Бадулин Константин Владимирович : другие произведения.

Лето 2005

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  Ну а это сбор с лета 2005 года. пишите, если понравится, на мыло - shtirlizzz@yandex.ru всем отвечу! хиппи живут вечно! мы вместе!
  
  
  Продавец
  
  Летним утром солнце светит,
  На базаре я стою.
  Каждому могу ответить,
  Чем сумею - помогу.
  
  Продаю по килограммам
  Счастье, радость и удачу
  Пацанам, мужчинам, дамам,
  Детям, что идут и плачут
  
  Нарасхват идет товар,
  Все счастливые идут.
  Что за сказочный базар:
  Все ко мне рекой текут!
  
  Только через пару дней
  Лица стали повторяться,
  Все опять идут ко мне:
  Хотят снова улыбаться.
  
  А от купленной удачи
  Не осталось даже тени,
  Все опять идут и плачут,
  Чуть не падая на колени.
  
  Человек халяву любит,
  Он такое существо!
  Покупать удачу просто,
  А самим творить слабо?
  
  
  * * *
  Я играю на гитаре на улице своей,
  Пусть завтра мир накроется большой дырой,
  Гитару не оставлю я, хоть убей,
  Я стану, стану рок-звездой!
  
  Но ты не можешь убить рок-н-ролл,
  Пока я жив, он будет играть,
  И ты не остановишь рок-н-ролл,
  И не заставишь гитару молчать!
  
  
  Первый нокаут
  
  Первый нокаут в сером квартале,
  Первый удар, первый страх, первый бой.
  Ты стыдишься себя - тебя напугали,
  Теперь ты не можешь гордиться собой.
  
  Но ты не сломался от той неудачи,
  В следующий раз ты покажешь им всем.
  Упорство твое очень многое значит,
  И в следующей драке тебя ждет успех!
  
  
  Street child
  
  You feel good in the hard situation,
  And your street give you your education,
  You don't think about black and white,
  You was born in the hard street fight.
  
  You're street child.
  
  You never seen the nice light flower,
  You know only strongly power,
  You like this dead's bloody dance,
  You haven't got enought of friends.
  
  You're street child.
  
  
  * * *
  И снова серая погода,
  И тучи лезут мне в окно,
  Как будто хмурится природа,
  Да дождик льет уже давно.
  
  С той стороны кружится ветер
  В крылатом вальсе за окном.
  Ты для меня одна на свете,
  И думаю я лишь о том.
  
  
  Антиутопия
  
  Взором унылым я глянул в окно,
  В грозовом поднебесье кружили вороны,
  Ветер выл в облака, было всюду темно,
  Рвали молнии ночь, что уже без короны.
  
  И в саване дождя все кружился комок,
  Черной ярости, праведной злобы,
  То природа давала всем людям урок,
  Что вся власть у неё, у природы.
  
  
  Бей, барабан!
  
  Бей, барабан, по портретам вождей,
  Бей по их бюстам, дерьму их идей.
  Бей, барабан, по нелепым законам,
  Которые давят на нервы народу.
  
  Бей, барабан, по продажности нашей,
  По том, что страну мы втоптали в парашу,
  По том, что кричим мы о благе народа,
  Да эти идей уходят под воду.
  
  Бей по тому, что зовем мы любовью,
  За что наши деды платили кровью.
  Идиллия в мире, увы, невозможна,
  Она словно порох - с ней осторожно!
  
  Бей по "великим" людям искусства,
  Которые правили в нужное русло,
  По слову вождя, по указу ЦК,
  Да вот коротка оказалась рука.
  
  Бей по проектам, которые долго
  Лежат на столах безо всякого толка,
  По том, что все умные мысли гниют,
  А глупые жить никому не дают.
  
  Бей, друг мой, сильно, без сожаленья,
  Чтоб эти грехи не придали забвенью.
  Бей, барабан, как бы бил по врагу.
  Бей, барабан, я тебе помогу!
  
  
  * * *
  Вечер, за тёмным окном тишь.
  Была, есть и будет.
  Я жду, когда же ты позвонишь,
  Но этого, видно, не будет.
  
  Ведь ты в отъезде уже давно.
  Сейчас ты, наверное, спишь.
  А я надеюсь, глядя в окно,
  Быть может, ты позвонишь...
  
  
  Революция
  
  Да здравствует революция!
  Ветер надежды сильней.
  Да здравствует революция!
  Бей подонков, бей!
  Да здравствует революция!
  Поставим на старом крест!
  Пора бы прогнать коррупцию
  С давно насиженных мест!
  
  Революция!
  
  Но вот прошла революция,
  Отгремела волна за волной,
  Но вот прошла революция,
  И снова настал покой.
  Но вот прошла революция,
  И снова народ в делах,
  Но вновь проросла коррупция
  Уже на новых местах.
  
  Революция!
  
  И снова гремит революция
  На благо страны и людей,
  И снова гремит революция,
  И крики: "Предателей бей!"
  Да здравствует революция!
  Поставим на старом крест!
  Увы, не убить коррупцию:
  Она не покинет насест!
  
  Да здравствует революция...
  Да здравствует замкнутый круг...
  Да здравствует революция...
  Да здравствует замкнутый круг...
  
  
  Пиратская
  
  Ветер смерти рвет паруса,
  Буря застилает мглой глаза.
  Мы идем на восток,
  Там путь торговый по морю идет.
  
  Добыча там хороша.
  Веселись, пиратская душа!
  Жерла пушек чисты:
  Чужому кораблю не избежать беды!
  
  И бьется черный флаг на мачте у меня,
  Не знаю я сильнее корабля:
  Грозный призрак глубин,
  На него пойдет лишь кретин!
  
  Видишь, там чей-то флаг?
  То идет английский фрегат.
  Сейчас пойдем на абордаж,
  Весь наверх экипаж!
  
  Опустить паруса!
  Слышите испуганные голоса?
  На фрегате все орут,
  Сейчас ребята глотки им заткнут!
  
  И бьется черный флаг на мачте у меня,
  Не знаю я сильнее корабля:
  Грозный призрак глубин,
  На него пойдет лишь кретин!
  
  
  * * *
  Прошло свой путь искусство,
  Уходят вдаль его полки.
  Реки великой пусто русло,
  Шаги шедевров далеки.
  
  Прошло и детство, отгремело,
  Ушёл и юношеский спазм,
  В большую жизнь шагнуло смело...
  Теперь уж старческий маразм
  
  Его грызет, съедая разум:
  Искусство доживает век,
  Оно накрылось медным тазом,
  Теперь тупеет человек.
  
  
  Любовь
  
  Плач же, плач над разбитой любовью,
  Смейся тому, что еще ты жив.
  В этой игре за все платят кровью,
  А победивший теряет жизнь.
  
  Наслаждайся своей свободой,
  Пусть отдал за нее покой.
  Позабудь ты про все невзгоды,
  Наша жизнь - сплошная боль.
  
  Позабудь ты, мой друг скорее
  Глубину роковых её глаз,
  Тех, которые неба синее:
  Этот омут, увы, не для нас.
  
  И остался в далёком прошлом
  Тот божественный взмах руки.
  И теперь, увы, невозможно
  Ангельские видеть черты.
  
  Потерял ты цель своей жизни,
  Но, возможно, найдёшь её вновь.
  Ты проиграл, и поэтому выжил,
  Умерла для тебя любовь.
  Пивной ларек
  
  Покажу вам место чудесное.
  Каждый его любит посетить.
  Пиво продают там прелестное:
  Как такое место не любить?!
  
  Путь к нему не близок, не далек,
  Он стоит не низок, не высок,
  Он стоит не узок, не широк
  На перекрестии дорог
  Пивной ларек.
  
  Происходят там все события,
  Постоянно там толкотня.
  Ежедневно пива распитие,
  Вот куда уж тянет меня!
  
  Путь к нему не близок, не далек,
  Он стоит не низок, не высок,
  Он стоит не узок, не широк
  На перекрестии дорог
  Пивной ларек.
  
  
  Жертва
  
  Я по белому снегу уходил от погони,
  От видений, от мыслей, от яда их жал,
  От конвульсий надежд, их предсмертных агоний
  Я по белому снегу бежал.
  
  Я бежал от тоски, бежал от мучений,
  Бежал, не глядя назад.
  Меня догоняли смутные тени,
  И бил в спину грозный взгляд.
  
  Струны небо царапали,
  Капли крови всё капали
  С бритвы у окна...
  Ещё одна
  Жертва...
  
  Может быть, кто-то другой путь укажет,
  Другую дорогу найдёт,
  Быть может, он мне тропинку покажет,
  Которая к счастью ведёт.
  
  Только я пока не вижу дороги:
  Всё бездорожье вокруг.
  Меня уже не держат ноги,
  И бритва скользит из рук.
  
  Струны небо царапали,
  Капли крови всё капали
  С бритвы у окна...
  Ещё одна
  Жертва...
  
  
  Без тебя...
  
  Я без тебя
  Как будто капля без дождя,
  Как предложение без точки,
  Как рассказ без строчки,
  
  Я без тебя
  Как будто свечка без огня,
  Как будто птица без крыла,
  Как будто окна без стекла,
  
  Я без тебя
  Как будто сёдла без стремян,
  Как телефон без проводов,
  Как песня с недостатком слов,
  
  Я без тебя
  Как будто искры от огня:
  Я улетаю
  И без тебя я таю,
  
  Я без тебя
  Как будто рваная струна,
  Как одинокая луна,
  Как полумертвая звезда,
  
  Я без тебя
  Как буква "А" без буквы "Я",
  Как будто парк, где нет травы,
  Как будто древо без листвы.
  
  Я без тебя
  Как дворец без короля,
  Как будто дом, где нет окон,
  Как будто церковь без икон.
  
  Я без тебя...
  
  
  
  
  
  
  Не сложилось...
  
  Сидит мой друг и плачет: "Не сложилось!"
  Мол, в жизни ни хрена не получилось.
  "Хотел я в жизни счастия добиться,
  Ну а теперь уж лучше застрелиться!"
  
  Тут в голову приходит мне вопросик вот такой,
  Элементарный и совсем простой:
  Ведь, если не сложилось, это значит,
  Что складывать нужно иначе!
  
  
  Кто я такой?
  
  Я сам из тех, кто мог идти,
  Но не идет уже давно,
  И я давно сошел с пути,
  Но мне, признаться, все равно.
  
  Моя гитара вечно врет,
  И в песнях слышу только фальшь,
  Я делаю что-то не то,
  И счастья нет, есть лишь мираж.
  
  Зачем же жить, зачем страдать,
  И находить, чтоб вновь терять,
  Зачем играть, чтоб побеждать?
  И побеждать, чтоб проиграть?!
  
  Чтоб проиграть в последний раз,
  В тот самый роковой момент,
  Когда судьба толкает нас
  За ту черту, где жизни нет.
  
  Но, видно, такова судьба -
  Искать ответ мне на вопрос,
  Который мучает меня:
  Зачем же я? Кто я такой?
  
  
  Дороги
  
  Две мне родных полоски лыжных
  На две железных поменял -
  Они тверды, словно булыжник,
  Не лыжи - поезд мчит меня.
  
  Потом была и автотрасса
  В пыли и грязи городской.
  Она была совсем ужасна -
  Шумна, да пыли столб густой.
  И, независимо от масти,
  Дорога ставила вопрос:
  Свой путь не вижу я в ненастье,
  Он тернием давно зарос.
  
  
  Друзьям
  
  Я думаю о вас, мои друзья,
  Я вспоминаю, вспоминаю ваши лица.
  Мы разлетимся завтра, кто куда -
  Ничем не связаны, свободные, как птицы.
  
  Но неужели распадется наш союз
  "Великолепная четверка"?
  Да, это будет тяжкий груз,
  И боль - горизонтальная восьмерка.
  
  
  Ветер городской
  
  С ним на скамейке мы сидели,
  С ним пиво пили, песни пели,
  С ним мы смеялись, с ним любили,
  С ним расставались, с ним дружили.
  
  С ним мы с уроков удирали,
  С ним вместе под руку гуляли,
  С ним по окраинам бродили,
  И по ночам мы с ним кутили.
  
  Свободный ветер городской,
  Ты завладел моей душой.
  И пусть с окраин он летит,
  Пусть у него нетрезвый вид,
  Но я люблю свободный ветер городской.
  
  
  * * *
  Вот шум ветвей зовет меня,
  Поют цикады за окном,
  Но только рядом нет тебя,
  И мне не мил стал этот дом.
  
  
  * * *
  Учили в школе нас твердить всем дружным хором,
  Что "repetitio est mater studiorum",
  Теперь же лето на дворе, а это значит -
  Пошло бы это все к ядреной mater!!!
  
  
  Одиночество
  
  Одиночество, рухнув холодною глыбой,
  Придавило меня, вокруг все застыло.
  Смотрело в глаза мне взглядом шакала,
  Демоническим смехом оно хохотало.
  
  И только надежда на скорую встречу
  С тобой, дорогая, раны мне лечит,
  Помогает забыться подобием сна,
  В котором мне снишься лишь ты и весна.
  
  
  Скука
  
  Лежу. Мне скучно. От безделья
  Плюю я в белый потолок.
  В башке моей следы похмелья,
  Да рифмы недопетый слог.
  
  Мне делать нечего. Тоскливо
  Смотрю в оконное стекло,
  И вижу, как неторопливо
  Бьет муха сонная в него.
  
  А воздух - хоть рукой потрогай -
  Густой он, плотный, как кисель.
  Пробиться сквозь него не может
  Шальная мыслей канитель.
  
  Всё надоело, мне б водички,
  Но лень свой зад мне оторвать.
  Уж от жары замолкли птички,
  И мне от скуки помирать.
  
  
  Будильник
  
  Ночь, спокойствие в округе,
  Спит безмолвно вся страна.
  Ночь на веки свои руки
  Наложила всем для сна.
  
  Но внезапно рой москитов
  Налетел из темноты.
  Раз удар, другой - все мимо,
  Не попасть по ним, увы!
  
  Просыпаюсь с жуткой болью
  Я в обоих кулаках,
  Зато очень я довольный -
  Я разбил будильник в прах!
  Высоцкому
  
  Нам не хватает голоса его,
  Прокуренного, волевого.
  Один он знал, почем чего -
  Великий мастер слова.
  
  И лишь с пластинок говорит
  С нами его великий дух,
  Он правду ревностно хранит -
  Навечно верный друг...
  
  
  Поп-менестрель
  
  Певец любви слюнявой и пошлого дерьма,
  Таких штампует каждый день великая страна.
  Встают попсовые ряды, встают, как на подбор,
  Я, по закалке рокер, положил на них прибор.
  
  Розовый насквозь, с головы до пят,
  Толкает он народу музыкальный суррогат,
  Аршинными лапищами в карман к себе гребет,
  И вместе с песнями своими разом и помрет.
  
  Розовой плесенью покрылась вся страна,
  Попсовым маскарадом управляет сатана,
  А сцену превратили в продажную панель,
  Фальшиво заливается попсовый менестрель.
  
  У них, брат, шоу-бизнес, такие вот дела,
  Здесь важно, чтоб фанера тебя не подвела.
  Смазливой рожей вышел - беги скорее к ним,
  Пока народу нравится, пой им о любви.
  
  Тебя вопрос замучил, о том, что есть душа?
  Ну ты, пацан, и фраер, не понял ни шиша!
  Пока народу нравится - езди по ушам,
  Но помни - ты работаешь лишь себе в карман.
  
  Розовой плесенью покрылась вся страна,
  Попсовым маскарадом управляет сатана,
  А сцену превратили в продажную панель,
  Фальшиво заливается попсовый менестрель.
  
  И это вот искусство? Смотри, старик, на них -
  Чем он пошлее вертится, и чем пошлее стих,
  Тем круче от него фанатеет вся страна -
  Свинье милей параша, где через край дерьма.
  
  А я проснулся утром и в зеркало взглянул,
  И, с тяжким чувством на душе, тоскливо хохотнул -
  Я рокер, под глазами от пива синяки,
  И хайер мой не знал парикмахерской руки.
  
  Розовой плесенью покрылась вся страна,
  Попсовым маскарадом управляет сатана,
  А сцену превратили в продажную панель,
  Фальшиво заливается попсовый менестрель.
  
  
  * * *
  Я был на море теплом, что ж?
  Спокойно, тихо и светло,
  Но мне милей родные снеги,
  Где нету места теплой неге,
  Где до последней, до "омеги"
  Война ведется за тепло.
  
  Да, мне милей простор холодный,
  В котором часто, ежегодно
  Толкуться льды, летят снега,
  Поет холодная пурга.
  Быть может, где-то я не прав,
  Но сын снегов я благородных.
  
  
  * * *
  И в наших северных широтах,
  Среди мороза и снегов,
  Рождаются цветы-красоты,
  И нету лучше тех цветов.
  
  Простая скромность заполярья,
  Скупые краски и цвета,
  В блистаньи северных сияний
  Их оживает красота.
  
  На них смотреть, не отрываясь,
  Можно с рожденья до конца,
  Бесперестанно удивляясь
  Простым, но красочным цветам.
  
  
  Анатомия
  
  С самого начала века,
  Все гадали о смысле жизни,
  О строении человека,
  Об егойном организме.
  
  Вот возьмем меня, к примеру,
  Я устроен очень просто -
  Внутри сосуд больших размеров
  Для вливанья различных тостов.
  
  В голове пустое место,
  Я не знаю, для чего.
  Наверное, чтобы не было тесно
  Мухе, если влетит в него.
  
  На душе разметка грифа,
  Вместо нервов - стальные струны,
  За спиною музы крылья,
  Да в кармане ломтик лунный.
  
  
  * * *
  Если видел озеро тумана
  Ты на поле в предрассветный час,
  То сказать ты можешь без обмана,
  Что был счастлив - просто, без прикрас.
  
  Если воздух северный ты, свежий,
  Уж вдыхал - в лесу, иль на лыжне,
  Не кричи, мол, ты еще и не жил -
  Уже сильно повезло тебе.
  
  Если ночью хоть разок ты слышал,
  Как поет сверчок в большой траве,
  Когда звуков нет, и лишь колышет
  Ветер шторы на твоем окне,
  
  Если девушка с тобой стояла рядом -
  Это дивное создание небес,
  Разве то не высшая награда,
  Разве хочется еще каких чудес?
  
  И нужна ли тебе будет слава,
  А нужны ли деньги и чины,
  Если хоть разочек наполняло
  Душу чувство непомерной глубины?
  
  
  Пешка
  
  Да, судьба сложилась так,
  Что пешка я, но тот дурак,
  Кто скажет мне, что роль моя ничтожна.
  
  Да, ростом я невелика,
  Но разве ж в этом есть беда?
  И мною королю поставить мат возможно.
  
  А умный шахматист - ведь он
  Специально для того рождён,
  Чтоб приносить войскам своим победу.
  
  Умело управляя мной,
  Используя талант весь свой,
  Достанет он себе победу эту.
  
  Игра ведется не на жизнь,
  Давай, мой друг, крепче держись,
  Быть может, мы когда-нибудь сумеем
  
  Разбить противника полки,
  Быть может, нам это с руки,
  Быть может, мы за жизнь это успеем.
  
  Большая сила скрыта в них,
  В таких фигурках небольших,
  Но дремлет до поры она лениво.
  
  Быть может, мы сойдем с пути,
  Так не сумев его пройти,
  Но главное - суметь уйти красиво!
  
  
  Я не люблю...
  
  Я ненавижу войны, я ненавижу страх,
  Я не люблю, когда людей содержат в лагерях,
  Я ненавижу автоматы, ружья и штыки,
  Я ненавижу построенья, отряды и полки.
  
  Я не люблю, когда полету мешает потолок,
  Я ненавижу, когда кто-то нажимает на курок,
  Я не люблю, когда решетка мешает видеть мир,
  И мне не по душе, что жизнь по сути - тир.
  
  
  * * *
  Я в темноте июльской ночи
  Брожу по парку в тишине,
  А фонарей желтые очи
  Дорогу освещают мне.
  
  Как я хотел бы видеть рядом
  Не тень свою, а лишь тебя,
  Хотел бы провожать я взглядом
  Тебя в ночи сквозь тополя.
  
  
  Романтики
  
  Звездная высь, луна в ясном небе
  Сияет одна, ночной птицы щебет
  Звучит в тишине, ей цикады ответят,
  Листвой на деревьях играется ветер.
  
  А где-то вдали, на развалинах замка
  Сидит старичок, и играет шарманка.
  Он тоже романтик, он слушает звезды,
  Шарманкой своей подгоняет он грезы.
  
  А я же сижу, обнимая гитару,
  И в голову лезет романс очень старый,
  Я струны поглажу - касанье приятное,
  И хочется так мне объять необъятное!
  
  
  * * *
  Солнце закатом пылает,
  Птицы в деревьях поют,
  И никто на планете не знает,
  Как сильно тебя я люблю!
  
  Деревья рассветы встречают,
  Будит ветер зарю,
  И это не помешает
  Сказать мне: "Тебя я люблю!"
  
  Пташка где-то щебечет,
  И в плавании быть кораблю.
  В момент нашей будущей встречи
  Скажу я: "Тебя я люблю!"
  
  
  Почтальон
  
  Почтальон, принеси мне письмо,
  Чтобы с ним появилась удача,
  Чтоб оно привело с собой счастье,
  Чтобы стало на сердце светло.
  
  Принеси, почтальон, телеграмму,
  Чтоб нашел бы я в ней утешенье,
  Всех своих прегрешений прошенье,
  И везенья нашел килограммы.
  
  
  * * *
  Очень здорово сажать деревья,
  Надеясь сорвать когда-нибудь плот,
  Хорошо писать стихотворения
  В надежде, что кто-то прочтет.
  
  
  
  Аккордеон
  
  О чем поет аккордеон
  В глухой ночной тиши?
  Сказать нам может только он,
  Да что-то не спешит.
  
  Печальный звуков перебор
  Сказал, что он грустит,
  Он вспоминает старый двор,
  Душа его болит.
  
  И на войне он побывал,
  Он видел кровь и боль,
  Солдат клавиши ласкал
  Уставшею рукой.
  
  Теперь солдата больше нет...
  А этот инструмент
  Теперь терзает старый дед,
  Он был на той войне...
  
  И с тем солдатом он сидел
  В окопе под огнем,
  И заворожено глядел
  На тот аккордеон...
  
  
  Место под солнцем
  
  Задолбали собачьи законы,
  Задолбала собачья жизнь,
  Я хочу получить свободу,
  Свободную жизнь прожить!
  
  Задушу свою грусть струною,
  Утоплю ее в красном вине:
  Не люблю, когда за спиною
  Черная гостья стоит во мгле.
  
  Отдай мне мое место под солнцем,
  Иначе я возьму его сам!
  Отдай мне мое место под солнцем,
  Я ведь за делом не полезу в карман!
  
  Я свободен, как птица без крыльев,
  Я свободен, как раб в кандалах,
  Солнце есть, но его не видно,
  Счастье близко, но не в руках.
  
  Я сижу в закрытой клетке,
  Не могу открыть засов,
  Я мог бы достать райские ветки,
  Но мешают цепи оков...
  
  Отдай мне мое место под солнцем,
  Иначе я возьму его сам!
  Отдай мне мое место под солнцем,
  Я ведь за делом не полезу в карман!
  
  
  Милая
  
  Милая, стань небом,
  Я стану звездой.
  Жизнь будет радостной негой
  С тобой, с тобой...
  
  Милая, стань морем,
  Я стану водой.
  Мы будем вместе на воле
  С тобой, с тобой...
  
  Милая, стань облаком,
  Я стану дождем,
  Мы полетим над городом
  Вдвоем, вдвоем...
  
  Милая, стань полем,
  Я стану травой,
  Милая, стань полем,
  А лучше останься собой...
  
  
  Игра
  
  Сколько лет
  Я стою на краю,
  Танцую в огне,
  И в пропасть лечу.
  
  Не знаю, что ждет
  Меня за углом:
  То пуля, то ствол,
  То в спину ножом.
  
  Одно я знаю, и знаю точно -
  Что это все всего лишь игра,
  В которой все недостаточно прочно,
  Это игра, плохая игра!
  
  Сколько дней
  Я куда-то бегу,
  Загоняю коней,
  Смотрю в темноту.
  
  Иду наугад,
  Не зная пути:
  Шаг вперед, два назад -
  Сколько ж мне еще идти!?
  
  Одно я знаю, и знаю точно -
  Что это все всего лишь игра,
  В которой все недостаточно прочно,
  Это игра, плохая игра!
  
  
  * * *
  Я дышал в сигаретном дыму и винном угаре,
  А в мозгу зарождалась и лезла идея на свет:
  Не могу я смотреть на эти пьяные хари,
  Почему же я с ними сижу, кто даст ответ?
  
  Почему же я пью вместе с ними холодное пиво?
  И зачем заливаю я сверху все это вином?
  Почему жизнь хочу я прожить хорошо и красиво,
  Ну а сам потихонечку опускаюсь на дно?
  
  
  Поход
  
  Снова я собираю свой походный рюкзак,
  Можешь меня не искать:
  Завтра я уйду, не знаю, куда,
  И путь никто не сможет указать.
  
  По тропе я пойду вслед за тенью листа,
  Что с березы упал на траву.
  Этот лист подхватила ветра рука,
  Вот я ветер пойду и найду.
  
  А тропинкой мне будет служить млечный путь,
  Фонарями будут звезды светить.
  И с того пути мне уже не свернуть,
  И в пути мне всю жизнь прожить.
  
  Снова поход, собран рюкзак,
  Вновь тропа зовет в никуда,
  По ней я пойду ветер искать.
  Наверное, найду, но когда?
  
  
  Беседа с иноком
  
  В беседе интересной сказал раз инок мне:
  "Вся наша жизнь мирская есть служенье сатане.
  Ты, если хочешь заслужить прощенье за грехи,
  Оставь в миру все то, что знал, иди на брег реки.
  
  Стоит там дивный монастырь, и белая стена
  Среди нерубленых лесов, как маячок видна.
  Оставь мирскую свою жизнь, и Богу послужи,
  Духовным подвигом своим прощенье заслужи."
  
  
  * * *
  За светлым будущим все шли,
  Боролись в пух и прах,
  Терпели крах
  И зуд в мозгах,
  И раненых несли.
  
  Да только вот народ теперь
  Неприхотливый стал:
  Им хлеба дал,
  Им зрелищ дал,
  И водочки налей.
  
  И мы не в силах оценить
  Светлейших перспектив:
  Мы на разлив
  Различных див
  Торопимся вкусить.
  
  
  Тебе
  
  Снова просыпаюсь я,
  Снова вспоминаю тебя,
  И не смогу уже больше уснуть...
  Не смогу забыть профиль твой,
  Близкий и всегда мне родной,
  И до утра буду время тянуть...
  
  Сердцем я к тебе прирос,
  Расставаться больно до слез,
  Но не могу ничего изменить...
  Встану у окна, помолюсь,
  Выпью за тебя, зарекусь,
  И снова сна оборвется нить...
  
  Снова голос твой слышу я,
  И в ночи я вижу тебя:
  Издалека машешь ты мне рукой...
  Только ты сейчас далеко,
  С мыслью этой жить нелегко,
  Как я хотел бы быть рядом с тобой...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"