто-то тебя видел.
  Одна за другой захлопнулись обычная и потайная двери. Мольфи отпустила опору стола и бессильно повалилась на пол.
  
  Зашивая ранним утром в своей комнате порванный рукав, Мольфи думала о том, стоит ли кому-нибудь рассказать о произошедшем этой ночью. Но она почти никого в замке не знает, ну может кроме Фриксы. Тут она вспомнила суровое лицо Лотакинта и окончательно решила никому ничего не говорить и вообще как можно быстрее забыть о случившемся.
  
  По случаю хорошей погоды на следующий день занятия было решено проводить на открытом воздухе - на балкончике, окружавшем верхнюю часть башни, прямо там, где начиналась остроконечная черепичная крыша. Учиться одной Уртиции одной было скучно, и Мольфи теперь почти всегда сидела рядом, слушая поучения и рассуждения Румпля, который совершенно не возражал против появления второй ученицы.
  Сегодня тема урока опять коснулась практической магии.
  - Вот пример магии огня.
  Румпль указал рукой на стоявший на столике медный котелок с водой. На глазах восхищенных девушек с его дна сперва начали подниматься цепочки пузырьков, а потом вода и вовсе закипела.
  - А вот еще один пример этой магии.
  Кипение быстро стихло, на медных стенках проступила сначала испарина, а потом и иней. В воде расцвели морозные разводы, и она подернулась льдом.
  Уртиция захлопала в ладоши.
  - Как здорово. А еще?
  Румпль довольно улыбнулся и сделал широкий жест рукой над столом. Просторный рукав опахалом качнулся в воздухе, подняв небольшой вихрь. Но после того как рука остановилась, вихрь не исчез а наоборот, усилился, и превратился в миниатюрный смерч, набравший воды из котелка и грозно покачивавшийся над столом. В образовавшемся над ним облачке протрещало несколько искорок.
  - Ой, - не удержалась Уртициия, - и целый ураган можно так сделать?
  Румпль опустил руку, смерч остановился, и набранная им вода с плеском вернулась в котелок.
  - Можно, - неожиданно серьезно произнес он, - но одному волшебнику, это не под силу.
  - А многим? - спросила Уртиция, - если они станут действовать заодно?
  - Волшебники, - снова заулыбался Румпль - на редкость склочные существа. Им почти никогда не удается договориться и действовать сообща.
  - А еще что-нибудь можно посмотреть? - спросила Мольфи, - это так интересно.
  Румпль достал из кармана платок, и ловко завязав несколько узелков, превратил его в маленькое подобие человеческой фигурки. Он положил фигурку на стол и пристально на нее посмотрел. Ткань вздрогнула и внезапно приподнялась. Немного поколыхавшись, фигурка приняла вертикальное положение и сделала несколько шагов по столу.
  Девушки были вне себя от восторга.
  Не удержавшись, Мольфи спросила.
  - Смерч был магией воздуха, а это какое волшебство?
  Фигурка упала на стол, а с лица Румпля исчезла улыбка.
  - Это... - Мольфи показалось, что он на мгновение растерялся, - Лучше давайте вот что попробуем...
  Он смахнул со стола полотняную фигурку и достал из складок плаща мраморный шарик. Смахнув со стола пыль и отставив в сторону котелок, он положил шарик на столешницу.
  - А теперь, милая барышня, - он обратился к Уртиции, - попробуйте сдвинуть его с места. Нет, нет, не руками... И дуть на него тоже не надо.
  - Но как?
  - Вы же хотели попробовать волшебство сами? Так что думайте...
  Уртиция надулась и пристально уставилась на шарик. Мольфи увидела, как не бледных висках девушки выступили бисеринки пота. Шарик едва заметно вздрогнул, качнулся, но остался на месте. Уртиция шумно выдохнула и недовольно посмотрела на учителя.
  - Не получается.
  Мольфи показалось, что она видит в глазах Румпля скрытую радость, но лицо того оставалось серьезным.
  - Нужно практиковаться и тогда все получится.
  - Фи... - Уртиция с явным раздражением посмотрела на шарик, нахмурилась и даже немного наморщила нос.
  Шарик заскрипел по столу, сделал оборот вокруг своей оси и снова замер.
  Девушка победно заулыбалась. В лице учителя промелькнуло странное выражение. Оно напомнило Мольфи лицо городского крысолова, когда тот ловил особенно большую крысу. Но это выражение исчезло настолько быстро, что она решила, что ей показалось.
  - Теперь ты, Малфрида, - Румпль вернул шарик на место и посмотрел на Мольфи.
  - Но...
  - Пробуй.
  - Да, да, попробуй, - присоединилась Уртиция.
  Мольфи пристально уставилась на шарик. Никакого результата. Видимо силы взгляда ей не хватало. Может надо как-то по-другому? Она закрыла глаза и попыталась представить, как шарик движется. Но тот снова оставался на месте.
  Уртиция едва слышно хихикнула.
  Мольфи разозлилась. Подумаешь тоже, если она может взглядом шарики двигать, это еще не повод зазнаваться... Да гори он синим пламенем, этот камень!
  Перед ее мысленным взором полыхнула синеватая вспышка окружившая мрамор шарика, и метнувшаяся вверх желтоватым язычком пламени.
  - Ой! - взвизгнула Уртиция.
  Мольфи открыла глаза и увидела поднимающийся над шариком дымок и обугленное пятно на столе вокруг него.
  - Ой! - вскрикнула теперь уже она, мысленно представляя себе лицо Лотакинта, узнающего об испорченной мебели.
  Румпль прицокнул языком, взял шарик и снова уронил на стол, нервно потряхивая обожженной рукой.
  - Я стол испортила... - тихо пробормотала испуганная Мольфи.
  - Не бойся, - заверил ее Румпль, - это мелочь.
  Он подул на шарик, убрал его в карман и положил ладонь поверх обожженного лака. Мольфи услышала едва заметное шуршание. Учитель снял руку. Поверхность стола казалась неповрежденной.
  - Ого! - это уже была Уртиция, - как новенький.
  Румпль улыбнулся. Мольфи недоверчиво посмотрела на столешницу. Натренированный глаз дочери столяра смог разглядеть следы ожога на дереве, но она решила благоразумно промолчать.
  - Ладно, барышни, - прервал ее строгий голос учителя, - хорошего понемножку. Нам следует заняться историей и географией.
  - А мы еще попрактикуемся в волшебстве? - поинтересовалась Уртиция.
  Учитель хитро прищурился.
  - Поживем, увидим.
  - Я так хотела похвастаться отцу, - заметила девушка.
  - Думаю лучше будет если это станет сюрпризом, - заметил Румпль, - немного потренировавшись вы сможете достойно порадовать графа. А пока давайте будем держать это в секрете. И он заговорщицки подмигнул девушкам.
  
  
  Глава 3
  
  С вершины холма открывался вид на долину Азуры. Понижение местности расширяло горизонт и если бы не вечерняя дымка, то Ялмар смог бы, наверное, увидеть отсюда цель своего путешествия - город Кедог.
  Но вдали была лишь синеватая дымка. Так ничего и не разглядев, он начал спускаться по уходившей к реке дороге. Вдоль нее с обеих сторон тянулись освещенные закатным солнцем виноградники. Здешние места были самой северной точкой империи, где виноград еще вызревал. Естественно, он не был настолько хорош как в лежавших по ту сторону гор Южных Землях, но это ничуть не мешало кедожанам делать из него кислое белое вино.
  Ближе к реке виноградники постепенно сменялись огородами с рядами огромных ярко-оранжевых тыкв, а затем переходили в заливные луга, где заросли высокой травы чередовались с ивняком и отдельными купами деревьев на не слишком часто затапливаемых в половодье участках.
  Ялмар остановился у стоявшей на краю поймы ветряной мельницы. На лесенке, ведущей к двери, сидел худощавый человек в неброской одежде и надвинутом на глаза капюшоне. Он неспешно выстругивал из куска дерева что-то похожее на человеческую фигурку. Капеллану бросился в глаза длинный нож из хорошей стали. Редкая вещь в крестьянском хозяйстве.
  - Удача в помощь, - обратился к нему Ялмар.
  Человек перестал строгать и медленно поднял на него прищуренный взгляд.
  - И тебе того же...
  - Далеко ли до города?
  - Я не здешний, - заметив удивленный взгляд капеллана, человек кивнул в сторону, - вон хозяин.
  Посмотрев в указанном направлении, Ялмар обнаружил дородного мельника, орудовавшего мотыгой на тыквенном огороде.
  Поразмыслив, он решил не терять время, и кратко поблагодарив человека с ножом, зашагал дальше. До города было бы хорошо добраться засветло.
  "Странный тип" - подумал Ялмар, - "что-то в нем не так".
  Но что именно его смутило он так и не смог понять.
  Дорога спустилась в пойму, миновав несколько мостков, довольно нелепо смотревшихся среди травы и кустов вдали от берега. Ялмар впрочем предположил, что в разлив они оказываются как раз у воды. Солнце зацепилось за холмы далекого левого берега реки и вокруг сразу же потемнело. Высокая трава и ивняк, подступавшие к дороге, только добавляли теням густоты. Ялмар огляделся. Никакого жилья, разве что крыша и лопасти оставшейся позади мельницы еще виднеются. Но почему-то останавливаться там на ночлег ему не хотелось.
  - Заблудился?
  Капеллан обернулся на голос. Из зарослей ивняка вышел человек в соломенной шляпе и с веслом на плече. В другой руке у него была связка рыбы, с чешуи еще капала вода.
  - Да вот, в город иду, но видно, до ночи не успею... - добродушно развел руками Ялмар.
  - Пошли, - махнул рукой человек и скрылся в зарослях.
  Капеллан на секунду задумался. Место пустынное, в самый раз для разбойной засады. Тем не менее, он поправил торбу и последовал за рыбаком.
  Продравшись через кусты и осоку они вышли к берегу. Река здесь не была слишком широкой. Собственно это ведь только Малая Азура. Лишь у самого Кедога, слившись с Большой Азурой,она становилась полноводной настоящей Азурой, что несла свои воды на север, в сердце Удолья. Ялмар посмотрел вниз по течению, словно надеясь увидеть город, но разглядел лишь сгущающиеся сумерки.
  Его провожатый спустился к самой воде и захлюпал босыми ногами среди осоки. Повернувшись на шум, Ялмар увидел небольшую лодку.
  - Рыбачишь? - спросил он когда, его провожатый оттолкнул ее от берега, и они заскользили по тихой прозрачной воде.
  - Угу.
  Его собеседник не был слишком разговорчив.
  Они пересекли реку, и некоторое время плыли вдоль левого берега. Уже заметно стемнело, но Ялмар смог различить небольшой домик на берегу, и едва заметно желтевшие в огороде тыквы.
  
  - Вижу, стоит человек на дороге как потерянный, видно не здешний, и ночевать ему негде... - пояснял рыбак свое решение жене.
  Та согласно кивала, помешивая ароматную уху.
  -... ну не бросишь же его одного, мы ж не городские какие, - продолжал он, - ночи то уже холодные, да и разбойнички стали шалить последнее время.
  - А почему ты решил, что я сам не разбойник? - спросил Ялмар.
  Рыбак фыркнул.
  - Что ж я разбойника от доброго человека не отличу?
  Капеллан лишь улыбнулся. Краем глаза он заметил сушившиеся под потолком пучки трав, явно не относившихся к категории пряностей.
  Немного помявшись, он все же спросил хозяйку:
  - Вижу травничеством занимаетесь?
  Та настороженно подняла глаза, задержав взгляд на кушаке и нагрудном огниве.
  - Ты уж не из этих, ориндатров, будешь?
  - Ординаторов, - поправил ее Ялмар, - нет. Не из этих. Просто капеллан...
  - А хоть бы и из них, - добавила хозяйка, - нет такого закона, чтобы травами нельзя было бы людей лечить, а другой никакой ворожбы я не знаю. Да и зачем другая-то? Травы они почти все могут. А чего не могут, так это никто не может лечить...
  Капеллан задумался, но возражать не стал.
  - Места-то у нас мало, - извиняющимся тоном пояснил хозяин, указывая на импровизированную постель из сена и мешковины в одном из углов, - гостей не часто видим...
  - Ничего, я привычный, - улыбнулся Ялмар, - в походах и не такое бывало.
  Уже засыпая он неожиданно понял, что его удивило в том человеке на мельнице. Руки. Крепкие, с сильными пальцами и гладкой кожей, без крестьянских мозолей. Это были руки человека привыкшего держать оружие, а не косу или мотыгу. И с этой мыслью капеллан заснул.
  
  Утро выдалось ясным, хотя от реки поднимался белесый туман.
  - Сухой дороги от нас нету, - сказал рыбак, - я тебя до моста на лодке довезу...
  Мост через Малую Азуру был солидным, каменным, с крытым дранкой навесом и небольшими часовенками по сторонам. Видно было, что люди в здешних местах живут основательные и богатые.
  Попрощавшись с гостеприимным рыбаком, Ялмар вышел на дорогу и зашагал по ней на север. Туман почти рассеялся, и вдали уже были видны городские башни.
  Кедог стоял на холме у слияния двух рек. С востока его огибала скромная Малая Азура, с запада куда более полноводная Большая, а у городской пристани они сливались в медленно текущий на север поток, разделенный посредине несколькими отмелями и островками севернее города.
  Капеллан подошел к городу с юга, по большой дороге, ведущей из Южных Земель, на которую он вышел почти сразу как миновал мост через Малую Азуру. Сразу за главными воротами располагалась мощеная Привратная площадь. Справа от нее высились слегка обветшавшие стены городской цитадели - Верхнего города. Ялмар не являлся ни аристократом, ни богатым купцом, и там ему делать было решительно нечего. Поэтому капеллан направился с площади прямо, через ремесленные и торговые кварталы в Серый город. Многочисленные постройки, лепившиеся у подножия холма вдоль берега Большой Азуры от городской стены на юге до главной пристани на севере, были не самым респектабельным, но зато дешевым местом. Свое название этот район получил от некрашеного дерева и серой глины, которой обмазывали стены. Более зажиточные обитатели холма рядом с цитаделью могли себе позволить красить дерево и белить штукатурку. И крыши там были красные черепичные, а не из серебристой от дождевой воды дранки как внизу.
  Ялмар уже бывал в Кедоге и теперь держал путь в портовую таверну. Главная улица Серого города несмотря на утро уже была загромождена повозками, носильщиками, разносчиками и разным людом, отчего капеллан предпочел идти боковымие переулками. После ночного дождя под ногами хлюпала грязь, а стены и заборы сходились так плотно, что между ними приходилось буквально протискиваться. Гревшиеся на низких кровлях коты лениво провожали Ялмара взглядами нефритово-зеленых глаз.
  Ему подумалось, что идея свернуть с главной улицы была не столь уж и хороша. Он вышел на небольшой перекресток и еще больше утвердился в этой мысли. Обшарпанную стену подпирали два щуплых субъекта в затрепанных плащах и низко надвинутых беретах. В щелях между плащами и беретами поблескивали две пары внимательных глаз.
  Заметив их, Ялмар предпочел свернуть в один из проулков.
  - Погоди, добрый человек, - окликнул его один из незнакомцев.
  Капеллан оглянулся. Второго рядом уже не было. Впрочем, отсутствовал он недолго. Чуть спустя он спрыгнул с крыши дальше по проулку, отрезая Ялмару путь к отступлению.
  - Что тебе, мой незнакомый друг, - ответил капеллан, снимая с плеча свою торбу, - но не отнимай у меня лишнего времени, ибо я спешу.
  - По твоей речи я понимаю, что ты почтенный жрец, - продолжал незнакомец приближаясь.
  Ялмар бросил взгляд через плечо. Второй стоял неподвижно шагах в семи позади.
  - Так не окажешь ли ты небольшую финансовую помощь несчастным беднякам... - добавил первый, останавливаясь в нескольких шагах.
  - Я столь же беден, как и вы, братья мои, - горько вздохнул Ялмар, левой рукой осторожно распуская ремешки торбы.
  - Заткнись, и гони деньги, - лаконично выразил свою мысль второй.
  - Обойдешься, - столь же лаконично ответил ему капеллан.
  - Вы заставляете нас идти на крайние меры, святой отец, - все так же велеречиво добавил первый, и высвободил из складок плаща руку с длинным кинжалом.
  Второй последовал его примеру молча.
  Ялмар запустил руку в торбу, и выдернул оттуда небольшой бронзовый кистень на короткой рукоятке.
  - Ах ты паршивец, - буркнул второй.
  Первый молча сделал длинный выпад. Ялмар отшагнул назад и отбил руку атакующего взмахом кистеня. Что-то неприятно хрустнуло. Кинжал вылетел из пальцев, с тонким звоном ударился о стену и упал в грязь. Нападавший тихо выругался и отступил, придерживая второй рукой перебитую.
  Капеллан развернулся. Второй нападавший попятился.
  - Ну извини, обознались... - пробормотал он, развернулся и скрылся в одном из боковых проулков.
  Ялмар убрал, кистень, закинул торбу за плечо и пошел дальше. Бандит глядя ему вслед подобрал левой рукой кинжал и убрал в ножны.
  - Тож видать из наемников, - пробормотал он, - развелось их тут, работать совсем нельзя стало...
  
  Портовая таверна была угрюмым двухэтажным зданием, выходившим боковой стороной на набережную, а фасадом на главную улицу. У входа возвышался саженного роста мрачный тип, внимательно осматривавший всех заходивших внутрь.
  В таверне было чадно и шумно. Стучали глиняные кружки, гремели по столам игральные кости. В дальнем углу кого-то с упоением били за мошенничество в игре...
  Ялмар сразу понял, что в этот раз посетители таверны были не совсем обычными. Как правило, здесь собирался рядовой портовый люд - рыбаки, матросы, грузчики. Теперь же зал наполняли бородатые мужчины в пестрой и непривычной одежде, все до единого увешанные оружием.
  На вошедшего капеллана никто кроме угрюмого типа на входе даже не посмотрел. Ялмар пробрался к стойке и, поздоровавшись с протиравшим кружку хозяином, спросил:
  - Я слышал здесь нанимают людей в вольную роту?
  Хозяин кивнул в сторону зала.
  - Сам не видишь?
  - Где капитан?
  Хозяин молча указал кружкой в дальний угол.
  В полумраке Ялмар разглядел сидевшего за столом мужчину в кожаной куртке и угловатом берете с пером. Перед ним на столе лежали какие-то бумаги и столбики монет. В отличие от прочей части зала в этом углу было очень тихо и спокойно.
  - Вы капитан? - спросил капеллан, подойдя к столу.
  Человек смерил его взглядом и, выдержав паузу, ответил.
  - Я его лейтенант, капитан пока в отъезде.
  - Хочу наняться, - без обиняков сказал Ялмар.
  Лейтенант еще раз внимательно на него посмотрел.
  - Капеллан? - сухо поинтересовался он.
  - Так точно, воевал в...
  Тот остановил его движением руки, и отрицательно покачал головой.
  - Капеллан нам не нужен...
  - Но я могу быть и просто лекарем?
  Лейтенант снова покачал головой.
  - На худой конец могу и солдатом пойти.
  - Нет.
  Лейтенант опустил взгляд в лежавшие перед ним бумаги и начал что-то записывать.
  Ялмар немного постоял, вздохнул и пошел обратно в зал. Было ясно, что лейтенант не передумает.
  - Эй, капеллан, - шепеляво окрикнул кто-то сзади.
  Ялмар повернулся и увидел сидевшего за столом почти под самой лестницей коренастого человека в зеленом капюшоне. Его левую щеку пересекал неровный шрам, начинавшийся под глазом и исчезавший где-то в зарослях седеющей щетины на шее. Судя по скошенности лица с этой стороны, оставивший этот шрам удар сломал человеку челюсть и она срослась не слишком ровно.
  - Не вжяли?
  Ялмар согласно кивнул и не ожидая дополнительного приглашения сел рядом. Человек со шрамом отодвинул в сторону завернутую в тряпицу кривую палку, прислоненную к столу. Капеллан догадался, что это лук со снятой тетивой.
  - Тоже место ищешь, Тоутон?
  - И тоже не вжяли, - старый лучник приложился к кружке, - как и Грена.
  Он кивком указал на сидевшего рядом долговязого парня.
  - Смотрю, ты в мечники перешел, - Ялмар с уважением поглядел на прислоненный к стене двуручный клинок.
  - Только пробует, - хмыкнул Тоутон, - двойного жалования ему пока не платят, говорят худой шлишком...
  Грен мрачно посмотрел на лучника.
  - Будут платить, отъемся...
  - Так вас то что не взяли? - спросил Ялмар, - разборчивые слишком?
  - Не беж того, - лучник с сожалением оглядел пустую кружку и аккуратно поставил ее на стол, - только штранная у них какая-то ражборчивость...
  Капеллан удивленно приподнял бровь.
  - Берут только шамых отпетых и жлых, а то и вовсе таких, что ш головой шобственной не дружат. В общем тех, кто на вше готов беж лишних расшуждений. Будто этому капитану нужны головорежы, а не шолдаты. Не хорошо вше это...
  - А что за капитан?
  - Понятия не имею, ни ражу его не видел. Вше дела ведет этот тип, - лучник махнул рукой в сторону лейтенантского стола.
  - Действительно необычно... - согласился Ялмар, - может они на какое дело на юге людей собирают. Руины в пустыне ограбить или от пиратов в вольных городах отбиваться?
  - В Кедоге? - ухмыльнулся Тоутон, - ешли бы так, то на юге бы и набирали. Вше одно половина людей шюда оттуда пришла. Какие наемники в Удолье, тут же войны лет двешти не было...
  Замечание было резонным. Удолье оставалось самым защищенным от внешних врагов уголком империи. Укрытое почти со всех сторон горами, лесами и болотами оно уже несколько столетий не видело на своих полях завоевателей. Лишь усобицы и частные войны князей и баронов время от времени проливали кровь на эту землю.
  Хотя с другой стороны Кедог был воротами на юг, и собирать армию для похода в Южные Земли здесь было бы логично. Если бы не тот факт, что на беспокойных южных границах наемников было не в пример больше чем на тихих берегах Азуры.
  Ялмар посмотрел на сидевшего в дальнем углу лейтенанта. Обычный помощник командира роты, сухой, деловитый, знающий свое дело. Но все же зачем ему здесь наемники, да еще специально подобранные так, чтобы лишних вопросов не задавали и были готовы на любую грязную работу?
  - Что делать то хочешь? - прервал его размышления шепелявый голос лучника.
  Капеллан лишь покачал головой.
  - Не знаю. Скорее всего, на юг подамся. Там наверняка можно будет куда-нибудь подрядиться. На границе всегда неспокойно. Да и тепло в тех краях, а скоро осень. Только вот денег на дорогу надо бы раздобыть, а то издержался совсем.
  - Деньги это хорошо, - заметил лучник с интересом разглядывая пустую кружку и облизываясь, - Грен, может меч свой продашь, а?
  Тот по-кошачьи зашипел.
  - Ладно, ладно, не трону я твою железяку, не бешпокойся, - усмехнулся Тоутон, - можем и беж денег шладить.
  Ялмар посмотрел на него с удивлением.
  - Ешли пойдем втроем, - пояснил лучник, - то до гор доберемся натощак, а там уже можно жверя бить. Еда будет, но ночевать придется в лешу. А ш той стороны перевала уже можно вербовщика найти, или по пути к каравану торговому прибьемся.
  - Что ж, неплохая идея, - согласился Ялмар.
  - Ты ш нами? Тряхнем штариной, а капеллан?
  Ялмар кивнул.
  
  Кавалерственная дама и будущая сестра-палатин ордена Восходящего Солнца, урожденная графиня Вендран не без скептицизма рассматривала пристань Кедога. Город был вызывающе богат, но при этом довольно неряшлив. Многочисленные причалы и напоминавшие гигантские сундуки здания складов ломились от товаров, но при этом их владельцы безоглядно экономили на краске и отделке, отчего все эти знаки городского процветания были пыльными, серыми и угрюмыми. И ей это не нравилось.
  - Сейчас будем причаливать, сестра Бетиция, - оторвал ее от созерцания голос одного из сопровождавших рыцарей.
  - Спасибо, Клемен, - кивнула она.
  Прядь светлых волос от этого движения слетела ей на глаза, и она тряхнула головой, отбрасывая ее назад. Прядь упорно вернулась на лицо, и девушке пришлось снять красную замшевую перчатку и поправить волосы рукой.
  Торжественной встречи их не ожидало, ни одно из официальных лиц города - ни градоначальник, ни капитан городской роты имперской стражи, ни настоятель городского собора не почтили городскую пристань своим присутствием. Только герцог Орсино прислал нескольких человек в ливреях, терпеливо дожидавшихся их прибытия на дальнем конце пирса.
  - Его высочество просил сообщить, что гостевые покои замка в вашем распоряжении, братья-рыцари... и сестра, - поклонился один из них, - мы вас проводим.
  Вблизи город Бетиции понравился еще меньше. Бедные дома были построены кое-как без всякой мысли о плане и порядке. В результате улицы извивались самым причудливым образом, петляли, сворачивались в кольца и постоянно меняли ширину. Мостить их никто даже не думал, отчего едкая белесая пыль постоянно лезла в нос и подергивала ее алый орденский плащ мутной патиной, а постоянно шмыгавшие по сторонам крысы заставляли коня нервно вздрагивать и недовольно фыркать.
  Выбравшись из Серого города, Бетиция смогла вздохнуть с некоторым облегчением. Здесь, по крайней мере, улицы были вымощены хотя бы деревянными плахами и имели предсказуемое направление, а дома стояли к прохожим фасадами, а не как попало...
  Добравшись до Привратной площади, они свернули к цитадели, миновали ворота и поднялись на холм. Верхний город выглядел много изящнее. Улицы здесь были прямые и мощеные, а здания если не целиком каменные, то хотя бы с фасадом или первым этажом из благородного камня, а не из вульгарных дерева или кирпича. Но Бетиции и это не очень понравилось. На ее взгляд, вполне можно было подумать о приведении в порядок бедных кварталов, вместо того, чтобы изощряться в роскоши здесь, наверху... В конце концов, наметить прямые улицы вряд ли было столь неподъемной работой для магистрата.
  Замок герцога Орсино стоял в дальнем конце цитадели. По существу это была одна из частей ее укреплений и по совместительству городская резиденция правителя южного Удолья. А также единственная находившаяся в его власти часть города. Остальные кварталы Кедога были в управлении магистрата и формально подчинялись лишь императору и представлявшему его власть в этой части державы великому князю. Впрочем, и тот и другой были далеко и обращали свои взоры на городские проблемы не слишком часто.
  
  Гостевые покои располагались с внешней стороны, и через не слишком широкие окна можно было видеть уходящий далеко за Малую Азуру холмистый простор.
  - Уже совсем близко, - Бетиция задумчиво рассматривала восточный горизонт, - еще несколько дней и я буду дома...
  - Это так, - согласился с ней Клемен.
  Девушка вздохнула.
  - Отец не прислал ни одного письма с самого моего отъезда из приории.
  - Возможно мы разминулись с его курьером?
  - Может и так... Но все равно мне не спокойно. Уртиция разумная девочка, но она слишком молода и взбалмошна. Не знаю, сможет ли она управлять владениями, если с отцом что-то случится.
  - У графа есть хорошие управляющие...
  - Не знаю даже, что ответить. Дворецкий Лато умен, умен настолько, что может перехитрить сам себя, если увлечется. Кастелян Ларс силен как медведь, но слишком прост, без толкового руководства от него мало проку. Капитан Иган сварлив, слишком любит золото и не видит дальше своего носа. Вряд ли кто-то из них сможет хорошо управлять графством.
  - Вы так хорошо разбираетесь в людях? - удивился рыцарь.
  Девушка чуть грустно улыбнулась.
  - Мне пришлось научиться это делать став сиротой... Конечно же, я могу и ошибиться, и кто-то из них окажется не тем, кем мне кажется. Но не думаю. Говорят, отец нанял учителя для сестры. Надеюсь, у него получиться сделать из нее настоящую графиню Вендран.
  - Я слышал, что ваша поездка к отцу вызвано его планами обручения наследницы? - осторожно добавил Клемен, - возможно он рассчитывает на вашего будущего зятя?
  - Возможно. Но я ничего толком не знаю о том, кого он для нее выбрал. Это случилось уже после моего отъезда из дома, а в письмах отец никаких подробностей не писал.
  Бетиция снова задумчиво посмотрела в окно.
  - Странно все это. Почему он так внезапно решил ее обручить и даже не написал мне, как его зовут?
  Она резко отвернулась от окна и решительно добавила.
  - Так или иначе, через несколько дней я буду на месте и все узнаю.
  Дверь открылась, и в проеме показалось румяное улыбающееся лицо над красной с белым накидкой орденского кнехта.
  - Кушать подано...
  - Большое спасибо, Феликс, - кивнула румяному лицу Бетиция.
  Лицо засмущалось, залилось краской и скрылось в проеме.
  Клемен улыбнулся.
  - Парень явно к вам неравнодушен. Пока вы не посвящены в сестры-палатины, а он остается полубратом ордена...
  Бетиция отрицательно замотала головой.
  - Нет.
  Рыцарь пожал плечами.
  - Из вас получилась бы прелестная пара...
  - Ладно, - оборвала его девушка, - пойдемте ужинать.
  
  Хозяин таверны разочарованно посмотрел на кучку медяков.
  - Это все?
  - Мы только две кружки выпили! - вспылил Грен, - куда уж больше?
  В лице хозяина проступило легкое пренебрежение.
  - Сдачи не будет, проваливайте...
  Он сгреб монеты и занялся более платежеспособными клиентами.
  Ялмар, Тоутон и Грен двинулись к выходу. Капеллан шел первым, мягко раздвигая плечом нетвердо державшихся на ногах коллег по ремеслу. За ним двигался Грен с двуручником на спине, Тоутон, с луком и кожаным свертком со стрелами под мышкой, держался сзади.
  - У этого лейтенанта хорошие авансы, - пробормотал Ялмар, перешагивая через не рассчитавшего свои силы выпивоху, с оглушительным храпом распростершегося на полу.
  - Не хотел бы я попашть в наштоящее дело ш этим шбродом... - пробурчал в ответ Тоутон.
  - Смотря в какое, - возразил капеллан, - от пиратов или бедуинов отбиваться вполне могут...
  - Я не об этом. Воевать они может и могут, но так и ночью шпящего прирежать тож долго думать не будут.
  Они уже подошли к самому выходу, когда из темноты проема возникла невысокая фигура, завернутая в темно-серый плащ, увенчанный беретом. Из-под плаща виднелась стянутая лубком рука.
  Ялмар резко остановился, не ожидавший этого Грен налетел на него сзади, и громко выругался, получив по затылку чувствительный удар обернутой в тряпицу рукоятью своего меча.
  - Предупреждать надо!
  Капеллан узнал покалеченного сегодня утром грабителя. Тот его тоже узнал, немного скривившись. Но посторонился, освобождая проход.
  Пройдя мимо Ялмар оглянулся. Разошедшийся с ним бандит ловко проскользнул через толпу к сидевшему недалеко от входа тихому задумчивому человеку в добротной, неброской одежде. Его поведение и костюм разительно выделялись среди аляповатых одеяний и развязности большинства наемников. Но, несмотря на это, капеллан бы ни за что ни обратил на него внимания, если бы утрешний грабитель не вздумал с тем поговорить. Ялмар напряг слух.
  - Она здесь.
  Это было единственное, что произнес бандит.
  Капеллан надеялся услышать больше, но человек за столом лишь сдвинул в сторону собеседника небольшой столбик монет, взял со стола фетровую шляпу с узкими полями и серым гусиным пером, и ни слова не говоря, поднялся и пошел вглубь зала.
  Одеждой человек больше всего напоминал средней руки купца. Но Ялмар еще ни разу не видел купца обладавшего такой рептильей невозмутимостью и хладнокровием. Тот словно не замечал бушевавшего вокруг разгула наемников, беззвучно и спокойно шагая между ними.
  Капеллан попытался разглядеть незнакомца получше, но успел лишь заметить бледное, даже какое-то сероватое, лицо с острым носом и тонкими губами. Проводив его пристальным взглядом, он на секунду задумался. Потом тряхнул головой и все трое выбрались на прохладный уличный воздух. В конце концов вряд ли все это их касается.
  
  Человек в фетровой шляпе подошел к столу лейтенанта. Тот вздрогнул, увидев бесшумно возникшую перед ним фигуру.
  - Что такое?
  Незнакомец молча положил руку ладонью на стол. Когда он оторвал ее от досок там остался бронзовый перстень с черной агатовой печаткой. Лейтенант поднял кольцо и повертел его в пальцах.
  - Пойдем наверх, - сказал он, возвращая перстень, и сделал знак охране, чтобы те приглядели за деньгами и бумагами на столе.
  
  Капеллан, лучник и начинающий мечник сначала посетили рыбный рынок, но там продавцы уже расходились и они пошли в Белый город. Рыночная площадь находилась в северной части холма, прямо над портовыми складами. Один выход с нее вел на юг к ремесленным улицам и задним воротам цитадели, второй - вниз к пристани и складам.
  Хотя уже смеркалось, торг еще продолжался. Товар здесь был не столь быстропортящимся как на рыбном рынке, и горожане рисковали тут покупать и при не слишком ярком освещении.
  - Мне надо башмаки подлатать, - пояснил Тоутон, - на новые денег нет, но ешли шапожник попадетша шговорчивый...
  Увы, сговорчивостью кедожские сапожники не отличались. Они обошли семерых, пока у старого лучника не сдали нервы, и он не накинул достаточно, чтобы восьмой согласился взяться за работу.
  Закончив с башмаками Тоутона, они решили вернуться к реке. Ночевать на улице в Белом городе было чревато близким знакомством с местной стражей, а на постоялый двор средств у них решительно не оставалось.
  - Пропустите, я тороплюсь!
  Молодой румяный человек в накидке кнехта ордена Восходящего Солнца, буквально оттолкнул Грена с дороги. Тот недовольно заворчал.
  - Мне нужно срочно выполнить поручение дамы!
  Молодой человек сверкнул глазами и для солидности ухватился за рукоятку короткого меча. Ни малейшего впечатления на Ялмара этот жест не произвел. Он уже хотел сказать что-нибудь поучительное на тему добродетельной вежливости, но тут кто-то из горожан отпустил весьма фривольное замечание о том, какого именно поведения дамы могут давать поручения рыцарям-монахам.
  Забыв про Грена молодой человек покраснел до ушей, и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, весьма темпераментно потребовал от шутника забрать свои слова обратно.
  Но тот только продолжил строить предположения о методах заработка вышеупомянутой дамы. Юноша выхватил клинок и, забыв обо всем, бросился в толпу. Как и следовало ожидать, его порыв закончился печально. Один из прохожих подставил ногу, и начинающий рыцарь кубарем полетел на мостовую, попавший в щель между камнями клинок жалобно тренькнул и сломался.
  - Какой плохой металл, однако, - покачал головой Тоутон.
  Юноша, однако, не сдавался, и попытался встать и все ж таки добраться до насмешника. Но тут вмешались еще несколько горожан.
  Грен довольно хмыкнул. Тоутон поморщился.
  - Не повежло парню. Шапоги у них вще-таки кованые... А он бештолковый, яшно ж уже не подняться. Надо хотя бы кошти тшелыми шохранить.
  Кто-то из участников свалки выудил из-за соседнего прилавка дубинку.
  - Эй, хватит вам, - не выдержал Ялмар, - убьете еще мальчишку!
  - Заткнись! - рявкнул не в меру рьяный горожанин, угрожающе поднимая дубину, - развелось вас тут на нашу голову тунеядцев...
  Пара дюжих товарищей зачинщика драки подхватили уже переставшего сопротивляться юношу, явно собираясь оттащить в проулок и закончить избиение без лишних свидетелей.
  - А ну оставьте парня!
  Ялмар вытащил из торбы свой кистень.
  Энтузиазм в глазах обладателя дубины слегка померк, но не до конца.
  - Драки хочешь?
  Капеллан быстро крутанул оружие, разминая кисть и надеясь, что это сможет немного охладить воинственный пыл торговца.
  В этом отношении расчет оправдался. Оппонент попятился и сменил тактику.
  - Помогите! Убивают!
  Тащившие юношу люди выпустили жертву, переглянулись и одновременно выудили из-под суконных курток солдатские короткие мечи с чуть притупленными остриями и змеевидными гардами.
  Ялмар понял, что на этот раз придется иметь дело не с ремесленниками и уличной шпаной, а с коллегами по военному ремеслу. И это понимание его никак не обнадежило.
  Он начал пятиться, по возможности не давая противникам его окружить и стараясь чтобы хоть от одного из них его отделял прилавок. Толпа вокруг развернулась в круг. Судя по отдельным возгласам, самые предприимчивые уже начали принимать ставки.
  Если он сможет продержаться до прихода городской стражи... Хотя формально он вполне имеет шанс оказаться зачинщиком...
  Один из нападавших сделал отвлекающий выпад, в то время как второй попытался дотянуться до капеллана с другой стороны. Ялмару удалось вывернуться, но степень обученности и слаженности противников его весьма неприятно поразила. Так можно и до появления стражи не дожить...
  Все его расчеты поломал Грен. Увидев, что дело приняло серьезный оборот, он снял со спины двуручник и не спеша начал расшнуровывать оборачивающую его ткань. Закончив с этим, он с неожиданной для столь худощавого человека легкостью подбросил оружие в руках и, сделав один резкий взмах, перехватил лезвие второй рукой за середину.
  Ялмар услышал за спиной холодный шелест рассекающего воздух металла, и слегка вздрогнул. В бою этот звук редко предвещал что-то хорошее. Двуручные мечи вступали в дело в самых тяжелых ситуациях...
  Его противники одновременно перевели взгляд с Ялмара на Грена, переглянулись, и ни слова не говоря, ретировались в ближайший проулок. Судя по всему масштабное побоище в их планы не входило.
  - А теперь руки в ноги, и в порт, - вмешался шепелявый голос Тоутона, - стража не будет шмотреть кто, что и жа что.
  Ялмар счел за лучшее с ним согласиться. Тем более что над толпой уже колыхались алебарды и среди горожан мелькали сине-белые накидки удольской имперской стражи.
  
  - Какой ужас! - Бетиция с содроганием глядела на распухшее и покрытое синяками лицо Феликса.
  Юноша моргнул единственным незаплывшим глазом и попытался улыбнуться, но вышла довольно устрашающая гримаса.
  - Я защищал вашу честь, сударыня, - пробормотал он.
  - Надо же мне было просить вас сбегать на рынок за фруктами, - всплеснула руками девушка, - как я себя ненавижу.
  - Кто же мог подумать, - примирительно заметил рыцарь Клемен.
  - Думаю, молодому человеку сейчас нужен отдых и еще один компресс, - тихим голосом произнес стоявший в изголовье жрец в светло-синей рясе.
  - Да, да, конечно же, ему так досталось... - Бетиция вздохнула и направилась к выходу, сопровождаемая Клеменом.
  За дверью их встретил невысокий коренастый человек в латах, из-под которых виднелись сине-белые цвета имперской стражи Удолья.
  - Капитан Торм, - он чуть заметно склонил голову в знак приветствия, - мне передали, что с вашим человеком все будет в порядке.
  - Ему повезло. Но не надейтесь, что это избавит вас от объяснений по поводу того, что творится в вашем городе!
  Бетиция строптиво вздернула голову.
  Капитан слегка растерялся, переводя взгляд с девушки на Клемана и обратно, пытаясь сообразить кто из них главный. Рыцарь взглядом показал на Бетицию.
  - Отчего полубрат ордена, направившийся на рынок за фруктами, возвращается оттуда едва живой?
  - Уважаемая госпожа, - примирительно начал Торм, - ничего подобного у нас в городе раньше не случалось и я приложу все усилия, чтобы найти и покарать виновных.
  - Орден будет вам крайне признателен за проявленное усердие.
  - Мне кажется, что это не так серьезно, чтобы почтенный орден...
  - А мне кажется, что вполне серьезно для того, чтобы руководство ордена было оповещено о случившемся.
  Капитан моргнул, но возражать не стал.
  - Я сообщу вам сразу же, как только что-нибудь узнаю.
  Он снова поклонился и, позвякивая снаряжением, направился к выходу.
  Бетиция обернулась к Клемену.
  - Теперь нам придется задержаться в городе на несколько дней.
  - Не думаю, что это разумно.
  Она удивленно посмотрела на рыцаря.
  - Феликс находится в руках хороших лекарей, и уверен, что путешествие не пойдет ему на пользу. Полагаю, что нам стоит отправиться в ваш замок уже завтра, а молодого человека мы вполне сможем забрать на обратном пути.
  Девушка задумалась.
  - Ну, если вы считаете, что это будет уместно...
  - Не переживайте, вы не бросаете его в беде, здесь ему обеспечен прекрасный уход. В самом крайнем случае он сможет присоединиться к нам позже. Дороги безопасны и ему не составит труда добраться до замка, как только его раны немного заживут.
  Она еще немного подумала, и ответила:
  - Хорошо. Тогда надо подготовиться выехать уже завтра утром, мне хочется попасть домой как можно скорее.
  
  Окна комнаты были плотно закрыты ставнями. В портовой таверне ставни не отличались качеством, но за окнами все равно была ночь. Темноту в помещении рассеивал лишь единственный старый канделябр. Создаваемый им неровный желтый свет подрагивал на трех лицах.
  Лейтенант флегматично сидел верхом на стуле, положив руки на спинку. Неприметный человек с бледным лицом и в шляпе с гусиным пером, расположился на скамье и внимательно следил за третьим. Третий, среднего роста молодой аристократ в черном бархатном колете, простеганном серебряной нитью, нервно вышагивал взад-вперед по комнате.
  - Это крайне опасно, - произнес он, остановившись и посмотрев в глаза бледному, - а если я не соглашусь?
  - Не забывайте, чем вы обязаны моему господину, - тихо прошелестел второй, едва заметно шевеля губами.
  - Пока в основном невыполненными обещаниями, - третий снова заходил по комнате.
  - Мой господин выполнит все, что обещал. Но не даром. И если вы не захотите расплатиться, то пожалеете, что родились на свет.
  - Избавь меня от этих угроз, Ангис, я прекрасно знаю, на что он способен. Но я также знаю, и пределы своих возможностей и степень риска, на который я готов пойти...
  Лейтенант демонстративно зевнул.
  - Так что вы решили? - голос бледного человека в шляпе по-прежнему оставался бесстрастным.
  Аристократ опять прекратил свое хождение по комнате.
  - Это может быть очень опасно, - еще раз повторил он.
  - Вы не хотите стать графом? - спросил Ангис.
  Молодой человек нервно огладил щегольскую черную бородку.
  - Хорошо. Что скажет наш лейтенант? Он уверен в своих людях?
  - Это моя работа, - ответил тот, - и я делаю ее хорошо. Они справятся. Но им нужно будет за это заплатить.
  - Им заплатят, - ответил Ангис.
  - Это мои деньги! - нервно сжал кулаки аристократ.
  - Не надо так громко кричать. Вас могут услышать. Тем более после женитьбы ваши затраты вы вернете десятикратно.
  - После, после, всегда после... я не настолько богат, чтобы оплачивать все причуды твоего господина.
  - Так вы заплатите? - лейтенант вопросительно посмотрел на молодого человека.
  - Да. Заплачу. Когда вы этим займетесь?
  - Завтра утром, - сообщил Ангис.
  - Хорошо. Я в это время нанесу визит вежливости герцогу Орсино, а вы проследите, чтобы все прошло без лишних осложнений. Деньги получите сразу, как дело будет сделано.
  
  Себастин рассматривал отцветавшие темно-красные розы, заполнявшие дворик обители. Скоро осень. Пойдут дожди, а потом и снег. На его родине, на юге, снег шел только в горах. Ну разве пару раз за зиму он мог выпасть и на равнине. Здесь же, в Удолье, он выпадал часто. А дальше на север так и вовсе лежал всю зиму и не таял. Он поежился, хотя до холодов было еще далеко. Все-таки хорошо, что Великие Льды давно растаяли и ушли на дальний край земли.
  Вышедший в галерею послушник сделал ему приглашающий знак. Себастин поправил шпагу и вошел. Послушник остался снаружи, закрыв за ним дверь.
  - Ваше превосходительство, - Себастин поклонился и снял шляпу.
  Его собеседник был сухощав, невысок ростом и облачен в пепельно-серую рясу и такую же шапочку. На переносице у него были очки без дужек в черной оправе.
  - Садитесь, - он указал на один из стульев.
  Убедившись, что посетитель внял его совету, человек в сером продолжил.
  - Я подробно изучил все ваши отчеты, как ранние, так и последний доклад.
  - Я польщен, господин генерал-ординатор.
  - Судя по результатам вашего расследования, никаких признаков беглеца обнаружено не было?
  - Так точно, ваше превосходительство.
  - Очень плохо. Кордред весьма опасный человек, весьма... И вместе с ним удалось скрыться и некоторым из его слуг и приближенных.
  Себастин вздохнул, всем своим видом выражая глубокое сочувствие.
  - Я также более чем уверен, что у него были пособники, - генерал-ординатор внимательно посмотрел на посетителя поверх оправы, - и, судя по тому, что нам известно, с их помощью он должен был отправиться на юг.
  - Увы. Никаких следов мне отыскать не удалось, - развел руками Себастин.
  - Я вас не виню. Ваша работа сделана выше всяких похвал. Я обязательно это отмечу.
  - Премного благодарен.
  - Вы можете сопровождать меня в столицу и принять участие в докладе Верховному Ординатору.
  - Моя благодарность не знает границ, но...
  Рука в серой перчатке замерла с кожаной папкой в пальцах, а внимательные глаза вопросительно уставились на Себастина поверх стекол.
  - ...мне бы хотелось проверить одно сообщение.
  - Да?
  - Один из моих, хм, старых знакомых рассказал мне о подозрительном случае рядом с замком Вендран. Ничего серьезного и никакого отношения к моему расследованию не имеет, но мне бы хотелось это проверить лично. Замок не так далеко отсюда. Думаю, дело не займет больше пары недель.
  Генерал-ординатор опустил папку на стол.
  - Чрезмерная самонадеянность бывает опасна. Вы уверены, что не нуждаетесь в помощи?
  - Благодарю, но не думаю, что имеет смысл отвлекать людей от их работы. Я лишь должен убедиться, что подозрения не имеют под собой оснований. Не хотелось бы уезжать, оставив незавершенные дела.
  - Вы или очень честолюбивы, или крайне обязательны. Или и то, и другое вместе, - генерал-ординатор едва заметно улыбнулся.
  - Спасибо за комплимент.
  - Все же если вдруг понадобится поддержка, не стесняйтесь, я еще некоторое время останусь в этих местах, - генерал-ординатор убрал со стола бумаги и снял очки.
  Себастин встал и поклонился.
  - Не смею более тратить ваше время.
  - Можете идти, хотя..
  Себастин замер вполоборота к двери.
  - ... у меня будет еще одна частная просьба.
  - Да, ваше превосходительство.
  - Приглядите там заодно за моим племянником. Его как раз занесло в эти края, а человек он еще молодой и весьма неопытный. Потом расскажете мне.
  - Постараюсь, ваше превосходительство.
  
  Бетиция клевала носом. Она сама настояла выехать на рассвете, и теперь упорно боролась с зевотой. Для экономии времени все двигались верхом, оставив лишний багаж вместе с раненым Феликсом на попечении герцога Орсино.
  Кавалькада пересекла мост и направилась по дороге на юг, вверх по Малой Азуре. Чуть дальше путь должен был свернуть налево и пойти в холмы. Если ехать без лишних задержек, то они смогут добраться в замок уже дней через пять.
  Солнце еще так и не выбралось до конца из-за холмов, и в пойме было прохладно и сыро. От реки стлался туман. Над ним поднимались метелки высокой травы, кое-где чернели старые корявые ивы.
  - Глухое место, - пробормотал ехавший рядом с Бетицией рыцарь, - совсем рядом с городом, но никакого жилья не видать...
  Девушка огляделась. Над зарослями на востоке она разглядела крышу ветряной мельницы и краешки неподвижных в утреннем безветрии лопастей. Она уже хотела об этом сказать, но тут в тумане что-то щелкнуло, свистнуло и с неприятным звуком ударило в голову рыцаря.
  Тот качнулся в седле, поднял руку к торчавшему из виска оперению арбалетной стрелы и тяжело упал на дорогу.
  - К бою! Засада! - крикнул Клемен, надвигая легкий походный шлем на лицо.
  В тумане слева от дороги зашевелились нечеткие темные фигуры.
  - Бетиция спасайся! Прикройте ее!
  Клеман выхватил пристегнутый к седлу кавалерийский меч и поскакал в туман. Растерянные кнехты засуетились вокруг девушки, кто-то протянул ей шлем.
  - Госпожа, скачите назад, там вроде никого нет.
  Бетиция повернула коня, потом снова.
  - Я не могу вас оставить...
  - Бегите! Их слишком много. Спасайтесь...
  Снова защелкали арбалеты. Конь споткнулся, и она едва успела выскочить из седла, но не устояла и повалилась в густую влажную траву.
  Из кустов ивняка, наперерез Клемену, выбежало несколько человек с алебардами. Рыцарь отвернул в сторону, обогнул их и устремился на перезаряжавших оружие арбалетчиков. Увидев его, они дружно метнулись в заросли высокой травы. Клемен острием описавшего короткую дугу меча дотянулся одному из них до затылка, а второго проткнул ударом сверху. Третий успел нырнуть в траву. Клемен направил коня за ним. Под копытами что-то противно захрустело и взвигнуло. Он развернулся, но алебардщики уже окружали его, отрезая от остальных. Часть кнехтов старалась пробиться ему на помощь, другие разбегались. Девушки он не разглядел, но на всякий случай крикнул.
  - Бетиция, спасайся, я их задержу...
  Крюк на обухе алебарды зацепил его за локоть. Клемен попробовал освободиться, но было поздно. Навалившийся на древко пехотинец вытянул его из седла. Не дожидаясь падения, рыцарь соскочил на землю и каким-то чудом смог устоять на ногах и высвободить, наконец, руку. Тут вторая алебарда обрушилась ему сзади на поясницу. Он успел осознать, что больше не чувствует ног и упал.
  Поднявшись на ноги, Бетиция побежала в траву. Позади звенел металл и раздавались крики и отрывистые команды. Мокрые от росы метелки хлестали ее по лицу, залепляя его шелухой и забивая нос. Под ногами хрустели ломаемые стебли и чавкала грязь.
  
  Стоявший на холме неприметный человек в шляпе с гусиным пером отвернулся от происходящего и вопросительно посмотрел на своего спутника, который как ни в чем не бывало стругал длинным ножом деревянную статуэтку. Спутник убрал деревяшку в кошель на поясе, воткнул нож в столб плетня, взял приставленный к забору лук и протянул Ангису.
  Тот отвернул перо на шляпе, чтобы не мешало, поднял лук, достал из колчана стрелу и внимательно поглядел в туман. В серой пелене покачивалась едва различимая тонкая фигурка, пробиравшаяся сквозь траву прочь от дороги. Немного посмотрев на нее, он ровным и быстрым движением натянул лук и спустил тетиву. Стрела, негромко свистнув, ушла в туман.
  Вернув лук стоявшему рядом человеку Ангис тихим и бесстрастным голосом произнес.
  - Пойди, найди труп...
  
  Сначала Бетиции показалось, что она на что-то наткнулась. Дыхание перехватило, и в груди встал ком. Она попробовала расстегнуть воротник, но ее рука нащупала что-то постороннее. Опустив взгляд, она увидела выступающий из разорванной на груди накидки наконечник стрелы и около пяди древка. Она схватилась за него. Древко было теплое и скользкое. Пробитое изображение восходящего солнца на накидке оплывало вниз красными потеками по белой ткани. Девушка покачнулась и замедлила бег. Ей перестало хватать воздуха. Под ногами захлюпала вода. Бетиция смогла понять, что добралась до берега реки. Дальше бежать некуда. Надо плыть. Она попыталась собрать оставшиеся силы, стянула перчатки, правый сапог, потянулась к левому... Голова закружилась, и девушка упала лицом в холодную росистую осоку. Пальцы судорожно впились в попавший под руку комок травы и бессильно разжались, а серые глаза моргнули и закрылись. В тумане рядом негромко и размеренно шлепали накатывающие на берег волны.
  
  
  Глава 4
  
  Мольфи перевернула лист. За прошедшие полтора месяца она прочитала больше книг, чем ей вообще довелось встретить за всю предыдущую жизнь. И если раньше чтение казалось ей чем-то скучным, то теперь она решительно изменила это мнение, и при любой возможности стремилась в библиотеку, где ей свободно разрешали читать любые книги.
  - Похвально.
  Она подскочила и обернулась. Увлекшись, она и не заметила, как вошел Румпль.
  - Доброе утро, господин учитель...
  - Сиди, сиди. Редко в наше время можно увидеть юную девушку, так интересующуюся чтением.
  Мольфи потупила глаза и опустилась на стул. Потом набралась храбрости и сказала:
  - Я хотела спросить...
  - Спрашивай.
  - Вы говорили о трех разрешенных и трех запрещенных школах магии. Три и три это будет шесть, правда? А вот в этой книге говориться о семи путях волшебства...
  Румпль задумался.
  - Да, есть и седьмая школа. Но ее совсем не любят упоминать...
  - Почему?
  - Ты действительно хочешь это знать, дитя мое?
  Она кивнула.
  Учитель сел в кресло и внимательно посмотрел на нее своими светло-серыми глазами из-под кустистых бровей.
  - Ну тогда слушай. Очень давно, когда Великие Льды лежали там, где сейчас находится столица Империи, на юге существовало великое царство. Им правили могущественные волшебники, познавшие самое сердце магии и обладавшие великой силой. Они были одновременно и жрецами древних, ныне запретных, культов, и это делало их силы неисчислимыми. А потом Великие Льды растаяли как снег под весенним солнцем, и тучные пашни древнего царства стали пустынями, лесами и морским дном. И знание волшебства рассеялось среди диких варваров.
  Он сделал паузу и прищурился. Мольфи не дыша глядела ему в рот.
  - Но нашлись люди, решившие сохранить и приумножить древние знания. Величайшим из них был философ Аркагур. Он упорядочил все, что смог узнать и разделил волшебство на семь путей, каждому из которых посвятил по отдельному манускрипту, где собрал все соответствующие тому знания. Это были манускрипты огня, земли, ветра, жизни, иллюзии, отчуждения и манипуляции. А потом, много лет спустя, возникла наша Империя. И три первых пути легли в основу традиции магических конгрегаций, четвертый практикуют волхвы, хотя официально зеленый манускрипт запретен, пятый - ординаторы, а шестой и седьмой подлежат искоренению везде на территории Империи...
  Дверь открылась, и на пороге показалось лицо Уртиции.
  - Мольфи, меня срочно вызывает отец, ты тоже должна там быть...
  - Но...
  - Ничего, я как-нибудь потом дорасскажу, - улыбнулся Румпль, - негоже заставлять графа ждать.
  Девушка расстроенно вздохнула и зашагала прочь из библиотеки.
  
  Граф был еще бледнее, чем обычно. Он тихо сидел в кресле и смотрел на какие-то странные предметы, лежавшие перед ним на столе. Тут же стояли Лотакинт, Ларс, Иган и еще несколько человек. Выражение их лиц Мольфи сразу не понравилось. Что-то случилось...
  - Подойди сюда, дочь моя, - прервал граф общее молчание, когда Уртиция вошла в кабинет.
  Девушка удивленно моргнула, ее не часто подзывали настолько официальным образом.
  - Да, отец, что такое?
  - Мне нужно сказать тебе две вещи. Первое - твоя сестра Бетиция погибла...
  - Что? Бети! Как? Этого не может быть!
  - Она и ее спутники подверглись нападению разбойников. она пыталась спастись в реке, но... - он сглотнул вставший в горле комок, - утонула...
  В задних рядах кто-то из женщин тихо всхлипнул.
  - Вот все, что удалось найти - граф едва заметно кивнул в направлении стола.
  Мольфи перевела взгляд на разложенные там предметы. Побуревшие, скомканные замшевые перчатки, узкий походный сапожок, платок, поясной кошелек с теми же бурыми пятнами...
  - Но вдруг она... - едва слышно прошептала Уртиция.
  - Стража обыскала все окрестности. К сожалению, надежды больше нет...
  Граф на мгновение опустил голову, потом снова поднял взгляд на дочь.
  - И второе. Ты обручена.
  - Не верю, что Бети могла так просто... Что? Как? То есть, как это обручена?!
  - Ты официальная и теперь единственная наследница. И я хочу, чтобы ты вышла замуж пока я еще жив, а не превратилась в добычу какого-нибудь пронырливого охотника за приданым.
  - Но, отец!
  - Жених прибудет на днях. Я все сказал. Ты можешь идти... Мне надо обсудить ряд вопросов о подготовке замка к встрече гостей.
  Она немного постояла, развернулась, и медленно зашагал из отцовского кабинета. Мольфи попыталась сказать что-нибудь ободряющее, но Уртиция резко оборвала ее.
  - Оставь меня. Уйди...
  Мольфи растерянно осталась стоять на лестнице. Кто-то взял ее за плечо. Она обернулась. Это была Фрикса.
  - Ей нужно побыть одной. Они были очень дружны с сестрой.
  
  Следующие несколько дней Мольфи провела, в основном бегая по замку с различными поручениями. Уртиция почти не показывалась из своей комнаты, в то время как все остальные были заняты подготовкой к внезапному обручению наследницы замка. В итоге оставшуюся без дела горничную привлекли к подготовке торжественного стола, пошиву обручального платья и прочим хлопотам. В ее сознании эти дни превратились в хаос, состоявший из кастрюль, ниток, рецептов и выкроек.
  Вечером третьего дня, вконец умотавшись, она сидела на кухне, уронив голову на грудь, и вполуха слушала болтовню столь же усталой, но не утратившей обычной разговорчивости Фриксы.
  - Как же дочку графскую жалко... Он хоть ее своей и не считал, но она-то как раз в него пошла и лицом и нравом, а младшая, та больше в мать. Ты спишь, что ли?
  - А! Кто я? Да, нет... - Мольфи заморгала слипающимися глазами.
  - Так вот все же старшую наследницей считали. Она строгая, но добрая... была.
  Фрикса шмыгнула носом, и продолжала.
  - Но теперь вот младшей графиней быть. Про жениха то ее люди давно шептались. Говорят, он земляк учителя вашего, этого, как его Румпеля. Красивый говорят, и еще ...
  Голова Мольфи окончательно упала на грудь, и бормотание Фриксы слилось в ее ушах в неясный монотонный шум.
  - "Надо еще завтра будет цветов набрать", - подумала она, засыпая, - "интересно растут ли полевые цветы рядом с замком? В лесу же волки... Хотя их воя что-то давно не слышно было. Но все равно, лучше бы цветы росли у замка".
  Фрикса же тем временем все еще продолжала свой монолог под аккомпанемент негромкого посапывания собеседницы.
  
  Торжественный въезд будущего графа Вендран в замок ей посмотреть не удалось. Как горничная Уртиции, Мольфи провела утро за приведением покрасневшего и заплаканного лица наследницы замка в благопристойный вид, а затем чинно стояла за креслом, в ожидании, пока гости будут встречены и препровождены в горницу.
  - Его светлость, благородный господин Родгар Рейс, - доложил Лотакинт.
  Судя по всему обилием титулов будущий жених похвастаться не мог. Мольфи слегка нервничала. Хотя обручение предстояло и не ей.
  Благородный господин Родгар оказался приятным молодым человеком среднего роста с темными волосами и щегольски подстриженной бородкой.
  - Увы, мне довелось посетить вас в столь скорбный момент, - он низко поклонился.
  Уртиция немного склонила голову в ответ, но лицо ее по-прежнему оставалось непроницаемой холодной маской.
  - Мои глубочайшие соболезнования, - продолжил гость, разогнувшись, - я приехал в Кедог как раз в день, когда все случилось...
  - Родгар лично участвовал в погоне и розысках убийц, - добавил вошедший с ним граф.
  - Я благодарна вам за проявленное участие, - Уртиция все-таки разлепила губы для холодно прозвучавшего ответа.
  - Это был мой долг. К тому же мой опыт как бывшего имперского наместника мог пригодиться.
  - "Значит этот жених не так прост, как сначала показалось", - подумала Мольфи, - "имперский наместник - большой человек, кого попало им не сделают".
  - Вы довольно молоды для такой должности, - прохладно заметила Уртиция.
  - Родгар три года был имперским наместником в Снотицах, - вмешался граф.
  - Это на севере, у самого Чернолесья, - уточнил молодой человек, - увы, происки завистников... Но не думаю, что стоит вас сейчас утомлять всеми этими историями.
  - Расскажите мне о нападении на мою сестру, - неожиданно попросила Уртиция.
  Граф нахмурился.
  - Не стоит говорить об этом сейчас...
  - Я настаиваю, отец.
  - Я вас понимаю, это может быть тяжело, но необходимо, - Родгар поправил узкий стоячий воротничок колета, - к сожалению, нам мало что удалось узнать. Она со спутниками попала в засаду в долине реки. Все погибли. Не удалось найти лишь тело вашей сестры. Только ее вещи, брошенные на берегу, и следы крови.
  От природы бледное лицо Уртиции стало окончательно похоже на белый мрамор. Тем не менее, она негромко произнесла.
  - Прошу вас, продолжайте, Родгар.
  - Вы уверены, что готовы это слушать? - неожиданно мягко спросил он.
  Девушка молча кивнула.
  - Мы полагаем она была ранена и, спасаясь, бросилась в реку. Увы, ее сил не хватило... Мы детально обыскали оба берега ниже по течению, но тщетно.
  - Она не умела плавать... - тихо произнесла Уртиция.
  Родгар вздохнул.
  - По крайней мере, она не попала в руки бандитов.
  - Я уверен, что власти примут все необходимые меры по розыску и наказанию виновных, - вмешался граф, - я уже написал герцогу Орсино.
  На его бледном лице выступил лихорадочный румянец, а в обычно пустых глазах проступала ярость. Мольфи подумала, что еще ни разу не видела графа в таком возбуждении. Он даже выглядел здоровее, чем всегда.
  - Обещаю, я этого так не оставлю... В ближайшее время я напишу в приорию Ордена и попрошу, чтобы они тоже приняли участие в расследовании.
  На лице Родгара промелькнула растерянность.
  - Ваша сиятельство, я скорблю вместе с вами, но более чем уверен, что и возможностей герцога Орсино вполне хватит...
  - Не сомневаюсь, но я должен быть уверен, что убийцы моей девочки попадут в руки палачей... И я... Я должен это увидеть своими глазами.
  Граф выпрямился и набрал воздуха. Мольфи удивленно отметила, что тот почти на голову выше жениха и заметно шире в плечах. Это ее поразило, обычно граф ходил ссутулившись, завернувшись в меховой плащ и опираясь на трость. Отчего девушка считала его дряхлым высохшим стариком. Теперь же она видела пожилого, но еще полного сил человека.
  - Успокойся, отец, - взволнованно перебила его Уртиция, - тебе нельзя волноваться!
  - Ну уж нет, эта болезнь высосала из меня все соки, но ей придется обождать, пока я не увижу как умирают эти негодяи!
  Уртиция нахмурилась. Мертвенная бледность сошла с ее лица и оно приобрело обычный оттенок.
  - Большое вам спасибо, кавалер Родгар, что вы приняли столь горячее участие в судьбе моей несчастной сестры. Но вы, наверное, устали с дороги, да и мой отец не очень хорошо себя чувствует. Я уверена, вас разместят наилучшим образом, а завтра мы сможем продолжить нашу беседу.
  Она встала с кресла и протянула гостю узкую ладонь. Тот опустился на одно колено и поцеловал ее пальцы.
  Граф что-то проворчал, но перебивать дочь не стал.
  
  За окнами стемнело.
  - Прикрой ставни, - Уртиция сняла надетую по случаю приема диадему и задумчиво оглядела серебряное украшение с темно зелеными прозрачными камнями.
  - Ее носила еще моя мать... И она должна была достаться старшей в роду.
  Девушка тряхнула головой, отгоняя неприятные мысли.
  - Мой отец еще не спускался?
  - Нет, - ответила Мольфи, - он в кабинете.
  - Он упрям. Пока не напишет обещанное письмо в Орден, не успокоится. Сходи, передай ему, что я прошу его отложить это на завтра. Уже слишком темно, чтобы писать.
  Мольфи кивнула, вышла из спальни Уртиции, и зашагала сначала вниз в общий зал, а потом вверх, в соседнюю башню.
  Пока девушка добралась до двери личных покоев графа, она уже заметно запыхалась. Башни замка были очень высокими.
  Она взялась за дверное кольцо. В тени позади что-то едва слышно зашуршало.
  - Кто здесь?
  Она напрягла зрение, но темнота на уходившей на чердак лестнице была непроницаемой.
  - Опять крысы...
  Она постучала.
  - Входи... - донесся голос с той стороны двери.
  Немного робея, она зашла.
  Граф скрипел пером за столом у открытого окна. Распахнутая дверь подняла сквозняк, и в лицо Мольфи ударил пахнувший листвой влажный ночной воздух. Огоньки свечей задрожали, придавленная для веса кинжалом бумага на столе слегка зашевелилась.
  - Осторожнее, погасишь! - сурово произнес граф, - чего тебе?
  Девушка прикрыла за собой тяжелую ясеневую дверь.
  - Ваша дочь просит вас спуститься и завершить письмо завтра...
  Граф фыркнул.
  - Она молода, неопытна и не знает жизни. Я любил свою старшую дочь. Да, я знаю, что ходят слухи о ее незаконном происхождении... Однако она моя дочь.
  Он слегка ударил кулаком по столу. Мольфи попятилась и уперлась затылком в дверь.
  - И ее гибель не случайна. Я слишком долго был слеп, но сейчас это зашло слишком далеко. Я выведу их на чистую воду, кем бы они ни были. И для этого я обязан действовать быстро.
  В памяти Мольфи всплыло тщательно загоняемое глубоко в подсознание воспоминание об услышанном тогда, в библиотеке, куда по ошибке забрела, возвращаясь из потайного хода. Может рассказать об этом графу? Нет. Он спросит, как она туда попала и вообще...
  - Передай Уртиции, что я только допишу письмо и сразу же спущусь. Я должен отправить его завтра на рассвете.
  Мольфи сглотнула, и так и не решившись ничего рассказать, ответила лишь:
  - Да, ваше сиятельство.
  - И аккуратнее с дверью.
  Она поклонилась и выскользнула в коридор, стараясь не держать дверь открытой долго. Плотно затворив тяжелую створку, она быстро зашагала вниз по каменным ступенькам. Позади опять что-то зашуршало.
  - "Совсем замковые коты заелись, надо бы из города голодных привезти".
  Мольфи передернула плечами. Она не любила и побаивалась крыс.
  Спустившись еще на два пролета, она услышала, как хлопнула наверху дверь. Неужели она ее плохо закрыла! Ей представились гаснущие от сквозняка свечи, залитое чернилами письмо и разъяренное лицо графа...
  Она развернулась и побежала наверх. Дверь была плотно закрыта. Послышалось? Она немного постояла. Через толстые доски донесся какой-то шум. Слышно было плохо, но ей послышался звук падения, тихий звон, сдавленные ругательства, а потом громкий и резко стихший крик...
  Неужели граф таки испортил письмо из-за сквозняка? Бежать? Нет, она должна... Мольфи задрожала и толкнула дверь.
  Комната была пуста. Ночной ветер бил ей в лицо, врываясь сквозь черный проем. Стул был опрокинут на бок, рядом на ковре валялся кинжал, раньше прижимавший бумаги. Не чувствуя под собой ног она подошла к столу. Лежавшие на нем листы были девственно чистыми. Даже без клякс. Но она ясно видела, как граф что-то писал. Заглянула под стол, словно надеясь увидеть разгадку там. На глаза ей попался кинжал, на его лезвии виднелось что-то напоминавшее ягоды брусники. Она подняла взгляд к аспидной черноте окна, и ей внезапно стало очень страшно.
  
  C веток еще капала оставшаяся после ночного дождя влага. Этот звук наполнял лес, сливаясь с легким шуршанием ветра в кронах деревьев. Скрип немазаных колес врывался сюда явным диссонансом.
  Груженая мешками с зерном телега выезжала из-за поворота. Сонный возница широко зевал, почесывая укрытый грубой войлочной шляпой затылок. Мельница была совсем рядом. Он уже начинал различать шум воды на колесе.
  В сыром утреннем воздухе отчего-то пахло гарью. И еще чем-то знакомым и неприятным.
  Возница поправил шляпу и поглядел на мельницу. Потом выпрямился, открыл рот и снова закрыл его. Мельницы не было. Вместо знакомых бревенчатых зданий на берегу громоздились бесформенные черные груды.
  Человек протер глаза и привстал на телеге, потом сел и, подхлестнув лошадей, подъехал ближе. Запах гари усилился. Лошадь принюхалась и явно занервничала.
  Из-за развалин показалась неопрятная куча, из которой торчали черно-белые коровьи ноги. Рядом с кучей стоял большой упитанный волк. Он оторвался от туши, посмотрел на ошарашенного крестьянина, сыто облизнулся, и не спеша потрусил в лес.
  Недовольно закаркало потревоженное воронье. Возница перевел взгляд дальше. Сначала ему показалось, что на опушке, опустив головы, стоят человеческие фигуры, на одной из которых он различил фартук мельника. Потом он увидел, что их ноги не достают до земли, и понял, что они не стоят...
  Больше он ничего не разглядывал. Бросившись к лошади, он обрезал упряжь, вскочил верхом и поскакал прочь, бросив зерно и телегу.
  
  Мольфи стояла позади Уртиции и смотрела на завернутый в мешковину продолговатый тюк, лежавший на камнях мощеного двора.
  - Покажите, - распорядилась Уртиция, подходя ближе.
  - Не надо, - тихо сказал Лотакинт, - башня очень высокая...
  - И двор каменный, - глухо добавил Ларс, - мы смогли узнать его только по одежде...
  - Покажите...
  Ларс вздохнул и отогнул край мешковины. Мольфи стояла достаточно далеко и не смогла ничего разглядеть. Уртиция смогла. Она побледнела и сделала неопределенный жест рукой. Ларс вернул мешковину обратно.
  Уртиция развернулась, сделала два шага и беззвучно повалилась на камни.
  
  Румпль держал безжизненное запястье девушки и что-то про себя считал. Потом положил руку на одеяло, приподнял веко и посмотрел в открывшийся глаз. Мольфи поежилась.
  Оставив девушку в покое, учитель обернулся к горничной.
  - Она жива, но придет в себя не скоро. Пойдем вниз, надо сообщить об этом управляющим.
  В замковом холле собрались Лотакинт, Иган и Ларс. В уголке тихо сидел растерянный Родгар. Войдя, Румпль низко поклонился. Мольфи беззвучно остановилась у стены, ожидая поручений.
  Учитель прошел через зал и остановился перед сидевшими за столом управляющими замком.
  - Ее сиятельство пока в обмороке. Не думаю, что в ближайшее время она будет в состоянии принимать какие-то решения.
  Стало тихо. Лотакинт неморгающим взглядом смотрел в стену, Ларс морщил лоб, словно о чем-то напряженно думая, Иган нервно жевал соломинку, гоняя ее из одного угла рта в другой.
  - Кто-то должен взять на себя руководство, - негромко произнес из своего угла Родгар.
  - Дык ясно, - развел руками Ларс, - но кто?
  Иган вынул соломинку изо рта.
  - Мы можем бросить жребий...
  - Это не выход, - покачал головой Лотакинт, - никто из нас не обладает ни правом, ни умением заменить графа даже на время... Если бы обручение состоялось, то кавалер Родгар мог бы официально...
  Молодой человек отрицательно замотал головой.
  - Я меньше суток в замке, при всем моем уважении к покойному графу Орфину...
  - Повелительницей имения стала госпожа графиня Уртиция, - продолжил Лотакинт, - но поскольку она пока неспособна что-то делать, а никто из нас не может выступать в качестве опекуна, то предлагаю действовать сообща и принимать все решения совместно.
  - Это хорошо, - согласился Ларс.
  Иган едва заметно скривился, но кивнул.
  - Не возражаю...
  - Также надеюсь, что уважаемый маэстро Румпль и благородный кавалер Родгар по мере сил и возможностей будут оказывать нам помощь, - Лотакинт последовательно поклонился обоим.
  - Почту за честь, - поклонился в ответ учитель.
  Родгар смущенно улыбнулся и добавил.
  - Если я смогу что-то сделать, я буду рад оказать помощь...
  
  Графиня пришла в себя к вечеру, но Мольфи это не радовало.Уртиция хоть и была в сознании, но больше не вставала с кровати, не ела и не пила, только безмолвно лежала глядя в пустоту.
  - Попейте молока, ваше сиятельство.
  Та лишь едва заметно покачала головой, не отрывая ее от подушки.
  Мольфи сокрушенно покачала головой, рассматривая осунувшееся лицо своей хозяйки. Потом достала переданную ей Фриксой записку из дома и стала читать.
  
  Дорогая доченька, у нас все хорошо. Передай низкий поклон Фриксе от матери и сестры. Древесина крепко вздорожала, но у Торбена есть добрый запас, надеемся до зимы хватит. И не выходи из замка, если можешь. В городе только и разговоров про разбойников и волков. Больше дюжины человек уже похоронили, даже старожилы такой напасти не припомнят. Мы сами за стены больше не ходим. На днях ограбили и перебили торговцев у нижней переправы, а это совсем рядом.
  Надеемся, к зиме ты сможешь нас навестить.
  
  Снаружи донесся заунывный волчий вой. Мольфи отложила листок и посмотрела в окно. Волков не было слышно с того самого дня как они ворвались в замок и покусали Лампрехта и до тех пор пока не погиб граф. Теперь же они снова появились и даже в большем числе.
  Мольфи перевела взгляд на Уртицию
  - Ваше сиятельство, окно не закрыть? Холодает уже.
  Та не ответила. Мольфи накинула шаль и подошла к проему. Лето заканчивалось, небо налилось свинцом и по нему тянулись серые тяжелые облака, время от времени сыпавшиеся нудным затяжным дождем.
  Она все же прикрыла внутренние решетчатые ставни. Они пропускали немного света, но были способны удержать в комнате хоть какое-то тепло.
  - Я спущусь на кухню. Обед уже должно быть готов, - сообщила Мольфи.
  Ответа не последовала, но она его и не ожидала.
  Выйдя в коридор, девушка побежала по лестнице вниз.
  - Как ее сиятельство себя чувствует?
  Это был поднимавшийся навстречу Родгар.
  - Все так же, ваша светлость, - Мольфи потупила взгляд и остановилась.
  Тот вздохнул.
  - Какая жалость. Не так я представлял себе этот визит...
  Девушка тоже вздохнула в знак согласия.
  - Уверен, ей станет лучше... - продолжил Родгар.
  Она снова кивнула.
  Молодой человек пристально посмотрел на девушку. Она стояла на свету, падавшем из проема, а он в тени чуть ниже по лестнице.
  - Вам никто не говорил, что вы довольно таки привлекательны?
  Мольфи ощутила, как ее лицо начинает гореть.
  - Что вы такое говорите, ваша светлость.
  Тот немного улыбнулся.
  - Говорю вам комплимент. Причем совершенно правдивый.
  Она смутилась окончательно и, пробормотав что-то невнятное, побежала вниз по лестнице.
  Хотя среди слуг в замке только о нем и говорили, но она так и не смогла пока решить, что за человеком был жених Уртиции и возможно новый граф. В общении он казался приятным, скромным молодым мужчиной, одевавшимся неброско и по случаю произошедшего в основном в траурно-черное. Говорили, что он младший отпрыск какого-то древнего северного рода, благодаря чему получил место имперского наместника. Но когда в тех краях началась борьба за великокняжеский престол, встал не на ту сторону и всего лишился. Подробностей этих событий Мольфи не знала, да и никто их в замке не знал. Север Империи представлялся ей чем-то туманным, холодным, постоянно разграбляемым дикарями и кишевшим дикими зверями, бродившими по улицам среди бела дня.
  
  На кухне Мольфи наткнулась на пару незнакомых парней увлеченно поглощавших тушеную капусту с салом.
  - А вот и ты, - заметила ее Фрикса, - как госпожа Уртиция?
  Мольфи горестно покачала головой.
  - Какая жалость, - всплеснула руками ее собеседница, и принялась собирать поднос с обедом, - ну может хоть сегодня она поест. Видишь, жрец уже приехал.
  Она кивнула в сторону голодных парней.
  - Совсем на дорогах неспокойно, даже святому человеку приходится с охраной ездить...
  Мольфи еще раз посмотрела на молодых людей и, взяв поднос, двинулась в обратный путь.
  
  Родгар вошел в холл с небольшим опозданием и тихо пристроился в углу. Из уже сложившегося опекунского совета не было только учителя Румпля.
  - Мы полагаем, что тело графа должно быть захоронено в фамильном склепе, - разъяснил Лотакинт.
  - Насколько я понимаю, его сиятельство покончил с собой? - уточнил долговязый жрец в синей хламиде.
  - М-м-м... формально да, но мы считаем, что он был... э-э-э... не в себе. Вы могли бы пойти нам в этом навстречу?
  Жрец задумался.
  - И еще эта история с кинжалом, - пробормотал Ларс.
  - Какая история? - спросил жрец.
  - Девочка что-то плела, будто видела в кабинете окровавленный кинжал, но мы ничего не нашли, - добавил кастелян, - граф может и был не в себе, но не настолько чтобы пытаться сначала зарезаться, а потом выброситься из окна. Да и насколько я смог разглядеть, ножевых ран на теле не было. Хотя при том, в каком состоянии было тело...
  Иган возмущенно фыркнул.
  - Ты же не будешь утверждать, что по нашему замку рыщет невидимый убийца?
  - Нет, конечно, - смутился Ларс, - я просто напомнил...
  - Формально в случае невыясненных обстоятельств, решение принимается в пользу погибшего - вмешался Родгар, - насколько я помню.
  - Да, вы совершенно правы, - кивнул жрец, - тогда будем считать это несчастным случаем, произошедшим при невыясненных обстоятельствах. У нас есть для этого все формальные основания.
  - Ну вот и хорошо...
  - Кстати, а почему замковая капелла пустует? - добавил жрец, - я полагал у вас есть собственный служитель культа.
  В воздухе повисло неловкое молчание.
  - Старый капеллан умер от лихорадки, - наконец произнес Лотакинт, - а нового граф никак не собрался найти.
  - Ну что ж, думаю, наследница этим озаботится, - жрец встал, - полагаю нам пора начинать готовиться к обряду.
  
  Уртиция бессмысленно поглядела на поднос с обедом.
  - Вам нужно поесть, госпожа, - заверила ее Мольфи, - вам необходимы силы, чтобы присутствовать на погребении.
  - Да, - негромко произнесла та, - мне надо быть сильной, вот и Румпль то же самое мне говорил... Но я слабая. И осталась совсем одна.
  - Не говорите так, госпожа, мы все с вами.
  - Да, конечно, я понимаю... Оставь меня, я должна подумать.
  - Я не могу, - Мольфи бросила испуганный взгляд на прикрытое внутренними ставнями окно, - это невозможно.
  - Я приказываю, - в голосе Уртиции послышалась непривычная решительность.
  Мольфи вышла, закрыла дверь и приникла к ней ухом. С той стороны было тихо.
  - "Если она вздумает распахнуть ставни, я это услышу" - подумала девушка.
  
  Замковый склеп располагался глубоко под мощеным внутренним двором. Там было темно, пыльно и душно. Свисавшая со стен паутина налипала на лица вошедших, заставляя их все время ее стирать.
  - Графиня будет присутствовать? - поинтересовался жрец.
  - Она плохо себя чувствует, - разъяснил Лотакинт.
  - Хорошо, будем начинать без нее.
  Слуги внесли завернутое в саван тело и уложили рядом с подготовленным саркофагом. Вырезать каменный барельеф на крышке так быстро было невозможно, и временно там разместили грубо сделанную деревянную скульптуру. Позже ее планировали заменить настоящей.
  После всех необходимых действий тело, не разворачивая савана, положили в саркофаг. Жрец кивнул слугам, те взялись за крышку. Позади хлопнула дверь, по склепу пронесся легкий сквозняк. Все обернулись.
  - Ваше сиятельство, - удивленно пробормотал кто-то...
  Уртиция, поддерживаемая под руку горничной, твердым шагом прошла через склеп и остановилась перед жрецом.
  - Прошу извинить мое опоздание, мне стоило большого труда спуститься...
  - Может вам стоит присесть? - дворецкий растерянно закрутил филиньей головой в поисках чего-либо, на что можно было бы сесть.
  - Большое спасибо, Лотакинт, я в силах постоять.
  Графиня нашла взглядом стоявшего поодаль Родгара Рейса.
  - Надеюсь, благородный кавалер Родгар, сможет поддержать меня в случае необходимости.
  Молодой человек растерянно моргнул и лишь затем поспешно ответил.
  - Конечно, ваше сиятельство.
  Потом быстрым шагом подошел к девушке. Мольфи отшагнула назад, уступая ему свое место у руки Уртиции.
  - Прошу вас, продолжайте, - произнесла та.
  
  Вечером все собрались в главном зале. Впервые после смерти графа трон у дальней стены был занят. Уртиция сидела, выпрямившись, плотно сжав губы, все еще бледная, в черном бархатном платье и фамильной серебряной диадеме с изумрудами. За ее спиной спадал от потолка штандарт графов Вендран - зеленое полотнище с белым филином. Резные изображения этих же птиц украшали массивное тронное кресло.
  Мольфи стояла на небольшой ступеньке позади этого кресла. В принципе ступенька предназначалась для оруженосца, но у юной графини эту роль выполняла горничная.
  Дворецкий, кастелян, капитан стражи, учитель Румпль и Родгар Рейс, находившийся пока в неясном статусе, заняли кресла по сторонам зала.
  - Господа. Являясь законной наследницей замка и графства Вендран, я с сегодняшнего дня вступаю в управление этими владениями.
  Графиня оглядела сидевших. Все были серьезны и согласно кивали.
  - Лотакинт я попрошу вас подготовить письма соответствующего содержания герцогу Орсино, а также великому князю Удольскому и в имперскую канцелярию оповещающие их об этом событии.
  Дворецкий привстал и молча поклонился в знак согласия.
  Мольфи заметила, как тонкие пальцы графини с усилием стискивали палисандровый резной подлокотник. Ей не хотелось сейчас оказаться на месте Уртиции.
  - Кроме того я считаю необходимым обсудить два вопроса первостепенной важности. Первый - волки и разбойники.
  Уртиция внимательно посмотрела на Игана. Капитан стражи и главный ловчий поднялся с места и прокашлялся.
  - Ваше сиятельство. С приближением осени ваши владения оказались весьма небезопасны. Волки поразительно обнаглели и врываются в деревни, нападая на собак и скот. Из-за грабителей основные дороги стали непроезжими. Разбойники сожгли и разорили дальние мельницы, заимку лесорубов и два хутора...
  - Мы даже не можем пригласить из города камнерезов для вытесывания барельефа покойного графа, - возмущенно добавил Лотакинт, - они требуют, чтобы мы предоставили им надежную охрану!
  - Что вы предлагаете? - сухо поинтересовалась Уртиция.
  Иган замялся.
  - Граф, мир его праху, настоял, чтобы мы привели в порядок замковый арсенал, - пробасил Ларс, - у нас достаточно хорошего оружия и доспехов.
  - Но у нас некого ими вооружать, - перебил его Иган, - в замке почти нет людей, умеющих с этим оружием обращаться. Раздавать его слугам и крестьянам бесполезно. Они ничего не добьются. Нам нужны солдаты.
  - Вы могли бы привлечь наемников, - негромко предложил Родгар.
  - Что вы имеете в виду? - обернулась к нему Уртиция.
  - Можно нанять профессиональных солдат для защиты ваших владений от разбойников и хищников. Это весьма недешево, но думаю, что потери от грабежей и волчьих набегов будут еще большими.
  Лотакинт кивнул.
  - Старосты нижних селений уже попросили снизить ежегодный оброк, ссылаясь на разорение мельницы и потерю скота.
  - Сколько времени уйдет на вербовку солдат? - деловито спросила графиня.
  - Будуче в Кедоге я заметил там много людей подобного рода, - ответил Родгар, - думаю, что при наличии золота мы сможем набрать их очень быстро. Тем более, как я понял, оружие у вас уже готово...
  - У нас нет достаточного количества золота прямо сейчас, - возразил Лотакинт, - оброки не выплачены, товары не проданы, нам придется брать в долг у Кедожских ростовщиков.
  - Я готов ссудить эти деньги, - поклонился Родгар, - это самое малое, что я могу сделать в знак моей благодарности покойному графу.
  - Большое спасибо, кавалер Родгар, - Уртиция тоже немного склонила голову, - мы готовы принять вашу помощь.
  На лице Лотакинта отразилось недовольство.
  - Если вы позволите, - добавил Родгар, - я могу заняться этим лично и практически сразу же, через моих слуг в Кедоге.
  - Я буду рада вашей помощи.
  - Кто примет командование над этими людьми? - поинтересовался Иган, старательно делая вид, что этот вопрос его не очень волнует.
  - Не думаю, что мы найдем лучшую кандидатуру, нежели ваш капитан замковой стражи, - вежливо заметил Родгар.
  Уртиция кивнула.
  Капитан Иган довольно улыбнулся.
  Графиня снова оглядела присутствующих.
  - Теперь второй вопрос. Мой отец настаивал на моем обручении с благородным Родгаром Рейсом. К сожалению, он не успел этого сделать сам, но я вполне доверяю его выбору.
  Родгар немного склонил голову пытаясь спрятать улыбку. Румпль довольно кивал головой, Лотакинт насупился и стал похож уже не на филина, а на сыча. Иган остался бесстрастным, а Ларс удивленно раскрыл глаза.
  - Я полагаю, что церемония состоится этой зимой, но не раньше, чем мы решим вопрос с разбойниками, и не пройдет траур по моей сестре и отцу.
  - Может не стоит слишком уж тянуть? - негромко заметил Румпль, - к зиме сюда начнут собираться охотники за вашим приданым.
  - Я подумаю над этим. Но траур не будет нарушен ни в коем случае.
  - Конечно, госпожа графиня, речь всего лишь о переносе церемонии на осень.
  - Кто-нибудь хочет что-то добавить? - она обвела сидевших перед ней напряженным взглядом.
  Все молчали.
  Графиня встала и ровным шагом, по прежнему неестественно выпрямившись и плотно сжав губы, направилась к выходу, Мольфи держалась за ней. Выйдя из зала, Уртиция выдохнула, покачнулась и ухватилась за стену.
  - С вами все в порядке?
  - Да, спасибо, Мольфи, я просто устала. Помоги мне подняться в комнату и принеси воды.
  
  Следующее утро довольно неожиданно выдалось солнечным. Хотя тучи и набегали, но таких обложных свинцовых облаков, как в предыдущие дни не было.
  - Госпожа, а вы любите его? - не смогла удержаться Мольфи, - Родгара?
  - Нет... Наверное... Пока... Понимаешь, дело не в этом.
  - А в чем?
  - Мне надо на кого-то опереться. Я слаба, очень слаба. Когда-нибудь я стану сильной, но мне нужна эта сила прямо сейчас. А кроме него, тебя и старины Румпля у меня никого нет...
  - Но Ларс, Иган, Лато, наконец!
  Уртиция задумчиво вертела в руках ложечку. Проникавшие сквозь окно солнечные лучи отбрасывали яркие зайчики на каменные стены.
  - Лато слишком хитроумен. Он будет долго строить планы, и просчитывать варианты пока сам в них не запутается. Ларс наоборот прост и предан как хороший пес. Он выполнит любое поручение, но придумать что-то сам не осилит. А Иган. Он тщеславен и везде будет искать выгоды для себя. Нет. Они хороши на своих местах, но опорой мне стать не могут... Остается Родгар.
  - Но вы же совсем его не знаете!
  - Не знаю. Но отец отчего-то его для меня выбрал. Румпль тоже говорил, что слышал о Родгаре еще на севере. По его словам кавалер Рейс вполне порядочный, умный и благородный человек. Кроме того у него есть влиятельные родственники в столице. По крайней мере отец так говорил... И самое главное. В нем я хоть как-то уверена, а что за люди сбегутся просить моей руки и моего графства узнав о смерти отца, я даже понятия не имею.
  Она бросила ложечку в кубок. Серебро тонко зазвенело.
  - Не знаю, - повторила она задумчиво, - я не знаю, как мне поступить. Но это решение мне кажется правильным...
  - Доверьтесь вашим чувствам, - сказала Мольфи, - и все должно пойти лучшим образом. Мне, по крайней мере, это всегда помогало.
  - Чувствам... - голос Уртиции неожиданно стал сухим и отрывистым, - может быть. Принеси мне книгу. Вон на столике.
  Мольфи подошла к столику. Книга была старой, в потертом кожаном переплете с бронзовыми уголками и застежками. Она никогда раньше не видела этой книги, хотя девушке казалось, что она облазила уже все полки замковой библиотеки. Прочитала она, конечно же, далеко не все, но уж в руках держала наверное каждую.
  - Это новая? Я раньше никогда ее не встречала.
  Мольфи положила том на кружевную скатерть, отставив в сторону кубок с ложечкой.
  - Ты и не могла ее видеть. Там закладка. Открой и читай мне вслух.
  Девушка послушно распахнула книгу и начала читать.
  
  Знание путей магии жизни невозможно без тщательного познания живого организма. Как известно, организм состоит из жидкостей и субстанций, объединенных костями и кожей, и детальное изучение плана его строения является необходимым условием постижения магических путей как жизни и смерти этого организма, так и возможностей манипуляции этим организмом и при жизни и после смерти оного...
  
  Мольфи удивленно оторвала взгляд от пожелтевшей страницы со старомодными буквами.
  - Госпожа, откуда у вас эта книга?! Учитель говорил, что подобные вещи запретны!
  Уртиция пристально поглядела ей в глаза.
  - Я сама решу, что запретно для меня, а что нет.
  - Но это невозможно! Имперская Ординатура...
  - А где была Ординатура, когда эти бандиты убивали мою сестру?!
  Мольфи посмотрела в ледяные глаза Уртиции и испугалась.
  - Убив Бетицию, они убили и моего отца, который не смог этого перенести!
  Уртиция быстро прошла по комнате от стены к стене.
  - И когда-нибудь я до них доберусь... - она снова опустилась за стол, - и тогда они очень, очень пожалеют о том, что сделали... Читай дальше, Мольфи.
  Девушка дрожащей рукой перелистнула страницу, и выронила книгу из рук.
  - Какая гадость!!!
  - Что там?
  - Крыса... Нарисована... Разрезанная. Как овца на бойне...
  Мольфи немного попятилась, словно боясь, что рисунок в книге оживет.
  Уртиция спокойно развернула книгу к себе и посмотрела.
  - Да, это план строения организма крысы.
  - Давайте что-нибудь другое почитаем?
  - Мольфи, я должна, я обязана это сделать. Я не могу носить оружие, но кроме меня в нашем роду больше не осталось никого, кто мог бы отомстить за моих родных... И я это сделаю. Даже если потом мне придется встретиться с имперским трибуналом!
  - Что вы такое говорите, госпожа...
  - Ладно. Успокойся. Я сама дочитаю. Только скажи кухаркам, чтобы они поймали мне крысу в погребе, и принесли сюда.
  - Живую?!!
  Уртиция вздрогнула и побледнела.
  - Н-нет. Мертвую. И еще противень и острый нож...
  - Не делайте этого, госпожа, прошу вас! Не надо! Пожалуйста.
  - Не тебе решать, что мне делать! И не тебе меня судить. Иди и сделай, что я приказываю...
  Потрясенная Мольфи вышла на лестницу. В ее голове окончательно все смешалось. Она уже несколько раз думала рассказать Уртиции о последних словах ее отца и о том, что узнала, блуждая подземными ходами. Но каждый раз не решалась. Слова графа могли быть вызваны помрачением рассудка, а ее плутания в потайных уголках замка уже ей самой начинали казаться сном. И кроме того юная графиня стала ее пугать. Она изменилась. Уртиция словно замерзла. И хотя где-то внутри у нее оставалась веселая и непосредственная девчушка, впервые увиденная Мольфи пару месяцев назад, но с каждым днем этой девчушки оставалось все меньше, а холодного и злого льда все больше. И что будет, когда кроме льда в ней ничего не останется?
  
  Наемники добрались в замок уже через неделю. Мольфи и Фрикса с опаской глядели как пестрая, обвешанная оружием толпа входит в замок. Их было довольно много. Мольфи быстро сбилась со счету. Правда в основном потому, что пораженная никогда не виденным зрелищем, постоянно отвлекалась. Ей еще не доводилось видеть таких костюмов, такого множества оружия, столь холодных и пугающих взглядов.
  - Не к добру это, - пробормотала Фрикса, - помяни мое слово, не к добру. Сами волками смотрят. Боюсь я их, Мольфи, очень боюсь...
  Наемники сгрудились в центре двора, бросая хищные взгляды вокруг.
  - Пойдем отсюда, Мольфи, - добавила Фрикса, - уж очень нехорошо они на нас глядят.
  Она взяла девушку за руку, и они скрылись в боковой двери.
  
  Графиню Мольфи нашла в главном зале.
  - Ты задерживаешься! - недовольно сверкнула глазами Уртиция, - встань у кресла.
  Девушка заняла ступеньку оруженосца. В зал вошли Родгар, Иган и незнакомый ей человек в кожаной куртке и огромном угловатом берете с пучком алых перьев.
  - Лейтенант Лабс, - представил его Иган, - он будет моим заместителем в новой замковой роте.
  - Очень хорошо, - сухо кивнула Уртиция.
  Лейтенант поклонился, широко взмахнув беретом.
  - Надеюсь, ваши люди помогут нам справиться с разбойниками и хищниками, - заметила Уртиция.
  - Можете не сомневаться, ваше сиятельство.
  - Также я надеюсь, что они проявят достаточное уважение к моему имуществу и моим слугам и, особенно, служанкам.
  Лейтенант хитро улыбнулся.
  - Я тоже надеюсь...
  - В противном случае я буду вынуждена принять меры.
  - Позвольте вас спросить, госпожа графиня, как именно вы собираетесь внушать уважением моим людям.
  Уртиция направила указательный палец на стоявший на столике внизу горшочек.
  - Вы знаете, что это такое, лейтенант?
  Тот принюхался.
  - Кажется, мыло, ваше сиятельство.
  - Именно.
  - Вы считаете, что вымытые солдаты уважительнее относятся к женщинам?
  - Нет, я полагаю, что намыленная веревка туже затягивается...
  - Госпожа графиня имеет в виду, что надеется на поддержание вашими людьми оговоренной в контракте дисциплины, - быстро нарушил повисшую было паузу Родгар, - и что ее юность не должна вводить вас в заблуждение насчет ее решительности.
  Лейтенант снова поклонился.
  - Я приложу все усилия, чтобы наш контракт был выполнен в точности.
  
  
  Глава 5
  
  Ялмара разбудили светившие в глаза лучики света. Он потянулся и привстал. Захрустела солома. За перегородкой недовольно зафыркала лошадь. Тоутон сидел наклонившись к яслям и самым наглым образом пересыпал оттуда ячмень в небольшой мешочек.
  Капеллан осуждающе прокашлялся.
  Тоутон усмехнулся.
  - Шам потом будешь эту кашу ешть, да еще и оближнешься...
  - Где Грен?
  - Рыбу ловит...
  - А?
  - Ты хочешь в таверне жавтракать? Деньги лишние что ли ешть?
  Ялмар покачал головой и вышел из конюшни, за весьма умеренную плату предоставленной ими портовыми ломовиками в качестве ночлега. На мутных речных волнах мерно покачивали устремленными в небо мачтами разноцветные ладьи и барки. По дощатым настилам пристани в разных направлениях сновали грузчики, матросы, пассажиры и вездесущие городские мальчишки.
  Грен выбрался из-под каких-то мостков, шлепая по доскам босыми ногами, и гордо покачивая в руке связкой крупных зеленобоких рыбин.
  - Неплохо, - согласился Ялмар, чьи собственные умения в рыболовстве были весьма скромными.
  - Э-э... - улыбнулся Грен, - это не рыба, так мусор, вот у нас в горах да, там такие форели водятся!
  Он попытался изобразить их размер, но моток лески с крючком в одной руке и связка рыбы в другой помешали ему сделать это достаточно эффектно.
  
  - Я договорилша с извожчиками, можешь пожарить рыбу на их коштре, - деловито прошепелявил Тоутон.
  Грен немедленно воспользовался приглашением и насадив рыб на прутья наладил жариться рядом с вымощенной площадкой, где извочики-ломовики жгли дрова для разных своих надобностей.
  - Вижу, ты хватки не потерял, Тоутон, - заметил Ялмар, рассматривая готовящийся завтрак.
  - Деньги нам и в пути лишними не будут, - ответил тот.
  Покончив с завтраком и собрав вещи они двинулись в южным воротам. Прошли вдоль пристани до таверны, где начиналась главная улица Серого города.
  - Хм-м... - заметил Ялмар, - тихо сегодня здесь что-то.
  - Да, видать роту набрали и увели, - кивнул Тоутон, - почти никого и не видать.
  Троица свернула на главную улицу и зашагала к холму. В Белом городе их удивили бродившие по улицам отряды имперской и городской стражи. Несколько раз им пришлось шарахаться от мчавшихся во весь опор гонцов.
  - Что ж им неймется, то, - ворчал Грен, стряхивая с куртки брызги грязи, оставленные очередным вестником.
  - Шлучилось что-нить, - пожал плечами Тоутон, - так не наше дело, нам на юг пора. Шкоро дожди зарядят, а я хочу перевалы до шнега пройти...
  Ялмар согласно кивнул. В их положении переваливать через южный хребет после начала снегопадов было бы крайне неприятно. Одно дело ночевать без крыши над головой на равнине летом и совсем другое зимой в горах.
  На Привратной площади их встретила череда телег прикрытых мешковиной. Все трое видели в своей жизни достаточное количество подобных телег, чтобы догадаться, что там лежит...
  Перекошенное шрамом лицо Тоутона недовольно вытянулось. Грен нахмурился, а Ялмар про себя зашептал молитву.
  - Шкверная примета, покойники в начале дела, - сплюнул через плечо Тоутон, - хорошо капеллан ш нами...
  Телеги медленно проползли мимо сопровождаемые хмурыми стражниками.
  - Что случилось? - спросил одного из них Ялмар.
  Тот окинул его мрачным взглядом, но узнав знаки жреческого достоинства, смягчился.
  - Путников разбойнички порешили...
  - Где?
  - За мостом у старой мельницы. Но там сейчас герцогские люди рыщут. Можете идти спокойно.
  - Сам герцог вмешался?
  - Так не мужиков каких перебили, рыцарей орденских...
  Ялмар удивился. С рыцарскими орденами грабители как правило связываться избегали. Во-первых, те не были легкой добычей, а во-вторых собратья убитых потом долго и тщательно разыскивали виновных и, поймав, особо не церемонились.
  - Вше одно надо будет другой дорогой идти, - проворчал Тоутон, - шпокойнее оно так...
  Грен согласно кивнул. Да и Ялмар ничуть не возражал. Разбойников герцогские люди может и распугали, но расспросами да проверками замучают, или того глядишь в город вернут для разбирательства. А если их кто по вчерашней драке узнает, так и вовсе можно и в темнице оказаться.
  
  Главная дорога шла на юг до того самого моста, где Ялмара высадил гостеприимный рыбак. Там от нее отходил путь на тот берег и оттуда на восток, а сама главная дорога чуть дальше ветвилась на большую, уклонявшуюся к западу и шедшую вдоль Большой Азуры, и меньшую, продолжавшую путь вдоль Малой. В общем-то, им нужна была большая, поскольку наиболее удобные перевалы через хребет лежали именно в верховьях Большой Азуры, но сейчас друзья предпочли меньшую дорогу, посчитав, что чрезмерная многолюдность большей не пойдет им на пользу.
  - Пошле такого на кажной жаштаве иж наш душу вытряшут. А денег и так в обреж... - высказал общую мысль Тоутон, - идем по малой дороге, там шпокойнее.
  Эта дорога пользовалась куда меньшей популярностью, и здесь было тихо и безлюдно. Ветер покачивал ивы вдоль реки, под сапогами клубилась тонкая белесая пыль. К вечеру они отошли уже на приличное расстояние от городских стен.
  - Заночуем у реки, под деревьями, чтобы на пустом месте не торчать, - решил Ялмар.
  Никто не возражал, и они спустились к берегу. Благодаря склону, свет костра не был бы виден с дороги и не мог привлечь к ним лишнего внимания ни разбойников, ни стражи.
  Грен наломал сухих веток и скоро огонь уже весело трещал, рассыпая искры.
  Ялмар присел на поваленный ствол, протягивая руки к теплому пламени. Ночи к осени становились холодными. Он поднял взгляд на Тоутона и увидел, что тот насторожился и внимательно поводит глазами, высматривая что-то в сумерках. Капеллан толкнул локтем Грена, а сам потянулся к торбе с кистенем.
  Позади них хрустнула ветка.
  - Здрав буди, добрый человек, - негромко произнес Тоутон, незаметно вытягивая из-за голенища массивный клинок с узловатой ручкой.
  - И вам того же, путники... - Ялмар узнал голос.
  Капеллан поднял руку, делая знак лучнику. Тоутон чуть расслабился, но кинжал из руки не выпустил.
  - Садись к огню, рыбак, погрейся, - Ялмар обернулся.
  Память его не подвела. Это был тот самый рыбак, что пустил его на ночлег и показал дорогу к городу.
  - Премного благодарствую, - тот опустился на корточки и тоже протянул руки к огню.
  Оценив, что кроме небольшого ножа на поясе у рыбака нет никакого другого оружия, Тоутон все ж таки вернул кинжал за голенище. Грен ограничился тем, что начал протирать свой клинок тряпицей.
  - Все ли хорошо? - продолжил разговор Ялмар, - обильны ли уловы?
  - Спасибо, рыбы в этом году много...
  Он немного помолчал, потом добавил.
  - Ты ведь жрец, добрый человек?
  - Капеллан, - уточнил Ялмар.
  - Тут рядом человек помирает... - по-прежнему бесстрастно произнес рыбак.
  - Да свершиться то, что суждено, - вздохнул Ялмар.
  - Жима шкоро, - как бы невзначай заметил Тоутон, - бывает на перевалах шугробы по грудь наметает...
  - Бывает и больше, - добавил Грен, - у нас в Седых горах над озерами выше человека наметало...
  - Погодите, - возразил Ялмар, и обратился к рыбаку, - не с женой ли твоей что случилось?
  - Здорова она, спасибо, - добавил рыбак, - так, прохожего человека подобрал...
  - Добрый ты, - заметил Ялмар, - мало таких людей ныне... Далеко ли до умирающего?
  Рыбак поднял взгляд на гаснувшую на западе вечернюю зарю.
  - До темноты успеем. Лодка у меня рядом.
  - Тебе виднее, капеллан, - покачал головой Тоутон.
  - Один день нам погоды не сделает, - отмахнулся Ялмар.
  
  В храмовом подвале было темно и холодно. Полубрат Феликс еще раз посмотрел на застывшее мертвое лицо с приставшей к щеке травинкой.
  - Это брат-рыцарь Клемен...
  Жрец за столом в дальнем конце подвала заскрипел пером, внося имя в список. Послушник в темно-синей, почти черной, рясе накрыл тело мешковиной.
  Стоявший рядом человек в ливрее герцога Орсино деловито спросил:
  - Кого-то не хватает?
  - Сестры Бетиции... Надеюсь, ей удалось спастись, - голос Феликса дрогнул.
  - Мы обыскали все окрестности, но никого не нашли. Хотя...
  - Что?!
  - На берегу мы обнаружили женские перчатки, сапог и еще какие-то вещи...
  - Она, должно быть, спаслась вплавь!
  - На всякий случай я попросил капитана Торма как только его люди освободятся от проверки дорог, послать их осмотреть берега реки. Но имейте в виду, на женских вещах было много крови...
  - Я должен поговорить с этим Тормом, - Феликс повернулся и, опираясь на палочку, заковылял к выходу.
  - Не трудитесь, я уже здесь, - пропыхтел грузный капитан, только что спустившийся в подвал.
  - Прекрасно. Вы должны немедленно выслать людей осмотреть реку вверх и вниз по течению!
  Капитан упер руки в бока и вызывающе посмотрел на юношу.
  - Почему это я должен? Кто ты такой, чтобы мне приказывать?
  Феликс смешался.
  - Мои люди, - продолжал капитан, - и так рискуют жизнью, разыскивая бандитов, ты же пока отличился лишь тем, что был отлуплен до полусмерти рыночными торговцами...
  - Но она может погибнуть! Истечь кровью!! Утонуть!!!
  - Эта маленькая надменная выскочка, - фыркнул капитан, - если она была серьезно ранена, то кровью уже давно истекла. А если не ранена, то за прошедший день вполне могла выйти на дорогу и попасться на глаза людям моим или герцога!
  - Как вы смеете говорить о ней в таком тоне?! - вспыхнул Феликс.
  - Хочешь вызвать меня на поединок? - поинтересовался капитан.
  Юноша набрал полную грудь воздуха, но у него перехватило дыхание и он тяжело, с присвистом, закашлялся.
  - Капитан, извините его горячность, - примиряюще сказал стоявший рядом посланник герцога, - его друзья только что погибли...
  - Именно поэтому я еще его не проучил, - буркнул Торм, - не хватало мне еще слушать поучения и приказания от какого-то кнехта. С наступлением темноты я отзову своих людей и не продолжу поиски, пока завтра не взойдет солнце. Девчонка почти наверняка мертва, и я не собираюсь рисковать солдатами ради того, чтобы найти ее труп сутками раньше...
  Он повернулся и загромыхал доспехами, поднимаясь по лестнице из подвала.
  Прокашлявшись, Феликс обернулся к человеку в ливрее.
  - Я хочу видеть герцога...
  - Я передам его высочеству вашу просьбу. Как только он сможет назначить вам аудиенцию, я немедленно сообщу.
  - Вы не поняли! Я должен видеть его сейчас же!
  - К сожалению, это невозможно. При всем моем сочувствии вашему горю... Вы должны понимать, что герцог крайне занят государственными делами и лежащая на нем ответственность исключительно велика. Аудиенция будет назначена, как только появится такая возможность.
  
  Ялмар пригнул голову и вошел в знакомый домик. Хозяйка что-то помешивала в котелке над очагом. Капеллан ощутил густой аромат лечебных трав. К нему примешивался отчетливый запах свежей крови. В углу он заметил лежавшую на боку бело-красную скорченную фигурку.
  Заметив незнакомых, женщина испуганно отшагнула от котелка, прижав к груди поварешку.
  - Вот, жреца нашел... - донесся сзади голос рыбака.
  - Мир дому сему, - приветственно добавил Ялмар.
  В дверь, вслед за ними, вошли Тоутон и Грен.
  - Там, - женщина кивнула в сторону съежившейся фигурки.
  Капеллан прошел в угол. К его удивлению там оказалась молодая светловолосая девушка в окровавленных лохмотьях облачения Восходящего Солнца. Лицо ее осунулось, и даже в неясном свете масляной лампы был отчетливо различим его синеватый оттенок. Ялмар сразу увидел древко, насквозь пробившее грудную клетку раненой. Задняя часть стрелы с оперением была отломана, а на переднем конце змеиной головой тускло блестел наконечник.
  - Я отломил часть стрелы, мешалась, - добавил рыбак, - но вынимать остаток побоялся. Жена сказала, помрет тогда девка...
  - Все правильно. Как это случилось? - спросил Ялмар, приседая на корточки, и внимательно рассматривая лицо умирающей.
  - Подобрал на берегу, - негромко сказал рыбак, - еще утром, в тумане, когда разбойники на путников налетели. Вижу лежит в самой воды а через нее стрела торчит все равно как через птицу на охоте. Думал покойница, гляжу, дышит еще. Я уж не стал ждать, пока ее разбойники добьют, в лодку затащил и сюда. Только все одно помирает.
  Капеллан наклонился к лицу девушки. Сначала Ялмару показалось, что она без сознания, но ощутив его приближение, она приоткрыла глаза. Девушка попыталась что-то сказать, но задохнулась в приступе кашля, на посиневших губах выступили кровавые пузыри.
  - Тебе лучше молчать, - мягко произнес капеллан, - а мне придется осмотреть рану...
  Девушка снова пошевелила губами, но вместо слов на них лишь опять запузырилась кровь.
  Капеллан расшнуровал торбу и достал оттуда небольшой кожаный футляр. Открыв, извлек из него небольшой обоюдоострый нож с костяной рукояткой.
  - Мне понадобится свежая вода и чистое полотно.
  Хозяйка поставила рядом большую миску с ключевой водой и положила сверток ткани.
  Ялмар разрезал заскорузлую орденскую накидку и осмотрел рану. Кожа вокруг отекла и эта опухоль неприятно шуршала под пальцами.
  - Воздух попадает, - покачал головой капеллан... - к счастью немного, но стрелу надо достать.
  Хозяйка осуждающе вздохнула.
  - Он хороший лекарь, - негромко добавил Тоутон, - он жнает, что делает...
  - Молись Сестрам Юга, девочка, - произнес Ялмар, - сейчас они решат твою судьбу.
  Он положил ладонь на основание стрелы, закрыл глаза и замолк. Его губы мерно зашевелились, а на лбу выступили капельки пота. Глаза девушки испуганно расширились.
  Одним резким движением капеллан вырвал стрелу и отбросил ее в сторону, сразу же зажав рукой рану. Длинная красная струйка выстрелила из под его пальцев, и рассыпалась рубиновыми брызгами. Лицо капеллана стало бледнее, а пот струился градом. Его глаза были по-прежнему закрыты, а губы продолжали беззвучно шевелиться в бешеном темпе.
  Девушка несколько раз моргнула и хрипло выдохнула. Тоненькая алая ниточка выбежала из угла рта и остановилась.
  Ялмар снял ладонь с раны и разогнулся. Кровотечение остановилось. Лицо девушки осталось бледным, но она определенно была жива.
  Грен подхватил капеллана под локоть и усадил на скамью. Того била крупная дрожь.
  - Если рана не загноится, девочка будет жить... - просипел Ялмар.
  Хозяйка поднесла ему деревянную чашку с водой, он жадно выпил.
  Тоутон поднял отброшенную капелланом стрелу и внимательно осмотрел.
  - Вторая половина где? - спросил он рыбака.
  Тот протянул ему обломок прута с серым оперением на конце.
  - Странная она какая-то, - добавил они, - никогда таких стрел не видал...
  - Жато я видал, - поежившись, добавил Тоутон, - еще как видал...
  
  Феликс прохаживался по мраморному полу, нервно теребя красно-белую орденскую куртку. Он уже мог обходиться без палочки, но еще прихрамывал.
  - К сожалению, его высочество, пока не может уделить вам время, - холодно сообщил появившийся в дверях человек в ливрее.
  - Он уже пятый день не может! - взорвался Феликс, - от имени ордена я требую, чтобы он меня принял!
  Собеседник лишь покачал головой.
  - Увы, неотложные государственные дела...
  - Мое дело тоже неотложное!
  Ответом было лишь холодное молчание.
  - Я отсюда не уйду, пока он меня не примет! - решительно заявил Феликс и опустился на скамейку.
  Дворецкий посмотрел на него с явным неодобрением.
  - Это ребячество, молодой человек, возвращайтесь в гостевые покои и ждите приглашения на аудиенцию.
  Феликс демонстративно уставился в окно.
  Дворецкий немного потоптался, потом обиженно вздернул голову и удалился.
  Сквозь приоткрытую дверь до Феликса донесся раздраженный голос.
  - Хорошо, я его приму, только быстро...
  
  Герцог Орсино был средних лет человеком с аккуратно подстриженной каштановой бородой и пожалуй слегка полноватым. Он сидел в обычном рабочем кресле рядом с небольшой конторкой.
  Феликсу бросились в глаза одновременно изящество и беспорядок герцогского кабинета. Книги и свитки громоздились на резной мебели красного дерева, среди них белело несколько мраморных статуй, и золотился огромный астрономический глобус для расчета и демонстрации хода небесных светил. Створки массивных шкафов были снабжены небольшими пластинками прозрачного стекла, аккуратно закрепленными в свинцовой оправе.
  - Ваше высочество, - поклонился Феликс, - я пришел, чтобы...
  - Я догадываюсь, - кивнул герцог, - сочувствуя вашей трагедии, и оказывая дань уважения вашим родственникам в столице, я согласился вас принять, но, боюсь, ничем не смогу помочь, кроме искренних соболезнований.
  - Мои родственники тут решительно не причем, - покраснел молодой человек, - как собрат ордена, я требую...
  - Ваша скромность делает вам честь. Но еще раз говорю, я сделал все что мог.
  - Вы должны продолжать поиски, ваше высочество! Этот капитан Торм, мало того, что крайне неуважительно отзывался о сестре Бетиции, так еще и явно манкирует своими обязанностями!
  Герцог сокрушенно развел руками.
  - Вы прекрасно знаете, что я не имею никакой власти над капитаном имперской роты. Я всего лишь рядовой князь Империи. Как и капитан Торм. Я вправе только просить его о помощи, приказывать ему не в моих силах.
  - Но ваше высочество, вы могли бы послать своих людей!
  - Я их посылал. Мои люди вместе со стражей обыскали долину реки сверху донизу. Посты выставлены на всех дорогах. Что я еще могу сделать? Прошло пять дней...
  - Но не могла же она исчезнуть?! - голос молодого человека задрожал.
  Герцог близоруко прищурился.
  - Она вам нравилась? Ведь правда?
  Феликс густо залился краской.
  - Это не имеет никакого отношения...
  - Конечно же, нравилась.
  Герцог встал с кресла и подошел к юноше.
  - Я вас понимаю. Мне действительно очень жаль.
  Голос Орсино стал мягче и теплее.
  - Но вы должны что-то сделать, - умоляюще произнес Феликс.
  - Подумайте сами, - герцог взял его под руку, - прошло больше пяти дней. Если бы сестра Бетиция еще была жива, она бы непременно объявилась... Как ни печально, но ее больше нет с нами.
  - Но ваши люди должны были найти хотя бы ее тело...
  - Поверьте, молодой человек, вам лучше не видеть его, когда оно найдется. Пусть она навсегда останется в вашей памяти такой, какой вы видели ее последний раз.
  - Я не верю... - нетвердым голосом возразил Феликс, - она не должна была... только не она...
  - Жизнь зачастую вообще очень тяжелая штука, - вздохнул герцог, - послушайте моего совета. Отправляйтесь назад, в приорию, и постарайтесь забыть обо всем этом.
  - Нет. Пока я не буду уверен...
  - Вы совершаете роковую ошибку, Феликс, ожидание разъедает вас изнутри словно кислота. Чем дольше вы будете тешить себя напрасными надеждами, тем больнее вам будет. Забудьте. Время лечит.
  - Но вдруг разбойники ее захватили, чтобы потребовать выкуп? - с видом человека хватающегося за соломинку воскликнул Феликс.
  Герцог тяжело вздохнул и покачал головой.
  - Ведь это же возможно? Возможно. Вдруг прямо сейчас они вымогают деньги у ее отца? - Феликс возбужденно замахал руками.
  В глазах Орсино появилось выражение врача говорящего с безнадежно больным.
  - Вы можете направиться в замок Вендран и переговорить с ее отцом. Я дам вам лошадей и подорожную, - со вздохом произнес герцог.
  - Я буду вам бесконечно благодарен, - Феликс низко поклонился, - я бы хотел выехать уже завтра утром.
  - Не думаю, что все можно будет сделать настолько быстро, но не позднее, чем послезавтра вы их получите.
  Феликс еще раз поблагодарил герцога и выбежал из кабинета. Орсино снова вздохнул.
  - Бедный мальчик...
  Зашуршала салатового цвета бархатная портьера.
  - Милый, ты уже закончил?
  В кабинет вошла невысокая пышная женщина в дорогом платье.
  - Да, Виолетта. Закончил.
  - Тогда чего же ты ждешь? Ты ведь обещал дать архитекторам указания о перестройке нашего старого замка на Лебяжьем Утесе! Все уже собрались...
  - Отпусти их, я не в настроении...
  Женщина уперлась руками в бока.
  - Что это еще за капризы, дорогой? Какая муха тебя укусила?
  - Меня расстроила история этого молодого человека. Как все-таки несправедлив мир!
  - Не глупи, дорогой, пойдем, люди же ждут.
  - Ну, хорошо, но скажи музыкантам, чтобы они играли что-нибудь грустное. Я в меланхолии...
  
  Рыбак с Греном развешивали сети на просушку. В закатанных до колен штанах долговязый Грен и сам был похож на обычного жителя речной долины.
  - Из него бы вышел хороший крештьянин, - хмыкнул Тоутон, - а иж меня уже нет...
  - Ты слишком долго воюешь, - кивнул головой сидевший рядом Ялмар.
  - Точно... Я вше думал жаработаю денег, куплю домик, жену найду, детишки пойдут. Только обман вше это. Либо убьют, либо в канаве от штарошти шдохну.
  Ялмар покачал головой.
  - Брось. Просто выкини лук и найди жену.
  - Не-а. Лук мне уж давно ближе женщины будет. Уж и не счесть школько раж он мне жизнь шпашал. А женщины только деньги брали. Шудьба, видать, такая.
  - Да не судьба. Просто тебе страшно привычки менять. Уж не обижайся.
  Лучник хмыкнул.
  - Ладно. Лучше шкажи, ты штрелу видел? Которой девчонку ранили?
  Капеллан молча кивнул.
  - Вот и я видел. И ш тех пор вше думаю откуда она тут?
  - Ума не приложу.
  - Помяни мое шлово Ялмар, никакие это не ражбойники. Негде грабителям такие штрелы в этих мештах взять.
  - Может ты и прав. Что-то тут не так.
  Из домика вышла хозяйка.
  - Отвар готов.
  Ялмар поднялся и зашел внутрь.
  Бетиция сидела в углу, завернутая в льняные бинты, и укутанная грубым одеялом. Лицо у нее было все еще бледным, но уже лишилось прежней синевы.
  - Жарко, - тихо сказала она, - а мне и так дышать тяжело.
  - Простуда тебя убьет, - назидательно сказал Ялмар, - надо подождать пока ты не окрепнешь.
  Хозяйка протянула ему миску с не слишком аппетитного вида резко пахнувшей жидкостью. Он передал ее девушке.
  - Выпей отвар.
  - У него такой мерзкий вкус...
  - Ты хочешь выздороветь?
  Она поморщилась, но выпила, тяжело закашлялась и отерла губы краем одеяла. На грубом сукне осталось небольшое алое пятно.
  - Дай руку, - распорядился капеллан.
  Она послушно вытянула узкую бледную ладонь. Ялмар оценил пульс и удовлетворенно кивнул.
  - Уже лучше. Жара почти нет. Надеюсь, обойдемся без воспаления.
  - Меня тоже учили на лекаря, - сказала Бетиция, убирая руку, - лучшие наставники учили... И я была уверена, что сквозные раны груди - смертельны.
  - Так оно и есть, - кивнул Ялмар, - тебе просто повезло...
  - Хотя в сочинении придворного хирурга Амброзия утверждалось, что автор наблюдал неоднократные случаи выживания раненых с подобными повреждениями, - добавила она, внимательно поглядев на капеллана.
  - Значит, ты не одна, кому так повезло, - философски заключил тот.
  Она недовольно надулась.
  Капеллан рассмеялся.
  - Ладно, коль станешь примерной больной и будешь выполнять все рекомендации, я научу тебя тому, что сам знаю. Если, конечно, ученица лучших наставников ордена не погнушается учиться у простого капеллана наемников.
  - Истинный мудрец должен черпать из любых источников, - с важным видом процитировала она кого-то из классических философов.
  - Главное разбираться во вкусе зачерпнутого, - снова засмеялся Ялмар, - хоть я и не слишком великий целитель, но ран лечил много, вдруг, что полезное и узнаешь.
  Протиравшая опустевшую чашку из-под отвара рыбачка хмыкнула.
  - Я всегда верила, что если что-то нельзя лечить травами, то это вообще нельзя лечить. Но после того, что я видела... Ты великий целитель.
  Ялмар отмахнулся.
  - Я просто жрец. Мое целение в вашей вере... Сам по себе я лишь цирюльник и коновал.
  - Не каждый может управлять этой силой, - серьезно возразила Бетиция, - и только очень немногие могут быть хорошими целителями и хирургами одновременно.
  - На войне это необходимость. Редко, кто будет держать отдельного целителя, отдельного аптекаря и отдельного хирурга. Вольные роты не столь богаты, как ордена. Поэтому всем этим и еще многим другим там приходится заниматься одному капеллану...
  
  Где-то над головой с заунывным скрипом проворачивался механизм. Время от времени на лестницу падала тень опускавшейся лопасти. Сидевший на деревянных ступенях человек отложил деревянную куклу и пошевелил концом длинного ножа ком грязного тряпья. Среди бурых пятен едва просматривался символ восходящего солнца.
  - Откуда?
  - У старьевщика нашел...
  - И?
  - Говорит, у мужика какого-то купил.
  - Какого мужика?
  - Старьевщик говорит первый раз его видел, не из городских. Может из наемников кто...
  - Наемников?
  - Ну тех, кого лейтенант не взял.
  - Он того мужика узнать сможет?
  - Да. Говорит приметный мужик. Лицо порубленное и шепелявит сильно. И торговался долго...
  Человек упер острие ножа в ступеньку и флегматично вращал его вокруг оси, перебирая пальцами рукоятку.
  - Я сказал, чтоб в городе этого мужика поискали, но пока ничего, - подобострастно добавил сутулый тип, принесший вещи.
  Сидевший перестал вертеть нож и поднял глаза на собеседника.
  - Расправь...
  Тот сначала замешкался, потом стал разворачивать и раскладывать вещи.
  Сидевший наклонился и пошевелил концом ножа накидку.
  - С такой дырой в спине она не могла выжить, - добавил сутулый.
  - Этого мало, нам нужен труп. Иначе Ангис с нас шкуру спустит... Только вот где этот труп взять?
  Сутулый развел руками.
  - Кто ж его знает? Этот мужик, небось, обшарил тело, вещички забрал, а труп наверняка в реку спустил, а то и вовсе прикопал где. Ищи теперь.
  Человек с ножом внимательно посмотрел на сутулого.
  - А ты подумай...
  Лицо сутулого приняло натужно-горестное выражение. Его собеседник отбросил ножом лежавшие перед ним вещи и негромко добавил.
  - Если мы не можем найти этот труп, то мы ведь можем найти другой? Не так ли?
  Сутулый просиял.
  - Точно!
  - Тогда найди подходящий труп. И быстро.
  Сияние на лице сутулого померкло.
  - Но где?
  - Не мое дело, хоть на кладбище выкопай... Но чтоб завтра к утру был. И такой, что все поверят. Ты же не хочешь, чтобы Ангис с тебя шкуру спустил?
  Сутулый вздрогнул и пробормотал что-то отдаленное похожее на охранительную молитву.
  
  Герцог Орсино бросил взгляд на сидевшего на каменной скамье Феликса. Лицо юноши было зеленоватого оттенка, а на подбородке и одежде были заметны остатки завтрака.
  - Я же говорил, что мы ее найдем, - удовлетворенным тоном произнес капитан Торм.
  Стоявший рядом человек в темно-синей рясе негромко добавил.
  - Тело очень сильно пострадало. Вряд ли его можно уверенно опознать. Лишь одежда позволяет нам предположить, что это искомая вами особа...
  - Насколько я помню, в этом году других орденских сестер в нашей реке не тонуло, - обиженно заметил Торм.
  - Да, - рассеянно кивнул герцог, - вы правы, капитан. Будем считать эту печальную историю завершенной... Думаю, граф Вендран захочет поместить ее тело в фамильной усыпальнице.
  - Орден сам хоронит своих братьев и сестер - заметил человек в рясе, - хотя поскольку девушка не завершила посвящение, они могут сделать исключение. Но придется ждать их решения.
  - Избавьте меня от этих подробностей, - отмахнулся герцог и направился к сидевшему Феликсу.
  Тот смотрел перед собой отсутствующим взглядом.
  - Я вам искренне сочувствую, - вздохнул Орсино, - надеюсь, вы уже немного пришли в себя.
  - Д-да... - юноша кивнул.
  - Лошадь и подорожная пригодятся вам для возвращения в приорию.
  Феликс отрицательно замотал головой.
  - Я должен ее похоронить...
  Орсино вздохнул и увещевающим тоном продолжил.
  - Не мучайте себя. Вы сделали больше, чем могли. Возвращайтесь, и постарайтесь забыть все эти жуткие подробности...
  Юноша снова замотал головой.
  - Ну хорошо, - сдался герцог, - можете подождать завершения всей этой бюрократии, и затем сопровождать тело в замок. А сейчас поднимайтесь в гостевые покои. Я распоряжусь, чтобы вам предоставили все удобства, и не беспокоили по пустякам.
  
  Маг, прищурившись, разглядывал позднего гостя. Смуглое лицо и видневшиеся из-под широкополой шляпы черные волосы выдавали южанина. Остальную фигуру скрывал насквозь промокший плащ, однако пересекавший лицо наискось сабельный шрам не оставлял сомнений, что посетитель относился к категории людей редко расстающихся с оружием и весьма склонных пускать его в ход по любому поводу.
  - Меня зовут Себастин Пераль, - бесстрастно сказал тот, потом улыбнувшись одними губами, добавил - часто про меня говорят, что я торгую дровами...
  Последнее уточнение уже не требовалось, по тому, как по-хозяйски держал себя этот человек, по его глазам, подчеркнутой вежливости, так не вязавшийся с обликом профессионального головореза, и просто каким-то шестым чувством, чародей понял, чем действительно занимается стоящий перед ним. Ноги старика мгновенно стали ватными, желудок провалился куда-то далеко вниз, а горло перехватило.
  - У вас красивая служанка - все также бесстрастно сказал Себастин, снимая мокрые фехтовальные перчатки с крагами из толстой кожи. Труда зарделась и потупилась...
  - Я уже слишком стар для этого, - пробормотал хозяин.
  - Тем более есть повод завести более опытную, и менее привлекательную.
  - Полагаю, у вас разговор ко мне? - чародей, опасливо покосился на кухарку, честно говоря к двадцати годам, та действительно стала весьма симпатичной. Эх, будь он на четверть века помоложе...
  - Естественно, или вы думаете, я потащился сюда в такой дождь исключительно ради желания прокатиться верхом?
  - Поднимемся на второй этаж, - маг суетливо зашагал вперед, освещая лестницу масляным фонарем.
  В кабинете гость снял плащ и остался в кожаном жилете, надетом поверх черной суконной куртки. Маг пододвинул ему кресло. Опустившись туда, Пераль расстегнул верхнюю пуговицу и достал висевший на шее медальон, изготовленный в виде миниатюрного серебряного молота.
  - Мне кажется, что демонстрировать это уже необязательно, но процедура обязывает...
  Кивнув, волшебник присел рядом, и не сводил настороженных глаз с гостя.
  Себастин вытянул к огню заляпанные глиной ботфорты.
  - Полагаю, из того, что мы беседуем у вашего камина, а не у нашего, - от этих слов волшебника пробил холодный пот, - вы догадались, что у меня к вам неофициальное дело? Пока неофициальное. Кстати, в этой башне, есть что-нибудь выпить?
  - Труда, принеси вина, - крикнул старик в приоткрытую дверь. По лестнице скатились легкие шаги, как и все служанки, она была крайне любопытна.
  Чародей внимательно и даже подобострастно посмотрел на ординатора. Он судорожно пытался понять, что именно привлекло к нему внимание могущественной и жуткой организации... Частные услуги, оказанные местным повитухам, снадобье повышающее крепость и привлекательность пива в местной таверне, пара не рекомендованных к изучению манускриптов, припрятанных под половицей в дальнем углу? Нет, это все ерунда, этим будут заниматься маги из конгрегации, а не Ординатура... Проклятье, девчонка! Но ведь прошло тому уже лет шесть или семь... Как?!
  Он потупился, пытаясь скрыть побледневшее лицо и дрожь в руках. Некстати вошла Труда с кувшином и парой кружек. Маг выхватил посуду из рук ошалевшей девушки и вытолкал ее взашей. Когда он разливал вино, его руки предательски дрожали.
  Ординатор, казалось, ничего не заметил... Или все-таки заметил. Чародея бросало то в жар, то в холод.
  Отпив вина, гость скривился...
  - У вас на севере умеют делать только уксус и то недоразумение, которое принято называть пивом, и отчего-то подавать в трактирах, - проворчал он.
  - Однако, пора к делу, - в голосе ординатора зазвучали металлические нотки - примерно семь лет назад Вам довелось беседовать с некоей девицей...
  Все-таки семь, а не шесть, - отчего-то пронеслось в голове мага, - как быстро летит время... И только после этого он по-настоящему испугался.
  - Выпей, - протянул ему кружку Себастин, - еще не хватало, чтобы тебя хватил удар, - он внезапно перешел на ты, словно маску, сбросив подчеркнуто-отстраненную вежливость.
  Чародей воспользовался его советом и жадно проглотил все содержимое глиняной емкости. Это немного привело его в чувство. И он, наконец, сообразил, что если бы его хотели просто арестовать, то сейчас в башне бы хозяйничал целый отряд молодцов, а он сам сидел бы скованный по рукам и ногам и с кляпом во рту.
  - Что вы хотите? - прямо и без обиняков спросил волшебник.
  - Приятно иметь дело с умным человеком, - усмехнулся ординатор.
  - Если бы вам не было что-то от меня нужно, - ответил внезапно осмелевший маг, - я бы уже выступал в качестве дров, в вашем, как ты выразился, камине...
  Лицо Себастина приобрело жесткое выражение, он провел рукой по трехдневной щетине и слегка подкрутил длинный черный ус.
  - Не стоит обольщаться, жители провинциальных городков, вроде этого, очень любят смотреть на костры...
  - Тем не менее, вам определенно что-то от меня нужно, что?
  - Расскажите мне, что вы тогда увидели? - ординатор снова стал вежлив и официален.
  Маг остался бесстрастным, но внутри возликовал. Девочки у них не было, иначе бы подобных вопросов никто не задавал. Значит, они даже не знают где она, и, возможно, даже кто она... В их распоряжении лишь слухи и досужие сплетни, о том, что кто-то когда-то что-то слышал. Теперь главное не ошибиться, держаться правильной линии, и, клянусь манускриптами Аркагура, у него еще есть шанс избежать трибунала. Чародей потупился, чтобы собеседник не заметил лихорадочного блеска в глазах.
  - Зачем это всеведущей и вездесущей... - смиренно произнес он, - вам же известны все тайны и величайшие глубины человеческой души.
  Ординатор нахмурился, но пропустил скрытую издевку мимо ушей.
  - Предлагаю сделку, вы расскажете все нас интересующее, а мы запамятуем о прошедших годах и будем считать, что вы сообщили об этом своевременно.
  - Слова, слова... они подобны дыму, вот они клубятся перед нами, а вот уже и рассеялись на ветру бесследно...
  - С другой стороны, мы можем заняться детальной проверкой вашей деятельности за последние годы, - как бы невзначай заметил Себастин.
  - Я ничуть не сомневаюсь в неограниченных возможностях вашей организации, - маг сложил руки домиком, - но я всего лишь провинциальный волшебник. Ремесленник от чудес, как говорится. Куда деваться маленькому человеку, когда могущественная организация сочтет нужным изменить свое первоначальное решение?
  Себастин на минуту задумался, потом ответил:
  - Вы получите официальный, письменный, афесис...
  Афесис - разрешительная грамота, освобождавшая получателя от наказания за совершенные к моменту выдачи и выявленные преступления перед императором и верой, не была расходным товаром в руках Ординатуры.
  - Бумагу вперед, - деловито сказал маг, понявший, что он стал хозяином положения.
  
  Ботфорты ординатора загремели по каменным ступеням. Маг бросил взгляд ему вслед, а потом снова посмотрел на лежавший перед ним пергамент. Как все, однако, удачно вышло.
  В темноте кабинета что-то негромко зашуршало. Волшебник удивленно поднял голову.
  
  Спускаясь по лестнице Себастин размышлял, не погорячился ли он с афесисом. Старик оказался упрям и на мякине не проводился. Можно было бы его еще постращать, но тот вполне мог и поупираться в ответ. А времени было мало. Поиски чернокнижника Кордреда провалились с треском. Генерал-ординатор сделал вид, что все прекрасно, но Себастин мысленно созерцал большую мрачную кляксу, расплывавшуюся по своей репутации. И что еще хуже, его терзало мучительное чувство невыполненного долга. Можно было бы, конечно, на это плюнуть... Ха. Если бы он мог плевать на чувство невыполненного долга, он бы до сих пор преспокойно служил бы где-нибудь на южной границе, а то и вовсе купил бы себе домик с виноградником... Эх, мечты.
  Ну ладно. Старик вроде бы не соврал. Не слишком-то большой успех, но хоть какая-то ложечка меда в большой кадке с дёгтем. Себастин поежился и решил запахнуть плащ. Проклятье! Плащ остался на вешалке в кабинете мага. Опять придется брести по этим кривым ступенькам. Ведь уже совсем почти спустился...
  Ординатор тихо выругался и зашагал обратно. В кабинете было тихо. Камин по-прежнему бросал дрожащие оранжевые блики на середину комнаты. А ее стены как и раньше тонули в бархатном черном мраке. За ставнями шуршал непрекращающийся дождь. Волшебник безмолвно сидел спиной к огню, откинувшись на спинку кресла. Афесиса на столе перед ним уже не было.
  Себастин потянулся к темневшему на вешалке плащу, но его рука остановилась на полпути. Он резко повернулся и подошел к магу. Глаза сидевшего были широко открыты, челюсть отвисла, а на горле зиял длинный ровный порез.
  - Что за... - пробормотал Себастин, хватаясь за шпагу.
  В этот момент что-то тяжелое обрушилось ему на шею и затылок.
  
  Сквозь забытье пробился запредельно высокий женский крик. Где он? Что случилось? Себастин поднялся на четвереньки и огляделся. Камин, кресло, труп... Откуда труп? Когда он выходил из комнаты волшебник определенно был жив. А потом... Что было потом? Как он опять здесь оказался? Его движение отозвалось тупой болью. Ощупав голову, Себастин обнаружил внушительную шишку. Память немного прояснилась. Он вернулся за плащом, нашел труп волшебника, а потом... Он снова потрогал шишку. Выражаясь казенным языком - удар твердым тупым предметом. Хороший удар, точный. Неужто, служанка? Вряд ли. Сил не хватит.
  Он встал и посмотрел на труп. Плохо дело. Он ведь ничего не слышал пока спускался по лестнице. А это совсем рядом. Или он теряет хватку, или дело куда хуже, чем ему казалось. Себастин нервно огляделся. В кабинете было темно, но убийца вряд ли бы еще прятался во мраке. Чего он тут забыл?
  Внизу загрохотали шаги. А это еще кто? Много и здоровые парни...
  Дверь распахнулась. На входе появились дюжие мокрые мужчины вооруженные чем попало. В основном топорами и дубьем. Из-за их спин высунулось бледное лицо служанки Труды.
  - Это он!
  - Положи шпагу, сынок, - увещевательно произнес один из новоприбывших.
  Тут до Себастина дошло, что дело принимает уж совсем дурной оборот.
  - Постойте. Я представляю Имперскую Ординатуру!
  Он привычно потянулся к серебряному медальону на шее и с ужасом понял, что тот исчез.
  - "Бумаги", - левой рукой он начал ощупывать пояс, где должна была висеть сумка с документами, но пальцы ухватили лишь пустоту.
  - Брось оружие!! - заорал кто-то из толпы, немного попятившись при виде его резких движений.
  - Спокойно, ребята, только спокойно, - произнес Себастин, медленно опуская шпагу на пол, - давайте не будем делать того, о чем потом пожалеем...
  - Магистрат разберется, - заверил его грузный мужчина с плотницким топором в руках, - вяжи мазурика, ребята!
  
  
  Глава 6
  
  Фрикса брезгливо протянула Мольфи небольшую коробочку.
  - Забери поскорее отсюда эту мерзость...
  Внутри коробки что-то легонько шелестело.
  - Видно у нее после смерти отца что-то с головой приключилось, - добавила Фрикса, тщательно вытирая руки салфеткой, - совсем одурела бедняжка. Эй! Осторожнее с коробкой! Не вздумай открыть или уронить!! Тем более на моей кухне!
  Мольфи поплотнее сжала коробку в кулаке и пошла наверх, в покои графини.
  Уртиция сосредоточенно штудировала один из странных томов в изобилии появившихся у нее в последние дни.
  - Принесла?
  Мольфи кивнула.
  - Отлично. Выпускай вон на том столе... Только по одному!
  Она сосредоточенно уставилась на столешницу. Мольфи вооружилась мухобойкой и, поставив коробочку на середину стола, осторожно приподняла крышку, чтобы между ней и бортиком образовалась крошечная щель. Из щели немедленно выскочил очень раздраженный таракан, и остановился на столе, поводя усами. Мольфи прикрыла коробочку и взяла мухобойку наизготовку. Уртиция напряженно всматривалась в насекомое. Таракан решил, что делать здесь ему больше нечего и помчался к краю стола. Графиня вытянула руку в его направлении и щелкнула пальцами. Таракан немного изменил траекторию, но не замедлил бега. Однако у самого края его настиг роковой удар мухобойки.
  Уртиция недовольно откинулась на стуле, пробурчала что-то сквозь зубы, и начала листать одну из книг. Через полминуты, она отложила книгу и скомандовала.
  - Следующего...
  Мольфи выпустила еще одного таракана. Уртиция опять нахмурилась и направила руку на бегущее насекомое. Мольфи занесла мухобойку, готовясь его прихлопнуть, как только тот приблизится к кромке столешницы.
  Пальцы щелкнули, таракан подпрыгнул, несколько раз метнулся, перевернулся на спину, пару раз дрыгнул лапками и затих...
  - Ой... - тихо сказала Мольфи.
  - У меня получилось, - словно не веря своим глазам, пробормотала Уртиция, - у меня получилось!!!
  Она вскочила и восторженно захлопала в ладоши. Мольфи осторожно коснулась насекомого ручкой мухобойки. Никаких признаков жизни таракан не подавал.
  - А ты так и крысу можешь? - опасливо спросила она.
  - А? Крысу? Нет. Не могу. Пока. Только мух и тараканов. Но я делаю успехи... Еще немного тренировки и можно будет практиковаться на более крупных существах.
  Мольфи стало неуютно.
  - Но на сегодня пожалуй хватит, - довольно произнесла Уртиция, - убери коробку, продолжим завтра. Я страшно проголодалась. Что у нас сегодня на ужин?
  
  После ужина Мольфи пошла в библиотеку. Новые занятия Уртиции пугали ее все больше. Пока она практикует запретную магию на мухах и тараканах, но явно не собирается на этом останавливаться. Отчего-то девушка чувствовала свою вину за происходящее. Возможно, если бы она тогда рассказала графу о странном разговоре, подслушанном ночью, то ничего бы этого не случилось.
  В библиотеке она застала Румпля, беззаботно читавшего какой-то манускрипт при свете канделябра. Пожалуй, он то ей и нужен...
  - Добрый вечер, маэстро учитель.
  - А это ты, Малфрида. Добрый вечер, добрый вечер...
  Он снова погрузился в чтение.
  Девушка прокашлялась. Он оторвался от книги и посмотрел на нее поверх очков.
  - Что тебе?
  - Я бы хотела с вами поговорить.
  Мольфи нервно комкала в руках подол накрахмаленного фартука.
  Румпль отложил книгу, снял очки и внимательно посмотрел на мнущуюся у входа девушку.
  - Присаживайся и рассказывай, что тебя так взволновало.
  Она присела на край стула и выложила все, что знала о новых увлечениях Уртиции.
  Румпль откинулся на спинку кресла и задумчиво протер очки кусочком фланели.
  - Если честно, Малфрида, то я знаю об этом.
  Она удивленно раскрыла глаза.
  - Уртицию поглотило чувство мести, и я указал ей путь, которым она может достичь своих целей.
  - Но зачем вы это сделали!!!
  От удивления Мольфи даже не задалась вопросом, откуда их учитель настолько сведущ в запретных искусствах.
  - Ей нужна была цель существования. Ей нужно было на что-то опереться, чтобы одолеть постигшую ее утрату. И магия вернула ей смысл жизни.
  Мольфи задумалась. В чем-то он прав. Но во всем ли?
  Румпль внимательно посмотрел ей в глаза.
  - И если ты хочешь помочь ей стать прежней и преодолеть тяжесть утрат, ты должна ей содействовать.
  Девушка вздохнула. Она действительно очень хотела, чтобы ее подруга стала прежней. Ведь графиня, несмотря на всю разницу их положения, уже стала ей подругой. А все произошедшее с Уртицией ей казалось страшно несправедливым, и она была бы очень рада хоть как-то это исправить. Однако избранные учителем методы все же представлялись ей не слишком подходящими.
  - Но это же запретная магия... - робко возразила она.
  Румпль мягко улыбнулся.
  - Ты многого не знаешь, дитя мое. Все пути магии одинаковы, о чем писал еще великий Аркагур. Дело лишь в том, что отцы-основатели Империи сочли некоторые из них слишком опасными, чтобы доверять их неопытным людям. С тех прошло много времени и обычные опасения стали мертвой догмой. А в умелых руках запретные пути столь же безобидны, как и законные дисциплины, изучаемые в столичных коллегиях. Скажи, разве жрецы не используют магию жизни, чтобы исцелять больных и поддерживать слабых?
  Мольфи согласно кивнула.
  - Ты, конечно же, можешь возразить, что Уртиция начала с магии смерти.
  Девушка не хотела ничего возражать, но перебивать не стала.
  - Это на первый взгляд разумное возражение. Но магии жизни и смерти неотделимы друг от друга. Вспомни Сестер Юга, чьи изображения можно видеть в любом храме. Одна из них дает жизнь, другая забирает... Они по сути своей символы четвертого манускрипта магии. Тоже можно сказать и про другие пути, что принято считать запретными.
  - Но закон... - неуверенно произнесла Мольфи.
  - Закон велик, - согласно кивнул Румпль, - но посуди сама, разве можно применять одни и те же правила к разным вещам. Рыбы плавают в воде, а птицы летают в небе. Разве их можно подчинить одному закону? Так и люди. Закон написан для простолюдинов, но сильным мира сего дозволено многое, что не дозволено остальным. А люди имеющие талант к волшебству - соль земли. Они способны на многое и глупо ограничивать их возможности. Ведь лишенные доступа к знаниям они не смогут применить их на благо.
  - Но Уртиция, - пролепетала девушка.
  - Ты сомневаешься, применит ли она свои таланты на благо? И ты абсолютно права. Человеку свойственно ошибаться. И наша с тобой задача не дать ей это сделать. Мы должны помочь ей не допустить ошибок!
  - Но разве я...
  - Несомненно. У тебя огромный талант к магии, девочка моя, и нельзя позволить ему пропасть бесследно.
  Мольфи лишь удивленно хлопала ресницами.
  - Посмотри сюда, - Румпль протянул ей книгу, - что ты видишь?
  - Книгу...
  - Какую книгу?
  - Букварь. Обыкновенный букварь.
  - Закрой глаза.
  Мольфи послушно выполнила указание.
  - Постарайся осознать, что за книгу ты держишь в руках.
  В мысленном мире образов книга задрожала, по ее страницам пронеслась рябь, словно по глади пруда при порыве осеннего ветра. Прежние буквы смазались, пергамент сразу постарел, пожелтел, стал каким-то волокнистым, словно это был не пергамент а какой-то совсем иной материал, и на нем выступили ряды совершенно неизвестных девушке значков, непонятные схемы и чертежи.
  - Ой!
  Она открыла глаза. Книга еще несколько мгновений оставалась такой же странной, но затем рябь снова пронеслась по ее страницам, превращая их в обычные пергаментные листы букваря.
  - Что это?
  - Это очень старая книга. Я привез ее в молодости с той стороны восточного моря. В ней содержатся древние и очень важные знания, многие из которых ныне, увы, забыты.
  - Тоже запретная магия? - осторожно спросила Мольфи.
  - Нет, - улыбнулся Румпль, - всего лишь геометрия, зодчество и ирригация.
  - Ирри... что?
  - Не бойся. Это не школа темной магии, - усмехнулся Румпль, - это наука о проведении каналов и орошении земли.
  - Но зачем ее орошать? Она и так почти всегда сырая. У нас перед домом вечно лужа...
  Учитель с трудом удержал смех.
  - В тех краях, где эта книга была написана, вода ценится на вес золота. Ее там так мало, что даже трава не может расти, и вся земля покрыта песком и пылью.
  - Я читала об этом, - похвасталась Мольфи, - это называется пустыня.
  - Правильно. Но главное не это. Главное то, что ты смогла увидеть. Ты знаешь, как это получается?
  Девушка отрицательно замотала головой.
  - Когда ты закрываешь глаза, что ты видишь?
  - То же что и обычно, только серое и туманное, и многое плохо различаю. Но это только если я захочу это представить. Если не захочу, ничего не вижу.
  - Так вот, то, что ты можешь видеть, это отражение нашего мира в том, что маги называют эфиром, Великим Зеркалом и еще множеством названий.
  - А что это такое?
  - Никто не знает точно. Это копия нашего мира, но построенная из мысленных образов и эмоций. Поэтому ты усилием мысли можешь воздействовать на отраженные там предметы. А свойство Великого Зеркала таково, что оно возвращает изменения отражений в реальный мир. Помнишь, ты подожгла шарик?
  Она кивнула.
  - Ты представила себе, что он горит, и в эфирном мире отражение шарика загорелось, а от него загорелся и настоящий шарик.
  - И так можно что угодно зажечь?
  - Не только зажечь. Многое можно сделать. Нужно только знать свойства и особенности предметов и законы их взаимодействия.
  - Как интересно... А можно гору сдвинуть на новое место?
  - Теоретически можно. Но даже у самого опытного мага на это не хватит сил. Ты же не можешь одна поднять, ну, к примеру, телегу?
  - Но я могу представить себе, как я ее поднимаю!
  - У тебя не получится. Хотя при умелой концентрации разума силы мага в эфирном пространстве возрастают многократно, но все же не настолько. Всему есть свой предел. Но не стоит сейчас забивать себе голову всем этим. Ты лишь должна понять, что обладаешь редчайшим талантом. Без всякой тренировки ты можешь видеть отражения предметов и даже манипулировать ими. Очень немногим это дано и тебе стоит заняться серьезным освоением магии.
  - Но этому учат только в магических коллегиях!
  - Не только, - хитро усмехнулся Румпль, - если ты готова встать на этот путь, я укажу тебе врата. Ты готова?
  Ее голова кружилась от всего узнанного. Все это казалось опасным, но и одновременно безумно интересным...
  - Я готова! - Мольфи даже сама удивилась когда она успела ответить.
  - Очень хорошо, - довольно закивал Румпль, - завтра же мы приступим. А теперь иди, отдохни и успокойся. Вам с Уртицией ничего не грозит. Наоборот, вас ждут великие дела.
  Мольфи действительно почувствовала себя намного лучше. Тяжесть мучивших ее подозрений рассеялась, и мир снова представлялся солнечным и радостным. Уже на лестнице она вспомнила, что забыла рассказать учителю про подслушанный разговор и подозрения графа. Может стоит вернуться? Нет, мысленно махнула она рукой, как-нибудь потом расскажу...
  
  Румпль задумчиво глядел на закрывшуюся за девушкой библиотечную дверь. Из-за портьеры бесшумно выплыла неприметная серая фигура с гусиным пером на шляпе. На левой щеке Ангиса виднелся не до конца заживший глубокий порез, стянутый аккуратными хирургическим швами.
  - Ты все слышал? - не глядя на него, спросил Румпль.
  - Да, господин.
  - Что скажешь?
  - Опасное дело вы затеяли, господин.
  - Почему ты так думаешь?
  - Ее слабое место - стремление к знаниям. Она любознательна и это легко использовать. Но когда она наберется сил, то станет своевольной и непредсказуемой. Когда человек стремится к власти или удовольствиям им легко управлять. Когда к знаниям - тяжелее. А еще она добра, и это тоже слабость, но и этим нелегко управлять...
  - Ты думаешь, я не справлюсь?
  - Если она так талантлива, как мне показалось, она может превзойти вас, господин.
  Румпль пренебрежительно фыркнул.
  - Знай свое место, Ангис!
  - Если вам нужен человек во всем соглашающийся, купите раба...
  - Да, я знаю, я погорячился, прости, Ангис. Но я просто не могу упустить такой талант.
  - У вас есть графиня.
  - Она тоже выдающийся самородок. Здешние леса буквально рождают сокровища. Но Малфрида, это просто таки неограненный алмаз. И я должен сделать из него бриллиант.
  - Как сочтете нужным, господин. Но я бы ее убил.
  - Даже не вздумай. Она мне нужна.
  - Как скажете, господин.
  
  Город был маленьким и отдельной тюрьмы в нем не нашлось. По этой причине Себастина заперли в одном из временно незанятых погребов городской таверны. Для надежности ему прочно связали руки и ноги, и усадили к кирпичной стене под небольшим окошком, выходившим почти на уровне мостовой.
  Хуже всего было то, что пока его тащили через город, он успел насквозь промокнуть и теперь отчаянно мерз. Гулкие шаги над головой и неразборчивые слова, доносившиеся сквозь дощатый пол питейного зала, одновременно служивший погребу в качестве потолка, сбивали его с мыслей. Завтра все должно разъясниться, но до этого ему придется целую ночь просидеть в холодном подвале, сложенным в три погибели и перевязанным, словно кусок окорока...
  Себастин попробовал шевелить руками. Особо не преуспел. Разве что пальцы стали чуть меньше затекать. Он привалился к деревянному столбу, поддерживавшему потолок, и начал размышлять.
  Пока он ехал в этот захолустный городок, дело представлялось ему весьма прозрачным. Какой-то местный волшебник обнаружил у одной из девочек магический талант, но не сообщил ни конгрегации, ни служителям культа. Он мог сделать это из-за денег, в качестве личной услуги родственникам, или же планируя затем лично направить ее учиться в коллегию и добиться статуса ее наставника... Маги тоже люди, хотя, как правило, и с большими проблемами в личной жизни. И молодая симпатичная ученица вполне может немного эти проблемы скрасить. Короче, обычная история, на которую Себастин рассчитывал потратить не больше пары дней чтобы хоть чем-то оттенить неудачу основной миссии.
  Он пребывал в этом убеждении до тех самых пор, как на его затылок обрушился неизвестный тяжелый и тупой предмет. И этот предмет все существенно менял. Кто-то вошел в кабинет, зарезал хозяина и ударил вернувшегося туда Себастина по голове. Можно было бы заподозрить обычного грабителя, но два факта сильно выбивались из этой версии.
  Во-первых, в комнате была одна дверь, а окно было закрыто и лужи под ним не было ни до убийства, ни после. А на улице не переставая лило как из ведра. Лестница в кабинет была единственной и Себастин был на ней все это время. Убийца не мог войти в кабинет после того, как ординатор из него вышел. А это значило, что убийца вошел туда раньше него и весь разговор прятался где-то в тени.
  Себастин вздрогнул. Он битый час проговорил с магом и даже не заподозрил, что в комнате мог быть кто-то третий. Грабитель такого уровня не был способен польститься на имущество провинциального мага. Ибо вполне мог найти в столице или любом большом городе или замке нанимателя способного заплатить больше, чем стоила сама эта ветхая башня со ее всеми потрохами, включая нетопырей на чердаке...
  Во-вторых, неизвестный профессионально и молниеносно зарезал волшебника, но Себастина лишь оглушил и обобрал. Хотя с легкостью мог убить. Из этого следовало только одно. Ординатор зачем-то был нужен тому живым. И Себастину это решительно не нравилось. Он не любил выступать в роли пешки в чужой игре. Особенно когда понятия не имел, кто играет и каковы ставки.
  Он снова попробовал шевельнуть пальцам. Ну вот почему эти мясники не могли завязать узлы не так туго?
  
  Здания суда в городке тоже не было. При необходимости в качестве такового выступала площадь правосудия, а в плохую погоду нижний этаж здания городской ратуши. В этот день погода была плохой.
  Что самое досадное, Себастина так и не развязали. Мокрый, облепленный мякиной и преизрядно измятый проведенной в погребе ночью, он выглядел просто жалко. Посаженный на скамью в углу ординатор сильно напоминал мокрую и нахохлившуюся птицу.
  Городской судья занял свое место в кресле позади Себастина, рядом за столом пристроился секретарь с чернильницей и свитком. Остальную часть зала наполнили горожане. Первые ряды заняли члены магистрата и мастера городских гильдий. За ними размещались люди попроще. Скамеек всем не хватило, и значительная часть горожан толпилась в проходах и вдоль стен. Некоторые молодые подмастерья ухитрились забраться под стропила и с гордостью рассматривали зал сверху.
  Позиция обвинения не отличалась оригинальностью.
  - Этот проходимец убил нашего городского волшебника! - громко заявил обвинитель, - Подло зарезал старика в собственном доме!! Лишил наш город почтенного гражданина и столь необходимого мастера волшебства.
  - Я протестую! - Себастин понял, что немного охрип, - я его не убивал!
  - А тебя не спрашивали, - отрезал судья.
  - Преступника взяли с поличным, - добавил обвинитель, - на его руках и кинжале была кровь мага.
  - Я не мог его зарезать моим кинжалом, - снова вмешался Себастин, - это фехтовальный кинжал, у него не настолько острое лезвие...
  - Можешь помолчать, или тебе кляп вставить? - хмуро поинтересовался судья.
  Ординатор прикусил язык, поняв, что находится не в столице. Он вообще чувствовал себя достаточно странно. Он не раз и не два присутствовал на следствии, допросах и судах. Но всегда со стороны противоположной той, где находился сейчас. Пребывание в шкуре обвиняемого и подсудимого было ему в новинку.
  - Кухарка застала его на месте преступления...
  - Я... - начал было Себастин, но осекся, увидев мрачный взгляд судьи.
  - "Придется ждать, пока суд решит заслушать подсудимого", - решил он.
  Из толпы вытолкнули смущенную Труду.
  - Что ты видела? - сурово поинтересовался судья.
  - Я? Когда? А тогда... - девушка окончательно растерялась, - я удивилась, что они долго не спускались, и...э-э-э... решила пойти, ну это... спросить не нужно ли им чего.
  - Просто любопытно стало? - не удержался Себастин.
  Она густо залилась краской и потупилась.
  Судья засопел и недобро уставился на ординатора.
  - Все, все, молчу...
  - Итак, - судья опять направил взгляд на девушку, - что ты увидела?
  - Ну это... господин маг лежит в кресле мертвый, весь в крови, ровно на бойне, а этот... - она замялась и посмотрела на Себастина.
  На этот раз тот смолчал и лишь звучно хлюпнул носом. Ночь в подвале не прошла даром.
  - "Не хватало еще простудиться", - раздраженно подумал он.
  - А он, значит на полу лежит... - добавила Труда.
  - То есть, как лежит? - не понял судья, - может он все-таки согнулся или на четвереньках стоял?
  - Может и на четвереньках... - испуганно моргнула девушка.
  - Отсюда мы можем предположить, - вмешался обвинитель, - что преступник обшаривал комнату в поисках наживы, когда девушка его увидела!
  Его глаза просияли. Похоже, он был страшно горд собой, за то сколь гениальная мысль только что пришла ему в голову.
  - Меня по затылку ударили, - вмешался Себастин, - я вообще не помню, как она вошла. Только в себя пришел, а тут меня уже и скрутили.
  Обвинитель снисходительно улыбнулся, демонстрируя насколько он выше беспомощных оправданий подсудимого.
  - Итак, - произнес судья, - можно сделать вывод, что этот субъект убил волшебника и пытался ограбить его дом.
  - То есть как это вывод? - возмутился Себастин, - я еще даже показаний не давал!
  - Нам все и так ясно, - возразил судья.
  - Это неправильно! Вы должны заслушать меня и вообще-то мне полагается защитник!
  Зал дружно разразился смехом.
  - Вы не имеете права! - продолжал Себастин, - я состою на службе Имперской Ординатуры и на этом основании требую, чтобы мое дело рассматривалось имперским, а не местным судом!
  Тут в носу у ординатора нестерпимо засвербело, и он громко чихнул, вызвав дополнительный взрыв смеха у зрителей.
  - У тебя есть что-то доказывающее, что ты ординатор? - поинтересовался судья.
  - У меня было, но все украли...
  - Значит, к обвинениям придется еще добавить самозванство, - сухо констатировал обвинитель.
  Судья кивнул.
  Себастин повернулся к все еще стоявшей рядом Труде.
  - Ты же подслушивала тогда! Ты же видела медальон!!
  Девушка растерянно зашевелила губами.
  - Пытаясь оправдаться ты еще и возводишь напраслину на честную служанку и нашу соотечественницу, - возмутился обвинитель.
  Из задних рядов вылетел огрызок яблока и угодил Себастину в щеку. Отскочив, он забрызгал соком мантию судьи. Тот стряхнул крошки и рявкнул.
  - Спокойнее в зале!
  - Но это важно... - начал было Себастин
  - Заткнись, - не выдержал судья, - мы сами разберемся.
  Себастин замолк.
  - Ты видела что-то подобное? - сурово поинтересовался судья у Труды.
  Она снова покраснела и смущенно рассматривала носки своих башмаков.
  - Ну же?
  - Я... - произнесла она едва слышно, - не подслушивала...
  - То есть никаких доказательств ординаторского статуса преступника не видела? - уточнил обвинитель.
  Девушка беззвучно пошевелила губами, не отрывая взгляда от башмаков.
  - Ты должна способствовать торжеству правосудия, - нахмурился судья, - отвечай. Ты видела что-то подобное или нет?
  - Я... я.. нет... наверное... я не подслушивала! Господин судья, я не подслушивала!
  Она подняла умоляющие глаза на судью.
  - Хорошо, успокойся. Мы все поняли.
  Судья прокашлялся и встал.
  - Итак, заслушав дело, суд установил, что человек, называвший себя Себастином Пералем, проник в башню с целью убийства и ограбления уважаемого чародея, что и совершил, пользуясь доверчивостью несчастного мага. Также он пытался выдать себя за официальное лицо, чтобы избежать заслуженного наказания...
  - Вы не имеете права! Это не суд! Я протестую... Я требую передачи меня нормальному, имперскому суду!
  Крики Себастина потонули в свисте и улюлюкании толпы.
  Судья грозно насупился.
  - Мало того, что вы, разбойники и грабители, разоряете и грабите селения в округе, так вы еще и посмели проникнуть в город! В наш город!!
  По спине Себастина прошел неприятный холодок. Выражения лиц горожан в зале были совершенно недвусмысленны. Они были готовы растерзать преступника...
  - Я не виновен, - растерянно пробормотал он.
  - Виновен! - возвысил голос судья, - И повинен смерти!
  - Вы не имеете права...
  - Имеем, негодяй, еще как имеем, - заверил его обвинитель.
  - Вздернуть его! На дерево!! - закричали в зале.
  Себастин похолодел.
  Судья поднял руку, успокаивая толпу.
  - По закону Империи приговор не может быть приведен в исполнение в день вынесения. Мы чтим законы. Преступник будет казнен завтра на рассвете.
  
  - И будет повешен за шею высоко и быстро, и останется висеть, пока жизнь не покинет его тело...
  Себастин вздрогнул и проснулся. На мгновение он обрадовался, но отдавшаяся в связанных руках боль сразу вернула его к реальности. И реальности настолько мрачной, что даже ненадолго забывшись, он и во сне увидел суд и приговор.
  В полумраке что-то зашевелилось. Себастин пригляделся. Уже начинало светать и из крошечных окошек под потолком тянулись лучи призрачного утреннего света. В одном из них проступала женская фигура, выступившая из-за густо обросших пылью бочек. Она показалась ему похожей на кухарку покойного волшебника.
  Он шмыгнул носом, пытаясь втянуть повисшую каплю. В других обстоятельствах ординатор не удержался бы посетовать на разыгравшуюся простуду, но сейчас ему было не до этого.
  Фигура в луче света вздрогнула и чуть попятилась.
  - Это ты, Труда? - сипло произнес ординатор.
  Фигура кивнула.
  - Навестить смертника пришла? - он закашлялся.
  - Я не хотела... Мне честное слово очень жаль. Я не могла говорить против них. Они все так хотели, чтобы... чтобы все было просто...
  - И чтобы сделать им приятное, ты отправила меня на виселицу?
  Девушка всхлипнула.
  - Простите меня. Пожалуйста.
  - Нет уж. Я тебе еще и по ночам являться буду, - мрачно пообещал ординатор.
  - Не надо, пожалуйста! - в голосе девушки послышался неподдельный испуг, - я не хотела... Такой молодой и на виселицу. Но я ничего не могла сделать! Простите меня, пожалуйста.
  Себастин на мгновение задумался.
  - Я, конечно, мог бы и простить, но... Тебе было сложно на суде сказать правду?
  - Я... Я не знаю. Это ведь вы старика убили, правда?
  - Ну подумай сама, что я делал когда ты вошла? Вспомни.
  - Я точно не помню... я очень испугалась. Кажется, на полу лежали... у стола.
  - Правильно. Я лежал без сознания. А теперь подумай, ты же умная девушка, почему я там лежал? Неужели зарезав мага, я так переволновался, что сознание потерял?
  Девушка неуверенно покачала головой.
  - Так вот лежал я потому, что настоящий убийца меня по голове ударил.
  - Настоящий убийца? - девушка удивленно раскрыла глаза, - но кто? Почему?
  - Вот это я и должен выяснить... Но не смогу, потому что утром меня повесят. А преступник останется на свободе.
  - Я спрашивала у господина судьи можно ли вас помиловать, но он так на меня посмотрел...
  Себастин еще раз бросил взгляд на растерянную кухарку. Несмотря на простуду и усталость в его голове уже созрел план.
  - Как честная девушка, ты должна помочь найти истинного преступника. Это твой долг.
  Труда задумчиво потерла нос кулачком.
  - Но я не могу ничего сделать... Да никто и не поверит.
  Себастин обольстительно улыбнулся.
  - Ты же не хочешь, чтобы невинный человек погиб по твоей вине?
  Она замотала головой.
  - Тогда помоги мне, пожалуйста.
  - Но как? - в ее голосе зазвучали трагические нотки.
  - Ну не знаю... - Себастин задумчиво возвел глаза к потолку, - я, конечно же, не могу просить тебя развязать мои путы...
  Он скосил взгляд на девушку. Та в нерешительности теребила подол фартука.
  - Нет, как я могу просить о подобном одолжении совершенно незнакомую мне девушку? Забудь и оставь меня во власти моей судьбы, добрая Труда.
  На секунду он даже испугался, не поймет ли она его буквально.
  Но девушка лишь растерянно кусала губы, нервно перебирая пальцами накрахмаленную ткань.
  - Если бы я был свободен, я смог бы восстановить справедливость, но увы. Невинный погибнет на виселице, а старый волшебник так и останется неотмщенным. Как иногда несправедлива бывает жизнь.
  Он горестно вздохнул и трагически поник головой.
  - "Ты начинаешь переигрывать" - подумал Себастин про себя.
  - Я... я могу вас развязать, - едва слышно прошептала Труда.
  - Нет, я не должен требовать от вас подобной жертвы! - воскликнул Себастин, - это означало бы злоупотребить вашей добротой и благородством!
  Она зарделась.
  - Но если вы все же решитесь, - быстро добавил ординатор, - то лучше всего будет начать с узла на руках...
  После суток в веревках пальцы едва гнулись, и развязывать ноги тоже пришлось Труде.
  Не без труда Себастин проковылял к выходу из подвала. Его, как он и ожидал, никто и не пытался охранять.
  - Стена позади ратуши немного обвалилась, - прошептала Труда, - там не очень высоко.
  Она с надеждой посмотрела на ординатора.
  - Вы же не будете ко мне по ночам приходить?
  - Призраком не буду точно, - заверил ее Себастин, - а во плоти, как сама захочешь...
  Она молча потупилась.
  - Ты очень хорошая девушка, Труда, - неожиданно серьезным тоном произнес он, - и ты поступила абсолютно правильно.
  Он взял ее за плечи привлек к себе. Наклонился и поцеловал замершую девушку в губы.
  - Ничего не бойся, когда-нибудь я вернусь и заберу тебя отсюда...
  
  Уртицию Мольфи застала во дворе. На графине было строгое бархатное черное платье с черной же атласной тесьмой и темно-зеленый дорожный плащ с капюшоном.
  - Нас уже ждут, - коротко произнесла Уртиция, - идём.
  Мольфи накинула такой же плащ, только пепельно-серый, и зашагала в сторону конюшни.
  Всклокоченный Лотакинт моргнул совиными глазами.
  - Ваше сиятельство, за стенами замка может быть опасно!
  - Не бойся, Лато, нас будут сопровождать капитан Иган и кавалер Родгар. Этого более чем достаточно, чтобы отогнать волков и разбойников...
  Мольфи нервно прикусила губу. Она не так боялась волков и разбойников, как предстоящей верховой поездки. Выросшей в городе ей не слишком часто приходилось вообще куда-то ездить. А тем более верхом.
  - Поедешь вон на той кобыле, - указала графиня.
  - А она спокойная? - испуганно вырвалось у Мольфи.
  Уртиция внимательно посмотрела на горничную.
  - Ты когда-нибудь в жизни верхом ездила?
  - Я... ваше сиятельство... да. Один раз. В детстве...
  Уртиция звонко расхохоталась.
  - Что так рассмешило молодую госпожу? - поинтересовался вошедший в конюшню Румпль.
  - У нас неожиданная проблема, - все еще смеясь, ответила Уртиция, - оказывается, Мольфи не умеет ездить верхом.
  - То-то я смотрю на ней лица нет, - улыбнулся Румпль, - вон в том углу стоит мой на редкость смирный мул. Полагаю, он вполне подойдет нашей спутнице. А я могу поехать на предназначавшейся ей кобыле.
  
  Дождь этим утром решил для разнообразия прекратиться. Но все равно было сыро, и в воздухе зависла неприятная морось. От нее одежда быстро сырела и мокла ничуть не хуже, чем под дождем. Плюс ко всему из-под копыт летели мелкие брызги грязи, остававшиеся на плащах бурыми крапинками. Поросенок, навьюченный в мешке на шедшего в хвосте второго мула, нервно повизгивал.
  Когда они пересекли окружавшую замок равнину и въехали в лес, Мольфи слегка занервничала. Несмотря на присутствие Игана и Родгара волков она боялась. Тем не менее, ехавший во главе отряда Румпль был невозмутим и спокоен. Это придало ей уверенности, беспокойство улеглось, и она начала с любопытством осматриваться. Они ехали старой, едва заметной, тропой, замысловато извивавшейся среди невысоких, густо заросших вековыми деревьями, холмов. Пахло грибами и сыростью, на голову постоянно капало с веток. Время шло уже к полудню, но серая облачная пелена надежно укрывала землю от солнечных лучей. Волки не появлялись, и лишь чавканье грязи под копытами да нервные взвизги поросенка громко отдавались в стоячем воздухе.
  Вдруг Мольфи осознала, что снова начала бояться. Причем даже не смогла понять, чего именно. Ей просто стало очень неуютно и захотелось вернуться. И это чувство показалось ей знакомым. Она вспомнила свое летнее приключение в лесу и странный камень. Мольфи закрыла глаза, и почти сразу различила то же самое призрачное свечение. Открыв глаза, она огляделась. Капитан Иган явно нервничал, Уртиция, как ей показалось, тоже немного побледнела. Румпль и Родгар, наоборот, оставались невозмутимы. Поросенок, вроде бы немного успокоившийся, тоже задергался в своем мешке и начал пронзительно визжать.
  Еще раз осмотревшись, Мольфи вдруг поняла, что они как-то незаметно съехали с дороги и движутся теперь прямо через лес. Но прежде чем она собралась что-то сказать, деревья расступились, и девушка увидела перед собой знакомую прогалину с небольшим понижением и черной каменной плитой в центре.
  - Я знаю это место! - воскликнула она, и смущенно добавила, - я была здесь однажды, этим летом...
  - Я помню, - улыбнулся Румпль, - я тоже там был тогда...
  Только сейчас Мольфи поняла, кого ей неуловимо напоминал учитель. Это он стоял тогда на противоположной стороне прогалины в крестьянском плаще и соломенной шляпе.
  Румпль неожиданно легко, для пожилого и не слишком худого человека спрыгнул с коня.
  - Девушки, вам надо подойти к камню, - он взмахнул широким рукавом, приглашая их в центр поляны.
  Иган с Родгаром остались на опушке. Мольфи и Уртиция прошли по мокрой траве к плоской вершине уходившей глубоко в землю странной глыбы.
  - Что вы здесь ощущаете? - спросил Румпль.
  Уртиция напряженно молчала.
  - Страх... - произнесла Мольфи, - и еще я вижу странное свечение...
  Уртиция кивнула. Признаться, что ей страшно, она не рискнула, но с мнением горничной могла согласиться, не потеряв лица.
  - Правильно - кивнул головой Румпль, - это свечение и есть страх.
  Девушки удивленно посмотрели на учителя.
  - Это, - он указал на каменную плешь в траве, - сторожевой камень древних. Он был поставлен на границе их империи, чтобы устрашать дикарей и внушать им уважение к величию магов империи. За прошедшие тысячелетия он врос в землю почти на всю свою высоту, однако по-прежнему несет в себе часть их волшебства.
  - Но как? - спросила Уртиция.
  - Древние в совершенстве владели почти забытым ныне искусством отчуждения магии, наделяя ей мертвые вещи.
  - Я слышала о зачарованных предметах, - кивнула графиня, - но они великая редкость. А тут - целая скала.
  - Отцы-основатели Империи запретили этот путь магии, ибо сочли опасным давать волшебную силу в руки случайных людей. Многие тысячелетия в наших краях никто не создавал подобных вещей и теперь мало кто вообще представляет, что это такое и как оно делается... Но не об этом я хотел сейчас с вами поговорить.
  Он сделал знак стоявшим позади мужчинам. Родгар принес опять успокоившегося поросенка, оставил его на траве и вернулся на опушку. Животное с интересом обнюхало резной край черной плиты.
  - Смотрите внимательно, - предупредил Румпль, - сейчас я сниму с животного магическую защиту.
  Поросенок нервно завертелся, пронзительно завизжал и присел на задние ножки, безумно вращая глазами. Мольфи явственно увидела, как несчастное существо начало буквально излучать призрачное лиловатое свечение, заклубившееся вокруг и тянувшееся тонкими липкими нитями по траве.
  - Не надо... - прошептала она, - он сейчас умрет от страха.
  Румпль сделал едва заметное движение рукой, и Мольфи вдруг ощутила какой-то первобытный дикий ужас. Холодный, всеохватывающий, затмевающий разум и сжимавший в клубок внутренности. Она бы бросилась, куда глаза глядят, но все тело свело судорогой, а сердце было готово разорваться от наполнявшего ее неодолимого страха. Рассеянное вокруг и клубившееся в поросенке лиловое свечение моментально сконцентрировалось и обрушилось на нее. Мольфи даже с открытыми глазами увидела, как призрачные серо-лиловые нити скручиваются в канаты и впиваются в ее тело. Но в следующий момент все исчезло, страх ушел и свечение погасло.
  Хватая ртом воздух, она попятилась и только сейчас заметила, что Уртиция с позеленевшим лицом упала на колени, опустив голову к земле.
  - Все нормально, - тихо сказал Румпль, - это неприятно, но я должен был так поступить.
  Уртиция, тяжело дыша, поднялась на ноги. Мольфи с трудом приходя в себя спросила.
  - Что это было?
  - Это был страх, - пояснил Румпль, - страх поросенка, рожденный камнем. Я лишь направил его на вас.
  Мольфи посмотрела на животное, которое полностью оправилось от ужаса и спокойно раскапывало землю возле камня в поисках чего-нибудь съестного.
  - Помните, вы спрашивали меня о том, может ли маг сдвинуть гору? Так вот один - нет. Но если он воспользуется чужими силами - то сможет!
  В глазах учителя вспыхнул мрачный огонь.
  - Умело направляя чужие эмоции и мысли, волшебник может обрести великую силу! То, что вы сейчас ощутили, это лишь крошечная часть того, о чем вам еще предстоит узнать!
  - Однако эта часть была весьма неприятной, - пробурчала Уртиция.
  - Я понимаю, зато крайне убедительной. Вы смогли на себе почувствовать, как можно применять в своих целях чужие эмоции и магические силы.
  - А разве у поросенка тоже есть эмоции? - осторожно поинтересовалась Мольфи.
  - Конечно. Довольно простые, но и они могут влиять на магическое отражение мира. Однако эмоции людей намного мощнее и разнообразнее.
  - Значит и людей можно так... пугать? - негромко спросила Уртиция.
  Румпль кивнул.
  - Умения мага, соединенные с эмоциями и чувствами простых людей могут дать вам силу двигать горы... И ради того, чтобы вы это ощутили, я и привел вас сюда.
  - Но зачем нам пугать людей? - спросила Мольфи.
  - Эмоции это не только страх. Это жадность, месть, ревность... Их много. Надо только уметь этим пользоваться. Представь, сколько людей сейчас мерзнет и мечтает согреться? Воспользуйся этими мыслями, и ты расплавишь скалы...
  Румпль широко улыбнулся.
  - Я хочу подарить вам могущество и власть. Готовы ли вы их принять?
  В кустах на той стороне прогалины что-то зашуршало. Мольфи нервно вздрогнула.
  Румпль пригляделся. Потом махнул рукой.
  - Капля сорвалась с ветки. Мало какое живое существо рискнет приблизиться к этому межевому камню. Древние маги хорошо знали свое дело... Так готовы ли вы принять этот дар?
  Уртиция глубоко вздохнула и кивнула. Мольфи на секунду задумалась. Посмотрела на лицо подруги и тоже кивнула. Хотя и не слишком уверенно. Что-то ее во всем этом смущало. Но перспектива расплавить скалы запала в мысли...
  
  Себастин бежал по мокрой траве. Впереди розовела утренняя заря, а где-то позади звучно брехали собаки. И лай определенно приближался. Он ухватился рукой за корягу и оглянулся. В тумане ничего не было видно, но его опыта вполне хватало, чтобы оценить расстояние до погони. И оно было не слишком большим.
  Несмотря на одышку и насморк он внезапно рассмеялся. Сколько раз он сам вот так преследовал беглецов и преступников. Настигал и передавал в руки правосудия... А теперь и ему приходится бежать как зайцу в поле. Но если заяц не знает, что охотники его все равно возьмут, то ему это прекрасно известно. Горожане упорны и их псы свежи и злобны. Можно не тратить силы, а просто упасть в траву и ждать развязки.
  Себастин мотнул головой, отгоняя эту мысль. Нет уж, пусть эти ленивые стражники хотя бы вдоволь побегают. Он вытер мокрый от пота и росы лоб и заковылял дальше. Перебравшись через широкую поляну, вбежал под сень массивных деревьев. Оглянувшись, разглядел в тумане неясные силуэты на той стороне поляны. Развязка близка. Он негромко выругался и побрел вглубь леса. Сил бежать уже не было.
  Сзади донеслись раздраженные голоса. Лай псов стал нервным и пронзительным. И определенно перестал приближаться. Себастин привалился к вековому стволу и прислушался. Погоня остановилась на опушке и в лес идти не решалась. Неужели они боятся, что он, безоружный и обессиленный, может представлять какую-то опасность?
  Себастин огляделся. Обычный лес. Старый и мрачный. В этих краях таких много. На севере еще больше. Но что-то же должно было испугать преследователей? Он так и не понял что, но решил не искушать судьбу и побрел дальше. Звуки погони медленно, но верно стихали. В лес горожане войти так и не решились.
  Опустившись на упавший ствол еще раз огляделся. Что же тут не так? И только тогда почувствовал неясный страх. Это не был страх погони, это было что-то иное. Он понял и хрипло расхохотался... Межевой камень древних. Тысячелетия прошли, но черный кусок породы старательно выполнял приказание давно умерших магов - пугал окружающих и впитывал их страх, чтобы пугать других. И погоня не смогла преодолеть чары камня и войти в лес. Сам же он был настолько возбужден, что на него камень просто не подействовал. Как не действует магия на людей в пылу битвы. И лишь когда он немного успокоился, то начал ощущать его влияние.
  Себастин встал и стряхнул со шляпы мокрые листья. Надо же. Ординатор обязан спасением древней и злобной магии. Он надел шляпу обратно и зашагал вглубь леса. При достаточной силе воли камню можно противостоять, а больше никого в этой глуши не встретишь. Жалко вот сыро очень, даже костра не развести.
  Сам камень он нашел достаточно быстро. Тот почти по самую маковку врос в землю, и его воздействие ощущалось не так уж сильно даже рядом с ним. Но деревья около него все же не росли и даже трава была пожиже, чем на краю поляны. Себастин пнул камень носком ботфорта и хмыкнул.
  - Ну что ж, спасибо тебе, - пробормотал он вполголоса.
  В ответ ему послышался поросячий визг. Он насторожился. Из леса донеслось еще и негромкое ржание.
  - Что за ерунда? - нахмурился ординатор, - кого еще сюда несет?
  Он пригнулся и отбежал в заросли кустарника на опушке. Спустя несколько минут на поляну выехали пять всадников. Пожилой мужчина, двое молодых людей довольно аристократического вида, и еще две фигурки в дорожных плащах - зеленом и сером, которых Себастин сначала принял за пажей. Лишь когда пожилой назвал их девушками, ординатор понял свою ошибку. Затаившись, он внимательно следил через ветви кустов за происходящим.
  Когда все закончилось, и нежданные гости скрылись в лесу, Себастин расслабился и ткнулся лицом в холодную мокрую траву.
  - "Проклятье" - подумал он, - "я все ж таки нашел его, но вот только что мне теперь прикажете делать?"
  У него не было ни оружия, ни документов, ни лошади... вообще ничего. Хуже того, в этих местах он был лишь беглым висельником. И обратиться за помощью было не к кому. А Кордред, судя по всему, развернулся здесь не на шутку. Надо было срочно действовать. Оставалась лишь сущая мелочь - придумать как именно...
  
  
  Глава 7
  
  Герцог Орсино спускался по лестнице под руку с Виолеттой.
  - "Осень начинается", - размышлял он, - "пора выбираться из города".
  И он был прав. Еще немного и Кедог наполнят толпы крестьян продающих свой товар, немощеные улицы нижнего города раскиснут от холодных дождей и город начнет понемногу тонуть в липкой и жирной дорожной грязи. В общем, зима и осень не лучшее время в городских стенах. А на Лебяжьем Утесе осенью, когда окружавшие его леса расцвечивались алыми и золотыми красками, бывало очень красиво... Герцог Орсино был большим ценителем красоты.
  От размышлений о красотах осенних лесов его оторвал голос стражника, что-то растолковывавшего высокой молодой девушке, судя по одежде местной крестьянке.
  - Послушай, - басил в седые усы солдат, - я добрый человек, но мое терпение тоже может кончиться. Человеческим языком говорю - сестру ордена убили разбойники еще месяц назад. Так что иди своей дорогой и никому больше этих глупостей не рассказывай...
  - Но меня не убили! Я и есть сестра Бетиция! Почему вы мне не верите?
  Герцог остановился.
  - "Бетиция...Бетиция... Как же помню!"
  Он свернул в сторону девушки. Увидев герцога, солдат вытянулся и пристукнул древком алебарды по мостовой.
  - Что случилось?
  - Эта чахоточная вздумала утверждать, что она и есть погибшая сестра ордена, - отбарабанил стражник.
  - Я не погибшая, и не чахоточная, - обиделась девушка, - меня просто ранили, а потом... Ваше высочество. Я должна с вами поговорить!
  - Я спешу, - герцог задумчиво рассматривал бледное лицо собеседницы.
  Девушка хотела еще что-то сказать, но закашлялась и была вынуждена протереть губы платком. На льняном полотне остались следы крови. Герцог чуть попятился.
  - Да, да. Я крайне спешу.
  - Вот и я ей сразу сказал, шла бы она подобру-поздорову. Прикажете выгнать?
  - Нет, погоди, - герцог близоруко сощурился, - есть в ней что-то необычное, не крестьянское... К сожалению, Феликс, единственный знавший покойную в лицо, два дня как отправился сопровождать тело в замок Вендран...
  - Какое тело? - удивилась девушка.
  - Знамо какое, - буркнул солдат, - той самой орденской сестры, которую разбойники убили...
  - Но это невозможно! Я жива!!
  На лице солдата отразилась задумчивость. Выгнать нахальную девчонку, или пусть герцог сам решает. Солдат был немолод и опытен, и оттого предпочел второе.
  - Тиль! - возмущенно произнесла стоявшая в сторонке Виолетта, - ты не забыл, что мы шли по делу? Или ты считаешь себя репейником, готовым цепляться к любой встречной юбке?
  - Конечно, дорогая, одну минуту, я уже иду... - встрепенулся герцог, потом обернувшись к стражнику добавил, - найди капитана Торма, он должен помнить девочку в лицо. Пусть поговорит с ней.
  
  - Тут жначит... - Тоутон оглядел дорогу, кусты и еще не расправившуюся траву, - хорошее место для зашады. Я бы тоже его выбрал. А уж ешли утречком по туману...
  Грен согласно кивнул. Ялмар поднял глаза на видневшиеся из-за кустов и холма лопасти ветряка.
  - Надо бы вон на ту мельницу зайти, - задумчиво произнес капеллан, - думаю, мы узнаем там кое-что интересное...
  Мельник снова ковырялся в огороде. Но человека с ножом на ступеньках уже не было.
  - Удача в помощь, - поприветствовал хозяина Ялмар.
  Мельник опустил мотыгу, стер с лица пот и внимательно посмотрел на гостей.
  - Опять? - хмуро пробурчал он, - сказали же, что уйдете. Забыли чего?
  Тоутон обошел Ялмара и подошел ближе. Мельник разогнулся и вызывающе поглядел на лучника.
  - Жабыли, точно, - кивнул Тоутон - штрелы вот такие.
  Он вынул из котомки обломок древка с оперением.
  - Не видал чашом?
  - Часом не видал, - фыркнул мельник, - такие только у вашего главного были. Он их с собой унес. В другом месте ищите.
  - Дорогие штрелы, - задумчиво добавил лучник, поглаживая пальцем гладкое узловатое древко, - наштоящий бамбук, яштребиные перья, три жолотых за штуку... Точно, говоришь, он их ш шобой унеш?
  - Точно, - нахмурился мельник, - не думаешь же ты, что я...
  Тоутон оторвал взгляд от стрелы и посмотрел в глаза мельнику. Тот немного попятился, споткнулся об тыкву и чуть не упал.
  - Ты это... на меня так не смотри, не брал я ничего из вашего, мне еще жить не надоело.
  Тоутон оттянул воротник и неспеша почесал шею. Мельник нервно облизнулся и снова отер пот со лба.
  - Рашшкажи когда и куда он их унеш, - приказал лучник, закончив чесаться.
  - Да вы что, в самом деле, - возмутился мельник, - я лейтенанту пожалуюсь. Самому Лабсу! Мало того, что я его головорезов должен столовать, так они еще и ходят тут, людей пугают! Мне за это не платили!
  - А ты не воруй, - поучительно заметил лучник.
  - Да не брал я их! -выкрикнул мельник, - даже пальцем не трогал. Я ж себе не враг! Правду говорю!
  - Плохо говоришь, - покачал головой Тоутон, - надо говорить так, чтобы мы тебе поверили. А я не верю...
  - Ну как вам еще сказать, - вздохнул мельник, - этот ваш главный, Ангисом звать, стрелы эти с собой принес. Я еще сразу их приметил, никогда таких не видал. Но как рыцарей то побили, он сразу и ушел, и больше я его не видел. А когда труп девки нашли, так и остальные ушли... Может из них кто?
  - Какой труп? - переспорил Ялмар, - какой еще девки?
  Мельник подозрительно глянул на капеллана. В его лицо появилась нехорошая задумчивость, и он начал переводить взгляд с одного из незваных гостей на другого.
  Тоутон осуждающе вздохнул.
  - Грен, ражведи-ка коштер, но шперва жайди на мельницу найди там вожжи покрепче... да, еще пару колышков надо будет очинить.
  Краска медленно сошла с лица мельника вместе с задумчивостью.
  - Не виноватый я, - он повалился на колени, - не брал, чем хотите клянусь. Ангис страшный человек, я к нему подойти боялся, не то, что вещи его тронуть! Пощадите! Не брал я ничего...
  На морщинистых щеках мельника заблестели слезы.
  - Ну вот, можешь же, - поучительно сказал Тоутон, - теперь верю.
  
  Когда трое незваных гостей скрылись за поворотом дороги из здания выбежала женщина и подбежала ко все еще стоящему на коленях мельнику.
  - Что они с тобой сделали?
  - Ничего! - злобно огрызнулся тот, тяжело вставая на ноги и держась за сердце, - но чтоб я еще раз когда-нибудь, за какие угодно деньги с такими людьми связался...
  
  - Злой ты человек, Тоутон, - произнес Ялмар, шагая по дороге, - до слез человека довел...
  - Да я ж его и пальцем не тронул, - невинно усмехнулся лучник, - ты лучше шкажи, что дальше делать будем?
  - Надо зайти в город, выяснить, что за труп они в реке выловили...
  - До шнега точно до гор не дойдем, - буркнул Тоутон.
  - Поживем, увидим... - вздохнул капеллан, - нехорошие дела тут творятся.
  
  Бетиция с задумчивостью рассматривала кучу прелой соломы. Орден не поощрял роскошь среди братии, но там, по крайней мере, не было клопов. Однако деваться было некуда. Девушка опустилась на солому и посмотрела в окошко. Толстые стальные прутья расчерчивали серое осеннее небо редкой клеткой.
  Когда Тоутон, никому ничего не сказав, продал ее старую одежду какому-то старьевщику, она подумала, что могут быть сложности. Но что все обернется настолько плохо, ей даже в голову придти не могло.
  Она вспомнила ухмылку капитана Торма, с которой тот без лишних разговоров отправил ее под арест и поежилась. Старый вояка был самолюбив и злопамятен. И сколько ей теперь придется здесь сидеть, пока они найдут того кто смог бы ее опознать, она даже примерно не могла предположить. Хорошо бы Феликс быстро вернулся.
  
  Фрикса поставила деревянную статуэтку на полку. Фигурка обладала явным сходством со своей обладательницей и, вне всякого сомнения, была изготовлена с большим мастерством.
  - Гарвен подарил, - сказала она.
  - На тебя похожа, - заметила Мольфи, - здорово у него получается. Из Гарвена выйдет хороший резчик. Уверена, отец охотно бы его учеником взял...
  Фрикса оценивающе посмотрела на фигурку.
  - Может и не только резчик... Но одно у солдат плохо. Либо уйдет невесть куда, либо вовсе убьют, и сиди вдовой. А ты, Мольфи, ешь, а то исхудала совсем. Румпль вас с графиней напрочь загонял. Виданное ли дело целыми днями молодых барышень заставлять книги читать?
  - И ничего я не исхудала, - обиделась Мольфи, - даже наоборот, платье в боках расставлять пришлось.
  - Это не потому, - улыбнулась Фрикса.
  - А читать очень интересно, - добавила Мольфи, - я и тебе могу книги приносить.
  Фрикса отрицательно замотала головой.
  - Ну уж нет, чего я в них забыла. И вообще этот ваш Румпль заставил весь замок под свою дудку плясать. Кузнецы вон стонут, уже неделю какие-то зубила делают, все ему не нравится... Ну вот скажи, зачем учителю зубила?
  - Он пригласил каменотеса вырезать памятник графу.
  - Ага. Всю жизнь их из города звали, и они прекрасно своим инструментом обходились. А этому какие-то особенные подавай. Что у нас дома каменотесов не хватает, чтобы мастера где-то за горами выписывать?
  - А отчего ты решила, что за горами выписал? Мало ли что люди говорят. Может он из Кедога?
  Фрикса возмущенно фыркнула.
  - Я кого попало не слушаю. Лампрехт мне по секрету сказал, что возил письмо на восток к перевалам. Мастера ваш Румпель из самых дальних земель выписал. Брезгует нашими, видать. А еще скажу, денежки то не его, а графские.
  Она возмущенно вздернула голову.
  Мольфи не была полностью согласна, но и возражать не стала, а только опустила деревянную ложку в тарелку.
  - Хороший у тебя суп, Фрикса.
  Дверь заскрипела, и на кухню вошел Гарвен с неизменным длинным ножом, и один из солдат, кряжистый рыжий горец.
  - Приятного аппетита, - улыбнулся Гарвен.
  - Спасибо, - вежливо ответила Мольфи.
  Гарвен был тихим и обходительным человеком, но казался Мольфи каким-то скользким, что ли.
  Гость подмигнул Фриксе.
  - Угостишь нас чем-нибудь, а хозяйка?
  - Развелось вас, оглоедов...
  Но в глазах Фриксы мелькнули довольные огоньки. Именование хозяйкой на графской кухне ей польстило.
  Она налила две тарелки супа.
  - Растолстею я тут, - заметил Гарвен, отрезая своим ножом от каравая тонкий пласт, - вкусно кормишь...
  - Угу, - добавил конопатый горец, вынимая из-за голенища ложку.
  - Добавки не дождешься, - сказала Фрикса, поставив тарелки, - вы, горцы, уж очень сильны покушать...
  - У нас много работы, - примирительно сказал Гарвен, - волки, бандиты...
  - Что есть, то есть, в округе стало поспокойнее, - кивнула Фрикса, - но добавки все равно не дам, он и так за троих уплетает. Видать оголодал в своей глуши, до сих пор не отъестся.
  Горец возмущенно фыркнул.
  - И нечего тут фыркать, - строго посмотрела на него Фрикса, - мой отец бывал у вас в Седых горах, я знаю, о чем говорю. Сплошная овсянка с сыром... Разве ж это еда? У нас нищие и то хлеб едят.
  - Чего ты знаешь, женщина? - солдат облизнул ложку, - настоящее богатство не в золоте и еде, а в железе, которым их всегда можно добыть!
  - Ну да, - кивнула Фрикса, - железа у вас много, а вот штанов на всех не хватает...
  - А зачем настоящему мужчине штаны? - загоготал горец.
  - Замолчи, охальник, видишь, барышня засмущалась!
  - И ничего я не засмущалась... - пробормотала Мольфи.
  Горец внимательно посмотрел на нее.
  - Наши люди из железа и камня, - сказал он, - нам не страшен холод.
  - Как это из железа и камня? - удивилась девушка.
  - А ты не знаешь? - солдат отодвинул тарелку и убрал ложку обратно за голенище, - тогда слушай.
  - Зря ты это спросила, - хмыкнул Гарвен, - теперь надолго...
  - Помолчи, - отмахнулся горец, - давным-давно боги решили создать людей, и поспорили, у кого лучше выйдет. Хозяин Гор вытесал их из камней, и скрепил железом. А Хозяин Равнин связал из тростника и облепил глиной.
  И стали они спорить, чьи люди лучше и которых надо оживить. И спорили до самого вечера, пока не устали, и решили подождать утра. А на ночь оставили людей перед домом. И ночью пошел дождь, и когда утром Хозяин Равнин вышел во двор, то увидел, что глина размокла, и люди его развалились. Зависть охватила его, и он притащил во двор много хвороста и поджег. Железо размякло, заклепки выпали, и люди Хозяина Гор тоже развалились.
  - Твои люди не лучше моих, - сказал он тогда Хозяину Гор, когда тот проснулся, - не достояли они до утра.
  - Тогда сделаем и тех и других, - сказал Хозяин Гор и пусть мои живут на моей земле, а твои на твоей.
  Вот поэтому люди гор и люди равнин не похожи друг на друга.
  - Но люди же состоят совсем не из камня и глины? - возмутилась Мольфи, - это все сказки.
  - Как знать, - философски заметил солдат, снова доставая ложку и возвращаясь к супу.
  - А из чего тогда кочевники? - ехидно спросил Гарвен, - их существование решительно портит твою версию.
  - Это да, - задумался горец, - значит, был еще один участник спора, но легенды о нем не говорят...
  - Это сказки, - упорно возразила Мольфи, - люди состоят из плоти и крови, а не из железа или глины.
  - Думай как хочешь, - пожал плечами солдат, - но люди гор и люди равнины они разные.
  Он снова внимательно посмотрел на Мольфи.
  - И в тебе тоже кровь железа и камня. Наша кровь.
  - Ну, хватит, - вмешалась Фрикса, - может она и рыженькая... чуть-чуть... но вполне себе хорошенькая девушка, не то, что ваши дикарки с раскрашенными физиономиями.
  - Рисунок будет ей к лицу, - совершенно серьезно заявил горец, - если захочет, могу сделать...
  - Кыш! - замахнулась Фрикса поварешкой, - тоже мне удумал, приличной девушке лицо краской мазать! Чтобы я такого даже не слышала.
  
  В бывшем кабинете графа Мольфи застала Родгара, погруженного в какие-то бумаги. Перед ним стоял Лотакинт пунцовый и всклокоченный сильнее обычного.
  - Я требую, чтобы ее сиятельство лично подписала все долговые расписки! - бурчал дворецкий.
  - Ты же знаешь, Лато, - увещевательным тоном отвечал Родгар, не отрывая взгляда от бумаг, - графиня возложила на меня все финансовые дела. Не будем тревожить ее ради таких мелочей.
  - Это не мелочи, - упорствовал дворецкий, - вы заказали камня столько, что хватит на пять целых саркофагов, а не только на две крышки! И не просто камня, а редкого черного доломита... Я уважаю ваше почтение к покойным, но зачем покупать столько лишнего и дорогого материала?
  - Мы должны быть уверены, что в случае необходимости сможем переделать саркофаг.
  - Так найдите резчика, который не испортит работы!
  - Мы нашли лучшего, но вдруг графине не понравится?
  - Он может сделать эскиз? Вырезать образец на дереве, в конце концов!
  - Почтенный Лотакинт, - Родгар отложил перо в сторону и пристально уставился на дворецкого, - ответственность за траты лежит на мне, и я буду отвечать за них только перед ее сиятельством. Понятно?
  Лато побагровел, засопел, повернулся и, ничего больше не сказав, вышел.
  Родгар вздохнул и покачал головой, глядя ему вслед. Потом заметил Мольфи.
  - Что тебе, Малфрида?
  - Я искала учителя Румпля.
  - Он наверху, в библиотеке...
  - Спасибо, кавалер Родгар
  Тот кивнул и снова погрузился в изучение документов.
  
  Мольфи поднялась наверх. Учителя в библиотеке не оказалось. Видимо куда-то вышел и сейчас вернется. В ожидании, девушка принялась бесцельно бродить по комнате и подошла к столу в центре. Там были разложены какие-то бумаги, рядом стояла чернильница с пером, и лежали счеты. Ее внимание привлек большой лист с необычной схемой. Одиннадцать многоугольников образовывали нечто, отдаленно напоминавшее человеческую фигуру. Три в центре формировали подобие туловища, а четыре по краю - грубые модели рук и ног, состоявшие каждая из двух фрагментов. Многоугольники соединялись запутанными линиями, сплетавшимися в описанный вокруг фигуры круг. Поля листа были испещрены неизвестными Мольфи буквами и причудливыми символами.
  - Что ты здесь делаешь?! - прогремело за спиной.
  Девушка вздрогнула и испуганно обернулась.
  Румпль стоял на входе. Его обычно безмятежное лицо потемнело от гнева.
  - Я... я... - Мольфи немного попятилась, - я пришла, чтобы спросить о сегодняшних занятиях, а вас не было... я хотела подождать...
  Лицо учителя приобрело обычное добродушное выражение.
  - Конечно же. Извини, я напугал тебя.
  Он быстро подошел к столу, свернул лист со схемой и поспешно убрал его в кожаный футляр.
  - Ты хотела спросить о занятиях? Сегодня мы немного задержимся, - его голос был уже спокойным, - приехал каменотес. Я хотел с ним поговорить. Можешь спуститься с нами.
  Только тут Мольфи заметила, что Румпль вошел не один. У входа стоял одетый в неброский костюм горожанина человек с багровым шрамом на щеке.
  - Это Ангис, мой помощник, - представил его Румпль, - а это Малфрида, моя ученица.
  - Очень приятно, - негромким шелестящим голосом произнес человек.
  У Мольфи по спине прошел холодок. Этот голос она уже определенно когда-то слышала, но вот лицо человека было ей незнакомо. А еще ей не понравились его глаза. Немигающие и бесстрастные, как у змеи.
  
  Они спустились в центральный зал. Графское кресло пустовало. Уртиция изучала какие-то манускрипты у себя наверху и требовала, чтобы ее лишний раз не беспокоили.
  Каменотес уже дожидался их на скамеечке у входа. Посмотрев на него, Мольфи поняла, что Фрикса не ошиблась. Мастер прибыл не из Кедога, а откуда-то из совсем других мест. У него было смуглая, почти коричневая, кожа, узкое лицо с большим ястребиным носом и глаза полные какой-то вселенской грусти. С самого конца подбородка свисал заплетенный в косичку клок волос. Кроме него и бровей другой растительности на лице каменотеса не было. Одежду он носил обычную, но сидела она на нем плохо, словно с чужого плеча.
  - Каменотес, называющий себя Уккамом, - хмуро доложил Лотакинт, осуждающе глядя на пустующее кресло.
  Гость семенящими шагами подошел к Румплю, опустился на колени и поцеловал край его мантии.
  - Можешь говорить, - произнес учитель, отнесшийся к необычному поступку каменотеса как к чему-то само собой разумеющемуся.
  - Приветствую тебя, о великий, из великих, - заговорил мастер негромко и с сильным акцентом.
  - Можешь называть меня просто маэстро Румпль.
  - Слушаю и повинуюсь.
  - Поднимись.
  Мастер, не вставая с колен, отполз на пару шагов и только затем встал с пола и застыл, немного ссутулившись и сложив руки на груди.
  - Ты должен будешь слушаться графини. Она моя ученица... начинающая, - добавил Румпль.
  Мастер вопросительно посмотрел на Мольфи.
  - Нет, это ее служанка и тоже моя ученица... и тоже начинающая. Графиня пока занята.
  - Слушаюсь, господин, - мастер сделал движение, которое было слишком глубоким для кивка и недостаточно - для поклона.
  - Все вопросы будешь решать через Ангиса, а если понадобятся материалы или помощь, обратишься прямо к Лотакинту или Ларсу, - добавил учитель.
  Лотакинт бросил на Румпля испепеляющий взгляд.
  - Ангис проводит тебя в подвал, ознакомишься с предстоящей работой, - проигнорировав взгляд дворецкого, закончил тот.
  Каменотес отвесил еще один полукивок-полупоклон и, пятясь, вышел из комнаты, сопровождаемый тихим человеком со шрамом на щеке.
  - Какой странный каменотес, - пробормотала Мольфи, глядя ему вслед, - почему он все время кланяется?
  - У них на востоке такой обычай, - рассеянно ответил Румпль, думая о чем-то своём.
  - Они что все постоянно кланяются? - удивилась девушка.
  - Что? А, да. Все до одного. Даже цари...
  - Цари? Кому могут кланяться цари?!
  - Магам, жрецам, богам... Всегда найдется кому поклониться.
  Румпль загадочно улыбнулся.
  
  Откуда-то издалека донесся заунывный вой. Уже третий раз за полдня. Себастин покрепче сжал в руке подобранный по дороге сук. Он недолюбливал волков. Они напоминали ему неприятный случай времен юности. Еще до того, как он стал ординатором, а был простым солдатом. Раненый в ногу он тогда почти сутки выбирался к своим, на четвереньках ковыляя среди трупов и умирающих. А еще там были волки и вороньё. И они пировали... От тех воспоминаний его мутило до сих пор.
  Он поежился и ускорил шаг. Как назло землю словно взрыхлила гигантская борона, холмы и лощины следовали друг за другом. И все это заросло лесом. Под ботфортами похрустывали гнилые сучья, а в лицо хлестали мокрые ветки.
  Где-то впереди была дорога. Если он, конечно, не сбился с пути... Солдатский опыт и профессиональные навыки ординатора обычно позволяли ему не терять направление. Но в этих бесконечных дебрях заблудиться было уж слишком легко.
  Перед ним открылась небольшая продолговатая лощина. Увы, это был лишь крошечный ручей с топкими берегами. Он вполголоса пробормотал несколько ругательств, и попробовал выбрать место помельче. Выбор оказался неудачным. Выливая из ботфортов воду, он еще раз недобрым словом помянул тот день, когда решил заняться этим ерундовым, как ему показалось, делом.
  Снова завыл волк. На этот раз куда ближе, чем в прошлый раз. Почти сразу отозвался другой.
  - Что-то близко они подобрались, - проворчал ординатор, спешно натянул промокший сапог и опять зашагал на юг.
  Вопрос "что именно предпринять" по-прежнему не давал ему покоя. В городе его повесят без лишних разговоров. Деревень в этих лесах нет. Лишь редко разбросанные хутора, да заимки. Нужно выбираться на большую дорогу, и по ней дальше на запад, в населенные места. А вот уж там... Впрочем, что будет "там" он пока не слишком себе представлял. Без бумаг, оружия и денег он был в глазах местных жителей крайне подозрительным типом, церемониться с которым никто не будет. Тут впору думать, как выкручиваться, а не как следствие продолжать...
  Вой прозвучал совсем рядом. Себастин перестал шагать и огляделся. Проклятые кусты. Подлесок закрывал обзор, не давая рассмотреть ничего дальше десяти - двадцати шагов. Ординатор взвесил в руке сук. Лучше чем ничего, но он бы предпочел встречаться с волками, имея что-то более надежное. И лучше железное... Себастин вспомнил об оставшейся в руках горожан шпаге. Клинок служил ему долго и верно, и его было искренне жаль.
  Так ничего и не разглядев, он зашагал дальше. Перевалил через гребень очередного холма. Кажется впереди, в долине, какая-то прогалина. Вдруг это дорога? Он зашагал быстрее.
  Боковым зрением ординатор заметил мелькнувшую в зарослях серую тень. Быстро обернулся, но тень уже скрылась в переплетении ветвей и листьев.
  - "Вам что, дичи в лесу мало?" - раздраженно подумал он, медленно поворачиваясь и внимательно разглядывая окружавший его лес.
  Волки появились внезапно. Они вышли из подлеска одновременно с разных сторон и медленно стали окружать Себастина. Звери двигались методично и целеустремленно, словно направляемые чьей-то осмысленной волей.
  Ординатор прислонился к старому дубу и взял сук наперевес.
  - "Надо было на дерево залезть" - тоскливо подумал он, - "но сейчас уже поздно, не успею".
  Звери неторопливо сжимали круг, не пытаясь атаковать поодиночке. Себастин несколько раз взмахнул своим импровизированным оружием. Волки лишь ненадолго остановились, но затем снова продолжили свое жуткое молчаливое наступление. Их глаза остекленело смотрели на прижавшегося к вековому стволу человека.
  Первым бросился старый волк подходивший справа. Он выбрал момент, когда Себастин перевел взгляд в другую сторону, но ординатор успел заметить движение, и среагировать. Клыки ударили в подставленный в последний момент сук, человек едва устоял под ударом, но удержался на ногах и смог отбросить волка раньше, чем его атаковали остальные. Это позволило ему пережить их первый натиск. Бешено размахивая дубиной, он каким-то чудом смог отогнать бросившихся на него зверей, отделавшись лишь разодранным кожаным жилетом и несколькими обширными, но неглубокими ранами.
  Звери ненадолго отступили, злобно и молча скалясь. И от этого их молчания становился жутко.
  - Чтобы вы мной подавились, твари! - прорычал Себастин, и, не дожидаясь развязки, сам бросился в нападение.
  Волки явно не ожидали подобного оборота. По-кошачьи шипя, ординатор ворвался в их ряды и сильными ударами сбил с ног двух зверей, прежде, чем остальные пришли тем на помощь. В глазах Себастина потянулась красноватая пелена, а время словно бы немного замедлило свой неостановимый бег. Он ощущал рвущие его тело клыки, но не чувствовал боли. Сук летал в его руке, обрушиваясь на плясавшие вокруг оскаленные пасти...
  И вдруг все кончилось. Волки попятились, прервали свое жуткое молчание рычанием и взвизгиванием, и рассыпались по кустам. Какие-то люди суетились вокруг, а стройная фигура в красном и белом с изображением восходящего солнца на груди шла к нему по траве.
  Ординатору показалось, что силы вышли из него как воздух из кузнечных мехов, ноги подогнулись, и он повалился на колени, опершись на руки, чтобы не упасть ничком.
  Кто-то подхватил его и потащил куда-то. Окружающее слилось в непонятный калейдоскоп черно-зеленых пятен. Он почувствовал, как его приваливают спиной к чему-то жесткому и неровному, вытирают платком выступившую на губах пену и вливают сквозь зубы прохладную свежую воду.
  Несколько больших глотков вывели его из состояния оглушения, хотя сил не прибавилось. Себастин ощущал себя выжатым до последней капли. И сразу заболели раны.
  - Вы меня слышите, - словно через вату пробился голос, - меня зовут Феликс...
  - Да... слышу, - прошептал ординатор.
  - Вы целы?
  - Не знаю... не уверен...
  Себастин осмотрел руки и ноги. Вроде все было на месте, даже пальцы целы. Одежда разорвана и в крови, но плотные кожаные жилет и бриджи в какой-то мере защитили его от волчьих клыков.
  Оглядевшись, он понял, что сидит на дороге, привалившись спиной к колесу телеги. Вокруг него стояли крепкие люди в одежде простых селян, но вооруженные грубыми копьями и топорами. Лишь обращавшийся к нему молодой человек был в одеянии ордена Восходящего Солнца и вооружен мечом. Его лицо показалось Себастину знакомым и связанным с чем-то важным, но он не мог вспомнить, с чем именно.
  - Что случилось?
  - Я шел... через лес... - пробормотал ординатор, - волки... я отбивался... вы пришли вовремя.
  Он протянул руку к фляжке, которую держал один из селян, и, получив ее, сделал еще несколько глотков.
  - Да про этих зверей давно уже говорят, - кивнул Феликс, - мы услышали шум и поспешили на помощь. Мы едем в замок Вендран. Уверен, там вам окажут помощь.
  Себастин с трудом поднялся на ноги, и посмотрел на телегу. Внутри лежал длинный деревянный ящик, кое-как прикрытый суконным полотнищем.
  - Мы везем тело покойной Бетиции Вендран, - со вздохом произнес Феликс, - она была сестрой нашего ордена и погибла от рук бандитов. Мой последний долг перед ней - похоронить в стенах родного замка.
  Себастин некоторое время пытался осмыслить эту новость.
  - Разбойники убили сестру ордена?
  - Увы, - Феликс уронил голову на грудь, - я должен был сражаться там, вместе с ними, спасти ее. Но не смог...
  - Бандиты убили нескольких сестер ордена? - тупо спросил ординатор.
  - Да. Наши братья сражались до последнего... Нет. В смысле сестра Бетиция была одна, кроме нее погибли двое наших братьев и кнехты. Но сейчас надо перевязать ваши раны и отвести вас в замок.
  - В замок... - эхом повторил Себастин, мысли ползли в его голове медленно и неуклюже.
  Он поднял голову и внимательно посмотрел на грустного юношу. Он начинал соображать, почему тот показался ему знакомым.
  - Вы сказали, вас зовут Феликс? - спросил ординатор.
  - Да. Вам надо отдохнуть. Попробуем разместить вас на телеге...
  - Вы едете в замок Вендран?
  Грусть на лице Феликса сменилась удивлением.
  - Я же сказал... А вы, похоже, ранены сильнее, чем кажется.
  - То есть вы едете к графу Орфину?
  Феликс покачал головой.
  - Бедный граф не пережил гибели дочери и выбросился из окна замковой башни.
  - Вот как?
  - Да. Теперь замком управляет его наследница, Уртиция.
  - Уртиция? Я где-то слышал это имя... Совсем недав...
  Вспомнив, Себастин побледнел и ухватился за край телеги.
  - Вам необходима срочная перевязка, - всполошился Феликс.
  Он обернулся, чтобы дать какие-то распоряжения. Но Себастин его опередил.
  - Вы едете прямо в замок, или по пути есть какое-нибудь жилье?
  - По пути будет мельница на переправе, - вмешался один из селян, - там вроде еще старая Криппа живет. Ей давно говорили перебраться в город, но она не хочет. Говорит, волков и разбойников не боится, а я думаю, так просто из ума выжила...
  Себастин облизнул пересохшие губы.
  - Я действительно что-то ослабел. Не думаю, что перенесу дорогу в замок. Буду очень признателен, если вы оставите меня на мельнице...
  - Вы уверены? - удивился Феликс, - в замке вашим ранам будет обеспечен куда лучший уход.
  - Я уверен, абсолютно, мельница вполне устроит мои раны.
  
  Феликс не без сожаления оставил странного незнакомца на попечении вздорной мельничихи. Однако бедняга действительно был плох и решительно не хотел ехать в замок.
  - Ну что ж. Я сделал все, что мог, - вздохнул на прощание юноша, - надеюсь, судьба будет милостива к вашим ранам.
  - Я в этом не сомневаюсь, главное дать им покой, - заверил его раненый, - и будьте осторожны, мой друг. Я теперь ваш должник, а отдавать долги мертвым весьма сложно.
  - Не переживайте, - грустно улыбнулся Феликс, - здесь достаточно безопасно. Про нападения разбойников никто не слышал уже пару недель. Да и волки по слухам вели себя смирно, пока вы им не подвернулись.
  - Чем-то я их смутил, - улыбнулся тот, - может они просто не любят южан.
  Возница легонько хлопнул мерина ладонью по крупу, и телега медленно покатилась к замку.
  Феликс брел рядом. Ехать в одной телеге с телом Бетиции он заставить себя не мог, и весь путь совершил пешком. Если бы не та позорная драка на рынке... Бетиция все равно могла погибнуть, но он хотя бы выполнил свой долг, защищая ее до конца.
  Замок казался мрачной каменной короной, водруженной на зеленое темя холма. Телега долго ползла вдоль его стен, прежде чем добралась до открытых ворот. Там их уже ждали.
  Похожий на филина человек взял лошадь под уздцы.
  - Я лично провезу тело госпожи Бетиции по замку, - негромко, но решительно сказал он.
  Феликс не стал возражать и пошел рядом.
  Телега ползла по замковому двору сопровождаемая лишь громким скрипом немазаных колес. Собравшаяся вокруг челядь в полном молчании провожала скорбную повозку взглядами.
  Копыта мерина застучали по камням внутреннего двора. На невысоком крыльце процессию уже встречало несколько человек. Феликс увидел среди них двух молодых девушек, средних лет благообразного мужчину в длинных одеждах ученого, молодого аристократа в траурно-черном колете с высоким воротником и невыразительного человека в простой одежде и со шрамом на щеке. Он внимательно посмотрел на девушек. Одна из них была графиней Уртицией, и Феликс пытался угадать которая. Одетая попроще, рыжая, курносая и конопатая, скорее всего ею быть не могла. Но и вторая была совсем не похожа на высокую, стройную и светловолосую Бетицию. Стоявшая на гранитных ступенях девушка была не очень высокого роста, довольно пышной и темноволосой. Лишь ее серые глаза были почти такими же, как у сестры. Только выражение этих глаз было холодным и жестким, совсем иным, чем у Бетиции.
  Похожий на филина человек отпустил поводья, подошел к темноволосой девушке и низко поклонился.
  - Ваша сестра вернулась домой, ваше сиятельство, - тихо произнес он.
  - Спасибо, Лотакинт.
  Она спустилась по ступеням и подошла к телеге. Немного постояла, глядя на лежавший там ящик, затем обернулась к Феликсу.
  - Вы тот самый юный рыцарь? Феликс, кажется?
  Феликс опустился на колено.
  - Да. Но не рыцарь, а всего лишь полубрат, мое посвящение еще не состоялось.
  - Надеюсь, оно не задержится. Вы доказали, что достойны этого звания.
  - Это был мой долг, сударыня.
  - Встаньте.
  Он поднялся.
  - Я вам очень благодарна, и если смогу хоть что-то для вас сделать.
  Феликс поднял глаза на бледное лицо графини.
  - "Она должна быть очень красива, когда улыбается", - отчего-то подумал он, и почувствовал, что заливается краской от смущения за совершенно неуместную в этих обстоятельствах мысль.
  - Я лишь хотел бы присутствовать на церемонии... - поспешно выпалил молодой человек.
  - Вы сможете оставаться здесь, сколько сочтете нужным, - кивнула графиня.
  На лице благообразного ученого, стоявшего на ступенях, промелькнула едва заметная гримаса раздражения.
  - Лотакинт проводит вас в комнату для гостей, - добавила Уртиция, - вам стоит отдохнуть с дороги.
  
  
  Глава 8
  
  Капитан Торм смотрел на Бетицию свысока. Как потому, что был капитаном стражи, так и потому, что стоял на поднимавшейся к выходу из камеры лестнице.
  - Я требую, - она зашлась тяжелым сиплым кашлем, - аудиенции у герцога...
  - Его высочество занят и не может принимать каждого проходимца.
  - Но вы же меня помните!
  - Ты действительно похожа на покойную сестру ордена, - кивнул Торм, - но ее тело было найдено и опознано.
  - Вы ошиблись!
  - Или ты самозванка...
  - Как вы смеете!
  Она снова закашлялась, и замолчала, тяжело переводя дыхание.
  Капитан посмотрел на нее из-под косматых, начинающих седеть бровей.
  - Пока твоя личность не установлена, ты самозванка. Я не буду брать на себя ответственность и решать кто ты на самом деле. Я подожду, пока кто-нибудь тебя не опознает. А если ты сдохнешь от чахотки раньше, чем это случится, то что ж... Такова судьба.
  Он повернулся, и его сапоги застучали по каменным ступеням. У самой двери он обернулся к стражнику и добавил.
  - Больше никаких требований и жалоб от нее не принимать. Пусть ждет опознания.
  Тяжелая дверь закрылась, и гулкий звук удара раскатился по замковому подземелью. Бетиции показалось, что над ней захлопнулась крышка гроба.
  
  Дворецкий герцогини с подозрением оглядел депешу. Масляные пятна и плесневые разводы вызывали сильное подозрение, что лист долгое время служил для подкладывания на стол при разделке чего-то съестного. Возможно, это съестное в него даже заворачивали...
  - От кого это?
  Гонец пожал плечами.
  - Мне ее передала какая-то старая карга на постоялом дворе близ замка Вендран. Говорила, что ее постоялец требовал как можно быстрее доставить письмо ее высочеству. Дескать, это крайне важно и дело не терпит отлагательств...
  - А что за постоялец?
  - Понятия не имею. Она говорила что-то про мельницу и какого-то человека едва не съеденного волками. В общем, это не мое дело. Письмо я вам доставил, а уж что это и зачем - сами разбирайтесь.
  - Хорошо, - кивнул дворецкий, - положи его на поднос и можешь идти.
  Гонец бросил конверт на медный поднос и вышел. Дворецкий взял нож для разрезания бумаг и его кончиком осторожно дотронулся до послания. Зацепил и перевернул другой стороной. На его лице появилось брезгливое выражение. Похоже, запечатывали обычной сальной свечой. И вместо печати использовали подсвечник.
  После некоторой внутренней борьбы он все же поддел ножом печать. Воск раскололся, просыпавшись крошками на поднос. Дворецкий негромко выругался. Все тем же ножом он развернул бумагу.
  К его удивлению вместо неровных каракулей перед ним оказались ровные строчки написанные рыжими чернилам. Судя по штриху, как перо, так и чернила были отвратительными, но рука писавшего явно была хорошо набита.
  - На прошение не похоже, - задумчиво произнес дворецкий, пытаясь разобрать написанное.
  Заголовок письма гласил:
  Su alteza la senora duquesa Viola de Orsino!
  Дальнейший текст был ничуть не более понятен. Нет, что письмо адресовано ее высочеству герцогине Виоле де Орсино, он догадался, но о чем там говорилось было неясно. И дворецкого это смущало.
  Это могло быть послание от кого-то из старых знакомых герцогини. Возможно даже любовное! А зачем еще неведомому адресату писать на ее родном языке, да еще маскироваться? Все эти бредни про мельницу и волков, ясное дело, для отвода глаз. Да и эта отвратительная бумага. Точно, чтобы никто не догадался...
  Дворецкий почесал в затылке.
  Если герцогиня увидит, что письмо вскрывали, она начнет выяснять кто это сделал. И вряд ли отнесется к сделавшему с благодарностью. Можно передать его самому герцогу... Нет, это совсем плохо. Еще не хватало, чтобы они поссорились. Прошлый раз семейные неурядицы в герцогском семействе на пару недель превратили замок в нечто неописуемое... Ее высочество была весьма темпераментной особой. И скорой на руку.
  Он снова почесал в затылке.
  Да, пожалуй, это будет лучшим выходом. Он взял поднос, шагнул к камину и поспешно выбросил его содержимое в топку. Письмо скатилось по тлеющим углям куда-то в угол. По комнате едва заметно потянуло горелым воском и жиром...
  
  Бетиция рассматривала бледные клетки, нарисованные на полу камеры пробивавшимся сквозь решетку лунным светом. Когда отец-наставник ордена говорил о долге рыцарей перед Империей, о необходимости защищать малых и слабых, она воспринимала его проповеди как излишне пафосные общие слова. И вот она сама оказалась в роли такого малого и слабого. Люди, которые раньше с готовностью ловили бы каждое ее слово, теперь обращаются с ней как с пустым местом. И она ничего не может сделать. Во мгновение ока из уважаемой и влиятельной госпожи она превратилась в бесправную и бессловесную тварь. Которую спокойно можно бросить умирать в замковом подземелье. И никогда даже не удивится.
  Она закашлялась, и поплотнее закуталась в подаренное рыбачкой платье. Это не помогло. В камере было слишком промозгло и сыро.
  С другой стороны капитана тоже можно понять. Формально Бетиция Вендран мертва. А он видел ее один раз и несколько минут. Никто не может его обязать признать неизвестную девицу графской дочерью. Торм поступил так, как должен был поступить...
  Она усмехнулась. Сначала она была зла на капитана, герцога и весь мир. А сейчас ее охватила апатия. Она лишилась своего имени и ее ждет судьба простого маленького человека. Рядового муравья Империи. А кому интересны маленькие люди? Их много и они копошатся где-то далеко внизу, куда сильные мира сего редко опускают свой взор. И если они случайно на кого-то там наступают, то что ж тут поделаешь. Такова жизнь...
  Заскрипела дверь. В проеме показалась горбатая фигура в лохмотьях. Помощник палача, по совместительству уборщик нечистот и трупов из камер. Фигура, смешно припадая на искалеченную ногу, спустилась в камеру. Бедному калеке досталась самая неприятная работа в этих подземельях. Хотя непонятно что ему здесь надо?
  - Я еще жива, - хрипло произнесла она, не поднимаясь с гнилой соломы, - уходи...
  Калека что-то замычал. Плюс ко всему он был еще и немым. Видимо никто, кроме уж совсем убогого, на эту работу соглашаться не хотел.
  - Уходи, - повторила она.
  Тот замотал головой и опять замычал.
  - Что тебе?
  Он бурно жестикулировал.
  - Ты хочешь меня куда-то вести?
  Калека закивал головой, а в его мычании проступили удовлетворенные нотки.
  - Я не хочу. Оставь меня.
  Тот недовольно засопел и, ухватив ее за руку, потянул за собой. Для калеки он оказался неожиданно сильным.
  Еще пару дней назад она бы стала сопротивляться, но сейчас апатия была сильнее. Она побрела за ним вверх по лестнице.
  Тюремщик наверху старательно вертел перед глазами клочок бумаги. Судя по тому, как он переворачивал его то вверх ногами, то наоборот, грамотным он не был. Но и признаться, что не в состоянии разобрать приказ, не хотел.
  Увидев их, он сурово взглянул на помощника палача. Тот раздраженно замычал в ответ. Тюремщик махнул рукой, отложил бумагу, и вернулся на свою табуретку под масляной лампой. Рядом виднелся глиняный кувшин с пивом.
  - Проваливай, а то вся выпивка от тебя провоняет... - буркнул он напоследок.
  Калека опять закивал и повел ее по коридору. Бетиция подчинилась, тяжело переставляя ватные ноги. Они некоторое время петляли по коридору, затем начали подниматься по лестнице. Девушка ощутила, что начинает задыхаться.
  - Подожди, - прошептала она, - мне надо отдохнуть...
  Она прислонилась к холодной, осклизлой стене. Раньше ей ничего не стоило взбежать по этим ступеням за несколько минут. Теперь это стало тяжелой работой.
  - "Как же я ослабла" - подумала она.
  Калека снова потянул ее за руку. Он явно торопился.
  Они преодолели еще несколько пролетов. Где-то внизу и позади них раскатились эхом раздраженные голоса. Что-то случилось.
  Бетиция сделала еще один поворот и оказалась в небольшом коридорчике. В боковой стене у самого пола виднелись низкие проемы, уходившие под углом вниз. Оттуда тянул легкий сквозняк. Она сообразила, что находится в помещении, откуда из замка выбрасывали в ров мусор и сливали нечистоты.
  - Быштрее, - прозвучал под ухом шепелявый голос, похоже немой калека внезапно обрел дар речи.
  Девушка удивленно обернулась и поняла, что чудесное исцеление ее провожатого этим не ограничилось. Кроме этого тот лишился горба.
  - Они уже жаподожрили неладное, - добавил он.
  - Тоутон?
  Тот кивнул и сбросил с головы капюшон.
  - Прыгай, - он указал в один из проемов, - шкорее...
  - Но там... - пробормотала девушка и содрогнулась.
  - Да, - спокойно ответил Тоутон, - там помойка. Но поверь штарому шолдату, лучше быть живым и в помоях, чем мертвым и в цветах...
  Она растерянно посмотрела вниз. Тоутон толкнул ее в спину. Она сдавленно вскрикнула и полетела в темноту.
  Внизу оказалось что-то мягкое и скользкое. И оно смягчило удар. Бетиция замотала головой, пытаясь избавиться он налипшей на лицо гнилой ботвы.
  - Скорее, - Ялмар протянул ей руку и вытащил девушку из груды мусора, - нам нужно спешить...
  Рядом с негромким свистом пролетел Тоутон, приземлившийся в соседнюю кучу.
  Бетиция пыталась идти, но ноги подкашивались, а сердце бешено колотилось.
  Сверху замерцали огни факелов и зазвучали встревоженные голоса. На башне ударил колокол, оповещавший гарнизон о побеге кого-то из заключенных.
  - Грен, - скомандовал отряхивавший с плаща рыбьи хребты Тоутон, - бери ее...
  Мечник подхватил возмущенно пискнувшую Бетицию, взвалил на плечи, как овцу, и ровным быстрым шагом двинулся в темноту. По шуршанию тростника и плеску воды она поняла, что рядом должен быть берег.
  
  Девушка с жадностью глотала обжигающую уху. От потрескивавших в очаге углей шел густой жар, медленно, но верно изгонявший из ее костей могильный холод замкового подземелья.
  - Я всем вам очень благодарна, - произнесла она, поставив опустевшую тарелку на колченогий стол, - вы поступили благородно.
  - Благородные поштупки, это к благородным гошподам, - усмехнулся Тоутон, а мы - тупая пехота. Мы должны грабить и убивать... и умирать...
  - Нет, нет, - запротестовала Бетиция, - благородство души не имеет отношения к благородству происхождения. Капитан Торм - имперский рыцарь, но он, не дрогнув, бросил меня умирать. А вы рисковали ради меня жизнью!
  - Я должен сообщить вам печальную новость, - вздохнул Ялмар.
  Девушка удивленно повернулась к нему.
  - Ваш отец, узнав о вашей гибели, покончил с собой...
  - Отец! Это невозможно! Немыслимо. Он был сильным человеком. Он никогда бы этого не сделал! Разве, что...
  Ее глаза испуганно расширились.
  - Уртиция! Что с ней? Неужели с ней что-то случилось?
  - Нет. Ваша сестра жива. Сейчас она управляет замком.
  Бетиция облегченно вздохнула. И сразу же в ее лице проступила озабоченность.
  - Она совсем еще ребенок. Ей не под силу такая ноша. Я должна поддержать ее. Мне надо срочно ехать в замок!
  Она заозиралась, словно ожидая, что под крышей рыбацкой избушки вдруг появятся лошади или иной транспорт.
  - Не спешите. Вам нужно сначала отдохнуть.
  - Я отдохну по дороге. Мне нужно прибиться к какому-нибудь торговому обозу, и я уже через неделю буду на месте...
  - Это еще не все плохие новости, - покачал головой капеллан, - на вас напали не просто разбойники.
  - То есть как? - удивленно посмотрела на него Бетиция.
  - Это были наемники завербованные неким Лабсом. После нападения они ушли из города. Куда именно - мы не смогли выяснить. Командовал засадой очень странный человек.
  - Странный?
  - Это был человек с Востока.
  - Шкажем так, оттуда были его штрелы... - добавил Тоутон.
  Ялмар отмахнулся.
  - У кого-то к вам, госпожа Бетиция, очень серьезные счеты. У вас или вашей семьи есть враги?
  - У всех есть враги. Но чтобы убивать... Нет. Таких нет. А почему вы решили, что они хотели убить именно меня?
  - Потому, что через некоторое время в реке нашли труп в вашей одежде, которую Тоутон так опрометчиво продал...
  Лучник виновато развел руками.
  - Хто ж мог подумать? А деньги нам нужны были...
  - Так или иначе, но ваша смерть была кому-то настолько нужна, что они, не разыскав настоящего трупа, организовали подставной.
  Девушка поежилась.
  - Они меня искали?
  - Несомненно. Часть убийц оставалась здесь, пока не объявилось тело. Не нашли вас лишь потому, что наш гостеприимный хозяин обосновался в месте куда без лодки не добраться. И к тому же выше по реке. А все, кто вас искал, были достаточно сообразительны, чтобы догадаться, что тело следует искать вниз по течению. Сюда они просто не дошли...
  Бетиция с благодарностью поглядела на рыбака.
  - Так что путешествовать для вас сейчас достаточно опасно, - продолжил Ялмар.
  - Я должна как можно быстрее добраться до замка!
  Ялмар кивнул.
  - Я понимаю. Думаю, что мы сможем обеспечить вам хотя бы какую-то охрану.
  - Вы и так очень много для меня сделали. Я не могу просить большего.
  - До зимы мы все равно уже до Южных Земель не доберемся. А быть застигнутым холодами и снегопадами на перевалах, удовольствие ниже среднего. Мы вполне можем проводить вас до замка и зазимовать где-нибудь в тех краях...
  - В замке вы получите кров и пищу, - горячо заверила его Бетиция, - и сможете оставаться там до весны самое меньшее.
  Тоутон довольно вздохнул. Ялмар бросил на него осуждающий взгляд. Лучник невинно уставился в потолок.
  
  Мольфи остановилась у проема ведущего в подвал. Собственно проем вел не в подвал, а в довольно обширную нишу в стене башни, в самой глубине которой уже находилась дверь в подземелье. Румпль попросил Уртицию распорядится, чтобы никто не мешал работе каменотеса, и теперь ни один человек за исключением самого учителя и Ангиса не смел туда спуститься. А каменотес оттуда почти не выходил. Румпль сказал, что южанин не любит осеннего холода и сырости.
  Однако сейчас они, похоже, ему не так сильно мешали. Мастер одиноко сидел на скамеечке у входа в подвал, свесив руки и задумчиво глядя в каменную кладку стены.
  Мольфи остановилась. Чужестранец по-прежнему был в том же неуклюжем, с чужого плеча, одеянии. Добавились только кожаный фартук и повязанный вокруг головы выцветший платок.
  Девушка посмотрела не его лицо. Смуглую кожу подернул слой каменной пыли. Несмотря на прохладу на лбу и висках проступали бисеринки пота. Натруженные руки бессильно повисли, грудь мерно поднималась в такт дыханию. Мастер отдыхал после тяжелой работы.
  Она подумала, что каменотес напоминает ей отца. Они оба были ремесленниками, и Торбен зачастую тоже вот так отдыхал на лавочке у входа в дом.
  Каменотес облизнул пересохшие губы и едва слышно вздохнул. Мольфи подошла к колодцу, зачерпнула в ведре ковшом чистой воды и отнесла ее мастеру.
  - Вы хотите пить? Возьмите.
  Он поднял на нее грустные черные глаза.
  - Спасибо добрая госпожа.
  Не спеша, большими глотками он осушил ковш до дна.
  Мольфи взяла опустевшую посудину, посмотрела на каменотеса и неожиданно даже для себя спросила.
  - Почему вы так скверно одеты?
  - У вас здесь холодно. В своей обычной одежде я бы замерз...
  - Но вы же могли найти портного, чтобы сшить по мерке?
  - Я беден, добрая госпожа.
  Мольфи победно улыбнулась.
  - В вашу бороду вплетена золотая цепочка, зачарованная так, чтобы выглядеть кожаным ремешком, а серьга в ухе только кажется старой оловянной блесной. На самом деле там большой камень. Наверняка драгоценный.
  Девушка была страшно горда собой. Магические уроки Румпля не прошли даром.
  Мастер не то чтобы побледнел, а скорее посерел с лица, рухнул на колени, и низко согнувшись, поцеловал край ее платья.
  - Простите меня, о, великая.
  Перепуганная Мольфи выдернула из его рук подол и на всякий случай отступила не несколько шагов. Каменотес остался на прежнем месте, в той же скорченной позе.
  - Встаньте, - пробормотала, наконец, девушка.
  Мастер разогнулся, но глаза все равно держал опущенными в землю.
  - Зачем вы это сделали?
  - Увы, маэстро Румпль не пояснил мне ваше истинное положение, отчего я не смог проявить должного почтения с самого начала. Простите меня...
  - За что? И не зовите меня великой. Я всего лишь горничная!
  - Как пожелаете, добрая госпожа.
  Она на секунду задумалась.
  - А что учитель должен был вам пояснить? У меня нет никакого положения. Я просто служанка и немножко учусь у него.
  Мастер оторвал взгляд от брусчатки и с заметным удивлением посмотрел на девушку.
  - Почему вы на меня так смотрите? - Мольфи немного попятилась.
  - Он вам не сказал? - тихо и вроде бы ни к кому не обращаясь, произнес мастер.
  - Что он должен был сказать? И кто "он"?
  - Он вам не сказал... - теперь это был уже не вопрос, а утверждение, - но вы же его ученица?
  - Чья ученица? Румпля? Да... Наверное... Уртиция его ученица, а я просто бываю на уроках. Он учит нас наукам, арифметике, грамматике, и... и... и разным фокусам.
  Теперь каменотес смотрел ей прямо в глаза. Внезапно он протянул руку и коснулся ее плеча. Девушка вздрогнула.
  - Ты принесла мне воды... Для вас это ничего не значит, но в моей стране это знак уважения и признательности. У нас мало воды и ее не дают просто так. Поэтому я отплачу тебе по нашим обычаям. Я скажу тебе правду. Ты попала в плохую историю, девочка. Уходи отсюда. В этом замке тебе нечего делать... Здесь ты умрешь.
  - Зачем вы меня пугаете? - едва слышно пробормотала Мольфи.
  - Не бойся... Ничего не бойся. Но будь осторожна. И не оставайся здесь. Уходи. У тебя мало времени.
  Он развернулся, приоткрыл дверь и исчез в темноте подвала.
  
  - Малфрида, сосредоточься! - Румпль вскочил со стула и прошелся по комнате, - что с тобой сегодня такое?
  Девушка лишь потупила взгляд.
  Учитель вздохнул и продолжил.
  - Я же тысячу раз говорил. Тепло необходимо фокусировать не в глубине цели, а перед ней, на самой поверхности, а не внутри... Неужели неясно?
  Мольфи посмотрела на покрытый бурыми ожогами деревянный манекен.
  - Если фокусировать немного внутри, он сильнее обгорает...
  - И что? - всплеснул руками учитель, - да, он обгорает сильнее. А если на нем будет кольчуга или латы? Ты же знаешь, что железо, как и серебро, имеет отрицательное сродство к магии. Доспехи ослабят нагрев, и ты ничего не добьешься. Греть надо на поверхности. Железо может защитить от магии, но теплоту оно передает отлично!
  - А почему на нем должны быть кольчуга или латы? - подозрительно спросила Мольфи.
  Румпль на секунду растерялся.
  - Почему? Э... Ну ты же помнишь, как погибла Бетиция, - нашелся учитель, - вдруг тебе придется защищать графиню от разбойников?
  - Разбойники не носят лат, - заметила она.
  - Разбойники бывают разные, - нахмурился Румпль, - и, вообще, не отвлекайся, пожалуйста. Ты сегодня решительно не в форме.
  - Я беседовала с каменотесом, - ответила она, - он наговорил много странных вещей...
  Брови Румпля удивленно поползли вверх.
  - Что он тебе такого сказал?
  - Да так... Ничего. Кланялся и называл великой, почему-то... Еще говорил, что вы мне чего-то не рассказали. Сказал, что я, почему-то, должна уйти из замка...
  - Идиот. Проклятый идиот! - взорвался Румпль, - я вырву его кишки собственными руками... э, нет, конечно, я пошутил... не бери в голову...
  Гнев на его лице сменился растерянностью, при виде того, как девушка испуганно отшатнулась.
  - Прости меня, старика, я не хотел тебя напугать. Просто этот глупец, вместо того, чтобы работать, начал рассказывать тебе сказки... все в порядке.
  Он нервно потер пальцем кончик носа.
  - Сегодня все равно ничего не выйдет. Иди в библиотеку, почитай. Завтра... завтра мы продолжим. На свежую голову. Иди. Мне нужно подумать.
  
  По дороге в библиотеку Мольфи задумалась. Туманные намеки каменотеса вывели ее из душевного равновесия, а странное поведение учителя окончательно все запутало. С другой стороны она никогда не задумывалась, откуда Румпль так много знает о магии. Он ведь не волшебник. Просто учитель, нанятый покойным графом. Учителя знают множество разных вещей, но магия в их число не входит. Даже обычная, не говоря уже о запретной...
  Раньше все происходящее казалось ей само собой разумеющимся. Но если рассуждать логически оно таким не было. Чтобы так много знать о магии Румпль должен был учиться в магической коллегии. Но тогда он обязан был носить одеяние волшебника и символический ключ. Это закон.
  Она опустилась на стул, взяла в руки книгу, но положила ее обратно, даже не раскрыв. Мыслей было слишком много, и чем больше она думала, тем сильнее все запутывалось.
  Едва слышно заскрипела дверь. Мольфи подняла взгляд и увидела вошедшего Ангиса. Тот мягко затворил дверь и посмотрел ей в глаза своим немигающим змеиным взглядом.
  Ей стало не по себе. Она хотела встать и уйти, но помощник Румпля шагнул ей навстречу.
  - Что вам надо? - ее голос прозвучал очень тихо, почти шепотом.
  Тот не ответил, просто обогнул стол и подошел совсем близко.
  Дверь снова распахнулась, на этот раз шумно и разогнав воздух по комнате. На пороге стоял всклокоченный Румпль.
  - Ангис! Стой! Я передумал.
  Гипнотизировавший девушку немигающий взгляд потух. Ангис замер в двух шагах от неё, отвел глаза в сторону и негромко ответил.
  - Как скажете, хозяин...
  Он развернулся, и ни слова больше не говоря, вышел.
  Ничего не понимающая Мольфи посмотрела на учителя. Тот тяжело дышал, как будто ему пришлось бежать вверх по лестнице.
  - Что случилось?
  - Ничего, - замотал головой Румпль, - я отдал ему неверное распоряжение. Только и всего.
  Он опустился на стул и шумно перевел дух.
  - Вы в порядке, учитель?
  - В полном. Просто чуть запыхался... Лучше повтори, что тебе сказал этот дурень Уккам.
  - Кто?
  - Каменотес. Его зовут Уккам.
  Девушка кратко пересказала их разговор.
  - И все? Больше ничего не сказал? - настороженно спросил учитель.
  Мольфи отрицательно покачала головой.
  - Уфф, - облегченно вздохнул Румпль, - а я то уж было подумал. Чуть тебя собственными руками... кхм, сам не испугал. А старый бедуин просто разоткровенничался не вовремя.
  Мольфи обиженно надулась.
  - Я не хочу уезжать из замка. И умирать не хочу. Он меня напугал.
  - Не бойся, - заулыбался учитель, - ты везучая. Все у тебя будет хорошо. Забудь бредни этого невежды... Сегодня отдохни, а завтра мы продолжим наши занятия.
  Его лицо внезапно стало серьезным.
  - И помни, Малфрида, волшебство требует много труда, и много осторожности. Не стоит тратить его попусту и превращать в балаган, показывая свои возможности окружающим ротозеям. Ты не фокусница на базарной площади, а магия не развлечение...
  Мольфи виновато повесила голову.
  - Я больше не буду.
  
  По словам Фриксы графиня была в замковой капелле. Мольфи это немного удивило. Все время ее пребывания в замке храм пустовал. Ни у старого графа, ни у Уртиции никак не доходили руки отыскать нового служителя.
  Капелла располагалась в основании одной из трех башен, правой, если смотреть изнутри в сторону ворот. Однако чтобы в нее попасть, нужно было обойти башню и пройти через небольшой дворик. В идеале там должен был располагаться цветник, но за ним давно никто не ухаживал и он густо зарос сорняками и вьюнком.
  - А вот и Мольфи! - Уртиция вышла ей навстречу из внутренней двери.
  Мольфи показалось, что она чем-то смущена. Но от размышления на эту тему ее отвлек Феликс, вышедший из капеллы во дворик вслед за графиней.
  - Привет, Малфрида.
  - Добрый день, ваша милость.
  - Перестань. Мы не на приеме. От всей этой официальности за версту несет поучениями моего дядюшки...
  - Да, Мольфи, можешь звать его просто Феликсом. Мы с ним разговаривали.
  - Ничего такого, - смущенно пробормотал юноша, - графиня только показывала мне капеллу. Плохо, что здесь все так запущено.
  - Конечно, - вздохнула Мольфи, оглядываясь, - крапива в два человеческих роста, наверное, уже вымахала.
  - Сорняки это мелочь, - покачал головой Феликс, - но в замке должен быть действующий храм. Вам срочно нужно разыскать жреца.
  - Мне просто некогда сейчас этим заниматься, - вздохнула Уртиция.
  - Теб... Вам обязательно следует найти для этого время, - темпераментно произнес Феликс, - это очень важно. После всего, что случилось, тебе крайне нужна поддержка и совет.
  Лицо графини ожесточилось.
  - После всего, что случилось, мне в первую очередь нужно разыскать тех, кто это сделал...
  Юноша отрицательно замотал головой.
  - Ты ошибаешься. Месть - дурной советчик. Она порождает только зло...
  - Она дает силу, - сухо отрезала Уртиция.
  - Это плохая сила. Темная. Она исходит от демона Аларкала.
  - Демонов не существует, - передернула плечами Уртиция.
  - В том отношении как существуем мы, в физическом мире - да не существует. Но как отражение мыслей в эфире - вполне существуют. Эфир принимает наши эмоции, и там существует то, во что люди верят и что они чувствуют. А месть, зависть и ревность люди испытывали всегда, и их отражение по ту сторону Зеркала это и есть демон Аларкал.
  - Ты говоришь как ординатор, - удивилась девушка.
  Феликс растерянно заморгал.
  - Я... нет, отчего... просто... и никакой не ординатор...
  - ... ты же рыцарь ордена, - спохватилась Уртиция, - ты должен бороться с демонами.
  - Это не при чём, - справился с растерянностью Феликс, - просто, Урти, не превращай месть в цель жизни. Это очень скверный путь и он заведет тебя не туда.
  - И что ты предлагаешь делать? Просто забыть?
  - Нет. Но следует в первую очередь искоренить бандитов вообще, а не расправляться с одними, спокойно глядя как другие убивают кого-то еще. Безопасные дороги стоят большего, чем один повешенный разбойник. Поверь, я тоже хочу найти убийц Бетиции, но пусть их покарают по закону... Не надо искать силы в жажде мести, Урти, от этого ты становишься холодной и злой. Ты можешь не верить в демонов, но знай, что эмоции, меняя эфирное отражение, воздействуют на наш мир. И это не пустяки. Аларкал может дать тебе силу. Но это будет страшный дар. Он убьёт в тебе человека. Я не хочу этого.
  Он взял девушку за руку. Она опустила глаза.
  - Наверное, ты прав. Но откуда ещё мне взять силы? Я слаба и одинока.
  - Ты не одинока. Вокруг тебя много людей, которым ты не безразлична. Они поддержат тебя, если ты сама их не оттолкнешь.
  - Он прав, - кивнула Мольфи, - ты всегда можешь на нас рассчитывать.
  Стук шагов отозвался эхом в каменных стенах дворика.
  - Вот вы где, ваше сиятельство!
  В проеме возникла фигура Лампрехта.
  Уртиция поспешно выдернула руку из пальцев Феликса и отступила на несколько шагов, слегка покраснев. Сам Феликс смущенно потупился.
  - Лотакинт велел вам сказать, - зачастил гонец, - в Кедоге объявилась некая девица, утверждающая, что она ваша сестра Бетиция.
  - Что?! - в три голоса воскликнули Уртиция, Мольфи и Феликс.
  
  Тонкие пальцы Уртиции нервно барабанили по вырезанной из палисандра голове филина на подлокотнике.
  - Я требую объяснений! Почему вы, маэстро Румпль и кавалер Родгар, пытались скрыть это от меня? Я была о вас лучшего мнения. Передавая в ваши руки часть своих забот, я не ожидала, что мне придется узнавать о подобном от дворецкого...
  Родгар посмотрел на Лотакинта с плохо скрываемой ненавистью. Тот сделал вид, что не заметил, но на его лице определенно читалось торжество.
  - Я полагал, - мягко произнес Румпль, - что при вашей любви к покойной сестре, лишнее беспокойство не принесло бы вам пользы. Сначала мы собирались разобраться в подробностях, и лишь потом...
  - Спасибо за заботу о моем спокойствии, но я не давала вам полномочий решать за меня, что мне знать, а что нет.
  Мольфи удивленно смотрела на графиню. Такой язвительной и раздраженной она ее еще не видела.
  - Подобное больше не повторится, ваше сиятельство, - Родгар низко поклонился.
  Голос Уртиции смягчился.
  - Рада это слышать.
  В зал вошел Гарвен с неизменным длинным ножом на поясе.
  - Вызывали?
  - Да, сержант, - подал из угла голос лейтенант, - в городе объявилась некая самозванка, посмевшая назвать себя Бетицией. И она направляется к замку...
  Загорелое лицо Гарвена отчетливо побледнело. Он нервно огляделся, кого-то высматривая, увидел стоявшего рядом с Румплем Ангиса, вздрогнул и чуть попятился.
  - Возьмите людей, найдите и доставьте ее в замок живой или мертвой, - сухо приказал Родгар.
  Гарвен перевел взгляд на лейтенанта. Тот кивнул, показывая, что согласен с распоряжением.
  - Живой, - зло произнесла Уртиция, - мертвой самозванку мы сделаем сами...
  Мольфи показалось, что она физически ощутила идущий от графского кресла ледяной холод.
  
  Себастин откинулся на спинку, забросил ноги на стол и с удовольствием разглядывал клинок своей шпаги. Все ж таки она вернулась к хозяину.
  - Ты смотришь на эту железку больше, чем на меня...
  Труда обиженно надула губы.
  - Ну что ты, - разве может какая-то железка стоить такой девушки как ты, - Себастин отложил клинок и улыбнулся. Я стольким тебе обязан.
  Девушка расцвела.
  - Я даже разбойников не испугалась... ну, испугалась, конечно, но все равно к тебе приехала.
  - Ты смелая, - заверил ее Себастин, опуская ботфорты на пол и, кряхтя, поднимаясь со стула. Волчьи укусы затянулись, но при каждом движении все еще напоминали о себе тупой ноющей болью.
  - А ты действительно заберешь меня с собой? - спросила Труда.
  - Я же обещал...
  - В городе на меня косо смотрят. Они что-то подозревают... И вообще, после того как старого мага убили, меня начали сторониться, - всхлипнула Труда, - говорят, будто я приношу несчастье.
  - Только не мне, - широко заулыбался Себастин, - не бери в голову, это все сплетни. Не приносишь ты никаких несчастий.
  - Я хорошо готовлю, - заверила его девушка, - старый маг часто меня хвалил. А еще вышивать умею...
  - Да ты просто сокровище! - Себастин озирался по сторонам в поисках промасленной тряпки, чтобы счистить замеченное на лезвии пятнышко ржавчины. Эти горожане совершенно не представляют себе, как обращаться с хорошим оружием.
  - Я могу остаться у тебя до завтра?
  Себастин прекратил искать взглядом тряпку и оценивающе поглядел на девушку.
  - Не то чтобы я боялась разбойников... - поспешно добавила Труда, - но сейчас уже так рано темнеет. Пока я доберусь до заброшенного хутора, солнце зайдет...
  - Ты боишься пустых домов?
  - Нет, конечно... Но когда я сюда ехала, я видела там людей.
  - Думаешь разбойники? Вряд ли. О них давно не слышно. Наверняка обычные путники, или из охотников кто на ночлег остановился. Не бойся.
  Девушка решительно замотала головой.
  - Они прятались, я только одного видела. И то мельком. Самый настоящий разбойник. Весь заросший, на лице шрам, аж челюсть перекосило, и глаза неприятные... Голодные. Как у кота. Я так перепугалась. Думала, он на меня набросится.
  - Может быть ты и права... Но вдруг тебя будут искать?
  - Да кто меня будет искать? Разве что Дагмара, столярова жена. Она мне всегда помогала, и девчонкам своим наказывала... Ее дочка однажды самого мага перепугала. Монеты его на полке нашла.
  Себастин замер с открытым ртом. Он собирался что-то сказать, но передумал. Потом вкрадчиво спросил.
  - Это какая дочка? Не Малфрида ли?
  - Она самая.
  - Рыжая такая, веснушчатая и нос кнопкой? - перед мысленным взором Себастина всплыла поляна с черным камнем посредине, и стоявшие вокруг камня люди.
  - Точно... А вы откуда знаете? - Труда удивленно посмотрела на ординатора.
  - Я... это... хм-м... просто показалось, что она именно так должна выглядеть, - растерянно пробормотал Себастин. Рассказывать девушке все подробности той поляны явно не стоило.
  В ее взгляде мелькнула подозрительность.
  - Я, по-вашему, хуже выгляжу?
  - Ну что ты, ты просто красавица, Труда, - Себастин обворожительно улыбнулся.
  - А чего вы на всяких столярских дочек заглядываетесь? - произнесла она уже добродушно, пряча довольную улыбку.
  Ответить ей Себастин не успел. За стеной заскрипели ворота, донеслось ржание и голоса. Труда испуганно обернулась. Себастин опередил ее, одним движением преодолев расстояние, отделявшее его от маленького оконца.
  Во двор мельницы въехало два всадника, еще несколько человек толпилось с той стороны плетня. С первого взгляда было видно, что это не крестьяне и не горожане. Цветастые костюмы, оружие, длинные перья на беретах и шляпах - все выдавало наемников. И Себастину это весьма не понравилось.
  - Кто там? - испуганно спросила Труда.
  - Тихо, - махнул рукой ординатор, - не шуми. Тебя могут услышать.
  Девушка испуганно моргнула и зажала себе рот рукой.
  Один из пришельцев о чем-то заговорил с хозяйкой мельницы, Криппой. Себастин прислушался. Полуприкрытые ставни приглушали голоса, и до него долетали лишь обрывки слов.
  - Три человека и девица... точно не проезжали? ... заброшенный хутор у дороги ... не вздумай нас обмануть... всю мельницу вверх ногами перевернем...
  Себастин нервно закусил губу. Не хватало еще, чтобы эти головорезы устроили тут обыск. Он попробовал их пересчитать. Двое во дворе, еще человека три на дороге. Угол побуревшего от времени сруба скрывал от него часть отряда, и там могло быть еще несколько человек. В любом случае в одиночку не отбиться.
  Но тут предводитель отряда махнул своим людям рукой, и лошади, разбрызгивая копытами красноватую дорожную грязь, двинулись прочь от мельницы.
  - Это разбойники? - испуганно спросила Труда.
  - Нет. Скорее наоборот. Графские наемники... Ты говорила, что кого-то видела на заброшенном хуторе?
  Девушка утвердительно закивала.
  - Тот разбойник со шрамом был один?
  - Я видела одного, но там еще кто-то был внутри. Я слышала голоса. Можно я здесь останусь?
  В ее голосе звучал неприкрытый испуг.
  - Пожалуй, так и правда будет лучше. Отпускать тебя сейчас одну в лес у меня рука не поднимется. Но вот мне стоит немного прогуляться...
  
  Сучок в руках Грена изогнулся и звонко лопнул. Мечник бросил половинки в огонь. Оттуда потянулся едкий, молочно белый дымок.
  - Сырые, - вздохнул Ялмар, - всю осень дожди, весь лес промок.
  Он с сожалением посмотрел на кутавшуюся в грубую шаль Бетицию. На фоне серой ткани ее лицо казалось особенно бледным. Девушка глухо закашлялась. Капеллан вздохнул и отвернулся к неровно горевшему в заброшенном очаге костерку.
  Когда-то здесь был богатый хутор, но испуганные волками и разбойниками хозяева оставили его и перебрались в более спокойные места. За прошедшее время жилье пропиталось сыростью, помрачнело и совершенно лишилось обжитого вида. Теперь здесь было промозгло, темно и неуютно. Но зато тут не было ветра, и дождь не капал на головы.
  За стенами порыв ветра зашуршал листвой.
  - Наш ждешь видели, - пробурчал Тоутон, - надо бы уходить...
  Ялмар отрицательно покачал головой.
  - Девушке необходимы тепло и сухость. Мне очень не нравится этот кашель. До утра останемся здесь.
  Лучник ничего не ответил.
  Грен встрепенулся и завертел головой. За стенами опять зашуршал ветер. Мечник встал и, подойдя к стене, выглянул в щель между бревнами. Немного посмотрев, он сделал знак рукой Тоутону. Лучник проворно вскочил и мягкими шагами подошел к Грену. Посмотрев в щель, он вернулся назад, достал из чехла лук, упер один конец в пол, надавил коленом, и с видимым усилием согнув деревянную основу, накинул тетиву на второй его конец.
  - Что там? - шепотом спросил Ялмар.
  - Гошти к нам пожаловали...
  Тоутон сбросил кожаный чехол, прикрывавший от влаги колчан, и, вытащив оттуда пучок стрел, заткнул их за пояс.
  Бетиция внимательно глядела на его приготовления.
  - Вы же не будете вот прям так стрелять? - тихим осипшим голосом спросила она.
  - Еще как буду. Ежели люди втихаря подкрадываютша к дому, то пушть не обижаютшя, когда получат оттуда штрелу...
  Он некоторое время смотрел в щель между бревнами, затем резко шагнул к оконному проему, вскинул лук и несколько раз взмахнул правой рукой. Только по раздавшимся с улицы вскрикам и проклятиям Бетиция сообразила, что он стреляет. Он натягивал лук и спускал тетиву настолько быстро, что в полумраке его движения казались девушке смазанными и нечеткими.
  Выпустив несколько стрел, Тоутон отступил обратно за прикрытие стены и недовольно пробурчал.
  - Штарею... Три выштрела, одного только завалил, второго зацепил, но живым ушел, шобака.
  Ругательства на улице стихли.
  Бетиция попробовала встать, но Ялмар решительным движением вернул ее на место.
  - Один раз тебе повезло выжить со смертельной раной. Дважды такой удачи не бывает. Не подставляйся.
  Капеллан достал из котомки небольшой круглый щит размером не больше суповой миски и неизменный бронзовый кистень.
  - Грен правую шторону, Ялмар - левую, - коротко распорядился Тоутон, - грамотные, окружать начали...
  - Здесь, - несколько минут спустя негромко произнес капеллан.
  Лучник подошел к левой стене, пригляделся сквозь щели перекошенной ставни. Кивнул Ялмару. Тот прислонившись к стене рядом с окном вытянутой рукой толкнул ставню. Стоявший в глубине комнаты Тоутон снова вскинул лук. С улицы донеслись крики, треск ломающейся ограды, ругательства и топот. Потом все стихло.
  - Еще одного доштал, - констатировал лучник, прикрывая висевшую на одной петле ставню.
  Послышался странный звук, словно кто-то снаружи забивал в стену хутора гвозди. Один, второй, третий...
  Четвертый удар прозвучал совсем рядом с Бетицией. Она удивленно обернулась и увидела короткий и толстый, в палец, деревянный прут, торчавший в стене всего в локте от ее лица. На его конце была пристроена небольшая кожаная лопасть, напоминавшая оперение.
  - У них есть арбалет, - произнес Ялмар, - или два. Бетиция, пригнись и отойди за очаг. И не вставай во весь рост...
  Девушка послушно отползла на четвереньках к каменной кладке рядом с уже потухавшим костерком.
  Тоутон выпустил еще одну стрелу в оконный проем.
  - Не стреляй попусту... - пробурчал капеллан.
  - Попушту я не штреляю. У меня три дюжины штрел. А их не больше одной дюжины. По три на каждого...
  С улицы донеслись голоса. Сначала там неразборчиво переговаривались. Потом некто, обладавший достаточно звучным голосом, прокричал.
  - Отдайте нам девчонку и уходите. Мы вас не тронем...
  Бетиция испуганно сжалась.
  - Не бойся, - кивнул ей Ялмар, - мы тебя им не отдадим.
  Она с некоторой опаской глянула на Тоутона.
  - Я может и жаден, - возмущенно буркнул тот, - но швоих не брошаю.
  - Считаем до трёх, - добавил голос снаружи, - или мы подожжём эту рухлядь.
  Бетиция растерянно оглядела спутников.
  - Я должна... Вы не обязаны умирать за меня. Возможно, они не сделают мне ничего дурного.
  Тоутон возмущенно фыркнул.
  Ялмар покачал головой.
  - Эти люди уже один раз пытались тебя убить, и только чудом тебе удалось спастись. Думаешь, теперь они устроили все это только чтобы пригласить тебя с ними отобедать?
  - Но... - начала девушка.
  - Никаких но, - отрезал Ялмар, - пока мы живы, мы можем сражаться.
  - Пеняйте на себя, - добавил голос с улицы.
  Повисло гнетущее молчание. Потом Бетиция заметила оранжевые блики, мелькнувшие в проемах. Что-то гулко ударило по крыше и покатилось, грохоча по дранке. Потом еще и еще.
  - Они забрасывают факела на крышу? - спросила она, - если дом загорится, мы все равно погибнем, я должна была выйти к ним...
  - Прекрати. Дожди шли всю осень, дом не топили пару месяцев, все это дерево, - Ялмар пнул ногой стену, - насквозь отсырело. Чтобы его поджечь им придется очень хорошо постараться.
  Он не ошибся. Дело ограничилось легким запахом гари, просочившимся с улицы. Заниматься от факелов промокшая древесина не спешила.
  Нападавшие это тоже поняли и метание прекратили. Стало тихо.
  Ялмар, Грен и Тоутон внимательно следили за происходившим вокруг дома, но там было спокойно.
  - Может они ушли? - с надеждой спросила Бетиция.
  - Они ждут, - сухо отрезал Тоутон.
  - Но чего?
  - Темноты, - пояснил Ялмар, - сумерки осенью приходят рано. Скоро будет достаточно темно, чтобы Тоутон не мог стрелять.
  - А тогда? - испуганно спросила девушка.
  - Тогда бы будешь за нас молиться. Ты же будущая сестра-палатин. А мы будем сражаться...
  Бетиция съёжилась и замерла. Время тянулось удручающе медленно. Ей начало казаться, что этот день никогда не кончится.
  - Они пошли, - наконец тихо произнес Грен, - я их вижу... Думаю, человек пять-шесть, не больше.
  - У тебя глаза как у кошки, - прошипел Тоутон, откладывая лук, и вытягивая из ножен короткий меч, - будем молить всех праведников, чтобы ты не обсчитался.
  Грен перехватил свой двуручник и встал напротив двери. Тоутон занял позицию левее, а Ялмар по правую руку от мечника. Бетиция спиной прижалась к каменной кладке очага. Все чему ее учили наставники ордена, вылетело из головы, и она осталась просто до смерти перепуганной девчонкой.
  В полумраке скрипнула дверь, и помещение немедленно заполнилось шумом. Зазвенела сталь, длинный клинок Грена с шелестом описал дугу, что-то чмокнуло, захрустело, выплеснулось на стену. Первый из ворвавшихся мягко повалился на пол. Было темно, и Бетиция видела лишь невнятно колыхавшиеся силуэты. Она услышала, как упавший забулькал, несколько раз зашуршал, дергаясь в агонии, и затих.
  Она закрыла глаза и едва слышно забормотала молитвы. Свистнул кистень и этот звук прервался жутким хрустом и звуком падения еще одного тела. И все это происходило без слов и криков, лишь топот и тяжелое дыхание примешивались к звукам боя.
  Резко щелкнул механизм, басовито прогудела арбалетная тетива. Грен хрипло ругнулся, раздался звук падения, неожиданно тонко зазвенел по полу, отлетевший в сторону двуручный меч.
  - Мы свалили мечника! - выкрикнул незнакомый голос, - добивайте их... Режьте всех, потом разберемся.
  Бетиция отвернулась и уткнулась лицом в холодный щербатый камень.
  - "Вот и все"...
  С улицы донеслись крики и звон клинков.
  - Ялмар! - зазвучал приглушенной стеной голос, - это я, Пераль, держись, мы уже идем! Вперед, канальи!!! Все на штурм! Пленных не брать!
  - Засада! - взвизгнул кто-то в комнате, - они вызвали подмогу!
  - Уходим!
  Бетиция открыла глаза. Неясная тень метнулась к дверному проему, резко остановилась, захрипела, выпустив из себя воздух, и повалилась назад в комнату. Еще одна тень с оглушительным треском вышибла окно и загрохотала по двору. Кто-то метнулся за ним, раздался треск разрываемой ткани, приглушенное ругательство, звук падающего тела.
  - Я его держу! - ворвался в общий шум голос Грена, - кто-нибудь добейте эту тварь!
  - Нет! Нет!! Пощадите!!! - от пронзительно фальцета у Бетиции заложило уши.
  - Не убивайте, - хрипло заорал Ялмар, - живьем берите!
  - Вы в порядке? - спросил незнакомый голос с улицы, - меня не прибейте сослепу.
  - Вроде бы в порядке, Себастин, - ответил Ялмар, - но один или двое ушли, пусть твои люди их возьмут!
  - Я соврал, - ответил голос, - я здесь один...
  
  
  Глава 9
  
  Родгар Рейс бросил взгляд в окно и поморщился.
  - Графиня опять разгуливает под руку с этим недорыцарем... Мальчишка определенно начинает нам мешать.
  Румпль оторвался от разграфленного листа с колонками цифр.
  - Мне стоит тебе напомнить, что это ты должен разгуливать с ней под руку?
  - Вы же видите, что я целыми днями занят расчисткой этих конюшен? Старый граф исхитрился запутать свои дела совершенно немыслимым образом. Я искренне удивлен, как при такой отвратительной бухгалтерии он ещё не пошел по миру...
  - Похвально, что ты так заботишься о своём будущем имуществе, - невинно заметил Румпль, - настолько, что даже не замечаешь, как оно потихоньку уплывает из твоих рук. Еще немного и глядишь этот, как ты выразился 'недорыцарь', тебе еще рога пристроит. Уверен, став графом, он скажет тебе искреннее спасибо за заботу о приданом своей супруги...
  Родгар отбросил перо, забрызгав гроссбух чернилами.
  - Послушайте, Кор... Румпль! Бросьте этот ехидный тон! Ваши магические таланты ещё не дают Вам права так со мной обращаться. Я имперский рыцарь, в конце концов.
  Румпль фыркнул.
  - Да какой ты рыцарь? Даже половины твоих художеств достаточно, чтобы тебя вздернули на базарной площади столицы как последнего бродягу. Не сомневаюсь, Великий Магистр Восходящего Солнца будет лично просить Императора лишить тебя титулов и привилегий...
  Родгар побагровел.
  - Все эти 'художества' я совершал с твоей подачи!
  - И что? Думаешь, это тебя оправдывает? Нечего было соглашаться, раз такой правильный...
  Рейс сжал кулаки, но промолчал.
  Румпль довольно заулыбался.
  - Так что умерь свой рыцарский гонор, и делай то, что я тебе говорю. В конце концов, если бы не я, ты бы так и прозябал в своих чащобах безземельным рыцарем на чужой службе.
  Он посмотрел на ходившие на скулах Родгара желваки и уже добродушнее продолжил.
  - Я скажу Ангису, чтобы он решил проблему с этим Феликсом. А ты уж позаботься, чтобы её сиятельство не слишком переживала...
  - Нет! - почти выкрикнул Родгар, и уже тише добавил, - Не надо. Я сам...
  - Благородство взыграло? Ну как знаешь.
  - Я все-таки рыцарь, чтобы ты не говорил, - молодой человек поднялся из-за стола, - и сам с этим разберусь.
  - У тебя хорошие задатки, - произнес Румпль, - но ты слишком подвержен условностям. Это не способствует карьере...
  - У меня есть свои принципы, - хмуро возразил Родгар.
  - Избавляйся от них. И тебе станет намного проще.
  - Вот это я уж как-нибудь сам решу.
  Хлопнув дверью, он вышел.
  - Способный, но глупый, - вздохнул Румпль.
  
  Феликса Родгар застал во дворе у входа в замок. Уртиции рядом уже не было.
  - Как самочувствие госпожи графини? - невинно поинтересовался Рейс.
  - Спасибо, её сиятельство чувствует себя хорошо, - вежливо поклонился Феликс.
  - Отрадно слышать. Мне, как её нареченному жениху, должно быть особенно приятно узнавать о её самочувствии от постороннего...
  Лицо Феликса вспыхнуло.
  - Госпожа графиня вправе сама выбирать, с кем ей проводить время.
  - Несомненно. Но избранный со своей стороны вправе думать и о том, какую тень он бросает на её репутацию, а не вести себя как полугодовалый щенок на прогулке...
  Родгар услышал, как скрипнули зубы его собеседника.
  - Я надеюсь, что ваши слова были продиктованы исключительно горячей привязанностью к её высочеству - сдавленно произнес Феликс, стараясь придерживаться официального тона, - и как будущий член ордена я не должен поддаваться гневу и высокомерию. Но полагаю, что в дальнейшем вы будете несколько более сдержанны.
  - Не сомневаюсь, что обретя достоинство рыцаря-палатина и приняв обет безбрачия, вы станете более разборчивы в отношении чужих невест. Однако пока этого еще не случилось, я не готов вам ничего обещать, - Родгар едва заметно поклонился.
  - Пока этого не случилось, я вправе сам позаботиться о своей чести...
  - В любое время к вашим услугам, - Родгар поклонился уже ниже.
  - Не буду вас задерживать. Немедленно... В дворике капеллы. Там нам не помешают.
  - Желаете позвать секунданта?
  - Я полагаюсь на вашу честность, - теперь уже Феликс церемонно поклонился собеседнику.
  
  Мольфи здесь было неуютно. Замковая тюрьма давно пустовала, и Лотакинту потребовалось всё утро, чтобы разыскать ключ. Любопытство быстро прошло, и она без интереса оглядывала затянутые паутиной стены и проржавевшие инструменты на запыленных столах.
  - Интересно, как они этим пользовались? - пробормотала Уртиция, рассматривая зловещего вида клещи.
  - Понятия не имею, - ответила Мольфи, - и даже узнавать не хочу. Может быть обойдемся без них?
  - Может быть... может быть, - графиня положила клещи обратно на стол, рядом с тисками и еще какими-то пыточными устройствами. Но если ты думаешь, что я вот просто так отпущу ту негодяйку, что осмелилась присвоить себе имя моей сестры... покойной сестры, ты сильно ошибаешься.
  В ее серых глазах сверкнули мрачные льдинки.
  - Она еще очень пожалеет, что сделала это... - добавила Уртиция, подходя к дыбе, - Лотакинт, эту лебедку надо смазать...
  Дворецкий тяжело вздохнул и кивнул.
  - И не надо так вздыхать, - обиделась девушка, - я должна быть сильной и решительной. Сейчас не время для слабости.
  - Не в этом сила, ваше сиятельство, - пробормотал себе под нос человек-филин.
  - Я сама решу, в чем сила, - нахмурилась Уртиция, - иди, принеси масленку.
  Тот еще раз осуждающе вздохнул, и вышел.
  - Может, он все ж таки, прав? - спросила Мольфи, - зачем тебе все это?
  Уртиция недовольно взглянула на подругу.
  - Ничего ты не понимаешь...
  На лестнице зашелестели быстрые шаги.
  - Что-то он быстро вернулся, - сменила тему Уртиция.
  Но это оказался не дворецкий. В подземелье вбежала перепуганная Фрикса.
  - Ваше сиятельство, кавалер Родгар и Феликс подрались! Они ушли к капелле и рубятся на мечах! Ваше сиятельство, сделайте что-нибудь, они же сейчас друг друга поубивают!
  На лице графини появилось удивленное выражение.
  - Неужели из-за меня?
  - Родгар хороший фехтовальщик, - неуверенно сказала Мольфи, что-то вспоминая, - говорили - один из лучших на севере... Он его убьёт!
  Уртиция побледнела.
  - Что вы стоите как истуканы! - закричала она, - быстрее наверх!
  
  С трудом отбив удар, Феликс отступил на несколько шагов. Его противник отер выступивший на лбу пот и переступил чуть в сторону. Феликс шагнул туда же. Главное не дать Родгару развернуть себя лицом к солнцу. Против света он не сможет драться.
  Рейс сделал обманное движение и затем резко атаковал. Феликсу удалось парировать атаку, но пришлось снова отступить. Под ногами захрустела сочная крапива - противник вытеснил его с мощеного дворика на грядку.
  Сжав зубы, Феликс попытался атаковать сам. Родгар отвел его клинок в сторону и нанес рубящий удар в голову. Феликс отклонился, но острие меча зацепило его над бровью. Боли он не почувствовал, но в левом глазу сразу потемнело. Рассечённая кожа поползла, закрывая глазницу, по виску и переносице заструились тёплые ручейки.
  Феликс мотнул головой, пытаясь убрать застилающую зрение темно-красную пелену, но стало только хуже. Кровь попала в глаз, он попятился, моргая и силясь разглядеть, откуда последует новая атака.
  - А теперь ты умрешь, - тихо сказал Родгар...
  Каким-то чудом Феликс ухитрился отвести его следующий удар, но ноги запутались в траве, и он чуть не потерял равновесие, устояв на ногах только потому, что уперся спиной в стену, ограждавшую дворик. Кровавая пелена заволокла глаза, и он едва мог различить противника.
  - Остановитесь! Немедленно! - зазвенел голос Уртиции., - Родгар, не смей!
  - Извини, Уртиция, - едва слышно прошептал тот, - но я должен это сделать...
  Рейс плотно сжал губы, быстрым движением отвел беспомощно выставленный меч полуослепшего противника и горизонтальным ударом полоснул, целясь в горло. И тут Родгару показалось, что он сунул руку в кипяток. От острой боли, мышцы конвульсивно дернулись, клинок описал замысловатую кривую, вылетел из руки и со звоном покатился по камням дворика, так и не достигнув цели.
  Родгар замахал рукой в дымящейся кожаной перчатке, и ошарашенно посмотрел на Уртицию. Та уже бежала к окровавленному Феликсу. Рейс перевел взгляд на сопровождавшую ее горничную. Он как-то никогда не обращал особого внимания на эту тихую рыжеволосую девушку. И понял, что зря. Веснушки проступили на ее бледной коже особенно ярко, а прищуренные глаза пристально смотрели на Родгара. И от того, что он в этих глазах увидел по спине пробежал холодок. Такую бездну он встречал только во взгляде Румпля, и то лишь когда тот выходил из себя. Но если у старого колдуна там была чернота и смерть, то у девушки в зрачках бесновалось пламя. От неожиданности он даже забыл об обожжённой руке.
  Фрикса и Уртиция подхватили беспомощно топтавшего у стены Феликса. Он уже почти ничего не видел и лишь бессмысленно поводил головой, силясь понять, что происходит.
  - Священные предки, - причитала служанка, - он же ему всю голову раскроил... Бедный мальчик!
  - Я в порядке... в порядке... царапина, - бормотал юноша, - я могу сражаться дальше...
  Уртиция отобрала у него клинок.
  - Что за глупости. Тебе срочно нужен лекарь...
  Она обернулась и гневно посмотрела на Родгара.
  - Что вы себе позволяете, кавалер Рейс! Поднять оружие на беспомощного...
  - Не такой уж он беспомощный, - растерянно пробормотал тот, - парень выстоял против меня почти четверть часа...
  - Феликс мой гость! - голос Уртиции задрожал от ярости, - Я не потерплю, чтобы с ним так обращались в моем замке. Прочь с глаз моих! Вон отсюда!
  Родгар нелепо зашагал из дворика даже не подобрав клинка и бросая недоуменные взгляды на неподвижно стоявшую Мольфи.
  
  Кончиком указки Румпль перевернул обгорелую перчатку. Дубленая кожа местами обуглилась, и сквозь нее просвечивало маслянисто-радужное железо защитных пластин.
  - Великолепно! Просто великолепно! Какая концентрация... По движущейся цели, без подготовки... Браво, Малфрида, браво!
  - Браво?! - возмущенно дернулся Родгар, и сразу же скривился от боли, кинув злой взгляд на обмотанную бинтами кисть, - да я чуть без руки не остался!
  - Я всегда говорил, что девочка исключительно талантлива...
  - Девочка?! Да она стоит целого взвода солдат!
  - Я старался, - на лице Румпля появилась гордость, - не всякому наставнику удаётся достичь таких результатов за каких-то пару месяцев.
  Родгар сокрушенно покачал головой.
  - Одумайся, ты пригрел на груди даже не змею, а огнедышащего дракона. Я видел ее глаза и испугался... Можешь говорить что хочешь, но испугать меня не так уж просто.
  - В этом ты прав. Тебя проще подкупить... Кстати, а где графиня?
  На лице Родгара появилась недовольная гримаса.
  - Мне сказали, что она лично зашивала рану этому молокососу, и теперь занята его лечением...
  Он снова поглядел на забинтованную руку и поморщился.
  - Этот раунд ты провалил с позором, - вздохнул Румпль, - я тебе говорил, надо было попросить Ангиса. Если бы ты не игрался в благородного рыцаря, все прошло бы тихо и без лишних осложнений.
  Родгар насупился.
  - Император может лишить меня титулов и привилегий, а его палачи вывесить мой голый труп на базарной площади. Но никто и никогда не сможет сказать, что я подослал убийцу своему сопернику, как какой-нибудь лавочник!
  - Ты не какой-нибудь лавочник, - Румпль бросил обугленную перчатку в угол, - ты просто идиот... Надеюсь, этот ожог заставит тебя подумать о том, чтобы в следующий раз действовать чужими руками, а не собственными.
  - Да уж... Проклятая девчонка, - Родгар попробовал шевельнуть рукой и тихо застонал от боли, - я ей это запомню.
  - Не сметь! - рявкнул колдун, - она моя. И если хоть один волосок упадет с ее рыжей головы, этот ожог покажется тебе наслаждением, по сравнению с тем, что я тебе устрою. Мне нужен сплоченный отряд бойцов, а не грызущаяся друг с другом свора.
  Его собеседник лишь мрачно засопел в ответ.
  В дверь постучали.
  - Войдите, кого еще там принесло, - буркнул Румпль.
  В проеме возникло удрученное лицо капитана Игана.
  - Вы просили сообщить, когда посланные вами люди вернутся...
  - Они вернулись?
  - Так точно...
  - Они захватили самозванку? Живой? Я должен выяснить, кто надоумил эту дуру назваться Бетицией.
  - Э-э-э... невнятно произнес Иган, - как бы это сказать...
  - Не мычи, говори как есть.
  - Вернулись только двое. Остальные погибли...
  - Что ты несешь? Что значит - погибли?
  - Их перебила охрана самозванки. Двое выживших клянутся, что спаслись чудом, и всю ночь скрывались по лесам от погони!
  - Охрана?! Погоня? Какая ещё к лешему охрана? Откуда?
  На лице Румпля недоуменное выражение сменилось озабоченным.
  - Ничего не понимаю, - пробормотал он, - кто может за этим стоять? Проклятье, все так хорошо начиналось... Эй! Я должен срочно поговорить с этими проходимцами.
  - Они внизу, их допрашивает лейтенант Лабс, - отрапортовал Иган.
  
  - Право же, не стоит, - не слишком решительно сопротивлялся Феликс, - ты... вы слишком добры, это пустяковая царапина...
  - Во-первых, - назидательно произнесла Уртиция, - заканчивай изображать официальную вежливость. Я же сказала, можешь звать меня на 'ты'. Во-вторых, никакая она не пустяковая. Острие почти достало до кости, и может начаться воспаление. Поэтому лежи смирно, и слушай что я тебе говорю.
  Феликс все же сделал поползновение выбраться с койки.
  - Ну не стоит. В конце концов, позови лекаря.
  - Я сама справлюсь. Как раз на той неделе я прочитала об особенностях гнойных инфекций...
  - Инфекций?! Урти, какие же книги ты читаешь?
  - Я... я... не важно. И перестань слезать с кровати, повязка сползет.
  Она строго посмотрела на него сверху вниз. При небольшом росте ей это удавалось не слишком часто. Но сейчас она стояла, а Феликс был распростерт на лежанке с обмотанной на манер тюрбана головой.
  - У тебя свежий шов, - назидательно добавила Уртиция, - и я не хочу, чтобы он разошелся и перекосил тебе все лицо.
  - Шрамы только украшают рыцаря, - улыбнулся Феликс.
  - Все хорошо в меру. И шрамы тоже. Я достаточно хорошо умею шить, - не без кокетства заметила графиня, - и не хочу, чтобы ты испортил мою работу. Пусть у тебя останется маленький и аккуратный шрамик, а не рубец в половину лба... И вообще, больной должен слушаться лекаря.
  - Ты не лекарь, - в глазах Феликса блеснуло ехидство.
  - Мне лучше знать...
  Уртиция вдруг смущенно покраснела и обернулась.
  - Мольфи, ты еще здесь?
  - Да, ваше сиятельство - едва слышно ответила та.
  - Что с тобой? - Уртиция внимательно посмотрела на ее землистое лицо, - ты в порядке?
  - Да...
  - Не глупи. На тебе лица нет. Иди вниз и отдохни. Слышала? Раненым я сама займусь...
  
  Мольфи безмолвным призраком вышла из комнаты и, не слишком хорошо понимая, что делает, спустилась на кухню. Все тот же рыжий горец старательно обтирал миску куском хлеба, с явным сожалением поглядывая на висевший над очагом опустевший котел. Фрикса сидела рядом, положив голову на скрещенные руки, и грустно смотрела в огонь.
  Мольфи беззвучно прошагала к очагу и присела на табуретку. Ей было холодно.
  - Гарвена убили, - вздохнула Фрикса, - говорила я, плохо с солдатами связываться... Войны нету, так разбойники нашлись.
  Горец оторвался от миски и внимательно посмотрел на Мольфи. Встал и подошел ближе.
  Девушка оторвала взгляд от огня и посмотрела на солдата.
  - Холодно здесь, - негромко прошептала она.
  Тот внимательно поглядел ей в глаза.
  - О! Да ты совсем плоха... Что случилось?
  - Ничего. Я просто устала. Очень устала. И замерзла.
  - Оставь девочку, ирод, - беззлобно сказала Фрикса, не отрывая головы от стола, - видишь плохо ей.
  - Вижу. Но не пойму. Что-то взяло все ее силы. Она выглядит будто прорицатель, общавшийся с призраками, или одержимый воин, когда его оставит ярость горных духов...
  Фрикса резко подняла голову.
  - Ты с этими глупостями кончай! - возмутилась она, - мы испокон веков праведные имперцы, а не еретики какие, нечего тут свои бредни разводить!
  Солдат ничего не ответив, взял свой полосатый шерстяной плащ и расстелил по скамье. Затем подхватил Мольфи, уложил ее на него и завернул в плотную колючую ткань.
  - Приготовь горячего бульона, женщина, - хозяйски распорядился он, - девочке нужно восстановить силы.
  - Тоже мне, - пробурчала Фрикса, - раскомандовался тут. Позавчера только с дерева слез, а туда же, распоряжаться...
  Но кастрюлю на огонь поставила.
  - Я не знаю... - пробормотала Мольфи, - он хотел убить Феликса, а я... я... это как-то само собой получилось... а потом я устала... и замерзла.
  Она поплотнее закуталась в плащ.
  - Не бойся. Это пройдет, - заверил ее горец, - кудесник должен быть сильным. Очень сильным. Нужно долго практиковаться. И тогда он сможет повелевать ветрами и призывать грозы. И говорить с духами. У тебя еще мало сил. Ты слишком молода для этого.
  - Ординаторов на тебя нету... дикарь, - осуждающе проворчала Фрикса, снимая пену с бульона, - чему девочку учишь?
  
  В подвале было жарко. Пламя горна и масляных ламп отбрасывало желтые и оранжевые блики на причудливые каменные призмы.
  Заметив входивших, каменотес низко поклонился.
  - Да продлятся ваши дни, великий из великих и ваши, добрый господин, тоже.
  Румпль игнорировал приветствие, а Родгар лишь немного кивнул, стараясь, чтобы висевшая на перевязи рука не слишком шевелилась.
  - Обстоятельства изменились, Уккам, - резко сказал Румпль, - мне нужно, чтобы ты закончил работу как можно раньше.
  - Как вам будет угодно, - поклонился мастер, - но замечу, что все письмена должны быть нанесены в строгом соответствии с планом и без малейших изъянов. А это большой труд. Кроме того, мне едва хватает бронзы...
  - Мы отправили в переплавку даже подсвечники из кабинета графа, - проворчал Родгар, - тебе мало?
  - Здешний металл беден, - удрученно вздохнул каменотес, - он плохо держит магию...
  - Ты уж постарайся справиться, - сказал Румпль, - хоть ты и позволил себе лишнего с моей ученицей, но если закончишь на этой неделе - получишь двойную плату.
  - Я сделаю все, что могу, - ответил мастер, бесстрастно глядя на заказчиков, - но не думаю, что это возможно...
  Румпль нервно поджал губы.
  - Я не знаю когда и с какими врагами столкнусь, и твоя работа нужна мне срочно.
  Каменотес лишь моргнул в ответ.
  Родгар тихо кашлянул. Колдун удивленно посмотрел на него.
  - Он боится твоего гнева, - пояснил Рейс, - за то, что напугал девчонку. А поскольку он знает, что пока не закончит работы, ты его не тронешь, то не станет особо торопиться.
  Румпль побагровел.
  - Я же обещал. Ему ничего не будет.
  - Эти восточные люди так недоверчивы... В тех краях не очень принято держать обещания такого рода.
  - Мне что же, поклясться?
  В глазах каменотеса мелькнул интерес.
  - Думаю, это его удовлетворит.
  Румпль засопел и пристально взглянул на мастера.
  - Хорошо. Я клянусь, пятью древними богами клянусь, что если ты закончишь работу на этой неделе, я не причиню тебе зла и расплачусь за работу сполна. Золотом.
  - Благодарю вас, великий из великих, - низко поклонился каменотес, - работа будет закончена.
  Румпль запахнул мантию и вышел из подвала. Родгар задержался, и еще раз осмотрел окружавшие его каменные призмы.
  - Почему вы это сделали, добрый господин? - спросил мастер.
  - Только потому, что ты был нанят от моего имени, и я не хочу, чтобы на этом имени было пятно, - сухо ответил Родгар, - только поэтому... Твоя жизнь мне безразлична.
  - Тем не менее, - ответил мастер, - теперь я вам эту жизнь должен. И постараюсь расплатиться.
  - Тебе придется долго ждать, каменотес, - хмыкнул Родгар, - не думаю, что моей жизни будет что-то угрожать в ближайшее время. Так что вряд ли ты сможешь меня спасти... Лучше отдай деньгами.
  Он сухо рассмеялся и поднялся наверх вслед за Румплем.
  - Как знать, как знать, - пробормотал каменотес, и снова взялся за молоток.
  
  Ялмар протер руки и отставил масляную лампу.
  - Ну, вот и все. Завтра я сделаю новую перевязку.
  - Какой позор... - тяжело вздохнул Грен, разглядывая плотно намотанные бинты, ещё недавно бывшие его запасной рубахой, - как я появлюсь дома с такой раной? Что люди скажут?!
  - А чего ты там жабыл, в швоих горах? - усмехнулся Тоутон, - живи на равнине, делов то...
  - Там мой дом, мои родственники, могилы моих предков, - возмутился мечник, - я обязан туда вернуться! Но вот как я теперь смогу это сделать с простреленной задницей? Какой позор...
  - Радуйся, что предки наделили тебя высоким ростом, - Ялмар строго поглядел на раненого, - будь ты на голову ниже, арбалетный болт разорвал бы тебе почку и кишки. А так ты отделался дыркой в мясе. К тому же тебя ранили не в спину. Входное отверстие в бедре.
  - По шраму они не поймут, - проворчал горец, - недостойно мужчины получить рану ниже спины...
  Ялмар махнул рукой.
  - Отсыпайся лучше. Как только рассветет, мы выходим.
  Он подошел к очагу.
  - Вы уже познакомились? - он вопросительно глянул на Себастина.
  - Нет, я все жду, пока ты представишь меня вашей очаровательной спутнице, - то ли всерьез, то ли в шутку возмутился южанин.
  - Бетиция Вендран, будущая сестра-палатин ордена Восходящего Солнца. Себастин Пераль, наблюдатель Имперской Ординатуры.
  Ординатор низко поклонился и широко взмахнул шляпой, едва не потушив тлевшие в очаге дрова.
  - Ваш слуга, госпожа Бетиция...
  - Очень приятно, - ответила девушка, - мне, кажется, знакома ваша фамилия. Пераль... Пераль. Если не ошибаюсь, была какая-то романтическая история, с юной девушкой, спасавшейся от разбойников и скрывавшейся в мужском платье... Вы часом не ее родственник?
  - Не берите в голову, - отмахнулся Себастин, - мало ли что болтают. Лучше расскажите, какие неурядицы привели сестру-палатина в столь бедственное положение?
  - Будущую сестру-палатина, - строго поправила его Бетиция и закашлялась.
  - Ей не стоит много говорить, - вмешался Ялмар, - ранение и пребывание в тюрьме Кедога не лучшим образом сказались на ее легких.
  - В тюрьме? - возмутился Себастин, - что этот вздорный подкаблучник Орсино о себе думает? Такую девушку - в тюрьме?
  Он негодующе фыркнул.
  Бетицию смутила фамильярность ординатора в отношении герцога.
  - Вообще-то его высочество обошлись со мной достойно, это все капитан Торм...
  - Я с этим капитаном еще поговорю... - грозно пообещал Себастин, - так что же, в конце концов, случилось?
  Чем дальше рассказывал Ялмар, тем угрюмее становилось лицо ординатора. Он то и дело закусывал длинный ус, и время от времени потирал переносицу.
  - М-да... Все даже хуже, чем я думал, - наконец подытожил он рассказ капеллана.
  Бетиция хотела спросить его, что именно сложилось так плохо, но тут из полумрака выплыло лицо Тоутона.
  - Шветает. Пора ехать.
  - Отлично, - встрепенулся Себастин, - тащи пленного.
  На дворе было уже достаточно светло, чтобы Бетиция смогла разглядеть попавшего в их руки налетчика. Он был довольно щуплым и сильно испуганным.
  - Я ничего не сделал. Клянусь, - забормотал тот, едва Тоутон вытащил его из чулана, куда связанный пленинк был брошен ночью.
  Увидев Бетицию, тот раскрыл глаза и запричитал с новой силой.
  - Ваша милость, родственниками клянусь, я даже пальцем никого из ваших не тронул! Чтоб мне провалиться, если я вру! Я только труп в одежду завернул! Только труп! Если бы я этого не сделал, Ангис бы меня убил. Он страшный человек... Вы его не знаете, он страшный человек. Я никого не убивал! Они меня обманули! Если бы я только знал...
  - Что он такое говорит? - пробормотала девушка, - ничего не понимаю. Какой труп? Какая одежда? Что за Ангис?
  Из бывшей конюшни вышел ординатор, внимательно разглядывая длинный кожаный ремень, завязанный на конце в петлю.
  - Пощадите, ваша милость!! - пленный грохнулся на колени, - я никого не убивал!
  Себастин подошел к нему ближе и задумчиво пробормотал.
  - Очень интересно... Кажется, мы схватили нужного человека. Мне определенно надо будет с ним поговорить.
  На перепуганном лице пленника мелькнула надежда.
  Ординатор набросил петлю на его связанные руки, затянул и передал свободный конец ремня Тоутону. Тот пошел к лошадям, приведенным Себастином вчера ночью с мельницы.
  - У нас всего две лошади, - назидательно произнес ординатор, - на одной поедет раненый, на второй девушка...
  Не совсем понимавший, что к чему пленный кивнул. Тоутон подошел к одной из лошадей и привязал второй конец ремня к луке седла. Налетчик догадался, что происходит и начал бледнеть. Тоутон подтянул ремень, привязывавший пленника к седлу.
  - ... так что тебе, - философски продолжил Себастин, - тебе уж придется идти пешком. И постарайся не оступиться.
  
  Труда радостно выбежала навстречу из ворот мельницы.
  - Себастин! Я так испугалась... - тут она заметила Бетицию, осеклась и помрачнела.
  - Это, Труда, - моя спасительница.
  Ординатор соскочил с коня и поцеловал девушку в щеку. Та снова расцвела.
  - А еще она прекрасно готовит, - продолжил Себастин.
  Девушка смущенно потупилась.
  - Ты же приготовишь что-нибудь мне и моим друзьям, правда?
  Ялмар вздохнул и осуждающе покачал головой.
  - Ты неисправим, Себастин...
  - Ничего подобного. Я уже всерьез подумываю остепениться. Тем более она на самом деле изумительно готовит.
  Ординатор не ошибся. Хозяйкой Труда была отменной.
  - Наслаждайтесь завтраком, - Себастин забросил шляпу на прибитые к стене рога, - а мне нужно побеседовать с нашим, хм... гостем. Мы уединимся с ним в соседней комнате. Не хочу портить вам аппетит.
  Бетиция оторвалась от тарелки и осуждающе поглядела на ординатора.
  - Вы же не собираетесь применять ваши... особые методы?
  - Вы имеете в виду пытки, - невинно осведомился Себастин, - нет, что вы. Этот...
  Он бросил взгляд на съёжившегося в углу пленника.
  - ... этот сам все расскажет. Правда, ведь?
  Тот усиленно закивал головой.
  - Как тебя зовут, - вдруг спросила его Бетиция.
  - Г-Г-Гарвен, ваша милость...
  - Не бойся, Гарвен, господин Пераль не причинит тебе зла, ведь так? - она подняла вопросительный взгляд на ординатора.
  - Ради вас, сеньорита, все что угодно, - тот галантно поклонился, затем подтолкнул Гарвена,- идем, негодяй, пока я еще чего-нибудь не наобещал...
  
  Девушка некоторое время смотрела на закрывшуюся за ними дверь, потом вздохнула и отодвинула тарелку.
  - Мир все-таки не совершенен.
  - Он таков, каков он есть, - философски пожал плечами Ялмар, - ешь, тебе нужны силы.
  
  Себастин вернулся через полчаса хмурый и начисто лишенный прежней оживленности.
  Бетиция строго посмотрела на него.
  - В порядке ваш Гарвен, - сухо ответил тот, - в нашем арсенале есть достаточно щадящие методы. Да они и не нужны. Парень и так едва жив от страха и готов рассказать все, что было и чего не было. Чешет языком, прям не остановишь... Но мне нужно поговорить с вами, госпожа Вендран, и с тобой Ялмар, с глазу на глаз.
  Тоутон понимающе кивнул, не спеша завернул оставшийся на блюде пирожок в тряпицу и убрал в сумку.
  - Вы уже сыты, а мне еще пригодится.
  - Пленного с собой забери, - распорядился Себастин.
  Гарвен был всклокочен, но выглядел вполне живым и здоровым.
  - Я на все готов, - торопливо забормотал он, когда Тоутон вел его мимо стола, - только защитите меня от них. Ангис - он страшный человек! Я никогда не злоумышлял против императора и веры. Клянусь! Слышите! Судите меня, только им не отдавайте... пожалуйста.
  Какое-то время его восклицания ещё слышались с лестницы, потом затихли в отдалении.
  Себастин плотно затворил дверь и вернулся за стол.
  Ялмар и Бетиция настороженно смотрели на него.
  - Что вы планируете делать? - спросил ординатор.
  - Вернуться в замок, помочь Уртиции, потом назад, в приорию, - удивленно произнесла девушка.
  - Скверный план, - он нервно сплел пальцы перед собой и опустил взгляд в стол, - вам не надо сейчас возвращаться в замок.
  - Это еще почему? - насупилась Бетиция.
  - Я поясню. Но сначала ответьте на несколько моих вопросов, - Себастин поднял взгляд с переплетенных пальцев и посмотрел ей в глаза, - некоторое время назад ваш покойный отец нанял учителя для вашей сестры. Что вы об этом знаете?
  Бетиция задумалась.
  - В общем-то не так уж и много. Еще пару лет назад отец отослал меня в приорию. С тех пор я не слишком часто бывала дома. Так, пару раз навещала. Наверное с полгода назад отец написал мне, что встретил умного и образованного человека и хочет чтобы тот занялся образованием моей сестры. Кажется, его зовут Румпль. Уртиция мне о нем тоже писала. Забавный и чудной старикан...
  - Старикан? - удивился Себастин.
  - Ну она его так назвала. Писала, что он ей понравился. Судя по письму, его уроки не прошли даром, - Бетиция улыбнулась, - моей сестре впервые удалось написать такой длинный текст без ошибок.
  Она откашлялась, вытерла платком губы, и продолжила.
  - Потом отец прислал еще письмо. В нем говорилось, что его болезнь усилилась, и он хочет обручить Уртицию, чтобы передать владение в надежные руки. Просил меня приехать. Собирался обсудить подробности и спросить моего совета. Это было его последнее письмо...
  Она замолчала. Опустила глаза. Но все же продолжила.
  - Я ехала домой, когда все это случилось. Впрочем это вы уже знаете. Однако причем здесь моё возвращение в замок?
  Себастин тяжело вздохнул.
  - В общем... как бы вам лучше сказать... Учитель вашей сестры не тот за кого себя выдает. Этот умный и образованный забавный старикан - Кордред Многоумный.
  - Что?! - воскликнула Бетиция.
  - Кто? - спросил Ялмар.
  - Кордред. Вы в курсе этой истории?
  - Немного, - растерянно пробормотала Бетиция.
  - Понятия не имею, - покачал головой Ялмар.
  - Тогда я расскажу. Кордред был одним из самых многообещающих студентов коллегии магов земли. Но отличался на редкость скверным характером и огромными амбициями. В закономерном итоге он переругался с большинством архимагов и на его карьере в столичной коллегии был поставлен жирный крест. Ему достался лишь пост декана башни волшебников в Твиркстене. Работу свою он там делал хорошо, был принят в обществе и стал уважаемым человеком. Другой бы этим удовлетворился, но Кордред посчитал Твиркстен провинциальной дырой, и после нескольких лет службы, сославшись на расстройство здоровья, отправился в Южные Земли. Провел год в Серениссе, затем под предлогом стажировки и изучения магических артефактов уехал за восточное море. Чем он там занимался, мы не знаем.
  Себастин отпил глоток воды из кружки.
  - Через пять лет он вернулся, и сразу же обратился к коллегии магов с просьбой об отставке и сложении звания. Говорил, что в путешествиях окончательно испортил здоровье и разочаровался в волшебстве. Его желание выполнили, и он уже как частное лицо вернулся в Твиркстен, откуда довольно быстро уехал в лесную глушь, в Снотицы, и на несколько лет пропал из вида. О нем бы никто и не вспоминал, если бы не скоропостижная кончина наследного принца великого княжества Ильмерик. Которая, как вы, наверное, помните, вызвала скоротечную, но ожесточенную схватку между претендовавшими на престол великого княжества семьями. Смерть наследника была настолько внезапной, и случилась при столь загадочных обстоятельствах, что его родственники сочли необходимым обратиться в Имперскую Ординатуру. Проведенное расследование привело нас в один лесных замков близ Снотиц. Оказалось, что Кордред за время своего путешествия основательно изучил восточную магию, был посвящен в древние культы и теперь буквально у нас под носом выстроил настоящее гнездо запретного колдовства и поклонения тёмным силам. В обмен на покровительство со стороны одной из соперничавших партий он и убил бедного юношу.
  Ялмар осуждающе покачал головой.
  - Да я понимаю, это наш просчет, - вздохнул Себастин, - но Кордред был исключительно умен и крайне осторожен. А Снотицы это совершеннейший медвежий угол. В общем, мы спохватились слишком поздно. Все меры были приняты, но кто-то из старых друзей чернокнижника по Твиркстену успел его предупредить, и мы смогли захватить только мелких сошек, да толпу обезумевших фанатиков. Сам Кордред и его приближенные успели бежать, и мы потеряли его след. До самого недавнего времени мы и понятия не имели, куда он делся...
  - Но зачем ему моя сестра? - недоумённо спросила Бетиция.
  - У нее есть определенный талант к волшебству. Чернокнижник хочет сделать её одной из своих прислужниц-колдуний.
  Уртицию?! Нет, только не это! Не может быть. Отчего вы вообще решили, что Румпль это и есть Кордред.
  - Я кое-что видел. Многое узнал. И смог сопоставить. Кордреду удалось оторваться от погони и каким-то образом втереться в доверие к вашему покойному отцу. Вендран это, конечно, не Снотицы, но все же место достаточно глухое, чтобы отсидеться в безопасности пока мы его разыскиваем, и попробовать взяться за старое.
  - Но почему тогда вы ничего не делаете, а просто торчите в этой дыре?! - возмутилась девушка.
  Себастин смущенно потупился.
  - Я допустил ошибку. Когда Ялмар сообщил мне о горожанке с магическим талантом, я не придал этому значения и отложил на потом. И потерял время. Мало того, я еще самым идиотским способом подставился, и только благодаря Труде ухитрился спастись. Но действовать официальным образом я пока не в силах.
  - Но вы же могли связаться с коллегами?
  - Я уже отослал письмо в Кедог моей... э-э-э... в общем, ее высочеству герцогине Орсино. Она должна связаться с нужными людьми и в ближайшее время сюда прибудет помощь. Вам необходимо их подождать, прежде чем направляться в замок.
  - Нет, - Бетиция решительно покачала головой, - я должна ехать туда немедленно и во всем разобраться.
  - Это опрометчиво, да и весьма опасно. Застряв тут в бездействии, я постарался кое-что разузнать о ситуации в замке. Увы, пока я столь неосмотрительно терял время, разыскивая следы чернокнижника по всей округе, Кордред успел вовлечь вашу сестру в сомнительные магические эксперименты и подчинить своей воле. Он со всех сторон окружил ее верными себе клевретами. Приставил в качестве горничной ту самую волшебницу-горожанку, видимо уже давно и основательно практикующую запретную магию...
  - Не думаю, - вмешался Ялмар, - я видел девочку. Она не произвела на меня впечатления прожженной чернокнижницы...
  - Впечатления обманчивы, - покачал головой Себастин, - особенно впечатления, производимые юными и невинными девушками.
  Капеллан пожал плечами.
  - Так или иначе, - продолжил ординатор, - он привлек в замок под видом жениха Уртиции одного из своих снотицких знакомых. Фактически сейчас именно Кордред управляет графством от имени вашей сестры.
  - Это невозможно! Нет! Уртиция молода и неопытна, но в замке много людей. Они не могли ничего не заметить и дать так просто себя обмануть!
  - Увы, но это так. К тому же Кордред завербовал роту отпетых головорезов, и под предлогом защиты от нападений волков и бандитов, им же и организованных, расквартировал их в замке.
  - Он организовал нападения волков?! - возмутилась Бетиция, - вы заговариваетесь, Себастин.
  - Да, с волками непонятно. Создается впечатление, что они действуют в соответствии с планами Кордреда, но я понятия не имею, как он этого добился...
  - Скорее всего, этот план действует лишь в вашем воображении. Не стоит перегибать палку. Вы абсолютно уверены, что Румпль и Кордред Многоумный это одно и то же лицо?
  - Абсолютно? Нет, не уверен. Однозначно это сможет подтвердить лишь трибунал.
  - Тогда и не стоит так сгущать краски. Вы можете ошибаться в отношении Румпля.
  Себастин покачал головой.
  - Я видел его в деле. Даже если это и не Кордред, то это колдун большой силы. И ваша сестра уже поддалась его влиянию. Она погрузилась по тьму. А окружавшие ее люди - враги императора и веры... Ваш замок стал гнездом тёмной магии, как ни тяжело это признать.
  Девушка ударила кулачком по столу.
  - Тем более я должна туда вернуться и разобраться во всём на месте. Это моя сестра!
  - Кордред уже пытался вас убить. Гарвен всё рассказал.
  - Но почему?!
  - Он смог обмануть вашего отца, воспользоваться неопытностью вашей сестры. Но вас, уже прошедшую школу ордена, ему было бы одурачить достаточно трудно. Ваш приезд ломал его планы, и он постарался убрать вас с дороги.
  - Если все так, как вы говорите, то его должен был раскусить замковый капеллан!
  - Увы, ваш капеллан скоропостижно умер за два дня до приезда 'учителя' в замок...
  - Не может быть! Я ничего не знала. Отец не писал мне об этом...
  - Он много о чем вам не писал. Поверьте, дома вас ждет не самый теплый прием.
  Она задумалась.
  - Может вы и правы. Но я всё равно должна туда вернуться.
  - Зачем? Это же практически самоубийство!
  Бетиция пристально взглянула ему в глаза.
  - Вы ординатор?
  - Да.
  - А моя сестра - начинающая чернокнижница, отступница и враг императора и веры. Так?
  - Так, - кивнул Себастин.
  - Думаю, вы лучше меня представляете, что её ждет, когда вызванная вами помощь явится сюда во всем величии и силе карающего молота Империи?
  Ординатор опустил взгляд.
  - Это тяжело, - сказал он, - но ты знаешь, Империя держится на вере людей в императора и державу. А люди привыкают считать закон и покой нормой, и обращаются к темным культам и древним демонам ради того, чтобы получить что-то в обход других. Им это кажется пустяком и их личным делом. Но слабеет вера и слабеет Империя. И когда в один не слишком прекрасный день у порога этих людей возникают кочевники, морские варвары или дикие звери, они не думают о том, что сами привели их к себе. Они бросаются за помощью к тем, кого раньше не ценили - к Империи. К её жрецам и воинам. Но часто бывает уже поздно... Тёмная магия и древние культы - зло разъедающее нашу страну, и оно должно быть вырвано с корнем раньше, чем заразит других.
  - Она моя сестра...
  - Я понимаю. И кто бы что ни говорил, ординаторы тоже люди. Им не чуждо милосердие. Повинную голову меч не сечет... По крайней мере сечет не всегда.
  - Вот поэтому я и должна попасть в замок раньше, чем ваши коллеги придут туда с очищающим пламенем и карающим мечом. Я хочу спасти свою сестру.
  Ординатор посмотрел ей в глаза.
  - Я не могу вас в этом остановить. Но будьте осторожны. Это действительно опасные люди. Смертельно опасные.
  Она кивнула.
  - Я знаю. Проводите меня до замка. Я слишком ослабла, чтобы добраться туда в одиночку. И сразу же уезжайте.
  - Нет, - вмешался Ялмар, - одну я тебя в этот гадюшник не отпущу.
  - Спасибо, но...
  - Никаких но. Даже не думай.
  Он повернулся к Себастину.
  - Сколько у нас времени? Когда подойдут твои люди?
  - Вообще-то я ожидал их еще позавчера, - растерянно произнес ординатор, - наверное, их задержали дожди и раскисшие дороги. Но думаю, самое большее через день-два они будут здесь. Виола... то есть герцогиня Орсино, получив моё письмо, не должна была терять времени зря.
  - Прекрасно. За это время Кордред вряд ли успеет что-то существенное предпринять. Оставайся здесь, и как только появятся ординаторы, начинай действовать.
  
  Уккам приостановил ритмичные удары молотка по зубилу и прислушался. На ведущей в подвал лестнице определенно звучали шаги. Незнакомые, лёгкие и неуверенные. Это не был кто-то из тех, кто приходил сюда обычно. Их поступь была совсем иной. Он отложил инструменты и обернулся.
  Мольфи сошла с последней ступеньки и огляделась. В подвале было темно. Лишь пламя горна и нескольких ламп освещало мастера и громоздившиеся вокруг странные отесанные камни. Ей показалось, что их геометрических формах есть что-то знакомое. Она определенно что-то подобное где-то раньше видела.
  - Зачем ты пришла сюда? - спросил каменотес, - маэстро Румпль запретил спускаться ко мне.
  Она вызывающе посмотрела на мастера.
  - Учитель не хозяин в замке, чтобы указывать, где мне ходить. Я пришла к тебе за ответами.
  - Ты отважная девушка, - мастер едва заметно поклонился, - присаживайся и спрашивай о чём желаешь узнать, но не обижайся, коли ответы будут не те, что хочешь услышать, юная госпожа.
  Она не ожидала, что собеседник так легко согласится и немного робела.
  - Я... я хотела спросить, почему ты назвал меня великой, а Румпля великим из великих?
  - Я родом из далеких земель. Там жизнь устроена не так как здесь. У вас жрецы и волшебники служат королям. А в тех краях цари покорны владеющим силой. Тех, кто способен повелевать магией там принято звать великими, тех, кто достиг высот в этом искусстве - величайшими, а тех, кто превзошел всех прочих - великими из великих. И лишь самые могущественные именуются величайшими из величайших. Я ответил на твой вопрос, юная госпожа?
  Она кивнула.
  - Ты хотела спросить что-то еще?
  - Да. Я хотела спросить... ну... - она нервно облизнула губы, - почему ты сказал, что я должна бежать из замка? И чего такого Румпль мне не рассказал?
  - Ты действительно хочешь это знать?
  Она снова кивнула.
  - Румпль поклялся, что не тронет меня за то, что я сказал тебе прошлый раз. Но если он узнает, что я поведал тебе больше, он может и передумать.
  - Я никому не скажу...
  Мастер сухо рассмеялся.
  - Никогда не обещай никому не рассказывать того, о чем еще не знаешь сама.
  - Ответь. Я обещаю, что буду молчать, - настаивала девушка.
  - Хорошо. Я отвечу тебе, юная госпожа. Хотя не думаю, что ответ тебе понравится.
  Девушка смотрела на него с ожиданием.
  - Ты наделена силой. Ты можешь стать волшебницей. Но человек обладающий силой и не знающий что с ней делать, подобен глупцу, блуждающему с факелом по амбару полному просохшего сена. Он погубит себя и сожжет свой дом. Тебе необходим сведущий и опытный наставник.
  - Румпль учит нас с Уртицией...
  Мастер негромко вздохнул.
  - Он не учит вас, он использует вас. Вы все - лишь его инструменты. Ангис - его стрела, которую он посылает во врагов, Родгар - его рука, которой он подписывает бумаги и собирает золото, графиня - его лицо, которым он улыбается людям, а ты... ты его меч.
  - Я? - удивилась Мольфи.
  - Да. И он этого тебе и не сказал. Он ведет тебя по путям чародейства вслепую, не показывая куда идти. Рано или поздно он сделает тебя своим послушным оружием. Как Ангиса.
  - Но я не хочу становиться оружием...
  - Ты пока ещё сопротивляешься. Ты сильная. Но Румпль сильнее... Много сильнее. Он учился у величайших магов и прошел испытания древних святилищ. Сейчас он лишился почти всей свой силы, но даже так ты все равно не в силах ему противостоять. А его мощь постепенно восстанавливается. Он подчинит тебя своей воле, или... или убьёт, чтобы выкованный им меч не обернулся против него. Поэтому тебе надо бежать. Пока не поздно.
  - Но я... Румпль... великий маг? - она растерянно смотрела на каменотеса.
  Мастер прервал ее жестом руки.
  - Здесь тебе нечего делать. Если Румпль тебя не убьёт, он лишит тебя собственной воли и убьёт человека в тебе, оставив лишь пустую оболочку, послушную его приказам. Беги. Беги куда хочешь. Беги на запад в коллегии ваших магов. Они запеленали себя правилами и погрязли в спорах, но они смогут наставить тебя. Беги на юг, и хранители запретных городов дадут тебе ту же силу, что дали Румплю. Беги на восток и степные кудесники примут тебя в свой круг и наделят властью над вольным ветром и дикими зверями... Но не оставайся здесь.
  Он посмотрел на ошарашенную девушку и добавил.
  - Ты это хотела услышать?
  Мольфи некоторое время молчала, осмысливая сказанное Уккамом. Потом спросила.
  - А Уртиция? Её тоже... в послушную оболочку?
  Мастер кивнул.
  - Она сдаётся быстрее тебя и уже на пути.
  Мольфи подняла глаза на мастера.
  - Я могу её спасти?
  - А ты хочешь?
  - Она моя подруга. Я не хочу, чтобы ей было плохо... Она ведь добрая. Внутри. Просто ей сейчас тяжело.
  - Тогда выбирай сама. Ты можешь бежать и спастись. Ты можешь остаться, и погибнуть вместе с ней.
  - Неужели нет выхода?
  Уккам пожал плечами.
  - Выход есть всегда. Просто никто не знает где он... Есть две вещи не подвластные ни жрецам, ни магам. Это живая душа и время. Даже самый могущественный волшебник не имеет власти сделать мертвое вещество живым существом, и даже самые великие жрецы не способны изменить ход времени. Поэтому никто не скажет тебе, чем всё закончится. Ты сама куёшь своё будущее...
  - И что мне делать?
  - Решать тебе. Это твой выбор. Ты просила ответов. Я дал тебе ответы. И я предупреждал, что ты можешь узнать то, что тебе не понравится.
  - Ну что ж, - прошептала Мольфи, - по крайней мере, я теперь знаю из чего мне выбирать... Спасибо тебе, мастер.
  Она развернулась и зашагала по лестнице провожаемая задумчивым взглядом каменотеса.
  
  Холодный осенний ветер рвал свинцовые облака, приоткрывая то там, то здесь, маленькие кусочки светло-голубого неба. Замок нервно гудел, напоминая растревоженный улей. Уртиция быстрым шагом пересекла внутренний дворик, прошла во внешний, и остановилась. Сзади переводил дух едва поспевавший за ней Румпль.
  В этом дворе собрались чуть ли не все замковые обитатели. Наемники Лабса образовали круг, за которым шевелились любопытные и встревоженные лица.
  Посредине образованного солдатами круга стояли четверо. Коренастый мужчина в походной одежде, повязанной синим кушаком жреца, рослый молодой горец с двуручным мечом и невысокий солдат с разрубленной когда-то и неровно сросшейся челюстью. А между ними, вызывающе сложив руки на груди, высилась хрупкая фигурка в грубом плаще с низко надвинутым капюшоном.
  Уртиция внимательно посмотрела на капюшон. В её серых глазах застыл холодный, мертвенный, лед.
  - Открой лицо, самозванка, - едва сдерживая ярость, сквозь зубы произнесла графиня, - я хочу взглянуть тебе в глаза.
  Незнакомка резким движением скинула капюшон. По двору пронесся вздох изумления.
  Глаза Уртиции широко распахнулись и наполнявший их лед сломался.
  - Бети?
  Она сделала нетвердый шаг вперед, её зрачки закатились, и девушка с едва слышным вздохом повалилась на мокрую землю.
  Румпль медленно повернулся к стоявшему рядом человеку и едва слышно произнес.
  - Ангис. Я тобой недоволен... Очень...
  
  
  Глава 10
  
  Мольфи и Бетиция подбежали к упавшей одновременно.
  - Убери свои руки от моей сестры!
  Бетиция зло посмотрела на растерянную Малфриду. Та непонимающе попятилась.
  Через толпу проталкивались Лотакинт и кастелян Ларс. Первый застрял в гуще сгрудившихся конюхов и служанок, и раздражённо ухал, силясь между ними протиснуться. Второй, по-медвежьи сопя, методично двигался вперед, проламывая себе путь через столпившихся обитателей замка. Солдаты в кругу настороженно смотрели на происходящее, в ожидании приказа.
  Капитан Иган растерянно озирался. Стоявший рядом с ним лейтенант вопросительно посмотрел на Румпля. Тот бросил взгляд на толпу и слегка кивнул офицеру.
  - Вольно! - скомандовал лейтенант, - помогите им.
  - Да, да, что Вы стоите? - присоединился Иган.
  Круг солдат рассыпался и со всех сторон к лежавшей графине устремились люди.
  Бетиция приподняла сестру и положила её голову себе на колени. Уртиция открыла глаза и беспомощно заморгала.
  - Бети... ты? Как? Или я тоже умерла?
  - Что ты такое говоришь, Урти?! Все в порядке, я вернулась... Я никому тебя не отдам. Теперь всё будет хорошо. Как раньше... - её голос задрожал, и она вытерла рукавом слёзы.
  - Госпожа Бетиция, как я понимаю? - над ними возникла фигура в длинной мантии, - маэстро Румпль, учитель...
  Он церемонно поклонился, и продолжил.
  - Приношу извинения за фамильярность, но не думаю, что в подобных обстоятельствах её сиятельство может представить меня официально, поэтому я взял на себя смелость сделать это сам...
  Бетиция подняла голову и оценивающе на него глянула.
  - Да. Это я. Рада знакомству.
  В её голосе проступал заметный холод. Румпль лишь ещё раз поклонился.
  - Думаю, госпожу Уртицию стоит перенести под крышу. Я сейчас это организую...
  Массивная фигура кастеляна проложила себе, наконец, путь через толпу. Ларс с лёгкостью подхватил Уртицию на руки.
  - Несите её наверх, ей нужно отдохнуть, - распорядился Румпль.
  - Сейчас я принесу воды... - захлопотала Мольфи.
  Бетиция неприязненно посмотрела на неё.
  - Я же сказала, не подходи к моей сестре! Мы как-нибудь без тебя обойдёмся.
  Мольфи растерялась и её тотчас же оттеснили в сторону. Злая холодность Бетиции её удивила и обидела. Почему старшая сестра Уртиции так к ней отнеслась? Нет, она всё равно должна быть там и помогать... Нужно принести воды. Она спустилась к колодцу и наполнила кувшин. Быстро зашагала вверх по лестнице. На пути возникла тёмная фигура.
  - Пропустите меня, я спешу...
  - Тебя там не ждут, - сухо произнес Родгар Рейс.
  Его голос испугал Мольфи и она подняла на него удивленный взгляд. Правая кисть молодого человека была плотно забинтована и висела на перевязи. Взгляд был полон ненависти.
  - Кавалер, Родгар, пропустите...
  Тот левой рукой вынул из ножен кинжал и приставил остриё ей к груди. Девушка сглотнула и попятилась. Он шагнул за ней. Она уперлась спиной в каменную кладку стены и остановилась.
  - Что вам надо?- прошептала Мольфи.
  - Даже не знаю, - сухо произнёс тот, - но, наверное, я хочу тебя убить...
  - Почему?
  Тот нервно усмехнулся.
  - Скорее за что... Ты обожгла мне руку. Обычная месть. Всё просто и все поймут... Но это будет неправдой, - Родгар пристально посмотрел ей в глаза, - на самом деле я тебя боюсь. Как ни смешно это звучит.
  Остриё кинжала прошло через ткань и укололо кожу.
  - Мне достаточно надавить посильнее и тебя не станет, - задумчиво произнёс он.
  - Так давите, чего вы ждёте? - тихо и спокойно сказала Мольфи.
  Родгар сухо рассмеялся.
  - Ты смелая девушка. Не боишься смерти. Я должен тебя убить, но не могу, - его голос дрогнул, - уходи, не искушай судьбу, в другой раз я могу и не сдержаться...
  Родгар отвел кинжал и убрал его в ножны.
  - Иди же!
  Она ещё раз бросила на него взгляд и быстро зашагала по лестнице.
  Родгар опустился на скамеечку и откинулся к стене.
  Из полумрака беззвучно выплыла фигура. Заметив её, Рейс вздрогнул.
  - Ангис! Что ты здесь делаешь?
  - Мимо проходил, - бесстрастно ответил тот, - господин запретил тебе её трогать? Ты его боишься или ему подчиняешься?
  - Я никого не боюсь, - Родгар слегка побледнел, - и никому не подчиняюсь... Ну почти никого... и никому...
  - Тогда почему ты не закончил начатое?
  - Я сделал много глупостей и дурных поступков, - из его груди вырвался тяжкий вздох, - но я ещё не настолько глубоко пал, чтобы резать девушек по тёмным углам. Я знаю, что должен убить её, пока она не стала достаточно опасной, но у меня всё-таки есть честь и совесть. Да, вот такой я принципиальный и щепетильный дурак!
  Он зло посмотрел на Ангиса.
  Тот ответил ему все тем же холодным рептильим взглядом.
  - Может быть твои принципы и окажут тебе услугу, - бесстрастно произнёс он, - кто знает... Жрецы говорят, что честность вознаграждается.
  Родгар скривился. Потом поднял внимательный взгляд на Ангиса.
  - А почему ты меня не остановил? Ты же знаешь, как Румпль ею дорожит?
  - Господин запретил мне её убивать, - ответил тот, - но он ничего не сказал о том, что я должен помешать сделать это кому-то ещё.
  - Ты страшный человек, Ангис. Если вообще человек...
  - Я человек, ваша милость, но я исполнительный человек. Я лишь исполняю приказы. И исполняю их в точности.
  - Но ты же её тоже боишься? Ведь так?
  - Я уже давно ничего не боюсь. Во мне не осталось этого чувства... И других тоже. Но я не хочу, чтобы она встала не на ту сторону, на которой буду я.
  - Вот и я не хочу... - Родгар повесил голову, - но боюсь, что Румпль не удержит её в своих руках. Он захотел слишком много и сразу. Ему надо было просто бежать на восток, за море... Это ведь было так просто.
  - Господин любит власть, а за морем слишком много тех, соперничать с кем ему не хватит сил. Он предпочел захватить власть здесь, чем делить её там.
  Родгар горько рассмеялся.
  - Боясь волков он решил спрятаться в логове льва... Страшась других колдунов он вздумал соперничать с самой Империей. Но она сотрет его в порошок... Вместе с нами.
  - Значит, такова судьба, - бесстрастно пожал плечами Ангис.
  Родгар вздрогнул.
  - Ты вообще чего-нибудь чувствуешь? - пробормотал он.
  Ангис промолчал, глядя на него своими бесстрастными глазами.
  - Ладно, - молодой человек поднялся со скамеечки, - не надо быть прорицателем, чтобы понять, что в ближайшее время у нас будет много дел. Пойдём наверх, Румпль уже наверняка нас разыскивает.
  
  У самой двери в комнату Мольфи наткнулась на Фриксу. Та шла навстречу, буквально сгибаясь под тяжестью стопки книг.
  - Учитель приказал отнести их в библиотеку, - пропыхтела Фрикса.
  - Я отнесу, а ты передай им воду, - Мольфи протянула ей кувшин.
  Книги оказались тяжелыми. В сумраке, царившем на лестнице, она не могла разглядеть заглавий, но догадывалась, какие тома Румпль посчитал нужным убрать подальше с глаз неожиданной гостьи.
  Добравшись до библиотеки, Мольфи гулко уронила книги на столик, под которым в своё время пряталась от таинственных собеседников, обсуждавших покушение на Бетицию. Перевела дух, осмотрелась по сторонам, убедившись, что в комнате никого нет, и погрузилась в изучение рассыпавшихся по столу томов.
  
  Уртиция всё ещё выглядела растерянной, сидя на кровати и разглядывая свою сестру.
  - Все были уверены, что ты погибла... Все до одного... Но постой, - она задумчиво нахмурилась, - а чьё же тело тогда лежит в склепе?
  - Это труп какой-то несчастной, которую одели в моё разорванное платье...
  Стоявший у двери Румпль едва слышно скрипнул зубами.
  Уртиция грустно усмехнулась.
  - Её похоронили как члена нашей семьи... - она ещё раз посмотрела на сестру, - но ты так бледна? И страшно осунулась. Что с тобой?
  - Ничего страшного, - не слишком убедительно улыбнулась Бетиция, - немного простыла по дороге.
  - Немного? - брови Уртиции приподнялись, - ты это называешь немного? У тебя явно жар, и я слышала, как ты задыхалась и кашляла, пока мы поднимались. С тобой точно всё в порядке? Дай сюда руку, я хочу проверить пульс.
  - Пульс? Урти, ты решила стать лекарем?
  - Я?! С чего ты взяла... Ничего я не решила. Просто... просто я должна быть уверена, что ты хорошо себя чувствуешь.
  Бетиция настороженно вгляделась в сестру.
  - Значит, это правда?
  - Что, правда? - Уртиция моргнула.
  - Чему ты училась всё это время?
  - Ну... всему. Понемножку. История, география, и всё такое. А отчего ты спрашиваешь?
  - И этому? - Бетиция взяла лежавший на подушке листок с пометками, - тёмной магии?
  Уртиция смутилась.
  - Я... я... Я хотела за тебя отомстить.
  - Кому?
  - Не знаю... Но я бы нашла. Я бы их нашла. Обязательно!
  Бетиция швырнула листок на пол.
  - Уртиция! Как ты могла? Как ты позволила? Ты же умная девочка... Как ты допустила, чтобы они это с тобой сделали?
  Уртиция виновато повесила голову и шмыгнула носом.
  - Я хотела как лучше.
  - Я верю, - Бетиция взяла её за руки, - но ты же понимаешь, чем это должно было кончится? Не можешь не понимать.
  - Пусть. Я хотела за тебя отомстить, - в её голосе снова зазвучал прежний лёд.
  Бетиция покачала головой.
  - Дело зашло слишком далеко. Но ещё есть шанс всё исправить. Твой учитель и все его люди должны немедленно покинуть замок! И он, и твой жених, и эта твоя горничная и все солдаты!
  - Что?! - Уртиция непонимающе посмотрела на сестру, - почему?
  - Ты что, не понимаешь? Это они втянули тебя во всё это. И это нужно прекратить. Срочно!
  - Я требую объяснений, - вмешался Румпль, - я понимаю, что испытанное вами потрясение было крайне сильным, но это ещё не повод очернять моё честное имя.
  - Никаких объяснений, - в глазах Бетиции вспыхнул гнев, - собирайте вещи, и чтобы ноги вашей не было в моём замке. Сейчас же!
  - При всём уважении к вам, это не ваш замок. Это замок вашей сестры и только она может здесь приказывать.
  Он низко, даже слишком низко, поклонился.
  - Урти. Прикажи ему, - она повернулась к сестре, - если он так хочет, пусть услышит это от тебя...
  Графиня сидела на кровати растерянно глядя то на сестру, то на Румпля.
  - Я должна подумать Бети... Это всё так неожиданно. Не спеши. Я должна подумать...
  Румпль снова поклонился, скрывая довольную усмешку.
  
  Мольфи лихорадочно перелистывала страницы. Многое было непонятно или неинтересно, но отдельные вещи её потрясали. С трудом продираясь сквозь завитушки старомодного почерка, она чувствовала, как на пожелтевших листах перед ней разворачивается неведомая картина огромного и непознанного ещё ею мира. Это занятие настолько её увлекло, что она и не заметила, как в библиотеку вошла Бетиция.
  - Интересные книги, вы читаете, - ехидно произнесла та, подойдя и заглянув Мольфи через плечо, - никогда бы не предположила у простой горничной подобных интересов...
  Мольфи вздрогнула и захлопнула книгу.
  - Не утруждайся, я видела, что там...
  - Это книги её сиятельства, - пролепетала растерянная девушка.
  - Или книги, которые ты подсунула её сиятельству? - Бетиция закипала, - как ты вообще осмелилась притащить эту мерзость в мой замок?
  - Я... я не... это не я принесла, я только...
  - Она еще отпирается, - Бетиция уперлась руками в бока и грозно посмотрела на растерявшуюся горничную, - я уже тебе сказала, не смей даже подходить к моей сестре, ты и так уже слишком далеко её завела, чернокнижница!
  Веснушчатое лицо Мольфи вспыхнуло.
  - Вы не смеете меня так называть!
  - Вот как ты заговорила! Да я своими руками... - голос Бетиции сорвался, и она задохнулась в приступе кашля.
  В библиотеку зашел кастелян Ларс.
  Бетиция, по прежнему кашляя, замахала ему рукой. Переведя дыхание, она протерла губы платком. Мольфи заметила оставшееся на льняной ткани неприятное мутно-зелёное с буро-красными прожилками пятно слизи.
  - Ларс, - всё ещё задыхаясь, произнесла Бетиция, - выстави отсюда эту девку и проследи, чтобы она не подходила к моей сестре...
  Она протёрла ладонью выступившую на бледном лбу испарину и опёрлась второй рукой на стол.
  - ... а потом вернись и сожги все эти книги. Слышишь?
  - Да, госпожа.
  Он положил мягкую тяжелую ладонь на плечо Мольфи.
  - Не знаю, почему она так зла на тебя, но лучше тебе будет уйти.
  Мольфи закусила дрогнувшие от обиды губы, резко повернулась и вышла из библиотеки.
  Бетиция проводила её взглядом, устало опустилась в кресло, бессильно уронила голову на стол и заплакала.
  
  Человек методично шёл за Ялмаром. Капеллан в этом не сомневался. Приставленный к нему соглядатай был одним из наёмников. Высоким и тощим, с узким длинным лицом и обрамлявшими залысины рыжеватыми волосами, придававшими ему некоторое сходство с лисом.
  - Ты меня охраняешь? - усмехнулся Ялмар, - здесь настолько опасно?
  - Я просто гуляю, - ничуть не смутившись, ответил тот, мелодично растягивая слова и перекатывая ударение.
  - "Чернолесец, - подумал капеллан, - но из западных, приморских. Для северянина тощий слишком и рыжий. Интересно, просто наёмник, или кто-то из людей Кордреда".
  Так они парой и бродили по замку. Осмотревшись, Ялмар направился в капеллу. Его внимание привлекли буроватые пятна на листьях и примятая трава. Присев, Ялмар помял в руке крапивный листок, и задумчиво разглядывал следы на мягкой земле. Во дворик зашёл всклоченный, похожий на филина, человек. Капеллан посмотрел на гостя.
  - Кажется, здесь недавно пролилась кровь?
  - Да. Кавалер Родгар и брат Феликс дрались на дуэли.
  - Кто-то погиб?
  - Нет. К счастью обошлось. Феликс отделался разрубленной бровью, а Родгару обожгло руку...
  - Обожгло? Они что, на факелах дрались? - Ялмар встал с корточек.
  - Нет, это не на дуэли... когда их разнимали.
  - Ясно, - кивнул Ялмар, - а вы, я так понял, Лотакинт? Бетиция о вас рассказывала.
  Человек-филин кивнул, и в его глазах блеснул тщеславный огонёк.
  - Пройдём в капеллу, я бы хотел поговорить, - предложил Ялмар.
  Внутри было сумрачно и пыльно, углы густо затянула паутина. Капеллан огляделся. Храм был небольшой, но когда-то уютный и аккуратный. Каменная резьба на стенах была выполнена хорошими мастерами, а пробивавшиеся сквозь загрязнившиеся витражи лучи света рисовали на полу разноцветные узоры. Даже сейчас, когда священные огни потухли, и под сводами воцарилось запустение, здесь было тихо и спокойно. Да и неизменный чернолесец-соглядатай остался снаружи. Видимо подслушивание разговоров не входило в круг его обязанностей...
  Они присели на одну из скамей.
  - Говорят, ваш учитель - на самом деле колдун, - без обиняков спросил Ялмар, внимательно следя за реакцией собеседника.
  Тот развёл руками.
  - Сомнительный тип. Сначала казался вполне обычным, но потом забрал весь замок в свои руки...
  - И вы все ничего не делали?
  - А что мы могли сделать? Он действовал от имени графини. Не могли же мы нарушить её приказы? - Лотакинт удивлённо посмотрел на капеллана.
  - А поговорить с ней?
  - Я думал, но она бы не захотела ничего слушать...
  - Но вы бы попробовали?
  - Я не знаю. Вот так в лицо ей сказать, что она не права... Она же графиня! - он недоумённо заморгал, - как можно?
  - Ты когда-нибудь попадал в болото?
  - Да, - удивился дворецкий, - бывало...
  - Знаешь, чем оно отличается от твёрдой земли? Тем, что там не на что опереться. Оттого, что трясина не сопротивляется, а поддаётся. Так вот если люди во всем соглашаются с господином, он тоже не может на них опереться. Как на трясину. Нельзя опираться на то, что не сопротивляется.
  Человек-филин засопел, но ничего не ответил.
  - Ладно, - махнул рукой Ялмар, - что сейчас горевать об упущенном. Лучше расскажи, как вы обожгли руку дуэлянту? Углями в него бросили или кипятком ошпарили?
  Дворецкий покачал головой.
  - Не знаю. Но Фрикса сказала, что это сделала горничная. Она только на него посмотрела и у того перчатка загорелась, будто он её в огонь сунул. Но я не очень-то верю этим рассказам. Одно знаю. Родгар теперь в бинтах ходит.
  - Вот оно как? - Ялмар почесал затылок, - посмотрела и та сразу загорелась, говоришь. Горничная? Рыжая такая?
  Лотакинт кивнул.
  - Расскажи-ка мне про неё подробнее, - попросил капеллан.
  
  Внутри Мольфи кипела обида. Она в раздражении ударила кулачком по стене и ойкнула, рассадив кожу о шершавый камень.
  - Тебя что-то беспокоит, Малфрида?
  Она повернулась.
  - Нет, учитель, то есть да... Сестра Уртиции назвала меня "чернокнижницей". Отчего? Я же никакая не чернокнижница, правда?
  - Конечно же нет, - Румпль улыбнулся и положил руку ей на плечо, - какая же ты чернокнижница?
  - Вот и я говорю... Но почему Бетиция такая злая? Что я ей такого сделала?
  - Ничего... наверное. Тебе лучше не знать.
  - Почему? Я хочу знать, в чём дело.
  Румпль оценивающе поглядел на девушку.
  - Ну ладно. Бетиция ведь старшая, правда?
  - Да, - удивленно кивнула Мольфи, - но причём здесь это?
  - То есть это она должна была стать графиней, так?
  Мольфи удивлённо раскрыла глаза.
  - Вы же не хотите сказать, что она?
  Румпль молча кивнул.
  - Не может быть. Они же родные сёстры!
  - Иногда даже родство отступает перед жаждой власти, - вздохнул учитель.
  - Это не правильно. Так не должно быть...
  - Но у неё все права и мы не сможем ничего здесь поделать. По закону именно она наследная графиня Вендран...
  Девушка закусила губу.
  - Но почему она так зла на меня? - наконец спросила Мольфи.
  - Ты способна настроить настоящую графиню против неё. И она этого боится.
  - Боится меня, но почему?
  - Ты можешь стать волшебницей. Влиятельным магом, к чьему мнению будут прислушиваться важные люди. Поэтому она и решила обвинить тебя в чернокнижии.
  - Но это же неправда?
  Румпль лишь неопределённо пожал плечами.
  - Она не должна так поступать, - решительно заявила Мольфи, - я поговорю об этом с Уртицией. Даже родная сестра не может так с ней обойтись!
  - Не стоит. Чернокнижницей тебя не признают, но твой магический талант не скрыть, и тебя отправят в какую-нибудь далёкую обитель отшельниц, где ты всю жизнь проведёшь в четырёх стенах кельи, разглядывая запертую дверь...
  - Нет! - вскрикнула Мольфи, - это невозможно. Я должна ещё много узнать. Я только просмотрела ваши книги, в них столько всего. Мир такой большой и сложный, а я только начала его понимать!
  Румпль рассмеялся.
  - Никто не в силах понять мир. Но узнать о нём многое ты можешь. Если тебя не лишат возможности это сделать.
  - Но почему они должны меня этого лишить? Разве в том, чтобы узнавать новое есть что-то плохое?
  - Империя закоснела. Её иерархи считают, что опасно доверять знания тем, кто, по их мнению, не готов их познать.
  - Это неправильно, - покачала головой девушка.
  - Такова жизнь, - вздохнул Румпль.
  - Я должна это изменить, - топнула ножкой Мольфи, - даже если для этого придётся нарушить законы.
  Румпль слегка усмехнулся.
  - Ты молода и скора на решения, но ты на нужном пути... нужном.
  
  С повязкой на голове и смущенным выражением на лице Феликс выглядел достаточно комично.
  - Прошу извинить за опоздание. Я пришел, как только узнал о вашем возвращении. Они мне до сих пор ничего не говорили...
  - Спасибо, Феликс, я так рада видеть знакомое лицо, - Бетиция силилась улыбнуться, но в её глазах застыла боль.
  Молодой человек переминался с ноги на ногу.
  - Ваша сестра была очень... добра ко мне. Она перевязала мою рану.
  - Я уже наслышана, как вы отважно сражались за её честь.
  Феликс покраснел окончательно.
  - Ну... на самом-то деле меня вызвал на поединок её жених.
  Бетиция поморщилась.
  - Я ему не верю. Отец сделал ошибку, выбрав его. Я хочу отослать Родгара. И я была бы рада, если бы вы смогли присмотреть за моей сестрой.
  Юноша потупился.
  - Я обещал быть с вами. Но ваша сестра... она... она... я... я думал, вы погибли. Если бы не это, я бы никогда... Но теперь, - на его лице появилось страдальческое выражение.
  Бетиция всё же улыбнулась.
  - Бросьте, Феликс. Вы же знаете, я дала обещание стать жрицей. Не питайте ложных надежд. Я рада, что вы понравились моей сестре. Ей нужен кто-то, на кого она сможет опереться в тяжелый момент.
  - Но вы... Теперь, когда у вас есть шанс стать наследницей замка... я думал, что...
  Лицо Бетиции снова посерьёзнело.
  - Нет. Я не собираюсь отнимать титул у сестры. И у меня осталось мало времени. Очень мало. Я могу не успеть даже... - она осеклась и замолчала.
  - Что не успеть? Почему мало времени? Вы куда-то торопитесь? - удивился молодой человек.
  - Туда редко кто торопится... - Бетиция опустила глаза, - не важно. Забудьте об этом. Просто будьте рядом с Уртицией. Я вам доверяю. Какое счастье, что вы тогда попали в эту драку и не смогли нас сопровождать.
  - Но я не смог вас защитить! - вспыхнул юноша.
  - Вас бы просто убили.
  - Но
  Она жестом остановила его.
  - Вы можете доверять людям, которые пришли со мной. Постарайтесь защитить Уртицию до тех пор, пока сюда не придут... - она снова осеклась на полуслове, - вы поймёте, что я имела в виду.
  Феликс непонимающе смотрел на неё.
  - Я выполню любое ваше поручение, но я ничего не понимаю.
  - Вы поймёте. Но сейчас не время. Погодите немного.
  
  Родгар оценивающе смотрел на стоявшего перед ним капитана Игана.
  - Что скажете, капитан?
  - Столь неожиданное появление госпожи Бетиции, несомненно, вызовет определённые изменения, - уклончиво ответил тот.
  Родгар нервно сжал левый кулак. Правый лежал у него на груди плотно укутанный повязкой.
  - Как вы понимаете, - сказал он, - вы весьма уважаемый здесь человек, и ваша позиция крайне важна для нас. Солдаты исполняют приказы, но остальные люди в замке будут смотреть именно на вас. А без их поддержки солдатам будет сложно исполнять приказы. Не так ли?
  Иган едва заметно улыбнулся.
  - Несмотря на всё уважение к вам, кавалер Родгар, я никак не могу игнорировать мнение госпожи Бетиции. Она старшая дочь покойного графа, и её слово много значит.
  - С другой стороны, капитан, именно Уртиция привела вам под командование людей, наполнив вашу должность реальным весом.
  - Я ценю это. Но она младшая дочь...
  Родгар почесал подбородок.
  - Я также полагаю, что если госпожа Бетиция не будет претендовать на титул, и графиней останется Уртиция, то нам понадобится управляющий замком на случай отъезда её сиятельства. И этот управляющий будет располагать всей полнотой власти в её отсутствие. Возможно, даже во время своего пребывания в замке госпожа Уртиция согласится передать управление в его руки, чтобы не отвлекаться от своих занятий.
  - Неплохая идея, - осторожно согласился Иган.
  - Должность управляющего крайне ответственна и на неё может претендовать только безукоризненно верный госпоже Уртиции человек, и если бы вы...
  Родгар невинно посмотрел на Игана.
  Тот замялся.
  - Чисто теоретически права младшей дочери тоже имеют под собой весомые основания...
  - Так мы можем на вас рассчитывать?
  Иган кивнул.
  
  Уртиция прошла из угла в угол.
  - Румпль. Мне не нравятся обвинения моей сестры в твой адрес. Ты уверен, что мы не слишком увлеклись?
  - Тебя вело чувство мести, а теперь оно отступило. Я понимаю твои опасения. Но сделанного уже не вернёшь.
  - Неужели мы так далеко зашли?
  - Ординатура весьма щепетильна в подобных вопросах. Конечно, если никто не донесёт, то возможно, что она и не вмешается.
  - Я попробую уговорить Бети не горячиться.
  - Это было бы лучшим решением, хотя...
  - Что хотя? О чём это ты? - Уртиция остановилась и настороженно посмотрела на Румпля.
  - Мне непонятны мотивы вашей сестры. Она грубо обошлась с Малфридой, требовала удалить из замка других совершенно непричастных людей. Отчего это?
  - Возможно из-за нервного потрясения, - Уртиция пожала плечами.
  - Вероятно. Но нет ли здесь чего-то более глубокого?
  - Ты думаешь, она обижена, что мне достался титул? Брось, - Уртиция отмахнулась, - все знают, что она родилась всего полгода спустя, как отец женился. Он поклялся, что она его дочь, но дворянство никогда не примет её законной графиней. Поэтому-то отец и направил её в орден.
  - Пока ты жива, её не примут...
  - Что ты себе позволяешь! - девушка вспыхнула, - она моя сестра.
  Румпль низко поклонился.
  - Простите мою откровенность, ваше сиятельство, но я не могу скрывать...
  - Что ты не можешь скрывать? - она поглядела на него с подозрением.
  - Трудно не заметить, что ваша сестра и Феликс не так уж равнодушны друг к другу...
  Уртиция едва заметно вздрогнула и плотно сжала губы.
  - В подобных обстоятельствах даже родство может отступить на задний план, - добавил Румпль.
  - Она должна стать жрицей, - сухо ответила Уртиция.
  - Тем не менее, она уже поспешила увидеться с ним.
  Девушка сжала кулаки и снова зашагала по комнате.
  - Мне неприятно об этом говорить, но обвинением в занятиях тёмной магией, она очернит тебя в глазах молодого человека и одновременно предаст в руки Имперской Ординатуры, - тихо продолжал Румпль.
  - Она не может так поступить - прошептала Уртиция.
  - Мне жаль причинять тебе боль, и я был бы уверен в добрых намерениях Бетиции, если бы не её свидание с Феликсом.
  - Я тебе не верю! - она гневно вскинула голову, - эй, Фрикса, Мольфи, кто-нибудь?!
  Дверь приоткрылась, и в проёме возникло испуганное лицо Фриксы.
  - Вы что-то хотели, ваше сиятельство?
  - Где Феликс? Я должна сменить ему повязку.
  - Он это, в библиотеке. Прикажете позвать?
  - Что он там делает? Я же сказала, что ему нужен покой.
  - Он беседует с госпожой Бетицией. Так прикажете его позвать?
  - Нет... не надо... потом. Я сама... Перевязка не срочная. Можешь идти.
  Она развернулась лицом к стене. Её плечи странно дёрнулись.
  - Мне очень жаль, - тихо произнёс Румпль.
  - Нет, ничего страшного, - сухо ответила девушка, - но спасибо за сочувствие и честность.
  Она снова повернулась к нему лицом. В её глазах холодно поблескивал ледок.
  - Соберите людей в зале, Румпль. Мне нужно объявить моё решение.
  
  Мольфи спустилась к задней двери замка. Дверь выходила на склон холма и через неё открывался вид на луговину и далёкий лесок, позади которого, где-то за горизонтом, лежал её родной город. Мольфи уже давно выпросила у Фриксы ключ и частенько ходила сюда, просто вдохнуть свежего воздуха, свободного от вечных запахов большого хозяйства, и побродить по росистой траве. Когда она ходила, ей всегда лучше думалось.
  К её удивлению ещё в проходе она заметила отблески закатного солнца. Кто-то открыл дверь. Она была уверена, что никто не догадывается о её прогулках. После истории с волками Ларс настоял на том, чтобы все выходы из замка были постоянно закрыты.
  Привстав на цыпочки, она тихо прошагала вперёд и выглянула за поворот. Там был Ангис. Он сидел на корточках и почёсывал за ухом большого серого пса.
  Мольфи удивилась. Ей показалось, что она раньше не видела этой собаки в замке.
  Ангис что-то прошептал на ухо псу и ещё раз потрепал его загривок. Тот преданно смотрел в глаза человеку. В руке Ангис держал какой-то предмет. Мольфи показалось, что это подвеска в виде молоточка. Такие должны носить ординаторы. Странно, откуда она у Ангиса.
  Тот протянул молоточек псу. Зверь внимательно его обнюхал и снова уставился на человека. Ангис убрал подвеску в карман и выпрямился. Мольфи увидела рядом с ним ещё двух собак. Все трое пристально глядели на Ангиса. Их взгляд был странно застывшим, будто остекленелым.
  Человек достал из-за пазухи какой-то предмет. Приглядевшись, Мольфи с удивлением поняла, что это флейта.
  Ангис поднёс инструмент к губам, и его пальцы забегали по дырочкам, словно бы он играл какую-то мелодию. Но Мольфи была готова поклясться, что не слышала ни звука! Ей стало не по себе.
  Странный флейтист опустил инструмент и вытянул вперёд руку. Повинуясь его команде, собаки встали и молча потрусили вниз по склону в лес. И тут Мольфи стало жутко.
  Она попятилась за угол, развернулась и побежала. Выскочив во двор, бросилась в первую попавшуюся дверь. Ей казалось, что Ангис и его волки бегут за ней. Сидевший на скамеечке у входа тощий человек проводил её удивлённым лисьим взглядом. Под ногами зашуршала пожухлая осенняя трава. Это был дворик капеллы. Башмак зацепился за корень, и Мольфи ничком повалилась в заросли крапивы.
  - Разве ж можно так носиться...
  Чьи-то сильные руки вытащили её из переплетения жгучих ветвей. От крапивных ожогов у неё заслезились глаза. Мольфи протерла их рукавом, размазав по лицу зелёный сок и грязь.
  Перед ней стоял плотный человек в походной куртке, подпоясанной выцветшим жреческим кушаком. Увидев её чумазую физиономию, он не сдержал улыбки. Мольфи насупилась и высвободила руку.
  - Спасибо, но я спешу.
  - Куда, если не секрет? Неужели в храм, - он протянул руку в направлении капеллы.
  - Может и туда... - Мольфи недоверчиво разглядывала собеседника, ей казалось, что она уже когда-то его встречала.
  - Тебя зовут Малфрида?
  - Да. А откуда... Постойте, я вас помню. Я видела вас летом. В лесу. На опушке... - она замолчала и немного попятилась.
  - Я тоже это помню, - кивнул Ялмар, - и я хочу с тобой поговорить.
  - О чём? - подозрительно спросила девушка, - я, вообще-то, не разговариваю с незнакомцами.
  - О твоей госпоже.
  - Уртиции? Почему вы хотите про неё говорить? - подозрительность в её голосе только усилилась.
  - Потому, что ей грозит опасность, а ты можешь её предотвратить.
  Мольфи закусила губу. Её терзали сомнения. Наконец, она решилась.
  - Хорошо, я поговорю с вами. Но недолго. А то меня будут искать.
  Ялмар жестом указал на каменную скамеечку.
  - В ногах правды нет, садись.
  
  Разговор с Бетицией привёл Феликса в достаточно мрачное расположение духа. Она явно чего-то недоговаривала, да и выглядела не слишком здоровой. Молодого человека готовили скорее на роль солдата, чем целителя и понять в чём дело он не мог. Но одним только лишь нервным потрясением объяснить состояние девушки было нельзя.
  От этих мыслей его отвлёк голос капитана Игана.
  - Вот вы где. Госпожа Уртиция никак не может вас найти...
  - Да, - несколько рассеянно отозвался Феликс, - что вы сказали? Она меня ищет?
  Иган кивнул.
  - Она у себя?
  - Не спешите. Она собиралась приготовить какое-то снадобье для вас и просила меня спуститься в погреб за кувшином вина. Раз уж вы всё равно к ней пойдёте, не захватите кувшин? Мне ещё нужно отдать ряд распоряжений, и не хочется задерживать её сиятельство.
  - Конечно, - согласился юноша.
  - Кувшин должен быть внизу. Вам нужно его только взять, - Иган сделал неопределённый жест в сторону небольшой двери в стене.
  Феликс быстро сбежал по лестнице и попробовал оглядеться. В винном погребе не было окон и свет попадал внутрь только через дверной проём. В полумраке вокруг громоздились пузатые бочки и штабеля бутылок. Ничего похожего на кувшин на глаза не попадалось. Феликс сделал несколько шагов вглубь погреба, надеясь, что тот стоит на одном из столов. Позади глухо ударила дверь и стало темно. Очень темно.
  - Эй, откройте её обратно! Мне здесь ничего не видно!
  Ответом ему был лязг щеколды.
  Феликс пробурчал про себя что-то должное обозначать ругательство и побрёл к двери. Окружавшая его темнота была абсолютной. Сколько он не напрягал зрение, даже проблеска света не возникало в окружившем его мраке. Колено ударилось обо что-то твёрдое, он резко отшагнул в сторону, и тьма озарилась фейерверком ярких вспышек.
  - Ах ты... - Феликс довольно болезненно приземлился на каменный пол.
  Он дотронулся пальцами до лба. Определённо будет шишка. Встал на ноги и сообразил, что потерял направление.
  - Эй, кто-нибудь?
  Его голос слабым эхом отразился от массивного каменного свода. Винный погреб был глубок и вряд ли кто-то во дворе смог бы расслышать его крики.
  
  Мольфи вбежала в зал одной из последних. Уртиция поглядела на неё с упреком.
  - Я упала, - ответила Мольфи, - мне пришлось умыться и сменить платье...
  Графиня отвела от неё взгляд и крепче ухватилась за подлокотники резного кресла.
  К ней шла Бетиция.
  - Урти, ты меня звала? - девушка с некоторым недоумением оглядела собравшихся в зале людей.
  - Да, сестра. Я обещала, что подумаю над твоим предложением. Я подумала.
  Бетиция нахмурилась.
  - Тогда почему все эти люди ещё здесь, - она обвела рукой окружавших кресло Мольфи, Румпля и Родгара.
  - Потому, что они остаются в замке пока я не приму другого решения, - в голосе Уртиции зазвенел холодный металл.
  - Что?! Ты понимаешь, что творишь!? Урти! Ты не должна так поступать, они тебя погубят!
  - Я уже достаточно взрослая, чтобы самой решать с кем общаться.
  - Ты просто ещё не понимаешь, - Бетиция огляделась, - если ты не готова выгнать их, я сделаю это сама! Ларс, Иган, я приказываю!
  Кастелян сделал неопределённое движение, переводя недоумевающий взгляд с одной сестры на другую. Иган остался неподвижен.
  На лице Бетиции появилась растерянность.
  Уртиция поджала губы.
  - Я рада, что слух о твоей гибели оказался ложным. Но я не позволю тебе распоряжаться здесь и посягать на близких мне людей!
  - Что ты такое говоришь, Урти! Какие близкие люди?! Ты приютила змею!
  - И ты хочешь приютить её вместо меня? - Уртиция сжала резные подлокотники так сильно, что её пальцы стали фарфорово-белыми.
  - О чём ты? Я тебя не понимаю.
  - Ты прекрасно всё понимаешь. Ты с ним встречалась!
  - С кем? Урти, что с тобой? Что они с тобой сделали? - Бетиция испуганно смотрела на заледеневшее лицо сестры.
  
  Феликс ощупал каменную стену. Значит, в этом направлении тоже нет двери. Он присел на корточки и перевёл дух. Что ж. Осталось ещё две стены и в одной из них точно должен быть выход... Хотя, судя по звуку щеколды, он наверняка заперт. Только попадись ему тот шутник, что это выкинул!
  Где-то над ним лязгнул ржавый металл. Ворвавшийся лучик света показался ему ослепительным и юноша даже сощурился.
  - Господин Феликс, вы здесь?
  - Да. Кто это? Что за шутки? Какого... хм, зачем дверь заперли?
  - Это я, Лотакинт, быстрее поднимайтесь. Нужно спешить или будет поздно. Скорее!
  
  Вбежав в зал, Феликс сначала увидел растерянно стоявшую в центре Бетицию. На мгновение ему показалось, что она сейчас упадёт без чувств.
  - Одумайся, Урти! Ты будешь горько жалеть об этом! Будешь... - голос Бетиции показался Феликсу чужим, хриплым и срывающимся.
  - Я сама разберусь со своими призраками!
  Юноша поглядел на Уртицию и вздрогнул. Она сидела в кресле, наклонившись вперёд, лицо было мертвенно бледным, а в глазах пылал холодный огонь.
  За её спиной недвижно стояли довольный Румпль и растерянная Мольфи.
  - Остановитесь!
  Он еще не успел перевести дух после бега и его голос сорвался в фальцет, прозвучав довольно нелепо.
  Румпль раздражённо приподнял бровь. Уртиция перевела взгляд на Феликса.
  - Урти! Что ты делаешь? - он бросился через весь зал к креслу, - зачем? Ты же не такая, я же знаю...
  На её бледном лице проступил румянец.
  Феликс взбежал по ведущим к креслу ступеням и остановился перед ней.
  - Ты же добрая. Я знаю, - повторил он.
  - Зачем ты с ней встречался... - очень тихо спросила она.
  - Я должен был. Я не смог её защитить тогда... А теперь она просила меня защитить тебя.
  - Меня?
  Феликс кивнул.
  - Не отталкивай тех, кто хочет тебе помочь, Урти. Пожалуйста.
  - Я думала... мне казалось... - её голос дрогнул и лишился холодного льда, - ты ведь можешь остаться... здесь, в замке... со мной?
  - Только скажи.
  Уртиция перевела взгляд на сестру.
  - Ты правда его об этом просила?
  Бетиция молча кивнула.
  Графиня растерянно коснулась пальцами виска. Потом в её глазах снова блеснул лёд, и она резко повернулась к Румплю.
  - Ты меня обманул!
  - Да, я тебя обманул, - спокойно ответил тот.
  - И ты так просто об этом говоришь?
  - Да. Потому, что я сделал это для твоей же пользы.
  - Моей?!
  - Ординаторы тебя не пощадят. В лучшем случае ты закончишь свои дни в камере, в худшем на костре... Я же дам тебе власть и силу. Такую власть, и такую силу, что тебе даже не снились. Подумай об этом, Уртиция.
  - Она моя сестра. Ты чуть не поссорил меня с родной сестрой! - она выговаривала слова медленно и отчётливо, - ты воспользовался мной как инструментом! Ты мной манипулировал!!
  Она резко отвернулась.
  - Можешь взять свои власть и силу с собой. И чтобы к утру ни их, ни тебя здесь не было...
  Румпль лишь тяжело вздохнул.
  - Идиоты... Меня окружают идиоты. Всё, буквально всё приходится делать самому.
  Он медленно обошёл кресло и спустился с возвышения. Феликс нехотя уступил ему дорогу и проводил недобрым взглядом.
  Румпль прошёл по ковровой дорожке и остановился в нескольких шагах от Бетиции. Резко повернулся и спросил.
  - Уртиция. Ты уже много знаешь о болезнях. Скажи, здорова ли твоя сестра?
  Её глаза сощурились.
  - Тебе какое дело?
  - Ты знаешь, что нет. Её лёгкие давно сжигает болезнь. Ей осталось жить неделю, а может и меньше.
  - Ты лжёшь, - едва слышно произнесла Уртиция.
  - Нет, - глухо отозвалась Бетиция, - он не лжёт. Это так. Подземелья Кедога убили меня. Но к счастью я успела спасти тебя...
  - Бети! Нет! Мы тебя вылечим, - Уртиция соскочила с кресла и бросилась к сестре.
  - Поздно, - Румпль покачал головой, - слишком поздно. Твоя сестра пожертвовала собой ради тебя.
  - Мы найдём лекаря!
  Румпль снисходительно усмехнулся.
  - Где? В Кедоге? Она умрёт раньше, чем он сюда доберется. Да и лекарь вряд ли поможет. Лишь очень могущественный жрец-целитель может что-то сделать. Но их нет в ваших краях.
  - Не зли меня, - очень тихо сказала Уртиция, - или ты покинешь мой замок через стену с петлёй на шее! Уходи, пока я отпускаю тебя живым.
  - У меня есть другое предложение. Я останусь и сохраню жизнь твоей сестре.
  - Не соглашайся, это ловушка, - Бетиция сделала шаг вперёд, - прогони его.
  Уртиция нерешительно переводила взгляд с сестры на Румпля.
  - Ты всего лишь учитель, разве ты можешь её спасти?
  - Ты ещё не поняла? Я не просто учитель. Я Кордред Многоумный, и я делаю тебе предложение. Твоя сестра не умрёт, а взамен я останусь в замке.
  - А если я решу выгнать тебя потом, когда ты её вылечишь? - спросила Уртиция.
  - Умная девочка. Правильно мыслишь. Поэтому я не вылечу твою сестру, пока не сделаю всё, что мне здесь нужно. Но и умереть я ей не дам.
  - Не соглашайся... - прошептала Бетиция, - не...
  Она пошатнулась и, задыхаясь, осела на пол. На бледной шее выступили посиневшие вены.
  - Что ты с ней сделал, - Уртиция бросилась к сестре.
  - Пока ничего. Но если ты будешь слишком долго раздумывать, то я уже не смогу её спасти.
  Девушка повернулась к Кордреду.
  - Хорошо. Что ты хочешь в обмен на жизнь моей сестры?
  - Твой замок. Не бойся. Только на время. Я ещё не всё успел сделать.
  - Если она умрёт, я тебя из-под земли достану, - холодно пообещала Уртиция.
  Кордред лишь улыбнулся.
  - Так ты согласна?
  - Да... Только сделай что-нибудь, она же умирает.
  Колдун подошёл к Бетиции и положил руку ей на грудь. Девушка вздрогнула и сделала несколько судорожных глотков воздуха. В закатившихся было глазах появилось осмысленное выражение, и она немного пошевелила рукой.
  - Но она будет под моим надзором, - сухо произнёс Кордред, - а тех проходимцев, что её сопровождали, бросьте в темницу, я займусь ими позже.
  
  Труда разглядывала Себастина через просвет между штакетинами. Тот скинул кожаную куртку и, фыркая, с наслаждением умывался у колодца.
  Девушке показалось, что кто-то тронул её за колено. Она с удивлением опустила взгляд и увидела большого волка, обнюхивавшего её подол. Горло перехватило, она едва слышно пискнула и прижалась к бревенчатой стене мельницы. Перед ней стояло не менее дюжины серых зверей и все они беззвучно на неё смотрели. Труда судорожно впилась пальцами в тёмно-коричневые брёвна сруба. Ноги стали ватными, и она медленно поползла по стене вниз.
  Волк ещё раз сосредоточенно обнюхал её платье и, отвернувшись, подошёл к забору. Посмотрел, втянул носом воздух и, протиснувшись через дыру, неслышно зашагал к Себастину. Остальные звери последовали за ним.
  Труда приподнялась и ухватилась руками за штакетины. Ординатор ничего не замечал и продолжал умываться. От первого волка его отделяло уже всего несколько шагов.
  - Берегись, сзади! - закричала девушка.
  Волки на секунду замерли, и этого хватило, чтоб Себастин обернулся и успел перескочить через колодец, который оказался между ним и волками. Это дало ему несколько секунд, чтобы добежать до штабеля дров у стены. Тут большой матёрый зверь отрезал ему путь к двери. Прочие, обогнув колодец, заходили сзади. Себастин швырнул в них несколько поленьев, и выдернул из колоды топор.
  Это не остановило волков, беззвучной серой массой они бросились в атаку. Первого ординатор сбил ударом топора, но следующий за ним вцепился в топорище и повис на нём всем весом. Себастин попытался его стряхнуть, и на какой-то момент упустил из виду матёрого вожака. Тот молниеносно прыгнул.
  - Нет! - взвизгнула Труда, и метнула попавшее под руку полено в зверя.
  Кусок дерева угодил не в волка, а в Себастина, заставив того качнуться, и вместо горла жёлтые волчьи клыки скользнули по обнажённому плечу, оставив две влажные алые борозды.
  Ординатор левой рукой выхватил из-за спины кинжал и несколько раз полоснул висевшего на топоре волка. Третий взмах достиг цели, и зверь, хрипя, тяжело упал на рассыпанные под ногами щепки.
  Промахнувшийся вожак припал к земле, вздыбив шерсть, и остекленело глядя на ординатора. Остальные волки неуверенно топтались позади. Два самых крупных, не считая вожака, зверя лежали на земле мёртвыми.
  - Труда, прячься, живо! - крикнул Себастин, - я их задержу.
  Девушка схватила прислонённые к стене вилы и бросилась на волков.
  - Назад! Куда?! Назад!
  - А-а-а-а!!
  Труда с криком попыталась ткнуть вилами одного из зверей, но тот с лёгкостью увернулся. Она потеряла равновесие и упала на колени.
  - О, нет! Зачем?! - вскрикнул Себастин.
  Волк лишь обнюхал Труду и снова обернулся к ординатору. Испуг на лице Себастина перешёл в удивление.
  Труда упрямо поднялась на ноги и направила следующий удар на вожака. Тот уклонился, схватил рукоять вил зубами и с неожиданной силой вырвал оружие из её рук, так что та опрокинулась навзничь. Зверь взмахом головы отбросил вилы и бросился к девушке, но топор Себастина достиг его шеи чуть раньше, чем клыки сомкнулись на горле Труды. Отрубленная голова вожака упала ей на грудь, сухо клацнув зубами.
  Себастин резко повернулся к волкам, удерживая топор двумя руками. Звери пятились. В их зрачках тупое остекленение сменял испуг. Ведшая их сила отступила, и они врассыпную бросились в лес.
  Ординатор выпустил топор и упал на колени. Труда отбросила волчью голову и прижалась к Себастину.
  - Я думала они тебя разорвут.
  - Я тоже... - он тряхнул головой и строго посмотрел на девушку, - но это не повод так рисковать! Я же тебе сказал, чтобы ты пряталась. Ты цела? Ты же вся в крови!
  - Это волчья, - прошептала она...
  Себастин поднялся, и посмотрел на три лежавших перед ним серых туши.
  - Ничего не понимаю. Первый раз вижу таких странных волков.
  Он почесал в затылке и добавил.
  - И куда только запропастилась эта Ординатура. Они уже дней пять как должны были здесь быть... Неужели с моим письмом что-то случилось?
  
  
  Глава 11
  
  Тоутон хмуро разглядывал дверь камеры.
  - Крепкая, - вздохнул Грен, - старая, но ещё крепкая...
  - Шам вижу, - Тоутон сплюнул, и осуждающе посмотрел на Ялмара, - говорил я тебе, капеллан, ришковое это дело...
  Тот ничего не ответил.
  - И кто меня жа яжык тянул, - продолжил лучник, - школько ведь уже обещал не ввяжыватьша...
  - Да ладно тебе, - проворчал Грен, - кому-то должно было повезти. В этот раз не нам...
  - Да жнаю, - Тоутон пнул дверь ногой, - никуда я бы ваш одних не отпуштил. Но вшё равно обидно.
  В зарешечённом окошечке в стене показалось широкое лицо, густо заросшее рыжей бородой и усеянное веснушками. Оно внимательно разглядывало пленных. Потом поинтересовалось.
  - Эй, земляк. Мечник. Я тебя помню. Ты ещё в роту вербовался.
  Грен кивнул.
  - Жалко тебя к нам не взяли, - посетовал рыжий, - так бы ты с этой стороны решётки остался. А ты чьих будешь?
  - Я Грен. Из сыновей Лейта.
  - Сыновей Лейта, которые из Малого Замка, сыновей Лейта, которые с Вершин, или сыновей Лейта, которые из Озёрной долины?
  - Из настоящих сыновей Лейта. Из Малого Замка, старшего семени Лейта, сына Олфа Чёрного, короля Озёр. А ты сам кто будешь? Почему я должен называться первым?
  - Я Броган из сыновей Конха. Мой род идёт от старых королей Дикого Пика. Мои предки жили в горах задолго до того, как твои вылезли из чернолесских болот, мечник.
  Обычно молчаливый и спокойный Грен побагровел.
  - Мои предки еще двадцать поколений назад выбили твою родню из Седых гор, и загнали в скалы и ущелья за Озёрами! Место моего клана в Долине Королей выше твоего.
  - Безродные разбойники! - зарычало рыжее лицо за окном, - вы одной крови с людьми равнины! Ваше место у дверей, а не у очага!
  - Раскрашенные голодранцы! - Грен вскочил и подбежал к оконцу, - гномское отродье!
  Рыжее лицо исчезло.
  - Не надо было так, - покачал головой Тоутон, - жемляки же, вдруг он бы нам помог чем...
  С улицы донеслось рычание горца:
  - Откройте! Выпустите его оттуда!
  - Хотя ш другой штороны... - Тоутон внимательно посмотрел на дверь, которая слегка подёргивалась.
  - Выпустите эту белобрысую жердь, я его голыми руками порву! - раздавалось из-за окованных ржавым железом досок.
  Грен забарабанил в дверь изнутри, сопровождая это многословными пояснениями того, что он думает о потомках Конха и ещё какого-то Эснеха.
  - Дикие люди, - вздохнул Тоутон, - одно шлово, горцы. Разве ж можно так нервничать из-за королей, чьи кошти иштлели много веков назад?
  С улицы донёсся плеск воды и фырканье. Потом пара невнятных ругательств.
  В оконце снова возникла конопатая физиономия. На этот раз борода потемнела и слиплась от вылитой на неё воды.
  - Я ещё с тобой разберусь, - пообещала она, мрачно сверкая глазами, и исчезла.
  Грен плюнул физиономии вслед, и, бурча что-то себе под нос, забился в угол.
  
  Кордред внимательно смотрел, как солдаты во дворе сгружают с подводы окованный железом сундук. Небольшой, он был очень тяжёл, и четверо наёмников, пыхтели и сгибались под его весом, перетаскивая сундук в подвал. Уккам суетился вокруг и отдавал какие-то распоряжения.
  Кордред довольно потёр руки и отвернулся от окна.
  - Отлично. Его доставили. Значит, каменотёс сможет закончить свою работу уже завтра.
  Он поднял глаза на Родгара и добавил.
  - Как твои ожоги?
  - Прекрасно... - на лице Рейса читалась злобная ирония.
  - Только вот этого не надо. Подумаешь, руку обожгли... Да, больно. Но иногда приходится терпеть.
  - Избавь меня от своих поучений, Кордред, - пробурчал Родгар.
  - Зря, - колдун, подоткнул мантию, и опустился в кресло, - никогда не следует отказываться от возможности стать немножко умнее, или хотя бы узнать что-то полезное.
  - Что например?
  - Ты зол на девушку. Да, она причинила тебе боль... Во многом даже сама не отдавая отчёта в своих действиях. Она ещё не в состоянии контролировать собственную мощь...
  - Которую ты ей так опрометчиво дал.
  Кордред хмыкнул.
  - Ты хочешь всю жизнь прожить без риска? Увы, без большой игры не бывает больших ставок.
  - А каковы твои ставки? Ты хочешь в одиночку потягаться с Империей? Думаешь, она хотя бы споткнётся, растаптывая тебя в прах?
  Кордред нахмурился.
  - Ты не видишь дальше своего длинного чернолесского носа. Я не собираюсь тягаться с Империей в открытую. Её время ещё не пришло. Но оно придёт, обязательно придёт. И я сделаю всё, чтобы его приблизить.
  Родгар недоверчиво покачал головой.
  - Не веришь? - брови Кордреда вопросительно приподнялись, - зря. Империя сильна верой своих жителей в свою правоту. Достаточно посеять среди них зёрна сомнения и неверия, и она рухнет. Рухнет, как карточный домик. И если мне повезёт, я ещё смогу это увидеть.
  Он нервно провёл рукой по седеющим волосам.
  - Но я не собираюсь драться с ней прямо сейчас...
  - Тогда почему ты не бежал? Почему застрял в этом замке? И что ты задумал? Почему сказал графине, что уйдёшь?
  - Я её сломаю. Она горда и не поддалась. Но никуда она не денется, подчинится. Она станет одним из тех, кто будет сеять здесь тот ветер, что однажды поднимется бурей...
  - Если её сестра знала, кто ты, значит об этом знают и другие. И когда это знание дойдёт до Ординатуры - вопрос только времени.
  - Да. Это плохо. Ангис клялся, что его волки добрались до этого ординатора, но кто знает...
  - Какого ещё ординатора? - голос Родгара задрожал.
  - Не трусь. Я всё контролирую.
  - Я, знаешь ли, вполне достаточно натерпелся от обожжённой руки, чтобы мог думать о костре спокойно! Если Ординатура появилась в окрестностях замка, это значит, что нам требуется срочно уносить ноги! Срочно! Ты это понимаешь?!
  - Не суетись. Я должен сломать этих девчонок. Они мне нужны. Если дело обернётся совсем плохо, мы уйдём на восток. За море. Но рыжую я уведу с собой. Мне нужна верная помощница.
  - Ты с ней не справишься...
  - Ты меня не знаешь, - усмехнулся Кордред, - я справлюсь.
  - Лучше не ждать. Бежим сразу.
  - Нет. Пути к отходу я подготовил, но пока рано. Этот замок должен стать моей опорой в границах империи. Когда она рухнет...
  - Кордред! Империя не рухнет. Дом не упадёт от того, что одна крыса подгрызла единственную опору!
  - Как же ты близорук, - рассмеялся колдун, - крыса лишь ждёт, когда поднимется ветер с нужной стороны, чтобы подгрызть опору.
  - Какой ещё ветер? О чём ты?
  Кордред лишь загадочно подмигнул.
  Родгар наморщил лоб.
  - Волки... Ангис. Я не задумывался... Постой. Ангис был с тобой на Востоке, но он не мог научиться там обращаться с волками! Неужели?! Ты ведь еще в Снотицах что-то говорил про степь... Ты хочешь сказать, что ты рассчитываешь на кочевников?
  Родгар побледнел.
  Колдун загадочно улыбнулся.
  - Я ничего не хочу сказать...
  - Ты в своём уме, Кордред?! С ними нельзя договориться, они превратят всё в пустыню! Это немыслимо! Даже с морскими варварами можно хоть как-то иметь дело, но не с кочевниками!
  - Ты в плену иллюзий. Иметь дело можно со всеми. Даже с каннибалами Южных Морей. Впрочем, я не знаю, чего ты там себе вообразил. Я лишь планирую закончить обучение девочек и отправиться на Восток, когда буду уверен, что этот замок останется моей надёжной опорой. А что будет потом... Кому это ведомо? Поживём, увидим.
  - Ты безумен, - прошептал Родгар.
  - Время покажет, кто из нас двоих разумнее, - пожал Кордред плечами.
  
  - Эй, там, ещё пива! - Гарвен оттолкнул опустевшую кружку, и оценивающе посмотрел на суетившуюся между столов девицу.
  Полновата, но симпатичная. Жить определённо было хорошо. В его радужные мысли вкралось раздражающее чувство собственной неправоты. Он потряс головой, отгоняя не вовремя проснувшуюся совесть.
  Однако неуместные воспоминания назойливо всплывали перед глазами, возвращая его в прошлое...
  
  Лампрехт нервно озирался, словно даже здесь, на мельнице, его могли настигнуть.
  - Не бойся, - Себастин пододвинул гостю тарелку с хлебом и зелёным луком, и глиняную кружку, - лучше поешь.
  - Я должен вернуться в замок сегодня. Иначе они заметят...
  - Вернёшься. Но подкрепиться перед дорогой всё равно не мешает.
  Себастин обернулся к стоявшему в углу пленнику.
  - Послушай, Гарвен, что ты думаешь насчёт того, чтобы навестить замок.
  Краска схлынула с лица наемника, и он повалился на колени.
  - За что? Только не туда. Нет...
  - Надо, Гарвен, надо. Ты же хочешь искупить свою вину?
  - Лучше в тюрьму, на галеры! Не пойду я туда, лучше уж сразу на воротах повесьте...
  - Неплохая мысль, - мрачно посмотрел на него ординатор.
  На секунду Гарвен засомневался, не погорячился ли он, но тут в его памяти возникло лицо Ангиса, и сомнения исчезли.
  - Вешайте, но туда я не пойду! Только не к этому монстру...
  Себастин опустился на лавку и задумчиво посмотрел на Гарвена.
  - Да уж. Даже если я тебя заставлю, толку всё равно не будет. Что же делать...Не могу же я разорваться? Да и Ялмар, конечно, тёртый калач, но любой может ошибиться. Девчонка не так проста, как кажется.
  Он обернулся к Лампрехту.
  - Хорошо. Вернёшься, скажи этому, Латоникту...
  - Лотакинту, - поправил его гонец, не отрываясь от хлеба с луком.
  - ... да, я это и хотел сказать. В общем, передай ему, что я всё понял и думаю, как поступить. Помощь будет самое большее через пару дней.
  Потом он снова посмотрел на Гарвена.
  - Ну не хочешь в замок, будет тебе другое задание.
  
  Приземлившаяся на столик новая кружка отвлекла наёмника от воспоминаний. Он с жадностью сделал несколько глотков.
  В конце концов, он тогда пообещал Себастину выяснить, не появлялись ли в округе люди из Ординатуры, и если нет, то добраться до Кедога и сообщить герцогу Орсино... Но что может ему помешать бросить всё это дело и убраться подобру-поздорову из здешних мест, позабыв про обещания?
  Перед его мысленным взором снова возникло лицо Ангиса и он поперхнулся, залив рубашку тёмным пивом. Ладно, до Кедога ему так и так по пути. Других дорог тут особо и нету. А там посмотрим, как оно обернётся.
  
  Мольфи поставила чашку на столик в изголовье.
  - Выпейте отвар, ваша милость.
  - Зачем?
  - Вам станет лучше...
  - И что это изменит? Думаешь, я не знаю, что задумал твой господин? Мне он, рано или поздно, даст умереть, а мою сестру обречёт на худшее... И ты лишь частичка его плана.
  - Неправда. Я хочу вам помочь!
  Бетиция перевела застывший взгляд с потолка на горничную.
  - Ты думаешь, я тебе поверю?
  - Почему вы на меня так злы, ваша милость?
  - У меня слишком мало сил, чтобы противостоять вам, но вот уж быть любезной с тюремщицей мне совершенно необязательно.
  Мольфи обиженно насупилась.
  - Я не тюремщица.
  Бетиция повернула голову на подушке.
  - А кто?
  - Я только хочу помочь. Вам и вашей сестре.
  - Поэтому ты вовлекла её в ваши тёмные ритуалы?
  - Не было никаких ритуалов! Я лишь... лишь немного училась. Мы учились. Румпль учил нас вместе. Я никакая не колдунья. Я не сделала ничего дурного. Разве в том, чтобы узнавать новое есть что-то плохое?
  В глазах Бетиции промелькнул интерес.
  - Не похоже, чтобы ты лгала... Ты действительно этого не понимаешь?
  Мольфи отрицательно покачала головой.
  - Магические знания как нож. Им можно нарезать хлеб, а можно убить. Ты ведь не дашь острый нож в руки младенца?
  - Нет, конечно.
  - Так и магию нельзя давать в неподготовленные руки. Ты знаешь историю древности?
  - В общих чертах, - замялась Мольфи, - надеюсь, что знаю. Мне так кажется...
  Бетиция едва заметно улыбнулась.
  - Ты слишком нерешительна для закоренелой чернокнижницы. Так слушай. Когда-то давно люди, овладев магией, построили могущественную империю. Они стремились к власти и силе и делали всё, чтобы этого добиться. В какой-то момент их могущество возросло настолько, что мир содрогнулся. Великие Льды растаяли, цветущие земли стали пустыней или погрузились на дно морское... Могущественные волшебники пали, сражённые мощью, которую породив, не смогли контролировать. Цивилизация погибла, и мир погрузился в хаос. Сначала люди стали убивать магов и жечь книги, опасаясь, что волшебники разрушат мир окончательно, но увидев, что и сами превращаются в диких зверей, одумались и всё же стали понемногу использовать волшебство.
  - И что, чародеи могут и снова покачнуть основы мира? - прошептала Мольфи, глядя на Бетицию широко раскрытыми глазами.
  - Нет. Теперь люди стали умнее и ограничили применение магии, опутав её множеством законов и предписаний.
  - Но ведь маги сильны! Что мешает им нарушить предписания?
  - Все люди способны воздействовать на магические отражения мира. Но одни могут делать это явно, как ты. А другие лишь немного колыхают магические сущности, сами этого не понимая. Но если их действия объединить в едином ритме, то мощь этих слабых колебаний многократно возрастает. Жрецы способны управлять этим ритмом и если маг опирается на собственные силы и умения, то жрец - на соединённую мощь всей паствы. И никакой маг не сможет этому противостоять.
  - Тогда зачем вообще нужны маги? Ведь жрецы владеют куда большей мощью?
  - Маги способны действовать по своей воле, жрецы - лишь исполняют то, что должны. Волшебник - подобен молоту, жрец - тарану, раскачиваемому паствой. Тараном можно выбить дверь, но им нельзя забивать гвозди. Они дополняют друг друга, и пока они находятся в гармонии, мир незыблем.
  - А Румпль хочет нарушить эту гармонию?
  Бетиция кивнула.
  - Он пытается сочетать мощь тарана и универсальность молота. Есть три пути к волшебству. Путь знания, путь служения и путь сделки.
  Мольфи присела на стул и буквально смотрела в рот продолжавшей рассказывать Бетиции.
  - Путём знания идут маги, путём служения жрецы. Первые рассчитывают на собственные силы и умения, вторые получают силу в обмен за службу. Но есть те, кто пытается овладеть чужой силой, управляя ею по своей воле. Их питают разрушительные эмоции людей - злоба, зависть, страх, неудовлетворённые амбиции. Ещё в древние времена одарённые маги догадались, как можно использовать порождаемые этими мыслями колебания магического отражения в своих целях.
  - Но выходит, они в чём-то подобны жрецам? - удивилась Мольфи.
  - В чём-то да. Но есть разница. Жрецы опираются на силу добровольной веры, колдуны - на неуправляемые страсти и эмоции. Жрецы способны лишь на то, что позволяет их вера, колдуны используют полученные силы в своих целях и по своему усмотрению. Но свобода их воли - иллюзия. Они заключают своего рода сделку - используя тёмную магию, они должны порождать эмоции её создающие. Они окружают себя слугами и клевретами, чьей силой они питаются. В конце концов, они теряют над собой контроль, превращаясь в рабов той стихии, которой захотели управлять.
  Она вздохнула.
  - Теперь ты понимаешь, на что он обрёк тебя и мою сестру?
  Мольфи кивнула.
  Бетиция откинулась на подушку.
  - Я устала. Мне тяжело говорить так долго. Иди.
  - Но... но хотя бы выпейте отвар.
  Она протянула ей чашку. Бетиция сделала несколько глотков.
  - Спасибо. Подумай о том, что я тебе сказала. Возможно ещё не поздно.
  
  Родгар с содроганием рассматривал свою обожжённую кисть. Влажная рана местами уже начала затягиваться блестящей розовой кожицей.
  - Даже шрама не останется... ну почти, - заверила его Фрикса.
  Она взяла из миски пропитанный лечебным бальзамом лоскут и начала бинтовать руку. Родгар скрипнул зубами. Девушка старалась бинтовать как можно нежнее, но лишённая кожи плоть отзывалась тупой болью на любое прикосновение.
  - Вот и всё, - с губ Фриксы сорвался облегчённый вздох.
  Родгар убрал руку в висевший на шее платок.
  - Спасибо, Фрикса, можешь идти.
  Он проводил её взглядом и задумчиво уставился в стену.
  - Этот безумец нас всех погубит, - пробормотал он едва слышно.
  Словно в ответ за спиной хлопнула дверь. Он нервно вздрогнул и обернулся. Перевязь, на которой висела рука, больно врезалась в шею.
  В дверях стоял Уккам.
  - Моя работа завершена, добрый господин, - негромко произнёс мастер, - мне пора ехать.
  - Кордред тебе заплатил?
  - Сполна, добрый господин, - Уккам слегка поклонился.
  Родгар немного сдвинул перевязь, чтобы не так резала шею.
  - Помнишь, ты как-то сказал, что обязан мне жизнью? Боюсь, что этот долг пришёлся бы мне сейчас очень кстати...
  Он горько усмехнулся.
  Уккам с серьёзным видом достал из кошеля на поясе какой-то небольшой предмет и протянул его собеседнику. Родгар с удивлением взял его здоровой рукой. В ладони оказался небольшой каменный брусочек. На одной из граней были вырезаны какие-то символы.
  - Что это? - молодой человек поднял взгляд на мастера.
  - Вексель.
  - Не понимаю...
  - Вы спасли меня, добрый господин. Я должен вам жизнь. Если будете в Серениссе, найдите в квартале чужеземцев звездочёта по имени Бакрам Гуслия, дайте ему эту вещь и скажите, что вас послал Уккам Каменотёс. Он вернёт мой долг...
  
  - Я спрашиваю, что это такое?
  Лицо герцога Орсино приобрело заметный багровый оттенок. В руке он сжимал кусочек бумаги с обожжёнными краями.
  - А я откуда знаю, дорогой? - удивилась герцогиня, - ты, кажется, чем-то расстроен?
  - Ты не знаешь?! Я тебе скажу! Это письмо вчера служанка нашла в камине. Оно закатилось в дальний угол и не сгорело до конца.
  Виола глядела на супруга пытаясь сообразить, к чему тот клонит.
  - Надеюсь, это не было что-то важное?
  - Важное?! - герцог надулся и засопел, - несомненно. Оно адресовано тебе!
  - Мне?! - герцогиня искренно удивилась, - но почему оно вдруг очутилось в камине?
  - Ты у меня спрашиваешь?
  - Я не имею привычки бросать письма в камин, - холодно возразила Виола, - от кого оно?
  - Вот и мне тоже очень интересно, кто начинает письма к моей жене со слов querida mia - "моя дорогая"!
  - Дай сюда!
  - Нет, я хочу знать!
  - Давай, - герцогиня выдернула письмо из руки супруга и начала разворачивать побуревшую с чёрными пятнами бумагу.
  Орсино надулся и засопел ещё громче.
  - Перестань фырчать, - оборвала его Виола, - это от моего брата. Я узнаю его почерк. А ты уже вообразил себе невесть что...
  В её голосе послышалось удовлетворение ревностью мужа.
  Орсино шумно выдохнул.
  - О, нет! Какой ужас! - она вздрогнула и чуть не выронила листок.
  - Что случилось?! - испуганно спросил герцог.
  Виола посмотрела на него округлившимися глазами.
  - Отец Герговио ещё здесь?
  - Он вроде остановился лигах в пяти к северу. В обители Алой Розы.
  - Срочно пошли туда людей... Нет, слишком долго. Я сама поеду. Что ты стоишь как истукан?! Немедленно вели седлать лошадей.
  - Но, Виола... карета...
  - Ни за что. Эта колымага еле ползает, и пока я туда доберусь, вытрясет из меня все внутренности. Ну что ты стоишь, Тиль? Живо, в конюшню!
  
  Лейтенант молча разглядывал свои кожаные перчатки. Родгар медленно закипал.
  - Что скажешь? - не выдержал он.
  Офицер продолжал безмолвное изучение собственных пальцев.
  - Да не молчи же!
  Лейтенант поднял прищуренные глаза на собеседника.
  - Это будет нарушением контракта...
  - Контракта?
  Родгар вскочил и зашагал вокруг стола.
  - Снявши голову по волосам не плачут. Кордред обмолвился, что в деле замешана Ординатура. Если они сюда доберутся, тебя и твоих солдат развесят по столбам вдоль дороги до самого Кедога! А ты говоришь о каком-то контракте!
  - Риск гибели включён в договор. Это наша профессия, - голос лейтенанта был мерным и спокойным, - доблесть наёмной роты состоит в том, чтобы не менять нанимателя пока тот платит. А Кордред нам платит.
  - Вам плачу я!
  - Но от имени Кордреда. Повернув оружие против него, мы нарушим контракт.
  - Хорошо, - Родгар опустился на стул, - пусть вы цените вашу репутацию, выше жизни. Но ты же должен понимать, что никакой роты больше не будет. Некому станет гордиться кристальной честностью!
  - Ты сгущаешь краски...
  Родгар покачал головой.
  - Я пробовал уговорить его. Но старый колдун, похоже, окончательно помешался. На моё предложение уезжать как можно скорее, он ответил, что устранит пару помех и всё будет в порядке! В порядке! Да он просто не осознаёт насколько всё серьёзно.
  - Пару помех? - лейтенант почесал нос, - интересно, что он имел в виду? Или кого?
  - Не важно, - отмахнулся Родгар, - прошлый раз он едва унёс ноги, оставив всех своих людей на расправу ординаторам. В этот раз будет также, а то и хуже. Ты готов собственной жизнью отвечать за его безрассудство?
  - Я должен подумать...
  - У нас нет времени. Каменотёс закончил свою часть работы. Чтобы довершить её Кордреду потребуется несколько дней, не больше. И тогда будет уже поздно. Мы с ним просто не справимся.
  Лейтенант усмехнулся.
  - И не такое видали. Не впервой. Мечи сильнее магии...
  Родгар горько усмехнулся.
  - Ты наивен, лейтенант, и даже не представляешь, что нас ждёт. Я видел лишь скромное подобие того, что заготовил этот чернокнижник, но мне хватило. Нужно действовать прямо сейчас. Быстро и решительно!
  - Я подумаю, - холодно ответил лейтенант, - но прямо сейчас я должен идти. У меня назначена встреча...
  
  Тюремная дверь захлопнулась. Тоутон внимательно осмотрел принесённое стражником ведро.
  - Нормальный хозяин швиней лучше кормит, - проворчал он.
  - С каких это пор ты стал таким привередливым? - хмыкнул Ялмар, - помнишь дело на Равнинах Горьких Озёр? По сравнению с теми сушёными ящерицами и скорпионами эту баланду можно счесть вполне приличной.
  Тоутон скорчил гримасу и без особого энтузиазма пошевелил в ведре ложкой.
  - Ладно, давайте ужинать, что ли...
  С улицы донёсся какой-то шум. В камере потемнело. Косматая тень заслонила оконце.
  - Постойте... Не ешьте!
  Голос показался Ялмару знакомым. Он присмотрелся, но в темноте можно было различить лишь едва поблескивавшие белки глаз и зубы.
  - Не трогайте. Еда отравлена.
  Тоутон застыл с открытым ртом и наполовину поднесённой к нему ложкой.
  - Почему мы должны тебе верить, отродье Конха? - мрачно поинтересовался Грен.
  Тут Ялмар всё же вспомнил голос. Это был тот самый рыжий и конопатый горец. Броган, кажется.
  - Я собираюсь убить тебя в честном бою, потомок Лейта, а эта крыса, Румпель, вознамерилась лишить меня такой возможности...
  Тоутон внимательно обнюхал содержимое ложки и осторожно вылил его обратно в ведро.
  - Они заподозрят неладное, когда увидят, что мы ничего не съели, - заметил Ялмар.
  - Броган хитрый, - довольно хмыкнул горец, - у меня есть ключ, я сейчас вас выпущу...
  Тоутон проворно отёр ложку мешковиной и убрал за голенище.
  - Мне нужно оружие, - заворчал Грен, - хотя я убью тебя и палкой.
  - Не сейчас, - буркнул Броган, - на шум прибежит стража, потом сразимся. Но не вздумай дать кому-нибудь себя убить!
  - Уж у тебя это точно не выйдет, - усмехнулся Грен.
  - Хватит вам, - прошипел Тоутон, - чего ты ждёшь, открывай дверь шкорее!
  - Отчиняю уже...
  Негромкий лязг подтвердил слова горца. Дверь заскрипела и открылась.
  - Уматывайтесь, - махнул рукой куда-то вглубь двора Броган, - и не вздумай умереть до нашей следующей встречи, Грен из сынов Лейта что из Малого Замка.
  Массивная кряжистая фигура горца бесследно растворилась в темноте.
  - Куда теперь? - спросил шёпотом Тоутон беспомощно озираясь, - темно как в погребе.
  - Я успел немного осмотреть замок, - прошептал в ответ Ялмар, - кажется, с той стороны был выход.
  Пригибаясь, они миновали двор и укрылись в какой-то нише.
  - Здесь дверь... Заперта.
  - Грен, ломай, быштрее...
  До Ялмара донеслось пыхтение, потом что-то скрипнуло, хрустнуло и затрещало.
  - Тише, ты, медведь...
  - Крепко присадили, - сквозь зубы прошептал мечник, - но ничего, сейчас...
  Снова раздался треск, потом звяканье.
  - Готово.
  - Тихо! - Ялмар на ощупь ухватил Тоутона за плечо, - стражник возвращается...
  По двору в направлении их камеры брёл тёмный силуэт с алебардой на плече.
  - Шшащ я его...
  - Нет, Тоутон, не успеешь, живо внутрь.
  Они проскользнули в дверь и покатились по ступенькам куда-то вниз.
  - Проклятье! Это не выход. Это какой-то подвал!
  - Спокойно, у меня были огниво и свечка...
  Ялмар запалил огарок и из окружавшей их тьмы проступили каменные саркофаги с вырезанными на крышках рельефными человеческими фигурами.
  - Это ж шклеп! Кладбище! - негромко воскликнул Тоутон.
  - Обороните меня духи, - едва слышно пробормотал Грен.
  - Значит, я ошибся, - Ялмар с трудом удержался, чтобы не выругаться, - выход был с другой стороны.
  - Обратно пути нет, там штража, - вздохнул Тоутон, - может тут ещё где пройти можно?
  
  - Эй, Мольфи, Малфрида!
  Она оглянулась. Из-за колонны виднелось лицо Лотакинта. Его шевелюра была всклокочена сильнее обычного.
  - Иди сюда. Скорее.
  - Что тебе, Лато?
  Ей ещё не доводилось видеть дворецкого в столь растревоженном состоянии.
  За углом позади Лотакинта она заметила среднего роста мужчину в плаще и шляпе. Широченные поля укутывали его лицо густой тенью.
  - Спрячь этого человека у себя. Потом я его выведу из замка. Быстрее, стража отчего-то всполошилась, а его никто не должен здесь видеть...
  - Но...
  - Не задавай лишних вопросов. Так надо, - Лотакинт моргнул своими круглыми глазами.
  Мольфи внимательно посмотрела на незнакомца. Тот улыбнулся, слегка приподняв кончики длинных закрученных усов.
  - Хорошо. Идите за мной, - Мольфи быстро двинулась вверх по лестнице, - не отставайте.
  - Ведите меня, прекрасная госпожа.
  Она не поддалась на комплимент, и лишь быстрее зашагала по ступенькам.
  Где-то внизу хлопали двери и перекликивались неразборчивые голоса. Определённо в замке что-то случилось.
  Мольфи распахнула дверь в свою комнату и пропустила незнакомца вперёд.
  - Какое-то время вы посидите здесь. Но предупреждаю, никаких вольностей!
  - Вы столь же строги, сколь и прелестны, - гость поклонился, широко взмахнув шляпой.
  Девушка слегка покраснела.
  - Не обольщайтесь, я всего лишь выполняю просьбу Лато.
  - Это обстоятельство никак не мешает мне быть галантным, - возразил незнакомец.
  Теперь девушка смогла рассмотреть его без шляпы. У него оказалось смуглое худощавое лицо и длинные чёрные волосы.
  - Вас зовут Малфрида? Не так ли? - он прищурился, глядя ей прямо в глаза.
  - Да. В этом есть что-то особенное?
  - Нет. Просто хотелось взглянуть на вас поближе.
  - Взглянуть можете. Но на большее не рассчитывайте.
  Гость едва слышно рассмеялся.
  - Разрешите сесть?
  Мольфи подвинула ему стул, а сама опустилась на кушетку у противоположной стены.
  Человек повесил шляпу на спинку и непринуждённо откинулся назад.
  - Меня зовут Себастин. Себастин Пераль.
  - Очень приятно. Малфрида. Впрочем, вы это уже и так знаете.
  Некоторое время они молча сидели по разные стороны комнаты и разглядывали друг друга. Мольфи пыталась догадаться, что это за человек и какую роль он играет в планах Лотакинта. Но ничего вразумительного ей в голову не приходило.
  Наконец она решилась и уже открыла рот, чтобы прямо его спросить об этом, но тут в дверь снаружи забарабанили.
  - Эй! Там! Открывайте.
  Между ударами кулаков отчётливо слышалось звяканье оружия.
  Гость скорчил недовольную гримасу, и распахнул плащ, доставая кинжал и шпагу.
  - Боюсь, мне придётся устроить в вашем будуаре небольшой беспорядок, - прошептал он, - к сожалению, будет кровь... Спрячьтесь где-нибудь, чтобы вас случайно не задели.
  Мольфи понятия не имела, что такое "будуар", но выяснять было некогда. Она закусила губу, лихорадочно оглядывая комнату.
  - Открывайте, или мы выломаем дверь, - пообещали неизвестные из коридора, - есть там кто живой?
  Себастин встал посредине комнаты, покрепче упёршись ногами в пол и выставив шпагу. Мольфи схватила его за руку и потащила к стене у кровати.
  - Куда? Зачем? Что вы делаете? - растерянно забормотал Себастин.
  Она подтянула его к кровати, ухватилась обеими руками за крюк в стене и повернула. Удары в дверь заглушили лязг секретного засова. Кусок стены распахнулся, открывая потайной ход.
  - Однако...
  - Там, внизу, есть выход из замка, - Мольфи толкнула его в спину, - уж постарайтесь не заблудиться...
  Она притворила замаскированную каменной кладкой дверь, и крикнула галдевшим снаружи солдатам.
  - Что вы там шумите, сейчас я открою. Отдохнуть девушке спокойно не дадут.
  
  Грен прислонился спиной к колонне и настороженно озирался, словно ожидая явления призраков. Тоутон сидел скрестив ноги и флегматично покачивал головой. Ялмар бродил вокруг и что-то разглядывал на полу при свете огарка.
  - Не мельтеши, капеллан, - произнёс Тоутон, - и так понятно, нет тут выхода. Мы в ловушке.
  - Лучше сюда посмотри.
  - Что там? - Тоутон не вставая повернулся в сторону Ялмара.
  - Видишь?
  Тоутон всё же встал и подошёл. В толстом слое лежавшей под ногами пыли виднелись едва заметные небольшие отпечатки.
  - Прошёл кто-то. Давно уже. Женщина или подросток. Мало ли кто тут ходит?
  - Точно. Кто-то прошёл. Сначала туда, а потом обратно.
  - И что?
  - Да ничего. Кроме того, что этот кто-то вошёл и вышел через стену.
  Грен отчётливо икнул.
  Тоутон прошёл по цепочке следов. Ялмар не ошибался. Следы начинались из стены и к ней же возвращались.
  - Не стоит беспокоить мёртвых, - забормотал Грен, - пойдём лучше наверх. Вдруг прорвёмся?
  - Привидения шледов не оштавляют, - поучительно сказал Тоутон.
  Грен поглядел на него с надеждой и недоверием.
  Тоутон присел и стал ощупывать камни стены.
  - Где-то тут должен быть поджемный ход...
  Он нащупал рычаг и повернул. Перед ними открылся проход в темноту.
  - Ну вот. А вы уж и помирать надумали, - победно вскинул голову лучник, - пошли.
  Они поднялись по ступеням и оказались в длинном проходе.
  - Направо или налево, - задумался Ялмар.
  - Сквозняк с той стороны, - Грен указал пальцем влево, - выход должен быть там.
  С правой стороны возмущённо пискнула потревоженная крыса.
  - Кто там? - Ялмар выставил огарок, пытаясь разглядеть что-то в кромешной темноте.
  - Это я, Себастин, вы что, сбежали? Теперь ясно, отчего в замке такая суматоха.
  - Вроде того... А ты что здесь делаешь?
  - Возвращаюсь с деловых переговоров. По пути отдаю старые долги... и занимаю новые. Но как вам удалось бежать?
  - Дикие горцы, - пробурчал Тоутон.
  - Потом расскажу, - перебил его Ялмар, - думаю нам сперва надо выбраться отсюда, а уж там и поговорим.
  Он присмотрелся к вошедшему в круг света Себастину.
  - Мне кажется или у тебя на рубашке кровь?
  - Я же сказал, отдавал по дороге старые долги...
  
  Уртиция оторвала взгляд от книги.
  - Это ты, Румпль... или мне лучше называть тебя Кордред? Хотя всё равно... Зачем ты пришёл?
  - Я бы хотел кое-что с вами обсудить, ваше сиятельство.
  - Ты полагаешь, нам есть что обсуждать?
  - Что обсудить, можно найти всегда.
  - Я не уверена. Всё, что мне хочется с тобой обсудить - когда ты закончишь свои дела и уедешь из моего замка?
  - Как только всё будет готово. Но я хотел поговорить о другом. Я бы даже сказал, оправдаться... Поверьте, ваше сиятельство, мой обман был вынужденным. Я лишь хотел вас спасти. Спасти от Ординатуры. Хотел дать знания и силу. Вы долго были моей ученицей, не самой бесталанной, замечу, и мне больно осознавать, что вы в лучшем случае закончите свою жизнь в заточении...
  - Я тронута, - холодно отрезала Уртиция.
  - Я понимаю ваши чувства. Вы очень привязаны к своей сестре. И надеюсь, она к вам тоже. Несомненно, она не будет стремиться причинить вам зло. Но вот этот молодой человек...
  Девушка с подозрением взглянула на колдуна.
  - Да. Я имею в виду Феликса, - кивнул тот, - молодость непостоянна... Он разрывается между вами и вашей сестрой. Не стоит так его искушать. Лучше если он хотя бы на время покинет замок. И вам и Бетиции станет легче, когда он не будет стоять между вами. Да и ему не помешает разобраться, в том кому из вас он отдаёт предпочтение...
  - Теперь ты хочешь поссорить меня ещё и с ним? - нахмурилась Уртиция, - не трать время...
  - Ну что вы, ваше сиятельство. Я лишь предлагаю вам то, что лично мне кажется разумным. Решать же вы вольны сами. На мой взгляд, если вы отошлёте его, к примеру за хорошим лекарем в город, это будет достаточно полезно всем без исключения...
  - В первую очередь тебе. Ведь если по дороге с ним что-то случится, никто не сможет тебя обвинить! Несчастный случай и только... Как с моей сестрой...
  В её взгляде заискрился лёд.
  - Вы на что-то намекаете, ваше сиятельство? - удивлённо спросил Кордред.
  - Нет. Я лишь говорю то, что лично мне кажется разумным... А теперь оставьте меня. Я хочу почитать.
  - Как скажете, госпожа.
  Румпль низко поклонился и вышел, притворив за собой дверь.
  Из сумрака беззвучно выплыла тень.
  - Плохо, - сквозь зубы прошептал в её сторону Кордред, - она горда и упряма. Благородная кровь. Ради своих принципов будет головой рисковать.
  Тень понимающе кивнула.
  - Будь у меня побольше времени... Жаль. А так придётся действовать грубо. Земля у нас под ногами ещё не горит, но уже дымится... Ладно. К демонам рассуждения. Ты знаешь, что надо делать, Ангис. И запомни. Никто и усомниться не должен, что это именно она убила Феликса. Даже её родная сестра обязана в это поверить. Тебе ясно?
  Тень снова кивнула.
  Кордред тихо вздохнул, сокрушённо покачал головой, и зашагал вниз по лестнице.
  Молодого человека он застал в библиотеке. Тот грустно смотрел в окно.
  - Господин Феликс?
  - Да...
  - Её сиятельство просила вас подняться к ней наверх. Она что-то хотела вам сказать.
  - Спасибо, - растерянно произнёс юноша глядя на миролюбивое лицо Кордреда.
  - Не бойтесь, - усмехнулся колдун, - я не кусаюсь... А с графиней я говорил лишь о здоровье её сестры.
  Он повернулся и вышел из библиотеки.
  
  Феликс постучал в дверь. Никто не ответил. Он постучал сильнее. Дверь слегка подалась.
  - "Как неосмотрительно с её стороны", - подумал он.
  Толкнув створку, он осторожно вошёл.
  - Уртиция, ты здесь? Ты меня звала?
  Тишина. Он сделал несколько шагов и остановился. Уртиция сидела в кресле, аккуратно положив руки на подлокотники. Перед ней на столе лежала открытая книга.
  - Извини, я не слышал ответа... Подумал, никого нет. Что ты хотела?
  Графиня по-прежнему сидела неподвижно, ничего не отвечая.
  - Урти? Ты в порядке?
  Он подбежал к ней. Девушка продолжала недвижимо сидеть в кресле, глядя в пространство.
  - Что с тобой? Скажи что-нибудь!
  Он коснулся её руки, та безвольно соскользнула с подлокотника и расслабленно повисла.
  - О нет! Урти!
  Он посмотрел ей в глаза. Они были живыми, наполненными ужасом и болью. На секунду они дрогнули, словно пытаясь на что-то ему указать. Феликс резко обернулся и отскочил в сторону.
  - Старею, - произнёс Ангис, облизывая губы, - раньше меня не слышали.
  Он перехватил зажатый в руке стилет лезвием в другую сторону.
  - Что ж. Ты упустил случай умереть, не видя своей смерти. Тебе же хуже.
  Феликс выхватил кинжал. Ангис перебросил стилет в левую руку, а правой достал шпагу. Юноша попятился и схватил металлический подсвечник, выставив его вместо щита. Свечи с глухим стуком раскатились по полу.
  - Не сопротивляйся, - покачал головой Ангис, - умрёшь быстрее.
  - Что ты с ней сделал, негодяй?!
  Ангис не ответил, медленно приближаясь к жертве. В горле у Феликса пересохло, застывший взгляд противника гипнотизировал его, высасывая волю к сопротивлению. Подсвечник словно налился тяжестью стремясь выпасть из руки. Юноша попятился, закачал головой, пытаясь стряхнуть наваждение. Стена позади Ангиса покачнулась и задрожала.
  Феликс до крови прикусил губу, попытавшись сделать выпад. Ангис легко уклонился. Его ответный удар был молниеносным и едва не достал Феликса. Уберегло юношу только то, что клинок зацепился за разлапистый подсвечник и ушел чуть в сторону, а сам Ангис отвлёкся на шум позади.
  - Не спеши...
  Феликс удивлённо поднял голову. Ангис обернулся. За его спиной раскрылся проём, в котором стояла фигура в плаще и шляпе.
  - Этот молодой человек спас мне жизнь, - негромко произнесла фигура, - так что будет справедливо, если я отвечу ему тем же.
  Феликс узнал странного путника, отбитого им у волков по пути в замок.
  - Арнийский пёс, - прошипел Ангис, - мне надо было тебя убить ещё тогда, вместе с магом...
  - Ты упустил свой шанс. En garde! За дело, змеиное отродье!
  Феликс выпустил подсвечник из рук, ошарашенно глядя на молниеносный полёт клинков. Противники описали круг по комнате и разошлись пристально глядя друг на друга. Каким образом никто из них даже не был ранен, юноша так и не понял. Зато понял, что в бою с Ангисом не выстоял бы и минуты.
  - Я был лучшего мнения о правой руке Кордреда, - усмехнулся Себастин, - потерял форму, убивая в спину? Лицом к лицу уже не выходит?
  - Старый граф тоже так думал. Пока не умер... Он долго летел с той башни. Было время осознать свою ошибку, - ухмыльнулся Ангис, - а вот у тебя не будет. Деревенщина. Ты даже рапиру толком держать не умеешь...
  Они неспешно описали ещё один круг по комнате, не сводя глаз друг с друга. Острия шпаг вздрагивали и качались, словно головы изготовившихся к атаке кобр.
  Феликс растерянно переводил взгляд с бойцов на безжизненное тело Уртиции.
  Головы кобр сорвались с мест. Ангис сделал короткий выпад, Себастин ушёл в сторону и контратаковал, но противник тоже уклонился. Их клинки даже не соприкоснулись, и сталь лишь беззвучно просверкала в воздухе. Такого странного поединка Феликс ещё не видел. Обычно бой сопровождался звоном клинков и выкриками сражающихся. Сейчас же в спальне было неестественно тихо.
  А противники всё кружили по комнате, выискивая слабое место в защите друг друга.
  Он посмотрел на Уртицию. Из уголка глаза по застывшему гладкой восковой маской лицу катилась слезинка. Феликс, отбросив кинжал, побежал к ней.
  Ангис скользящим броском метнулся за ним, целясь в шею стилетом. Себастин атаковал. Клинки снова переплелись с тонким звоном. Ангис отступил на несколько шагов, и сразу же контратаковал. Феликс обернулся, но всё равно так и не понял что произошло. Лишь увидел, как шпага Себастина вышла у Ангиса между лопаток, выбросив в стену струйку алых брызг.
  - Проклятая свечка... - прошипел тот и медленно осел на пол.
  Себастин попятился, держась за левый бок. Потом отнял ладонь и внимательно посмотрел на неё. На кожаной перчатке рубиновыми бусинками алели капельки крови.
  Ангис схватился рукой за край постели и сделал попытку встать. Рука соскользнула, и он съехал по деревянному основанию на ковёр, оставив на простыне широкую алую полосу.
  - А какой был план... - выдохнул он, - если бы не проклятый ординатор... Тебя ждала прекрасная смерть, щенок. Тебя бы нашли мёртвым в её руках... Пасть от кинжала возлюбленной... Можно было сочинить элегию...
  Кровь толчками вытекала у него изо рта на воротник рубашки.
  - Мне не везёт с вами... граф распорол щёку... а теперь вообще убили... не терплю лес... здесь холодно, сыро... море, песок, тепло... надо было остаться... люблю песок...
  Его голова запрокинулась, глухо ударившись о ножку кровати.
  Ординатор, тяжело дыша, повернулся к Феликсу.
  - Он поскользнулся на свечке... Если бы не это, он бы меня достал. А так по рёбрам прошло. Пустяк... Только кожу порвал.
  Ординатор тронул противника остриём шпаги.
  - Умер...
  Себастин перевёл взгляд на юношу.
  - Я хотел отдать тебе долг, а вместо того занял ещё раз. Если бы ты не рассыпал свечи...
  - Он бы меня убил, - тихо произнёс Феликс.
  - Ладно, - отмахнулся Себастин, - как-нибудь разберёмся, кто кому жизнь спас.
  На лице юноши проступил испуг.
  - Уртиция! Она!
  Он бросился к девушке. Та всё также недвижно сидела в кресле, глядя в стену.
  Феликс умоляюще посмотрел на Себастина.
  - Она жива? Что с ней?
  Ординатор склонился над девушкой.
  - Определённо жива. Похоже на какой-то яд. Вызывает паралич, но не убивает... Ага! Вот и оно.
  Он отогнул край воротника. В основании шеи, у самого плеча, под кожу был глубоко воткнут тёмный деревянный шип. Себастин осторожно ухватил его двумя пальцами и вытащил, оставив едва заметную, слабо кровоточащую ранку.
  - "Паучье жало" - он показал шип Феликсу, - пропитано смесью двух ядов и наверняка ещё и зачаровано. Отравляет жертву постепенно, но не убивает до конца, оставляя парализованной... Мерзкая штука.
  - Её можно спасти?
  - Я извлёк шип. Яд перестал впитываться, сейчас ей должно стать лучше... Всё зависит от дозы. Помогите мне перенести её на кровать. Но осторожно, чтобы она не задохнулась. Ей сложно нормально дышать...
  Они бережно положили обмякшее тело на простыню. Уртиция резко закашлялась, сделав несколько глубоких судорожных вдохов.
  - Она задыхается? Ей хуже?!
  - Наоборот, - успокоил перепуганного Феликса ординатор, - яд уходит. Нужно какое-то время, чтобы тело избавилось от него и она снова могла двигаться.
  Уртиция попыталась что-то произнести, но губы едва шевелились, не в силах издать ничего, кроме тихих вздохов.
  - Всё будет хорошо, - похлопал Себастин молодого человека по плечу, - но мне надо идти...
  Он посмотрел на дверь. Оттуда доносился приближавшийся шум.
  - Мой визит в замок должен остаться тайной. Как только я уйду, зовите на помощь и пожинайте лавры спасителя графини от лап гнусного убийцы, - он кивнул головой на труп Ангиса, - в конце концов, вы внесли заметный вклад в его кончину. И не забудьте при случае вернуть мне шпагу...
  Ординатор сунул растерянному Феликсу в руку клинок, и скрылся в замаскированном проёме.
  Уртиция снова закашлялась, едва заметно пошевелив рукой. Дверь распахнулась. На пороге замелькали испуганные лица. Феликс услышал голос Кордреда.
  - Графиня была вне себя, мы должны вмешаться, я боюсь, может случиться непоправим... что за чушь? Как?!
  Голос колдуна сорвался. Он медленно переводил непонимающий взгляд с трупа Ангиса на стоявшего над ним юношу с окровавленной шпагой в руке.
  
  
  Глава 12
  
   Гарвен привалился к стене и размышлял. В конце концов, что его здесь держит? Ангис никогда не разыщет одинокого беглеца. Да вообще никто не сможет разыскать затерявшегося в Империи человека. Достаточно просто выбраться на дорогу и пойти куда-нибудь. Лучше на юг. Уже осень, а на юге теплее. Нет, пожалуй, лучше на запад, к морю, а уже там кораблём на юг, зимой через горы перебираться слишком тяжко. Всё, решено. Забыть об Ангисе и Себастине как о кошмарном сне и на юг, к теплу и солнцу.
  Он оторвался от стены и шагнул вперёд.
  - Куда прёшь?
  Грузный крестьянин в дерюжной куртке неспешно шагал за упряжкой волов. Гарвену пришлось отступить в сторону.
  - Эй, ты! Да, да, ты!
  Гарвен обернулся. Солдат в сине-белых цветах удольской имперской стражи недобро глядел на него из-под надвинутой на глаза каски.
  - Ты уже давно здесь толчёшься. Надо чего?
  - Мне? - удивился Гарвен, - нет... ничего. Не надо мне ничего.
  - Тогда проваливай. И если чего своруешь по дороге, берегись.
  - Я не вор, - оскорбился наёмник.
  - Ага... Не вор. Повар. Вон нож какой длинный на пояс нацепил. Капусту резать, небось? Катись отсюда, ворюга.
  Гарвен фыркнул и неожиданно даже для себя ответил.
  - У меня дело к герцогу.
  - Чего? К какому герцогу? - стражник брезгливо осмотрел потрёпанную одежду наёмника, - какое его высочеству может быть дело до уличного оборванца? Проваливай, пока я тебя в кутузку не посадил.
  Гарвен обиженно насупился.
  - Передай герцогу, что меня послал Себастин Пераль.
  Солдат ещё раз осмотрел наёмника. Уверенный тон Гарвена посеял в его голове некие сомнения.
  - Ладно... Но если он никакого Пераля не знает, ты крепко пожалеешь, что со мной связался, - пообещал стражник.
  
  Человек в сером внимательно изучал лежавшие перед ним обугленные листки. На человеке была серая шёлковая сутана, такая же серая шапочка из-под которой торчали серебристые пряди волос и серые перчатки. Только роговая оправа очков у него была не серой, а чёрной.
  - Рассказ этого Гарвена сильно меняет дело. Из письма Себастина можно было понять, что Кордред вполне уверен в своей безопасности. Однако судя по словам наемника, дело приобретает всё менее и менее предсказуемый оборот.
  Он посмотрел на Виолу поверх очков.
  - К сожалению, нам требуется время. Я не могу допустить, чтобы он снова ушёл из наших рук.
  - Но мой брат... Он всегда лезет в самое пекло.
  - Себастин достаточно осторожен. Я уверен, он будет держаться на безопасном расстоянии от чернокнижника, до тех пор пока я соберу силы.
  - Я боюсь за него, отец Герговио.
  - Я вас понимаю... - голос человека в сером едва заметно дрогнул, - очень хорошо понимаю. Но если мы двинемся в замок, не имея достаточных сил, мы только всё испортим. А этих сил у меня сейчас нет.
  - Может я смогу чем-то... - робко подал голос герцог Орсино.
  Генерал-ординатор покачал головой.
  - Не думаю, что сбор рыцарского ополчения будет сейчас уместен. Более громкого способа заявить о нашем присутствии и наших планах придумать сложно. Не пройдёт и недели, как о том, что мы идём на Кордреда будет знать любая кухарка... А наличных сил у вас слишком мало.
  - Городская стража?
  - Вы уверены в её капитане?
  - Ну, я... он вполне исправный служака. Хотя и отвратительно воспитан.
  - Может быть. Конечно, если бы удалось как-то свести под единое командование ваших людей и стражу, то, в крайнем случае, можно было бы рискнуть... Хотя не думаю, что это получится. Да и в конце концов это всего лишь солдаты. А мы имеем дело с серьёзным противником. Лучше дождаться прибытия орденских войск. Увы, мы с вами живём в глубоком тылу, ближайший крупный гарнизон - капитанство Ордена Полной Луны на южной границе Чернолесья. Увы, они будут здесь недели через три, не раньше.
  Виола поднялась и нервно заходила по комнате.
  - Мой брат не дождётся. Он очень переживал свою неудачу. Он полезет на рожон и... Неужели совсем ничего не получится сделать?
  Герговио сокрушённо вздохнул.
  Виола снова опустилась в кресло, переводя взгляд с мужа на гостя.
  Герцог Орсино задумчиво прикусил губу.
  - Мне нужно отлучиться, дон Герговио.
  Виола мрачно посмотрела на мужа. Тот отвёл взгляд и вышел из комнаты.
  
  - Вы меня звали? - во взгляде капитана Торма явно читалось ожидание какого-то подвоха и непонимание какого именно.
  - Да, да, одну минуту, - герцог Орсино положил свиток, который читал на край стола, - собственно я вот о чём. Некоторое время назад вы разбирались с делом некоей девицы, которая утверждала, что является чудом спасшейся Бетицией Вендран?
  - Она оказалась самозванкой, не берите в голову, ваше высочество...
  - Понятно. Вы, случайно не помните, что с ней стало потом?
  - Честное слово, не знаю. У нас так много арестантов. Осень - ярмарка, в город собираются преступники со всего Удолья...
  - Сочувствую. Тяжелое время. Но мне казалось, что даже в таком большом городе, как Кедог, не каждый день объявляются девушки, приписывающие себе происхождение от древних и уважаемых семей? Неужели вы не обратили на неё особого внимания? -герцог сделал ударение на слове "особого".
  Капитан замялся...
  - Ну... Обратил, конечно. Это же мой долг.
  - И чем всё кончилось?
  - Она... ей удалось сбежать. Недосмотр стражи. Я уже наказал виновных.
  - Не сомневаюсь. Вы всегда были скоры на распр... я имел в виду отправление правосудия, - герцог обворожительно улыбнулся, - мне помнится девушка была больна. Вы, естественно, прислали к ней тюремного лекаря?
  Капитан издал неопределённый звук.
  - Абсолютно уверен, что вы, капитан, действовали строго по правилам, - закивал Орсино, - и госпожа Бетиция, несомненно, это подтвердит.
  - Кто, извините? - на лице капитана промелькнуло беспокойство.
  - Открылись новые обстоятельства. Она действительно оказалась Бетицией Вендран.
  Лицо Торма приобрело лёгкий землистый оттенок.
  - Не берите в голову, мой друг, - беззаботно махнул рукой герцог, - не сомневаюсь, что это маленькое недоразумение не вызовет никаких обид со стороны дома Вендран и связанных с ним родством влиятельных и могущественных семейств. Но я хотел обсудить другое.
  - Что именно, ваше высочество? - неестественно вежливо спросил Торм.
  - Мне пришло в голову провести совместные манёвры моих придворных рыцарей и вашей роты. Думаю, вы уступите мне командование на пару недель?
  - Я бы с радостью, ваше высочество, но вы же знаете, что это невозможно. Имперская стража не может быть подчинена кому-либо кроме императорского наместника, иначе как в случае войны или похода.
  Орсино сокрушённо вздохнул.
  - Какая жалость! Я так надеялся слегка развеяться в осенних лесах. Начинается листопад. Как там сказал поэт, кажется "прекрасная пора, прекрасно увяданье..."... а-а-а не берите в голову. Поэзия вам сейчас не нужна. Но ведь должен же быть способ хоть как-то обойти эти занудные правила?
  - Вы собираетесь объявить кому-то войну? - с подозрением спросил капитан.
  - Что вы, что вы, - замахал руками Орсино, - какие страсти вы говорите. Я просто вспомнил, что в случае если капитан покидает своё место, то до назначения его преемника имперская рота переходит, временно, конечно, в подчинение местного командира ополчения. А поскольку ополчением командую я...
  Герцог посмотрел на Торма прищуренным глазом. Капитан побагровел.
  - Вы не можете сместить меня с должности.
  - А разве я собирался? - лукаво улыбнулся Орсино, - но, насколько я помню, племянник дона Герговио был весьма неравнодушен к госпоже Бетиции, а бездетный генерал-ординатор души не чает в отпрыске своей покойной сестры...
  Герцог задумчиво посмотрел в окно, на расцвеченные алым и золотым цветом осенние холмы. Лицо капитана из багрового опять стало землистым.
  - И что? - хмуро произнёс он.
  - Кажется, у вас было небольшое поместье тут недалеко, в округе? - спросил герцог.
  - Да, в трёх лигах отсюда, - с подозрением в голове выдавил из себя Торм, - а какое это имеет отношение?
  - Как его владелец вы ведь являетесь моим вассалом?
  - И? - непонимающе заморгал капитан, - я состою на императорской службе, это освобождает меня от исполнения вассальной присяги по отношению к вам. Это не даёт вам права...
  - Права вы можете обсудить с моим юристом. Но у меня как раз завалялась просьба его величества о выделении достойного и умелого кандидата на роль коменданта одной из крепостей на восточной засечной линии. Я более чем уверен, что вы, уважаемый капитан, вполне достойны... и умелы. Так что если бы вы вдруг согласились на предложение занять этот пост, я с огромной радостью отрекомендую вас его величеству.
  - Засечная линия? На степной границе?!
  - Да. Где-то рядом с Порогами... Я понимаю, это дикие места - кочевники, львы, зубры, холодные зимы... Но испытания лишь закаляют настоящего воина. Вы читали "Прискорбные элегии"? Нет? И не читайте, это только ослабит ваш энтузиазм... Так вы согласны?
  Капитан почесал бороду.
  - Я вынужден отказаться, ваше высочество... Это огромная честь для каждого солдата его величества, но...
  - Конечно, конечно, я всего лишь сделал вам предложение, на котором совершенно не настаиваю... - герцог взял лежавший на краю свиток и начал его сворачивать, - и вы вольны отказаться от него. В конце концов, дон Герговио широко известен своей объективностью и педантичностью. Он, несомненно, детально вникнет во все обстоятельства истории, приключившейся с госпожой Бетицией, и ни один невинный при этом не пострадает...
  - Я передумал... - скрипнул зубами капитан.
  - Вы серьёзно? Я потрясён вашим самопожертвованием и верностью Империи, - герцог снова обворожительно улыбнулся, и протянул капитану свиток, - подпишите здесь...
  
  Уртиция сосредоточенно помешала ложечкой мутную зеленоватую жидкость.
  - Теперь готово. Выпей.
  - Ты уверена? - Бетиция с опасением посмотрела в чашку.
  - Абсолютно.
  Бетиция осторожно попробовала.
  - Странный вкус. Ты уверена, что это нужный рецепт? Ты ничего не перепутала?
  - Бети, не увиливай, тебе надо это выпить... Ну же, не капризничай. Вполне безобидный рецепт... - она не слишком уверенно посмотрела на содержимое чашки, - просто травы... в основном, травы.
  - Не говори! - решительно запротестовала Бетиция, - лучше мне не знать, из чего ты это сварила.
  Она залпом выпила остаток жидкости и передёрнулась.
  - Ну вот, а ты боялась, - радостно заулыбалась Уртиция.
  - Всё-таки мне кажется, что ты излишне самоуверенна, Урти...
  - Всё будет отлично. Главное быть уверенным в успехе.
  - Вот этой-то уверенности у меня и нет, - вздохнула Бетиция, - Кордред весьма опасен.
  - Брось. Этот вздорный старикан абсолютно безобиден. Если бы не его лекарские навыки, я бы давно его в три шеи выгнала. Но теперь, когда он лишился своей правой руки - Ангиса, а я кое-как разобралась в методах лечения...
  - Ты слишком беспечна.
  - Не перебивай. Ты хоть и старшая сестра, но сейчас ты больная, а я лекарь. Ты должна меня слушаться.
  - Ты не лекарь, Урти, ты играешь с огнём!
  - Опять ты со своими поучениями, - Уртиция раздражённо наморщила нос, - давай мы сначала тебя вылечим, а потом уже будем со всем этим разбираться?
  - Хорошо бы, - Бетиция откинулась на подушку, - будь осторожна, очень осторожна с волшебством.
  - Конечно буду, я же не маленькая.
  - И ещё, - Бетиция внимательно посмотрела на сестру, - твоя горничная...
  - Мольфи? А что с ней?
  - Насколько мы можем ей доверять?
  Уртиция задумалась.
  - Можем... Наверное. Пожалуй, да. Она милая.
  - Ты уверена, что она не из людей Кордреда?
  - Брось. Что ты ещё себе вообразила? Её Фрикса рекомендовала. Она знает Мольфи с детства. Мы вместе учились у Рум... Кордреда, - Уртиция нахмурилась, - в общем, её можешь не опасаться.
  - Надеюсь, ты права...
  - Ну что ты всего боишься? Всё будет отлично. Мы выставим этого колдуна, вылечим твои лёгкие, вот увидишь. А теперь отдохни. Уже за полночь, а завтра будет тяжёлый день. Тебе надо быть готовой.
  Уртиция подоткнула одеяло, и прикрутила огонёк лампы.
  - Фрикса будет поблизости. Если что, зови.
  Она вышла в коридор. Стоявший у дверей Феликс прикрыл дверь и зашагал чуть позади.
  - Ты уверена, что справишься, Урти? - вполголоса спросил он.
  - Да... надеюсь... наверное, - её голос стал серьёзнее, - я буду очень стараться. Надо, чтобы она продержалась до прибытия лекаря. Себастин обещал, что помощь будет со дня на день. У них должен быть лекарь. Я уверена... Должен.
  Она едва слышно шмыгнула носом.
  - Этот Кордред мне за всё заплатит... Ангис уже мёртв. И его хозяину тоже не уйти от расплаты.
  - Ты меня пугаешь, Урти.
  Она усмехнулась, и её голос стал мягче.
  - Я же совсем не страшная, правда?
  Девушка остановилась, повернулась и с улыбкой посмотрела на Феликса.
  - Ну скажи, разве я страшная?
  - Нет, - смутился юноша, - конечно же, нет. Просто иногда ты бываешь, как бы это сказать... очень холодной.
  - Правда? А сейчас? - она взяла его за руку, - я холодная?
  Юноша покраснел окончательно.
  - Урти. Нас могут увидеть...
  - И что? Я здесь хозяйка.
  - Ну... Сейчас не время. Ты же знаешь, что завтра...
  - Ну вот, - девушка надулась, - ты всё испортил. Ладно. Будем готовиться к завтрашнему дню.
  Она развернулась и зашагала дальше.
  Некоторое время они молчали. Потом Феликс вдруг сказал.
  - Мне не даёт покоя одна мысль...
  - Какая?
  - Я рассыпал свечи у стола. А Ангис поскользнулся у кровати. Совсем в другом углу комнаты. Могу поклясться, там не было ни одной свечи, кроме той на которой он поскользнулся... Ума не приложу, как она там оказалась. Как будто её кто-то нарочно ему под ноги подкатил...
  - Ты так думаешь? - в голосе Уртиции зазвучали странные нотки, - но там же никого не было? Кто же мог подкатить? Сама, наверное... подкатилась.
  - Наверное... - задумчиво пробормотал Феликс, - вот и твоя комната. Я посторожу. На всякий случай. Ладно?
  - Конечно. Нам надо быть готовым ко всему, - Уртиция рассеянно улыбнулась, - спасибо, что так заботишься обо мне.
  Юноша поклонился и пропустил её в комнату.
  - Я буду снаружи. Если что, сразу зови... я имел в виду, если какая-нибудь опасность, конечно... - он потупился.
  - Обязательно.
  Уртиция притворила дверь, и некоторое время стояла в задумчивости. Затем подошла к столу на котором в беспорядке валялись так и не вставленные обратно в канделябр свечи, и внимательно на них посмотрела. Крайняя свеча неожиданно вздрогнула и сама собой перекатилась по столу.
  Девушка усмехнулась.
  - Конечно же, она сама ему под ноги закатилась. Просто случайность... обыкновенная случайность. Случайность, отомстившая за моего отца...
  Она развернулась и пошла к кровати.
  
  Мольфи первый раз видела Кордреда настолько взволнованным. Он ходил взад-вперёд по библиотеке, останавливался, нервно барабаня пальцами по столу, и снова начинал ходить.
  Родгар сидел в углу и мрачно наблюдал за его перемещениями.
  - Не представляю, как это могло случиться, - поднял на него взгляд Кордред, - Ангис прекрасный боец... был... это просто невозможно.
  - Раз в году и палка становится мечом, - заметил Родгар, - нелепая случайность...
  - Слишком нелепая, - огрызнулся Кордред, - я остался без глаз, ушей и рук в момент, когда они мне нужны сильнее всего. Что-то здесь не так. Я это чувствую... Но пока не понимаю что именно.
  Родгар демонстративно уставился в предрассветный сумрак за окном.
  Кордред проследил за его взглядом и усмехнулся.
  - Ладно. Оставим всё это на потом. Я собрал вас в такую рань не для того, чтобы посетовать на жизнь...
  - Неужели? - с едва заметным ехидством поинтересовался Рейс.
  Кордред оставил его колкость без внимания.
  - Поскольку Ангис мёртв, придётся посвятить вас в некоторые детали. Я рассчитываю, что мне всё же удастся подчинить графиню моей воле, но если дела пойдут не совсем по задуманному мною пути, я предусмотрел запасной вариант.
  - Ты, наконец-то надумал бежать? Надо же. Какая своевременная мысль! - теперь Родгар своё ехидство уже не скрывал.
  Колдун злобно оскалился.
  - Прекрати ёрничать и слушай. К югу от замка есть старый тракт. В месте, где он пересекает речку - таверна. Там остановились бродячие торговцы. Ангис с ними договорился, они заберут нас, если нам вдруг, я повторяю, вдруг, придётся отступить.
  Родгар кивнул.
  - В случае неудачи, - продолжал Кордред, - они довезут нас до одного из моих убежищ на юге. Если я буду занят, ты, Родгар, должен будешь доставить Малфриду к этим торговцам в целости и сохранности. Тебе понятно?
  Тот снова кивнул.
  - Ты говорить умеешь?
  - Да, мне понятно...
  - Хорошо. Ответишь за неё головой.
  - Но... - вмешалась Мольфи.
  Кордред повернулся к девушке.
  - Что ещё?
  - Я не хочу никуда уезжать. Я обещала родителям, что до зимы приеду их навестить... и вообще. Я никуда не поеду.
  Колдун усмехнулся.
  - Поздно, моя дорогая. Теперь ты чернокнижница, преступница. Враг императора и веры... У тебя осталось только два пути. Или ты идёшь со мной, или тебя ждёт имперский трибунал.
  - Но я же ничего плохого не сделала?!
  - А кого это волнует? Ты преступила закон, ты овладела магией без позволения властей. И тебе уже не оправдаться...
  Мольфи заморгала.
  - Но я не хочу...
  Кордред подошёл к ней.
  - Не бойся. Просто забудь о том, что было. Перед тобой открывается новая жизнь, и я поведу тебя к ней. Ты узнаёшь много такого, о чём даже подумать не могла, сидя в своём медвежьем углу и моя посуду. Ты станешь великой волшебницей. Цари будут трепетать пред тобой и целовать твои ноги.
  Девушка всхлипнула.
  - Но мой дом... мама... отец...
  - Забудь их. Они в прошлом. Их для тебя уже нет. Иди вперёд, только вперёд. Тебя ждёт великое будущее, а всё что осталось позади уже неважно.
  - Если она сама так хочет попасть в руки Ординатуры, может не стоит ей мешать? - зло произнёс Родгар, бросив взгляд на забинтованную руку.
  - Ты дурак, Родгар Рейс, - отчеканил Кордред, - ваши жизни связаны. Вы созданы друг для друга - сталь и огонь. Пока вы вместе, никто не сможет противостоять вам. Вы станете моим оружием, моей опорой. Вы двое. Ты думаешь, я вожусь с тобой ради твоих красивых глаз, Родгар? Нет, ты не в моём вкусе, а благотворительность мне чужда. Ты часть моего плана. И именно поэтому я вытащил тебя из рук Ординатуры в Снотицах и сделал бы графом, если бы не все эти ошибки и неудачи. А эта девушка - вторая часть моего плана. Вы оба созданы только для того, чтобы этот план воплотить... Вы оружие, которое сокрушит Империю!
  - Ты безумен, Кордред... - прошептал молодой человек, - злоба лишила тебя рассудка.
  - Твой умишко просто не в силах осознать всю величину замысла, - Кордред рассмеялся, - впрочем, этого тебе и не надо. Молот не обязан знать планы кузнеца. Запомни только одно. С этого момента именно ты отвечаешь за то, чтобы даже волосок не упал с её рыжей головы. Тебе ясно?
  Родгар молча кивнул.
  - Я не расслышал, Родгар Рейс.
  - Да, - сквозь зубы ответил тот.
  - Вот и отлично. Что это за шум? Кто там ещё ломится?
  В дверь просунулась голова капитана Игана.
  - Маэстро Рум... э-э-э, господин Кордред, - рота взбунтовалась!
  
  Мольфи вышла на крыльцо последней. Солнце ещё не взошло из-за лесистых холмов, и остатки ночного холода пробирали до костей. Солдаты выстроились дугой поперёк двора. В рассеянном утреннем свете тускло поблескивали оружие и доспехи.
  Уртиция кутаясь в подбитый мехом плащ, стояла на крыльце и вызывающе глядела на Кордреда. Рядом Мольфи заметила Феликса, а чуть поодаль, капеллана Ялмара.
  - Ваше сиятельство, - поклонился Кордред, - рад видеть вас в добром здравии. Но что привело вас сюда в столь раннее время?
  - Не могу ответить вам тем же, - холодно произнесла Уртиция, - лично я совершенно не рада вас видеть. И надеюсь, что вы больше не будете задерживаться в моём замке.
  - Насколько я помню, мы договаривались...
  - Обстоятельства изменились. У вас есть час, чтобы собрать вещи. Я так же не желаю больше видеть и вас, Родгар Рейс.
  - Ваша сестра... - начал колдун.
  - Я сама о ней позабочусь.
  - Неужели? - Кордред нахмурился, - что ж, вам виднее.
  - И если вы задержитесь, - добавила Уртиция, - я попрошу солдат помочь вам выйти из замка как можно скорее.
  - Не сомневаюсь, - неожиданно добродушно ответил колдун, - вы позволите мне забрать вещи, оставшиеся в подвале?
  Девушка кивнула.
  - Большее спасибо... ученица, - Кордред запахнул мантию и зашагал к ведущей в подвал двери.
  Родгар спустился с крыльца к стоявшему во дворе лейтенанту.
  - Что происходит? Я думал, что ты на стороне Кордреда, а не на моей...
  - Ты угадал, - ответил лейтенант, - я не на твоей стороне. И не на стороне Кордреда.
  - Но... - Родгар удивлённо заморгал, - разве... я ничего не понимаю.
  - Они предложили более выгодные условия контракта, - пожал плечами лейтенант, - твою ставку перебили. Ты проиграл.
  Из подвала донёсся скрип и лязг, что-то заскрежетало и зазвенело. Раздались глухие удары.
  Родгар обернулся и Мольфи увидела, как кровь отхлынула у него с лица.
  - Бегите... - едва слышно прошептал он, - спасайтесь, колдун его выпустил...
  Он попятился, расталкивая солдат, развернулся и побежал через двор. Этого никто не заметил. Все взгляды были прикованы к двери подвала, из-за которой доносились мерные удары и металлический звон.
  - Что там происходит? - Уртиция посмотрела на Ялмара.
  - Не знаю, но мне это не нравится, его нельзя было оставлять без присмотра...
  - Лейтенант, - распорядилась Уртиция, - пошлите солдат вниз, пусть приведут Кордреда.
  Офицер не слишком уверенным жестом указал на двоих наёмников. Те медленными шагами двинулись к двери. Но не успели они одолеть и половины расстояния, как дверь подвала задрожала и вылетела во двор вместе с косяком и частью каменной кладки. Что-то чёрное и массивное ворочалось в образовавшемся проеме, медленно выбираясь наружу.
  Мольфи пригляделась и вспомнила. Вспомнила схему, которую Кордред поспешно спрятал во время её визита, и каменные призмы, что отёсывал в подвале Уккам. Только теперь эти призмы были связаны между собой бронзовыми кольцами, образуя грубое подобие человеческой фигуры. Три глыбы одна над другой напоминали туловище, состоявшее из таза, живота и груди, к которому были присоединены четыре конечности, собранные каждая из двух камней. Вся конструкция была высотой примерно в полтора человеческих роста. Составлявшие её камни поблескивали тщательно отёсанной поверхностью, пересечённой рядами странных символов. На камне располагавшемся на месте груди, ну или по крайней мере между двумя "руками", Мольфи заметила выемку в которую бронзовыми скобами был вправлен обломок камня другой породы.
  И этот монстр шагал. Медленно, неуклюже, запинаясь и спотыкаясь, но он двигался! Девушке стало жутко. И отчего-то вспомнилась рассказанная горцем Броганом сказка про людей из железа и камня...
  Солдаты начали пятиться. Лейтенант заметно побледнел, но сохранил выдержку.
  - Он еле шевелится. Попробуйте его свалить.
  Несколько человек с алебардами окружили голема и попытались опрокинуть или зацепить за одну из конечностей. Металл оружия соскальзывал с гладкой каменной поверхности, рассыпая искры и противно скрежеща. Монстр раскачивался, нелепо взмахивая подобием рук, шатался, но падать не спешил.
  - Подрубите суставы! Живее, пока он никого не поранил, - скомандовал лейтенант.
  Солдат с двуручным мечом попытался рассечь бронзовые кольца, соединявшие камни, но дважды промахивался. На третий раз меч попал меж движущихся камней и с тонким звоном переломился.
  Мольфи показалось, что движения голема стали быстрее и куда более уверенными. В них даже появилась какая-то мрачная грация. Неожиданно монстр резко крутанул торсом, вращая "руками" наподобие крестьянского цепа, и одному из солдат не удалось избежать удара. Чёрная поверхность камня окрасилась кровью.
  - Да сделайте же что-нибудь! - в голосе лейтенанта зазвучали истерические нотки.
  Голем перестал бессмысленно топтаться у входа в подвал и с явной целеустремлённостью двинулся в гущу солдат. Те начали пятиться. Движение каменной громады заметно ускорилось и приобрело решительность. Каменные блоки скрипели и громыхали, ударяясь друг о друга, бронзовые кольца звякали. Из-под массивных ног голема вылетали комья земли и каменная крошка. Солдаты перестали пятиться и начали разбегаться. Кто-то выстрелил из арбалета, но стрела лишь отскочила от каменной глыбы. Мольфи вдруг осознала, что казавшийся сначала медленным и неуклюжим монстр движется быстрее человека, так что перемещения его конечностей начинают смазываться от быстроты.
  Сообразившие, что камень невозможно убить известным им оружием, наёмники бросились врассыпную. Голем метался за ними как человек, гоняющий по кухне тараканов. Там где он кого-то настигал, оставались лишь бесформенные окровавленные комья.
  Неожиданно монстр остановился. Мольфи перевела взгляд на пролом в стене. Кордред вышел из подвала и с явным удовольствием наблюдал за происходящим. Голем развернулся к остолбеневшей Уртиции. По крайней мере Мольфи показалось, что именно эта сторона конструкции являлась для голема "лицом". Она закрыла глаза и попробовала сосредоточиться. Окружающее проступало ярко и отчётливо. Она увидела уже знакомое ей призрачное лиловатое свечение наполнявшее двор и стекавшееся к голему. Точнее к прикреплённому у него на "груди" каменному осколку. Осколок впитывал свечение, наполняя им покрывавшую его резьбу.
  - "Это кусок того камня, из леса", - поняла Мольфи, - "Кордред говорил, что он впитывает страх и усиливает его. Именно эта сила и приводит монстра в движение. Чем больше его боятся, тем быстрее он движется!"
  Эта мысль заставила её вздрогнуть. Страх переполнял замок и буквально окутывал голема. Она попыталась как-то управлять этим свечением, но лишь немного колыхала тянувшуюся отовсюду магию.
  - "Так не пойдёт, надо как-то иначе", - она застыла, лихорадочно ища решение, - "но что может остановить людей из железа и камня?"
  Повинуясь неслышимому приказу Кордреда, голем двинулся к Уртиции и окружавшим её людям. Его движение на этот раз было медленным, но размеренным и неотвратимым. Уртиция попятилась. Феликс попытался заслонить её собой.
  - Мне жаль, - негромко произнёс Кордред, - ты была хорошей ученицей. Не лучшей, но способной... Увы, ты сама выбрала свою судьбу... Прощай.
  Голем резко набрал скорость, рванувшись по двору к сбившейся на крыльце кучке людей.
  - Бегите, - прошептал Феликс, - в замке вы сможете скрыться... я его задержу...
  Он выхватил короткий меч, словно этот кусок стали мог хоть чем-то повредить мчавшейся на него груде каменных глыб.
  Мольфи плотнее зажмурила глаза и приложила руки к вискам. На её лбу выступили капельки пота. Ялмар увидел, как бронзовые скобы, удерживавшие на груди голема осколок межевого камня, засветились и начали гнуться, по поверхности металла пробежали язычки пламени. Раскалившаяся докрасна бронза обмякла, и тяжёлый осколок, выскользнув из зажимов, грузно упал на землю. Вокруг него с шипением заклубился пар.
  Голем по инерции сделал ещё несколько шагов, стремительно теряя скорость и чёткость движений, а потом сложился, гигантской кувалдой выбив из ступеней пыль и каменную крошку. Изрезанные письменами чёрные глыбы ещё раз вздрогнули и застыли мёртвой грудой у ног Уртиции.
  - Тварь! - истерично выкрикнул Кордред, и выбросил руку в сторону Мольфи.
  Девушке на мгновение показалось, что холодные пальцы колдуна пробили ей грудную клетку и разорвали сердце. Она широко открыла глаза и беззвучно упала лицом вниз на каменные плиты.
  Первым опомнился лейтенант.
  - Убейте колдуна! Быстрее!!
  Кто-то из уцелевших солдат вскинул арбалет. Кордред вытянул другую руку, и пущенная стрела замедлила движение и остановилась в воздухе перед ним. Он схватил её и отбросил в сторону.
  Стрелок попятился и выронил арбалет.
  Кордред сделал ещё одно движение рукой и какая-то сила оторвала лейтенанта от земли и, приподняв, швырнула в стену. Раздался глухой удар и отчётливый хруст костей. Тело лейтенанта тряпичной куклой сползло на землю.
  Кордред повернулся к остолбеневшему Игану.
  - Капитан! Возьмите под командование людей. Живо!
  Ялмар схватил Уртицию под руку и потащил за собой.
  - Бежим!
  Феликс бросился за ними. Они вбежали в башню и захлопнули дверь. Ялмар с грохотом заложил засов.
  - Сделано на случай осады, - пробормотала девушка, - быстро им её не сломать...
  Дверь затрещала. Потемневшее вековое дерево на глазах блекло, серело, шло трещинами и коробилось. Толстые гвозди дрожали и, изгибаясь словно черви, выползали из древесины.
  - Боюсь, что он сломает её очень быстро... - покачал головой Ялмар, - мы сильно недооценили этого колдуна.
  - Подземный ход, - пробормотала Уртиция, - мы сможем уйти через него, но я не могу оставить этому чудовищу мою сестру...
  Они побежали наверх. Позади звякали об каменный пол выпадавшие из медленно разваливавшейся двери гвозди.
  
  Родгар выбрался из-под стоявшей в дальнем углу двора телеги и растерянно побрёл ко входу в башню. Обитатели замка попрятались, и лишь Иган пытался собрать разбежавшихся наёмников и организовать погоню.
  Рейс опасливо миновал груду отёсанных чёрных камней, ещё недавно бывших смертоносным монстром, и поднялся на разбитое крыльцо.
  Мольфи лежала на его краю, лицом вниз, её свесившаяся с кромки рука касалась пальцами мощёной поверхности двора. Рядом сидел на корточках горец Броган.
  - Смерть достойная воина, - вздохнул он, - но женщина не должна так умирать...
  Броган осуждающе покачал головой.
  - Я знал мужей, дававших обёт погибнуть героями и мечтавших о подобном конце, - он посмотрел на Родгара, - умереть молодым, в бою, повергнув неодолимого врага, перед лицом друзей... Может ли воин желать лучшей смерти? Но она не была воином! Ей не должна была достаться такая смерть. Это несправедливо...
  Рейс посмотрел на распростёртую под ногами фигурку. Ему вспомнились недавние слова Кордреда: "Ваши жизни связаны". Означает ли смерть Малфриды и скорую его кончину?
  Он наклонился и перевернул безвольное тело. Лицо девушки было мраморно белым, и на нём резко выделялись посиневшие губы и широко открытые, закатившиеся глаза. Он прижал кончики пальцев к шее и ощутил как в глубине, под кожей, едва заметно бьётся тонкая жилка.
  Она жива? - спросил горец, заметив изменившееся лицо Родгара.
  - Похоже на то. Старый колдун поспешил, и сердце не остановилось до конца. Или снова начало биться. Она сильнее, чем я думал. Но боюсь, её жизнь продлилась очень ненадолго. Либо Кордред вернётся, либо Ординатура... Хотя.
  Родгар задумчиво поглядел на Брогана.
  - Что? - насторожился горец.
  - У меня есть к тебе деловое предложение, - Родгар нервно протёр тыльной стороной руки лоб, - частного свойства... без гарантированной оплаты... и с большим риском.
  - Звучит многообещающе, - ухмыльнулся Броган.
  
  Бетиция, задохнувшись, привалилась к покосившейся ольховине.
  - Ну же, Бети... - Уртиция умоляюще глядела на сестру.
  - Не... Могу... Больше...
  Она повалилась на колени. Уртиция подхватила её, не дав упасть совсем.
  - Мы тебя вылечим. Обязательно. Чуть-чуть потерпи.
  Бетиция покачала головой.
  - Бегите... Со мной всё кончено... Всё равно...
  Она дышала тяжело и прерывисто.
  Уртиция прикусила губу и нахмурилась. Потом на её лице появилось растерянное выражение. Она обернулась к Ялмару.
  - Не получается. Ничего не получается...
  В её глазах блеснули слёзы.
  - У тебя получается, - негромко произнёс капеллан, - просто слишком поздно... тебе не справится... но если бы не ты, она бы уже умерла. Ещё по дороге.
  Он посмотрел в сторону замка. Через поле, растянувшись цепью, двигались тёмные фигурки, всходившее за их спинами солнце превращало их в мрачные плоские силуэты на ярком золотистом фоне.
  - Погоня уже ближко, - Тоутон вопросительно поглядел на Ялмара.
  Тот перевёл взгляд на графиню.
  - Бросьте меня... спасайтесь... - прошептала Бетиция, - я всё равно умру, а вы успеете добраться до леса... Там можно укрыться...
  Она бессильно откинулась на ольховый ствол.
  - Нет, - тихо ответила Уртиция, - я тебя не брошу.
  Тоутон нервно облизнул пересохшие губы, достал из-за пояса стрелы и начал методично втыкать их перед собой в землю.
  Феликс удивлённо посмотрел на лучника.
  - Быштрее штрелять... - деловито пояснил тот, - только вот против швета бить плохо.
  Он прищурился, оценивая расстояние до погони.
  - Жаль Грен отштал по дороге... Он бы нам помог.
  Лучник достал из-за пазухи белый платок и повязал им голову.
  Бетиция прикрыла глаза. Уртиция вздрогнула.
  - Что с тобой, Бети?! Ты меня слышишь?
  - Не бойся... я ещё дышу... у меня есть время... немного, - её голос был едва различим.
  Уртиция взяла сестру за руку и опустилась возле неё на колени.
  - Мы тебя вылечим...
  
  Погоня остановилась в нескольких сотнях шагов. В утреннем свете им прекрасно было видно беглецов, остановившихся возле покосившейся старой ольхи.
  - Далеко... - покачал головой Тоутон, - промажу...
  - Чего они ждут? - нервно спросил Феликс, сжимая рукоять меча так, что пальцы начали белеть.
  - Какая ражница... Они дают тебе прожить немного дольше. И то неплохо.
  Цепь наёмников расступилась и через неё прошла одинокая фигура в длинном одеянии.
  Тоутон взялся за оперение торчащей из земли стрелы.
  - Не надо, - остановил его Ялмар, - это Кордред. Он не даст себя так просто убить. Побереги стрелы на остальных.
  Колдун не спеша шагал по мокрой от росы высокой траве. Когда он приблизился, его мантия уже напиталась влагой и стала совсем чёрной. Кордред остановился шагах в двадцати.
  - Убежать думали?
  - Была такая мысль... - ответил Ялмар.
  Кордред беззвучно рассмеялся.
  - Ты всё равно проиграл, - добавил капеллан, - просто ещё об этом не знаешь.
  - Ты смелый... глупый, но смелый... Уртиция?
  Девушка даже не обернулась, продолжая держать сестру за руку.
  - Уртиция! - повторил он громче, - ответь мне.
  - Обойдёшься... - графиня сделала небольшую паузу и добавила несколько уж совсем непарламентских выражений.
  Феликс удивлённо обернулся, Тоутон не сдержал смешок, а Бетиция приоткрыла глаза.
  - Как невежливо, - зацокал языком Кордред, - а ещё благородная девица. Ну как хочешь. Я всё равно вас всех убью. Одного за другим... Вы испортили мой лучший план... Хотя нет. Бетиция умрёт сама... Последней. Увидев, как умрёте вы.
  - Не стоит тратить время, пугая нас, - перебил его Ялмар, - убивай, раз решил.
  Тоутон вскинул лук. Кордред резко выбросил руку, но не успел перехватить стрелу, лишь отклонил её. Она рассекла щёку и, пробив капюшон, улетела в траву. Колдун сделал ещё одно движение, лук в руках Тоутона с треском переломился.
  Кордред отступил на шаг и потрогал порез. Опустив руку, он с удивлением рассматривал кровь на пальцах.
  - Почти попал, - вздохнул Тоутон, с явным сожалением разглядывая обломки, - добрый лук был... Такой дешево не купишь. Почто хорошую вещь поломал, штарый хрыч?
  Колдун снова поднял взгляд и переводил с одного на другого.
  - Ты будешь первой, Уртиция, - наконец сказал он.
  Девушка сжалась, но не выпустила руку сестры и не обернулась.
  Кордред протянул кисть в её сторону и резко сжал пальцы.
  - Нет... - прошептал Феликс и бросился вперёд.
  Колдун махнул второй рукой, и сбитый магической волной юноша покатился в кусты. Уртиция побледнела, но по-прежнему держала сестру за руку.
  Кордред снова протянул к ней пальцы и скомандовал.
  - Умри!
  Девушка вздрогнула, но осталась стоять на коленях.
  Кордред нахмурился и сделал ещё одно резкое движение рукой. Ничего не произошло.
  - Кто здесь?! Кто мне мешает?
  Он нервно заозирался.
  Ялмар проследил за его взглядом и увидел невысокого худого человечка в сером. Тот подоткнув длинные полы сутаны перебирался через лужу в паре дюжин шагов позади них.
  - Герговио... - пробормотал Кордред, - ну почему мне сегодня так не везёт?!
  Человечек закончил форсирование лужи, поднял голову и поправил очки.
  - Маэстро Кордред, если не ошибаюсь? Наконец-то мне довелось встретиться с вами лично... - он подошёл ближе.
  Колдун попятился и обернулся к стоявшим позади наёмникам.
  - Не думаю, что это будет разумным шагом, - добавил человек в сером.
  Раздался звук горна. Ялмар приложил ладонь козырьком ко лбу и различил разворачивавшуюся позади наёмников рыцарскую конницу. Знамя было видно не слишком хорошо, но ему показалось, что он различает гербового медведя герцогов Орсино. С боков из леса колоннами выходила бело-голубая удольская пехота, охватывавшая людей Игана в кольцо. Капеллан смог увидеть, как в цепи наёмников растёт нервная суета, один за другим солдаты бросали оружие и поднимали руки.
  Колдун скрипнул зубами.
  - Я просто так не дамся!
  Ялмару показалось, что фигура Кордреда заколыхалась, словно в потоке раскалённого воздуха и вокруг него начала сгущаться тень.
  Герговио сложил руки на груди и опустил голову. Тоутон попятился, шепча что-то похожее на молитву.
  В следующий момент раздался громкий хлопок, и тень вокруг Кордреда исчезла. Трава под ногами колдуна полегла, словно от сильного ветра, а сам он подлетел в воздух почти на локоть и чёрным комком тряпок рухнул обратно. Сильно запахло озоном.
  - Он уже не тот... - вздохнул Герговио, и ещё раз поправил очки, Ялмар успел заметить, что их круглые стёкла запотели, - выдохся и увлёкся местью. Печальный конец для талантливого мага...
  Капеллан с некоторой опаской поглядел на круг образованный полегшей травой. Кордред валялся в его центре, не подавая явных признаков жизни.
  - Не бойтесь, он уже не опасен, - успокоил капеллана Герговио, - последняя его эскапада была совершенно излишней. Я бы даже его не тронул, если бы не опасение, что в ярости он может нанести вред кому-то из вас... Ординатура не одобряет лишние жертвы. Пришлось идти на жёсткие меры.
  Феликс выбрался из переплетения колючих веток, и подбежал к всё еще недвижимо стоявшей Уртиции.
  - Всё кончено. Он больше не причинит тебе вреда!
  Девушка лишь молча кивнула.
  - Что с тобой? Обернись же!
  - Не могу... Если я остановлюсь, моя сестра умрёт...
  Только сейчас Ялмар увидел, что по напряжённому лицу Уртиции бегут крупные капли.
  Герговио посмотрел на её бледную до синевы сестру.
  - Я не могу этого допустить, - он покачал головой, - орден и так многих потерял.
  Он опять сложил руки на груди и склонил голову. Ялмару показалось, что он ощутил едва заметную волну теплоты, прокатившуюся в воздухе. Бетиция сделала несколько резких вдохов и снова открыла глаза.
  Герговио положил руку на плечо Уртиции.
  - Можете остановиться. Ваша сестра будет жить. Мы отвезём её в ближайшую обитель, где будем стараться восстановить её здоровье.
  Графиня, пошатываясь, встала с колен.
  - Спасибо... Вы ведь ординатор?
  - Вы совершенно правы, дочь моя.
  Уртиция окончательно выпрямилась и посмотрела ему в глаза.
  - Я могу вернуться в замок, взять личные вещи? Или я уже под стражей?
  - Ну как бы это сказать, - Герговио замялся, - ваши действия, по крайней мере те, которые я лично наблюдал, несомненно являются нарушением всех и всяческих правил, и даже учитывая, что они были осуществлены в благих целях, я, как генерал-ординатор, не могу...
  - Но дядя! - возмущённо выкрикнул Феликс.
  - Дядя?! - в один голос воскликнули Ялмар и Уртиция.
  Феликс густо залился краской.
  - Ну... да... в общем. А что тут, в конце концов, такого?!
  - Да ничего, - развёл руками Ялмар, - но лично я не ожидал...
  Феликс перевёл взгляд на Герговио.
  - Дядя! Я клянусь, Уртиция действовала из лучших побуждений. Она заслуживает прощения!
  - Ну не знаю... Выдать ей афесис в моей власти. Но я не могу оставить потенциального чернокнижника без надзора. Это просто невозможно...
  - Но дядя. Неужели ты не можешь чего-нибудь придумать?
  Герговио строго посмотрел на племянника.
  - Я служитель закона и не собираюсь придумывать способов его обойти... хотя и могу.
  - А если... если кто-нибудь будет за ней присматривать?
  Генерал-ординатор начал старательно поправлять очки, пытаясь скрыть мелькнувшую на лице гордость.
  - Если найдётся подобный доброволец, которому мы сможем безусловно доверять, то я допускаю вариант домашнего ареста, по крайней мере до проведения детального разбирательства... А уже по его итогам, придя к окончательным выводам о её намерениях...
  Феликс обернулся к Уртиции.
  - Ваше сиятельство, если бы вы согласились пребывать под домашним арестом в моём присутствии, я бы почёл за честь поручиться за чистоту ваших намерений и отвечать за них перед Ординатурой.
  - Это предложение? - ни к кому особо не обращаясь, поинтересовался Герговио.
  Девушка опустила глаза.
  - Я не могу вам в этом отказать, Феликс.
  
  - Неужели я опоздал?! - разбрызгивая ботфортами грязь из кустов выбежал Себастин.
  - Нет, вы обеспечили моё появление в самое время... - сухо заметил Герговио, - хотя раньше было бы лучше.
  - Я не знал, что у Виолы такие расторопные и самостоятельные дворецкие, - пропыхтел Себастин, оглядывая поле битвы, - если бы они не попытались сжечь письмо...
  - Заберите лучше это, - генерал-ординатор брезгливо указал на лежавшее в траве тело Кордреда, - и со всеми необходимыми предосторожностями доставьте в Кедог. Охрану я вам дам.
  
  Родгар Рейс накинул на плечи овчинный кожух, к вечеру из раскинувшегося вдоль дороги леса тянуло холодом и сыростью. Пара мулов бойко перебирала копытами, таща за собой крытый дерюжным тентом фургон. Мерное поскрипывание его колёс навевало на Родгара тоску. Он повернулся на облучке и, откинув полог, заглянул внутрь. Глаза Мольфи были закрыты, но дыхание стало ровным и глубоким. Он запахнул дерюгу и посмотрел на лежавшую перед ним мокрую дорогу. Сквозь пелену низких облаков на горизонте уже можно было различить тёмные зубцы гор. Нелюдимый чернобородый возница щёлкнул кнутом и затянул тоскливую дорожную песню.
  
   КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ
Оценка: 5.65*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"