Бабкин Владимир Викторович: другие произведения.

Прода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 8.98*28  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от 07.09.2017 г. Словесная дуэль с Сандро


ПРОДА ОТ 07.09.2017

  
   МОСКВА. КРЕМЛЬ. 15 марта (28 марта) 1917 года.
   Огонь жарко пылал в камине, бросая неверные отсветы на интерьер Парадной гостиной. Мы сидели, словно Шерлок Холмс и доктор Ватсон в классическом советском фильме с Ливановым и Соломиным в главных ролях. Камин, два кресла и столик с напитками и закусками между нами. Ощущение такое, словно через мгновение где-то за кадром сейчас грянут переливы знаменитой закадровой увертюры Владимира Дашкевича.
   Я покосился на трубку у себя в руках и усмехнулся пришедшему в голову сравнению. От воспоминания о любимом фильме повеяло чем-то таким, уже слегка подзабытым, но таким родным ощущением, словно вернулся на миг туда, куда вряд ли уже когда удастся вернуться.
   - Позволь спросить, чему ты улыбаешься?
   Оторвав взгляд от колдовского пламени, я посмотрел на Сандро и пожал плечами.
   - Да, так, вспомнилось...
   Мы помолчали. Я вновь раскурил погасшую трубку и выпустил клубы ароматного дыма к потолку. Да, в мое время вряд ли бы разрешили здесь курить. И камин бы не жгли. Сюда вообще, если мне память не изменяет, экскурсантов не очень-то пускали.
   - И все же, - вернул меня к реальности Сандро, - почему ты так уверен, что сломить германцев в скором времени не удастся?
   В этот момент мне подумалось, что сейчас больше бы подошла тревожная мелодия из "Собаки Баскервилей". Причем, даже со зловещими завываниями. Ситуация вполне располагала. Собственно, нынешнюю посиделку я рассматривал в качестве обработки Сандро перед завтрашним большим совещанием, и большую часть того, что я утром говорил Гурко, было повторено и вечером у камина. Но убедить в своей правоте Великого Князя у меня пока не получалось. Мой военный министр был настроен крайне критически, и наша беседа превратилась в горячую схватку, небольшой перерыв в которой, по-видимому, закончился только что.
   Сандро вновь рубил аргументами.
   - На петроградской конференции союзники возлагали большие надежды на весенне-летнюю кампанию. Через пару недель англичане и французы начнут мощное наступление на Западном фронте. Союзное командование полно оптимизма на сей счет. Союзники обещают бросить в бой сотни танков, четыре тысячи орудий и десятки миллионов снарядов будут вскрывать оборону противника, а в бой только французы бросят полтора миллиона солдат. И позволь с тобой говорить откровенно, раз уж мы тут одни, я прошу тебя, подумай вот над чем - что будет, если после твоих выступлений перед главнокомандующими фронтами, союзники таки прорвут германский фронт? Пусть даже они не достигнут стратегических целей и прорыв немцам удастся локализовать, остановив наступление англо-французских войск в пятидесяти или ста верстах восточнее нынешней линии фронта, но прорыв все же произойдет. Что скажут наш генералитет о твоих словах? Насколько это пошатнет твой, будем говорить откровенно, и так довольно невысокий авторитет? А армия - это пока основная сила, которая пока удерживает тебя на троне. И не мне тебе говорить о том, скольким людям ты перешел дорогу или собираешься перейти. Своими обещаниями реформ, своими выступлениями перед нижними чинами с фронта и пишущей братией, ты уже нажил себе кучу врагов в обществе. Против тебя крупные землевладельцы, помещики вообще, многие высшие сановники и генералы, в том числе имеющие крупные поместья и участки земли. Ты напугал родовую аристократию, а покушения на тебя и заговоры, организованные союзниками, показали, что в Лондоне и Париже против тебя. А это значит, что все, кто ориентируется на Англию и Францию, считают тебя фигурой уже списанной, и что твое устранение лишь вопрос времени. И вот теперь, в довершение ко всему, ты еще и выставляешь Россию в дурном свете, отказываясь принимать участие в наступлении и отзывая экспедиционный корпус из состава приготовившейся к наступлению группировки союзников! Ты понимаешь, что если германцы побегут, то твое положение станет просто катастрофическим и тебя свергнут свои же генералы?
   Сандро говорил с жаром, было видно, что эмоции его просто зашкаливают и затронутая им тема его очень волнует. Я пожал плечами:
   - И что ты предлагаешь, если не секрет?
   Тот ответил не колеблясь.
   - Не проще ли оставить все как есть, и положиться на Провидение? Достигнут союзники успеха - значит, и мы молодцы, тоже поучаствовали, а нет, ну так на то и война, ее без жертв и поражений не бывает. Если ты не думаешь об угрозах лично себе, подумай над тем, что Россия находится на грани катастрофы, и переворот может окончательно добить нашу державу. Угроза революции еще никуда не делась, а Россия не Франция, мы так просто не отделаемся, и я боюсь даже вообразить, сколько океанов кровью наполнится, пока в России не воцарится русский Наполеон. А уж куда это Наполеон поведет нашу Империю, я не берусь предполагать. Но явно это будет куда страшнее наполеоновских войн столетней давности. Поэтому я призываю тебя - давай, если это необходимо, пожертвуем на фронте корпусом или даже целой армией, но не дадим спровоцировать в России революцию и гражданскую войну!
   Я медлил с ответом. Для моих нынешних современников моя убежденность в каких-то вещах является абсолютно иррациональной и лишь добавляет мне негативных очков к имиджу странного человека, живущего в своем, ведомом лишь ему одному мире. С одной стороны, когда-нибудь (если доживу) такие факты станут основой для создания мифа о легендарном правителе, который обладал какими-то сверхъестественными способностями и знаниями. С другой стороны, это будет (если будет) далеко не сейчас, а когда-то потом, когда и без того будут громоздить мифы один на другой, заменяя реальную историю ее идеализированным вариантом. А сейчас, каждый факт о странных тараканах в голове Императора, лишь отягощает доставшуюся мне от прадеда карму и ставит и в без того сложное положение меня и мою Империю. Хотя я не Людовик XIV, но в данном конкретном случае утверждение Короля-Солнца о том, что "Государство - это я" полностью соответствует реальности, поскольку, в данный момент, новое российское государство без Гражданской войны, революций и прочих прелестей, могу создать лишь я и никто больше. А потому, оберегать свой трон и себя на нем я должен изо всех сил. И посему "Боже, Царя храни!" без вариантов.
   В принципе, все, что говорил Сандро, верно. В принципе. Ведь, что с того, что я уверен в том, что фронт Нивелем прорван не будет? Эта же моя уверенность базируется на той истории, которая известна теперь только мне. И пусть, после моего воцарения и подавления уже двух мятежей, мой авторитет возрос, но все же Сандро прав - трон подо мной еще сильно неустойчив и малейший толчок может его опрокинуть. Вместе со всей Державой.
   Но могу ли я отказаться от идеи, уже озвученной Гурко и Сандро? Тут даже вопрос не в тысячах погибших, а в том, могу ли я продемонстрировать своему окружению свою слабину, свою неуверенность в собственных решениях? Ну, и в тысячах погибших вопрос, конечно, тоже. Но, главное все же не это. Главное, что нужно менять ход и итоги войны. А самое главное - предотвращать революции и гражданскую войну в России. Но как это все объяснить моим подданным? Вот в чем вопрос!
   - Ты прав, Сандро. - я взял со столика бокал коньяка и сделал глоток. - Ты, безусловно, прав, когда говоришь о том, что мы не должны допустить в России революцию и гражданскую войну. Да, действительно, все наши действия должны быть продиктованы твердым желанием избежать революции-катастрофы, которая опрокинет и отбросит Россию на десятилетия в прошлое. На десятилетия если не на века. И новому, как ты его назвал, русскому Наполеону, придется несколько десятков лет, ценой огромных жертв, как материальных, так и человеческих, пытаться догнать уровень, который имела нынешняя Россия хотя бы в 1913 году. Все это так.
   Я отпил еще глоток и поставил бокал на столик.
   - А теперь, Сандро, подумай вот над чем. Почему мы так боимся революции и кто виновен в том, что она может случиться? Разве может Державе что-то грозить, если все в ней благополучно? Если бы у нас все было бы в относительном порядке, то скорее, следовало бы опасаться каких-то одиночек-бомбистов, отчаявшихся поднять против действующей власти массы населения. Но мы сейчас боимся не бомбистов, а полномасштабной революции, перед которой смута и беспорядки 1905-1907 годов покажутся детской проказой. Почему так? Да потому, что система уже не работает, она прогнила полностью, сохраняя лишь оболочку, видимость, давно не имея никакого реального содержания. Приведу тебе пример. Русская Церковь, как часть государственного аппарата. Мы поставили общество в рамки, установив свод обязательных правил, но разве наши правила наполняют сердца прихожан любовью к Церкви? Знаешь, что произойдет, если отменить обязательность посещения церковной службы в войсках? Храмы будут стоять пустыми! И это на фронте, где убить могут в любой момент! Или ты думаешь, что если бы мне не удалось быстро погасить выступления в конце февраля, то кто-то бы вышел на защиту монархии, а вместе с ней и всего государственного устройства России? Да рухнуло бы все за два-три дня. Повторяю, два-три дня и многовековая Империя приказала бы долго жить.
   - Но, позволь...
   - Нет, Сандро, не позволю. - поднимаю руку, останавливая возражения. - Я еще не все сказал. Подчеркиваю - мне удалось революцию погасить, а не подавить, поскольку подавить силой вступления такого масштаба было бы невозможно. Гася революцию, я сочетал грубую силу войск, мягкую силу обещаний и демонстрацию арестов среди верхушки Империи, показывая народу, что неприкасаемых больше нет и государство готово начать выздоравливать. И пока все это подействовало. Но действовать это будет очень недолго. Ты говоришь, что аристократия, крупные дельцы и многие генералы против меня, или, как минимум, не одобряют мою политику? Что ж, мне тут трудно возразить, это действительно так. Аристократия хочет и дальше сохранять свои раздутые и ничем не обеспеченные привилегии, дельцы хотят сверхприбылей, для чего им нужные военные заказы и продолжение самой войны, ну, а генералы считают, что именно они знают средство, как в сложившейся обстановке все же выиграть эту войну. И каждый из них считает, что Император лишний. И эти глупцы, стараются упразднить Императора, разжигая негодование в образованном обществе, натравливая на монарха народную чернь и армию, из этой же черни состоящую.
   Я помолчал, глядя в жар камина, а затем мрачно продолжил.
   - Ты призываешь меня понять положение, в котором я оказался. А я тебя призываю понять положение, в котором оказалась вся Россия. Мы все, вся наша Империя находится на пороге революции или мощнейших социальных потрясений. Даже не на пороге, а уже практически переступила эту черту, подстрекаемая заговорщиками и революционерами всех мастей. Любая серьезная катастрофа на фронте неминуемо приведет нашу державу к внутренней смуте. Социальные выступления, забастовки, митингующие солдаты, в первую очередь те, кто не был на фронте и не желает туда попадать. Столкновения на улицах, горлопаны на трибунах, столицы в огне, мятежи и погромы в провинции. И все требуют смены бездарной власти, требуют революции. В таких условиях наступление это и есть революция! Любое наступление, будь то наступление наше или наступление Нивеля, приведет к военной катастрофе и революции в России! И на этом вопиющем фоне все вокруг меня требуют продолжения самоубийственной политики, требуют наступления на фронте, которое неминуемо приведет нас к катастрофе. Может быть те, кто призывает к этому, просто глупцы? Возможно. Во всяком случае, некоторые из них. Остальные же вполне осознано толкают Россию навстречу потрясениям. А почему так происходит? А я тебе отвечу. Наша Империя зашла в тупик и все это понимают, или, как минимум, ощущают своим нутром. Они чувствуют приближение бури и, словно дикари, собираются умилостивить богов этой самой бури, принеся им сакральную жертву. И они отчего-то считают, что именно Император является тем всеобщим раздражителем, устранив который можно удовлетворить всех, а самим въехать во власть на белом коне. Впрочем, в таком положении дел есть и вина Императора. Во всяком случае, Николай ничего не сделал для предотвращения подобной ситуации.
   Я ответ взгляд от огня и посмотрел на Сандро. Тот мой взгляд воспринял в качестве дозволения продолжить дискуссию, и с жаром заговорил:
   - Миша, я сам мистик, но мне кажется, что как-то уж слишком ударился в высокие сферы. Я уверен, что генералы на фронтах меньше всего думают о буре и сакральных жертвах. Ты говоришь, что Николай довел ситуацию до катастрофического положения. Я не буду с тобой спорить, потому что это правда и сказать мне в его защиту нечего. Он замечательный человек, прекрасный семьянин и никудышный правитель, живший в своем, придуманном им мире. Не уподобляйся ему, не придумывай себе глобальных обоснований для вполне земных и прозаических проблем. Зачем изобретать обоснования для простого и понятного мотива генералов, которые просто желают выиграть эту войну?
   Горько усмехнувшись, я качаю головой.
   - Простые земные обоснования? Что ж, изволь. Да, генералы хотят добиться победы любой ценой. Все разговоры о мире или перемирии для них неприемлемы. Однако генералы прекрасно знают о стремительном падении дисциплины в войсках и понимают, что с такими настроениями в армии войну не выиграть. Армия просто не доживет до решающих сражений в боеспособном виде, с каждым днем разлагаясь и дезертируя все больше. И тут в некоторые прогрессивные головы приходит мысль, что они знают способ восстановить дисциплину, выиграть войну и даже, чем черт не шутит, попробовать себя на место русского Наполеона. Для этого, по их мнению, нужно сделать самую малость - свергнуть Императора. Кто-то хочет свергнуть конкретного Государя, надеясь на более приемлемый для них вариант, а кто-то планирует вообще упразднить монархию. Они полагают, что устроив революцию, они смогут воодушевить войска, и окрыленные их зажигательными речами революционные солдаты будут эффективно воевать до самой победы. Я прекрасно понимаю, что многие поддержали мое воцарение в надежде, во-первых, на то, что я сам боевой генерал и, вероятно, буду на их стороне, а, во-вторых, что вероятно самое основное, что я крайне недалекий и легко подпадающий под чужое влияние человек, которым будет легко управлять.
   Сандро рассмеялся, но ничего не сказал. Продолжаю мысль.
   - Но тут у них промашка вышла, я не тот, на кого они рассчитывали, ни по первому, ни по второму пункту. Поэтому, я прекрасно понимаю, что до конца доверять я не могу никому, даже тем, кто поддержал мое воцарение. Логично?
   Я посмотрел на Сандро. Тот помолчал несколько мгновений, потом твердо посмотрел мне в глаза и медленно кивнул.
   - Идем дальше. Точнее, возвращаемся к нашим баранам, то бишь, к нашим генералам.
   Сандро вновь рассмеялся.
   - А почему баранам? Revenons a nos moutons? Avons-nous deroge au sujet?
   - Нет, Сандро, от темы мы не отклонились. Я назвал баранами наших генералов. Объясню почему. Генералы и прочие заговорщики не понимают, что свергнув Государя, они сами окажутся никому не нужными, поскольку никто в них не нуждается и за ними никто не пойдет. Участники заговора против Императора живут в своем мире, который точно так же не имеет к реальности никакого отношения, как и мир, в котором жил и живет Николай. Свергнув Государя, те же генералы с удивлением обнаружат, что их, таких умных и дальновидных, учившихся в академиях, желающих воевать до победного конца, и мечтающих стать Наполеонами, солдатская масса ненавидит еще больше чем Императора. Солдат в массе своей в войне никакого смысла не видит, воевать уже не желает и сидит в окопах все больше по инерции, хотя количество дезертиров растет с каждым днем. Но стоит произойти глобальным потрясениям, стоит устроить революцию, как немедленно окажется, что монарх был последним дисциплинирующим фактором, который удерживал армию от окончательного распада. Нет Императора, так какая же присяга? Какая дисциплина? Сначала объявят всеобщее равенство, затем начнется обсуждение приказов на митингах, затем выборы командиров из числа каких-нибудь прапорщиков, а затем начнется массовая охота на генералов и офицеров, их будут расстреливать, колоть штыками, топить в прорубях. Несколько лет кровавой вакханалии, последствия которой придется преодолевать много лет, в том числе и расстрелами.
   Военный министр вновь завелся с пол-оборота.
   - Все может быть. Может генералы идиоты. Может все так и будет. Но это все будет потом, понимаешь? Миша, это все опять общие слова и благие пожелания. А ты можешь лишиться трона, а может и головы, прямо завтра! - Сандро сделал в воздухе красноречивый жест, словно отрубая свою голову. - Твои общие рассуждения не изменят ситуации, при которой завтра на совещании большинство главнокомандующих фронтами выступит решительно против твоего плана. И хорошо если все кончится массовой отставкой. А если они на словах согласятся с тобой, а затем вернутся в войска и начнут плести новый заговор против, как они выразятся, Императора-безумца или Императора-предателя, что не меняет сути? В их руках десятимиллионная армия, а в твоих и пары верных полков не наберется. Генералы уверены в себе, ведь, Император, по их мнению, слаб и непопулярен в высшем свете, а за ними корпуса и армии, готовые двинуться вперед по их приказу. И, я прошу тебя, ты всегда помни одну вещь - Николая генералы хотели свергнуть для того, чтобы он им не мешал воевать, поскольку во всех своих неудачах они винили его лично. Никки отрекся, и генералы почувствовали вкус царской крови. Они поверили в себя и в свою значимость. И тут ты им предлагаешь план, который хоронит все их мечты и перспективы на военную победу. Как ты думаешь, что они сделают в этой ситуации? Мятеж прямо завтра не так уж невероятен! Тем более что это будет третий мятеж за месяц! Подумай об этом! Возможно, они побоятся опираться на фронтовиков, среди которых ты успел посеять некоторую надежду на будущее, но причин сдерживаться у них осталось не так уж и много. В первую очередь, конечно, они постараются опереться на гвардейские полки, где твоя популярность довольно низка, и, вероятно, постараются решить вопрос быстрым ударом.
   - Настоящих гвардейских частей мало в столицах, особенно в Москве. - возразил я. - большая часть, как тебе известно, полегла на фронтах или находится далеко от столиц.
   - Не все и не так далеко, как может показаться на первый взгляд. - Сандро покачал головой. - ты не забывай, что часть гвардейских частей было переброшено в Москву и Петроград для подавления мятежа недельной давности. Далеко не все они уже вернулись в места своей дислокации. А для переворота много войск и не нужно. Кроме того, вспомни, что основной движущей силой прошлого переворота был тот же Лейб-Гвардии Финляндский запасной полк, который был укомплектован отнюдь не кадровыми гвардейцами, и даже не дворянами. А там где нашелся один полк, найдется и другой. Хорошо, допустим, перевеса заговорщики не получат и верность тебе сохранят немало войск. Но что это дает? Ты хочешь подавлять силой новый мятеж? Хочешь бои на улицах обеих столиц? А мятеж и заговор очень реальны, я прошу тебя понять это! Понять и быть готовым к любому варианту развития событий. Тем более что, скажу откровенно, я не уверен, что ты завтра сумеешь удержать контроль над армией. Даже мне самому не до конца ясны твои мотивы и твои логические построения, на основании которых ты сейчас принимаешь решения, а я тебя знаю с самого детства. Как же твои повеления понять остальным? Скажем мягко, твои мотивы неочевидны для окружающих. Ты понимаешь, что это значит и как это подрывает к тебе доверие, рождая сомнения даже в самых преданных и верных головах!
   - Я это прекрасно понимаю, я не сумасшедший, чтобы не видеть очевидного. Но...
   Ну, и что мне на это ответить? Верьте мне, я такой весь из себя очень умный? Или, что такой умный, потому что все знаю наперед? Мне одна бабка об этом сказала? Цыганка нагадала? Древний старец наплел? Увидел в спиритическом сеансе? Как говорили в классической комедии - закусывать надо! Сандро может в душе и мистик, но отнюдь не легковерный дурак.
   - ... могу тебя заверить, что завтра на совещании, во время убеждения генералов я буду опираться не только на слова, и я буду готов к разным вариантам развития событий. Но это будет завтра. А сегодня мне важно убедить тебя. Не только как военного министра, не только как Великого Князя, не только как друга и ближайшего родственника, но и как здравомыслящего и трезво глядящего на происходящее человека. А это очень редкое в наши дни качество. Порой мне кажется, что нашу элиту поразило коллективное безумие. Безумие и слепота! Как можно не видеть, что мы на пороге катастрофы? И в то время, когда нужно предпринимать архисрочные меры по спасению державы, наша драгоценная элита ведет себя так, как вели себя пассажиры первого класса на "Титанике", когда корабль был уже обречен, когда на нижних палубах захлебывались в воде пассажиры второго и третьего классов, все эти напыщенные хозяева жизни пили шампанское и заключали пари! Но их, хотя бы, ждали спасательные шлюпки, нам же никто такой возможности не даст!
   Я перевел дыхание и с напором продолжил:
   - И вот представь себе, капитан "Титаника" откуда-то узнает о том, что впереди их ждет айсберг и что через считанные минуты столкновение. Он начинает отдавать спасительные приказы, а тут все начинают эти приказы обсуждать, мол, зачем сбавлять ход, если на кону приз за самый быстрый рейс через океан? Ведь он уже близок! Команда начинает митинговать, обсуждая приказ, к ним присоединяются пассажиры и владельцы судна и так далее. К счастью, в реальной ситуации такого быть не могло, но, к несчастью, капитана "Титаника" никто не предупредил об айсберге. Но мы-то не "Титаник", вокруг нас не открытий океан и не глухая ночь. Все, что нам нужно видеть, мы увидеть в состоянии. Корабль "Российская Империя" на полном ходу летит на камни, в команде брожения и вот-вот вспыхнет мятеж, а пассажиры устраивают скандалы и заполонили капитанский мостик, мешая капитану принимать решения, и заслоняя ему обзор. Ты, кстати, помнишь, что случилось пару недель назад на крейсере "Аврора"? Пьяная матросня, подстрекаемая уголовно-революционными элементами с берега, подняла мятеж и подняла на штыки своих офицеров во главе с командиром корабля. А все потому, что капитан первого ранга Никольский, не внял моему предупреждению, и не предпринял решительных мер по наведению порядка. Так что, как видишь, даже предупреждение не всегда помогает тому, кто не хочет взять на себя ответственность и не желает видеть очевидного. Или вспомни о том, как генералы Хабалов и Беляев не хотели взять на себя ответственность за наведение порядка в Петрограде во время Февральских событий? А вот полковник Кутепов не побоялся взять на себя инициативу и ответственность!
   Сандро покосился на меня и сказал нейтральным тоном:
   - Генерал Кутепов рассказывал, что порядок действий ему телеграммой указал ты.
   Ах, ты ж, твою же мать! Как же я упустил из виду, что Кутепов может разболтать о моей телеграмме?! Ай-йа-йай, какая фигня получается! Я и так тут шибко умный, а тут еще телеграммку Кутепову отбил с предупреждением, да и капраз Никольский не послушал еще одного моего предупреждения. Как говорится, у Шпака - магнитофон, у посла - медальон. Меня терзают смутные сомнения...
   М-да. Картина маслом. Выбираясь из одной логической ловушки, благополучно загоняю себя в еще более сложное положение. Что ж, попробуем тему как-то заболтать.
   - Ситуация в стране такова, что стоит столкнуть с горы один камень и обвал станет неминуемым. Как только мужик увидит, что все зашаталось, так его уж и не остановишь. И если случится либеральная революция, то я тебе гарантирую, что не пройдет и полугода, как случится еще, как минимум, одна, которая похоронит все эти либеральные идеи вместе с теми, в чьих головах они ныне витают. И дальше или самая жесткая диктатура, или распад России и потеря государственности. Поэтому, дураки все те, кто ратует за свержение монархии, рассчитывая воспользоваться плодами революции. Но в чем они, безусловно, правы, так это в том, что революция в России назрела. Ее нельзя ни отменить, ни подавить, ее можно только возглавить. И парадокс ситуации в том, что возглавить революцию в России и не привести страну при этом к катастрофе может только Император.
   Мой собеседник хмыкнул, но ничего не сказал. Убедившись, что он услышал мою мысль, я продолжил свои выкладки.
   - Только у Императора в России достаточно власти, достаточно авторитета и достаточно статуса для того, чтобы иметь возможность находиться в центре внимания, говорить и повелевать. И пусть некоторые повеления будут восприняты неоднозначно, но те же распоряжения из других уст немедленно приведут к катастрофе. К сожалению, а может и к счастью, в России сейчас нет другой фигуры или силы, за которой пойдет большинство населения, не обрушив при этом страну в революцию и гражданскую войну. Прости мою многословность, я подхожу к сути. Все те, кто пытается сейчас разменять Императора, обменяв его голову на продолжение своей сладкой жизни, все эти генералы, аристократы, дельцы, горлопаны-депутаты и прочий Земгор, все они - элита вчерашних дней. Они цепляются за отжившие привилегии и отмершие правила, они хотят и дальше жить вчерашним днем, но вчерашнего дня уже нет, уже даже ночь позади и рассвет новой эпохи озарил небо. Россия переросла свою элиту. Империи нужна новая элита и новые принципы жизни. Это касается не только земельного вопроса, но и всех сфер общественной жизни вообще. И нашего отношения к людям в том числе. Приведу пример - твой запрет на разработку парашютов для летчиков, чем был вызван?
   Сандро, не ожидавший подобного поворота, явно опешил, но затем, собравшись с мыслями, ответил:
   - Эти меры были продиктованы теми соображениями, что имея средство спасения в воздухе, пилот с большой долей вероятности, не станет бороться за спасение аэроплана, а предпочтет покинуть машину. Так никаких аэропланов не напасешься! Тем более что большую часть из них мы покупаем за золото!
   Я удовлетворенно кивнул.
   - Вот именно, Сандро, вот именно! И я хочу указать тебе на ошибочность этого воззрения. Это очень вредная идея, поскольку ставит во главу угла не человека, не русского подданного, а бездушный аппарат.
   - Прости, Государь, но бездушный аппарат денег стоит.
   - А человеческая жизнь, типа, бесплатная? Бабы еще нарожают, да Сандро?
   - Ну... - Великий Князь пожал плечами.
   - А я тебе вот что скажу. - поднял я палец. - Даже если мерить вопрос исключительно деньгами, то каждый мужик в поле приносит государству доход прямо или опосредовано. Он обеспечивает производство различных продуктов, платит подати и так далее. Каждый солдат в армии, это мужик, вырванный из деревни и превратившийся из производителя в потребителя. Притом в довольно прожорливого потребителя. Его нужно накормить, одеть, обуть, вооружить, дать ему патроны, обеспечить его ночлег и какое-никакое развлечение. Ему нужно платить, его нужно поставить на довольствие. Так же не следует забывать, что одного солдата в армии обеспечивают несколько человек в тылу, работающих в полях, на фабриках и заводах. У этих работающих на того солдата, есть семьи и их тоже нужно кормить. Подготовка солдата стоит денег, причем стоит денег каждый день, и за год на каждого солдата набегает порядочная сумма, которую держава потратила на его обучение и снаряжение. Но что делаем мы, чтобы не тратить зря деньги? Вместо оберегания солдата от глупой смерти, мы экономим на его обучении, снаряжении и вооружении. Например, почему солдатский наган не имеет такой же двойной системы стрельбы, как офицерские модели? А потому, что чья-то чиновничья голова посчитала, что будет перерасход патронов, если солдату дать возможность быстро стрелять. И никто не задумывается над тем, что плохо обученный солдат быстро и глупо гибнет на фронте, и на его место нужно срочно мобилизовывать еще одного мужика, отрывая его от сохи и давая ему в руки винтовку. И это, Сандро, мы говорим о мужике-крестьянине, в чью подготовку к крестьянскому труду государство не вложило ни копейки. А что же говорить о профессиональных военных, да еще и пилотах? Хороший пилот стоит очень хороших денег. Куда больших, чем его аэроплан. Аэроплан можно построить или купить, но обучить хорошего пилота быстро нельзя. Подумай над этим, Сандро!
   - Но, если они будут бить свои аэропланы почем зря, так никаких аэропланов не напасешься!
   Сандро не сдавался. Я покачал головой и вздохнул про себя. Да, подобные воззрения очень трудно выводить из голов, особенно если эти головы генеральские. За сто лет так и не вывели до конца и после двух мировых войн, что уж говорить про нынешнюю эпоху, когда еще было живо поколение, помнившее времена, когда мужика можно было продать как скотину или подводу дров.
   - Во-первых, аэропланы и прочая машинерия, дело наживное. Во-вторых, опыт войны показывает, что обычной является ситуация, когда экипаж аэроплана, танка или расчет орудия, за время войны многократно их меняют, по мере выхода из строя или получения новой, более совершенной модели. Но именно опытные экипажи и расчеты являются залогом победы. Опытные экипажи дорогого стоят, поскольку их опыт и умения получены в реальных боях и такой опыт не получить никакими тренировками. То есть опытный боевой пилот, опытный боевой экипаж или расчет - все они стоят значительно дороже, чем их техника. Они и воюют значительно лучше и новобранцев они могут научить реальным вещам, в частности тому, как не погибнуть самим в первом же бою, как не стать причиной гибели своих более опытных товарищей, и как уничтожить больше врагов. А ты, своим приказом, отправляешь лучших и опытнейших специалистов в могилу. Подумай и об этом, Сандро! Кроме того, не нужно забывать, что война не вечна, и солдат, вернувшийся с войны, вновь станет производительной единицей, а убитый или покалеченный уже ничего не произведет. А это, в свою очередь, будет определять развитие государства в будущем. Вообще, Россия в ХХ веке уж слишком много тратит людей почем зря.
   Поймав быстрый взгляд военного министра, я поспешно добавил:
   - А ведь ХХ век только начинается!
   Но Сандро продолжал в упор смотреть на меня и молчать. Наконец он проговорил задумчиво:
   - Знаешь, я всегда считал, что знаю тебя с самого детства и потому знаю очень хорошо. Но, прости, в последние пару недель, я совсем не узнаю тебя.
   - Ты не согласен с тем, что я сказал? - поинтересовался я, пытаясь увести разговор с опасной темы.
   - Не в этом дело. - Великий Князь покачал головой. - Просто еще пару-тройку недель назад я считал, что могу точно спрогнозировать и твои решения, и твою реакцию на события, твои слова, аргументы и вообще твое поведение. Теперь же я этого сделать не могу. Скажу больше, об этом же говорят в Императорской Фамилии и даже в великосветских салонах. Правда, их выводы пока не так глубоки. Они просто говорят, что ты не тот, что был раньше.
   - Я знаю, о чем говорят в Высшем обществе. - усмехнулся я. - Доклады читаю регулярно. Надеюсь, ты не ради их любопытства интересуешься?
   Тот скривился.
   - Ты прекрасно понимаешь, о чем я. Все говорят, что ты очень изменился.
   - Что ж, значит, правду говорят, что корона дарует мудрость ее носящим. Вот и на меня повлияло.
   Вновь раскуриваю трубку, а сам думаю о словах Сандро, и смысл этих слов мне не нравится. Как говорится, никогда еще Штирлиц не был так близок к провалу.
   - Ну, да, конечно. - Великий Князь горько усмехнулся. - Николаю корона так сильно помогала, что даже боюсь представить, как бы он правил без нее. Нет, Миша, прости, но ты не убедил даже меня, и я боюсь предположить, как тебе удастся убедить главнокомандующих. Нет, ты конечно можешь Высочайше повелеть, но ты же знаешь, как все будет исполняться и что из этого всего выйдет. И вот еще что.
   Улыбка Александра Михайловича стала ироничной.
   - Признаюсь честно, я уже подустал от взаимных хождений вокруг да около. Судя по твоим неожиданным и нелогичным действиям, судя по абсолютно несвойственному тебе раньше поведению, судя по твоим оговоркам и явным переменам в характере, для меня является совершенно очевидным, что ты знаешь куда больше, чем пытаешься всем показать. Я не знаю, на чем основаны твои знания, то источник их, судя по всему, настолько необычен, что ты боишься его раскрыть, дабы не показаться сумасшедшим. Что ж, изволь, я не буду тебя считать сумасшедшим, не стану кликать доктора и вообще не стану об этом говорить, кому бы то ни было. Но если ты хочешь моей безусловной поддержки, то изволь объясниться.
   Что ж, было бы наивно полагать, что можно сломать историю через колено, и при этом сделать это так, чтобы никто этого процесса не заметил.
   - Знаешь, Сандро, - наконец вымолвил я устало, - есть такие тайны, перед которыми бледнеют самые сакральные тайны масонских орденов. Есть такие вопросы, на которые лучше не знать ответов. Слишком тяжела ноша. Слишком велика ответственность.
   - И все же?
   Я поднял взгляд и посмотрел в глаза Сандро. Затем заговорил резко, жестко и даже с какой-то злостью:
   - Ты говоришь, что я не похож на себя прежнего? Возможно. Вероятно, я прежний не стал бы принуждать Кованько и Горшкова нарушить Высочайшее повеление и не отправился бы в смертельно опасный полет в Могилев, а вместо этого преспокойненько сел бы в поезд и в полном комфорте отправился бы в Петроград. Я прежний не рвался бы сквозь катастрофы, нападения и покушения на личную встречу с Государем, а ограничился бы парой телеграмм Николаю, для того чтобы спокойно умыть руки и сказать, что я сделал все что мог. Я прежний не поднял бы фактически мятеж в Ставке, пытаясь спасти власть Императора, а отказался бы принять командование оставшимися верными частями в столице и даже приказал бы им покинуть Зимний дворец. Я прежний не посылал бы телеграмм полковнику Кутепову, и при мне прежнем Кутепов бы до самого вечера исполнял бы идиотские приказы генерала Хабалова, теряя людей и инициативу. При мне прежнем тот же Кутепов не стал бы героем, спасшим столицу, а, переодевшись, прятался бы от бунтующей толпы по чужим квартирам. При мне прежнем Керенский не был бы убит у Министерства путей сообщения, а стал бы премьером нового Временного правительства. Я прежний не принял бы короны, а пять дней бы прятался от ответственности на Миллионной улице дом 12, в квартире князя Путятина, прятался бы до тех пор, пока не отрекся бы Николай, который при мне бы прежнем отрекся бы не 28 февраля, а 2 марта. При мне прежнем монархия бы в России пала, а я прежний сидел бы в Гатчине и ждал бы развязки. При мне прежнем, царская семья была бы арестована, а наши драгоценные союзники отказались бы дать убежище членам бывшей русской Императорской Фамилии. При мне прежнем все эти революционные демократы полностью бы проболтали страну и 25 октября 1917 года власть захватили бы большевики. При мне прежнем в России началась Гражданская война, которая продлилась пять лет, и в результате которой было убито в боях, расстреляно всеми сторонами и умерло от голода и болезней более двенадцати миллионов человек, а страна была отброшена в развитии на десятилетия назад. При мне прежнем, большевики подписали с немцами Брестский мир, вследствие которого Россия потеряла Финляндию, Украину, Запад России, привислинские губернии, Эстляндскую, Курляндскую и Лифляндскую губернии, Кавказ и Среднюю Азию, а Россия еще дополнительно выплачивала Германии 6 миллиардов марок репараций плюс уплата убытков, понесенных Германией в ходе русской революции -- 500 миллионов золотых рублей. При мне прежнем, наши расчудесные союзники, включая американцев, начали бы интервенцию и поделили бы Россию на зоны оккупации. При мне прежнем вся бывшая Августейшая семья была арестована, а затем расстреляна в ночь на 4 июля 1918 года в подвале дома инженера Ипатьева в Екатеринбурге. При мне прежнем их расстреляли бы всех, включая всех детей Николая, а так же доктора Боткина, горничную, камердинера, повара и даже двух царских собак. У девочек были бы зашиты в платья драгоценности и поскольку пули их не пробивали, то пришлось расстрельной команде добивать девочек и Алексея штыками. Но я прежний не смог бы возмутиться по этому поводу, поскольку меня прежнего, вместе с моим личным секретарем Джонсоном перед этим расстреляли бы в лесу под Пермью в ночь на 1 июня 1918 года. Разве что твой брат Сергей мог бы что-нибудь сказать про это, если бы конечно успел об этом узнать, поскольку при мне прежнем его расстреляли бы лишь на следующий день после убийства семьи Николая, а тело бы его, с зажатым в руке медальоном с портретом Матильды Кшесинской, сбросили бы в Алапаевскую шахту вместе с телом Великой Княгини Елизаветы Федоровны, телами князей императорской крови Иоанном Константиновичем, Константином Константиновичем, Игорем Константиновичем, телом князя Палей, а так же другими мучениками. Но я не думаю, что при мне прежнем, кто-то спрашивал мнение на сей счет Николая и Георгия, двух других твоих братьев, которые при мне прежнем, были бы расстреляны, как заложники, большевиками в январе 1919 года в Петропавловской крепости вместе с Великими Князьями Павлом Александровичем и Дмитрием Константиновичем, в ответ на убийство двух революционных вождей в Германии. Ну, а ты сам, при мне прежнем, закончил бы свои дни на чужбине, долгие годы бессильно взирая на то, что во что превратилась Россия и на то, до чего довели ее наша прежняя близорукость, наша прежняя гордыня, наше прежнее желание любой ценой выглядеть прилично перед союзниками, затевая безумные наступления, закончившиеся революцией и гражданской войной. Не слишком ли велика цена того, чтобы мы все оставались прежним, не находишь? И если ты сомневаешься в том, что я сейчас сказал, если ты не готов мне поверить, готов поставить на кон все, что любишь и всех, кого ты любишь, то, что ж, рискни, дождись наступления, дождись революции. Дождись, только не забудь заранее со всеми проститься. И пусть тебя не успокаивает, что мне удалось сохранить монархию и самому удержаться на Престоле. Все еще очень зыбко и так желаемое генералитетом наступление похоронит Россию. И нас всех вместе с ней.
   Повисла гнетущая тишина. Лишь треск поленьев в камине нарушал установившееся безмолвие.
   - Ты...
   Голос Сандро сорвался и он закашлялся. Наконец, справившись с собой, он тихо спросил:
   - Ты уверен?
   - Абсолютно.
   - Но... - Великий Князь страшно смотрел на меня. - Но, откуда?
   - Я это видел собственными глазами. Я читал документы, я видел фотографии, смотрел кинохронику, читал мемуары. В том числе и твои.
   Сандро вновь закашлялся, а затем треснувшим голосом переспросил.
   - Мои?
   Прозвучало довольно глупо, и я добил его:
   - Твои. Могу много тебя прежнего цитировать. Тем более что в этой истории ты вряд ли будешь писать мемуары. Сможешь ли ты жить с осознанием того, что во всем, что случилось с Россией и с твоими близкими, виноват лишь ты и никто больше, а, Сандро?
  
  

* * *

   МОСКВА. 15 марта (28 марта) 1917 года.
   - Господа, я предлагаю, пока есть время, еще раз пройтись по всем пунктам. От согласованности и единовременности наших действий зависит завтра исход всего дела!
   И три генеральские головы вновь склонились над планом дворца.
  

* * *

   МОСКВА. КРЕМЛЬ. 15 марта (28 марта) 1917 года.
   Молчание затягивалось. Было понятно, что Сандро боится поверить и боится не верить.
   - Хочешь, я процитирую некоторые места из мемуаров тебя прежнего? - предложил я.
   - Что ж, - Великий Князь криво усмехнулся, - изволь!
   - Итак, мемуары Великого Князя Александра Михайловича. - я напряг память. - Издано в Париже в июне 1932 года. "...По возвращении в Киев, я отправил Никки пространное письмо, высказывая мое мнение о тех мерах, которые, по моему мнению, были необходимы, чтобы спасти армию и Империю от надвигающейся революции. Мое шестидневное пребывание в Петрограде не оставило во мне ни капли сомнения, что начала революции следовало ожидать никак не позже весны. Самое печальное было то, что я узнал, как поощрял заговорщиков британский посол при Императорском дворе сэр Джордж Бьюкенен. Он вообразил себе, что этим своим поведением он лучше всего защитит интересы союзников и что грядущее либеральное русское правительство поведет Россию от победы к победе. Он понял свою ошибку уже 24 часа после торжества революции и, несколько лет спустя, написал об этом в своем полном благородства "post mortem". Император Александр III выбросил бы такого дипломата за пределы России, даже не возвратив ему его вверительных грамот, но Николай II терпел все"... "...В начале февраля 1917 года я получил предложение из Ставки принять участие в работах в Петербурге комиссии, при участии представителей союзных держав, для выяснения нужд нашей армии в снабжении на следующие 12 месяцев. Я радовался случаю увидеться с Аликс. В декабре я не счел возможным усугублять ее отчаяния, но теперь мне все-таки хотелось высказать ей мое мнение. Я ожидал каждый день в столице начала восстания. Некоторые "тайноведы" уверяли, что дело ограничится тем, что произойдет "дворцовый переворот", т. е. Царь будет вынужден отречься от престола в пользу своего сына Алексея, и что верховная власть будет вручена особому совету, состоящему из людей, которые "понимают русский народ". Этот план поразил меня. Я еще не видел такого человека, который понимал бы русский народ. Вся эта идея казалась измышлением иностранного ума и, по-видимому, исходила из стен британского посольства. Один красивый и богатый киевлянин, известный дотоле лишь в качестве балетомана, посетил меня и рассказывал мне что-то чрезвычайно невразумительное на ту же тему о дворцовом перевороте. Я ответил ему, что он со своими излияниями обратился не по адресу, так как Великий Князь, верный присяге, не может слушать подобные разговоры. Его глупость спасла его от более неприятных последствий. Я посетил снова Петроград, к счастью, в последний раз в жизни. В день, назначенный для моего разговора с Аликс, из Царского Села пришло известие, что Императрица себя плохо чувствует и не может меня принять. Я написал ей очень убедительное письмо, прося меня принять, так как я мог остаться в столице всего два дня. В ожидании ее ответа я беседовал с разными лицами. Мой шурин Миша был в это время тоже в городе. Он предложил мне, чтобы мы оба переговорили с его царственным братом, после того как мне удастся увидеть Аликс. Председатель Государственной Думы М. Родзянко явился ко мне с целым ворохом новостей, теорий и антидинастических планов. Его дерзость не имела границ. В соединении с его умственными недостатками она делала его похожим на персонаж из Мольеровской комедии. Не прошло и месяца, как он наградил прапорщика Лейб-Гвардии Волынского полка Кирпичникова Георгиевским крестом за то, что он убил пред фронтом своего командира. А десять месяцев спустя Родзянко был вынужден бежать из С.-Петербурга, спасаясь от большевиков"...
   Я вздохнул.
   - Как видишь, в истории нас прежних Кирпичников не убил мою жену, а я не убил его. А Родзянко вряд ли уже сбежит от большевиков, поскольку будет казнен в самое ближайшее время. К цитированным фрагментам добавлю, пожалуй, еще вот это место, поскольку во время этой сцены присутствовали лишь трое, и ни один из троих мне это не мог рассказать. Во всяком случае, сам Николай в своем дневнике об этой встрече написал лишь: "В 2 часа приехал Сандро и имел при мне в спальне долгий разговор с Аликс". Ты же в мемуарах эту сцену описал подробно. Не стану цитировать все, процитирую лишь пару фраз, чтобы ты понял, что я знаю нечто, чего знать в принципе не должен бы. Итак: "-- Не забывайте, Аликс, что я молчал тридцать месяцев, -- кричал я в страшном гневе. -- Я не проронил в течение тридцати месяцев ни слова о том, что творилось в составе нашего правительства, или, вернее говоря, вашего правительства. Я вижу, что вы готовы погибнуть вместе с вашим мужем, но не забывайте о нас! Разве все мы должны страдать за ваше слепое безрассудство? Вы не имеете права увлекать за собою ваших родственников в пропасть".
   Усмехнувшись, я спросил у Великого Князя:
   - Ну, что, Сандро, а ты готов увлечь в пропасть всех своих родственников?
   Тот устало потер переносицу.
   - Хорошо, Миш, скажи на милость, как ты все это узнал?
   - Повторяю - я это видел, я это читал, я внимательно изучал хроники. Дело в том, что я установил контакт с будущим и даже, некоторым образом, побывал там.
   Взгляд Сандро остановился. Я решил форсировать затянувшееся объяснение.
   - Итак, кратко и по порядку. Все довольно просто и прозаично. Как ты знаешь, я всегда увлекался мистикой и прочим спиритизмом. Впрочем, как и ты, как и большинство наших современников. Так вот, после того, как в Гатчинском дворце одно крыло отвели под госпиталь, потребовалось много места под врачебные нужды, в результате чего кое-что во дворце было разобрано. В одном из обнаруженных тайников мне удалось найти и прочесть старинный очень ветхий манускрипт, очевидно еще екатерининских времен, в котором утверждалось, что граф Орлов построил дворец и грот на этом месте не просто так, и что на этой площадке много веков проводились тайные ритуалы. И что, если во время затмения стать в гроте со стороны парка лицом к расширяющемуся в сторону дворца раструбу грота и вызвать дух своего потомка, то тот ответит, если он при этом так же находится в гроте. Причем временное расстояние между нами роли не играет. И вот, я дождался затмения 10 января сего года и зашел в грот. Признаться, я особенно ни на что не рассчитывал, отнеся сие к забавной безделице, не более того. И представь мое изумление, когда я не только вошел в контакт со своим потомком, но и оказался в его теле 20 марта 2015 года и пребывал в нем весь период затмения, которое оказалось и с их стороны. Затмение закончилось, и я вновь осознал себя в своем теле в родном 1917 году. И, в качестве презента от своего правнука, получил всю его память, а вместе с ней знания о произошедшем в России и мире за девяносто восемь лет. Вот, собственно, и все. Больше месяца я приходил в себя и осмысливал все, что обрушилось на мою бедную голову, весь предстоящий ужас, и, признаюсь, многократно малодушно подумывал об отъезде из России пока все не рухнуло. И, клянусь тебе, если бы речь шла только обо мне самом или только о моей семье, то я бы, безусловно, уехал. Но речь шла о судьбах моей Отчизны и моих соотечественников, и пусть это прозвучит пафосно, но я русский офицер и член русской Императорской Фамилии. И если не я, то кто? Ведь именно мне Провидение вручило эти знания, значит, именно на меня возлагается ответственность за спасение Родины. Так что вот так, Сандро. Теперь этот крест лег и на твои плечи.
  

* * *

* * *

Продолжение следует...

  
   Огромное спасибо всем тем, кто уже поддержал работу над новой книгой "Новый Михаил-2. Государь Революции".
   С благодарностью и уважением,
   Владимир Бабкин, автор
  
   Для российских благодарных читателей - карта Сбербанка 4276380091872338
   Для украинских благодарных читателей - карта Приватбанка - 5168742315438626
   Web Money: R243536573175 (рубли), U628111196685 (гривны)
   Спасибо!


Оценка: 8.98*28  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Лайм "Страсть Черного палача" (Любовное фэнтези) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | В.Рута "Идеальный ген - 3" (Эротическая фантастика) | | В.Рута "Идеальный ген - 2 " (Эротическая фантастика) | | К.Вереск "Нам нельзя" (Женский роман) | | Е.Лабрус "Ветер в кронах" (Современный любовный роман) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | М.Воронцова "Виски для пиарщицы" (Современный любовный роман) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"