Б. Сергей: другие произведения.

Саламандра

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.96*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик про Ханзо Саламандру. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: - Не канон. (само собой, слишком мало в манге написано про Ханзо :), хотя будут и явные нарушения известных фактов) - Могут присутствовать сцены насилия ненормативная лексика (В пределах "нормы") - Возможно МС, это как получится, хотя постараюсь избежать :) Фанфик пишется по остаточному принципу, потому проды будут не очень частыми и не очень большими. Приятного чтения! И если не сложно - оставляйте пожалуйста Ваши комментарии.

  Пролог.
  
  В себя я приходил очень тяжело. Раз за разом всплывая на секунду из небытия, я вновь погружался в спасительное беспамятство, выбитый в него дикой болью, что терзала все мое тело. И все же раз за разом, с упорством достойным лучшего применения, я пытался заставить себя очнуться. Заставил. Смог. Придурок. Только теперь я понял наконец насколько сильна может быть боль. Не знаю, что со мной случилось, но все мое тело, каждая его чертова клеточка горела огнем, что не назовешь иначе, чем банальным словом - адский. 'Твою ж мать... Что за нахер?!'. Никогда прежде я не испытывал даже близкого подобия тех ощущений, что рвали сейчас на части мое тело, и мой разум вместе с ним. 'Бл*дь! Так ведь и сдохнуть недолго!'.
  - Что с ним? - Голос! Чертов незнакомый голос! Спасительный голос, что отвлек меня на долю секунды от боли. Поняв, что я не один, и, главное, что я могу переключить хоть часть внимания наружу, я стал жадно вслушиваться в окружающий мир. Идея открыть глаза мне даже не пришла в голову.
  - Кажется, он на секунду пришел в себя. - Второй мужчина, голос хриплый. Первый был молодой, властный, сильный. А этот спокойный, тихий и уставший, точно старческий. - Если так, то есть шанс, что он будет жить... - 'Просто шанс? Нет, я БУДУ жить!'. Не знаю, что со мной, но я не хочу умирать. Не хочу настолько сильно, что слово 'шанс', показалось мне пренебрежительным и оскорбительным. Волна яростного желания бороться, захлестнула мой разум, сметая все мысли, и даже смыв на мгновение боль. Мгновение без боли, вечность блаженства, разве есть разница? С этим чувством, и непреклонным желанием выжить я вновь погрузился в забытье.
  
  - Как он? - Поразительно однотипные вопросы задает это властный голос. А второй, старческий отвечает все так же спокойно.
  - Жить будет. - 'Так то! Никаких тебе 'шансов', старик!'. - Правда придется хорошо поработать, чтоб он не остался инвалидом... - Он на секунду прервался, а у меня перехватило дыхание. 'Инвалид? Я? Нет...' - Но я справлюсь. - Голос его не дрогнул, и я был безмерно благодарен этому человеку за его спокойную уверенность. 'Да... Я буду жить, и буду здоров...'. Тело мое все еще болело, но уже не так сильно, я даже кое-как умудрялся заставлять себя думать. 'Интересно, что со мной произошло? Где я? Кто эти люди?'. Решившись все же открыть глаза, я толком ничего не увидел - перед глазами все двоилось, только лицо старой женщины, что склонилась надо мной, было различимо более или менее. Старая женщина с голосом мужчины...
  - Я гляжу, ты очнулся... А ты молодец, мальчик мой. Выжил, несмотря на то, что с тобой сделали эти изуверы... - 'Что?! Так со мной это сотворили люди? Убью!'. А изо рта вырвался лишь тихий хрип, жалкое подобие того вопля гнева, что рвался у меня из груди. Какой-то ублюдок заставил меня пройти через все это? Убью, если доберусь! - Кстати, кто он такой? Вроде не из наших... - Вопрос этот явно был адресован не мне, на него ответил кто то третий, молчавший до сих пор.
  - Он из крестьянских детей. Я даже имени его не знаю. - 'Что? Из крестьянских? Детей? Это он вообще обо мне?'.
  - Надо дать ему имя, раз такое дело. - Снова властный. - Ты дай, Казуко-сама, ты его выходила, тебе его и называть.
  - Я? Что ж, я не против. - Она задумчиво посмотрела на меня, будто пытаясь понять что-то обо мне. 'Какого черта тут творится? У меня есть имя! За кого они меня принимают?' - Ханзо! Вот это имя как раз для тебя, мальчик мой. Достойное имя.
  - Пусть будет Ханзо. Вот только он больше не крестьянин, а значит, ему положена и фамилия.
  - Что? Этому безродному? Никто не возьмет его в клан, так какая у него может быть фамилия?! - Снова третий.
  - Ты не прав, Шигеру. Кланы с удовольствием приняли бы его, только я не дам. Но с фамилией надо что-то делать. А может дать ему прозвище? - Властный хохотнул, будто над удачной шуткой. Шигеру смеха не поддержал.
  - Прозвище еще заработать надо, совершить что-то выдающееся.
  - А разве он не совершил? Он один из всех выжил. - Мне нравится эта старуха. Я ничерта не понимаю, что тут происходит, но она вроде как неплохо ко мне относится, защищает меня.
  - А ведь и правда! Да парень, ты совершил невозможное - один из двенадцати пережил операцию, а среди вас было и четверо клановых детей...
  - Вы ведь это не всерьез?
  - А почему нет?! Пусть это станет символом наших надежд, что мы возлагаем на него... Эй, парень, гордись, с сегодняшнего дня у тебя есть имя, достойное истинного шиноби - Ханзо Саламандра. - 'Какого хера тут происходит? Что я делаю среди толпы сумасшедших?'
  - Думаешь, он захочет становиться шиноби? - Вкрадчивый голос старухи привлек мое внимание, что-то подсказывало мне, этот вопрос может быть очень важным.
  - А у него нет иного выбора, Казуко-сама. - Бр-р-р... Аж жутко стало от той мрачности, что сквозила в голосе Главного, как я решил его для себя называть. 'Не знаю о чем он, и что за шиноби такие, но я не позволю решать кому-то за меня как мне жить!'. И снова я не произнес ни звука, только прохрипел что-то.
  
  Мужчины уже ушли, а старуха так и смотрела на меня, погрузившись в свои мысли. Кое-как разлепив губы, я вновь попытался заговорить, и у меня даже кое-что получилось.
  - Пи...ть...
  - Ах да, прости старую, я совсем о тебе забыла... Вот, держи. - Она подала мне глиняную плошку, наполненную холодной водой. Клянусь, это была самое вкусное, что я когда-либо пил. Аккуратно протолкнув сквозь сухое горло первый глоток, я залпом выпил остальное. И только отдавая посуду назад старухе, заметил что что-то не так с моими руками. Мысль оформилась не сразу, все еще уставший от боли мозг не хотел работать. Но когда я понял, что именно я сейчас вижу, плошка выскользнула из враз ослабевших пальцев и, упав на пол, разлетелась на куски. А видел я руку, обычную маленькую, детскую руку. У меня, 27 летнего парня. 'Что за...?'. Переведя ошалевший взгляд на старуху, я все же выдавил из себя:
  - Что со мной?
  - Хм-м-м... Рано тебе говорить об этом... - Она все еще в своих мыслях, даже не заметила разбитой посуды, и мой взгляд, направленный на мои (ведь мои?) руки, не привлек ее внимания.
  - Что?! - Я бы наверное крикнул, но до сих пор не пришедший в себя организм саботировал мою зарождающуюся истерику, разразившись хриплым кашлем.
  - Тише...тише... Все в порядке с тобой, Ханзо, все уже в порядке.
  - Что со мной? О чем мне рано говорить? - Кое-как, сквозь кашель, я смог выдавить из себя эти вопросы. Вопросы, ответ на которые, казался мне тогда самым важным, что может быть в жизни.
  - Эх... Ладно уж, все равно тебе скоро все расскажут. Над тобой, и еще над одиннадцатью детьми, провели один эксперимент... как бы это сказать? Эксперимент, это когда...
  - Я знаю, что такое эксперимент!
  - Да? Интересно, откуда? - Я не ответил, сначала пусть она завершит свой рассказ. 'Какого черта ее удивляет знание такого простого слова? И что, черт их дери, они со мной сделали?'. Так и не дождавшись моего ответа, старуха продолжила. - Если просто, то тебе пересадили часть органа одного необычного животного - Гигантской Саламандры. Ядовитую железу, если быть точной. Остальные эту операцию не пережили, только ты один. Потому Масару-сан и дал тебе такое прозвище. - 'Ядовитую железу гигантской саламандры? Хрень какая-то! Что тут происходит вообще? И где это 'тут'?'
  - Понятно... - 'Нихрена не понятно!' Где я?
  - У меня дома. Я целительница, и я выхаживала тебя с тех пор, когда стало ясно, что у тебя есть шанс. - Приятно, конечно, но...
  - Город какой? - Голос мой слабел, все сложнее было дышать и говорить. Все же я, видимо, до сих пор тяжело болен.
  - Не город, деревня. Деревня-Скрытая-В-Дожде, в стране Дождя. Деревня шиноби. - Смутно знакомое сочетание слов. Шиноби еще эти, тоже где-то слышал.
  - Шиноби?
  - Ты не знаешь, кто такие шиноби? - Старуху этот простой факт удивил на столько, что ей изменило ее спокойствие. - В этом мире все знают, кто такие шиноби! - 'В этом мире, может и знают, но не в моем... А что если? Бред! Но ведь я точно знаю, что нет на Земле такой страны - Страны Дождя! Страна Дождя, шиноби, Ханзо Саламандра... Где то я слышал все это... Твою ж мать! Наруто?! Еб*ть мой лысый череп! Это что, галлюцинация такая? Или чей-то розыгрыш? Ага, и ради прикола кто-то уменьшил мои руки, как же! Но не может же быть такого! Просто не может! Это в книжках можно попасть в героя манги, но не в жизни!'. - Что с тобой? - В голосе старухи слышалась забота, искренняя, как я надеялся, забота.
  - Я... вспомнил. Все в порядке.
  - Не в порядке, ты явно перенапрягся. Не стоило с тобой вообще разговаривать, сразу усыпить надо было. - Говоря все это, она водила над моим телом своими руками. Над маленьким детским телом, теперь я обратил на это внимание. И руки ее светились мягким зеленым светом. 'Кажется, и правда, попал...' - последнее, что мелькнуло в моем мозгу, перед тем как уже ставшее родным забытье приняло меня как родного в свои спасительные объятья.
  
  Всего неделю спустя я был признан Казуко-сама здоровым. Интересные у них тут понятия о здоровье - я был столь слаб, что с большим трудом мог вставать на ноги, но на это мое замечание старуха только рассмеялась, сказав, что раз жить буду, то можно считать здоровым. Остальное, мол, дело поправимое. Суровые они ребята, эти шиноби. Мда... Шиноби... Шок от перемещения только-только начал отступать - сегодня был первый день, когда проснувшись и увидев все ту же комнату в доме целительницы, я не ругался матом от досады. Только вздохнул обреченно, признавая, что пора смириться с реальностью происходящего. Уж лучше бы все это оказалось глюком! Но окончательно принять сей прискорбный факт меня заставил подслушанный разговор - Казуко-сама вела беседу с Масару, иногда к ним присоединялся и Шигеру. Как я понял, первый был тут главным, а второй что-то вроде его секретаря. Или адъютанта? Все же шиноби это по-своему военные люди. Разговор шел обо мне...
  - Что ты можешь о нем сказать, Казуко-сама? - Главный, не смотря на свое положение, все же обращался к старой целительнице с изрядной долей уважения.
  - Странный он... - Голос ее был задумчив. Наверное, не было на свете характеристики, которая заставила бы меня сейчас напрячься сильнее - а что если начнут 'копать' и выяснят, кто я такой?! - Тщедушное тельце, почти полная дистрофия - операция съела почти все его силы - а он ходит сам уже, хотя должен был лежать пластом. Чакра еще эта необычная... - Я жадно ловил каждое ее слово, но как назло Казуко-сама говорила тихо, почти шептала. Да и стучавший по крыше дождь не улучшал слышимости. Дождь... Я слышу его каждый раз, как проснусь. Неужто, он тут не прекращается ни на миг? Начинает надоедать, если честно. 'Чакра? Что-то припоминаю. Кажется, это местный аналог магической силы или вроде того. У меня есть чакра, значит, я могу стать магом? То есть шиноби... Первый вариант привлекательнее'. Эта мысль ощутимо подпортила мне настроение, все же я кое-что знал о шиноби, более известных как ниндзя, по истории своего мира. И такая перспектива меня отнюдь не радовала.
  - Необычная? - Это в разговор влез Шигеру. - В смысле?
  - Да в прямом! - Похоже, не меня одного этот парень раздражает, хотя ума не приложу, чего же в нем такого напрягающего? - Чакра обычного человека почти не выражена, а у него она яркая, сильная, будто его уже учили с ней обращаться...
  - Может, он просто силен? В смысле - имеет шанс стать сильным...
  - Не перебивай меня, Шигеру! - Внезапный окрик старухи заставил меня вздрогнуть. 'Так его!' - Я знаю, что говорю - у просто потенциально сильных детей, не прошедших обучения, чакра такая же тусклая, неактивная, просто ее чуть больше. Обычный человек неосознанно извлекает из организма лишь жалкие крохи чакры, и в ней нет присутствия сознания. Шиноби же извлекает чакру сознательно, это волевой акт! И он делает чакру активной, позволяя нам создавать техники. - Старуха будто бы читала лекцию. 'Привыкла учить? Может она не только целитель, но еще и педагог? Выходит, чакра есть у всех людей...'
  - А так же приучает свое тело постоянно направлять часть сил в систему циркуляции. - В голосе Масару звучала такая значимость, будто он изрекал Великую Тайну. Этот человек внушал уважение ощущением силы, что от него исходило - одним голосом, одним взглядом. Мужик! - Ты хочешь сказать, что он выделяет чакру сознательно?
  - В том то и дело, что нет. Судя по его системе циркуляции, он не проходил никакого обучения. Но его организм сильнее, жизнеспособнее, чем организм любого другого ребенка. И чакра, что он создает в холостую, тоже сильнее. Плотнее, что ли... - Похоже, ей трудно объяснить то, что она обо мне выяснила. - Знаешь, я видела такое пару раз, только более ярко выражено. У Сенджу. Но он точно не из них, да и не было ничего подобного до операции.
  - Значит он не Сенджу. Да и откуда в нем взяться крови древнего клана... - Эту фразу он произнес задумчиво, как будто прикидывая варианты. 'Сенджу? Тоже ведь знакомо. Блин, знал бы что так получится, прочитал бы все таки это чертову мангу! А так приходится довольствоваться тем, что мне рассказывал Андрей. Анимэфил блин, вот кто обрадовался бы, очутись он на моем месте' - Думаешь, эта странность чакры - следствие операции? Но как это может быть связано?
  - Выходит, что так, иных объяснений у меня нет. И я не знаю, как пересадка ядовитой железы могла повлиять на его чакру.
  - Да и неважно это. Ты мне одно скажи - это хорошо или плохо? Насколько велики его шансы стать сильным шиноби?
  - Думаю, хорошо - те же Сенджу славятся своей силой и если в нем есть хоть тень тени от их способностей, это уже неплохо, хоть какой-то шанс стать выше середины. А по поводу его перспектив - трудно что-то сказать. Я никак не могу выяснить его стихийную принадлежность, будто у него ее совсем нет.
  - Такое бывает - при сильной склонности к Ян или Инь формам чакры, сродство со стихией перестает быть очевидным...
  - Так-то оно так. Вот только его чакра все же нейтральная, а не Ян, и уж точно не Инь.
  - И как это понимать?
  - А как хочешь! - Казуко-сама снова раздражена, и серьезно, раз даже не стесняется показывать это местному главе. Похоже, ей не нравится, когда она чего-то не понимает. - Не сталкивалась я ни с чем подобным никогда. Одно скажу - чакры у него много. И контроль с чувствительностью должны быть неплохие. Так что совсем слабаком он точно не будет.
  - Но чему его учить?! Кого из него готовить? - Я навострил уши, как-никак от ответа на этот вопрос может зависеть моя судьба!
  - Да всему учить, может хоть к чему-то у него найдется талант, вот тогда и ясно станет - кто из него вырастет, медик или боец. - Вот так... Все же из меня хотят сделать шиноби. Хреново! Хотя есть шанс стать медиком, по крайней мере, не придется драться, рисковать своей жизнью ради чужих целей. Ха-ха! Я - медик?! С моей-то мизантропией?! Это даже не смешно... К черту! Захочешь жить, станешь добреньким доктором Айболитом, так что хватит тут выпендриваться!
  - И стихию тоже придется наугад выбирать...
  - Выбирай Воду, не ошибешься - ее вокруг всегда полно, и если он сможет освоить этот Элемент, то, по крайней мере, всегда будет при оружии.
  - Хорошо. Я принял решение! - Это было сказано столь строгим и весомым тоном, что казалось, даже дождь притих в ожидании указаний. - Ты, Шигеру, будешь обучать его всем боевым специальностям шиноби. Особый акцент делай на том, что у него будет лучше получаться. А ты, Казуко-сама, возьмешься за обучение вспомогательным профессиям. Принцип тот же - учишь тому, что у него получается, но и про остальное не забываешь. Поживет он пока у тебя - присмотришь, мало ли какие еще могут быть последствия. И еще - в случае необходимости можете моим именем привлекать к его обучению любых специалистов, что есть в Деревне. Я сказал! - Вот так то... Какой то левый муд... мужик решает мою судьбу, а я даже послать его не могу, прибьют на месте. Бл*дь, как же меня это бесит!
  
  1.
  
  И все же название деревни было выбрано абсолютно верно! Деревня-Скрытая-В-Дожде - и правда, за пеленой вечного дождя, когда он был посильнее, не было видно ничерта уже в метрах десяти-пятнадцати. Раньше я любил дождь - любил его успокаивающий мерный шум, свежесть и прохладу, что он приносил городу, чистоту, что оставалась на улицах после хорошего ливня, и главное - почти полное отсутствие людей на улице. Особенно ночью - разве не приятно прогуляться в одиночестве по спящему городу под зонтом? Даже моя душа, не склонная к излишней чувствительности и поэтичности, наслаждалась красотой ночного города в дожде - яркие фонари и вывески, что отражаются в мокром асфальте, ощущение пустоты, вымершего города, и какой-то бесконечности. Тишина и покой. А тут? Здесь все по-другому - нескончаемый поток воды, что льется с неба не вызывает ничего, кроме унылого ощущения обреченности, вгоняя меня в депрессию. Умом то я понимал - дело не в дожде как таковом, он только создает фон, что поддерживает мое настроение. Но все равно, я уже был готов возненавидеть его.
  
  Прямо сейчас мне было не до природных явлений, я сидел на крыльце дома Казуко-сама, в котором у меня теперь была своя маленькая комнатка, и ждал наставника. Взгляд мой, устремленный в никуда, свободно блуждал по симпатичному саду, что был разбит в доме целительницы, охватывая его кольцом. Но мысли мои были заняты другим - я все пытался заставить себя смириться с тем фактом, что жизнь моя изменилась. Что все, к чему я стремился, все, чего я достиг, осталось в прошлом. Чьей-то злой волей или же простой случайностью я был закинут в этот мир и теперь вынужден принимать его правила. Совершенно чуждые мне правила, абсолютно иной жизни. Но не потеря друзей и родных, не потеря достижений, меня злили больше всего. Нет! В ярость меня приводила мысль, что все произошло само собой, без моего участия - я не мог сделать выбора, я никак не мог повлиять на это событие, оказавшись простым статистом в собственной жизни. И то, что тут мое мнение снова никого не интересует, что абсолютно чужие мне люди решают за меня кем мне быть и как прожить свою жизнь, выводило меня из себя. Дикая смесь бессильной ярости и обреченности рождали тоску и уныние, что готовы были уже перейти в депрессию. 'Хватит! Одну затяжную депрессию я уже пережил, и почти три потерянных года научили меня - наплюй на чувства и просто делай, что должен или хотя бы что можешь. Пора уже перестать ныть, одного месяца для этого было вполне достаточно. А что я могу? Например, попробовать вспомнить - что я вообще знаю об этом мире из манги?'. К счастью, я никогда не был большим поклонником манги и анимэ. Точнее, это раньше я думал, что это 'к счастью', довелось мне повидать пару свихнувшихся на вымышленных мирах людей - убогое зрелище! Сейчас же я бы не отказался от того, чтоб знать 'Наруто' наизусть. Все мои скромные знания были почерпнуты из восторженных рассказов приятеля, что был крепко повернут на этой истории, да на паре посмотренных лично эпизодов. Но я все же помнил, что история в манге происходит во время, когда Ханзо Саламандра давно мертв. А значит, сама история не так уж важна, куда важнее те рассказы и воспоминания героев о делах давно минувших. Из них я помню только то, что Ханзо был одним из сильнейших шиноби в мире, что сумел победить в одиночку трех Саннинов, и погиб от руки одного из учеников Джирайи - парня с какими-то 'божественными' глазами. Ну или примерно так. Хорошо, что Андрей так долго возмущался, что такого героя в манге почти не осветили и раз за разом рассказывал те крохи, что все же были ему известны. Хотя возмущался он не только по поводу Ханзо - Саннины, Пэйн, Четвертый (кто 'четвертый'?), некий Белый Клык (Джек Лондон то тут причем?) и многие другие, по его мнению, были незаслуженно забыты...
  -Чего сидим? Кого ждем? - Вопрос, заданный крайне недовольным тоном, вывел меня из раздумий.
  - Шигеру? - Бац! Хлесткая пощечина сбросила меня с крыльца прямо на мокрую траву, под струи дождя. 'Губу разбил, ублюдок'.
  - Не 'Шигеру', а 'Шигеру-сама'. - В его голосе нет злобы, только мрачность и толика презрения. - Повтори! - 'Так, тихо, успокойся! Сейчас он тебе не по зубам'.
  - Шигеру...сама... - Да уж, на первых порах гонор придется поубавить. 'Вряд ли мы с ним поладим'.
  - Так-то лучше... Ты почему без респиратора?! - 'Только что заметил? Так тебе, сучий сын!'. После проведенных Казуко-сама исследований оказалось, что весь мой организм пропитан ядом, и даже мое дыхание опасно для окружающих - необычно осознавать себя ядовитой тварью. Сама целительница этого не опасалась, заявив, что и не такое повидала, но все же обязала меня носить респиратор - жутко неудобную и довольно массивную штуку. И теперь, увидев на своей ладони мою кровь, Шигеру занервничал. Хотя чего ему бояться? Уж его-то в первую очередь снабдили запасами антидота.
  - Он не удобный. Пока никого не было, я его снял.
  - Одень. - Коротко и ясно. Надеваю эту убогую пародию на нормальный респиратор. И какого хрена они ее сделали железной? - Пошли. - Лаконичность это хорошо, сестра таланта как-никак. Посмотрим, чему меня способен научить этот парень.
  
  - Вставай! - Несильный и не очень болезненный пинок под ребра заставил меня на мгновение отвлечься от поношения Шигеру всеми известными мне матерными выражениями. - Ты не пробежал и десяти километров! - Охренеть! Да я будучи взрослым и то считал это хорошей дистанцией, а он от ребенка требует больше. Сказать я ему ничего не мог, просто потому, что дышал-то с трудом, пытаясь вдохнуть через респиратор холодный воздух. И все же ноги меня подвели раньше, чем дыхание - в один далеко не прекрасный момент я просто упал на мокрую траву и не смог встать. - Встать, я сказал! - Еще один пинок, на сей раз сильнее, перевернул меня, опрокинув в лужу. Дождь холодными струями омывал разгоряченные лицо и тело, одежды на мне был самый минимум. Отлично - холодный дождь, холодный воздух, холодная лужа - идеальный условия для того, чтоб подхватить воспаление легких.
  - Не могу. Сил нету. - И как я вообще пробежал так много?!
  - Не можешь? Запомни - шиноби делают то, что должны, а не то, что могут. Никого тут не волнует твое нытье, никто не будет жалеть тебя из-за слабости, только презирать. А враг и этим тебя не удостоит, просто подойдет и прирежет. - Какая речь, меня даже проняло. И никакого сарказма - Шигеру мужик деловой, и то, что он говорит не страшилка, а суровая правда моей новой жизни. Черт, как же я хочу домой! И все же я заставил себя пошевелиться, изображая намерение встать. Шигеру только дернул уголком рта, ни то презрительно, ни то одобряюще, черт его поймет. Через минуту я все же смог подняться - дрожа от холода и усталости, стоя на подкашивающихся ногах, я ждал новых указаний.
  - А теперь защищайся! - 'Чего?' В следующий момент он ударил, а я даже не успел среагировать, снова оказавшись лежащим в луже. Грудь ныла от не самого слабого удара, и мне даже показалось, что на секунду сердце дало сбой. 'Вот засранец!'
  - Вставай и защищайся. - Злость придала мне сил, не много, сущие крохи, но этого хватило. Встав и подняв руки перед лицом, я приготовился к следующему удару. Приготовился, как же! Снова осознал себя я уже лежащим мордой в земле - в голове звенело, а левая скула ощутимо болела. 'Ну, пи*ор, держись... Урою!' - Я распалял себя, прекрасно осознавая, что девятилетний (а моему телу оказалось именно девять лет) ребенок не способен ничего сделать взрослому тренированному бойцу. Но тупое, нелогичное желание кому то что-то доказать вкупе со злостью, заставляли меня встать снова. Вот только в этот раз, подождав полминуты и накопив чуть-чуть сил, я поднялся с земли одним рывком и, развернувшись, бросился в атаку. Только для того, чтобы согнуться пополам от удара в 'солнышко', судорожно пытаясь сделать хоть один вздох.
  - Я сказал 'защищайся', а не 'нападай' - Его голос был сух. - Хватит на сегодня. Ты ни на что не годен... Придется очень серьезно поработать над твоей формой прежде чем ты сможешь стать нормальным шиноби. - Вот только этого мне не хватало! Догадываюсь я, что значат его слова - постоянные изнуряющие тренировки. И все же я понимал, что так надо - это раньше я не был особым фанатом спорта, занимаясь только для поддержки формы, но сейчас от этого может зависеть моя жизнь. 'Черт подери, мне ведь придется убивать и постоянно рисковать своей жизнью!' - в очередной раз ужаснулся я. В этот раз не так сильно, эмоции сглаживаются, страх перед будущим отходит на задний план перед реалиями настоящего.
   17.09.2012.
Оценка: 8.96*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"