Бадей: другие произведения.

Лукоморье. Друзья боевого мага

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.48*30  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Команда? Вы говорите: - "Команда"? Я вот, не мог понять, как мы стали командой. Тролль, эльфа, вампиресса, я и пятеро людей. Что может быть между нами общего? И только когда я услышал, как каждый из нас попал в эту Школу, я понял. Школа-то у нас непростая. Это Школа Боевой Магии, Чародейства и Целительства. А мы как раз, боевые маги. Вернее, будущие боевые маги.


Сергей Бадей

Лукоморье. Друзья боевого мага

  
  
   Глава 1
  
   -- Нет! Только не сегодня! Сегодня я устал. Сегодня мы устали! Правда, Тимон?
   Тимон -- это мой друг. Быть моим другом -- это не шутка. Это тяжкий труд и почетная обязанность. Почему? Да как вам сказать?..
   Ну вот! Попробуем так: я сначала был обычным человеком. Потом оказалось, что не совсем обычным. А еще позже выяснилось, что и человеком-то я не был. Ну, так сложилось. Разве я виноват, что меня угораздило драконом стать? Так Тимон все это перенес и моим другом быть не перестал. А это, я вам скажу, непросто. Правда, я предпочитаю пребывать, в основном, в ипостаси человека. Но иногда приходилось оборачиваться. Да.
   Мы устало сидели в беседке, в ожидании сигнала на ужин. Натруженные ноги гудели. Наш преподаватель боевых искусств Багран Скиталец устроил нам с Тимоном бег по пересеченной местности...
   Мда! Забег еще тот получился. Я же только помочь хотел! Ну, никак не загорался огонек под турочкой с кофе у Баграна. Он был очень большим поклонником этого напитка, рецепт которого ему кто-то привез из реальности Земля. Я решил помочь. Всего-то! Запустил под турочку пульсарчик. Небольшой, но боевой. Перепутал с файером. Ну, да! Весь агрегат для приготовления кофе разнесло. То, что предположительно готовилось как кофе, оказалось на лице нашего препода. И бежать бы мне одному, но Тимон неприлично громко заржал. Поэтому забег пришлось совершать в его компании. Багран был неплохим бегуном и преследовал нас очень настойчиво и долго. Убежать-то нам удалось, мы все-таки моложе. Но вот о предстоящем свидании на занятиях я без содрогания думать не мог.
   Что-то верещащее, зеленоватое и круглое внезапно пролетело над кронами деревьев и с шумом ухнуло в кусты сирени у прелестного желтого домика.
   Это не наш дом. Наш зеленый и стоит под раскидистым дубом на вершине небольшого холма. А желтый находится у подножия этого холма. И живут в нем две девушки. Между прочим, наши подруги: Гариэль и Аранта. Классные девчонки! Ну и что, что Гариэль -- эльфийка, а Аранта -- вампирша. У нас в Школе и не такое бывало. Хотя... может, и не бывало.
   -- Что это было? -- Тимон напряженно всматривался в сирень у желтого домика.
   -- Откуда мне знать? -- пожал я плечами.
   -- Тебе положено, ты дракон, -- пробурчал Тимон.
   -- Прекрати! -- попросил я. -- Ну, не рассчитал. Хотел помочь. И не надо было так громко смеяться!
   -- Вы видели?! -- из-за деревьев выплыл довольный собой тролль. -- Как он полетел! Как полетел! А ведь я в полную силу не бил. Так, отмахнулся палицей.
   -- Ты что это делаешь?! -- из кустов сирени выкарабкался рыжий паренек и свирепо уставился на тролля. -- Я же просил: не со всей дури!
   -- Если бы я со всей, то ты бы еще летел! -- поучительно пробасил тролль.
   Это тоже наши друзья: тролль Тартак и Жерест. Жерест -- мелкий рыжий маг пятого уровня Дара. Но когда он колдует, рядом с ним рискуют оставаться только маги вне уровней. И то я не ручаюсь за их здоровье. Во всяком случае, я, хоть и маг вне уровней, находиться близко к нему в эти минуты не решаюсь.
   Тартак -- тролль. Да-да! Самый настоящий горный тролль в расцвете сил и красоты. Во всяком случае, он так утверждает, и спорить с ним мне почему-то не хочется. Наверное, потому, что у Тартака всегда под рукой его палица. Ничего особенного. Примерно килограммов двадцать-двадцать пять весом. И он этой палицей умеет очень ловко орудовать.
   -- Я же только хотел попробовать, как мой кокон защиты держит удар, -- пожаловался нам Жерест. -- А он ка-ак шарахнул! Меня ка-ак понесло! Смотрю, а я уже в домик девочек лечу. Я кричу: "Тартак, ты что делаешь?"
   -- Кто повредил сирень? -- перед нами, сердито подбоченясь, стояла Гариэль. Хоть она была и сердита, но все равно красивая. Вон, Тимон уже расплылся в счастливой улыбке. Влюблен по уши.
   -- Тебе перечислить всех действующих лиц или хватит одной жертвы? -- поинтересовался я.
   -- Не забывай и обо мне, -- мурлыкнула над моим ухом Аранта. -- Я тоже очень расстроена поврежденными кустиками. Мне за Эль обидно. Она так старательно их выхаживала, а тут...
   -- Несчастный случай, -- авторитетно заявил Тартак. -- Иначе назвать не могу. Я в вашу сирень не целился. Ее мне от моего дома и не видно вовсе. Я же другу помочь хотел. Ну, признаю, удар не тот был. На излете попал.
   -- Удар не тот был?! -- взвыл Жерест. -- А если бы тот? Куда меня занесло бы тогда?
   Тартак почесал затылок и вынужден был признать:
   -- Не знаю, но далеко.
   -- Вот и бил бы далеко! -- сказала Аранта, подходя к Гариэль. -- А нам теперь придется кусты лечить.
   -- Ну, я же говорила, что они все здесь! -- торжествующе донеслось из леса.
   Ага! Вот и недостающие члены нашей группы. Морита и братья ад Шейт, Фулос и Харос. Все в сборе. Чего, в общем-то, и следовало ожидать.
   Мы -- это группа боевых магов. Вернее, будущих боевых магов. Но мы уже столько вместе перенесли и из таких передряг выходили, что уже сейчас можем сказать: мы команда.
   И вот эта команда оккупировала беседку, наше излюбленное место сбора. Расположились, кто где любил и мог. Жерест, вон, сразу на дуб полез. Ему там, видите ли, удобно. Тартак на травке устроился. Ну, не помещается он в беседке, да и скамеечки там хлипковатые.
   Я посмотрел на ребят. Такие все разные, но в то же время что-то общее у нас есть. И как это получается? И что я знаю о них? Как они все оказались тут так удачно?
   -- Жерест! -- я поднял голову, высматривая это рыжее чудо среди ветвей. -- Слазь! Вопрос у меня к тебе есть.
   -- Чего? -- среди веток зашелестело, и Жерест мягко спрыгнул на землю.
   -- Как ты сюда попал? Я имею в виду, в Школу. Расскажи!
   -- Он тебе сейчас расскажет! -- скептически хмыкнул Тимон.
   -- Ну, до ужина еще есть время, -- заметил Тартак. -- Пусть расскажет.
   -- А это что, действительно интересно? -- недоверчиво уставился на нас Жерест.
   -- Очень! -- заявила Морита. -- Давай-давай!
   -- Ладно! -- неожиданно легко согласился Жерест. -- Тогда слушайте.
  
   Из городских трущоб. История Жереста
  
   -- А-а-а! Украли!..
   -- Держи вора! Держи!..
   -- Вон он, вон! Рыжий!..
   Мальчишка с огненно-рыжей шевелюрой мчался по улице, ловко уворачиваясь от пытающихся схватить его рук. Вот он зацепил деревянный лоток уличной торговки, и с него с дробным стуком посыпались яблоки под ноги преследователей. Мальчишка поднырнул под локоть мужичка, попытавшегося его задержать, и проскочил перед каретой, продвигавшейся по улочке. Конь с громким ржанием взвился на дыбы, молотя по воздуху передними копытами.
   Воришка, подобно зайцу, петляя, скакал по улице и неожиданно нырнул в подворотню, ведущую в сложное переплетение смежных дворов и двориков. Отлично зная все здешние лабиринты, мальчишка уже мог вздохнуть спокойнее. Сюда даже доблестные представители стражи не рисковали заходить. Это было самое сердце преступного фундата, обосновавшегося в Хаундаре.
   Забежав в один из двориков, рыжий бережно достал из-за пазухи свою добычу -- длинный черный кошель. Он встряхнул им в воздухе и счастливо улыбнулся, услышав звон находящихся в нем монет. Богатая добыча!
   Рыжие волосы, зеленые глаза и худощавая фигурка вечно недоедающего нищего вора, вот что отличало Жереста. Мать, изнуренная непосильной работой, побоями мужа и нищетой, умерла, когда мальчишке едва исполнилось семь лет. Отец не особо беспокоился о воспитании сына. Вернее, он совсем о нем не беспокоился, озабоченный вечными поисками выпивки. Обычно он ее находил и валялся где-нибудь мертвецки пьяный. Оставалось загадкой, как еще он не замерз в одну из морозных зимних ночей и вообще не сгинул в трущобах, подобно тысячам других таких же.
   Жерест осторожно открыл кошель и вытряхнул на ладонь содержимое. Ого! Несколько золотых монет! Да это же самое настоящее богатство! И будет чем расплатиться с профундером Хорстом. Тот уже несколько раз вылавливал Жереста и избивал его, требуя делиться с ним добычей. Ну, не было добычи до сих пор. Не везло Жересту с добычей.
   Жерест любовно ссыпал деньги обратно в кошель и покачал его на ладони. Внезапно из-за его плеча вынырнула грязная рука и ухватила Жерестову добычу. Мальчишка возмущенно взвыл, вцепившись в свое добро. Жесткая затрещина, потом вторая заставили его отпустить кошель.
   -- То-то же, щенок! -- удовлетворенно буркнул отец. -- А то моду взял: все себе! А об отце и не подумал. Я тебя породил -- отрабатывай!
   -- Отдай! -- Жерест чуть не плакал. -- Мне с профундером надо рассчитаться.
   -- Еще добудешь! -- отмахнулся отец, направляясь к ближайшему кабаку. -- Мне надо горло промочить. Оно у меня два дня как сухое, вон уже растрескалось, поди.
   Жерест, глядя ему вслед, растирал злые слезы, катившиеся по щекам.
   -- Да, жизнь нелегкая штука! -- раздалось неподалеку.
   Жерест резко обернулся на голос. Среди странной мешанины тряпок и деревяшек устраивался старый Призмон.
   Да, он был очень стар, этот Призмон. Седая неухоженная борода тряслась, как тряслись и руки. Но взгляд выцветших глаз был остер. И ум его не был затуманен. Поговаривали, что он даже с магией знаком.
   Так это было, или врали люди, но Призмона опасались трогать. Даже наоборот, подкармливали. А он просиживал в своем гнезде из тряпок и деревяшек целыми днями зимой и летом, с той лишь разницей, что в холода перед ним дымился еще и маленький костерок.
   -- Ты особо не расстраивайся, -- продолжил тем временем Призмон. -- Тут ведь как. Не знаешь, где найдешь, а где и потеряешь.
   -- Это ты о чем? -- спросил Жерест и шмыгнул носом.
   -- А вот сейчас увидишь, -- Призмон небрежно махнул рукой в сторону питейного заведения, в котором скрылся отец.
   Жерест невольно кинул туда взгляд и быстро залез за груду хлама. Перед входом в кабак стоял офицер стражи, заложив руки за спину и покачиваясь с носка на пятку. Внутри заведения уже раздавался какой-то подозрительный шум. Вот он стал еще громче, и появились двое стражников, которые тащили упирающегося отца, заломив ему руки за спину. Третий стражник торжественно вышагивал за ними, неся на вытянутой руке злополучный кошель.
   -- Ага! -- удовлетворенно произнес офицер. -- Рыжий. Только он, вроде бы как, помельче был, когда удирал.
   -- Это не я! -- прохрипел отец, пытаясь вырваться.
   -- Но кошель тот же, -- не обращая внимания на выкрики пьяницы, продолжал офицер. -- Значит, каменоломни тебя исправят. Ну, это если не издохнешь до того. Тащите его за мной! А ты кошель спрячь! Что ты его на самом виду носишь? Если мы поймали вора, то это не означает, что кошель был при нем. Вернее, что деньги в кошеле сохранились. Понял?
   Третий стражник быстро запихал кошель в карман и, вытянувшись, отдал честь.
   -- То-то же!
   Офицер развернулся и важно двинулся к выходу из переулка. За ним, таща отца, зашагало и его сопровождение.
   -- Вот именно об этом я и говорил, -- негромко сказал Призмон, обращаясь к Жересту, осторожно выглядывавшему из своего укрытия.
   -- Ну, ты, старик, даешь! -- Жерест даже восторженно покрутил головой. -- Откуда ты знал, что так будет?
   -- А я, сынок, много чего знаю, -- хмыкнул Призмон. -- Ты себе и представить не можешь, сколько я знаю.
   -- Так это правда, что говорят? -- Жерест подошел к Призмону и присел на корточки рядом с ним. -- Что ты, вроде как, к колдунам отношение имеешь?
   -- Думай, что говоришь! -- прикрикнул на него Призмон. -- Кабы я колдуном был, разве я тут бы сидел? Вот они, темные души, устраиваться умеют!
   Печально кивнув, Призмон опустил голову на грудь, видимо, раздумывая об умении темных магов устроиться в этой жизни.
   -- А чего же ты тут сидишь? -- с интересом спросил Жерест.
   -- Жизненный путь таков, что ничего наперед не знаешь, -- вздохнул Призмон. -- Вот ближайшее будущее я еще могу увидеть. А что там, за горизонтом, могут видеть только могучие, к коим я никогда не принадлежал. А все вино, будь оно проклято!
   -- Ну, что ты! -- воскликнул Жерест. -- Напился и забылся. Разве это плохо?
   Он уже успел испробовать в своей жизни многое и знал все стороны ее.
   -- Да? -- прищурился на него Призмон. -- И тебе это понравилось?
   -- Ну, не сразу, -- поморщился Жерест. -- Помнится, в первый раз меня здорово вывернуло. А потом, вроде как, и ничего.
   -- Ты отца своего видел? -- сердито спросил Призмон. -- Каков он стал в последнее время? Да он уже без чарки окаянной и жить не может! Развалиной стал. Да каменоломни его и убьют!
   -- И поделом! -- злорадно откликнулся Жерест. -- Это из-за него мамка померла! -- Он помолчал, а потом добавил со вздохом: -- Она хорошая была, мамка моя. Добрая.
   Призмон пристально взглянул на парня.
   -- Надо тебе отсюда уходить, Жерест. Пропадешь ты тут. Ни за грош пропадешь!
   -- Да куда я пойду? -- безнадежно махнул рукой парнишка. -- Кому я и где нужен?
   -- Слушай сюда! -- Призмон завозился в своей куче, устраиваясь поудобнее. -- Я тебе сейчас скажу что-то.
   Жерест с новым интересом посмотрел на старика. Тот выудил из складок своей одежды какую-то бутылочку и смачно из нее отхлебнул.
   -- Я ведь действительно не всегда тут был. Я учился в Школе. Ну, в той, что за Хаундаром. Знаешь такую?
   -- Фьють! -- присвистнул Жерест. -- Ничего же себе! Да там же одни благородные обитают!
   -- Именно! -- кивнул Призмон. -- И я был среди них. И я обучился на мага-бытовика. Есть там такие.
   -- Ты маг? -- Жерест с удивлением уставился на Призмона. -- Тот самый, что из Школы? Что же ты тут делаешь? Как ты тут оказался?
   -- Вот! -- Призмон с отвращением посмотрел на бутылку в руке. -- Вот из-за этого я тут пропадаю!
   Старик, с тем же выражением отвращения, допил содержимое и швырнул бутылку в кучу мусора.
   -- Но я не об этом с тобой говорить хотел.
   -- А о чем?
   -- Не перебивай! -- прикрикнул Призмон.
   Жерест кивнул, показывая, что он весь внимание.
   -- Я к тебе, парень, приглядывался, -- сообщил старик. -- Я, конечно, не мастер, но кое-что могу. Мнится мне, что ты не так уж и прост.
   -- И что мои настоящие родители -- дворяне знатные и потеряли меня в младенчестве! -- подхватил Жерест. -- Это я уже где-то слышал. Вроде бы как гадалка Сутка мне об этом говорила. Она тогда напилась в зюзю и такое несла, что уши сворачивались!
   -- Не перебивай! -- уже сердито рыкнул Призмон. -- Вон твоего настоящего родителя поволокли! И ты следом пойдешь, если слушать меня не будешь!
   Жерест зажал рот ладонью и сделал большие глаза, показывая, что будет нем, как рыба.
   -- Ты не прост в том смысле, что вроде бы как имеешь определенные способности, -- пояснил Призмон. -- Точно сказать не могу. Так что слушай меня! Иди в Школу! Глядишь, и прав я окажусь. Это твой шанс, парень!
   Призмон сидел в своем гнезде, подобно большой неопрятной птице, опустив веки и глубоко задумавшись. Неожиданно он открыл глаза и взглянул на Жереста.
   -- Лучше тебе сейчас спрятаться, парень.
   Жерест не заставил себя упрашивать. Интуиция и ему подсказывала, что что-то назревает. Пока, правда, Жерест не мог сказать, что. Он отпрыгнул от старика и притаился за грудой мусора, которая уже один раз послужила ему укрытием.
   Ждать долго не пришлось. Из переулка вынырнула фигура профундера Хорста.
   -- И шо я шлышал? -- профундер шепелявил после одной из драк, в которой потерял все передние зубы. -- Шынок подштавил папашу?
   -- Скорее, папаша сам подставился, -- флегматично ответил Призмон. -- Я видел все своими глазами.
   -- Ладно, мне вше равно, кто кого подштавил, -- Хорст подошел ближе. -- Деньги где?
   -- У стражников.
   -- А ты откуда жнаешь? -- впился взглядом в старика профундер.
   -- Видел, -- пожал плечами Призмон.
   -- А щенок где?
   -- Убежал.
   -- Угу! -- Хорст задумчиво покрутил в руке нож, нехорошо поглядывая на Призмона. -- Ждается мне, что ты обманываешь меня, штарик. И чего тебя не трогают? Я ш этим еще ражберушь.
   Профундер гадко улыбнулся и прошел к кабаку.
   -- Вылезай и беги отсюда! -- тихо скомандовал Призмон.
   -- А ты как? -- Жерест высунул голову из-за кучи.
   -- За меня не беспокойся, -- Призмон хмыкнул, покачивая головой. -- Разберется он! Убить его, конечно, не убьют. Но речь станет еще более невнятной. Беги быстрее, я тебе сказал! И не вздумай сюда возвращаться!
   Жерест выбрался из кучи и подошел к Призмону с намерением попрощаться.
   -- Эй! Малой! А ну, штой! -- донеслось от входа в кабак.
   Жерест испуганно оглянулся и сразу наткнулся на злой взгляд Хорста.
   -- Иди шюда! -- распорядился тот.
   Жерест попятился. Хорст рванулся к нему.
   Вот что-что, а быстрые ноги не раз уже спасали Жереста, унося его задницу подальше от неприятностей. Не подвели они и на этот раз. Паренек ловко увернулся из-под рук громилы и резво припустил по переулку.
   -- Штой! -- заорал ему вслед Хорст.
   Но добился он прямо противоположного результата. Жерест только ускорился. Хорст не мог бегать так быстро. Поэтому он проводил взглядом Жереста и пообещал, ни к кому, собственно, не обращаясь:
   -- Поймаю -- прибью!
   Призмон, который это услышал, криво усмехнулся.
   -- А ты, штарик, мне врал! -- повернулся к нему Хорст. -- И жа это будешь накажан!
   Призмон сделал короткий жест рукой, и штаны профундера соскользнули к его ногам. Хорст запутался в штанинах и, запнувшись, рухнул лицом в кучу, за которой раньше прятался Жерест.
   -- Теперь ты понимаешь, почему меня не трогают? -- поинтересовался Призмон. -- Иди отсюда, пока я не сделал что-то похуже.
   Хорст выбрался из кучи мусора, испуганно подтягивая штаны. Он нервно оглядывался по сторонам, боясь попасть на глаза кому-нибудь из посторонних.
   -- Ладно-ладно! -- пробормотал он. -- Мне-то шо? Шиди шебе. Только никому ни шлова!
   Призмон в знак согласия кивнул. Профундер повернулся и скрылся в проходе.
   -- Удачи тебе, парень! -- тихо пожелал Призмон.
   Ясно, что имел он в виду совсем не Хорста.
  
   Жерест не помнил, где он переночевал. Этот район Хаундара ему не был знаком. Ему удалось пробраться в какой-то сарай, где он и нашел приют в копне душистого сена.
   Разбудили его звуки возни у двери сарая. Жерест поспешно перебрался на противоположную сторону и притаился за какими-то кожаными изделиями в углу.
   -- ...Я тебе говорю, Шарбэ, -- донеслось до него, -- этот новый офицер мне не нравится. Он требовал, чтобы я его отвез бесплатно.
   -- Так надо жаловаться страже! -- прохрипел в ответ невидимый Шарбэ.
   -- Какой страже, олух? Он же и есть стража! -- рявкнул первый голос.
   -- И что ты сделал?
   Раздался шорох сена.
   -- А что я мог сделать? -- последовал вопрос-ответ. -- Повез. И остался вчера без дохода. А на что мне жить? Вот сено и то денег стоит. А корм? А сбрую починить? А дома дети сидят, жрать хотят! Да жена с утра пилит: дай ей на то, дай ей на это...
   Резко хлопнула створка закрываемых дверей. Жерест осторожно выглянул из своего укрытия. Пронесло! А офицер, о котором шла речь, наверное, тот самый, что отца поймал.
   Жерест тяжело вздохнул. Слух о том, что он совершил тяжкий проступок и подставил отца страже, быстро разнесется по Хаундару. Ясно, что ему теперь лучше домой не ходить. Хотя какой там дом? Гнусная сырая дыра, в которой он ютился с еще двумя такими же, как сам. Правда, эти двое ему друзьями не были. Так, только переночевать. Жалеть не о чем.
   Жерест, вновь устроившись на сене, начал раздумывать о словах Призмона. Совет, показавшийся вначале неразумным бредом свихнувшегося старика, начал представляться не таким уж и нереальным.
   А что, если действительно у него, Жереста, есть какие-то способности? Это же можно будет тогда устроиться очень даже неплохо по жизни!
   Жерест от нетерпения даже заерзал на сене. О! Он, Жерест, не дурак! Он не повторит ошибки Призмона. Он станет важным и уважаемым магом.
   Жерест попробовал представить, каков он будет в качестве уважаемого и важного мага, но ничего в голову не приходило, кроме картинки, как он входит в кабак с большим, почему-то черным кошелем, полным звонких монет.
   Но тогда почему он теряет время? Надо срочно мчаться на речку -- умыться и выстирать одежду. До обеда она успеет просохнуть. А там можно будет и нанести визит в Школу.
   Жерест с тоской подумал, что он уже давно ничего не ел. Впрочем, ему не привыкать. Может быть, на берегу удастся чем-нибудь поживиться. Там иногда он встречал рыбаков, и они делились с вечно голодным мальчишкой остатками рыбной юшки.
   Воодушевленный этими мыслями, Жерест покинул сарай. Покинул, как вы понимаете, совсем не тем способом, что хозяин.
   Рыбаки таки у реки обнаружились. Два мужика с длинными хлыстами удилищ расположились рядом и пристально наблюдали за кусочками коры, служившими им поплавками.
   Жерест устроился за кустом. Он голышом валялся на жарком солнышке. Рядом на ветвях куста сушилась его одежда.
   Он тоже наблюдал за поплавками. Если рыбы будет много, то рыбаки, скорее всего, тут же и будут готовить себе рыбную похлебку. Они всегда так делали. Вот только что-то не клюет.
   Жерест живо представил себе, как вон тот поплавок дергается, показывая, что клюет рыба...
   Рыбак неожиданно вскочил на ноги и дернул вверх удилище.
   -- Ты чего? -- удивился его товарищ.
   -- Так это... -- первый рыбак изумленно рассматривал нетронутую наживку. -- Клевало, кажись.
   -- Что клевало? -- второй рыбак неодобрительно покачал головой. -- Тебе что, солнцем голову припекло? Поплавок и не шевелился!
   -- Как не шевелился? -- изумился первый. -- Я же ясно видел, что он дергался!
   -- Ну, точно! Припекло! Говорю тебе, не шевелился он. Я же видел!
   Первый рыбак недоверчиво еще раз осмотрел приманку, снова забросил ее в воду и присел на корточки, ворча, что, мол, вот так всегда, после двух чарок ему черт знает что мерещится.
   Жерест изумленно наблюдал за всем происходящим. Он же ничего не делал, только представил себе, как поплавок дергается. Что же это произошло? Он уже целенаправленно уставился на поплавок второго рыбака и вновь представил себе, как уже тот прыгает по воде. История повторилась. И уже второй рыбак, оправдываясь, изучает нетронутую наживку на крючке.
   Рыбаки решили перейти на другое место, а то тут чертовщина какая-то творится. Жерест остался лежать, где лежал. Он ошарашенно раздумывал над происшедшим. Неужели старик Призмон прав, и он, Жерест, что-то может такое этакое?
   Одежда просохла быстро. Кое-как пригладив рыжие вихры, Жерест направил свои стопы к далекой Школе. Зацепиться за запятки проезжавшей кареты не составило для него труда. Так что добрался он быстро и с относительным комфортом.
   Постояв немного перед воротами, Жерест решился. Он зашагал прямо по широкой аллее к высокому белому зданию, на котором виднелось полотнище с какой-то надписью. Мать успела научить его худо-бедно читать, и сейчас Жерест по слогам смог разобрать: "Приемная комиссия".
   Что такое "комиссия", парень даже задумываться не стал. А что толку ломать над этим голову? Зато можно будет тут спросить, где в маги берут? Вот, он даже что-то может! Не просто так в маги собрался.
   На площади у здания стояло несколько человек. Перед ними возвышался рослый мужчина с иссиня-черными короткими волосами. Еще у него имелся большой нос и карие выразительные глаза. Он громко что-то вещал собравшимся людям. Жерест прислушался.
   -- ...Зайдете в эту комнату и увидите... Впрочем, не сразу. А те, кто так ничего и не увидит, должны выйти и идти домой. Просто это означает, что у них нет никаких способностей. А те, у кого способности есть, увидят табличку, или даже две таблички разного цвета. Под ними будет лежать колечко такого же цвета, что и табличка. Надо взять это колечко и вынести сюда. Это несложно! Вот и все.
   Мужчина оглядел собравшихся и задержал внимание на Жересте.
   -- Можете начинать! -- распорядился он, не сводя взгляда с паренька. -- Первый -- заходи!
   Жерест проводил глазами первого претендента и решительно направился к мужчине. Если он тут распоряжается, то кому же еще, как не ему знать, куда направиться Жересту?
   -- Так-так-так, -- проговорил мужчина. -- Что-то мне твоя рожа знакома. Откуда бы это?
   Жерест споткнулся. Мужчина тоже ему был знаком. Похож на того, у которого он вырвал тот злосчастный кошель. Вот это влип!
   Ноги сами развернули Жереста в противоположном направлении. Он уже совсем собрался задать стрекоча, но замер, не в силах сделать и шагу.
   -- А скажи мне, друг мой, как это ты успел истратить все деньги, которые были в кошеле? -- мягко поинтересовался мужчина за спиной. -- Времени прошло совсем немного с того момента, как ты его у меня увел. И кого, в таком случае, задержала стража? Они меня уверяли, что именно он и есть вор.
   -- Это мой отец, -- осипнув от страха, прохрипел Жерест. -- Он у меня ваш кошель забрал. А его уже стража прихватила.
   -- Быстро же твой отец все золото успел спустить, -- покачал головой мужчина, подойдя к Жересту.
   -- Он не успел, -- пришлось признать Жересту. -- Если бы успел, то его бы не повели, а потащили. Он, когда напьется, ходить уже не может... Сидеть он тоже не может. Только валяется как бревно.
   -- И что же это ты тут забыл? Или пришел попробовать украсть что-нибудь? -- хмыкнул мужчина. -- Зря! Тут тебе ничего не светит.
   -- Я пришел не для этого, -- обиделся Жерест. -- Я не знал, что тут вы окажетесь.
   -- А для чего же ты тогда пришел? -- поползла вверх бровь мужчины.
   -- Тан Алим! -- неожиданно донесся до них женский голос со стороны. -- Мне кажется, что это один из претендентов.
   -- Да? -- тан Алим подозрительно осмотрел Жереста. -- Жулик и вор -- претендент? Вы уверены, танесса Валеа?
   -- Я тут уже не первый год, тан Алим, -- строго напомнила женщина, сидящая за столом. -- Всякого насмотрелась. Запустите его в комнату!
   -- Чтобы он и там что-нибудь украл? -- хмыкнул тан Алим.
   -- А там разве есть что красть? -- удивилась танесса Валеа.
   -- Нет, -- честно признался тан Алим. -- Но для вора не составит труда что-нибудь найти. Но раз уж вы за него просите, то так и быть, попробуем. Иди в эту дверь, ищи кольцо, а как найдешь, выходи сюда! Впрочем, если не найдешь, все равно выходи. Учти, из этой комнаты не убежишь.
   Жерест почувствовал, что неизвестная сила, сковавшая его, ушла. Он снова мог распоряжаться своим телом. Но в то же время он понимал, что сбежать отсюда ему действительно не удастся. Жерест обреченно шагнул в темный проем перед ним. Дверь за спиной захлопнулась.
   Полная темнота охватила его. Как ни напрягал Жерест глаза, но ничего не смог увидеть. Состояние, близкое к панике, охватило его. Ладони мгновенно вспотели, а на лбу выступил холодный пот. Ноги задрожали от дурного предчувствия.
   ...Но что это? Вон в том углу, недалеко от места, где стоял Жерест, засветилась красным светом прямоугольная табличка, вися невысоко над полом. Жерест даже глазам не поверил. Он невольно сделал шаг в ту сторону. Табличка не гасла, светилась уверенным красным. Под ней вдруг засияло колечко того же красного цвета. Жерест протянул руку и неуверенно коснулся его. Что это означает? Но тот тан сказал, что он и должен взять его. Взять и принести. Жерест уже решительней ухватил кольцо и направился к выходу.
   Сказать, что тан Алим был удивлен, увидев результат визита Жереста в комнату, означает ничего не сказать. Его рот приоткрылся, а глаза стали необычно круглыми. Было такое впечатление, что он хочет что-то произнести, но все слова застряли в горле и не желают оттуда выходить. Мало того, они и воздух туда не пропускают. Тан Алим напрасно пытался вдохнуть.
   -- Подойди ко мне, юноша! -- распорядилась танесса Валеа. -- Это же надо! Красное кольцо! Вот уж не думала, что оно достанется именно тебе.
   -- А что это значит? -- несмело спросил Жерест, в то время как танесса Валеа направляла на него кристалл необычного сиреневого цвета.
   -- Что это означает? -- наконец прорезался голос у тана Алима. -- Да ничего хорошего! Вор, вооруженный боевой магией. Да он станет грабителем с большой дороги! Вы это понимаете, танесса Валеа?
   -- Пятый уровень, -- кивнула Валеа. -- Не забывайте, тан Алим, что он будет обучаться у нас. Кстати, группа обещает быть весьма необычной. Или вы хотите, чтобы он попал к тому, кто действительно может из него сделать грабителя, а то и нечто пострашнее?
   -- Я не буду больше воровать! -- неожиданно вырвалось у Жереста. -- Я хочу быть магом.
   -- Услышано и занесено! -- неожиданно раздался торжественный голос из воздуха.
   -- Вот даже как? -- стал серьезным тан Алим. -- Если Школа сама это подтверждает, то к ней стоит прислушаться. Ну что же. Тебе предстоит немало попотеть, парень. Никуда не уходи! Как только закончится испытание, я тебя отведу к месту, где тебе предстоит прожить достаточно долго, пока ты не закончишь Школу.
   Тан Алим отвлекся, направляя очередного претендента в комнату.
   -- Так ты тоже собираешься стать боевым магом? -- раздался рядом голос.
   Жерест обернулся. Перед ним стоял парень крепкого телосложения. Одежда выдавала в нем наемника. Внушительный меч оттягивал его пояс слева. На груди поблескивали несколько медалей. Русая челка постоянно спадала на глаза, и тогда парень нетерпеливым движением откидывал ее назад.
   -- По-моему, он слишком хлипкий для боевого мага, -- подошел к ним еще один парень, очень похожий на первого. -- Глиста какая-то!
   -- Не спеши, Фулос! -- обернулся к нему первый парень. -- Помнишь полкового мага? Ну, того, кто направил нас сюда? Он тоже не производил впечатления богатыря, а какой он классный файер тебе в задницу запустил?
   -- Лучше бы он тебе его в задницу запустил! -- немедленно ощетинился Фулос. -- Ведь именно ты его цаплей обозвал, Харос!
   -- Но смеялся-то ты, -- хмыкнул Харос.
   -- Я умею драться, -- несмело сообщил Жерест. -- И я из рогатки здорово стреляю.
   -- Эка невидаль, драться и мы умеем. Правда, Фулос?
   -- Угу, -- кивнул тот.
   -- Учеба начнется через два дня, -- громко сказал тан Алим. -- А сейчас я отведу вас туда, где вы будете жить. Распределитесь по видам магии, которые вы избрали. Вернее, которые избрали вас. Мы будем селить вас именно по этому признаку. ...Эй, воришка! Держись поближе ко мне! Я хочу постоянно тебя контролировать.
  
   Жерест внимательно изучил свое жилище. А что? Очень даже подходяще! Никакого сравнения с тем, в котором ему приходилось обитать до последнего времени. Вот! Живут же люди! А ведь он стал одним из тех немногих избранных, которым это доступно, -- такая мысль внезапно посетила голову Жереста. Он развалился на кровати и удовлетворенно вздохнул. Даже хорошо, что он будет здесь жить один. Значит, можно будет установить свои порядки, и никто не будет ныть, что и то не так, и сё не сяк.
   Жерест хотел было пойти в столовую и вволю наесться, но тан Алим строго приказал ему быть дома. Что-то он, Жерест, еще должен был сделать. Что? Ведь занятия начнутся только через день.
   А какие они будут, эти занятия? Жерест рывком поднялся на ноги. Вот он стремился сюда попасть. И попал ведь! А что здесь будет, он даже об этом и не думал. Ну, а как придется здесь тяжелее, чем там, в Хуандаре? Там он был в курсе всего. Он умел жить по тамошним законам. А что здесь? Жерест в волнении начал расхаживать по комнате, пытаясь осознать, что ему предстоит в будущем, и не мог представить ничего определенного.
   Стук в дверь прервал его фантазии. Он испуганно остановился и уставился в ту сторону, ожидая чего-то кошмарного. Почему-то возник в сознании образ профундера Хорста. Вот он сейчас стоит за порогом, в окружении своих головорезов, и ждет Жереста. То, что Хорст вряд ли стал бы стучать, Жереста не успокаивало.
   -- Жерест! Это танесса Валеа. Ты дома. Я знаю. Открой мне!
   Фух! Парень перевел дух и быстро распахнул дверь перед той, которая заступилась за него перед таном Алимом. Тана Алима Жерест тоже побаивался.
   Танесса Валеа окинула его критическим взглядом.
   -- Это никуда не годится! Хорошо, что я заранее зашла к тебе. Церемония скоро начнется, а твой наряд никак ей не соответствует. Следуй за мной! Мы сейчас подберем тебе что-нибудь более подходящее для этого случая.
   Танесса Валеа решительно зашагала в сторону корпусов. Жерест вынужден был даже бежать, чтобы не отстать.
   -- А какая церемония? -- спросил он.
   -- Ты же знаешь, что маги приравниваются к дворянам. Только, в отличие от них, маги не имеют возможности передавать свой титул по наследству. Но есть порядок. По этому порядку тебя, Жерест, официально возведут в дворянство и занесут в соответствующие документы...
   Танесса Валеа еще что-то говорила, но Жерест ее уже не слышал. Его, мальчишку без рода и племени, возведут в ранг, о котором он и мечтать не мог! Неужели такое возможно?!
   Он плохо помнил, как его одевали в другую одежду. Танесса Валеа призвала на помощь трех домовых, которые и суетились вокруг стоящего столбом парня. В другое время он бы порадовался обновке и с энтузиазмом присоединился к этому празднику. Но, не сейчас. Потом его снова куда-то вели. Все было как в тумане.
   Очнулся он, когда увидел перед собой важного господина. Вернее, его вернул из заоблачных высей монокль этого персонажа. Он свисал на толстой золотой цепочке из маленького кармашка на груди. Вельможа (а в том, что это вельможа, у Жереста не возникло ни малейшего сомнения) что-то раздраженно выговаривал другому важному человеку. Потом он подошел к Жересту вплотную и внимательно стал его осматривать. Грех было этим не воспользоваться. Жерест сделал несколько отвлекающих жестов, как учил его карманник Жюсто, и монокль толстого вельможи успешно перекочевал в карман штанов нового владельца.
   Что-то тихонько бумкнуло, и второй важный мужчина вскинул на Жереста взгляд. Что-то промелькнуло на его лице. Какое-то выражение, которое Жересту очень не понравилось. Потом вежливая улыбка заняла свое место.
   -- Кончено же, я с вами, лэр Тород, абсолютно согласен! Но что делать, если Дар избирает того, кто не числится в бархатных книгах? И всех скопом, согласно традициям, мы не можем возводить. Вы представляете себе, уважаемый лэр, каким кошмаром стало бы проводить такую церемонию со всеми за один день?
   Важный мужчина подошел к Жересту и ласково похлопал его по плечу.
   -- Меня зовут тан Горий. Я директор этой Школы.
   Жерест испуганно пискнул, осознав чин этого человека. А тот как ни в чем ни бывало вернулся к лэру Тороду.
   -- Нет уж, мой друг! Лучше разнести эти церемонии по времени. И мы имеем удовольствие общаться с вами, лэр Тород. Поверьте, мы высоко ценим такую возможность!
   Жерест, с удивлением, обнаружил, что монокль снова возник на груди лэра Торода. Он ухватился за свой карман. Карман, как и подозревал Жерест, был пуст. Он взглянул на тана Гория и наткнулся на ответный насмешливый взгляд.
   Этот тан Горий все знал! Жерест уже плохо осознавал дальнейшее. Он предчувствовал надвигающиеся неприятности. А этот тан Горий не сводил с него взгляда. И этот взгляд заставлял Жереста сутулиться и сжиматься.
   Ему что-то говорил лэр Тород. Жерест что-то отвечал. Он с трудом осознал, что на его мизинце появился перстень, и некоторое время тупо смотрел на него, не в состоянии понять, что это и откуда.
   Наконец церемония закончилась, и лэр Тород, раскланявшись со всеми, удалился.
   -- Так, -- произнес грозно тан Горий. -- Ты осознаешь, тан Жерест ад Туран, что только что чуть не сорвал очень ответственную церемонию?
   Жерест затравленно посмотрел на него.
   -- Поскольку ты уже стал бароном и носишь перстень, то я не могу тебя наказать так, как ты заслуживаешь. Но есть другой выход. Я, тан Горий ад Хаснеб, вызываю тебя, тан Жерест ад Туран, на магическую дуэль. Скажу тебе сразу, отказаться ты не можешь. Но, следуя протоколу, я задам этот вопрос. Принимаешь ли ты мой вызов, Жерест?
   -- А... -- выдавил с трудом Жерест.
   -- Я так и знал! -- кивнул тан Горий. -- Ты смелый парень. Защищайся!
   Жерест и пикнуть не успел, как его намертво спеленала какая-то сила.
   -- Я победил, -- удовлетворенно констатировал тан Горий. -- И, как победитель, назначаю тебе наказание -- десять розог. Но так как твой зад (впрочем, как и лицо) благороден, то мне лично придется провести свое решение в жизнь.
   Тан Горий развернулся и направился к выходу из кабинета. Та же неведомая сила подхватила бедного Жереста и потянула вслед за директором. Жерест в неподдельном ужасе попытался завопить, но и этого ему не дали сделать.
   -- Рано! -- заявил тан Горий, почувствовав попытку Жереста. -- Не следует оглашать стены почтенного заведения непочтительными воплями! Вот на заднем дворе дашь себе волю.
   Саму сцену экзекуции описывать не стоит. Это очень личное дело, тем более, если касается благородных. Особо Жересту досталось даже не за само воровство, а за то, что он нарушил взятое на себя обязательство перед Школой. Он также был предупрежден, что если такое повторится, то он снова окажется на улице без титула и без средств к существованию.
  
   Ночь Жерест промаялся. Сидеть было решительно невозможно. Рука у тана Гория оказалась тяжелой. Лежать можно было только на животе. Следует ли говорить, что настроение у Жереста к утру было совсем никаким. Завтрак и обед он употреблял исключительно стоя. К вечеру, видимо, сжалившись над ним, появилась незнакомая женщина. Она назвалась танессой Хирув. Боль мгновенно улеглась после того, как она поводила над пострадавшим местом руками и что-то прошептала.
   -- Спасибо! -- неловко сказал Жерест.
   -- Не за что, -- отмахнулась та. -- Завтра занятия начинаются. Смотри не проспи колокол. Сейчас тебе следует быть очень осторожным.
   Едва дверь за танессой Хирув закрылась, как Жерест без сил рухнул на свою кровать и мгновенно провалился в сон.
  
   Бум... бум... Тяжелые противные удары вторгались в затуманенный сном мозг.
   Жерест испуганно сел на кровати, пытаясь сориентироваться в пространстве и времени. Спать хотелось неимоверно. Он уже собрался было рухнуть снова на кровать, но вспомнил о том, что советовала ему танесса Хирув: он должен быть сейчас очень примерным и прилежным.
   Пришлось встать. Торопливо поплескав из бадейки себе на лицо и вытершись полотенцем, Жерест решил, что процесс приведения себя в порядок он совершил полностью. Что надо сделать дальше? Вроде бы, речь шла о зарядке. Что это такое? Жерест недоуменно пожал плечами. Надо будет спросить при случае. А что там далее? Ну, конечно же! Завтрак! Вот это Жерест никак не мог пропустить. Натянув рубашку, он быстро выскочил из своего жилища.
   По дороге Жерест с некоторым удивлением отметил, что Школа стала довольно людным местом. Со всех сторон двигались молодые люди. Кто в том же направлении, которое выбрал для себя рыжий, а кто и держал совсем иной курс. Вот этого Жерест, успевший проголодаться, понять никак не мог.
   Он ворвался в столовую в числе первых. Но не первый.
   -- Эй, рыжий! -- послышалось от одного из столиков. -- Дуй сюда!
   Жерест увидел двух братьев. Сидя за столом, они махали ему, приглашая к себе. Жерест преисполнился благодарности и направился в их сторону. Но при этом он не забывал, что является благородным человеком. Поэтому походка его хоть и была быстрой, но несла на себе и отпечаток благородства (во всяком случае, именно так казалось Жересту).
   -- Так кто ты на самом деле? -- поинтересовался один из братьев (кажется, Фулос).
   Второй только выжидающе посмотрел на Жереста.
   -- Я? -- брови Жереста превратились в дуги и поднялись вверх. -- Как, вы не слышали обо мне? Я -- Жерест Великолепный!
   -- Кто? -- поперхнулся Фулос и закашлялся.
   Харос добросовестно врезал ему ладонью по спине.
   -- Ну да! -- продолжил Жерест. -- Впрочем, откуда вам знать? Вы же, небось, издалека сюда к нам пожаловали?
   -- Ну, не то чтобы так уж и издалека, -- осторожно поправил Харос. -- Но таки да, не слыхали мы о тебе.
   -- А зря! -- наставительно заявил Жерест, размазывая по краюхе хлеба повидло из вазочки на столе. -- Меня вот тан Горий лично знает. Мы с ним даже провели магическую дуэль.
   -- И кто победил? -- жадно спросил Фулос, загоревшимися глазами впившись в лицо Жереста.
   -- Ну, я же жив, -- невозмутимо сообщил Жерест.
   -- А тан Горий? -- не унимался Фулос.
   -- Тоже жив, -- вынужден был признаться Жерест. -- Дуэль-то у нас была дружеской.
   -- Ух, ты! -- выдохнул Харос.
   В его глазах Жерест увидел нешуточное уважение к собственной персоне.
   -- Держитесь меня, ребята! -- покровительственно сказал Жерест. -- И все будет в порядке.
   А что? Приобрести этих хватких, но не совсем разбирающихся в реалиях парней было бы нелишним.
   Возникший в зале столовой шум привлек внимание всех троих. А вот и причина!
   Между столиками продвигался мощный детина с приличной дубиной на плече.
   -- Ого! -- выразил общее мнение Харос.
   -- Это еще что такое? -- недоуменно спросил Жерест, наблюдая за исполином.
   -- Это тролль, -- с уважением отозвался Фулос.
   Харос согласно кивнул.
   -- Здоровенный тролль, -- оценил Фулос. -- С таким лучше не ссориться.
   -- Пхе! -- презрительно бросил Жерест. -- Да будет вам известно, что в магии важна не сила, а умение!
   Жерест старался показаться братьям сильным и умудренным опытом.
   -- Да тан Горий таких троллей по утрам пачками ест, -- со знающим видом сообщил он. -- Видимо, этот уцелел и сюда зашел.
   Его замечание вызвало смешки у братьев.
   Тролль заметил, что на него направлены взгляды. Заметил он так же и язвительные улыбочки. Он угрожающе засопел и перебросил свое оружие на другое плечо. Намек был понят правильно. Улыбки моментально с губ братьев испарились.
   -- Фьють! -- вдруг присвистнул Харос. -- Смотрите, какие цыпочки тут обитают!
   Он указал на двух девушек, о чем-то разговаривающих с троллем. Одна -- ничего особенного. Ну, темненькая, ну, лицо бледноватое. Жерест на нее внимания и не обратил бы. А вот вторая!.. Пышные белоснежные волосы красиво рассыпаны по плечикам. Невозможно правильные черты личика. Огромные синие глаза. Она была настолько прекрасна, что Жерест даже задохнулся.
   -- Эльфийка! -- кивнул Фулос. -- Ты смотри, она с этим троллем, как с другом разговаривает.
   В это время к собеседникам присоединились еще двое парней. Жерест небрежно взглянул на одного из них и перевел взгляд на другого. Внезапно его глаза стали злыми и пронзительными. Второй парень имел явно аристократический вид. Он был прирожденным дворянином, и это проскальзывало в каждом его движении. Вот таких Жерест ненавидел.
   Он слишком рано столкнулся с тем презрением, с которым эти люди относились ко всем, кто был ниже их по происхождению. Сколько раз его, еще малыша, презрительно пихали ногами вот такие, когда он просил у них хоть что-то на еду. Пихали и проходили мимо, не обращая внимания на слезы, которые размазывал по грязным щекам нищий худой оборванец. А хлыст, которым угощали его кучера дорогих карет, проезжавших по улочкам Хаундара?!
   Жерест впился недобрым взглядом в этого улыбающегося парня. Вон он как вольно разговаривал с этими девушками, как со старыми добрыми знакомыми. Да он должен благоговеть перед ними! Ничего! Скоро он, Жерест, станет боевым магом и покажет этому благородному прыщу, как надо себя держать в его, Жереста, присутствии.
  
   По залу бегал тан Алим, пытаясь как-то организовать студиозов первого курса. Жерест обошел торчащего тролля и встал рядом с ним, но все же на некотором расстоянии. За ним с сопением пристроились братцы.
   Оркестр грянул что-то бравурное. Жерест увидел, как к возвышению приближаются несколько человек. Впереди шагал сам тан Горий, одетый в торжественные темно-синие одеяния.
   -- Это и есть тан Горий, -- обернулся к братьям Жерест.
   Те уважительно покивали, показывая, что приняли сообщение к сведению.
   Тан Горий поднялся на возвышение и начал говорить что-то возвышенное и торжественное. На словах: "Сегодня молодое пополнение расширит наши ряды", -- его взгляд натолкнулся на Жереста. Тан Горий дружески ему кивнул и продолжил речь.
   Жерест преисполнился важности и обернулся к братьям -- заметили ли они эту сцену? Братья заметили. Это можно было видеть по их уважительным взглядам. Жерест скорчил многозначительное лицо и снова повернулся к возвышению.
   Окончание речи ознаменовал снова гром оркестра. Но этот гром был ничто по сравнению с громом взлетевших над площадью разноцветных огней. Жерест, приоткрыв от изумления рот, наблюдал, как эти огни начали выстраиваться в различные картинки. Он даже не сразу сообразил, что представление закончилось, и все еще глазел на небо, когда Фулос дернул его за рукав.
   -- ...Это касается всех! -- строго сказала женщина, стоявшая перед первым курсом.
   Она повернулась и пошла в сторону корпусов. Студиозы толпой двинулись за ней.
   Чудеса начались, едва они вошли в аудиторию. Жерест, увидев парты, сразу же озадачился вопросом, как за нее поместится этот здоровенный тролль, который почему-то затесался в их группу. Но танесса Лиола (именно так звали строгую женщину) достала какой-то амулет на веревочке, который, как выяснилось, служил для того, чтобы уменьшать носившего его. Тартак, сократившись до размера нормального, но очень упитанного человека, продолжал воспринимать окружающее так, как будто он оставался в прежних габаритах. Это обстоятельство породило несколько комичных ситуаций. Но грозное сопение тролля не позволило вырасти им до смеха. Даже в таком виде он выглядел очень внушительно. А палица, подхваченная им с прежней легкостью, только добавила понимания, что смех тут неуместен.
   Потом вниманием первокурсников завладел тан Хараг. Он поведал им о том, чем же, в сущности, им придется заниматься. Нельзя сказать, что перечисленное им вызвало у Жереста прилив энтузиазма. Но вот эта лекция закончилась, и тан Хараг направил студиозов в зал медитации. Жерест не мог знать, что это такое -- медитация. Но не признаваться же в этом братьям, которые относились к нему как к предводителю и готовы были выполнить любое его задание.
   Тан Алим привел группу в зал, пол которого был покрыт толстыми матами. Жерест ткнул один из них ногой. Хоть и толст этот мат, но мягким его не назовешь.
   Тан Алим тем временем покинул зал, сославшись на какое-то дело. Жерест, чувствуя за собой молчаливую поддержку братьев, решил, что сейчас самое время поставить давешнего прыща-дворянина на место и показать, кто будет в группе лидером. Он подошел поближе и задал сочащийся ехидством вопрос:
   -- А это что за аристократ?
   Парень обернулся, с некоторым удивлением рассматривая Жереста. Обернулся и тот, что стоял с ним рядом.
   -- Воспитанные люди, -- холодно произнес дворянин, -- сначала здороваются, потом представляются и лишь после этого задают вопросы.
   -- Так то воспитанные, -- процедил Жерест.
   Лицо дворянина затвердело, его рука легла на эфес рапиры, висящей у пояса. Второй парень занял позицию слева от дворянина. Он недобро улыбался, потирая кулак правой руки левой.
   -- Дуэли на территории Школы запрещены, -- тихо сказала эльфийка.
   -- А жаль! -- вздохнула девушка, которая была с ней в паре.
   Она тряхнула черными короткими волосами и встала справа от дворянина, видимо, решив принять участие в драке. Жерест с удивлением воззрился на нее. Она ласково улыбнулась ему. И тут Жерест почувствовал, как его волосы зашевелились от ужаса. Клыки, которые ему демонстрировала эта девушка, быстро удлинились. Да это же...
   -- Зачем же сразу дуэль? -- неожиданно прогудел тролль. -- Давайте я ему сломаю руку или ногу. В случае чего вы подтвердите, что он случайно упал.
   -- Точно! Или лучше, что ты его случайно уронил, -- улыбнулась троллю вампирша.
   Тролль деловито приставил свою палицу к стене и развернулся к разом поскучневшей троице.
   -- Ну что, корявые, пободаемся? -- рявкнул он.
   -- Что здесь происходит? -- неожиданно прозвучал голос тана Алима. -- Жерест, опять ты? Тебе что тан Горий сказал? Смотри, из Школы очень легко вылететь, но потом в нее тебе уже не поступить!
   -- Но я же не крал! -- взвыл перепуганный Жерест.
   Тан Алим раздраженно отмахнулся от него и перевел свой взгляд на братьев, которые смотрели на него чуть ли не с благодарностью за спасение от лап тролля.
   -- Фулос и Харос, если я не ошибаюсь, я бы не советовал вам лезть в компанию к Жересту. Это может закончиться весьма плачевно для вас, -- строго сказал тан Алим. -- Если хотите знать, то это первый кандидат на вылет из Школы.
   Оставшееся время Жерест старался держаться тише воды и ниже травы. Очень не хотелось ему вновь оказаться за забором этой Школы. Братья как-то сразу от него отмежевались. Они перебрались в противоположный от Жереста угол и усердно выполняли там задания тана Алима. И вновь Жерест ощутил чувство одиночества, слегка было приутихшего за эти дни, но вновь сжавшее его сердце своими когтями.
   Он забрался после занятий в свой дом и печально смотрел в окно. То тут, то там раздавались веселые голоса студиозов. Кто-то выводил красивым голосом песню. Вот послышался взрыв задорного молодого смеха. И только до Жереста никому не было дела.
  
   * * *
   -- Ну, ты если и расскажешь, то расскажешь! -- восхищенно заметил Харос.
   Фулос кивком подтвердил, что согласен с мнением брата.
   -- Это же надо! Жерест Великолепный! -- продолжил тем временем Харос. -- Но мы с братом на это попались!
   -- Врунишка! -- неожиданно ласково растрепала волосы на голове Жереста Гариэль.
   -- Да? -- прищурился на нее Жерест. -- А ты как здесь очутилась?
  
   Глава 2
  
   Гариэль на секунду задумалась, а потом хитро улыбнулась.
   -- А как же ужин?
   -- Да леший с ним, с тем ужином! -- неожиданно бухнул Тартак.
   -- Тартак!
   Этот возглас вырвался не только у меня. Я уверен, что те, кто знает нашего тролля, были бы удивлены не меньше моего.
   -- Ты отказываешься от святого, от ужина? -- пораженно выдохнул Тимон.
   -- Ну, троллям тоже иногда надо попоститься, -- смутился Тартак. -- Я потом наверстаю.
   -- Нет! Этого допустить нельзя! -- решительно прихлопнула ладошкой по столу Гариэль. -- Хорошо! Я расскажу. Но сначала мы с Ари приготовим "лесной напиток" на всех. А Жерест сбегает за булочками в столовую.
   -- Пусть Тартак идет! -- предложил Фулос. -- Ему-то не откажут!
   -- Ему не откажут! -- согласился с ним брат. -- Вопрос: а он донесет их сюда?
   -- Мы вместе пойдем, -- вызвался Жерест. -- Тартак будет гарантией, что нам булочки дадут (даже если их сегодня и не готовили), а я буду гарантией того, что он их сюда принесет. И потом, я лучше умею договариваться с домовыми.
   -- Ладно, мелкий! -- добродушно погудел Тартак. -- Пошли!
  
   Примерно через полчаса мы, потягивая обжигающий напиток из чашечек и закусывая их прекрасными сдобными булочками, были готовы слушать историю Гариэль.
   -- Не знаю, -- тихо начала Гариэль, -- как бы все сложилось, если бы я не была дочерью правителя. Но, сложилось так, как сложилось...
  

Лесные тропы. История Гариэль

  
   -- Где мой ребенок?
   Высокий стройный эльф озабоченно оглядывался по сторонам.
   -- Вы имеете виду Гариэль? -- осведомился второй эльф, стоящий рядом.
   -- А что, у меня еще кто-то есть? -- сердито оглянулся первый. -- Нет уж! Если я и решусь на подобные испытания еще раз, то не раньше, чем лет через сто-двести. С этими детьми такая морока!
   -- Мне помнится, что я ее видел в библиотеке, правитель.
   -- Опять? Сколько раз ей надо говорить о том, что долгое сидение за книгами может испортить осанку!
   -- Но она не сидит, правитель. Она расхаживает с книгой в руке, -- пояснил второй эльф.
   Антариэль Отолариэ, правитель Светлого леса, Хранящий Свет, хмыкнул и, резко повернувшись, направил свои стопы к библиотеке. Сам резкий поворот уже говорил о том, что правитель не в духе. Обычно эльфы избегают резких движений, мягкие и плавные -- считаются хорошим тоном.
   Второй эльф осуждающе покачал головой:
   -- Эх, дети-дети! Даже правителя способны вывести из себя.
  
   -- Дочь моя!
   Молодая эльфийка подняла очаровательную белокурую головку на родной голос, отрываясь от страницы большого тома, который держала в руках.
   -- Что тебе так нужно в этих древних книгах, Гариэль? -- голос правителя был полон отческой заботы.
   -- Я ищу некоторые разъяснения, которые могли бы мне дать понимание, отец, -- мягким мелодичным голоском отозвалась Гариэль.
   Антариэль даже на миг залюбовался дочерью. Истинная эльфийская принцесса. Какая грация в движениях! Эти большие синие глаза на обрамленном белоснежными локонами личике! Как она похожа на свою мать! Как не вовремя Сантаэль оставила Антариэля! А ведь ничего уже не сделаешь....
   -- Понимание чего, дочь?
   -- Почему наша магия не действует в людском граде? -- с досадой отложила книгу в сторону эльфийка. -- Я пробовала простейшие заклинания, но эффект был поразительный.
   -- И в чем же заключался этот эффект? -- с интересом спросил Антариэль.
   -- В том, что не было никакого эффекта! -- сердито отрезала Гариэль. -- Как будто я и не владею магией.
   -- Ты творила заклинания лесной магии, -- улыбнулся Антариэль. -- Их поддерживает лес. Но где ты в городе этот лес видела?
   -- Но там же есть маги! Они при мне творили магические воздействия, -- нахмурилась Гариэль.
   -- Это другой вид магии, -- терпеливо пояснил правитель. -- Это людская магия. Она действует на иных принципах. Но учти, она значительно слабее лесной.
   -- Но она там действует, в то время как от нашей, более сильной, нет никакого проку! -- возмущенно выпалила Гариэль.
   -- Ну и что ты, в таком случае, хочешь? -- поднял бровь Антариэль.
   -- Я хочу, чтобы мы не оставались беззащитными в любом месте, где бы ни находились, -- скрестила руки на груди девушка.
   -- Но мы не покидаем лес, за исключением чрезвычайно редких случаев. К тому же для этого и существует "зеленая стража". Ты, кстати, прошла необходимый курс. Начальник отозвался о тебе весьма похвально.
   -- Но это не магия, отец, -- Гариэль поморщилась. -- Лучше распорядись, чтобы наши маги обучили меня людской магии.
   -- Они этого не могут сделать, -- растерянно отозвался правитель. -- Они даже не обращали на людскую магию особого внимания. Она изначально слабее нашей магии в лесах. Как ты не можешь этого понять?
   -- Но ты сам сказал, что мы иногда вынуждены покидать лес, пусть и в редких случаях, -- Гариэль требовательно смотрела на отца. -- А что если в один из таких случаев нам встретиться сильный маг, с которым наша "зеленая стража" не в силах будет справиться?
   -- Ну, такое вряд ли может случиться, -- хмыкнул Антариэль. -- Мы действительно крайне редко оказываемся в таких ситуациях. Их просто невозможно предугадать.
   -- Ты в этом уверен? -- прищурилась девушка.
   -- Чего ты все-таки хочешь?
   -- Я хочу обучиться людской магии, -- напрямую ответила Гариэль. -- И в Школе, насколько я знаю, уже обучались эльфы.
   -- Эти эльфы ушли от своего народа, -- сухо ответил Антариэль. -- Ни один из них так и не вернулся в леса.
   -- Я вернусь в лес, отец, -- заверила Гариэль.
   -- Вот только неизвестно, примет ли он тебя, -- горько улыбнулся правитель.
   -- А что, уже были прецеденты? -- насторожилась Гариэль.
   -- Нет. Но не хотелось бы, чтобы ты была первой. -- Антариэль немного помолчал, потом неохотно сказал:
   -- Просто те, кто там обучался, так и не пробовали возвращаться. Ни один. Чем были отравлены их умы, мы не можем сказать.
   -- Я вернусь, отец, -- тихо сказала Гариэль. -- Обязательно.
   -- Ты -- дочь правителя, -- со значением сказал Антариэль. -- И у тебя первый уровень Дара. Тебе не кажется, что ты становишься лакомым кусочком для людей?
   -- Ну, этот кусочек может стать любому поперек горла, -- тонко улыбнулась девушка.
   Правитель долго смотрел на дочь, решая про себя какую-то задачу, потом вздохнул:
   -- Есть у меня один знакомый... Ну, если точнее, то хороший знакомый. Человек. По просьбе еще одного знакомого он обучался у нас лесной магии. Сильный маг. Так вот, он, вроде бы, является директором Школы в Хуандаре. Надо будет наладить старые связи. Но я это сделаю только после того, как посоветуюсь с нашими магами и советниками.
   -- Спасибо, отец! -- радостно улыбнулась Гариэль.
   -- Не спеши благодарить, -- нахмурился Антариэль. -- Пока еще, я не получил одобрение Совета. Предчувствую, что это будет нелегким делом. Все-таки, ты моя дочь. Следовательно, возникнет масса вопросов.
   -- Каких? -- требовательно спросила Гариэль.
   -- Всяких -- неопределенно отозвался правитель. -- Вот хотя бы: где тебя там поселить? Какую выделить охрану?
   -- Но зачем? -- Гариэль решительно захлопнула книгу, лежавшую на столе. -- Не надо афишировать мое пребывание в той Школе! Я отправлюсь туда инкогнито. Буду, как и все остальные.
   -- Моя дочь -- как остальные?! -- ужаснулся Антариэль. -- Да ты понимаешь, что ты говоришь?
   -- Я отлично все понимаю, -- нахмурилась эльфийка. -- Вспомни, что одна из наших добродетелей -- это то, что наш народ не считает себя лучше других.
   -- Хотя, на самом деле, он лучший, -- кивнул отец.
   -- Так уж и лучший? -- лукаво взглянула на него Гариэль.
   -- На сегодняшний день -- лучший, -- твердо отозвался Антариэль. -- Раньше были еще драконы. Но это было давно... Лучше скажи, какие области людской магии тебя заинтересовали?
   -- Конечно же, меня интересуют возможности защиты. Ну и от кое-каких приемов целительной магии я тоже не отказалась бы.
   -- Хорошо, -- правитель задумчиво постучал пальцами по столу, рядом с которым стоял. -- Думаю, что эти знания не будет лишним для нас. А вот относительно того, каким образом можно получить их, мы решим на Совете.
  
   Гариэль проводила взглядом уходящего отца и вздохнула. На самом деле ей не так уж и был необходим этот курс обучения. В чем-то отец прав, эльфы редко покидают свои леса. Да и "зеленая стража" хороша, слов нет. Но настоящую причину своего желания обучаться в Школе Гариэль не решилась поведать.
   Причина была проста -- скука. Нет, не скука, а СКУКА! Вы не можете себе представить, как тяжело, когда день за днем происходит одно и то же. Гариэль была уверена, что ответ на вопрос, почему эльфы, покинув лес, не возвращаются, она знает наверняка. Там, за стенами деревьев, совсем другая жизнь. Там все время что-нибудь происходит. С тем бешенным темпом, в котором живут люди, не может быть однообразия. Жаль, что ее сородичи этого не понимают!
   Так. Часть своей задачи она выполнила. Главное было убедить отца. Остальное он сделает сам. Гариэль как примерная дочь отлично знала, за какие рычаги надо дергать, для того чтобы получить желаемое. А это, между прочим, нелегко! Надо хорошо знать, когда прикинуться "очаровашкой", когда необходимы логические доводы, а когда можно и покапризничать. Да владея этими методами, можно из любого мужчины веревки вить!
   Гариэль весело фыркнула и направилась в "поющую" рощу. Это было ее любимое место после библиотеки. Так хорошо было откинуться на траву и бездумно смотреть в небо, наблюдая за медленным передвижением облаков, слушая пересвисты пичуг, наслаждаясь ласковыми лучами светила, скользящими по лицу. Потом, наверное, придут лани. Они всегда приходят под вечер. Лани приведут своих детенышей. Они такие забавные, эти малышки! И с ними так весело играть.
   Гариэль ускорила шаг. Да, сегодня там же, в роще, будет петь Паротаэль! Он умеет петь сердцем. Ни в коем случае нельзя пропустить это действо!
   Но ведь потом, если ее план удастся, придется все это оставить. Быть может, даже навсегда! Гариэль на секунду остановилась. Но потом тряхнула волосами. А! Ну и оставлю!
  
   -- Но зачем? -- Эльтэлиен Тихий Шаг, командир отряда стрелков "зеленой стражи" недоумевающе смотрел на Гариэль. -- Зачем ты хочешь идти к этим людям?
   -- Странно, и откуда ты знаешь о моем желании? -- повернулась к нему Гариэль.
   -- Об этом говорилось на Совете. Ты же знаешь о моих чувствах! И ты хочешь покинуть меня?
   -- Эльтэлиен! -- девушка строго свела брови к переносице. -- Я знаю. Но вспомни о том, что это твои чувства. И еще не значит, что и у меня такие же. В первую очередь эльфом должны руководить соображения блага для своего народа. То, что я собираюсь сделать, диктуются именно такими соображениями...
   Эльтэлиен прижал ладонь к груди и собрался что-то возразить.
   -- И я еще слишком молода для того, чтобы думать о семейном союзе! -- поставила точку Гариэль.
   Эльф огорченно вздохнул. Его глаза с мольбой взирали на нее.
   -- И не смотри на меня так! -- сердито потребовала Гариэль. -- Быть может, лет через сто мы вернемся к этому вопросу. Но раньше я запрещаю тебе даже заикаться об этом!
   Она повернулась и решительно пошла в сторону чертога.
   -- Гариэль! -- позвал Эльтэлиен за спиной.
   -- Нет! -- отрезала Гариэль. -- Можешь попробовать обратиться с этим к моему отцу.
   "Вот уж кто без восторга воспримет эту весть", -- усмехнулась Гариэль про себя. Отец спит и видит, что она понравится кому-нибудь из высоких домов Ясеневого леса. Еще бы -- породниться с элитой эльфийского народа, получить доступ на Советы у Великой Эльгиэн, верховной правительницы эльфийских народов -- что может быть выше и престижней?!
   "Вот только меня это совсем не прельщает, -- вздохнула Гариэль. -- Быть может, именно поэтому я и хочу вырваться отсюда".
  
   Перед тем как лечь спать, пришлось выпроводить из помещения трех сов, выводок зайцев и двух барсуков, которые решили, что ее туалетный столик самое место, чтобы устроить там логово. Непонятно, почему лесное зверье так тянулось к ее комнатам. Но факт оставался фактом. Каждый день ее покои напоминало маленький зверинец.
   -- Не хватало, чтобы еще сюда и медведи с волками повадились, -- тихо пробормотала Гариэль, наблюдая за неохотно уходящими барсуками.
   Ночной ветерок теребил тончайшую паутину тюля, свисающего по сторонам окна, стрекот цикад со всех сторон создавал своеобразный фон летней ночи эльфийского леса.
   -- А впрочем, когда я отсюда переберусь в Школу, пусть приходят все, кто захочет! -- решила Гариэль.
   Желание покинуть этот лес и с головой окунуться в новую жизнь полностью охватило молодую эльфийку. Никто не сможет помешать этому желанию! Так решила Гариэль Отолариэ, дочь Хранящего Свет, а значит, так и будет!
  
   -- Я хочу сделать заявление, -- Антариэль встал со своего кресла и сделал паузу, осматривая насторожившийся Совет.
   В принципе, возражения последуют, в этом правитель не сомневался. Но его задача -- преподнести все в таком свете, когда возражения будут бессмысленны или смешны. А зная членов Совета много сотен лет, Антариэль был уверен, что ни один из них не допустит, чтобы его слова подняли на смех.
   Правителя одолевали противоречивые чувства. С одной стороны, он пообещал дочери, но с другой -- совсем не хотелось отпускать ее далеко от дома. Быть может, если Совет будет против, то его неугомонная дочь смирится? Во всяком случае, он сделает все, что зависит от него, как неосмотрительно пообещал.
   -- Как вы уже знаете, моя дочь обладает незаурядным аналитическим складом ума, -- со значением продолжил правитель, когда пауза несколько затянулась.
   Со всех сторон послышался согласный шорох. А зачем говорить, если можно просто кивнуть?
   -- Она самостоятельно сделала выводы о том, что лесная магия нам подвластна именно в лесу. В том, что мы полновластные хозяева леса, в этом, конечно, нет никаких сомнений. Но! Гариэль задала мне вопрос: а как быть, если мы окажемся за пределами нашего прибежища? Будет ли действовать наша магия и там?
   -- Мы и так отлично знаем ответ на этот вопрос, -- криво усмехнулся один из членов Совета, предводитель "зеленой стражи" Вонроэль. -- Велико ли открытие твоей дочери, правитель?
   -- Именно! -- кивнул Антариэль. -- Но Гариэль пошла дальше. Она хорошо знает, что все же магия там возможна.
   -- Людская магия да камлания орков, -- презрительно бросил еще один из присутствующих, высокий эльф с огненно-рыжими волосами, Шаэль. Он был блюстителем традиций в Светлом лесу.
   -- Но она действует, в то время как наши возможности блокированы!
   -- Пусть она там, за пределами нашего леса, действует сколько угодно, -- отозвался Шаэль. -- Все равно в лес с ней им лучше не входить.
   -- В лес -- да, -- согласился Антариэль. -- Но бывают случаи, когда мы волею судеб оказываемся за пределами благословенных деревьев. До сих пор "зеленая стража" нас выручала. Но нам не встречались еще на пути сильные маги, настроенные против нас. Все когда-нибудь бывает в первый раз. И я не исключаю такой угрозы. Мне кажется, что мы должны учитывать такой случай и предпринимать меры, если он произойдет.
   -- Должны ли мы понимать это так, что твоя дочь эти меры предложила? -- проговорил старейшина Совета Форинтиэль.
   -- Именно так и следует меня понимать, -- вежливо поклонился в его сторону правитель.
   Форинтиэль пребывал среди них уже более пяти тысяч лет. Его слово всегда было очень весомым при всех решениях Совета.
   -- И каковы эти решения? -- продолжил Форинтиэль.
   -- Очень просты. Послать кого-нибудь из наших учиться в Школу, к людям.
   -- Ты же знаешь, чем заканчивалось такое учение, -- сердито заговорил рыжеволосый блюститель традиций. -- Укажи хоть одного из тех, кто оттуда вернулся!
   -- Вся разница в том, что их на официальном уровне не посылали, -- тонко улыбнулся правитель. -- Мне кажется, что если мы пошлем официально одного из наших юношей или девушек, то возможен и иной путь дальнейшего развития.
   -- И кого же ты хочешь послать? -- спросил еще один из Совета, Дромаэль, надзиратель за деревьями. -- Ведь претендент должен, кроме всего прочего, обладать несомненным даром к людской магии. У тебя есть такие на примете, Антариэль?
   -- Имеются, -- коротко ответил предводитель и с беспокойством посмотрел на задумавшегося в своем кресле Форинтиэля.
   Всем было известно, что этого эльфа время от времени посещают видения из неведомых просторов эфира. Как правило, они были весьма несвязны и расплывчаты, но случались и очень ценные и четкие указания для дальнейших действий.
   -- Если я не ошибаюсь, то и твоя дочь входит в число тех, кто способен на такое? -- наконец прервал размышления Форинтиэль.
   -- Да, -- коротко ответил Антариэль.
   Эльфы не лгут! Эльфы просто не договаривают.
   -- Так вот почему та, кого я видел в своих видениях, так похожа на твою дочь, -- задумчиво проговорил Форинтиэль. -- Значит, именно ей и надобно отправиться к людям.
   -- Но это дочь правителя! -- заволновались остальные члены Совета. -- Как такое возможно? Лучше пусть найдут иного претендента!
   -- Тихо! -- не повышая голоса, сказал предводитель.
   Но столько силы было в этом тихом приказе, что все мгновенно притихли и в ожидании смотрели на Антариэля и Форинтиэля. Именно им предстояло принять решение, которое потом Совет должен был одобрить.
   -- Почему именно она? -- осведомился Антариэль замирающим от дурных предчувствий голосом.
   -- Ибо только она способна пройти сей путь, -- безжизненным голосом произнес старейшина.
   Он, казалось, совсем выпал из реальности. Глаза были полуприкрытые, лицо не выражало ни единой эмоции. И только губы шевелились, озвучивая слова, которые молотом падали в абсолютной тишине зала Совета.
   -- Ей предстоит подружиться с ночным кошмаром, который непонятным образом встал на путь Света, -- продолжал тем временем Форинтиэль. -- И ей дано будет увидеть того, кого мы давно уже считали ушедшим в небытие. Именно она, единственная из нашего народа, будет способна проложить тропу понимания и вновь связать нас дружескими узами с теми, кого давно уже нет...
   Форинтиэль замолчал и окончательно выпал из реальности.
   -- Мда, -- прочистил горло Шаэль. -- По-моему, двойных толкований больше быть не может.
   -- Меня беспокоят эти слова о ночном кошмаре, -- пробормотал правитель. -- Что это за кошмар такой?
   -- Да мало ли этих кошмаров, -- пожал плечами Вонроэль. -- Мои ребята любого утихомирят. Тем более что этот встал на какой-то путь Света. Ты мне лучше скажи, кого она узреть должна? Кто это давно в небытие ушел? И зачем нам с ним снова дружбу заводить?
   -- Да разве нам дано понять Форинтиэля? -- хмыкнул Шаэль. -- Вечно он так выражается, что начинаешь понимать только тогда, когда его предсказание уже сбылось. Видно, что он собирается вскоре нас покинуть. И то, пять тысяч лет -- не шутка.
   -- Он нужен нам, -- строго отозвался Антариэль.
   -- Потому он тут и сидит, -- кивнул Шаэль. -- Но мне не нравиться, что нам предложена только одна кандидатура, и это дочь правителя.
   -- Будем надеяться на лучшее, -- вздохнул Антариэль.
   -- И каким образом мы это реализуем? -- вопросительно поднял бровь Дромаэль.
   -- Этот вопрос я еще обдумываю, -- коротко бросил Хранящий Свет. -- Есть у меня на примете один маг, из человеков.
   -- Уж не о том ли парнишке -- как там его?.. Гории, идет речь? -- поднял голову верховный маг Светлого леса Мармиэль.
   -- Именно о нем я и думал, -- кивнул Антариэль.
   -- Способный парнишка, -- задумчиво вспомнил Мармиэль. -- Если не ошибаюсь, его нам порекомендовали драконы?
   -- Было такое дело, -- вынужден был признать правитель.
   -- Ну, что же. Долг платежом красен, -- хмыкнул Мармиэль. -- Тем более что Дар его был, вне всякого сомнения, очень высок.
   -- Прости правитель, я, кажется, задремал, -- виновато посмотрел на Антариэля очнувшийся Форинтиэль.
   -- Ничего себе, задремал! -- пробурчал Антариэль. -- После каждой твоей дремоты не знаешь, что и думать. Кто в прошлый раз сказал, что имел видение, как орды многочисленных врагов вторгаются в наш лес? Мы готовились, до изнеможения тренировали наших бойцов, мобилизовали птичье и звериное ополчение, и что? Это оказались гусеницы! Ну, ладно! Птичье ополчение пригодилось, а с остальными как? Пришлось объяснять, что это была учебная тревога.
   -- А что на этот раз? -- сконфуженно спросил Форинтиэль.
   -- Да ничего особенного! Всего лишь дочь мою к людям на обучение отправляем.
   Правитель досадливо махнул рукой и вышел из зала Совета.
  
   Вызов в Светлый лес для Гория ад Хаснеба, директора Школы Боевой Магии, Чародейства и Целительства, был несколько неожидан. Давненько он уже там не бывал. Но раз уж зовут, то приглашение нельзя проигнорировать. Тем более что он в свое время там проходил обучение лесной магии, способности к которой неожиданно у него выявили. Такое случалось редко. Крайне редко. Светлый лес пошел навстречу просьбе его величества, и лучшие маги эльфов взялись обучать молодого тогда еще мага Гория. Впрочем, на самом деле просьба исходила от народа драконов, о чем хорошо были осведомлены эльфы. Но отношения между двумя народами к тому времени были уже несколько натянуты. Поэтому такая просьба устраивала всех.
   В тонкости и хитросплетения отношений эльфов и драконов тан Горий не вникал. Если даже эльфы не могут понять этих существ, то зачем ему сушить мозги? Главное, он был в очень дружеских отношениях с драконами, а потом и с эльфами. И Гория это устраивало.
   Надо сказать, что эльфийские маги отнеслись к своему делу добросовестно и обучали Гория очень качественно. Потом лесная магия помогала ему по жизни не раз и не два. Можно даже сказать, что она ему эту жизнь спасала.
   Не мешкая, директор школы собрался и направился к залу телепортов. Именно из него можно было переправиться в любую точку Магира, не затрачивая на массу собственной энергии. Все телепорты были привязаны к источнику силы и настраивались силами персонала, прошедшего обучение в Школе. Горий с удовлетворением вспомнил, что он принял в создании такого зала непосредственное участие.
  
   Обычно эльфы не покидают своего леса. Если они хотят кого-то увидеть, то они приглашают этого кого-то к себе. Кажется, Горий догадывался, почему. Каждый, кто сюда прибывал, встречался с соответствующим эскортом. Таким образом эльфы показывали свою значимость, силу и кто в лесу хозяин.
   Любой призадумается, увидев тяжело шагающих древней, быстрых и клыкастых волков, угрюмых медведей и многое-многое другое, чем так богаты эльфийские просторы. Но это касается тех, кто нечасто бывал в этом лесу. Горий же знал лес изнутри, он провел здесь немало времени, и поэтому нынешняя встреча его с эльфами была значительно проще.
   Завидев выходящего из портала Гория, командир эльфийского патруля просто дал соответствующий сигнал.
   -- Наконец-то! -- поднялся из-за маленького походного столика высокий эльф. -- Я уж думал, что ты, тан Горий, утратил свою пунктуальность.
   -- Просто вызов был настолько неожиданным для меня, уважаемый Мармиэль, что потребовалось некоторое время для осмысления, -- с улыбкой начал оправдываться Горий. -- Да и должность у меня такая, что отдыхать не приходится.
   -- А ты заматерел, -- одобрительно осмотрел бывшего ученика Мармиэль. -- Помнится, ты был тонким и звонким. Тебя даже путали с другими эльфами. А сейчас вон грузноват стал. Бороду и усы отпустил. Это что, для солидности?
   -- Годы, Мармиэль, -- вздохнул Горий. -- Годы берут свое.
   -- Годы? -- удивленно поднял брови эльф. -- Маг вне уровней говорит о годах? Ты чему тут обучался? Забыл материал? Так мы можем напомнить. И не посмотрим, что ты директор какой-то там Школы. Мальчишка! Тебе ли о годах говорить?!
   -- Ладно-ладно! -- примирительно поднял ладонь Горий, успокаивая расходившегося эльфа. -- Осознал, каюсь, исправлюсь!
   Эльф и человек не спеша двинулись по лесной тропинке.
   -- Какова причина вызова? -- поинтересовался Горий, с удовольствием вдыхая живительный лесной воздух.
   -- Личная, -- коротко ответил Мармиэль. -- Извини, но я не уполномочен посвящать тебя в нее. Все, что необходимо, ты узнаешь от самого правителя. Хотя, не скрою, дело щепетильное.
   -- Да что такое случилось, что потребовалось мое присутствие? -- не на шутку встревожился Горий. -- Неужели кто-то из моих учеников имел глупость с вами поссориться?
   -- Да нет! Что ты! -- даже взмахнул руками Мармиэль. -- Мы и сами можем в таких случаях решить проблему одним движением пальцев.
   -- Напевая одну из своих формул и направляя поток лесной энергии на несчастного, а? -- хитро улыбнулся Горий.
   -- Если это будет один из твоих воспитанников, то не так трагично, -- хмыкнул Мармиэль. -- У тебя ведь тоже слух неплохой, да и голосом тебя Творец не обидел. А формулы необходимые ты и сам знаешь.
   -- Да уж! -- улыбнулся Горий. -- И как я умудрился не сломать язык, изучая их? Сам до сих пор понять не могу.
  
   Антариэль встретил его по-простому, без всех тех церемоний, до которых эльфы так охочи.
   Одетый в простой зеленоватый камзол, правитель восседал в плетеном кресле на увитой диким плющом веранде. Перед ним стоял низкий столик, на котором возвышался кувшин с высоким горлом и широкая ваза с фруктами. Рядом стояло еще одно пустующее кресло.
   -- Я вижу тебя, Горий! -- улыбнулся Антариэль.
   -- Я вижу тебя, Хранящий Свет, -- поклонился в ответ директор.
   -- Присаживайся! Давненько мы не встречались, а?
   -- Ну, не моя в том вина, правитель, -- пожал плечами Горий, принимая приглашение и устраиваясь в кресле. -- Именно вы как-то известили меня, что я нежелателен в лесу.
   -- Да, та история с Моунрэлем, -- вздохнул Антариэль. -- Мы несколько болезненно приняли тот факт. Как он там?
   -- С чего вы им заинтересовалась? -- поднял брови Горий. -- Вроде бы он официально изгнан из леса.
   -- Скажем так: мы пересмотрели это дело, -- хмыкнул Антариэль. -- А ты все так же ершист, защитник драконов.
   -- Вот уж кому моя защита не была нужна, -- отозвался Горий.
   -- А что же они тебя покинули? С собой не взяли?
   -- Значит, была на то причина.
   Антариэль внимательно посмотрел на человека. Потом, как будто отвечая собственным мыслям, кивнул.
   -- Причина, как водится, в яйце?
   Горий смело взглянул на предводителя.
   -- Быть может. Истинных целей этого народа не знает никто.
   -- И что же? Какова судьба этого артефакта? -- с интересом спросил Антариэль.
   -- Забавно! -- хмыкнул уже Горий. -- Я сообщу Хризмону, что он оказывается -- артефакт.
   -- Что? -- подобрался эльф. -- Ты хочешь сказать, что из этого яйца...
   -- Ну, не в шкатулке же мне его было держать, -- пожал плечами Горий. -- В положенный срок я оказался с младенцем на руках. Поначалу было трудно, особенно, когда он пытался прожечь во мне дырку. Потом утряслось. Воспитание, обучение, через все это мне пришлось пройти. Но зато сейчас я могу гордиться этим парнем.
   -- Надо же, а я и не знал, -- задумался Антариэль. -- Получается, что один дракон на Магире таки есть. В чем цель этого?
   -- Я уже сказал, что истинных целей этого народа никто не может осознать, -- напомнил Горий.
   -- Ты ведь не все мне рассказываешь? -- остро взглянул на директора Антариэль.
   -- А должен? -- мило улыбнулся ему человек.
   Ответом на этот вопрос послужил долгий изучающий взгляд.
   -- Да, ты изменился, -- наконец вздохнул Антариэль.
   -- Ты пригласил меня для того, чтобы сообщить мне об этом? -- огрызнулся Горий. -- Есть определенные правила этики. Их я и придерживаюсь. Думаешь, драконов не интересовали некоторые детали вашей жизни? Но они поняли, когда я отказался с ними обсуждать их.
   -- Верю, -- коротко ответил правитель. -- Но ты прав. Мы действительно пригласили тебя не по этому поводу. Я еще жду ответа на вопрос о нашем парне, учившемся в твоей Школе.
   -- Да все нормально с ним, -- отмахнулся Горий. -- Хоть и уровень не очень высок, все же успешно закончил Школу. Сейчас в СПМН....
   -- В чем? -- удивленно воззрился на Гория Антариэль.
   -- В службе патрулирования, -- пояснил Горий. -- Есть у нас под боком такая реальность. Уж очень там пристрастно относятся к тем, кто имеет Дар. Как следствие, мы таких изымаем еще в раннем младенчестве. Но реальность без магии -- это очень заманчиво для тех, кто магию имеет, из наших. Так вот, чтобы искушение было не очень сильным, и существует такая служба.
   -- А-а, да, -- согласно кивнул Антариэль. -- Помнится, мы тоже заглядывали туда как-то. Даже базу имели. Люди так и называли наш лес -- эльфийским. Но без магии у них нет никаких шансов подняться.
   -- Хорошо, что они не знали об этом, -- хмыкнул в ответ человек. -- Представь себе, поднялись. Хотя и до сих пор считают, что магии на свете не существует. Мы не стараемся их в этом переубедить.
   -- То есть ты можешь сказать, что эльф освоил человеческую магию? -- вернулся к теме Антариэль.
   -- Не сразу и нелегко, но справился.
   -- Угу, -- правитель задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику кресла. -- А если мы попросим обучить еще одного из нашего народа? На этот раз официально.
   -- Человеческой магии? -- весело вскинул вверх одну бровь Горий. -- Что же это такое случилось у вас?
   -- Лучше вспомни, -- сухо отозвался правитель, -- та магия, которой ты выучился у нас, действует?
   -- До сих пор не подводила, -- пожал плечами Горий.
   -- Везде?
   -- Ах, вот ты о чем? -- осенило человека. -- Да, там, где до леса далеко, с этой магией проблемы. Я и сам это замечал. Но вы-то из леса практически не выходите.
   -- Иногда приходится выходить. И в этот момент мы становимся уязвимы.
   Антариэль не стал вдаваться в подробности. Он и так сказал больше, чем намеревался. Впрочем, Горию и не надо было узнавать больше. Пригубив свой бокал, он прищурился и задал каверзный вопрос:
   -- Не боишься?
   -- Чего?
   -- Да того, что вашего постигнет та же участь, что и Моунрэля?
   -- Объясни! -- нахмурился предводитель.
   -- Да особо объяснять нечего, -- пожал плечами Горий. -- Там, у нас, жизнь иная, чем здесь. И, как ни странно, она может понравиться тому, кто в нее окунется. Именно это произошло с Моунрэлем. Вначале он очень страдал и переживал из-за того, что не может вернуться в лес. Сейчас он об этом и слышать не желает. Тебе этого объяснения достаточно?
   -- Я приму это к сведению, -- сухо отозвался Антариэль. -- Есть небольшая разница. Моунрэль был изгнан, а наш кандидат -- направлен. И он достаточно ответственен.
   -- Ну-ну! -- усмехнулся Горий. -- Я предупредил. И кто же этот твой ответственный кандидат?
   Антариэль слабо хлопнул в ладоши. Впрочем, и этот хлопок был услышан. Портьера раздвинулась, и в зал вплыла молодая девушка-эльфийка. Она грациозно подошла к собеседникам и поклонилась обоим.
   -- Девушка? -- удивленно взглянул на нее Горий.
   -- Гариэль, -- мягко улыбнулась она директору.
   -- Неожиданное решение, -- прокомментировал Горий, всматриваясь в нее.
   -- Мы не делаем особых различий между полами, -- отозвался Антариэль, озабоченно наблюдая за действом.
   Горию не понадобилось много времени, чтобы определиться. Да! Сильный Дар. Первый уровень, как минимум. При той продолжительности жизни, которая свойственна эльфам, лет через двести вполне может выйти и на "вне уровней". Безусловно, достаточно перспективная девушка.
   -- Годится, -- улыбнулся Горий предводителю. -- Берусь сделать ее сильным магом.
   -- Это еще не все, -- почему-то недовольно заметил Антариэль. -- Можешь идти, Гариэль.
   Девушка кивнула и покинула веранду.
   Горий терпеливо ждал, незаметно наблюдая за выражением лица собеседника. Впрочем, особо наблюдать было нечего, эльфы на удивление хорошо могут владеть своими эмоциями. Антариэль уже принял бесстрастный вид.
   -- Что еще?
   -- Ты отвечаешь за нее перед эльфами, Горий, -- теперь предводитель смотрел на него в упор. -- Постарайся проникнуться этой новостью.
   -- Я не совсем понимаю, что ты имеешь в виду? -- нахмурился тот. -- Школа и так несет ответственность за всех, кто оказывается в ее стенах. А раз я директор, то ясно же, что основная ответственность на мне.
   -- Тут ответственность особая, -- тихо сказал Антариэль. -- Она моя дочь.
   Горий замер, потом осторожно скосил глаза на предводителя.
   -- Что-то я не расслышал. Ты только что сказал...
   -- Она моя дочь, -- так же тихо, выделяя каждое слово, повторил Антариэль.
   Горий ошеломленно повертел головой.
   -- Я столько лет прожил среди вас. Казалось бы, должен был уже привыкнуть к вашим фокусам. Так нет же! Что, другого никого не нашлось?
   -- Так надо!
   -- И что мне теперь с этим делать? -- отдуваясь, спросил Горий, промакивая внезапно вспотевший лоб выуженным из кармана платком.
   -- Обеспечить, -- пожал плечами правитель.
   -- Но я не могу ее обучать отдельно от всех! -- воскликнул Горий. -- Никто из моих преподавателей не согласится выделять на ее обучение отдельное время.
   -- Меня это не касается, -- хмыкнул Антариэль. -- Это твои проблемы.
   -- Нет, я так не могу согласиться!
   -- Жаль, что я вынужден вспоминать это, но ничего не поделаешь, -- вздохнул Антариэль. -- Помнится мне, что один молодой человек проходил у нас обучение лесной магии. И наши маги, занимавшиеся его обучением, не говорили, что у них нет на это времени или что они не могут этого делать. Они добросовестно создали из этого молодого человека мастера. Тебе не кажется, что ты остался в некотором долгу перед нами, Горий? А ведь долги принято отдавать, не правда ли?
   Директор Школы подавленно кивнул, показывая, что услышал и воспринял слова.
   -- Я не знаю, как ты это сделаешь. Да и не желаю узнавать! Но ты это сделаешь! -- безжалостно добил Гория Антариэль.
   -- Я подумаю над этим вопросом, -- вздохнул Горий.
   -- Подумай, подумай! -- благожелательно согласился Антариэль.
  
   Тан Горий покосился на стоящую рядом эльфийку. Гариэль безмятежно и с любопытством смотрела по сторонам. Они только что покинули зал телепортов, и девушке открылась картина комплекса зданий Школы. Посмотреть было на что! Ведь ей предстоит провести какое-то время в этом месте.
   Казалось, что здания отвоевали место у леса. Впрочем, это было обычно для людских поселений. Именно отвоевывать приходилось. О том, что можно было просто попросить и получить, почему-то в голову никому не приходило.
   -- Быть может, поселить тебя в поселке преподавательского состава? -- вслух размышлял Горий. -- Пожалуй, это самое безопасное место во всей Школе. И обычно несколько сильных магов всегда есть рядом.
   -- Ну что вы, тан Горий, -- перевела на него взгляд Гариэль. -- Не надо делать для меня никаких послаблений. Я желаю... нет, я настаиваю, чтобы обучение проводилось на общих для всех основаниях.
   -- Ну, за что мне такое наказание? -- пожаловался небу Горий. -- И по каким же направлениям ты желаешь проходить обучение?
   -- Я лейтенант "зеленой стражи", -- вскинула головку Гариэль. -- Именно приемы магического нападения и защиты от него меня интересуют. Ну, и еще целительство. Это в случае, если не смогли защитить.
   -- Угу! -- кивнул Горий. -- Боевая магия и целительство. Нет, чтобы только целительство! В этом случае, у меня было бы с кем тебя поселить. Очень достойная особа. А так....
   -- Что, нет мест? -- удивленно приподняла бровь Гариэль.
   -- Почему -- нет? -- вздохнул Горий. -- Есть. Но только там совсем не то, что тебе подходит.
   -- И что же там такое? -- с интересом посмотрела на него эльфийка.
   -- Там... -- Горий замялся.
   -- Ну-ну? -- поторопила его Гариэль.
   -- Там вампирша уже поселилась, -- вынужденно признался директор Школы. -- Мне кажется, что это не лучшее соседство для тебя.
   -- Вампирша? -- очаровательно наморщила лоб Гариэль. -- Разве вампирам свойственна магия? Хотя я читала, что что-то там такое они могут. Она темная?
   -- В том-то и дело, что нет! -- воскликнул Горий. -- Она, пожалуй, единственная и неповторимая в своем роде. Слыханное дело ли? Вампирша, идущая по пути Света! Очень любопытный экземпляр!
   -- Если она светлая, то я, пожалуй, не прочь с ней поселиться, -- решила Гариэль. -- Я очень коммуникабельная и общительная. И еще мне интересен будет этот опыт.
   -- Но, Гариэль! -- запротестовал тан Горий. -- А если вы не уживетесь? Она, между прочим, высшая вампирша, прошедшая школу "ночных охотников". Ты уж извини, но при всем моем уважении к "зеленой страже" это даже не смешно. Мне очень бы не хотелось терять кого-нибудь из вас. Ведь и за нее я отвечаю перед ее прадедом.
   -- А мы очень постараемся, -- очаровательно улыбнулась Горию Гариэль. -- Вы меня заинтересовали и заинтриговали этой девушкой.
   -- Быть может, все-таки посмотрим другой домик?
   -- Нет! Только тот! Ведите меня тан Горий! -- потребовала эльфийка.
   Горий еще раз, с сомнением посмотрев на Гариэль, тяжело вздохнул и направился в сторону леса, примыкающего к зданиям Школы.
   -- О начале учебного дня у нас извещает первый колокол, -- просвещал он Гариэль на ходу. -- Ко второму колоколу вы должны уже быть в учебных аудиториях. -- Вон то здание на краю комплекса -- столовая для студиозов. Можешь не беспокоиться. Ты у нас не первая из народа эльфов, и домовые прекрасно знают, чем тебя потчевать. Соответствующее распоряжение я им отдам. Конечно, всех разносолов, к которым ты привыкла, они обеспечить не в силах.
   -- Ничего! -- отозвалась Гариэль. -- Для меня главное, чтобы был "лесной напиток". А его я и сама умею отлично готовить. А заклинание призыва обеспечит меня всем необходимым для этого.
   -- Так, быть может, и питание ты смогла бы обеспечить себе? -- ворчливо поинтересовался Горий.
   -- Это означает, что кто-то должен его приготовить у нас в лесу, -- пояснила девушка. -- Это только заклинание призыва. Кулинарной магией я не владею.
   -- Это мы наверстаем, -- отмахнулся тан Горий. -- Вон видишь дуб? Чуть в стороне от него и есть этот домик.
   -- Почему в стороне, а не под дубом, как вон тот? -- Гариэль пытливо рассматривала зеленый дом, вольготно расположившийся под сенью мощного дерева.
   -- Зеленые предназначены для парней, желтые -- для девушек. Кафедра предсказаний и ясновидения сделала прогноз на этот учебный год. Столько-то для парней и столько-то для прекрасных дам. ...Вон, тот дом! Разве он не хорош? А сирень? Правда, она цветет только весной. Но в этот момент она необычайно хороша.
   -- Она будет цвести тогда, когда мне это будет необходимо, -- Гариэль, остановившись, пытливо осматривала свой будущее жилище, -- Нет-нет, тан Горий! Не стоит туда идти. Что-то там есть тревожное.
   Над директором мигом взметнулся защитный экран, который надежным пологом укрыл и эльфийку.
   -- Что именно тебя тревожит? -- поинтересовался он. -- Вроде бы все спокойно, темной магии не ощущаю, да и твоей будущей соседки нет дома.
   -- Я увидела кое-что, -- Гариэль осторожно стала подходить к крыльцу. -- Вон, видите?
   Горий, сбросив защитное построение, с интересом рассматривал установленный у крыльца кусок ствола дерева. Ничего, вроде бы, особенного. Но косой крест, оставленный несомненно когтями, красноречиво предупреждал о том, что тут замешаны интересы вампиров.
   -- А дверь не заперта, -- Гариэль тихонько толкнула пальчиками входную дверь.
   Та послушно отворилась, являя взору спартанскую обстановку помещения.
   -- Я все же вынужден еще раз предложить тебе другое помещение, -- вздохнул тан Горий. -- Тут порядок, конечно, идеальный! Но я как-то не так себе представлял быт девушек.
   -- О! Это нетрудно будет исправить, -- улыбнулась Гариэль. -- Благодарю вас, тан Горий! Мне нравится этот дом. Пожалуй, именно в нем я пока и устроюсь.
   -- Но знак! -- простонал Горий. -- Он же ясно говорит о том, что в дом заходить нельзя. Насколько я знаю этот народ, они сначала отрывают голову и только потом начинают выяснять, за что и тому ли ее оторвали.
   -- Ничего! Вы сказали, что эта девушка еще не слишком хорошо владеет магией?
   -- Она ею вообще пока не владеет, -- буркнул Горий. -- Но в свои шестнадцать лет она уже стала профессиональной убийцей. Уж кого-кого, а ее прадеда я очень хорошо знаю. И если он говорит, что она вся в него, то это значит, что она добросовестно освоила искусство убивать.
   -- А я магией владею очень неплохо, смею вас заверить, -- усмехнулась Гариэль. -- Лесной магией. Так ведь и лес вокруг. Пусть он и не так силен, как дома, но я его хорошо ощущаю. И сила его со мной.
   -- Но магию надо еще успеть применить, -- напомнил Горий. -- А вампиры выделяют на это слишком мало времени. Можно сказать, что совсем не выделяют. Как с этим?
   -- А для этого существуют заклинания раннего оповещения, -- проказливо улыбнулась Гариэль. -- Сейчас все цветы вокруг нас служат мне часовыми. Если у этой девушки нет крыльев, то я буду знать о ее приближении заранее.
   -- Вот и настало время для небольшого обучения! -- довольно потер руки тан Горий. -- Да будет тебе известно, что вампиру совсем необязательно подбираться к жертве, сминая по пути все цветы в округе. Твое счастье, что эта девушка еще не вышла на пик своей формы. Через пару тысячелетий она и крылья будет иметь (при желании), и облаком тумана обратиться сможет. Напоминаю: она -- высшая вампирша! И совсем не обязательно, что она приблизиться к дому по земле. Ее хорошо обучали, если преподавателем был некий Саррест. А в том, что обучал именно он, я как-то не сомневаюсь.
   -- Тогда я, пожалуй, установлю "сферу контроля", -- задумчиво предложила Гариэль.
   -- Вот это уже лучше! -- одобрительно заметил Горий. -- Я так полагаю, что "светлый круг" ты не сможешь одолеть?
   -- У меня пока не хватает на него сил, -- виновато призналась Гариэль.
   -- Для того ты и здесь, -- покровительственно заявил тан Горий. -- Тут ты сможешь научиться накапливать силы и отдавать их залпом для заклинаний более высокого уровня.
   -- И потом, -- добавила Гариэль, -- "светлый круг" предполагает уничтожить гостя. А, как я поняла, это не входит в ваши планы.
   -- Увлекся! -- весело шлепнул себя ладонью по лбу Горий. -- Это бывает. Но страховочку я на всякий случай тут оставлю. Успеха тебе!
  
   Гариэль проводила взглядом удаляющегося директора и снова повернулась к комнате. Ей в глаза бросились два коротких изогнутых клинка, подвешенных крест на крест над одной из кроватей. За исключением их, ничто не показывало, что тут кто-то уже поселился.
   -- Мда, -- пробормотала она. -- Ничего лишнего? Ну, я так не согласна! Есть вещи, которые современной девушке просто необходимы.
   Эльфийка легкими движениями рук окрасила стены нового жилища в мягкие зеленоватые тона, кое-где выступили, как грибы-трутовики, горшочки, из которых свисали вниз длинные плети растений, увешанных гроздьями ярких цветов.
   -- О, да! Чуть не забыла, -- вспомнила Гариэль, делая торопливые пасы руками. -- Вот без этого -- никак!
   Около окна материализовался ее туалетный столик, из-под которого клубком выкатился ошалелый барсук.
   -- Ой! А ты что тут делаешь? -- озадаченно спросила Гариэль. -- А ну, марш на улицу! Да, и от дома никуда далеко не отходи! Я тебя завтра домой отправлю.
   Выпроводив барсука, Гариэль с удовольствием осмотрела преобразованное помещение.
   -- Вот это другое дело! Осталось только согласовать это преобразование с хозяйкой. Ну, ничего! У меня найдется несколько неопровержимых доводов. И первым из них будет "лесной напиток", приготовленный мною собственноручно!
  
   Время шло, уже стемнело, а соседки все не было и не было. Уж не случилось ли с ней чего-нибудь, забеспокоилась Гариэль. Быть может, пойти к тану Горию и поднять тревогу? Все-таки шестнадцать лет девушке. Пусть она и вампир, но это-то как раз и может сослужить ей дурную службу. А оружие она оставила дома. Люди боятся представителей этого народа, и недаром. Но в ситуации, когда их много, а вампирша одна, всякое может взбрести в голову.
   Когда Гариэль уже совсем было собралась бежать к директору, она уловила сигналы от своих часовых. Кто-то приближался к домику. Опять-таки, судя по сигналам, этот кто-то остановился недалеко от входа. Гариэль поправила халатик, затянутый на талии пояском, поставила на стол еще один прибор и решительно вышла на крыльцо.
   Как раз напротив входа стояла девушка. С виду самая обыкновенная водопад темных волос до плеч, темно-карие глаза, красиво очерченные губки. Фигурка изящная и ладная. Вот только некоторая излишняя бледность лица бросалась в глаза.
   То, что уже стемнело, не мешало Гариэль хорошо разглядеть свою будущую соседку. Эльфам темнота не помеха. Разве что с цветовой гаммой несколько хуже. А так -- во всех подробностях!
   -- "Лесной напиток" готов! -- обратилась она к девушке.
   Легкое удивление отобразилось на лице той. Но замешательство длилось недолго.
   -- А тебя не смущает то, что я всем напиткам могу предпочитать кровь? -- вкрадчиво спросила вампирша, делая скользящий шаг к Гариэль.
   -- Которую ты отродясь не пила? -- подхватила эльфийка.
   -- Как ты узнала? -- удивленно подняла брови девушка.
   -- Мы такое можем. Тан Горий в первую очередь сообщил мне о твоем соседстве. Он-то, простая душа, хотел поселить меня отдельно от всех, в поселке преподавательского состава. А я отказалась. Вот он и думал меня этим испугать, -- весело поведала Гариэль.
   -- Не испугалась? -- хмыкнула вампирша, показывая в улыбке пару белоснежных верхних клыков.
   -- Нет! -- рассмеялась Гариэль, не обращая внимания на эту демонстрацию. -- Давай знакомиться! Раз уж нам предстоит несколько лет прожить вместе. Я -- Гариэль, Гариэль Отолариэ из Светлого леса.
   -- Так ты эльфийка? -- ахнула вампирша.
   -- Да. И что тут такого? -- поинтересовалась Гариэль.
   -- Ничего себе компашка подбирается, -- присвистнула девушка. -- Меня зовут Аррантарра дер Тордерресс Хамра Коэрресс. Я высшая вампирша из клана Виа Дента. Но можешь звать меня просто Аранта, или Арра.
   -- Я буду звать тебя Ари, -- улыбнулась Гариэль.
   -- А я тебя Эль, -- отозвалась Аранта. -- Знаешь? А мне, пожалуй, нравится, что ты стала моей соседкой. Если ты не храпишь по ночам, то уживемся.
   -- Вот странно! -- снова рассмеялась Гариэль. -- Именно такой вопрос я хотела задать и тебе. Ну, пошли в дом! "Лесной напиток" лучше пить горячим, пока он не утратил свой аромат и полезные свойства.
  
   -- Я начинаю находить, что этот тан Горий не так уж и неправ, предложив тебе поселиться отдельно, -- пробурчала новая знакомая, критически обозревая преображенное жилище. -- Терпеть не могу всякие излишества! Зачем ты это развесила по стенам? Всякие там цветочки-лютики должны быть у дома, но никак не в нем!
   -- Не сердись! -- предложила Гариэль, раскусив уже характер своей соседки. -- Они несут сугубо практическую нагрузку.
   -- И какую? -- сурово рассматривая цветы, поинтересовалась Аранта.
   -- Во-первых, способствуют крепкому здоровому отдыху... И не спеши! Я еще не сказала, что во-вторых, -- заметила Гариэль нетерпеливое движение со стороны Аранты.
   Та кинула, показывая готовность слушать.
   -- Во-вторых, эти с виду безобидные растения необычайно крепки. И они способны практически мгновенно связать по рукам и ногам любого, кто решится войти к нам с целью нарушить наш сон.
   -- Или предать ему статус вечного, -- добавила Аранта. -- Не очень-то я доверяю им. Если это будет профи, то шансов связать его будет немного.
   -- Это лесная магия, -- со значением произнесла Гариэль. -- Ты уж мне поверь, я знаю, о чем говорю.
   -- Ну-ну, -- скептически хмыкнула Аранта. -- Хорошо, что у тебя хватило ума не трогать мои клинки.
   Вампирша подошла к кровати и аккуратно поправила висящее над ней оружие.
   -- Я знаю, что такое личное оружие, -- заметила Гариэль, разливая напиток по чашечкам. -- И знаю, что трогать его без разрешения хозяина -- равносильно оскорблению.
   -- Вот! -- Аранта слитным движением извлекла клинки из ножен и проделала несколько молниеносных приемов и связок, показывая свое мастерство во владении ими.
   -- Красиво! -- оценила Гариэль. -- А вы в клинки чары вплетаете? И какие, если не секрет?
   -- Зачем вплетать в честную сталь чары? -- удивленно спросила Аранта, повесив мечи на место и присоединяясь к Гариэль за столом.
   -- О! Чары -- это очень полезная деталь, -- пояснила эльфийка. -- В сочетании с магическими узорами они делают оружие более эффектным.
   -- А умение владеть оружием делает его гораздо более эффективным, -- отрезала Аранта, с удовольствием прижмурившись после первого глотка напитка.
   -- Ты рассуждаешь, как эти коротышки гномы, -- усмехнулась Гариэль.
   -- Что делать? -- ответила улыбкой Аранта. -- Хоть в чем-то они правы.
   -- Но против магии такое оружие бесполезно.
   -- Это если не метнуть в мага что-нибудь такое этакое, смертоносное, -- заметила Аранта.
   -- Если стоит магическая защита, то метательное оружие не страшно магу. А вот наши стрелы -- это другое дело. Они, являясь сами по себе магическим творением, несут в себе светлую магию и пробивают любую защиту.
   -- Так уж и любую? -- усомнилась Аранта.
   -- Ну, есть кое-что, -- вынужденно признала Гариэль. -- Но нам с такими деятелями лучше не встречаться.
   Завязалась очень интересная беседа, в которой обе соседки проявили себя знатоками и мастерами.
   -- ...Что мы все об оружии да об оружии? -- через некоторое время прервала интересную беседу Гариэль. -- Давай поговорим о мальчишках...
  
   Едва раздались первые пробные птичьи трели и небо посерело, Гариэль была уже на ногах. Эльфам не нужен долгий сон, и девушка не была исключением.
   Ее новая подруга еще спала. Гариэль добросовестно проделала необходимые утренние процедуры. Она осмотрела растущие вокруг их дома деревья и кустарники, вызвала пару дятлов, обнаружив вредителей на одной из сосен. Еще раз наказав барсуку, который устроился под их крыльцом, никуда не отлучаться, направилась к комплексу зданий. Надо было узнать, что к чему, да и позавтракать не мешало.
   Вернувшись в домик, Гариэль с удивлением посмотрела на Аранту. Ну как можно так долго спать? И как прикажите ее будить? Видимо, Ари еще не знает, что занятия обычно проходят по утрам, что как-то не сочетается с этим сном.
   Гариэль пожала плечиками и вышла из дома. В конце концов, занятия еще не начались, и она успеет еще просветить подругу в этом вопросе. Лучше пойти посидеть в беседочке у зеленого дома. Она была с виду такой удобной. Не иначе как ее создали эльфы.
   Оп-па! А это еще что такое?
   То, что зеленый домик был занят еще вчера, Гариэль уже заметила. Сейчас из его дверей выскочил взъерошенный паренек и мигом вскарабкался на верхушку дуба. Вслед за ним вылетел второй и, разъяренно размахивая руками, начал требовать, чтобы первый парень немедленно слезал. Но тот, ехидно улыбаясь, заявил, что ему и тут, на верхушке дуба, весьма удобно.
   Заинтересованная Гариэль подошла поближе. Весь диалог ей не составило труда услышать.
   Ну почему эти мальчишки так любят ругаться? Неужели все свои мысли трудно высказать нормальными словами?
   Первый паренек начал спускаться с дерева. Гариэль заметила, что это получалось у него хуже, чем забираться наверх.
   -- Привет, мальчики! А чем это вы тут занимались? -- решила обозначить она свое присутствие.
   Оба, обернувшись на звук ее голоска, замерли. Потом, после длительной паузы, один из них начал говорить:
   -- Мы... Тут... Это... Ну... -- подробно разъяснил он.
   -- Тренировались... -- закончил информативную часть второй.
   -- Ой! Как интересно! А что вы тренировали? -- девушка поощрительно улыбнулась.
   -- Эвакуацию при наводнении, -- неожиданно сказал первый.
   -- При каком наводнении? -- не поверила Гариэль своим ушам. -- В лесу?
   -- Пока наводнения нет, -- очнулся второй парень. -- Но с нашим появлением здесь может произойти что угодно. Разрешите представиться -- Тимон ад Зулор, младший сын графа Ареля ад Зулора. А этот молодой невежа Коля...
   -- Николай Петрович Бутенко, -- поторопился вступить в беседу Коля, бросая недовольный взгляд на товарища. -- И совсем я не невежа!
   -- Гариэль Отолариэ, -- в свою очередь представилась девушка. -- Я вчера заметила, что мы соседи, но решила вас не беспокоить в первый день.
   -- Ох! -- задохнулся молодой граф. -- Ваше высочество! Ну, что вы! Какое беспокойство? Для нас большая честь познакомиться с дочерью Хранящего Свет!
   Тот, который назвался Колей, недоуменно молчал, с удивлением рассматривая Гариэль. Он что, эльфов никогда не видел, что ли? Или из такой степи, что там действительно никогда не бывало никого из ее народа.
   -- Моя подруга выйдет чуть позже, но как только она появится, я ее вам представлю, -- снова улыбнулась Гариэль.
   Но лицо у Тимона опечалилось. Он вздохнул и пояснил:
   -- Ваше высочество, мы, к сожалению, вынуждены сейчас отправиться по делам. Может, вечером?
   -- Не надо ко мне обращаться по титулу, -- Гариэль решила, что самым правильным будет сразу же установить с соседями добрые отношения. -- Я младшая дочь и здесь не афиширую свою принадлежность к Светлому лесу. Хорошо. Вечером я приглашаю вас к нам в домик с неофициальным визитом.
   Направляясь домой, Гариэль попыталась сформулировать свое отношение к этим людям.
   Ну, с графом ясно. Уровень Дара не очень высок. Видимо, он не старший в семье, иначе что бы он тут делал? Решил избрать путь, который обеспечит его верным доходом и беспокойной жизнью. Чувствуется воспитание, что не может не радовать.
   А вот со вторым Гариэль никак не могла определиться. Судя по отсутствию манер -- не дворянского происхождения. Но в то же время есть чувство внутреннего достоинства. Странно также то, что он держится с этим Тимоном ад Зулором на равных, и тот такое отношение терпит. Что, зная человеческое дворянство, весьма странно. И еще какая-то внутренняя сила чувствовалась в этом парне. Что-то такое едва уловимое, чего не могла никак ухватить эльфийка. И это ее настораживало.
   -- Ари, вставай! -- решительно потребовала она, едва войдя в дом.
   Вампирша недовольно приоткрыла один глаз и нашла взглядом свою соседку.
   -- Эль! Отстань, а? Мне такой сон снился, а ты все испортила. Вот как я теперь узнаю, чем все там закончилось?
   -- Ну, ты и здорова спать, Аранта! -- сердито упрекнула ее Гариэль. -- Уже полдень, а ты все никак проснуться не можешь. А у меня такая новость!
   -- Ох! Ну, какая еще новость? -- Аранта с закрытыми глазами села на кровати.
   -- У нас появились соседи, -- таинственно сказала Гариэль, наклоняясь к уху Аранты.
   -- Какая жалость! -- вздохнула Аранта, явно намереваясь рухнуть назад.
   -- Почему?
   -- Я рассчитывала переселиться в тот домик, если его никто не займет.
   -- Но это мужской! Он зеленого цвета.
   -- Тан Алим сказал, что это не имеет принципиального значения. Цвет можно и поменять, -- начала проявлять интерес к разговору Аранта.
   -- Это исключено! -- решительно отрезала Гариэль. -- У каждого помещения есть своя особая аура. В том домике с самого начала жили только мужчины, и только они могут там чувствовать себя комфортно. Точно так же, как здесь только женщины могут прожить. Тан Алим ввел тебя в заблуждение.
   Аранта окончательно проснулась. Ее глаза распахнулись, и в них мелькнуло несколько алых всполохов.
   -- Ну, тогда он и еще в одном вопросе заблуждается! -- угрожающе заявила Аранта. -- Он -- ошибочно, замечу -- считает себя бессмертным.
   Видно было, что Аранта не замедлит провести хирургическое вмешательство человеку, так опрометчиво вызвавшему ее неудовольствие.
   -- Нет-нет! -- обеспокоенно заговорила Гариэль, торопливо раздумывая, как исправить ситуацию. -- Вот этого тут нельзя делать! Забудь и прости!
   -- Ну, простить -- это не вопрос, -- задумчиво сказала Аранта, успокаиваясь. -- Гораздо сложнее -- забыть. Наш народ отличается хорошей памятью.
   -- Ну, это достоинство не только вашего народа, -- улыбнулась Гариэль.
   Аранта выскочила за дверь с полотенцем, а Гариэль начала приготовление "лесного напитка" с эльфийским печеньем. Вампирша безнадежно проспала завтрак, а до обеда было еще очень далеко.
   -- Так что ты там говорила о наших соседях? -- поинтересовалась Аранта, прихорашиваясь перед зеркалом.
   -- Два мальчика, -- хмыкнула Гариэль. -- Человеки. И симпатичные, между прочим.
   -- Люди, -- презрительно фыркнула Аранта. -- Что от них толку?
   -- Раз они здесь, то, значит, прошли отбор, и толк уже есть, -- серьезно сказала Гариэль. -- Случайным людям тут делать нечего. Кстати, из людей получаются очень хорошие универсалы. Они способны на равных овладеть как одной, так и другой стихией. Ну, это, конечно, касается сильных магов.
   -- И ты считаешь, что наши соседи сильные? -- искоса взглянула на подругу Аранта.
   -- Пока не знаю, -- пожала плечами Гариэль. -- Я не овладела искусством определения уровня Дара. Я только могу сказать, есть он, или нет. Так вот, у наших соседей он имеется. Только мне кажется, что они сами толком не знают, как с ним обращаться.
   -- Мы все тут толком этого не знаем! -- вздохнула Аранта, решительно поднимаясь и готовясь выходить.
   -- А куда это ты собралась? -- забеспокоилась Гариэль.
   -- В город. Я его вчера еще не весь изучила. Да, как ты думаешь, рынок еще работает?
   -- Рынок? -- Гариэль удивленно взглянула на Аранту. -- Он работает утром, но ты успешно проспала эту часть суток.
   -- Мы всегда стараемся отоспаться в светлое время, -- пояснила Аранта, смущенно улыбнувшись. -- Уж такова суть нашего народа.
   -- Придется перестраиваться, -- покачала головой Гариэль, явно не одобряя этой сути. -- Тут иной распорядок дня. И именно днем, обычно с утра, самая активная жизнь. Никто ради тебя менять график не будет.
   -- Да, понимаю я! -- с досадой сказала Аранта. -- Постараюсь. С учетом того, что я все же хочу сходить на этот рынок.
   -- Утром, -- подсказала эльфийка.
   -- Угу, -- согласилась Аранта.
   -- А сейчас, быть может, мне сходить с тобой? -- сделала движение Гариэль.
   -- Вот уж как-нибудь обойдусь, -- хищно усмехнулась вампирша. -- Тем более что те места не совсем соответствуют нормам морали. А то, что я делаю с этими несоответствиями, тебе лучше не видеть.
   Гариэль вздрогнула, представив, что может натворить эта хрупкая с виду девушка.
   Потом Гариэль переделала множество дел. Она получила разрешение у тана Гория и отправила домой барсучишку. Записалась в библиотеку и взяла три гримуара, заинтересовавших ее своим содержанием.
   Возвращаясь домой, она мельком заметила Тимона, тщательно причесывающегося у маленького зеркальца. Понятно! Скоро состоится визит парней. Надо быстренько к нему подготовиться.
   Гариэль вихрем ворвалась в дом, водрузила книги на полку и занялась сервировкой столика на четверых. Так, надеть свое любимое платье голубого цвета. Она в нем смотрится особенно эффектно. Подправить легчайший макияж. Разогреть воду для "лесного напитка".
   Когда раздался деликатный стук в дверь, у Гариэль уже все было готово. Она, конечно же, при помощи простенького заклинания, проверила, кто стоит за порогом. Колин, пристроившись позади Тимона, вздрогнул и с удивлением посмотрел на дверь.
   "Неужели он почувствовал мое заклинание?" -- недоуменно подумала Гариэль.
   Заклинание было из арсенала лесной магии, а эта магия далеко не каждому свойственна.
   -- Прошу вас, входите, -- пригласила девушка.
   Дверь открылась, и на пороге появился Тимон, сжимая в руке букет из полевых цветков. Он, увидев Гариэль, замер, всем своим видом показывая, что сражен наповал ее красотой.
   -- У тебя что, столбняк? -- раздался голос Колина.
   Тимон, получив чувствительный тычок в спину, вынужден был сделать несколько шагов вперед. Он гневно оглянулся на товарища. Колин ответил ему ослепительной улыбкой.
   -- Рада вас видеть, -- приветливо улыбнулась Гариэль.
   -- Вы... одни? -- хрипло спросил граф.
   Колин страдальчески возвел глаза к потолку и решил взять инициативу на себя.
   -- Гариэль, вы говорили, что находитесь здесь инкогнито? Как к вам обращаться, чтобы не выдать вас?
   -- А так и обращайтесь -- Гариэль, -- эльфийка задумалась на мгновение и продолжила: -- Кстати, прошу вас, давайте перейдем на "ты", без всяких там ваших высочеств.
   -- С удовольствием! -- обрадовался Колин. -- Ты говорила, что живешь вместе с подругой? И где же она?
   -- Скоро придет, -- пообещала Гариэль и, заметив, что гости нерешительно переминаются на ногах, предложила: -- Проходите, не стойте на пороге!
   Тимон с поклоном преподнес ей букетик цветов. Гариэль не любила этого варварского обычая -- убивать цветы для прихоти. Но пришлось сдержаться. Не отчитывать же сейчас этого мальчика. Потом она обязательно просветит его о бережном отношении к растениям. Она изобразила признательную улыбку и, не глядя, сунула букетик куда-то за спину.
   Парни прошли к столу, подождали, пока сядет хозяйка, и чинно умостились на своих стульях. Тимон вновь замер, завороженно уставившись на Гариэль, пока она разливала напиток по чашечкам. Колин поморщился и чуть дернулся. По тому, как подпрыгнул и разъяренно посмотрел на друга Тимон, Гариэль поняла, что тому достался удар ногой под столом.
   -- Вы... то есть, ты хочешь угостить нас знаменитым "лесным напитком"? -- торопливо спросил Тимон, показывая Колину из-за спины кулак.
   -- Да. Я привезла с собой травы из дома, -- улыбнулась ему Гариэль, делая вид, что не заметила многозначительного жеста парня.
  
   Входная дверь открылась бесшумно, но не настолько, чтобы Гариэль этого не услышала. Она уже знала, кто так умеет входить. Поэтому, не оборачиваясь, представила подругу:
   -- А вот и Аранта.
   Парни дружно встали и вежливо поклонились Ари. Хоть на лице девушки и мелькнула тень неудовольствия, тем ни менее, она ответила изящным реверансом и прошла к столу, не подавая вида, что ей не нравится этот визит.
   После взаимных представлений, Гариэль поинтересовалась у Аранты, где та была.
   -- Бродила по городу, знакомилась с окрестностями, -- небрежно отозвалась девушка, усаживаясь за стол.
   -- Небось, по самым дальним районам, -- осуждающе заметила Гариэль, наливая ей из кувшинчика.
   -- Ну и что? -- пожала плечами подруга.
   -- По дальним районам города одинокой девушке лучше не ходить! -- авторитетно заявил Тимон и после некоторой паузы добавил: -- Могут обидеть.
   Аранта ответила только улыбкой, но ее оказалось достаточно, чтобы лица у парней вытянулись от неожиданного открытия. А всего-то -- небольшая трансформация двух верхних клыков.
   -- Ты вампирша? -- изумленно спросил Колин.
   -- Высшая! -- расхохоталась Аранта.
   Парни были настолько изумлены и даже несколько испуганы, что девушки не могли удержаться от смеха.
   -- Ох уж эти предрассудки! -- отсмеявшись, сказала Гариэль. -- Хотя, надо признать, что определенную пользу они приносят.
   -- Ну почему предрассудки? -- покосилась на нее Аранта. -- Если взять количество нас и количество тех, кто не отказался от своих принципов, то скорее мы -- предрассудки. Если я больше люблю томатный сок, то это не значит, что другие не предпочтут ему кровь.
   -- Гариэль, а почему ты решила учиться здесь? -- неожиданно спросил Тимон. -- У вас же маги посильнее наших будут.
   Гариэль ответила не сразу. Она немного помолчала, решая про себя, отвечать или нет. Все-таки именно это привело ее сюда, а Тимон ухватил суть. Она вздохнула и решила сказать все как есть. В конце-то концов ребята вроде бы неплохие. Ни в одном из них она не чувствовала фальши.
   -- Это не для распространения, -- все же решила предупредить Гариэль. -- Все считают, что магия леса у нас в крови. На самом деле ею владеют немногие эльфы.
   -- Как это, немногие? -- поразился Тимон. -- Да все знают, что любой эльф может вырастить дерево, сделать стрелы, не знающие промаха, и так далее.
   -- Тем ни менее, все так, как я сказала, -- пожала плечами Гариэль. -- Более того, главный недостаток лесной магии -- это то, что она действует только в лесу. Ей необходима его сила, чтобы дать результат. А в других местах? Там она бессильна. Я приехала сюда, чтобы изучить боевую магию и узнать все, что возможно, по исцелению. Вся беда нашего народа в том, что мы сильны только в лесу, так как мы дети леса.
   -- А я-то не мог понять, почему ты здесь, -- задумчиво сказал Тимон.
   -- Мальчики, а по каким направлениям вы будете проходить обучение? -- поинтересовалась Гариэль.
   Неплохие парни, было бы славно продолжить такое знакомство. Жаль, если они пойдут по другим направлениям.
   Ребята гордо сообщили, что собираются стать боевыми магами. И вот тут-то Гариэль столкнулась с сюрпризами.
   Она хорошо помнила, как тан Горий предложил ей зайти в темную комнату и определиться с направлениями магии, которой она может обучаться. Ничего особенного, обычная процедура, которой подвергаются все претенденты. В случае Гариэль это была формальность. Она тогда увидела и завладела двумя кольцами, красным и зеленым. Это означало, что она может обучаться боевой магии и магии природы. Что как раз и требовалось.
   Но тут Тимон сказал невероятную вещь. Оказывается, Колин смог заполучить четыре кольца. То есть, он может обучаться любой магии. Но как такое возможно?
   -- Так не бывает! -- воскликнула Гариэль, хотя отлично чувствовала, что Тимон не обманывает.
   -- Теперь бывает, -- вздохнул Колин.
   Вид при этом он имел достаточно печальный.
   Неугомонный Тимон начал выспрашивать об уровне Дара каждого. Услышав, что Колин имеет третий уровень, Гариэль сказала, что он сможет подняться за время обучения и до второго. Аранта при этом мечтательно заявила, что тогда можно будет создавать боевые пульсары.
   Гариэль поморщилась. Маги Светлого леса предостерегали от обращения к стихии Огня. Не то чтобы совсем запрещали, ибо некоторые вещи без нее невозможны, но требовали предельной осторожности при ее использовании. Магия Леса и стихия Огня не очень хорошо уживались друг с другом. А боевой пульсар относился как раз к такой области магии, где без непосредственного обращения к огненной стихии не обойдешься. Гариэль старалась не баловать с Огнем без надобности. Она обращалась к проверенной магии Леса, при помощи которой могла решить те же задачи.
   Но вот ответ Колина на слова Аранты вызвали новый шок у девушки.
   -- Из-за боевого пульсара я здесь и оказался.
   -- Ты смог создать боевой пульсар?
   Изумлению всех троих не было границ. Это не укладывалось в голове. Как это возможно -- с третьим уровнем Дара, без заклинаний, без знания основ огненной магии, и вызвать пульсар? Но намерение Тимона тут же проверить правдивость Колина пришлось пресечь. Жилой дом -- не место для подобных опытов. Тем более, Гариэль знала, что Колин говорит правду, о чем она и не замедлила сообщить остальным.
  
   -- Ну, как тебе ребята? -- поинтересовалась Аранта, когда гости ушли, и девушки собирались лечь спать.
   -- Я рада, что они будут учиться вместе с нами, -- улыбнулась Гариэль. -- Они приятные соседи.
   -- Особенно Колин, -- неожиданно призналась Аранта и внезапно замолчала.
   Гариэль чуть было не присвистнула. Вот те на! Неужели подруга запала на парня?
   -- Он же человек, -- подначила она Аранту.
   -- Ну да, ну да! -- кивнула та, скрывая лицо от внимательного взгляда эльфийки. -- Ты права. Я только хотела сказать, что он держится проще этого Тимона.
  
   Утро для Гариэль началось не совсем приятно. Собираясь на завтрак, она отметила странную тишину у домика ребят. Вдвоем с Арантой они постучались к ним. Никто не отозвался. Решив, что соседи уже ушли на завтрак (что было воспринято как свинство с их стороны), девушки и сами отправились в столовую. Но и там ребят не оказалось! Домовой, которого ловко перехватила Аранта, сообщил, что они тут и не появлялись.
   Девушки снова пришли к дому под дубом и начали колотить в дверь. Гариэль при этом отметила странный эффект стука: он как бы глох в конце удара.
   Наконец их усилия принесли результат. Дверь открылась, и перед подругами предстал всколоченный со сна Колин.
   -- Мальчишки! А вам не кажется, что это хамство -- не отвечать на стук? -- разъяренно спросила Аранта. -- Мало того что вы проспали завтрак, так еще нам пришлось полчаса колотить в дверь, пока вы соизволили открыть.
   -- Девочки, простите! Это все амулет, -- выглянул из-за плеча Колина Тимон. -- У него двусторонняя непроницаемость для звука. Мы его вчера включили для проверки и забыли выключить. Честное слово, мы ничего не слышали.
   Амулет? Они что, раздобыли амулет активирующий "стену молчания"?
   -- А зачем вам этот амулет? -- подозрительно спросила Гариэль.
   -- Чтобы никто спать не мешал, -- попытался отвертеться Колин.
   "Врет! -- моментально сообразила Гариэль. -- Но правду не скажет, хоть ты его режь!"
   -- А как вы на занятия просыпаться будете? -- напирала Аранта. -- Если включите его?
   -- А как все просыпаются? -- осведомился Тимон.
   -- Нет, Ари! -- вздохнула Гариэль. -- Сквозь это заклинание колокол пробьется. Его они услышат. Это они от нас амулет раздобыли. Чтобы мы не подслушивали. Так?
   Вид у покрасневших от стыда ребят был самый несчастный. Но ввиду искреннего раскаяния, которое не замедлило наступить, девушки решили простить им этот маленький инцидент.
   -- Слушай, Колин, если мы проспали завтрак, то что мы будем есть сейчас? -- внезапно заинтересовался Тимон. -- Я, между прочим, голоден.
   -- Ох уж эти мужчины! -- осуждающе вздохнула Аранта. -- У них только одно на уме.
   -- Только одно на уме у меня, это, когда я сыт, -- любезно проинформировал Тимон. -- А когда я голоден, то у меня только еда на уме! -- Он подмигнул свирепо взглянувшей на него Аранте и вынес решение: -- Колин, выход один -- отправиться в город и там позавтракать.
   -- Мы, пожалуй, тоже пойдем, -- заметила Гариэль. -- Я не прочь выпить чашечку хаэля.
   -- А я -- стаканчик томатного сока, -- тут же присоединилась Аранта.
   -- Я не могу, -- внезапно донеслось от Колина.
   -- Почему? -- огорченно спросила Аранта.
   -- У меня нет денег, -- с убитым видом выдавил парень.
   -- А он милый! -- хмыкнула Аранта, снова приобретая веселый вид.
   Уши у Колина запунцовели, румянец появился на щеках. Парень был смущен донельзя!
   -- Нет, ты посмотри, как он заалел! -- восхитилась Аранта.
   Надо срочно вмешаться! Гариэль тонко чувствовала состояние Колина. Он сейчас повернется и уйдет. И все хорошее будет растоптано и рассыпано.
   -- Перестань, Ари! -- Эльфийка решила повернуть ситуацию несколько иной стороной. -- Я понимаю Колю. Как благородный человек он больше привык оказывать помощь, чем принимать ее. Но тут сложилась иное положение дел, Колин.
   Тимон удачно подхватил ее мысль:
   -- Колин, мы студиозы. А в кругах студиозов принято так: у кого есть деньги, тот и платит! На данный момент деньги есть у меня. Я угощаю! Хватит волынить! Я хочу есть!
   Гариэль вспомнила о недавнем путешествии подруги и спросила:
   -- Ари, ты говорила, что изучала город?
   Аранта кивнула. Но Тимон тоже считал, что уж свой-то город он знает отлично. Возник небольшой спор. Аранта позволила себе нечестный прием. Хитро взглянув на Колина, она ангельским голоском спросила у Тимона:
   -- Вот, к примеру, где самая дешевая в вашем городе харчевня?
   -- Покажешь? -- сразу же заинтересовался Колин.
   -- Конечно! -- тут же заверила его Аранта.
  
   До городка добрались на карете. И тут Аранта приняла на себя роль ведущего. Она целеустремленно зашагала вглубь трущоб на окраине. Двигаясь по какому-то только ей известному маршруту, она вскоре вывела всех в странное место. Гариэль поразилась, как можно жить среди такой грязи и мусора? Запах тут стоял непередаваемый! Она хотела спросить Аранту, зачем они пришли сюда, но вампирша опередила вопрос:
   -- Это самая дешевая харчевня! -- пояснила она.
   Тимон выразился в смысле, что благородному человеку не только заходить, но подходить к такой харчевне не следует. Гариэль была с ним полностью согласна. Но и несогласные с этой точкой зрения также нашлись.
   -- Эй, щенок! Ты что? Оскорбляешь почтенное заведение?! -- от стены отделилась неопрятная личность и двинулась к ребятам. -- Ты сейчас же принесешь свои извинения, выложишь деньги и быстро отсюда исчезнешь! А девочек оставишь с нами! Га-га-га!
   Видимо, мысль о девочках показалась этому типу очень остроумной. Она же вдохновила на подвиги еще двух местных обитателей. Один из них был весьма крепкого телосложения. Хотя, там где задействована магия, телосложение роли особой не играет. Гариэль привычно собралась... и с ужасом поняла, что лесная магия тут ей не поможет. Вокруг каменные джунгли, и лес далек. Она бросила беспомощный взгляд на Аранту и тут же успокоилась. Как она могла позабыть, кто такие вампиры?
   А Аранта вполне соответствовала тем ужасам, которые рассказывали об этом племени. Она прияла свой боевой облик и молнией метнулась к нападающим. Развязка была очень быстрой и беспощадной. Двое людей (если, конечно, их можно так назвать) прекратили свое земное существование. Третий висел в воздухе, приподнятый с нечеловеческой силой над землей. Аранта, не убирая клыков, интересовалась его предпочтениями по женской части. Ребята оторопело пялились на свою подругу, испытав шок от внезапного ее преобразования.
   Вампирша, особо не напрягаясь, отшвырнула своего собеседника так, что тот отлетел на несколько саженей от девушки. Бандит тут же попытался прикинуться мертвым. Впрочем, друзья не были театральными завсегдатаями и не смогли оценить его искусство.
   Чувство голода было слишком сильно, и Тимон, а именно он теперь взял на себя роль проводника, быстро повел всю компанию за собой.
  
   Гариэль потащила Аранту на экскурсию по Школе. Вернее было бы сказать, что это Аранта проводила экскурсию, а Гариэль впитывала сведения, ибо высшая вампирша, используя инструкции своих наставников, досконально изучила местность.
   Первым делом девушки наведались в административный корпус и раздобыли план-схему школьного городка. Сам административный корпус там был гордо обозначен цифрой "1". В нем располагались директорский кабинет, преподавательская, приемная комиссия и актовый зал.
   Правда, подруги не совсем поняли, что такое актовый зал, и какие акты в нем проводились. Зал был заперт, и, похоже, не открывался с момента своего создания. Заинтригованная этим обстоятельством, Аранта сразу же вознамерилась проникнуть внутрь.
   -- Достаточно поковырять моим ноготком в скважине, -- Аранта продемонстрировала Гариэль свой коготок и сделала им какие-то замысловатые движения, -- и мы будем там.
   -- И что мы там будем делать? -- скептически поинтересовалась Гариэль. -- Ты же видишь, дверь давно уже не открывалась. Значит, там нет ничего интересного. Пошли отсюда! А то ты своим заговорщицким видом напрягаешь местных домовых, -- кивнула она в сторону. Там, действительно, восседало какое-то темное существо, внимательно следившее за их действиями.
   Аранта ответила этому существу не менее внимательным взглядом, потом зевнула, продемонстрировав ему безупречный набор клыков, и многозначительно цыкнула зубом. Наблюдателя как ветром сдуло.
   -- Испугался, -- вздохнула Гариэль.
   -- Нет. Просто вспомнил, что у него есть дела в другой части здания, -- беспечно отозвалась Аранта, направляясь к выходу.
   Девушки ходили вокруг построек комплекса. Особый их восторг вызвало здание полигона. Огромный купол скрывал под несколькими слоями защитных полей обширное пространство. Войти на его территорию не представлялось возможным, вход был магически закрыт. Но и то, что девушки увидели снаружи, впечатляло.
   -- Тут такая сила! -- очарованно шептала Гариэль. -- Я чувствую, что это объединенная мощь всех сильнейших магов.
   -- Только вот зачем она? -- задала вопрос более практичная Аранта. -- У нас дома тоже есть полигон, но его никто и не думает защищать, и тем более закрывать! Приходи -- занимайся! А это что? Вот как нам, будущим магам, заниматься, если он закрыт?
   -- Ари, полигон сделан для отработки заклинаний, которые могут быть опасны, -- пояснила Гариэль. -- Их существует множество. Вот для того, чтобы их заучить, но не повредить окружающим, и устроено такое место. А защита такая поставлена потому, что здесь бывают и очень сильные маги с новыми заклинаниями. Мало ли, какие могут быть непредвиденные случаи. Только полигон и может защитить наш мир от катаклизма.
   -- В таком случает надо быть совсем уж запредельным магом. Я как-то не могу представить себе таких, -- ошарашенно пробормотала Аранта.
   -- Я -- тоже, -- вздохнула Гариэль. -- Но это не значит, что их нет. Опять же, если маги объединяют свои усилия, то это объединение превосходит по силе всех одиночек. К примеру, ты слышала о "щите пятерых"?
   Аранта отрицательно мотнула головой. Ну, действительно, откуда она могла такое слышать, если и со своей-то магией еще толком не разобралась.
   -- "Щит пятерых", -- начала объяснять Гариэль, -- это такое защитное построение. Создается объединенными усилиями пятерых магов пятого уровня Дара. Так вот, его не в состоянии пробить маг первого уровня Дара, настолько оно сильно.
   -- А у меня -- четвертый уровень, -- задумчиво сказала Аранта. -- Это что, мне искать еще троих и делать "щит четверых"?
   -- Я что-то не слышала о таком, -- озадаченно повернулась к подруге Гариэль.
  
   По дороге домой Гариэль, желая сделать Аранте приятное, вспомнила о лесном бальзаме. Обязательно надо подарить ей его! Тем более что таковой имелся в комнате Гариэль, и она его еще не трогала. Эльфийка прошептала заклинание призыва, и в ее руке появился флакон, в котором плескалась жидкость голубоватого оттенка.
   -- Что это? -- удивленно уставилась на бальзам Аранта.
   -- Это одно из средств, которыми наши женщины пользуются для придания себе еще большей красоты, -- важно пояснила Гариэль. -- Лесной бальзам. После его применения твоя кожа будет выглядеть свежей.
   -- А она что, сейчас не свежая? -- озаботилась Аранта, щупая пальцами щеку.
   -- Да нет. Свежая, -- признала Гариэль, взглянув на личико подруги.
   -- Тогда какого лешего ты завела этот разговор? -- осведомилась Аранта. -- Зачем этот бальзам?
   -- Ну... -- Гариэль запнулась, пытаясь выйти из неудобного положения. -- Он не только освежает кожу. Вот видишь эти маленькие блесточки? Когда ты смажешь лицо, оно начинает светиться в темноте мягким таинственным светом...
   -- ...И представляет собой отличную мишень для врага, -- скептически добавила Аранта. -- Смерти моей жаждешь, подруга?
   -- Я хотела тебе его подарить, -- расстроенно вздохнула Гариэль. -- Но раз уж ты так ставишь вопрос, то, конечно, не стоит этого делать.
   -- Конечно, не стоит! -- подтвердила Аранта. -- Если хочешь сделать мне подарок -- не обязательно сегодня, а так, в процессе, то лучше подари что-нибудь из оружия. Только не лук! Эту штуку я на дух не перевариваю.
   -- Я подарю тебе эльфийский кинжал, -- облегченно улыбнулась Гариэль.
   -- Вот теперь ты мыслишь в правильном направлении, -- кивнула Аранта.
  
   Девушки застали ребят в беседке. Те имели слегка растрепанный вид после тренировки. Тимон с жаром пояснял Колину преимущества дворянства и строил грандиозные планы по обучению друга фехтованию на рапирах. Судя по кислому виду Колина, эти планы особого энтузиазма у него не вызывали.
   Подруги наперебой начали рассказывать о том, что видели. Тимон нетерпеливо их слушал, и вскоре перебил:
   -- А расписание первого дня занятий вы взяли? Мы же должны знать, что нас ожидает!
   -- А то! -- Гариэль эффектно щелкнула пальцами, и на траву перед ней шлепнулся... флакон с лесным бальзамом.
   Все недоверчиво рассматривали его.
   -- Что-то он мало напоминает расписание, -- задумчиво изрек Тимон.
   -- Ой! Это не то! -- Гариэль торопливо подобрала флакон.
   Позор-то какой! И этот прокол допустила она. Разве можно так опростоволоситься магу первого уровня?! Так, сосредоточиться, и еще раз заклинание...
   -- Вот! -- доложила Гариэль, выхватывая из воздуха листок. -- А это план Школы.
   Она взглянула на Колина. Тот был поражен увиденным. Гариэль ему весело подмигнула, и он воспринял это как разрешение обратиться к ней с просьбой и его обучить такому заклинанию. Очень удобному, кстати.
   Честно говоря, Гариэль начиная обучать Колина, не очень-то верила, что у него хоть что-нибудь получится. Ну, да, он третьего уровня. Ну, создал пульсар -- тоже нелегко такое сотворить. Но все же заклинание призыва -- это несколько иной уровень. Это уже не сырой выброс энергии, а искусство магии! К тому же это заклинание из арсенала лесной магии. А ее освоить не каждому дано.
   Но, к величайшему удивлению девушки, Колин достаточно легко смог повторить само заклинание. Немного пришлось шлифовать звучание, но скоро уже можно было пробовать на практике.
   Оп! Гариэль с некоторым недоумением воззрилась на пакетик, внезапно материализовавшийся в руке Колина. Тот разорвал блестящую обертку и с удовольствием начал поедать содержимое. Гариэль уловила холодок, которым веяло от странного предмета. Колин с упоением новообращенного начал вызывать такие же пакетики для всех остальных. Гариэль даже пришлось его предостеречь. Ведь это не шутка! Тем более что вызывал он их из своей реальности. Так и резерв сорвать недолго!
   -- Ну, и что это такое? -- поинтересовался Тимон.
   -- Это мороженое, -- ответил Колин, активно поглощая лакомство.
   -- Чем мороженое? -- не понял тот.
   -- Морозом мороженое, -- пояснил Колин.
   -- Это что, заклинание такое? -- заинтересовался Тимон.
   -- Нет. Это технология такая.
   -- А это что за зверь? -- удивился Тимон.
   Колин задумался:
   -- Ну не могу я тебе это в двух словах объяснить. Давай потом, а?
   ...Но до чего же вкусная штука это мороженое! Надо будет обязательно узнать, как оно делается, и наладить производство в лесу. Эльфам тоже иногда бывает жарко.
   Аранта, аккуратно откусывая кусочки, ревниво поглядывала на Гариэль, и та сделала едва заметное движение бровями: мол, все в порядке, я не отбиваю его у тебя.
  
   На следующий день Тимон предложил посетить музей магии. Что это такое, никто не знал, но звучало заманчиво. На карте он был обозначен под номером десять.
   Гариэль сочла, что это должно быть, интересно. Ей, как изучавшей человеческую магию, необходимо знать историю вопроса. Это поможет проникнуться сутью и сделает более легким освоение новой для нее магии.
   Так как возражений не последовало, то все на следующее утро стояли у неказистого строения, которое язык не поворачивался назвать музеем. Тем более не поворачивался назвать музеем магии.
   -- Это что, шутка? -- озвучил общие ощущения Тимон.
   Гариэль на всякий случай сверилась с планом, который держала в руках.
   -- На плане обозначено, что это именно музей, -- сообщила она.
   -- Я туда не пойду! -- заявила Аранта и грозно посмотрела на Тимона. -- Чья идея была сегодня идти в музей?
   -- Ну, я увидел надпись и подумал, что будет интересно, -- Тимон смущенно посмотрел на ребят.
   Гариэль решила прийти ему на помощь.
   -- Ну, раз уж мы здесь, то давайте зайдем!
   -- Давайте зайдем! Много времени это не займет, -- обрадованно подхватил Тимон.
   Гариэль шагнула за порог -- и не поверила своим глазам. Этого не может быть! Неужели это...
   -- Пространственный карман! Искусство создания утеряно столетия назад! -- выдохнула она.
   -- Здесь он напрямую подключен к линии сил, поэтому и существует до сих пор; и может существовать сколь угодно долго, -- раздался голос за ее спиной.
   Гариэль резко обернулась и нашла взглядом говорившего. Ничего особенного -- хоббит. Но судя по остановившемуся взгляду Колина, тот видел натурального хоббита в первый раз.
   -- А вы кто? -- поинтересовался Тимон.
   -- Я-то? Я -- смотритель музея, а вот вы кто? -- парировал хоббит.
   -- А мы посетители, -- решила вмешаться в разговор Гариэль. -- Мы пришли посмотреть музей. Мы студиозы. Вот, поступили на первый курс.
   -- Понятно! В первый раз, -- констатировал смотритель. -- Да не пялься на меня так, парень! -- обратился он к Колину. -- Ты что, хоббитов до сих пор не видел?
   -- Не видел, -- отозвался тот, ошарашено рассматривая хоббита.
   -- Ну, тогда разрешите представиться, -- расшаркался хоббит. -- Торон Хробинс, собственной персоной!
   -- А Фродо Бэггинс вам случайно не знаком? -- внезапно задал вопрос Колин.
   Гариэль удивленно взглянула на Колина. Неужели в реальности Земля сохранился этот немногочисленный народец? А Торон тем временем морщил лоб, вспоминая своих знакомых и родню. Потом он пожал плечами и развел руками.
   -- Что-то знакомое, но никак не могу вспомнить. Мыслеобраз киньте!
   -- А как его кинуть? -- поразился Колин.
   -- Да как всегда кидаете! -- с досадой сказал хоббит.
   -- Ярко представь себе объект и сделай усилие, как будто толкаешь его в направлении Торона, -- тихо подсказала Гариэль, поняв по виду Колина, что тот не понимает, о чем идет речь.
   Колин закрыл глаза, поморщился, пытаясь выполнить инструкции Гариэль.
   -- Нет! Такого не знаю. И вообще он на хоббита не похож, -- тут же отозвался Торон.
   Гариэль задержалась у начала осмотра. Она хотела выспросить у смотрителя, каким образом, был устроен этот пространственный карман. По немногочисленным отрывкам, которые ей удалось раскопать в библиотеке, выходило, что это могли делать только легендарные существа -- драконы. Правда драконы уже давно ушли, но раз уж они создали этот карман, то смотритель мог быть свидетелем этого. А значит, надо его подробненько выспросить! Однако смотритель выспрашиваться не хотел! Он бормотал что-то невразумительное, юлил, хотя великолепно знал об умении эльфов определять правдивость собеседников. Гариэль уже подумывала о том, чтобы позвать на помощь Аранту, как раздался испуганный вопль ушедшего вперед Колина.
   Хоббит, легонько оттолкнув с пути Гариэль, бросился на крик. Следом за ним мгновенной тенью промелькнула Аранта.
   Гариэль рванулась в зал и увидела странную картину. Хоббит, вместо того чтобы броситься к Колину, который притаился за лавочкой, рванулся к окну диорамы, над которой висела табличка: "Вид земли доэльфийской эпохи". Он прилип к стеклу и заверещал:
   -- Тебе что, делать больше нечего? Ты же ребят испугал! Они только поступили. Неопытные еще! А ну, оборачивайся и выходи!
   Из окна на миг полыхнуло ярким алым светом, и из-за незаметной дверцы рядом с окном появился высокий мужчина. Он несколько виновато взглянул на ребят странными глазами янтарного цвета.
   -- Хризмон Тюрон тор Перрия Кроуншельд Прастима сен Рассия, можно просто тан Тюрон, -- представился он, -- научный консультант Школы и преподаватель старших курсов.
   -- Он же дракон-оборотень! -- ворчливо добавил Торон. -- Чего это тебе приспичило там в дракона оборачиваться?
   В голове Гариэль всплыли слова пророчества, которые ей передал отец: "И ей дано будет увидеть того, кого мы давно уже считали ушедшим в небытие. Именно она, единственная из нашего народа, будет способна проложить тропу понимания и вновь связать нас дружескими узами с теми, кого давно уже нет..." Неужели древний эльф имел в виду именно это? Драконы ушли, но вот перед ней стоит один из них. Как это могло произойти? Откуда он взялся? И как же ей пролагать тропу понимания, если этот тан Тюрон и так понятно общается?
   -- Так ведь я же создавал этот ландшафт, -- оправдывался тем временем тан Тюрон. -- Захотелось, так сказать, в естественной ипостаси постоять, ощутить, может быть, вспомнить.
   -- Что? -- даже подпрыгнул хоббит. -- Вспомнить? Да тебя тогда даже в проекте не было! Вспомнить! Ну, и много ты навспоминал?
   -- Да не верещи ты так! -- поморщился тан Тюрон. -- Ты про наследственную память слышал?
   -- Про нее не слышал. А вот то, что ты там наследил -- это факт! И ребят напугал -- это тоже факт! -- отрезал хоббит.
   Тан Тюрон внимательно осмотрел собравшихся вокруг студиозов и сказал:
   -- Я же не знал, что они именно сейчас придут. Впрочем, раз они собираются стать боевыми магами, то страху не место в их душах!
   -- А откуда вы знаете, что мы собираемся быть боевыми магами? -- сразу же поинтересовалась Аранта.
   Вместо ответа тан Тюрон лишь загадочно улыбнулся. В голове Гариэль мелькнула одна догадка, и она решила ее проверить.
   -- Вы сказали, что создавали этот ландшафт? Значит, и пространственный карман тоже вы создали?
   -- Да, -- с достоинством ответил Тюрон.
   -- Научите? -- жадно спросила Гариэль.
   -- Возможно, -- не стал сразу отказывать тан Тюрон. -- Лет через двести, если заслужите, конечно.
   Колин тут же выразил сомнение в том, что он сможет прожить столь долгий срок, но Тимон его обнадежил тем, что сообщил о более долгой жизни магов. Тан Тюрон хмыкнул:
   -- Увы, боевые маги редко умирают собственной смертью. Но даже если вы и будете живы к тому моменту, то только двое из вас могут воспользоваться этим заклинанием. Оно доступно только при уровне не ниже второго.
   Гариэль быстро выхватила из этого суть. Речь шла о двоих. Ну, одна из них -- это сама Гариэль, а кто второй? Она тут же спросила об этом у тана Тюрона.
   -- А вот у этого -- второй, -- указал на Колина Тюрон.
   -- Ну, ничего себе! -- поразился тот. -- То говорят, что у меня четвертый, потом оказывается, что третий, а сейчас уже и второй?
   -- Я так и думал! -- тан Тюрон не выглядел удивленным этими словами. -- Прогрессируешь. Ты же из реальности Земля?
   -- Да, ну и что? -- пожал плечами Колин.
   --С теми, кто пришел оттуда, такое бывает, -- сообщил преподаватель. -- Правда, очень редко. Что-то мне подсказывает, что это еще не предел. Впрочем, хватит пока об этом. Хотите, я проведу для вас экскурсию по музею?
   Гариэль озадаченно переводила взгляд с Колина на тана Тюрона и обратно. Так это получается, что Колин прогрессирует? Второй уровень Дара -- это уже серьезно.
   Гариэль уже не столько слушала тана Тюрона, взявшегося провести экскурсию, сколько раздумывала над тем, с чем она сейчас столкнулась. Дракон самый настоящий, почему его тут оставили? Конечно, оставили! Иначе откуда бы он тут взялся? Сильный маг, вон как аура сверкает. Драконы ничего не делают просто так. А то, что у Колина уровень повысился с четвертого до второго, это тоже непонятно и интересно. Уровень может повыситься в результате кропотливых занятий, упражнений и тренировок. Но не так быстро! То, что Колин из реальности Земля, Гариэль ничего не говорило.
   Видимо, эти мысли ясно отобразились на ее лице. Тан Тюрон во время перехода в соседний зал задержался и поравнялся с ней.
   -- Тебя что-то беспокоит, юная эльфийка? -- мягко спросил он.
   -- Почему вы остались тут, когда все драконы ушли? -- напрямую задала вопрос Гариэль.
   В ответ тан Тюрон печально улыбнулся.
   -- Это и для меня загадка. Они оставили меня на руках тана Гория.
   -- А что он говорит? -- полюбопытствовала Гариэль.
   -- Да ничего связного, -- отмахнулся Тюрон. -- Что-то там ему было сказано... И не кем-нибудь, а самим серебряным Хорастом... Короче, я так и не понял, что же послужило причиной. Придется разбираться самому.
   -- И когда вы будете разбираться? -- не сдержалась Гариэль.
   -- Уже начал, -- Тюрон укоризненно посмотрел на нее. -- Не волнуйся, я найду ответ. Что-то мне подсказывает, что это произойдет уже скоро.
  
   Наступило утро первого дня занятий. Как всегда, Гариэль проснулась очень рано. Ну, это с человеческой точки зрения рано. Впрочем, с точки зрения вампира вообще недопустимо рано. А вот с эльфийской колокольни -- в самый раз. Короче, проснулась рано, быстро привела себя в порядок. А много ли времени требуется молодой эльфийке, чтобы привести себя в тот вид, который ей и подобает иметь? Смею заверить -- очень мало!
   Сейчас должен прозвучать колокол. Гариэль обеспокоенно взглянула на Аранту, мирно посапывающую в своей кровати. Помнится, тан Горий говорил, что звук колокола -- это нечто невообразимое. Но если вообразить это нельзя, то представить реакцию Аранты на этот звук тоже затруднительно. А если включится ее боевая программа еще до того, как проснется все остальное? Гариэль хорошо помнила урок, который преподала им Аранта в городке. Лучше будет разбудить ее до колокола, решила эльфийка.
   Она осторожно коснулась плеча подруги. Девушка ничем не показала, что она уже проснулась, только пальцы сомкнулись на рукояти кинжала, лежащего рядом с подушкой. Но через мгновение она уже настороженно вглядывалась в лицо Гариэль.
   -- Что-то случилось?
   -- Нет, -- успокаивающе сказала Гариэль. -- Просто сейчас прозвучит колокол. Я не уверена, что ты воспримешь его правильно.
   -- Почему я его должна воспринять неправильно? -- удивилась Аранта, садясь на кровати.
   -- Потому что он будит, -- пояснила Гариэль. -- Причем, будит качественно. А у тебя вон клинки, только руку протяни.
   -- Ах, это? -- засмеялась Аранта. -- Где-то ты права. Пошли мыться!
   -- А я уже, -- улыбнулась в ответ Гариэль. -- Но я не прочь составить тебе компанию в прогулке к ручью.
   -- Да, -- бодро заявила Аранта по дороге. -- Вот летом ручей -- это незаменимое дело, но как быть зимой? Что-то мне не улыбается каждое утро по морозу брести сквозь снега и разбивать лед, чтобы умыться ледяной водой.
   -- Пусть тебя это не волнует, -- отозвалась Гариэль. -- Этим добром я тебя обеспечу и в домике.
   -- Чем? Снегом и ледяной водой? -- хмыкнула Аранта, останавливаясь на берегу.
   -- Если хочешь, то и этим, -- едко отозвалась эльфийка и наклонилась над ручьем. -- Странно, вчера, вроде бы, воды в нем было больше.
   -- Быть может, где-то вверх по течению завал, -- предположила Аранта.
   -- Все может быть, -- кивнула Гариэль.
   Она вспомнила, как верховный маг Мармиэль обучал ее определять такие вещи. Лесные ручьи и речки должны быть чистыми, и ничто не должно мешать их течению. В противном случае возможны наводнения и иные бедствия. Так-то оно так, да только само заклинание выпало из ее памяти. Вернее, его там и не было. Помнится, тогда последовал вызов от отца, и урок пришлось прервать. Мармиэль так и не дал потом это заклинание.
   Гариэль услышала тяжелый топот, шумное дыхание и треск ломаемых кустов. Раздался громкий рев, и совсем недалеко от них в воду рухнуло что-то большое и лохматое.
   Аранта среагировала молниеносно.
   -- Спасайся!
   Этот возглас подстегнул Гариэль. Она бросилась к ближайшему дереву, подставившему ветви под ее руки и ноги, и в мгновение ока она уже оказалась на безопасной высоте. За ней последовала и Аранта, которая не уступала эльфийке в ловкости и скорости. Сверху они могли увидеть все, что происходило внизу. А там по течению стремительно удалялась большая волна, щетинившаяся ветками и еще каким-то мусором.
   Гариэль перевела взгляд на возмутителя спокойствия, и ей захотелось протереть глаза. Огромный тролль лежал среди озерца, удовлетворенно ворча, он шлепал себя по животу и груди огромными лапами. Решив, что таким образом он не может излить всю полноту чувств, тролль еще и взревел. Вроде бы, он решил спеть. Во всяком случае, Гариэль, успевшая немного изучить троллий язык, смогла уловить рифму в реве.
   Рифма рифмой, но -- Единый Свет! -- песня сплошь состояла из выражений и слов, которые ни одна уважающая себя девушка не сможет терпеть. Впрочем, именно на такой основе и складывался весь троллий язык.
   -- Ты чего? -- раздался голосок Аранты, с трудом пробивающийся сквозь рев.
   Гариэль смущенно взглянула на подругу. Хорошо, что она не понимает, о чем поется в этой песне!
  
   Перед таким важным занятием, как учеба, обязательно следует подкрепиться. Недаром даже в реальности Земля существует такая поговорка: голодное брюхо к учению глухо.
   Приведя себя в порядок, девушки дружно устремились к столовой с намерением, как сказала Гариэль, пополнить к учебе энергетические запасы. Туда же направлялось достаточно много молодых людей (да и не только людей). Учебный городок, еще вчера не казавшийся многолюдным, в это утро наполнился студиозами, вернувшимися с каникул.
   Надо бы поспешить и занять столик, который приглянулся им раньше. Быть может, ребята уже там?
   ...Испуганные вскрики и несколько хаотичные движения окружающих привлекли внимание Гариэль. Рядом с досадой ругнулась Аранта.
   Давешний тролль тоже направлялся к столовой. Как и положено большому и сильному существу, он не очень-то смотрел под ноги. Его взгляд был прикован к входу в столовую, и тролль целеустремленно туда топал, закинув на плечо внушительную дубину.
   -- Нет, ну это уже никуда не годится! -- прошипела Аранта, прищуренными глазами наблюдая за великаном. -- Не хватало, чтобы я еще уступала этому троллю дорогу!
   Она двинулась вперед, начиная преобразование. Этого нельзя допустить! Гариэль придержала Аранту за локоть и проказливо улыбнулась.
   -- О! Это можно сделать значительно проще. И совсем не обязательно пускать при этом кровь.
   Вот как раз случай, когда лесная магия может пригодиться! Короткое заклинание, щелчок, и Тартак, все так же продолжая шагать, отрывается от земли и плавно движется в обратном направлении.
   -- Ловко! -- восхитилась Аранта.
   -- Нам повезло, что вокруг лес, -- Гариэль обернулась и обворожительно улыбнулась троллю, который изумленно смотрел на них. -- Но в городе, среди мертвого камня, эта магия не действует. Поэтому я и пришла сюда обучиться людской магии.
   -- А по-моему, очень даже действует! -- Аранта послала троллю воздушный поцелуй. -- Научишь?
   -- Это лесная магия, -- покачала головой Гариэль. -- Она не свойственна другим народам.
   К счастью, столик еще не был занят. Да и табличка с цифрой "1" на нем говорила о том, что он предназначен для студиозов первого курса обучения. Девушки с удовлетворением устроились за ним, ожидая, когда домовые, толпой шныряющие по столовой, обратят на них внимание и обслужат.
   Появился тролль, обвел взглядом зал и решительно направился к ним.
   -- Ты что-то хочешь мне сказать, тан тролль? -- поинтересовалась Гариэль, когда сопение раздалось уже над их головами, и подняла на тролля взгляд, тихонько посылая импульс дружелюбия.
   -- Я... это, -- замялся громила. -- Рядом тут сяду.
   -- О, конечно же! Мы будем рады соседству, -- улыбнулась эльфийка. -- Меня зовут Гариэль, а мою подругу -- Аранта. А как обращаться к тебе?
   -- Тартак... Тартак Хоран Банвириус, -- представился тролль. -- Но можно просто Тартак.
   -- Какую ты выбрал специализацию?
   -- Чего? -- оторопел Тартак.
   -- Ну, на кого ты учиться будешь? -- поправилась Гариэль.
   -- Я, вот, боевым хочу стать, -- задушевно пояснил Тартак, усаживаясь за столик и пододвинув еще один табурет. -- Я, вон, даже беербока пришиб! Это зверь такой у нас в горах водится.
   -- Ух, ты! -- качнула головой Гариэль. -- Это получается, что мы с тобой будем в одной группе.
   -- Это как? -- не понял Тартак.
   -- Ну, мы тоже будем учиться на боевых магов, -- пояснила Гариэль.
   -- Бабы -- боевые маги? -- недоуменно вздернул брови Тартак.
   -- Не бабы, а девушки, -- тихо поправила Тартака Аранта.
   -- Хм, а ты мне кого-то напоминаешь, -- Тартак бросил взгляд на Аранту и снова обратился к Гариэль: -- Нет. Ты что, серьезно говоришь, что будешь тут учиться? Я имею в виду -- на боевого мага?
   Девушка кивнула с самым деловым видом.
   -- И что в мире делается! -- покачал головой Тартак, прислонив палицу к краю стола и расставляя появившиеся на столе тарелки в правильном порядке. -- Уже и баб в боевые маги берут!
  
   * * *
   Гариэль замолчала.
   -- Ну, я же не знал тогда, какие вы крутые, -- смущенно пробормотал Тартак.
   -- Ничего страшного, -- улыбнулась Гариэль и лукаво взглянула на Аранту. -- А теперь очередь Ари рассказывать.
  
   Глава 3
  
   -- Нет уж, -- отрицательно качнула головкой вампирша. -- Пусть сначала Мори поделится.
   -- Я даже и не знаю, -- с сомнением сказала Морита. -- У меня ничего интересного не происходило. Я даже и не знала, что имею Дар. Разве что... Впрочем, ладно! Расскажу. Только, чур, не смеяться!
  

Северная охотница. История Мориты

  
   -- Тихо! -- прошипела Морита, грозно взглянув на младшего братца, Мората, увязавшегося за ней. -- Ты топаешь громче, чем стадо диких кабанов. Охотник должен красться незаметно и бесшумно!
   Девчушка осторожно раздвинула рукой ветви куста, за которым они с братом притаились.
   -- Ага! Вот и дичь! -- Морита хищно прищурилась, наблюдая за шевелением высокой кукурузы на противоположной стороне оврага.
   -- Это кабан! Точно, он. Повадился, паршивец, кукурузу жрать!
   Она быстро сняла с плеча лук, подаренный накануне ей отцом, и приладила стрелу. Стрела была, правда, не ахти. Ее, сердешную, использовали во всех упражнениях, и она несколько уже затупилась от многочисленных попаданий в цель.
   -- Поднимаю лук так, чтобы левая рука была на уровне... Стрела точно направлена... Ой! Ветер не учла... Так какой же у нас сейчас ветер?
   -- Нет сейчас ветра, -- подсказал Морат.
   -- Это для тебя нет ветра, -- огрызнулась Морита. -- Да и зачем он тебе, если у тебя в голове ветра предостаточно? Не мешай готовиться к выстрелу! Мне надо рассчитать поправку.
   Морита нетерпеливо дунула, пытаясь убрать прядь светлых волос, свисавших на глаза.
   -- Учти, я туда не полезу ее искать, -- счел своим долгом предупредить брат.
   -- А я тогда не дам тебе поносить "козью ножку", -- пригрозила Морита.
   Морат только печально вздохнул. Ну, почему отец подарил этот настоящий охотничий нож девчонке? Да, Морат младше ее. Ну и что? Он же все-таки мужчина! Правда, Морита стреляет из лука лучше. Что да, то да. И в следах она разбирается здорово. Но все равно это несправедливо!
   Морита, как ее и учил отец, изо всех сил натянула тугую тетиву и, задержав дыхание, отпустила ее в "смертельный полет".
   Звонко щелкнула тетива об щиток на руке. Морита, затаив дыхание, впилась взглядом в заросли кукурузы.
   Результата долго ждать не пришлось. Правда, визг, донесшийся из зарослей, почему-то не очень походил на кабаний. Больше всего он напоминал голос соседки, тетки Шивы.
   -- Попала! -- зачарованно проговорил Морат. -- Везет же некоторым!
   На краю оврага появилась тетка Шива, сжимая в руке многострадальную стрелу и держась второй рукой за пострадавшее место, чуть ниже талии.
   -- Моритка, негодная девчонка! А ну иди сюда! Я тебе покажу, как стрелами в людей целить! Вылезай, я сказала!
   -- Бежим! -- вполголоса скомандовала Морита, активно пятясь задом наперед. -- Только тихо!
   Брат попытался последовать ее примеру, но ловкостью он уступал сестре.
   -- Так это Моратка! -- донеслось с той стороны оврага. -- Ах, ты ж, бесстыдник! Вот уже я до тебя доберусь! Я тебе крапивой всю задницу разукрашу!
   -- Это не я! -- взвыл Морат, останавливаясь и выпрямляясь. -- Это Морита!
   -- Ябеда! -- процедила Морита, протискиваясь под кустами. -- Все! Ножа тебе не видать как своих ушей.
  
   Мортан, нахмурившись, строго смотрел на дочь. С одной стороны, она провинилась. И провинилась существенно. На территории поселка отстреливать людей не допустимо! И староста Рисмон уже высказался по этому поводу. Теперь Морите предстояло целых две седьмицы драить общественные котлы, оставшиеся после последнего торжества немытыми. Немытыми -- именно для такого случая.
   История тетки Шивы мигом разнеслась по Мурыжам. Мортан с трудом удержал строгое выражение на лице. Шива сама в этом виновата. Слишком поздно сообразила, чем это для нее обернется. В Мурыжах жизнь не блещет разнообразием, поэтому всякие, даже мелкие происшествия обсуждаются долго и со вкусом. Ну, а если уж появляется еще возможность позубоскалить, то ее не упустят ни в коем случае.
   Но с дочерью надо что-то делать! Надо дать выход ее энергии. Придется брать ее на охоту. Конечно, не на серьезную дичь. Не дело девушке с такими зверями сражаться. Пусть сначала простую охоту освоит. Уток там, или лесную птицу побьет. Потом, если уж дело пойдет, можно и более сложную задачу ставить. Возможно, у нее получится по пушному зверю. А что? Глаз зоркий, рука твердая. Должно получиться!
   -- Ну, признавайся! Как это ты умудрилась человека со зверем перепутать?
   Морита, понурив голову, стояла перед отцом.
   -- Не слышу ответа, -- строго сказал Мортан.
   -- Туда следы кабана вели, -- едва слышно ответила Морита.
   -- А если бы следы вели в отхожее место старосты, то ты бы и туда стала стрелять? -- грозно спросил Мортан. -- Почему не убедилась сначала, что это не кабан? Вон, тетка Шива из-за твоей стрелы второй день ходить не может. Ты же ей попала, стыдно сказать -- куда.
   -- Странно, -- буркнула Морита. -- Ходить она не может. А к старосте прибежала, как будто молодая.
   -- Это -- да! -- кивнул Мортан. -- И староста принял решение. Драить тебе общественные котлы. И пока не отдраишь, свободы тебе не видать. Морату я тоже придумаю наказание. Паршивец думает, что это обошло его стороной. Сияет, как золотой у пристава.
   Мортан помолчал, рассматривая дочь. Эх, ладная девка растет! Вся в него! Будет из нее толк!
  
   Легкий щелчок. Утка, пронзенная стрелой, на мгновение зависла в воздухе, потом, нелепо трепыхая крыльями, рухнула в заросли камыша, в изобилии растущего по берегам озера.
   Морита досадливо поморщилась. Вот теперь броди, ищи ее там. Ну почему она не подождала, когда утка будет пролетать над чистым пространством? Наверное, потому, что утки обычно над чистым пространством не летают. Или не летают над ним из-за желания досадить именно ей, Морите.
   Морита вздохнула и прикинула на взгляд, сколько до того места, где по ее расчетам рухнула утка. Выходило, что не так уже и близко. Придется брести по воде к зарослям, там копошиться среди стеблей в поисках, потом брести назад. А еще надо будет после этого отодрать пиявок, которых в этом озере хватает. Нет чтобы утка, если ее подстрелишь, сама приплывала к охотнику. Морита начала расстегивать пояс на штанах, впившись взглядом в намеченное место. Она даже представила себе, как из зарослей выплывает тушка утки со стрелой в лапках.
   Пальцы на поясе застыли. Девушка зачарованно смотрела на тушку утки, приближающуюся к берегу.
   Это как?.. Почему?..
   Морита настороженно посмотрела по сторонам. Быть может, это какой-то маг сюда забрел и шутки над ней шутит? Но поблизости никого не наблюдалось. Что же это такое происходит? Морита подошла к кромке воды и выудила оттуда свой трофей. Внимательно осмотрела его.
   Утка, как утка. Ничего особенного. И стрела тоже обычная. Вот только то, что они сами приплыли, никак в привычные рамки не укладывалось. Морита нахмурилась и решила проверить еще раз. Она нашла щепку и закинула ее подальше на воду. Попыталась призвать ее.
   Щепка невозмутимо покачивалась на мелкой волне, как будто мысленные потуги Мориты ее не касались. От усилий даже голова заболела, а щепке хоть бы хны!
   В конце концов Морита махнула бы рукой на этот случай, если бы такое не повторилось на следующий день.
   На этот раз подстреленный ею глухарь застрял в ветвях высокой ели. Как вы понимаете, на ель карабкаться -- удовольствие ниже среднего. И снова Морита мысленно представила, как вытягивает из ветвей птицу. И снова что-то сработало, потому что птица сдвинулась и неожиданно, заскользив по ветвям, упала к ногам охотницы.
   Нет, это неспроста! Морита сосредоточенно обдумывала случившееся. Что она испытывала в тот момент? Какое-то странное чувство: как будто у нее выросла невидимая рука, которой она и смогла подтолкнуть добычу к себе. Так это получается, что она, Морита, смогла подтянуть птицу к себе?
   Девушка решила проверить свою догадку. Она отошла на несколько шагов и, пристально глядя на тушку глухаря, попыталась вызвать в себе те же чувства. Сначала ничего не получалось. И когда Морита, уже отчаявшись, хотела прекратить попытки, от последнего усилия глухарь шевельнулся и неуверенно прополз в ее направлении какое-то расстояние.
   Получилось! Морита, уже увереннее, повторила попытку. Снова движение тушки птицы в ее сторону. Морита ошеломленно понимала, что произошло нечто, что может поменять ее дальнейшую жизнь.
   Она помнила, как на последней ярмарке в Форт-Анаре, где она побывала с отцом, красиво одетый маг демонстрировал свое искусство. Как она зачаровано смотрела на чудеса, которые он показывал людям.
   Так, значит, и она, Морита, может такое? Ну, пусть и не совсем такое. Но что-то же она уже может!
   Морита озабоченно прикусила губу. А вдруг она действительно еще на что-то способна? Как узнать об этом? Впрочем, долго размышлять Морите было недосуг. Отложив размышления на потом и решительно встряхнув волосами, она подхватила глухаря и быстро направилась дальше. День впереди был долог, и ей предстояло добыть еще несколько птиц, выполняя задание отца.
  
   -- Молодец, доця! -- приговаривала Ринара, сноровисто обрабатывая птицу. -- Утерла нос вашим охотничкам! Она одна добыла больше глухарей, чем вы все вместе!
   -- Да, -- Мортан хмыкнул, одобрительно глядя на жену. -- Что ты хочешь -- моя кровь!
   -- Ну, ты, старый, не очень! -- Ринара лукаво покосилась на мужа. -- Именно в моем роду были великие охотники. Быть может, это их кровь играет.
   -- Все может быть, -- не стал настаивать Мортан. -- Лишь бы кровь твоей прабабки не взыграла!
   Супруги, не сговариваясь, сотворили защитный знак.
   -- Не к ночи будь сказано, -- пробормотал Мортан, пугливо косясь за окно на сгущающуюся темноту.
   -- Так это давно уже было, -- Ринара вздохнула. -- С чего это ты вспомнил?
   -- Да вот, вспомнилось.
   Жена отложила в сторону работу и внимательно всмотрелась в мужа.
   -- Не темни! -- попросила она. -- Заметил что-то?
   -- Да, ну, -- отмахнулся Мортан. -- Показалось... наверное.
   Ринара совсем уже встревожилась.
   -- Что показалось? -- требовательно спросила она. -- Давай, выкладывай!
   Мортан помолчал, потом неуверенно сказал:
   -- Мне показалось, что стрелы сами ей в руки из колчана подскакивают. Она просто протягивает руку к ним, и одна из них подскакивает ей в ладонь.
   -- Да ты что?! -- ахнула Ринара. -- Сама в ладонь летит?
   -- Да нет, -- Мортан задумчиво повертел ладонью в воздухе. -- Такое впечатление. Чтобы это было на большом расстоянии, так такого я не видел. Но вот когда рука близко к стреле, так -- да.
   В это время дверь распахнулась и в дом влетела запыхавшаяся Морита.
   -- Там на центральной площади сейчас будут танцы. Можно я пойду?
   Родители переглянулись. Ринара кивнула и тихо сказала:
   -- Лучше сейчас.
   -- Подожди! -- распорядился Мортан, соглашаясь с женой. -- Сейчас не до танцев. Поговорить надо!
   -- Ну, папа! -- взмолилась Морита, нетерпеливо приплясывая на месте. -- Давай потом!
   -- Потом, может, и поздно будет, -- многозначительно нахмурился Мортан. -- Ринара! Отправь Мората к бабке! Знаю я его. Обязательно подслушивать станет! А разговор серьезный.
   -- Только ты, старый, не очень! -- убирая со стола, предупредила Ринара. -- С места не рви сильно!
   -- Что случилось? -- испугалась Морита и на всякий случай добавила:
   -- Если вы о чучеле орла на крыше старосты, так это не я его стрелой проткнула.
   -- Речь пойдет не о чучеле и не о старосте. Хотя они очень похожи, -- буркнул Мортан. -- Речь пойдет о крови и корнях. Ринара!.. А сама потом возвращайся!
   Ринара кивнула и открыла входную дверь. В помещение кулем ввалился Морат, уже пристроившийся было у двери.
   -- А я что говорил? -- вздохнул Мортан.
   -- И кто же тебя подслушивать учил, негодник? -- Ринара ухватила сына за ухо. -- Откуда у тебя такая страсть?
   -- А-а-а! Это она! -- Морат, увлекаемый рукой матери, поднялся с пола и потащился за ней на выход.
   -- Не ври! -- послышалось за дверью. -- Морита под дверью никогда не подслушивала. Она больше под окном любила сидеть.
   -- Мда! -- вздохнул Мортан, глядя вслед. -- Пора его человеком делать. Да все никак руки не доходят.
   -- Отец, о чем ты со мной поговорить хотел? -- Морита пытливо всматривалась в Мортана. -- Я ничего не поняла. О каких корнях и крови?
   -- Вот сейчас мать придет, и будем говорить.
  
   Ринара обернулась скоро. Все это время отец и дочь просидели молча. Мортан, собрав лоб морщинами, о чем-то думал. Морита тревожно посматривала на него. Кивнув мужу, Ринара подошла к столу и присела на краешек стула.
   -- Ну что же, -- Мортан внимательно взглянул на дочь. -- А скажи мне, ты ничего странного за собой в последнее время не замечала?
   Морита внутренне напряглась. Вот оно! Откуда отец знает о том, что она может притягивать к себе дичь? Ведь она никому этого не говорила и не показывала. Быть может, кто-то за ней подсматривал? Да нет! Быть того не может! Уж слежку Морита выявила бы немедленно. Она все-таки охотница.
   -- А что можно считать странным? -- невинно поинтересовалась она.
   -- Необычные всякие дела, с тобой не происходили? -- уточнил Мортан.
   -- Почему ты об этом спрашиваешь?
   -- Если отец спрашивает, значит, имеет причину, -- строго сказала Ринара. -- Лучше пусть это будет отец, чем Рисмон со своим советом.
   -- Что случилось? -- испуганно взглянула на мать Морита. -- Что я такого сделала?
   -- Пока ничего, -- успокаивающе поднял ладонь Мортан. -- Но я хочу, чтобы и впредь ничего не случилось. Поэтому и спрашиваю. Ответь мне на мой вопрос, Мори.
   -- Ну, было, -- неуверенно отозвалась Морита. -- Только я тут не при чем! Оно само собой случалось.
   -- Расскажи мне поподробнее. Что случалось, и как это происходило?
   -- Ну, утка сама ко мне приплыла, когда я ее стрелой убила, и она в воду упала, -- начала рассказывать Морита. -- И потом еще глухарь в ветвях ели запутался, так я смогла его оттуда стряхнуть.
   -- Пхе! Стряхнуть и я смог бы, -- хмыкнул Мортан.
   -- Он на верхушке ее застрял, а она в мой обхват толщиной, та ель, -- уточнила Морита.
   -- А скажи мне, на людей ты злость не испытывала? -- пытливо всматривалась в дочь Ринара. -- Не делала им что-нибудь?
   -- Да, если честно, то я это только вчера заметила, -- помотала головой Морита. -- Ну, да! Именно на утке и заметила.
   -- На самом деле, дар у тебя еще раньше проявился, -- заметил Мортан. -- Просто ты не обращала внимания. Вон, стрелы сами к тебе в руку прыгали.
   Морита повернула ладони к себе и изумленно начала их рассматривать.
   -- Дожили! -- горько подвел итог Мортан. -- Моя дочь -- ведьма!
   -- Да ты думай, что говоришь, старый! -- возмутилась Ринара. -- Какая же она ведьма?
   -- Раз колдовать умеет -- значит, ведьма, -- угрюмо сказал Мортан.
   -- Сразу видно, что ты в этих делах ничего не смыслишь! -- прикрикнула Ринара. -- Я вот что тебе скажу! Прабабка моя с самого малолетства шкодила. Порчу на людей и скот наводила, заговоры всякие темные читала, ночью в лес ходила. Тянула и вела ее Тьма. Да что там говорить! Ее даже земля, когда на погост понесли, принять отказалась.
   -- И что? -- хмуро спросил Мортан. -- Откуда мы знаем, что и у Мори этого не будет?
   -- А вот откуда! -- Ринара сама себе кивнула. -- Знаешь, какой она была, прабабка моя? Черная она была. Волосы, брови, глаза -- все черным было как смоль. А кожа была белой, как стена у дома старосты. Глядела она на всех исподлобья. Так, что мороз по коже от ее взгляда проходил.
   -- Откуда ты эти подробности знаешь? -- подозрительно спросил Мортан.
   -- Мне бабушка рассказывала, -- смутилась Ринара. -- Ее еще маленькой забрали. Прабабка не хотела с ней возиться. Кабы не родичи, отнесла бы в лес и бросила.
   -- Что же ее не сожгли? -- с досадой спросил Мортан.
   -- Попробуй сожги! -- сердито отозвалась Ринара. -- Сразу бы темные маги нагрянули. Они такое дело очень хорошо чувствуют. Не любят друг друга, а вот чувствуют. Столько напастей бы наслали на нас, что и головешек от Мурыж не осталось бы.
   -- Ладно! Ты к чему это ведешь? -- допытывался Мортан.
   -- Ты на дочку посмотри! Волосы и глаза -- светлые, кожа золотистая. Да и добрая она. Ты ведь добрая, Мори?
   -- Добрая, -- неуверенно кивнула Морита.
   Она с огорчением вспомнила, что не далее как вчера достаточно зло подшутила над братом.
   -- Вот! Не будет Тьма с такой дружить! -- отрезала Ринара.
   -- Тогда откуда у нее это? -- не сдавался Мортан.
   -- А откуда у магов светлых? -- парировала Ринара.
   -- Так то ж мужики!
   -- Слыхивала я, что в больших городах и женщины с таким даром есть, -- припомнила Ринара. -- Целительницы, знахарки всякие.
   -- Да? -- Мортан ухватился ладонью за подбородок. -- И что нам делать теперь? Людям же это не объяснишь. Они чуть что, сразу за дреколье схватятся и на костер потащат.
   -- Думать надо! -- твердо сказала Ринара. -- А до поры до времени о своих свойствах ты, Морита, молчи и никому не показывай, на что способна. Договорились?
   Морита горячо закивала, заверяя, что будет молчать как рыба.
  
   Мурыжи -- поселок охотников. Именно охота в первую очередь и была источником доходов. И статус человека определялся именно искусством в этом деле. Нет, конечно, и другие были в чести. Куда деться от такой элиты, как кузнец, коновал, староста и писарь? Вот мага в поселке не было. Не тот уровень. Хоть бы какой и слабенький, как у соседей, и того не было. Поэтому староста соседей и был более уважаемым, чем Рисмон.
   Староста, подперев ладонью щеку, уныло смотрел на улицу в окошко своего дома. Да, он исправный бурмистр, да вот, поди ж ты, не ценят этого люди. Ох, не ценят! А кто обеспечил наконечниками добрыми охотников, как кузнец прихворал? А кто мага раз в месяц у наместника вытребовал? Тоже не ахти какой приезжал. Но ведь, приезжал же!
   Рисмон тяжело вздохнул. Худой-худой, а жрет, зараза, как не в себя.... О! Вон Мортан с дочкой идет. Неплохую дочь вырастил охотник. Да что там говорить, отличную! Всего шестнадцать лет, а уже превзошла многих охотников за пушниной. Да и личиком удалась. Завидная невеста кому-то будет....
   А что это они средь бела дня по поселку ходят? И что это за мешок за плечами Мортана? Это получается, что они сегодня на охоту не ходили? Да вид у них далек от рабочего. Вон как вырядились. Куда это они собрались?
   Староста поспешно встал и вышел на крыльцо дома.
   -- Эй! Мортан, погоди!
   Мортан, энергично шагавший по улице, вынужден был резко сбавить скорость.
   -- Жарко сегодня, Мортан, -- староста, благодушно улыбаясь, помахал рукой.
   Охотник подозрительно посмотрел на него.
   Обманчива внешность у старосты, ох обманчива! Лицо у него доброе. Седая пышная борода, усы, нос картошкой, румяненькие щечки и добрые серые глаза могли обмануть любого, кто не знал Рисмона хорошо. Внутри скрывался совсем другой Рисмон. Достаточно было разок встать рядом с ним на стенах во время стычек с орками. Только там можно было понять, что за человек их староста.
   Рисмон во время таких боев преображался. Он громовым голосом отдавал приказы, грамотно руководил обороной и очень неплохо обращался с двойной секирой, которую, по слухам, подарили ему чуть ли не сами гномы. Там от доброго вида старосты оставались только воспоминания.
   -- Да, жарко, -- согласился Мортан.
   -- А в лесу, наверное, прохлада, -- мягко сказал Рисмон.
   -- Да уж, это как водится, -- кивнул Мортан.
   -- А что же это ты тут по жаре делаешь, а не в прохладном лесу охотишься? -- прищурился староста. -- Да еще и дочку от дела отрываешь?
   Морита настороженно и, как показалось старосте, несколько испуганно смотрела на него.
   -- Да вот, в город собрался, -- сообщил Мортан. -- И Мориту с собой решил взять. Все, какое-никакое, а развлечение. Давно ее уже не брал с собой. Может, обнову себе найдет, так куплю.
   -- А охота? -- нахмурил брови староста.
   -- А что охота? -- невинно поинтересовался Мортан. -- Тебе-то что за дело? Мы, если хочешь знать, себя на зиму обеспечили. Это пусть те, кто неумехи, стараются. Имею право и возможность в город сегодня пойти, и пойду!
   -- Ладно, ладно! -- снова расплылся в доброй улыбке Рисмон. -- Я же о благе поселка пекусь. Чем больше добычи будет, тем и жить, и зимовать легче. ...Да! Если уж ты там будешь, то просьбу одну мою выполни. Много времени у тебя это не отнимет.
   -- Что за просьба? -- осведомился Мортан.
   -- Да так, пустяк, -- староста спустился с крыльца и подошел к Мортану с Моритой. -- Ох, хороша у тебя дочь! Замуж скоро отдавать будешь?
   -- Вот еще! -- фыркнула Морита. -- И не собираюсь я пока.
   -- Ты, девчушка, помолчи! -- Рисмон неодобрительно взглянул на Мориту. -- Хороша, да только еще строптива не в меру.
   -- Пока не желает, неволить не буду, -- спокойно отозвался Мортан. -- Так что за дело у тебя?
   -- Зайди в местный Дом магов. Знаешь, где это?
   -- Знаю. Не раз уже в городе бывал.
   -- Там, в Доме, найдешь Муритара ад Гара. Это глава местных магов. Скажи, что ты от меня. Что-то их маг с визитом задерживается. Должен был еще седмицу назад побывать у нас, а нет до сих пор. Напомни тану Муритару, что договоренность была -- раз в месяц.
   -- Сделаю! -- кивнул Мортан. -- Правда, завтра с утра на рынок пойдем. Но после обеда пойду к магам.
   -- А ты надолго в город собрался? -- нахмурился Рисмон. -- Время-то сейчас горячее.
   -- Ничего, Ринара по хозяйству справится, -- отмахнулся Мортан. -- Да и сын ей поможет, если что. Да и мы ненадолго, послезавтра назад обернемся.
   -- Да что же это ты пешком? -- снова стал добрым Рисмон. -- Вон, я сейчас скажу Голашу, он телегу быстро снарядит. А мы пока у меня посидим да квасу ядреного попробуем. Так выполнишь мою просьбу?
   -- Конечно! -- радостно отозвался Мортан.
   Вот староста расщедрился, так расщедрился! Так и быстрее и легче будет. Своего транспорта Мортан не имел. Охотника ноги кормят. Да ухаживать еще и за конем особой охоты не было. И так живности во дворе хватает. Да и то сказать, сколько раз в город выезжать? То-то и оно! Лучше на своих двоих.
  
   Даже трясущаяся на ухабах телега не могла испортить радостное настроение Мориты. Вчера она добыла двадцать три тетерки. Птицы к концу лета были упитанными. Два десятка Мортан сразу на ледник положил.
   На радостях он пообещал свозить Мориту в город. Давно уже не была она в Форт-Анаре. Мортан собирался сдать знакомому торговцу добычу, а на вырученные деньги справить Морите какую-нибудь обновку. Он разрешил Морите самой выбрать себе то, что ей по сердцу.
   О, Морита знала, что себе выбрать! Конечно же, первым делом колчан новый. Такой, как у Хогара, самого опытного охотника. Чтобы вот такой же узор был красивый. Еще надо десяток серебряных наконечников. Нечисть редко встречалась в лесу, но все же встречалась. А на этот случай стрелы с серебряными наконечниками -- первое дело. Еще бусы с эльфийскими рунами и гребень. Гребень она маме подарит. Да и братцу она нож обещала присмотреть. Скоро Морату четырнадцать исполнится, подарок будет кстати.
   Морита покосилась на отца. Планы планами, а вот как Мортан отнесется к этому?
   А Мортан, развалившись на сене, устилавшем дно телеги, бездумно смотрел в высокое синее небо, наслаждаясь поездкой. А чего беспокоиться? Дорога обещала быть безопасной. Не зима, чай! Волки в глубине леса попрятались. Орки давно уже не появлялись. А если люди плохие попадутся, так вон Морита да Голаш их сразу приметят. Три лука со стрелами и топорик удобный на поясе Мортана -- этого хватит, чтобы разбойнички к ним относились с уважением. Да и много ли поимеют с них? Вообще-то много, решил Мортан, похлопав по мешку со шкурами и свежей дичью, лежавшему рядом.
   Он захватил соломы и аккуратно прикрыл ею мешок.
   -- Это чтобы солнце не напекло, -- пояснил он в ответ на недоуменный взгляд дочери. -- Ты присматривай за дорогой, присматривай!
   Морита, перехватив взгляд отца, сразу подобралась и притянула к себе поближе лук.
   Вот теперь можно быть спокойным. Если уж Морита высматривает, то она не пропустит ни единой мелочи. Мортан с удовольствием потянулся и, не обращая внимания на тряску телеги, задремал.
  
   Форт-Анар не особо крупный город. Конечно, с таким городом, как столица Трантай не сравнить. Но, как и всякий уважающий себя город, Форт-Анар имел все атрибуты. То есть ратушу, рынок, крепостные стены, телепорт и толстого мэра. Как показывает история, чем толще мэр, тем выше благосостояние. Так что, если судить по упитанности мэра Форт-Анара, то жители городка жили не очень бедно.
   Въезд в город осуществлялся через западные ворота. Там дежурили стражи порядка, и обязательно имелся маг. Существовал целый список запрещенных к ввозу в Форт-Анар предметов. А что вы хотите? Городок-то приграничный. Эти предметы следовало выявлять и изымать. Так вот, маг и занимался тем, что выявлял, а стражи изымали выявленное. А там уж по обстановке -- либо в пользу королевства, либо в пользу стражей и мага. ...Мда. Почему-то в пользу королевства уходили вещи малопригодные в хозяйстве.
   Мортан в наличии запрещенных к ввозу товаров не имел. Он попрощался с Голашем, договорился о том, что тот будет ожидать его на этом месте через день, и направился к воротам, увлекая за собой глазевшую по сторонам Мориту.
   Как всегда после несколько дремотных Мурыж многолюдье Форт-Анара подавляло. Ну, это для Мориты было многолюдье. Мортан уверенно двигался по узким улочкам, направляясь к знакомой таверне, где всегда останавливался во время визитов в городок. Хозяин таверны Карон был родом из соседнего поселка и делал скидку землякам.
   Вывеска, висевшая над входом таверны, удивила Мориту. Там была изображена какая-то птица. Ну, то, что это птица, подтверждали крылья. Но все остальное! Было такое впечатление, что какой-то шутник вставил в эту птичку раструб мехов и основательно потрудился, накачивая их. Птица была похожа на шар с крыльями. Расправленный веером хвост. Венчала все это странная голова с красной соплей, свисающей у клюва. Чуть ниже располагалась надпись. Морита, как и положено охотнице и девице шестнадцати лет от роду, умела читать и писать. Недаром писарь занимался с ребятишками два раза в седмицу.
   -- "Надутый индюк", -- вслух прочитала Морита и озадаченно посмотрела на отца. -- Ну, то, что он надутый, я и так вижу. Но что это за птица такая, и за какие провинности ее надули?
   -- Не знаю, -- отозвался Мортан, толкая дверь. -- Карон говорил, что такие водятся на юге. А надуваются они сами. Это у них привычка такая.
   -- Таких подстреливать опасно, -- задумчиво сделала вывод Морита. -- Проткнешь стрелой, так она со свистом куда-нибудь улетит. Ищи потом.
   -- Мортан, дружище! -- радостно бросился навстречу вошедшим невысокий крепыш, сияя широкой плешью. -- Давно я уже тебя не видел. Что так редко стал заглядывать?
   -- Да вот, все дела, дела, -- оправдывался Мортан, обнимаясь с хозяином таверны и хлопая его по спине. -- Сам знаешь, осень близко, а там и зима не за горами. Надо успеть все заготовить.
   -- А это что за красавица? -- обратил внимание на Мориту Карон. -- Никак твоя дочь?
   -- Она, -- с удовольствием похвастался Мортан.
   -- Поди уж и жениха присмотрела? -- умильно рассматривая Мориту, поинтересовался хозяин.
   -- Ну... -- замялся Мортан.
   -- Как?! -- изумился Карон и затараторил: -- До сих пор никого не присмотрел? Тогда ты вовремя ко мне зашел! Старина Карон обеспечит тебя женихами самой высокой пробы. Ты уж мне поверь! Конечно, на благородных рассчитывать не стоит, но купца средней руки сосватать могу. Да и зачем этой красавице благородные? Так, шик один. А вот купец сможет обеспечить полный пансион! Вот имею на примете одного парня, так он...
   -- Хватит! -- рыкнул Мортан, прихлопнув ладонью по широкой столешнице. -- Товар пока не продается.
   -- А я того парня, если он меня рассердит, с одной стрелы прибью! -- заверила в свою очередь и Морита. -- И вообще, я в городе жить не могу. Тут следов нет и дичь вшивая.
   -- Ты не волнуйся, красавица! -- заверил несколько опешивший Карон. -- Если надо, то тебе следы и дичь обеспечим, сколько душе угодно.
   -- Рано ей еще, -- вынес вердикт Мортан. -- Только начала на приданое зарабатывать. Кстати, купец Мусташ в городе?
   -- В городе, в городе, -- заверил Карон. -- Ты гляди! Сама себе на приданое зарабатывает! Это как?
   -- Охотница! -- с гордостью сказал Мортан и многозначительно добавил: -- По пушному.
   -- А? -- хозяин таверны вопросительно взглянул на мешок у ног Мортана.
   -- Ее! -- кивнул Мортан. -- Вот, приехали обновку какую купить.
   -- Значит, как обычно, в кредит, -- решил Карон, -- пока купцу Мусташу свою добычу не продашь.
   -- Да уж, -- согласился Мортан. -- Комнату какую дашь? Только не ту, что угловая! Там дует, и шум сильный.
   -- Э-э-э... -- замялся Карон.
   -- Да расплачусь я с тобой! -- сердито пообещал Мортан.
  
   Морита проснулась утром, отца в комнате уже не было. Она успела привести себя в порядок, когда у двери послышались шаги. Вошел Мортан в сопровождении невысокого мужчины. Тот был худощав, одет в добротный костюм, на пальце поблескивал перстень. Узкое лицо было очень подвижно. Глубоко посаженные глаза, казалось, видели все.
   -- А, встала уже? -- одобрительно сказал Мортан. -- Это моя дочь, Мусташ.
   -- Угу, -- отреагировал купец и кивнул Морите. -- Показывай товар. Учти, я возьму только качественный.
   Морита видела, и не раз, как принимал шкуры приказчик, приезжавший в Мурыжи. Он брал весь товар оптом. Конечно, торговались все почем зря. Но то, что она увидела на этот раз, превосходило все.
   Мортан любил и умел торговаться. То же самое можно было сказать и о Мусташе.
   Шкуры были извлечены на свет. Каждая тщательно осматривалась. Их встряхивали и снова осматривали. Дули против шерсти, рукой приглаживали и снова дули. В разговоре встречались какие-то мудреные слова, значения которых Морита уловить не могла. Кажется, упоминалась какая-то мздра. Что это за мздра такая? Купец и охотник яростно спорили. Они то горестно мотали головой и протягивали друг другу руки для скрепления соглашения, то снова переходили на повышенные тона, и спор разгорался с новой силой.
   Но расстались они вполне довольные друг другом и результатом. Мусташ ушел, унося с собой все шкуры. Они оказались высокого качества, несмотря на то, что были добыты еще зимой. Мортан умел хранить товар.
   Отец, довольно улыбаясь, пересчитал монеты и ссыпал их в кошель.
   -- Конечно, он продаст их втридорога, -- хмыкнул Мортан. -- Но я с него содрал все, что смог. Тут тебе хватит на все, и еще останется. Сейчас перекусим и пойдем на рынок.
  
   Рынок! Есть что-то такое, что делает это место притягательным для людей. Наверное, этот дух, шум, торговля, множество различных товаров, хитрые продавцы и въедливые покупатели, стража и воры, разговорчивые продавцы тканей, мощные мясники, обстоятельные оружейники и солидные ювелиры чем-то притягивают к себе. Хочется бродить по рядам, высматривая все новые и новые покупки. Именно здесь можно наблюдать городскую жизнь во всем ее разнообразии. Именно здесь, и только здесь ты сможешь узнать все новости, а также множество их вариаций.
   Мортан сразу же повел Мориту к ряду кожевенников. Колчан -- дело серьезное. Он придирчиво осматривал все, что выбирала Морита. Засовывал руку в колчан, оценивая качество внутренней выделки. По большей части он отрицательно качал головой, огрызаясь на продавца, мол, за такие деньги мог бы и покачественнее товар предлагать. Но все же, в конце концов, колчан был приобретен. Именно такой, какой Морита видела в своих мечтах. Искусно разрисованный, с таинственными эльфийскими рунами, с удобным ремнем и креплениями. Покупка остального из списка Мориты не составила особого труда.
   -- Ну, все! -- отдуваясь, сообщил Мортан. -- Теперь можно возвращаться в таверну.
   Морита кивнула, бережно поддерживая сумку с драгоценными покупками.
   -- Ах, да! -- неожиданно хлопнул себя по лбу Мортан. -- Надо зайти к магам. Рисмон просил. Ну, это я и сам смогу. Дорогу назад, в таверну, найдешь?
   Морита испуганно посмотрела на толпу и перевела растерянный взгляд на отца.
   -- Ясно! -- кивнул Мортан. -- Не найдешь. Это тебе не лес! Это там заблудиться невозможно, а тут очень даже просто. Ладно, идем вместе. Только от меня ни на шаг!
   То, что здание, к которому они подходили, принадлежит магам, Морита поняла сразу. Ну, где еще может быть такая крыша? Она переливалась всеми цветами радуги. На площади перед входом стояли двое мужчин в одеждах с эмблемами магов. Они наблюдали за изменениями в цветовой гамме крыши. То один, то другой что-то коротко говорили и взмахивали рукой. Мельтешение цветов на крыше в зависимости от этого то ускоряло, то замедляло свое движение.
   Мортан некоторое время постоял в нерешительности, но не отважился прервать спор магов. Он направился к входу. Морита послушно следовала за ним.
   Охотник взялся за ручку двери, когда она сама распахнулась. Перед ними возник достаточно молодой человек. Он придирчиво осмотрел Мортана, не обращая на Мориту совершенно никакого внимания. Ну, конечно, кто она для него -- обыкновенная сельская девчонка.
   -- По какому делу? -- коротко осведомился молодой человек.
   -- У меня к тану Муритару дело, -- ответил Мортан.
   -- Тан Муритар -- глава магов Форт-Анара, и у него очень занятой день, -- сухо сказал молодой человек.
   -- А я специально приехал издалека для встречи с ним, -- упрямо заявил Мортан. -- У нашего старосты с ним, между прочим, есть договор, который все обязаны выполнять.
   -- Ты что-то пытаешься сказать нам об обязанностях, деревня? -- презрительно спросил привратник.
   -- Что за шум?
   Из-за двери появился еще один маг, постарше и, судя по всему, повыше рангом, потому что молодой человек отступил от двери и почтительно поклонился.
   -- Эти деревенские ломятся сюда и требуют встречи с самим таном Муритаром, -- доложил молодой маг.
   -- Клиенты не ломятся! -- поправил его старший маг. -- Клиенты навещают нас и высказывают свои пожелания. Неважно, откуда они к нам прибыли, но все имеют право на внимание с нашей стороны. В определенных пределах, разумеется. Зачем вам нужен тан Муритар? Наверное, мы можем решить наши проблемы, не прибегая к его помощи?
   -- Но староста Рисмон сказал, что именно с ним он заключал договор, -- воскликнул Мортан.
   -- Рисмон? -- брови мага подпрыгнули вверх. -- Так ты из Мурыж? Как же, как же! Помню. Но для этого совсем не обязательно звать тана Муритара. Я договаривался с Рисмоном. Пойдем, ты расскажешь суть дела, по которому прибыл.
   -- Подожди меня тут! -- распорядился Мортан, обращаясь к Морите, и прошел в дверь вслед за магом.
   Морита вздохнула и, оглянувшись вокруг, заметила небольшую, удобную на вид лавочку. Она прошла к ней и присела, приготовившись терпеливо ждать отца.
   Ждать было нескучно. На площади перед Домом магов было много такого, за чем было интересно наблюдать.
   Некоторое время Морита, разинув рот, наблюдала из игрой красок на крыше. Потом заиграл фонтан, выбрасывающий струи воды на разную высоту. Морита зачарованно слушала эту музыку, так непохожую на ту, что иногда звучала в их поселке.
   Мимо проходили люди, занятые своими делами. Они были такими разными. Морита не могла понять, что их заставляет жить здесь, среди каменных строений, далеко от природы и вольного воздуха. Она во все глаза смотрела на них и не замечала, как за ней самой наблюдает невысокий сухощавый человек со значком боевого мага на левой стороне груди. Он, глядя на нее, все больше хмурил брови, потом решительно направился через площадь к ней.
   -- Здравствуй, девушка, -- поздоровался он, заставив Мориту испуганно подскочить на месте.
   -- Здравствуйте... тан, -- наконец, совладав с собой, отозвалась Морита, заметив значок мага.
   -- Что ты тут делаешь? -- поинтересовался маг. -- Ты хочешь войти в этот дом, но не решаешься?
   -- Я тут жду отца, -- отозвалась Морита.
   -- И только? -- прищурился маг.
   -- Да, -- Морита неуверенно взглянула в серые глаза незнакомца.
   -- Не может быть, чтобы ты не замечала за собой некоторых странностей.
   Морите казалось, что взгляд мага пронзает ее. Она буквально ощущала, что он видит ее насквозь. Не сказать, чтобы это было приятно. Она попятилась.
   -- Ну-ну! -- успокаивающе сказал маг. -- Не бойся меня, девушка. Меня зовут тан Хараг. А тебя?
   -- Морита.
   Она все еще испуганно глядела на тана Харага, чувствуя, что в нем кипят могучие силы. Силы, ей непонятные и от этого еще более пугающие.
   -- Так вот, Морита, -- лицо мага неожиданно стало добрым и приятным. -- Твой дальнейший жизненный путь будет пролегать именно через это здание. У тебя есть Дар. А я, как выявивший его, не имею права упускать молодое дарование.
   -- Но я же ничего не умею, кроме... -- Морита замялась.
   -- Это не беда! Научим. Что? Кроме чего? -- насторожился Хараг.
   -- Ну, это так... показалось, наверное, -- Морита совсем смутилась.
   -- Не волнуйся! Успокойся! Вот так. Дыши глубже! -- голос мага стал глубоким и размеренным. -- Теперь расскажи мне, что произошло с тобой необычного.
   Морита ощутила, как ее охватила теплая волна, смывая все страхи. Неожиданно она почувствовала глубокое доверие к этому симпатичному тану Харагу. И она выложила ему все без утайки. И как притянула к себе утку, как стряхнула с ели глухаря, как прыгают в руку стрелы. Рассказала и о том, что скрывает эти возможности от односельчан.
   -- Мда, -- задумчиво изрек Хараг, внимательно слушавший девушку. -- Предрассудки довлеют над массами. А этот случай спонтанной магии весьма интересен. Немногие могут что-то сделать, не начав обучения. Хотя при четвертом уровне такое возможно, вполне.
   -- Кто ты, незнакомец? -- неожиданно раздался строгий голос отца. -- Какое дело у тебя к моей дочери?
   -- Я так понимаю, что это и есть твой отец? -- вопросительно поднял бровь тан Хараг.
   Морита молча кивнула.
   -- И зовут его?..
   -- Мортан.
   -- Представь меня своему отцу! -- распорядился тан Хараг.
   Мориту такое требование несколько удивило. Что ему, тану Харагу, самому представиться трудно? Но она послушно повернулась к Мортану и представила ему мага.
   -- Простите, тан Хараг, -- поклонился Мортан. -- Но вы сами понимаете, что я беспокоюсь о своей дочери.
   -- Ну, все. Можете умерить свое волнение, -- небрежно сказал Хараг. -- Отныне мы побеспокоимся о ней.
   -- Что вы имеете в виду, тан Хараг? -- насторожился отец.
   -- Вы отлично знаете, что! -- нахмурился Хараг. -- Ведь именно вы запретили своей дочери демонстрировать свои необычные способности! Ведь именно вы -- преступно, заметьте -- вопреки указу его величества не сообщили об ее необычных способностях ближайшему магу. У вашей дочери, любезный Мортан, четвертый уровень Дара. А вы намеривались скрыть это.
   -- Но, тан...
   Лицо отца покраснело, на лбу выступила испарина.
   -- Ну да, -- кивнул тан Хараг. -- Я знаю, как в глубинке относятся к таким явлениям. Но не думаю, что это может служить смягчающим обстоятельством.
   -- Ее прапрабабка была ведьмой, -- выпалил Мортан. -- Ох, и вредной, надо сказать! А народ такие вещи помнит.
   -- Она была природной ведьмой? -- нахмурился тан Хараг. -- Или она проходила где-то обучение?
   -- Так откуда мне знать? -- пожал плечами Мортан. -- Вроде как природной.
   -- Вот! -- торжественно поднял указательный палец Хараг. -- Вот что бывает, если скрывать такие случаи. Если бы ваша прабабка прошла Школу, то такого бы не случилось. Наши темные выпускники отлично знают, что можно делать, а что нет. Так вот, ваша прабабка, скорее всего, заключила договор с... ну, не буду поминать. А такие вещи даром не проходят. Она уже померла?
   -- Так... да, -- опешив, отозвался Мортан.
   -- И вы ее в землю закопали? -- обеспокоенно спросил Хараг. -- Как же мне теперь вас спасать?
   -- Да нет! -- заторопился Мортан. -- Земля ее не приняла.
   -- Фух! -- выдохнул Хараг. -- Сожгли?
   -- Ага!
   -- Хорошее средство, -- со знающим видом кивнул Хараг.
   -- Ну, так... -- Мортан кивнул на дочь. -- Праправнучка ее.
   -- Умм? -- Хараг обхватил подбородок ладонью. -- Это несколько меняет суть дела. Но она однозначно не темная. Тем не менее, я ее забираю в Школу. Алмаз только после огранки становится бриллиантом.
   -- Но как же?.. -- беспомощно воскликнул отец.
   -- Она будет на полном пансионе, -- тан Хараг многозначительно кивнул. -- Причем на таком, что вам и не снился.
   -- Мы не бедные люди! -- оскорбился Мортан.
   -- Но вы простые люди, -- мягко напомнил тан Хараг. -- А ваша дочь, как только будет зачислена в Школу, получит дворянское достоинство. Впрочем, уже сейчас к ней можно обращаться как к танессе. Ведь она со мной. Не волнуйтесь! Она сможет вас навещать на каникулах. Можете сейчас попрощаться. У меня еще есть некоторое время в распоряжении.
   -- Но мне надо забрать с собой мои лук и стрелы, -- вспомнила Морита.
   -- Лук и стрелы? -- удивленно взглянул на нее маг. -- На тот случай, если ты вдруг не расслышала: мы отправляемся туда, где тебя будут учить пользоваться магией, но ни в коем случае не стрельбе из лука.
   -- Но я же охотница! -- запротестовала Морита.
   -- Там не на кого охотиться, -- отрезал тан Хараг. -- Разве что на леших. Но смею тебя уверить, первая же твоя охота на них закончится жалобой. Прощайтесь!
   Морита повернулась к отцу. Тот вздохнул, печально улыбнулся и привлек к себе дочь.
   -- Ты передай им всем мои подарки, -- попросила Морита, едва не плача. -- А мамочке скажи, что я ее люблю и буду всегда помнить...
   -- Да что ты говоришь? -- воскликнул Хараг. -- Как будто навсегда расстаетесь. Ты можешь ездить домой хоть каждые каникулы! А первые у тебя состоятся этой осенью.
   -- А что будет потом? -- спросил Мортан мага. -- Ну, когда она выучится?
   -- Так как ее обнаружили мы, а не она сама пришла, то она будет обучаться по договору аренды, -- пояснил Хараг. -- После завершения обучения она, скорее всего, вернется в Форт-Анар. А если ваш поселок будет достаточно богат, чтобы оплатить ее содержание, то она может переехать и в ваш поселок. Но это в том случае, если она не будет боевым магом. Ты уж прости, но боевые маги -- редкость, и всех их забирает себе корона.
   -- Да какой из меня боевой маг? -- горько улыбнулась Морита. -- Мне бы хоть чему-то обучиться.
   -- А за это можешь не переживать! -- улыбнулся тан Хараг.
   Он отстегнул свой знак и запрятал его в карман.
   -- Я тут выполняю определенную миссию, -- ответил Хараг на удивленные взгляды Мортана и Мориты. -- Вот как раз можно и соединить два дела. Проверить, как тут несут службу, и отправиться после этого в Школу.
   Маг уверенно шагнул к двери.
   -- Следуй за мной! -- распорядился он.
   -- Там такой строгий маг за дверью, -- решила предупредить тана Харага Морита.
   -- Это хорошо! -- кивнул тан Хараг. -- Дежурный маг и должен быть строгим, но без грубости!
   Он подошел к двери, и она сама распахнулась перед ним.
   На пороге возник давешний молодой человек.
   -- По какому делу? -- обратился он к тану Харагу.
   -- А куда вы дели свое "здравствуйте", молодой человек? -- поинтересовался Хараг. -- Почему вы первым делом не рассматриваете ауру?
   -- Но... -- растерялся маг.
   -- Да! -- напирал тан Хараг. -- Я понимаю, что ваш уровень далек от высокого, но уж определять ауры вас должны были научить! И если бы вы это сделали, то не задавали бы мне глупых вопросов. Как маг я имею полное право заходить сюда!
   -- Простите, уважаемый! -- вытянулся перед ним молодой человек. -- Проходите! Чувствуйте себя как дома.
   -- Вот за то, что уставную фразу не забыл, хвалю, -- серьезно сказал тан Хараг, делая шаг в коридор.
   Морита двинулась было за ним, но молодой был начеку. Он перегородил ей дорогу и хмуро спросил:
   -- А ты куда прешься, деревня?
   -- Фи! -- резко обернулся тан Хараг. -- Что за тон? Откуда вы набрались такой лексики? У вас что, с памятью проблемы? Почему вы опять не рассмотрели ауру этой девушки? Какую Школу вы заканчивали?
   -- Строградскую, -- автоматически ответил молодой маг.
   -- Я всегда подозревал, что там относятся к обучению спустя рукава, -- сердито сказал тан Хараг. -- Но чтобы до такой степени! Эта девушка со мной!
   Привратник отодвинулся, и Морита прошмыгнула мимо него к тану Харагу. Дверь за ее спиной закрылась, отгораживая от всей прошлой жизни. Тан Хараг озирался по сторонам, цепким взглядом вылавливая нарушения.
   -- Угу! -- бормотал он. -- Стенд правил надо бы обновить... а вот пояснения могли бы и более крупными буквами нарисовать... А почему уголок посетителя не оборудован должным образом?
   Тан Хараг строго взглянул на молодого мага.
   -- Вызови-ка сюда вашего главу магов, Муритара ад Гара, если мне не изменяет память.
   -- Тан Муритар занят! -- буркнул молодой маг. -- Кто вы такие, чтобы отрывать его от дел?
   -- Ну, видно, что не наш выпускник, -- хмыкнул тан Хараг. -- Наши всегда были самыми сообразительными. А уж чутье на запах жареного у них на порядок выше! А этот стоит себе и в ус не дует! Думайте, молодой человек, думайте! Развивайте мозги! Если вы, столкнувшись с необычной ситуацией, вызовите своего начальника, то это плюс! Если же его вызову я, доведенный до белого каления вашей несообразительностью, то это конкретный минус! Рискну предположить, что у вас сейчас минимальное жалование. А если еще и штраф на вас наложат (а на вас его таки наложат!), то у вас будет совсем бледный вид.
   Молодой маг испуганно дернулся, сглотнул, зажмурил глаза и что-то пробормотал.
   -- Ну, хоть формулу вызова не забыл, и то хлеб! -- кивнул тан Хараг, наблюдая за мучениями молодого мага. -- Вот, Морита, после обучения в нашей Школе ты в подобной ситуации никогда не окажешься! Ну, если ты, конечно, будешь добросовестно относиться к обучению.
   -- Что это ты там бормочешь? Я так ничего и не понял! -- раздался громовой голос от лестницы. -- Что за строгий маг? Откуда он тут взялся?
   -- Это я, Муритар! -- расплылся в улыбке тан Хараг и, подмигнув Морите, тихо сказал:
   -- Вот смотри, в чем различие между нашим выпускником и выпускниками других школ!
   Он повернулся к появившемуся магу.
   -- Или ты можешь сказать, что я не строг? А откуда я взялся, это уже, прости, не твое дело!
   Лицо тана Муритара, узревшего своего гостя, вытянулось. В коридоре стало намного светлее. За спиной Муритара распахивались двери, и из них выскакивали маги, ошеломленно оглядываясь по сторонам.
   -- Смирно стоять! -- гаркнул Муритар. -- Мы приветствуем великого Харага, оказавшего нам честь своим визитом! Здесь все в вашем распоряжении, тан Хараг!
   -- Вот! -- удовлетворенно кивнул Хараг. -- Сразу видна наша выучка!
   Он сделал несколько шагов, рассматривая магов за Муритаром.
   -- Неплохо! Устройте эту девушку! Я потом ее заберу. А с вами, тан Муритар, у нас сейчас состоится беседа. Я сюда явился с проверкой. Несмотря на некоторые недочеты, впечатление не так уж и печально. Приготовьте учетные книги!
   Муритар посторонился, пропуская тана Харага, свирепо глянул на побледневшего молодого мага и двинулся вслед за своим гостем.
   -- Позаботьтесь о девушке! -- бросил он на ходу одному из подчиненных.
  
   Телепорт по-настоящему испугал Мориту. Он был настроен на столицу. За перенастройку взялся лично тан Муритар. Он колдовал над ним, сверяясь по свитку. Тан Хараг контролировал процесс. Нельзя сказать, что это дело Муритару очень нравилось. Но он был единственным магом с третьим уровнем Дара в Форт-Анаре. На его вопрос, почему бы тану Харагу не воспользоваться разовым заклинанием, тот отрезал, что перенастройка телепорта входит в проверку.
   Морита смотрела, как во все стороны от ворот телепорта брызжут разноцветные лучи насыщенного света. Высокие звуки, похожие на удары гонга, то и дело доносились от места работы. Это пугало и восторгало Мориту.
   Наконец тан Муритар закончил настройку. Он в изнеможении отошел от телепорта, поглядывая на тана Харага. Тот пристально осмотрел телепорт и благосклонно кивнул.
   -- Вроде бы ничего не напутал. Молодец! Но вот с векторами мог бы и побыстрее управиться.
   -- Так ведь перенастройка у нас дело нечастое, -- начал оправдываться Муритар.
   -- Вы ею должны владеть в любом случае! -- нахмурил брови тан Хараг. -- Это диктуется и положением Форт-Анара. Орки недалеко, и, возможно, потребуется срочная переброска сюда свежих магических сил.
   -- Так ведь эти силы в столице, -- удивленно вскинулся Муритар.
   -- В столице находится королевский ковен, но это формально. А силы находятся в другом месте, о котором тебе дадут знать в случае нужды. ...Где моя юная спутница? Я отправляюсь немедленно. Да! И сделай небольшую выволочку этому обалдую на входе. Нужно службу нести, а не грубить посетителям.
   Тан Хараг ухватил подошедшую Мориту за руку и шагнул к телепорту.
   -- Да не дергайся ты! Иди за мной, и все будет в порядке!
  
   Место, в котором Морита оказалась в следующее мгновение, поразило ее еще больше. Если в Форт-Анаре сущестовал один единственный телепорт, то тут их было множество. Они рядами располагались в огромном зале. Одни из них были темными и пустыми, другие ярко светились и жили своей какой-то таинственной жизнью. Между ними ходили молодые и не очень молодые маги, все они были одеты в одинаковые куртки с каким-то рисунком на спине.
   Тан Хараг повлек Мориту к выходу. Встречные уважительно с ним раскланивались, из чего Морита сделала вывод, что тан Хараг очень влиятельное лицо в этом месте.
   -- Первым делом мы определимся с направлением, которое тебе подходит более всего, -- деловито сообщил тан Хараг. -- Сейчас я проведу тебя в комнату. Там будет темно, но ты не пугайся! Это так надо. Потом в каком-то месте (честно говоря, я и сам не знаю в каком) появится светящаяся каким-нибудь светом табличка. Да-да! Она будет висеть в воздухе. ...Нам сюда! ...Твоя задача: подойти к ней и взять того же цвета кольцо, которое будет находиться под табличкой. Потом ты выйдешь ко мне. Все очень просто, не правда ли?
   Морита ошарашенно молчала, безропотно подчиняясь стремительному движению тана Харага.
   В комнате, в которую Мориту втолкнул это странный маг, все так и произошло. Засветилась табличка, озаряя тусклым багровым светом окружающее пространство. Через некоторое время под ней засияло алым цветом небольшое колечко. Морита осторожно ухватила его двумя пальцами и, держа его на вытянутой руке, поспешила к двери.
   Надо сказать, что тан Хараг был очень удивлен, увидев трофей Мориты.
   -- А что, другого цвета там не было? -- поинтересовался он, рассматривая кольцо, которое ему протянула девушка.
   -- Там только это засветилось, -- растерянно отозвалась она.
   Морите показалось, что тан Хараг недоволен. Неужели она принесла ему не то кольцо? А какое еще она могла бы ему принести, если других не было?
   -- Мда! -- задумчиво потер подбородок тан Хараг. -- Но делать нечего! Быть тебе боевым магом, девушка. Хоть и не девичье это дело. По слухам, у тебя будут подруги. Слыханное ли дело? Три девицы одновременно будут обучаться на боевых магов! Учти, я строг, но справедлив. И главное: на меня всякие ваши женские штучки-дрючки не действуют.
   Тан Хараг величественно направился к выходу из здания, сделав Морите знак следовать за ним.
  
   Морита вышла на крыльцо своего домика и глубоко вдохнула свежий лесной воздух. Было непривычно тихо, да и непривычно тепло. Дома, на Севере, всегда в это время было шумно, и первые заморозки уже сковывали лужи.
   Надо осмотреться, пока есть время! Тан Хараг сказал, что за ней должны зайти. Речь идет о какой-то церемонии возведения. Что это за возведение такое, и куда, собственно, ее будут возводить -- Морита не могла представить и предпочитала этим не заморачиваться. Она легко спорхнула с крыльца и бесшумно углубилась в заросли орешника неподалеку.
   "Вот что означает быть охотником", -- с гордостью подумала Морита, рассматривая небольшое существо, копошащееся у корней молодой березки. Существо и не подозревало о том, что за ним наблюдают. Что-то похожее на человечка деловито шарило ручками в траве и бубнило себе под нос:
  
   -- Расти, трава, закрой ты землю!
   Пусть к корням влага побежит,
   Ко всяким бедам леший внемлет,
   И лес от бед он защитит....##1
  
   ##1 Простой заговор на рост трав (действует исключительно у леших).
  
  
   Под ногой Мориты едва слышно хрупнула веточка. Леший всполошенно вскочил и обернулся на звук.
   -- Ой, извини! -- попросила Морита. -- Я тут мимо проходила.
   -- Тю! Человеческая баба, -- облегченно выдохнул тот. -- Я уж думал, проверяющий. Ну, и чего тебя мимо носит?
   -- А ну не груби! -- прикрикнула Морита. -- Я, между прочим, охотница. Вот раздобуду свой лук, тогда попробуй погруби. Быстро стрелами обрастешь.
   -- А я тебя сейчас заговором оплету, будешь тогда в трех соснах до скончания дней плутать, -- пообещал маленький лесовик. -- Никакого лука тут не раздобудешь.
   -- Не выйдет! -- злорадно сообщила ему Морита, показывая маленький корешок, который всегда носила на груди. -- Я хорошая охотница. Да и ваш народ знаю хорошо.
   -- Олений корень? -- безнадежно спросил леший, вглядываясь в корешок.
   -- Он, -- кивнула девушка. -- Так что давай не ссориться. Меня Моритой зовут, а тебя?
   -- Михась я, -- сообщил леший. -- Да, с оленьим корнем лучше не ссориться. А что это ты тут, охотница, в лесу Школы потеряла?
   -- Я теперь тут учиться буду, -- гордо сообщила Морита.
   -- А-а-а... Охотиться тоже будешь? -- осведомился леший. -- Ты смотри, у нас тут леса заповедные, коронные. Охота только королю разрешена. Но он тут отродясь не бывал.
   -- Не буду, -- вздохнула Морита. -- Разве что немного по следам похожу, чтобы навыки не забыть. А ты здесь один живешь?
   -- Что ты, что ты? -- замахал лапками Михась. -- Разве я тут один управлюсь? Нас много тут. Как Школа возникла и тан Горий призыв бросил, так сюда народ со всего герцогства вашего набежал.
   -- Какой народ? -- удивленно оглянулась по сторонам Морита.
   -- Наш народ, -- сварливо отозвался Михась. -- Мы же не люди, толпами бегать. Лешие -- народ тихий и незаметный. Тан Горий нас тут приютил, работу дал, защиту пообещал. Так с тех пор тут и обитаем.
   -- Как интересно! -- воскликнула девушка.
   -- Ладно, что-то я заболтался с тобой, -- Михась повернулся, собираясь кануть в лесу. -- Так и быть! Можешь тут расхаживать. Только гнезда не разоряй! А то знаю я вас, людей.
   Морита только хмыкнула, наблюдая, как Михась обернулся во что-то серенькое и мгновенно исчез из виду. Гнезда не разоряй! Да зачем они ей, Морите?
   -- А лук все-таки достать надо, -- вздохнула она, направляясь к дому. -- Не дело охотнице без лука и стрел ходить в лес.
  
   Раздался легкий стук в дверь. Морита быстро ее отворила и уставилась на женщину, которая стояла на крыльце.
   -- Морита? -- осведомилась она.
   -- Да, -- несмело отозвалась северянка.
   -- Следуй за мной! -- распорядилась женщина, разворачиваясь. -- Мы должны вовремя быть на церемонии.
   -- Какой церемонии? -- спросила Морита, пытаясь не отставать от женщины, которая оказалась весьма быстрым ходоком.
   -- Разве тан Хараг не просветил тебя? -- удивилась та. -- Церемония возведения в дворянское достоинство. Это обязательная процедура для всех, кто его не имеет и поступил в нашу Школу.
   -- Ой! -- даже остановилась Морита, горестно рассматривая свой непрезентабельный вид. -- Там, наверное, все сплошь благородные будут, а я и не одета празднично.
   -- Не бойся, девочка! -- улыбнулась ей, тоже остановившись, женщина. -- Мы там всякого навидались. Вот, к примеру! Вчера один рыжий нахал умудрился у управляющего герцога монокль на золотой цепочке увести. Да так ловко это сделал, что управляющий даже и внимания не обратил на утрату. Хорошо еще, что тан Горий вовремя заметил! А то шума было бы!
   -- А что за это воришке было? -- поинтересовалась Морита, снова устремляясь за женщиной.
   -- А что? Он же теперь благородный, -- хмыкнула та. -- Две оплеухи и десяток розог на заднем дворе. Разве что тан Горий собственноручно экзекуцию проводил. Ничего не поделаешь, указы его величества надлежит выполнять. Тан Горий по всем правилам вызвал рыжего на магическую дуэль, без долгих разговоров его спеленал и высек. Сек, пока тот не признал себя побежденным.
   -- И что? Признал? -- зачарованно спросила Морита.
   -- А как же! -- звонко засмеялась женщина. -- Так верещал, что за версту слышно было! Да ты его еще увидишь. Этот шалопай будет в одной с тобой группе учиться.
   -- С вором в одной группе? -- ужаснулась Морита.
   -- Не с вором! -- строго поправила ее женщина. -- Тан Горий, как победивший, воспользовался своим правом и навсегда поставил магический заслон в сознании этого юноши. Теперь Жерест ад Туран никогда не сможет ничего стащить, по поводу чего и пребывает сейчас в самом дурном расположении духа.
   -- Ну, у меня ему бы и нечем было поживиться, -- вздохнула Морита.
   -- Не беспокойся, уже к вечеру у тебя будет все, что необходимо, -- успокоила ее женщина.
  
   Морита вошла в зал и остановилась, боязливо рассматривая собравшихся людей.
   -- Ага! Вот и она! -- воскликнул тан Хараг. -- Подойди сюда, Морита. Лэр Тород, прошу вас. Можно приступать.
   -- Единый, как это утомительно! -- буркнул тучный мужчина в богатой одежде и с золотой цепью на шее. -- Ну почему вы набираете столько безродных, тан Горий?
   -- Дар выбирает, а мы только следуем его выбору, -- отозвался мужчина в темно-синем костюме. -- У юношей благородного происхождения несколько иные интересы, да и не все они обладают Даром.
   -- Но мне от этого не легче! -- страдающим голосом заявил лэр Тород. -- К тому же здесь у вас невыносимо душно. Я, знаете ли, потею. Герцогиня опять будет морщить носик при встрече со мной.
   -- Что же вы молчали до сих пор, мой друг? -- удивился тан Горий. -- Эту маленькую неприятность мы устраним в мгновение ока. Только скажите, каким ароматом вы намерены сразить прекрасную герцогиню?
   -- Главное, чтобы не наповал, -- иронично хмыкнул тан Хараг, успокаивающе положив ладонь на плечо Мориты.
   Впрочем, сказано это было очень тихо, и лэр Тород не услышал его слов.
   -- Ну, тогда приступим! -- управляющий принял из рук тана Гория лист пергамента, вставил в правый глаз кольцо на золотой цепочке и прокашлялся.
   -- Согласно указу его величества Ритора Четвертого об уравнивании прав урожденных дворян с лицами, имеющими Дар магии, по повелению ныне здравствующего его величества Кронтая Первого девице Морите жалуется дворянское ненаследное достоинство. Отныне выше рекомая девица имеет право на титул баронессы и именование Морита ад Кервин, с ношением холодного оружия, грамоты и баронского перстня с именным символом. Ваш символ, танесса?
   Морита стояла с приоткрытым ртом, пораженно взирая на вельможу, который деловито ждал ее ответа.
  
   Баронесса! Морита шла по аллейке небольшого парка перед зданиями Школы, поглядывая на поблескивающий на ее пальчике перстенек с изображением оленя, пораженного стрелой. Ну, ничего особого она не ощущала. Почему ей раньше казалось, что дворяне какие-то другие, не такие, как все люди? Главное, чтобы этот перстень ей стрелять из лука не мешал! Морита решительно встряхнула волосами и ускорила шаг. Не хватало еще опоздать в столовую! Тогда до самого утра поесть нечего будет.
   -- Эй, Морита! -- донеслось до нее из-за кустов.
   Морита остановилась, удивленно вглядываясь.
   -- Это я, -- высунул из куста голову Михась, пугливо оглядываясь по сторонам. -- Помощь нужна.
   -- Какая? -- спросила Морита, с любопытством рассматривая лешего.
   Вот уж не ожидала она, что леший вдруг обратится к человеку. Обычно лесной народец предпочитал справляться сам.
   -- Ты говорила, что ты охотница? -- продолжал Михась.
   -- Я говорила, что я хорошая охотница, -- поправила Морита.
   -- Вот-вот, -- закивал леший. -- Надо одного плохого зверя проохотить. Совсем обнаглел. Наши ловушки обходит. Не иначе, как его кто темной магией накачал.
   -- Но я с магией пока еще не умею обращаться, -- растерялась Морита. -- Да и оружие мое дома осталось.
   -- Оружие есть, -- заторопился Михась. -- И с магией там проблемы не будет. Стрелы из леса Светлого. Тамошние ребята постарались. Уж и не знаю, как они эльфов уговорили. Только стрельнуть вот никто из наших не может. Не научены мы стрельбе. Мы больше по заговорам.
   -- Да где же я его найду? -- поразилась Морита. -- Вон, скоро стемнеет. Давай завтра, а?
   -- Не, -- покачал головой Михась. -- До завтра он еще кого-нибудь загрызет. Я же говорю, что зверь плохой. Он там след оставил. Ты говорила, что следы умеешь читать.
   -- Какой след? -- спросила Морита, двигаясь вслед за Михасем, нырнувшим снова в куст.
   -- Хороший след, -- прошипел Михась. -- Четкий. Я покажу.
   -- Да, а я без ужина осталась, -- вздохнула Морита, уклоняясь от веток.
   -- Ты давай дело сделай! Об ужине я договорюсь. Голодной не останешься, -- пообещал леший, выбираясь на едва заметную тропу. -- За мной иди!
   Михась на миг покрылся туманной пеленой, и перед Моритой заскакал заяц. Пришлось поднажать, чтобы за ним угнаться. Морита мчалась по тропке вслед за серым ушастым зверьком, едва успевая уворачиваться от встречных ветвей. Ясно, что эту тропу протоптали не люди!
   Заяц резко свернул на боковую тропку. Морита еле-еле успела ухватиться рукой за ствол деревца, росшего рядом и повернуть за Михасем.
  
   Небольшое озерцо с камнем на берегу, какое-то подобие берлоги, в которой, пыхтя, копается Михась. Морита осматривала место, в которое (она была убеждена в этом) еще не ступала нога человека. Из-под воды озерца на Мориту настороженно взирали два желтых глаза.
   Морита сжала в кулаке олений корень и показала глазам язык. Кикимор Морита не боялась. К тому же она была уверена в том, что эта ее не тронет. Раз Мориту привел сам Михась, то она становилась неприкосновенной для всего лесного народца.
   Из-под воды вырвались на поверхность несколько пузырей, потом показалась черная головка, на которой и сияли эти желтые глаза. Широкий, похожий на жабий рот приоткрылся.
   -- Не дразнись, а то на болота заведу, -- прозвучал дребезжащий голосок.
   -- Не пугай ее!
   Шум возни в берлоге Михася на мгновение прекратился для того, чтобы возобновиться с новой силой.
   Кикимора выбралась на камень рядом с Моритой. Она была небольшой, примерно с локоть высотой. Ее тельце покрывала какая-то дерюжка. Кикимора натянула на головку подобие шапочки с помятыми краями.
   -- Марва, -- представилась она.
   -- Морита, -- сделала реверанс Морита, вспомнив, что она с сегодняшнего дня благородная дама. -- Баронесса Морита.
   -- Фу ты ну ты! -- всплеснула лапками Марва. -- Да тут, куда ни плюнь, в благородного попадешь. Ты, девица, этим не хвастай! Тут что благородный, что нет, все одно. Болото всех примет.
   -- Я тебе что сказал? -- пропыхтел, выбираясь из берлоги, Михась. -- Не пугай ее! Она мой друг.
   -- А я тебе кто? -- резво обернулась к лешему Марва.
   -- Иждивенка, -- отрезал Михась.
   В лапках лешего Морита с удивлением увидела лук и колчан со стрелами. Вот так-так! Шикарный лук!
   -- Вот! -- Михась протянул Морите свою ношу.
   Морита осторожно взяла лук и внимательно его осмотрела. Хорош! Тетива из странного материала. Обычно ее делали из оленьих жил. Но тут что-то иное. А что стрелы? Стрелы тоже были необычными. Идеально ровные, чуть тоньше к наконечнику. Такая болтаться в воздухе из-за погрешности в изготовлении не будет. Точность обеспечит большую.
   Когда Морита вынула одну из стрел из колчана, она почувствовала еще одну особенность. Стрела как бы светилась сама по себе. Но свет ее был невидим простому глазу. Она светилась в другом смысле.
   -- Ну что? -- осведомился Михась. -- Пошли?
   -- Это ты куда собрался? -- проскрипела Марва.
   -- Зверя плохого охотить, -- повернулся к ней Михась. -- А ты в воду лезь! Не ровен час, он сюда зайдет. Ему все равно, кого жрать.
   -- Я лучше на болото побегу!
   Марва быстренько извлекла из-за камня котомку и спустилась к Морите.
   -- Пусть этот ваш зверь туда идет. Мы его встретим. Болото и не таких принимало.
   -- Ты осторожнее там, -- озабоченно проговорил Михась. -- Пока мы его охотить будем, он может и тебя встретить.
   Марва, не отвечая, шмыгнула в кусты.
   -- Пошли! -- скомандовал Михась, поворачивая в другую сторону.
   Шли недолго. На берегу лесного ручья Михась остановился и лапкой указал Морите на след, четко отпечатавшийся в глине. Морита присела, держа лук со стрелой наготове.
   След был оставлен внушительной лапой с четырьмя пальцами, каждый из которых завершался острым когтем.
   -- Когти не убираются, -- задумчиво проговорила Морита. -- Значит, не кошкообразный. По деревьям лазить не сможет. Это уже хорошо.
   -- Что же тут хорошего? -- удивился Михась. -- Он и на земле жрет так, что только держись!
   -- Зато, если что, можно и на дереве схорониться, -- отозвалась Морита, исследуя находку. -- Воду пьет, значит, не нечисть.
   -- Нет, не нечисть, -- покивал Михась. -- Я же говорю, что его как кто просто накачал.
   -- А пошел он вон туда! -- указала рукой Морита, выпрямляясь. -- Ну, и мы пойдем за ним.
   -- Нет, -- поправил ее Михась. -- Это ты пойдешь за ним. А я побегу в другую сторону. Схоронюсь где-нибудь.
   -- Откуда я знаю, куда он двинется дальше? -- лукаво улыбнулась Морита. -- Быть может, он как раз в ту сторону, где ты хорониться будешь, пошел.
   Михась застыл в глубокой задумчивости. Морита, внимательно всматриваясь в след, нырнула в заросли по бокам ручья. Шаг ее стал еще более осторожным и бесшумным. Она скользила среди деревьев и кустов, став опасным противником для любого, кто встретится ей на пути.
   Она бежала довольно долго. Уже стало ощутимо темно, но все же Морита хорошо ориентировалась, отлично зная суть леса и его законы. И тут она услышала утробное рычание. Низкое и басовитое, внушающее неприятное чувство страха. Впрочем, какой может быть страх, когда в руках у нее великолепное оружие? Подготовив стрелу, Морита начала сближение с целью.
   Вот теперь стало понятно, за кем охотилась эта тварь! Низкий, но широкоплечий гном стоял, держа в обеих руках копье. Он прижался спиной к толстому дубу, и таким образом был защищен сзади. Шишковатый шлем был надвинут на брови, борода воинственно встопорщена, но обреченность ощущалась в его облике.
   Перед ним возвышалось чудовище. Бурая клочковатая шерсть, огромная пасть, блестящая белыми иглообразными клыками, из которой в предвкушении добычи стекала слюна. Толстые лапы прочно упирались в землю. Глаза горели каким-то мутно-зеленым светом.
   Вот чудовище снова утробно зарычало и пригнулось, готовое прыгнуть на свою жертву. Гном тоже пригнулся, крепче ухватив свое копье. Он понимал, что шансов у него никаких против жуткой зверюги нет.
   В этот момент Морита и пустила в полет первую стрелу. Она не сомневалась, что придется еще стрелять, поэтому быстро наложила на тетиву новую. Но первая стрела мгновенно промелькнула в воздухе, оставляя за собой источающий голубизну след, вошла точно в один из глаз чудовища и там неожиданно взорвалась, озарив все вокруг ярким голубым сиянием. Обезглавленная туша рухнула на землю, засучила лапами и замерла.
   -- Ух, ты! -- выдохнул за спиной Мориты Михась.
   А он-то откуда здесь взялся? Морита была уверена, что он отстал еще в самом начале стремительного бега по лесу.
   Гном, опустив копье, в изумлении смотрел на своего врага. Потом он повернул голову в сторону охотницы, которая вышла из-за скрывавшего ее куста. Морита улыбнулась ему и помахала рукой.
   -- Ага! Вот и нарушитель попался! -- довольно проскрипел Михась, проходя мимо Мориты к гному. -- А что это в заповедном лесу делает представитель подгорного народа? Никак побраконьерствовать решил? Сдавайся, гном! Мы тебя обнаружили.
   Гном сразу подобрался и снова ухватил свое копье, направляя его в этот раз уже против новой опасности.
   -- Эй! -- грозно сказал Михась. -- Ты видел, что наши стрелы делают с такими, как ты? Хочешь, подобно этому чудищу, лежать тут без головы? Лучше сдавайся! Я уже дал знать начальству о тебе.
   Гном осторожно начал пятиться, стараясь скрыться за дубом, о ствол которого до этого опирался.
   -- Остановись и выйди сюда! -- неожиданно раздался повелительный голос.
   Морита испуганно оглянулась. На поляне стоял тан Горий, которого Морита сразу узнала. Он строго взирал на гнома. Тот бросил копье на землю и какими-то деревянными шагами направился к магистру.
   -- Я немедленно свяжусь с вашими, и ты будешь наказан, -- резко сказал тот гному. -- Стой здесь, пока я буду разбираться!
   Тан Горий подошел к туше и наклонился над ней, подвесив в воздухе яркий, светящийся дневным светом шарик.
   Маг покачал головой и взмахнул рукой, подзывая Мориту.
   -- Я так понимаю, что это сделал твой выстрел? -- спросил он, когда девушка подошла.
   -- Да, -- настороженно отозвалась Морита.
   -- Позволь взглянуть на твое оружие!
   -- Оно не мое. Оно принадлежит лесному народцу.
   -- Все равно, покажи мне его!
   Морита, уже молча, повиновалась. Тот, ловко подхватив лук, внимательно его осмотрел. Хмыкнул, отдал Морите и принялся осматривать стрелы.
   -- Это же надо! Стрелы с наложенной эльфийской магией. Откуда такое богатство? -- поинтересовался Горий, подняв глаза на Михася. -- Я уже не спрашиваю о луке, которым вы овладеть просто-напросто не способны.
   -- У нас, светлый маг, свои пути, -- важно отозвался Михась. -- Главное, что лук и стрелы оказались в нужный момент в руках этой отважной девицы.
   -- Ну-ну, -- хмыкнул тан Горий. -- Чего же тогда звали, если моя помощь тут была не нужна?
   -- Ну, не стрелять же в этого? -- Михась махнул в сторону застывшего гнома. -- Браконьеры -- это уже по вашей части.
   -- Ладно! С этим мы разберемся, -- пообещал тан Горий, отдавая Морите колчан. -- Ты как, Морита, со мной или тут остаешься?
   -- С вами, тан Горий. Только немного подождите.
   Морита подошла к Михасю, озиравшему поле боя с довольным видом, и протянула ему лук, с которым ей очень не хотелось расставаться, и колчан со стрелами.
   -- Стрелы я возьму, -- кивнул ей леший. -- Не дело им в вашем мире обретаться. А вот лук возьми себе. Заслужила! Носи по праву!
   Михась улыбнулся, что выглядело на его мордочке весьма необычно и забавно.
   -- Да, ты же не ела? Так подойди к столовой, спроси лешего Шекшуя. Это мой родич и глава домовых, что в столовой обретаются. Он тебя накормит до отвала!
   -- Спасибо тебе! -- счастливо прижимая к груди лук, воскликнула Морита.
   -- Это тебе спасибо! -- ворчливо отозвался Михась. -- Иди уже! Встретимся еще.
   -- Поторопись, Морита! -- донеслось от Гория. -- У меня не так много времени, чтобы его здесь зря тратить.
  
   Мориту разбудили еще до колокола. Танесса Валеа, секретарь директора, постучалась в дверь ее домика. Морита всегда спала очень чутко и стук услышала.
   -- Ты понадобилась тану Горию, -- сообщила танесса Валеа сонно моргающей Морите. -- Срочно приводи себя в порядок, и за мной!
   -- А что случилось? -- спросила Морита, спеша за быстро шагающей секретаршей.
   -- Прибыл посланец подгорного народа, -- коротко сказала Валеа.
   -- Гном?
   -- Не вздумай так говорить при них! Они не любят, когда их так называют. Посланец прибыл рано утром, и пришлось разбираться со вчерашним делом. Тан Горий пригласил тебя как свидетеля.
   Танесса Валеа отворила дверь приемной и приглашающе махнула рукой. Первое, что увидела Морита -- это двух приземистых бородатых субъектов, торчащих по обе стороны дверей директорского кабинета. Они сумрачно посмотрели на охотницу.
   -- Ты, девка, эта... не болтай там лишнего! -- неожиданно пробасил один из них.
   -- Что я слышу? -- высокомерно произнесла танесса Валеа. -- Кажется, в стенах Школы оказывается давление на свидетеля? Я уже не говорю о недопустимости такого обращения!
   -- Так я говорю, чтобы правду сказала, -- стушевался гном. -- Где я, а где она? Какое давление, если я ее и пальцем не коснулся?
   -- Давление бывает не только физическое, -- поучительно сказала Валеа. -- Скажите ей спасибо за то, что она спасла вашего нарушителя. Если бы не ее стрела, то от вашего сородича остались бы только сапоги да борода с усами.
   -- Гы! -- оценил ее речь второй бородач.
   Первый гном досадливо засопел и кивнул на дверь.
   -- Идешь?
   Морита кивнула. Гном дернул за ручку, распахивая створку.
   -- Тут эта... которая свидетель, -- сообщил он. -- Ну, девка из благородных.
   -- Благородная танесса Морита, -- обернулся тан Горий. -- Кстати, мой друг, очень кстати! Вот сейчас нам эта девушка все и расскажет, ибо она является непосредственным участником всех событий и спасителем, как ни крути, вашего сородича, уважаемый гленд Мугар.
   Широкоплечий гном, сидевший за столом тана Гория и попивавший что-то из большой чашки, подняв широкую густую бровь, осмотрел скромно стоящую у двери Мориту.
   -- Гм, у вас, у людей, странные обычаи, -- пророкотал он. -- Называть благородными тех, кто еще ничего не совершил. На какое благо она была рождена? Что она успела сделать такого?
   -- Спасла от ужасной смерти одного из ваших, -- отрезал тан Горий. -- Или вы считаете, гленд Мугар, что это не благо?
   -- Отчего я и торчу тут в такую рань, -- сердито подхватил Мугар. -- Так что я предпочту называть это не благом, а другим словом.
   -- Как бы там ни было, но ваш подданный был задержан на территории нашего леса без соответствующего разрешения, -- внушительно произнес тан Горий. -- Так вы забираете его? Или оставляете нам для суда как браконьера королевского леса? Учтите, это очень серьезное обвинение.
   -- Ну, то, что он браконьерствовал, еще надо доказать, -- уже не так уверенно заметил гленд Мугар.
   -- О! За этим дело не станет, -- ласково заверил тан Горий. -- У нас имеется для этого все! И свидетели, и запас мяса, припрятанный этим незадачливым охотником, и даже орудия преступления, изъятые у него же. Я уже не говорю о сопротивлении, которое он готовился совершить при задержании.
   Директор немного помолчал, давая посланнику оценить сказанное.
   -- Я пока не сообщал герцогу о том, что произошло, -- продолжил тан Горий. -- Думал, что мы сможем решить эту небольшую проблему полюбовно. Но если вы так настаиваете, то мне не составит труда предать дело огласке. Не смею вас больше задерживать, меня ждут. У нас, знаете ли, сегодня первый день учебы, я должен сказать приветственную речь студиозам.
   -- Мы забираем его, -- выдавил гном. -- Действительно, не стоит разглашать это небольшое недоразумение.
   -- И? -- прищурился тан Горий.
   -- Пять больших камней для артефактов, -- скривился гном.
   -- Шесть, -- быстро отреагировал директор.
   -- А?.. -- Мугар кивнул на Мориту, застывшую у двери.
   -- Шестой как раз для нее. Надо же ее отблагодарить за спасение, -- мягко заметил тан Горий. -- А за ее молчание я ручаюсь.
   -- Ладно! -- вздохнул гном, выбираясь из-за стола. -- Так и решим. Огласка нам может обойтись еще дороже.
   Он проплыл к двери, остановился и, не оборачиваясь, пробасил:
   -- Я буду ждать на площади, перед входом. Надеюсь, на этом недоразумение исчерпано?
   -- Несомненно, гленд Мугар, несомненно! -- заверил его тан Горий.
   -- А тебе, девушка, наша благодарность, -- неожиданно благосклонно кивнул Морите гном. -- Он парень еще молодой. А все в таком возрасте болеют безрассудством.
   -- Болеют? -- недоуменно переспросила Морита.
   -- Вылечим! -- уверенно пообещал Мугар. -- Пару десятков лет в забое любого сделают рассудительным и благоразумным.
   -- Вот так и живем, -- сообщил тан Горий, глядя на закрывшуюся за посланником гномов дверь. -- Очень кстати ты того паренька прихватила. У нас уже камней для артефактов не хватало. А из этих иначе не вытянешь! Как я и обещал, один из них -- твой.
   -- Ой! Да я же ничего особого не сделала, -- засмущалась Морита.
   -- Не обсуждается! -- отрезал тан Горий. -- И на стороне -- также.
   Он поправил щегольскую синюю шапочку на голове. Только сейчас Морита обратила внимание на то, что тан Горий одет как-то по-особенному торжественно. Мантия синего цвета, свободно ниспадающая с плеч, на груди лучащийся массивный орден на широкой золотой цепи.
   -- У нас сегодня намечается еще одно дело, которое отложить никак нельзя, -- вздохнул он. -- Поэтому чаепитие по поводу выгодной сделки отменяется. А ну марш на площадь! Там все собираются. Познакомишься со своими будущими одногруппниками. ...Танесса Валеа! -- позвал он секретаршу. -- Проводите Мориту на площадь!
   И снова Морита спешила за быстро идущей танессой.
   Площадь перед административным зданием оказалась неожиданно заполнена народом. Со всех сторон ее толпился люд, глазеющий на действо. Непосредственно перед входом расположились люди с музыкальными инструментами. Невысокий толстый и лысый человечек в разукрашенном позументами мундире всполошенно метался между музыкантами и что-то возбужденно втолковывал некоторым из них. Другие пробовали свои инструменты, наполняя воздух не очень музыкальными звуками.
   В воздухе над площадью сияли огромные цифры, а под ними толпились молодые люди, одетые в форменные мундиры.
   Танесса Валеа уверенно направилась к цифре "один". Люди, стоявшие там, резко отличались от остальной массы тем, что мундиров пока не имели.
   -- Ой! -- запнулась Морита. -- Это что, все они будут учиться со мной?
   -- Не волнуйся! -- успокаивающе отозвалась танесса Валеа. -- С тобой будут учиться только восемь из них. Остальные -- это бытовики, природники и целители. Правда, мне почему-то кажется, что эти восемь стоят всех остальных.
   Но Морита еще больше заволновалась. Впереди толпы возвышался огромный тролль. Он снисходительно взирал на теснящихся рядом людей, придерживая одной рукой внушительную палицу, покоящуюся на его широком плече. Рядом стояли две девушки, блондинка и брюнетка. С одной стороны их от давки защищал тролль, а с другой -- двое парней, один из которых был явно дворянином. Второй ничем особым не отличался.
   Танесса Валеа еще раз успокоительно похлопала Мориту по плечу и подтолкнула ее к этой группе.
   Морита пристроилась за троллем. Благо, что все старались держаться от него подальше. Кто его знает, этого тролля? А ну как начнет махать своей палицей? Правда, тролль махать пока не собирался, и Морита свободно вздохнула.
   Неожиданно оркестр грянул что-то бравурное. Северянка выглянула из-за спины тролля на площадь.
   Под звуки музыки торжественно двигалась небольшая процессия, возглавляемая самим таном Горием. Среди его сопровождения Морита сразу же узнала тана Харага. Он был очень серьезным и сосредоточенным. Темно-синие одеяния подчеркивали его высокий статус.
   Тан Горий вышел на помост и по-отечески улыбнулся собравшимся. Толпа отреагировала по-разному. Народ по периметру радостно заорал и разразился бурными аплодисментами. Студиозы на площади не выглядели такими радостными. Они вяло похлопали в ладоши, с тоской взирая на собравшихся рядом с таном Горием преподавателей.
   Директор Школы поднял руку, призывая к вниманию. Но внимание не устанавливалось. Любовные игры двух собак на площади в стороне от толпы+ вызывали явно больший интерес. Именно туда взирала часть студиозов. И в первую очередь старшекурсники.
   Тан Горий нахмурился и сделал какое-то плавное движение рукой. Собаки растворились в воздухе.
   -- Надеюсь, он их только телепортировал, -- услышала Морита от стоящего впереди парня дворянской наружности.
   Тан Горий радушно улыбнулся, и над площадью загремел его голос:
   -- Уважаемые студиозы и гости, поздравляю вас с началом нового учебного года!
   Тан Горий благосклонно покивал, пережидая аплодисменты, и продолжил:
   -- Наши лучшие преподаватели готовы предоставить вам огромные залежи знаний! Вы будете иметь возможность совершенствовать свои навыки и повышать мастерство магических действий! Быть магом -- это не только показывать балаганные фокусы. Быть магом -- это еще и огромная ответственность. Выпускники нашей Школы считаются лучшими на Магире. Где бы вы ни появились, все начинают уважать вас, как только услышат, что вы обучались у нас....
   -- Пусть попробуют не уважать, -- прогудел тролль. -- Палицей по кумполу -- зауважают как миленькие!
   Прогудел он это негромко, но Морита, стоявшая сразу за ним, хорошо его расслышала. Она с опаской взглянула на палицу тролля, потом по сторонам, определяя, куда бежать в случае размахивания такой палицей.
   -- ...Преподавательский состав постоянно проводит изыскания, для того чтобы дать наиболее полные знания по всем областям магической науки, -- разливался между тем соловьем тан Горий. -- Нами открыты новые заклинания и магические методики, позволяющие использовать знания более полно и эффективно. А сейчас наши уважаемые преподаватели проводят вас в аудитории, где вы и начнете получать так необходимые вам знания!
   Тан Горий перевел дух, вытер платочком лоб, а потом платочком же махнул музыкантам. Дирижер правильно понял знак. Грянула торжественная кантата. Но ее звук прервал громкий хлопок над головой. Морита резко подняла голову и застыла, пораженная открывшимся ей зрелищем. Сотни ярких огней вспыхнули в небе. Они выстраивались в удивительные фигуры и снова разбегались.
   Вот плывущий по бурному морю корабль, а через мгновение -- грозный дракон, величаво летящий в небе. Дворец сменялся мельницей, а затем все превращалось в огромные горы, белеющие снежными шапками под солнцем.
   Морита с упоением смотрела бы и смотрела на это зрелище. Публика восторженно ахала при каждой новой картине.
   -- Здравствуйте, я танесса Лиола ад Серез, преподаватель практической магии. Прошу всех следовать за мной! -- сухо прозвучало неожиданно рядом.
   Морита опустила взгляд на стоящую перед ними даму очень строгого вида. Дама, убедившись, что все ее услышали, повернулась и зашагала в сторону одного из корпусов. Первокурсники ринулись за ней, возбужденно галдя, обмениваясь мнениями по поводу только что увиденного.
   Морита твердо держалась за троллем, который тяжело шагал впереди. Она была отчего-то уверена, что он будет в ее группе. Рядом шли и те парни с девушками, на которых она еще раньше обратила внимание. Оба старались произвести на своих спутниц впечатление и наперебой остроумно высказывали свои мнения по поводу предстоящего обучения.
   Танесса Лиола сначала развела всех остальных и лишь затем повела группу будущих боевых магов в аудиторию, предназначенную для них.
   Морита оценивающе осмотрела каждого из одногруппников. Сюда попали все тот же тролль, оба парня и обе девушки. Выделялся огненно рыжей шевелюрой еще один паренек. И стояла парочка ребят явно военного вида, в мундирах наемников, с мечами на поясах.
   В дверь аудитории вошел тан Хараг. Он стремительно прошел к кафедре и коротко кивнул, приветствуя студиозов.
   -- Тан Хараг ад Простунер, преподаватель теории магии, -- представила его танесса Лиола.
  
   * * *
   Морита замолчала и несмело взглянула на ребят, ожидая их реакции на свой рассказ.
   -- Вот! А ты говорила, что ничего особенного, -- упрекнул Мориту Тартак. -- Так это получается, что ты телекинезом владела еще до поступления в Школу?
   Морита только пожала плечами.
   -- Ой! Уже поздно, -- спохватилась Гариэль. -- Завтра будет сложный день. Особенно для некоторых.
   При этом она многозначительно взглянула на меня.
   -- Пусть завтра Тимон расскажет свою историю, -- предложила Аранта.
   -- Ну, это если мы живыми останемся после встречи с Баграном, -- буркнул я.
   -- Да ну, -- смутился Тимон. -- Что там рассказывать? Ничего интересного.
   -- А нам, Тимочка, очень интересно, -- заверила его Гариэль.
   Как и следовало ожидать, Тимон сразу же растерял все возражения, если они у него и были. Он перед просьбами Гариэль никогда не мог устоять.
  
   Глава 4
  
   Тимон со стенаниями прошел к своей кровати и шумно на нее рухнул. Я с жалостью смотрел на друга. Ему досталось больше, чем мне. Это точно!
   Негромкий стук в дверь, и мимо меня легко прошла Гариэль. Она наклонилась над Тимоном, потом вопросительно взглянула на меня.
   -- Я думал, что знаю, на что способен наш препод, -- вздохнул я. -- Но сегодня Багран превзошел самого себя. Тем более что он до сих пор не имеет возможности приготовить себе кофе.
   -- Почему? -- удивилась Аранта, зашедшая вслед за Гариэль. -- Он что, не может обратиться к другим преподавателям?
   -- Не знаю, -- пожал я плечами. -- Во всяком случае, он сегодня его не готовил.
   -- И зверствовал! -- простонал Тимон.
   -- Ага! -- кивнул я. -- Причем до такой степени, что я даже не выдержал...
   -- Ты имеешь в виду тот момент, когда из окна вырвалось пламя вслед за выпрыгнувшими Баграном и Тимоном? -- вспомнила Аранта, наморщив лоб.
   -- А не надо было меня доводить, -- огрызнулся я. -- Знаешь, как это злит, когда получаешь клинком по пятой точке с соответствующими комментариями.
   -- Но я-то драконом оборачиваться не умею! -- сообщил Тимон. -- Вот Багран этим и воспользовался.
   -- Бедняжка, -- жалостливо сказала Гариэль. -- Я сейчас тебе помогу.
   Вокруг ее рук появилось зеленоватое свечение. Гариэль наклонилась над Тимоном, водя руками вдоль его тела. По появившейся на лице друга блаженной улыбке, я понял, что процесс исцеления протекает успешно.
   -- Что там? -- лицо тролля в проеме окна было встревожено.
   -- Жить будет, -- обнадежил я.
   -- Чуть было не помер, -- сообщил Тартак остальным нашим ребятам, собравшимся в беседке. -- Его, вон, Гариэль вытащила. Эти эльфы кого хошь вытащат. -- Ну, рассказывай, -- распорядился он, расположившись на своем законном месте, -- как ты докатился до жизни такой?
   -- Просто я младший сын, -- улыбнулся в ответ Тимон. -- О чем, впрочем, и не жалею!

Младший сын. История Тимона

   -- Сокращай дистанцию! ...Нет! Уход с линии укола надо проводить еще резче! ...Что это за удар? Рапира не предназначена для рубящих ударов! Стоп!
   Учитель фехтования Чезар ад Рутор сердито смотрел на своего ученика.
   -- Запомни, молодой ад Зулор! Рапира -- оружие благородных людей. В отличие от других видов оружия, она не требует грубой силы. Чувство дистанции, ловкость, отличный глазомер и умение нанести колющий удар в нужный момент -- вот отличительные черты мастера рапирного боя. Рубящие удары -- это удел дровосеков. Раны не эстетичны и страшны. Элегантность нанесения укола намного превосходит это неприятное зрелище....
   -- Браво! -- маг Леандер несколько раз беззвучно хлопнул в ладони. -- Тимон, тебя желает видеть твой отец. Поторопись, мой мальчик!
   Леандер проводил взглядом убегающего Тимона и повернулся к учителю фехтования.
   -- Вы преданы своему искусству, славный лэр Чезар. Это достойно уважения. Но я вынужден вас разочаровать. Этот молодой человек вряд ли пойдет по пути мастера клинка, который вы ему пророчите.
   -- Это еще почему? -- нахмурился ад Рутор.
   -- Вы прекрасно знаете, что Тимон ад Зулор -- младший сын графа, -- вздохнул Леандер. -- Следовательно, его ожидал только один путь -- дворянское ополчение. Не так ли?
   -- Но и в дворянском ополчении он останется дворянином! -- высокопарно произнес ад Рутор. -- А значит, и там ему понадобится защищать свою честь.
   -- Все так, -- кивнул Леандер. -- Но есть одна деталь, которая ломает ваши построения, которые поистине безупречны с точки зрения логики.
   -- И что же это за деталь? -- поднял брови ад Рутор.
   -- А то, что у молодого ад Зулора имеется Дар, -- сообщил Леандер.
   -- Даже так? -- удивился Чезар. -- Вы в этом уверены, тан Леандер?
   -- Посмотрите на этот портрет! -- предложил маг, вместо ответа.
   Тан Леандер указал рукой на портрет кого-то из славных предков ад Зулоров, которых за это время накопилось такое количество, что их портреты развешивались везде, где только было свободное место. Чезар посмотрел на портрет, потом недоумевающе на мага.
   -- И чем же он связан с пареньком?
   -- А присмотритесь еще внимательнее, мой друг! -- улыбнулся тан Леандер.
   Чезар еще раз перевел взгляд на портрет. Благообразное лицо, усы, борода по последней моде... Борода по последней моде?! И это у человека, умершего лет двести назад? И... Ад Рутор почувствовал, как его челюсть от изумления отпадает вниз. Эти усы и борода были настоящими! Они самостоятельно росли на портрете.
   -- Приходится каждое утро его брить, -- вздохнул тан Леандер. -- Я это делаю лично, во избежание лишних слухов.
   -- Но как это получилось? -- пораженно спросил Чезар.
   -- Все мы торопились стать постарше, в свое время, -- покачал головой тан Леандер. -- Тимон забрался в мой сборник практических заклинаний бытовой магии. Есть там такое простенькое заклинание. Вот он и хотел применить его к себе. Но, вы же знаете мальчишек, отвлекся на портрет. Усы и борода сразу не растут. У самого Тимона ничего не получилось, портрет остался тоже вне поля его зрения, и парень решил, что у него нет Дара. Только я на следующий день заметил вот такое нововведение в живопись. И утверждаю, что Тимон имеет Дар и может стать магом.
   -- Фи! Магия -- занятие недостойное настоящего дворянина, -- скривился ад Рутор. -- Это удел самозванцев, которым его величество по непонятным причинам дает дворянское достоинство.
   -- Почему же по непонятным? -- хмыкнул Леандер. -- Именно боевые маги делают потери минимальными в бою. Именно целители излечивают раны, которые в обычных условиях были бы смертельными, именно природники защищают нас от стихийных бед и именно бытовики могут накормить и обогреть людей в голодные и холодные дни. Или вы, ад Рутор, отрицаете эти вещи?
   -- Нет, не отрицаю, тан Леандер, -- вынужденно признался учитель фехтования. -- Но согласитесь, наследственное дворянство и дворянство даруемое магией, по сути, различны. Именно поэтому идет и различное обращение -- лэр и тан.
   -- Но как я уже сказал, -- Леандер присел на краешек стула, -- Тимон -- младший сын. Обсудим его перспективы. Если он пойдет в ополчение, то чего он может достичь?
   -- Ну, он может стать лейтенантом, -- замялся ад Рутор.
   -- А потом что? -- с интересом спросил Леандер. -- И, кстати, сколько лет ему понадобится, чтобы стать лейтенантом?
   -- Ну, лет двадцать, -- вынужден был признать ад Рутор.
   -- И то, если он останется жив, и его не обойдет чей-нибудь любимчик, -- подхватил Леандер.
   -- А что ему даст эта ваша магия? -- воинственно поднял подбородок учитель.
   -- Во-первых: стабильный доход, -- улыбнулся Леандер. -- А это, согласитесь, немаловажно.
   -- Низменные чувства, -- поморщился ад Рутор. -- Вот этим и отличается благородный человек от простолюдина. Благородного человека деньги должны интересовать в последнюю очередь! На первом месте стоят честь и благо отчизны.
   -- Если нечего есть и не во что одеться, то и честь и благо отчизны лишатся верного защитника, -- грубовато заметил Леандер. -- Некому защищать будет. Лучше всего, если для такого благородного дела имеется несколько золотых в кошеле. Поверьте, тогда сердце более охотно откликается на такие благородные призывы.
   -- Ну, хорошо, -- торопливо продолжил ад Рутор. -- Вы сказали, тан Леандер, -- во-первых. А что же во-вторых?
   -- Перспектива мой друг, перспектива! Тут она более значительна. Маг движется по ступеням быстрее остальных.
   -- Да что вы говорите, тан Леандер? -- язвительно спросил учитель. -- И какой же перспективы достигли вы? Как были с самого начала магом-бытовиком на службе у графа, так и остаетесь по сей день им.
   -- О нет! -- улыбнулся Леандер. -- Вот тут вы ошибаетесь, лэр Чезар! Я начинал простым наемным магом, а сейчас я доверенное лицо графа и принят в семейный совет. Я не стремлюсь к каким-то особым достижениям. Это не мое. Мне хватает и этого. Но молодой и честолюбивый маг может достичь многого. И в этом суть. Кстати, именно из среды магов вышли некоторые ныне потомственные дворяне.
   -- Я как-то не замечал в этом парне чего-то такого, что можно было бы назвать Даром, -- задумчиво сказал ад Рутор.
   -- Конечно, -- кивнул Леандер. -- Он и сам не знает о своих способностях. Но для того и есть в этом доме старый и опытный маг-бытовик Леандер. Я внимательно отношусь к своим обязанностям. И как только я смог определить Дар в молодом ад Зулоре, я сразу же отправился к графу и сообщил ему об этом.
   -- Так именно по этому поводу он вызвал к себе сына? -- догадался учитель фехтования.
   -- Совершенно верно!
  
   -- Ты звал меня, отец? -- Тимон вошел в кабинет, сочтя открытую дверь приглашением. Иначе он не посмел бы это сделать без стука.
   -- Звал, -- граф Арель ад Зулор поднял голову от бумаг, лежащих на его столе. -- Ты знаешь, по какому поводу?
   -- Нет, отец.
   -- Тебе уже семнадцать лет, и я считаю, что хватит тебе прятаться за юбкой матери. Пора выбирать жизненный путь. Путь, достойный сына ад Зулора. До сих пор я видел только одну возможность -- карьеру военного. Но после разговора с таном Леандером возник еще один вариант. Как человек справедливый и демократичный, я должен предоставить тебе выбор. Итак, чего ты желаешь: стать военным или обратиться к магии? Тан Леандер обнаружил в тебе Дар. Странно! До сих пор я считал, что у тебя есть только один дар -- отлынивать от дел и якшаться со всякой чернью.
   Тимона покоробили слова отца. Он не считал своих уличных друзей чернью. Да, они родом происходили из простых семей, но были по-своему честны и благородны в отношениях с Тимоном. Во всяком случае, Тимон не чувствовал каких-то особых своих отличий от них.
   -- Так что ты выбираешь? -- отец выжидательно смотрел на сына. -- Благородный путь воина или путь магии?
   -- Я хочу попробовать путь магии, отец, -- сказал Тимон. -- Я хочу стать боевым магом.
   -- Мда, -- вздохнул лэр Арель. -- Это, конечно, не то, что я хотел бы услышать. Но я сам предложил тебе выбор, а значит, будь по сему! Школа неподалеку от города. Там как раз идет набор на первый курс. Завтра возьми карету и отправляйся! Посмотрим, насколько прав тан Леандер. Учти, если ты не сможешь поступить, то на следующий день отправишься в полк дворянского ополчения Хаундара. Там из тебя дурь выбьют. Иди, готовься!
  
   Тимон закрыл за собой дверь и, пройдя к кровати, рухнул на нее. Какой-то сумбурный день получился. И разговор с отцом был ему непонятен. Обычно отец сам принимал решения. Он не считал нужным предоставлять выбор сыновьям. А тут неожиданная щедрость. Наверное, это тан Леандер постарался.
   Тимон очень уважал старого мага. Ему казалось, что нет на свете вещи, которую тан Леандер не смог бы сотворить. Он с огромным интересом слушал его рассказы и с трепетом наблюдал за работой. А как он гордился, когда тан Леандер вчера предложил присоединиться к нему в одном опыте. Надо было потушить свечу усилием воли. Маг подробно рассказал Тимону, что надо сделать. И это у него получилось! После этого старый маг принес какой-то странный кристалл. Он наставил на юношу этот кристалл, после чего удовлетворенно хмыкнул и, ничего не объясняя, ушел к себе.
   Сегодня отец озвучил то, о чем Тимон уже догадывался. У него, Тимона ад Зулора, есть Дар. Пусть он и не так силен. Лишь бы его хватило для занятий боевой магией. Иного пути Тимон не желал для себя.
   Легкий стук в дверь отвлек его от раздумий.
   -- Да-да! -- отозвался Тимон, садясь на кровати.
   -- Разреши, молодой ад Зулор? -- в проеме двери стоял тан Леандер.
   -- Конечно, тан Леандер! Заходите! -- поднялся Тимон на ноги.
   -- Как я догадываюсь, твой отец разговаривал с тобой о твоем будущем? -- полюбопытствовал маг.
   -- О, да, -- кивнул Тимон.
   -- И что же? Он предложил тебе выбор?
   -- Да, чем несказанно удивил меня.
   -- Ну, почему же? -- усмехнулся тан Леандер. -- Твой отец достаточно гибок в мышлении. Правда, над ним довлеют предрассудки, но он смог с ними справиться. Впрочем, меня сейчас интересует твой выбор. Каков он, Тимон?
   -- Я предпочел магию, -- сообщил Тимон.
   -- Разумно! Я одобряю твое решение, -- кивнул тан Леандер. -- И какая область применения магии тебя привлекает?
   -- Я хочу стать боевым магом.
   -- На мой взгляд, это не наилучший выбор, -- покачал головой маг. -- Но, принимая во внимание то, что ты дворянин, иного и не следовало ожидать. Тогда, если ты принял твердое решение, слушай меня внимательно.
   Тимон впился взглядом в лицо тана Леандера.
   -- У тебя пятый уровень Дара. Это минимальный уровень, с которым принимают на обучение боевой магии. Но ты очень хорош для создания "щита пятерых". Это мощное защитное построение. Ну, и так, по мелочи кое-что. При постоянных упражнениях и тренировке ты сможешь развить Дар. Ненамного, но стать сильнее. Для того чтобы получить желаемое, надо знать некоторые правила. Вы будете проходить испытание. Это темная комната. Самое главное, когда будешь входить в нее, настроиться на то, что ты желаешь быть боевым магом. Если ты сможешь это сделать, то увидишь, как появится кольцо красного цвета. Подойди к нему и возьми его. Именно оно послужит тебе пропуском на этот путь. Только обязательно настройся так, как я тебя учил. Возможно, что ты увидишь еще кольца, другого цвета. Не бери их! Вернее, бери, но только в том случае, если красного не будет. Только так ты сможешь избежать муштры в дворянском ополчении. Запомнил, что я тебе рассказал?
   Тимон кивнул. Он, в действительности, не хотел отправляться из дома куда-нибудь. Но раз уж этого не избежать, то Школа ему казалась более приемлемым выходом. Все-таки у магов больше свободы, чем у курсанта учебного полка.
   Леандер вышел из комнаты. Тимон, сжимая от усердия кулаки, попробовал настроиться на своем желании. Вроде бы получилось! Эх, жаль, что это не та самая темная комната! Он бы сейчас точно увидел бы это красное кольцо. Ничего! Он так же постарается и завтра.
   Тихо скрипнула дверь. Кто там еще? Тимон взглянул, и ему захотелось протереть глаза. Старший брат пожаловал. Это что за чудо? Раньше Арон не удостаивал его своим вниманием, считая его маленьким несмышленышем.
   -- Я слышал новость, -- сообщил Арон. -- Ты завтра отправляешься на испытание.
   -- Да, что-то вроде того, -- кивнул Тимон.
   -- Я хочу пожелать тебе удачи, братец. Жизнь делает поворот, и требуется собрать все свои чувства в кулак, чтобы не сломаться при этом, -- искренне сказал Арон.
   -- Ты раньше как-то не очень переживал по этому поводу, -- колко заметил Тимон.
   -- Просто я не показывал этого, -- печально улыбнулся брат. -- На меня возложена участь продолжать род ад Зулоров. Но на самом деле я даже где-то тебе завидую. Мне почему-то кажется, что у тебя все сложится удачно, и твоя жизнь будет более интересной, чем моя.
   -- Даже если я стану магом?
   -- Тем более, если ты станешь магом. Я пытался быть важным и недоступным, а сейчас почему-то очень не хочу, чтобы ты покидал наш дом. Я сожалею, что не уделял тебе больше времени.
   -- Спасибо, -- Тимон почувствовал, как к горлу подкатил горячий ком, и в глазах защипало от полноты чувств. -- Мне тоже жаль.
   -- В любом случае помни, брат: дверь этого дома для тебя всегда открыта. И ты здесь всегда найдешь понимание и помощь. Это мое слово. Слово ад Зулора!
   Брат резко кивнул, повернулся и вышел из комнаты. Тимон растроганно подумал о том, что на самом деле он всех тут любит. И отца, и мать, и брата, и даже сестер, хотя его порой выводил из себя их щебет, который Тимон считал глупым и пустым.
   Тимон вытащил из платяного шкафа несколько вещей, которые решил взять с собой, и сложил их горкой на кровати. Позвал слугу и поручил ему упаковать сумку, с которой он завтра отправиться в путь. Ничего, что там, в Школе, слуг не будет и ему придется все делать самому. Справится!
  
   -- Я, кажется, поручал тебе собрать другую сумку, -- Тимон остолбенело взирал на внушительный мешок, лежащий рядом с дверью комнаты.
   -- В ту сумку, лэр Тимон, все никак не помещалось, -- почтительно сообщил слуга.
   -- Не может быть! Вещей-то я отложил немного!
   -- Но ваша матушка, лэр Тимон. Она добавила к вашим вещам еще кое-что.
   -- Это ты называешь "кое-что"? -- Тимон подошел к мешку и поднял его, прикидывая вес. -- Да по сравнению с тем, что добавила моя матушка, мои вещи могут считаться "кое-чем". Что ты туда положил?
   -- Я только выполнял распоряжение, лэр Тимон.
   -- Ладно, -- поморщился Тимон. -- Иди!
   -- Удачи тебе, молодой ад Зулор!
   Тимон оглянулся. В дверях стоял тан Леандер.
   -- Спасибо.
   -- Я надеюсь, что ты появишься тут, чтобы обрадовать нас хорошими новостями.
   -- Непременно, тан Леандер.
   Тимон со вздохом закинул мешок на плечо и повернулся к выходу. В коридоре он вынужден был снова опустить поклажу. Его шею обвили ласковые руки, и пахнуло любимыми духами Сантарии ад Зулор, матери.
   -- Я рада, что ты попробуешь поступить в Школу, сынок, -- прошептала она ему на ухо. -- Это гораздо лучше, чем грубое общество солдафонов, в которое так тянет твоего отца. Я желаю тебе удачи, малыш!
   Мать поцеловала его в щеку и быстро, шурша платьем, скрылась в своих комнатах.
   Тимон проводил ее взглядом и снова взвалил свою ношу на плечо.
   Карета, в которую запряжены были два коня из конюшен ад Зулоров, терпеливо поджидала его у ворот особняка.
   -- Езжай к Школе! -- распорядился Тимон, свалив мешок на пол кареты и заскакивая на подножку.
  
   Дорожка от ворот Школы привела его к высокому красивому зданию, на фасаде которого красовался плакат: "Приемная комиссия". Тут уже толпились молодые люди, желающие приобщиться к высокому искусству магии.
   Тимон обратил внимание на парня, нерешительно посматривающего по сторонам. Видно было, что ему тут очень не по себе.
   Этот парень чем-то привлекал внимание Тимона. Одежда на нем была непривычного покроя. Так же необычна была и обувь. Рядом с ним стоял высокий мужчина. Он, нахмурив брови, неодобрительно взирал на толпу претендентов. Потом решительно поднялся на крыльцо и громко похлопал в ладоши.
   -- Слушать сюда! -- крикнул он и выдержал паузу, после чего уже несколько тише объявил: -- Сейчас состоится проверка, способны ли вы к магии, а если способны, то к какой. Следуйте за мной!
   Мужчина повернулся и, открыв дверь, шагнул вовнутрь помещения. Вся толпа поспешила за ним.
   За дверью оказался обширный зал, посреди которого находился стол, за которым восседала дама неопределенного возраста. Она неодобрительно морщилась, слушая гвалт, поднятый множеством молодых людей, заполнивших этот зал.
   На столе стоял пюпитр, чернильница с торчащим из нее записывающим пером и лежал кристалл, похожий на тот, который однажды Тимон уже видел в руках тана Леандера.
   -- По одному заходите вот в эту дверь! -- Мужчина указал на одну из дверей. -- Если вы ничего не увидите, то разворачивайтесь и выходите. Это означает, что способностей к магии у вас нет. Если же увидите табличку какого-нибудь цвета, то подходите и берите кольцо, лежащее под ней. После этого подходите к нашему секретарю танессе Валеа. Далее она займется вами. Если вы увидите две таблички разного цвета, то сначала подходите к той, что светится более ярко, потом к той, что светится послабее. Проверка начинается!
   Молодые люди, следуя указаниям мужчины, один за другим начали входить в указанное помещение. Выходили они уже из другой двери, расположенной дальше по коридору. Одни шли ни с чем, другие, радостно улыбаясь, демонстрировали кольца разного цвета, которые держали в руке. Тимон заметил, что никто пока не выносил красного кольца. Одна девушка вышла с двумя кольцами, что было воспринято мужчиной-распорядителем с большой радостью.
   -- Да, два кольца -- это редкий случай, -- заметил Тимон тому пареньку, рядом с которым стоял.
   -- А что в этом редкого? -- неуверенным голосом спросил тот.
   Ясно, волнуется! Надо бы его поддержать. Сразу видно, что он не из простолюдинов. Аккуратная прическа, правильные черты лица, серые глаза, потемневшие от сдерживаемого волнения.
   -- Два кольца могут взять, в основном, выходцы из реальности Земля. Для уроженцев нашей реальности это редкий случай, -- пояснил Тимон.
   В этот момент мужчина сделал ему знак, что настала его очередь. Тимон глубоко вздохнул, настраиваясь, как его учил тан Леандер, и решительно шагнул в распахнутую дверь.
   Дверь захлопнулась за его спиной, и Тимона окружила полная темнота. ...Нет, не полная! Вот справа слабо засветилась красным светом какая-то область. Ага! Вот и кольцо лежит на полу перед ним. Внутренний свет кольца набирал силу. Тимон торопливо шагнул вперед и подхватил вожделенное кольцо в руку. Он будет магом! Он будет именно боевым магом!
   Торжествуя, он вышел из комнаты. Как и следовало ожидать, дама определила в нем пятый уровень Дара.
   Танесса Валеа слабо ахнула, глядя куда-то за спину Тимона. Тимон резко обернулся. Его новый знакомый проходил испытание вслед за ним. И как раз закончил его. Он появился из-за дверей, сжимая в каждой руке по два кольца, сияющих сильными и уверенными цветами.
   Тимон отошел немного в сторону, чтобы не мешать танессе Валеа регистрировать нового студиоза. Тем более что между ней и таном Алимом разгорелся какой-то спор. Новичок, стоящий рядом с ними, выглядел несколько ошарашенным и несчастным. Наконец тан Алим признал, что он неправ. Он извинился перед танессой Валеа и повернулся к своим подопечным.
   -- Внимание! Прошу всех разбиться на пары. Занятия начнутся через шесть дней. Сейчас я проведу вас в жилой сектор и расселю по домикам. Зеленые -- мужские, желтые -- женские. Потом возможны переселения, но не раньше, чем через декаду. Столовая -- в комплексе, здание номер четыре. В домиках есть все предметы первой необходимости. Форма и учебники будут выданы накануне занятий. Кто не имеет возможности приобрести одежду, может получить немного денег авансом из стипендии.
   Тимон внезапно решился и шагнул к новичку.
   -- Не возражаешь, если мы с тобой составим пару? -- он весело подмигнул парню, когда тот поднял на него глаза. -- Меня зовут Тимон ад Зулор, а тебя?
   -- Коля, Николай Петрович Бутенко, -- отрекомендовался паренек, удивленно рассматривая Тимона.
   -- Меня можно просто Тимон.
   -- А меня -- Коля.
   -- Коля не очень удобно. Быть может, Колин?
   Тимон дождался неуверенного кивка и продолжил:
   -- Я услышал, что у тебя третий уровень. Ты будешь сильным магом.
   -- Да из меня сильный маг, как из тебя дворянин, -- фыркнул Колин.
   -- А я и есть дворянин, -- невозмутимо произнес Тимон.
   Вот тут Колина по-настоящему проняло. Он изумленно уставился на Тимона.
   -- Ты -- дворянин? Я думал, что дворяне не увлекаются магией.
   -- Это старшие сыновья не увлекаются, а я -- младший. У меня ничего, кроме имени, нет. Но я -- дворянин, а ты -- сильный маг, -- рассмеялся Тимон. -- Пошли, Колин!
  
   Тан Алим разговаривал с Колином. Тимон прислушался. Речь шла о деньгах. Тан Алим предлагал Колину небольшую ссуду для того, чтобы тот мог переодеться во что-нибудь, более соответствующее нынешней моде.
   Он неожиданно обратился к Тимону:
   -- Вы, молодой человек!
   -- Тимон ад Зулор, -- представился Тимон.
   -- Вы дворянин? -- почему-то удивился Алим. -- Это редкое явление!
   -- Младший сын Ареля ад Зулора, -- невозмутимо сообщил Тимон.
   -- Тогда понятно, -- кивнул Алим. -- Но и среди младших сыновей не много имеющих Дар! Как это тебя угораздило?
   -- Сам удивляюсь! -- плутовато усмехнулся Тимон.
   -- Я заметил, что вы уже познакомились. Вы не откажете в любезности сопроводить этого молодого человека завтра в город и приобрести новую одежду для него?
   -- Нет проблем, тан Алим! -- браво отозвался Тимон.
   -- Благодарю вас!
   Алим порылся в кармане и достал оттуда горсть монет. Три из них он протянул Колину.
   -- Теперь можете выбрать себе домик.
   Тан Алим сделал широкий жест рукой.
   Колин толкнул локтем Тимона, привлекая его внимание, и указал кивком на достаточно уютный домик, окрашенный в зеленый цвет. Тимон оценивающе осмотрел предложение. А что? Достаточно удачно расположен. Под ветвями раскидистого дуба. Рядом очень уютная беседка. Странный стиль. Вроде бы он что-то похожее видел на гравюрах про эльфов. Ему их тан Леандер показывал.
   Тимон согласно кивнул Колину и решительно зашагал к выбранному жилищу. О! А вот совсем рядом еще один дом -- желтого цвета. Тимон его даже сразу и не заметил, так как кусты сирени, росшие вокруг, были достаточно высоки и густы.
   -- Это хорошо, что рядом будут девушки, -- как бы между прочим заметил Тимон.
   -- И чего в этом хорошего? -- недоуменно спросил Колин.
   О! Тут Тимон чувствовал себя как рыба в воде. Он научился обращаться со своими сестрицами и был уверен, что сможет так же поладить и с другими девушками.
   -- У девушек всегда найдется, чем поживиться, -- поучительно изрек Тимон. -- Для этого с ними лучше поддерживать хорошие отношения. Наверняка по случаю удачного поступления будет вечеринка. Станцуем с ними пару танцев, поболтаем о том, какие мы хорошие, быть может, даже выпьем по бокалу вина. Потом, в порядке взаимовыручки, и будем живиться.
   -- Я не умею танцевать, -- неожиданно признался Колин.
   -- Не умеешь танцевать? -- изумленно спросил Тимон. -- Ты же с реальности Земля?
   -- Да. И что?
   -- А то, что всех тех, кого забирают из этой реальности, за редкими исключениями, воспитывают по "правилам магических претендентов". А это предполагает и обучение танцам. У тебя какая семья была?
   -- Какая? Обыкновенная -- папа, мама, брат...
   -- Тебя что, с семьей забрали? -- еще сильнее удивился Тимон.
   Вот это да! Такого еще не бывало.
   -- Меня самого забрали, вчера ... -- Колин внезапно замолчал.
   Видно было, что он вновь испытал тяжесть разлуки с родными. Глаза увлажнились. Колин быстро смахнул набухшую слезу.
   Тимон уже понял, что произошло. Эй! Да этого парня вытащили из реальности совсем недавно. Он мягко положил руку Колину на плечо.
   -- Прости! Я не знал. Наверное, мне трудно понять тебя. Я все время был в семье. И могу увидеться с ними в любой момент. Но не печалься! Все будет хорошо! Вот увидишь.
   -- Да, -- Колин шмыгнул носом. -- Надеюсь, что будет... Пошли, что ли, селиться?
  
   В домике Тимон сразу же наметил себе кровать у окна. Он быстро прошел и плюхнулся на нее.
   -- Это -- моя! Ты, кстати, тоже можешь выбрать себе кровать.
   Колин неуверенно оглянулся. Но кроватей было только две. На одной из них уже устроился Тимон.
   -- Из чего? -- прищурившись, поинтересовался Колин.
   -- А я откуда знаю? -- парировал Тимон. -- Тут ведь что главное? Главное -- чтобы демократия была соблюдена. И у тебя есть выбор.
   -- Какой выбор? -- возмутился Колин.
   -- Как это какой? Выбирать эту кровать или нет.
   -- А если нет?
   -- Тогда спи на полу, -- невозмутимо разрешил Тимон, старательно поправляя подушку под головой. -- Ты, кстати, решил, по какому направлению будешь специализироваться?
   -- Ах да, я еще над этим не думал, -- Колин опустился на свободную кровать. -- А ты по какому?
   -- У меня все просто. Красное кольцо, пятый уровень Дара -- боевая магия! А вот тебе, брат, предстоит решать и мучиться, правильное решение или нет, -- злорадно заявил Тимон.
   -- И это называется друг! -- укоризненно покачал головой Колин. -- Он, понимаешь, будет весь такой из себя боевой, красивый и во всем белом, а я мучайся.
   -- Слушай! А давай и ты в боевые, а? -- внезапно загорелся Тимон. -- Ну, подумай сам. Зеленый -- природа. Это травки собирать, зелья варить. Магия там нужна только для того, чтобы зелья такие, как надо, получились. Голубой -- жизнь. Это целительство. Раненых и больных лечить. Брр! Желтый -- бытовой. Ну, это вообще так, балаганные фокусы. Хотя... Иногда это тоже нужно.
   -- А боевая? -- склонил голову к плечу Колин. -- По головам врагом молниями лупить?
   -- Ну, не только молниями, -- авторитетно заявил Тимон. -- Между прочим, боевым магам надо и по другим направлениям магии быть в курсе. И целительство знать, и бытовую магию -- приготовить там для себя покушать, и природную -- создать нормальные условия в походе. Это комплекс знаний и умений. Самая сложная, между прочим, и самая почетная специализация. И, что немаловажно, очень хорошо оплачиваемая.
   Колин задумался над этим вопросом. Тимон поднял взгляд в окно, и ему показалось, что среди ясного неба грянул гром, а молния шибанула ему прямо в макушку.
   -- Ого!!! -- невольно вырвалось у него.
   Этого не может быть! Что за чудесное видение у него? Если и есть воплощение мечты о прекрасной незнакомке, то вот оно!
   Стройная фигурка на крылечке соседнего домика, белоснежные волосы, спадающие на плечики, огромные глаза на пол-лица (так, во всяком случае, Тимону показалось в первый момент), очень красивое лицо с правильными чертами.
   -- Тимон, ущипни меня, я сплю и вижу дивный сон. Кто это? -- раздался рядом тихий голос Колина.
   Девушка в этот момент повернула головку, и в глаза бросился вид ее острого ушка, выглядывающего из белоснежной гривы волос. О, Тимон немало наслушался о способности эльфов! Он ухватил Колина за руку и резко дернул его от окна.
   -- Эльфийка! Это эльфийка, Колин! -- возбужденно прошептал он, озираясь на окно.
   -- А почему шепотом? -- невольно понизил голос и Колин.
   -- Потому что слух у них феноменальный! -- продолжал шептать Тимон. -- Всем известно, что эльфы отличаются очень острым слухом. Я не уверен, что и сейчас она нас не услышит.
   Колин немного помолчал, переваривая информацию, потом на его лице появилось ехидное выражение.
   -- И чем же ты будешь у нее живиться? -- язвительно вопросил он. -- Прокатил пару раз на трамвае, и твоя?
   Непонятно.
   -- Трамвай?.. Это что?
   -- Неважно, в нашем случае, можно сказать, в карете. Отвечай на вопрос! -- зло пошептал Колин, ухватив Тимона за отвороты рубашки. -- Как мы теперь между собой общаться будем? Как глухонемые? То -- не скажи, об этом -- промолчи?
   -- Поставим "полог неслышимости" и будем общаться нормально, -- выдираясь из рук Колина, сообщил Тимон.
   -- А ты умеешь ставить этот полог? -- уже не так сердито спросил Колин.
   -- Я -- нет. А Леандер -- да.
   -- Кто такой Леандер?
   -- Наш маг-бытовик, -- разъяснил Тимон.
   На лице Колина явственно обозначилось полное непонимание смысла сказанного.
   -- Ну, мой отец пользуется его услугами, платит, конечно, -- втолковывал Тимон. -- Вот завтра пойдем в город. По пути заскочим ко мне домой, и я попрошу Леандера установить полог у нас в домике. Можешь быть спокоен, он такие вещи умеет делать!
  
   Вот чего Тимон не любил, так это просыпаться. Вернее, не любил, когда его будили. По-настоящему его могла разбудить только одна волшебная фраза: "Ваш батюшка велел, чтобы вы вставали!" Все остальное воспринималось им в штыки и вызывало поток гневных слов. Так как Тимон водил компанию с простыми ребятами, что вызывало недовольство его родителя, то и гневных слов он поднахватался предостаточно. И когда Колин утром попытался его разбудить, Тимон не замедлил все эти слова выплеснуть на своего соседа.
   То, что после этого сделал Колин, вызвало шок у Тимона. Уточню: шок вызвала чашка холодной воды, выплеснутая на приготовившегося продолжить сон Тимона.
   Охваченный праведным гневом, Тимон попытался наказать нахального Колина. Но тот оказался очень прытким. Когда Тимон выскочил вслед за ним на крыльцо, Колина и след простыл. Сосед уютно примостился на верхушке дуба и нагло скалился вниз на Тимона. Тимон, приплясывая внизу, жаждал крови и требовал, чтобы Колин спустился, попутно обещая ему страшную кару.
   Наконец поток иссяк, и Тимон окончательно проснулся.
   -- Слазь оттуда!
   -- Не слезу. Мне и тут хорошо, -- последовал ответ сверху. -- И потом, ты мне столько всего там, внизу, приготовил, что одной десятой хватит, чтобы от меня не осталось и мокрого места.
   -- Ладно, слазь! Ничего я тебе не сделаю, -- пробурчал Тимон, уже жалея, что дал волю языку.
   -- Привет, мальчики! А чем это вы тут занимались? -- неожиданно раздалось за его спиной.
   Этот вопрос был задан таким чарующим голосом, что у Тимона по спине протопала армия муравьев. Он обернулся на голос и замер, не в силах что-либо произнести. Рядом с ними стояла эльфийка, с любопытством наблюдая за происходящим. Первым попытался ответить Колин.
   -- Мы... Тут... Это... Ну...
   -- Тренировались... -- удачно завершил его фразу Тимон.
   -- Ой! Как интересно! А что вы тренировали? -- девушка улыбнулась.
   -- Эвакуацию при наводнении, -- неожиданно сообщил Колин, чем вызвал неподдельное изумление у обоих собеседников.
   -- При каком наводнении? -- невозможно большие и синие глаза эльфийки изумленно округлились. -- В лесу?
   -- Пока наводнения нет, -- очнулся Тимон. -- Но с нашим появлением здесь может произойти все что угодно. Разрешите представиться: Тимон ад Зулор, младший сын графа Ареля ад Зулора. А этот молодой невежа -- Коля...
   -- Николай Петрович Бутенко, -- поторопился вступить в беседу Колин, бросая недовольный взгляд на товарища. -- И совсем я не невежа!
   -- Гариэль Отолариэ, -- в свою очередь представилась девушка. -- Я вчера заметила, что у нас появились соседи, но решила вас не беспокоить в первый день.
   -- Ох! -- задохнулся Тимон.
   Ну, конечно! Любой дворянин должен знать такие вещи! Перед ним стояла дочь правителя Светлого леса!
   Тимон быстро взглянул на Колина, понимает ли он, что это означает? Но тот стоял спокойно, явно недоумевая, чем вызвано такое возбуждение на лице друга. Стремясь дать время Колину все осознать, Тимон торопливо заговорил:
   -- Ну, что вы! Какое беспокойство? Для нас большая честь познакомиться с дочерью Хранящего Свет!
   -- Моя подруга сейчас пошла на завтрак, но как только она вернется, я ее вам представлю, -- вежливо сообщила принцесса.
   Тимон встрепенулся, но тут же опечалился. Он же обещал тану Алиму, что поможет Колину обзавестись необходимыми вещами. А свое слово нарушать, дворянину не пристало!
   -- Ваше высочество, мы, к сожалению, вынуждены сейчас отправиться по делам. Быть может, вечером?
   -- Не надо ко мне обращаться по титулу, -- мягко отозвалась эльфийка, вонзая своей улыбкой очередную стрелу в сердце Тимона. -- Я -- младшая дочь и здесь не афиширую свою принадлежность к Светлому лесу. Хорошо. Вечером я приглашаю вас к нам в домик с неофициальным визитом.
  
   На площади перед центральным входом на территорию Школы, как всегда, стояло несколько карет. Это и понятно. Между городком и Школой существовало очень оживленное движение. Где еще можно было подзаработать, как не на этом маршруте? Тимон махнул рукой, привлекая внимание кучеров, стоящих небольшой группой возле одной из карет. Тотчас один из них подбежал к своему экипажу и, торопливо подобрав поводья, тронулся в направлении потенциальных пассажиров.
   -- Добрый день, благородные таны! Старый Хартоп доставит вас в любое место, куда благородные таны пожелают! -- кучер подобострастно улыбнулся ребятам.
   Тимон взобрался в карету, вальяжно развалился на сидении и сделал жест рукой Колину, предлагая и ему располагаться со всеми удобствами.
   -- К особняку графа ад Зулора! -- распорядился он.
   -- Будет исполнено, благородный тан! -- откликнулся кучер и щелкнул поводьями, понукая лошадь.
   Конечно, эта карета не шла в никакое сравнение с их семейной, на которой привык ездить Тимон. Но ход ее был достаточно мягок, и Тимон решил, что, в конце концов, и эта годится для езды.
   Как только лошади остановились перед домом, Тимон бросил кучеру монету и ловко выпрыгнул из кареты. У Колина это не получилось так изящно. Видимо, сказалось отсутствие опыта. Он за что-то зацепился ногой, споткнулся, и если бы не фонарный столб рядом, то могли бы быть очень неприятные последствия.
   -- Ты как? -- озабоченно спросил подбежавший к нему Тимон.
   -- Живой, -- отозвался Колин, нежно обнимая столб.
   -- Вот и хорошо! -- облегченно вздохнул Тимон и повернулся к своему дому.
   -- Здравствуй, дом! -- высокопарно провозгласил он и дернул за цепочку звонка у калитки.
   Как и следовало ожидать, дверь дома тут же распахнулась, и на пороге появился Ротлиф, дворецкий отца. Как он умудрялся оказываться у двери, как только звучал звонок, Тимон решительно не мог понять. Он даже пытался одно время следить за дворецким, но это не дало результата. В какой-то момент, стоило Тимону зазеваться, как Ротлиф уже стоял у двери, а колокольчик трезвонил, оповещая о прибытии нового посетителя.
   Ротлиф невозмутимо поклонился Тимону, потом Колину и осведомился у Тимона, как представить его друга. Получив необходимую информация, он развернулся и степенно зашагал к столовой зале, где в это время обычно собиралось все семейство ад Зулоров на второй завтрак. Ребята направились за ним.
   -- Лэр Тимон ад Зулор и лэр Колин ад Бут! -- громогласно заявил Ротлиф, едва вошел в залу.
   Тимон глубоко вздохнул, пытаясь унять трепет в груди, и решительно шагнул вперед, увлекая за собой Колина.
   Отец, увидев входящего сына, промокнул губы салфеткой и спросил:
   -- Ну, сын! Чем можешь обрадовать нас?
   -- Я поступил в Школу, отец, -- с достоинством сказал Тимон. -- Буду учиться на факультете боевой магии.
   Он заметил, как тан Леандер, просветлев лицом, одобрительно ему покивал и несколько раз беззвучно хлопнул в ладоши, радуясь за Тимона. Отец сделал движение, и слуга, стоящий за его стулом, быстро подошел и отодвинул стул, давая возможность отцу встать. Граф Арель подошел к Тимону и неожиданно обнял его за плечи.
   -- Я очень рад это слышать! -- с чувством сказал он. -- Теперь я спокоен за тебя. Я верю, что ты с честью пронесешь имя ад Зулора. Но познакомь нас с твоим товарищем!
   -- Это мой друг лэр Колин ад Бут, -- торопливо представил Колина еще раз Тимон. -- Я встретился с ним на вступительных испытаниях. Мы будем жить в одном домике.
   -- Вы из благородной семьи? -- осведомился граф, рассматривая несколько необычный наряд юноши.
   Тимон пользуясь тем, что внимание отца было сосредоточено на Колине, делал тому отчаянные знаки, чтобы тот подыграл ему. Колин понятливо прикрыл глаза, показывая, что понял просьбу.
   -- У нас, в реальности Земля, не придают этому особого значения, ваше сиятельство, но наша семья ведет свое начало от благородных Бутов, -- Колин на секунду замешкался и добавил, -- баронов Бутов.
   -- Я очень рад! -- с чувством воскликнул отец. -- Наконец-то мой сын подружился с благородным человеком, а то якшается со всякой чернью!
   -- Но папа! -- простонал Тимон.
   -- Что папа? -- возмущенно повернулся к сыну граф. -- Наш род в Атласной книге повыше всяких прочих записан!
   -- Арель, успокойся! -- вмешалась мать Тимона, до этого молча слушавшая разговор. -- Что о нас подумает наш гость?
   Лэресса Сантария мило улыбнулась остолбеневшему Колину.
   -- Может быть, вы позавтракаете с нами?
   Тимон взглянул на приятеля. Тот стоял с несколько оторопелым видом, рассматривая уставленный приборами стол. Отец всегда очень строго относился к соблюдению этикета, а Тимон не был уверен, что Колин сможет справиться с ним. Да и знает ли он эти правила? Надо срочно спасать положение!
   -- Благодарю, мама, но мы уже позавтракали в столовой Школы. Сейчас нам нужно отправиться в город по делам. Сюда я зашел только для того, чтобы сказать, что я поступил в Школу.
   -- Тогда я могу сказать, что трапеза закончена, -- удовлетворенно сказал граф Арель.
   Это послужило сигналом для остальных. Сестры выбрались из-за стола и окружили Тимона, радостно поздравляя его с успехом. Брат тоже подошел к ним. Он вежливо поздоровался с Колином и обернулся к Тимону.
   -- Честно говоря, я завидую тебе, братишка. Твое обучение будет гораздо интереснее моего.
   -- Но и гораздо опаснее, -- добавил подошедший тан Леандер.
   Тимон вспомнил о проблеме, из-за которой, собственно, и решил сначала заехать домой.
   -- О, тан Леандер! У меня к вам будет небольшая просьба, -- сказал он. -- Не могли бы вы заехать к нам и установить "полог неслышимости" над нашим домиком?
   -- Но зачем? -- удивился тан Леандер.
   -- У нас соседи обладают очень острым слухом. Не хотелось бы, чтобы они слышали наши разговоры, -- пояснил Тимон.
   -- Неужели они сидят у вас под окошком и подслушивают ваши разговоры? -- улыбнулся тан Леандер.
   -- О, нет! Просто одна из наших соседок -- эльфийка. А ей, как вы понимаете, совсем не обязательно находиться под окном, чтобы все услышать.
   -- Тимон, ты что, позволяешь себе непочтительные слова в адрес дамы? -- отец Тимона, до этого о чем-то беседовавший с матерью, грозно смотрел на сына, видимо, услышав последнюю фразу Тимона.
   -- Нет, отец. Просто не хочется, чтобы кто-то, пусть и невольно, слышал наши с Колином беседы.
  
   Тимон твердо решил выполнить просьбу тана Алима и обеспечить своего нового друга всем необходимым, что положено благородному студиозу Школы. Жаль, конечно, что нельзя пригласить портного на дом и сшить добротную и дорогую одежду. Впрочем, есть еще городской рынок. Пусть там вещи и не такого качества, но все же можно подобрать вполне приличные.
   Решено! Вперед, на рынок!
   Засунув в карман амулет, данный таном Леандером, Тимон бодро зашагал в направлении городского рынка, благо, тот располагался недалеко от дома ад Зулоров. Колин тащился следом. По его лицу было видно, что мысль о посещении торговых рядов его не бодрит. И с чего бы это? Ведь для дворянина очень важно, как он выглядит. Надо подобрать наряд так, чтобы каждая деталь подчеркивала благородное происхождение ее владельца!
   Найдя прилавки с одеждой, Тимон с упоением ринулся на поиски необходимого. К его удивлению, Колин его восторгов не разделял. Он вяло смотрел на разнообразие тканей и покроев, не в силах определиться, а потом и вовсе впал в апатию. Пришлось Тимону проявить недюжинную энергию для того, чтобы поход на рынок окончился успешно. Он взял инициативу на себя. В результате Колин стал счастливым обладателем штанов с умопомрачительными новомодными лампасами, двух шикарных рубашек благородных цветов, пары очень качественных сапог, кожаной куртки с карманами и металлическими пластинами на груди, ну и ремня, конечно же. Вид креплений на ремне на мгновение вывел Колина из апатии. Он недоуменно поинтересовался у Тимона о назначении этого приспособления.
   Ясно же: если Колин -- дворянин, то на поясе у него должна висеть рапира. От резонного замечания товарища, что это Тимон сделал из него дворянина, тот просто отмахнулся как от несущественного. Конечно, Колин -- дворянин! В этом не может быть никаких сомнений. Он обладает Даром, а значит, приравнен к правам и привилегиям дворян. Указ его величества, Ритора Четвертого, об этом говорит недвузначно!
   Нагруженные покупками, ребята устало потащились в направлении Школы. Денег пришлось потратить несколько больше, чем выделил им тан Алим, но Тимон был доволен результатом.
   Теперь можно было достойно предстать перед глазками ее высочества, принцессы Светлого леса. Этому визиту Тимон придавал большое значение. К тому же Гариэль очень ему понравилась. Он с некоторой ревностью взирал на Колина, с удивлением отмечая, что тот особо не придает значения красоте принцессы. Пришлось ему напомнить, что вечером они приглашены не абы куда, а к самой принцессе. Колин беззаботно отмахнулся, заявив, что он прекрасно об этом помнит. А кстати помнит и том, что Тимон собирался у принцессы чем-нибудь поживиться. На язвительный вопрос Колина, чем же, именно, -- Тимон, активно размахивая подушкой, инициировал забег по домику за вернувшим свою живость приятелем.
  
   Настал вечер! Тимон еще раз внимательно осмотрел себя и Колина в поисках какого-нибудь несоответствия и, глубоко вздохнув, решительно постучал в дверь желтого домика соседок.
   -- Прошу вас, входите! -- послышался голосок из-за двери.
   Он нерешительно толкнул створку и замер, рассматривая отрывшуюся перед ним картину. За сервированным столом сидела Гариэль в потрясающем платье небесно-голубого цвета и светски улыбалась ему, Тимону!
   В спину ткнулся двинувшийся было за ним Колин.
   -- У тебя что, столбняк? -- раздалось из-за спины.
   Так как ответа от Тимона не последовало, Колин уже более решительно ткнул его в спину, вынуждая шагнуть вперед.
   -- Рада вас видеть, -- Гариэль легко поднялась и сделала милый реверанс.
   -- Вы одни? -- невпопад задал вопрос Тимон.
   Колин хмыкнул, оценивая дипломатические старания Тимона, и задал свой вопрос:
   -- Гариэль, вы говорили, что находитесь здесь инкогнито? Как к вам обращаться, чтобы не выдать вас?
   -- А так и обращайтесь -- Гариэль. И прошу вас, давайте перейдем на "ты", без всяких там ваших высочеств.
   -- С удовольствием! -- воспользовался предложением Колин. -- Ты говорила, что живешь вместе с подругой? И где же она?
   -- Скоро придет. Проходите, не стойте на пороге!
   Тимон завороженно смотрел на эльфийку, которая начала разливать по чашечкам напиток из блестящего кувшинчика. Крепкий запах трав завитал над столом. Неужели это?..
   -- Вы... то есть, ты хочешь угостить нас знаменитым "лесным напитком"? -- спросил Тимон.
   -- Да. Я привезла с собой травы из дома, -- улыбнулась ему Гариэль.
   Улыбка тоже была потрясающей и вогнала Тимона в очередной ступор. В таком состоянии Тимон как-то сразу и не заметил появление соседки Гариэль. Вот только что никого не было, а тут -- раз! И посреди комнаты стоит девушка. Тоже довольно симпатичная. Изящная. Темно-карие глаза внимательно рассматривали гостей.
   -- А вот и Аранта! -- сообщила Гариэль.
   Тимон подхватился вслед за Колином и поклонился девушке. Та ответила легким реверансом и прошла к столу.
   Тимон снова присел, вцепился в свою чашку и, не отводя взгляда, смотрел на Гариэль.
   -- Где же ты была, Аранточка? -- тем временем расспрашивала подругу Гариэль.
   -- Бродила по городу, знакомилась с окрестностями, -- просто ответила та.
   -- Небось по самым дальним районам? -- осуждающе заметила Гариэль, наливая ей напиток из кувшинчика.
   -- Ну и что? -- пожала плечами Аранта.
   Тимон решил, что пришла пора вставить и ему свое слово. Колин, не снимая улыбки с лица, уже несколько раз пинал его ногой под столом, напоминая о том, что они не на смотринах, а в гостях.
   -- По дальним районам города одинокой девушке лучше не ходить! -- заявил он. -- Могут, э-э-э... обидеть.
   То, что произошло вслед за этим заявлением, вогнало его в еще один ступор. Аранта просто улыбнулась ему в ответ, но вмиг удлинившиеся клыки и алые отблески, мелькнувшие в глазах, ясно подсказали Тимону, что как раз обидеть Аранту будет затруднительно.
   -- Ты -- вампирша? -- изумленно спросил Колин.
   -- Высшая! -- смеясь, ответила Аранта. -- Аррантарра дер Тордерресс Хамра Коэрресс, клан Виа Дента -- "Идущие в день".
   Между ней и Колином завязалась оживленная беседа. Тимон решился задать Гариэль вопрос, который его мучил с тех пор, как он узнал, что в Школе будет проходить обучение эльфийка.
   -- Гариэль, а почему ты решила учиться здесь? У вас же маги посильнее наших будут.
   Гариэль не спешила отвечать. Она, склонив головку к плечу, внимательно посмотрела сначала на Тимона, потом на Колина.
   -- Это не для распространения, -- наконец решилась она. -- Все считают, что магия леса у нас в крови. На самом деле магией владеют немногие эльфы.
   -- Как это немногие? -- удивился Тимон. -- Тан Леандер мне рассказывал, что любой эльф может вырастить дерево, сделать стрелы, не знающие промаха, и так далее...
   -- Возможно, действительно, у нас в крови есть такая магия, но пользоваться ею могут не все, -- поморщилась Гариэль. -- Как и любому другому делу, магии надо обучаться. Я приехала сюда, чтобы изучить боевую магию и узнать все, что возможно, по исцелению ироды. Вся беда нашего народа в том, что мы сильны только в лесу, так как мы дети леса. На равнине или в городе мы становимся значительно слабее. Боевая магия должна помочь мне быть сильной не только в лесу.
   -- А я-то все никак не мог понять, почему ты здесь, -- задумчиво сказал Тимон.
   -- Мальчики, а по каким направлениям вы будете проходить обучение? -- перевела разговор на другую тему Гариэль.
   Ну, этот вопрос для Тимона не был сложным!
   -- Боевая магия! -- гордо сообщил он.
   -- Я тоже, -- присоединилась к нему Аранта. -- А вот Гариэль, как она уже сказала, будет проходить еще и курс природы. Когда тан Горий завел ее в комнату испытаний, ей досталось два кольца -- красное и зеленое. А вам, значит, красные?
   -- Мне -- да, а вот Колин у нас коллекционер, -- ехидно улыбнулся другу Тимон. -- Он отхватил себе все четыре кольца -- красное, синее, зеленое и желтое.
   -- ЧТО??? -- ошеломленно повернулись к Колину девушки.
   -- Так не бывает! -- воскликнула Гариэль.
   -- Теперь бывает, -- печально вздохнул тот.
   -- А какой у вас уровень Дара? -- насладившись произведенным эффектом, поинтересовался Тимон.
   -- У меня -- первый, -- просто ответила Гариэль.
   -- А у меня -- четвертый, -- подхватила Аранта.
   -- А у меня только пятый, -- несколько поскучнел Тимон.
   -- А у тебя? -- девушки с интересом смотрели на Колина, в ожидании ответа.
   -- У меня -- третий, -- скромно сообщил Колин.
   -- Ого! Учитывая, что уровень Дара за время обучения в Школе имеет тенденцию к повышению, можешь закончить школу со вторым уровнем, -- со знанием дела сказала Гариэль. -- А если тебя возьмет под крыло кто-то из преподавателей, то и со вторым усиленным.
   -- И ты тогда сможешь создавать боевые пульсары! -- мечтательно проговорила Аранта.
   Видимо, это была ее мечта. Тимон с содроганием представил себе вампира, разбрасывающегося вокруг боевыми пульсарами.
   -- Из-за боевого пульсара я здесь и оказался, -- между тем сделал неожиданное признание Колин.
   -- Ты смог создать пульсар? -- теперь уже все трое изумленно смотрели на него.
   Тимон был поражен и возмущен. Как же так? Он, сосед Колина и, можно сказать, единственный его друг в этих местах, и не знает такого важного факта!
   -- Да, там, в реальности Земля создал, -- продолжил признания парень. -- Потом меня прихватил Викентий Анатольевич, маг из СПМН, и я оказался здесь.
   -- Но я слышал, что в реальности Земля порог магии очень высок, -- решил блеснуть познаниями Тимон. -- Как же ты смог его преодолеть? И потом, для создания боевого пульсара нужен второй уровень Дара, а у тебя третий. И ты все-таки смог создать пульсар?
   -- Ну, чего бы я еще здесь оказался? -- кажется, даже обиделся Колин. -- Причем, моим мнением при этом никто не интересовался, выдернули сюда и все!
   -- Да! -- вздохнул Тимон. -- Это они умеют.
   -- Да что вы? -- возмущенно воскликнула Аранта. -- Я, если хотите знать, сама сюда попросилась! Это же здорово -- владеть магией и помогать тем, кто в этом нуждается!
   -- По-моему, ты слегка перепутала, -- заметил Тимон. -- Владеть магией и помогать тем, кто в этом нуждается -- это к целителям. Задача боевых магов -- владеть магией и помогать тем, кто в этом не нуждается! Причем, кто и не просил об этом.
   -- Ну, примерно это я и имела в виду, -- согласилась Аранта.
   -- Наличие боевых магов -- лучшее средство предотвратить конфликт, -- покачала головой Гариэль. -- Именно это держит наш мир в равновесии.
   -- Но время от времени нам надо напоминать о своей силе! -- воинственно воскликнул Тимон.
   -- Это ты кому и когда напоминал? -- недоуменно вскинул бровь Колин.
   -- Ну, это я так -- образно, -- смутился Тимон.
   -- Тимон прав, -- вздохнула Гариэль. -- Сила должна быть наглядной. Иначе как-то быстро о ней забывают.
   Это признание сделало Тимона счастливым. Он самодовольно взглянул на Колина:
   -- Понял, что значат боевые маги в этом мире?
   Но тот лишь пожал плечами. Он-то еще не решил, кем ему стать. Тимон твердо пообещал себе сагитировать Колина. Раз они друзья и соседи, то лучше будет, если они будут и обучаться одному делу. А для чего еще существуют друзья?
   -- Ой! Вон уже как поздно, -- вздохнула Гариэль. -- Пора расходиться.
  
   По пути в свой дом Тимон дружески обхватил Колина за плечи.
   -- А все-таки хорошо, что у нас такие соседки! Сейчас придем домой, поставим полог, и я тебе расскажу кое-что, что узнал об эльфах от тана Леандера. Там такое, что ты, брат, закачаешься!
  
   Тимон с удовольствием потянулся в кровати. Солнечные лучи, послужившие причиной его пробуждения, переливались причудливыми тенями от листвы дуба, росшего рядом с домом. Тимон открыл глаза и наткнулся взглядом на мирно посапывающего Колина, лежавшего на животе и свесившего одну руку вниз. Так. Что-то вчера он Тимону задолжал? Как бы не чашечку бодрящей водички. Точно! Надо срочно отомстить. Будет знать, каково просыпаться от такого удовольствия.
   Тимон быстро встал и, шлепая босыми ногами по половицам, направился к столу. Вот эта кружечка подходит для его намерений! Тимон подхватил ее и решительно зашагал к баку с водой.
   -- Не вздумай! -- раздалось за его спиной.
   Вот ведь невезуха! Проснулся. Тимон вынужден был резко остановиться. Не оборачиваясь, спросил:
   -- А вчера?
   -- Вчера я сначала честно пробовал тебя разбудить, -- последовало в ответ. -- Ты, дружище, красочно описал извращения, коим предавались мои предки, потом предложил мне прогуляться по очень экзотическим местам, причем с такими подробностями, что невольно закрадываются подозрения... Короче, я решил, что зарядка окончена и пора приступать к водным процедурам. Ты же вносишь никому не нужные изменения.
   Колин резко сел в кровати и потянулся. Потом его лицо удивленно вытянулось
   -- Кстати, о птичках. Почему их не слыхать? И вообще ничего не слыхать.
   В голове Тимона что-то щелкнуло.
   -- О, дьявол! Амулет! -- простонал он. -- Мы же его вчера активировали, а потом забыли.
   Тимон подскочил к столу, на котором лежал амулет, и отключил его. Сразу же, как будто плотину прорвало, в уши ломанулся птичий гам, шелест листвы, еще какой-то шум... Постойте! Не какой-то. Это стук в дверь.
   Колин быстро пробежал мимо Тимона и, открыв дверь, выглянул за нее.
   -- Мальчишки! А вам не кажется, что это хамство -- не отвечать на стук? -- услышал Тимон голосок Аранты. -- Мало того что вы проспали завтрак, так еще нам пришлось полчаса колотить в дверь, пока вы соизволили открыть.
   -- Девочки, простите! -- попросил он в ответ. -- Это все амулет. У него двусторонняя непроницаемость для звука. Мы его вчера включили для проверки и забыли выключить. Честное слово, мы ничего не слышали.
   Тимон торопливо прошел к двери. Обе соседки стояли на крыльце и возмущенно взирали на них.
   -- А зачем вам этот амулет? -- строго спросила Гариэль.
   -- А чтобы никто спать не мешал, -- моментально нашелся Колин.
   -- Тогда каким образом вы будете просыпаться на занятия? -- озадачилась Аранта. -- Если вы спите как сурки до полудня.
   -- А как все просыпаются? -- поинтересовался Тимон.
   -- В шесть утра звонит колокол, -- начала пояснять Аранта. -- А сами занятия начинаются в восемь с половиной. За это время, до начала занятий, надо успеть сделать все, что требуется по утрам.
   После этого последовала целая лекция с детальным разъяснением Колину особенностей местных единиц измерения времени. Эта тема Тимона не очень интересовала. Он прислушался к своему организму. Организм настойчиво сигнализировал владельцу, что завтрака почему-то в желудок не попадало. Это не есть порядок! И вообще, не есть -- это совсем непорядок.
   -- Слушай, Колин! -- прервал Тимон лекцию. -- Если мы проспали завтрак, то что мы будем есть сейчас? Я, между прочим, голоден. А до обеда еще очень далеко.
   -- Ох уж эти мужчины! -- осуждающе поджала губки Аранта. -- У них одно на уме.
   -- Только одно на уме у меня, это когда я сыт, -- любезно проинформировал Тимон. -- А когда я голоден, то у меня только еда на уме! Колин, выход один -- отправиться в город и там позавтракать.
   Девушки переглянулись.
   -- Мы, пожалуй, тоже пойдем, -- решила Гариэль. -- Я, кстати, не прочь выпить чашечку хаэля со сдобной булочкой.
   -- А я не откажусь от стаканчика томатного сока, -- присоединилась Аранта. -- Вот ведь. Невинный напиток, а какой вызывает интерес со стороны посетителей. Ну, тех, кто меня знает, конечно.
   Колин промолчал. Это удивило Тимона. Он посмотрел на друга и мгновенно все понял. Как же это он забыл?! Ведь Колин не местный, и денег взять ему неоткуда.
   -- Я не могу, -- подтвердил догадку Тимона Колин.
   -- Почему? -- допытывалась, не понявшая еще Аранта.
   -- У меня нет денег, -- совсем смутился Колин.
   Аранта попыталась немного подтрунить над смущенным парнем, но Гариэль решительно прервала ее.
   -- Перестань, Ари! -- Эльфийка решила повернуть ситуацию несколько иной стороной. -- Я понимаю Колю. Как благородный человек он больше привык оказывать помощь, чем принимать ее. Но тут сложилась иное положение дел, Колин.
   Тимон удачно подхватил ее мысль:
   -- Колин, мы студиозы. А в кругах студиозов принято так: у кого есть деньги, тот и платит! На данный момент деньги есть у меня. Я угощаю! Хватит волынить! Я хочу есть!
   -- Ари, ты говорила, что изучала город? -- вспомнила Гариэль.
   Аранта кивнула.
   Вот тебе и раз! А почему эта милая девушка не хочет обратиться к нему, Тимону?
   -- Я тоже знаю Хаундар, -- решил напомнить о себе Тимон.
   -- Весь? -- с интересом повернулась к нему Аранта.
   -- Ну, не то чтобы весь, -- задумался Тимон. -- Но большую его часть.
   -- А я знаю уже весь! -- гордо заявила Аранта.
   -- Да, ну? -- скептически поднял брови Тимон.
   -- Вот, к примеру, где самая дешевая в вашем городе харчевня? -- хитро прищурилась Аранта.
   Вот еще не хватало! Тимон гордо вскинул подбородок.
   -- Дворянам не пристало посещать самые дешевые заведения!
   -- Скажи просто: не знаешь, -- нахально заявила Аранта. -- А я уже это выяснила.
   -- Покажешь? -- моментально ухватился за предложение Колин.
   -- Конечно! -- безмятежно пожала плечиками Аранта.
  
   Да. Это место было Тимону незнакомо. Он даже и не знал, что существуют такие дыры в его городе. Нет, Тимон представлял, где они примерно находятся. Но что тут есть такое -- это было для него новостью. Он поморщился, озирая окружающий его мусорник.
   Аранта тем временем указала на полуразваленное помещение, в котором с большим трудом и изрядным воображением можно было признать харчевню.
   -- Благородному человеку сюда не только входить, а даже подходить зазорно! -- брезгливо сказал Тимон.
   -- Зато она самая дешевая, -- отозвалась Аранта. -- Колин просил показать ему именно такую...
   -- Эй, щенок! Ты что? Оскорбляешь почтенное заведение?! -- внезапно раздалось со стороны. -- Ты сейчас же принесешь свои извинения, выложишь деньги и быстро отсюда исчезнешь! А девочек оставишь с нами! Га-га-га!
   Тимон гневно оглянулся, опуская руку на... Рапиры не было на законном месте у пояса!
   Тимон похолодел. Он допустил непростительную ошибку. Радуясь своему поступлению в Школу, он перестал добросовестно относиться к своим обязанностям. Разве допустимо, чтобы дворянин ходил по улицам невооруженным? Он должен наказать любого, кто посягнет на его честь. И тем более на честь дам, которых он сопровождает.
   Тимон с отчаяньем взглянул на Колина, вставшего рядом с ним. Лицо друга посуровело, он сузившимися глазами наблюдал за подходящими к ним тремя личностями самого неприятного вида. Но что он сможет сделать с этими бандитами? Особенно вон с тем, шкафоподобным?
   Додумать Тимон не успел. Помощь пришла с той стороны, откуда он ее совсем не ждал. А, как оказывается, зря!
   Аранта показала наглядно, что означает высший вампир. То, что она проделала с громилами, ввергло Тимона в шок. Все произошло очень быстро.
   Тимон остолбенело взирал на верзилу, которого мощным ударом отбросило к стене здания, стоявшего неподалеку. На хрипящего перебитым горлом второго бандита он только раз взглянул и сразу же отвернулся. А Аранта уже занималась третьим. Картина вызывала у Тимона невольную дрожь.
   Придушенный бандит взвыл от ужаса.
   -- Пшел вон! Тебя выпьешь, потом похмелье будет мучить! -- Аранта отшвырнула от себя жертву с силой, которой Тимон у нее и представить не мог.
   Да, Аранта вызывала одновременно и ужас, и восхищение. Настолько она была красива и смертоносна.
   Тимон повернулся к Гариэль... Странно! Казалось, что неожиданное побоище совершенно ее не взволновало. Она безмятежно наблюдала за происходящим. Ну, да! Ей ли не знать, на что способна ее подруга!
   Желание заглянуть в самую дешевую харчевню пропало без следа. Тимон решительно взял на себя роль проводника. Хватит экспериментов! Он поведет всех туда, где подают хорошую еду и ничто не грозит чести и достоинству посетителей.
   Таверна "У дядюшки Трибора" не обманула его ожиданий. Сам дядюшка, уважительно поздоровавшись с Тимоном, взялся за обслуживание их столика. Тимон гордо взглянул на друзей, которым тут явно нравилось. Конечно, еда в такой таверне обойдется недешево, но она того стоит. Сейчас они поедят, отойдут от своих приключений. А потом он обязательно заглянет домой и пристегнет к поясу свою рапиру. Ах, да! Надо будет взять еще одну для Колина. И комплект учебного оружия тоже надо взять. Судя по всему, Колин не умеет владеть оружием. Ничего! Тимон возьмется за его обучение и сделает из него достойного дворянина.
   По дороге назад, в Школу, Тимон велел вознице остановиться возле дома родителей и, чуть ли не на ходу соскочив с подножки, бросился к дверям. Он вихрем пролетел мимо остолбеневшего от такого нарушения традиций Ротлифа и заскочил в свою комнату.
   У окна стоял тан Леандер. Он обернулся на звук открывающихся дверей.
   -- Ну, слава Единому, с тобой все в порядке! -- облегченно выдохнул он. -- Кристалл хранителя покрылся красной мутью, что указывало на опасность, грозящую одному из вашей семьи. Так как все были дома, то не оставалось сомнений в том, что опасность грозит именно тебе.
   -- А все из-за того, что я был без оружия, -- кивнул Тимон, подходя к стене и снимая с крюка свою рапиру.
   -- Пока ты не научился великому искусству магии, действительно, тебе стоит носить с собой оружие, -- согласился тан Леандер. -- Но что-то мне подсказывает, что в том случае и оружие тебе не очень-то помогло бы.
   -- Не знаю, -- покачал головой Тимон, вытаскивая из шкафа еще один клинок и придирчиво осматривая его. -- С нами было то, что я бы назвал абсолютным оружием. Мне осталось только помолиться с благодарностью, что я не враг этой девушке.
   -- Девушке? -- брови тана Леандера взлетели вверх. -- Ты мне расскажешь об этом?
   -- Не сейчас, -- Тимон, извиняясь, улыбнулся магу. -- Скажу только, что она высший вампир.
   От полученного известия тан Леандер впал в прострацию. Он не смог сказать ни единого слова, пока Тимон еще рылся в поисках рапирозаменителей. Собрав искомое, парень быстро выскочил за дверь.
   Друзья сидели в карете, нетерпеливо поджидая его. У Колина удивленно округлились глаза, когда он увидел, с чем возвращается его друг. Еще больше они округлились, когда Тимон протянул ему ножны с рапирой. То, как неловко он принял оружие, только подтвердило догадки Тимона о том, что с оружием Колин не имел дел до сих пор.
   -- Цепляй! -- распорядился он. -- Сегодня я убедился, что дворянин должен постоянно носить с собой оружие.
   -- Тимон! Но я не умею пользоваться ею! -- смущенно сознался Колин.
   -- Это не беда! -- Тимона совершенно не удивило признание друга. -- Я тебя научу.
   Колин принялся рассматривать новоприобретенное оружие. Тимон с беспокойством наблюдал за его действиями.
   Эй-эй! -- наконец не выдержал он после весьма смелого взмаха. -- Осторожнее! Это, между прочим, оружие. Оно острое и может проткнуть, знаешь ли, чей-то организм.
   -- Прошу прощения! -- сконфуженно отозвался Колин, осторожно задвигая рапиру в ножны.
   Он присмотрелся, каким образом крепятся ножны к поясу у Тимона, и после пары неудачных попыток все же смог прикрепить ножны и на себе. При этом он решительно отверг помощь, которую ему предлагал товарищ.
   "Настоящий дворянин", -- удовлетворенно констатировал Тимон.
  
   Тимон решил сразу же доказать себе, а заодно и Колину, что при оружии он далеко не так беспомощен. Поэтому, как только ребята вернулись в Школу, он предложил другу начать занятия по фехтованию. Девушки отправились к учебным корпусам провести разведку на местности, оставив ребят наедине с набором холодного оружия и его заменителей.
   Именно один из заменителей Тимон протянул Колину, предлагая сразиться. Тот сразу удивился. Он никак не мог понять, зачем сражаться на палках, если под рукой есть настоящие рапиры.
   -- Это оружие! Для того чтобы убивать. Понял? -- объяснял Тимон. -- Ты же сам сказал, что не держал в руках до сих пор ни рапиры, ни кинжала, и вообще ничего подобного. Значит, начинать надо с деревянных рапир. Они специально сделаны, как настоящие. И вес, и баланс. Зато убить ими нельзя. Самое то, для тренировок!
   Колин посмотрел на деревянные рапиры, и лицо его приобрело унылое выражение.
   -- Тимон, а оно мне надо? Я же магом собираюсь стать, а не убийцей.
   Пришлось разъяснять не знакомому с устройством этого мира Колину, что рапиры -- непременный атрибут дворян. А раз маги приравнены к дворянам, по указу его величества Ритора Четвертого, то и маги должны иметь при себе рапиры и уметь ими управляться.
   -- Четыреста лет назад правил король Ритор Четвертый. Воевали с орками, пришедшими с Северных земель. Для того чтобы маги поддержали войска, Ритор Четвертый своим указом приравнял магов к дворянам, тем более что многие маги и были дворянами по рождению. Вот как я. С тех пор, если у человека обнаруживался Дар, он сразу становился дворянином.
   -- А если маг, но не человек?
   -- Все равно. Его статус равен дворянскому. Вовсе не обязательно, что дети от брака магов будут обладать Даром. Поэтому у магов и приставка "тан", в отличие от дворян по крови, в обращении к которым используется приставка "лэр". Понял? Ты -- маг. Значит, сравним с дворянином. Как дворянин ты должен владеть оружием, и не только магическим. Все дети, у которых выявлен Дар, обучаются этому.
   -- А если они из простых семей?
   -- Если дети из простых семей имеют Дар, то их забирают и передают в семьи магов или дворян. Это по указу короля. Владеющих даром не так уж и много. Каждая семья считает честью принять на воспитание обладателя Даром. Если бы тебя обнаружили раньше, то ты бы воспитывался в какой-нибудь семье магов или дворян.
   -- А как к тебе обращаться теперь? -- не мог успокоиться Колин.
   -- Ну, с одной стороны я имею Дар, но с другой, я -- наследный дворянин. Вот мой сын, если он у меня когда-нибудь будет, в любом случае получит дворянский титул. Жаль, что кроме этого, я ему ничего не смогу дать.
   Тимон печально усмехнулся.
   -- Можно подумать, что ты завтра что-то ему должен отдавать, -- фыркнул Колин. -- Еще заработаешь!
   -- Дворянам не пристало работать! -- гордо ответил Тимон. -- Мы служим своему сюзерену, а он уже жалует за наши заслуги.
   -- Эй! Где ты, где сюзерен и где заслуги? -- поразился Колин. -- Ты ничего не путаешь?
   Вместо ответа Тимон поднялся с травы, на которой сидел, подхватил один из рапирозаменителей и отсалютовал им другу.
   -- К бою!
   Колин с готовностью встал и что-то там изобразил своим оружием.
   Вот только тут Тимон смог в полной мере оценить труд своего наставника Чезара ад Рутора. Колин был абсолютно беспомощен против Тимона. Встав в какую-то непредставимую стойку, он бестолково размахивал своей рапирой, пропуская раз за разом быстрые атаки противника.
   Тимон не особо жалел Колина. Он хорошо помнил, как Чезар его измучил в первый раз, и строго следовал тому методу. Особо преследовались повороты к противнику спиной. За такое преступление наказание было одно: протянуть деревянной рапирой вдоль хребта. Очень пользительное средство!
   Наконец Тимон решил, что хватит с бедняги. Он остановил бой и принялся объяснять Колину его ошибки.
   -- ...Ну, что это у тебя за стойка? Что за раскорячка? А что это ты свободной рукой изображал? Вот, смотри, как требуется! ...Ноги не должны быть прямыми! Они должны быть слегка согнутыми в коленях, но не до такой же степени, как у тебя! Что?.. Ах, это они у тебя просто от усталости подгибаются. Ну-ну! Учти, враг на твою усталость плевать хотел! ...Когда производишь перемещения, то сначала следует одна нога... Вес на нее не переноси, пока не закончишь движение... Потом подтягиваешь вторую ногу... Рапиру лучше держать вот так. Да! Рука... вторая рука... У тебя что, их больше двух? Да, вторая рука должна быть готова к перехвату дополнительного оружия, если таковое попытается применить твой противник... Как это, какое? Кинжал, к примеру. Да мало ли?
   Тимон рассказывал и рассказывал другу о том, что фехтование -- это целая наука, где нет места разгильдяйству и небрежению. Просто всех разгильдяев и тех, кто пренебрегал, уже отсеяли. Причем, буквально! У каждого рода существует свой, фамильный секрет фехтования, который неоднократно приносил славным предкам победу. Был такой секрет и у ад Зулоров. Тимон даже пообещал научить ему и Колина.
   Возвращение девушек слегка скомкало блестящую лекцию. Тимон, поморщившись, решил, что ничего. Он свое еще наверстает.
   Девчонки красочно расписывали корпуса Школы. Особенно большое внимание они уделили полигону, который располагался в отдельном огромном строении посреди территории Школы. Рассказы девушек не особо волновали Тимона. Придет время, и он сам все это сможет увидеть и оценить. Надо заниматься вопросами более практичными.
   -- А расписание первого дня занятий вы взяли? -- задал иезуитский вопрос Тимон.
   -- А то! -- гордо отозвалась Гариэль и эффектно щелкнула пальцами.
   Тимон удивленно вытаращился на стеклянный флакон с какой-то голубой жидкостью, упавший к ногам Гариэль. Это что? Это расписание такое?
   -- Что-то он мало напоминает расписание, -- задумчиво высказал свое мнение Тимон. -- И как этим пользоваться?
   -- Ой, это не то! -- Гариэль торопливо подхватила флакон с земли.
   Видно было, что она смущена таким оборотом. Еще раз торопливое движение, щелчок пальцами, и перед ней в воздухе повис листок.
   -- Вот! -- Гариэль выхватила его из воздуха и протянула Тимону. -- А это план Школы.
  
   Тимон рухнул на свою кровать и устроился на ней поудобнее. Он развернул план Школы и лениво просматривал его. Мимо протащился Колин и со стоном упал на свое лежбище. Через некоторое время он чем-то зашуршал. Тимон повернул голову в сторону своего друга. Тот вытащил из воздуха яркий пакетик, развернул его и с удовольствием начал поглощать содержимое. Заклинанию призыва Колина только что обучила Гариэль. Его очень поразило, как легко призывать ту или иную вещь. И первым делом Колин вызвал похожий пакетик. Попробовал, а потом вытащил по такому же для него и девчонок. Он еще что-то про технологию тогда говорил. Странное слово. Раньше Тимон никогда такого не слыхивал.
   -- Ты еще что-то про технологию говорил, -- поинтересовался Тимон, откладывая план в сторону. Ну и что это за зверь такой?
   Колин задумался, но потом решил все-таки попытаться объяснить.
   -- Вот как колеса для ваших телег делают? -- спросил он.
   -- Да откуда я знаю, как их делают? -- огрызнулся Тимон.
   Еще не хватало, чтобы дворянин изучал работу колесных дел мастеров.
   -- Хорошо, -- Колин решил предпринять еще одну попытку. -- Возьмем для примера рапиру.
   -- Мы ее и так можем взять. Без всяких примеров, -- ворчливо заметил Тимон.
   -- Не мешай! -- сердито потребовал Колин. -- Ты хочешь знать, что такое технология?
   -- Если это не заклинание, то уже не хочу! -- отрезал Тимон.
   Колин съел свое мороженое и с сожалением посмотрел на палочку в руке. Облизал ее и кинул в бадейку у входа. В нее ребята собирали мусор.
   -- Вот так, -- со вздохом констатировал Колин. -- Не хотят знать, что такое технология. Значит, не знают, что такое мороженое и все остальное, созданное технологической цивилизацией.
   Тимон оцепенело смотрел на соседа, пытаясь осмыслить только что сказанное. Колин демонстративно щелкнул пальцами, и в его руке снова оказался такой же пакетик. На этот раз он протянул его Тимону. Тот взял и начал его разворачивать.
   -- Ты осторожнее с этим! -- на всякий случай посоветовал он. -- Все-таки из другой реальности несколько раз подряд извлекаешь вещь. Это же какая трата энергии! Слабость не ощущаешь? ...Ой! Какая же твоя мороженая холодная! Как это ты делаешь?
   Колин многозначительно подмигнул. Мол, знаем -- не проболтаемся.
   -- А ты уверен, что у тебя третий уровень Дара? -- покачал головой Тимон, осторожно откусывая мороженое. -- Ну и вкуснотища!
   -- Ты сам слышал, -- пожал плечами Колин. -- Та тетка сказала.
   -- Не тетка, а танесса Валеа, -- со значением поправил его Тимон. -- Секретарь Школы. Между прочим, это очень важная особа.
   -- Неважно! -- отмахнулся друг. -- Ты мне лучше другое скажи: как они определяют уровень Дара?
   Вот на этот вопрос Тимон ответ мог дать, и просветить товарища ему не составило труда.
   -- Есть специальный талисман. Но маги высокого уровня могут определять и без него. По ауре. Не спрашивай меня, как. Сам не знаю. ...Да. Тренироваться с рапирами будем каждый день.
   Колина как будто подбросило на кровати.
   -- Ты что, смерти моей хочешь? -- возмущенно завопил он.
   -- Что значит -- хочешь? Почему? -- изумился Тимон.
   -- Да после этой тренировки на мне места живого нет! -- пожаловался Колин. -- Ты же меня даже этой деревяшкой проткнешь насквозь, -- Колин пальцем ткнул в рапирозаменитель который сжимал Тимон.
   -- Ничего подобного! -- тут же опроверг Тимон. -- Этим проткнуть человека нельзя.
   Он задумался и неожиданно сказал:
   -- Хотя, может быть, есть какое-то заклинание для этого.
   -- А вот заклинаний не надо! -- поспешно откликнулся Колин. -- И вообще, я сомневаюсь, что из меня получится фехтовальщик.
   -- Ну и зря! -- Тимон поднялся и встал перед другом. -- У тебя отличная реакция и координация. А техника -- дело наживное. Если будешь тренироваться, то научишься. И вообще, надо же мне с кем-то заниматься, а то так и навыки утрачу.
   -- С Арантой занимайся, -- посоветовал Колин.
   Перед мысленным взором Тимона промелькнула сцена расправы над бандитами. Он содрогнулся.
   -- Ага! Я еще жить хочу!
   Колин понимающе кивнул ему.
   -- Ладно. Что там у нас на завтра? -- поинтересовался он.
   -- Ну, с утра потренируемся. А днем... -- Тимон задумчиво посмотрел на план Школы, лежащий на его кровати. -- А давай днем пойдем в музей магии. И девчонок с собой позовем. Наверное, им это будет тоже интересно.
   -- Музей магии? -- заинтересовался Колин. -- Вот уж не знал, что и магия может быть музейным экспонатом! И где же этот музей находится?
   Тимон плюхнулся животом на кровать и снова развернул план, принесенный Гариэль. Заинтригованный Колин поднялся со своей кровати и пристроился рядом.
   -- Если верить плану... -- Тимон поводил пальцем по пергаменту. -- Если ему верить, то это вот тут. Вот видишь, написано: корпус под номером десять. А вот тут указано, что это музей магии. А раз это музей, то туда можно сходить и посмотреть. Меня один раз отец сводил в музей эля. Только он сам все пробовал, а мне не давал. Хороший музей! Мы потом со слугами еле-еле его до дома довезли.
   -- А что дома? -- с интересом спросил Колин.
   -- А дома -- мать, -- со значением пояснил Тимон. -- Остальное уже не нашего ума дело.
  
   Так как возражений у девушек не было, то на следующее утро все направились в музей. Тимон уверенно вел, изредка сверяясь с картой. Колин шел рядом. Его лицо не лучилось оптимизмом и энтузиазмом. После утренней тренировки оно выражало только одно желание -- где-нибудь залечь и зализать раны. Не столько физические, сколько душевные. Погонял его сегодня Тимон всласть. Девушки оживленно щебетали между собой, двигаясь за ребятами.
   Тимон еще раз посмотрел на карту, потом, остановившись, недоуменно огляделся.
   -- Ничего не понимаю! -- вырвалось у него.
   Гариэль шагнула к нему и, взяв у него план, начала внимательно его изучать.
   -- Это что, шутка? -- продолжил Тимон.
   -- На плане обозначено, что это музей, -- сообщила Гариэль.
   Аранта поморщилась, рассматривая одноэтажное неказистое здание.
   -- Я в ЭТО, не пойду! -- заявила она и сердито посмотрела на Тимона. -- Чья идея была сегодня идти в музей?
   Мда. Идея принадлежала Тимону. Тут уж никуда не деться. Тимон виновато взглянул на друзей.
   -- Ну, я увидел эту надпись и думал, что будет интересно.
   Неожиданно на помощь ему пришла Гариэль.
   -- Ну, раз уж мы здесь, то давайте зайдем!
   -- Давайте все-таки зайдем! Много времени это не займет, -- обрадованно подхватил Тимон.
   -- А может, ну его! -- устало вздохнул Колин. -- Лучше пойдем, поваляемся на травке.
   -- Пошли, пошли! -- подтолкнул Тимон его в спину. -- Успеешь еще поваляться.
   Колин сделал шаг к двери и осторожно ее толкнул. Дверь легко отворилась. Колин первым рискнул войти в нее и замер, пораженно оглядываясь по сторонам. Заинтригованный Тимон шагнул вслед за ним. Первое, за что, вернее, за кого зацепился его взгляд, был коротыш, внимательно наблюдавший за ними. За его спиной раздался восхищенный вздох Гариэль:
   -- Пространственный карман! Искусство создания утеряно столетия назад! Как он тут смог уцелеть?
   -- Здесь он напрямую подключен к линии сил, поэтому и существует до сих пор; и может существовать сколь угодно долго, -- слегка писклявым голосом вмешался коротыш.
   -- А вы кто? -- поинтересовался Тимон, в упор глядя на это странное существо.
   -- Я-то? Я смотритель музея, а вот вы кто? -- парировал тот.
   -- А мы посетители, -- вежливо сказала Гариэль самым чарующим голоском. -- Мы пришли посмотреть музей. Мы студиозы. Вот, поступили на первый курс.
   -- Понятно! В первый раз, -- кивнул смотритель, ничем не показывая, что голосок Гариэль его хоть сколько-нибудь тронул.
   -- Да не пялься на меня так, парень! -- внезапно повернулся он к Колину. -- Ты что, хоббитов до сих пор не видел?
   -- Не видел, -- отозвался тот, ошарашенно рассматривая смотрителя.
   -- Ну, тогда разрешите представиться, -- расшаркался хоббит. -- Торон Хробинс, собственной персоной!
   -- А Фродо Беггинс вам случайно не знаком? -- неожиданно спросил Колин.
   Тимон удивленно уставился на приятеля. Только что сам признал, что никогда не видел хоббитов, но знает одного из них. Это как такое получается?
   Торон не смог вспомнить среди своих многочисленных знакомых хоббита с таким именем.
   -- Откуда ты знаешь этого Фродо? -- спросил Тимон, едва они двинулись в зал.
   -- Из "Властелина Колец", -- ответил Колин, с интересом рассматривая стоянку орков, изображенную в первом зале.
   -- А кто этот -- властелин? -- не отставал Тимон.
   Он особо не рассматривал экспонаты. Подумаешь -- орки пляшут у костра. Главное, на этот самый костер не попасть!
   -- Уже никто, -- коротко отозвался Колин, переходя в следующий зал и присматриваясь к первобытным средствам левитации. -- Как ему перстень с пальцем отрубили, так он сразу же и стал никем.
   Ошарашенный Тимон даже остановился, пытаясь логически осмыслить информацию, полученную в ходе этой содержательной беседы.
   Колин рассматривал диораму в зале. Большая табличка над ней гласила, что это "вид земли доэльфийской эпохи". Лицо Колина дрогнуло, и на нем проступило выражение ужаса. Он одним прыжком перепрыгнул изящную скамейку в центре зала и попытался за ней укрыться, делая яростные знаки Тимону, чтобы тот последовал его примеру. Тимон шарахнулся назад, но в этот момент мимо него пронеслась упитанная фигура смотрителя музея.
   Тот подлетел к окну диорамы и начал в него орать, что, мол, кому-то делать нечего, только посетителей пугать. Хоббит приплясывал от ярости перед окном и требовал, что бы этот кто-то немедленно выходил и во что-то там оборачивался. Тимон неуверенно двинулся к месту событий. Из окна полыхнуло на мгновение ярким светом, и тут из дверцы, которую Тимон сначала и не заметил, появилось новое действующее лицо.
   Высокий, крепкий и явно благородный мужчина, облаченный в просторные одеяния, недовольно и укоризненно взглянул на смотрителя странными глазами янтарного цвета. Потом обернулся к Колину и подбежавшим девушкам. Тимон поспешил присоединиться к общей группе.
   -- Хризмон Тюрон тор Перрия Кроуншельд Прастима сен Рассия, можно просто тан Тюрон, -- представился мужчина. -- Научный консультант Школы и преподаватель старших курсов.
   -- Он же дракон-оборотень! -- ехидно сообщил Торон. -- И чего это тебе приспичило там в дракона оборачиваться?
   Тимона несколько покоробило обращение хоббита к преподавателю. Тем более что это, оказывается, еще и дракон. Надо же! А тан Леандер говорил, что все драконы куда-то ушли много лет назад. А драконы -- вот они! По крайней мере, один из них. Но раз этот дракон Тюрон разрешает простому хоббиту так к себе обращаться, то не дело Тимона указывать на это нарушение.
   -- Так ведь я же создавал этот ландшафт, -- вроде бы даже стал оправдываться тан Тюрон. -- Вот и захотелось, так сказать, в естественной ипостаси постоять, ощутить, может быть, вспомнить.
   -- Чего? -- хоббит явно не знает меры. -- Вспомнить? Да тебя тогда даже в проекте не было! Вспомнить! Ну и много ты навспоминал?
   -- Не верещи! -- наконец-то угомонил хоббита тан Тюрон. -- Ты про наследственную память слышал?
   -- Про нее не слышал. А вот то, что ты там наследил -- это факт! И ребят напугал -- это тоже факт! -- сбавил тон Торон. -- А мне потом все это убирать.
   Тан Тюрон внимательно взглянул на ребят и сказал, что раз уж они собираются становиться боевыми магами, то страху нет места в их душах. Тимон почесал затылок. Вроде бы, еще никто не сказал, кем они собираются становиться. Впрочем, если тан Тюрон маг, то он вполне мог это и сам определить.
   Гариэль между тем высказала свою догадку о том, что тан Тюрон может создавать пространственный карман, и попросила научить ее этому. Тан Тюрон пообещал, но не сразу, а лет через двести. Озвученная цифра ввела Колина в шок.
   -- Лет через двести? -- воскликнул он. -- Да лет через двести нам будет не до пространственных карманов. Если мы вообще живы будем!
   Тимон вспомнил, что тан Леандер что-то говорил о непродолжительной жизни обитателей той реальности.
   -- У тебя не совсем верные представления о продолжительности жизни магов, -- покровительственно сказал другу Тимон. -- У нас так: чем больше Дар, тем длиннее жизнь.
   -- Паренек прав! -- согласился тан Тюрон, одобрительно кивнув Тимону. -- Хотя должен сказать, что боевые маги редко умирают собственной смертью. Но даже если вы и останетесь живы к тому моменту, то только двое из вас могут воспользоваться этим заклинанием. Оно доступно только при уровне не ниже второго.
   -- Двое? -- насторожилась Гариэль. -- У меня первый, а у всех ребят -- ниже второго. Почему двое?
   -- А вот у этого -- второй, -- указал на Колина Тюрон.
   Ага! А Тимон об этом догадывался!
   -- Ну, ничего себе, -- пораженно пробормотал Колин. -- То говорят, что у меня четвертый, потом оказывается, что третий, а сейчас уже и второй?
   -- Я так и думал! -- удовлетворенно заметил услышавший его тан Тюрон. -- Прогрессируешь. Ты же из реальности Земля?
   -- Да, ну и что? -- Колин непонимающе смотрел на преподавателя.
   -- Такое с теми, кто пришел оттуда, бывает. Правда, очень редко. Что-то мне подсказывает, что это еще не предел. Впрочем, хватит пока об этом. Хотите, я проведу для вас экскурсию по музею?
   Всем было интересно. Тимон несколько рассеянно слушал рассказы тана Тюрона. Он пытался сообразить, сколько же тому лет, если все драконы покинули Магир века назад. Что-то получалась слишком большая цифра. Под конец экскурсии он не вытерпел и все же задал мучавший его вопрос:
   -- А сколько вам лет?
   -- Я еще молод, -- просто ответил Тюрон. -- Я даже моложе тана Гория. Он держал меня на руках, когда я был еще яйцом! Мне всего двести сорок лет.
   Моложе тана Гория?!
   -- А сколько же ему?
   -- Неизвестно, -- замялся тан Тюрон. -- Он мне никогда о своем возрасте не рассказывал. Но так как он очень сильный маг, то должно быть немало.
   -- А как получилось, что все драконы ушли, а вы остались? -- спросила Гариэль.
   Видно было, что ее очень заинтересовала история драконов.
   -- Когда-нибудь я расскажу эту историю, -- тан Тюрон печально улыбнулся ребятам. -- Тан Горий не смог мне рассказать об этом достаточно много, но я еще молод, и не теряю надежду найти это место и своих сородичей. А сейчас -- до скорой встречи!
  
   Вечером, перед тем как отойти ко сну, Колин внезапно сказал Тимону:
   -- Я, честно говоря, не поверил тогда тану Алиму. Ну, про кикимору. Я думал, что он просто шутит так. Она не выглядела такой уж страшной и коварной, какой ее описал тан Тюрон.
   -- Так ты ее видел не на болоте, -- охотно пустился в объяснения Тимон. -- Это на сухой земле она не очень вредная, а вот на болоте, да если она еще и не одна -- вот тогда у-ух!
   -- А орки не могут снова напасть на нас? -- поинтересовался Колин.
   Видимо, экскурсия по музею и рассказы тана Тюрона произвели на него сильное впечатление.
   -- Не знаю, -- пожал плечами Тимон. -- Наверное, могут. Но у нас сейчас большие силы. Много магов. Темные, если орки нападут, объединятся со светлыми. Потом у нас, оказывается, есть дракон. А драконы, брат, это сила! Пройдется по рядам орков -- и поляна с жареным мясом готова.
   -- А почему он сказал, что у меня второй уровень? -- Колин вопросительно посмотрел на Тимона.
   Ну что тут ответить? Тимон почесал затылок, это всегда ему помогало:
   -- Не знаю. Понимаешь, -- продолжил он, -- драконы в этих делах не ошибаются. Если он говорит, что у тебя второй уровень, то это так, и не иначе! И потом, ты же сотворил боевой пульсар, а для этого необходим второй уровень.
   -- Но все говорят, что это было при спонтанном выбросе, а при нем всякое возможно, -- в сомнении сказал Колин.
   -- Чепуха! -- отмел довод Тимон. -- Даже при спонтанном выбросе, если у тебя нет второго уровня, получится что-нибудь ниже второго, но никак не выше! Подожди! -- Тимон внезапно осознал то, что его мучило с самого начала. -- Ты же не знал заклинания?!
   Колин повторил операцию Тимона с затылком. Видимо, ему тоже помогало.
   -- Ну, не знал. И что? -- наконец задал он вопрос.
   -- Я слышал, -- Тимон многозначительно поиграл бровями, -- вернее, мне это говорил тан Леандер, что магические действия без заклинаний могут производить только высшие маги вне уровней.
   -- Не выдумывай! -- скептически фыркнул Колин. -- Если бы я был высшим, то сейчас тут не сидел бы!
   -- Может быть, может быть, -- задумчиво сказал Тимон. -- Ты все-таки поосторожнее будь!
   -- Поосторожнее в чем? -- заинтересовался Колин.
   -- А в желаниях поосторожнее. -- Тимон ехидно улыбнулся. -- А то пожелаешь, чтобы я пропал, -- бах, и меня нету!
   Колин хмыкнул.
   -- А знаешь, Тимон, у меня сейчас что-то такого типа и возникло! А давай-ка, я попробую!
   -- Эй-эй! Не надо! -- испугался Тимон. -- Я пошутил!
   Кто же этого Колина поймет?
   Колин прищурившись, некоторое время сверлил Тимона взглядом.
   -- Пошутил один такой! Ты думай, когда подаешь ценные идеи!
   -- Да ладно тебе! -- примирительно сказал Тимон, снова удобно располагаясь на кровати. -- Считай, что я тебе никаких идей не подавал.
   -- Попробую, -- донеслось от Колина. -- Свет вырубай! Спать пора.
  
   Утром Тимон все же решил повторить попытку побудки Колина при помощи кружки холодной воды. Пусть он на себе попробует, каково это.
   Так. Дружище спит, а мы тихо... Очень тихо! Идем и набираем водички... Теперь аккуратненько подкрадываемся... Спит? Спит, голубчик! ...Получи!
   Струя воды, распластавшись в воздухе, летит на спящего Колина...
   За мгновение до того, как она обрушилась на цель, сама цель исчезла. Тимон изумленно взирал на пустую мокрую кровать.
   -- Ну и что это, предположительно, значит? -- прозвучало слева от него.
   Угрозу в этом вопросе не распознать было сложно. Тимон повернул голову и увидел абсолютно бодрого и сухого друга, который сурово взирал на него с рапирозаменителем в руке.
   -- Как ты это сделал? -- хрипло спросил Тимон, не обращая внимания на деревяшку. -- Только что ты спал, и вдруг уже стоишь там!
   Колин нахмурился и начал неспешно двигаться в направлении Тимона.
   -- Неважно, как я это сделал! Важно то, что ты намочил мою постель!
   -- Но я же пошутил! -- воскликнул Тимон, отодвигаясь по направлению к окну, так как дверь была блокирована Колином.
   -- Пошутил?! -- переспросил Колин. -- Да знаешь ли ты, что не совсем проснувшийся я смертельно опасен для окружающих, то есть для тебя? Впрочем, нет! Сейчас я тебя убивать не буду! Сначала ты высушишь мне постель.
   -- А! -- отмахнулся Тимон, увидев, что Колин немного остыл. -- Через час она сама высохнет.
   -- Учти, еще одна такая шутка, и я тебе на голову надену вон ту бадью с водой! -- Колин многозначительно кивнул на бадейку.
   -- А я тебя тогда на дуэль вызову!
   -- Не вызовешь! -- со злорадством откликнулся Колин. -- Я пока еще не дворянин!
   А ведь и правда. Хотя Тимон и не сомневался в благородном происхождении своего товарища, но официально тот не был еще утвержден в своих правах.
   -- Да, действительно, патента у тебя нет, -- вздохнул Тимон. -- Ну, ничего! Я тебя после того, как ты получишь патент, вызову. Так будет по всем правилам.
   -- А я твой вызов не приму! -- неожиданно отозвался Колин.
   -- Это как -- не примешь? -- У Тимона не укладывалось в голове, что вызов дворянина другим дворянином может быть и не принят. -- Дворянин обязан принять вызов!
   -- А я не хочу, чтобы над тобой смеялись! -- охотно пустился в объяснения Колин. -- Посуди сам: как ты объяснишь повод? Ведро с водой на голову надел? Ха-ха! Дальше: если ты меня победишь -- велика ли честь одолеть ученика, который рапиру только-только в руках научился держать! Ну, а если я буду победу праздновать -- сам понимаешь, тебе полный амбец настанет! Засмеют.
   Надо признать, что в чем-то этот нахал прав. Но душа требует возмездия за обиду!
   -- Ну, если так смотреть, то -- да.
   Тимон любезно улыбнулся Колину.
   -- Ничего! Пошли на тренировку!
   Вот момент, когда он сможет отыграться за все!
   Лихо скинув камзол на траву, Тимон отдал рапирозаменителем салют Колину. Тот хмуро отмахнулся своим оружием.
   -- Приступим!
   Тимон стал красиво плести кружева вокруг деревянного клинка противника. Потом последовала атака, еще одна! Есть укол! Теперь так, погоняем этого неумеху по поляне. Застоялся он. А застаиваться -- вредно! ...Плашмя по горбу! А нечего поворачиваться спиной ко мне... Так, а теперь мой коронный приемчик, на закуску!
   Тимон в наилучшем стиле провел каскад отвлекающих выпадов и устремил острие рапиры в грудь Колина. Но тот, за миг до того, как кончик рапиры коснулся его, смазался в воздухе. Дальше произошло совсем уж нечто непонятное! Тимон вдруг обнаружил, что он стоит, а в его живот упирается рапира Колина. Тимон даже сморгнул, надеясь, что это ему погрезилось. Но ничего не изменилось!
   -- Этого не может быть! -- потрясенно пробормотал он. -- От этого приема не уходят! Как ты это сделал?
   Колин ответить не успел.
   -- Он вошел в темп! -- прозвучал девичий голос откуда-то со стороны.
   Тимон оглянулся. Недалеко от них стояла Аранта, с интересом рассматривая Колина, который и сам казался растерянным от произошедшего.
   -- Какой темп? -- спросил Тимон в надежде, что кто-то ему это объяснит.
   -- Темп -- это состояние ускоренных реакций и движений, -- не обманула его надежд Аранта. -- Вообще-то, это состояние присуще только вампирам, -- и девушка с некоторым недоумением взглянула на Тимона, предлагая и ему присоединиться к ее удивлению.
   Что-то Тимону вспомнилось из рассказов тана Леандера.
   -- Слушай! А ты случайно его не кусала? -- поинтересовался он. -- А ну-ка, Колин, покажи шею!
   -- Не глупи! -- рявкнул тот. -- Кстати, в моей реальности это состояние свойственно не только вампирам, которых у нас нет, а и некоторым людям. Японские ниндзя, изучая ниндзюцу, специально разрабатывают и исполняют приемы, которые развивают этот самый темп. Откуда он у меня взялся, я не знаю!
   -- И потом, если бы я его укусила, -- невинным голоском подхватила Аранта, плотоядно поглядывая на Колина, -- то прошедшего времени недостаточно для развития таких качеств. Потребуется лет семьдесят-восемьдесят, не меньше. ...Колин, а давай я тебя кусну, а?
   -- Ты это прекрати! -- испуганно попятился тот. -- Я и так неплох!
   -- Ах, Колин, Колин! Нет в тебе ни капли романтики! -- томно вздохнула Аранта.
  
   -- Да не волнуйся ты так, Тимон, -- негромко сказала Гариэль, наблюдая за нетерпеливо расхаживающим перед беседкой парнем. -- Вызов к директору -- это не на эшафот. Я немного его знаю. Очень приятный человек.
   -- Легко тебе говорить, -- вздохнул Тимон. -- А Колин все-таки мой друг. И я привык к нему. А если его отчислят?
   -- Кого? -- удивленно подняла брови Аранта. -- Колина? Со вторым уровнем Дара? Ты соображаешь, что говоришь?
   -- Вон он идет, -- Гариэль встала и прошла к входу в беседку. -- Чем-то удивлен, но я бы не назвала его расстроенным.
   -- Ну, и зрение же у тебя! -- присвистнул Тимон, узрев далекую фигурку своего соседа, появившуюся среди деревьев.
   Колин подошел к дому и остановился, удивленно рассматривая собравшихся. Тимон сразу же увидел перстень, появившийся на мизинце его правой руки, и свернутую в трубочку грамоту.
   -- Тебя можно поздравить? -- поинтересовался Тимон, неудержимо расплываясь в улыбке. -- Ты теперь дворянин?
   --Да вот... Как-то так, -- пробормотал Колин, пожимая руку Тимону.
   -- И я поздравляю тебя, Колин, -- улыбнулась Гариэль. -- Это большая ответственность, быть дворянином.
   -- Как-то это неожиданно, -- смущенно сказал Колин.
   Тимон, рассматривавший грамоту, возмущенно поднял голову.
   -- Что значит неожиданно? Указ его величества не может трактоваться неоднозначно!
   -- Ох-ох-ох! -- покачала головкой Аранта. -- Что вы так раскудахтались? Ну, получил паренек цацку на палец и головную боль. Что тут такого?
   -- Ты не понимаешь! -- обернулся к ней Тимон. -- Одно дело быть дворянином на бумаге, и совсем другое -- быть им на самом деле!
   -- Нет! Это ты не понимаешь, -- нахмурилась Аранта. -- Для Колина это не более чем формальность. Он маг... Ну, будущий маг. Вот пускай на этом и сосредоточится!
   -- Да быть дворянином -- это особая честь! -- возвышенно заговорил Тимон. -- И только нам, дворянам, это понятно!
   Он патетически приобнял Колина за плечо.
   -- С дворянином поведешься -- дворянства наберешься! -- фыркнула Аранта. -- Вот же! Был такой неплохой мальчик, так на тебе! Сделали из него дворянина.
   -- Завидуешь? -- прищурился на нее Тимон.
   -- Было бы чему, -- пренебрежительно поморщилась вампирша.
   -- Подождите! -- попросил Колин. -- Так это же завтра начинаются занятия?
   -- Ну, да! -- кивнул Тимон, отвлекаясь от спора с Арантой. -- А после первого курса, если повезет, нас могут отправить на практику в Лукоморье.
   -- Лукоморье? -- поперхнулся Колин. -- Это где?
   -- Узнаешь! -- пообещал Тимон, молодецки хлопая его по спине.
  
   Громкий звук ворвался в сознание, выдергивая Тимона из сладкого утреннего сна. Он ошалело подскочил на кровати и принял сидячее положение.
   -- Что это было? -- Колин испуганно смотрел на Тимона.
   Но второй удар колокола послужил ответом.
   -- Вот! -- поднял указательный палец вверх Тимон. -- Колокол.
   -- Ну, ясно, -- пробурчал Колин, протягивая руку к одежде. -- Сколько у нас времени до начала занятий?
   -- Если верить Гариэль, то два с половиной часа, -- Тимон быстро всунул одну ногу в штаны и теперь, прыгая на одной ноге, пытался всунуть вторую.
   Колин приостановил свое одевание, с интересом наблюдая за Тимоном. Тот слишком поздно сообразил, что пытается поместить обе ноги в одной штанине. Результат не замедлил сказаться, а закон всемирного тяготения не замедлил проявиться. Грохот и тихое похрюкивание со стороны Колина подтвердили эту нехитрую истину. А ведь мог Колин подсказать другу, что он что-то не так надевает, мог! Промолчал, друг!
   -- Колин! -- грозным голосом пообещал Тимон. -- Я на тренировке посмеюсь. Боюсь, что там тебе уже будет не так смешно!
   -- Тимон, ты сначала из штанов выпутайся! -- уже в полный голос рассмеялся Колин. -- У нас нет времени на тренировку. Надо срочно приводить себя в порядок и бежать в столовую. Жить голодным до обеда мне в облом!
   Ну что за странные слова приходят в голову его друга?
   -- Что значит облом? -- осведомился Тимон.
   -- А вот останешься без завтрака, узнаешь, -- отрезал Колин.
  
   Забег до столовой был достаточно интенсивным. Слишком много времени было потрачено на приведение себя в порядок и умывание, а в основном, на спор -- что раньше делать, мыться или приводить себя в порядок? Причем, мнение об этом Колина существенно отличалось от мнения Тимона. Небольшая дуэль на подушках закончилась в ничью. Пришлось продолжить на рапирозаменителях, где Тимон полностью подтвердил свою правоту. Просто Колин со сна не смог войти в свой темп. Еще некоторое время потребовалось на то, чтобы втолковать это скептически хмыкающему Тимону.
   Поэтому когда ребята уже подбежали к столовой, там было достаточно людно. Хорошо, что девушки пришли раньше и заняли столик! Тимон увидел, как Аранта помахала им рукой, и двинулся в том направлении, таща за собой на буксире Колина. Он хотел уже было поздороваться, когда Колин ткнул его локтем в бок. Тимон возмущенно повернулся к приятелю, готовый сделать ему замечание, и замер. Колин застывшим взглядом смотрел на соседний столик. Вернее, не на столик, а на того, кто за ним восседал. А восседала за ним громадная личность, в которой Тимон с огромным удивлением узнал тролля. Тролль невозмутимо поглощал горы пищи. К его столу была приставлена дубина впечатляющих размеров. Настолько впечатляющих, что вокруг образовалось пустое пространство, несмотря на то, что в столовой уже было не протолкнуться от желающих позавтракать.
   -- Тролль! Откуда он здесь и зачем? -- озадаченно пробормотал Тимон.
   -- Мальчики! Разрешите вас познакомить с одним нашим одногруппником, -- приятно улыбнулась Гариэль.
   Тролль прекратил жевать и повернул голову к ребятам. Рядом испуганно сглотнул Колин. Тимон успокаивающе ему кивнул и сел за стол. Надо было срочно взять на себя инициативу и тем самым дать Колину время прийти в себя.
   Тролль между тем представился:
   -- Тартак Хоран Банвириус... можно просто Тартак, -- подумав, заключил он.
   -- Вы тоже желаете стать боевым магом? -- спросил Тимон, стараясь чтобы его голос не очень дрожал.
   -- А давай на "ты"! -- предложил Тартак. -- Я вижу, что вы из благородных, но я так не могу. Мне чего попроще, без всяких там выкрутасов.
   -- Ладно-ладно! -- даже замахал рукой Тимон. -- Это не принципиально. Так что, у тебя есть Дар?
   -- Ага! -- гордо сказал Тартак. -- Четвертого уровня! Мне сказали, что я, пожалуй, единственный чистокровный тролль, имеющий Дар.
   Как, ему придется проходить обучение с этакой громадой? А впрочем, Тимон еще раз оценивающе посмотрел на тролля, кем же ему еще быть? Не целителем же!
  
   * * *
   -- Ну, у вас, людей, и порядки! -- вздохнула Аранта. -- Если младший, то уже и не ценится. Вот у нас в клане! Там каждому найдется место и работа.
   -- Что делать? -- философски пожал плечами Тимон. -- Таковы традиции и правила. А вот ты, как здесь оказалась?
  
   Глава 5
  
   Аранта фыркнула и показала язык Тимону.
   -- Да уж не потому, что самая младшая и ненужная!
   -- Давай, выкладывай! -- прищурился на нее мой друг.
   Аранта немного помолчала, потом все-таки решилась рассказать.
   -- Наш клан не совсем такой, как остальные. Нет, не в том смысле, что слабее или там добрее. Просто мы, в отличие от остальных, не употребляем человеческую кровь. Это мой прадед постарался. Именно он основал новый клан -- "Идущие в день"...
  

Идущие в день. История Аранты

  
   -- А я победил! Я победил!
   Аранта завозилась на мате и поднялась на ноги, со злостью глядя на брата, который разве что не приплясывал от радости и корчил ей рожи.
   -- Это нечестно! -- возмущенно заявила она. -- Ты применил грязный прием...
   -- А вот это не имеет значения, -- негромко заметил мастер Саррест, наблюдавший за боем. -- Что значит грязный прием? Ты ожидаешь, что твой противник будет сражаться с тобой по всем правилам? Если да, то я в тебе очень разочаруюсь. Задача состоит в том, чтобы как можно быстрее вывести противника из строя. И надо быть готовой к тому, что твой враг будет применять любые, в том числе и самые грязные методы. То, что применил Аррин, еще далеко от такого, и мы это уже проходили, как и методы контригры. Еще раз! К бою!
   Аранта зло взглянула на Аррина. Хочешь так? Хорошо, я тебе сейчас устрою! Она мягко скользнула в сторону, одновременно раскручивая организм, переходя в "темп". Братец в долгу не остался; так же ускорившись, он устремился на сближение.
   Описывать бои вампиров нет смысла. Обычный человек не в состоянии уследить за мгновенными перемещениями этих существ. Контакт сводится к нескольким ударам и приемам, а также ответным ударам, проводимым в диком темпе. Бойцы превращаются в туманные смазанные силуэты, возникающие то тут, то там. Но Саррест тоже был вампиром, и он все видел и оценивал.
  
   Откуда вампиры взялись, спросите вы? Да все очень просто. Это же Магир! Тут и не такие фигуры имеются. Вон хотя бы гномы. Ну что, у вас такие ребятки есть? А эльфы имеются? То-то же!
   Правда, Аранта и весь ее клан не совсем уж типичные вампиры. Вообще-то, они ничем от остальных кланов не отличаются, кроме одного.
   Когда-то в незапамятные времена глава клана Аррахат дер Тордерресс Хамра Коэрресс влюбился в человеческую женщину. Ну надо же было такому случиться? Вместо того чтобы славно подзакусить, влюбился! Сказать кому, так не поверят! Но факт остается фактом. Вампирам тоже свойственно это великое чувство -- любовь. И что совсем уже кажется невероятным, Шейла -- именно так звали эту человеческую женщину -- ответила ему взаимностью. Впрочем, вампиры великие мастера вызывать к себе симпатию.
   Аррахату пришлось пойти наперекор всем устоям, но это его не смогло остановить. Сколько славных схваток он выиграл, отстаивая свое право! И он победил.
   Как хотелось бы закончить: и жили они долго и радостно. Увы! Жизнь человека несравнима с жизнью вампира. Для вампира жизнь человека -- это единый миг. Аррахат многое мог дать своей Шейле, но он не мог дать ей долгую жизнь. И над ее могилой он поклялся никогда больше не пить человеческую кровь. А вот это уже ни в какие ворота не лезло, по понятиям народа вампиров. Все кланы ополчились против Аррахата и тех, кто к нему примкнул. Да-да! Нашлись единомышленники и у него.
   Пришлось опальному вампиру и его соратникам уйти подальше от остального народа. Не то чтобы народ хотел их отпускать (во всяком случае, живыми), просто бойцы у Аррахата собрались хорошие. И вот рядом с небольшим городком Ар-Тугуром и нашел свое пристанище клан Аррахата. Было даже высочайшее соизволение его величества на поселение.
   Странные изменения произошли с вампирами. Перестав пить человеческую кровь, они смогли переносить солнечный свет. Не то чтобы они полюбили солнце. Просто оно уже не было причиной тяжелых заболеваний и смерти вампиров. Да, солнечный свет был тяжел для глаз вампиров, и они предпочитали тенистые места. Но они не гибли, попав под прямые лучи! Слыханное ли дело?
   Аранта была любимой правнучкой Аррахата. Уж очень она была похожа на его Шейлу, которую вампир не смог забыть за годы, что прошли с тех времен. Но, несмотря на это, а быть может, именно поэтому воспитывали ее в очень строгих условиях. Да иначе и быть не могло.
   Вампиры -- народ воинов. Причем, бойцов-одиночек очень высокого класса. Несмотря на то, что клан "Виа Дента" ("Идущие в день") поселился в отдалении от остальных кланов, вампиры не хотели оставлять отступников в покое. Даже люди близлежащего городка косились на поселение с подозрением. Хотя никто из них не пострадал от вампиров.
   Для тренировок и обучения на краю поселка находился специальный зал единоборств. Именно там бойцы клана отрабатывали свое воинское умение. Зал был построен именно для таких нужд. И Аранта начала посещать этот зал, едва научившись ходить.
   А что вы хотите? У вампиров даже женщины обладают соответствующими умениями. Пусть они и не такие воины, как мужчины, но при случае голову отвинтить могут очень даже качественно. Аранта проявила при занятиях такие способности, что сразу же была занесена в список претендентов в отряд "ночных охотников". Именно это подразделение было наиболее боеспособным отрядом у клана. Командовал им лично Аррахат.
   Если есть единоборства, если их уровень достиг определенной высоты, то появляются и адепты этого искусства. Таким адептом и был Саррест. Он на протяжении многих столетий оттачивал свое искусство. И сейчас он был Мастером. Да-да! Именно с большой буквы. Именно он обучал молодое поколение.
  
   Аранта отпрыгнула вправо и, резко развернувшись, встретила прямым ударом устремившегося за ней Аррина....
   -- Стоп! -- резко скомандовал Саррест. -- Если бы бой шел в реальных условиях, ты был бы уже мертв! Аррин, я тебя не узнаю! Этот удар напрашивался всей логикой боя! Построение тактики буквально кричало о том, что Аранта готовится именно к этому удару. Но ты попался на эту удочку. Только смягчающее поле, наложенное на каждого из вас, спасло тебя. Я тобой недоволен. Двести отжиманий на кончиках пальцев!
   Саррест постоял, наблюдая, как недовольно кривящийся Аррин начал отрабатывать упражнение, потом повернулся к Аранте:
   -- Ты тоже была не безупречна! Конечно, требовать от тебя изощренной тактики на данном этапе рано, но запомни: твои действия должны быть неожиданными для противника! Я с самого начала боя знал, что ты задумала. А ведь следовало подготовить этот удар скрытно. Ты должна быть непредсказуема.
   Аранта, понурив голову, слушала наставника. Но исподлобья она неотрывно наблюдала за Саррестом. Именно так учил он ее. Взгляд всегда должен быть устремлен на противника! Опустила взгляд -- пропустила удар! Иногда Саррест и наносил эти удары. Не смертельные, но очень неприятные и болезненные.
   -- Так! А теперь займись метанием! -- Саррест указал на стойку с разнообразным метательным оружием. -- На этот раз броски будешь производить с кувырком. Вспомни, как я вас инструктировал. Фиксация взгляда на уровне груди манекена.
   Аранта кивнула и развернулась к стойке. В тот же момент она пригнулась и отпрыгнула в сторону. Саррест попытался нанести ей удар. Это он тоже практиковал. Боец должен быть всегда готовым к любым неожиданностям.
   -- Молодец! -- прокомментировал ее действия наставник. -- Из тебя, возможно, и выйдет толк.
   Аранта взглядом нашла лежащий в некотором отдалении от общей кучки метательный нож. Внезапно, по какому-то наитию, она протянула в его сторону руку и бессознательно пожелала, чтобы этот нож оказался в ее руке. И о чудо! Нож послушно метнулся к ней.
   Аранта ошеломленно рассматривала нож, пытаясь осознать, что же произошло. Сзади раздалось сдавленное шипение Сарреста.
   -- Как ты это сделала? -- наконец смог выдавить он.
   -- Я не знаю, -- в шоке ответила Аранта. -- Просто я этот нож выбрала и захотела, чтобы он оказался в моей руке. Так и произошло.
   -- Неужели... -- Саррест внимательно рассматривал Аранту. -- Неужели предположения твоего прадеда были верны?
   -- О чем ты? -- не поняла Аранта.
   -- Он утверждал, что раз уж мы перестали пить кровь, то однажды нам откроется путь магии. А то, что ты сейчас сделала, иначе и не назовешь.
   -- Очень мне оно надо, -- поджала губки Аранта. -- Я хочу стать "ночной тенью". Мне деда обещал.
   -- Одно не мешает другому, -- заметил Саррест. -- Если ты, в дополнение к основным приемам, будешь иметь несколько сюрпризов в запасе, то это только усилит тебя.
  
   Аррахат развалился в любимом кресле. Он был обманчиво расслаблен. Это очень удобно, казаться расслабленным. А бой можно начать из любого положения, если ты мастер, конечно.
   Напрягаться предстояло по другому поводу. Сообщение мастера Сарреста было несколько неожиданным для Аррахата. Да, он и сам замечал, что Арра несколько необычна для вампира, но никак не ожидал, что настолько.
   В кресле напротив него устроился внук, отец Аранты, Артрон. Он обеспокоенно посматривал на деда, не понимая, чем вызвана эта беседа, на которую его пригласил глава клана.
   -- Не напрягайся, внучек, -- ласково посоветовал ему Аррахат. -- Речь пойдет не о тебе. Я уже давно потерял надежду, что из тебя выйдет что-то путное. Подумать только, мой внук -- распорядитель церемоний. Какой позор! ...Ладно! Я хочу говорить с тобой не об этом. Я хочу говорить о твоей дочери.
   -- Это о которой? -- нахмурился Артрон.
   -- Не о старшей, -- отмахнулся Аррахат. -- Она вся в тебя. Я о малышке Аранте.
   -- Что она опять натворила? -- осведомился Артрон.
   -- Да уж, -- вздохнул Аррахат. -- Задачку она нам задала интересную. Я вот только никак не могу понять, откуда это у нее?
   -- Ты же сам говорил, что она вся в тебя, -- напомнил Артрон. -- В себе и ищи!
   -- Не дерзи, внучек, -- строго взглянул на внука Аррахат. -- Сын и дочь -- это то немногое, что тебе действительно удалось. Но речь не об этом. Магия -- никогда не была моим коньком. И это несмотря на то, что мне доводилось иметь дело со многими магическими сущностями.
   -- А причем тут магия? -- насторожился Артрон.
   -- Ну, то, что сообщил мне Саррест, иначе как-то и не назовешь. И речь идет о твоей дочери.
   -- Да что случилось-то? -- напряженно выпрямился в своем кресле Артрон.
   -- И это спрашивает примерный отец семейства, -- укоризненно покачал головой Аррахат. -- Это ты должен был первым сообщить мне о необычном свойстве твоей дочери!
   -- Дед, не томи! -- взмолился Артрон. -- Что там с ней не так?
   -- Пока я еще не уверен, но симптомы очень уж характерны, -- вздохнул Аррахат.
   -- ДЕД!
   -- Что это тебя так перекосило? -- поднял бровь на вскочившего внука глава клана. -- Уж не хочешь ли ты наброситься на меня? Ну да! Я старик. Справиться со мной легко.
   -- Не прибедняйся! -- Артрон тяжело опустился на свое место. -- Но я действительно не могу ничего сказать о дочери. Кроме увлечения боевыми искусствами, она нормальна.
   -- Как раз увлечение боевыми искусствами я бы и назвал нормальным, -- хмыкнул Аррахат. -- Но вот использование магии -- это не совсем нормально для нашего народа, ты не находишь?
   -- Подожди! -- нахмурился Артрон. -- Но у нашего народа есть своя магия. Обернуться туманом, или нетопырем, на худой конец. Внушить объекту внимания что-то. Обустройство места, в котором мы поселились, под свои нужды. Это разве не магия?
   -- Я бы выделил слова "своя магия", -- улыбнулся Аррахат. -- Но то, что продемонстрировала твоя дочь, в перечень нашей магии не входит. В реальности Земля это называют мудреным словом -- "телекинез". У нас не мудрят особо и называют это "движением вещей на расстоянии". Малышка, не сходя с места, позвала к себе метательный нож, и он ее послушался. ...Что это с тобой?
   Артрон широко открытыми глазами смотрел на деда. От такого известия он был в шоке. Не знал, что и подумать. Ведь так как у него самого не было таких способностей, да и за женой он ничего похожего не замечал, то откуда это взялось у дочери? Получается, что это свойство пришло извне! А это тянет за собой вывод.... Ой-ей-ей!
   -- Не дури! -- резко приказал Аррахат, читавший изменения на лице внука, как открытую книгу. -- Аранта твоя дочь, и в этом нет никаких сомнений, как и сомнений в верности твоей жены! Вспомни, что предполагал я в свое время! Уход от темной стороны может ослабить наши способности в этой области, но рождает вероятность привести нас к способностям иным. Если где-то убывает, то где-то прибывает. Это закон жизни!
   -- Ты хочешь сказать, что это и есть то, что прибыло? -- хрипло спросил Артрон, с надеждой взглянув на деда.
   -- Не исключаю, -- кивнул Аррахат. -- Но мы должны в этом убедиться.
   -- Так чего же мы ждем? Пошли убеждаться! -- вскочил Артрон.
   -- Вот торопыга! -- неодобрительно взглянул на него глава клана. -- Мы должны знать все досконально, и только потом прийти к какому-то решению.
   -- О каком решении пойдет речь? -- осторожно поинтересовался Артрон.
   -- О каком-то! -- решительно отрезал Аррахат. -- И вот что мы сделаем в первую очередь....
  
   Тан Грегори ад Трабан шел к себе домой. Он вежливо раскланивался с солидными жителями, небрежно кивал жителям менее солидным и был доволен прошедшим днем. Все-таки назначение его сюда было несомненной удачей. А ведь могли, ой, могли назначить на обслуживание какого-нибудь узла телепортации. Следи потом за дежурными операторами, да перенастраивай телепорты то на один город, то на другой. Прав был тан Пекарус, трижды прав.
   Грегори вспомнил бессонные ночи, во время которых он овладевал бытовой магией. Другие не утруждали себя этим. И где они сейчас? А вот Грегори ад Трабан, маг третьего уровня Дара -- свободный маг города Ар-Тугура. И это притом, что в Школе не очень были доброжелательны к темным магам.
   А что делать, если директор, тан Горий, сам светлый? То ли дело Школа Западного материка! Там директор -- темный маг. Ну, и отношение к темным последователям, конечно же, гораздо более благосклонное.
   Вот то, что Грегори потратил много усилий на овладение бытовой магией, и сыграло свою роль при распределении. Конечно, Ар-Тугур небольшой город. Так это даже и к лучшему. Тут целитель и бытовик третьего уровня ценится гораздо выше, чем будь Грегори в каком-нибудь большом центре. Там желающих получить выгодный заказ было бы, несомненно, больше.
   Грегори удовлетворенно вздохнул и ускорил шаг. Уже темнело, а он был голоден. Сейчас служанка подаст на стол что-нибудь вкусненькое, а потом можно, посидев часик за книгой, и отправиться в царство снов.
   Повернув в свой проулок, который вел к крыльцу его дома, маг успел сделать всего пару шагов. Внезапно на рот ему легла ладонь, острый укол в шею, и сознание мага отправилось в царство снов гораздо раньше, чем рассчитывал его владелец.
  
   -- Мда, -- проник в сознание Грегори хорошо поставленный мужской голос. -- Ты уверен, что это именно то, что мы ищем?
   -- Это маг Ар-Тугура. Ты ведь нас посылал именно за этим? -- отозвался другой.
   -- Маг магу -- рознь, -- заметил первый. -- Среди них встречаются и такие, кого и магами называть язык не поворачивается.
   -- Но этот выглядит солидно, да и дом у него небедный, -- уже не так уверенно отозвался обладатель второго голоса.
   -- Запомни, Харрит, наличие богатства еще не определяет силу мага! -- наставительно произнес первый голос.
   Грегори рискнул приоткрыть один глаз. Его здорово смущало то, что руки оказались крепко связаны за спиной. Конечно, есть у него подходящее заклинание на этот случай, но сначала хотелось бы выяснить, с кем он имеет дело. А потом можно будет уже попотчевать этих нечестивцев, осмелившихся поднять руку на мага, и кое-чем более серьезным из арсенала боевых магов.
   -- Смотри, Харр! -- немедленно отреагировал на едва заметное трепетание века первый голос. -- Клиент очнулся ранее намеченного срока. И что это означает? А означает это то, что укол был нанесен непрофессионально.
   -- Но ты же сам говорил, предводитель, чтобы мы были предельно аккуратны с клиентом, -- отозвался второй. -- Человеки -- товар хрупкий. Чуть перестарался -- и "жмурик" готов.
   -- Что за лексикон, Харр? -- брезгливо осведомился первый. -- Где ты успел нахвататься этих слов?
   Грегори, поняв, что его раскрыли, открыл глаза, всматриваясь в присутствующих.
   На первый взгляд, ничего особого в них не было. Но это только на первый взгляд. Двое мужчин. Один из них, несомненно, занимает более высокое положение. Вон, как изыскано одет! Оба худощавы, чувствуется недюжинная сила в каждом движении, волосы черные... Кожа! Она очень бледная. Да это же вампиры! Что им от него понадобилось? Как они посмели напасть на мага в городе?
   -- А-а, пока поджидали этого мага, успели пообщаться с местным контингентом, -- беззаботно отозвался тот, кого назвали Харром.
   -- Это, каким образом? -- недоуменно поднял бровь предводитель.
   -- Представь себе, они тоже охотились, -- хмыкнул Харр.
   -- Охотились на вампиров?! Уж не сошел ли ты с ума, мальчик мой?
   -- Да, нет! -- поморщился Харр и указал пальцем на Грегори. -- Они охотились вот на этого.
   -- Что за безобразие? -- решил внести свою лепту в разговор маг. -- Как вы посмели напасть на мага? Вы понимаете, что это немедленно повлечет за собой соответствующую реакцию?
   -- А кто узнает? -- повернул голову к Грегори предводитель. -- Исчез, ну и исчез! Может, тебя моль побила. О настоящей причине никто и не догадается. Мои мальчики следов и свидетелей не оставляют. Ну, это, конечно, в том случае, если мы не договоримся.
   -- А если договоримся? -- осторожно поинтересовался Грегори.
   Вампиры -- это уже другое дело. Вот как раз с ними магам категорически не рекомендовали связываться. Ну, конечно, если ты не боевой маг и это не является твоей работой. Грегори боевым магом не был, и Единый упаси от такой работы!
   -- Я бы мог, как это делается в других кланах, пообещать тебе жизнь, -- прищурился предводитель. -- Это считается более чем достаточным. Правда, и такое условие не всегда выполняется. Лучший свидетель -- мертвый свидетель. Согласись, в этом есть суровая, я бы даже сказал, сермяжная правда.
   Грегори слабо икнул.
   -- Ну-ну! -- успокаивающе поднял ладонь предводитель. -- Я же сказал: это делается в других кланах. Ну, что с них возьмешь, с кровососов? Мы обещаем сохранить тебе жизнь и даже вознаградить тебя. Клянусь Темным Пламенем!
   Над головой вампира на несколько мгновений появились пляшущие язычки абсолютно черного огня.
   -- Надо ли рассказывать, что эту клятву я не смогу нарушить? -- поинтересовался предводитель.
   -- Не надо! -- мотнул головой воспрянувший духом Грегори. -- Конечно, я предпочитаю договор.
   -- Представься, маг! О договоре речь пойдет только в том случае, если ты тот, кто нам нужен, -- заявил предводитель.
   -- Я свободный маг третьего уровня Дара, Грегори ад Трабан! -- вскинулся маг.
   -- Вот это другое дело! -- поощрительно кивнул предводитель. -- Возможно, мы договоримся. Я глава клана "Виа Дента", Аррахат дер Тордерресс Хамра Коэрресс. Впрочем, я не буду требовать от тебя, чтобы ты повторял все полностью всякий раз. Достаточно будет, если ты ко мне будешь обращаться: лэр Аррахат. Сними с него путы, Харрит.
   -- Но зачем я вам понадобился? -- недоумевающе спросил Грегори. -- Напомню, что вам здесь позволили поселиться в обмен на гарантии ненападения на местных жителей.
   -- Не надо мне напоминать! -- нахмурился Аррахат. -- Я отлично помню, каких гарантий от нас требовали. Я сам заключал этот договор. И хотя это было пару столетий назад, я помню тот день, как будто это было вчера. Мы давали слово, что не будем пить человеческую кровь. О том, что мы не будем убивать, речи не шло.
   -- Так что там о деле, которое вы ко мне имеете? -- торопливо перевел разговор на другую тему Грегори.
   -- Ты можешь определять себе подобных? Я имею в виду магов? -- заинтересовано поднял брови Аррахат.
   -- Вот так, сходу -- нет, -- вздохнул Грегори, но увидев, как брови вампира начали сползаться к переносице, заторопился. -- Но у меня дома есть кристалл, который позволяет это делать. Если позволите, я немедленно сбегаю за ним.
   -- В этом нет необходимости, -- хмыкнул тот, кого назвали Харром. -- Просто скажи, где он лежит. А остальное уже не твоя забота. Мы сделаем это гораздо быстрее.
   -- Но вы не умеете им управляться, -- повернулся к нему Грегори.
   Маг решил, что вампиры, добыв кристалл, постараются избавиться от него.
   -- Мой юный друг хотел сказать, что мы доставим сюда кристалл быстрее, чем это сделаешь ты, -- пояснил Аррахат, прекрасно все понявший по лицу Грегори. -- А кристаллом, конечно же, будешь управлять ты.
   -- Но зачем вам это? -- никак не мог успокоиться маг.
   -- Да так, -- пожал плечами Аррахат, -- есть одно предположение, которое мы бы хотели проверить. Но поскольку магов, в том понимании, которое вкладываете в это слово вы, люди, у нас нет, то приходится воспользоваться твоими услугами. Да, стоит ли напоминать о том, что с тобой будет, если ты, вдруг, решишься поделиться информацией, полученной здесь, с кем-то еще?
   -- Нет! -- твердо ответил Грегори. -- Я примерно догадываюсь. Но как целитель, я умею держать в тайне чужие секреты.
   -- Похвально! -- кивнул Аррахат. -- А сейчас, пока мои мальчики сбегают за кристаллом, я предлагаю тебе перекусить. Я ведь вижу, что ты голоден.
  
   Грегори, держа в руках кристалл-определитель, несколько оторопело смотрел на девчушку, стоявшую перед ним. Он и не предполагал, что дети вампиров имеют такой вид. В первый момент к нему закралась мысль, что это обычная человеческая девушка, похищенная, подобно ему. Но потом, когда она подняла на него взгляд темно-карих глаз и в них мелькнул алый отсвет, маг понял, что она тоже из вампиров.
   -- Приступай! -- скомандовал Аррахат, нетерпеливо переминающийся на ногах рядом.
   -- К чему? -- недоуменно спросил маг.
   -- Определяй, кто она!
   -- Но она из вашего народа! -- запротестовал Грегори. -- Все знают, что вы не можете владеть человеческой магией.
   -- Разреши тебе напомнить, что ты тут оказался не для того, чтобы рассказывать, чем мы можем, а чем не можем владеть, -- прошипел вампир, стоящий за спиной Грегори. -- Ты слышал, что тебе приказал глава клана?
   Грегори пожал плечами.
   -- Ну, если вы так просите. Хотя...
   Ему захотелось протереть глаза. На гладком срезе четко обозначились данные.
   -- Этого не может быть! -- простонал маг. -- Это нарушение всех канонов!
   Данные четко свидетельствовали о том, что стоящая перед ним девушка -- маг четвертого уровня Дара. Но настоящий ужас, для Грегори, заключался в том, что она была на стороне Света. В его сознании такое сочетание вампира и Света было невозможным.
   -- Я жду, -- напомнил о себе Аррахат.
   -- Она -- маг, -- упавшим голосом сообщил Грегори.
   -- Я догадывался. Дальше!
   -- Кристалл показывает, что у нее четвертый уровень Дара, -- продолжил маг. -- Но...
   -- Что, "но"? -- впился в него взглядом Аррахат.
   -- Видимо, тут какое-то недоразумение. Возможно, что данные с представителя вашего народа несколько искажаются... -- начал мямлить Грегори.
   -- Да не тяни ты! -- резко рыкнул на него глава клана.
   -- Она на стороне Света, -- выдохнул маг и замер в ожидании неминуемой, на его взгляд, страшной сцены.
   Но ничего не произошло. Аррахат, покивав каким-то своим мыслям, с интересом взглянул на девушку.
   -- Арра! -- тепло сказал он. -- Вот уж не ожидал от тебя такого подарка. Это очень неплохо, иметь Дар. Теперь вопрос: что с ним делать дальше? -- И обернулся к Грегори, выжидательно глядя на него: -- Быть может, ты, маг, нам подскажешь?
   -- Разве тебя ничто не смущает? -- удивленно спросил тот.
   -- Что именно меня должно смущать? -- нахмурился Аррахат.
   -- Да то, что она на стороне Света!
   -- Я слышал, -- кивнул вампир. -- Отвечай на вопрос, который я тебе задал!
   -- Ну, я даже и не знаю, -- пожал плечами Грегори. -- Я как-то никогда не сталкивался с такой задачей.
   -- Маг, не серди меня, -- мило улыбнулся ему Аррахат. -- Что в таких случаях делаете вы, люди?
   -- Отсылаем выявленных таким образом претендентов в Школу, конечно, -- отозвался Грегори. -- Но в том-то и дело, что это людей!
   -- Ты хочешь сказать, что в Школе обучают магии только людей? -- поднял бровь Аррахат.
   -- Ну, нет, конечно, -- поправился Грегори. -- Там обучают всех, кто имеет Дар. Просто до сих пор считалось, что вампиры таким Даром не могут обладать.
   -- Как выяснилось только что, могут, -- ухмыльнулся глава клана.
   -- Ты хочешь отправить Аранту к людям? -- ужаснулся стоящий за спиной Грегори вампир.
   -- Но я же не могу переправить всю Школу сюда, -- пожал плечами Аррахат. -- Это нерационально.
   -- Но там она будет одна, -- настаивал вампир. -- Она подвергнется опасности со стороны других кланов! И наконец, как ты собираешься все это устроить?
   -- Артрон, ты что, начал сомневаться в моих возможностях? -- мягко поинтересовался Аррахат. -- И откуда другим будет известно о том, что одна из нас обучается в Школе?
   -- Школа очень надежно защищена, -- счел нужным сообщить Грегори. -- Вообще-то туда никто из нежелательных лиц попасть не может.
   -- Это как сказать, -- хмыкнул Аррахат. -- Но, в общем, ты прав маг. А если ты будешь помнить, что молчание способствует долгой жизни, то совсем замечательно будет. Какую Школу ты рекомендуешь, тан Грегори?
   -- Ну, раз уж ваша девушка светлая, то Школу Хаундара. Там всем заправляет светлый маг тан Горий.
   -- Горий? -- поднял брови Аррахат. -- Знавал я в свое время одного тана Гория. Незаурядная личность. Он еще с драконами якшался. Надо будет возобновить знакомство.
  
   -- Но почему я должна туда отправляться? -- сердито спросила Аранта. -- Ну и что, что у меня есть этот самый Дар? Как будто он мне нужен.
   -- Это решение главы клана, дочь, -- устало отозвался Артрон. -- Сама понимаешь, что перечить ему не представляется возможным.
   -- Надо было не лениться, а самой сходить за тем ножиком, -- поддакнул Аррин.
   -- Но я хочу стать "ночной тенью"! -- возмутилась Аранта. -- А как я ею смогу стать, если меня отправляют в эту драную Школу?
   -- Ого! -- заметил Аррахат, заходя в комнату. -- Молодежь бунтует?
   -- Деда! -- взмолилась Аранта. -- Ну, не надо меня отправлять к людям! Вон, даже мастер Саррест говорит, что через десять лет я уже буду готова войти в состав твоего отряда.
   -- Арра, прости, ты что, думать разучилась? -- нахмурился Аррахат. -- Неужели ты не понимаешь, какой шанс у нас появился? И это не только твой личный шанс, это шанс для всего нашего клана.
   -- О чем ты говоришь? -- удивленно спросил Артрон.
   -- Внучек, вот этот вопрос с твоей стороны, меня почему-то не удивляет, -- хмыкнул Аррахат. -- Счастье, что твой отец не дожил до этого дня. Но так и быть, я просвещу вас всех в этом деле.
   Аррахат не торопясь прошел к креслу, стоящему в глубине комнаты, развернул его к камину и удобно в нем устроился.
   -- Присаживайтесь и вы! -- махнул он рукой своим родственникам. -- Да, Артрон, скажи своей Артании, чтобы приготовила пару чашечек калемаса.
   Глава клана подождал, пока все устроятся на своих местах и приготовятся его внимательно слушать.
   -- Итак, начну, пожалуй, с личного интереса Арры, -- заметил он, кивая жене Артрона, подошедшей с подносом. -- Мастер Саррест тебе уже говорил, что сочетание боевых приемов с магическими штучками может существенно усилить тебя. Я ведь, не отправляю тебя заниматься всякими ненужными фокусами. Я поговорил с этим Грегори и выяснил, что в Школе есть специализация по видам изучаемой магии...
   -- Этого Грегори уже можно списывать со счетов? -- поинтересовался Артрон.
   -- Напротив! -- сухо отозвался Аррахат, недовольный тем, что его прервали. -- Я давал клятву, и не мне ее нарушать. Тем более что мы получили в свое распоряжение достаточно влиятельного агента среди людей.
   -- Ты его завербовал? -- удивился Артрон.
   -- Каждый имеет свою цену, -- хмыкнул Аррахат. -- Я купил его преданность, которую подкрепил к тому же и страхом... Но хватит об этом! Не перебивай старших! Так вот, я выяснил, что там есть так называемые боевые маги. По всей видимости, именно их использовали, когда возникали конфликты нашего народа с людьми. И эти маги оказывались весьма эффективными в боях. Так что возможность стать боевым магом тебе, Арра, никак не повредит. Я бы даже сказал, наоборот! К тому же там ты сможешь завести нужные знакомства, что тоже немаловажно. Тут я рассчитываю на твое личное обаяние...
   -- А что же касается нас, деда? -- не вытерпел Аррин.
   Аррахат приподнял бровь и одарил правнука долгим взглядом. Пауза была выдержана в самых лучших традициях. Впрочем, Аррахат был великим мастером в таких делах. Когда Аррин уже начал беспокойно ерзать под его взглядом и проявлять очень большое желание покинуть помещение, глава клана негромко произнес:
   -- Вот пример запущенного воспитания. Придется мне лично заняться тобой. Или ты хочешь пойти по пятам своего отца и стать распорядителем церемоний? Вертеться среди людишек и придавать их прихотям великосветский лоск?
   -- Ну, зачем же так, предводитель? -- поморщился Артрон. -- Быть знатоком тонкостей и уметь воплотить их в церемониях людей -- весьма достойное занятие. К тому же и весьма прибыльное.
   -- Это не занятие для потомков Аррахата! -- отрезал глава клана. -- Я тебе отдал твою старшую дочь. Но вот эти двое будут воспитаны так, как я считаю нужным.
   Аррахат немного помолчал, искоса посматривая на опечаленное предстоящей перспективой лицо Аррина.
   -- Подробнее о твоих личных выгодах, Аранта, мы поговорим несколько позже, -- продолжил он. -- Теперь я вам всем объясню, в чем выгода нашего клана. Маг приравнен у людей к знати. То есть, Аранта становится знатной дамой.
   При этих словах Аранта тихонько и презрительно фыркнула.
   -- Не фыркай, кошка! -- усмехнулся Аррахат. -- Это не простые слова. Как твои родственники, мы получаем протекторат его величества. То есть, наши заклятые друзья из народа вампиров, напав на нас, вызывают на себя гнев короля. Надо ли напоминать о том, что мы тут пользуемся статусом беженцев? И если наши враги внезапно на нас нападут, то его величество и пальцем не шелохнет для того, чтобы нам помочь. И совсем другое дело, если Арра получит звание боевого мага. Мы тогда получим права подданных короля и будем находиться под его защитой.
   -- А Аранта будет служить людям, которых ты так невысоко ценишь? -- печально усмехнулся Артрон.
   -- Не волнуйся! -- заверил его Аррахат. -- Я позабочусь о том, чтобы ее распределили именно сюда. Вот тогда, внучка, ты и сможешь продолжить свое совершенствование в боевых единоборствах. Хотя Саррест утверждает, что это ей будет уже не столь необходимо. Ты поняла, Арра, что от тебя требуется? Учти, это на благо всего нашего клана.
   -- Я поняла, -- тихо отозвалась Аранта. -- Ну, если это необходимо, то я готова выполнить эту задачу. А что, ты действительно отдашь меня учиться на боевого мага?
   -- Я договорюсь, -- успокаивающе ответил Аррахат. -- Если это действительно тот тан Горий, которого я знал, то я с ним быстро найду общий язык.
  
   Тан Горий ад Хаснеб, директор Школы Боевой Магии, Чародейства и Целительства (именно так, и не иначе) был очень занят. Буквально вчера к нему явился представитель Светлого леса. Дочь Хранящего свет проявила интерес к людской магии. Тан Горий тяжело вздохнул. Действительно, легко не будет. Это означало только одно: Гариэль Отолариэ, дочь самого Хранящего свет, появится здесь и пробудет (здесь же) целых шесть лет. И тан Горий обдумывал сейчас тяжелейшую задачу -- чему можно научить мага первого уровня Дара, прошедшего к тому же обучение у эльфийских магов?
   Легкий стук в дверь отвлек его внимание.
   -- Да-да, -- бросил Горий, устало откидываясь на спинку кресла.
   В проеме появилась его секретарша, танесса Валеа. Горий взглянул на нее и сразу же напрягся. Выражение лица у Валеа было отсутствующим, взгляд устремлен куда-то вдаль. Она явно не видела директора.
   -- Тан Горий, к вам посетитель, -- без всякой интонации сообщила Валеа.
   Вокруг директора уже клубилось около десятка защитных построений.
   А что? За свою долгую жизнь тан Горий умудрился не одному и даже не двум темным прищемить хвосты. То есть, обиженных на него хватало. И что там скрывать, покушений на жизнь этого достойного мага было достаточно много. И это притом, что тан Горий считался (и по праву) одним из сильнейших магов среди людей. И та же долгая жизнь состоялась именно потому, что тан Горий мог мгновенно закрыться защитными экранами большой силы и тут же нанести ответный удар, который хилым не назовешь.
   -- Пусть зайдет! -- распорядился тан Горий, раскручивая "вихрь распада" ##1.
  
  
   ##1 Весьма полезное заклинание и весьма сильное. Действует на четко ограниченной площади Главное, после его применения произвести влажную уборку.
  
  
   -- Как всегда, любишь устраивать горячую встречу? -- донесся тихий голос из-за спины секретарши.
   -- А ведь мне знаком этот голос, -- задумчиво изрек тан Горий, развеивая готовое заклинание. -- Где-то я его уже слышал.
   -- Ну, если ты уже отозвал свою "артиллерию", то я рискну напомнить, -- выглянул из-за спины Валеа старинный знакомый Гория Аррахат.
   -- Да ты что, совсем меня уже склеротиком считаешь? -- воскликнул Горий, выбираясь из-за стола. -- Вот уж кого не ожидал здесь встретить!
   Он, радостно улыбаясь, подошел к Аррахату, сделав по ходу небрежный щелчок и бросив танессе Валеа:
   -- Вы можете вернуться к своим делам, милочка. Я занят. И это для всех!
   Встреча двух старинных знакомых была трогательной. Вампир и человек бережно обняли друг друга, похлопали ладонями по спинам, но к поцелуям не прибегли. Не принято такого, да и не рекомендуется целоваться с вампирами, мало ли...
   -- Чем занят? -- полюбопытствовал Аррахат, устраиваясь в кресле Гория.
   -- Эй! Ты перепутал! -- заметил Горий. -- Кресло посетителя с другой стороны стола.
   -- Переморгаешь, старый хрыч, -- вежливо отозвался Аррахат. -- Я с дружеским визитом, а значит, место не имеет значения.
   -- Что это тебя потянуло на дружеские визиты? -- подозрительно поинтересовался Горий. -- Вот уж что на тебя не похоже. Стареешь?
   -- Конечно, -- подтвердил Аррахат. -- Ты вспомни, насколько я старше тебя. Я становлюсь стар и слаб. В том числе и на эмоции.
   -- Стар и слаб? -- повторил тан Горий, рассматривая развалившуюся в его кресле "машину смерти". -- Мне кажется, что это блаженное для окружающих состояние еще весьма далеко.
   -- Да что ты? -- махнул рукой Аррахат. -- Не так уж и далеко. Ну, тысячелетие, ну, два. Но уже сейчас я чувствую приближение старости... Ого! Если меня не обманывают мои глаза, ты составляешь план обучения для эльфов? Растешь!
   -- Да ничего особенного, -- хмыкнул Горий. -- Не для эльфов, а для одной эльфийки. Впрочем, это тебя не касается.
   -- Как знать, как знать, -- протянул Аррахат. -- А для вампирши, если такая появится, ты тоже что-то сможешь придумать?
   -- Шутишь? -- поднял брови Горий. -- Ну да! Ты все время любишь подшутить. У вампиров нет способностей к людской магии. И тут уж, ничего не сделаешь, дружище.
   -- Как знать, как знать, -- повторил Аррахат.
   -- И как знать? -- насторожился Горий.
   -- Да вот, понимаешь, случилось такое, -- вампир метнул острый взгляд на его лицо. -- Ты же знаешь, что мы отошли от некоторых наших привычек?
   -- Я помню, -- кивнул Горий.
   -- Ввиду этого, мы утратили некоторые из наших способностей. Не я, конечно, но молодежь, -- вздохнул глава клана. -- Мы уши от тьмы. Так или иначе, но мы стали другими. Но моя правнучка ушла дальше всех. И у нее проявились магические способности, несвойственные нашему народу.
   -- Ты уверен? -- впился взглядом в лицо Аррахата Горий.
   -- Это подтверждено неким таном Грегори ад Трабаном, -- небрежно сообщил Аррахат. -- Свободным магом Ар-Тугура. Тебе известна эта личность?
   -- Помню, -- кивнул Горий. -- Неплохо знает, кроме целительства, еще и бытовую магию. Темный. Тебе не кажется, что было неосторожным разгуливать по улицам этого города?
   -- Мы не разгуливали, -- улыбнулся Аррахат. -- Это он разгуливал. Остальное было делом техники, а она у нас весьма качественная.
   -- Единый! Мне что, надо искать новую кандидатуру на это место? -- воскликнул тан Горий.
   -- Ну, не так все трагично, -- поморщился Аррахат. -- Мы пришли к взаимовыгодному соглашению.
   -- Кажется, я догадываюсь, к какому, -- хмыкнул Горий.
   -- Ну, не без этого, -- кивнул вампир.
   -- Так что твоя внучка?
   -- Правнучка! -- поправил Гория Аррахат.
   -- Извини! Какой у нее уровень Дара?
   -- Четвертый. Это как? Нормально?
   -- Ненормально! -- твердо ответил Горий. -- Для вампира это вообще невозможно! Я хочу посмотреть на это чудо лично! Если все так, то я предлагаю тебе направить ее сюда на обучение. Это может быть интересным.
   -- Только при двух условиях! -- поднял палец Аррахат. -- Первое: она обучается боевой магии. Второе: по окончании учебы она возвращается к нам.
   Тан Горий нахмурился, потом, посидев несколько долгих мгновений с закрытыми глазами, неожиданно легко согласился.
   -- Принято! Вези ее сюда!
   -- Что-то ты хитришь, старый лис, -- прищурился Аррахат.
   -- Ну что ты! -- сделал честные глаза Горий. -- Оба условия приняты. Вот и первый темный в группе будет.
   -- Темный? -- повернулся к Горию Аррахат. -- Поставь чашечку на стол! А то мало ли что... Она не темная, она -- светлая!
   Тан Горий все-таки поперхнулся.
   -- Ну что? Везти ее сюда? -- поинтересовался Аррахат.
   Горий, кашляя, помахал ему, что, мол, давай, вези!
   Едва Аррахат покинул кабинет, кашель неожиданно прекратился. Директор, ехидно взглянув на дверь, тихо рассмеялся.
   -- Боюсь, что тебя ждет разочарование, мой острозубый дружок. Я чувствую, что твоей правнучке уготована иная участь. А уж то, что она не вернется в твое гнездо, -- это наверняка!
  
   -- Ну, как? -- тихо спросил Аррахат.
   -- Потрясающе! -- отозвался Горий, наблюдая за скромно сидящей Арантой. -- Просто изумительно! Больше всего поражает то, что это чудо выросло у таких, как вы, убивцев и кровососов...
   -- Вот-вот! -- тут же скривился Горий от чувствительного тычка в бок. -- И членовредителей.
   -- Так ты ее берешь к себе? -- уточнил Аррахат.
   -- Конечно! Что за вопрос? -- Горий взглянул на главу клана. -- Четвертый уровень, светлая, да еще и с навыками боевых единоборств. Конфетка, а не кандидат.
   -- Вы ее тут не обижайте, -- просительно сказал Аррахат. -- Она, конечно, добрая и все такое. Но полшколы вырезать может достаточно качественно.
   -- Она знакома с таким понятием, как дисциплина? -- нахмурился Горий.
   -- Обижаешь! Да она это понятие всосала с молоком матери!
   -- Так вот. Если она будет соблюдать дисциплину, то никаких обид не будет.
  
   Аранта шла за странным человеком, который имел и имя не менее странное: Алим Хусейн ибн Хурды-Торнум. Но он был представлен ей, как преподаватель.
   -- Ты прибыла как раз вовремя, -- распространялся тан Алим. -- Еще есть свободные дома. В каком месте ты хотела бы жить?
   -- В тенистом, -- буркнула Аранта.
   Конечно, солнечные лучи тут были не такими обжигающими, как дома. Да и Аранта переносила прямой солнечный свет куда легче остальных своих сородичей. Но слишком много солнца ее утомляло.
   -- Я, кажется, могу помочь в этом вопросе, -- кивнул тан Алим. -- Есть у меня на примете одно местечко. Сам бы там поселился, но... Этот этап уже позади. Я думаю, что вам там будет удобно.
   -- Вам -- это кому? -- насторожилась Аранта.
   -- Как кому? -- удивился Алим. -- Тебе и твоей соседке.
   -- Соседке? -- даже остановилась Аранта. -- Я не помню, чтобы речь шла о соседях.
   -- Извини, но таковы правила! -- остановился и Алим. -- Мы не можем предоставить отдельные коттеджи каждому студиозу. К тому же жизнь вдвоем воспитывает в маге ряд очень полезных качеств. Конечно, есть исключения. Но ты под эти исключения не подпадаешь.
   -- Но зато я могу исключить, если что, и исключить качественно, -- невинно улыбнулась Аранта, показав как бы невзначай клыки.
   -- Да?
   Тан Алим в затруднении почесал затылок.
   -- Давай не будем прибегать к столь радикальным мерам! -- наконец решил он. -- Если по каким-то причинам соседка тебе не понравится, то просто скажи мне. Обещаю, что я решу этот вопрос.
   -- Мы куда-то шли? -- напомнила Аранта.
   -- Ах, да! -- опомнился тан Алим. -- Собственно, мы уже пришли. Как тебе это местечко? -- Он указал на небольшой домик желтого цвета, притаившийся среди кустов сирени.
   Аранта оценила объект, осмотрелась по сторонам и указала на другой дом, который расположился под раскидистым дубом. Рядом с ним была беседка, имевшая весьма уютный вид.
   -- Мне вон тот нравится, -- заявила она.
   -- Тот -- нельзя, -- вздохнул Алим. -- Видишь, он имеет зеленый цвет? Этот домик предназначен для парней.
   -- Это что за дискриминация?! -- возмутилась Аранта. -- Чем это парни лучше нас? И какое значение имеет окраска стен?
   -- Так уже сложилось, -- начал оправдываться Алим. -- Но обещаю тебе, если его никто не займет, то мы попробуем это сделать. Просто, понимаешь, есть карты населенности, и этот дом обозначен как жилище для парней.
   -- А что мешает изменить эту карту? -- удивленно спросила Аранта.
   -- О! Это очень непросто, -- вздохнул тан Алим и добавил странное слово: -- Бюрократия.
   Аранта решила, что это какое-то заклинание. Кто их знает, этих магов. Быть может, и она когда-нибудь будет такие заклинания бормотать на каждом шагу.
  
   Денек выдался на славу. Аранта быстро навела уют в своем новом жилище. Строго застеленные кровати, блистающий вымытыми до блеска досками стол, два стула, шкаф. Всякие висюльки, коврики и тому подобную дребедень, обнаруженную в доме, Аранта недрогнувшей рукой выбросила в мусорный бак. Зато нашлось место, где можно пристроить пояс с метательными ножами. Висят теперь над кроватью, только руку протяни. Удобно и функционально.
   Полдня ушло на разведку местности. Действовала в строгом соответствии с рекомендациями наставника Сарреста. Изхучила все входы-выходы, тропки и лазейки. Прихватила в зарослях кустарника неосторожного лешего.
   Пугливо поглядывая на острый коготок, который находился в непосредственной близости от его организма, леший рассказал все о системе охраны Школы (ну то, что знал, естественно), когда и как меняются патрули. Он был настолько любезен, что даже начертил прутиком на земле схему расположения "секретов".
   Аранта даже слегка удивилась скорости, с которой леший исчез, когда она его отпустила.
   Так, теперь город! Ну и что, что дело к вечеру? Когда это должно мешать "ночной тени"? Тем более что Саррест особо указывал на важность изучения крупных городских пунктов. К тому же интересно, чем этот Хаундар отличается от Ар-Тугура? То, что он больше, еще не означает, что лучше.
   Но вот как оставить дом? А вдруг кто-то попробует сюда зайти и порыться в ее вещах? Ну и что, что вещей не так уж много? Зато все они очень для Аранты ценные.
   Аранта оглянулась по сторонам и приметила приличный обрубок дерева, валявшийся неподалеку. Вот! Это то, что нужно. Девушка легко подхватила его и пристроила у входа. Два удара преобразованной рукой крест-накрест, и визитная карточка готова. "Косой крест вампира" заставит призадуматься любого, у кого имеются мозги. Если же мозгов не имеется, то тут уже Аранта не при чем.
   Девушку не смущало то, что до города от Школы было несколько верст. Для "ночной тени" это мелочь. И вот уже по улицам Хаундара идет скромная девушка, глазеющая на дома, лавки торговцев, достопримечательности города.
   Аранта не просто глазела, а составляла в голове план города, намечала маршруты, по которым можно двигаться, а по каким не стоит, где можно напороться на стражу и где существует вероятность увидеть перед собой тупик. Это очень важная задача. Во всяком случае, Саррест именно так говорил.
   Рынок уже не работал, что Аранта восприняла с некоторым сожалением. Посмотрела на городскую ратушу, оценила высоту стен дворца лэра Гантриаса, местного герцога и наместника короля.
   Уже основательно стемнело, когда Аранта решила заканчивать свою работу. Неизученной оставалась еще часть города, но это можно будет сделать и завтра. Она вздохнула и украдкой взглянула на две темные личности, которые приостановились неподалеку. Эта парочка увязалась за ней еще у рынка и держалась все время поблизости. Ну, конечно, одинокая девушка, да еще и с приличным кошелем на поясе не может не привлечь внимания. Но до поры до времени Аранту спасало то, что вокруг было достаточно много прохожих, да и городская стража проходила время от времени.
   Аранта двинулась к выходу из города. Грабители, а в этом сомневаться уже не приходилось, последовали за ней. Вот безлюдная улица. Ну, что же вы? Как бы в ответ на невысказанный вопрос Аранта услышала быстрые шаги за спиной. Решили познакомиться поближе? Ну-ну!
   Аранта четко выждала, когда расстояние будет оптимальным, и резко обернулась к преследователям.
   -- И что это делает такая симпатичная девушка в одиночестве и в такое время? -- хрипло произнес один из этой парочки.
   Для вампирши темнота не является помехой. Аранта отлично смогла рассмотреть личности обоих. Лица какого-то землистого цвета, выдающие то, что их время -- ночь. Многодневная щетина на щеках, тусклые глаза и неопрятный вид.
   -- Ох! Как хорошо, что я вас встретила! -- радостно воскликнула Аранта. -- Я только сегодня прибыла в этот город и, конечно же, заблудилась. Вы можете мне помочь? Мне надо добраться до таверны "Три петуха".
   Грабители удивленно переглянулись.
   -- Ну, конечно же, мы поможем! -- озираясь по сторонам, пообещал один из них. -- Но недаром.
   -- О! Я вам заплачу, -- закивала Аранта. -- Сколько вы хотите?
   -- Немного, -- прохрипел второй грабитель. -- Твой кошель и некоторую нежность. Ты ведь нежная девочка?..
   -- Очень! -- сообщила Аранта двум телам, лежащим у ее ног. -- Надеюсь, вам понравилось. Ваше счастье, что я не пью крови, иначе ваша смерть была бы более мучительной.
  
   К Школе Аранта прибыла уже в полной темноте. Ловко проскользнув мимо бдительно несших ночную службу леших, обойдя две магических ловушки, девушка вышла к своему домику.
   Так-так-так! А ведь в доме кто-то есть. Свет, льющийся из окна, не оставлял в этом никаких сомнений. Аранта остановилась, задумчиво рассматривая свое жилище.
   Вор или соседка? Вот, собственно, всего два объяснения, которые напрашиваются. И оба объяснения странны, имея в виду тот знак, который Аранта оставила уходя.
   В этот момент дверь дома открылась, и на пороге появилась девушка. Тонкий, стройный силуэт. Белоснежные волосы рассыпаны по плечам, глаза в пол-лица, легкий халатик завязан пояском на талии.
   -- "Лесной напиток" готов! -- заявила она, несомненно, видя Аранту.
   -- А тебя не смущает то, что я всем напиткам могу предпочитать кровь? -- поинтересовалась Аранта, приближаясь.
   -- Которую ты отродясь не пила? -- усмехнулась девушка.
   -- Как ты узнала? -- удивленно подняла брови девушка.
   -- Догадалась. Конечно, тан Горий в первую очередь сообщил мне о таком соседстве. Он-то, простая душа, хотел поселить меня отдельно от всех, в поселке преподавательского состава. А я отказалась. Вот он и думал меня этим испугать, -- весело поведала Гариэль.
   -- Не испугалась? -- хмыкнула Аранта.
   -- Нет! -- серебристо рассмеялась девушка. -- Давай знакомиться, раз уж нам предстоит несколько лет прожить вместе. Я -- Гариэль, Гариэль Отолариэ из Светлого леса.
   -- Так ты эльфийка? -- ахнула Аранта.
   -- Да. И что тут такого? -- поинтересовалась Гариэль.
   -- Ничего же себе, компашка подбирается, -- присвистнула Аранта. -- Меня зовут Аррантарра дер Тордерресс Хамра Коэрресс. Я высшая вампирша из клана Виа Дента. Но можешь звать меня просто Аранта, или Арра.
   -- Я буду звать тебя Ари, -- улыбнулась Гариэль.
   -- А я тебя Эль, -- отозвалась Аранта. -- Знаешь, а мне, пожалуй, нравится, что ты стала моей соседкой. Если ты не храпишь по ночам, то уживемся.
   -- Вот странно! -- снова рассмеялась Гариэль. -- Именно это я хотела сказать и тебе. Ну, пошли в дом! "Лесной напиток" лучше пить горячим, пока он не утратил свой аромат и полезные свойства.
  
  
   Соседки долго говорили о своем, о девичьем. О преимуществах стрел и метательных ножей. Что лучше в ближнем бою -- магия или пара отточенных до бритвенной остроты клинков. О достоинствах мечей эльфийских, гномьих и людских. И лишь под утро речь пошла о мальчиках.
   Сошлись на том, что это необходимая деталь женского быта, и никуда от этого не деться. Но женщинам-воинам эти детали и в подметки не годятся.
  
   -- Ари, вставай! -- разбудила Гариэль подругу.
   Ну, да! Уже подругу. Посиделки за "лесным напитком" и эльфийскими печеньями крепко сдружили девушек.
   Аранта недовольно приоткрыла глаз и скосила его на Гариэль.
   -- Эль, отстань, а? Мне такой сон снился, а ты все испортила. Вот как я теперь узнаю, чем все там закончилось?
   -- Ну, ты и здорова спать, Аранта! -- уперла кулачки в бока Гариэль. -- Уже полдень, а ты все никак выспаться не можешь. У меня такая новость!
   -- Ох! Ну, какая новость? -- Аранта сонно села на кровати.
   -- У нас появились соседи, -- таинственно сказала Гариэль, наклоняясь к уху Аранты.
   -- Какая жалость! -- вздохнула Аранта.
   -- Почему?
   -- Я рассчитывала переселиться в тот домик, если его никто не займет.
   -- Но это мужской! Он зеленого цвета.
   -- Тан Алим сказал, что это не имеет принципиального значения. Цвет можно и поменять.
   -- Это исключено! -- решительно отрезала Гариэль. -- У каждого помещения есть своя особая аура. В том домике с самого начала жили только мужчины, и только они могут там чувствовать себя комфортно. Точно так же, как здесь только женщины могут прожить. Этот тан Алим ввел тебя в заблуждение.
   -- Ну, тогда он еще в одном вопросе заблуждается! -- сердито заявила Аранта. -- Он -- ошибочно, замечу, -- считает себя бессмертным.
   -- Нет-нет! -- обеспокоенно заговорила Гариэль. -- Вот этого тут нельзя делать! Забудь и прости!
   -- Ну, простить -- это не вопрос, -- задумчиво сказала Аранта. -- Гораздо сложнее забыть. Наш народ отличается хорошей памятью.
   -- Это достоинство не только вашего народа, -- улыбнулась Гариэль.
  
   -- Так что ты там говорила о наших соседях? -- поинтересовалась Аранта, прихорашиваясь перед зеркалом.
   -- Два мальчика, -- хмыкнула Гариэль. -- Человеки. И симпатичные, между прочим.
   -- Люди, -- презрительно фыркнула Аранта. -- Что от них толку?
   -- Раз они здесь, то толк уже есть, -- серьезно сказала Гариэль. -- Из людей получаются хорошие универсалы. Они способны на равных овладеть как одной, так и другой стихией. Но это, конечно, касается сильных магов.
   -- И ты считаешь, что наши соседи сильные? -- искоса взглянула на подругу Аранта.
   -- Пока не знаю, -- пожала плечами Гариэль. -- Я не овладела искусством определения уровня Дара. Я только могу сказать, есть он или нет. ...А куда это ты собралась?
   -- В город, -- Аранта решительно встала. -- Я его вчера еще не весь изучила. Да, как ты думаешь, рынок еще работает?
   -- Рынок? -- Гариэль удивленно взглянула на Аранту. -- Он работает утром, но ты успешно проспала эту часть суток.
   -- Мы всегда стараемся отоспаться в светлое время, -- пояснила Аранта. -- Уж такова суть нашего народа.
   -- Придется перестраиваться, -- покачала головой эльфийка. -- Тут иной распорядок дня. И именно днем, обычно с утра, самая активная жизнь. Никто ради тебя менять график не будет.
   -- Да понимаю я! -- с досадой сказала Аранта. -- Постараюсь. Тем более что я все же хочу сходить на этот рынок.
   -- Быть может, мне сходить с тобой? -- сделала движение Гариэль.
   -- Вот уж как-нибудь обойдусь, -- запротестовала Аранта. -- Тем более что те места не совсем соответствуют нормам морали. А то, что я делаю с этими несоответствиями, тебе лучше не видеть.
  
   И снова Аранта бродила по улицам Хаундара, а к вечеру, довольная проделанной работой, вернулась домой. Уже на подходе она услышала, что у них гости. Звонкий голосок подруги перемежался с двумя мужскими.
   Однако! Ее подружка времени зря не теряет. "Сейчас я посмотрю, что это за гости, -- сердито подумала Аранта. -- Убивать, конечно, не буду, раз уж тут это не приветствуется, но пугануть их можно".
   Аранта решительно прошагала к двери и, открыв ее, остановилась на пороге. Эль и два незнакомых парня сидели за столом и, судя по всему, вели неспешную беседу. Четвертый прибор стоял нетронутым, из чего Аранта сделала вывод, что ждали ее. Это несколько улучшило настроение. Все-таки приятно, когда о тебе не забывают.
   -- А вот и Аранта, -- прокомментировала Гариэль.
   Оба парня синхронно встали и поклонились. И это было воспринято благосклонно. Аранта сделала реверанс и прошла к свободному месту.
   -- Ээто наши соседи! -- известила свою подругу Гариэль. -- Тимон ад Зулор и Никола э-э-э...
   -- Никола ад Бут, -- поспешил на помощь Гариэль Тимон. -- Можно просто Колин.
   -- Очень приятно! -- склонила головку Аранта.
   -- Где же ты была, Ари?
   -- Бродила по городу, знакомилась с окрестностями, -- поглядывая на парней, ответила Аранта.
   А что? Действительно, симпатичные особи. Правда, вон тот, смуглый, который Тимоном назвался, не очень. Какой-то высокомерный. А вот второй -- совсем так ничего! Правильное лицо, голубые глаза с интересом смотрят на нее.
   -- Наверное, по самым дальним районам, -- тем временем, осуждающе заметила Гариэль, наливая Аранте из кувшинчика.
   -- Ну и что? -- пожала плечами Аранта.
   -- По дальним районам города девушке одной лучше не ходить! -- заявил Тимон. -- Могут обидеть.
   Да за кого они ее принимают? Это кто кого обижать собрался? Аранта ответила широкой улыбкой, отрастив немного клыки. Ну, чтобы совсем не оставалось сомнений.
   -- Ты вампирша? -- ошарашенно вырвалось у Колина.
   -- Высшая! -- смеясь, ответила Аранта. -- Аррантарра дер Тордерресс Хамра Коэрресс, клан Виа Дента -- "Идущие в день".
   Стоило в этот момент посмотреть на лица ребят. Такой смеси восторженного испуга, любопытства и чего-то еще, скрытого в глубине души, Аранте раньше не приходилось наблюдать.
   Гариэль тоже засмеялась:
   -- Ох уж эти предрассудки! Хотя определенную пользу они приносят.
   -- Еще и какую! -- кивнула Аранта. -- Вообще-то, я обхожусь без крови. Но у нас такое строение зубов. Да, это не значит, что и другие вампиры не пьют крови. Мне же больше по нраву сок больших красных плодов. Если добавить туда немного соли, то изумительный вкус.
   Но Колин не мог успокоиться.
   -- А чем ты отличаешься от обычных людей? -- с жадным любопытством спросил он.
   -- Силой, долголетием и скоростью, пожалуй. Вот и все! -- пожала плечами Аранта.
   -- То есть, ты живая?
   Этот вопрос несколько рассердил Аранту. Какая бестактность!
   -- Попробуй, проверь! -- и она снова улыбнулась, уже специально для Колина.
   -- Ага, потом проснусь, а голова в тумбочке, -- пробурчал непонятную фразу Колин.
   -- В какой тумбочке? -- потрясенно уставился не него Тимон.
   -- Неважно, в какой, -- пояснил Колин. -- Главное, что в ней.
   Забавный мальчишка, решила Аранта. Речь тем временем зашла об учебе. Выяснилось, что все хотят быть боевыми магами. Ну, это исключая, разве что, Гариэль. Она и так уже была неслабым магом. Но Колин смог удивить всех. Оказывается, он попал на Магир из другой реальности под названием Земля. И попал из-за того, что умудрился создать боевой пульсар. Как он это сделал, никто объяснить не мог, в том числе и сам создатель. Но факт остается фактом.
  
   Следующий день начался с неприятного момента. Движимые дружескими чувствами, девушки решили разбудить новых знакомых на завтрак. Но стук в их дверь остался без ответа. Сначала девушки решили, что соседи пошли на завтрак сами. Хотя, это, конечно, свинство! Могли бы и позвать. Заволновались, когда обнаружилось, что в столовую они не приходили. К тому же Гариэль вспомнила, что у двери зеленого дома не было метки отсутствия хозяев.
   Вернувшись, девушки с новой силой начали стучаться к соседям. Когда встревоженная Гариэль уже собиралась бежать звать кого-то на помощь, дверь неожиданно отворилась, и взорам девушек предстала сонная физиономия Колина.
   -- Мальчишки! А вам не кажется, что это хамство -- не отвечать на стук? Мало того, что вы проспали завтрак, так еще нам пришлось полчаса колотить в дверь, пока вы соизволили открыть.
   -- Девочки, простите! Это все амулет. У него двусторонняя непроницаемость для звука. Мы его вчера включили для проверки и забыли выключить. Честное слово, мы ничего не слышали, -- донеслось из глубины домика.
   -- А зачем вам этот амулет? -- взгляд Гариэль стал строгим.
   -- Чтобы никто спать не мешал, -- буркнул Колин.
   -- А как вы просыпаться на занятия будете? -- задала каверзный вопрос Гариэль.
   -- А как все просыпаются? -- задал встречный вопрос Тимон, появившийся в коридоре.
   -- В шесть утра звонит колокол, -- начала пояснять Аранта, вспомнив то, что ей говорил тан Алим. -- Занятия начинаются в восемь с половиной. До их нрачала надо успеть сделать все, что требуется по утрам.
   Зашел разговор о местном времени, в котором, оказывается, Колин не разбирался. Но Тимон, не позавтракав, о времени разговаривать долго не мог. Пустой желудок давал о себе знать все настойчивей.
   -- Слушай, Колин, если мы проспали завтрак, то до обеда нам никто ничего не даст, -- хмуро заметил Тимон. -- А я, между прочим, голоден.
   -- Ох уж эти мужчины! -- укоризненно вздохнула Аранта. -- У них одно на уме.
   -- Только одно на уме у меня, это когда я сыт, -- любезно проинформировал Тимон. -- А когда я голоден, у меня только еда на уме! Колин, выход один -- отправиться в город и там позавтракать.
   -- Мы, пожалуй, тоже пойдем, -- вдруг решила Гариэль. -- Завтрак был так себе. Я не прочь выпить еще чашечку хаэля.
   -- А я -- стаканчик красного сока, -- присоединилась Аранта.
   Колин промолчал. Все недоуменно и выжидательно смотрели на него. Он что, не проголодался, что ли?
   -- Я не могу! -- выдавил из себя Колин.
   -- Почему?
   -- У меня нет денег, -- совсем тихо признался парень.
   -- А он милый! -- заметила Аранта.
   Колин совсем смутился. Он покраснел и смотрел вниз, не в силах поднять взгляд.
   -- Нет, ты посмотри, как он заалел! -- восхитилась Аранта.
   -- Перестань, Ари! -- вступилась за Колина Гариэль. -- Я понимаю, что такое благородство. Как благородный человек Колин больше привык оказывать окружающим помощь, чем принимать ее от кого-то.
   Но тут вмешался голодный Тимон:
   -- Колин, мы студиозы, -- внушительно растолковал он. -- А в кругах студиозов принято так: у кого есть деньги, тот и платит. На данный момент деньги есть у меня. Я угощаю! Хватит волынить. Я хочу есть.
   -- Ари, ты говорила, что изучала город? -- вспомнила Гариэль.
   Аранта кивнула.
   -- Я тоже знаю Хаундар, -- вмешался Тимон.
   -- Весь? -- с интересом спросила Аранта.
   -- Ну, не то чтобы весь, -- задумался Тимон.
   -- А я знаю уже весь! -- гордо заявила Аранта.
   -- Да ну? -- поднял брови парень.
   -- Вот, к примеру, где самая дешевая в вашем городе харчевня? -- хитро прищурилась Ари.
   Тимон гордо вскинул подбородок.
   -- Дворянам не пристало посещать самые дешевые заведения!
   -- Скажи просто: не знаешь, -- констатировала Аранта. -- А я уже это выяснила.
   -- Покажешь? -- спросил Колин.
   Он-то, простая душа, не знал, что из себя представляют местные дешевые харчевни, и надеялся, что так Тимону не придется выкладывать много денег за Колина.
   -- Конечно! -- безмятежно пожала плечиками Аранта.
  
   -- Благородному человеку сюда не только входить, а даже подходить зазорно! -- изрек Тимон, рассматривая убогое местечко, в котором расположилась такая же убогая харчевня.
   -- Зато она самая дешевая! -- парировала Аранта, с беспокойством посматривая на группу подозрительных типов, которые с нехорошим интересом глазели на них. -- Колин просил показать ему именно такую.
   Ну вот! Те, что подпирали стену, услышали фразу Тимона и решили, что могут с этого поиметь интерес.
   -- Эй, щенок! Ты что? Оскорбляешь почтенное заведение?! -- от стены отделилась неопрятная личность и двинулась к ребятам. -- Ты сейчас же принесешь свои извинения, выложишь деньги и быстро отсюда исчезнешь! А девочек оставишь с нами! Га-га-га!
   Когда к первому типу присоединились еще две неопрятных личности, сомнений в их намерениях не осталось. Тем более что один из гопников имел внушительные габариты и, видимо, гордился своей физической силой.
   А что? Место глухое, а мальчики и девочки чистенькие и, раз уж такие чистенькие, то богатенькие. Да и на вид -- субтильные. Грех не отобрать у таких все, что можно.
   Аранта прикинула диспозицию. Да, придется показать, на что она способна. Иначе никак! Мальчишки без оружия и выглядят очень неуверенно против этих мордоворотов. О том, что Гариэль маг первого уровня, Аранта даже и не вспомнила. Уж больно невинно выглядела подруга, безмятежно взирающая на приближающуюся опасность.
   Мгновения трансформации, и перед бандитами уже стояла сама смерть. Аранта метнулась к верзиле и нанесла фирменный удар -- "таран стены". Нанесла по всем правилам, как и учил наставник. Да и результат удара показал, что он был правильным. Верзилу подбросило в воздух и кинуло на стену, которую он так удачно подпирал несколько мгновений назад. Стена оказалась куда крепче, чем выглядела. Верзила впечатался в нее и безвольно сполз вниз.
   Аранта тем временем выключила второго гопника. Развернувшись, она ударила преобразованной рукой тому по горлу.
   Раздосадованная тем, что ей пришлось вот так раскрыться, Аранта ухватила третьего за лацканы куртки, притянула к себе и ласково (как ей показалось) сказала:
   -- Девочек, говоришь, оставить? Оставьте меня здесь, ребята! Как раз пришло время завтракать!
   Она ласково улыбнулась защитнику чести самой дешевой харчевни. Клыки, обнажившиеся у нее во рту, впечатляли. Личность взвыла от ужаса.
   -- Что такое? Передумал? -- Аранта поморщилась и мощным рывком отшвырнула этого типа. -- Пшел вон! Тебя выпьешь, потом похмелье будет мучить!
   Друзья остолбенело смотрели на Аранту. Было видно, что такое превращение для них являлось откровением. Девушка с сожалением вздохнула.
   -- Ну что, пойдем в другую харчевню? -- после паузы предложил Тимон.
   Гариэль кивнула и строго спросила:
   -- Зачем ты нас сюда привела?
   -- Просто хотела показать самую дешевую харчевню, -- пожала плечами Аранта.
   -- И самую веселую к тому же, -- буркнул Колин.
   -- Как хотите, -- хмыкнула Аранта. -- Тут недалеко есть еще одна, неплохая. Правда, там дороже.
   -- Нет уж! Спасибо! -- отозвался Тимон. -- Прорежать местное поголовье отребья я не нанимался. Для этого существует городская стража. Теперь я вас поведу!
   Он решительно направился в другую сторону. Все потянулись следом. Аранта взглянула на картину побоища, внушительно цыкнула на зашевелившегося было громилу. Удовлетворенно кивнула, когда тот замер, и отправилась догонять друзей.
   Место, куда вел Тимон, оказалось неблизко. Вид улиц и домов разительно изменился. Аранта вспомнила, что она тут проходила. Это район аристократии. Все чистенько, приглажено, стража в блестящих доспехах, разве что благовониями не опрыскана. А быть может, и опрысгана, Аранта не принюхивалась.
   Тимон приглашающе повел рукой, указывая на очень респектабельный вход. Над ним висела картина. Да-да! Самая настоящая картина. Иначе вывеску назвать было сложно. На ней очень приятный, добрый и веселый повар, широко раскрыв объятия, встречал гостей. За ним ломился от всяких изысканных продуктов стол. Создавалось впечатление, что картина нарисована только что, и только что повешена. Хотя Тимон утверждал, что картина-вывеска висит столько, сколько он себя помнит. Видимо, хозяин хорошо заплатил магу-бытовику.
   Это была не харчевня, а таверна. Ну, это для тех, кто понимает разницу. И называлась она "У дядюшки Трибора". Как только ребята вошли, к ним подлетел человек, очень похожий на повара с вывески. Он тут же уважительно поздоровался с Тимоном, рассыпался в комплиментах девушкам, предложил удобный столик на четверых и пообещал, что заказ сей момент доставят.
   -- Вот это я называю хорошей и достойной таверной, -- с удовольствием сообщил Тимон.
  
   После трапезы они поехали к Тимону на самой настоящей карете с откидным верхом. Аранта с неудовольствием отметила, что Колин галантно подал руку Гариэль. Надо было не заскакивать в карету, а подождать. Быть может, он и ей так же помог бы.
   Тимон пробыл дома недолго. Он появился с двумя рапирами и комплектом учебных рапирозаменителей. Аранта приметила неуверенные действия Колина и поняла, что подобного оружия тот в руках еще не держал. Гариэль была не менее наблюдательна. Обеим было ясно, что мальчишкам не терпится провести первый урок фехтования. Поэтому, едва ступив на территорию Школы, девушки пошли к учебному комплексу.
   Вернулись они, полные впечатлений. Перебивая друг друга, рассказывали о больших корпусах, о тенистых аллеях с удобными скамьями, о красивых фонтанах и скульптурах. Но больлше всего поразил их полигон. Это сооружение предназначалось для отработки боевых заклинаний и защиты от них же. Огромное поле было закрыто тремя силовыми экранами. Но внутри полигон имел еще несколько отгороженных областей с повышенной защитой, для отработки наиболее мощных и опасных заклинаний. Правда, этими выгородками редко кто пользовался ввиду того, что магов такого уровня было все же немного.
   -- А расписание первого дня занятий вы взяли? -- поинтересовался Тимон, выслушав все хвалебные отклики.
   -- А то! -- Гариэль щелкнула пальцами, и перед ними шлепнулся на траву... флакон с какой-то прозрачной голубой жидкостью.
   Аранта поморщилась. Именно это зелье Гариэль расхваливала по дороге к дому. Якобы оно освежает кожу и придает ей мягкость. По мнению Аранты, ничто так не освежало, как пробежки на свежем воздухе.
   -- Ой! Это не то! -- Гариэль наморщила лоб, что-то прошептала и снова щелкнула пальцами. Перед ней материализовался листок бумаги, который она тут же выхватила из воздуха.
   -- Вот!
   Тимон взял у нее листок, и все склонились над ним.
   Так, первый урок -- вводная лекция по теоретической магии. Второй -- вводная по магии природы. Это для Колина, который тут же выразил недоумение по поводу того, что урока только два.
   -- Так урок тянется часа два, а то и больше, -- пояснила Гариэль. -- Школьный урок -- 84 такта. Это традиционная величина. Принята после первой лекции в Школе. Эту лекцию читал великий маг Торонис.
  
   На следующий день, когда вся компания собралась в беседке возле домика ребят, Тимон предложил посетить музей. Ну, да! Самый настоящий музей магии. Оказывается, такой имелся на территории Школы.
   Тимон, водя пальцем по плану размещения школьных зданий, ткнул в точку под номером десять.
   -- Это должно быть интересно, -- заявил он.
   -- Ну, каким образом можно поместить магию в музей? -- непонимающе спросил Колин. -- Это же не какой-нибудь кафтан какого-нибудь короля. Тот еще можно сохранять для потомков, пока его моль не сожрет.
   -- Моль? -- удивленно подняла бровь Гариэль. -- Это кто?
   -- Это такая вредная тварь, -- убежденно отозвался Колин. -- Жрет все! Даже нафталин, от которого и дохнет.
   -- И как же вы справляетесь с этими чудовищами? -- азартно спросил Тимон.
   -- Главное метко хлопнуть, когда она пролетает мимо, -- не совсем понятно объяснил Колин.
   -- А, пошли! -- решила Аранта. -- В конце-то концов, день свободный. Это все же лучше, чем просто так тут сидеть и ничего не делать.
  
   Ребята стояли, недоуменно осматриваясь по сторонам. Согласно плану, где-то здесь находилось здание под номером десять, оно же по совместительству музей. Вот-вот! Именно на этом самом месте.
   Нет, конечно, тут был не то чтобы пустырь. Недалеко возвышалась какая-то одноэтажная хибарка самого негостеприимного вида. Но назвать ее музеем язык не поворачивался. Но это был именно он, как гласила табличка, которую ребята увидали, подойдя поближе.
   -- Это что, шутка? -- недоумевающе спросил Тимон.
   Гариэль посмотрела в план Школы, который держала в руках, и покачала головой.
   -- На плане обозначено, что это именно музей, -- заявила она.
   Аранта, нахмурив брови, пыталась рассмотреть, что же там, в этом доме. Чувствовался какой-то фон. Что это такое, Аранта не могла понять, но осторожность подсказывала, что это место лучше не ходить.
   -- Я туда не пойду. Чья идея была идти сегодня в музей? -- Аранта грозно посмотрела на Тимона.
   -- Ну, я увидел надпись "музей". Думал, что будет интересно.
   -- Раз уж мы здесь, то все-таки давайте зайдем, -- предложила Гариэль.
   -- А может, ну его? -- сказал Колин: -- Пойдем лучше поваляемся на травке.
   -- Нет, давай все-таки зайдем! Много времени это не займет, -- оптимистично предложил Тимон, видимо, чувствуя себя неловко из-за музея.
   Девушки переглянулись, и Гариэль кивнула.
   -- Почему бы и нет? Если это и не музей магии, то музей, как шутят в Школе -- наверняка.
   Колин решительно шагнул к двери и резко открыл ее. Аранта услышала, как он приглушенно хрюкнул от удивления. Она осторожно шагнула следом и остановилась, пораженная увиденным.
   За дверью невзрачной одноэтажной хибарки находился огромный холл. Это совершенно не вязалось с внешним обликом здания, и Аранта даже на всякий случай выглянула за дверь -- убедиться, что так оно и есть.
   -- Пространственный карман! -- зачарованно вздохнула Гариэль и пояснила, отвечая на недоуменные взгляды: -- Искусство создания утеряно столетия назад! Каким образом его смогли создать здесь?
   -- Здесь он напрямую подсоединен к линии сил, поэтому и существует до сих пор, -- неожиданно раздался писклявый голос.
   Быть может, это было и неожиданно, но только не для Аранты. Она-то уже давно засекла этого субъекта, который выплыл из-за скрытой ширмой дверцы.
   -- А вы кто? -- осведомился Тимон.
   Да ясно же, кто! Аранта даже поморщилась. Хоббит это, кто же еще!
   В нескольких десятках верст от Ар-Тугура располагалась долина, в которой с незапамятных времен жили эти существа. С ними вампирам делить было нечего. Хоббиты в основном выращивали овощи и фрукты. Они часто устраивали непонятные праздники, на которых веселились и танцевали. Но, несмотря на это, их урожаи были богатыми, и средств от продажи хватало на такие излишества. Обитали они в жилищах, которые рыли в склонах окружающих холмов. Забавно было видеть круглые двери их домов. Аранта несколько раз имела возможность полюбоваться ими, когда отец брал ее с собой.
   Неожиданно умение вампира проводить церемонии понравилось этим невысоким ребятам, и они регулярно приглашали ее отца для управления праздниками.
   -- Я смотритель музея, а вот вы кто? -- хоббит подозрительно уставился на Тимона.
   -- Мы пришли посмотреть музей, -- вежливо ответила вместо Тимона Гариэль. -- Мы студиозы. Поступили на первый курс.
   -- Понятно! В первый раз все имеют приблизительно такой вид, -- констатировал смотритель и повернулся к Колину: -- Да не пялься на меня так, парень! Ты что, хоббитов до сих пор не видел?
   -- Не видел, -- несколько ошарашенно ответил Колин.
   Ребята пошли к первому залу, над входом в который висела табличка: "Начало осмотра". Аранта же притормозила у большого стенда.
   -- "Амулеты и магические артефакты, руками не трогать, все равно не работают", -- вслух прочитала она.
   На стенде рядами висели всякие непонятные фигурки, кулоны, броши, кольца и серьги. Под каждым экспонатом помещалась пергаментная этикетка, на которой описывалось, для чего, как и почему это работало. Некоторые из экспонатов были очень красивы. Аранте особо приглянулись серьги в виде черепа с перекурещенными косточками под ним. Они очень хорошо смотрелись бы с ее любимым нарядом.
   -- Если не работают, то чего выставлять, спрашивается? -- буркнула она.
   Из соседнего зала раздался вопль. Вроде бы Колина... Хотя кто знает? Аранта мгновенно преобразовалась в боевую форму и рванулась в соседний зал. У входа резко затормозила. Там уже торчали Тимон и Гариэль. Аранта взглянула мимо них. Колин залег за маленькой банкеткой (и как он там поместился?) и, сделав страшные глаза, что-то пытался пояснить жестами ребятам. Мимо них пронесся хоббит. Он подбежал к диорамному окну и заорал туда:
   -- Тебе что, делать больше нечего? Ты же ребят испугал! Они только поступили. Неопытные еще! А ну, оборачивайся и выходи!
   Некоторое время ничего не происходило, но вот из окна брызнул алый отсвет. Незаметная дверца открылась, и из нее вышел высокий мужчина. Он смущенно посмотрел на ребят. У него были очень необычные глаза, яркого янтарного цвета.
   -- Хризмон Тюрон тор Перрия Кроуншельд Прастима сен Рассия, можно просто тан Тюрон, -- представился он, -- научный консультант и преподаватель Школы.
   -- Он же дракон-оборотень! -- ворчливо добавил хоббит. -- Чего это тебе приспичило там в дракона оборачиваться?
   -- Так ведь я же и создавал этот ландшафт, -- оправдывался тан Тюрон. -- Вот, захотелось, так сказать, в естественной ипостаси постоять, ощутить. Быть может, вспомнить.
   -- Что? -- даже подскочил хоббит. -- Вспомнить? Да тебя тогда даже в проекте не было! Ишь -- вспомнить. Ну, и много ты навспоминал?
   -- Не шуми! -- поморщился тан Тюрон. -- Ты про наследственную память слышал?
   -- Про нее не слышал. А вот то, что ты там наследил -- это факт! И ребят напугал -- это тоже факт!
   Тан Тюрон виновато посмотрел на ошарашенных ребят.
   -- Я же не знал, что они именно сейчас придут. Впрочем, раз они собираются стать боевыми магами, то страху не место в их душе!
   -- А откуда вы знаете, что мы собираемся быть боевыми магами? -- поинтересовалась Аранта.
   Ее удивил этот субъект. Действительно, а откуда он знает? Ведь у них не написано на груди, кем они собираются стать.
   Тюрон лишь загадочно ухмыльнулся.
   -- Вы сказали, что создавали этот ландшафт? -- неожиданно вмешалась Гариэль. -- Значит, и пространственный карман тоже вы создали?
   -- Да! -- с достоинством ответил тан Тюрон.
   -- Но мне твердили, что искусство создания таких творений утеряно, -- растерянно сказала Гариэль.
   -- Ну, скажем так, не окончательно, -- поправил тан Тюрон.
   -- Научите? -- спросила Гариэль. Ее глаза загорелись желанием освоить такое полезное заклинание.
   -- Возможно, -- ответил Тюрон. -- Лет через двести, если заслужите.
   -- Лет через двести? -- воскликнул Колин. -- Да лет через двести нам будет не до пространственных карманов. Если мы вообще живы будем!
   -- У тебя не совсем верные представления о продолжительности жизни магов, -- покровительственно сказал Тимон. -- Чем больше Дар, тем длиннее жизнь.
   -- А паренек прав! -- согласился Тюрон, кивнув Тимону. -- Хотя боевые маги редко умирают собственной смертью. Но даже если вы и будете живы к тому моменту, то только двое из вас могут воспользоваться этим заклинанием. Оно доступно только при уровне не ниже второго.
   -- Двое? -- переспросила Гариэль. -- У меня -- первый, а у всех ребят ниже второго. Почему двое?
   -- А вот у этого -- второй, -- указал на Колина Тюрон.
   -- Ну, ничего себе! -- возмутился тот. -- То говорят, что у меня четвертый, потом оказывается, что третий, а сейчас уже и второй?
   -- Я так и думал! -- удовлетворенно усмехнулся тан Тюрон. -- Прогрессируешь. Ты же из реальности Земля?
   -- Да, ну и что? -- недоуменно отозвался паренек.
   -- Такое с теми, кто пришел оттуда, бывает. Правда, очень редко. Что-то мне подсказывает, что это еще не предел. Впрочем, хватит пока об этом. Хотите, я проведу для вас экскурсию?
   -- Это было бы неплохо, -- отозвалась Аранта, с подозрением посматривая на тана Тюрона.
   То, что у Колина так стремительно поднимался уровень Дара -- настораживало. Или этот Тюрон что-то путает, или.... Что "или", Аранта не смогла придумать.
   "Ай, ладно! -- мысленно махнула она рукой. -- Все равно Колин очень симпатичный. Лучше послушаю, что там вещает этот загадочный Тюрон".
  
   А экскурсовод из тана Тюрона получился великолепный. Он мог часами рассказывать об экспонатах, выставленных в этом музее. Хотя ребята и задавали множество вопросов, он на каждый смог толково и обстоятельно ответить. Аранту не очень-то интересовали исторические события, которым Тюрон уделил много времени. Трехсотлетняя война с орками? Ну, ясно же! Это людям и эльфам пришлось триста лет возиться. А вот к вампирам орки почему-то не полезли. С чего бы это? И почему-то эти орки вампиров боятся панически. Почему бы?
   Аранта скептически хмыкнула, когда тан Тюрон велеречиво описывал подвиги людей, эльфов и гномов во время войны. Это же надо! Сложили своих сотнями там, где могла бы справиться мобильная группа "ночных теней". И не только справиться, но и с минимальными потерями.
   Тан Тюрон тем временем перешел к разделу "тварей лесных, полевых и болотных". Вот это уже интересно! Аранта внимательно слушала рассказ. Про леших она и так все знала. А вот про полевиков, кикимор, торфяников и прочую фауну ей было известно крайне мало.
   Вот, к примеру: почему среди ясного дня очень хочется иногда прикорнуть на лесной поляне и всласть соснуть? Вы думаете, что просто не выспались? Ха! Это работа лесной сплюхи. Ох, и вредные твари! Вот прикорнете вы. Ладно, если ничего не случится. Они же кого-нибудь найдут и приведут к этой поляне. А проснетесь вы только к вечеру, когда уже стемнеет. Вот можете себе и представить: вы, лес, ночь и кто-то очень неприятный рядом.
   При этом Аранта многозначительно цыкнула зубом, чтобы ни у кого не оставалось сомнений, что неприятным вполне может оказать и кто-то из ее родственников.
   Про подводное царство говорить можно было многое. Это вы думаете, что там кроме рыб и раков ничего нет. Зря так думаете! Даже знатоки, утверждающие, что там есть еще и водяные с русалками, всего не знают. Подводное царство -- это отдельный мир. Он неохотно контактирует с верхним миром. И не дай Единый, если вы его чем-то заинтересовали. Это говорит о том, что подводное царство вскоре пополнится еще одним членом, в то время как в верхнем мире станет на одного члена меньше. Как вы, наверное, догадываетесь, этим членом и будете вы. И стать русалкой, или русалом, не самая худшая участь, вы уж мне поверьте.
   Вот уж не думала Аранта. что экскурсия окажется такой долгой и познавательной.
  
   Утром, после всех необходимых действий, девушки прогулялись к столовой. Аранта быстро расправилась с завтраком, в отличие от Гариэль, которая обстоятельно занималась пополнением организма питательными веществами.
   Возвращаясь назад, Аранта стала свидетелем тренировки Колина и Тимона. В общем-то, быть может, и не стоило обращать внимания. Ну что тут такого? Один учит другого обращаться с оружием. И Аранта уже собиралась двинуться дальше. Но в этот момент произошло то, что привлекло ее пристальное внимание.
   Колин, к груди которого неотвратимо приближалось острие деревянной рапиры, неожиданно смазался в воздухе, молниеносно подбил оружие Тимона и уткнул свою рапиру тому в живот. Не будь она деревянной, Тимона можно было бы вычеркивать из списка живых.
   Тимон недоуменно переводил взгляд со своего живота на Колина и обратно.
   -- Этого не может быть, -- проговорил он. -- От такого приема невозможно уйти!
   -- В обычном состоянии, -- поправила Аранта. -- Но Колин вошел в темп. А в темпе, да будет тебе известно, все действия происходят очень быстро. Намного быстрее, чем ты можешь себе представить.
   -- Какой темп? -- удивленно спросил Тимон. -- Откуда этот темп у Колина?
   Аранта взглянула на Колина. Судя по его лицу, то, что только что произошло, было откровением и для него.
   -- Темп -- это состояние ускоренных реакций и движений. Вообще-то, это состояние присуще только вампирам.
   Это пояснение встревожило Тимона. Он внимательно осмотрел Колина и перевел взгляд на Аранту.
   -- Слушай, а ты его случайно не кусала вчера? А ну-ка, Колин, покажи шею!
   -- Не глупи! -- взорвался тот. -- Кстати, в моей реальности это состояние свойственно не только вампирам, которых у нас нет, а и некоторым людям. Японские ниндзя, изучая ниндзюцу, специально разрабатывают и исполняют приемы, которые развивают этот самый темп. Откуда он у меня взялся, я не знаю!
   Это пояснение Аранта пропустила мимо ушей. Виданное ли дело, чтобы кто-то из людей мог сравняться с вампирами? Колин -- маг. Так что тут, скорее, сработала какая-то его магическая суть. Но упустить момент и не подколоть его Аранта не могла.
   -- И потом, если бы я его укусила, -- Аранта плотоядно взглянула на парня, -- прошедшего времени совершенно недостаточно для развития таких качеств. Потребуется лет семьдесят-восемьдесят, не меньше. Колин, давай я тебя разок кусну, а?
   Ах, как мило он пунцовеет! Что за прелесть эти человеческие парни!
   -- Ты это прекрати! -- потребовал Колин. -- Я и так неплох.
   -- Эх, Колин! -- вздохнула Аранта. -- В тебе нет ни капли романтики.
   Она уже собиралась разыграть парня по полной программе, но появление танессы Валеа, секретаря тана Гория, прервало столь интересную беседу.
   Оказывается, Колин как маг должен был пройти определенную процедуру. В королевстве все люди, имеющие магический дар, были приравнены к дворянам. Не наследным, конечно, но права у них были те же. Вот и Колин вызывался в кабинет тана Гория, чтобы пройти обряд посвящения. Скорее всего, дадут ему какое-нибудь дворянское звание типа барона, и на том все дело и закончится.
  
   Через некоторое время вся компания собралась в беседке. Колин пялился на перстень, который появился у него на мизинце правой руки. Тимон расхаживал гоголем и распространялся на тему -- как хорошо быть дворянином.
   -- С дворянином поведешься -- дворянства наберешься! -- фыркнула Аранта, не выдержав этих разглагольствований.
   Колин поднял на нее взгляд, несколько недоуменный. Казалось, он хотел спросить: за что ты меня так? Но вслух произнес другое:
   -- Слушайте! Завтра же начинаются занятия?
   -- Ну да! -- кивнул Тимон. -- Позанимаемся. А вот потом нас могут послать на практику в Лукоморье.
   -- Лукоморье? -- ошеломленно уставился на друга Колин. -- Какое Лукоморье?
   -- Обычное, -- пожал плечами тот. -- Вернее, не совсем обычное. Там маги проходят практику и стажировку. Очень полезно для опыта, если, конечно, выживешь.
   -- А это где? -- заинтересовалась Аранта.
   -- Где-то на юго-востоке королевства, -- пояснил Тимон. -- Мне о нем наш маг-бытовик Леандер рассказывал. Он там практику проходил. Они обустраивали быт гарнизона.
   -- Туда не всякого посылают, -- напомнила Гариэль. -- Только лучшую группу курса.
   -- Не сомневаюсь, что именно мы и станем этой группой, -- хвастливо заявил Тимон. -- Если у нас собираются такие кадры, как эльфийская принцесса, высшая вампирша и я, то первое место гарантировано!
   Тимон свысока взглянул на друга.
   -- Правда, вот Колин у нас слабоват...
   Вот этого Колин выдержать не смог. Он быстро нагнулся, ухватил друга за щиколотку, рванул его ногу вверх, и Тимон перевалился за перила беседки.
   -- ...Но мы его поднатаскаем! -- донеслось оптимистически из кустарника, росшего сразу за перилами.
  
   Аранта долго не могла заснуть. Жизнь изменилась. Вот только не понять, в лучшую или худшую сторону. С одной стороны, рядом нет наставника Сарреста, который всегда был готов дать мудрый совет. Учеба в представлении Аранты была тяжелым трудом. Она хорошо помнила, сколько сил затратила на постижение высот мастерства "ночных теней". Значит и тут, в постижении магии, придется выложить сил немало.
   Но, с другой стороны, компания подбирается весьма интересная и перспективная. Могла ли подумать Аранта, что ее соседкой когда-нибудь станет эльфийская принцесса. Ребята тоже неплохие. Смешные. Видно, что им самим не по себе, а хорохорятся, пытаются поддержать и ободрить. Особенно затронул ее сердце этот паренек, Колин...
   "Стоп! -- одернула себя Аранта. -- Он человек. Он принадлежит к другому народу".
   "Ну, и что? -- тут же отозвалось второе "я". -- Вон, прадед умудрился влюбиться в человеческую женщину. Видимо, это у нас наследственное. А Колин к тому же еще и маг второго уровня".
   "И что-то в нем такое есть, -- согласилась сама с собой девушка. -- К тому же и я не совсем обычная..."
   Мысли путались, шарахались из стороны в сторону, мелькали какие-то образы. Утомленная насыщенным днем, Аранта заснула.
  
   Разбудило ее легчайшее прикосновение ладони Гариэль к плечу.
   -- Что-то случилось? -- Аранта настороженно посмотрела на подругу.
   -- Нет, -- улыбнулась та. -- Просто сейчас прозвучит колокол. Я не уверена, что ты воспримешь его правильно.
   -- Почему я его должна воспринять неправильно? -- удивилась Аранта, садясь на кровати.
   -- Потому что он будит, -- пояснила Гариэль. -- Причем, будит качественно. А у тебя вон клинки, только руку протяни.
   -- Ах, это? -- засмеялась Аранта. -- В чем-то ты права. Пошли мыться!
  
   -- Странно, -- заметила Гариэль, наклоняясь над ручьем. -- Вчера вроде бы воды в нем было больше.
   -- Быть может, где-то вверх по течению завал, -- предположила Аранта.
   -- Все может быть, -- кивнула Гариэль.
   В этот момент недалеко от них раздался рев. Что-то большое продралось через заросли и рухнуло прямо в ручей. Послышался шумный всплеск.
   -- Спасайся! -- подпрыгнула Аранта.
   Гариэль мгновенно подскочила к дереву и взлетела вверх по ветвям. Аранта не отстала от нее. Вниз по ручью пронеслась большая волна вместе с какими-то ветками, небольшими камнями и еще чем-то.
   С дерева было видно, как это что-то большое и лохматое возлежало среди лужи и, удовлетворенно ворча, шлепало себя ладонями по животу.
   -- Да это же тролль! -- ахнула Гариэль, присмотревшись.
   В это время тролль взревел совсем уже дурным голосом:
  
   Кер бурта мортал бухра!
   Мухтар гхыр перил кумра,
   Каразах имрец курбыш,
   Мерил пунц курпил картыш!
  
   Глаза Гариэль округлились, ротик приоткрылся от изумления.
   -- Ты чего? -- поинтересовалась Аранта, от которой не укрылось выражение на лице подруги.
   Гариэль опомнилась и смущенно взглянула на Аранту.
   -- Я немного знаю этот язык, -- тихо проговорила она. -- Приходилось изучать...
   -- И что? -- нетерпеливо спросила Аранта.
   -- А то, что лучше тебе этого не знать, -- отрезала эльфийка. -- Давай спускаться!
   По дороге назад Гариэль недоуменно покачивала головой.
   -- И что этот тролль здесь делает? -- наконец задала она вопрос. -- В самом сердце Школы!
   -- А может, он тоже здесь учится, -- предположила Аранта.
   -- Не смеши! Троллям магия не свойственна, -- отрезала Гариэль.
   -- До сих пор считалось, что она и нам, вампирам, не свойственна, -- напомнила Аранта.
   -- У вас все же есть некоторые свойства, приближающие вас к истинной магии, -- Гариэль гребнем расчесывала волосы. -- Неудивительно, что когда ты пошла по светлому пути, то эти свойства могли еще больше изменить тебя. Но тролли -- это совсем другое дело! У них на первом месте -- сила. Все остальное происходит от нее. Есть, конечно, заговоры шаманов. Но тут другой механизм.
   -- А какой? -- с интересом спросила Аранта.
   -- Шаманы обращаются за помощью к неким силам, -- терпеливо разъяснила Гариэль. -- А там уже от этих сил зависит, помогут они или нет. Сами по себе шаманы ни на что не способны.
   -- Шаманы... -- Аранта наморщила лоб, вспоминая. -- Мне Саррест рассказывал, что и у орков есть шаманы. Они вешают на себя всякие побрякушки, протыкают носы костями и лупят в какие-то бубны. Это зачем?
   -- Обращают на себя внимание духов, -- со знанием дела ответила Гариэль. -- Они считают, что чем необычней будут выглядеть, тем быстрее духи откликнутся.
   -- Паяцы! -- хмыкнула Аранта. -- Я бы им сделала так, что они всю оставшуюся жизнь выглядели бы очень необычно. Вот только голос на октаву был бы выше.
   -- Орки -- это враги, -- вздохнула Гариэль. -- Помнишь, что тан Тюрон о них рассказывал? Кошмар!
   -- Варварство! -- согласилась Аранта. -- Наш народ действует гораздо тоньше и элегантнее. Впрочем, и не в таких масштабах.
   -- Ах, да! -- Гариэль улыбнулась. -- Я на миг забыла о том, что ты из вампиров.
   -- Ты -- моя подруга, -- серьезно взглянула на Гариэль Аранта, -- а значит, можешь быть спокойна. Я не причиню тебе вреда.
   -- Спасибо! -- просто ответила Гариэль.
  
   Приближаясь к столовой, девушки увидели тролля. Трудно было его не заметить. Закинув на плечо палицу, он целеустремленно двигался к столовой. Настолько целеустремленно, что не обращал внимания на то, что попадалось ему на пути. Всему этому приходилось поспешно убираться с дороги тролля.
   -- Нет, ну это уже никуда не годится! -- прошипела Аранта, прищуренными глазами наблюдая за монстром. -- Не хватало, чтобы я еще уступала этому троллю дорогу!
   -- О! Это делается просто! -- усмехнулась Гариэль.
   Она сказала короткое слово и прищелкнула пальцами. На мгновение ее руки покрылись зеленым облачком, которое быстро растаяло. Тролль оторвался от земли и, не переставая шагать, поплыл в обратном направлении.
   -- Ловко! -- восхитилась Аранта.
   -- Нам повезло, что вокруг лес, -- Гариэль обернулась и обворожительно улыбнулась троллю, который изумленно смотрел на них. -- Но в городе, среди мертвого камня, эта магия не действует. Поэтому я и пришла сюда обучиться людской магии.
   -- А по-моему, очень даже действует! -- Аранта послала троллю воздушный поцелуй. -- Научишь?
   -- Это лесная магия, -- покачала головой Гариэль. -- Она не свойственна другим народам.
   Девушки прошли в столовую и направились к столику, за которым уже привыкли сидеть. К тому же на нем красовалась табличка с цифрой "один", это говорило о том, что он предназначен для студиозов первого курса. Народ все прибывал, и домовые старались успеть обслужить всех.
   Над девушками раздалось значительное сопение. Давешний тролль возвышался над ними, многозначительно покачивая палицей в руке. Правда, когда он рассмотрел Гариэль, сопение стало значительно тише.
   -- Ты что-то хочешь мне сказать, тан тролль? -- поинтересовалась Гариэль, поднимая на него взгляд.
   -- Я... это, -- замялся громила. -- Рядом тут сяду.
   -- О, конечно же! Мы будем рады соседству, -- улыбнулась эльфийка. -- Меня зовут Гариэль, а мою подругу -- Аранта. А как обращаться к тебе?
   -- Тартак... Тартак Хоран Банвириус, -- представился тролль. -- Но можно просто Тартак.
   -- Какую ты выбрал специализацию?
   -- Чего? -- оторопел Тартак.
   -- Ну, на кого ты учиться будешь? -- поправилась Гариэль.
   -- Я, вот, боевым хочу стать, -- задушевно пояснил Тартак, усаживаясь за свой столик и пододвинув еще один табурет. -- Я, вон, даже беербока пришиб! Это зверь такой у нас в горах водится.
   -- Ух, ты! -- качнула головой Гариэль. -- Это получается, что мы с тобой будем в одной группе.
   -- Это как? -- не понял Тартак.
   -- Ну, мы тоже будем учиться на боевых магов, -- пояснила Гариэль.
   -- Бабы -- боевые маги? -- недоуменно вздернул брови Тартак.
   -- Не бабы, а девушки, -- тихо поправила Тартака Аранта.
   -- Хм, а ты мне кого-то напоминаешь, -- бросил взгляд на Аранту Тартак и снова обратился к Гариэль: -- Нет. Ты что, серьезно говоришь, что будешь тут учиться? Я имею в виду -- на боевого мага?
   Девушка кивнула с самым деловым видом.
   -- И что в мире делается! -- покачал головой Тартак, прислонив палицу к краю стола и расставляя появившиеся на столе тарелки в правильном порядке. -- Уже и баб в боевые маги берут!
   Тролль приступил к приему пищи. Если так можно выразиться. Все, что подносили домовые, практически без остановок следовало ему в желудок. Аранту даже несколько удивило, что домовые как будто и не возражали. Она хорошо помнила их ворчание, когда она попросила вчера добавки.
   Впрочем, этот Тартак такой здоровый. Помнится, дед на днях еле до гнезда добрался. Говорил, что с каким-то троллем поцапался. Неудивительно, если у них там все такие!
   -- А ты чего его таном назвала? -- тихо поинтересовалась Аранта у Гариэль.
   -- А у него, оказывается, все-таки есть Дар, -- сообщила Гариэль, удивленно покачивая головой. -- Вот уж не думала, что такое возможно.
   -- Ой! Смотри! Мальчишки, -- прервала ее Аранта, приподнимаясь и активно махая рукой. -- Что это они опаздывают? Этак этот тролль и их завтрак поглотит.
   Парни заметили знаки Аранты и двинулись к их столику. Тролля они обнаружили, уже когда подошли вплотную. Надо было видеть ошеломление, проступившее на их лицах!
   -- Мальчики! Разрешите вас познакомить с одним нашим одногруппником, -- улыбнулась Гариэль.
   Тролль прервал трапезу и медленно обернулся к прибывшим, внимательно их рассматривая. На лице Колина мелькнуло выражение ужаса. Тимон, дабы как-то развеять напряжение, самым светским тоном заговорил с Тартаком. Колин за это время смог справиться с собой, что Аранте понравилось. Ведь он не видал раньше троллей. Если они и на подготовленного производят сильное впечатление, то как должен себя чувствовать неподготовленный, да еще и человек?
   Но Колин даже спросил тролля, как тот попал в Школу.
   -- А вот так и попал, -- вздохнул Тартак. -- Я пошел к вождю и сказал ему, что хочу стать боевым магом. Он долго ржал, потом мы с ним подрались... Когда у меня сросся перелом ноги, а вождю целители вырастили новые зубы, мы снова с ним поговорили...
   -- И снова подрались? -- перебила Аранта, очаровательно улыбаясь Тартаку.
   Тартак сделал паузу, некоторое время молча смотрел на Аранту, потом пробурчал:
   -- Вообще-то, когда говорят мужчины, бабы молчат.
   А вот это уже девушке не понравилось. Да как он смеет, этот сиволапый тролль, так разговаривать с высшей вампиршей?! Она еще шире улыбнулась, изменяя при этом длину клыков, готовясь трансформироваться в боевую форму.
   -- А я не баба, -- угрожающе сказала она.
   Тролль оценивающе взглянул на нее:
   -- Извини, дорогуша, но на мужика ты что-то не похожа.
   Вот нахал! Злость колыхнулась и начала требовать сатисфакции.
   -- А если я сейчас рассержусь? -- тихо спросила Аранта.
   Но тролль невозмутимо заметил:
   -- Я один раз уже рассердил одного такого же зубастого, как ты. Здорово тогда мы повеселились! Все пытался меня на зуб попробовать. Ну, шерсти он моей нажрался, а до мяса так и не догрыз! Но от моей дубинки он, шельмец, ловко уворачивался! Не сердись, цыпа! Нам вместе учиться.
   Пока Аранта подыскивала подходящие слова и решала, что же делать дальше, Гариэль тронула ее за локоть и тихо сказала:
   -- Ари, в племенах у троллей действительно женщины не имеют авторитета. Так уж сложилось. Не сердись! По крайней мере, пока.
   Тролль, как ни странно, услышал и кивнул головой:
   -- Да. Хотя, бывало, моя мамаша без авторитета так чехвостила папашу, что он драпал от нее со всех ног, а авторитет несся впереди него!
  
   * * *
  
   -- Да! Было дело, -- хмыкнул Тартак. -- Я же тогда не знал, что ты такая классная окажешься. Вот честно! Я тебе доверю даже мне спину прикрывать, если что.
   -- А мне? -- поинтересовался Жерест с ветки.
   -- Нет! -- отрезал Тартак. -- Тебя вообще в самом начале боя надо забрасывать в тыл врага. И поглубже! Только так ты сможешь принести наибольшую пользу. ...Эй, братцы! А вы чего молчите? Рассказывайте свою историю!
  
   Глава 6
  
   -- А что мы? -- удивился Фулос. -- Мы даже и не знали, что можем что-то.
   -- Точно! -- подтвердил Харос.
   -- Если бы нашему командиру не стукнуло по голове переходить из наемников в коронный полк, то и не узнали бы.
   -- Угу!
   -- Но вы-то здесь, -- трезво заметила Морита.
   -- Это -- да, -- замялся Фулос. -- Здесь мы.
   Харос только кивнул.
   -- Ну, так рассказывайте, не тяните! -- потребовал Тартак.
   -- А чего Колин молчит? -- возмутился Фулос. -- У него, небось, тоже история есть.
   -- Да какая там история, -- отмахнулся я. -- Тем более что я все уже рассказывал...
   -- Все? -- усомнился Харос.
   -- Все! -- твердо заверила Аранта. -- А сейчас ваша очередь. Мне, между прочим, интересно, как такие оглоеды к нам попадают.
   -- А сама-то?
   -- Я все рассказала, теперь -- вы!
   -- Ну, ладно! -- Фулос нерешительно взглянул на брата.
   Тот согласно хмыкнул и, устроившись поудобнее, начал.
  

Братцы-кролики. История Фулоса и Хароса

  
   -- Да, такова жизнь, -- вздохнул Туротос, протер стойку и взглянул на пацанят, пристроившихся у очага.
   Это все, что осталось от его друга Санатоса. Двое сынишек, да еще узел с нехитрым скарбом.
   Санатос был другом Туротоса с детства. Он помнил, как они вдвоем играли на пыльных улицах городка Примоса.
   Примос был городком небольшим, но носил статус королевского. А значит, имел все атрибуты такового.
   Конечно, пути друзей потом разошлись. Туротос унаследовал от родителей корчму, а Санатос стал мелким ремесленником. Но друзья все же иногда встречались и проводили вместе вечерок за кружечкой крепкого эля. Туротос даже помнил свадьбу друга, на которой он был дружкой. Бригита была девушкой скромной, тихой и работящей. Она взяла на себя заботу о доме и детях, удивительно ловко управлялась по хозяйству, да еще ухитрялась помогать мужу в его деле. И вот теперь все это закончилось.
   Примос располагался по обе стороны реки. Две его части соединял один единственный мост. И если районы ремесленников располагались на одном берегу, то рынок и центр находились на другом.
   Утром того злосчастного дня супруги собрали товар, предназначенный для продажи. Санатос все унести сам не мог, и Бригита вызвалась помочь ему. Нагрузившись плетеными изделиями, утром они отправились на рынок. Туда же устремился весь торговый люд. Давка на мосту была очень большой. А все из-за того, что бургомистру вздумалось проявить бдительность. У ворот на той стороне был выставлен пост городской стражи, проверявшей всех, кто двигался в эту часть города. Санатоса и Бригиту оттеснили к перилам моста. А перила там -- так, одно название. Толпа качнулась, Бригита, теряя равновесие, перевалилась через ограждение и рухнула в воду. Река в этом месте хоть и не очень широкая, но глубокая, и течение быстрое. Женщина, не умея плавать, сразу же ушла под воду. Санатос, не раздумывая, бросил свой груз и кинулся спасать жену. Он тоже не блистал умением держаться на воде. Вот так и сгинули они. Напрасно потом хмурые мужики бросали "кошки", шаря по дну. Тел не удалось найти.
   Туротос, едва узнав о несчастье, пошел к дому Санатоса и забрал детей. Иначе известно, что их ожидало: дом отойдет городу, а мальчишек поместят в городской приют. Туротос передернул плечами при этой мысли. Он знал, что представляет собой этот приют. Рассадник зла, вот что это такое.
   Корчмарь снова посмотрел на ребят. Харос шмыгал носом, размазывая по щекам слезы, которые беспрестанно катились у него из глаз. Фулос, напротив, не плакал. Только как-то сразу осунулось его лицо, став удивительно взрослым. Он смотрел на огонь в очаге, не отрываясь и не моргая.
   И что теперь с ними делать? Рано овдовевший Туротос так и не познал радостей отцовства. Он все силы и время отдавал своей корчме, и просто не представлял себе, как воспитывать этих мальчишек.
   Ну, хорошо! От сиротского приюта он их спас. А дальше что? Туротос запустил пятерню в волосы на затылке и яростно там поскреб. О, помогло!
   Был у него знакомый, был! Наравне с сиротским городским приютом, Примос, как королевский город, имел еще один приют, носивший статус королевского. Но туда брали далеко не всякого. В основном в него попадали осиротевшие дети служивого люда. Вот туда бы устроить ребятишек. Туротос вспомнил, что тот знакомый был каптенармусом приюта. Надо будет его срочно увидеть и попросить помочь. Конечно, придется поставить угощение, не без этого. Но зато будущее ребят будет более-менее определено.
  
   Королевский приют "Всходы" -- это не просто место проживания сироток. Нет, конечно, сироты проживают именно тут. Но они не только тут едят и спят. Королевские приюты призваны воспитывать людей, которые потом будут приносить пользу королевству. А это означает, что тут существовали жесткие правила и распорядок. Тут детей учили не только читать, писать и считать, но и заставляли зубрить законы и указы, которых существовало уже превеликое множество.
   Братья стояли в ряду таких же, как и они, мальчишек, тоскливо взирая на прохаживающегося перед ними воспитателя Суданоса. Скудный завтрак уже давно стал воспоминанием, а до обеда еще было долго.
   -- ...Воспитываем вас, а вы? -- Суданос остановился и вперил в воспитанников грозный взгляд. -- Где положенная вам смиренность? Вы, неблагодарные, вместо того чтобы усердно погрузиться в учебу, ропщете? Более того, вы посмели подстроить каверзу благочестивому Авеносу! Кто посмел?
   Воспитанники угрюмо молчали.
  
   Вообще-то, Авенос был не самым противным воспитателем. Он приходил, вызывал одного из воспитанников и заставлял его читать указы короля. Пока ученик читал, старик мирно дремал, убаюканный монотонным бубнением. Конечно же, остальные ребята не слушали, что там им читают. Каждый занимался своим делом.
   Фулос продемонстрировал большого паука, пойманного в приютском саду. Паук сидел в коробке и грозно шевелил лапами. Друзья благоговейно рассматривали его.
   -- Вот эти жалы, -- авторитетно указал на паука Харос. -- Вот ежели он ими цапнет, то мало не покажется.
   -- А что, если его подсадить в коробку Суданоса? -- азартно предложил Фулос. -- Надоел страшно. Гундосит и гундосит. То нельзя, это запрещено. Вон, вчера не разрешил в город сходить. Дядя Туротос уже заждался.
   -- Да, подсадить, это было бы не лишним, -- покивал один из друзей. -- Но как это сделать?
   -- Есть мысль! -- улыбнулся Харос. -- Коробка с нюхательной солью стоит вон там, в шкафчике. А коробка с пауком очень на нее похожа. Вынимаем ту, что с солью и ставим на ее место коробку с пауком.
   -- Да как ты это сделаешь? -- поразился один из воспитанников. -- Авенос вон сидит. Да и шкаф-то заперт.
   -- Пхе! -- презрительно фыркнул Фулос. -- Заперт. Да его гвоздем открыть можно! А Авенос пусть себе сидит. Мы его будить не будем.
   Вся операция по замене коробки прошла блестяще. Авенос так ничего и не заметил.
   Едва по коридору пробежал дежурный воспитанник, бряцая колокольчиком, возвещающим о перемене, все шумно вскочили. Авенос, разбуженный шумом, недовольно поднял косматые брови.
   -- Тихо! На чем ты остановился? -- повернулся он к воспитаннику, читавшему в этот раз.
   -- Вот тут, -- услужливо поднес воспитанник книгу воспитателю.
   -- Угу! -- глубокомысленно кивнул Авенос. -- Я уже не раз говорил, что этот Указ его величества написан специально для таких, как вы. В вечернее время дочитать его до конца! Я завтра спрошу.
   Фулос скорчил гримасу. Все знали, что спрашивать никто не будет. Завтра Авенос будет все так же дрыхнуть за своим столом.
   Авенос засунул руку в карман и достал коробочку. Он открыл ее и печально покачал головой. Нюхательной соли уже не осталось. Но расстраивался он недолго. Довольная улыбка появилась на его лице. Авенос снова засунул руку в другой уже карман и достал небольшой ключик.
   -- Вспомнил! -- торжественно заявил он. -- Воспитатель Суданос разрешил мне взять нюхательной соли из его коробки.
   -- Э-э-э... -- попытался остановить или предостеречь воспитателя Харос.
   Но на его возглас Авенос не обратил ни малейшего внимания. Он открыл шкаф и ухватил коробку, которую братья совсем недавно положили вместо нюхательной соли.
   Конечно же, большой паук не замедлил впиться в палец Авеноса, когда тот запустил в коробку руку. Воспитатель завопил и выдернул руку из коробки. Еще один вопль раздался, когда Авенус рассмотрел, кто висит у него на руке. Воспитатель резко мотнул рукой. Паук не удержался и весело вылетел в распахнутое по случаю жаркого дня окно.
   Парни тоскливо проводили его взглядом. Когда еще такого поймаешь?
   Авенос решил тем временем грохнуться в обморок. Что и не замедлил сделать. Не то чтобы большой паук был ядовит, но кусался он здорово!
   В класс заглянул дежурный по коридору. Увидев расположившегося на полу воспитателя, озабоченно вытянул губы трубочкой и резво исчез.
  
   И вот теперь, перед воспитанниками вышагивал тот, кому, собственно, и предназначался сюрприз.
   -- Я спрашиваю: кто посмел? -- еще громче сказал Суданос.
   Впрочем, ответа он и не ждал. Эта группа воспитанников отличалась тем, что они никогда не сдавали своих. Что только не пытались сделать воспитатели, чтобы посеять среди них семена раздора. Известно, что управлять всегда легче теми, кто сам по себе, где каждый следит за каждым и доносит на каждого. Эти же уже пятый год держались крепким коллективом, не допуская слабины. Круговая порука, вот как это называется.
   Суданос остановился перед Фулосом. Этот мальчишка его злил. Как, впрочем, и его брат. Оба упрямы, скрытны и умны. Несомненно, они одни из заводил. Но Фулос, глядя перед собой, не отреагировал на пытливый взгляд воспитателя.
   -- Я бы из вас вытянул признание! -- прошипел Суданос. -- Но на ваше имя пришел запрос из учебного полка. Интересно, как там узнали о вас? Идите! Собирайте свои шмотки и отправляйтесь к казначею приюта. Он выдаст вам выходное пособие.
  
   -- Ты что-нибудь понимаешь? -- спросил Фулос, растерянно глядя на брата.
   -- Не больше твоего, -- отозвался тот, пересчитывая монеты.
   Выходное пособие не было очень уж большим, поэтому процесс пересчета оказался быстрым.
   -- Откуда это? -- продолжал настаивать Фулос, потрясая письмом.
   Харос отобрал у него листок и начал его рассматривать.
   -- Это не королевский учебный полк, -- наконец изрек он.
   Харос указал Фулосу на восковый оттиск на конверте. Фулос вынужден был согласиться с братом. На печати явственно была видна голова волка, символ наемных войск.
   -- Час от часу не легче! -- вздохнул он. -- Ничего не могу понять!
   -- Ладно, -- пожал плечами Харос, -- чего голову сушить? Пошли лучше к дядюшке. Перекусим, а там видно будет. Может быть, он что-то подскажет. Все-таки, он старик умный, и жизнь повидал.
  
   Корчмарь Туротос, увидев братьев, обрадовался. Он растроганно обнял одного, другого и, что-то невнятно причитая, проводил их внутрь помещения.
   -- Вот! -- бросил конверт на стойку Фулос, когда процесс приветствий закончился. -- Под это дело нас из приюта поперли.
   Туротос не торопясь взял конверт, внимательно его осмотрел, вынул пергамент и, шевеля губами, прочитал официальную часть.
   -- Ну и что ты на это скажешь? -- поинтересовался Фулос.
   -- Да, что ты на это скажешь? -- присоединился к нему брат.
   -- Что же тут удивительного? -- поднял кустистые брови Туротос. -- Крекен выполнил свое обещание.
   -- Какое? -- удивленно взглянул на Туротоса Фулос.
   -- Взять вас в свой полк. Но прежде чем туда попасть, вам необходимо пройти обучение. Для этого наемники и организовали учебные полки, где будущие воины проходят подготовку. Это чтобы у вас был шанс остаться в живых после первого же боя. По-моему, весьма разумно.
   -- Что, просто вот так взял и пообещал? -- недоверчиво прищурился на Туротоса Харос.
   -- Не просто, -- вздохнул корчмарь. -- Сам знаешь, даром даже лягушки на болоте не квакают. Но я не мог вас просто так оставить. Что вам светило, останься вы в приюте?
   -- Да леший его знает, -- пожал плечами Фулос.
   -- Ничего хорошего вам не "светило"! -- сердито буркнул Туротос. -- Мне ли не знать, что эти сиротки потом используются на самых грязных работах. Надо было вытаскивать вас. Что я и сделал.
   -- Спасибо, дядюшка! -- растроганно сказал Харос.
   Фулос кивком подтвердил свое согласие.
   -- Но что нам теперь делать?
   -- Да, ясно же! -- хмыкнул корчмарь. -- Отправляться в полк. Он находится в районе городка Форт-Анар. Вот по этому предписанию вас там примут и определят...
   -- А также дадут по голове и заставят что-то делать из грязной работы, -- буркнул Фулос.
   -- Это еще почему? -- удивленно посмотрел на него Туротос.
   -- Сам же говорил, что к сироткам отношение такое.
   -- Не путай! -- строго проговорил корчмарь. -- Это наемники! Там судят не по происхождению, а по делам. Это в королевских войсках у вас шансов бы не было. А так, вы -- ребяты хваткие. Пробьетесь!
   -- Так-то оно так! -- вздохнул Фулос. -- Да вот только я не хотел бы воевать. Во всяком случае, я не думал над этим.
   -- А чего? -- повернулся к нему Харос. -- Вот теперь можешь и подумать. Тем более что все остальные пути ведут к королевской виселице.
   -- Факт! -- подтвердил Туротос.
  
   -- Раз... удар! Раз, два... отход! ...Щит прямее держи, село! ...Раз, "обманка"...
   Сержант-инструктор уже в который раз заставлял выполнять эту связку. Фулос, тяжело и надсадно дыша, с ненавистью поглядывал на него. Рядом хрипел брат, хекая каждый раз, нанося по манекену удар за ударом.
   Лагерь, где стоял учебный полк наемников, особыми изысками не страдал. Большой квадрат, окруженный частоколом из ошкуренных бревен. По углам вышки, на которых денно и нощно дежурили те же новобранцы. Несколько шатров для офицерского состава и для сержантов-инструкторов. Все остальные спали под открытым небом в целях закалки и подготовки к предстоящим трудностям боевой жизни. Был еще большой склад, где хранилось учебное оружие, и дымили трубами две печи, на которых готовилась немудреная солдатская пища. Ну, и само собой, отхожее место. А как же без этого?
   С самого начала ребят взяли в жесткий оборот. Да, тут умели это. Хорошо еще, что попали оба в одно отделение. Хотя Фулоса назначили командиром этого отделения, легче ему от этого не было.
   Учиться приходилось наравне со всеми, да еще и получать за провинности каждого из отделения. А провинностей каждый сержант мог найти целую кучу на все случаи жизни. Как говорили, можно и к мачте прицепиться: почему прямая, и почему здесь стоит? Было бы желание. Вот Фулос и отхватывал эти случаи. Такая жизнь вбила в него стойкое отвращение к командным должностям на все оставшиеся годы. Хорошо еще, что рядом был брат. Вдвоем они железной рукой держали порядок в отделении. Не раз и не два приходилось выяснять отношения с другими новобранцами. Дошло до того, что братья стали "прописными драчунами", и их опасались трогать все остальные.
   -- ...Резче удар, Фулос! -- ворвался в сознание рык сержанта. -- Что ты гладишь этот манекен, как любимую бабу? Такими ударами ты и комара не убьешь. Хотя он и так подохнет, от смеха, глядя на тебя. Давай еще раз!
   Их учили жестко, до кровавого пота. Учили построениям. Учили сражаться в одиночку и группами. Кто-то не выдерживал и сбегал. За такими не гнались. Это уже забота стражи. Кто-то погибал от неудачных ударов. Что поделать? Учебное оружие, хоть оно и учебное, тоже могло убивать. Но зато в результате войска получали хорошо обученных и вымуштрованных бойцов. А опыт? Опыт -- это дело наживное.
   Дни походили один на другой, как зерна в коробе у селянина перед посадкой. У братьев было только одно желание -- выспаться. Дремать пытались при любой возможности. Жаль, что только этих возможностей сержанты им давали немного. Даже вечером, когда солдаты отдыхали после трудного дня, спать не разрешалось. Но близилось уже завершение муштры, и братья не без основания надеялись, что потом будет легче.
   Однажды среди ночи полк был поднят по тревоге. Сначала ее восприняли как очередное издевательство над солдатами. Но, понаблюдав за озабоченными лицами сержантов, Фулос понял, что дело серьезное. Он подтолкнул локтем Хароса, указывая кивком на появившегося перед строем офицера. Обычно офицеры жили своей жизнью, недоступной пониманию новобранцев. Они общались только с инструкторами, а инструкторы, в свою очередь, и доносили то, что считали нужным, до солдат.
   -- Хочу вас обрадовать, парни! -- громко сказал офицер, дождавшись, когда гомон утих. -- Ваша учеба на этом закончилась.
   По рядам пронесся радостный шум.
   -- Но расставаться нам еще рано, -- ехидно улыбнулся офицер. -- Теперь вам предстоят практические занятия. Они покажут, кто на что годен. Орки пришли, парни. Орки! И нам придется первыми стать на их пути. Надо продержаться хотя бы день! Дальше будет легче. В пути уже несколько коронных полков и наемники. Придется вспомнить все, чему вас тут обучали. Иначе орки нас сметут и не заметят, как. Сейчас вы получите оружие. Разобрать и строиться в боевом порядке. Места вам укажут сержанты. Не подведите честь наемников, парни!
   В ответ раздался многоголосый волчий вой. Именно так наемники отвечали на вызовы судьбы.
   Офицер довольно улыбнулся и помахал кому-то рукой. В свете костров появились дежурные. Они тащили оружие. Настоящее боевое оружие!
   Фулос вытащил из кучи сваленных мечей клинок и пристально осмотрел его. Хорош! Пусть и без особых изысков, но чувствуется правильный баланс, рукоять удобно лежит в руке, им можно пользоваться как одной, так и двумя руками. Появился Харос. За спиной щит, в руках другой, для брата. Мечом он уже успел обзавестись. Вон, болтается на поясе в петле. Ножны новичкам не положены. Ножны для клинков -- это привилегия офицерского состава, благородных.
   Выстроившись в боевую колонну, учебный полк дружно тронулся навстречу судьбе и боевой славе.
  
   Фулос баюкал раненную руку, рядом лежал Харос с перевязанной окровавленной тряпкой головой. Офицер хрипел еще какие-то приказы, но смерть была неминуемой. Орки, размахивая томагавками и палицами, приближались. Горстка выживших солдат уже была не в состоянии что-то сделать.
   Но внезапно что-то изменилось. Вокруг них возникла зеленоватая прозрачная стена. Небо засветилось золотистым сиянием, земля затряслась от тяжелого топота.
   Среди орков началась настоящая паника. Они отшатнулись назад, развернулись и, давя друг друга, поспешно бросились наутек. Тяжелый топот нахлынул. Огибая зеленоватую стену, мимо пронеслись глыбы металла -- тяжелая кавалерия коронного полка, первым прибывшего на подмогу. Низко опущенные пики, окованные защитными доспехами кони, все это врезалось в толпу орков, сокрушая и давя неорганизованную орду.
   Шаманы не успели среагировать. Если они сначала не участвовали в сражении, полагая, что орда справится с этой горсткой и без их помощи, то сейчас все изменилось настолько быстро, что они не смогли что либо противопоставить. Боевые маги недаром ели свой хлеб. Они-то и блокировали все попытки шаманов.
   Фулос тяжело осел там, где стоял. Харос открыл глаза и непонимающе смотрел на побоище, организованное кавалерией.
   -- Будем жить, воины! -- прохрипел офицер и кулем свалился рядом с полковым знаменем.
   Знаменоносец не шелохнулся. Он крепко сжимал побелевшими пальцами древко порванного в нескольких местах и окровавленного знамени, с золотистой мордой волка на зеленом фоне и золотистой же большой руной "у", обозначавшей учебный полк.
   "Теперь оно стало боевым", -- вяло подумал Фулос.
   Шум битвы быстро удалялся. Кавалерия опрокинула орочьи ряды и гнала их к границе. Мимо обессиленных бойцов проходили все новые и новые свежие подразделения. Колыхались штандарты коронных полков, реяли знамена наемников. Прогрохотал еще один отряд тяжелой кавалерии.
   Стена, окружавшая остатки учебного полка, растаяла. В сопровождении всадников к ним приблизился какой-то важный чин. Офицер завозился, пытаясь встать. Израненное тело плохо слушалось, но все же ему удалось подняться на ноги. Старательно выпрямившись, он отдал честь.
   -- Лэр генерал! Учебный полк задачу выполнил. Орда задержана.
   Генерал спустился с коня и козырнул в ответ.
   -- Благодарю, полковник!
   -- Виноват, но я -- майор, -- прохрипел офицер.
   -- Вот как? -- хмыкнул генерал. -- Наплечный погон изрублен, я и не разобрал. Но генералу не пристало ошибаться. Новый наплечный погон полковнику!
   Один из сопровождавших генерала поспешно спешился и, подбежав к застывшему офицеру, быстро и сноровисто заменил золотистый погон на его правом плече.
   -- Всех представить к наградам! -- распорядился генерал. -- Надо же! Они даже полковое знамя умудрились сохранить! Эй, полковник! В коронные пойдешь?
   Офицер, растерянно смотревший на генерала, неожиданно застенчиво улыбнулся и отрицательно качнул головой.
   -- Я наемник, лэр генерал.
   -- Ну, что же, -- генерал вздохнул. -- Это твое право. А жаль! Всем вызвать целителей!
  
   Дальше все было как в тумане. Фулос смутно помнил, как он, с рукой на перевязи, стоял перед строем нового полка, и его награждали медалью "За отвагу и честь". Рядом, гордо выпятив грудь, стоял Харос, сияя такой же медалью. Фулос спиной чувствовал завистливые взгляды других бойцов.
   Надо же! Салаги, а вон какие награды отхватили! Но в то же время все понимали, что плата за такие медали не могла быть низкой.
   -- ...С правом ношения на парадной форме, -- закончил зачитывать офицер, награждавший их. -- Встать в строй!
   Братья браво развернулись и заняли места среди воинов. Это был полк, в который их намечено было отправить.
   Командовал им капитан Крекен ад Сарон. Именно к нему обратился дядюшка Туротос. Как и когда они познакомились, Туротос не рассказывал. Как не рассказывал и о том, почему капитан откликнулся на просьбу мелкого корчмаря. Только всякий раз, когда речь об этом заходила, Туротос печально вздыхал и щупал свой кошель, изрядно похудевший с прошлого раза.
   Полк, в котором оказались братья, был на хорошем счету. Командир был строг, но справедлив. Чего еще желать солдату? Правильно! Финансового вспомоществования. У наемных полков таким был процент с добычи. Это вам не коронные войска, которые снабжаются денежным питанием регулярно и вне зависимости от того, ведут они боевые действия, или нет. Наемники получают часть добычи и делят ее согласно контракту, заключенному при поступлении в полк.
   А вот с добычей в последнее время было не очень. Как только не крутился капитан, пытаясь прихватить то здесь, то там хоть что-то. Приходилось заключать соглашения на сопровождение обозов купцов. В такие моменты торговля в кабинете капитана шла ожесточенная и не менее эмоциональная, чем на рынке. Приходили заказы и от местных дворян. Требовалось постоять в охранении, побыть в замке для устрашения соседей и тому подобная мелочь. Главное, за это исправно платили, и капитан не брезговал такими предложениями.
   Но появлялись и иные задачи. За них наемникам особо не платили. Вернее, это наемникам приходилось расплачиваться. Борьба с нечистью пожинала свои жертвы. Охотники и маги обходились слишком дорого. Местные власти, дабы не входить в расходы, поднимали на борьбу местные войска, имевшиеся под рукой. Только нечисти было все равно, кого харчить. И на первых порах полк понес потери.
   Фулос и Харос вынуждены были сразу включиться в боевые будни. Теперь их клинки имели накованную серебряную кромку. На шее болталось несколько амулетов, предохраняющих от всякой нечисти. Они научились быстро и правильно реагировать на неожиданности.
   Конечно же, самое большое удовольствие им доставляло сопровождение купеческих обозов. И даже не потому, что охрана всегда пользовалась уважением со стороны обозников. Нравилось останавливаться в городках и поселках. Там обычно были таверны, харчевни, кабаки и т.д. Братья, если были в этот момент свободны, обязательно навещали эти заведения. Они делали заказ и располагались со всеми удобствами, потягивая эль. Чем ближе к ночи, тем активней подтягивался народ. Разговоры становились громче, возникали споры и ссоры. Чем обычно такое заканчивается? Правильно! Доброй подтасовкой.
   Вот тогда и начиналась самая веселуха. Братья всегда были непременными участниками таких мероприятий. К месту ночевки обоза они возвращались с синяками и царапинами, но невероятно довольные проведенным временем. А если еще при этом удавалось улизнуть, не заплатив, то вечер считался идеальным. Правда, на следующее утро сержант недовольно ворчал, рассматривая живописные образины братцев. Но жалоб со стороны местных не поступало, а значит, все можно было считать в порядке.
  
   -- Что-то мне не нравится вон то дерево, -- хмуро сказал Харос, показывая рукой на отдельно стоящую липу. -- Только что там что-то мелькнуло.
   -- Тебе не показалось? -- спросил Фулос. -- Темень такая, что может померещиться, что хочешь.
   Харос постоял, прикрыв глаза и положив освобожденную от перчатки руку на амулеты, потом открыл глаза.
   -- Холодеет! -- пояснил он, ткнув пальцем в один из своих оберегов. -- Ясно, что нечисть! Вот только кто?
   -- Лишь бы не оборотень! -- воскликнул Фулос, кидая факел в осветительную траншею. -- Все остальное -- мелочь.
   Вспыхнувший огонь отбросил темноту далеко назад, осветив безобразное чудище, изготовившееся к прыжку.
   -- Тинник! -- завопил Фулос. -- Тревога!
   За его спиной поднялась суматоха. Но в тварь уже полетели первые стрелы, запущенные дежурными лучниками. Хоть наконечники и были серебряными, но нечисть особо на них не реагировала.
   Неожиданно тинник совершил огромный прыжок, разом перемахивая стену огня из траншеи. Он приземлился в гуще вставших лагерем воиновИ это была не дармовая жратва из местных поселян, к которой привык тинник. Здесь были солдаты, отлично знающие свои обязанности. Отшатнувшись при его прыжке, они со всех сторон стали наносить ему удары. Как ни щелкала зубастой пастью тварь, как ни била шипастым хвостом по сторонам, ее быстро приговорили.
   -- Молодца! -- с признательностью в голосе похвалил сержант Мерон, исполняющий роль командира этого отряда. -- По золотому к жалованию.
   Харос отдал четь и залихватски подмигнул брату. Будет с чем пойти завтра вечером в таверну "Три петуха".
  
   Крекен ад Сарон довольно хмурился. Только что пришло сообщение, что к полку приписывают боевого мага. Это свидетельствовало о том, что прошение капитана рассмотрено и по нему принято благоприятное решение.
   Наемники живут за счет добычи. Но если ее нет, то что делать? Сниматься и идти на поиски? А где она сейчас есть? Существовало другое решение -- перейти на регулярную службу. Крекен (и не без оснований) надеялся, что его прошение об этом будет воспринято благосклонно. Конечно, придется пойти на ряд неудобств. Уйдет часть солдат в другие полки. Но костяк останется. Зато будут решены проблемы быта. Коронный полк -- это совсем не то, что просто ополчение. А в том, что его полку будет присвоен этот почетный статус, Крекен не сомневался.
   Раздался негромкий стук в дверь.
   -- Да! -- отозвался капитан, поднимаясь из-за стола.
   На пороге возник худощавый мужчина неопределенного возраста. Эмблема на рукаве в виде пульсара с мечом свидетельствовала о том, что он боевой маг. Гость исподлобья взглянул на хозина.
   -- Капитан Крекен ад Сарон? -- осведомился он.
   -- Точно! -- хмыкнул тот.
   -- Я -- тан Хублат ад Морен, четвертого уровня Дара. Прибыл по переводу из четвертого коронного полка. Не ожидал, что попаду к наемникам.
   -- Ну, раз уж вас перевели, то, наверное, уже не к наемникам, а? -- усмехнулся капитан.
   -- Все может быть, -- ответил скупой улыбкой маг. -- Вы знаете о статусе, который занимают маги в боевых подразделениях?
   -- Я в курсе, -- кивнул Крекен.
   -- Отлично! Я хотел бы завтра встретиться с вашими бойцами. Полк с боевым магом -- это не совсем то, что полк без него. Тактика меняется. Воины должны знать, как им действовать.
   -- Со всеми встретиться не получится. Часть полка выполняет задачи вдали от места дислокации. Но со временем они все соберутся здесь.
   -- Желательно, чтобы это было быстрее, -- коротко отреагировал тан Хублат. -- У меня есть сведения, что вам придется поменять место дислокации.
   Капитан недовольно скривился. Вот ведь незадача! Только обустроились здесь, только жизнь пошла по нормальному руслу, а придется все снова ломать.
   -- Такова жизнь коронных, -- развел руками Хублат, наблюдавший за капитаном.
   -- Я знаю, -- сердито отозвался Крекен. -- Завтра все, кто есть в наличии, будут выстроены на плацу. У меня тоже есть, что сказать моим воинам.
  
   Фулос и Харос удивленно переглянулись. Рядом с командиром полка стоял худощавый мужчина. Его свободная поза свидетельствовала о том, что он тут находится по праву. По какому? Вот вопрос.
   -- Воины! -- шагнул тем временем вперед Крекен ад Сарон. -- Слушайте внимательно! В скором времени мы можем поменять статус. Наш полк станет не наемным, а регулярным полком его королевского величества. Это означает, что придется переписывать контракты. Это означает, что служба станет строже и труднее. Но у нас тогда не будет безденежья. Король щедро одаривает свои войска. Сейчас вам предстоит решать, остаться тут или идти в другие наемные полки. Я гарантирую, что вас там примут. А сейчас я представляю вам нашего нового боевого мага тана Хублата ад Морена. Это еще одно подтверждение того, что я не шучу, когда говорю о том, что наш статус поменяется.
   Строй молчал, переваривая информацию и подчиняясь дисциплине. Фулос взглянул на брата. Его лицо было растерянным. Это что же получается? Снова искать себе полк? А как же друзья, которых у братьев было тут уже предостаточно? Но переходить на королевскую службу не хотелось. Служба в полку наемников устраивала братьев именно тем, что была нескучна. То, что были перебои с денежным довольствием, ребят не смущало. Гораздо существеннее был тот факт, что придется прекратить вечерние эскапады по местным злачным заведениям, к которым парни уже, признаться, привыкли.
   Маг молчал, пережидая легкий шум, который все же возник после речи капитана, давая возможность полку переварить новость.
   Его внимание привлекли двое бойцов, похожесть которых выдавала в них братьев. У обоих на груди сверкали тщательно надраенные накануне медали "За отвагу и честь", что весьма необычно для мирного времени. Были и еще медали -- "За убиение татей ночных", если зрение не изменяет.
   Эти парни чем-то смущали Хублата. Нет, не медалями, пусть даже и полученными в мирное время. Что-то в них чувствовалось такое, знакомое, что ли? А если?..
   Тан Хублат впился взглядом в парней. Школа щедро платила за выявленных магов. Если у парней имеется Дар, то можно получить по пятьдесят золотых за каждого. Надо будет обязательно проверить их.
   -- Вы видите вон тех, двоих, с "Отвагой", -- негромко спросил он, повернувшись к капитану.
   Тот как раз напряженно наблюдал за реакцией своих бойцов и не сразу понял, о чем спрашивает его новый маг. Он непонимающе взглянул на тана Хублата, потом перевел взгляд на братьев.
   -- Забияки, -- сообщил он. -- Эти не останутся. Слишком любят драки и эль. Когда-нибудь и закончат свои дни в пьяной поножовщине. А жаль! Бойцы неплохие.
   -- Я бы не оценивал ситуацию так мрачно, -- улыбнулся тан Хублат. -- Пусть они останутся после построения. Я хочу проверить одну свою идею.
  
   Фулос и Харос чувствовали себя неуютно перед стоящим напротив капитаном и новым магом. Братья как раз собирались после построения завалиться в харчевню "Рыжий боров" и обсудить новость. То, что командир полка приказал им задержаться, энтузиазма не вызывало. Наверняка приготовил какую-нибудь каверзу. А то, что рядом с ним торчит этот непонятный маг, только добавляло беспокойства.
   Начальство пока не подходило, переговариваясь о чем-то своем.
   -- Этот новый маг похож на цаплю, -- буркнул Харос.
   Фулос озадаченно взглянул на тана Хублата, уловил сходство и неприлично громко заржал.
   Тан Хублат, не отвлекаясь от разговора, как-то по-особому прищелкнул пальцами правой руки. С его ладони сорвался алый шарик и понесся к Фулосу. Парень даже не успел отреагировать. Шарик мгновенно преодолел расстояние между магом и воином, совершил замысловатое движение, облетая вокруг Фулоса, и вонзился тому в пятую точку. Вот на это Фулос среагировал моментально. Он ухватился за пострадавшее место рукой, подпрыгнул и возмущенно завопил.
   Капитан и маг прервали свою беседу и повернулись к пострадавшему.
   -- И что это ты только что изобразил? -- осведомился Крекен, делая вид, что не заметил причины вопля. -- Ты что, не знаешь устава? Вмешиваться в разговор старших по званию запрещено. Давно в наряды не ходил? Так я сейчас могу тебе устроить. Месяц из нарядов вылезать не будешь. Распустились!
   -- Ладно-ладно, лэр Крекен, -- вмешался маг. -- В конце концов, это мои действия послужили причиной шума. Поэтому не надо так уж строго.
   -- Надо! -- твердо отозвался капитан. -- Бойцы должны стойко переносить тяготы и невзгоды. А ваш файер -- это если и не тягота, то невзгода -- точно! А он орет, как будто ему зад прижгло.
   -- Так ведь прижгло, -- хмыкнул маг. -- И не как будто, а самым натуральным образом.
   -- Да? -- прищурился Крекен. -- Ну, мне таких вещей никто не делал. Не нашлось смельчаков. Поверю вам на слово, тан... Так, воины! Это наш полковой маг. Выполнять его распоряжения, как будто мои!
   Братья дружно отдали салют. Крекен кивнул Хублату и, повернувшись, пошел по направлению к недалекому штабу, возле которого собралась уже группа офицеров, ожидая своего командира.
   -- Ну, -- после недолгого молчания спросил Хублат, с интересом рассматривая братьев. -- Решили что-то про дальнейшую службу?
   -- Дык когда? -- буркнул Фулос. -- Мы собирались обсудить это вечером.
   -- Вы вот так постойте, пока я буду на вас смотреть, -- распорядился Хублат. -- Возможно, что я вам подкину еще одну тему для обсуждения.
   Маг передвинул на живот свою сумку и, покопавшись в ней, извлек из глубин камень с гладко срезанными гранями. Хублат, прищурившись, направил его на Хароса. Камень засветился мягким фиолетовым сиянием.
   -- Угу! -- довольно угукнул Хублат и перевел камень на Фулоса.
   Парни с опаской следили за его действиями. О магах они слышали и даже иногда видели их дела, но никогда еще не становились сами объектами воздействия. Ну, если не считать того боя. Но тогда они были слишком измождены, чтобы как-то оценить то, что произошло.
   -- И этот тоже! -- удовлетворенно сообщил Хублат.
   Братья не сводили глаз с Хублата, ожидая пояснений.
   -- Вы что, так и собираетесь всю оставшуюся жизнь быть наемниками? -- осведомился маг.
   -- Нет, -- буркнул Фулос. -- Мы потом собираемся получить статус ветерана и на выходное пособие купить харчевню в Примосе.
   -- Ну, это если доживем, -- согласился с братом Харос.
   -- Всего-то? -- хитро прищурился тан Хублат. -- А ведь я могу вам предложить более интересное будущее.
   -- Какое? -- неожиданно пересохшими губами спросил Фулос.
   -- Какое? -- эхом повторил за ним брат.
   -- Вы можете стать благородными танами, занять более значимое положение, чем владельцы какой-то харчевни, -- продолжил искушать их Хублат. -- Вот этот камень позволил мне определить у вас Дар. Это очень, очень важное открытие для вас!
   -- Дар? -- удивленно переспросил Фулос и оглянулся на Хароса.
   Тот пожал плечами:
   -- Никогда не замечал ничего такого.
   -- Камень ошибиться не может! -- назидательно поднял палец тан Хублат. -- Если он указал, что вы имеете Дар, то это так и есть!
   -- И мы можем стать такими же важными танами, как и вы? -- уточнил Фулос.
   -- Ну, это зависит от многих показателей, -- туманно ответил маг. -- Но, в принципе, все возможно. Тут еще важно, какую специализацию вам назначат. Опять же, какой путь вы выберете. Впрочем, если я не ошибаюсь, вами уже начат путь Света. Точнее определят уже в Школе.
   -- В какой Школе? -- осторожно уточнил Фулос.
   Харос так же вопросительно уставился на Хублата.
   -- А как же? -- поднял брови тот. -- Вы что думаете, маг -- это так просто? К вашему сведению, для того чтобы стать магом, Дара недостаточно. Требуется еще немало учиться и трудиться. Для таких молодых дарований и существует Школа. Именно туда я вас и направлю. И именно в ту, которую в свое время закончил и я. Я ее, кстати, считаю лучшей во всем Магире. Сейчас идите, соберите свои вещи и подходите к штабу. Я напишу направление, по которому вас допустят к испытаниям. ...Ну, что вы на меня уставились? Бегом!
  
   Глухо стучат копыта лошади, трудолюбиво тащащей телегу. Легко позвякивают медали на груди братьев. Они рядком сидят на телеге, ожидая, когда их довезут до Форт-Анара. За пазухой у Фулоса бережно спрятано письмо тана Хублата. По его распоряжению, письмо будет предъявлено в доме магов. Именно там располагался телепорт, которым и должны были доставить братьев в Хаундарскую Школу Боевой Магии, Чародейства и Целительства.
   Фулос время от времени щупал конверт, как будто опасался, что все ему только пригрезилось. Брат в такие моменты озабоченно смотрел на него. Фулос сделал успокаивающий жест, мол, все в порядке.
   -- Оно, конечно, так! -- рассуждал пожилой возница, держа в руках вожжи. -- Ежели она вас не устраиваивает, эта служба, значитца, то не устраиваивает! А ежели так, то и служить, значитца, не стоит. Я вот как думаю...
   Возница замолчал, пытаясь определить, как же он, действительно, думает.
   -- Ну-ну? -- подбодрил его Фулос.
   -- Дык, эта, -- глубокомысленно сообщил возница. -- Мне -- без разницы, что там, что тут. Мою Фроську и меня на передок не отправишь!
   Фроська, соглашаясь, кивала мордой в такт своим шагам.
   -- Дык, и деньга такая же самая будет, -- сделал вывод возница. -- А вы, значица, в другой полк решили идтить?
   -- Да, что-то вроде того, -- сообщил Харос. -- Мы еще не решили окончательно. Посмотрим.
   -- А! Ну-ну, -- покивал возница. -- Ваше дело молодое. Когда еще головой рискнуть, как не в ваши годы? Вона! Уже Форт-Анар виден. Только я, значитца, вас до рынка довезу. Дальше уже сами.
   -- Все нормально, старик! -- хлопнул возницу по плечу Фулос. -- Там мы уже разберемся.
  
   -- Ну, что? -- провожая удаляющуюся телегу взглядом, спросил Харос. -- Пойдем дом магов искать, или как?
   -- Я тебе вот что скажу, брат, -- задумчиво отозвался Фулос. -- Кто его знает, как оно там будет. Быть может, там ни одной стоящей харчевни нет. Нам точного времени не указали, когда мы должны явиться?
   Харос отрицательно покачал головой.
   -- Так чего мы должны торопиться? -- воодушевленно спросил Фулос. -- Давай напоследок погуляем. Кто его знает, когда еще придется.
   Харосу доводы брата показались очень убедительными. Тем более что в нескольких шагах от них покачивалась на ветру деревянная плаха с изображенной на ней тушкой кабанчика, а из открытых дверей харчевни доносились аппетитные запахи жареного мяса.
   Не сговариваясь, братья двинулись туда.
   Устроившись за столом и заказав пару кружек эля и жаркого для начала, Харос наставил на брата указательный палец.
   -- Вот скажи мне, Фул: что это за Дар такой? Откуда он у нас? И в чем он проявлялся, хоть раз?
   -- Да откуда я знаю? -- Фулос потер ладони, рассматривая принесенное блюдо с горячими ребрышками. -- Может быть, ты когда-нибудь этот Дар чувствовал?
   Харос нахмурил брови, пытаясь припомнить.
   -- О! -- просветлел он лицом. -- Вот когда мы в "Трех петухах" сидели, седьмицу назад, я выпил три кружки эля и не опьянел. Трезвый был, что твоя слюда.
   -- Это когда ты к Толстому Хьюго драться полез? -- уточнил Фулос.
   -- А что, я к нему лез? -- удивился Харос.
   -- Тогда ты точно пьян был, -- махнул рукой Фулос. -- Кто же к нему на трезвую голову полезет?
   -- Ну, тогда я не знаю, -- огорчился Харос, отхлебывая из своей кружки эль.
   -- Да что ты морочишься? -- осведомился Фулос. -- Этот маг на нас смотрел? Камень светился? Чего тебе еще надо? Гляди, может, еще и в люди выбьемся. Представь: приезжаем мы в Примос. И не абы кто, а самые настоящие таны! Пойдем к дяде Туротосу. Все встречные нам кланяться будут...
   -- И что? -- скептически поднял брови Харос.
   -- Ну вот! -- с досадой нахмурился Фулос. -- Все испортил.
   Драк, вроде бы, не намечалось. Поэтому братья, истребив все, что было на столе, расслабились.
  
   Сквозь сон Фулос почувствовал, как кто-то аккуратно, стараясь не разбудить его, расстегивает пуговицы мундира. А там во внутреннем кармане лежал кошель с выходным пособием братьев. Там же находилось письмо тана Хублата. Фулос ни единым движением не показал, что проснулся. Он осторожно приоткрыл один глаз. Какая-то темная личность, держа в левой руке кинжал, правой старательно расстегивала тугие петли парадного мундира.
   Кинжал -- это серьезно! Фулос, стараясь чтобы это было незаметно, пальцами дотянулся до валявшейся на полу кружки, схватил ее и внезапно сильным ударом справа впечатал в голову темной личности. Сразу после этого он вскочил, ухватил руку с кинжалом и резко ее вывернул, заставив противника выронить оружие. Потом уже от всей души стукнул его кулаком. Удар получился на славу! Щуплый человечек грохнулся на стол, проехал по нему, опрокинул дремавшего Хароса и налетел на крепкого горожанина, сидевшего к ним спиной. Судя по тому, как тот закашлялся, было ясно, что это падение было внезапным и заставило поперхнуться мужика.
   Все еще кашляя, побагровев лицом, горожанин развернулся и грозно посмотрел на вскочившего Фулоса.
   -- Ты чего это в добропорядочного гражданина всякими людями бросаешься? -- пробасил он, закатывая правый рукав.
   -- Так уж получилось, -- с удовольствием отозвался Фулос, так же закатывая рукава. -- Вставай, братан! Кажись, вечер даром не пропал.
   -- Кого бьем? -- осведомился Харос, уцепившись руками за край стола и подтягиваясь на них.
   -- Городских, -- проинформировал Фулос, перепрыгивая через опрокинутый стул и подхватывая его за ножку.
   Взревев, горожанин бросился к нему. Харос, все еще находясь в полулежащем положении, вовремя вытянул ногу. Горожанин зацепился за нее и рухнул в направлении Фулоса. Тот не замедлил от души врезать своим импровизированным оружием мужику по спине.
   -- Наших бьют! -- раздался боевой клич всех драк подобного рода.
   Несколько крепких мужчин вскочило и двинулось в направлении братьев.
   -- Ну, пошла потеха! -- радостно заявил Харос и внезапно издал волчий вой.
   К его удивлению, с улицы донесся ответный.
   -- Отсюда! -- послышался голос, и в распахнутую дверь забежало трое парней в мундирах наемников.
  
   Короче, вечер удался на славу! Проигравший платит. Фулос, промакивая тряпицей разбитую губу, наблюдал, как хозяин харчевни собирает дань с лежащих противников. Темная личность, крепко связанная, лежала у входа на кухню. О ее дальнейшей судьбе гадать не приходилось. Королевский суд и пеньковая веревка.
   -- Пять стульев харланской работы, три стола, десять и шесть тарелок из шанакской порцеляны... -- бормотал хозяин скорее для Фулоса, чем для себя, поясняя суть своей мародерской деятельности.
   -- Ты как, Хар? -- повернулся Фулос к брату.
   Тот морщился, прижимая медный котелок с холодной водой к глазу, под которым уже начал наливаться багровыми красками великолепный синяк.
   -- Нормально! -- изрек Харос, хлюпнув при этом разбитым носом.
   -- ...Этого не трожь! -- прикрикнул Фулос, когда хозяин нагнулся над лежащим парнем в форме наемника.
   -- Вот смотри! -- прохрипел Харос. -- Все лежат, а мы нет. Разве это не доказательство этого самого Дара?
   -- А что! -- улыбнулся брату Фулос. -- Соображаешь. Молодца!
  
   Руководствуясь подсказками встречных горожан, братья все-таки нашли требуемый дом магов. О том, что это он, свидетельствовала переливающаяся всеми цветами радуги крыша. Братья даже постояли несколько минут, любуясь переливами. Игре красок соответствовала и музыка фонтана на площади.
   Пересилив свое нежелание, Фулос решительно постучал в дверь. На стук вышел молодой человек. Сердито глянув на визитеров, он осмотрел еще и площадь, как будто сомневался, что именно эти двое стучали.
   -- Чего вам, служивые? -- осведомился он.
   -- У нас письмо к тану Муритару ад Гару, -- доложил Фулос.
   -- Давайте, я передам, -- молодой человек протянул руку.
   -- Мы должны ему передать лично в руки, -- отрезал Фулос.
   -- Это дом магов! -- нахмурился молодой человек.
   -- Именно его мы и искали, -- кивнул Харос.
   Привратник еще больше нахмурился и сделал рукой какой-то жест. Над его ладонью вспухло белесое облачко, из которого вырвалась самая настоящая сосулька. Она попыталась повторить тот же маневр, что и файер Хублата. Но на этот раз братья были настороже. Фулос, отметив, что сосулька движется все же медленнее того файера, выдержал паузу и в последний момент резко сделал шаг в сторону, оттолкнув брата в другую. Полный муки вопль послужил логичным заключением этого маневра. Привратник согнулся, прижимая руки к низу живота.
   -- В лоб? -- осведомился Харос.
   -- Это же маги, не поймут, -- поджал в сомнении губы Фулос.
   -- Что здесь происходит? -- раздался гневный голос из коридора, и появился пожилой человек с эмблемой бытового мага.
   -- Мы его и пальцем не трогали, -- тут же отозвался Фулос.
   -- Просто не успели, -- присоединился к нему Харос.
   -- Видимо, дополнительные пять дежурств, которые тебе назначил тан Муритар, не пошли тебе на пользу и ничему не научили, -- сердито обратился к привратнику старый бытовик. -- Ты хочешь стать вечным привратником и провести тут остаток своих дней?
   -- Э-э-э... -- протянул Фулос, пытаясь обратить на себя внимание увлекшегося разносом мага.
   -- Чего вам? -- раздраженно спросил тот.
   -- Где-то я уже это слышал, -- буркнул Харос.
   -- Письмо тану Муритару, лично в руки, -- терпеливо повторил Фулос.
   -- Идите за мной! -- распорядился маг и, направившись вглубь коридора, бросил привратнику: -- А ты мне смотри! Еще раз такое повторится, доложу тану Муритару. Вежливее надо быть с посетителями, вежливее!
  
   Тан Муритар пытливо рассматривал стоящих перед ним наемников. В руке у него было письмо Хублата, которое он уже успел прочитать.
   -- Хороши! -- вздохнул он, обратив внимание на цветущий здоровым фиолетовым цветом заплывший глаз Хароса. -- Откуда такой шедевр?
   -- Ну... это... -- замялся парень.
   -- Знаю, знаю! Конечно же, упал! А брат попытался подставить плечо, но тоже рухнул, причем на кулаки.
   Муритар кивнул на ободранные костяшки рук Фулоса.
   -- Просто наводят на наемников напраслину всякую! И вы желаете в таком виде отправиться в святая святых, Школу?
   Братья смущенно переминались на ногах, стоя перед таном Муритаром.
   -- Я этого допустить не могу, -- решил он. -- Придется тратить (причем даром, заметьте!) мою энергию и приводить вас в порядок. Вот ты, оболтус с фиолетовыми разводами на физиономии, подойди сюда. Так... Это как же тебя угораздило? Эй! Да у тебя еще и нос поврежден!
   -- Там, когда я падал, угол стола повстречался... -- доверительно сообщил Харос, хлюпая носом.
   -- Вижу, что не подушка! -- сварливо отозвался тан Муритар. -- Я вас сейчас немного подлечу и отправлю. Хорошо, что телепорт еще не перенастроил. Вчера вот девицу отправил, сегодня -- вас. Быть может, стоит еще подождать? А вдруг еще кого-нибудь принесет?
   -- Девицу? -- заинтересовался Фулос. -- Туда? Симпатичную?
   -- Кобель! -- вынес вердикт Муритар. -- Смотри мне! Ее сам тан Хараг сопровождал! Хотя, девица -- да! Ладная была... Эй! А это что за пятна у тебя на локте? ...А ну-ка!.. Единый, в каком вы виде?! Вы что, спали в своей форме?
   -- Дрались, -- поправил Харос, осторожно щупая вылеченный глаз.
   -- Ну, и спали тоже, -- напомнил ему Фулос. -- За столом, в харчевне.
   -- Все ясно! -- закатил глаза тан Муритар. -- Если бы не письмо тана Хублата, я бы вас выгнал отсюда в три шеи! А так придется вспомнить молодость и приводить вас в порядок.
   Тан Муритар поводил ладонями вокруг каждого из братьев и отступил на шаг, критически рассматривая плоды своей деятельности. Фулос восторженно присвистнул. Мундиры были чистенькими и выглаженными. Медали блестели на груди так, будто их только что надраили. Так же нестерпимо блестели и пряжки поясов. Тан Муритар одобрительно кивнул и сделал завершающий жест. Из пальцев вырвалось облачко, окутавшее сапоги братьев. Когда оно растаяло, с ним вместе растаяла и дорожная пыль, покрывавшая сапоги.
   -- Учитесь! -- самодовольно хмыкнул тан Муритар. -- Пригодится! Особенно, если вы будете бытовиками.
   -- Не хватало! -- возмущенно воскликнул Фулос. -- Мы воины!
   -- Да! -- веско присоединился к брату Харос.
   -- Это испытание покажет, кто вы, -- непреклонно отозвался тан Муритар. -- А сейчас с вас один золотой за лечение, и еще один за приведение вашего вида в порядок. И учтите, это я вам как будущим коллегам делаю существенную скидку.
   Тан Муритар забрал монеты с ладони растерянного Фулоса и весело ему подмигнул.
   -- Улавливаешь, как выгодно быть бытовиком?
   -- Да уж! -- выдохнул тот.
   -- Пошли! -- распорядился тан Муритар, протягивая вновь запечатанное письмо Фулосу. -- Время там еще раннее. Успеете устроиться. Это письмо отдашь в зале телепортов дежурному оператору.
  
   -- Ух, ты! -- восторженно проговорил Харос, когда они вышли из телепорта.
   Да, картина того стоила. Ряды телепортов, светящихся и темных, располагались по обе стороны от парней. Пока они разинув рот рассматривали это чудо, рядом с ними возник человек в зеленом халате с какой-то эмблемой на груди.
   -- Кто такие? -- сухо осведомился он.
   Парни дружно обернулись на голос.
   -- Нам бы тана дежурного оператора, -- решился Фулос.
   -- Зачем? -- последовал не менее сухой вопрос.
   -- Письмо передать.
   -- Давай! -- протянул руку человек.
   -- Это тану дежурному оператору, -- спрятал руку с письмом за спину Фулос.
   -- Дежурный оператор -- это я! -- сердито сказал человек в халате. -- Давай письмо!
   -- Я тебе сейчас в лоб дам! -- неожиданно взъярился Харос. -- Ты что думаешь, если мы с периферии, то можно нам все что угодно врать? Ты себя в зеркало видел? Какой из тебя, к лешему, тан дежурный оператор?
   Дежурный даже несколько оторопел от такого выпада. Он удивленно воззрился на Хароса, сжимавшего рукоять своего меча на поясе.
   -- И тем не менее, я и есть дежурный оператор, -- уже несколько миролюбивее сказал он. -- Вот эмблема, которая это подтверждает.
   -- Я думал, что тан дежурный оператор выглядит по-другому, -- пробормотал Фулос, всматриваясь в рисунок эмблемы, где красненькая точка бегала по кругу, в центре которого сияло изображение телепорта.
   -- Дежурный оператор -- это не титул, -- терпеливо ответил человек. -- Поэтому таном его не называют.
   -- Но вы же маг? -- поинтересовался Фулос, протягивая ему письмо.
   -- Конечно! -- кивнул тот, вскрывая конверт. -- Тан Малевик ад Сисоп, к вашим услугам.
   -- Ну, мы... -- Фулос замолчал, повинуясь нетерпеливому жесту оператора, который вчитывался в текст.
   -- Ясно! -- заявил тан Малевик. -- Очень вовремя! Поторопитесь, испытание вот-вот начнется!
   Руководствуясь объяснениями дежурного, ребята быстро двинулись к месту испытаний. Ничего особенного. Высокое здание необычных очертаний, вывеска "Приемная комиссия", группка людей у входа.
   Руководил испытаниями гражданский -- у них в полку так величали всех, кто не относился к войскам. Высокий носатый мужик, которого все называли тан Алим, властно распоряжался очередью. Приметив братьев, он сделал приглашающий жест, ставя их в очередь по каким-то одному ему известным критериям. Вот так, даже толком не представляя, в чем суть, братья и приняли участие в испытании. Из разговоров окружающих они поняли только одно: надо что-то взять и принести.
   Когда Фулос оказался в темной комнате, он несколько напрягся. Быть может, тут с освещением неприятность случилась? Как же он что-то сможет вынести, если он ничего не видит? Но растерянность длилась недолго, ровно до того момента, как засияла красная табличка в двух шагах от него. Твердо решив, что именно это и надо выносить, Фулос уцепился за табличку обеими руками и рванул на себя. Табличка, хоть и не имела ощутимого крепления, не сдвинулась с места.
   -- Я тебя все же вынесу! -- предупредил Фулос, захватывая рукоять своего меча.
   Он уже совсем собрался было нанести свой коронный косой удар, когда неожиданно заметил еще одну деталь. Деталь имела вид красного же кольца и висела несколько ниже таблицы, в воздухе.
   Фулос осторожно коснулся кончиком клинка этой детали. Колечко легко качнулось от его прикосновения.
   "Наверное, это его я должен вынести!" -- осенило Фулоса.
   Он на ощупь загнал меч в ножны на поясе и, наклонившись, подхватил кольцо. Оно легко лежало на его ладони, переливаясь всеми оттенками багрового цвета.
   -- Классная штука! -- изрек Фулос, направляясь к выходу. -- И светит неплохо!
   Он торжествующе вывалился из дверей. Как оказалось, эта дверь располагалась совсем не там, где был вход. А он-то гадал, куда девались те, что заходили в комнату перед ними. Испытуемые, ожидавшие своей очереди, стояли в другом конце коридора. Как раз готовился зайти Харос.
   -- Табличку не трожь, братан! -- заорал Фулос, размахивая своим трофеем. -- Ты колечко бери!
   Харос, услышав голос брата, дернулся. Но, уверенно направленный мощной дланью тана Алима, влетел в дверь, которая тут же за ним захлопнулась.
   -- Подойдите ко мне, бравый воин! -- услышал Фулос женский голос слева от себя.
   В углу зала стоял столик, за которым восседала женщина строгого вида. Это именно она позвала Фулоса. Фулос нервно взглотнул и подошел на зов.
   -- Хм! -- произнесла женщина, внимательно рассматривая парня. -- Ну, конечно! Какое еще мог получить кольцо воин? Только красного цвета!
   -- А... ня, -- промямлил Фулос.
   -- Можешь звать меня танесса Валеа, -- кивнула женщина, направляя на Фулоса уже знакомый ему кристалл. -- Ты что-то хотел уточнить?
   -- А что значит красное кольцо? -- наконец прорезался голос у Фулоса.
   -- Это означает, что у тебя есть способности боевого мага. Вот тот маг, который вас сюда направил...
   -- Тан Хублат, -- подсказал Фулос.
   -- Именно! -- кивнула женщина. -- Он также является боевым магом. Я его, кстати, хорошо помню. Шалопай был тот еще! Но учился неплохо.
   К ним подбежал прошедший испытание Харос. Он гордо продемонстрировал брату свое приобретение -- кольцо, пышущее красными лучами.
   -- У меня такое же, -- отмахнулся Фулос.
   Он уже совсем было собрался продемонстрировать брату свое, но оглянувшись, кольца не обнаружил.
   -- А где же оно? -- растерянно спросил Фулос.
   -- Растаяло, -- флегматично проинформировала танесса Валеа, делая какую-то пометку в большой книге перед ней. -- У тебя, юноша, пятый уровень Дара.
   -- А это хорошо? -- спросил Фулос, наблюдая, как танесса снимает показания с брата.
   -- Это самый затребованный уровень, -- улыбнулась Валеа. -- Маги с более высоким уровнем склонны к индивидуализму. А вот вы должны работать в коллективе. Именно в этом ваша сила. У твоего брата также пятый уровень. Впрочем, этого и следовало ожидать. Отойдите в сторонку! Тан Алим займется вами после окончания испытания.
   Братья растерянно переглянулись, но отошли.
   -- Ты понял? -- удивленно рассуждал Харос. -- Оказывается, пятый уровень лучше, чем четвертый!
   -- Подожди! -- остановил его Фулос.
   Он смотрел в сторону стола танессы. Там торчал тан Алим и какой-то паренек с огненно-рыжей шевелюрой. Они о чем-то живо разговаривали.
   -- Чего ты? -- поинтересовался Харос.
   -- Вон у того рыжего тоже красное кольцо, -- сообщил Фулос.
   "Услышано и занесено!" -- торжественно прогремело из воздуха.
   -- Что? -- даже подпрыгнул от неожиданности Фулос.
   -- Да чего ты скачешь? -- одернул его Харос. -- Тут же магия на каждом шагу. Привыкай!
   Рыжий тем временем отошел от стола и остановился недалеко от братьев. На его лице проступило облегчение.
   -- Так ты тоже собираешься стать боевым магом? -- поинтересовался Харос у него.
   -- По-моему, он слишком хлипкий для боевого мага, -- вынес свое суждение Фулос. -- Глиста какая-то!
   -- Не спеши, Фулос! -- обернулся к нему Харос. -- Помнишь полкового мага? Ну, того, кто направил нас сюда? Он тоже не производил впечатления богатыря, а какой классный файер тебе в задницу запустил?
   -- Лучше бы он тебе его в задницу запустил! -- немедленно ощетинился Фулос. -- Ведь именно ты его цаплей обозвал, Харос!
   -- Но смеялся-то ты, -- хмыкнул Харос.
   -- Я умею драться, -- неожиданно заявил рыжий. -- И я из рогатки здорово стреляю.
   -- Эка невидаль, драться и мы умеем. Правда, Фулос? -- хмыкнул Харос. -- А рогатки нам и не нужны вовсе. Для этого арбалеты имеются. Правда, Фул?
   -- Угу, -- кивнул тот.
  
   Фулос внимательно изучил зеленые стены небольшого домика, где им предстояло прожить несколько лет.
   -- Ничего особого не вижу, -- сообщил он брату. -- Стены как стены.
   -- А что, должно быть что-то особенное? -- донеслось в ответ.
   Харос старательно запихивал под свою кровать ножны с мечом. В виду того, что там же под кроватью уже лежал мешок с вещами, крайне необходимыми наемнику во всех случаях жизни, процесс пристраивания ножен шел с трудом.
   -- Вот это меня и волнует, -- задумчиво произнес Фулос.
   -- Что именно? -- Харос, отдуваясь, появился на пороге.
   -- Стены тонкие, а печи нет, -- указал Фулос на очевидный факт. -- Как зимовать будем?
   -- Да? -- Харос оглянулся по сторонам. -- Слышишь? А вон в тех домах я тоже труб не вижу. Но как-то же там живут? Магия, брат!
   -- Совершенно верно, молодые люди, это магия, -- тихо прозвучал рядом женский голос.
   Братья одновременно обернулись. Перед ними скромно стояла танесса Валеа собственной персоной. Она с легкой улыбкой наблюдала за парнями. Они оба вытянулись перед ней и одновременно поклонились.
   -- Вам не о чем беспокоиться, -- продолжила танесса Валеа, легким кивком отвечая на поклон. -- Школа берет на себя заботы о том, чтобы вы были накормлены, одеты и не замерзали зимой. Вы еще будете иметь возможность убедиться в этом. Но сейчас я пришла к вам совсем по другому поводу.
   Танесса критически окинула братьев взглядом.
   -- Вы знаете, что завтра начинаются занятия. Но перед этим необходимо пройти церемонию возведения в дворянство. Отныне вы будете приравнены к дворянам и получите соответствующие права. Надеюсь, мне не надо вам рассказывать все?
   Братья дружно замотали головами.
   -- Очень хорошо! Я могу вам предложить сейчас пройти со мной к кладовой, где вам выдадут парадные мундиры студиозов...
   -- Но у нас есть уже парадные мундиры, -- нахмурился Фулос. -- С чего это мы должны их менять?
   Харос вопросительно смотрел на Валеа.
   -- Это те, в которых вы проходили испытание? -- Валеа улыбнулась. -- Хорошо! Можете надеть их. Но учтите, с первого дня занятий, вы -- студиозы. Поэтому ваши воинские мундиры можете запрятать до лучших времен, а все время вам придется ходить в студенческой форме.
   -- Но там на поясах нет креплений для ножен с мечами, -- печально припомнил Харос.
   -- Это потому, что студиозам нет нужды носить мечи, -- отрезала танесса Валеа. -- И еще потому, что дуэли на территории Школы запрещены. Только наследным дворянам разрешено носить рапиры, положенные им по протоколу. А сейчас быстренько переодевайтесь и марш за мной!
  
   В приемной танесса Валеа неслышно подошла к двери и заглянула в кабинет директора. Потом оглянулась на стоящих плечом к плечу братьев.
   -- Пусть заходят! -- донеслось из-за двери.
   -- Прошу! -- танесса широко распахнула дверь.
   Печатая шаг и грохоча каблуками по паркету, братья зашагали в кабинет. Несколько сидящих внутри его людей ошарашенно наблюдали за ними.
   -- Наемники? -- недоумевающе спросил тучный вельможа, разодетый с немыслимой роскошью. -- То, что они хорошо рубят, начиная с врагов и заканчивая деньгами, это я знаю. Но вот того, что и им свойственна магия, я и не подозревал.
   -- И тем не менее, уважаемый лэр Тород, -- мило улыбнулся мужчина, одетый в темно-синие одежды, -- эти двое имеют Дар. А значит, мы должны проявить к ним необходимое внимание.
   -- Но раз уж они братья -- а они братья, по их физиономиям вижу, то я думаю, что можно совместить две церемонии в одну, -- решил вельможа, вставляя себе в глазницу шикарный монокль на золотой цепочке. -- Где их патенты?
   Мужчина в темно-синих одеждах указал на два свитка, лежащих перед ним.
   -- Очень хорошо! -- лэр Тород подхватил один из свитков и, грозно взглянув на замерших братьев, заголосил:
   -- Согласно указу его величества Ритора Четвертогоо об уравнивании прав урожденных дворян с лицами, имеющими Дар магии, по повелению ныне здравствующего его величества Кронтая Первого студиозам Фулосу и... э-э-э... Харосу жалуется дворянское ненаследное достоинство без права земельного владения. Отныне вышерекомые Фулос и... э-э-э... Харос имеют право на титул барона и именование Фулос ад Шейт и... э-э-э... Харос ад Шейт, с ношением холодного оружия, грамоты и баронского перстня с именным символом. Ваши символы, таны?
   Вельможа требовательно уставился на братьев. Неизвестно почему, в воображении Фулоса мелькнул образ кролика. Лэр Тород тут же удовлетворенно улыбнулся и кивнул мужчине в темно-синих одеждах. Тот недоуменно поднял брови, но перечить не стал. Перед ним воздух сгустился, и на столе появилось два перстня. Вельможа возложил два свитка и два перстня на поднос и направился к братьям.
   -- Именем его величества Кронтая Первого, примите эти символы дворянства и с честью пронесите их через всю жизнь, дабы вас с гордостью поминали потомки ваши!
   В голове Фулоса неожиданно зазвучал голос:
   "Приложите правую руку ладонью к сердцу, склоните голову и скажите: "Принимаю сии знаки и клянусь с честью пронести звание дворянина и быть верным вассалом его величества".
   Судя по ошарашенному лицу Хароса, он тоже услышал те же слова. Но делать нечего, братья озвучили эту фразу, каждый по очереди.
   -- Наденьте перстень на мизинец правой руки и носите его, не снимая, ибо он является показателем вашего дворянского достоинства, -- заученно отбарабанил лэр Тород и тяжело вздохнул. -- Надеюсь, на сегодня все, тан Горий?
   Фулос неверяще рассматривал перстень, на печатке которого красовался самый натуральный кролик. Харос тоже посмотрел на перстень, а потом уставился на брата. Ох, и нехороший это был взгляд!
   -- Увы! -- мило улыбнулся вельможе тан Горий. -- Есть еще парочка людей.
   -- О горе мне, горе! -- застонал лэр Тород. -- Ну, почему меня угораздило стать управляющим в герцогстве, которое имеет на своей территории Школу? Каждый год одно и то же! Я же потею!
  
   Братья пытались сообразить, что это вырвало их из кроватей и заставило оказаться на крыльце в такую рань?
   -- Что? -- спросил Фулос брата, нервно сжимая рукоять меча и озираясь по сторонам.
   -- Сам не знаю, -- Харос встревоженно посмотрел на брата. -- Орки, что ли, напали?
   ...Бум... Бум, -- всколыхнуло воздух ударами колокола.
   -- Тьфу ты! -- сплюнул Фулос. -- Это что же? Нас вот так каждый день будить будут?
   -- Да, второй сержант и то тише "Подъем!" орал, -- хмыкнул Харос.
   Фулос, что-то сердито бормоча себе под нос, повернулся и зашел в дом, с треском захлопнув за собой дверью.
   Харос пожал плечами. И чего это брат так разозлился? Здесь свои правила. Как-то же здесь живут.
   --Что-то сегодня колокол прозвучал громче обычного... -- услышал Харос разговор пробегавших мимо двоих парней.
   -- Так первый же день! Он всегда в первый день громче...
   Парни скрылись за деревьями. Харос довольно улыбнулся. Если потом будет тише, то это хорошо! Сообщить брату? Нет! Улыбка еще шире раздвинула губы Хароса. Это можно будет сделать и позже. Пусть немного помучается!
   Харос заскочил в дом, ухватил полотняное полотенце и наклонился над бадейкой с водой.
   -- А ничего себе сигнальчик! -- бодро заявил он, фыркая в ладони с водой. -- Качественно будит!
   -- И чего бы это я так радовался? -- хмуро спросил Фулос, натягивая исподнюю рубаху. -- Ты что, хочешь, чтобы тебе вот так каждый день по голове бамкало?
   -- Зато не спим! -- хихикнул Харос. -- Завтрак, брат, не проспим!
   -- Кстати, о завтраке, -- оживился Фулос. -- Я что-то проголодался. Это нам надо сейчас бежать в столовку?
   -- Наверное, -- кивнул Харос и ехидно заявил: -- Ты теперь ни одного завтрака не проспишь, как бывало.
   Фулос очень не любил вспоминать эти моменты его службы в учебном полку. После подъема он несколько раз не бежал со строем, а забирался в кладовую, как это бывало в приюте. Там он и дожимал еще некоторое время сном. Результаты были плачевны: пропущенный завтрак и втык от сержанта с последующей пахотой на штрафных работах. Но желание поспать затуманивало утром мозг, и Фулос снова забирался в кладовую. Просьбы брата не делать этого никакого действия не произвели. Понадобилось несколько сеансов усиленной терапии со стороны второго сержанта, чтобы излишняя сонливость не мешала успешному прохождению службы. Потом ни разу Фулос не поддавался искушению, но память в лице ехидного братца постоянно напоминала об этом инциденте.
   -- Не вспоминай! -- поморщился Фулос.
   -- Да? -- Харос сердито нахмурился. -- А кого это мне благодарить за кроликов?
   Харос сердито поднес к лицу Фулоса перстень со злосчастным животным.
   -- Что ты на это скажешь, тан Фулос ад Кролик?
  
   * * *
  
   -- А ну, а ну! -- заинтересовался Тимон. -- Покажите! Я как-то не обращал раньше внимания на ваши перстни.
   -- Отстань! -- поморщился Фулос, поворачивая свой перстень печаткой вовнутрь. -- Нам тан Горий сказал, что теперь, когда мы стали наследными дворянами, можно будет поменять символ.
   -- А я вот не слышала еще одной истории, которая мне очень интересна, -- заявила Морита, многозначительно поглядывая на Тартака.
  
   Глава 7
  
   -- Да что там рассказывать? -- отмахнулся Тартак. -- Жизнь у нас простая, незамысловатая. Ничего особо интересного не происходит. Ну, это если "железнобокие" не лезут. Вот когда лезут, то -- да! Есть возможность повеселиться.
   -- Ты рассказывай, рассказывай! -- потребовал Тимон. -- Я-то хорошо помню, как мы за медом с тобой ходили. Это тоже скучным не назовешь.
   -- Ну, хорошо! -- сдался Тартак. -- Только учтите, у нас там много слов всяких... Мы же тролли.
   -- А мы уши заткнем, -- покладисто согласилась Аранта. -- Ты только знак сделай, что сейчас эти слова будут.
   -- Да? -- взглянул на нее Тартак. -- Ну, тогда прямо сейчас и затыкайте. И не открывайте, пока не закончу.
   -- Тар! Ну, зачем ты так? -- укоризненно заметила Гариэль. -- Ты постарайся обойтись без этих слов.
   Тартак посопел, обдумывая это предложение, вздохнул и сказал:
   -- Попробую. Только учтите: эффект будет не тот. Атмосфера потеряется.
   -- Да мы уж как-нибудь! -- с готовностью кивнула Морита.
  

Тролльи горы. История Тартака

  
   Мальчишка-тролль скользнул между двумя большими камнями и замер, настороженно прислушиваясь к звукам. Звуков было, конечно, более чем достаточно. Всегда, когда мамаша Ротона взывала к своему отпрыску, звуков было немало!
   -- Тартак! Где этот несносный мальчишка? Тарнак, найди его мне!
   Тартак насмешливо улыбнулся. Найдет его Тарнак, как же, держи карман шире!
   Если у кого-то в представлении возник образ обыкновенного вихрастого мальчишки, то срочно этот образ замните! Тролльи мальчики обычно намного больше человеческих. Да и сложение у них иное. Широкие плечи, мускулистые руки и ноги уже сейчас намного превосходили взрослых мужчин у людей. Жизнь у троллей такая, что слабым и хлипким не выжить. А Тартак и среди своих сверстников выделялся крепким сложением. А вот характер -- это да! Характер был самым что ни на есть мальчишечьим. Ну, а какие же мальчишки могут жить без проказ?
   Тартак с наслаждением впился зубами в кусок мяса, который только что стащил с очага. Теперь можно было в родной пещере и не показываться до следующего дня. Если покажешься, то затрещины от папаши Таргума не избежать. Да и от братца может достаться, тот на расправу скор.
   Тартак прислушался к ругани, которую изрыгал Тарнак совсем не в той стороне, где притаился он.
   Можно будет пойти в долину. Там, ниже полосы леса, люди пасеку устроили. А где пасека, там мед. Очень вкусная штука, если кто понимает в этом толк.
   Тартак затолкал в рот остатки куска и смачно зачавкал в предвкушении приключения.
   Внезапно его за шиворот ухватила крепкая рука. А так как у брата было две руки, то вторая сразу же влепила ему крепкую затрещину.
   -- Вот ты где спрятался! Думал, что от меня утаишься, мерзавец!
   Тарнак насмешливо посмотрел на младшего брата и снова намерился приложиться к его шее.
   -- Отпусти! -- завопил Тартак, тщетно пытаясь вывернуться из его лап. Тарнак был старше на несколько лет, а значит, и сильнее. Ему уже доверяли роль младшего загонщика на охоте, которую время от времени устраивало племя.
   Вторая затрещина была еще обиднее первой.
   -- Чтоб тебя каменюкой шарахнуло! -- крикнул Тартак со слезами на глазах.
   Рука, державшая его за шиворот, внезапно ослабла. Брат издал какой-то короткий всхлип и повалился навзничь. Рядом с его ногами лежал камень приличных размеров. По всей видимости, именно он и был причиной потери сознания братом. Тартак ошарашенно завертел головой, осматриваясь вокруг. Откуда взялся этот камень? Ведь не с неба же упал? Но вокруг никого, кто мог бы этот камень кинуть, не было.
   Тарнак слабо заворочался, приходя в сознание. Тартак, предчувствуя, что брат будет не в духе, когда придет в себя окончательно, попятился, развернулся и быстро заскакал по камням, пытаясь как можно быстрее выбраться за пределы видимости и тем более досягаемости братца. Боль от затрещин прошла, а вместе с ней прошла и обида. Приключение манило его, а происшествие с камнем недолго занимало ум мальчишки. Братец жив! А по голове ему досталось правильно! Нечего на младших лапы поднимать!
   Скрывшись за деревьями леса, росшего у подножия скал, Тартак перевел дух. Скорее бы вырасти! Вот тогда он, Тартак, спуску обидчикам не даст! Тартак уже присмотрел и палицу себе. Вон, у отца, в закоулке пещеры стоит. Ею Таргум не пользуется. Она для него несколько тяжеловата. А вот Тартаку, если он вырастет таким же, как братец, будет в самый раз.
   Мальчишка заскользил между деревьями. Он шел экономно, неслышно, но быстро. То, что уже темнело, не беспокоило его -- тролли хорошо видят и в темноте. А для задуманного ночь как раз и была нужна. Пчелы ночью спят. Это всем известно. Да и люди, которые этих пчел стерегут, тоже ночью особо не шастают. Самое то, чтобы один улей у людей позаимствовать. А что? Так уж сложилось, что тролли пчел разводить не умеют. А вот мед пчелиный есть -- очень даже умеют. А Тартак был одним из ведущих специалистов в этом умении. Молодой тролль уже прикинул, что одного улья хватит на два раза хорошенько подкрепиться. Осталось только воплотить задуманное в жизнь.
   Тартак притаился за деревом, осматривая открывавшуюся перед ним диспозицию. Ульи стояли ровным рядком. Невдалеке от крайнего дымила трубой небольшая сторожка. Дым несло в сторону от Тартака. Это хорошо! Пес, сидящий на цепи у сторожки, его не чует. Ох, уж эти собаки! Мелкие твари, а противные! И голосистые какие! То ли дело -- волки! Те не гавкают! И троллей уважают. Вот как получат палицей по чему-нибудь, так сразу уважать и начинают. А если дать палицей собаке? Так она еще шумнее становится! Да и палицы под рукой нет. Тартак вздохнул про себя, укоризненно поглядывая на небольшой каменный топорик в руке. Ну, это он для тролля небольшим выглядит, а для человека -- очень даже порядочный.
   Первым делом надо отвлечь собаку. Быть может, швырнуть в нее топором? Впрочем, Тартак от этой заманчивой мысли отказался. Потом топор надо будет отыскать и забрать, а это требует времени. Да и собака смотрит куда-то в сторону. Что-то ее там привлекло. Причем, настолько, что она ни на что иное не обращает внимания.
   Тартак решил попробовать так стащить улей. Несколько мягких бесшумных шагов, и он уже рядом с вожделенным призом. Бережно обхватив руками теплый цилиндр, Тартак одним движением поднял его и закинул на плечо. Еще несколько шагов, и он уже в зарослях. Все было сделано настолько быстро, что собака даже не успела повернуть голову. Да и чего ей поворачивать? Шуму-то не было.
   Тартак удовлетворенно засопел, направляясь в сторону гор. Но он не успел отойти достаточно далеко, как него ринулась из-за дерева темная тень. Это оказался здоровенный медведь. Сердито мотая башкой, он заворчал.
   -- Ты чего? -- Тартак попятился от зверя.
   Медведь заворчал еще более угрожающе и поднялся на задние лапы. Ясно было, что его привлекает улей на плече Тартака.
   -- Мое! -- заявил Тартак, ставя улей на землю и вытаскивая из-за пояса топор. -- Ты давай иди своей дорогой! Нечего на чужое пасть разевать!
   Но медведь попался непонятливый. Наверное, потому что слишком он был большой и сильный. Рыкнув, звеь бросился на Тартака, пытаясь подмять его под себя. Тартак прыгнул в сторону, уходя с пути движения медведя, и отмахнулся топором, но не попал! А вот медведь, проявляя неожиданную прыть, снова прыгнул и таки достал Тартака лапой. Из глаз тролля посыпались искры. Он рухнул на землю, оглушенный сильным ударом.
   Медведь, покачивая лобастой башкой, немного постоял над поверженным троллем, потом, удовлетворенно ворча, сгреб лежавший на земле улей и, поднявшись на задние лапы, исчез в чаще леса.
   Тартак провалялся без памяти до самого рассвета. Наконец он слабо зашевелился и, застонав, сел. Пощупал рукой тупо болящую голову, зашипел, нащупав здоровенную шишку. Одна сторона все еще болела от оплеухи, которой его наградил медведь, а вторая болела не менее сильно от соприкосновения с деревом, к которому отлетел Тартак после удара.
   Постойте! Это что же такое получается? У него, тролля, какой-то медведь отобрал мед? Нельзя об этом рассказывать в селении! Засмеют! Тролль, которого смог обставить медведь, становился объектом насмешек со стороны соплеменников. Хорошо, что никто не видел его позора!
   Тартак, постанывая, встал, побродил по окрестностям в поисках топора, нашел и двинулся к селению, раздумывая, каким образом объяснить свой несколько помятый вид.
  
   Надо сказать, что еда в жизни тролльего племени занимает очень важное место. Но сама еда об этом не догадывается. Поэтому на нее надо охотиться и силой доставлять на это самое важное место. К охоте тролли относились очень ответственно. Все роли были распределены и множество раз отрепетированы. В коллектив охотников новички допускались очень неохотно. Ты докажи, что достоин! И доказывать приходилось раз за разом. Каждый начинал с первой ступени иерархии этой элитной части племени.
   Первой ступенью числились загонщики. Задача сводилась к одному: мчаться по скалам к указанному месту и реветь что есть мочи. Желательно, размахивая при этом всем наличным оружием. Вы думаете, что это легкая задача? А вы пробежите по скалам! Можно даже без рева и размахивания оружием. ...Ну, что -- легко? А при этом же надо еще добежать.
   Конечно, были и те, кто определял наличие добычи на пути загонщиков. Были и те, кто эту добычу встречал. Были и те, кто эту же добычу разделывал. Ну, а теми, кто эту добычу поедал, было все племя. Шаман Сафур призывал духов помогать охотникам. Сафур, конечно, был не ахти каким шаманом. Но за неимением лучшего приходилось довольствоваться таким.
   Вождь, Великий Тыр, уже подумывал о замене шамана. Тем более что подрастал его собственный сынок, которому это дело нравилось. Да вот поди ж ты! Объявился еще один претендент -- сынок Таргума. Как там его?.. Тартак, вроде бы.
   Второй по значению в племени считалась работа "смотрящего". Это такие тролли, которые сидят в разных скрытых уголках вокруг месторасположения племени и наблюдают за окрестностями. Обычно это очень молодые и быстрые тролли. Молодые -- потому что глаза острые. Быстрые -- потому что надо как можно быстрее сообщить об увиденном.
   А что же вы хотите? В этих горах водилось не только племя Тартака. Жили там и другие племена. Нет-нет, а возникали некоторые разногласия о границах земель. Горные бараны, они же не разбираются в границах. И очень часто эти границы пересекают, когда спасаются от загона. В пылу охоты разве до границ? Оказывается, очень даже до границ! Правда, до смертоубийств доходило редко. Предводители отрядов обычно орали о происхождении противников, о крайне интересном их жизненном пути и жаждали много всяких экзотических приключений в будущем.
   Будущее -- это, несомненно, Тохтутой. Был такой праздник не праздник, но повод для собраний всех представителей тролльих народов.
   Происходил Тохтутой раз в два года. Собирались там вожди племен поговорить о своем, о девичьем. Обычно эти переговоры касались территорий, и границ их. Происходило это, для непосвященных, достаточно оригинально. Вожди строго смотрели друг на друга и внушительно сопели. Потом начинали очень вежливо высказывать свои соображения по этому поводу. Перевода давать не буду, тем более, что это переводу не поддается ни на какой язык, кроме тролльего. А чего его переводить на троллий, если он и так такой? Но вот вожди, друг друга понимали! И потом следовала развлекательная часть. Вот тут-то и выяснялось, что вождем лучше становиться не только самому умному, но и самому сильному троллю. Для развлекательной части даже привлекались дополнительные силы. Это, чтобы придать достойную момента массовость.
   Кроме этого, несомненно центрального момента, Тохтутой носил еще и множество других нагрузок.
   Все бы ничего, да вот только появилась еще одна напасть...
  
   -- Железнобокие! -- мальчонка-тролль ворвался в поселение, запыхавшись от длительного бега. -- Железнобокие у входа в ущелье Трех Баранов!
   -- Это точно? Ты ничего не перепутал? -- подскочил вождь со своих подушек.
   Это и была та самая новая напасть. Тролльи горы, оказывается, входили в земли принадлежащие людскому королю Кронтаю Первому. Ввиду того, что тут жили тролли, земли считались бесхозными. А вот этого терпеть местные владельцы не собирались. Мнение самих троллей по этому поводу почему-то не учитывалось. А зря, как выяснилось!
   Для захвата этих "бесхозных" земель посылались воинские отряды. Такое начинание тролли восприняли на "ура". Пришлось Сафуру разучивать новое обращение к духам, что бы те посылали как можно больше таких отрядов.
   Обычно развлечение начиналось с метания каменных глыб. Кто дальше кинет и чья глыба больше собьет противников. При этом тролли показывали чудеса ловкости, уклоняясь от стрел и болтов, которыми люди пытались от них отстреливаться. Потом некоторые лихие парни врывались в строй противника, размахивая своими палицами, топорами, молотами -- у кого, что было, стараясь при этом сбить побольше фигур, закованных в металлические латы.
   Конечно, без потерь не обходилось, особенно если в таких отрядах имелись маги. Ну, это тролли воспринимали по-философски, с покорностью фаталистов. Эх! Слаб был все-таки Сафур. В других племенах наличие магов в отрядах определяли шаманы.
   Стойбище охватило радостное возбуждение. Воины выбегали из своих пещер и мчались в сторону ущелья. У пещеры шамана готовились к бою два молодых тролля. Именно они сегодня будут доказывать свою силу и молодецкую удаль. Тыр скользнул по ним взглядом и приостановился. Да это же сын Таргума, Тартак! Ну да! А откуда он взял эту палицу? Что-то Тыр не помнил ее.
   А Тыр был великим ценителем именно этого вида оружия. Что толку махать топором или молотом? Тут особого искусства не требовалось. А вот палицей -- другое дело! Надо уметь ее правильно держать, в нужный момент раскрутить так, чтобы она превратилась в туманный круг, и нанести мгновенный удар. Это не всякому по плечу.
   Но Тартак достаточно ловко управлялся со своим оружием. Как же это Тыр не заметил, что мальчишка подрос? Неплохо выглядит! Сегодня посмотрим, на что он годится.
   Тыр рыкнул приказ нескольким троллям, которые очень ловко умели кидать камни, и ринулся в сторону ущелья.
  
   Шуршат камни под копытами боевых коней, легко позвякивает металл, иногда раздаются приглушенные ругательства всадников, потеющих на солнце в своих доспехах. А так, в общем, тишину ничто не нарушает.
   Тыр поднял лапу, показывая своим воинам, что надо приготовиться. Рядом возбужденно сопел сын.
   Великовозрастный болван! Вон, другие уже на свой первый подвиг выходят, а этот за спиной отца отсиживается. А все жена! "Мальчик маленький, мальчик маленький". Да какой же он маленький? На голову выше его, Тыра, -- это маленький? Тыр скривился, вспоминая, как улепетывал в горы после того, как осмелился высказать жене свое мнение. Хорошо, что никто не видел. Все-таки умная у него жена, знает, куда гнать!
   Колонна втянулась уже в ущелье полностью. Пора! Вождь решительно махнул своим воинам. Вниз градом посыпались камни. Грохот, крики, ругательства и команды смешались в то, что называют внезапным нападением.
   Тыр с удовольствием смотрел на беспорядок, возникший среди людского отряда. Ясно! Эти еще неопытны, не знают, как воевать. Они думают, что троллей можно голыми руками взять. Они не потрудились поинтересоваться, в чем разница между лесными и горными троллями. А она, эта разница, очень существенна.
   Люди старались вырваться из теснин ущелья на открытое пространство, которое виднелось впереди. Оно и понятно. Там камни их достать не смогут. Тыр удовлетворенно заурчал. Вот там и посмотрим, чего сынок Таргума стоит.
  
   Тартак напряженно всматривался в выход из ущелья, сжимая в руке отцовскую палицу. Вернее, это уже была его законная палица. Батя сам ему ее вручил месяц назад. Оставалось только сегодня подтвердить свое право на владение этим оружием.
   Шум нарастал. Из устья ущелья стали появляться первые люди, стремящиеся выйти из-под града камней, которыми племя выражало свое гостеприимство.
   -- Рано, -- промычал стоящий рядом Таргум. -- Пусть еще больше их выйдет! Это чтобы потом не пытались назад ускользнуть.
   Все больше и больше всадников выскакивало из теснины.
   -- А вот теперь -- пора!
   Тартак радостно рявкнул и большими прыжками помчался на противника.
   Потом было упоение боем. Это когда тебя молотят от души, но и ты тоже месишь того, кто попадется под палицу. Все племя высыпало на склоны и с удовольствием получало свою долю зрелища. Наконец железнобокие не выдержали и, развернув коней, бросились назад в ущелье.
   Если вы думаете, что их снова встретил град камней, то ошибаетесь. Тролли -- ребята благородные. Они камнями встречают тех, кто идет с ними на бой. Тех же, кто драпает изо всех сил, они камнями не засыпают. И потом, надо было позаботиться о новом развлечении. Если этих прибить, то другие, быть может, и не полезут. А так -- пусть готовятся и снова идут. Так даже интереснее.
   Великий Тыр Парут, вождь, краса и гордость своего племени, гордо облокотившись на свою палицу и выставив вперед одну ногу, поджидал двоих молодых троллей, прошедших свое испытание. К вождю тронулась целая процессия. Ну, скажем так, вынужденная процессия.
   Один тролль сам передвигаться не мог. Уж больно ему досталось. И его, сияющего улыбкой, волокли двое добровольных помощников. Еще один с большим молотом в руках важно вышагивал вслед за героем.
   Тартак, тяжело опираясь на плечо брата, все-таки передвигался на своих двоих. Голова гудела после доброго удара чем-то тяжелым. Эти, которые на конях, все же были хваткими ребятами, хоть и мелковатыми. Все тело ломило и болело. Все же бой -- это вам не баранов загонять. Работка нелегкая, но почетная. Позади топал отец, несший палицу Тартака, которую предстояло торжественно, Тартаку же, и вручить.
   Шаман Сафур громко молотил в свой бубен и что-то там восклицал. За радостным гулом племени его было плохо слышно. Что-то там хвалебное в адрес вождя, поощрительное в адрес молодых героев, благодарственное всем богам и духам, которые помогали в этой битве, ну и, само собой, хвалебное Сафуру за то, что тот договорился с богами и духами об исходе битвы.
   -- Сегодня ряды наших бойцов пополнились двумя новыми героями! -- громко изрек Тыр, когда шум немного улегся, и многозначительно кивнул.
   -- Кем они были до этого боя? -- продолжил вождь, переждав взрыв радостного рева племени. -- Я вам отвечу: мардуками безмозглыми, только и способными скакать по скалам и распугивать всю живность в округе. А кто они теперь? Теперь они, хоть и остались теми же мардуками, но воины. А это не просто так, а очень даже очень! Поэтому мы вручим им сейчас оружие и славно отметим это событие.
   Новый взрыв радостного рева племени послужил свидетельством одобрения красноречивости вождя.
   Воин с молотом и Таргум с палицей вышли из-за спин героев и, подойдя к вождю, стали по обе стороны от него.
   -- Я вручаю палицу воину по имени Тартак! -- громогласно объявил Тыр, принимая палицу от Таргума и протягивая ее Тартаку.
   Тартак отцепился от плеча брата и, собрав все силы, шагнул вперед. Дальше он не слушал вождя, который что-то вещал о подвигах и вручал оружие его напарнику. Внезапно вся боль и усталость куда-то отхлынули. Тело наполнилось силой и энергией. Он высоко поднял палицу и грозно взревел, раскручивая ее в туманный круг над головой.
   Стоящие рядом с ним тролли испуганно шарахнулись в разные стороны.
   -- Чего? -- Тартак удивленно осмотрелся вокруг, опустив палицу.
   -- Псих! -- внятно сказал брат, поднимаясь с земли и внимательно осмотрев Тартака, добавил: -- Псих и притворяшка! Я же тебя сколько на горбу волок, гхыр лохматый!
   -- Это его духи излечили! -- внезапно сообщил Сафур, потряхивая своим бубном. -- Я их попросил, они и излечили.
   -- Ну да, -- невнятно буркнул Тыр, рассматривая Тартака. -- Сомневаюсь я что-то. Обычно духи после твоего камлания могут только уморить раненого. Я бы и сам уморил. А тут наоборот. Это они, наверное, перепутали. Ну, ничего! Пусть так и дальше путают... Эй! А чего они только одного излечили? -- И Тыр Парут указал на второго молодого героя, который в обнимку с молотом валялся в пыли площадки для торжеств.
   -- А на всех у меня сил не хватило, -- с достоинством сообщил Сафур. -- Вот поднакоплю и за этого возьмусь. Несите его в мой шатер. И еду не забудьте туда же! И побольше, побольше! Мне энергии надо много затратить на исцеление.
   -- Ну да! -- пробормотал Тыр. -- Исцелять будут духи, а жрать будешь ты! Хоть бы сынок поскорее взрослел. Надо будет менять шамана.
  
   Наступила пора великой мести. Нет, быть может, для кого-то она и не казалась столь великой. Но Тартак все никак не мог забыть обидное поражение на пасеке. А так как тролли на мелочи не размениваются, то иначе как Великой он месть назвать не мог.
   Новая палица удобно лежала на плече, ноги легко несли могучее тело по горам и лесам в направлении... Ну, да, в том самом направлении.
   Легонько отодвинув ветку, Тартак окинул внимательным взглядом приговоренную пасеку. Вернее, он готовился приговорить вон тот улей, так удачно стоявший вблизи. С местью можно было и подождать, а вот улей с медом ждать не любит. С неудовольствием подумал, что ветерок не очень благоприятствует затеянному делу. Собака у сторожки постоянно принюхивалась и лениво побрехивала, показывая, что службу знает и исправно несет. Тартака больше интересовало содержимое сторожки. Цепь у собаки крепкая, а вот тот, кто может выйти на ее лай, на цепи не сидит. Ну, если он один, то его можно и проигнорировать. Плохо то, что поселение людей рядом. С толпой Тартак дела иметь не хотел. И не потому, что боялся.
   Тролли здравомыслящий народ. Одно дело, когда пытаются завоевать их горы, тут они в своем праве: защищают свою землю. И простой народ из людей их понимает и даже сочувствует. Но совсем другое дело, если Тартак разнесет людское поселение. Тут уже все ополчатся против троллей. И людской король пришлет не тех олухов, из которых формируют дворяне свои отряды, а коронные войска, испытанные и закаленные в боях с орками. Да и магов не пожалеет для такого дела. Опять-таки не местных самородков, а самых настоящих боевых магов.
   Тартак вздохнул. Нет, силой действоать тут не стоит и пытаться. Один-два улья -- это для людей чепуха. Можно и на медведей списать. Не будут же они вызывать войска против медведей? Для такого дела и рогатина имеется...
   Тартак насторожился. Он заметил легкое движение на противоположном краю пасеки. Ну, да! Так и есть! Конкуренты не дремлют. В том, что это конкуренты, Тартак не сомневался. Кто же еще будет красться?
   План дальнейших действий созрел моментально. Тартак подхватил с земли большую шишку и метко запустил ее в том направлении, где заметил движение. Легкий шум, поднятый пролетающим сквозь листву метательным орудием естественного происхождения, и тихое обиженное урчание привлекло внимание собаки, которая сразу же подняла громкий лай.
   -- Ага! -- дверь сторожки распахнулась, и на крыльце появился силуэт, подсвеченный изнутри помещения. -- Опять этот медведь здесь! Давай быстрей, мужики! Я с Петяем зайду с той стороны, а вы охватывайте лес справа! Да не упустите его! Будет знать, как наши ульи воровать!
   Тартак злорадно улыбнулся. На такую удачу он и не рассчитывал. Пока те дурни будут гоняться за косолапым, он разживется тем, что ему больше всего приглянется.
   Шум и азартные выкрики начали удаляться в сторону леса. Тартак выскочил из-за куста, за которым он прятался, и метнулся на полянку, не обращая внимания на истеричный лай собаки. Вот подходящий улей! Возьму его... или нет? Вот тот еще привлекательней.
   -- А ну перестань гавкать! -- прикрикнул Тартак на сторожа, заходящегося лаем. -- Сейчас как дам по кумполу!
   Собака все правильно поняла. Взвизгнула и, испуганно скуля, забилась в будку, стоявшую рядом.
   -- То-то же! -- назидательно буркнул Тартак, подхватывая приглянувшийся приз под мышку.
   Куст гостеприимно раздвинулся перед ним, и тролль бесшумно канул среди деревьев.
   Очень большого забега не получилось. На одной из полянок Тартак наткнулся на медведя. Ну, все, как тогда. Да вот только Тартак уже был другим. Медведь, видимо, этого не понял. Или забыл. Во всяком случае он ясно давал понять Тартаку, что если тот оставит улей и уберется, то косолапый возражать не будет.
   -- Надо же, как мне везет! -- проговорил Тартак, аккуратно ставя улей на траву и положив рядом с ним палицу. -- Все удовольствия сразу. Я тебя, болезный, узнал. Все так же грабишь прохожих? Теперь не обижайся!
   Медведь недовольно зарычал и враскачку двинулся на Тартака. Тролль прыгнул ему навстречу, но перед самым носом медведя еще раз подпрыгнул и перемахнул через него. Косолапый от неожиданности замер, недоумевая, куда делся этот, который улья не отдает. Тартак развернулся и от всей души пнул его в толстый зад ногой. Рев обиженного до глубины души и оскорбленного таким действием зверя разнесся далеко по ночному лесу. Медведь прекратил реветь, угрожающе зарычал и поднялся на задние лапы, развернувшись к своему врагу.
   -- Вот это другое дело! -- одобрительно хмыкнул Тартак. -- Так и в морду бить сподручнее!
   Он стремительно увернулся от дружеских объятий, в которые хотел заключить его мишка, и влепил ему увесистую затрещину.
   Следует напомнить, что эти дружеские танцы происходили между троллем и медведем. Человеку там делать было бы нечего. Топтыгин моментально его заломал бы. А вот с троллем, да еще в расцвете сил и лет, медведю справиться было очень сложно. Тартак превосходил его по стремительности действий, да и силы у него было больше.
   -- Хорошо, что из наших никто этого не видел, -- глубокомысленно заметил Тартак, глядя вслед улепетывающему косолапому.
   Дело в том, что тролли покровительственно относились к медведям. Они полагали их младшими братьями и старались не трогать -- ну, что с глупыша взять? Обижать маленьких - дело недостойное. Но Тартак был иного мнения. Хорошо запомнивший и глубоко переживающий ту давнюю обиду, Тартак не упускал случая насолить косолапым братцам. Это уже хорошо усвоили медведи, обитающие рядом с горами, в которых жили тролли. Здесь же, в лесу, еще были незнакомы с таким положением дел.
   Тартак удовлетворенно вздохнул и подхватил с земли палицу и отвоеванный улей. На недовольный гул потревоженных пчел он даже не обратил внимания. Главное, когда потрошишь улей, крепко зажмурить глаза, задержать дыхание и сесть в самую гущу дыма от сырых листьев и травы. Укусов пчел в другие места Тартак не боялся. Они просто не могли пробить жалами дубовую шкуру тролля.
   От полноты чувств Тартак грянул боевую походную песню. Все живое в округе в ужасе бросилось в разные стороны. Песня троллей -- это отдельный разговор -- если кто-то, услышав ее, еще будет способен разговаривать.
   Выводя рулады, Тартак не догадывался, что дома его ожидает еще один приятный сюрприз.
  
   -- Эй! Чем это запахло? -- подозрительно осведомился Таргум, едва сынок зашел в пещеру.
   -- Да я тут медку по случаю раздобыл, -- смущенно признался Тартак, отдавая матери котелок, наполненный янтарным медом.
   -- А пробу надо снять! -- подскочил на своем месте Тарнак.
   -- Я тебе сейчас сниму! -- пригрозила Ротона. -- Так вот куда мой котелок пропал. А я его обыскалась.
   -- Да, -- подтвердил младший брат Тартака Тарток. -- Все меня спрашивала: "А куда это ты, гмыр, котелок задевал?" Теперь видишь, что это не я?
   -- А потому что, если пропала вещь, то только ты мог стибрить! -- отрезала Ротона. -- Так и быть! Приготовлю на ужин медовый пирог.
   -- Сразу столько приятных вещей привалило, -- удовлетворенно заметил Таргум. -- А еще утром ничего не было.
   -- А что еще? -- осведомился Тартак, пробираясь к очагу.
   -- Тохтутой! -- радостно потер ладони Таргум. -- Я тебя, сынок, беру. Великий Тыр тебя включил в заводилы.
   -- Да ты в своем уме, старый? -- заволновалась Ротона. -- Я бы еще поняла, если бы его в основную "стенку" поставили. Нельзя его сразу в заводилы! Покалечат тебе сына. Пока "стенка" до места добежит, покалечат! Заводилам обычно больше всех достается.
   -- Не твое дело, женщина! -- повысил голос Таргум.
   -- Мальчики, выйдите на воздух! -- мягко попросила Ротона. -- Мне пещеру проветрить необходимо. А ты, муженек, посиди! Я хочу тебя еще кое о чем спросить.
   Судя по нескольким приглушенным звукам и нечленораздельным возгласам, вопросы Ротона задавала с пристрастием. Через некоторое время из пещеры выскочил встрепанный Таргум и, не оглядываясь, побежал в направлении пещеры Великого Тыра.
   -- Мамуля -- великая сила, -- задумчиво изрек Тарнак, глядя вслед отцу.
   -- Особенно когда у нее под рукой большая сковорода, -- согласился с ним Тартак.
   -- Ну, что вы там застряли? -- появилась на пороге Ротона. -- Ужин готов! Как только отец вернется, сядем за стол.
   -- Можем и без него сесть, -- предложил младший Тарток.
   -- Без старшего? -- ужаснулась Ротона. -- Да ты что? Если мы без главы семьи начнем трапезу, он нас поубивает! И будет прав. Ты что это? Неуважение к отцу посмел высказывать? А ну, гмыры немытые, быстро к ручью! Без отца за стол не садиться!
  
   -- Поговорил я с вождем, -- заметил Таргум, не отрываясь от еды. -- Я же говорю, что Тартаку еще рано в заводилы!
   -- А что вождь? -- мягко поинтересовалась Ротона.
   -- А он ни в какую! Только Тартак, и все!
   -- И все? -- эхом повторила Ротона, сводя брови к переносице.
   -- Ну, поначалу, -- заторопился Таргум. -- А когда я сказал, что ты со мной согласна, и особенно, когда добавил, что мы вместе придем к нему просить, Тыр сразу же передумал. Умный у нас вождь! Он решил поставить сына в последний ряд. Мол, "стенку" надо и сзади прикрывать.
   -- От кого? -- удивленно поднял на отца глаза Тартак.
   -- Не твое дело! -- прикрикнул на него Таргум. -- Вождю виднее!
   Тарнак, поперхнувшись смехом, выскочил из-за стола и скрылся в соседнем помещении. Оттуда донеслись приглушенное хрюканье и сдавленный кашель.
   -- Меня?! В последний ряд?! -- взревел Тартак. -- Да я вообще не пойду на этот дранный Тохтутой!
   -- Да, -- согласилась Ротона. -- Мой сын достоин первого. Ну, в крайнем случае, второго ряда. Ох, вижу, что придется мне самой идти к вождю. От вас, мужчин, толку ждать не приходится.
   -- Не надо! -- заволновался Тартак. -- Этак он меня бунчук поставит носить. А это значит, что мне вообще драться нельзя будет.
   -- Не бойся, не поставит! -- уверил его Таргум. -- Сейчас я пирог доем и снова к вождю схожу. Да и кусок пирога ему отнесу. Он, как мед примет, сразу очень сообразительным становится.
  
   -- Ну что же, -- Великий Тыр Парут еще раз оценивающе окинул взглядом мощную фигуру Тартака, потом несколько нервно взглянул на Ротону, тщательно вытирающую совершенно сухую сковороду. -- Твой отец прав. В первый ряд рановато будет. Там только испытанные бойцы стоят, но во второй -- в самый раз. Правда, когда начнется потеха, только сам мардук разберется, где там был первый, а где второй ряд.
   Ротона одобрительно кивнула.
   -- Только ты это... -- продолжил Тыр. -- Смотри, кого лупишь. В прошлый раз один из наших так увлекся, что половину своих уложил.
   -- Это ты о Хартраке, что ли? -- встрепенулся Таргум.
   -- О нем, -- вздохнул Тыр. -- В этот раз мы его не берем.
   -- То-то он такой печальный ходит, -- покивал отец.
  
   Утром следующего дня на площади перед огромной пещерой выстроился отряд троллей, отправляющихся на Тохтутой.
   Конечно же, восхищенные взгляды провожающих были сосредоточены на красе и гордости всего племени -- бойцах ритуальных схваток.
   Несколько особняком держались те, кому предстояло искать на Тохтутое будущих жен. Сами же будущие жены отправились еще накануне отдельным отрядом. Это уже потом, когда настанет время свадеб, женихи и невесты станут объектом внимания и восхищенных пересудов.
   Так уж повелось, что все тролли ищут себе пару именно на Тохтутое. Таким образом обеспечивался приток свежей крови, а также свежих развлечений, которые непременно сопровождали эту самую свежую кровь.
   Дело в том, что жених должен был предварительно свою невесту похитить. Конечно же, делалось это с согласия самой невесты. Попробовал бы кто-нибудь похитить ее без согласия! ...Кгм! Не будем о печальном.
   И, конечно же, все родственники невесты были в курсе. С того самого момента вокруг невесты мухами начинали кружиться все ближайшие и дальние представители мужской части семьи. Задача была в том, чтобы ее тщательно охранять, но не слишком тщательно. Как бы это объяснить?
   Надо было, чтобы жениху пришлось хорошенько попотеть, похищая невесту. От этого зависел размер выкупного бакшиша (куча всякого добра, которую родственники жениха отдают за выкраденную невесту). Но в то же время нельзя было перестараться. Жених мог и отступиться, если видел, что ему не справиться с охраной. А в этом случае благодарность от родителей, и в первую очередь, от самой невесты не заставляла себя долго ждать. О благодарности какого рода идет речь, я думаю, не надо долго объяснять.
   Но особенно ярким среди тех, кто отправлялся на знаменитое празднество, конечно же, был вождь. Великий Тыр блистал своей боевой раскраской и новыми одеяниями.
   Племя слаженно исполнило песню боевых походов, которой неизменно провожало своих членов на Тохтутой. Песня несла две нагрузки. Первая -- поднять боевой дух троллей. Вторая -- отпугнуть от них же злых духов. И с той, и с другой задачей тролли блестяще справлялись. То, что не только злые духи отпугивались на многие версты вокруг, их не очень смущало. Охотники пригонят все нужное назад во время первой же охоты.
  
   Гремели бубны шаманов; трещал, пожирая дрова, Неугасимый огонь. Он должен был гореть на протяжении всего Тохтутоя. Точно так же и шаманы должны были камлать все это время. Только это могло обеспечить праздник и сделать его незабываемым для всех племен.
   Тыр озабоченно хмурился. Сафура пришлось оставить дома. Несмотря на тучность, шаман из него никудышный. Один раз он таки побывал на Тохтутое. И что? А то, что он чуть ноги не протянул. Не говоря уже о том, что его бубен был едва слышен. Позор! Нужен молодой и сильный шаман. И так уже на него, Великого Тыра, другие вожди косятся.
   Ничего! Вырастим в своем племени. Тыр расправил плечи и окинул зорким взглядом стойбище Тохтутоя. Сегодня должна была состояться Свалка.
   Вчера шли жаркие споры о границе владений племени Тыра. Особо жестко сошлись вожди, когда речь зашла об одинокой сосне, непонятно каким образом выросшей на каменном пике среди россыпи камней. Каждый был убежден, что эта сосна находится на его территории. Как и полагается в таких случаях, вожди усиленно и строго вглядывались друг в друга и угрожающе сопели. Тут Тыр удовлетворенно улыбнулся. Его взгляд и сопение были более строгими и угрожающими. Осталось только подтвердить его претензии на ритуальной схватке, или, как ее еще называли, Свалке.
   Заводилы нетерпеливо прохаживались перед группой бойцов в ожидании начала. Тыр с гордостью посмотрел на стройные ряды (семь на восемь, восемь на семь) своих воинов и перевел взгляд на противников. Да что же это творится? Этот имрюк вождь пригласил шамана! Да это же нарушение! Тем более что Тыр, в свою очередь, пригласить к себе своего шамана не мог!
   Тыр с отчаянием взглянул на стоящего рядом Таргума. Тот, хмуря брови, тоже вглядывался в шамана, который приплясывал перед группой троллей противника.
   -- Нарушение? -- с надеждой пробормотал Тыр.
   -- Никто не запрещал, -- пожал плечами Таргум. -- Великий Котел не станет на нашу сторону.
   -- Как же быть?! Сафур остался дома, да и что он смог бы сделать? Слаб слишком.
   -- Еще не все потеряно! -- Таргум таинственно ухмыльнулся и придвинулся к уху Тыра. -- Только это строго между нами!
   Охваченный внезапно появившейся надеждой, вождь согласно закивал.
   -- Мой-то лоботряс сам не догадывается. А я вот уже приметил.
   -- Что приметил? -- жадно спросил Тыр.
   -- Ты палицу ту, что у Тартака сейчас, помнишь? Как мы ее добыли?
   Тыр наморщил лоб, вспоминая. Отказался от этой затеи и отрицательно замотал головой.
   -- Да в бою мы ее добыли! -- напомнил Таргум.
   -- Ну, и что?
   -- Тогда еще шаман... Не Сафур, а тот, что перед ним был. Его еще пропасть во время камлания себе забрала. Так он сказал, что этой палицей никто воспользоваться не сможет. Мол, ее сильный шаман заговаривал. А Тартаку хоть бы что! Вон как он ею вертит. Говорю тебе: есть в нем что-то такое этакое! Перешибет он заговоры вражеского шамана. Во всяком случае, надеюсь на это.
   Тыр с проснувшейся надеждой всмотрелся в Тартака. Тот невозмутимо высился среди своих соплеменников, опершись на пресловутую палицу. Казалось, что возбуждение от близящейсся схватки, охватившее других бойцов, его обошло стороной.
   -- Гм, а что нам еще остается? -- ухватился рукой за подбородок Тыр, и тут же сам ответил на свой вопрос: -- Только надеяться.
   В это время на середине поля появились три шамана. Тот, что находился в центре, громко ударил в бубен, который держал в левой руке.
   -- Коль решение не найдено в споре вождей, то пусть духи, горы и небо решат, на чьей стороне правда! -- провозгласил он. -- Да произойдет ритуальная схватка! Готовы ли стороны к ней?
   Тыр с досадой отметил, что на шамана противника эти трое не обратили никакого внимания.
   -- Готовы! -- проревел вождь противной стороны.
   -- Готовы! -- рявкнул в ответ Тыр.
   -- Тогда по удару ритуального бубна приступим к ней, -- кивнул шаман.
   Тыр оглянулся по сторонам. Вокруг поля собрались все участники Тохтутоя. Еще бы! Это же самое интересное событие празднества! Потом бубут, возможно, и другие схватки, о эта -- первая! Тролли орали что-то подбадривающее командам, за которые они болели, размахивали свитками, отгоняющими злых духов, громко гудели в рога горных баранов, выточенные особым образом.
   Громко ударил ритуальный бубен, и все затихли.
   Начинали, как и водится, заводилы. Надо было поднять боевой дух и вызвать спортивную злость. По два тролля вышли на свободное пространство между отрядами и стали громко переругиваться.
   Для затравки начинали обычно с внешности и физических достоинств друг друга. Во время этой части глубокомысленно рассуждали о причинах и недоразумениях, вызвавших появление на свет того или иного представителя тролльего племени. Причем, причины и недоразумения описывались смачно и с многочисленными подробностями. Публика внимала заводилам с неослабевающим вниманием. Ценились свежие незаезженные сравнения и красочные новые эпитеты. На то и существуют заводилы. В этой части племя Тартака победило вчистую. Хоть и тролль, на место которого Тыр хотел поставить Тартака, не блеснул, зато его напарник поработал за двоих. Тыр уже видел, как набычились и угрожающе зашевелились противники. Можно было бы приступать к основной части, но программа заводил еще не была исчерпана.
   Вторая часть обычно посвящалась истории и родословной племен. И вот тут противники совершили бесчестный поступок. Они ударили по самому больному. Самое больное у племени Тартака был, как вы понимаете, шаман. Вернее, отсутствие сильного шамана. Ну, что это за племя без сильного шамана? Это просто недоразумение, а не племя. Примерно в таком ключе и было высказано мнение противников.
   Конечно же, Тыр и его соплеменники с этим соглашаться не хотели. Так как особых доводов в ответ найдено не было, приступили к самому главному моменту. Заводилы сцепились друг с другом, а обе "стенки" ринулись им на помощь.
   Болельщики взорвались неимоверным шумом и гамом, поддерживая своих любимцев. Вожди других племен зорко следили за боем, надеясь немедленно взять на заметку какой-нибудь новый прием или интересное решение.
   Тыр тяжело вздохнул и оперся на палицу. Его время наступит позже, когда "стенки" выдохнутся и настанет черед вождей. Обычно толчея "стенок" заканчивалась в ничью. Тогда только вожди и решали исход.
   Тартак так не думал. Как только "стенки" ринулись к центру, он мгновенно набрал приличную скорость. Раскручивая палицу, он первым подлетел к заводилам и удачно уронил одного из них. Племя Тартака сразу же получило численное превосходство. Тот, который не был удачным заводилой, оказался очень неплохим бойцом. Когда подлетела основная масса участников, центр был полностью за племенем Тартака.
   Над местом схватки поднялась пыль, и раздался дробный перестук палиц. Болельщики безумствовали. Схватка получала необычное развитие. Клубы пыли медленно, но верно сдвигались от центра в сторону противников Тыра. И это несмотря на камлание шамана!
   Тыр пораженно смотрел на размахивающих палицами и молотами бойцов. Да, его парни ничем не хуже, а то и лучше противника!
   Конечно, до смертоубийства не доходило. Тохтутой не для этого служит. Такое раньше бывало. А сейчас в отдельном шатре сидели нанятые за большие деньги маги и целители из людей. Они зачаровывали оружие бойцов так, чтобы им нельзя было нанести смертельный удар. То есть, покалечить можно было качественно, но не убить. Павшие тут же изымались из схватки и левитировались к шатру, где ими начинали заниматься целители. Так вот, таких в команде Тыра было не больше, чем у противника.
   Впереди строя уверенно двигался Тартак, разя направо и налево. Внезапно с его стороны раздался рев, в котором Тыр узнал боевую песнь своего племени. Соратники Тартака немедленно ее подхватили. Вокруг шатра магов и целителей взвилось мерцание глушащего экрана. Кто-то сообразительный сразу сообразил (простите за тавтологию), чем грозит этот рев человеческому слуху.
   Тыр гордо расправил плечи, молодецки вскинул палицу на плечо и, не торопясь, пошел к центру поля боя. Там он остановился, переждал шум и величественно поднял руку.
   -- Победа на стороне правых! -- произнес он положенную в таких случаях фразу.
   Постанывая и поскрипывая, оставшиеся на ногах члены его дружины выстроились за его спиной.
   Новый взрыв восторженного рева встретил его слова. Ни у кого не оставалось сомнений в правоте Тыра. Уж коли его воины победили, несмотря на помощь вражеского шамана его противникам, то сомнений оставаться не могло.
   -- А я што гово'ил? -- прошамкал Таргум за его спиной. -- Таитак шебя еше покашет!
   Отец Тартака болезненно поморщился и осторожно потрогал челюсть, в которой не хватало половины зубов. Ему предстояло еще обратиться к целителям. Ничего! К окончанию Тохтутоя будет как новенький! Правда, монету-другую заплатить за это придется.
   Тыр с признательностью взглянул на Тартака. Тот, хоть и слегка оглушенный, был на удивление свеж и счастлив. Он радостно осматривался по сторонам, впитывая в себя восторг и восхищение, кружившие в воздухе. Это же надо! Первый бой и первая же победа! Да какая! Давно такого не случалось, чтобы схватка закончилась досрочно ввиду полного преимущества "стенки".
   Тыр, прищурившись, уже представлял себе, как с чувством полного удовлетворения вскарабкается к той сосне и, опершись на ее ствол, хозяйственно обведет взглядом пространство, которое отныне принадлежит его племени!
   Конечно же, такой результат следовало отметить. Отмечали все, в том числе и побежденные.
   Маги и целители из числа людей поспешно удрали подальше, что свидетельствовало об их немалом опыте обслуживания Тохтутоев.
   Шаманы устроили образцово-показательные камлания у пылающих костров. Гости приступили к ликвидации всего того, что выставлено для ликвидации. Потом были песни (ну, какой же Тохтутой без песен!) и танцы.
   -- Ты бы пошел, п'огулялшя, -- заметил Таргум Тартаку. -- Мошет, шебе жажнобу какую найдешь.
   -- Зубы, батяня, береги, -- отозвался Тартак. -- Рано мне еще зазноб заводить.
   Таргум печально покивал. Целители убрали у него во рту остатки старых зубов и нашептали заклинания роста новых. Все знают, как больно режутся новые зубы. А тут резалось полтора десятка. Таргум вздохнул, пощупав мешочек, в котором хранились его деньги. Мешочек стал очень тощим.
   Вот кто-то спросит: откуда у троллей деньги? А я задам встречный вопрос: а почему их земли были таким лакомым кусочком?
   Не скалы привлекали в эти места разного рода авантюристов, да и не леса дремучие. Сами тролли, хоть и были все исключительно милыми, добрыми и гостеприимными, тоже мало интересовали желающих. Недра -- вот что влекло сюда. Недра были богатыми, а тролли достаточно сообразительными.
   Гномы лезть именно в эти недра избегали. Там в изобилии водились горные духи. А гномы издавна находились не в неладах с этими существами. Уж больно вздорными и неуживчивыми были духи.
   Попытались было духи не ужиться и с троллями, которые заинтересовались прибыльным делом. Да вот только не на тех попали! Троллям тонкие душевные порывы недоступны, их соображения и ответсные действия достаточно просты и рациональны. Первым делом -- врезать хорошенько по тому, кто мешает. Короче, самых неуживчивых духов загнали в такие дыры, что они там сидели и высунуться боялись. А тролли начали использовать то, что свалилось им в лапы. Вот отсюда и деньги.
   Торговаться тролли умели и любили. Во всяком случае, людские торговцы избегали говорить иначе. Да и обманывать троллей не рисковали. Особенно после нескольких случаев...
   Вырученные таким образом деньги становились достоянием племени и распределялись между его членами. Тартак долго не мог понять, почему эти кругляшки так ценятся, если ими даже горного барана со скалы сбить нельзя. А вот теперь оценил. Как зубы выбьют -- самое то для восстановления. Вон как батю перекосило. Видать, восстанавливаются.
   Тартак удовлетворенно вздохнул и вгрызся в кусок мяса, который он извлек из котла. Тохтутой только начинался и обещал еще немало таких вот вечеров.
  
   Тартак вышел из шатра, одного из отведенных для его племени, и удовлетворенно потянулся. Судя по отсутствию облаков вокруг пика, названного со свойственным троллям остроумием непечатным словом, погодка будет ясной и солнечной.
   Вождь с головой окунулся в устройство личной жизни холостяков и холостячек. А как же? Надо было для холостяков найти красавиц, нестроптивых (Тыр при этих словах всегда потирал шею), спокойных и работящих. Да еще чтобы и бакиш за них был не очень уж велик. А для своих красавиц следовало найти добрых мужей, способных заплатить за свалившееся на них чудо приличный бакшиш. Это, знаете ли, задача не из легких. Особенно если учесть, что в этом году мужа себе решила искать и Тартума.
   Тартака передернуло при этой мысли. Хорошо, что он, Тартак не вождь! Недаром эту амазонку называли Тартума-чума. Нет, нельзя сказать, что она не была красива. По меркам троллей, так даже очень ничего. Но характером ее духи наградили...! Да она новое племя на уши поставит и заставит так вот и стоять!
   "Моя школа!" -- вздохнул Тартак и отправился по стойбищу в поисках развлечений. Ну да! Сколько раз они дрались с этой Тартумой в детстве, и сосчитать невозможно.
   В этом году желающих обрести пару в племени было предостаточно -- девять парней и семь девушек. Не то что в прошлый раз! Тогда было всего трое. Тыр вернулся с праздника хмурый. Его поддразнивали другие вожди. Этак хитро прищуривались и осведомлялись: не вырождается ли его племя?
   Тартак хмыкнул. В этот раз убедятся, что до вырождения еще далеко...
   Так, а это что за котел над костром? И в котле что-то аппетитно булькает. Тартак резко сломал путь следования и направился к котлу. Ну, не котлу, а котелку, если быть объективным.
   Убедившись, что рядом никого нет, Тартак подхватил лежащую рядом на камне ложку и зачерпнул немного варева.
   ...М-м-м! А ничего вкус! Тартак еще раз зачерпнул уже полную ложку. То, что это чей-то чужой костер и котелок, его не волновало. На Тохтутое нет ничего чужого! Все общее! Если голоден, подходи к любому котлу и ешь.
   Тартак так увлекся дегустацией, что и не заметил, как дочерпался до дна котелка. Из кулинарных ощущений его вырвал вой, набирающий силу и пробирающий его нервы до самого основания.
   Тартак недоуменно оглянулся на добровольную баньши. Судя по длинным косам, человеческая женщина. Судя по одежде, целительница. Ну и чего это она так вопит, как будто Тартак ей на любимую мозоль наступил?
   -- Ты! Ты, чудовище, посмел вылакать мое зелье? -- наконец прорезался голос у человечки.
   -- Ну, чего ты верещишь? -- удивленно осведомился Тартак. -- Нормальный хавчик. Похлебка у тебя получилась на славу. Жаль только, что так мало.
   -- Да это же зелье, отпугивающее горных барсов! -- запричитала целительница. -- Одной ложки достаточно, чтобы выбить дух у обычного человека. А ты умудрился слопать чуть ли не полный котел. Да я сюда всыпала полугодичный запас трав! Что теперь будет?
   -- Ничего не будет! -- отрезал Тартак. -- Всыпь оставшиеся полгода, и свари по новой!
   -- Ты не понимаешь, тролль! Я думаю, что с тобой теперь будет.
   -- Нет. Это ты не поняла. Ничего со мной не будет. Разве что теперь от меня все барсы шарахаться будут. Это даже хорошо! Надоело с поцарапанными ногами ходить. Они же нормального обращения не понимают и дорогу не уступают. Я их прошу по-хорошему, а они так и норовят в ногу вцепиться. А когда их палицей попотчуешь, обижаются.
   -- Ну, вы, тролли, какие-то непробиваемые! -- даже с некоторым восхищением проговорила женщина. -- Хорошо, что я не все заклинания прочитала. Ты мог бы тогда в крупного самца барса превратиться.
   -- В очень крупного! -- уточнил Тартак. -- Я же не мелкий какой-нибудь.
   -- В очень-очень крупного! -- облегченно рассмеялась целительница.
   -- Это другое дело! -- удовлетворенно пробасил Тартак.
   -- Но все же я не что-то могу понять, -- продолжила женщина. -- Как тебе в голову могло прийти питаться у нашего шатра? А если бы что-то более серьезное варилось?
   -- Это более серьезное тоже вкусно пахнет? -- поинтересовался тролль.
   -- Да нет, -- замялась целительница. -- Я бы так не сказала. Хотя кто вас, троллей, знает. Может быть, тебе и оно показалось бы вкусным.
   -- Ладно, -- благодушно бросил Тартак, подбирая свою палицу. -- В следующий раз буду смотреть. Жаль, что ты такая мелкая. Будь ты тролльей, хорошая жена получилась бы. А то, что целительница, так и бакшиш в два раза больше был бы.
   -- Иди уже отсюда! -- покраснела женщина. -- Нашелся женишок!
   Ну, иди, так иди. Тартак двинулся дальше. Тем более что подкрепленная зельем натура требовала действий.
   А действия не замедлились представиться. В небольшой низине тренировались молодые тролли. Все-таки Тохтутой -- это политическое мероприятие. А политических мероприятий без демонстрации силы не бывает. Это вам любой скажет. Вон, не будь у Тыра подходящей силы, разве смог бы он ту самую одинокую сосну отвоевать?
   Тартак с любопытством рассматривал молодняк, который по команде пожилого тролля резко взмахивал наличным оружием и опускал его на голову невидимого врага. Судя по количеству шрамов на теле командира, тот был очень опытным (или очень неловким в драке, что тоже могло быть).
   -- Разделились по парам! -- скомандовал пожилой тролль. -- Хорошо, что оружие зачаровано, покажите, на что способны! А я посмотрю.
   -- Можно и мне? -- поинтересовался Тартак, подходя ближе.
   -- А ты кто такой? -- удивился тролль. -- Разве это твое племя?
   -- Пусть идет! -- зарычал один из воинов. -- Пусть. Это же он вчера нашего Тогутора по голове ударил. До сих пор бедняга прийти в себя не может. Дай его мне в напарники! Только без палиц, на кулаках.
   -- Эге! -- расплылся в улыбке Тартак. -- Как же я сразу ваши разукрашенные морды не признал?
   -- Иди, паря! -- хмуро сказал пожилой тролль. -- С Мурапом тебе не сладить. Он у нас лучший на кулаках-то. Если бы не Тохтутой....
   -- А ничего, -- невозмутимо заявил Тартак. -- Давай попробуем! Только следи, чтобы никто не вмешивался!
   -- Мда, -- хмыкнул тролль. -- А ты, оказывается, дурак! А дураков учить надо. Ладно! Хочешь получить свое, то получишь. Только, Мурап, не до смерти. Я не хочу предстать перед Великим Котлом!
   Названный Мурапом, злорадно ухмыляясь, отдал стоящему рядом троллю свой молот, достал из кармана ремешок красного цвета и затянул его на запястье.
   -- Жаль, что мы вчера с тобой не столкнулись, -- задушевно пробасил он Тартаку. -- Но, с другой стороны, это даже и хорошо. Вот видишь этот ремень? Это значит, что я с одного удара горного барана могу завалить. На кулаках я еще лучше дерусь. Готовься!
   Окружающие воины поспешно попятились, освобождая пространство. Тартак не торопясь положил свою палицу у камня, нахмурившись, предупреждающе взглянул на рядом стоящих троллей и взмахнул руками, разминаясь.
   -- Так я уже готов! -- ласково улыбнувшись, сообщил он Мурапу. -- Только смотри, ты тут не для того, чтобы горных баранов валить. Да и мух с комарами отпугивать не надо.
   Видимо это замечание всерьез разозлило молодого тролля. Разъяренно взревев, он одним прыжком покрыл расстояние до Тартака. Взмахнул кулаком и со свистом обрушил его в то место, где только что видел ухмыляющееся лицо противника. Естественно, лицо не стало ждать, когда по нему попадут. Мягко переместившись, Тартак ушел с пути Мурапа. Раздраженный пустой тратой энергии, тот резко развернулся и попробовал снова ударить, но напоролся на встречный кулак. Разочарованный гул стоявших вокруг воинов и тяжелый шлепок тела на землю сопроводили это действие.
   Надо отдать должное троллю. Он тут же вскочил на ноги. Встряхнул головой, сбрасывая оцепенение.
   Тартак приглашающе поманил его пальцами, внимательно присматриваясь к противнику.
   Мурап в этот раз уже не спешил. Он осторожно пошел по кругу, поигрывая мышцами и ловя момент для атаки. Пожилой тролль ободрительно покивал. Видимо, Мурап был его учеником.
   Тартак тоже двинулся по кругу, подгадывая темп и подстраиваясь под манеру Мурапа. Многочисленные уроки и изнуряющие тренировки под руководством отца и старшего брата давали себя знать. Действия Мурапа Тартак читал, как открытую книгу.
   "...Вот сейчас он должен прыгнуть вправо и попытаться нанести удар с разворота.... Прыгнул! Только я тебе развернуться не дам!.."
   Тартак пнул ногой в то место, что у троллей предназначено для сидения. Не будем уточнять, для чего оно еще предназначено, хотя некоторые им еще и думают.
   Рев оскорбленного тролля послужил ответом на этот прием. Мурап подскочил к воину, стоящему недалеко от него, и выхватил у того из-за пояса длинный кинжал.
   Это уже серьезно! Что-то тенькнуло в голове у Тартака, он раскрытой ладонью ткнул в направлении бежавшего к нему Мурапа. Тот неожиданно споткнулся и рухнул на землю. Проехавшись несколько метров по каменистой поверхности, Мурап зашевелился, собираясь подняться. В этот момент на его спину рухнул пожилой тролль, заламывая руку Мурапа с кинжалом.
   -- Ты что же это творишь, гхмыр чумазый?! -- взревел он. -- Под Великий Котел меня подставить хочешь?
   На помощь командиру подскочило еще два воина. Тартак не вмешивался, переводя дух и удивленно соображая, что же такое сейчас произошло.
   Два воина поволокли провинившегося в сторону шатров, а пожилой тролль поднялся на ноги и повернулся к Тартаку, держа в руке тот злосчастный кинжал.
   -- Будешь жаловаться? -- почти утвердительно спросил он.
   -- Нет! -- мотнул головой Тартак. -- Молод он еще, несдержан.
   -- Можно подумать, ты стар! -- хмыкнул тролль и уже более ласково взглянул на Тартака. -- Я бы сказал, что ты еще моложе. Но драться умеешь! Повезло тебе, что он упал! Ты бы от этого, -- тролль многозначительно покачал кинжалом в руке, -- не смог уйти!
   -- Как знать? -- пожал плечами Тартак. -- У нас просто так звание воина не дают. Я его в драке с железнобокими получил.
   Пожилой тролль уважительно склонил голову.
   -- А теперь уходи! Я расстроен, -- попросил он и добавил: -- И не я один расстроен.
   Пожилой тролль мотнул головой в сторону группы воинов, хмуро посматривающих на Тартака.
   Тартак понятливо кивнул и, подхватив свою палицу, не оборачиваясь, зашагал дальше.
   "И обо что этот дурной Мурап мог споткнуться?" -- удивлялся пожилой тролль, рассматривая абсолютно ровную каменистую площадку.
   Честно говоря, Тартак тоже недоумевал по этому поводу. Виданное ли дело, чтобы тролль запнулся в собственных ногах?
   Тем временем ноги Тартака несли его дальше, в сторону веселых выкриков парней и девичьих взвизгиваний. Он вскарабкался на пригорок и остановился рядом со стоящим там вождем, удовлетворенно наблюдающим за молодежью.
   -- Ну, что тут? -- осведомился Тартак.
   -- Веселье тут, -- растроганно отозвался Тыр. -- Эк резвятся, сердце радуется. А ты чего здесь?
   -- Да вот, ходил, сюда и пришел, -- пояснил Тартак.
   -- Я спрашиваю: почему здесь, а не там? -- кивнул Тыр на молодежь, играющую в какую-то веселую игру.
   -- Ах, это, -- Тартак посмотрел в ту сторону. -- Рано мне еще! Я же уже говорил.
   -- Ничего не рано! -- воинственно повернулся к нему Тыр. -- Да после вчерашней битвы за тебя любая пойдет. Выбирай!
   -- Нет, -- мотнул головой Тартак. -- Я еще башку беербока над очагом не повесил. Вот когда повешу, тогда подумаю.
   -- Башку беербока? -- ошеломленно переспросил Тыр. -- Вот теперь ты меня убедил, что тебе жениться не надо! Конечно, зачем мардуков плодить? Вот уж не ожидал, что у такого мудрого тролля, каким является твой отец, может вырасти такой безмозглый сынок.
   -- Эй! Ты, вождь, поосторожней в выражениях! -- насупился Тартак. -- Я все-таки воин!
   -- Да ты знаешь, сколько таких вот, как ты, а то и получше тебя, отправлялись к беербоку? И где они все? -- Тыр, упершись кулаками в бока, насмешливо взирал на Тартака. -- Я тебе могу сказать. Если бы у беербока был очаг, то их головы подошли бы для него как нельзя лучше. Это тебе не простой лесной бурый увалень! Это -- БЕЕРБОК! Конечно, слава от такого подвига будет немалая, да только я не припомню что-то, чтобы ее кто-то смог завоевать. Да ты, гхмыр лохматый, и со мной не справишься! Куда тебе на беербока идти?
   -- Ах, не справлюсь? -- свирепо отозвался Тартак. -- Ну, держись!
   Молодежь на поляне ошеломленно и зачарованно наблюдала, как на пригорке азартно лупят друг друга вождь одного из племен и молодой воин, так отлично зарекомендовавший себя в первой схватке. Игра была забыта, и некоторые тролли уже заключали между собой споры: кто победит, и без скольких зубов.
  
   -- Ты опозорил наш род! -- Таргум Хоран Банвириус яростно мерил шагами пространство пещеры. -- Виданное ли дело -- драться с вождем? Ладно, если бы это было в каком-нибудь укромном местечке, но на глазах у молодежи! Какой пример ты подал им? Так, чего доброго, еще кто-нибудь решит, что можно драться со старшими! Чего молчишь? Отвечай, как ты посмел!
   Тартак был занят. Он пытался хоть что-нибудь увидеть левым глазом. Глаз заплыл (Тыр удачно залепил кулаком, когда Тартак чуть раскрылся) и видеть белый свет не желал. Тирады отца до слуха не доходили. Да в общем-то Тартак и не пытался прислушиваться. Он считал, что был прав. А значит, правоту надо отстаивать, несмотря ни на что.
   Ротона молча слушала разглагольствования Таргума, не вмешиваясь. Возвращение с Тохтутоя было омрачено хмурым видом Таргума и Тартака. То, что Ротона сначала приняла за боевые ранения, оказалось следами драки с вождем.
   Да, Тартак вырос и уже не давал себя в обиду, но Ротона даже не ожидала, что он решится не дать себя в обиду и Великому Тыру.
   -- Отвечай! -- Таргум встал перед Тартаком, уперев в бока руки.
   -- А чего он? -- отозвался Тартак. -- Он назвал меня слабым и мардуком. Ну, и еще многими словами. Это уже потом, после драки.
   -- Ну, может быть, если вспомнить, как выглядел Тыр, когда я прибежал, слабым он тебя зря назвал, -- задумался Таргум. -- Но мардуком он тебя назвал правильно! О горе мне! Мало того, что сынок -- шаман недоделанный, так он еще и с вождями дерется!
   -- Что? -- Тартак даже подскочил на месте, забыв на минутку о проблеме с глазом.
   -- То, что слышал! -- огрызнулся отец. -- Теперь на тебя волком смотрят и шаман, и вождь. Что делать будем?
   -- Лучше всего, если он на время исчезнет, -- заметила молчавшая до сих пор Ротона. -- Помнишь, как мы переживали гнев Тыра в дальних пещерах? Вот Тартак пусть туда и отправляется. Еду ему мы будем носить, а он пусть там посидит и подумает над своим поведением.
   -- Правильно! Молодец ты у меня! -- решил Таргум. -- Собирай вещи!
   -- А что я там делать буду? -- осведомился Тартак.
   -- Думать над своим поведением. У тебя что, после затрещин Тыра со слухом проблемы?
   -- Что, вот так все время и думать? -- неприятно удивился Тартак.
   -- А ты чего хотел? -- отец злорадно улыбнулся. -- Ничего! Порой и нам думать бывает не вредно. Если ты не понял, то ссылка в дальние пещеры -- это наказание. А какое же наказание без мучений? Ну, можешь еще отрабатывать тот прием, что я тебе показывал. Он у тебя еще плохо выходит.
   -- Батя! Да я же там от скуки загнусь! -- взмолился Тартак.
   -- А тут ты от чьей-нибудь палицы загнешься, -- свирепо парировал Таргум. -- Причем, второе -- вернее. Сафур раньше тебя не решался трогать, а сейчас, когда Тыр на тебя зол, может и решиться. А сам скажет, что это, мол, духи постарались. Спрашивай потом у них, действительно они или нет. А так мы тебя, с помощью этих самых духов, отправим в дальние пещеры, а Сафур пусть ищет, если охота. Потом вождь остынет, я с ним побеседую...
   -- Знаю я ваши беседы! -- сварливо заметила Ротона.
   -- Для дела! -- безапелляционно заявил Таргум. -- Спасать этого гхмыра-то надо!
  
   Тартак уныло рассматривал внутренности пещеры, в которой ему предстояло пожить какое-то время. Скажем так: убогое зрелище!
   Шаги отца уже давно стихли, и вокруг царила самая настоящая мертвая тишина. Дело в том, что дальние пещеры находились среди скал, лишенных даже намека на какую-нибудь растительность. Ну, а кого могут заинтересовать мертвые камни? Вот и не было тут никакой живности. А раз нет живности, то и звуков как таковых не имеется. Разве что посвист ветра да раздраженное сопение Тартака.
   Впрочем, долго сопеть деятельная натура тролля не смогла. Как хорошо, что он с собой прихватил заготовку для топора! Выбрав подходящий камень, Тартак с упоением начал подгонку. Ведь башку беербока надо чем-то отрубить. Палица -- это для предварительной беседы, а топор для того, чтобы поставить окончательную точку!
   Беербок был легендарным животным у троллей. Добыть его зубы, повесить голову этого гигантского медведя над своим очагом было пределом мечтаний многих славных воинов. Да вот беда, слишком редким, слишком сильным и опасным был этот зверь. Немногие решались вступить с ним в бой. Да и из этих немногих единицы оставались после этого в живых. Само собой, что после такого подвига их имена становились легендарными.
   Тартак решил, что его имя будет неплохим украшением этого короткого списка. Как известно, тролль сказал -- тролль сделал! А Тартак был троллем. Вот так, упоенно затачивая лезвие топора, он и провел остаток этого дня.
   Второй день, впрочем, как и последующие, не очень отличался от первого. Тартак упоенно возился со своим новым топором. Сделал топорище. При помощи бараньих жил хорошенько укрепил металлическую часть. Отточил топор так, что можно было порезаться при неосторожном движении.
   Наконец настал момент, когда он выкарабкался из пещеры, щурясь от яркого солнца. Сладко, с хрустом потянулся, разминая затекшие от долгого сидения мышцы. Поохотиться, что ли?
   Мягким ходом направился к проему в скалах. Там начинался небольшой лесок, где водились кабаны и всякая другая живность. Всякая другая Тартака не интересовала как несъедобная. Ну что там кушать-то? А вот кабан -- самое то!
   И надо же! Именно в проходе перед троллем мелькнуло что-то темное. Тартак, даже не раздумывая особо, метнул топор. Но фигура оказалась на удивление шустрой и резко увернулась от метательного снаряда.
   -- Гм, в меня метнули топор, -- констатировал тихий голос, в котором явственно прозвучали угрожающие нотки.
   -- Ну, не палицу же в тебя метать? -- пожал плечами Тартак, рассматривая незнакомца.
   Невысокий тип, даже, на взгляд Тартака, тощий. Стоит в тени. Какие-то алые всполохи мелькают в глазах, необычайно больших. Кутается в тряпки, как будто не жаркий день сегодня. И главное, заступил дорогу Тартаку! Он что, смелый такой или с головой не дружит? За смелость можно уважать, но голову отвернуть тоже надо! "То есть, отверну с полным уважением", -- решил Тартак.
   -- И вежливости тебя, молодой тролль, как я понимаю, не учили? -- продолжил незнакомец.
   -- Не палицу же в тебя метать? -- повторил Тартак.
   -- Ты меня рассердил, -- сообщил тип.
   С ним происходили удивительные метаморфозы. Из-под верхней губы стремительно росли длинные острые клыки. Ногти... хотя какие там ногти -- когти, вот что было на его руках. Вот теперь Тартак узнал, кто это: вампир, не сойти ему с места!
   -- Не стоило бы тебе сердить Аррахата, -- прорычал вампир.
   -- Что? -- заинтересованно спросил Тартак. -- Вас здесь что, двое? А где же этот, который Аррахат?
   -- С тебя и одного меня хватит, невежа, -- прошипел незнакомец, стремительно метнувшись к Тартаку.
   -- Ты смотри, такой маленький, а тявкает! -- удивился Тартак, не менее стремительно метнувшись в сторону и отмахнувшись палицей, которая с гулом прошла над головой Аррахата. Аррахат отпрянул и тут же сделал еще один прыжок в сторону Тартака.
   Тартак почувствовал острые уколы когтей, которыми вампир уцепился за его левую руку, выставленную ему навстречу.
   -- Шо?! Ты меня еще колоть вздумал, мардук! -- взревел Тартак и опустил палицу на шипящий нарост на руке. -- Ну, все! Теперь тебе амбрец пришел! Получи еще!
   От нового удара вампир хрюкнул и, не став дожидаться следующего, резко отскочил.
   -- Та же история! -- скорчив гримасу, начал отплевываться он. -- И этот шерсти немеряно нарастил. Как же мне тебя теперь убить? Быть может, когтем в глаз?
   -- Верткий, зараза! -- восхищенно покрутил головой Тартак. -- Твоя башка хорошо будет смотреться над очагом. Жаль только, что маловата! Ты клыки, перед тем как окочуриться, не убирай, ладно? А то не оценят.
   -- Наглец!!! -- взревел вампир и снова бросился к Тартаку.
   А вот этого Тартак как раз и ждал. Перехват палицей на лету, резкий удар, и вампира отнесло в сторону. Хорошо отнесло, если бы не скала, далеко бы полетел.
   -- А, ладно! Гхмыр с ней, твоей головой! -- решил Тартак, заглядывая в щель между камнями, в которой слабо ворочался приходящий в себя вампир, и понимая, что она слишком узка для его рук. -- Пойду я, пожалуй.
   Тартак подобрал топор и зашагал к лесу. Рука болела, но не очень. После драки с Тыром болело сильнее.
   -- Стой! Мы еще не закончили разговор! -- прозвучало за спиной.
   -- Это ты еще не закончил, -- поправил Тартак, оглядываясь. -- А я закончил. Мне некогда. Это ты тут развлекаешься, а мне еще еду добыть надо.
   Вампир, наполовину вылезший из расщелины, разъяренно зашипел. Но что-то там у него застряло, и быстро вылезти он не смог. Когда же, наконец, он выбрался, Тартак уже растворился в лесу.
   -- Каков наглец! Да и я тоже хорош, -- самокритично пробурчал вампир, морщась от боли в спине, куда пришелся удар палицы. -- От злости забыл перейти в темп, специальные приемы не применил. Думал, что и так смогу наказать. Это же надо? Меня! И какой-то недоросль из троллей...
   Аррахат, недовольно покачивая головой, трансформировался из боевой формы и побрел в направлении гор.
  
   Тартаку повезло, не пришлось долго шататься по лесу в поисках добычи. Достаточно упитанный секач выскочил прямо ему навстречу. Должно быть, мощный зверь не потрудился рассмотреть фигуру Тартака, или не знал, что такое тролли на охоте. Омерзительно хрюкнув, кабан бросился на него.
   Раздраженный происшествием в проходе скал и болью в руке, Тартак с едой церемониться не стал. Свистнула, опускаясь, палица, и кабан оказался на земле, даже не успев испустить предсмертного визга.
   -- Ты гляди! -- пробурчал Тартак, наклоняясь над ним. -- Мясо, а туда же! И что это все на меня сегодня нападают? Должно быть, я не выспался и выгляжу сегодня слабым.
  
   Тартнак, старший брат, принесший еду Тартаку, застал его храпящим в пещере. От убитого на охоте кабана осталась ровно половина.
   -- Вставай, соня! -- взревел Тарнак. -- Это что же получается? Я, обливаясь потом, тащил тебе хавчик, а ты тут кабанятинкой баловался?
   -- Ты два дня назад должен был прийти, -- пробурчал Тартак, прекратив храпеть и приоткрыв один глаз. -- Что мне, с голода помирать? Вот и пришлось на охоту идти.
   -- Раньше не мог, -- вздохнул Тарнак. -- Охота была, меня загонщиком поставили. А батя после беседы с Тыром пьяный валяется. И что они такое пили? После простого эля батя всегда, как свежий ветер. А мамуля не могла, ей дождаться надо, когда батя проснется. Уже парочку сковородок приготовила по этому случаю.
   -- Если беседа только этим и закончилась, то я мамулю понимаю, -- вздохнул Тартак. -- Я бы на ее месте еще больше сковородок приготовил.
   -- Да нет! -- хохотнул Тарнак. -- Он, перед тем как рухнуть, торжественно заявил, что успех достигнут. Правда, в чем это выражается, пояснить не смог. Храп помешал.
   -- Так это что, я могу вернуться, что ли?
   -- Не спеши! -- посоветовал брат. -- Мамуля с помощью подручных средств сначала выяснит детали, а потом уже примем решение.
   Пока Тарнак угощался остатками кабана, Тартак просто сидел, наслаждаясь покоем и тишиной.
   -- Да! У нас еще одна новость, -- Тарнак, сыто отдуваясь, швырнул последнюю кость в общую кучу. -- В горах караван в пропасть рухнул. Пурга замела перевал, а они, видать, неопытными были. Ну, и не туда свернули. Жаль, ущелье там глубокое, не достать. Караван был человеческий. Правда, находилась в нем парочка гномов. А где их не бывает? Так вот. Все погибли, кроме одного. Этот один магом оказался. Маг, конечно, так себе, слабенький. Но в воздухе зависать умеет. Это его и спасло. Хотя, опять-таки, фиг бы спасло, если бы мы его не заметили. Так в воздухе в сосульку бы и превратился.
   -- Ну и что? -- лениво поинтересовался Тартак.
   -- Сафура пока можешь не опасаться, -- широко улыбнулся Тарнак.
   -- Это чего? -- сел пораженно Тартак. -- Человека шаманом сделали? Быть такого не может!
   -- Да какой там шаманом, -- отмахнулся брат. -- Просто Сафур хотел на него лапу наложить, да сам под горячую лапу Тыру попался. Ты же знаешь, когда Тыр свое зелье выпьет, лучше схорониться куда-нибудь и не отсвечивать. Тыр с батей беседовали. Потом вождь вспомнил, что маги умеют волшебные огни запускать. Ну, они и пошли к магу. А в это время Сафур решил, что надо мага сжечь и его пепел с водой перемешать и пить, чтобы силу мага себе забрать. И так этой идеей увлекся, что даже решил с Тыром поспорить, когда тот огни приказал ему показать.
   Тарнак замолчал, улыбаясь от воспоминаний.
   -- Ну! -- поторопил его заинтересованный Тартак.
   -- Ну и все! -- откликнулся брат. -- Сафур теперь оглашает стонами свою пещеру, а маг обретается у нас. Его батя в нашей пещере поселил. Теперь у мага основная задача нам под ноги не попасть. Уж больно он мелкий, можем и не заметить, как затопчем.
  
   Тартак шел за своим трофеем, за головой беербока. А когда же еще за ним сходить? Как раз выдался подходящий случай. Правда, голова еще была крепко приделана к туловищу, а беербок был еще очень даже живой и сам дохнуть не собирался. Ну, Тартак считал, что это явление временное.
   А направлялся тролль в запретное место -- ущелье Большого и Лохматого. Не то чтобы место было таким уж запретным, просто оттуда мало кто возвращался. Ага! Вот те самые легендарные личности и возвращались. Остальных Большой и Лохматый харчил. А что ему? Должно быть, совсем ленивый стал. Хавчик сам приходит. Зачем охотиться?
   По мере приближения к месту Тартак становился все более осторожным. Он уже не тяжело шагал, а мягко двигался. К самому ущелью уже скользило легкое облачко, контурами напоминающее тролля.
   Вход был мрачен. Высокие скалы заслоняли солнце и создавали глубокую тень, ломаными контурами подступающую к ногам Тартака. Это было не само жилище беербока, это было преддверие его.
   Молодой тролль принюхался. Из ущелья несло не очень приятными запахами. Подробно описывать не буду, но запахи свидетельствовали о том, что там обитает кто-то нечистоплотный и хищный.
   А раз такое дело, то Тартак сюда пришел не зря. Он в пещеру к беербоку лезть не собирался. Там все преимущество на стороне зверя. В самом ущелье тоже драться было бы не очень удобно, нужен был простор, чтобы было куда отпрыгнуть и где побегать. Тартак окинул взглядом площадку среди гор, на которой он стоял. В самый раз! Осталось только обеспечить на ней эту тушу. Ну, за этим дело не станет!
   Тартак еще раз оценил свой наряд. Отстегнул новый топор от пояса и, аккуратно прислонив его к камню, решил, что готов к свершению подвига.
   -- Э-эй! -- вполголоса позвал Тартак. -- Беербо-ок! Тут к тебе гости пришли.
   Никто не отозвался.
   -- Невежа! -- уже смелее крикнул Тартак. -- Тут у твоей пещеры хавчик стоит, а ты даже ухом не ведешь! Совсем зажрался?
   Ничего!
   -- Вылазь, морда лохматая! -- рявкнул Тартак. -- Я пришел! Не бойся! Я тебе ничего особого не сделаю, мне только башка твоя нужна.
   А вот это уже было услышано. Из глубины ущелья донеслось угрюмое басовитое ворчание.
   -- Угу! -- довольно буркнул Тартак, удобнее перехватывая палицу и пригнувшись. -- Давай-давай! Некогда мне тут на тебя время тратить.
   В проеме ущелья показалась гигантская туша медведя. Голова казалась слишком маленькой для такого тела. Крошечные глазки зло смотрели на Тартака, а черный нос заходил ходуном, вынюхивая запахи.
   -- Ой! -- пробормотал Тартак пятясь. -- Ну, и здоров же ты, дядя! Неудивительно, что тебя так трудно ухондакать.
   Медведь, убедившись, что никого кроме тролля больше нет, не теряя времени, рванулся к нему. Должно быть, проголодался. Тартак прытко отскочил в сторону и помчался к краю площадки, где камни выступами поднимались вверх. Медведь неожиданно быстро развернулся и бросился за ним. Но недаром молодой тролль считался хорошим загонщиком. Он легко взлетел по каменным ступеням до средины подъема. Медведь попытался было последовать за ним, но помешала тяжесть его туши. Камни не выдержали давления и съехали вниз. Недовольно взревев, медведь покатился по камням. Тартак в два прыжка преодолел расстояние к зверю и, пока тот не успел опомниться, нанес мощный удар палицей по башке, сразу же после этого отпрыгнув на приличное расстояние. Снова раздался рев, на этот раз уже обиженный и раздраженный.
   Беербок подхватился на лапы и метнулся к обидчику. Тартак снова бросился наутек. Старательно подревывая, медведь преследовал его. В реве явственно читалось желание догнать, поймать и разорвать. Беербок взмахнул лапой, желая сбить добычу с ног. Гигантские когти просвистели в волоске от спины Тартака. Это заставило молодого тролля ускориться и разорвать расстояние между собой и зверем.
   Но еще одна неприятность поджидала Тартака. Осматривая площадку, он не озаботился тем, чтобы ее хорошо запомнить. Убегая, он не понял, что заскочил в тупик. Вокруг отвесные скалы, а выход уже перекрыл довольный собой беербок. Тартак в отчаянии взглянув вверх. Эх, не вскарабкаться! А там такой здоровенный камень на краю лежит. Вот если бы его подхватить да на башку зверя сбросить.
   Тартак развернулся к гигантскому медведю и приготовился вступить в последний бой. Он уже понимал, почему победа над ним считалась подвигом.
   Беербок разинул пасть и грозно заревел на тролля. Невыносимый смрад ударил в ноздри. Тартака даже передернуло от отвращения и понимания того, что он погиб! Он зажмурил глаза, вгоняя себя в состояние предстоящего боя. Снова перед глазами мелькнула глыба на краю скалы. Тартак даже напрягся, как будто он сам поднимает ее. Зажмурив глаза, он представил, как она взлетает и рушится на зверя, который стоял перед ним.
   Грохот и короткий рык заставили Тартака распахнуть глаза. Медведь, приваленный здоровенными камнями, слабо шевелился под ними. Не разбираясь, откуда пришло такое счастье, Тартак бросился к беербоку и упоенно начал колотить по его голове палицей, от души мстя за испытанный страх и бессилие.
   Очнулся он от колошматения, когда медведь испустил последнее дыхание. Обессилено присев перед тушей, Тартак вдруг понял, что он смог! Смог одержать победу над этим ужасом! И неважно, что ему помогли камни, так удачно свалившиеся на беербока. Никто не гарантирует, что и другим героям так или иначе не повезло. Он победил! И башка беербока, его зубы, его когти отныне принадлежат ему, Тартаку!
   Он вскочил на ноги, раскрутил над головой палицу и радостно взревел, празднуя свою победу.
  
   Таргум пришел к пещере на следующий день. Не глядя на Тартака, он угрюмо пробурчал:
   -- Пошли домой, мардук недоделанный! Ты даже не представляешь, что мне пришлось пережить, спасая тебя.
   -- Батя, ты мне можешь помочь перетащить все это? -- отозвался Тартак. -- А то у меня рук не хватает.
   -- Ну, что там еще? -- повернулся к нему Таргум и замер.
   Он расширяющимися глазами узрел распластанную на камнях гигантскую шкуру, оскаленную пасть головы беербока у ног Тартака и два десятка здоровенных когтей, лежавших кучкой рядом с головой зверя.
   -- Это что? -- неожиданно охрипшим голосом спросил Таргум. -- Откуда?
   -- Ну, так! -- самодовольно улыбнулся Тартак. -- Я же сказал, что добуду голову? Вот она и есть.
   Таргум сделал пару невольных шагов к сыну, недоверчиво рассматривая его трофеи.
   -- Так это же беербок, -- выдохнул он пораженно.
   -- Ну да! -- подтвердил Тартак.
   -- Так это же его голова, его шкура и когти, -- продолжил Таргум.
   Тартак довольно кивнул.
   -- Где ты их нашел?
   -- Что значит -- нашел? -- возмутился Тартак. -- Я их добыл в честном бою!
   -- Если ты не дух, то врешь! -- нахмурился отец. -- В бою с ним у тебя не было ни одной возможности уцелеть! Это же беербок! А ты цел и невредим. Да он таких героев уделывал, что тебе до них и не дотянуться! А ну, говори правду сейчас же!
   -- Батя! Не доводи до греха! -- взревел Тартак. -- Если ты мне не веришь, то пошли, я тебе покажу, где все это было.
   Таргум застыл в раздумьях. Ну, не верил он, что его сын оказался способным на такой подвиг. Как может свершить такое молодой, еще не оперившийся, юнец? Но вот перед ним скалящаяся голова, шкура на камнях, когти... А тут еще идти неведомо куда, убеждаться. Он и так уже сегодня находился. Да и после вчерашней выволочки, которую ему устроила Ротона, болели не только ноги, но и голова. И плечо ныло, которое приняло на себя удар большой сковороды. Нет, Таргум совсем не был расположен сейчас ходить и тем более карабкаться по скалам.
   В конце-то концов, вот они -- доказательства! А как их добыл Тартак, не имеет особого значения. Уже одно то, что он отважился сходить в ущелье, заслуживает похвалы. И это его сын!
   Таргум расправил плечи и по-хозяйски посмотрел на добычу.
   -- Ну, раз уж ты говоришь, что победил, то, значит, победил, -- солидно сказал Таргум. -- Проверять не буду. Держи мою палицу, а я понесу голову и клыки. Да, и не забудь аккуратно шкуру сложить! Сразу видно, что ты ею занимался кое-как. Придется ее еще обрабатывать. Вон она какая у тебя грязная.
   -- И это все, что ты мне хотел сказать? -- насупился Тартак.
   -- Все остальное скажу дома, -- весело хмыкнул Таргум. -- А вообще-то, я горжусь тобой, сынок!
   Вот именно это и хотелось услышать Тартаку! Хотелось, чтобы отец, на которого он так стремился быть похожим, сам сказал эти слова. Тартак радостно бросился складывать шкуру и собирать разбросанные вещи.
  
   Появление в стойбище Таргума и Тартака произвело фурор. Воин, дежуривший на подходе, не сразу смог дать сигнал, остолбенело глядя на приближающихся.
   Таргум нес голову беербока, высоко подняв ее на вытянутых руках. За ним пыхтел Тартак, нагруженный двумя палицами, топором на поясе, мешком с вещами на спине и шкурой, оказавшейся достаточно громоздкой и неоднократно вызывавшей греховное желание бросить ее к лешему.
   Наконец часовой сбросил оцепенение и подал сигнал "большой важности". Такие сигналы подаются только в самых исключительных случаях. Это когда перед входом либо вождь соседнего племени, либо враг, сумевший пробраться к самому стойбищу. Впрочем, одно не исключало другого. Это мог оказаться вождь именно такого врага.
   Конечно же, в число исключитеьных могли входить и другие, не оговоренные события. Именно таким и был приход Таргума с сыном и добычей. Но изначально, не зная этого, племя приготовилось к худшему из вариантов.
   Воинственно сопя и громко ухая для поднятия боевого духа, к проходу устремился приличный набор воинов-троллей под предводительством Великого Тыра, который был как нельзя рад предстоящему развлечению, в чем бы оно ни заключалось.
   Женское и детское население разбежалось по пещерам и приготовилось отражать атаки там. Хотя среди троллей было не принято нападать на этих представителей населения. Вот только вопрос: это было рыцарство или просто хорошо знали, чем это чревато? Женщины троллей, да еще вооруженные подсобными принадлежностями, это вам не шутки!
   Такие нападения на стойбища очень редко, но случались, особенно со стороны глупых людей. И на что они рассчитывали? Конечно же, потом следовали оргвыводы в отношении тех олухов, которые прошляпили врага. Но это уже отдельный разговор.
   Сейчас же весь отряд воинов вынужден был резко остановиться и изумленно воззриться на представшее их взору зрелище.
   Таргум, сияя, нес голову.
   -- Беербок! -- донесся слаженный выдох отряда.
   -- Да это же беербок! -- взревел один из воинов. -- Слава Таргуму!
   Таргум, услышав этот выкрик, запнулся и в замешательстве посмотрел на сына. Тот мгновенно оценил ситуацию. Бросив вещи, Тартак шагнул к отцу и принял, протянутую им голову беербока. Таргум же, отдав голову сыну, быстро наклонился и вытряхнул на землю когти из мешочка.
   -- Слава Тартаку! -- взревел, сразу все понявший, Тыр.
   Ну, конечно! Когда же это было Таргуму сотворить такое? Хотя Тыр считал, что после его напитка можно было совершить любой подвиг. Слушая дружно подхваченный рев соплеменников, Тыр довольно улыбался. Ему как вождю полагалось целых пять когтей. Сзади уже доносилось бумканье бубна Сафура, который, сообразив, что бой откладывается, стремился к месту события. Ему тоже придется отдать два когтя. Тыр хмыкнул, представив, куда он эти когти шаману повесил бы. Но самое главное, в его племени наконец-то появился свой герой, который смог совершить столь славное деяние.
   К выкрикам вскоре присоединились и остальные члены племени. На Ротону, прибежавшую к месту, поглядывали с некоторой завистью. Она стала матерью героя. А это очень почетно! Ротона подобревшими глазами смотрела на мужа и сына. Ах, как они ее порадовали! Сынок, оказывается, зря времени не терял. Вон какое дело сделал!
   Все племя, вслед за гордо шагавшим впереди Тартаком, потянулось к площадке пиров. Все ожидали, что Тыр толкнет пламенную речь, после чего будет послан отряд воинов охотиться на баранов. А вечером будет праздничный ужин с песнями и танцами, до которых тролли были большими охотниками.
   Тыр, шагая рядом с Тартаком, потаенно вздохнул. Уж очень красиво бы смотрелась голова беербока над его очагом, да не суждено. И почему его сын растет таким лоботрясом? Вон, у Таргума три сына. И все молодцы. Быть может, что-то с воспитанием?
  
   -- Под ноги смотри! -- строго распорядился Таргум, заходя в пещеру. -- Мы тут живность завели. Не наступи ненароком.
   -- Это мага, что ли? -- с любопытством поинтересовался Тартак. -- Живого?
   -- А нам дохлый маг ни к чему, -- хмыкнул Таргум. -- Конечно же, живого. Только мелковат и хилый какой-то. Чем-то на этих, как их там?.. Во! На гномов похож.
   -- Вы не совсем правы, уважаемый Таргум, -- донеслось из угла, отгороженного кожаной занавеской. -- Гномы очень сильно отличаются от людей строением. Они еще ниже, чем я, и шире в плечах и талии.
   -- Вот! -- радостно взглянул на сына Таргум. -- Он еще и разговаривает. А огни такие запускает, что закачаешься! Я, правда, плохо тогда рассмотрел их. Надо будет, чтобы он еще раз запустил.
   Занавеска отодвинулась, пропуская щупленького человечка. Он подошел к Тартаку и, задрав голову, представился:
   -- Тан Велентис, шестой уровень Дара, бытовик. Мне ясновидец указывал на рискованность сего предприятия, но я имел глупость не послушать его. Ибо прямого указания на смерть не последовало. Но сейчас, движимый превратностями судьбы, я уже имею сомнения в том, что смерть была наихудшим выходом.
   -- Это он что сейчас изрек? -- недоуменно спросил Тарнак. -- Ты, маг, попроще тут говори! Уж больно ты хитро загнул.
   -- Я хочу сказать, -- печально вздохнул Велентис, -- что не уверен в том, что мне повезло, хоть я и остался в живых.
   -- Повезло! -- решительно отозвался Таргум. -- Особенно тебе повезло, когда я вспомнил, что маги умеют запускать праздничные огни. Если бы не это, ты бы увидел другой огонь, и он был бы далеко не праздничным. Правда, это с какой стороны огня смотреть. Вот ты мне скажи: а правда, что Сафур стал бы сильнее, если бы выпил твой пепел?
   -- Если Дара нет, то никаким пеплом его не возродить, -- испуганно попятился Велентис. -- А у троллей, и это уже доказано, Дара нет.
   -- Что-то ты путаешь, маг, -- задумчиво уселся в свое грандиозное кресло Таргум. -- Наши шаманы иногда такое могут завернуть, что иначе как чародейством такое и назвать сложно. Что ты на это скажешь?
   -- Действия шаманов, называемые камланием, могут овеществить некоторые скрытые магические механизмы, которые имеют недолгий и несильный эффект, -- заученно отбарабанил Велентис.
   -- Вот, вроде бы, он разговаривает, и каждое слово в отдельности понятно, но все вместе понять невозможно. Почему так? -- хмуро спросил Таргум.
   -- Оставьте вы в покое этого несчастного! -- вмешалась Ротона, заходя в пещеру. -- Прямо горе с вами! Вот так наслушаются, потом глаза в пучок и сидят, как будто по голове сковородой получили. Смотрите мне! Еще раз такое произойдет, точно сковородкой получите!
   -- Ну, что вы, милейшая Ротона, -- заторопился маг. -- Это просто заклинание такое было. Чтобы ваши родные отдохнули и успокоились. Называется сие явление бытовым погружением в нирвану.
   -- Я не знаю, как оно называется! -- огрызнулась Ротона. -- Но если еще раз ты их погрузишь, то и я покажу одно заклинаньице. Погружение мага в кипящий котел -- называется. Правда, навар с тебя никакой, уж больно ты мелок. Но хоть вся эта магия закончится. Терпеть ненавижу, когда мои котлы и сковородки сами собой мыться летят. Перемывай их потом! А одна из мисок помялась! Чего это она об камень начала биться? Ты, если взялся помогать, то не увиливай! Одни убытки от тебя. И жрешь, как не в себя! Никогда не думала, что такой маленький может так много есть!
   Велентис быстро юркнул за занавеску, скрывшись от заинтересованного взгляда Тартака.
   -- Я просто тогда некоторые последовательности перепутал, -- донеслось из-за занавеса.
   -- Ты смотри, чтобы мамуля тебя случайно с бараном не перепутала, -- посоветовал Тартак. -- Батя, а куда мы эту голову денем?
   -- Я хочу ее над очагом прикрепить, -- поделился планами Таргум и начал внимательно исследовать место предполагаемого крепления.
   -- Куда? -- подозрительно спросила Ротона. -- Куда ты хочешь это чудище присобачить?
   -- Вот! -- ткнул пальцем в точку на стене Таргум. -- Сюда. А что? Тут она будет смотреться очень хорошо.
   -- Не вздумай! -- резко отозвалась Ротона. -- Вряд ли она будет смотреться хорошо, закоптившись от огня. К тому же, я терпеть не могу запах горелой шерсти. Вон, лучше сбоку повесь!
   -- Там камень тверже, -- начал втолковывать Таргум жене. -- Как я крюк вобью?
   Ротона многозначительно ткнула пальцем в сторону занавески.
   -- Вот! Пусть он хавчик отрабатывает.
   Таргум задумчиво пожевал губами, оценивая место, куда Ротона предложила повесить трофей Тартака, признал его лучшим и обернулся в сторону мага.
   -- Эй! Как там тебя? Велентис! А ну, иди сюда!
   Велентис обеспокоенно высунул голову из-за занавески.
   -- Тут работенку нам подкинули. Вон те, двое, -- Таргум махнул рукой в сторону Тартака и Ротоны. -- Вот эту голову надо вот сюда прикрепить. Что-нибудь на этот случай имеешь?
   Велентис подошел, внимательно всматриваясь в башку беербока.
   -- Какой ужас, -- наконец вынес он свое суждение. -- Она же совершенно не вписывается в обстановку! Где вы раздобыли это кошмарное существо?
   -- Эй! Ты осторожнее выражайся! -- сердито заметил Тартак. -- Это голова беербока. Тебя не спрашивали, вписывается она куда-нибудь или нет. Тебя спрашивали, сможешь ли ты ее прикрепить на стене?
   -- Понял, -- тут же отозвался маг. -- В принципе, нет ничего невозможного. Надо будет только приготовить клеящий состав.
   -- Ну, так готовь! -- вмешался Тарнак. -- Вон мать тебе даже кусок стола выделит.
   -- А компоненты? -- возмутился Велентис. -- И мне кусок стола не подходит! Мне требуется лаборатория.
   -- Нет, наверное, я тебя все-таки зря спасал, -- задумчиво рассматривая мага, сказал Таргум. -- Толку от тебя нет. Только жрешь в три глотки. Лабораторию ему подавай, кумпаненты какие-то. Да я тебя сейчас по стенке размажу и этой башкой пришлепну. Как ты думаешь, Тартак, будет держаться?
   -- Нет, -- отозвался Тартак, наслаждаясь сценой. -- Слишком он жиденький. Моментально голова отвалится.
   -- Вот видишь? -- печально обратился к магу Таргум. -- Даже на это ты не годен.
   -- Нет-нет! -- заторопился Велентис. -- Я вот только что вспомнил еще одно подходящее к случаю заклинание. Только мне надо подготовиться.
   -- Да? -- приподнял бровь Таргум. -- Ну, ладно. Готовься! Только смотри мне!
   -- Что? -- усмехнулась Ротона. -- Скинул работенку и доволен?
   -- Ты же сама предложила? -- удивленно повернулся к ней отец.
   -- Вдвоем делайте! -- отрезала Ротона.
   -- Так, -- потянулась к затылку рука Таргума. -- Ты, маг, давай-давай! Готовься! Я, так и быть, тебе подмогну.
   Таргум повернулся и решительно шагнул в сторону выхода.
   -- Ты куда это? -- строго спросила Ротона.
   -- Мне тоже надо подготовиться, -- отозвался Таргум, выходя. -- С этими магами нельзя наперед сказать, что тебя ждет. А вдруг он что-нибудь перепутает?
   -- Ну, перепутает, так перепутает, -- растерянно сказала в спину мужу Ротона. -- А ты-то тут причем?
   -- Э-э-э, мамуля, -- поднялся и Тарнак. -- Тут батя прав. Всякое может быть. Я, пожалуй, тоже пойду готовиться.
   -- Куда? -- Ротона отмерла и стремительно бросилась за мужем. -- Куда пошел? Это ты так готовиться решил? Опять этой проклятой жидкостью накачаться?
   Тарнак выбежал из пещеры вслед за матерью. Тартак лениво проводил их взглядом. Он-то не спешил покидать пещеру, полагая, что если маг что-то и напутает, то это отразится только на крепости крепления головы беербока к стене.
   В это время появился Велентис. Его глаза горели огнем вдохновения. Он решительно прошел к башке и попытался ее поднять. Не получилось. Еще раз! Снова попытка была неудачной.
   -- Помоги! -- прохрипел он, обращаясь к Тартаку. -- А то заклинание выветрится! Его надо применять, пока свежее.
   Ну, очень не хотелось Тартаку подниматься и помогать. Тем более что это было поручено не ему. А что? Он свое дело сделал. Башку беербока обеспечил. Так пусть и другие внесут свой вклад! Но других поблизости не было. Тартак представил, как придется напрячься, поднимая голову, и тяжело вздохнул.
   ...Голова медленно поднялась над полом пещеры и зависла в воздухе. Тартак шумно выдохнул и резко выпрямился, удивленно рассматривая висящую в воздухе башку. Велентис замер, тоже пораженный увиденным.
   -- Твоя работа? -- нахмурился на него Тартак.
   Маг испуганно покачал головой. Голова снова рухнула на пол.
   -- Мне кажется, что это ты, уважаемый Тартак, сделал, -- проблеял Велентис. -- Но как это может быть? Ведь троллям магия не дана.
   -- Ты это... Не выдумывай! -- оторопел Тартак. -- Как я мог это сделать, если я даже не вставал? И вообще, кто из нас маг? Вот ты и сделал!
   -- Эх! -- вздохнул Велентис. -- Я бы и рад был бы, да вот какая штука. Я и себя-то с большим трудом и недолго могу левитировать. А чтобы поднять еще что-то, да еще такое большое и тяжелое, так это даже мечтать не могу. Это ты, тан Тартак!
   -- Как ты меня обозвал? -- нахмурился Тартак. -- Что за "тан" такой выискался? Это ты от орков нахватался?
   -- Нет, что вы, -- зачастил маг. -- Это так уважительно называют магов среди людей. Это очень почетное звание!
   -- Я не маг! -- обрушил на стол кулак тролль. -- И никогда им не был!
   Велентис сочувственно покивал, а потом мотнул головой в сторону башки беербока.
   -- А она сама поднялась, да?
   Тартак только засопел и свирепо взглянул на башку. Она подпрыгнула, взлетела и стремительно облетела круг по пещере.
   -- Вот! -- удовлетворенно подтвердил Велентис. -- Все сходится. Надо же! Я обнаружил первого мага среди троллей. Давайте, уважаемый Тартак, прикрепим же это чудо к стене, а потом можно и рассмотреть перспективы.
   -- Перпек... перспер... Чего? -- оторопело повернулся к нему Тартак.
   -- Будущее рассмотрим, -- пояснил Велентис. -- Твое будущее.
  
   -- Я буду великим воином! -- заявил Тартак. -- Вон, я даже уже башку беербока заполучил, -- он махнул рукой в сторону головы, прикрепленной в том самом месте, на которое указывала Ротона.
   -- Но среди троллей достаточно было, есть и будет воинов, -- вкрадчиво отозвался Велентис.
   Таргум и Ротона внимательно прислушивались к разговору, сидя за столом. Тарнака и появившегося было Тартока отправили пока погулять.
   -- А вот магов среди троллей нет ни одного, -- продолжил Велентис после многозначительной паузы. -- Ты можешь стать первым и единственным. Представляешь?
   -- Не представляю! -- огрызнулся Тартак.
   -- Это ты что, предлагаешь ему шаманом стать? -- решил уточнить Таргум.
   -- Вот только шамана нам и не хватало, -- вздохнула Ротона. -- Позор-то какой на наш род!
   -- Что вы, что вы! -- даже замахал на них руками Велентис. -- Шаманы даже и не стояли рядом с магами! А Тартак -- маг сильный. Это я могу точно вам сказать.
   -- И что делать дальше с этим? -- осведомился Таргум.
   -- Только в Школу, -- решительно заявил Велентис.
   -- Куда? -- скривился Тартак.
   -- В Школу Боевой Магии, Чародейства и Целительства, -- разъяснил Велентис.
   -- Это же людская школа! -- возмутился Таргум. -- Что там порядочному троллю делать?
   -- А что, есть еще и троллья? -- поднял брови Велентис.
   -- Ну, нет, -- вынужден был признать Таргум. -- Но Тартак -- тролль!
   Таргум замолчал и подозрительно взглянул на Ротону.
   -- Или я чего-то не знаю? -- буркнул он.
   -- А я вот сейчас как дам тебе сковородой по голове, -- сердито обернулась к нему Ротона, -- так сразу все и узнаешь! Ты что это себе позволил думать? Я порядочная мать троих лоботрясов. Твоих, между прочим. Вот и разбирайся, откуда что появилось.
   -- Ну что вы так беспокоитесь? -- вклинился Велентис. -- Ведь это очень ценное свойство. Да прибыль от этого может быть очень большая!
   -- Что? -- мгновенно насторожился Таргум, услышав слово "прибыль". -- А ну, давай поподробнее вот с этого самого места!
   -- Советую учиться на бытового мага, -- сразу же предложил Велентис. -- Очень выгодная работа. Мой учитель, тан Пекарус ад Хрост, всегда нам говорил, что уж кто-кто, а бытовик без кусочка хлеба с маслицем не останется. К примеру, постройка одного дома силами семи магов-бытовиков знаете сколько стоит?
   -- Дом -- это шатер из камня? -- уточнил Таргум.
   -- Ну, не обязательно из камня, -- замялся Велентис. -- Но из кмня еще дороже.
   -- Да ты что, мелкий, из меня строителя вздумал делать? -- возмутился Тартак. -- Вот разнести что-нибудь по камешку я могу. А чтобы тролль кому-то что-то строил, такого не бывало еще.
   -- Мда, -- вздохнул Таргум. -- Тролли никогда не прислуживали кому-то. Мы -- гордый народ! Но с другой стороны...
   -- Ты рассказывай, что там еще в этой Школе есть, -- потребовал Тартак. -- Вон люди, когда сюда воевать идут, тащат с собой еще каких-то магов. Что это за маги и где их обучают?
   -- О! Это боевые маги, -- благоговейно сообщил Велентис. -- Их тоже в нашей Школе обучают, только туда не всякого берут.
   -- Меня возьмут! -- безапелляционно пообещал Тартак. -- Я сильный и красивый. К тому же у меня есть башка беербока. Я уже воин, а там стану еще большим воином.
   -- Нет. Ты не понял, уважаемый Тартак, -- Велентис осторожно отодвинулся от тролля. -- Туда берут тех, у кого уровень Дара не ниже пятого.
   -- Ты что, хочешь сказать, что я ниже пятого? -- удивленно воззрился на мага Тартак. -- Кто такой этот пятый? Я вон какой высокий! Да я как дам ему палицей по кумполу, сразу станет ниже, если вообще ноги не протянет.
   -- Уровень Дара! -- отчаянно заторопился Велентис, видя, что Тартак уже ухватился за комель своей любимой палицы. -- Ну, это сила магии, которой ты владеешь. Чем больше сила магии, тем больше уровень Дара.
   -- Я и сильный! -- грозно поднялся из-за стола Тартак. -- Я очень сильный. -- Он посопел и неожиданно добавил: -- И красивый тоже. Потому что я -- горный тролль в расцвете сил и здоровья.
   -- Сядь, сильный и красивый! -- неожиданно вклинилась Ротона. -- Кажется, я поняла, о чем говорит этот человечек. Ты просто не слушаешь и изображаешь из себя самца горного барана, а не тролля. Сядь! А то как дам сейчас сковородой!
   -- А чего он говорит, что я слабый, -- запротестовал Тартак, но на место все же опустился.
   -- Он этого не говорил! -- отрезала Ротона. -- Вон, Тарнак еще сильнее тебя, а магии у него нет. Речь идет не о той силе, которая в твоем дурном теле, а о силе, с которой ты можешь всякие магические штучки вытворять.
   -- А ну, говори, какая у меня сила! -- повернулся к Велентису Тартак. -- Эта, которая для магии.
   -- Не знаю, -- отозвался Велентис. -- Не умею я определять ее. Это только сильные маги могут. Вот тан Пекарус, он сильный, и может. Тан Горий -- само собой. Этот даже определителем не пользуется. Только взглянул на тебя -- и готово, уже знает, какой уровень. Это тебе надо в Школу идти. Там и будет известно, какой у тебя уровень. Но могу сказать одно -- он выше, чем у меня. Если ты смог поднять это страшилище силой мысли...
   -- Это куда ты моего сына хочешь отправить? -- насторожилась Ротона. -- К людям?
   -- Да, -- отозвался Велентис. -- Ведь это людская Школа. Не к эльфам же его направлять. Советую в Школу Хаундара. Это ближе всего, и я там всех знаю.
   -- А ты тут причем? -- хмыкнул Таргум. -- Ты здесь останешься. Огни вот запустишь. Очень я люблю, когда праздничные огни летают.
   -- Но я же дорогу знаю, -- подпрыгнул Велентис. -- Он без меня заблудится. И потом, на него не будут нападать, если он со мной будет.
   -- Пусть только попробуют напасть! -- зарычал Таргум. -- Ишь моду взяли, на порядочного тролля нападать. На наших послов не нападают. Чего они на Тартака нападать вздумают? Опять же, праздничные огни...
   -- Обойдешься! -- решила Ротона. -- Я тебе сама эти огни в любой момент устроить могу. Достаточно одного удара сковородой по лбу, и огней будет даже более чем достаточно. Пусть ведет Тартака в Школу. Вот только надо с Тыром договориться.
   -- Я с ним поговорю, -- пообещал Тартак. -- Я знаю, что ему сказать, чтобы отпустил.
  
   Таргум и Ротона стояли недалеко от пещеры вождя и прислушивались к грохоту и реву, доносившимся оттуда.
   -- Вот умеют разговаривать, -- вздохнул Таргум. -- Это у сынка от меня. Я тоже умею разговаривать.
   -- Мне почему-то кажется, что разговор пошел не туда, -- встревоженно заметила Ротона.
   -- Вечно тебе что-то кажется, -- проворчал Таргум. -- Нормальная деловая беседа. Ладно, ладно! Если хочешь, я туда пойду и проверю, что там такое.
   -- Иди! -- согласилась Ротона.
   Таргум расправил плечи и решительно зашагал к жилищу Тыра. Ротона с беспокойством ждала.
   Через некоторое время шум и вправду стих. Из пещеры вождя появился Таргум с Тартаком. Закинув руку сына себе за шею, отец осторожно вел его по направлению к дому. Тартак сильно хромал, один глаз у него заплыл, но второй горел неукротимой решимостью.
   -- Да что же там такое произошло? -- бросилась Ротона к ним. -- Что же, вас одних оставить нельзя? Надо было мне идти!
   -- У тебя с собой сковороды не было, -- пропыхтел Таргум. -- А без нее ты бы не справилась.
   -- А ты это называешь -- справился? -- гневно спросила Ротона, подхватывая Тартака под вторую руку.
   -- А мне и не пришлось справляться, -- отозвался Таргум. -- Сразу видно, что ты и жена Тыра из одного племени. И у нее имеется своя сковорода. Пока разговор шел мирно, она не вмешивалась. Ну, а когда пошла веселуха, то не смогла оставаться в стороне.
   -- Ну да! Когда этот Тыр калечил нашего сына, она была спокойна, -- сердито заговорила Ротона. -- А вот когда увидела, что и ты появился, решила вмешаться. Этот Парут Тартаку ногу сломал. Я же вижу!
   -- Я ему тоже спуску не дал! -- прохрипел Тартак. -- Но он здоров!
   -- Теперь Тыру придется к людям обращаться! -- злорадно сообщил Таргум. -- Тартак ему половину зубов повыбивал. Будет теперь знать, как насмехаться надо мной! Я мучился, когда у меня новые зубы росли, а он издевался. Правильно ты ему, сынок, дал!
   -- Я тебя туда отпустила для чего? -- строго спросила Ротона, помогая Тартаку опуститься на ложе, покрытое мохнатой шкурой беербока. -- Это так ты знаешь, что ему сказать?
   -- Я ему все правильно сказал, -- прогудел Тартак, морщась от боли в ноге. -- А он ржать начал. Ну, как такое стерпеть можно?
   -- И ты не стерпел, -- кивнула Ротона, пристраивая к ноге сына две прямых палки и доставая из кладовой мотки чистых лент. -- А то, что теперь тебя лечить придется, это ты не подумал?
   -- Можно, я вам немного помогу? -- осторожно выглянул из-за занавески Велентис. -- Я, конечно, не целитель, да и сил у меня не так много, но кое-что и в этой области могу.
   -- Эй, Та'гум! Маг у тебя? -- раздалось с улицы. -- Пушть он мне жубы лечит!
   -- Это тебе, Тыр, к целителям надо, -- отозвался Таргум. -- Наш не может, у него сил на это нет.
   -- Да? -- недоверчиво донеслось снаружи. -- Ты шкажи еще, што он тебе не помогает шынка лечить.
   -- А вот я сейчас ему скажу! -- решительно подхватила сковородку Ротона, направляясь к выходу. -- Я сына лечу!
   -- Эй-эй! -- Тыр попятился, увидев решительно настроенную Ротону. -- Я же только шп'ошил. Нет, так нет. Жавт'а пойду к людям.
   -- То-то же! -- вернулась к Тартаку Ротона. -- Ну, что ты там можешь, человечек?
   -- А вот ты неправильно ногу вправила, -- заметил Велентис, внимательно исследуя повреждение. -- Опухоль вокруг глаза я уже снял. Но тут мне нужна твоя помощь. Перелом -- дело сложное! Мне всегда с большим трудом давались заклинания на костях. Ну, что делать, если у меня всего шестой уровень Дара. Тут более сильный маг нужен.
   -- Так ты что-то можешь сделать или нет? -- спросила Ротона, помогая Велентису нужным образом уложить ногу Тартака, что вызвало рев боли у сына.
   -- Могу! -- натужно просипел Велентис, водя руками над переломом. -- Не мешай! Я и так на пределе.
   Его лицо перекосилось от напряжения, на лбу и висках, выступил пот, собираясь в струйки, потек по щекам.
   -- Это и мне так придется? -- испуганно спросил Тартак, увидев такую картину.
   -- Тролли не потеют, -- известил Таргум. -- Ну, разве что самую малость.
   Тартак крякнул. Боль на мгновение усилилась и сразу же отступила.
   -- Ну вот, -- удовлетворенно проговорил Велентис. -- Получилось. Тут главное -- дать правильный посыл. ...Ты, Тартак не бойся! Чем больше сил, тем меньше пота. Так вождь тебя не отпустил? Я правильно понял?
   -- Отпустит! -- угрюмо отозвался Тартак. -- Куда он денется? Просто я не успел ему всего сказать.
   -- Это ты о тех зубах, которые у него еще остались? -- поинтересовался Таргум. -- Тогда можешь не стараться. Там их совсем немного. Пока новые вырастут...
   -- Ну что у вас все сводится к драке? -- с досадой проговорила Ротона. -- Я просто пойду к его жене, и мы все решим. ...Ты гляди! А ведь, действительно, нога почти как новая. Оказывается и от магии бывает толк. Вот тебе мое слово, сынок: если научишься так, то иди к людям! А ты, человек, проводи его!
   -- Я все сделаю, как требуется, -- поклонился Велентис. -- Только пусть он седьмицу все же полежит. Надо, чтобы нога лучше зажила. Я полностью ее не смог залечить. Сил не хватило.
  
   Как только Тартак снова смог ходить, он отправился к вождю. Не дойдя до его пещеры, столкнулся с ним нос к носу на полдороге. Тот куда-то направлялся в сопровождении двух воинов.
   -- О! Ты смотри! Здоров, -- удивленно остановился Тыр, завидев Тартака. -- А что же я тогда тебе ломал?
   -- Так и ты, вроде бы, не шепелявишь, -- остановился и Тартак.
   -- Магия! -- улыбнулся вождь, показывая в улыбке полный набор новых зубов. -- Дороговато, конечно, но того стоит. Так ведь ты, вроде бы, к магам не обращался. Как ты смог так быстро в себя прийти?
   -- Вот смог. Ведь я чего к тебе тогда приходил? -- осведомился Тартак. -- А ты даже слушать не стал!
   -- Так слыханное ли дело, чтобы тролль магом становился? -- взлетели вверх брови Тыра. -- Шаманом -- это я еще понимаю.
   Тартак в ответ только пожал плечами.
   -- Кхм! -- Тыр испытующе посмотрел на него. -- Так ведь если я тебя отпущу, ты же назад не вернешься?
   -- Почему? -- возмутился Тартак. -- Я как раз и хочу потом вернуться. Нам тогда людских магов не надо будет бояться. Я пойду на боевого мага учиться.
   -- Уважаю, -- задумчиво нахмурил брови Тыр. -- Ну, если обещаешь вернуться, то иди, пожалуй. Только смотри! Ты -- тролль! А это означает, что спуску никому не давать! Не урони честь, воин!
   -- Не подведу! -- расплылся в улыбке и Тартак.
  
   -- Тебе надо выбрать, на какой стороне ты будешь, -- проговорил Велентис, глядя, как вещи одна за другой исчезают в походном мешке Тартака.
   -- О каких сторонах идет речь? -- поднял голову тролль.
   -- Ну, Света или Тьмы, -- пояснил Велентис.
   -- А это обязательно?
   -- Так положено, -- пожал плечами маг. -- По-разному идет обучение.
   -- А ты на какой стороне? -- поинтересовался Тартак, крепко завязывая мешок.
   -- А разве трудно догадаться? -- криво улыбнулся Велентис.
   -- Я загадки разгадывать не привык, -- повернулся к магу Тартак. -- Ты давай говори прямо.
   -- Ну, разве стал бы темный возиться с тобой, когда у тебя нога была сломана? Темные, они сами для себя. Хотя само искусство дается им легче.
   -- Мне как-то все равно, какая сторона, -- задумался Тартак. -- Мы, тролли, в этих играх не участвуем. Ну, пусть будет Свет. Я солнышко люблю. А ночью, когда темно, всякое может случиться.
   -- Правильное решение, -- одобрил Велентис. -- Теперь я отведу тебя в Школу со спокойной совестью. Вот это сенсация будет!
   -- Что будет? -- поднял бровь Тартак. -- Ты чёй-то там выражаешься?
   -- Ну, новость, -- поправился маг. -- Виданное ли дело -- тролль с даром мага?!
   -- И с палицей, -- деловито добавил Тартак. -- Палица в таких случаях -- первейшая вещь!
  
   Странная парочка появилась в поселке людей ближе к обеду. Огромный тролль размашисто шагал по дороге, легко неся огромный мешок на плече. За спиной у него была закреплена внушающая одним своим видом уважение палица. Рядом с ним семенил, что-то тараторя, невысокий щуплый человечек, который, казалось, совсем этого великана не боялся.
   Люди с опаской поглядывали на тролля, не понимая, что же понадобилось ему тут, но задирать его не пришло никому в голову. Дураков не было.
   Пришельцы прошли к дому старосты. Тот сначала притворился, что его нет. Во всяком случае, на стук человечка он не отреагировал. Но когда тролль едва не вывалил кулаком дверь, вежливо стукнув всего один раз, староста сразу же ее открыл и подобострастно поклонился.
   -- Я тан Велентис, -- представился человечек. -- Сопровождаю тана Тартака в Школу. Где здесь находится ближайший стационар?
   -- Ну, что ты, уважаемый тан, -- заговорил староста, искоса поглядывая на флегматично стоящего Тартака. -- Откуда у нас стационару взяться? У нас маленький поселок. Это вам надо в город. Там есть и маги, и стационар найдется.
   Велентис задумался. Идти пешком несколько верст желания не было. Но, с другой стороны, и выхода иного не предвиделось.
   -- Тогда мы тут переночуем, а утром двинемся в город, -- решил маг. -- Как, говоришь, он называется?
   -- Строград, -- сообщил староста и спросил:
   -- А чего ты тролля таном называешь? Когда это среди них маги были?
   -- Хамишь? -- наконец обратил внимание Тартак на старосту.
   -- Все в порядке, уважаемый тан Тартак, все в порядке! -- заторопился Велентис. -- Я ведь уже тебе говорил, что это, действительно, удивительно. А ты бы, староста, проявил должное уважение! Если я сказал -- тан, то это означает -- тан! Уважительное обращение к особе с магическим даром. Или ты забыл указ его величества?
   -- Прости, тан Велентис, -- пробурчал староста. -- Но я как-то не могу себе представить благородного тролля.
   -- Помочь? -- ласково пророкотал Тартак, стряхивая с плеча свой мешок. -- Обычно хватает доброго удара, после которого сомнения отпадают, вместе со всем остальным. Ты учти, у нас все благородные.
   -- Нет-нет! -- слегка изменился в лице староста. -- Я и так постараюсь поверить. А переночевать есть где. Только вот тану Тартаку сложно будет. У нас нет помещения, соответствующего его размерам, да и ни одна кровать его не выдержит.
   -- Что-нибудь придумаем, -- поморщился Велентис. -- Проводи нас к месту ночлега!
   -- А чего провожать? -- удивился староста. -- Вот оно -- мой дом. Других как-то не предусмотрено. У нас редко гости бывают.
   -- Я же не смогу туда втиснуться! -- возмутился Тартак, указывая на дверь. -- Хотя, если постараться...
   -- О, нет! -- даже подпрыгнул староста. -- Я могу устроить тебя во дворе, за домом. Там есть прекрасный сеновал. Душистое сено, нынешнего урожая, только вчера привезли. Жена постелит что-нибудь сверху, спи -- не хочу!
   -- За домом? -- переспросил Тартак, прислушиваясь к истеричному лаю собаки. -- А вот та, что гавкает, она где будет? Ты учти, я шума не люблю.
   -- А собачку мы на ночь всегда к воротам выпускаем, -- улыбаясь, сообщил староста. -- Она тебе мешать не будет.
   -- Ладно, -- кивнул Тартак. -- А если все же попробует, так ты, наверное, сможешь и новую достать.
  
   Ночь прошла спокойно. Собака действительно не мешала. Вернее, она не сразу сообразила, что мешать не следует. После того как Тартак на нее один разок шикнул, бедная псина забилась под хозяйское крыльцо и всю ночь провела там, изредка испуганно повизгивая.
  
   На следующее утро, плотно позавтракав (завтракал Велентис, а плотно -- Тартак), путники снова тронулись в дорогу. Велентис был слегка расстроен потерями для своего кошеля. Староста достаточно дорого оценил ущерб, нанесенный завтраком Тартака его хозяйству. Сам же тролль пребывал в хорошем настроении и все порывался спеть что-нибудь этакое, душевно-бодрящее. Но после первых пробных нот, когда над окружающим дорогу лесом взмыли все его пернатые и не очень обитатели, Велентис взмолился. Мотивируя тем, что идти еще далеко, а дыхание при пении сбивается, маг попросил Тартака отложить вокальные упражнения на потом.
   -- А ты не пой! -- великодушно предложил Тартак. -- Иди со своим дыханием. Я и за тебя спою.
   -- Ну что ты, тан Тартак, -- торопливо отозвался Велентис. -- Ты так искренне поешь, что нестерпимо хочется присоединиться -- ну, если не успел до этого убежать.
   -- Куда убежать? -- недоуменно спросил тролль.
   -- А... Ну, туда, где уже присоединяться не хочется, -- запнулся Велентис. -- Давай лучше поболтаем. Вот меня интересует вопрос: зачем тебе палица, коль ты хочешь стать магом?
   -- Это же надо? -- Тартак удрученно покачал головой. -- Маг, а мозгой шевелить не хочешь. Вот ты мне скажи, чего с магами войска ходят? Коль они все могут, послали бы только их. Так нет же, идут воины. Правда, по большому счету, воины не очень, но это уже другое дело.
   -- Не знаю, -- пожал плечами Велентис. -- Я в этих делах не разбираюсь.
   -- Значит, не всё маги могут, -- терпеливо разъяснил Тартак. -- Вот и приходится бойцам доделывать дело.
   -- Быть может, -- не стал спорить маг. -- Но причем тут твоя палица?
   -- А это и есть мои войска! -- с гордостью сообщил Тартак. -- Чего не смогу намагичить, то палицей доделаю. И потом, когда я еще магии-то научусь, а палица уже сейчас может мне понадобиться.
   -- Что ты имеешь в виду? -- не понял Велентис. -- Как она тебе сейчас может понадобиться?
   Он даже остановился, пытаясь понять смысл сказанного.
   -- Ты знаешь, что мы, тролли, хорошо чуем запах? -- остановился и Тартак. -- А ветер вон оттуда, -- Тартак махнул рукой вперед, в сторону предстоящего пути.
   -- Ну и что?
   -- И вот нюх подсказывает мне, что там, во-он в тех кустах, которые вплотную подступают к дороге, сидит несколько человек. Судя по запаху давно немытых тел, сидят они там уже долго. А с чего бы им там сидеть?
   Велентис вглядывался в далекие кусты, но ничего не смог разглядеть.
   -- Мда, -- Тартак неодобрительно качнул головой. -- И как это люди выжить в таких условиях умудрились?
   -- Ну, сидят себе и сидят, -- не выдержал Велентис. -- Нам-то что?
   -- Что-то подсказывает мне, что это засада, -- терпеливо начал пояснять Тартак. -- Вот наши охотники тоже так сидят, когда на них баранов загонщики гонят.
   -- Но мы же не бараны, -- Велентис опасливо оглянулся назад. -- Да и загонщиков что-то не видно.
   -- А зачем загонщики, если мы сами идем к ним? -- поднял брови Тартак.
   -- Тогда давай, пока не поздно, развернемся и пойдем другой дорогой, -- откровенно запаниковал Велентис.
   -- Еще чего?! -- возмутился тролль. -- Чтобы я да удирал от нескольких людишек? Пошли! Быть может, они, увидев меня, и не рискнут нападать. Хотя это будет жалко!
   Разбойнички оказались людьми глупыми. Не успели путники поравняться с вышеупомянутыми кустами, как из них повалил горохом разномастно одетый люд. То ли они с троллями не были знакомы, то ли решили, что их много, а тролль один -- не принимать же во внимание мелкого человечка, суетсящегося рядом. Короче, неизвестно, что у них было на уме. А сейчас-то уже не спросишь.
   Тартак среагировал быстро и (еще одно умное слово) адекватно. Не успел еще сбитый его мешком разбойник улететь в кусты, как палица оказалась в руках тролля. А в руках тролля, если это руки воина, все палицы начинают бешено вращаться. Ну, это если не бьют врагов по голове. Тартак успешно совместил и то, и другое.
   Как бы это объяснить понятнее? В данном случае Тартак воспользовался тем же приемом, что и при нападении на воинов в ущелье. Представьте себе сумасшедший вертолет, который носится по дороге, кустам и окрестному лесу. Причем, вертолет с глазами. Видит, кого колошматит.
   Тартак преподал предметный урок разбойникам, что тролль как добыча им не по зубам. Жаль только, что усвоить этот материал было уже некому. Слегка перестарался Тартак. Кто же знал, что эти человечки окажутся такими хлипкими?
   -- Это нечестно! -- возмутился тролль. -- Я только во вкус вошел, а они уже закончились.
   -- А что, уже все? -- пугливо выглянул из кустов Велентис.
   -- Жив, маг? -- обрадовался Тартак. -- Я уж думал, что тебя тут затоптали, пока заварушка кипела.
   -- Я тут переждал, рядом с твоими вещами, -- бледно улыбнулся Велентис. -- Чтобы никто не воспользовался. Но признаюсь, несколько раз ты пробегал очень близко.
   -- Да ладно, -- прогудел Тартак, -- чего уж там. Иногда и я под ноги смотрю. По горам бегать иначе нельзя.
   -- Но тут же не горы, -- удивился маг.
   -- А привычка осталась, -- вздохнул тролль. -- Бери мой мешок и вылезай из кустов!
   -- Не могу, -- печально отозвался Велентис. -- И как ты такую тяжесть носишь?
   -- Да какая там тяжесть, -- пожал плечами Тартак, наклоняясь над кустами. -- Всего-то -- точильный камень, топорик да кое-что из одежды.
   Он выудил свой мешок и легко вскинул его на плечо.
   -- Убирать не будем, -- заявил Тартак, осматривая поле битвы.
   -- Да уж, -- вздохнул Велентис. -- Сообщим стражникам, когда в город придем. Правда, я не уверен, что они займутся этим, но свой долг мы исполним.
   -- Надо бы исполнить песню победы, -- задумчиво сказал Тартак. -- Но вот только мы и так тут задержались. Пусть обойдутся без песни.
   -- Песня победы? -- не подумав хорошо над этим вопросом, заинтересовался Велентис.
   -- Да! -- оживился Тартак. -- Там так здорово начинается. Вот послушай!
   Рев, который издал тролль, превзошел все ожидания. Бедный маг рухнул в пыль, зажимая уши руками. Ему показалось, что к нему незаметно подкрался полк трубачей и что есть мочи грянул не в такт и фальшиво.
   -- Правда, здорово? -- пробился сквозь шум в ушах Велентиса нетерпеливый вопрос тролля.
   -- Сногсшибательно! -- завозился в пыли маг. -- Продолжать не надо! Я уже примерно представляю, что будет потом.
   Еще немного пройдя, путники вышли на вымощенную крупными булыжниками дорогу.
   -- О! -- удивился Тартак, рассматривая невиданное доселе покрытие. -- Это кто так постарался?
   -- Строители, я полагаю, -- удовлетворенно сообщил Велентис. -- Это значительно удобнее, чем брести по пыли и грязи.
   -- Вот так втыкать камни? -- наклонился Тартак. -- Это же сколько пришлось возиться! И зачем? Что мы, так на своих двоих не пройдем, что ли?
   -- Но тут еще телеги ездят, -- пояснил Велентис. -- Не будь дорога вымощена, они бы в грязи застревали.
   -- Телеги? -- нахмурился Тартак. -- А, вспомнил! Их еще лошади тащат. Только они очень хлипкие. Я один раз присел, колеса-то и отвалились. Лучше на своих ногах, надежнее.
  
   Стражники у ворот Строграда ощутимо напряглись, завидев фигуру Тартака. А что? Тролль, даже настроенный мирно, каковым и был Тартак, все равно производит внушительное впечатление. Напряжение стражи выразилось в паническом беге за ворота и истерическом дергании веревки тревожного колокола. Трезвон выдернул из караулки еще человек десять, которые внесли свой посильный вклад в создание радушной обстановки для встречи тролля.
   По просьбе Велентиса Тартак остановился в нескольких шагах от ворот.
   -- Надо же, чтобы они привыкли к твоему присутствию и вспомнили, для чего они, собственно, к воротам поставлены, -- пояснил Велентис.
   -- А что, мы к ним, что ли, пришли? -- осведомился Тартак.
   -- Мы пришли к стационарному телепорту, а телепорт за воротами, в городе. А как мы войдем, если вход закрыт?
   -- Ну, это вряд ли может нас остановить, -- задумчиво оценил ворота Тартак. -- Я бы даже не сказал, что это может нас задержать. Хочешь, я с одного удара вынесу эту деревяшку?
   -- Но так не положено, -- запротестовал Велентис. -- Ты идешь учиться в человеческую Школу. Научись жить среди нас, людей! Ведь это же для твоего блага!
   -- Ну и ну! -- пробурчал Тартак. -- Так это что, я и все ваши глупые обычаи должен соблюдать?
   -- Все не все, а кое-какие должен, -- признался Велентис. -- Вот один из них: если идешь в гости к соседу, то не надо выносить ему дверь ударом палицы. Ты же идешь не к врагу!
   -- Недаром мне говорили, что у людей можно набраться дурных привычек, -- вздохнул Тартак. -- Ладно! Попробую. Ты мне говори, что надо делать в тех или иных случаях!
   Появившийся среди суетящихся стражников офицер гаркнул какую-то команду. Дисциплина и уважение к старшим чинам сыграли свою роль. Суета мгновенно прекратилась. Стражи разбежались по местам.
   -- Без команды не стрелять! -- услышал Тартак.
   -- Это в кого они там стрелять собрались? -- нахмурился тролль.
   -- Ну, они же не знают, с какой целью ты к ним пожаловал, -- пожал плечами Велентис.
   Офицер протиснулся в щель между створками ворот, поправил мундир и направился в сторону Тартака.
   -- Вообще-то, мне стрелы не страшны, -- тихо пробормотал Тартак.
   -- У них не луки, а арбалеты, -- так же тихо отозвался Велентис. -- Это помощнее будет. А защитные экраны я слабо знаю. Во всяком случае, на двоих не потяну.
   -- С чем пожаловал к нам, тролль? -- громко спросил остановившийся в нескольких шагах офицер.
   -- Разреши, я отвечу на этот вопрос, -- вмешался Велентис, сделав шаг вперед.
   -- Да! -- кивнул Тартак. -- Лучше пусть он говорит. Тем более что я и сам не очень-то понимаю, что я тут делаю.
   Офицер как будто только сейчас заметил мага. Его брови удивленно поднялись вверх. Велентис поспешно провел ладонью над правой стороной груди, где засиял знак цеха магов-бытовиков.
   -- Маги, -- с непонятным выражением произнес офицер. -- Чего это тебе, маг, взбрело в голову? Ты зачем сюда тролля привел?
   -- Я привел сюда тана Тартака, -- выделив слово "тана", Велентис со значением посмотрел на офицера, который изумился еще больше, -- для того чтобы воспользоваться стационаром. Мы должны переправиться в Школу.
   -- Тана? -- повторил офицер за Велентисом. -- Ты назвал тролля таном?
   -- Он плохо слышит, -- прогудел Тартак. -- Давай я скажу.
   -- Нет-нет! -- отозвался маг. -- Не надо! Ты не ошибся, стражник. Я действительно назвал его статус. Ибо это единственный маг среди троллей. И ему следует обучиться в Школе. Надо ли напомнить тебе, что нам необходимо налаживать отношения с этими подданными его величества?
   -- Это ты о ком? -- заинтересовался Тартак. -- Я имею в виду про подданных?
   -- Потом объясню, -- коротко отозвался Велентис, не сводя пытливого взгляда с офицера.
   -- То есть, тебе нужен только стационар на...
   -- Хаундар, -- подсказал Велентис. -- Вернее, на зал телепортов тамошней Школы. Координаты я дам магу, который обслуживает стационар.
   -- Задерживаться в городе вы не собираетесь? Вам тут больше ничего не нужно? -- деловито спросил офицер.
   -- Не собираемся и не нужно, -- ответил маг.
   Офицер постоял немного, задумчиво бросая взгляды то на Тартака, то на Велентиса.
   -- Ну что же, -- наконец решил он. -- Я могу дать разрешение вам на вход в город. Но я выделю двух бойцов, которые будут вас сопровождать до стационара. И еще двух стрелков, который будут следить, чтобы вы не наделали глупостей. Согласен ты с такими условиями, тан маг?
   -- Согласен! -- поспешно заявил Велентис, видя, что брови Тартака поползли к переносице. -- Мы сюда пришли не делать глупости, а отправиться в Школу. Твои опасения нам вполне понятны, лэр офицер.
   Велентис говорил это скорее для Тартака, чем для стражника. Тартак сердито взглянул на мага, но смысл сказанного до него дошел быстро. Тролль тяжело вздохнул и расслабился.
   -- Пусть будет так, -- буркнул он.
   Офицер удовлетворенно кивнул и повернулся к воротам, сделав знак страже, что все в порядке и следует пропустить пришельцев в город.
   Встречные и поперечные поспешно убирались с пути, завидев фигуру тролля.
   -- Не очень приятно вот так идти, -- буркнул Тартак. -- Чего они удирают?
   -- Они не знакомы с твоим народом, а все незнакомое вызывает опасения, -- пояснил Велентис, шагая рядом с Тартаком. -- А вот и стационар. Потерпи еще немного!
   Дверь помещения, к которому подвели стражники Тартака и Велентиса, распахнулась, и из-за нее выглянул мужчина, одетый в костюм странного покроя. Наткнувшись взглядом на Тартака, человек испуганно отшатнулся и попробовал, было, закрыть дверь. Но Велентис метнулся вперед и успел подставить ногу в щель.
   -- Мы по делу чрезвычайной важности! -- торопливо сообщил он.
   -- Да хоть по королевскому, -- донеслось из-за двери. -- Я еще жить хочу.
   -- А если хочешь, то открывай! -- потребовал Велентис. -- В противном случае мы все равно войдем, но вот за твою жизнь я тогда ручаться не смогу.
   Тартак шагнул вперед и мягко двинул створку двери. Что-то шумно упало. Проем резко расширился. Тартак успел увидеть, как давешний мужик быстро-быстро на четвереньках пополз куда-то в сторону. Велентис, благодарно кивнув Тартаку, вошел в помещение. Тролль двинулся за ним.
   -- Эй, маг! -- донеслось с улицы. -- Вы оттуда уже выходить не будете?
   -- Нет! -- бодро отозвался Велентис. -- Нам и тут хорошо!
   -- Тогда мы пойдем?
   -- Конечно, конечно! Передайте благодарность благородному офицеру!
   -- Спасайся, кто может! -- донеслось из-под груды рухляди, сваленной в углу квадратного помещения.
   -- А что? Тут еще кто-то есть? -- с любопытством осмотрелся Тартак.
   -- Это вряд ли! -- наслаждаясь моментом, отозвался Велентис. -- Только дежурный оператор. Кстати, надо его оттуда извлечь и приставить к делу.
   -- Как ты его назвал? -- поинтересовался Тартак.
   -- Дежурный оператор, -- терпеливо разъяснил Велентис. -- Это маг, обслуживающий телепорт. Давай! Извлекай его! А то убежит, ищи его потом по всему городу.
   Маг и вправду намеревался покинуть задание. Он выбрался из-под груды мусора и осторожно продвигался вдоль стенки к выходу.
   -- Стоять! -- рявкнул Тартак. -- Иначе палицу швырну. Я так баранов со скал сбивал.
   Оператор замер. Похоже, скорее, от страха, чем послушавшись Тартака. Велентис поспешно подошел к нему и начал объяснять цель прихода. Дежурный отрешенным взглядом смотрел на Тартака и, казалось, что смысл слов Велентиса до него не доходит. Тартак не вытерпел.
   -- Ты что, имрец курдючный, не слышишь? -- грозно осведомился он. -- Давай крути портал! Даже я понял, что надо сделать.
   Дежурный сморгнул и уже более осмысленно посмотрел на мага.
   -- Кто вы? -- дрожащим голосом спросил он.
   -- Я маг-бытовик свободного распределения Велентис. А это будущий маг из тролльего народа Тартак.
   -- Тролль -- будущий маг? -- недоверчиво спросил оператор.
   -- А вот это уже не твое дело! -- нахмурился Велентис. -- Ты выполняй свою работу. Я тебе даю координаты, отправляй нас по ним!
   -- Но вы не поместитесь на площадке перехода! -- ткнув пальцем в сторону, заявил оператор. -- Не рассчитана она на таких. Да и мощности может не хватить. Когда маг из Школы этот телепорт устанавливал, то сказал, что место силы совсем слабое.
   -- А ты постарайся! -- ласково попросил Велентис. -- Насколько я знаю этот народ, они долго смирными быть не могут. Смотри, Тартак уже начинает нервничать. Как ты думаешь, сколько потребуется ему времени разнести все здесь вдребезги?
   Велентис незаметно подмигнул Тартаку. Тот насупил брови и грозно засопел, скинув на пол свой мешок и ухватившись за комель палицы.
   -- Все-все! -- поднял обе руки ладонями вперед оператор. -- Я постараюсь! Я все сделаю, лишь бы вас отправить отсюда подальше!
   -- Не подальше, а в Школу! -- сердито поправил его Велентис.
   -- Подальше, в Школу! -- кивнул оператор.
   -- Координаты дать?
   -- А то я их не знаю! -- оскорбился человек. -- Я, между прочим, тоже эту Школу заканчивал.
   -- И что нам делать? -- буркнул Тартак.
   -- Становитесь в этот круг, -- распорядился оператор. -- Только плотнее становитесь, плотнее! ...И за что мне такое наказание?
   -- Наказание? -- обернулся к нему Тартак. -- Показать, что такое настоящее наказание?
   -- Тан Тартак, мы спешим, -- напомнил Велентис. -- Потом как-нибудь, если будет время и желание, ты можешь сюда нагрянуть и все неясности утрясти.
   -- Да я и сейчас могу его потрясти, -- пожал плечами Тартак. -- Тут и трясти-то нечего.
   Оператор издал неясный каркающий звук.
   -- Скорее отправляй нас, -- потребовал Велентис, -- пока он не принял этого решения.
   Оператор начал делать пасы руками и что-то шептать. Вокруг площадки, на которой с трудом уместились путники, начали подниматься ярко-голубые струи какой-то материи. Они становились все шире, полностью охватывая все пространство и окружая Тартака колышущейся кисеей. Что-то слабо тенькнуло, и марево схлынуло.
   -- ТРОЛЛЬ! Тролль в телепорте! -- раздался панический крик. -- Зовите сюда кого-нибудь из боевых магов!
   -- И чего он так шумит? -- недоуменно спросил Тартак, наблюдая за быстро распространяющейся паникой.
   -- Спокойно! Все под контролем! -- заверещал Велентис, выскакивая вперед. -- Это будущий студиоз. Он имеет магические способности и будет обучаться в Школе.
   -- А здесь что, все такие нервные? -- осведомился Тартак.
   Неожиданно перед путниками появилась фигура человека. Глаза янтарного цвета цепко осмотрели пришельцев.
   -- Ничего себе! Четвертый уровень Дара! -- с веселым удивлением произнес человек. -- Ты где такое чудо раздобыл?
   -- Рад видеть тебя, тан Тюрон, -- облегченно поприветствовал странного человека Велентис. -- Скорее он меня раздобыл, чем я его. Во всяком случае, этот тролль имеет Дар. Я счел своим долгом привести его в нашу Школу.
   -- Правильно мыслишь, -- кивнул тан Тюрон. -- Как тебя зовут, тролль?
   -- А ты кто такой, чтобы спрашивать меня? -- нахмурился Тартак.
   Велентис слабо застонал. Но тан Тюрон и бровью не повел.
   -- Я один из преподавателей этой Школы, тан Тюрон, -- невозмутимо ответил он. -- И вполне вероятно, что ты будешь проходить обучение и у меня. Поэтому лучше, если ты ответишь на мои вопросы. Итак, как тебя зовут?
   -- Я Тартак Хоран Банвириус, воин и сын воина, -- гордо представился Тартак.
   -- И кем ты хочешь здесь стать? -- продолжил расспросы Тюрон.
   -- Я же сказал, что я воин, -- нахмурился Тартак. -- Что тут непонятного?
   -- А... -- покивал Тюрон. -- Боевым магом... Стоп! -- Он внимательно всмотрелся в Тартака. -- Вот это действительно неожиданно. Светлый! Тролль -- светлый маг! Ущипните меня кто-нибудь! Только не ты, тролль! От твоего щипка я ведь и преобразоваться могу.
   -- Да, это было бы нежелательно, -- произнес невысокий человек в лиловом костюме, незаметно подошедший к собеседникам. -- Тан Тюрон в своем истинном виде здесь был бы очень некстати.
   -- Так что мы решим, тан Горий, -- обернулся к подошедшему Тюрон.
   -- Четвертый уровень Дара налицо. Что тут еще решать, если завтра начнутся занятия? Это надо же! В одной группе будут учиться тролль, эльфийка и вампирша. Такого коктейля я раньше себе и представить не мог.
   Тан Горий усмехнулся в усы.
   -- Неподалеку от ручья есть свободный домик. Устрой его в нем, Хризмон. Только прими во внимание, что парень не совсем стандартен по габаритам и весу. А ты... Если не ошибаюсь... э-э-э... Велентис?
   -- Совершенно верно, тан Горий, -- уважительно склонился маг.
   -- Зайди ко мне в кабинет. Тану Пекарусу нужен помощник. Если ты согласишься, то, думаю, он не будет возражать.
   -- Сочту за честь, тан Горий, -- еще раз поклонился Велентис.
  
   -- А кто этот коротышка в лиловом? -- поинтересовался Тартак, шагая вслед за таном Тюроном.
   -- Это не коротышка, а наш директор Школы, Тан Горий ад Хаснеб, -- строго поправил Тартака Тюрон. -- Один из самых сильных магов Магира. Так что научись обращаться к нему уважительно.
   -- Так я уважительно спросил, -- сообщил Тартак. -- Неуважительно, это если бы я на нашем, тролльем спросил. Там вообще нет уважительных слов.
   -- Тролльем? -- удивленно обернулся к Тартаку Тюрон. -- Вот уж не знал, что у троллей есть свой язык.
   -- Есть, -- вздохнул Тартак, -- как же без него?
   Тартак критично осмотрел домик, к которому его привел тан Тюрон.
   -- Это что, я здесь буду жить? -- осведомился он, заглядывая вовнутрь.
   -- Верно! -- усмехнулся преподаватель. -- Сейчас мы произведем некоторые изменения, и можешь устраиваться.
   Тюрон мимоходом заменил стол на более массивный, вместо стульев появились крепкие табуреты. Две кровати исчезли, уступив место низкому ложу, достаточно прочному на вид. Шкаф тоже претерпел изменения. Исчезли многочисленные полки внутри него.
   -- Сюда можешь положить свой мешок, -- сообщил тан Тюрон.
   -- А если его кто похитит? -- обеспокоенно поинтересовался Тартак. -- Там у меня точильный камень. Очень ценная штука.
   -- В этот дом без твоего разрешения никто зайти не может, -- отмахнулся Тюрон. -- Да и нет тут воров.
   -- Никто зайти не может, -- ворчливо повторил Тартак. -- А я-то могу?
   -- Ты рядом с дверью видел дощечку?
   -- Ну, видел. И что?
   -- Приложишь ладонь к ней. Я скажу специальное заклинание. И все, -- тан Тюрон улыбнулся. -- Это будет твой дом, и только твой. Вот смотри, тут располагается умывальня и туалет. А вот здесь -- все для уборки домика. Там -- кладовка, в которой можно хранить всякие вещи и продукты.
   -- Этими вещами да продуктами еще обзавестись надо, -- печально вздохнул Тартак. -- Я, кстати, голоден. Тут, вообще-то, троллей кормят?
   -- Для этого существует столовая студиозов, -- хмыкнул тан Тюрон. -- Здание под номером четыре. Цифры знаешь?
   -- И буквы тоже, -- хмуро сообщил Тартак. -- Только иногда путаю.
   -- Я с этим могу помочь. Я сейчас положу ладонь тебе на лоб, только не дергайся! Для того чтобы тут обучаться, надо хорошенько усвоить такие вещи, как письмо и счет.
   -- Я хотел бы перекусить, -- бросил Тартак, послушно подставляя лоб под ладонь преподавателя.
   -- Я провожу тебя в столовую, -- пообещал тан Тюрон. -- Ну, вот и готово!
   Тартак задумчиво пожевал губами, перебирая новые ощущения.
   -- А всему остальному так выучить нельзя? -- с надеждой спросил он.
   -- Нельзя. Если ты хочешь стать настоящим магом, то должен осваивать эту науку, шаг за шагом, постоянно тренируясь. По сути, шесть лет, что ты тут проведешь -- это только основа. Мы дадим вам только самое нужное, а учиться тебе придется всю оставшуюся жизнь.
   -- Вот имрец! -- крякнул Тартак. -- Я, кажется, не туда попал. Надо было в шаманы подаваться.
   -- Да что ты! -- успокаивающе махнул рукой Тюрон. -- Шаманы не знают и сотой доли того, что будешь знать ты.
   -- Зато им этого хватает на всю жизнь, -- парировал Тартак. -- Вот наш шаман Сафур, к примеру, он вообще ничего не знает и не умеет, а вон какое уже брюхо отрастил. Это же смех, да и только! Ума не приложу, как с таким животом можно за баранами гоняться? Впрочем, он и не гоняется.
   -- Ну, что? -- усмехнулся тан Тюрон. -- Оставляй вещи и пошли. Я покажу тебе столовую. Сам, поди, найти ее не сможешь.
   -- Похоже, она там, -- махнул рукой Тартак, принюхавшись. -- У них, вроде бы, каша подгорела.
   -- Точно! -- несколько удивленно посмотрел на Тартака тан Тюрон. -- Вот это нюх! Не знал, что тролли обладают хорошим обонянием.
   -- Обо... что ты сказал? -- нахмурился Тартак.
   -- Обонянием, -- раздельно повторил тан Тюрон. -- Это то же самое, что и нюх.
   -- Ну, так и говорил бы, -- пробурчал Тартак. -- Напридумывали всяких слов. Впрочем, люди! Что с вас взять?!
  
   Остаток дня Тартак провел в созерцании. Он созерцал небольшой ручей, протекавший недалеко от его нового жилища. Плотный обед, полученный в столовой, располагал именно к такому образу действий. Впрочем, как тролль практичный, Тартак долго в простом созерцании пребывать не мог.
   Вот зря говорят, что тролли, мол, о будущем не думают, что они живут сегодняшним днем. Очень даже думают! Пусть и не о далеком будущем, но о ближайшем -- это точно!
   Лохань воды, стоящая в умывальне, Тартака никак не удовлетворяла. Это при такой-то жаре, что стоит в этих местах? Необходимо что-то более радикальное, чтобы и умыться и охладиться. Мысли в голове тролля заворочались и начали принимать все более конкретные формы. Вот если тут и тут загородить этот ручей, то получится неплохой пруд. За ночь воды поднакопится достаточно.
   "Конечно, вода тут не та, что в нашей горной реке, -- размышлял Тартак, ворочая камни и подтаскивая, попавшиеся под руку ветки. -- Но главным свойством она обладает. Она мокрая. А значит, утром можно будет в нее окунуться".
   -- Вот это другое дело! -- довольно пробормотал он, рассматривая готовую запруду.
   Вода уже начала потихоньку набираться.
   -- Завтра утром я приду сюда мыться! -- сообщил он в окружающее пространство. -- Если кто-то порушит мою запруду, я очень рассержусь. Понятно?
   Тишина была ответом на его слова. Тартак удовлетворенно кивнул и направился к домику. Завтрашний день обещал быть хлопотным.
  
   ...Бам, бам, бам....
   Тартак ошеломленно подскочил на кровати и принял сидячее положение. Рука инстинктивно нашарила плицу, стоящую у изголовья.
   -- Они что, очумели? Хартак харак! -- пробурчал он. -- Это же что такое надо было придумать, чтобы оно так противно бамкало? Уж не про это говорил тот, который Тюрон, что это первый колокол. Вот возьму свою палицу, да как бамкну по башке того, кто это придумал!
   Тартак поднялся и в полусонном состоянии потопал по направлению к ручью. Увидев образовавшийся за ночь пруд, он удовлетворенно засопел, бросил на ближайший куст простыню, которой собирался вытереться, и, взревев, рухнул в пруд. Напор воды, вытесненной крупным телом Тартака, сорвал запруду и понес ощетинившуюся ветками кучу вниз по течению. Тролль блаженствовал на дне рукотворного озера, которое через некоторое время превратилось опять в ручей.
   -- Сегодня вечером снова сделаю, -- пообещал сам себе Тартак, яростно вытираясь простыней.
   Подхватив палицу, он направился в сторону столовой. Вот это люди хорошо придумали. Приходи, бери и ешь. Вчера тан Тюрон лично вызвал главного лешего и распорядился кормить Тартака вдоволь. Этот очень мелкий субъект долго приглядывался к Тартаку, потом сказал, что у него не найдется столько пищи, чтобы накормить тролля. Но когда тан Тюрон произнес непонятное слово "ревизия", пища нашлась. Надо будет запомнить это слово, решил Тартак. Наверняка это какое-то заклинание, чтобы отыскать потерянные вещи.
   Тартак уверенно шел к столовой, не обращая внимания на шныряющие под ногами существа. Это пусть они обращают внимание!
   Они и обращали. Люди, и не только они поспешно убирались с его дороги. Тартак был уже совсем близко от столовой, когда на его пути возникли две тонкие девичьи фигурки. Он и на них бы не обратил внимания, как вдруг его ноги оторвались от земли и, несмотря на то, что он продолжал идти к столовой, его отнесло на несколько метров назад. Это еще что такое? Обе девчонки обернулись. Одна, белобрысая, улыбнулась, а вторая, темненькая, послала ему воздушный поцелуй. Вот хвыра нечесаная!
   Тартак нахмурился и, ухватив палицу, решительно двинулся к столовой. Сейчас он этим бабам покажет, как надо обращаться с троллем!
   Ага! Так они садятся рядом с тем столиком, за которым он вчера ел. Это очень кстати!
   Тартак подошел к девушкам и значительно засопел. Но, присмотревшись, немного убавил звук. Та, что белобрысая, оказывается -- эльфийка. С эльфами Тартак лично знаком не был, но всякого о них наслушался. Суть рассказов сводилась к тому, что эльфы могут быть очень вредными существами.
   Вот идешь себе по лесу, никого не трогаешь, веточкой помахиваешь, а тут раз -- появляется этот самый эльф и начинает тебе всякие гадости творить. И ведь что обидно, поймать его невозможно. Сколько ни ловишь, а только гадости и попадаются. А все из-за чего? Им, видите ли, не нравится, что ты веточку сорвал!
   Девушка обернулась и снизу вверх посмотрела на Тартака.
   -- Ты что-то хочешь мне сказать, тан тролль? -- мелодичным голоском прощебетала она.
   -- Я... это, -- неожиданно смутился Тартак. -- Рядом тут сяду.
   -- О, конечно же! Мы будем рады соседству, -- улыбнулась эльфийка. -- Меня зовут Гариэль, а мою подругу -- Аранта. А как обращаться к тебе?
   -- Тартак... Тартак Хоран Банвириус, -- представился тролль. -- Но можно просто Тартак.
   -- Какую ты выбрал специализацию?
   -- Чего? -- оторопел Тартак.
   -- Ну, на кого ты учиться будешь? -- поправилась Гариэль.
   -- Я, вот, боевым хочу стать, -- задушевно пояснил Тартак, усаживаясь за свой столик и пододвинув еще один табурет. -- Я, вон, даже беербока пришиб! Это зверь такой у нас в горах водится.
   -- Ух, ты! -- качнула головой Гариэль. -- Это получается, что мы с тобой будем в одной группе.
   -- Это как? -- не понял Тартак.
   -- Ну, мы тоже будем учиться на боевых магов, -- пояснила Гариэль.
   -- Бабы -- боевые маги? -- недоуменно вздернул брови Тартак.
   -- Не бабы, а девушки, -- тихо поправила Тартака Аранта.
   -- Хм, а ты мне кого-то напоминаешь, -- бросил взгляд на Аранту Тартак и снова обратился к Гариэль: -- Нет. Ты что, серьезно говоришь, что будешь тут учиться? Я имею в виду -- на боевого мага?
   Девушка кивнула с самым деловым видом.
   -- И что в мире делается! -- покачал головой Тартак, прислонив палицу к краю стола и расставляя появившиеся на столе тарелки в правильном порядке. -- Уже и баб в боевые маги берут!
  
   Чтобы вы знали: правильная еда возможна лишь тогда, когда поступает в правильном порядке! То есть надо определить, что за чем бросать в желудок. Это вам любой тролль скажет. Конечно, не всегда можно это сделать. Особенно, когда еда всего одного вида. Тут уж приходится бросать то, что попалось под руки. Но удовольствие от такого приема пищи пропадает.
   Тартак настолько увлекся этим занятием, что прозвучавшая за его спиной фраза: -- Мальчики! Разрешите вас познакомить с одним нашим одногруппником, -- застала его врасплох. Он медленно обернулся и уставился на соседей по столику. Те одновременно гулко сглотнули, когда взгляд тролля остановился на них.
   -- Это Колин ад Бут и Тимон ад Зулор, -- представила парней Гариэль.
   С виду -- так обыкновенные человеческие мальчишки.
   -- Тартак Хоран Банвириус, -- басом прогрохотал тролль, -- можно просто Тартак, -- подумав, заключил он.
   Было видно, что парни несколько растеряны таким оборотом событий.
   -- Так у тебя Дар? -- осведомился тот, кого назвали Тимоном.
   -- Да, -- гордо сказал Тартак. -- Четвертого уровня! Говорят, что я, пожалуй, единственный чистокровный тролль, имеющий Дар. Это мне сказал Велентис. Он тоже маг. Говорит, что учился здесь.
   -- А как ты сюда-то попал? -- заинтересованно спросил Колин.
   -- А вот так и попал, -- вздохнул Тартак. -- Я пошел к вождю и сказал ему, что хочу стать боевым магом. Он долго ржал, потом мы с ним подрались... Когда у меня сросся перелом ноги, а вождю целители вырастили новые зубы, мы снова с ним поговорили...
   -- И снова подрались? -- перебила Аранта, очаровательно улыбаясь Тартаку.
   Тот сделал паузу, некоторое время молча смотрел на Аранту, потом пробурчал:
   -- Вообще-то, когда говорят мужчины, бабы молчат.
   Улыбка девчонки стала напряженной. Из-под верхней губы появились и стали расти белоснежные клыки.
   -- А я не баба!
   Тартак хмыкнул, начисто игнорируя клыки Аранты, которые были уже хорошо видны:
   -- Извини, дорогуша, но на мужика ты что-то не похожа.
   Улыбка исчезла с лица девушки.
   -- А если я сейчас рассержусь? -- тихо спросила она.
   Вот теперь Тартак вспомнил, на кого она похожа. Ну, конечно же! Такие же красные блики в глазах. И зубки тоже такие же.
   Тартак еще раз хмыкнул:
   -- Я один раз уже рассердил одного такого же зубастого, как ты. Здорово тогда мы повеселились! Все пытался меня на зуб попробовать. Ну, шерсти он моей нажрался, а до мяса так и не догрыз! Но от моей дубинки он, шельмец, ловко уворачивался! Не сердись, цыпа! Нам вместе учиться.
   Тартак бросил в рот последний кусок и поднялся из-за стола. Он вспомнил инструкцию, которую ему давал вчера тан Тюрон, и пробасил:
   -- Ну, чего, пошли на площадь? Там сейчас, вроде бы, всех собирают.
   Аранта, прищурившись, смотрела на него. Гариэль успокаивающим жестом положила свою руку на сгиб ее локтя:
   -- Ари, в племенах у троллей действительно женщины не имеют авторитета. Так уж сложилось.
   Тролль кивнул головой:
   -- Да. Хотя, бывало, моя мамаша без авторитета так чехвостила папашу, что он драпал от нее со всех ног, а авторитет несся впереди него!
   Все расхохотались, напряжение исчезло. Тартак закинул палицу на плечо и уверенно двинулся к выходу.
  
   * * *
  
   Мы сидели молча. Я живо вспомнил те дни, когда оказался здесь. Казалось бы, ну, что это значит -- три года? А сколько за это время произошло! Я уже не могу себе представить, что я мог жить без этих ребят.
   Все проблемы решены, точки расставлены. Оканчивается третий курс. Надеюсь, что теперь мы сможем спокойно закончить Школу. Вот только... Как бы со скуки не помереть.
   Ну, ничего! Мы что-нибудь придумаем.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

88

  
  
  
  

Оценка: 6.48*30  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Боевое фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"